Лорел Гамильтон: другие произведения.

Перевод Bullet. Глава 46

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Я бросила эту энергию в других тигров. Цинрик стоял рядом с белыми, и когда его накрыла сила, моя голубая тигрица поняла, что он уже наш. Он был настолько легкой добычей, что сила, чуть поколебавшись, отправилась искать кого-то более сильного.
  
   Домино был наполовину черным, наполовину белым тигром, поэтому часть его уже была готова покориться моей-нашей-силе. В какой-то момент я задумалась, как это возможно: чувствовать в себе несколько личностей сразу, потерять себя в местоимениях так, что больше не быть уверенным в том, что сделал ты сам, а что сделал другой ты, или что сделали вы вместе. Я должна была бояться этого, но не боялась. Все это было слишком хорошо, чтобы бояться.
  
   Черный тигр заполнил Домино, и он полез по белым тиграм, чтобы положить руку на мою кожу, и в тот момент, когда он дотронулся до меня, черная тигрица учуяла что-то еще. Что-то, что было ее, нашим, и что находилось здесь.
  
   Сила начала исследовать пространство, пока не обнаружила вертигров, у которых не было клана, это были просто выжившие после нападения. Сила пронеслась сквозь них как теплый ветер, ведь они были тиграми, и они были вкусными, но черная тигрица искала что-то еще, что-то, что ей бы понравилось.
  
   И мы нашли ее - она прижалась к дальней стене. Девушка была не очень высокой, изящной как я или как Менг Дье, с такими же прямыми блестящими темными волосами, но более длинными, спускающимися ниже талии и ласкающими выпуклости ее задницы. На ней было короткое стильное платье ярко-синего цвета. На расстоянии ее глаза выглядели карими и человеческими, но сила знала правду, черная тигрица знала правду. Я сказала силе и тигрице, что у нее, возможно, контактные линзы, и мы захотели увидеть ее поближе. Мы хотели видеть ее глаза.
  
   Я попыталась захватить ее так же, как Домино и Цинрика, но у нее была крепкая защита. Я -- мы -- сконцентрировались на ней, и все же не смогли заставить ее подойти к нам. Я приказала Виктору отпустить меня, и пошла сквозь лес рук и тел тигров, оставляя их у себя за спиной. Я шла к ней. Другие тигры расступились словно волны от носа быстро двигающейся лодки, оставив женщину у стены одну.
  
   Ее губы были такими же красными, как и мои в начале этой ночи, хотя большую часть помады я оставила на губах Виктора. Ее губы приоткрылись, дыхание и пульс участились, демонстрируя отказ подчиниться силе. Но ее способность противостоять нам говорила о том, что она самый сильный тигр из всех, что я уже попробовала.
  
   Я шла к ней, и моя энергия черной тигрицы оседлала энергию белого и голубого тигров и направляла их, так что каждый цвет рос и питал силы другого. Черная тигрица походила на темный призрак, расплывающийся и сгущающийся вокруг меня, словно я, Анита, каким-то образом оказалась внутри него. Я протянула свою человеческую руку, заключенную в огромную, черную, призрачную лапу.
  
   - Не надо, - прошептала она.
  
   - Ты - черная тигрица, - сказала я, и эхо повторило мои слова, словно отразившись от призрака вокруг меня.
  
   - Да, - выдохнула она.
  
   - Ты пряталась, притворяясь пережившей нападение, - произнесла я.
  
   - Да.
  
   Я протянула ей руку:
   - Возьми мою руку.
  
   Ее руки с трудом вышли из-за спины, словно она пыталась весом своего тела не позволить им дотронуться до меня.
   - Я хочу сделать это.
  
   - Так сделай. Дотронься до нас. - Я протянула к ней руку, обрамленную черной тенью, которую могла видеть собственными глазами. Интересно, а она ее видела?
  
