Роберт Тодаро: другие произведения.

Нарушенный договор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Роберт Тодаро
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Филлипу Воэну с братской
  любовью посвящается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  Беверли Хилз, Калифорния. Сентябрь 1929г.
  
  
   Подводные огни придавали плавательному бассейну мерцающий, бирюзо-
  вый отблеск. Аромат множества цветущих цветов наполнял воздух благоу-
  ханием. Над головой холодный свод темноты пылал от сияния звёзд, начи-
  ная от радужной луны с яркой Венерой и заканчивая едва видимыми светло-
  голубыми пылинками далёких звезд.
   Дек Кларк, которого считали одним из самых талантливых кинорежиссё-
  ров Голливуда, стоял возле распахнутой двери спальни. Задний двор был
  окружен высокой кирпичной стеной, которая была увита живой изгородью
  и это придавало некий оттенок секретности.
   - Дек? - окликнул его женский голос из затемненной спальни.
  Дек обернулся к ней и, увидев, что она обнажена, с восхищением вздохнул.
  Он никогда не переставал восхищаться Кэти Стар, хотя на первый взгляд
  она казалась тихой и спокойной, даже робкой. Но порой она могла источать
  такую дикую сексуальность, что это действовало на всех мощно и возбужда-
  юще. И вот из-за этой своей особенности, Кэти Стар, стала одной из самых
  популярных кинозвёзд Голливуда.
  - Да, - ответил Дек
  - Как тебе это нравится? - спросила Кэти. Она, поддразнивая его, подняла одну ногу, повернулась к нему боком и, выставив одну руку вперед, застыла в
  позе статуи.
  - О, да, - ответил Дек, кивая головой, - Мне нравится. И даже очень, очень.
  - Почему же ты мне не покажешь, как сильно тебе это нравится?
  Кэти подошла к кровати и легла на неё, положив одну руку под голову, а другой застенчиво прикрыла свое " интересное место ".
  - Что ты делаешь? Ты что-то от меня прячешь? И ты думаешь, что ты смо-
  жешь удержать меня от этого? - спросил Дек.
  Кэти улыбнулась.
  - О нет, если бы я решила что-то спрятать от тебя, то я бы сделала вот это...
   Она перевернулась на живот и его взору открылись округлые ягодицы и прекрасный изгиб спины.
  - Видишь? Вот теперь я спрятала от тебя действительно всё.
  - Да, это так, - Дек распалялся всё больше и больше, - Если бы ты попыталась
  удержать меня, то это действительно то, что нужно было сделать. Но, хотел бы я знать, кого интересует такое зрелище?
   Дек лёг на кровать сзади неё и поцеловал в обнажённое плечо. Затем он провёл кончиками пальцев вдоль её спины. Кэти задрожала от возбуждения и повернулась лицом к нему:
  - Так лучше?
  - О, безусловно.
  - Скажи это, Дек!
  - Я люблю тебя.
  - Больше всего. Скажи " больше всего"
  - Я люблю тебя и хочу тебя больше кого-либо и чего-либо в моей жизни.
  - Докажи мне это, - приказала она, устраиваясь под его тяжелым телом, -покажи мне как сильно ты хочешь меня.
  - Я хочу тебя вот так, - сказал он, направляя её руку к себе, чтобы пока-
  зать свою возбуждённость.
  - О, да! - простонала она, как только он вошёл в неё, - это то, что я хотела. О,
  да! Да! Да!
  
  
  * * *
  Кэти выудила сигарету из мятой пачки на ночном столике. Она выкурила уже пол сигареты, когда Дек вышел из ванной. Он был полностью одет, за исключением жакета, который аккуратно висел в шкафу Кэти. Он отправился
  за ним.
  - Ты должен идти прямо сейчас?
  - Уже за полночь.
  - И что с того? Твой Дузенберг превратится в тыкву? - спросила Кэти. Дек глупо хихикнул.
  - Нет, - он снял жакет с вешалки и встряхнул его пару раз, - Но зато Тамара превратится в ведьму.
  - Я помню, ты говорил, что твою жену не заботит, чем ты занимаешься после свадьбы.
  - А её и не заботит.
  - Тогда почему ты не останешься на ночь?
  - Её не волнует, что я делаю, но её волнует, как это выглядит. Мы должны поддерживать маску счастливого брака.
  - Я понимаю, - ответила Кэти таким тоном, что было видно, что ей ничего не понятно.
   Дек повесил жакет на спинку стула, затем сел на кровать и дотронулся до неё. Кэти была всё еще обнажена. Она взяла его руку и положила себе на грудь. От прикосновения её сосок затвердел, и он вновь почувствовал желание. Это было так возбуждающе, что он, отбросив всю свою предосторо-
  жность, снова забрался к ней в кровать.
  - Мне кажется, что ты всё-таки не до конца понимаешь всей ситуации , - он вздохнул, - я не совсем, конечно, в этом уверен. Я надеюсь, что ты понимаешь, что я действительно тебя люблю. Я ограничен определенными рамками, я должен вести себя определенным образом, следовать специаль-
  ным правилам. Но не смотря на все эти рамки и правила , в моей жизни есть место только для тебя. Ты мне веришь, не так ли? Пожалуйста, скажи мне , что ты веришь мне !
  - Да, - ответила Кэти, - я верю тебе.
  - Хорошо, - сказал Дек вставая и подходя к стулу с жакетом, - Это очень важно для меня, что ты понимаешь то, как сильно я тебя люблю.
  - И я люблю тебя, - ответила Кэти.
  - У нас есть наша любовь, и никто не сможет отнять её у нас.
  - Дек?
  - Да?
  - Почему ты не сказал мне, что будешь ставить "Аэродром"?
   На мгновение Дек замер, затем он надел свой жакет. Повернувшись к ней, он спросил:
  - Откуда ты это узнала?
  - У меня есть глаза и уши в офисе Сида Фридмана. Это правда? Ты собираешься ставить фильм?
  - Да.
  - Но, Дек, я думаю это просто прекрасно! - воскликнула Кэти, - Но почему ты не сказал мне об этом? Ты же знаешь, как важен для меня этот фильм. Это будет впервые, когда мы будем работать вместе!
  - Я, м-м, меня попросили держать это в секрете.
  - В секрете?
  - Да, до тех пор, пока Сид не сделает официальное сообщение.
  - Хорошо, дорогой, но почему нужно было держать это в секрете от меня? Ты боялся, что я созову репортёров и всё им растрезвоню? - Кэти бросила окурок на землю, - Я так рада за тебя... за нас ! Но я не могу поверить, что ты мне не сказал.
  - Ну, я ... просто думал, что лучше было бы не говорить, вот и всё.
  - О, я понимаю. Ты просто сладкий, красивый и глупый мужчина. Ты боишься, что если мы будем работать в этом фильме вместе, то это отразить-
  ся на наших отношениях, не так ли?
  - Кэти, так уже бывало в прошлом. Двое людей очень сильно любят друг друга, но напряжение и давление от работы в одном фильме могут развести их в разные стороны.
  Кэти, всё ещё обнаженная, встала с кровати и подошла к Деку. Она обвила руки вокруг его шеи и поцеловала в губы. Когда она откинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, её тело выгнулось так, что прижалось к нему.
  - Дорогой, знаешь ли ты, что это никогда не случится с нами? Ты режиссёр, я актриса. Я знаю, что такое подчиняться приказам. И к тому же, я не прима-
  донна. Ты можешь спросить об этом у любого режиссёра, который работал со мной.
  Мягко , но настойчиво, Дек освободился из её объятий.
  - Послушай. Я действительно должен идти, если мы не хотим, чтобы Тамара затянула на мне петлю.
  - Хорошо, - сказала Кэти, - Беги к своей маме, маленький мальчик.
  И хотя в её словах была жалящая острота, она непринужденно сопроводила их улыбкой:
  - Я буду ждать тебя здесь, когда она позволит тебе пойти поиграть вновь.
  Дек улыбнулся:
  - Отлично. Когда я начну подбор актеров, ты первая, кого я приглашу.
  - И все же это отлично, что именно ты режиссер "Аэродрома". Не смотря на то, что ты думаешь, я считаю, что это будет замечательно для нас иметь такой шанс работать вместе.
  Дек надел шляпу и сказал:
  - Увидимся завтра вечером на банкете, при вручении Макси.
  - Макси , - Кэти тяжело вздохнула, - Зачем ты только мне напомнил? Я уже забыла об этом и была так счастлива
  - Почему ты так говоришь? - спросил Дек с удивлением.
  - Уф-ф, вы забыли мистер Кларк, что я уже два раза номинировалась на Оскар. В прошлом году я сидела там, улыбалась и притворялась как я счастлива за Джанет Гэйнор. В этом году я скалилась от радости за Мэри Пикфорд. Мне казалось этого достаточно для одного года, но нет, я номини-
  руюсь опять и я должна пройти через это испытание еще раз.
  - Да, ты же знаешь, что они говорят. Третий раз это просто шик!!! Кто знает? Может быть ты выиграешь. Ты ведь будешь там, не так ли?
  - Конечно. И как мне кажется, ты тоже не сможешь остаться в стороне. Но я хочу сказать тебе , что я не собираюсь упустить свой шанс на этот раз.
  - Я буду болеть за тебя,- Дек остановился у двери и послал ей воздушный поцелуй,- Я закрою дверь снаружи, тебе даже не придется вставать.
  - Хорошо,- ответила Кэти задумчиво.
  
