Vathara: другие произведения.

Угли "Embers" (завершено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Автор: Vathara, оригинальный текст - http://www.fanfiction.net/s/5398503/1/Embers
    Переводчик: Aminya, оригинальный перевод - http://ficbook.net/readfic/735685 (разрешение получено)
    Фэндом: Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха)
    Персонажи: Зуко (Синяя Маска, Ли, Зузу), Айро (Муши), Аанг (Аватар)
    Описание: Пламя дракона тяжело погасить. Когда Зуко открывает давно утерянную технику покорения огня, мир начинает изменяться. По времени действие фика начинается во втором сезоне, через несколько дней после серии "Пещера двух влюбленных", с той разницей, что Айро усовестил Зуко и не дал ему украсть страусовую лошадь у Сонг. Так что наши герои продолжают брести пешком по Царству Земли, одни духи ведают куда. Что было дальше... читайте :)
    Кол-во частей: 91
    Статус: завершено и переведено


   Угли "Embers"
  
   Автор: Vathara, оригинальный текст - http://www.fanfiction.net/s/5398503/1/Embers
   Переводчик: Aminya, оригинальный перевод - http://ficbook.net/readfic/735685
   Фэндом: Аватар: Легенда об Аанге (Последний маг воздуха)
   Персонажи: Зуко (Синяя Маска, Ли, Зузу), Айро (Муши), Аанг (Аватар).
   Рейтинг: R
   Жанры: Джен, Драма, AU
   Предупреждения: OOC, Насилие
   Кол-во частей: 91/91
   Статус: завершено и переведено
   Описание: Пламя дракона тяжело погасить. Когда Зуко открывает давно утерянную технику покорения огня, мир начинает изменяться.
  

Глава 1

   Его разбудил приглушенный стон в предрассветном сумраке.
"Враги? Окружены? Засада?"
Зуко беззвучно глубоко вдохнул, приготовившись обрушить смертоносный сюрприз на любого, ухитрившегося подкрасться к ним...
Никого. Обычная тихая ночь в Царстве Земли. Лишь их скудный лагерь в стороне от дороги, раздражающее чириканье птиц, да странные травяные ароматы в воздухе, лишенном угольной копоти или соленого запаха моря...
И очередное сонное ворчание с той стороны, где спал дядя.
Зуко выдохнул воздух, не как огонь, а как вздох, и сочувственно скривился. Прошли недели с тех пор, как пираты-наемники Джао взорвали его на борту собственного корабля, и некоторые из наиболее глубоких ран всё ещё болели, несмотря на все дядины усилия продезинфицировать их и не допустить инфекции. Эта работа только усложнилась, пока они дрейфовали в океане без каких-либо припасов. Пойманная под плотом рыба и вода, отколотая от встреченных по пути айсбергов, позволили им выжить, но не более.
А теперь они были беженцами, спавшими в заросшей кустами низинке без элементарного костра. И если уж ему плохо, то дядя, вероятно, спит и видит продолжительную расслабляющую ванну в горячем источнике.
"Ага. Как будто прошлого раза ему было мало."
Зуко со стоном сжал пальцами переносицу, пытаясь изгнать воспоминание о том, как он вез своего практически голого дядю обратно на корабль, оставив поверженных покорителей земли глотать собственную пыль. Никогда в жизни он не желал повторения подобного.
"... Сегодня мне больше не уснуть. Проклятье."
Он никогда не спал крепко. С тех пор, как...
"Усни, и люди исчезают. Усни, и мир развалится на части, и никакие усилия не смогут этого исправить, ни-ког-да..."
Давно такого не было. Не на их корабле. Как правило. Но сейчас, в бегах...
Болезненное кряхтение. Зуко замер.
- Дядя?
Тишина. Вздох.
- Старые кости, племянник. Не волнуйся. Уверен, что в следующем городе мы найдем отличную мягкую кровать. - Смешок. - Или хотя бы конюшню. Солома не так плоха, если её хорошенько взбить.
Угу. При его-то удаче? Следующий город будет кишеть солдатами Народа Огня, или бешеными громилами Царства Земли, или там будет Азула. А если духи будут в особо отвратном настроении, то все трое сразу.
- Сперва надо добраться до города, - отрывисто бросил Зуко. - Повернись.
Он не был так хорош, как дядя - никто не был настолько хорош, кроме Азулы и самого Хозяина Огня - но у него должно было получиться.
Ладно, если ничего не выйдет, то дядя отделается лишь опаленной одеждой, а это они переживут.
Он медленно потер руки, плавно скользя ладонью по ладони неторопливыми круговыми движениями, осторожно нарастил тепло, и, поддерживая его, развел руки в стороны, не допуская появления пламени...
Огонь - это хорошо. Но иногда, скажем, если ты заперт под водой, под слоем льда, тепло лучше.
Воздух дрожал вокруг его пальцев, и Зуко принялся разминать затекшие мускулы.
- Хмм, - голос дяди звучал удивленно, но не сердито. - Племянник?
- Сложно, - выдавил из себя Зуко, удерживая горячее-но-не-обжигающее тепло, выискивая болевые места и растяжения мускулов. Если закрыть глаза, то он почти что мог увидеть их воочию - тусклую медь вместо естественного для тела золотого потока огня. - У меня не особо получается.
- А, ну... Возьми чуть повыше.
Через несколько минут ему пришлось прерваться. Отсутствие завтрака и недостаток сна ослабляли его концентрацию, и он не хотел поджечь дядю... Ну, только если он снова не потеряет дурацкую кость с лотосом.
Когда он отошел в сторону, дядя Айро сел с задумчивым выражением лица.
- Любопытная вариация метода обработки ран, принц Зуко.
- Это не вариация. Не совсем. - Зуко смотрел на встающее солнце, пытаясь соотнести дорогу, на которой они находились, с теми картами Царства Земли, которые он запомнил. Карты погибли вместе с его кораблем. Чертов Джао...
"Хватайтесь за руку!"
Зуко покачал головой, не желая видеть гнев и страх в глазах адмирала. Что могло быть большим доказательством того, что духи взъелись на него? Он не смог спасти даже врага...
- Племянник?
- Просто... так иногда делала мама, - нашелся он. - Когда я пытался состязаться с Азулой и... у меня не получалось. - "Когда у меня снова ничего не получалось. Болезненным образом." - Я давно об этом всерьез не задумывался... Может, пойдем уже?
- Аа, значит, будем есть на ходу? Молодые люди всегда так торопятся... - на гневный взгляд юноши Айро только улыбнулся. - Со мной всё в порядке, племянник. Ты действительно помог спине старика.
И больше ничего. Слава Агни. С более легкой душой Зуко принялся обустраивать лагерь. Разговоры об Урсе всегда были рискованными. Вспомнишь её, и дяде может вздуматься поговорить о ней. А это... больно.
Айро неторопливо последовал его примеру, выдохнул язык пламени на их потрепанный котелок, дабы заварить утренний чай. Уставился на облачко поднимающегося пара, словно желая увидеть в нем будущее. Или прошлое.
Впрочем, это же был Айро и его чай. Как всегда.

***

"Нам надо было чаще говорить до того, как умер мой отец, Урса." Позволив племяннику выбирать дорогу, Айро шагал следом, погрузившись в собственные мысли. И против всяких ожиданий довольно легко поддерживая шаг, особенно принимая во внимание неудобную ночевку. Возможно, просто остаточное воздействие глубоко проникшего тепла: Агни ведает, тепло успокаивает множество хворей. И всё же...
"Нам действительно нужно было поговорить."
Но никогда не находилось удобного времени. С самого начала.
"Принц Айро, просим вас прийти..."
Его подняла с кровати в самый темный час ночи одна из наиболее отважных служанок леди Урсы. Слова лились с её языка со скоростью воды в ливневом водостоке. Наследник Озая наконец-то родился, но не в благословенный полдень, а в несчастливый полночный час. Младенец и мать оба измучены родами и оставлены будущим отцом, когда врачи определили, что ребенок вряд ли увидит рассвет. Внезапная вспышка гнева леди Урсы, выгнавшей так называемых лекарей за дверь и потребовавшей принести достаточно дров, чтобы поджечь половину дворца, а затем выставившей всех за дверь.
Он не мог винить слуг за проявленную осторожность. Брак Озая, как и его собственный, был заключен с дочерью рода, известного своими талантами к покорению огня, дабы обеспечить сильных наследников роду Созина. А огонь черпает силы из страсти. В обычных условиях леди Урса была благовоспитанной дамой, но когда она была... огорчена...
Дверь была заперта, но Айро знал, как с этим справиться. Он зашел тихо, с осторожностью, как если бы входил во вражескую крепость.
"По крайней мере, пожара нет."
Хотя с одной стороны камина лежала внушительная куча пепла. В другом углу горело маленькое ровное пламя, языки которого тянулись к...
Айро замер, не смея дышать.
Урса сидела прямо на камнях, которыми был вымощен камин, не обращая внимание на сажу и дым, пачкавшие её свободную накидку. Её глаза были сомкнуты в предельной концентрации, а её руки... её руки были объяты огнем.
"Золотым. Зеленым. Фиолетовым. Как солнечные лучи в весеннем лесу."
Сначала она быстро провела пламенем по себе, принимая его силу. Потом, медленно, с задержками, по крошечной фигурке у себя на коленях. Каждое прикосновение пламени разгоняло синеву на коже ребенка, облегчало его дыхание, которое менялось от судорожных всхлипов до здоровых вздохов.
Страстно радуясь тому, что он один, Айро осторожно опустился на колени рядом с ней. Если ему повезло, если это то, что он думает, то она слишком глубоко погрузилась в целительный транс, чтобы замечать что-либо.
"Как это возможно? Я видел, как исцеляют покорители воды, но огонь?"
Наконец раздался громкий крик. Урса открыла глаза, оседая... Он поймал их обоих.
- Если кризис миновал, сестра моя, не лучше ли вам обоим прилечь?
Урса побелела.
- Вы видели...
- Мать, которая заботится о своем сыне, - твердо закончил Айро. И улыбнулся. - Итак. Это и есть мой племянник?
- Зуко. - Она подняла голову, и немного краски вернулось на её лицо. - Его зовут Зуко.
- Зуко, - Айро кивнул головой. - Лу Тен будет рад познакомиться со своим кузеном, утром.
Он взглянул в полуприкрытые глаза яркого золотого цвета, подобающие истинному представителю Народа Огня...
"Золотого?"
Он вспомнил, как держал на руках Лу Тена, когда тому было несколько недель от роду, и смотрел в его по-младенчески неопределенные голубые глаза. Только несколько месяцев спустя, когда ребенок подрастет, станет ясно, к какому элементу он склонен.
- Я тоже родилась такой.
Он бросил испуганный взгляд на жену своего брата.
- Моя семья не хотела об этом рассказывать. Не тогда, когда Хозяин Огня Азулон стоял за всеми приготовлениями... Моя мать говорила, что это как заставить вылупиться камень. - Урса горько-сладко улыбнулась сыну. - Но мне хватило силы выжить. Хватит и ему.
- Понимаю. - Айро вопросительно вздернул бровь. - Но как?
- Это древняя легенда. - Она подняла на него взгляд. - Он не должен узнать.
Не было необходимость уточнять, кто такой "он". Его брат плохо воспринимал секреты. Или то, что он не мог предсказать или контролировать.
- Как я расскажу моему брату, - твердо заявил Айро, - я увидел только мать, сидевшую с сыном там, где тепло огня могло принести им пользу. - Он окинул её одним из самых ласковых своих взглядов. - Однако не могу не признать, что это техника, которой я весьма хотел бы овладеть.
- Думаю, можно попытаться...
И они попытались, размышлял сейчас Айро, с трудом плетясь по песку. Несколько раз. Он научился с помощью тепла предотвращать инфекцию и помогать телу исцелиться. Эти навыки оказались жизненно важными тринадцать лет спустя, когда придворные лекари были уверены, что Зуко потеряет глаз и слух, если не саму жизнь. И всё же, он мог только "подталкивать" тело. Он никогда не сумел бы исцелять так, как это делала Урса, преобразовывать сущность пламени в энергию самой жизни. И она никогда не рассказывала, какая именно легенда привела её учителей к открытию настолько редкой техники. Хотя, если принять во внимание его путешествия и то, что он увидел, он мог и догадаться.
"Золотой, зеленый и фиолетовый", - думал Айро, уклоняясь от пролетающего шершня. - "Драконий огонь."
Пламя, которое Зуко, как и он сам, никогда не сможет использовать. Или которому его не было времени обучить, потому что способности Зуко проснулись очень поздно - он был таким крошечным ребенком - а Урса исчезла, когда сыну исполнилось всего десять.
"Ты сам сделал такой вывод", - выругал себя Айро. - "Ты никогда не спрашивал. Ты знаешь своего брата. Зуко импульсивен и быстро впадает в гнев, но он не дурак. Целитель в роли наследника Хозяина Огня? Непростительно".
Да. Именно так, верно?
Но было интересно наблюдать за реакцией Зуко на ту юную ученицу врачевателя, Сонг. В кои-то веки он подумал, хотя всё в нем побуждало его к действию...
"Мы не можем вернуться домой. Азула лжет так же легко, как дышит, но даже она не посмела бы арестовать нас, если на то нет воли Хозяина Огня".
А попав в руки Азулы, его племянник умрет. Она страстно желала стать наследницей, жаждала этого, равно как и одобрения Озая, словно умирающий в пустыне путник. Только изгнание Зуко - жизнь Зуко - стояли между ней и её желанием.
Он видел, как они сражались. Зуко мешкал. А Азула нет.
"Мы не можем вернуться домой. Но мой племянник должен понять это сам".
И что за дядя он будет, если не поможет ему в этом?
- Дядя? - глаза Зуко бурили его с глубоким-преглубоким подозрением из-под полей соломенной шляпы.
Айро быстро прикрыл все следы своих замыслов невинным удивлением.
- Я только думал о том, как нам раздобыть удобный ночлег, племянник. И, если можно, немного провианта.
- Мы из королевского рода. Нам должны давать всё, что мы пожелаем!
"... Это займет больше времени, чем я полагал". Отчасти, в этом были виноваты боль и раненая гордость: его племянник всегда проявлял благоразумие, общаясь с торговцами. Хотя у него была склонность торговаться до последнего. Но принимая во внимание то, что многие из тех, с кем они имели дело, взвинчивали цены только потому, что Зуко был изгнанником, это было даже честно.
- Кому, их заклятым врагам, принц Зуко? Может, они и крестьяне Царства Земли, но они не дураки.
Зуко стиснул кулаки, в которых вспыхнули огненные кинжалы, прежде чем он опомнился и украдкой погасил их.
- Но мы можем попросить, - гладко продолжил Айро, словно не видя этой промашки. В конце концов, их никто не видел... и он прекрасно знал, что нельзя долго безболезненно игнорировать дар духов. - Если бы у нас было что-то на обмен, наши дела пошли бы в гору.
Он осмотрел дорожную обочину.
- Вот бы нам найти несколько симпатичных гладких камешков.
- Ты с ума сошел?
Хмм. Иногда его племянник слишком уж быстро схватывал его идею.
- Я не могу... Меня поймают... Нас раскроют как людей огня и... Никто не станет платить за то, что мы используем на них горячие камни!..
- Не узнаем, пока не попытаемся, - пожал плечами Айро. - Я считаю, что овчинка выделки стоит. Ты знаешь, что люди видят то, что хотят видеть. - Он просиял. - Ага! Думаю, я нашел отличные камни.
- ... Пожалуйста, пусть эти камни не окажутся ядовитыми.
Виновато посмеиваясь, Айро запихнул за пазуху невинные на вид куски кварца. Его племянник имел все поводы волноваться. Может, наука охоты и сбора и не была среди их навыков, но кронпринц изучал всё, что производилось в шахтах Народа Огня. Включая прекрасные и смертоносные рубины, содержащие мышьяк, печально известные как "драконья кровь".
- Не волнуйся, на сей раз я знаю, что делаю.
- Надеюсь, что так. - Это прозвучало тихо, гораздо тише, чем он привык слышать от своего импульсивного племянника. - Ты напугал меня, дядя. - Зуко сглотнул. - Не делай так больше. Пожалуйста.
"Дольше, чем я думал", - подумал Айро. - "Но, возможно, не так долго, как я боялся".
- Я буду осторожен, - уверил он юного принца. - Смотри! Там образуется ручей, когда тает зимний снег...
Подавляя вздох, Зуко сошел с дороги, чтобы помочь дяде охотиться за галькой.
Завидев очередного каменного кандидата, Айро с улыбкой нагнулся, слушая ворчание и жалобы, словно тихую музыку.
- Камни... безумие... ни за что не выйдет...
Однако он не сказал "нет". А Зуко непременно сказал бы, если бы не был готов попытаться.
"По шагу за раз".