   Кончики ее пальцев коснулись наших, и я обхватила ее своими пальцами, взяла за руку, и моя черная тигрица потекла по ее коже, дальше по ее руке, и нашла ее зверя. Будто я попыталась подобрать беспризорного котенка, и обнаружила на руках взрослого тигра. Ее сила не просто полилась в мою, она пришла как волна прилива, пытающегося утопить меня под сокрушительной тяжестью своей силы
  
   Я оказалась на коленях, ее рука все еще была в моей. Я думала, что Вивиана в Лас-Вегасе была сильной, но это не шло ни в какое сравнение! Я никогда и не мечтала о настолько сильном оборотне. По ощущениям она больше напоминала вампира, и в тот момент, когда я подумала об этом, я поняла: она принадлежала кому-то. Кому-то старому, и этот кто-то проталкивал свою силу через нее в меня.
  
   Я пробормотала сквозь сжатые зубы:
   - Обман.
  
   - Разве ты не можешь приручить меня, как сделала это с другими тиграми? - с иронией поинтересовалась она.
  
   Моя черная тигрица потянулась и нашла Домино. Он подошел ко мне и моему тигру, и мы почувствовали, что к нам приблизилось существо, излучающее энергию.
  
   Женщина посмотрела мимо меня и попросила:
   - Не помогай ей, брат!
  
   - Ты мне не сестра, - ответил он и стал на колени позади меня. Когда его руки коснулись моих плеч, его голая кожа с моей голой кожей, это больше напоминало касание оголенного провода. Сила вспыхнула и, потрескивая, прошла через меня в нее. Женщина вскрикнула и упала передо мной на колени, и поскольку мы все еще держали друг друга за руки, я заставила ее лечь передо мной.
  
   Ее лицо было в нескольких дюймах от моего, я запустила руку в ее шелковистые волосы. На ее лице была смесь страха и нужды. Она была так одинока без другого черного тигра, так одинока! У других были тигры своего цвета, а у нее никого не было. Ее привлек наш аромат, потому что мы пахли домом. Мы были тем, что она оплакивала более тысячи лет. В этом заключалась истинная сила ардера: он мог заглядывать в ваш ум, ваше сердце, вашу душу, находить там то, чего вы желаете более всего, и если я могла дать вам это, то это было именно тем, что вы хотели больше всего на свете. Кто из людей может сопротивляться желанию своего сердца?
  
   Руки Домино обхватили меня, теперь мы держали ее вдвоем, и приблизили ее ко мне для поцелуя. Она прошептала:
   - Мастер, помоги мне!
   Мои губы коснулись ее прежде, чем я поняла, что она обращалась не ко мне.
  
   Ее Мастер-вампир втолкнул свою силу в меня так, словно я не была некромантом или другим вампиром, а просто другим черным тигром, который был животным его зова. Не просто тигр, а именно эта разновидность. Моя тигрица зарычала на него, огромный, черный зверь, но он только рассмеялся в ответ. Его смех двинулся потоком из ее рта вниз по моему горлу, но я поцеловала ее. Я поцеловала ее, потому что она была мягкой и хрупкой в моих руках. Я поцеловала ее, потому что Домино был крепко прижат к моей спине, его сильные руки обнимали нас обеих, поэтому он давал мне силу не только его черного тигра, но и белого, и вампир с той стороны оказался не готов к такому резкому отпору. Он заколебался, метафизически запнулся, и два мои тигра пролились в ее рот, далеко вниз, обрывая нить силы, которая соединяла вампира с женщиной в моих руках.
  
   В какой-то миг я увидела его лицо, приподнятое и пораженное. Вампир был близко; он послал ее нам в качестве троянского коня. Нет, он не предполагал, что кто-либо из нас мог быть опасен для связывающих их уз. Его кожа была одновременно и темной, и бледной; он выглядел так, словно изначально обладал темной кожей, но вампиры бледнеют с возрастом, как будто столетия пытаются иссушить их до костей. Его глаза были не карими, а черными, волосы - короткими и кудрявыми, губы - полными и мягкими. Я поцеловала женщину в своих руках, при этом думая о нем, и он поднял пальцы к своему рту, как будто почувствовал этот поцелуй на расстоянии.
  