  
   * * *
  Мощные лучи прожекторов освещали ночное небо, пока измотанные полицейские отчаянно пытались свистками и своими жезлами остановить поток движения по направлению к ресторану Топ Хэт. Медно-полированное крыльцо ресторана было перекрыто красными вельветовыми веревками, чтобы удержать толпу киноманов, которые столпились на тротуаре, желая взглянуть на то, что происходит внутри.
  Это было одно из самых важных событий года. Более часа по красному ковровому покрытию к дверям ресторана стекались лимузины. Всё это происходило в благоговейной тишине, отдавая тем самым дань уважения самым богатым и самым известным звёздам Голливуда. Когда прибыл последний гость, двери ресторана закрылись, отрезав тем самым любопыт-
  ную публику. Только самая элита была представлена в освящённом банкетном зале. Тем временем, внимание всех присутствующих было сосредоточено на президенте Гильдии Кинофильмов, который в это время стоял на подиуме и обращался к аудитории.
  Гильдия Кинофильмов была одной из самых влиятельных организаций в киноиндустрии, хотя главный конкурент, Академия Киноискусств и Науки, имела свою премию, Премию Академии, во всем мире она больше всего известна как "Оскар".
  Гильдия Кинофильмов сделала попытку противостоять Оскару своей собственной премией. Это было в первый год, когда появилась "Кинопремия за Превосходство", или же, как хотела Гильдия, её стали называть "Макси".
   "Макси будет единственно престижной премией в области киноиндустрии", заявлялось в рекламном проспекте Гильдии. "Это одна единственная премия, которой награждается только один человек раз в год". Было это сделано в противовес Оскару, премии которого вручались стольким многим победителям, что имена всех нельзя было запомнить без специальной программки.
   Несколькими минутами ранее, для представления победителя этого года, перед публикой предстал президент Гильдии.
  - Историю человека, которого мы чтим сегодня, можно действительно назвать Американской мечтой, - заявил он, - Если хотите, можно назвать это фильмом. Некоторые бегут подальше от очарования и блеска Голливуда. Но это не наш герой. Этот человек родился с огромным желанием стать кинозвездой. Теперь представьте, этот человек садится на поезд и едет через всю нашу огромную страну, мало представляя о том, что его ждет впереди. И вот, оказавшись здесь, он проходит испытание кинопроб.
   Здесь говоривший сделал паузу и оглядел всех присутствующих в зале:
  - Я понимаю, что мало кто из вас знает, что это такое на самом деле,- заявил он, вызвав тем самым у присутствующих смех, - А затем произошло что-то волшебное. Немного звездного света тут, немного пыли эльфа там, и взмах кисточки ангельского крыла превратил эту молодую, застенчивую, полную надежд девушку в одну из самых очаровательных и обожаемых звёзд Голливуда. Леди и джентльмены, с большой гордостью, я, как президент Гильдии Кинофильмов хочу объявить, что обладателем премии Макси этого года является никто иная, как... мисс Кэти Стар!
   Весь зал взорвался шумом и оглушительными аплодисментами. За отдельным столиком, где сидела Кэти со своими приближенными, поднялся Дек Кларк, потом другой, затем ещё один. Все присутствующие поднялись со своих мест и приветствовали Кэти громкой овацией.
  - Кэти, дорогая, мы так гордимся тобой,- поздравила победительницу Тамара Уэллес. Тамара была не только женой Дека, но и считалась признанной звездой. Хотя прошло уже достаточно времени с момента выхода её последнего фильма, но благодаря своей популярности среди кинопублики, она оставалась человеком огромного влияния. Ходили слухи, что она владела самым большим пакетом акций кинокомпании Гэлэкси Пикчерс и Кэти не без оснований полагала, что этот слух является правдой.
   Подбадриваемая публикой, Кэти Стар взошла на подиум, её глаза блестели от слез. Дождавшись пока утихнут аплодисменты, и присутствующие займут свои места, она произнесла в микрофон:
  - Это просто кошмар какой-то. Я очень признательна вам за то, что вы признали мою работу самой достойной. Спасибо, леди и джентльмены. Большое вам спасибо от всего сердца.
   И вновь раздались аплодисменты и приветствия, пока Кэти возвращалась на свое место. Тем временем оркестр выводил туш "Прекрасная Кэти", посвященный героине сегодняшнего вечера.
   Вместе с Кэти за столиком сидело несколько кинозвезд и представителей Гэлэкси Пикчерс. Глава студии, Сид Фридман, аплодировал громче и дольше всех.
  = Отлично, Кэти, - сказал он, пододвигая ей стул, - Я, конечно, понимаю, что это твоя личная победа, но надеюсь, что ты не будешь настолько эгоистичной и позволишь мне немного погордиться за тебя. После всего произошедшего, ты самая яркая звезда Гэлэкси.
  - Спасибо, - ответила Кэти. Она передала трофей, кристальный обелиск, обвитый золотой кинокамерой, Лари Кохену, который с очарованием в глазах смотрел на него. Затем Лари передал награду Бенни Голду. Лари Кохен и Бенни Голд были членами совета директоров Гэлэкси Пикчерс. Некоторое время они с восхищением рассматривали "Макси", а затем отдали другим сидящим за столом.
  - Я позволю любоваться вам... так долго, насколько вы будете помнить, кому принадлежит награда, - произнесла Кэти.
  - Ха! Нет проблем,- воскликнул Сид,- Как, наверное, ты сейчас гордишься собой!
  - Я действительно горжусь, хотя, должна честно признаться, я не совсем понимаю, почему выбрали именно меня. Здесь так много других актеров и актрис, чей вклад в киноиндустрию намного больше чем мой.
  - Отлично, просто великолепно! Не так ли? - воскликнул, смеясь, Сид - Если это не каприз, то я ничего не понимаю в нашем деле. Как еще можно объяснить слова нашей звезды?
  - Как объяснить? Ну, вы же слышали нашего президента? - спросил Лари - Свет звезды там, пыль эльфа тут и крылья ангелов.
  - Вот именно, - согласился президент, который в этот момент подошел к ним, - Могу я присоединится к вашему столику?
  - Конечно же, - ответил Сид, - Джордж, приготовь нашему президенту стул.
  - Хорошо, мистер Фридман, - ответил молодой человек.
  - Должна признаться, что получение Макси, большая честь для меня, - призналась Кэти, - Но я не собираюсь отдыхать и почивать на лаврах. Я надеюсь еще многого добиться.
  - Я тоже на это надеюсь, - ответил президент Гильдии, - Твои поклонники будут просто требовать это от тебя.
  - О, она многого добьется! У меня сейчас есть две, три горяченькие роли, я думаю, они как раз для нее, - начал расхваливаться Сид.
  - Держи свои горяченькие роли при себе, если хочешь. Но должна сказать вам, что сейчас, я не могу ни о чем думать кроме "Аэродрома". Мне кажется, что нет никаких сомнений, что роль Молли Тремэйн создана как будто специально для меня. А теперь, когда я знаю, кто режиссёр фильма, я просто горю желанием сниматься в этом фильме.
  Произнеся это, Кэти многозначительно посмотрела на Дека Кларка, который вдруг нашел что-то интересное в своей тарелке. Тамара же наоборот, пристально смотрела на Кэти и самодовольно улыбалась.
  - В чём дело, Сид? - спросила Кэти, - Что-то не так?
  Сид прокашлялся, затем взял стакан воды и сделал глоток.
  - Понимаешь, Кэти, я хотел поговорить с тобой об этом завтра.
  - Завтра? Почему не сегодня? Если ты хочешь предложить мне хорошую роль, то я уверяю, что у тебя не будет более подходящего случая, чем сегодняшний вечер. У меня сейчас просто отличное настроение. И потом, ведь сегодняшний вечер мой, не так ли?
  - Безусловно. Ты заслужила это не только благодаря своими прошлыми работами, но и своими многочисленными будущими замечательными ролями. Но "Аэродром" не одна из них. Кэти, я думаю эта роль не для тебя.
  - Что? Сид, о чём ты говоришь? Я первая, кто положил тебе эту книгу на стол, ты помнишь об этом? Я первая, кто убедил тебя снимать этот фильм. Ты даже не хотел думать об этом.
   Кэти вновь посмотрела на Дека:
  - Ты ведь знал об этом, не так ли? Ты знал это, вот почему ты не сказал, что ты режиссёр. Ну что ж, у меня есть, что вам сказать, мистер. Если вы думаете...
   И прежде, чем она вдалась в подробности их ночного разговора, Дек быстро её прервал:
  - Кэти, это была не моя инициатива. Я хотел, чтобы ты снималась. И даже просил за тебя.
   Кэти взглянула на Сида:
  - Это правда?
  - Да.
  - Тогда я ничего не понимаю. Дек режиссёр, так ведь? И вы утверждаете , что он не имеет права голоса в своем фильме?
  - Условия договора, в отношении подбора актеров, позволяют мне оставлять последнее слово за собой. И это только мое личное решение не приглашать тебя на эту роль.
  - Есть какие-то особые причины?
  - Понимаешь, Кэти, по сюжету фильма, медсестра Молли Тремэйн представлена как воспитанный, культурный представитель высшего общества.
  - Что ты хочешь сказать этим, Сид? Что я низший класс?
  - О нет, дорогая, ничего подобного, - быстро ответил Сид, - Просто твой голос имеет... э-э, как бы это сказать... небольшой акцент. Вот почему мне кажется, что эта роль не совсем подходит тебе.
  - Мне нужна эта роль, Сид. Я хочу эту роль больше другой какой-либо роли в моей жизни. Ты знаешь, что мой брат был летчиком во время войны. Вот почему эта роль очень много значит для меня.
  - Извини, но я уже все решил, - Сид махнул рукой в сторону переполненного зала:
  - Когда я организовывал сегодняшнее награждение, я думал, что это будет... я хотел сказать...
  - Обожди минутку, Сид. Ты хочешь сказать, что это ты организовал для меня Макси? Это так называемая честь, оказанная мне взамен роли в "Аэродроме"?
  - Кэти, ты не теряла роль. Чтобы что-то потерять, нужно что-то иметь. Но у тебя не было роли с самого начала. У меня есть человек на эту роль, который был запланирован с самого начала.
   Никто из присутствующих за столом не принимал участие в разговоре, они внимательно следили за происходящим, чтобы увязать все воедино, а затем выгодно продать информацию разным собирателям сплетен. В связи с этим, президент Гильдии не мог остаться в стороне:
  - Что ты имеешь в виду, Сид? Это действительно так?
  - Конечно, нет, - ответил Сид, - Вы же знаете, как все это происходит. Я не хотел, чтобы это стало известно заранее, ведь все-таки Дек режиссер этого фильма. Ну а если же джинн уже выпущен из бутылки, то я ничего не могу с этим поделать. Я не собираюсь обманывать молодую леди, которую я выбрал для этой роли. И я считаю это справедливым. Нет, сэр, вы не услышите имени этой девушки сегодня вечером. Но я обещаю, что вскоре вы узнаете о моем выборе.
  - Вы согласны с этим, Тамара? - спросила Кэти.
  - Дорогая, неужели вы будете так расстроены из-за одной небольшой роли? Как вы знаете, есть такое понятие, как профессионализм. Докажите вашу состоятельность. После всего прочего, вы обладательница премии Макси. Это большая честь, которая влечет за собой некоторую степень ответственности. Я не буду рассказывать вам о том, как вы должны действовать. Я бы хотела, чтобы премию получил кто-нибудь другой, но премию получила ты. И я даже жалею, что в этом году я не выпустила ни одного фильма, ибо в этом случае я бы имела право голоса при распределении мест.
   Кэти ослепительно улыбнулась Тамаре, хотя вряд ли это можно было назвать теплой улыбкой. Многозначительно поглаживая кристальный обелиск, Кэти спросила:
  - Почему, Тамара, чтобы ты не делала, ты делаешь таким образом? И потом, от кого бы я ни слышала, ты не можешь долго и упорно над чем-либо работать.
   От ярости Сид начал задыхаться:
  - Кэти! Ты достаточно наговорила! Выбор сделан. И хватит об этом.
  - Нет, - ответила Кэти, резко вставая, - Все только начинается.
  