Глава 2

   "Иногда, - думал Зуко, - даже самое нудное домашнее задание приносит свои плоды".
Народ Огня обычно использовал в качестве топлива уголь. В Царстве Земли использовали всё, начиная от дерева и угля и заканчивая странными газами, добываемыми в солевых шахтах. Принимая во внимание его подготовку к завоеванию этой страны, он немного знал о каждом из них.
Именно так он и заметил назойливый запах древесного дыма, который привел его к горке углежога. Часть бревен он осторожно извлек, соорудив небольшой прочный тигель из частично обожженного дерева сбоку от горки.
- В самом деле, принц Зуко, зачем это надо...
- Я не пользуюсь оборудованием, которое не испытал лично, дядя, - Зуко вытянул руку. - Камни. Сейчас.
- Мы можем нагреть их в руках. Не надо было разрушать труд бедного дровосека...
- Нет, надо! - однако он не двинулся, не атаковал. Как бы сильно ему ни хотелось сломать хоть что-нибудь только затем, чтобы немного ослабить скрутившие его изнутри узлы. - Дядя, ты можешь просто мне довериться?
Дядя Айро нахмурился, но вручил ему мешочек с камешками.
"Наконец-то". Зуко бесцеремонно высыпал их в самодельный горн, швырнул следом пламя и отступил назад, ожидая.
- Дым привлечет к нам внимание, - предупредил дядя, пока пламя разгоралось в древесном гнезде. - Что бы ты ни задумал, племянник, нельзя оспаривать важность оставаться незамеченными...
ТРЕСК.
Зуко выдохнул, когда его подозрения подтвердились треском ещё нескольких взрывов, раздавшихся из дымящегося дерева. Это был вздох облегчения. Возможно, вселенная засчитает это за положенную ему неудачу и на какое-то время оставит их в покое.
Дядя не издал ни звука.
Зуко подождал, пока пламя не уляжется, и ещё несколько минут сверх того, потом загасил пламя движением руки и принялся отыскивать уцелевшие камешки.
Дядя по-прежнему молчал, наблюдая из-за его плеча. Невероятно.
Наконец, юноша отыскал уцелевшие камни, всё ещё слишком горячие для того, чтобы брать их руками, и два полуобгоревших бревна, утыканных каменными осколками, похожими на ножи Мэй.
- Ты сказал, что иногда там течет ручей, - прямо сказал Зуко. - Я им не доверял.
- Вода в камнях, - медленно проговорил дядя, глядя на острые края. - Да, разумеется.
Он взглянул на Зуко.
- Как ты узнал?
"Зузу, можешь согреть их для меня? Я хочу сыграть в игру..."
"О, смотрите, Зуко покорил землю! Но он даже этого как следует не может!"

- А как я всё узнаю? - мрачно пробурчал Зуко, дуя на камешки, чтобы их остудить, прежде чем сложить в дядин мешок. - На собственной шкуре.

***

"Не смейся", - твердо велел себе Айро, старательно не замечая, как дрожали руки Зуко, укладывавшие теплые камни на спину ворчливого кузнеца. Большинство людей не заметили бы ни малейшего вздрагивания. И действительно, никто из небольшой толпы зевак, собравшихся в этой маленькой таверне на обеденный перерыв, ничего не увидел: слишком заинтересованные незнакомцами и слишком беззаботные, чтобы сдержать язык, заметь они что-либо. Но Айро знал своего племянника. Более того, он многие годы водил солдат на битву. И даже если сам мальчик оставался в неведении, уж он-то знал, когда молодые люди испытывают душераздирающий страх. Когда так страшно, что готов побежать. Или напасть, топя страх в действии.
"Не смейся. Это битва, битва не тела, но души. Помни, что ты был генералом, и веди".
Пока что его байка местной трактирщице о том, что они были целителем и учеником, попавшими в набег Народа Огня, и, к несчастью, не успевшими схватить даже самое необходимое, кажется, работала. Они уже вылечили несколько человек. Оказалось, что деревенская целительница была по горло в заботах о трех сложных беременностях, да и доставшиеся им раны были простыми. Однако их пациенты решили воспользоваться тем, что незнакомцы беженцы, и практически принудили их взимать меньшую плату.
Неважно. Он, как и Зуко, достаточно знал полевую медицину, чтобы справиться. Их знаний должно было хватить, если их не попросят о чем-то сложном.
Впрочем, кажется, этот случай будет последним. К счастью, кузнец лежал на трактирной скамье и не мог видеть, как Зуко опустил голову и начал медленно и старательно-размеренно дышать. Будь поблизости свечи, с тревогой подумал Айро, они бы вспыхивали в такт этому ритму. Просто чудо, что камин в трактире не мерцал.
А может, не такое уж и чудо. Зуко знал, что за ними следят. Молодой человек был осторожен. Временами.
"Но почему он боится?" - удивлялся Айро, принимаясь разминать мускулы, напряженные после целого утра работы с металлом. - "Здесь безопасно, драться не с кем. Мы здесь для того, чтобы помочь этому человеку, так же, как мы помогли его соседям..."
Хмм. Помимо своего дяди, когда Зуко помогал кому-нибудь и при этом не пострадал?
"Нашему рулевому, в шторм. Аватару".
Ха, может, племянник и думал, что Айро ведать не ведает о той авантюре, но он был старым, а не слепым. Сперва мальчик в отчаянии и уверен, что Джао заберет все, к чему он так стремился, а на следующий день просто идет спать? Да ещё и весь в синяках.
"О, как бы я хотел увидеть выражение лица Джао".
С этой забавной мыслью Айро одобряюще улыбнулся. Тем временем Зуко занял его место и принялся за работу, осторожно поддерживая видимость, будто тепловое марево идет от камней, вынимаемых из походного котелка, установленного в очаге таверны, а не от его рук.
- Осторожно, - занудным голосом наставлял его Айро, словно учитель, поучающий ученика. "Действуй как ни в чем не бывало, и нам поверят". - Сперва всегда дай мускулам расслабиться, чтобы не растянуть их ещё больше.
- Ха! - буркнул их пациент, чуть не сдвинув при этом гладкие камешки. - Ты меня за хиляка принимаешь, старик?
- Вы поистине источник энергии Ян, мастер кузнец, - весело отозвался Айро, жестом велев Зуко возвращаться к работе, когда молодой человек замешкался. - Но исцеление требует баланса. Поэтому осторожность не помешает.
Ему самому стоило бы прислушаться к собственному совету. Та демонстрация с камнями...
"Он мог бы просто сказать мне. Я бы ему поверил."
Очевидно, сам Зуко так не считал.
"Нет. Тут скрыто большее". - размышлял Айро над действиями Зуко и их результатом. - "Отказавшись от объяснений, он получил свободу действовать, и тем самым отвести от нас угрозу".
Что означало, что Зуко ожидал, что его беспокойство отметут в сторону. Хотя с чего бы его племяннику думать, что кронпринцу откажут в праве на самозащиту...
"Я такой дурак".
Узнает на своей шкуре, да?
"Озай. Или Азула".
Скорее всего, девочка. Его брат скорее проявит жестокость словами и пламенем, чем завлечет мальчика в опасную ситуацию. Речные камни, взорвавшиеся в руках невинного ребенка... О, да, определенно Азула.
Что означало, что он заставил племянника работать в гостинице полной незнакомцев и с воспоминанием об издевательском смехе Азулы. О, духи.
"Что ж. По крайней мере, он не сбежал. И никого не поджёг".
Пока. Пора заканчивать, пока у его племянника не сдали нервы. Зуко без колебаний встретит боль и опасность. Но вот демонов своего разума...
"Прошло три года, и я надеялся, что хотя бы узнал всех их в лицо. Но эти годы прошли без Озая и без Азулы. Сила моих врагов пустила куда более глубокие корни, чем я думал. Они куда сильнее, чем я представлял".
Как при Ба Синг Се...
"Нет, я не потеряю ещё одного сына."
- Дядя, - прошипел Зуко, пихая его локтем.
А, да. Надо собраться, если он не хочет потерять своего племянника прямо сейчас.
- Я бы советовал вам несколько дней не напрягаться, - сообщил он кузнецу, пока Зуко укладывал вещи. - По крайней мере, больше никаких соревнований по подъему страусовых лошадей, хотя бы какое-то время, - хихикнул он. - Пусть лучше они таскают вас.
Фыркающий смех.
- В чем же тут веселье?
Последовавший за этим добродушный хлопок по плечу мог бы свалить с ног многих мужчин. Айро позволил себе покачнуться, сдвинувшись ровно настолько, чтобы поддержать образ веселого безобидного старика. Удерживая улыбку, внутри он затаил дыхание - Зуко дернулся, на волоске от того, чтобы напасть на мужчину... но погасил ярость и остался на месте. Хотя Айро подозревал, что камни в их горшке были гораздо, гораздо горячее, чем им полагалось.
- Благодарю за возможность использовать ваш очаг, госпожа, - Айро поклонился откровенно подслушивающей трактирщице. - Если в нас больше нет нужды, нам с племянником стоит заняться закупкой припасов, необходимых для путешествия.
- Можешь снова зайти перед ужином, красавчик, - на щеках пожилой женщины появились ямочки.
- Вы слишком добры, - ещё один поклон, и он незаметно вытащил на улицу своего ошарашенного племянника, котелок и прочее.
Поворот налево, два направо и они оказались за надежной стеной пекарни. Домов поблизости не было из-за опасности пожара - никто не удивится нескольким струйкам дыма.
- Племянник. Дыши.
- Дыши? Мне не нужно дышать, дядя! Если мы заработали достаточно, идем купим припасы и отправимся...
- Ли, - очень медленно сказал Айро. - Я твой учитель, и когда я говорю тебе дышать - ты дышишь.
На лице Зуко отчетливо виднелся шок. Предательство. Гнев... Потом его плечи поникли, и Зуко принялся дышать.
"Долго это не продлится", - думал Айро. - "Любая атака, и он ринется в бой. Это то, чем он занимается. То, что он знает. Но если отвлечь его..."
- Когда я был молод, мне пришлось общаться с солдатами, побывавшими в плену у врага. С ними... плохо обращались. - Он поморщился, вспоминая прежнего себя: гордого и неистового, и совсем не такого доброго, как, скорее всего, представлял себе Зуко. - И я тоже не обращался с ними как должно. Я не терял того, что потеряли они, и я не понимал их.
- Дядя, - голос Зуко звучал натянуто, - солдаты из прошлого не имеют значения. Не в сравнении с теми солдатами, которые могут быть здесь и сейчас.
- Они важны, - прервал его Айро. - Ты важен, племянник.
Зуко сверлил его подозрительным взглядом.
- Я не солдат, дядя.
- Не по положению, - признал Айро. - Но тебя контролировали и ранили те, кому ты должен был беспрекословно подчиняться, и, не имея возможности освободиться, без помощи...
- Не говори так о моем отце!
- А когда ты думал, что завоевал свою свободу, - безжалостно продолжал Айро, - твой кошмар вернулся и снова грозит тебе цепями. Я видел этот страх, племянник! Я видел его в их сердцах. Я вижу его в твоем!
- Я не боюсь её!
Быстро, как атакующая змея, Айро ринулся вперед.
- Я боюсь.
Оказавшись в кольце его рук, Зуко что-то бессвязно бормотал.
- Она искусна и смертоносна, - говорил Айро тихим голосом. - Она преследует твои мысли и лишает отдыха. Но ты должен отдыхать, племянник. Вспомни, как мы ходили в Северный храм воздуха много лет назад.
Зуко поклялся обыскать каждый храм воздуха в поисках следов Аватара, а его племянник никогда не бросал слов на ветер. Но даже разгневанный подросток со шрамом видел мудрость в том, чтобы хранить работу Джи Механиста на Народ Огня в тайне. Они вдвоем не впервые путешествовали по Царству Земли, облачившись в коричневое.
"Но тогда тайные поиски заняли часы", - думал Айро. - "Сейчас прошли дни".
Ему нельзя колебаться. Сейчас Зуко нуждался в его уверенности больше, чем когда-либо. Изгнание уничтожает душу, изгнание с угрозой мучительной смерти куда более ужасно.
- Ли и Муши простые беженцы, - говорил он старательно ровным голосом. - Если будем вечно начеку, вечно выискивать притаившихся врагов - выделимся из толпы. Мы должны быть как два листа в лесу. Это единственный способ выжить.
Он крепче сжал руки, гладя слишком худые плечи.
- Я здесь. Я не брошу тебя на её милость снова.
- Я не боюсь её, - тихий, горький шепот.
"Нет", - подумал Айро с иронией. - "Не так сильно, как ты боишься людей вокруг, племянник".
Это не страх перед раной или смертью. На поле боя его племянник мог встретить любого врага.
"Кроме двух".
Но ходить среди тех, кто может и не быть врагом... у него не было шанса научить этому Зуко. Он даже подумать не мог, что этому нужно учить.
"Пора положить этому конец. Немедля".
- Ты должен понять, племянник, - будничным тихим тоном сообщил Айро, - что то, что мы делаем - одно из самых сложных и опасных заданий в мире. Выживание на чужой земле, среди правил и обычаев, чуждых всему, что ты знаешь, - это тяжело. Очень тяжело. Не думаю, что Азула справилась бы с этим.
Он отодвинулся, чтобы Зуко видел его улыбку.
- Но я знаю, что ты сможешь.
Золотые глаза моргнули, недоверчиво, неверяще. Но Зуко не отстранился.
- ... Как?
- Разве ты не слышал поговорку о драконе и горе? Гора сильная. Она кажется неуязвимой. И во многом это так. Но если нанести достаточно яростный удар, от неё останутся только камни да пыль. - Он сжал пальцами плечо Зуко, несильно, но твердо. - Дракон кажется слабее. Он смертен, если его ранить, у него течет кровь. Но дракон может передвинуться, избежать удара и выбрать время для атаки.
"Хорошо", - подумал Айро, чувствуя, как выравнивается дыхание Зуко под его ладонями. - "Страх далеко не мертв, но мы его ослабили. Он думает..."
- Драконы мертвы, дядя.
Ах, да. Это было разумное возражение, исходя из того, что знал Зуко.
"Смею ли я? Он всё ещё любит моего брата и боится его. В случае ошибки я сильно рискую".
Цена была очень высока. Но цена для его племянника, для всего мира, если он позволит Зуко снова скатиться в этот ужасный омут сомнений... Мысленно скрестив пальцы, Айро вознес молитву.
- То же говорили и об Аватаре.
Вот теперь Зуко рывком освободился, потрясенный.
- Ты солгал дедушке?
"Осторожно. Осторожно."
- Дух Луны обучил покорителей воды, мой племянник. Неужели ты бы последовал путем Джао и пролил его кровь?
- Нет! - Зуко отпрянул в ужасе. - Поэтому дух и пришел... И я...
Он порывисто отвернулся, сжав кулаки.
Айро напрягся, узнавая затаенный стыд, то, как Зуко развернул голову, чтобы шрам прикрыл его выражение лица. Он никогда не плачет. Никогда, с тех пор, как леди Урса...
- Это я виноват в том, что она умерла?
"Юи". Он рассказал племяннику всё за долгие недели дрейфа на плоту. Принцесса проявила редкое мужество, отдав жизнь за свой народ. Она заслужила, чтобы её помнили.
- Нет, - твердо ответил Айро. - Ты не знал планов Джао. Я не знал. Я не смог вовремя его остановить. Её смерть была храбрым поступком и её собственным выбором. Ты не виноват.
- Но это я забрал Аватара, - Зуко сглотнул, но в горле было сухо. - Будь он там... Если бы та покорительница воды не последовала за мной, она была бы там, и... Если бы я знал, я бы...
Айро сохранял голос ровным, чувствуя обрыв, на котором балансировал его племянник.
- Что бы ты сделал?
- ... Я бы подождал.
"Не кричи на него", - убеждал себя Айро, но вздоха он скрыть не смог. - "Он был потерян долгое время. Нельзя ожидать, что он мгновенно узнает путь".
- А если бы ты был там, и Джао одолел бы их? Что бы ты сделал?
- Я не предатель!
- Нет, не предатель, - кивнул Айро. - И я не верю, что ты когда-либо станешь им. Что бы ты ни выбрал.
Зуко покачал головой, словно отгоняя боль.
- Сейчас это неважно. Она мертва.
У Айро несколько полегчало на сердце, когда он услышал смысл этих слов.
- Ты бы помог Луне.
- Я бы не стал помогать Аватару!
- Я и не говорил про покорителя воздуха, племянник, - осторожно сказал Айро. - Двое, сражающиеся за одну цель, не всегда являются союзниками. - Он пожал плечами, словно это были какие-то мелочи.
- Признаюсь, мне интересна причина такого выбора. Это было бы благородное деяние, но ты обычно неодобрительно относишься к духам.
- Это они не одобряют меня, или ничего из этого не случилось бы, - ядовито бросил Зуко. Он закрыл глаза и сжал пальцами переносицу, подавляя чувство безысходности. - Дядя, если ты не заметил, прошедшие три года мы жили на корабле. Если бы мы не следили за луной, то погибли бы. - Оглушительный вздох с намеком на струйку дыма. - Нам нужны припасы, а потом мы тронемся в путь.
Кивнув головой, Айро последовал за племянником на рынок. Ноги у него по-прежнему гудели, зато на сердце стало не в пример легче.
"Его дух ранен, но всё ещё сражается. Ему просто нужно время. И немного... вдохновения".
- Эй, вы только взгляните на маленького дезертира, - протянул самоуверенный голос. - Что, на фронте для тебя слишком жарко?
"Духи, - мрачно подумал Айро, сверля взглядом массивного мечника Царства Земли, с усмешкой глядящего на них, - и это - ваша помощь?"

