Лорел Гамильтон: другие произведения.

Перевод Bullet. Глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Шанг-Да стал рядом с двумя вергиенами вблизи кушетки, его пиджак был откинут назад, чтобы отчетливо продемонстрировать оружие. Что же происходило? Джамиль остался рядом с Ульфриком, и в этом было что-то слишком официальное, слишком опасное для нашего обычно не-совсем-настроенного-на-конкретные-действия Ричарда.
    
   Охранники рассыпались веером вокруг нас и выглядели немного неуверенными. Они тоже заразились общим настроением.
    
   - Ричард, что случилось? - спросил Жан-Клод.
    
   - Я вовремя, так что пока ничего, - сказал он.
    
   Истина и Нечестивец встали перед ним и Джамилем.
   - Ты двигаешься так, будто у тебя есть цель, Ульфрик, - сказал Истина. - Что это за цель?
    
   Ричард позволил им остановить его.
   - Я здесь, чтобы завершить триумвират силы Жан-Клода.
    
   - Я ожидал тебя завтра для приема вертигров, - сказал Жан-Клод, - но твое сегодняшнее появление для меня сюрприз.
    
   - Я что-то прервал?
    
   - Да, - сказал Ашер, вложив в это слово много негатива.
    
   - Тогда я как раз вовремя.
    
   Мика подошел ко мне, буквально ведя Натаниэля за руку. Мика подал мне свободную руку, и я отпустила Джейсона, чтобы принять ее. Когда Ричард причинил мне боль, Мика и Натаниэль поддерживали меня больше других. Когда он оставил меня, он также ушел и от Жан-Клода, казалось неправильным плакать на плече Жан-Клода.
    
   - Для чего ты привел охрану, Ричард? - спросил Жан-Клод.
    
   - Надеюсь, просто так, но Анита постоянно жалуется, что я не достаточно осторожный, так что я пытаюсь это изменить.
    
   - Истина, Нечестивец, достаточно.
    
   Вампиры посмотрел на меня, и я кивнула. Только тогда они отодвинулись в сторону.
    
   Мика сжал мою руку, и я наклонилась к нему, продолжая держать Жан-Клода за руку. Ричард посмотрел на Мику.
   - Думаю, я заслужил этот взгляд, Нимир-Рaдж, Мика.
    
   - Чего ты хочешь? - спросил Мика.
    
   - Помочь. Клянусь вам, я здесь, чтобы сделать лучше, а не хуже.
    
   - Это было бы что-то новое, - заметил Мика.
    
   Вспышка гнева скользнула по красивому лицу Ричарда, а затем он кивнул.
   - Я заслужил это. Он посмотрел на меня и проговорил: - Анита, я не знаю, что тебе сказать.
    
   Я вздохнула.
   - Ты сказал, что пришел, чтобы сделать лучше, так что давай, делай лучше, и мы посмотрим. Я встретилась с его идеально карими глазами, и он кивнул.
    
   Затем обратился к Жан-Клоду.
   - Я и тебе не знаю, что сказать, Жан-Клод.
    
   - Начни с объяснения причин, по которым ты здесь, Ричард, - сказал он.
    
   Ричард подошел к нам. Ашер придвинулся ближе к Жан-Клоду, словно хотел оградить его от другого мужчины. Обычно этого было бы достаточно, чтобы остановить Ричарда, но сегодня он продолжил идти. Он отвел волосы в сторону, открывая длинную, гладкую, мускулистую линию шеи.
   - Во-первых, я хотел бы поприветствовать Мастера города.
    
   Я ощутила, как Жан-Клод неподвижно замер рядом со мной, каменея в этой неподвижности, как это было свойственно старым вампирам. Оказывается, он так же не понимал, что происходит, как и я, и не доверял этому новому, более настроенному на сотрудничество Ричарду. Мы оба привыкли к тому, что он приходит и пытается, но, в конце концов, причиняет нам больше вреда, чем пользы, и подводит в самый критический момент. Он научил нас этому.
    
   Жан-Клод отпустил обе руки: мою и Ашера. Он должен был принять предложенное приветствие - то самое приветствие, которое Ашер пытался навязать всем нам несколько минут назад. Это был почти сюрреалистический поворот событий, потому что Ричард никому не предлагал этого приветствия, и никогда прежде не делал этого - по своей воле.
    
   Жан-Клод положил руки на плечи мужчины, чтобы не упасть, наклонился и легко поцеловал его в шею. Потом откинулся назад и изучающе посмотрел на Ричарда.
   - Так почему ты пришел?
    