  
  
   Неделю спустя.
  Кэти Стар стояла возле окна и наблюдала, как её шофер мыл Паккард. Машина не нуждалась в этом: она блестела даже посреди ночи. Шофер просто убивал время, так как Кэти заставляла ждать себя уже больше часа.
   Позади Кэти раздался телефонный звонок. Услышав, что её горничная Алма направилась к телефону, остановила её:
  - Пусть звонит, Алма.
  - Но, мисс Стар, это может быть срочным.
  - Я сказала, пусть звонит.
  - Хорошо, мадам.
   Кэти посмотрела на часы висящие, на каминной доске. Было десять минут десятого. Праздничный вечер начался в восемь. Сейчас, решила она. Настала пора действовать.
  
  
  
  
  Глава 2
  
   Хэл МакФерсон положил трубку телефона и посмотрел на Сида Фридмана:
  - Никто не отвечает.
  - Что, значит, не отвечают? Черт возьми, кто-то должен быть там. Дворецкий, горничная, еще кто-нибудь.
  - Может быть и так, но никто не отвечает.
  - Какую игру играет эта сука? Я уверен, что она не появится сегодня вечером. Она не так глупа, как ты думаешь?
  - Я не уверен в этом, - поручился Хэл.
  - Не будь таким самоуверенным, - предостерег его Ли Уильямс, поглаживая свою щеку длинным и стройным, хорошо наманикюренным пальцем, - У Кэти Стар больше мозгов, чем у большинства мужчин, которых я знаю.
   - Вам виднее, вы же лучше их знаете
   - Послушай, ты, ревнивец, как будто тебя обделяют?
  - Заткнитесь вы оба. Вы похожи на пару старых разбитных девиц, - цыкнул на них Сид. В растерянности он взъерошил на голове волосы, - Я возвращаюсь в зал. Хэл, ты наблюдай за одним входом, а ты, Ли, за другим.
  - Что нам делать, если мы её увидим? - спросил Ли.
  - Черт, я не знаю, - признался Сид, - Мы не сможем выставить её вон, не привлекая внимания. Но, по крайней мере, вы сможете подать мне сигнал.
  - Мне кажется, что ты беспокоишься ни о чем. Она не придет, попомни мои слова, - сказал Хэл.
  - О, да, она будет здесь, - пропел Ли, - Она прибудет под звон колоколов.
   Сид пронаблюдал, как его так называемые ассистенты вышли из комнаты, а затем прошел в главную часть здания, чтобы смешаться среди своих гостей. Этот вечер был очень важен для него, и он не хотел, чтобы он портился только из-за того, что мисс Кэти Стар, не соизволила присутствовать.
   Этим вечером праздновали завершение работы над последним фильмом Гэлэкси Пикчерс "Аравийские Удовольствия". Перед запуском фильма в производство, Сид убедил совет директоров Гэлэкси дать ему карт-бланш. В итоге, фильм "Аравийские Удовольствия" стал самым дорогим фильмом студии за все время, а также третьим по дороговизне в истории киноиндустрии. Хотя "Аравийские Удовольствия" еще не были запущены в прокат, Сид уже обратился к совету директоров о предоставлении средств для следующего фильма "Аэродром". Удивительно, но "Аэродром" должен был иметь еще больший бюджет.
   - Я даю вам личную гарантию, что вы ни о чем не будете жалеть, - обещал Сид, - С новыми звуковыми технологиями и спецэффектами мы получим достаточно денег от проката "Аравийских Удовольствий", чтобы оплатить производство двух фильмов. А это значит, что все, что мы выручим от проката "Аэродрома" будет чистейшим доходом.
   Уже многие газеты и журналы были полны рекламными публикациями о "Аэродроме". Это было похоже на часть азартной игры, за которую следовало платить, потому, как специально оплаченные репортеры непрестанно нахваливали "Аравийские Удовольствия":
   - "Аравийские Удовольствия" - это восхитительно и ослепительно, - писал один обозреватель.
   - Опережает свое название, во всей Аравии не найдется такого удовольствия, которое сравнится с просмотром этой картины, - восторгается другой газетчик.
   - Безусловный обладатель Оскара, - предсказывал третий.
   - Это будет стандарт, на который будут равняться все будущие фильмы, - настаивала Вэраити.
   Хотя празднование длилось уже около часа, гости все еще прибывали. К входу подъезжали, по белым от мраморной крошки дорогам, Кадиллаки, Линкольны, Паккарды, и другие роскошные автомобили с пассажирами. Подобострастные слуги открывали двери и помогали светилам выйти из машин, другие слуги стояли рядом наготове, чтобы отогнать машины тех гостей, которые приехали самостоятельно.
   Внутри гостей развлекала музыка, но не простая музыкальная группа из пяти шести человек, а целый оркестр, в котором были задействованы деревянные и медные духовые инструменты, струнные и полный набор ударных музыкальных инструментов. Всем присутствующим было известно, что это тот самый оркестр, который исполнял музыку для фильма, чей выход на экран они сегодня праздновали. Несмотря на размер оркестра, музыка не заглушала болтовню, смех и звон бокалов, все присутствующие пили в счастливом забвении, полностью забыв о законе, запрещающем распитие спиртного.
   Было открыто несколько работающих баров, несмотря на то, что среди гостей были мэр города, парочка судей, специальный уполномоченный полиции и несколько членов городского совета. Для тех же, кто не хотел идти в бар, из комнаты в комнату скользили официанты с различными коктейлями и неизбежным шампанским на подносах.
   Среди присутствующих звезд было несколько прекрасных молодых девушек, которые хотели бы стать звездами. Все их надежды были связаны с тем, что кто-нибудь их заметит и предоставит им шанс. И если они встречали такого человека, то не теряли возможность, чтобы продемонстрировать свои прекрасные длинные ноги или молодые упругие груди.
   Также среди гостей было замечено несколько симпатичных молодых людей одетых в смокинги с черными галстуками. И пока девушки флиртовали со стариками, молодые люди пытались вызвать различные сексуальные фантазии у дам среднего возраста, чьи мужья были наиболее влиятельными продюсерами и режиссерами. Немного позже эти самые молодые люди и девушки соберутся в различных уголках сада и будут смеяться над своими авантюрами.
   На праздновании не было фотографов и репортеров, (эти функции выполнял специальный отдел студии). Большинство представителей прессы находились возле ворот Дримкасла и фотографировали прибывающие лимузины и торопились взять несколько слов в интервью у того, кто прибыл в лимузине.
   - Эй! Эй, это же обладательница Макси этого года! Это же Кэти Стар! - неожиданно закричал один из репортеров, и мгновенно заработали фотовспышки, снимая на пленку, как Кэти выходит из машины.
   - О, черт,- выругался Хэл, понимая, что он не только не прав, но еще ему придется выслушать от Ли что-нибудь вроде: "Я же тебе говорил". Хэл глубоко вздохнул и поспешил назад вовнутрь, чтобы сообщить Сиду неприятные новости.
   Темные, миндалевидные глаза Кэти блеснули в окружающем свете, оглядывая экспромтом, образованный комитет по встрече. Её темные волосы были коротко стрижены, а-ля дамская шляпка "колокол", прическу венчала покрытая алмазом диадема. Ее белое, расшитое блестками, платье без плеч, заканчивалось согласно моде над самыми коленами. Она была гибка, стройна и чрезвычайно сексуальна. Все эти качества и сделали ее одной из самых очаровательных звезд Голливуда.
   - Кэти, где твой Макси? Ты не взяла его с собой?
   - Я собиралась надеть его как серьгу. Но потом я подумала и решила подождать, пока не получу другую награду для пары.
   Газетчики благодарно засмеялись.
   - Кроме шуток, Кэти, что ты здесь делаешь? - спросил один из репортеров.