***

Терпение. Терпение и тени.
"Кого ты пытаешься надуть, старик? Этот мальчишка не лекарь".
Дождаться нужного для удара времени.
"Его семья заплатила тебе, чтобы ты принял его, или ты просто подобрал бродяжку?"
Дыши. Сиди на корточках. "Там".
- Кто здесь?
Мечник - да. Хороший - нет. Захват, толчок, использовать крепкую стену против столь же крепкого черепа.
Мужчина отключился. А мечи...
Пируэт, и они прорезали воздух. Он чувствовал их движение, не как отдельные лезвия, а как две половины одного целого.
"Неплохо. Не идеал, но неплохо."
Откуда у этого хвастливого подонка взялись мечи, достойные мастера, он мог только гадать. Одно было ясно: ублюдок плохо о них заботился.
Вложив дао в ножны, он растворился в ночи. В городе не было нормальной ночной стражи, но всегда оставался шанс наткнуться на пьяного бродягу, особенно при свете полной луне.
Он благополучно добрался до их ночлега на сеновале в конюшне. Трактирщица не стала настаивать на аренде комнаты после того, как дядя обработал её с помощью горячих камней и лести. О чем он вообще не хотел задумываться. Никогда.
Маску Зуко приткнул под гору припасов, которые дядя заставит его упаковать утром. С дао следовало поступить так же.
"Нет. Я завоевал их. Они заслуживают лучшего".
Он не стал обременять себя при набеге на Северный полюс, потому что изначально рассчитывал на то, что придется плыть. Но он всегда имел при себе набор для чистки, с тех самых пор, как начал учиться фехтовать. Во время вторжения, на плоту, во время безумного бегства от Азулы - всегда. Вынув из ножен парные мечи, Зуко осмотрел лезвие в поисках зазубрин и царапин и принялся за работу.
- Мне было интересно, разыщешь ты его или нет.
Зуко замер с точильным камнем в руках, затем возобновил работу.
- Ты не заставишь меня вернуть их.
- Нет, - задумчиво отозвался дядя Айро, усевшись скрестив ноги на свою постель. - Наши шансы повысятся, если ты будешь вооружен. Хотя завтра нам лучше выйти пораньше. - Он пригладил бороду. - И раз наши люди не доложили о твоем дополнительном умении даже после допроса Джао - и, поверь мне, он их допрашивал, когда рекрутировал в свой флот - никто не соотнесет эту кражу с нами.
Зуко стоило немалого усилия не поморщиться.
- Кража? Мы на войне!
- Может быть, Народ Огня. Мы - нет, - Айро строго взглянул на него. - Ты всегда хранил свою честь, принц Зуко. Не теряй её из-за отчаяния. Предводитель солдат никогда не даст им мародерствовать. Это порождает ненависть к Народу Огня, они не видят будущего гармоничного правления, а только кровавую жажду завоевания, которую невозможно утолить. - Его суровый взгляд смягчился. - Мудрый лидер прежде всего управляет собой.
Сталь жгла ему руки. Зуко сглотнул и отложил её в сторону.
- ...Он назвал тебя лжецом.
- Всегда найдутся те, кто думает о людях лишь самое плохое, - легко отозвался Айро. - Ты не дезертир, принц Зуко. Мы оба это знаем.
"Правда?"
- Мой маскарад целителя никого не обманет! - Сдерживай свой темперамент. Сдерживай. Солома и огонь плохо сочетаются друг с другом. - Дядя, это безумие, я ни за что... чтобы научиться исцелять по-настоящему требуются годы. Очевидно же, что я не смогу... У меня не получится!
Вздох. Но судя по звуку, не смирения и не разочарования. Скорее... решительный.
- Племянник, - тихо сказал Айро. - Иди сюда.
Прикусив губу, Зуко подчинился.
- Сядь, - приказал Айро, запалив на ладони небольшой огонек. - Огонь и исцеление связаны теснее, чем думают многие. Огонь это не только разрушение, это страсть, воля и сама жизнь. И эта жизнь может влиять на другие жизни. - Он поднес пламя ближе к Зуко. - Возможно, матушка показывала тебе это.
"Моя мама?"
- Движения такие же, как те, которыми ты создаешь тепло. Только вместо тепла твоего тела используй пламя. Осторожно... не тяни, а примани его к себе... смешай энергию пламени с твоей собственной...
Такое ощущение, будто под ногами провалился лед. В один миг это было пламя. А в следующий...
"Светлее. Совсем другое."
Круговые движения образовывали ритм, напоминающий ему движение Аватара, которым тот вызывал из спокойного воздуха шторм, или движение покорительницы воды, которым та превращала волны в лед. Огонь был не просто пламенем, его приходилось заманивать, удерживать, убеждать...
- Хорошо, - тихо сказал дядя. - Теперь посмотрим, чем ты можешь помочь ноющим ногам старика.
Растерянно моргая - с каких пор его пламя содержало частички зелени? - ему потребовалось некоторое время, чтобы осознать слова дяди. "Он же не серьезно."
- Попробуй, - подзадорил его Айро. - Просто попробуй. Если не сработает, можешь назвать своего старого дядю дураком, и мы поищем другой способ.
- Не говори так! - рявкнул Зуко с болью на сердце. "Я сказал это. Потому что хотел в это верить. Потому что в противном случае Азула снова врала, а я так хотел поехать домой..." - Ты не дурак, ты не лжец, и он не имел права!
"Никто больше не скажет дяде такого. Никогда".
Зеленое. Яркое, как лунный свет. Не жаркое, но теплое как летний полдень.
"Долго мне его не удержать..."
Близко, однако не касаясь кожи. Вытянув руки вперед, он проводил ладонями над уставшими от ходьбы лодыжками, чувствуя, как сила уходит из него, подкармливая ослабленную энергию. Перед его мысленным взором участки медного цвета разогрелись до оттенка старинного золота.
- Хватит, - твердо сказал дядя, пошевелив пальцами на ногах. - Обрати энергию на себя и дай мне перенаправить то, что я смогу.
Теплая волна, в которой искры боли сгорали, как высохшие листья. Зуко сбился с ритма и пламя исчезло в струйке дыма.
- ... Я не смог его удержать. - Он не будет плакать. Даже если он... устал. Так устал от провалов.
- То, что ты смог его вызвать - гораздо больше того, чего удалось достичь мне.
Зуко уставился на него. Айро криво улыбнулся.
- Твоя матушка много раз показывала мне ката, но я им так и не овладел. Она сказала, что ката передавалось по наследству в её семье. Техника, основанная на легенде. Секрет и дар от Кузона из Бьякко.
- Кузон? - побледнел Зуко.
- Дед твоей матери. Могущественный покоритель огня с большим чувством юмора, судя по его письмам, - Айро вопросительно приподнял бровь. - Ты слышал это имя?
Зуко сглотнул.
- Аватар... Я слышал, как он упоминал это имя, - вроде как. - Некто, кого он знал сто лет назад.
- Кузону было пятнадцать, - задумчиво сказал Айро. - Это возможно. И, возможно, именно поэтому я так и не овладел этой техникой. Я изучал покорителей воды, но я никогда не сражался на равных против покорителя воздуха.
"Сражался на равных. Целых две минуты".
- Зачем ты изучал покорителей воды?
- Мудрость можно черпать из многих источников, принц Зуко. Разве ты не изучал ту покорительницу воды, которая победила тебя?
Зуко очень старался не зарычать.
- ...Да, - и лучше бы к следующему разу она запаслась новыми трюками. Он не собирался снова быть раздавленным под глыбой льда.
- Изучай её не только для того, чтобы победить её, изучай то, что может пригодиться для твоих собственных форм, - посоветовал Айро, осторожно поглаживая племянника по спине. - Тебе больно?
Зуко нахмурился.
- Нет, - что было полной бессмыслицей.
Его дядя улыбнулся.
- Тогда, кажется, принц Зуко, мы не будем лгать.
Тут до Зуко дошло, и он с протестующим стоном закрыл лицо руками. "О, Агни. Мне придется пройти через всё это..."
- Теперь отдыхай, - Айро взлохматил его короткие волосы. - Закончишь с клинками утром.

Глава 3

   Их жизнь вошла в колею. Они шли. Находили кого-нибудь - кого-угодно - хоть отдаленно дружелюбного, предлагали свои услуги и продолжали расспросы до тех пор, пока не находили того, кто нуждался в их помощи. Услуги целителя, простая помощь по переноске дров, всё, что угодно. Потом они выторговывали что-нибудь взамен: иногда монеты, иногда еду, иногда... некие странные вещи.
- Рыболовные крючки? - пробурчал себе под нос дядя Айро, пока благодарный фермер с удовольствием разглядывал свою свинекорову.
- Попроси у него сверху моток бечевы, и сделка будет честной, - пробормотал в ответ Зуко. Рыбалка с гарпуном в стиле Племени Воды не входила в список его талантов, но с крючком и бечевкой он мог что-нибудь поймать. Будь при деле и не лезь на рожон... займись рыбалкой на борту корабля, и тебя оставят в покое. - Это сталь Народа Огня. Эти крючки ещё нас переживут.
Это вам не железо Царства Земли. Барахло какое-то. Кузнецы-оружейники выплавляли собственную сталь либо из более качественной местной руды, либо из слитков, импортированных из Страны Огня. Всё остальное местное железо... ну, недаром он смог разбить те оковы хорошим ударом пяткой.
Дядя окинул его любопытным взглядом, но всё же выторговал у фермера моток бечевки. И пришел в полный восторг при виде маленького круга сыра, врученного им радостной фермершей, с ужасом ожидавшей снижения удоев молока при том, что их дочь вскоре ожидала первенца.
"Их легко хранить в дороге", - думал Зуко, когда он и дядя, раскланявшись на прощание, вышли на дорогу. - "А рыба никогда не будет лишней..."
- Я удивлен, что ты согласился на сделку, племянник.
Зуко закатил глаза.
- Дядя, ты хотя бы знаешь, сколько стоят рыболовные крючки?
- Ээ...
- Я обращал внимание на цены, когда ты ходил за покупками. Мы не прогадали.
- Правда?
- Правда. - Зуко ненавидел магазины настолько же сильно, насколько их любил его дядя. Он ненавидел быть там, где его видели, где на него глазели, где о нем шептались. Но куда сильнее он ненавидел, когда его обманывали. Что означало, что если он не хочет быть обманутым, ему нужно точно знать, что ему надо и сколько это стоит.
Какое-то время они шли молча. Зуко сосредоточился на дыхании, стараясь не думать о том, что им делать дальше. Вдох и выдох. Вдох. И выдох...
- Не думал я, что ты так легко согласишься работать с животными.
... Ну конечно, долго так продолжаться не могло.
- Так легче скрывать наши действия, - коротко ответил Зуко. Скрытность стоила того, чтобы почистить потом ботинки. Почти стоила.
Путем проб и ошибок они обнаружили, что если Зуко хотел добиться большего, чем просто снять боль, ему был нужен источник огня. Горячие камни или его собственный огонь тоже работали, но потом у него плыло в глазах и подкашивались ноги, и только воля держала его на ногах до тех пор, пока дядя не находил место, где он мешком падал и спал всю ночь.
Нет, если они хотели сохранить маскировку - если они хотели идти дальше и быть в форме - ему нужен был огонь. И до тех пор, пока его маленький горшок с огнем не привлекал любопытных глаз... В конце концов, животные не задавали вопросов.
- Правда твоя, - уступил дядя. - Но ты проявил доброту к этому животному. Даже когда оно пыталось тебя укусить.
- Я ей не понравился, и она не лицемерила, - Зуко пожал плечами, не желая углубляться в этот вопрос. - Люди безумны.
- Некоторые, да, - Айро нахмурился. - Интересно, не это ли вызвало проблемы там, куда мы идем.
"О, нет. О, нет".
- Мы не просто идем туда, куда ведет нас дорога.
- Ну, нет.
Зуко поморщился, ожидая падения очередного булыжника.
- Наш последний клиент уверен, что источник заболевания его свинекоровы находится дальше по дороге. Ранчо семьи Лу Ю. Кажется, их проблемы начались в ту ночь, когда погасла луна, - морщины на лице Айро углубились. - Мне интересно...
Определенно булыжник. Размером со скалу.
- Дядя. Я больше не хочу иметь дело с духами.
- Но это не значит, что они не хотят иметь дело с тобой, принц Зуко.
Точно. Как будто вселенная настолько добра, чтобы оставить его в покое.
- Это не значит, что я должен искать их.
- Может и так, - уступил Айро. - Но сейчас будет лучше найти их прежде, чем они найдут нас. Кто знает, что Джао выпустил в мир в те минуты, когда баланс мира был нарушен. Духи не всегда отличают одних смертных от других. Одного того, что мы из Народа Огня, может хватить, чтобы пробудить их ярость.
- Тем больше причин пойти в другую сторону.
- Может быть, это просто болезнь, - легкомысленно отмахнулся Айро. - Потешь любопытство старика. Кто знает, - хохотнул он, потирая свой бурчащий живот - может, нас даже ужином угостят.
Зуко вздохнул, пытаясь игнорировать урчание в собственном животе. Они находили пропитание, но только чтобы не умереть с голоду.
- Это плохая идея.
Не важно. Он знал, как устроен мир. Повернись к чему-то спиной, и оно подкрадется и обрушится на тебя посреди ночи. Лучше смотреть опасности в лицо и надеяться, что он сымпровизирует лучше, чем на Северном полюсе.