   - Я останусь с вами сегодня, и завтра. Тебе понадобится твой волк сегодня, Жан-Клод.
    
   - Мы не нуждаемся в тебе сегодня вечером, Ульфрик, - сказал Ашер, и подошел сзади к Жан-Клоду, обнимая его руками за талию, кладя голову ему на плечо и прижимаясь щекой к его лицу. Ашер спрятал свои шрамы под волосами, а та часть лица, что оставалась открытой, была высокомерной, чувственной, и собственнической.
    
   Я ожидала, что Ричард отреагирует с отвращением, или гневом. Ему было не очень уютно, но он сказал: - О, я думаю, Жан-Клод нуждается, и Анита тоже. Я думаю, что очень нужен им сегодня.
    
   - Они договорились провести сегодняшний вечер со мной в постели, Ульфрик. Жан-Клод и я станем сегодня любовниками, и ничто нам не помешает. - Он улыбнулся другому мужчине предельно неприветливо.
    
   Ричард улыбнулся, и в его улыбке был гнев, как в улыбке Ашера - жестокость. В самом деле, когда до этого доходило, они оба могли быть довольно неприятными. Я никогда прежде не думала о них с этой точки зрения, но это была правда.
    
   Ричард утихомирил свою силу, когда вошел в дверь, отгородившись из вежливости. Сейчас первая струйка теплой, вибрирующей силы потекла сквозь нас. Я вздрогнула, когда она коснулась меня и вцепилась в руку Мики. Жан-Клод не столько вздрогнул, сколько просто пригладил лацканы пиджака, но я знала - это был нервный жест.
    
   - Я не буду предлагать сексуальные услуги тебе, Ашер, но, кроме этого, я не хотел бы ничего пропустить.
    
   - Ричард, - сказала я, - ты ведь не это имеешь в виду.
    
   Он посмотрел на меня и протянул ко мне руку.
   - Если ты и Жан-Клод собираетесь это сделать, то именно это я и имею в виду.
    
   Я уставилась на его руку.
   - Что ты предлагаешь? - спросила я.
    
   - Возьми меня за руку, Анита, пожалуйста, чтобы сила, чтобы общая сила сделала триумвират Жан-Клода тем, чем он должен быть сегодня, пока он обнимает Ашера.
    
   Мика сжал мою руку. Я посмотрела на него, и его глаза сказали мне: "Сделай это". Я доверяла ему, так что потянулась. В тот же момент, как рука Ричарда коснулась моей, сила окатила мою кожу, как теплая вода, так что каждый волос на моей голове зашевелился. Моя голова запрокинулась, глаза закрылись, и сила ударила в руку Мики из моей руки и полилась в Натаниэля. Леопард был зверем моего зова, и Натаниэль был для меня тем, кем Ричард был для Жан-Клода. Последний раз, когда мы попытались объединить мой триумвират с триумвиратом Жан-Клода, Ричард не участвовал.
    
   Рука Жан-Клода дотронулась до моего плеча, и сила распространилась и на него. Затем он приложил руку к моему лицу - касание голой кожи всегда было лучше. Ощущение было таким, словно сила была глубоким, неподвижным озером, а это последнее касание было огромным камнем. Вода всплеснулась, разлилась, и круги силы стали расходиться по ней все дальше и дальше.
    
   Кто-то прошептал: "Ах, боже мой", и это не был один из нас, тех, кто касался, потому что у нас пока не было слов. Джейсон не дотрагивался до нас, но я чувствовала, что сила поразила и его, и он протянул руку, положил ее мне на спину, чтобы стать частью этого обмена. Ощущение было таким, словно в воду бросили другой камешек, поменьше, прежде чем она успокоилась после первого. Я почувствовала, как сила ударила в Нечестивца и Истину, потому что они принадлежали нам, а Джамиль был волком Ричарда, и его тело реагировало на силу, затем на силу откликнулись веркрысы, потому что мы кормились на них через Крысиного короля, так что мы знали вкус веркрыс, и это было хорошо, а потом Шанг-Да ухватился за спинку кушетки, и я почувствовала, как его рука сомкнулась на ткани, поддерживая его. И, наконец, сила нашла Ашера, потому что все вампиры в этом городе были нашими, но он, должно быть, отошел от нас, чтобы быть рядом с Шанг-Да. Мы чувствовали, как он касается вергиен, и он был защищен от нас, от нашей разливающейся силы, нашего жара, нашего тепла, нашей смеси жизни и смерти. Он и его гиены были похожи на омываемые валуны, стоящие твердо и не унесенные потоком.
    