   - Ну, это же так очевидно, - ответила Кэти, широко улыбаясь - Я пришла, чтобы помочь моему другу Сиду отпраздновать завершение работ над "Аравийскими Удовольствиями". Я видела несколько эпизодов фильма и смею вас заверить, что это замечательная картина.
   - Не кажется ли вам, что ваше присутствие здесь создаст некую неловкость?
   - Неловкость? Нет, я так не думаю. Почему это должно быть неловко? Какие странные вопросы вы задаете.
   - Потому что все знают, что вы хотели получить главную женскую роль в "Аэродроме", но вам было отказано.
   Кэти вновь улыбнулась:
   - Боюсь, что у вас не совсем верная информация. Решение о том, кто будет играть эту роль еще не принято.
   - О чем ты говоришь, Кэти? Уже давно все известно. Три дня назад было официально объявлено. Господи, и ты узнаешь об этом только сейчас! Об этом кричат все газеты страны.
   - Безусловно, все знают об этом, Кэти, - добавил другой репортер - Джоан Лиланд представлена на роль Молли Тремэйн.
   - Это правда, Кэти. Кроме того, она присутствует сегодня здесь. Также мы располагаем информацией, что сегодняшняя вечеринка это не только празднование выпуска "Аравийских Удовольствий", но и представление Джоан Лиланд в роли Молли Тремэйн.
   - Да, да, - ответила Кэти - мисс Лиланд прелестная девушка и ее рассматривали на эту роль.
   Газетчики и фотографы переглянулись в явном недоумении. Один из них покачал головой и покрутил пальцем возле виска. Увидев этот жест, Кэти в ответ засмеялась.
   - Верьте мне, мальчики. Я знаю, о чем я говорю. А теперь, прошу прощения, мне действительно нужно попасть на вечеринку.
   - Какого черта здесь происходит? - спросил один из газетчиков после того, как Кэти прошла внутрь особняка.
   - Вы как хотите парни, а я думаю, что если Кэти Стар говорит, что на роль еще никого не утвердили, то так оно и есть. У нее достаточно веса здесь.
   - Согласен, - признал первый газетчик, - Но она не столь авторитетна, как Сид Фридман, и если он говорит, что все уже решено, то значит решено.
   - Я останусь при своем мнении, - ответил спорщик.
   Пройдя вовнутрь, Кэти прихватила бокал шампанского с одного из подноса у одного из официантов, и, потягивая коктейль, она начала прохаживаться по комнатам. Она увидела Сида, окруженного несколькими гостями. Также она заметила Джоан Лиланд, стоящую рядом с ним. Хотя приятная блондинка и не нуждалась в представлении, Сид многозначительно знакомил ее с каждым, кто подходил к ним.
   С кем бы ни разговаривала Джоан Лиланд, она смотрела собеседнику прямо в глаза, как будто тот был самым важным человеком на свете. У нее были яркие голубые глаза и ослепительная улыбка. Вопреки принятым устоям, у нее были длинные волосы.
   Кивая и отвечая на приветствия хорошо знакомых, Кэти шла сквозь огромную толпу, пока не подошла к Сиду. Подходя к Сиду, она заметила, как в его глазах мелькнула тень сомнения, как будто он не понимал, что у нее на уме. Глядя ему в глаза, Кэти поняла, что он боится ее. Поняв это, Кэти начала смаковать это чувство.
   - Кэти, дорогая, это просто прекрасно, что ты пришла, - воскликнул Сид, протягивая Кэти руку, - Должен тебе признаться, что некоторые были уверены, что ты не появишься здесь. Но я сказал: нет, Кэти настоящий про. Она будет здесь, поздравит Джоан, будет наслаждаться, греться в лучах славы. Кэти именно такой человек, я так и сказал. Не так ли, парни? - он обернулся к Хэлу и Ли, - Разве я не говорил вам, что она будет здесь?
   - Да, ты был прав, Сид, - признал Ли.
   - Никто и не сомневался в этом, мисс Стар. Сид ваш великий поклонник, - добавил Хэл.
   - Я уверен, что мисс Стар знает об этом, - вмешался Сид, - Да! Мисс Стар, вы наверняка уже встречались с Джоан Лиланд, не так ли?
   Кэти мило улыбнулась Джоан.
   - Да, конечно. Прекрасно выглядишь, Джоан.
   - Спасибо. Послушайте, мисс Стар, я надеюсь, что вы не сильно расстроились из-за того, что роль, которую хотели получить вы, досталось мне?
   - Ничего подобного. Но, - Кэти подняла палец, как бы предупреждая Джоан, - Если бы я была бы на твоем месте, я бы не начинала учить сценарий.
   - Что... что вы имеете в виду? Мистер Фридман, что она имеет в виду?
   - Ничего, - Сид выдавил смешок, - Она шутит с тобой, вот и все. Ты должна бы знать, какая она шутница. Она всегда над чем-нибудь шутит. Послушай, Кэти, ТВ не должна дразнить таким образом. Люди могут не правильно понять.
   - Хорошо, не будем давать людям повода. Между прочим, я думаю, ты не знаешь, что я отпросилась у своего брата, чтобы прийти сюда.
   - Твой брат? Я думал... я думал, что он в Нью-Йорке.
   - Он был там. Но после нашего последнего разговора я решила позвонить ему. Он всегда интересовался моей карьерой и даже тогда, когда я была связана контрактом с Сэмми Солинджером. Ты же помнишь Сэмми Солинджера? Так вот, я рассказала брату, что у тебя трудности со временем для принятия решения, и он решил приехать сюда, чтобы выслушать тебя.
   Улыбка сползла с губ Сида, лицо его налилось кровью. От страха глаза начали вылазить из орбит, а над верхней губой показались бусинки пота.
   - О, я вижу людей, которых я должна поприветствовать. Надеюсь, ты простишь меня, Сид? Джоан, ты так талантлива! Я надеюсь, что в скором времени ты найдешь себе подходящую роль.
   Сид, Хэл и Ли с ужасом смотрели на удаляющеюся Кэти.
   - Странная женщина, - прервала тишину Джоан, - Говорит мне, что я скоро найду себе роль. Мистер Фридман, а что она имела в виду, говоря о своем брате?
   - Заткнись, - грубо ответил Сид.
   - Мистер Фридман! Вы не смеете так со мной разговаривать! Я свяжусь с моим агентом, он...
   - Я сказал, заткнись, твою мать! - зарычал Сид, - Так, Хэл, найди Лари Кохена и Берни Голда. Попроси их... нет, о Господи, скажи им, чтобы они подошли в мой кабинет.
   - Хорошо, Сид.
   - А, ты Ли, подбери парочку охранников, которые были бы вооружены.
   - Ты имеешь в виду, конкретно вооружены?
   - Да, с пушками. Большими пушками. Самыми большими, самыми лучшими.
   - Их задача?
   - Скажи им, чтобы не спускали с меня глаз. Нет, не так. Скажи им, чтобы они находились поблизости и ожидали дальнейших инструкций.
   - Окей, Сид,- ответил Ли, торопясь выполнить поручение.
   Спустя несколько минут, когда Лари Кохен и Берни Голд зашли в кабинет, они увидели Сида, который наливал себе виски из стеклянного графина. Он наполнил стакан до краев и дрожащей рукой поднес его к губам.
   - Сид, в чем дело? Что происходит? - спросил Лари.
   - Кэти Стар.
   - Она устраивает заваруху из-за того, что ты выбрал Джоан Лиланд? - спросил Лари, - Ну и пусть. Если она поднимет слишком большую шумиху, то эта огласка убьет её, но не нас.
   - Забавно ты произносишь это слово, - проговорил Сид, залпом выпивая свой виски.
   - Какое слово?
   - Убьет.
   - Это просто оборот речи, я не имел в виду буквально.
   - Зато я имею, - сказал Сид, наливая себе еще виски, - И что более важно, так это её брат. Она вызвала его сюда "чтобы выслушать меня".
   - Ну и что? Кто такой её брат? Один из жестких парней, или что-то в этом роде? - спросил Лари.
   - Ты помнишь Сэмми Солинджера?
   - Сэмми Солинджера? Боюсь, что нет.
   - Он был еще до твоего появления здесь, - влез Берни, - Но я помню его. Он первый с кем Кэти работала согласно контракту, не так ли, Сид?
   - Да.
   - И что было дальше?
   - Брат Кэти пришел к Сэмми, "чтобы выслушать его". И помнишь, что случилось с Солинджером?
  
   Продолжение следует....
  