   Ее руки прошлись по мне и Домино, ее рот питался моим, издавая тихие, нетерпеливые звуки. Я прижала ее к полу; она обернула ноги вокруг моей талии, а поцелуй между нами все продолжался, и ее ярко-красная помада размазалась по нашим лицам как кровь. Ее платье задралось и обнажило бледную задницу. Обосновавшись подо мной и потершись об мое платье, она продемонстрировала, что под платьем у нее ничего нет.
  
   В любой другой ситуации это вывело бы меня из себя, но там был Жан-Клод, и Ричард, Натаниэль, Дамиан, и Мика, и им очень сильно нравились девочки. Они смогли успокоить меня, и черная тигрица во мне смогла увидеть ее красоту.
  
   Сейчас я контролировала себя лучше, чем во время ардера. Наконец-то, у меня появилось оружие. Затем произошли две вещи, которых я не ожидала. Он направил свою силу в нее так жестко и остро, что она оторвала свой рот от моего, и ее тело судорожно дернулось под моим, как будто он захотел ее убить, раз не мог удержать; но она была животным его зова - смерть одного означала смерть обоих. Тогда его сила поразила моего черного зверя, и я поняла, что он не пытался убить ее, он пытался приручить ее и меня, но для этого он использовал боль и насилие, как и раньше, когда приручил ее много лет назад. Я могла предложить что-то намного лучше, чем насилие.
  
   Я расположила свои бедра напротив ее, зафиксировав ее на полу подо мной, и направила в нее мое животное, не для того, чтобы навредить, а чтобы доставить удовольствие. Даже тогда думаю, я удержала бы контроль, но я не привыкла к другим женщинам. Я не понимала, что некоторым из них легче доставить удовольствие, чем мне. В какой-то момент я подняла силу страсти на самый пик, пытаясь оттолкнуть насилие, которым вампир давил на эту женщину в течение многих столетий, но в следующий момент ее оргазм поймал меня. Я была слишком привязана к ней, слишком далеко продвинулась по той линии силы, которая соединила ее с ее Мастером. Я не смогла вовремя вырваться, не смогла разделить нас, поэтому меня захватило ее удовольствие, и ощущение тяжести Домино на мне внезапно еще больше усилило мое наслаждение. Его вес прижал меня сильнее к самой интимной ее части, и ее тело стало подрагивать подо мной снова и снова.
  
   Я видела, как ее мастер рухнул около кровати, одной рукой отчаянно схватившись за покрывало, словно пытаясь не чувствовать того, что ощущала она. Это было не просто удовольствие; он чувствовал ее наслаждение, наслаждение женщины. Он снова попытался своей силой причинить ей боль, но так же, как боль разрушала ее концентрацию, так удовольствие разрушало его.
  
   Домино встал на колени позади меня. На секунду я пристально посмотрела на лицо женщины. Ее глаза были расфокусированы, тело безвольно лежало подо мной. Она увидела что-то за моим плечом и прошептала:
   - Пожалуйста...
  
   Я почувствовала, что Домино сдвинул мои трусики в сторону, и знала до того, как он прижал свою тяжесть к моему телу, что он будет голым, или достаточно голым. Вампир в своем отдаленном гостиничном номере завопил:
   - Нет!
  
   Женщина подо мной прошептала:
   - Да...
  
   Домино пододвинулся, и я приподняла бедра, чтобы помочь ему найти этот волшебный угол, и почувствовала отголосок печали, бросивший тень на ее лицо, из-за того, что я убрала свое тело от нее. Я почувствовала триумф вампира в далекой комнате. Как бы не так! Я опустила руки вниз и подняла ее бедра. Она улыбнулась мне и приподняла свои бедра, крепче обхватывая меня ногами вокруг талии и сильнее прижимаясь ко мне. Домино начал проталкиваться в меня. Ощущение того, как он входил в меня, заставило меня на мгновение потерять концентрацию, склонить голову и задрожать от страсти.
  