   Я слышала, как один из вергиен произнес: - Нам нужно идти, Ашер.
    
   Я мигнула, чтобы очистить свое зрение, почти так же, как после хорошего секса, когда оргазм делает вас слепыми и не позволяет сосредоточиться. Но это был не секс, это была чистая сила.
    
   Ашер произнес в повисшей тишине. - Ты скрывал свою силу от нас, Ульфрик.
    
   Ричард крепче сжал мою руку и руку Жан-Клода, и на минуту я не могла сказать, какая из рук была моей, или они обе были моими. У нас были моменты такого единения раньше, и всегда Ричард или я паниковали и разрушали его, но сейчас во мне недоставало цельности, чтобы бояться, а Ричард был в приподнятом настроении, словно все сработало даже лучше, чем он планировал.
    
   Его хриплый, рокочущий от силы голос ответил за нас.
   - Я мог бы сказать то же самое про тебя, Ашер.
    
   Я снова могла видеть, но я уткнулась в грудь Ричарда, поэтому все, что я видела - это красная майка с его джинсовой курткой. Голос Жан-Клода был ровным и невозмутимым, но я чувствовала в нем ожесточенную радость. Это была сила, ради которой он связал Ричарда и меня с собой; именно по этой причине он запер нас в нашей маленькой трехсторонней ненависти, ради этой возможности. Он сказал: - Зачем ты отрезал себя от нашей силы, Ашер?
    
   - Анита без посторонней помощи сделала раба из доминирующего верльва, ее Ники. Вы и втроем достаточно сильны, а с леопардом ее зова и ее Нимир-Раджем, я боюсь, мое бедное сердце будет порабощено.
    
   - Мы бы никогда не сделали подобного с тобой, - сказала я. Ричард передвинулся ближе к Жан-Клоду, и на какое-то время вампир перестал меня касаться. Сила стала ощущаться иначе, но это не разрушило связь. Мы оба принадлежали Жан-Клоду, и прикоснуться к одному означало дотронуться до другого.
    
   Теперь я видела Ашера и его гиен у кушетки, около занавесей с дверью по другую их сторону. Он смотрел на нас, его лицо было пустым и нечитаемым, но то, что он находился так далеко, говорило больше, чем все остальное.
    
   - Если бы ты не пытался поработить нас первым, - сказал Ричард. Он сжал мою руку и привлек Жан-Клода ближе к себе. Мужчина подвинулся так, чтобы он мог обнять за талию нас обоих, стоя между нами. Я держала руку в руке Мики, и Джейсон придвинулся, чтобы прикасаться ко мне и Жан-Клоду.
    
   - Ты что-то знаешь, mon ami? Поделись с нами, - предложил Жан-Клод.
    
   - Нарцисс хвалился тем, что его хозяин собирается свергнуть моего, а затем вергиены завладеют Сент-Луисом.
    
   - Нарцисс этого, правда, хочет, - сказал Ашер, - но я не согласился сделать это.
    
   - Моя информация говорит другое, и я достаточно поверил ей, чтобы приехать сюда сегодня вечером с Шанг-Да и Джамилем. Достаточно, чтобы остаться с вами на ночь, и не достаться им.
    
   - А если бы я сказал, что разделю постель с вами тремя, сколько потребовалось бы времени для того, чтобы твоя новообретенная решимость рухнула? - спросил Ашер.
    
   - Если выбирать между тем, чтобы открыть вену тебе с Жан-Клодом и Анитой и тем, чтобы этот садистский ублюдок Нарцисс стал королем животных Сент-Луиса, я предпочту дать кровь.
    
   Ашер вышел из-за кушетки рука об руку с гиенами, словно не был уверен, что произойдет, если он отпустит их, но он шествовал к нам, вкладывая это изящество, эту ранимую сексуальность, которой он обладал, в каждый шаг.
   - Я хотел ощутить твою шею на вкус с тех пор, как только увидел тебя, Ричард.
    
   - Знаю. - Я почувствовала, как его пульс попытался ускориться, чувствовала его сердце, когда он сосредоточился, чтобы его замедлить, так что пульс остался размеренным. Страх для вампиров и оборотней означал еду, а Ричард пришел сегодня вечером не для того, чтобы быть пищей. Он мог давать кровь, но это не рассматривалось бы как подчинение. Если бы гамбургер мог кусаться в ответ, то это было ближе всего к тому, что у него было на уме.
    