  
  
  
   Роберт Тодаро
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Филлипу Воэну с братской
  любовью посвящается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  Беверли Хилз, Калифорния. Сентябрь 1929г.
  
  
   Подводные огни придавали плавательному бассейну мерцающий, бирюзо-
  вый отблеск. Аромат множества цветущих цветов наполнял воздух благоу-
  ханием. Над головой холодный свод темноты пылал от сияния звёзд, начи-
  ная от радужной луны с яркой Венерой и заканчивая едва видимыми светло-
  голубыми пылинками далёких звезд.
   Дек Кларк, которого считали одним из самых талантливых кинорежиссё-
  ров Голливуда, стоял возле распахнутой двери спальни. Задний двор был
  окружен высокой кирпичной стеной, которая была увита живой изгородью
  и это придавало некий оттенок секретности.
   - Дек? - окликнул его женский голос из затемненной спальни.
  Дек обернулся к ней и, увидев, что она обнажена, с восхищением вздохнул.
  Он никогда не переставал восхищаться Кэти Стар, хотя на первый взгляд
  она казалась тихой и спокойной, даже робкой. Но порой она могла источать
  такую дикую сексуальность, что это действовало на всех мощно и возбужда-
  юще. И вот из-за этой своей особенности, Кэти Стар, стала одной из самых
  популярных кинозвёзд Голливуда.
  - Да, - ответил Дек
  - Как тебе это нравится? - спросила Кэти. Она, поддразнивая его, подняла одну ногу, повернулась к нему боком и, выставив одну руку вперед, застыла в
  позе статуи.
  - О, да, - ответил Дек, кивая головой, - Мне нравится. И даже очень, очень.
  - Почему же ты мне не покажешь, как сильно тебе это нравится?
  Кэти подошла к кровати и легла на неё, положив одну руку под голову, а другой застенчиво прикрыла свое " интересное место ".
  - Что ты делаешь? Ты что-то от меня прячешь? И ты думаешь, что ты смо-
  жешь удержать меня от этого? - спросил Дек.
  Кэти улыбнулась.
  - О нет, если бы я решила что-то спрятать от тебя, то я бы сделала вот это...
   Она перевернулась на живот и его взору открылись округлые ягодицы и прекрасный изгиб спины.
  - Видишь? Вот теперь я спрятала от тебя действительно всё.
  - Да, это так, - Дек распалялся всё больше и больше, - Если бы ты попыталась
  удержать меня, то это действительно то, что нужно было сделать. Но, хотел бы я знать, кого интересует такое зрелище?
   Дек лёг на кровать сзади неё и поцеловал в обнажённое плечо. Затем он провёл кончиками пальцев вдоль её спины. Кэти задрожала от возбуждения и повернулась лицом к нему:
  - Так лучше?
  - О, безусловно.
  - Скажи это, Дек!
  - Я люблю тебя.
  - Больше всего. Скажи " больше всего"
  - Я люблю тебя и хочу тебя больше кого-либо и чего-либо в моей жизни.
  - Докажи мне это, - приказала она, устраиваясь под его тяжелым телом, -покажи мне как сильно ты хочешь меня.
  - Я хочу тебя вот так, - сказал он, направляя её руку к себе, чтобы пока-
  зать свою возбуждённость.
  - О, да! - простонала она, как только он вошёл в неё, - это то, что я хотела. О,
  да! Да! Да!
  
  
  * * *
  Кэти выудила сигарету из мятой пачки на ночном столике. Она выкурила уже пол сигареты, когда Дек вышел из ванной. Он был полностью одет, за исключением жакета, который аккуратно висел в шкафу Кэти. Он отправился
  за ним.
  - Ты должен идти прямо сейчас?
  - Уже за полночь.
  - И что с того? Твой Дузенберг превратится в тыкву? - спросила Кэти. Дек глупо хихикнул.
  - Нет, - он снял жакет с вешалки и встряхнул его пару раз, - Но зато Тамара превратится в ведьму.
  - Я помню, ты говорил, что твою жену не заботит, чем ты занимаешься после свадьбы.
  - А её и не заботит.
  - Тогда почему ты не останешься на ночь?
  - Её не волнует, что я делаю, но её волнует, как это выглядит. Мы должны поддерживать маску счастливого брака.
  - Я понимаю, - ответила Кэти таким тоном, что было видно, что ей ничего не понятно.
   Дек повесил жакет на спинку стула, затем сел на кровать и дотронулся до неё. Кэти была всё еще обнажена. Она взяла его руку и положила себе на грудь. От прикосновения её сосок затвердел, и он вновь почувствовал желание. Это было так возбуждающе, что он, отбросив всю свою предосторо-
  жность, снова забрался к ней в кровать.
  - Мне кажется, что ты всё-таки не до конца понимаешь всей ситуации , - он вздохнул, - я не совсем, конечно, в этом уверен. Я надеюсь, что ты понимаешь, что я действительно тебя люблю. Я ограничен определенными рамками, я должен вести себя определенным образом, следовать специаль-
  ным правилам. Но не смотря на все эти рамки и правила , в моей жизни есть место только для тебя. Ты мне веришь, не так ли? Пожалуйста, скажи мне , что ты веришь мне !
  - Да, - ответила Кэти, - я верю тебе.
  - Хорошо, - сказал Дек вставая и подходя к стулу с жакетом, - Это очень важно для меня, что ты понимаешь то, как сильно я тебя люблю.
  - И я люблю тебя, - ответила Кэти.
  - У нас есть наша любовь, и никто не сможет отнять её у нас.
  - Дек?
  - Да?
  - Почему ты не сказал мне, что будешь ставить "Аэродром"?
   На мгновение Дек замер, затем он надел свой жакет. Повернувшись к ней, он спросил:
  - Откуда ты это узнала?
  - У меня есть глаза и уши в офисе Сида Фридмана. Это правда? Ты собираешься ставить фильм?
  - Да.
  - Но, Дек, я думаю это просто прекрасно! - воскликнула Кэти, - Но почему ты не сказал мне об этом? Ты же знаешь, как важен для меня этот фильм. Это будет впервые, когда мы будем работать вместе!
  - Я, м-м, меня попросили держать это в секрете.
  - В секрете?
  - Да, до тех пор, пока Сид не сделает официальное сообщение.
  - Хорошо, дорогой, но почему нужно было держать это в секрете от меня? Ты боялся, что я созову репортёров и всё им растрезвоню? - Кэти бросила окурок на землю, - Я так рада за тебя... за нас ! Но я не могу поверить, что ты мне не сказал.
  - Ну, я ... просто думал, что лучше было бы не говорить, вот и всё.
  - О, я понимаю. Ты просто сладкий, красивый и глупый мужчина. Ты боишься, что если мы будем работать в этом фильме вместе, то это отразить-
  ся на наших отношениях, не так ли?
  - Кэти, так уже бывало в прошлом. Двое людей очень сильно любят друг друга, но напряжение и давление от работы в одном фильме могут развести их в разные стороны.
  Кэти, всё ещё обнаженная, встала с кровати и подошла к Деку. Она обвила руки вокруг его шеи и поцеловала в губы. Когда она откинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, её тело выгнулось так, что прижалось к нему.
  - Дорогой, знаешь ли ты, что это никогда не случится с нами? Ты режиссёр, я актриса. Я знаю, что такое подчиняться приказам. И к тому же, я не прима-
  донна. Ты можешь спросить об этом у любого режиссёра, который работал со мной.
  Мягко , но настойчиво, Дек освободился из её объятий.
  - Послушай. Я действительно должен идти, если мы не хотим, чтобы Тамара затянула на мне петлю.
  - Хорошо, - сказала Кэти, - Беги к своей маме, маленький мальчик.
  И хотя в её словах была жалящая острота, она непринужденно сопроводила их улыбкой:
  - Я буду ждать тебя здесь, когда она позволит тебе пойти поиграть вновь.
  Дек улыбнулся:
  - Отлично. Когда я начну подбор актеров, ты первая, кого я приглашу.
  - И все же это отлично, что именно ты режиссер "Аэродрома". Не смотря на то, что ты думаешь, я считаю, что это будет замечательно для нас иметь такой шанс работать вместе.
  Дек надел шляпу и сказал:
  - Увидимся завтра вечером на банкете, при вручении Макси.
  - Макси , - Кэти тяжело вздохнула, - Зачем ты только мне напомнил? Я уже забыла об этом и была так счастлива
  - Почему ты так говоришь? - спросил Дек с удивлением.
  - Уф-ф, вы забыли мистер Кларк, что я уже два раза номинировалась на Оскар. В прошлом году я сидела там, улыбалась и притворялась как я счастлива за Джанет Гэйнор. В этом году я скалилась от радости за Мэри Пикфорд. Мне казалось этого достаточно для одного года, но нет, я номини-
  руюсь опять и я должна пройти через это испытание еще раз.
  - Да, ты же знаешь, что они говорят. Третий раз это просто шик!!! Кто знает? Может быть ты выиграешь. Ты ведь будешь там, не так ли?
  - Конечно. И как мне кажется, ты тоже не сможешь остаться в стороне. Но я хочу сказать тебе , что я не собираюсь упустить свой шанс на этот раз.
  - Я буду болеть за тебя,- Дек остановился у двери и послал ей воздушный поцелуй,- Я закрою дверь снаружи, тебе даже не придется вставать.
  - Хорошо,- ответила Кэти задумчиво.
  