***

- Их еду и воду не меняли? - Айро старался не хмуриться. Он достаточно общался с верховыми животными в свою бытность генералом, чтобы разбираться в их поведении. Эти черные язвы, усыпавшие копыта нескольких свинекоров, а также ноги и когтистые лапы страусовых лошадей казались... неестественными. - Вы покупали новых животных за прошлые месяцы? Возможно, из речных низин, с какой-то более влажной территории?
- Я сам в первую очередь подумал о том же, - проворчал хозяин ранчо Шо Лу Ю. - Нет. Ничего такого. Если только что-то не таилось здесь, выжидая целых три месяца, после того, как ублюдки из Народа Огня... - Его тонкие губы схлопнулись, прервав поток слов.
- Был набег? - поинтересовался Айро, стараясь не смотреть на племянника, пока тот обходил загон, давая животным привыкнуть к его запаху. Какая ирония, что удар, которым Озай хотел навеки опозорить своего сына, защищал его в этих местах. Пока кто-нибудь не станет приглядываться излишне пристально. - Если у них были больные животные, это объясняет, зачем им понадобились ваши.
- Ничто не объясняет этот грязный налет!..
Айро не отреагировал на слова фермера, наблюдая краем глаза, как Зуко замер... и прошел дальше, в конюшню, где держали наиболее больных животных.
- Но это более разумное объяснение, чем камуи, - уступил хозяин ранчо. Когда он скрестил руки на груди, стали заметны затянувшиеся царапины на его вздувшихся от мускулов руках. - Клянусь, наша семья никогда не допустила бы позора, способного вызвать такое... Ну, что думаешь?
"Недоброжелательный камуи?" Моровой дух мог бы объяснить признаки. Более чем похоже. А затянувшиеся следы от ногтей на руках дюжего хозяина ранчо... "Зуко был прав. Это плохая идея."
- Я ничего не могу вам обещать, - неохотно выдавил из себя Айро. - Возможно, мы сможем помочь наименее пострадавшим животным. После этого, если можно, я бы хотел обойти их пастбища. Может быть, мы что-нибудь найдем...
- Дядя.
Не резко и не требовательно. Но Айро всё равно поспешил в конюшню, подгоняемый непонятной тревогой, и поморщился, увидев то, что осталось от несчастного существа, которое его племянник пытался напоить водой, вливая её прямо в клюв. Черные перья, взъерошенные и усыпанные соломой, ноги и тело, изъеденные язвами...
- Племянник.
- Она ещё жива.
- Не трать время попусту! - от удара кулака Шо по деревянной опоре конюшни поднялось небольшой облачко пыли. Хозяин ранчо с рычанием втянул в себя воздух и подошел, слегка хромая. - Это Асахи. Она была... Она является любимицей Пинг. Моей дочери. Если бы она могла стоять, она бы тебе горло выгрызла, мальчишка. Она взбесилась с тех пор, как девчонка пропала. С тех пор, как луна сошла с ума.
- Мы надеемся, что ваша дочь вернется в целости и сохранности, - вежливо вставил Айро. А что ещё можно сказать перед лицом такой ярости? - Она из числа наиболее больных?
- Худшая из тех, что ещё живы. Крепкая скотина. Единственное, что можно сказать хорошего об этих Ёнагуни. Она слишком мала для тяжелых работ, да и мерзкий характер, под стать чертовым покорителям огня... но такие не сдаются.
На лице фермера играли желваки, а глаза метали огонь.
Айро сопоставил известные факты, и результат ему не понравился.
- Итак, если она заболела одной из первых, где она бывала?
Духи, этот гневный взгляд не предвещал ничего хорошего.

***

- Вон там, - Хуан указал на склон, где среди буйной зелени раздавалось журчание скрытого от глаз ручья. Один из старших сыновей Шо, он был почти таким же высоким и массивным, как отец. С мрачным выражением на лице он пинал землю, на которой стоял, всем видом демонстрируя отвращение к тому, что ему пришлось плестись сюда. - Надеюсь, источник заразы не здесь. Тут лучшая вода в округе.
- Поэтому Асахи сюда и приходила? - спросил Зуко, чувствуя, что отпущенное им время уплывает, как песок. Если они быстро вернутся, то, может быть... Он решительно задавил ростки надежды, стараясь не думать об этом. - Она искала воду?
- ... Угу. Да, точно.
"Лжец". Парень совершенно не умел врать. Зуко взглянул на дядю.
- Не будем отрывать вас от работы, - вежливо сказал Айро. - Мы сами найдем дорогу назад.
- Обязательно возвращайтесь, - коротко бросил Хуан. - Вас ждет работа.
- Премногим вам обязаны, - улыбнулся Айро. Улыбка продержалась ровно до тех пор, пока фермер не скрылся из виду. - Здесь что-то не так. Совсем не так.
Зуко нахмурился, не желая приближаться к заманчивой на вид воде.
- Вода... вроде бы нормальная. "Немного похоже на оазис духов. Только место более болотистое."
- Энергия мира здесь потревожена, - Айро покачал головой. - Но природа не запятнана прикосновением людей. - Он махнул рукой. - Давай разделимся и поищем. Если духи потревожены, мы что-нибудь найдем.
"Поищем". После долгих минут бесплотных поисков у Зуко внутри всё пылало. "Я даже не знаю, что ищу..."
Камень под его ногой покачнулся. Каким бы усталым, голодным и готовым плеваться огнем он ни был, Зуко всё же сохранил равновесие. Прыжок назад, и он избежал ненадежного камня, но не избежал запаха разложения, исходившего из-под него. Разложения и...
Айро был рядом и тянул его назад.
- Пойдем, племянник. Пойдем.
Зуко сглотнул, не в силах отвести взгляд.
- Это Пинг, да?
- Боюсь, что да, - лицо Айро было мрачным и серьезным. - Нельзя, чтобы нас застали здесь, племянник.
Нет. Это будет... неправильно. Особенно принимая во внимание...
- Она мертва недостаточно долго, чтобы погибнуть при набеге, так?
- Возможно, полтора месяца. Идем, - Айро вздохнул. - Ну, теперь мы знаем, откуда взялся злой камуи.
- Что?
- Моровой дух, - Айро тащил его прочь от одинокой насыпи камней. - Их привлекают многие вещи, в особенности убийство женщины, носящей ребенка.
- Но зачем кому-то?..
- Боюсь, я знаю зачем, племянник. Боюсь, я знаю.

***

"Надо будет ещё раз поблагодарить госпожу Лин за уголь", - подумал Айро, на секунду прекратив аккуратно складывать вымоченные в солевом растворе ветви терновника, чтобы проверить, как идет работа у племянника. Первые попытки Зуко исцелять... нельзя было назвать полной катастрофой. Его племянник обладал дисциплиной, когда был спокоен, несмотря на потрясение от мысли о том, что огонь мог исцелять, и ужас от того, что он может чинить вместо того, чтобы разрушать. С тех пор он заметно продвинулся, да. Но Айро по-прежнему сомневался, что Асахи можно спасти. Болезнь укоренилась так глубоко...
"Я недооценил упорство моего племянника", - усмехнулся про себя Айро. "Пора бы уже знать".
- Они заметят, если ты добьешься успеха, - заранее предупредил он племянника голосом полным мрачного веселья, которое не испытывал давным-давно. "Однажды генерал - генерал навсегда."
- Пускай, - рыкнул Зуко. - Она укусила его, дядя. Она была там.
Айро кивнул, признавая его правоту, и продолжил свою работу на удаленном от ранчо заброшенном пастбище, устанавливая ловушку для духа. И наблюдая.
"Дисциплина, гнев и сострадание". Айро улыбнулся про себя, наблюдая, как племянник раз за разом вытягивает языки огня, золото которого мешалось с зелеными искрами. "Все они необходимы лидеру".
Асахи лежала тихо и почти спокойно, время от времени ероша черные перья, демонстрируя свое недовольство открытым огнем. При всей её слабости, Айро пришлось удерживать её в первые минуты лечения, но теперь она расслабилась и спокойно лежала, с любопытством поглядывая на мальчика, который прогонял её боль.
"Спасибо, малышка", - с благодарностью подумал Айро. - "Ты сама не представляешь, как помогла ему".
Разложив по местам последние камни и ветки, старый генерал выпрямился, оглядывая очертания духова лабиринта в поисках изъянов. "Возможно, он и вовсе не придет."
Может быть. Но прямо сейчас племянник уводил прямо из-под его отвратительного носа одну из самых упорных его жертв. Что должно было, как минимум, возбудить интерес духа.
"Племяннику это не понравится".
С другой стороны, сражение только пойдет молодому человеку на пользу. С камуи можно сражаться. Его можно победить.
Замешан здесь дух или нет, его племянник ожидал неприятностей. Зуко заранее упаковал вещи для ночной эвакуации. И это было мудро, как бы ни обернулись события. Айро не думал, что семейство Лу Ю поняло, что им всё известно, однако когда они возвращались на ранчо, Зуко заметил, как Хуан поскакал к городу. В сумерках.
Возможно, всё обстояло совершенно невинно. Какое-нибудь важное поручение. Подружка. Просьба об отряде солдат.
... Хм-м. Похоже, мизантропия Зуко оказалась заразной.
А возможно, - думал Айро, наблюдая, как от конюшни отделилась тень и двинулась в их сторону, - он просто поздно осознал, что не стоит рассчитывать на молодые уши Зуко в то время, как он занят исцелением.
- Племянник, кто-то идет.
- Почти закончил. - Последний язык огня, и Зуко позволил пламени погаснуть, после чего протянул Асахи ещё теплую руку, чтобы та смогла её обнюхать. Он кинул взгляд на подошедшую женщину, но его внимание было сосредоточено на неуверенных попытках животного встать на ноги.
- Ну как ты, девочка? Ш-ш-ш. Здесь только дядя и я, не о чем волноваться.
- Госпожа Лин, - Айро склонил голову, когда жена хозяина ранчо подошла к ним с закрытой корзинкой в руках. - Полагаю, это завтрак, чтобы мы могли уйти, не тревожа вас.
Она оглядела его аккуратные насыпи из терновника и камней, и Айро понял, что она знает.
- Нет, - сказала она усталым, полным волнения голосом, открыла крышку и вынула темную одежду.
- Огненные тернии, - отметил Айро, рассматривая блестящий шелк и мерцающие древесно-коричневые защитные узоры по краям зеленого шарфа и ржаво-красную вышивку на подоле и рукавах темно-зеленой накидки. - Наверное, вы долго над этим работали.
- Это предназначалось Пинг, - призналась Лин. - После набега удача отвернулась от нас, и я просто хотела... - она сглотнула и отвела глаза. - Я закончила её через несколько дней после её исчезновения. Если вы собираетесь противостоять камуи... Пожалуйста. Может, они вам помогут.
- Может быть, - скорее из вежливости согласился Айро, обернув шарф вокруг шеи, прежде чем взять Асахи под уздцы. Весьма кстати, что женщины Царства Земли были под стать своим мужчинам - они были выше и плотнее, чем люди Народа Огня.
Взяв накидку в руки, Зуко замешкался.
- Если вы шили их для дочери...
- Сейчас Пинг уже не помочь, - сказал Айро с состраданием в голосе. - А вот тебе можно.
Взгляд Лин впился в Айро, испуганный, дикий и... раздавленный, когда с изумлением и ужасом она поняла, что черноперая страусовая лошадь жива и здорова.
- О, Асахи... - она прижала руки к губам, закрыла глаза, её голос дрожал от слез. - Вы духи, пришедшие, чтобы отомстить?
"Агни, пусть хотя бы раз Зуко не потеряет голову", - взмолился Айро.
- Даже если и так, вы знаете, в чем ваша вина, - мужчина покачал головой. - Вы знаете, что она не пропала.
- Вы не понимаете! - надлом в её голосе было невозможно слышать. - В городе знали. Все знали! Как будто мало того, что нам пришлось отстраивать сгоревшее, так ещё и моя дочь...
- Да! Она была вашей дочерью! - зло отозвался Зуко. Он стиснул кулаки и сдвинул парные мечи в ножнах от бедра к спине, где складки накидки не помешают извлечь их. - Кому какое дело до того, что город знает? Вы должны были защищать её!
- Я пыталась! - вырвался отчаянный вопль. - Мы думали, всё успокоится, но... пошли слухи и сплетни, и никто больше не назначал нам честные цены, и брачный контракт Хуана был под угрозой, и... мы собирались отослать её куда-нибудь! Туда, где безопасно. Где никто ничего не узнает! Всё было готово, она должна была уехать через несколько дней...
- И тут луна окрасилась кровью, и ваш муж решил, что время жалости прошло, - сурово закончил Айро.
- Я не знала! - женщина рухнула на колени, её лицо было залито слезами. - Клянусь, я не знала!
- Вы не не знали, - начал Зуко с отвращением... Осекся, с опаской уставившись в темноту.
"Он близко".
- Разведите огонь, - приказал Айро, хватая ветку терновника. - Не дайте ему коснуться вас.
Политая слезами земля вспучилась, и Айро взмахнул мокрой веткой.
- А-а-а-а! Соль! Соль!
Пронзительный птичий голос и внешность кротокрыса. Если бы кротокрысы вырастали до размеров человека. Его мех был гладкий, переливчато-серый, что, вроде бы, указывало на отменное здоровье, если бы он не был изъеден теми же черными язвами, поразившими ранчо.
- Отойди назад и защищай госпожу Лин, - велел Айро Зуко. - Я сам разберусь с этой тварью.
- О-о, правда, старый огонь? - глаза цвета пламени Азулы с презрением оглядели их, одного за другим. - Старый дым, все твои надежды давно обратились в пепел. Сгнившая ива, сломанная бурей скорби, ах, как вкусно. И... - шипящий смех - маленький дракон, только недавно пробивший скорлупу! Да ещё и без крыльев, способных тебя защитить.
- Я сам могу защитить себя! - взвился Зуко. Но он сдержался, даже без предостерегающе воздетой руки Айро. Лин скулила, слишком испуганная, чтобы кричать, и Зуко никогда не был бы настолько бессердечен, чтобы оставить её без защиты. Женщину из Царства Земли. Крестьянку и, как минимум, невольную пособницу убийства. И принц Народа Огня проявил к ней милосердие.
"Я победил, брат", - понял Айро, наполняясь теплым чувством гордости. - "Битва будет долгой и темной, он будет сомневаться в себе, но он никогда не будет твоим снова."
- Уйди, - предупредил Айро духа. - Тебе здесь более нет места. Об убийстве Пинг известно, и мы проследим, чтобы справедливость восторжествовала. Лин Лу Ю разоблачит своего мужа перед законом, и бедная девушка будет погребена с соблюдением ритуалов. Изыди!
- Лин Лу Ю? - снова шипящий смех. - Старый дым. Старый дурак! Как она это сделает, если это будет её слово против их?
- Нет, - ахнула Лин. - Мои сыновья ни за что...
- О, они так сделают, сломанная ива. По твоему замыслу им пришлось бы жить с позором. Мертвая сестра ничто, спрятана, забыта. Живое дитя огня, которое зовет их дядями... А-а-а-ай! Соль! Как ты смеешь!
Айро снова обмакнул терновую ветку в котелок с соленой водой, готовый обрызгать тварь ещё раз.
- Мы знаем правду, - мрачно повторил он, - и заставим к ней прислушаться. Ты выполнил свою задачу. Твое время в этом мире истекло!
- Глупый дым! - перед его глазами блеснули зубы. - Ты не покоритель земли! Твой лабиринт пролегает только по поверхности!
Столб пыли, и тварь скрылась под землей.
"Этого я не ожидал", - взволнованно подумал Айро. - "Куда он мог..."
Камуи вырвался на поверхность прямо под ногами Зуко, но юный принц уже ушел в сторону. Прыжок, сопровождаемый блеском стали, перенес его на прочную почву, а проворный монстр лишился половины усов и одного покрытого язвами пальца на лапе.
Ночь прорезал крик - целый концерт ярости и мести.
"Если до этого Лу Ю не подозревали худого, то теперь они в курсе."
Айро моргнул, краем глаза заметив всполох огня. Зуко знал, что они не должны выдавать себя, он согласился не покорять огонь, кроме как в самом крайнем случае...
"Он не покорял".
Духов огонь, невидимый обычным глазом, мерцал вокруг его племянника, пробужденный его волей, отражался на стали клинков, образуя высокие защитные огненные шипы. Болезненно-серая сущность камуи пыталась прилипнуть к стали, вползти по ней и сгноить манящую плоть... И, побежденная, сгорала без следа.
Шипя, тварь метнулась к Айро. Бросилась на него, блестя зубами и когтями, размахивая лысым хвостом... И исчезла под землей, прямо на границе из соленой воды.
- Куда он делся? - потребовал Зуко, осматривая землю в поисках движения.
- Он хочет причинять боль, - мрачно объяснил Айро, отступая к племяннику и дрожащей женщине. - У него трусливое сердце, а мы можем себя защитить... Племянник, нет!
Слишком поздно. Зуко уже вскочил на незаседланную спину Асахи и устремился к ранчо, следуя за полным издевки смехом.