   Ашер перестал двигаться вперед и разглядывал нас с безопасного расстояния.
   - Это касается только троих из вас, или пятерых... нет, шестерых?
    
   - Я не могу говорить ни за кого, кроме себя, - сказал Ричард, - но я стою с Жан-Клодом и Анитой.
    
   - Леопарды будут делать то, что им скажет их Нимир-Радж, - сказал Мика.
    
   Джейсон сказал: - Я волк зова Аниты, а значит, ей решать, где я сегодня сплю.
    
   - Жан-Клод и я можем трахать, а затем пить от каждого из вас, по очереди и трахать снова. Нам хватит сил продолжать до тех пор, пока рассвет не убьет вечеринку, - сказал Ашер. Он боролся за контроль и, наконец, потерял его. Его лицо отразило почти нестерпимую боль. Он хотел того, что мы предлагали. Я видела, как его пальцы сжались на руках вергиен. Они, казалось, были околдованы им, но я поняла, что они были еще достаточно в себе, чтобы на всякий случай дать ему не те руки, которыми им пришлось бы выхватывать пистолет.
    
   Шанг-Дa маячил немного за ними, как будто ожидал, что они станут выхватывать оружие. Чтобы Ричард вот так примчался сюда, а Шанг-Дa действовал таким образом, требовалось нечто большее, чем просто слухи о бахвальстве Нарцисса. Когда у меня возникла эта мысль, она больше походила на знание, чем на обычное предположение. Мысленные картины, образы, ощущения, воспоминания, и то, что Ричард слышал, что у Ашера есть на уме человек-слуга. Нарцисс хотел объединиться с ним, чтобы создать такой же триумвират власти, как у нас. Если бы им удалось, и если бы они удачно выбрали человека-слугу, баланс сил в Сент-Луисе мог измениться, но не в нашу пользу. Мы так беспокоились о вампирах из других городов, пытающихся вторгнуться в нашу структуру власти, что не заметили гораздо более близкой проблемы.
    
   Быстрый обмен знаниями оставил меня потрясенной, и я пыталась скрыть свое лицо в объятиях Ричарда, уткнувшись ему в грудь. Но, конечно, это было слишком близко и для других вещей. Можно было бы предугадать, что возможность поделиться мыслями сделает нас настолько близкими, что дальше просто некуда, но, уткнувшись в его кроваво-красную футболку, я ощутила запах его кожи прямо под ней. Его запах заставил напрячься низ моего живота и, связанная этим напряжением, я не могла его скрыть. Ни от Ричарда, ни от Мики, который держал другую мою руку, и через него, Натаниэля. Джейсон тоже ощутил его, но это не смущало меня так сильно. Жан-Клод знал, но он с самого начала знал и использовал это, чтобы привязать Ричарда и меня к нему.
    
   Я внезапно оказалась глядящей в лицо Ричарда в дюймах от него, и его глаза дали мне знать, что он тоже хотел меня. Мы всегда хотели друг друга, секс никогда не был в перечне наших проблем.
    
   Я отвернулась от глаз Ричарда к Мике и Натаниэлю, стоящему рядом с ним. Я начала что-то говорить, но Мика сказал: "Все в порядке".
    
   Натаниэль кивнул.
    
   Ашер сделал глубокий, дрожащий вдох и медленно выдохнул, но на выдохе была все та же дрожь.
   - Так же, как ты не доверяешь мне или Нарциссу, я не верю тебе, Ульфрик. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, а значит, это ловушка. Прекрасная ловушка, но, тем не менее, ловушка.
    
   Ричард посмотрел на вампира.
   - Никакой ловушки, только мы.
    
   - Я бы выторговал только тебя и Аниту со мной и Жан-Клодом сегодня вечером.
    
   - Я хотел бы, чтобы еще один оборотень пришел после того, как ты покормишься на Аните и мне.
    
   - Зачем? - спросил Ашер.
    
   - Ты кормишься на нас только после того, как позанимаешься сексом раз, а если у нас будет больше пищи в запасе, ты сможешь трахаться снова.
    
   - Смело, Ульфрик, очень смело; что случилось с нашим волком-гомофобом?
    
   - Я предлагаю кровь, а не секс.
    
   - Не побеспокоит ли тебя тогда зрелище Жан-Клода со мной?
    
   - Поживем - увидим?
    