  
   * * *
  Мощные лучи прожекторов освещали ночное небо, пока измотанные полицейские отчаянно пытались свистками и своими жезлами остановить поток движения по направлению к ресторану Топ Хэт. Медно-полированное крыльцо ресторана было перекрыто красными вельветовыми веревками, чтобы удержать толпу киноманов, которые столпились на тротуаре, желая взглянуть на то, что происходит внутри.
  Это было одно из самых важных событий года. Более часа по красному ковровому покрытию к дверям ресторана стекались лимузины. Всё это происходило в благоговейной тишине, отдавая тем самым дань уважения самым богатым и самым известным звёздам Голливуда. Когда прибыл последний гость, двери ресторана закрылись, отрезав тем самым любопыт-
  ную публику. Только самая элита была представлена в освящённом банкетном зале. Тем временем, внимание всех присутствующих было сосредоточено на президенте Гильдии Кинофильмов, который в это время стоял на подиуме и обращался к аудитории.
  Гильдия Кинофильмов была одной из самых влиятельных организаций в киноиндустрии, хотя главный конкурент, Академия Киноискусств и Науки, имела свою премию, Премию Академии, во всем мире она больше всего известна как "Оскар".
  Гильдия Кинофильмов сделала попытку противостоять Оскару своей собственной премией. Это было в первый год, когда появилась "Кинопремия за Превосходство", или же, как хотела Гильдия, её стали называть "Макси".
   "Макси будет единственно престижной премией в области киноиндустрии", заявлялось в рекламном проспекте Гильдии. "Это одна единственная премия, которой награждается только один человек раз в год". Было это сделано в противовес Оскару, премии которого вручались стольким многим победителям, что имена всех нельзя было запомнить без специальной программки.
   Несколькими минутами ранее, для представления победителя этого года, перед публикой предстал президент Гильдии.
  - Историю человека, которого мы чтим сегодня, можно действительно назвать Американской мечтой, - заявил он, - Если хотите, можно назвать это фильмом. Некоторые бегут подальше от очарования и блеска Голливуда. Но это не наш герой. Этот человек родился с огромным желанием стать кинозвездой. Теперь представьте, этот человек садится на поезд и едет через всю нашу огромную страну, мало представляя о том, что его ждет впереди. И вот, оказавшись здесь, он проходит испытание кинопроб.
   Здесь говоривший сделал паузу и оглядел всех присутствующих в зале:
  - Я понимаю, что мало кто из вас знает, что это такое на самом деле,- заявил он, вызвав тем самым у присутствующих смех, - А затем произошло что-то волшебное. Немного звездного света тут, немного пыли эльфа там, и взмах кисточки ангельского крыла превратил эту молодую, застенчивую, полную надежд девушку в одну из самых очаровательных и обожаемых звёзд Голливуда. Леди и джентльмены, с большой гордостью, я, как президент Гильдии Кинофильмов хочу объявить, что обладателем премии Макси этого года является никто иная, как... мисс Кэти Стар!
   Весь зал взорвался шумом и оглушительными аплодисментами. За отдельным столиком, где сидела Кэти со своими приближенными, поднялся Дек Кларк, потом другой, затем ещё один. Все присутствующие поднялись со своих мест и приветствовали Кэти громкой овацией.
  - Кэти, дорогая, мы так гордимся тобой,- поздравила победительницу Тамара Уэллес. Тамара была не только женой Дека, но и считалась признанной звездой. Хотя прошло уже достаточно времени с момента выхода её последнего фильма, но благодаря своей популярности среди кинопублики, она оставалась человеком огромного влияния. Ходили слухи, что она владела самым большим пакетом акций кинокомпании Гэлэкси Пикчерс и Кэти не без оснований полагала, что этот слух является правдой.
   Подбадриваемая публикой, Кэти Стар взошла на подиум, её глаза блестели от слез. Дождавшись пока утихнут аплодисменты, и присутствующие займут свои места, она произнесла в микрофон:
  - Это просто кошмар какой-то. Я очень признательна вам за то, что вы признали мою работу самой достойной. Спасибо, леди и джентльмены. Большое вам спасибо от всего сердца.
   И вновь раздались аплодисменты и приветствия, пока Кэти возвращалась на свое место. Тем временем оркестр выводил туш "Прекрасная Кэти", посвященный героине сегодняшнего вечера.
   Вместе с Кэти за столиком сидело несколько кинозвезд и представителей Гэлэкси Пикчерс. Глава студии, Сид Фридман, аплодировал громче и дольше всех.
  = Отлично, Кэти, - сказал он, пододвигая ей стул, - Я, конечно, понимаю, что это твоя личная победа, но надеюсь, что ты не будешь настолько эгоистичной и позволишь мне немного погордиться за тебя. После всего произошедшего, ты самая яркая звезда Гэлэкси.
  - Спасибо, - ответила Кэти. Она передала трофей, кристальный обелиск, обвитый золотой кинокамерой, Лари Кохену, который с очарованием в глазах смотрел на него. Затем Лари передал награду Бенни Голду. Лари Кохен и Бенни Голд были членами совета директоров Гэлэкси Пикчерс. Некоторое время они с восхищением рассматривали "Макси", а затем отдали другим сидящим за столом.
  - Я позволю любоваться вам... так долго, насколько вы будете помнить, кому принадлежит награда, - произнесла Кэти.
  - Ха! Нет проблем,- воскликнул Сид,- Как, наверное, ты сейчас гордишься собой!
  - Я действительно горжусь, хотя, должна честно признаться, я не совсем понимаю, почему выбрали именно меня. Здесь так много других актеров и актрис, чей вклад в киноиндустрию намного больше чем мой.
  - Отлично, просто великолепно! Не так ли? - воскликнул, смеясь, Сид - Если это не каприз, то я ничего не понимаю в нашем деле. Как еще можно объяснить слова нашей звезды?
  - Как объяснить? Ну, вы же слышали нашего президента? - спросил Лари - Свет звезды там, пыль эльфа тут и крылья ангелов.
  - Вот именно, - согласился президент, который в этот момент подошел к ним, - Могу я присоединится к вашему столику?
  - Конечно же, - ответил Сид, - Джордж, приготовь нашему президенту стул.
  - Хорошо, мистер Фридман, - ответил молодой человек.
  - Должна признаться, что получение Макси, большая честь для меня, - призналась Кэти, - Но я не собираюсь отдыхать и почивать на лаврах. Я надеюсь еще многого добиться.
  - Я тоже на это надеюсь, - ответил президент Гильдии, - Твои поклонники будут просто требовать это от тебя.
  - О, она многого добьется! У меня сейчас есть две, три горяченькие роли, я думаю, они как раз для нее, - начал расхваливаться Сид.
  - Держи свои горяченькие роли при себе, если хочешь. Но должна сказать вам, что сейчас, я не могу ни о чем думать кроме "Аэродрома". Мне кажется, что нет никаких сомнений, что роль Молли Тремэйн создана как будто специально для меня. А теперь, когда я знаю, кто режиссёр фильма, я просто горю желанием сниматься в этом фильме.
  Произнеся это, Кэти многозначительно посмотрела на Дека Кларка, который вдруг нашел что-то интересное в своей тарелке. Тамара же наоборот, пристально смотрела на Кэти и самодовольно улыбалась.
  - В чём дело, Сид? - спросила Кэти, - Что-то не так?
  Сид прокашлялся, затем взял стакан воды и сделал глоток.
  - Понимаешь, Кэти, я хотел поговорить с тобой об этом завтра.
  - Завтра? Почему не сегодня? Если ты хочешь предложить мне хорошую роль, то я уверяю, что у тебя не будет более подходящего случая, чем сегодняшний вечер. У меня сейчас просто отличное настроение. И потом, ведь сегодняшний вечер мой, не так ли?
  - Безусловно. Ты заслужила это не только благодаря своими прошлыми работами, но и своими многочисленными будущими замечательными ролями. Но "Аэродром" не одна из них. Кэти, я думаю эта роль не для тебя.
  - Что? Сид, о чём ты говоришь? Я первая, кто положил тебе эту книгу на стол, ты помнишь об этом? Я первая, кто убедил тебя снимать этот фильм. Ты даже не хотел думать об этом.
   Кэти вновь посмотрела на Дека:
  - Ты ведь знал об этом, не так ли? Ты знал это, вот почему ты не сказал, что ты режиссёр. Ну что ж, у меня есть, что вам сказать, мистер. Если вы думаете...
   И прежде, чем она вдалась в подробности их ночного разговора, Дек быстро её прервал:
  - Кэти, это была не моя инициатива. Я хотел, чтобы ты снималась. И даже просил за тебя.
   Кэти взглянула на Сида:
  - Это правда?
  - Да.
  - Тогда я ничего не понимаю. Дек режиссёр, так ведь? И вы утверждаете , что он не имеет права голоса в своем фильме?
  - Условия договора, в отношении подбора актеров, позволяют мне оставлять последнее слово за собой. И это только мое личное решение не приглашать тебя на эту роль.
  - Есть какие-то особые причины?
  - Понимаешь, Кэти, по сюжету фильма, медсестра Молли Тремэйн представлена как воспитанный, культурный представитель высшего общества.
  - Что ты хочешь сказать этим, Сид? Что я низший класс?
  - О нет, дорогая, ничего подобного, - быстро ответил Сид, - Просто твой голос имеет... э-э, как бы это сказать... небольшой акцент. Вот почему мне кажется, что эта роль не совсем подходит тебе.
  - Мне нужна эта роль, Сид. Я хочу эту роль больше другой какой-либо роли в моей жизни. Ты знаешь, что мой брат был летчиком во время войны. Вот почему эта роль очень много значит для меня.
  - Извини, но я уже все решил, - Сид махнул рукой в сторону переполненного зала:
  - Когда я организовывал сегодняшнее награждение, я думал, что это будет... я хотел сказать...
  - Обожди минутку, Сид. Ты хочешь сказать, что это ты организовал для меня Макси? Это так называемая честь, оказанная мне взамен роли в "Аэродроме"?
  - Кэти, ты не теряла роль. Чтобы что-то потерять, нужно что-то иметь. Но у тебя не было роли с самого начала. У меня есть человек на эту роль, который был запланирован с самого начала.
   Никто из присутствующих за столом не принимал участие в разговоре, они внимательно следили за происходящим, чтобы увязать все воедино, а затем выгодно продать информацию разным собирателям сплетен. В связи с этим, президент Гильдии не мог остаться в стороне:
  - Что ты имеешь в виду, Сид? Это действительно так?
  - Конечно, нет, - ответил Сид, - Вы же знаете, как все это происходит. Я не хотел, чтобы это стало известно заранее, ведь все-таки Дек режиссер этого фильма. Ну а если же джинн уже выпущен из бутылки, то я ничего не могу с этим поделать. Я не собираюсь обманывать молодую леди, которую я выбрал для этой роли. И я считаю это справедливым. Нет, сэр, вы не услышите имени этой девушки сегодня вечером. Но я обещаю, что вскоре вы узнаете о моем выборе.
  - Вы согласны с этим, Тамара? - спросила Кэти.
  - Дорогая, неужели вы будете так расстроены из-за одной небольшой роли? Как вы знаете, есть такое понятие, как профессионализм. Докажите вашу состоятельность. После всего прочего, вы обладательница премии Макси. Это большая честь, которая влечет за собой некоторую степень ответственности. Я не буду рассказывать вам о том, как вы должны действовать. Я бы хотела, чтобы премию получил кто-нибудь другой, но премию получила ты. И я даже жалею, что в этом году я не выпустила ни одного фильма, ибо в этом случае я бы имела право голоса при распределении мест.
   Кэти ослепительно улыбнулась Тамаре, хотя вряд ли это можно было назвать теплой улыбкой. Многозначительно поглаживая кристальный обелиск, Кэти спросила:
  - Почему, Тамара, чтобы ты не делала, ты делаешь таким образом? И потом, от кого бы я ни слышала, ты не можешь долго и упорно над чем-либо работать.
   От ярости Сид начал задыхаться:
  - Кэти! Ты достаточно наговорила! Выбор сделан. И хватит об этом.
  - Нет, - ответила Кэти, резко вставая, - Все только начинается.
  