   Мне пришлось положить одну руку на пол, чтобы не потерять равновесие от толчков его тела. Я держала одну руку на ее заднице, прижимая ее к моему телу, помогая ей оставаться так близко, как она хотела. Домино двигался во мне, и я была уже влажной, тугой, но влажной. Он ускорил ритм, его толчки стали долгими и глубокими и ласкали ту самую точку в моем теле. Упершись руками в пол, она приподняла свое тело и начала тереться бедрами о меня спереди также, как Домино делал это сзади.
  
   Я нашла свой собственный ритм, вдавливающий меня непосредственно между ними, помогающий мне тереться о Домино, и помогающий ей тереться о меня спереди, и снова она достигла наслаждения раньше всех. Ее тело задрожало подо мной, я удерживала ее, в то время как ритм Домино становился быстрее, жестче. Я почувствовала нарастание теплой тяжести в моем теле.
  
   Вампир на полу в своей комнате еще раз попытался вернуть себе эту женщину. Я чувствовала, как он собирает свою силу, моему тигру и мне это не нравилось. Он предлагал тигрице под нами только боль. Мы оценили его силу, настигшую нас в прошлый раз. Глаза женщины расширились от ужаса, словно она предчувствовала новый удар. Я хотела толкнуть черную тигрицу вниз по метафизической связи и ударить по вампиру его же способом, но Домино сделал последний толчок, и я внезапно задрожала между ними от страсти, и так как я все еще держала ее, этого хватило, чтобы она к нам присоединилась, поэтому мы одновременно простонали наш оргазм в длинном, теплом приливе удовольствия. Я бросила все это удовольствие в вампира, и почувствовала, как разорвалась связь между ним и его тигрицей. Она внезапно стала моей, только моей. Мы все трое упали без сил на пол, женщина оказалась пойманной в ловушку под нашим двойным весом. Ее разум плавал в волне почти жидкого счастья. Ее тело, как и мое, было безвольным и почти бескостным от наслаждения. Я могла чувствовать три наших сердцебиения в голове, как три барабана, бьющие в унисон. И в этот момент ее ум открылся мне. Она хотела, чтобы я знала.
  
   Ее Мастер был одним из Арлекина, и он скорее убил бы ее, чем позволил уйти. Ее послали, чтобы шпионить за нами, потому что Арлекин порвал с Советом Вампиров. Они бежали от Матери Всей Тьмы. Теплый кусочек удовольствия начал таять под тяжестью этого открытия, а затем пришло еще одно откровение.
  
   Один из других тигров, переживших нападение, был золотым, и животным зова еще кого-то из Арлекина. Его Мастер был более добрым, чем ее. Их послали, чтобы посмотреть, сможет ли Жан-Клод по-настоящему противостоять Тьме, и на самом ли деле я могу быть Мастером Тигров. Она позволила мне мысленно увидеть его лицо. Она выдала этого шпиона мне, потому что он и его Мастер не сделали ничего, чтобы помочь ей за все эти долгие столетия. Они уважали связь между слугой и Мастером, даже зная, что ее Мастер плохо обращался с нею больше тысячи лет.
  
   Я прошептала:
   - Ублюдки!
  
   - Да, - согласилась она.
  
   Мне не нужно было ничего говорить, я просто мысленно позвала: - Жан-Клод!. - И позволила ему увидеть то, что узнала сама. Я почувствовала его страх при слове "Арлекин", но он направил Нечестивца и Истину и кое-кого из веркрыс к тиграм, пережившим нападение. Жан-Клод знал, кто нам нужен, потому что тигрица показала мне лицо шпиона, а я показала его Жан-Клоду. Я также узнала имя тигрицы. Джейд. Это означало Нефрит, Черный Нефрит.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"