   - Ты действительно считаешь, что твои нервы позволят тебе быть в постели со всеми четырьмя из нас? Ты обычно защищаешь от меня свою добродетель, словно нетронутая девушка от развратного злодея.
    
   - По твоим меркам я именно такой и есть. Помни, что я разделяю некоторые воспоминания Жан-Клода. Ты любишь быть первым мужчиной, который соблазнит упрямца. И чем они мужественнее и большие гомофобы, тем лучше, потому что каждый раз, когда ты побеждал, ты знал, что нет никого прекрасней тебя.
    
   - Это было очень давно, Ульфрик, у меня больше нет той совершенной красоты, что была тогда.
    
   - Ты достаточно красив, чтобы Жан-Клод и Анита боялись остаться с тобой наедине по-отдельности, потому что они тебя любят. Это дает вампиру с твоими способностями большую фору, если он собирается доминировать в постели.
    
   - Ты действительно позволишь мне взять кровь у тебя сегодня? - спросил Ашер.
    
   - Ты понимаешь, что он с тобой сделает, Ричард? - Спросил Джейсон. Его укус удивителен и более близок к оргазму, чем укус Жан-Клода.
    
   Тогда пульс Ричарда поднялся, и застучал у него в горле.
   - Я слышал об этом.
    
   - Я ощущаю твой пульс, Ульфрик, я тебя пугаю.
    
   - Немного.
    
   - Так высокомерно, Ульфрик; ты думаешь, что устоишь против меня? Я с удовольствием докажу, что ты ошибаешься.
    
   - Можешь попробовать, - сказал он.
    
   Ашер потер пальцами по костяшкам пальцев двух охранников. Казалось, это помогает ему сконцентрироваться.
   - Но ты не уверен, что выиграешь эту битву воли. Я чувствую твое сомнение. Так зачем тебе рисковать своей красивой плотью со мной?
    
   - Анита и Жан-Клод любят тебя - это дает тебе преимущество. Но ты тоже любишь их, что уравновешивает ситуацию. Ты мне даже не нравишься, и я тебе не нравлюсь.
    
   - Тогда это тупик, - сказал Ашер.
    
   - Нет, потому что у нас есть одна вещь, которой нет у тебя.
    
   - И что это?
    
   - Ты хочешь меня.
    
   - О, как высокомерно, - сказал Ашер.
    
   - Ты хочешь меня не потому, что я тебе нравлюсь. Ты хочешь меня потому, что я принадлежу Жан-Клоду и потому, что часть тебя считает, что я - большая угроза для его любви к тебе, чем Анита. Она девушка, а то, что действительно пугает тебя - это то, что он найдет другого мужчину для любви. Ты обеспокоен Микой и Натаниэлем, но ты уже был в постели с ними, Жан-Клодом и Анитой. Я единственный, кого ты еще не видел с ним. И пока ты не увидишь нас вместе, ты никогда не будешь уверен.
    
   - Я никогда этого не говорил.
    
   - Не на словах, но ты больше всего ревнуешь ко мне, потому что я не буду делить его с тобой так, как Мика, Натаниэль и Джейсон. Сегодня я предлагаю поделиться, и ты хочешь этого.
    
   Это был вызов, и Ричард знал своего противника. Ашер на самом деле хотел то, что было в меню, и он не стал бы уклоняться от вызова, тем более что это Ричард бросил перчатку. Это была ловушка, хоть не намеренная, но мог ли Ашер на самом деле, впервые погрузив клыки в Ричарда, устоять перед желанием испытать на нем свои вампирские силы? Это было слишком соблазнительно, чтобы сопротивляться.
    
   - Идем с нами домой, Ашер. Давай вернемся к Нарциссу, - сказал Перс.
    
   - Это предложение действительно лишь на одну ночь, Ашер, - сказал Ричард.
    
   Ашер облизнул губы и сказал: - Это может подождать до тех пор, пока вертигры не прибудут и не уедут снова в Лас-Вегас.
    
   - Нет, - сказал Ричард, - сегодня, сейчас, или никогда. - Ричард встретил тяжелый взгляд Ашера: пока я и Жан-Клод прикасались к нему, он был защищен от взгляда мастера вампиров.
    
   - Не делай этого, - сказала другая гиена.
    
   - Пусть все, кроме вас троих, уйдут, - сказал Ашер.
    