  
  
   Неделю спустя.
  Кэти Стар стояла возле окна и наблюдала, как её шофер мыл Паккард. Машина не нуждалась в этом: она блестела даже посреди ночи. Шофер просто убивал время, так как Кэти заставляла ждать себя уже больше часа.
   Позади Кэти раздался телефонный звонок. Услышав, что её горничная Алма направилась к телефону, остановила её:
  - Пусть звонит, Алма.
  - Но, мисс Стар, это может быть срочным.
  - Я сказала, пусть звонит.
  - Хорошо, мадам.
   Кэти посмотрела на часы висящие, на каминной доске. Было десять минут десятого. Праздничный вечер начался в восемь. Сейчас, решила она. Настала пора действовать.
  
  
  
  
  Глава 2
  
   Хэл МакФерсон положил трубку телефона и посмотрел на Сида Фридмана:
  - Никто не отвечает.
  - Что, значит, не отвечают? Черт возьми, кто-то должен быть там. Дворецкий, горничная, еще кто-нибудь.
  - Может быть и так, но никто не отвечает.
  - Какую игру играет эта сука? Я уверен, что она не появится сегодня вечером. Она не так глупа, как ты думаешь?
  - Я не уверен в этом, - поручился Хэл.
  - Не будь таким самоуверенным, - предостерег его Ли Уильямс, поглаживая свою щеку длинным и стройным, хорошо наманикюренным пальцем, - У Кэти Стар больше мозгов, чем у большинства мужчин, которых я знаю.
   - Вам виднее, вы же лучше их знаете
   - Послушай, ты, ревнивец, как будто тебя обделяют?
  - Заткнитесь вы оба. Вы похожи на пару старых разбитных девиц, - цыкнул на них Сид. В растерянности он взъерошил на голове волосы, - Я возвращаюсь в зал. Хэл, ты наблюдай за одним входом, а ты, Ли, за другим.
  - Что нам делать, если мы её увидим? - спросил Ли.
  - Черт, я не знаю, - признался Сид, - Мы не сможем выставить её вон, не привлекая внимания. Но, по крайней мере, вы сможете подать мне сигнал.
  - Мне кажется, что ты беспокоишься ни о чем. Она не придет, попомни мои слова, - сказал Хэл.
  - О, да, она будет здесь, - пропел Ли, - Она прибудет под звон колоколов.
   Сид пронаблюдал, как его так называемые ассистенты вышли из комнаты, а затем прошел в главную часть здания, чтобы смешаться среди своих гостей. Этот вечер был очень важен для него, и он не хотел, чтобы он портился только из-за того, что мисс Кэти Стар, не соизволила присутствовать.
   Этим вечером праздновали завершение работы над последним фильмом Гэлэкси Пикчерс "Аравийские Удовольствия". Перед запуском фильма в производство, Сид убедил совет директоров Гэлэкси дать ему карт-бланш. В итоге, фильм "Аравийские Удовольствия" стал самым дорогим фильмом студии за все время, а также третьим по дороговизне в истории киноиндустрии. Хотя "Аравийские Удовольствия" еще не были запущены в прокат, Сид уже обратился к совету директоров о предоставлении средств для следующего фильма "Аэродром". Удивительно, но "Аэродром" должен был иметь еще больший бюджет.
   - Я даю вам личную гарантию, что вы ни о чем не будете жалеть, - обещал Сид, - С новыми звуковыми технологиями и спецэффектами мы получим достаточно денег от проката "Аравийских Удовольствий", чтобы оплатить производство двух фильмов. А это значит, что все, что мы выручим от проката "Аэродрома" будет чистейшим доходом.
   Уже многие газеты и журналы были полны рекламными публикациями о "Аэродроме". Это было похоже на часть азартной игры, за которую следовало платить, потому, как специально оплаченные репортеры непрестанно нахваливали "Аравийские Удовольствия":
   - "Аравийские Удовольствия" - это восхитительно и ослепительно, - писал один обозреватель.
   - Опережает свое название, во всей Аравии не найдется такого удовольствия, которое сравнится с просмотром этой картины, - восторгается другой газетчик.
   - Безусловный обладатель Оскара, - предсказывал третий.
   - Это будет стандарт, на который будут равняться все будущие фильмы, - настаивала Вэраити.
   Хотя празднование длилось уже около часа, гости все еще прибывали. К входу подъезжали, по белым от мраморной крошки дорогам, Кадиллаки, Линкольны, Паккарды, и другие роскошные автомобили с пассажирами. Подобострастные слуги открывали двери и помогали светилам выйти из машин, другие слуги стояли рядом наготове, чтобы отогнать машины тех гостей, которые приехали самостоятельно.
   Внутри гостей развлекала музыка, но не простая музыкальная группа из пяти шести человек, а целый оркестр, в котором были задействованы деревянные и медные духовые инструменты, струнные и полный набор ударных музыкальных инструментов. Всем присутствующим было известно, что это тот самый оркестр, который исполнял музыку для фильма, чей выход на экран они сегодня праздновали. Несмотря на размер оркестра, музыка не заглушала болтовню, смех и звон бокалов, все присутствующие пили в счастливом забвении, полностью забыв о законе, запрещающем распитие спиртного.
   Было открыто несколько работающих баров, несмотря на то, что среди гостей были мэр города, парочка судей, специальный уполномоченный полиции и несколько членов городского совета. Для тех же, кто не хотел идти в бар, из комнаты в комнату скользили официанты с различными коктейлями и неизбежным шампанским на подносах.
   Среди присутствующих звезд было несколько прекрасных молодых девушек, которые хотели бы стать звездами. Все их надежды были связаны с тем, что кто-нибудь их заметит и предоставит им шанс. И если они встречали такого человека, то не теряли возможность, чтобы продемонстрировать свои прекрасные длинные ноги или молодые упругие груди.
   Также среди гостей было замечено несколько симпатичных молодых людей одетых в смокинги с черными галстуками. И пока девушки флиртовали со стариками, молодые люди пытались вызвать различные сексуальные фантазии у дам среднего возраста, чьи мужья были наиболее влиятельными продюсерами и режиссерами. Немного позже эти самые молодые люди и девушки соберутся в различных уголках сада и будут смеяться над своими авантюрами.
   На праздновании не было фотографов и репортеров, (эти функции выполнял специальный отдел студии). Большинство представителей прессы находились возле ворот Дримкасла и фотографировали прибывающие лимузины и торопились взять несколько слов в интервью у того, кто прибыл в лимузине.
   - Эй! Эй, это же обладательница Макси этого года! Это же Кэти Стар! - неожиданно закричал один из репортеров, и мгновенно заработали фотовспышки, снимая на пленку, как Кэти выходит из машины.
   - О, черт,- выругался Хэл, понимая, что он не только не прав, но еще ему придется выслушать от Ли что-нибудь вроде: "Я же тебе говорил". Хэл глубоко вздохнул и поспешил назад вовнутрь, чтобы сообщить Сиду неприятные новости.
   Темные, миндалевидные глаза Кэти блеснули в окружающем свете, оглядывая экспромтом, образованный комитет по встрече. Её темные волосы были коротко стрижены, а-ля дамская шляпка "колокол", прическу венчала покрытая алмазом диадема. Ее белое, расшитое блестками, платье без плеч, заканчивалось согласно моде над самыми коленами. Она была гибка, стройна и чрезвычайно сексуальна. Все эти качества и сделали ее одной из самых очаровательных звезд Голливуда.
   - Кэти, где твой Макси? Ты не взяла его с собой?
   - Я собиралась надеть его как серьгу. Но потом я подумала и решила подождать, пока не получу другую награду для пары.
   Газетчики благодарно засмеялись.
   - Кроме шуток, Кэти, что ты здесь делаешь? - спросил один из репортеров.
   - Ну, это же так очевидно, - ответила Кэти, широко улыбаясь - Я пришла, чтобы помочь моему другу Сиду отпраздновать завершение работ над "Аравийскими Удовольствиями". Я видела несколько эпизодов фильма и смею вас заверить, что это замечательная картина.