***

"Не знаю, зачем я это делаю. Я думал, что моя семья испорчена, но эти люди! Они заслуживают всего, что камуи сделает с ними".
Только дух на этом не успокоится. Зуко знал это. Мор животных уже распространился с ранчо на ни в чем неповинные окрестности. Если он перекинется на людей...
"Этого не будет".
Асахи неслась, как темный ветер. Наверное, Пинг очень любила её.
"Ты ведь пыталась вырваться, правда, Пинг? Ты сражалась с ним. С собственным отцом. Хотел бы я быть настолько храбрым..."
Разгневанные обитатели ранчо высыпали на улицу с фонарями и пиками в руках.
- Ты! - прорычал Шо. - Чего это ты забрался на мою лошадь? Вор!
- Камуи, идиот! - рявкнул Зуко, пытаясь отследить движение земляного холмика. "Там!"
Прямо перед ним. Мечами не достать. Земля вспучилась...
"Прости, дядя".
Зуко ударил по воздуху, и вырвавшееся пламя отбросило духа от намеченной цели. Асахи протестующее заверещала, прыгнув в сторону... Что оказалось очень кстати, поскольку пика Шо ударила туда, где они только что стояли.
- Покоритель огня!
- Моровой дух, ты, камнеголовый идиот! - Зуко соскочил с Асахи и крутанул клинки так, чтобы перехватить вопящую пасть. - Ты действительно больше хочешь драться со мной, чем с этим?
Судя по количеству направленных на него пик, они хотели именно этого.
Сейчас не время осторожничать.
Земля была твердой, укорененной, упорной. Именно так они его и атаковали, жаля острыми концами пик, словно шипами, широко распахнув остекленевшие глаза, словно одной их воли достаточно, чтобы отгородиться от враждебного духа.
Твердые. Упрямые. Предсказуемые. Он в точности видел, куда бить, чтобы оставить их беззащитными...
Одно движение тела покорительницы воды, и его копейщики были заперты во льду...
Вспоминая тот плавный маневр, Зуко отскочил в сторону, на дюйм уклонившись от ударов. Пики воткнулись в потусторонний мех... и отскочили, словно дух состоял из стали.
"Что за?.."
- Умри, маленький дракон!
Камуи прыгнул на него в вихре зубов, когтей и ненависти...
Но он уже сражался с ветром. Он сражался с Аватаром. Эта тварь ему и в подметки не годилась.
"Не дай ему коснуться себя".
Одним лезвием он направил на духа огонь, чтобы сбить его с ног. Лезвие-близнец тем временем рубануло пространство за его спиной, наконечники пик железным градом посыпались на землю. Он сделал сальто, перелетев через перила ранчо, ударил пылающей пяткой по сухим деревянным планкам и прожег их насквозь, чтобы успеть перехватить вновь зарывшегося в землю духа.
Удивительно, как этот жуткий вопль отозвался музыкой в его ушах.
Ещё один вопль боли, на сей раз человеческий, за которым последовал поток грязных ругательств.
- Чертова сучья курица!
Ах, Асахи снова укусила ублюдка. Жаль, что не в горло.
Земля под дырой с опаленными краями вновь пошевелилась - камуи вновь пытался зарыться в землю.
"Ни. За. Что!"
Зуко вскинул руки, насыщая и без того пылающий огонь яростью, болью и предательством. Огонь взревел, сжирая дерево как промасленную бумагу, закручиваясь, по мере того, как он разводил в стороны руки, в огненный шторм, буравящий землю... Вонзающийся в землю. Поглощающий её в раскаленной добела ярости.
"Этот лабиринт пролегает не только по поверхности, дух!"
Вопль камуи становился всё пронзительней и пронзительней, царапая его уши, как крики сверчковой мыши... и вдруг оборвался, сменившись оглушающей тишиной. Тонкий серый дымок поднимался над пламенем и таял на ветру.
- Всё кончено, племянник.
Зуко покачнулся, невыразимо благодарный за твердую руку, сжимавшую его плечо. Всё болело, и мир время от времени непонятным образом серел.
- Дядя, ты в по...
Стонущие обитатели ранчо были раскиданы по земле у него за спиной, словно опавшие листья. По крайней мере одна обезглавленная пика была вторично расколота небрежным ударом ладони. И Асахи стояла над Шо и шипела.
Голодный и вымотанный, Зуко широко улыбнулся.
Дядя покашлял в кулак, его глаза задорно блестели.
- Думаю, нам лучше уйти.
- МОЙ ДОМ!
- И быстро, - сухо добавил Айро.
Зуко отошел назад, только сейчас заметив пылающее здание. Крыша дома уже обваливалась внутрь, пламя перекинулось на ближайший забор, даже земля выгорела, когда пламя прожигало её. Поморщившись, Зуко поднял руку...
- Пусть горит.
Зуко сглотнул, отправив дао в ножны.
- Дядя?
- Огонь очищает. Если город их не осудит... Думаю, этого наказания хватит.
Зуко состроил гримасу и посмотрел на дорогу. Фонари, факелы, блеск железа и стали...
- Они могут с тобой не согласиться.
- О, духи, - пробормотал дядя Айро.
"Они вооружены", - подумал Зуко. - "У них свежие силы, свежее, чем наши, в любом случае. И мы не хотим причинять им боль".
Придя к решению, он свистнул. Асахи вскинула голову и подбежала к нему. Поймав поводья, Зуко взглянул на дядю. Айро посмотрел на страусовую лошадь. Посмотрел на полуоглушенных обитателей ранчо и потрясенную госпожу Лин. Посмотрел на ревущий огонь и тяжело вздохнул.
Оставив дядю обшаривать конюшню в поисках седла, Зуко побежал за вещами.
Вскоре он сидел на оседланной Асахи с дядей за спиной.
- Куда мы едем, племянник?
- Куда угодно, лишь бы отсюда.

***

"Мне надо было выражаться точнее".
Он должен был знать наперед. В самом деле. У них были рыболовные крючки, бечевка, наживка. И, разумеется, они оказались в сухой пустыне, где было мало воды и ещё меньше рыбы. Не говоря уже о городе полном испуганных гражданских и кучки громил, маскирующихся под городскую стражу.
По крайней мере, похлебка Селы была сытной. Хотя он не был уверен, что именно он должен был делать с крышей того сарая. Он понятия не имел, как укладывать деревянную черепицу. Но даже дядя признал, что лучше пока забыть о путешествующих целителях, хотя бы на несколько городов. Просто на случай, если Лу Ю разошлют по округе вести. Даже если они останутся голодными.
Накидка по-прежнему была надежно упакована в одной из переметных сумок. Дядя настоял, чтобы он сохранил её. На удачу.
"Ненавижу удачу".
- Почему, дядя? - расспрашивал его Зуко. Они оба растянулись на травке, чтобы спланировать свой следующий ход. Хотя, здесь куда ни пойди, всё равно окажешься в пустыне. - Мы все наносили по нему удары. Но они не могли порезать его. Бессмыслица какая-то.
Откинувшись на спину, Айро тихо засмеялся.
- Я думал, ты не желаешь ничего знать о духах, принц Зуко.
- Не хочу, - подтвердил Зуко. - И почему ты так меня называешь? Мы же посреди пустыни.
- Потому что это важно, - Айро свел пальцы домиком, подбирая слова. - Многие верят, что высокие способности к покорению стихий передаются по наследству. В определенном смысле это так. Покорение стихий - это дар духов, а те, чей дух силен, часто воспитывают сильных детей.
Зуко нахмурился и сел.
- Если это правда... Зачем было уничтожать Воздушных Кочевников? Какой смысл?
- Смысл в том, чтобы уничтожить Аватара и стереть знания о покорении воздуха во всем мире, чтобы цикл оставался разомкнутым, - очень серьезно сказал Айро и тоже сел, чтобы смотреть Зуко в глаза. - Если только несколько летающих бизонов не спрятались в отдаленных горных уголках, они истреблены. И даже если родится человек с нужным даром, его будет некому научить. - Он посмеялся. - Однако я слышал забавные истории о беженцах из Царства Земли, которых мы видели в Северном храме воздуха.
- И знать не хочу.
Айро приподнял бровь. Зуко гневно уставился на него и постарался не думать.
- Мы видели, как они планируют. Используют ветер. Вот и всё.
"Если я узнаю что-нибудь ещё, если узнает отец, возможно, мне придется... нет. Не моя проблема. Аватар - вот моя задача. На этом всё".
Юноша отвел глаза, непонятно почему чувствуя себя виноватым.
- Так какое отношение покорение стихий имеет к фехтованию?
- Не твои мечи резали его, юный принц, а сила твоей техники. И твоя воля, - улыбнулся ему Айро. - Я бы не рискнул связываться с духом, склонным к насилию, если бы не знал, что мы оба достаточно сильны, чтобы пережить эту встречу.
Зуко сглотнул.
- Я не сильный. "Не такой, как ты".
- Надо будет поучить тебя истории, - размышлял вслух Айро. - Хотя за пределами Страны Огня будет очень трудно найти нужные свитки. Даже до Хозяина Огня Созина Аватар не мог быть везде одновременно. Людям приходилось самостоятельно справляться с некоторыми духами. И эти покорители с необычайно сильной волей, способные защитить свой народ от зла, часто становились великими лидерами, и их дети после них. Это твое наследие, принц Зуко. И моё. Никакое изгнание, никакой указ, никакой позор... - он протянул руку. Зуко окаменел. Со вздохом, Айро опустил руку.
- Ничто из перечисленного не изменит того, кто ты есть, племянник. Ты сильный. Здесь. - Он указал на собственное сердце. - Никогда этого не забывай.
"Никогда не забывай, кто ты". Лицо мамы, исчезающее в ночи... после того, как Азула сказала ту ужасающую ложь.
- Но Азула сильнее.
- Азула искуснее, - прямо ответил Айро. - А это другое. Азуле и мечтать не приходится о том, чем ты начинаешь овладевать.
Зуко бросил взгляд на довольную Асахи, жующую траву, кусты, а иногда и сверчковых мышей. Отвел глаза в сторону.
- Можно подумать, это произведет впечатление на моего отца.
- Хозяин Огня будет недоволен, - признал Айро. - Мой брат подозрительный человек. Я понимаю, почему твоя матушка не раскрыла перед ним свои способности. Может, ты и не любишь пословицы, племянник, но я думаю, что Озай как никто знает, что все лекарства ядовиты...
Мир рухнул.
"Мама умела исцелять".
"Дедушка умер".
"Всё, что я сделала, я сделала чтобы защитить тебя".
- Зуко, Зуко! - руки дяди впились в его плечи, трясли его. - Агни, ты бледен, как смерть... Что такое?
"Нет. Не может быть".
- Азула всегда врет, - прошептал Зуко.
- Полезное знание, - дядя пристально изучал его лицо. - Племянник, скажи мне, что не так?
Зуко сглотнул.
- Дедушка был стар, так?
- Около сотни, - согласился Айро. - Но для сильного покорителя это не всегда старость. Царь Буми из Омашу старше по крайней мере на десятилетие, и всё ещё является покорителем земли, с которым мало кто сравнится. Сам Созин прожил полтора века и был бодр до самого конца. И мой отец прекрасно себя чувствовал перед моим отъездом. Хотя за два года многое может измениться. - Он нахмурился. - Зуко, расскажи мне.
Зуко покачал головой. "Нет. Она бы не стала. Но... она сказала... а я такой же, как она. Я такой же, как она, и я..."
- Не надо её ненавидеть. Пожалуйста. "Не надо ненавидеть меня."
Побледнев, Айро отпустил его.
"Я снова буду один. Как после исчезновения мамы... Мне всё равно, заслуживаю я этого или нет, но мне больно..."
- Зуко, - голос Айро был спокоен, как океан перед штормом. - Почему ты думаешь, что твоя мама могла совершить такое?
- ... Это моя вина.
- Тебе было десять лет, - всё то же зловещее спокойствие. - Как ты вообще мог быть виноват?
- Он собирался убить меня, - Зуко проглотил тяжелый ком в горле и закрыл глаза. Если не смотреть, то он не увидит. А если он не увидит, то сможет притвориться, что дядя не ненавидит его. Хотя бы ненадолго.
- Так сказала Азула. Но она всегда врет.
- Пожалуйста, - в голосе Айро прозвучала дрожь, при звуке которой Зуко захотелось свернуться клубком и забиться в самую глубокую нору. - Начни с самого начала.
"Скажи правду. Это то, что было нужно Пинг, так? Дядя всегда заботился обо мне. Он должен знать".
"Ему не следовало оставаться с монстром".
Закрыв глаза и стиснув кулаки, Зуко погрузился в воспоминание.
- Это началось после того, как мы... узнали про Лу Тена. Отец пошел на аудиенцию к Хозяину Огня... Азула захотела послушать, о чем они говорят, поэтому затянула меня за занавес, чтобы подслушать. Отец... сказал, что твой род прервался, а у него были наследники, поэтому следующим Хозяином Огня должен стать он. - Зуко проглотил очередной комок в горле. - Я не знаю, что было дальше. Дедушка был в ярости. Я испугался и убежал.
Айро вздохнул.
- Но Азула осталась.
- Она... она пришла в мою комнату позже. Она сказала...
"Отец хочет убить тебя. Правда".
- Она сказала, что Хозяин Огня Азулон разгневался. Что... что он сказал, что отец должен узнать боль потери первенца...
- О, Агни, - прошептал Айро.
- И... и потом пришла мама и увела её... а потом разбудила меня посреди ночи, а я даже не знал, что нужно попрощаться, и... она исчезла. А дедушка умер. - Он не будет плакать. Ни за что. - Мама сказала... что сделала это, чтобы защитить меня. Это моя вина...
- Зуко...
Грохот телеги. Зуко вскочил на ноги, потянувшись к мечам...
Лицо Селы было искажено до боли знакомым страхом.
- Вы должны помочь!
"Кто, мы? Леди, да у вас целый город настоящих соседей из Царства Земли, которых вы можете попросить. Мы уходим".
- Это Ли...
Ну, разумеется. И, конечно же, они были единственными вооруженными гражданами на мили вокруг. Что не так с этими людьми? Разве они не понимают, что если отправляешь мужчин на войну, то - будь всё проклято - надо убедиться, что женщины знают, как себя защитить? Как защитить своих детей?
"Как мама сражалась за меня".
Гр-р-р! Ну как он продолжает вляпываться в такие ситуации?