   Жан-Клод подумал о нас. Мика крепко сжал мою руку, а потом позволил мне ее забрать. Джейсон опустил руки и отступил. Теперь остались только мы и Ричард, но сила по-прежнему была удивительной, теплый поток магии только и ждал, чтобы мы решили, что с ним делать.
    
   - Не надо! - сказал вергиена.
    
   - Я хозяин, а не вы, - сказал Ашер и оторвался от них. Он стоял один, и для меня снова стало очевидным, почему он не стал мастером своего собственного города. Не потому, что он был недостаточно сильным, а потому, что позволял своему сердцу, или своим желаниям, заменять здравый смысл. Можно выглядеть неконтролируемым и даже быть чокнутым до чертиков, - я встречала нескольких мастеров города, которые были такими, - но, в конце концов, все они, прежде всего, думали о выживании. Но Ашер подошел к нам. Он остановился в нескольких шагах, словно наткнулся на невидимую границу. Думаю, это была граница нашей силы.
    
   - Я хочу этого, - сказал он, и голос у него был хриплый, с нотками желания.
    
   - Если мы остаемся с тобой сегодня вечером, ты должен дать слово, что не заберешь вергиен в другой город, пока мы не найдем достаточное количество охранников им на замену, - сказал Жан-Клод.
    
   - А если я откажусь?
    
   - Тогда ты можешь идти сегодня к Нарциссу, а мы все трое пойдем ко мне в спальню без тебя. - Он повернул меня к себе и провел рукой по волнам волос Ричарда, но смотрел на Ашера; мы были просто реквизитом для игры.
    
   Вздох Ашера был длинным и дрожащим, а потом он просто прошел мимо нас к дальним занавесам. Он раздвинул их, а затем задержался в проеме с виднеющимся за ним каменным коридором.
    
   - Ты идешь, или твои нервы уже сдали, Ульфрик?
    
   Ричард сжал мою руку, потом отпустил и ее, и руку Жан-Клода. Связь тут же утратила свое великолепие. Ощущение было таким, словно вдруг стало не так тепло, словно туча закрыла солнце. Ричард пошел к Мике и Натаниэлю, наклонился и прошептал им что-то. Мика кивнул, а потом Ричард предложил руку сначала Мике и потом Натаниэлю. Они пожали друг другу руки, и Ричард вернулся к нам. Его лицо было до странного мирным, но пульс не мог лгать. Он бился на его шее. При всех его храбрых разговорах, он боялся Ашера.
    
   Жан-Клод предложил ему руку, и Ричард принял ее. Он потянулся ко мне, потом замялся и посмотрел на мужчину. Это заставило Жан-Клода улыбнуться, а затем протянуть руку мне. Я подошла к нему, и он повел нас за руки к Ашеру у занавесов.
    
   Джамиль сказал: - Что нам делать, Ульфрик?
    
   - Останьтесь с охраной за дверью, а если мы позовем на помощь, делайте вашу работу.
    
   Нечестивец сказал: - Анита, Жан-Клод, это плохая идея.
    
   Я кивнула.
   - Ну да.
    
   - Зачем тогда это делать? - спросил Истина.
    
   Я не могла объяснить, и я не имела такую же ментальную связь с ними, поэтому все, что я могла сказать, было: - Все будет в порядке.
    
   - Не лги лжецу, Анита, - сказал Нечестивец.
    
   - Довольно, - произнес Жан-Клод. - Если мы делаем это, мне нужно достаточно времени до рассвета, чтобы получить удовольствие.
    
   - Мы должны сказать Рафаэлю, - сказала Клаудия.
    
   - Сделай это, - бросил Жан-Клод.
    
   - Он знает, что я здесь, - проговорил Ричард. - Я обращался к вашему царю за советом.
    
   - Рафаэль не говорил тебе приходить сюда и трахать его, - выпалил Фредо, указывая пальцем на Ашера.
    
   - Он знает, почему я здесь и что собираюсь делать, я вам обещаю, - сказал Ричард, улыбаясь.
    
   Веркрысы переглянулись, но обещание удовлетворило их.
   - Эти дерьмовые тайны сводят меня с ума, - сказал Фредо.
    
   Джейсон салютовал, когда мы прошли через шторы и последовали за Ашером по коридору. Неправильно было думать, что задница Ашера очень хорошо смотрелась в кожаных штанах, когда он шел впереди нас по коридору, или это просто была констатация факта?
   (с) Перевод: Д.Доминга, Мирошниченко И.А. http://zhurnal.lib.ru/m/miroshnichenko_i_a/ Редактор: Елена
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"