   - Не кажется ли вам, что ваше присутствие здесь создаст некую неловкость?
   - Неловкость? Нет, я так не думаю. Почему это должно быть неловко? Какие странные вопросы вы задаете.
   - Потому что все знают, что вы хотели получить главную женскую роль в "Аэродроме", но вам было отказано.
   Кэти вновь улыбнулась:
   - Боюсь, что у вас не совсем верная информация. Решение о том, кто будет играть эту роль еще не принято.
   - О чем ты говоришь, Кэти? Уже давно все известно. Три дня назад было официально объявлено. Господи, и ты узнаешь об этом только сейчас! Об этом кричат все газеты страны.
   - Безусловно, все знают об этом, Кэти, - добавил другой репортер - Джоан Лиланд представлена на роль Молли Тремэйн.
   - Это правда, Кэти. Кроме того, она присутствует сегодня здесь. Также мы располагаем информацией, что сегодняшняя вечеринка это не только празднование выпуска "Аравийских Удовольствий", но и представление Джоан Лиланд в роли Молли Тремэйн.
   - Да, да, - ответила Кэти - мисс Лиланд прелестная девушка и ее рассматривали на эту роль.
   Газетчики и фотографы переглянулись в явном недоумении. Один из них покачал головой и покрутил пальцем возле виска. Увидев этот жест, Кэти в ответ засмеялась.
   - Верьте мне, мальчики. Я знаю, о чем я говорю. А теперь, прошу прощения, мне действительно нужно попасть на вечеринку.
   - Какого черта здесь происходит? - спросил один из газетчиков после того, как Кэти прошла внутрь особняка.
   - Вы как хотите парни, а я думаю, что если Кэти Стар говорит, что на роль еще никого не утвердили, то так оно и есть. У нее достаточно веса здесь.
   - Согласен, - признал первый газетчик, - Но она не столь авторитетна, как Сид Фридман, и если он говорит, что все уже решено, то значит решено.
   - Я останусь при своем мнении, - ответил спорщик.
   Пройдя вовнутрь, Кэти прихватила бокал шампанского с одного из подноса у одного из официантов, и, потягивая коктейль, она начала прохаживаться по комнатам. Она увидела Сида, окруженного несколькими гостями. Также она заметила Джоан Лиланд, стоящую рядом с ним. Хотя приятная блондинка и не нуждалась в представлении, Сид многозначительно знакомил ее с каждым, кто подходил к ним.
   С кем бы ни разговаривала Джоан Лиланд, она смотрела собеседнику прямо в глаза, как будто тот был самым важным человеком на свете. У нее были яркие голубые глаза и ослепительная улыбка. Вопреки принятым устоям, у нее были длинные волосы.
   Кивая и отвечая на приветствия хорошо знакомых, Кэти шла сквозь огромную толпу, пока не подошла к Сиду. Подходя к Сиду, она заметила, как в его глазах мелькнула тень сомнения, как будто он не понимал, что у нее на уме. Глядя ему в глаза, Кэти поняла, что он боится ее. Поняв это, Кэти начала смаковать это чувство.
   - Кэти, дорогая, это просто прекрасно, что ты пришла, - воскликнул Сид, протягивая Кэти руку, - Должен тебе признаться, что некоторые были уверены, что ты не появишься здесь. Но я сказал: нет, Кэти настоящий про. Она будет здесь, поздравит Джоан, будет наслаждаться, греться в лучах славы. Кэти именно такой человек, я так и сказал. Не так ли, парни? - он обернулся к Хэлу и Ли, - Разве я не говорил вам, что она будет здесь?
   - Да, ты был прав, Сид, - признал Ли.
   - Никто и не сомневался в этом, мисс Стар. Сид ваш великий поклонник, - добавил Хэл.
   - Я уверен, что мисс Стар знает об этом, - вмешался Сид, - Да! Мисс Стар, вы наверняка уже встречались с Джоан Лиланд, не так ли?
   Кэти мило улыбнулась Джоан.
   - Да, конечно. Прекрасно выглядишь, Джоан.
   - Спасибо. Послушайте, мисс Стар, я надеюсь, что вы не сильно расстроились из-за того, что роль, которую хотели получить вы, досталось мне?
   - Ничего подобного. Но, - Кэти подняла палец, как бы предупреждая Джоан, - Если бы я была бы на твоем месте, я бы не начинала учить сценарий.
   - Что... что вы имеете в виду? Мистер Фридман, что она имеет в виду?
   - Ничего, - Сид выдавил смешок, - Она шутит с тобой, вот и все. Ты должна бы знать, какая она шутница. Она всегда над чем-нибудь шутит. Послушай, Кэти, ТВ не должна дразнить таким образом. Люди могут не правильно понять.
   - Хорошо, не будем давать людям повода. Между прочим, я думаю, ты не знаешь, что я отпросилась у своего брата, чтобы прийти сюда.
   - Твой брат? Я думал... я думал, что он в Нью-Йорке.
   - Он был там. Но после нашего последнего разговора я решила позвонить ему. Он всегда интересовался моей карьерой и даже тогда, когда я была связана контрактом с Сэмми Солинджером. Ты же помнишь Сэмми Солинджера? Так вот, я рассказала брату, что у тебя трудности со временем для принятия решения, и он решил приехать сюда, чтобы выслушать тебя.
   Улыбка сползла с губ Сида, лицо его налилось кровью. От страха глаза начали вылазить из орбит, а над верхней губой показались бусинки пота.
   - О, я вижу людей, которых я должна поприветствовать. Надеюсь, ты простишь меня, Сид? Джоан, ты так талантлива! Я надеюсь, что в скором времени ты найдешь себе подходящую роль.
   Сид, Хэл и Ли с ужасом смотрели на удаляющеюся Кэти.
   - Странная женщина, - прервала тишину Джоан, - Говорит мне, что я скоро найду себе роль. Мистер Фридман, а что она имела в виду, говоря о своем брате?
   - Заткнись, - грубо ответил Сид.
   - Мистер Фридман! Вы не смеете так со мной разговаривать! Я свяжусь с моим агентом, он...
   - Я сказал, заткнись, твою мать! - зарычал Сид, - Так, Хэл, найди Лари Кохена и Берни Голда. Попроси их... нет, о Господи, скажи им, чтобы они подошли в мой кабинет.
   - Хорошо, Сид.
   - А, ты Ли, подбери парочку охранников, которые были бы вооружены.
   - Ты имеешь в виду, конкретно вооружены?
   - Да, с пушками. Большими пушками. Самыми большими, самыми лучшими.
   - Их задача?
   - Скажи им, чтобы не спускали с меня глаз. Нет, не так. Скажи им, чтобы они находились поблизости и ожидали дальнейших инструкций.
   - Окей, Сид,- ответил Ли, торопясь выполнить поручение.
   Спустя несколько минут, когда Лари Кохен и Берни Голд зашли в кабинет, они увидели Сида, который наливал себе виски из стеклянного графина. Он наполнил стакан до краев и дрожащей рукой поднес его к губам.
   - Сид, в чем дело? Что происходит? - спросил Лари.
   - Кэти Стар.
   - Она устраивает заваруху из-за того, что ты выбрал Джоан Лиланд? - спросил Лари, - Ну и пусть. Если она поднимет слишком большую шумиху, то эта огласка убьет её, но не нас.
   - Забавно ты произносишь это слово, - проговорил Сид, залпом выпивая свой виски.
   - Какое слово?
   - Убьет.
   - Это просто оборот речи, я не имел в виду буквально.
   - Зато я имею, - сказал Сид, наливая себе еще виски, - И что более важно, так это её брат. Она вызвала его сюда "чтобы выслушать меня".
   - Ну и что? Кто такой её брат? Один из жестких парней, или что-то в этом роде? - спросил Лари.
   - Ты помнишь Сэмми Солинджера?
   - Сэмми Солинджера? Боюсь, что нет.
   - Он был еще до твоего появления здесь, - влез Берни, - Но я помню его. Он первый с кем Кэти работала согласно контракту, не так ли, Сид?
   - Да.
   - И что было дальше?
   - Брат Кэти пришел к Сэмми, "чтобы выслушать его". И помнишь, что случилось с Солинджером?
  
   Продолжение следует....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Eo-one "Самый лучший день"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"