***

"Вы добрая и милосердная женщина, госпожа Села", - думал Айро, спокойно держась позади с куском цепи из кузницы в руках, пока его племянник создавал отвлекающее представление для глазеющих горожан. - "Но мне бы очень хотелось, чтобы вы явились на несколько минут позже".
Может его племянник и подавил боль своей решимостью спасти мальчика, но он по-прежнему считал, что Айро возненавидел его. И не было времени, чтобы развеять этот ужасный страх.
Зуко сражался хорошо, но он сражался один. И хотя Айро не боялся за молодого принца, пока тот сражался с несколькими обычными бандитами, но несколько бандитов в компании с покорителем земли, вкупе с невозможностью использовать свои способности... Да, это могло стать проблемой.
"Но он не один".
Покоритель земли вскинул молот для могучего удара...
Крутанув цепь над головой, Айро метнул её и тут же потянул на себя.
"Я не устаю удивляться тому, как часто покорители элементов не желают тренироваться с чем-либо, помимо своих рук".
Зуко ударил с разворота по подбородку покорителя земли, и мужчина рухнул на землю, как срезанный цветок.
Удовлетворенно улыбнувшись, Айро принялся резать веревки на маленьком непоседе Ли...
- Фу! Обманщик!
Передав одного мальчика с дыркой вместо зуба в руки взволнованной Селы, Айро обернулся к толпе, не желая верить своим ушам. Не собираются же эти люди накинуться на его племянника только за то, что...
- И как бы ты поступил, если бы вышел против наших стражников в честном поединке, а, мальчик-красавчик?
О, так называемый деревенский староста. Который с такой готовностью кланялся страже, пока они были на ногах. Секунду Айро восхищался самоконтролем своего племянника. Ни язычка пламени, ни струйки дыма при дыхании. Поразительно, тем более, что ему самому жутко хотелось открутить колесо времени лет на десять назад и стратегически спалить дотла несколько городишек.
"Достаточно".
- Если вы полагаетесь на воинов, способных выиграть только в честном поединке, - заявил Айро, модулируя так, чтобы слышала вся площадь, - то вы все обречены. Народ Огня честные сражения не интересуют. - Нет, если генерал хороший. Честное сражение означает шанс на поражение. А значит, тени мертвых, преследующие тебя, будут преследовать тебя зря...
Подойдя к племяннику, Айро с сожалением улыбнулся.
- Бывают дни, - тихо сказал он, - когда приходится стратегически отступать.
Потрясенный Зуко уставился на него. Недоверие, скепсис... и надежда поочередно промелькнули в золотистых глазах, тлея, как угли на ароматических палочках.
Усевшись вдвоем в седло, они оставили свист и сердитые вопли позади.
- Я не ненавижу леди Урсу.
Зуко замер, стиснув поводья, потом заставил себя расслабиться.
- Он был твоим отцом.
- Да, - с болью на сердце согласился Айро. - Но ни один отец не должен требовать такого от своего сына. И ни один сын не должен исполнять такой ужасный приказ. - Он вздохнул. - Я надеюсь, что мой отец имел ввиду усыновление, чтобы тебя отдали мне в качестве наследника вместо Лу Тена. Но, кажется, твой отец... рассудил иначе.
Это, или Озай просто не мог жить с оскорбительной мыслью о том, что его обошли как наследника в пользу мальчика, которого он считал слабым и бесполезным. И он решил избавить себя от позора. Напрямую.
Внезапно тот страшный Агни Кай обрел совершенно новый смысл.
"Как давно ты желал ему смерти, брат? Как давно?"
Но прошлое это прошлое, Зуко и без того хватало боли.
- Я думаю о том, как бы поступил я сам, если бы Хозяин Огня приказал мне причинить вред Лу Тену, - серьезно проговорил Айро. - И хотя я испытываю боль и скорбь... я не виню твою матушку. Твоя смерть, или смерть Хозяина Огня Азулона, или её побег - такой у неё был выбор. Но даже при её храбрости и хитрости, я не думаю, что она могла бы сбежать из самого сердца Страны Огня, да ещё и с тобой на руках. Озай выследил бы вас. Обоих. - Айро проглотил свой гнев, но не смог скрыть печаль. - Я не ненавижу её, племянник. И я не ненавижу тебя.
Зуко оглянулся назад в поисках погони. Пока что погони не было - жители успокоились на том, что изгнали проблемных гостей за пределы городка.
- Азула...
- Да?
-... Неважно.
- Ядовитые слова подобны кинжалам во тьме, племянник, - строго сказал Айро. - Вытащи их на свет, и они потеряют свое преимущество.
Зуко сглотнул и остановил Асахи. Выпрыгнув из седла, он быстро осмотрел её лапы и пошел дальше, ведя черную курицу в поводу.
- Она... цитировала ту поговорку. Много раз. И смотрела на меня.
"Все лекарства ядовиты". Да. И, да поможет ему Агни, он это понимал.
- Ты думаешь, что она знала о способностях леди Урсы.
- Она же Азула, - пальцы Зуко стиснули поводья. - Она... иногда такое делала. Оставляла их истекать кровью, а я не мог... - он яростно замотал головой. - В конце концов... ей это надоело. Через какое-то время.
"О, Зуко". Его племянник не был дураком. Исцелить кого-то и получить клеймо предателя, такое же, как получила бы Урса? Или попробовать исцелить и наверняка провалиться, поскольку не было никого, кто научил бы маленького покорителя огня столь деликатной технике...
"Неудивительно, что он боится пробовать. То, что он одолел страх, когда я обратился к нему с просьбой, и когда Асахи понадобилась его помощь... Озай, ты дурак".
- Почему ты не рассказал мне?
- А кто её остановит? - горько сказал Зуко. - Она... действовала по схеме. Она цепляется к чему-то и... давит на это всё сильнее и сильнее, пока ты не взорвешься. А потом делает это снова. Но если сделать вид, что тебя это не трогает, что тебе всё равно... иногда ей надоедало, - он снова сглотнул. - У меня не получается сидеть на месте. Делать вид, что мне всё равно. Я должен был стараться лучше.
"Ты целых три года успешно дурачил свой экипаж", - с иронией подумал Айро.
- Помнишь шторм? Думаю, твои люди предпочли бы принца, который честно рискует их жизнями, правительнице, которая казнит тех, кто замешкался в исполнении её прихотей.
Этими словами он заработал встревоженный взгляд через плечо, прежде чем его племянник молча стиснул челюсти. Айро спрятал улыбку. Разумеется, принц имел право отдавать команды. Но если люди шли за тобой не только по велению долга, но и по собственному желанию... такая связь была практически нерушимой. По крайней мере, среди их народа.
"Не сомневаюсь, что именно на этом сыграл Хозяин Огня Созин, когда повел нас на уничтожение Воздушных Кочевников. Мы, Народ Огня, верны до смерти. И когда покорители воздуха меняли свое мнение и уходили в сторону, что, согласно истории, для них типично, те из нас, кто считали их друзьями, почувствовали себя... преданными".
А раскрытое предательство побудило его народ на отчаянные меры. И если бы история не научила его этому уроку, то три года, проведенные с племянником в поисках, уж точно донесли до него истину.
- Думаешь, она страдала? - лицо Зуко напоминало маску, и он смотрел только вперед. - Я слышал... некоторые болеют по несколько дней, прежде чем...
Слышал, как же. Возможно, ему не стоит знать, как Азула использовала этот факт, чтобы пытать воображение его племянника.
- Если она погибла таким образом... Есть пределы того, что мой брат мог бы скрыть.
Тут Зуко не удержался и бросил на него мрачный, раненый взгляд.
- Она предала Хозяина Огня.
- Пусть так, но она сделала это как твоя мать, - отрезал Айро. - Прежде всего, она верна своим детям, мужу и семье. Так было с тех пор, как первые покорители огня обрели свой дар под крыльями драконов, и так будет до тех пор, пока наш народ не перестанет существовать. Если бы она убила собственного любимого отца, то да, такое предательство фатально ранило бы её дух. Но Хозяин Огня Азулон... вполне возможно, что она выжила.
- Тогда где она?
- Если бы я знал, племянник, то помог бы тебе отыскать её. "Потому что она твоя мама и имеет на тебя право. Но я сделал бы это через третьих лиц. Ради себя и ради неё. Не думаю, что смогу оставаться вежливым, расспрашивая о той ночи. И о том, почему она оставила тебя".
- Может быть, ты ошибаешься, - тихо отозвался Зуко. - Может быть, она была верной. - Он уставился на дорогу, ничего при этом не видя. - Ты видел, как кто-нибудь умирал таким образом?
- На войне верность может потребовать от человека большего, чем он может дать, - признал Айро. - Я видел, как умирают предатели. Неприятная смерть. "Если бы мой адъютант не ухаживал за мной и не держал рот на замке... кхм".
- Как же она может расклеивать те ложные объявления о награде? Называть тебя предателем? - яростно продолжал Зуко. - Ты брат Хозяина Огня. Ты бы... - он осекся, с раздражением выпустив струйку дыма. - Но... Шо убил Пинг. А она была его дочерью. Как он мог... Я же видел этих людей, и временами они ведут себя достойно, как Села, но иногда...
- Другие народы не связаны так, как мы, - заметил Айро. - Они не рискуют жизнями, когда эти связи рвутся.
- Значит, когда Азула расклеивает те объявления о награде, люди им верят, - Зуко что-то пробормотал себе под нос, тихо, практически неслышно.
Айро подавил смешок, заменив его тяжелым вздохом. Три года на борту корабля не только пошли на пользу его племяннику, закалив его дух, но и нанесли непоправимый ущерб словарному запасу принца.
"Может быть, сейчас он меня послушает. Если я буду осторожен".
- Не так уж и невозможно. Мы отсутствовали долгое время. Вероятно, Хозяин Огня Озай полагает, что моя болезнь, - или твоя, - могла быть скрыта нашим экипажем.
- Они бы не стали!
"Неудача".
- Хоть и редко, но иногда покорители огня выживают.
- Генерал Джеонг Джеонг, - мрачно подтвердил его племянник.
- Я знаю и других. - Осторожно. - Иногда, когда ты разрываешься между двумя связями, одну приходится разорвать. Из-за необходимости, из-за страха... или обнаружив, что твоя верность отдана человеку, недостойному её, и нужно забрать её назад. "Слушай меня, племянник. Слушай и слушайся."
- Я знаю, кому я верен.
- Как и я, принц Зуко. "К несчастью."
"Терпение, - напомнил себе пожилой генерал, как он делал в течение многих лет. - Огонь стремится прожечь врага насквозь, но ты должен уподобиться воде, точащей камень".
Несколько лет назад ему было легко утешать себя этими словами, когда поиски Аватара были бессмысленным заданием. С возвращением покорителя воздуха и прилетом кометы Созина... всё значительно усложнялось.
"По крайней мере, мы не видели летающего бизона с самого Северного полюса".
Зуко остановился. Напрягся. Опустился на одно колено, рассматривая землю. И встал на ноги, держа пучок знакомой белой шерсти.
Если бы в этот момент перед Айро стоял дух, он сжег бы его на месте.

Примечание:
Камуи - дух из мифологии Айнов (японская народность), по концепции близкий японским ками. Некоторые из них добрые, некоторые злые, некоторые проказливые, но все из них считаются очень опасными.
Вышивка в виде огненных или терновых узоров считается оберегом от злых духов.

Глава 4

   "Слишком просто", - мрачно думал Зуко.
Они поочередно то ехали, то шли пешком по травяной равнине. Не самый быстрый способ передвижения, но он хотел, чтобы Асахи была в форме, если что-то пойдет не так. И у него было куда больше практики в выслеживании этого летающего мехового ковра, чем у Азулы. Он мог срезать углы, заранее замечая препятствия, которые бизон перелетит, а танку придется объезжать стороной и выбирать более легкий для себя маршрут.
Это точно была Азула. Кто ещё мог вызвать ценную боевую машину туда, где не было ни одной стратегической цели, стоящей захвата? В таких условиях... ему придется использовать все преимущества, которыми он располагает.
Всё было слишком легко. И он имел в виду не погоню, а пожилого покорителя огня, в данный момент весело напевающего фривольный мотивчик о девочках из Ба Синг Се.
- Ты должен меня отговаривать.
- Хм? - сидя на спине страусовой лошади, дядя Айро одарил его веселым и удивленным взглядом.
- Мы в меньшинстве.
- Скорее всего, - согласился Айро.
- Она в лучшем положении, чем мы. - Азула не провела более двух месяцев раненая и голодная. - У неё полный доступ к любым ресурсам. Вероятно, у неё лучшие карты, а мы направляемся на неизведанную территорию.
- Всё так.
- Она выгнала их как минимум из двух лагерей для ночевки, - продолжил Зуко. - Они бегут от неё. Они реагируют, но не думают. Значит, Аватар потерял своё лучшее тактическое преимущество.
Тот мальчишка-идиот из Племени Воды может и раздражал его до белого каления (Зуко твердо знал, куда именно он засунет ему этот его бумеранг, когда представится такой шанс), но он более, чем кто-либо из команды Аватара подходил на должность стратега. Если он слишком устал или растерялся, чтобы придумать план, то маленькая банда Аватара села в большую лужу.
- Рано или поздно бизон устанет, - и это случится скоро, если они не включат голову - и тогда всё будет кончено. Почему ты так на меня смотришь?
Айро улыбался, сложив руки на луке седла.
- Учителю всегда приятно видеть, что ученик выучил урок.
Выучил?.. Неважно. Даже если он спросит, ответ все равно не имеет смысла.
- Дядя, это плохая идея.
- Так, - кивнул Айро. - Ты прекрасно подвел итог нашего положения. Если бы речь шла только о твоей чести, племянник, то я бы воспротивился. Но это не так.
"Только о моей чести? Только о моей... Стоп".
- А разве нет? - осторожно поинтересовался Зуко.
- Нет, - нахмурился Айро. - Хозяин Огня Озай желает получить Аватара живым, и это мудро. Зачем ловить его среди Племен Воды, которые до сих пор сопротивляются, если этого можно избежать? Ты знаешь силу Азулы и веришь, что она может поймать Аватара. Может и так. Но ты также знаешь и мощь Аватара. Сможет ли она его удержать, племянник? Не убивая?
Водяное торнадо, поднявшееся из океана на Южном полюсе и смывшее моряков за борт его корабля. Огромный светящийся монстр на Северном полюсе, разметавший мощную Флотилию Огня.
- ...Нет.
- А хватит ли ей смирения признать, что она чего-то не может?
Азула и смирение? Да эти два слова принадлежали к разным вселенным. Зуко молча покачал головой.
- А если она всё же убьет его... Возможно, некоторые из Мудрецов Огня и догадываются о судьбе, постигшей Аватара Року, но никто не знает наверняка. И наш народ продолжает завоевание вследствие этой неопределенности. Если станет известно, что королевская семья убила Аватара... надежда на мир в наших колониях при жизни нынешнего поколения исчезнет без следа. - Взгляд Айро был мрачен. - Мы верны Народу Огня. Мы не должны этого допустить.
"Мой народ". Колонии были ближайшим к дому местом, в котором он бывал за последние три года. Строго говоря, он не должен был появляться даже там, но существовало несколько портов, в которых торговали представители всех народов, а в фестивальные ночи, когда люди надевали маски, даже он мог гулять неузнанным. Хорошо было стать никем, поесть огненных хлопьев и послушать разговоры людей, не имеющих никакого отношения к флоту.
- Что нам делать, дядя?
- Ты прекрасно обозначил наши недостатки, - задумчиво произнес Айро. - Пожалуйста, продолжай.
- Это не урок по тактике, дядя!
- Разве? - Айро посмотрел на него с легким укором. - Запомни, племянник: воин, ведомый гневом, уже проиграл. У нас есть время. У них его нет. Успокойся и обдумай ситуацию, предусмотри все возможные исходы. А может быть, даже и победу.
"Отнесись к этому, как к уроку". Его кровь кипела, ему хотелось что-нибудь сжечь... но глупо было так поступать посреди горючей травы. Хотя раньше они использовал этот трюк: вдвоем они создали контролируемый круг огня, чтобы спугнуть достаточное количество зайцев-полевок для первого за многие дни сытного обеда. Да и Асахи не жаловалась на жареных сверчковых мышей.
"А вот Азула считала глупостью читать про примитивных покорителей огня... Стоп. Стоп-стоп-стоп. Она лишь препятствие, помнишь? Просто... не думай о ней. Особо много".
- Думаю, на нашей стороне будет фактор неожиданности, - наконец сказал Зуко. - Она не знает, что мы здесь, или мы бы уже знали об этом. - По смертоносному синему пламени. Нет, она не знала. - А Аватар, вероятно, думает, что мы погибли вместе с флотом.
"Если он вообще о нас думает". И он не будет беситься из-за этой мысли. Не будет. Если Аватар недооценивает его... что ж, хорошо. Преимущество ему не помешает. Кроме того, в таком отношении не было ничего личного. Аватар был ребенком. Он недооценивал всех. И вообще, так называемый мост между двумя мирами тоже не понял, чего добивается Джао...
Зуко нахмурился, вдумываясь в эту мысль.
- Фактор неожиданности может помочь, - кивнул Айро. - Что ещё? Ты о чем-то думаешь.
- Не уверен, что это поможет, дядя...
Айро приподнял бровь.
- И всё же мне любопытно.
- Они не знают, с чем имеют дело, - наконец вымолвил Зуко. - Никто из них не знает.
Азула, вероятно, считала, что из брата и сестры из Племени Воды, опаснее будет покорительница воды. Конечно, так и есть. Но вовсе не так опасна, как она и Аватар, действующие по плану, составленному её братом. А что касается представлений Аватара об Азуле...
"Если бы мы познакомились тогда, как думаешь, мы могли бы стать друзьями?"
- Духи, - прошипел Зуко, - пожалуйста, скажите мне, что он не настолько глуп.
Произнося эти слова, его терзало жуткое подозрение, что духи смеются над ним.

***

Когда они нашли фальшивый след, все сомнения испарились.
- Дядя?
- Да, племянник?
- Если бы все те монахи не были мертвы, думаю, я убил бы их снова.
- Принц Зуко...
- Вымытая бизонья шерсть? Отбросим Аватара... Разве те примитивные живущие охотой крестьяне из Племени Воды не знают, что любой, идущий по следу, заметит разницу? Да слепой боров-обезьяна заметил бы это!
Выбравшись из седла, Айро покашлял в кулак, его глаза подозрительно блестели.
- Жаль, что мы не сможем им об этом рассказать.
- О, мы сможем, - рявкнул Зуко.
- У него есть планер, - заметил Айро, поглаживая Асахи, пока та из чистого любопытства объедала свежие еловые побеги. - Когда он закончит прокладывать след, то просто улетит, не оставив следа.
- Он так не сделает, - мрачно сказал Зуко. - Он покоритель воздуха, дядя. Он считает, что полеты спасут его из любой передряги. Он не поступит по-умному и не отступит. Он найдет место для засады и сядет ждать. Вот только он не будет устраивать ей западню. Он захочет поговорить.
Айро молчал очень долго, размышляя.
- Не пойми меня превратно, племянник... Но я надеюсь, что ты ошибаешься.
- ...Знаю.
Он не ошибся.

***

- Так где же ваш племянник?
"Хороший вопрос", - подумал Айро, осматривая равнину за маленькой слепой покорительницей земли.
- Уехал вперед на разведку.
Это казалось наиболее разумным, потому что один человек быстрее отступит верхом на Асахи...
- Но уже должен был вернуться. Надеюсь, он не столкнулся с чем-то неожиданным.
Или, хуже того, с одной конкретной ожидаемой опасностью, которую он намеревался встретить рядом с племянником.
"Агни, пусть мой племянник проявит рассудительность. Пусть не пытается одолеть её в одиночку".
Надо надеяться, что у Зуко вообще будет такой выбор.
- На разведку? - хихикнула Тоф. - Звучит так, будто он какой-то армейский патруль.
Упс.
- А, ну... Я был солдатом, давным-давно. - "Временами мне кажется, что недостаточно давно". - Дорога... воскрешает воспоминания.
- Угу, - её босые ноги ощупывали землю подобно рыбаку, задумчиво вяжущему сети. - Ну, не думаю, что здесь водятся плохие парни. Может быть, он просто потерялся.
- Это так. В некотором смысле. - Айро грустно улыбнулся. - Наша жизнь недавно сильно изменилась, и, хотя я жду, что многое изменится к лучшему, жизнь стала трудна. Моему племяннику предстоит сделать несколько выборов. О некоторых из них я даже подумать не мог, когда мы начинали путешествие. Пока что он этого не знает, но он пытается понять, кто он и чего хочет. - Айро вздохнул. - Очень тяжело даже задумываться о пути, который твой отец никогда не одобрит. - С запозданием, он вспомнил о своей гостье. - Э-э, то есть, я хотел сказать...
- Всё нормально, я понимаю, - Тоф широко улыбнулась. Её улыбка напомнила ему о некоторых элитных покорителях огня, служивших ему. Самоуверенная, и не без причины. - Он идиот, но он ваш идиот. Хотите, помогу его найти?
Хм-м. Принять помощь молодой, но могущественной покорительницы земли и рискнуть тем, что она выдаст их обоих Царству Земли? Или отказаться и, возможно, позволить племяннику одному сражаться с Азулой? Что ж. Как и в случае с белым нефритом, выбор у него был небольшой.
- Для меня честь принять твою помощь.
- Вы правда волнуетесь, - сказала Тоф без улыбки. - Что случилось?
Допив чай, Айро вздохнул.
- Я думаю, что поблизости есть небольшой отряд Народа Огня.
- Что, здесь? В самом центре царства?
Айро нахмурился. Она не казалась удивленной...
- Да, вам нужна помощь, - решительно сказала Тоф, встав на ноги и стряхнув пыль с одежды. - Идем искать идиотов.
- Я бы не назвал моего племянника идиотом, - наставительно заметил Айро. - По большей части.
Тоф захихикала, вскидывая мешок с вещами на плечо, пока он убирал чайник.
- Вашему племяннику везет, хотя он об этом и не знает.
Айро печально улыбнулся. "Сомневаюсь, что он с тобой согласится..."

***

- Зузу? - рассмеялся Аватар.
Такое чувство, будто ему под кожу впились раскаленные добела иглы. "Не обращай внимания", - кипел Зуко. Он уже готов был ругать себя за то, что оставил дао на Асахи, но дядя был незыблем. Оставь мечи - оставь свидетельство своего умения - как козырь в рукаве. В любом случае, Азула никогда не воспримет его и холодное оружие всерьез. Если только он не попробует её убить. А он не мог. Просто... не мог.
От этого было не легче. С одной стороны от него стояло живое воплощение всего, за что он сражался целых три года, единственное, что отделяло его от его чести, его трона, его страны.
От любви его отца...
С другой стороны стоял его худший ночной кошмар. Его младшая сестра.
- Ты же старший брат, - снова и снова говорила ему мама, когда он особенно сильно вредничал и ревновал из-за надоедливого младенца, забиравшего внимание его мамы. - Твоя задача защищать её. Никто и никогда не сделает это так, как ты.
Он верил в это. Он хотел верить в это. И, да поможет ему Агни, часть его всё ещё верила в это.
"Я люблю тебя, мама. Но кто должен был защищать меня от неё?"
Он должен был попытаться.
- Ничего у тебя не выйдет, Азула! - "У тебя нет цепей, у тебя нет даже веревки... ты же понятия ни о чем не имеешь". - Хозяину Огня он нужен живым.
- Как будто такой маленький неудачник, как ты, знает, чего хочет отец, - её улыбка была такой же насмешливой, как всегда. И холод от неё пробирал до костей.- Я никуда не уйду.
Зуко сглотнул, но горло было сухим.
- Нет, уйдешь. "Ради отца. Ради моего народа. Ради себя. Я должен сделать всё правильно".
Улыбка стала шире, приоткрыв блестящие белые зубы.
- И кто меня заставит? Мама?
"Предательница. Отравительница. Ты умрешь так же, как она, и всем будет всё равно, что тебя нет..."
Годы нашептываний, разъедающих его подобно кислоте. Он знал, чего она ждала, и ненавидел себя за это. Его буйный темперамент вспыхивал как спичка помимо его воли, делая его легкой добычей для её атак...
Память о тепле, прогоняющем боль. О тихом свисте и перьях, благодарно льнущих к его руке. Об огненном шторме, восстановившем справедливость за безымянную могилу.
"Азуле и мечтать не приходится о том, чем ты начинаешь овладевать".
Зуко вздохнул, прогоняя шепот. "Не в этот раз, Азула".
Её улыбка несколько померкла, и он не смог подавить дрожь. Он знал этот взгляд. Азула увидела то, чего не ожидала, и теперь высчитывала, как использовать это в своих целях.
Синий огонь.
"Лучшая защита - не попасть под удар."
Какая жалость, что дядин совет по борьбе никогда не успевал за Азулой. Ему пришлось блокировать, он отразил её огонь, но сила удара швырнула его на пыльную землю, выбив дыхание.
"Быстрее, чем я. Лучше, чем я. Она победит..."
"Нам не надо выигрывать эту битву, принц Зуко. Нам достаточно не проиграть".
"Мой народ". Стиснув пальцы, Зуко закашлялся и вскочил на ноги, немного удивляясь тому, что Азула не прикончила его.
Она преследовала Аватара. Ну конечно.
"Мудрый воин знает свои границы и принимает их. Если её навыки выше твоих, как мы можем использовать это против неё?"
"Хороший вопрос, дядя". Азула раз за разом посылала сгустки синего пламени в Аватара, каждый раз на грани попадания. Она была более быстрой, более умелой, более точной...
Точность. Контроль. Азула контролировала всё и всех вокруг себя, в точности как их отец. А то, что они не могли контролировать, они разрушали.
"Заставь её потерять контроль. Заставь её злиться."
Азула загнала Аватара в разрушенное здание. Зуко дал ей услышать, как он преследует её... и резко развернулся, подавив желание продолжить погоню и выскочил на открытый воздух.
"Конечно, загони его в здание. Покоритель воздуха, Азула. Ему нравится швырять людей об стены, уж я-то знаю. Он может выскочить в окно и исчезнуть".
Стоя сразу за порогом, Зуко развел руки по сторонам, аккуратно воспроизводя форму, которой не пользовался неделями, согнул кисти рук и... запустил огонь в главные несущие балки. Он почувствовал, как они загорелись.
Искусный боец использует свое окружение. Город-призрак. Сухое дерево.
"Тебя это не убьет", - подумал Зуко, хотя он не был до конца уверен, о ком именно он думал, и послал пламя вверх. Похожее на грациозный и злой поток из темных волос и синего платья, с которым он до последнего сражался в отмеченном духами оазисе. И не похожее ни на что, с чем когда-либо сражалась Азула.
"Тебя это не убьет. Но наверняка привлечет твое внимание".
Даже дядя, погруженный в разглядывание чая, не пропустил бы такого.

***

"О", - холодно подумала Азула, припав к выступу на втором этаже, когда вокруг них взревело пламя, - "это что-то новое".
Либо её жалкий брат решил от отчаянья сыграть ва-банк, либо малыш Зузу воспитал-таки в себе жесткую жилку за время изгнания.
"О, пожалуйста. Это в компании Его Чайного Дурачества?"
Для некогда великого генерала, дядю было удивительно легко провести насчёт игр, в которые она играла со своим братом. Просто улыбайся в нужный момент и изображай беспокойство, что Зузу излишне старается, и сожаление, что он начал на год позже неё, да так и не догнал...
Не то чтобы Зуко когда-либо мог её догнать. Он переживал за людей. Беспокоился о том, что они подумают, как будто королевской семье было дело до мыслей этих слабаков. Он не умел фокусироваться.
Так, значит, он в отчаянии. Но его замысел не сработает. К тому же, это она была одаренной. Самой лучшей. Не дать чрезмерно активному огоньку обжечь себя было легче легкого. Хотя он и нарушил её концентрацию. И это раздражало, особенно когда Аватар был так близко...
Так, вы только посмотрите на это. Он дрожит, потеет, даже его воздушный самокат развеялся под ним... Маленький покоритель воздуха боялся огня.
"О, бедный Зузу. Ты такой хороший брат. И отличный дурак".

***

"... Ой".
Он лежал на улице. По крайней мере, Зуко думал, что это улица. Он сражался с Азулой за контроль над пламенем, но она как-то извернулась посреди огня и... После этого все было очень туманно.
"Я не умер. Слишком все болит. Он моргнул, и размытое коричневое пятно обрело резкость.
- Дядя?
- Вставай!
Зуко схватил протянутую Айро руку дрожащими от нахлынувшего облегчения пальцами. Дядя обещал, и он был рядом.
"Нет, ты не можешь упасть. Пока нет".
- Нужно иметь как минимум двух покорителей огня, чтобы такой трюк сработал, - сделал вывод Зуко. Мир вокруг всё ещё продолжал вращаться.
Айро открыл было рот, моргнул и поднял бровь, рассматривая горящие обломки здания.
- Там была Азула?
Огненные залпы и порывы ветра эхом разносились по улицам.
- Была, - мрачно сказал Зуко.
Они побежали на звуки битвы.

***

"Зуко?" - думала ошеломленная Катара, держа воду наготове. - "Ну конечно, Зуко. Почему бы не Зуко?" Мисс безумная покорительница синего пламени преследовала их от самого Омашу, почему бы их персональному надоедливому призраку тоже не объявиться?
"Сокка был прав. Надо было дать ему замерзнуть..."
Но, как бы безумно это ни звучало - а Сокка был прав, что недостаток сна сводит с ума, хотя она и никогда в этом не признается - кажется, Зуко совершенно не интересовался Аангом. Он полностью сосредоточился на девочке в броне Народа Огня, загоняя её в угол совместно с ними.
"Зуко... помогает нам?"
Он действовал заодно с пожилым покорителем огня, тем самым, что пытался спасти Духа Луны от Джао. Старик из Народа Огня, её враг, но он пытался помочь.
"Но это же Зуко. Это точно какой-то трюк. Я пока не знаю, какой, но..."
Золотые глаза девочки даже не мигнули, когда выстрелило синее пламя. Не в Аанга. Не в них. В...
"Из Народа Огня, но он же пытался помочь, и... он старик. Как она могла?.."
Старик не вскрикнул. Но Зуко... Катара не слышала, чтобы кто-то так кричал с тех пор...
"Мама".
Никто не заслуживал такого страдания.
"Даже Зуко?" - насмешливо фыркнул ворчливый злорадный голосок, который так любил задирать Тоф.
Нет. Даже наглый, высокомерный, избалованный вражеский принц... И что, скажите на милость, он делал с тем огнем?

***

"Теки вместе с пламенем."
Забудь о сгустках меди вместо золотистых потоков - части того, с чем он работал, были обуглены, а многие обратились в черный пепел. Приходилось забираться внутрь, вливать огонь и собственные силы, чтобы каким-то образом очистить то, что невозможно было восстановить...
- Катара, не туши этот огонь!
Аватар. В кои-то веки серьезный. И он чертовски прав. Ему нужен был этот огонь. Он был нужен дяде, и пусть раньше Зуко никогда не хотел всерьез причинить вред маленькой банде ренегатов Аватара, но если сейчас они встанут между ним и его дядей...
Что-то прохладное скользнуло под пламенем, омывая пепел.
"Покорительница воды. Сейчас я..."
Но вода не мешала. Она просто текла вокруг его пламени, работая над нетронутыми им участками. Или теми, которые он тронул и не смог - до конца - исправить.
"Почему она помогает?"
Неважно. Подумаешь об этом потом. Просто продолжай работать, продолжай исцелять, и будь проклята Азула...
- Не будь таким настырным. Ты работаешь вместе с телом, а не против него.
Он пытался. Паника была его врагом. Чтобы помочь дяде надо думать, а не плакать. И уж точно не прогонять целительницу, которая, кажется, знает, что делает, как бы ему ни хотелось излить свою ярость.
"Как она могла? Как она могла?"
- Всё хорошо, ты всё делаешь правильно... Вот это я сказанула! Ладно, просто слушай. Разделим работу, хорошо? Я возьму на себя всё самое сложное. Просто поддерживай меня, и всё будет хорошо.
"Только то, что мы преследуем одну цель, не значит, что мы союзники."
Некоторые из воплей у него в голове - ты помогаешь Аватару! - наконец умолкли.
"Она целитель. Она помогает дяде. А значит и мне, и Народу Огня. Я не обязан её любить. Я просто воспользуюсь ситуацией".
Лучше. Гораздо лучше. Как и пульс дяди под его рукой, когда он рискнул дотронуться до исцеленной кожи: все ещё частый, но стабильный.
Вода отступила, и он позволил огню погаснуть. "Она использует кожаный мешок с водой", - вдруг подумал Зуко. - "Поэтому, даже если поблизости не окажется воды... Интересно... В дядиных свитках что-нибудь говорилось о горшке с углями?.."
Поморщившись, Зуко попытался восстановить свою разрушенную концентрацию. С огнем или без, на этот раз он здорово перестарался.
"Мне нужно поспать. Скоро."
Но не сейчас. Не до тех пор, пока... Собрав всё свое мужество, он глянул на ужасную рану. Одежда была обуглена и всё ещё источала жуткий запах горелой плоти, но... Позволив маленькой покорительнице земли помочь ему сесть с помощью поднятого из земли камня, дядя улыбался ему.
- Молодец, - и выразительно приподнял бровь.
"Знаю, дядя, знаю." Поднявшись на ноги - проклятие, он не будет шататься - он игнорировал принявшихся что-то лепетать двух мальчишек и поклонился покорительнице воды.
"Катара. Ты в долгу перед ней. В большом."
- Я должен тебе, - хрипло сказал Зуко, выпрямившись. - Я плачу свой долг. - Он окинул покорителя воздуха взглядом. - Азула собирается убить тебя.
Мальчишка из Племени Воды фыркнул.
- У тебя забавный способ...
- Пусть говорит, Лежебока! - в подкрепление своих слов покорительница земли топнула ногой, уронив мальчишку, бумеранг и все прочее во внезапно разверзшуюся дыру. - Это важно.
- Тоф!
- Он просто говорит, Сокка, - голос Катары был жестким, но ровным. - Пусть.
Удивительно. У кого-то в этом сборище была голова на плечах.
- Азула не в изгнании, - продолжил Зуко. - Корабль Народа Огня, Ю Янь, свежие верховые животные, танки - если она их попросит, она их получит.
- У Джао всё это было, - начал было Аватар, - и...
- Джао просто убивал людей, когда не получал желаемого, - рявкнул Зуко. - Азула хуже.
- О, правда? - с вызовом спросил Сокка, стоя по подбородок в земле. Это выглядело бы смешно, если бы не решимость, горящая в синих глазах. - И что именно может быть хуже смерти?
- Она найдет то, что ты любишь, и заберет это. "Нет, не надо было этого говорить. Не надо было..."
Но он сказал. И судя по тому, как поморщился покоритель воздуха, что-то наконец, наконец дошло до этой обритой татуированной башки.
"Используй это".
- Она будет выслеживать тебя, - резко продолжал Зуко, стоя на своем. - Я делал это, задавая вопросы и следуя своим наблюдениям. Ты думаешь, сейчас всё так же, как сто лет назад, и летающие бизоны парят повсюду? Нет. Люди всё замечают. И, может быть, некоторые не стали разговаривать со мной, потому что ты Аватар, но, поверь мне, они всё расскажут Азуле. Потому что она улыбается и знает, как заставить людей доверять ей. А если они не заговорят, то кто-нибудь исчезнет. Может быть жена. Или друг. Или дети. И если повезет, они получат назад тело. Она сломала шею. Он утонул. Их завалило оползнем. О, какой жуткий несчастный случай, - ему пришлось прерваться и вдохнуть. Его сжатые в кулаки пальцы дымились. - Именно так она и скажет. И улыбнется. И снова задаст вопрос. - Он смотрел в серые глаза, стараясь не дрожать. - Она попробует убить тебя. Она не остановится, пока тебя не поймает. Или кого-то из вас. - Новый вдох. Духи, он готов был убить кого-то. Или его стошнит. А может быть и то, и другое. - Ты понимаешь меня? Разве никто из монахов не говорил тебе, какие люди на самом деле? Мы не стоим спасения, идиот!
Аанг с трудом сглотнул, но твердо встретил его взгляд.
- Я не верю в это, Зуко, - он помотал головой. - Я не могу.
Глаза Зуко застилала чистая, слепая ярость.
- Тогда ты умрешь!
- Племянник.
Этого хватило. Хватило, чтобы взять себя в руки, прежде чем его темперамент заставит его переступить черту. Зуко с усилием разжал кулаки, погасив огненные кинжалы.
- Иди найди Асахи, - приказал Айро, глядя на него взволнованными и полными сочувствия золотыми глазами. - Надо уезжать как можно скорее.
Да. Надо. Зуко кивнул старому генералу и пошел вдоль улицы, оставив всю раздражающую компанию позади.

***

Айро вздохнул с облегчение, когда его племянник скрылся за домом. Теперь надо разобраться с...
- Вы видели этого психа? - Сокка чуть ли не плевался, когда Тоф вытащила его обратно из земли. - Не делай так больше! Ещё чуть-чуть, и у нас был бы один хорошо прожаренный Аанг!
- Мой племянник, - заявил Айро голосом, который при необходимости могла слышать вся парадная площадь, - пытался помочь. Как бы ни было трудно в это поверить.
- О, конечно. Сначала преследовал нас по всему миру, а теперь он на нашей стороне? - Сокка мотнул головой, волчий хвост качнулся с такой силой, что ударил его по уху. - Ай!
- Нет, - твердо сказал Аанг. - Он помогал Катаре.
- Кому, мне? - скептически отозвалась покорительница воды. - Только потому, что я... эм.
- Пусть так, - Айро вежливо кивнул. Его плечо ещё болело, и, скорее всего, будет болеть некоторое время. Но ему было грех жаловаться.
"Это был смертельный удар. Долгая, медлительная и мучительная смерть. О, Азула. Неужели ты так низко пала ради того, чтобы угодить моему брату? Или ты всегда была такой жестокой, а все мы были слепцы?"
Все, кроме Урсы и Зуко. Почему он не мог поверить мальчику?
"Правда была слишком ужасна", - признался себе Айро. - "Мой племянник уже потерял мать. И казалось естественным, что он злится и обвиняет во всем свою соперницу за любовь Озая. Озай считал, что я тоже так делал, ради любви нашего отца. Всё... так ожидаемо".
- Честь очень важна для Народа Огня, - объяснял тем временем Аанг. - Кузон всегда так говорил.
"Значит, ты не знаешь, почему". Айро скрыл гримасу. "Да и откуда тебе знать? Року был Аватаром, его не связывала верность покорителей огня. Аватары служат миру, они не могут служить своему клану. Как, должно быть, мучился Созин, зная, что его ближайший друг детства стал настолько же чужд ему, как летящий по ветру покоритель воздуха".
Но прошлое было в прошлом. Этим детям нужно, чтобы он думал о настоящем.
- Кузон из Бьякко? - спросил Айро.
- Ага! - как бы он ни был измучен, Аанг просиял. - Вы его знали? Это так Зуко вас вылечил? Я один раз видел, как Кузон что-то делал с зеленым огнем, но он никогда мне не показывал. Даже когда я много раз просил его об этом...
- На это нет времени.
Аватар приуныл, и Айро почти что пожалел о своей грубости. Почти.
- Азула вернется, и не одна. Когда она прибудет, вас здесь быть не должно.
- А ты, дядя? - спросила Тоф, ткнув пальцем в его здоровое плечо. - Тебе тоже лучше здесь не быть.
"Дядя". Айро улыбнулся сильной малышке. "Не думаю, что стал бы возражать против ещё одной племянницы. Такой, которая дала бы моему племяннику шанс побыть собой и не ожидать боли каждую минуту".
- Мы с Зуко и раньше уходили от неё. С нами будет всё в порядке.
- Эй-эй, - Сокка недоверчиво замахал руками, - вы бежите от неё?
- Разве ты не слышал, как она назвала нас предателями, молодой человек? Что крайне несправедливо по отношению к моему племяннику. Он всегда был верен Хозяину Огня. - Айро бросил на Аанга пронзительный взгляд. - И верен до сих пор.
- Тогда... Думаю, нам лучше уйти, - с неохотой протянул Аанг.
- Это было бы мудро, - сухо заметил Айро.
- Но... вы помогли нам. И мне очень-очень нужен учитель по покорению огня... - Аанг увидел его взгляд и подавился словами.
- Аватар Аанг, - голос Айро не допускал возражений, - я надеюсь, что когда мы встретимся в следующий раз, ты поймешь, как жестоко с твоей стороны было просить меня об этом.
- Еще бы, - пробурчала Тоф. - Не волнуйся, дядя. Я достаточно знаю об аристократах, чтобы пролить свет на Легкие Ноги. - Она стряхнула с пальцев песок. - Идем, копуши!
- Стойте, - быстро сказала Катара. - Дядя... что Азула отобрала у Зуко?
Айро закрыл глаза, пронзенный скорбью, но слишком вымотанный для слез.
- Больше, чем ты можешь себе представить, дитя.
- Но...
- Катара, идем! - прошипел Сокка. - Жуткие дамочки. Синий огонь. Спать!
Когда их шаги затихли, Айро с облегчением вздохнул.
- Они ушли.
Айро вздрогнул и виновато оглянулся. Боль отвлекала от состояния покоя, необходимого для того, чтобы почувствовать пламя другого покорителя огня, а его племянник двигался достаточно тихо. То, что Асахи почти могла поспорить с ним в скрытности немного пугало.
- Пытаться захватить их сейчас было бы...
- Ты ранен, я валюсь с ног, а Азула гонится за нами обоими. Я упорен, дядя, но не глуп.
Но как бы он ни устал, Зуко не выглядел разозленным. Или даже побежденным. И, как бы невероятно это не прозвучало, Айро сказал бы...
- Что привело тебя в такое хорошее расположение духа, мой племянник?
Довольно улыбнувшись, Зуко продемонстрировал пласт чешуйчатой кожи величиной с ладонь. Обратная сторона была покрыта подсыхающей кровью.
- Угадай, кому через час придется идти пешком?
Чешуя мангустового дракона. Задняя ляжка, если он правильно запомнил рисунок.
- Но как?..
- И кто же у нас умница? - промурлыкал Зуко, почесывая покрытый черными перьями клюв.
Если бы Айро не знал, что это невозможно, он готов был поспорить, что верещание Асахи было хихиканьем.

Глава 5

   - Хорошо, - сказал Сокка, демонстрируя то, что Тоф назвала бы испытанием терпения, а он сам называл сарказмом, - Мы наелись, Аппа закончил линять, никаких безумных дамочек или металлических монстров в поле зрения, и, что важнее всего, мы все выспались. Теперь ты объяснишь, что ты имела в виду, когда сказала, что знаешь об аристократах, и как это связано с просьбой Аанга к одному из менее психованных огненных парней обучить его?
Наблюдая пальцами ног за слушателями, свободным кружком усевшимися вокруг неё, покорительница земли нахмурилась и двумя камнями расколола орех, чтобы выгадать время и собраться с мыслями. В большинстве случаев она предпочитала взрезать правду-матку и не обращать внимания на осколки разбившихся иллюзий. Но, хотя её собственные родители и скрывали её от людей, ей все же удавалось ускользать - иногда на несколько месяцев - на чемпионаты "Дрожь земли". Там она встречала людей. Хороших людей, странных людей, людей, которых не хотелось подпускать ближе, чем на расстояние вытянутой руки. И там она многое узнала. Кое-какие уроки могли кончиться очень-очень плохо для неё, не будь она самой лучшей.
Эти детишки? Только взгляните, как они пытались разговаривать с её родителями. Они были... ну, их нельзя назвать тупыми, но им ещё было, чему учиться.
- Во-первых, - спросила Тоф, приведя мысли в порядок, - почему вы не сказали, что это принц Зуко, вместо этого называя его "злобный парень с хвостиком"?
Причем никакого хвостика у него больше не было. Она бы услышала шорох его раскачивающихся волос, как она слышала волосы Сокки. Но она не слышала.
- И что с того, что он называет себя принцем? - пожал плечами Сокка. - Тоже мне важность. Наш отец вождь. Кому какое дело?
- Это важно, - Тоф ткнула пальцем ноги в землю, запустив камешек в спину Сокки. - Есть куча царей в городах, раскиданных по всему Царству Земли, но есть всего один Хозяин Огня. У Озая двое детей. И мы только что повстречали их обоих.
- Так Зуко - сын Хозяина Огня? - настороженно спросила Катара.
- Азула его сестра? - одновременно с ней пискнул Сокка.
Тоф повернула голову в сторону Аанга.
- Ты не удивлен.
- Она спросила, вижу ли я семейное сходство, - неохотно признался покоритель воздуха. Судя по вибрациям, он вцепился в свой планер. - Она считала шрам Зуко... смешным.
- Так же считает большинство Народа Огня, - кисло отозвалась Тоф. - Мои родители не любили, чтобы я была рядом, когда они веселятся, но если ты умеешь ходить сквозь стены, то много чего слышишь. Торговцы из Царства Земли любят поболтать. - То, что часть подслушанного на самом деле исходила от торговцев из Народа Огня, она решила оставить пока при себе. Бей Фонги разбогатели не за счет глупости. Они торговали с любым, лишь бы он был достаточно честным, и сделка была хороша.
- Значит, ты кое-что знаешь о парне, который преследовал нас по всему миру? - в голосе Сокки прозвучал невольный интерес.
- Я знаю, что у него нет выбора, - прямо выложила Тоф. - Никто из тех, кого я подслушивала, не знает, откуда у него шрам, но считается, что он как-то связан с причиной, по которой Хозяин Огня изгнал его. И все говорят, что ему было сказано, что он не сможет вернуться без Аватара. Целых три года это было отличнейшей шуткой. И совсем не доброй. - Она указала пальцем на Аанга. - А потом ты проснулся, Легкие Ноги, и, - вот сюрприз! - люди больше не смеются. У принца Зуко вдруг появился шанс сделать это. Вы хоть представляете, сколько людей пришло в ярость? Большую-большую ярость?
- Как Азула, - прошептала Катара.
Ого. Сердцебиение Сахарной Царевны показывало её полное смятение. Хорошо. Ей будет полезно хотя бы раз свалиться со своей высоченной страусовой лошади на землю.
- Ты всё поняла, - резко кивнула ей Тоф. - Зуко её старший брат. Если он вернется из изгнания, то может снова стать наследником. Если он потерпит неудачу или умрет - а ты не представляешь, сколько людей думало, что он просто свихнется, гоняясь за ветром в поле - она получит трон. Знаешь, что говорят люди? Она та, кого Озай хочет в наследники. Папенькина дочка, готовая идти и сжигать солдат заживо. - Тоф фыркнула. - Теперь я рада, что я единственный ребенок в семье.
- Но она же его сестра, - запротестовал Аанг. - Разве это не важно?
- Эй, - Сокка похлопал покорителя воздуха по плечу. - Мы все знаем, что Зуко плохой парень. Да он ни за что не стал бы говорить правду о...
- Он. Не. Лгал. - Проскрежетала Тоф. - Он был взбешен, напуган и еле стоял на ногах, но он не лгал. Я знаю, когда люди врут.
- Да?
- Ты стянул последний ягодный пирог из сумки Катары и свалил всю вину на Момо, - прямо сказала Тоф. - Земля рассказывает мне о людях. У Зуко была очень хорошая стойка. Наверное, он тренировал её годами. Вот почему вы, ребята, не поняли, что его могло бы сбить с ног перышко птицеящера.
- И мы оставили его там с ней? - Катара проглотила комок в горле.
- Расслабься, - отмахнулась Тоф. - Теперь, когда дядя знает, что она пытается их убить, даже если их поймают, так просто она не отделается. Нельзя злить Дракона Запада.
- Кого? - с сомнением переспросил Сокка. - По мне так он не тянет на дракона. Он же низенький, коренастый, и ходит за Зуко как престарелый... э-э, - сердце Соки отчаянно забилось, когда его прочный как скала (но, что удивительно, не поддающийся покорению) мозг наконец сделал некоторые выводы. - Дядя? О-о, ты имеешь в виду, с материнской стороны? Правильно?
Тоф широко улыбнулась.
- ... О, это совсем не круто...
- Эм. Выращен монахами, - вклинился в разговор Аанг. - Я чего-то не понимаю?
- А когда ты понимал? - Тоф подняла из земли удобной формы камень и откинулась на него. - Тот парень, которого ты просил научить тебя? Генерал Айро. Дракон Запада. Единственный покоритель огня, когда-либо пробивший внешнюю стену Ба Синг Се, - она остановилась, чтобы подчеркнуть свои следующие слова. - Старший брат Хозяина Огня Озая.
Планер выпал из онемевших пальцев.

***

"Я не буду орать на дядю. Я не буду орать на дядю."
Обгоревший, покрытый копотью, с ушами, в которых всё ещё звенело от третьего неудачного взрыва, Зуко долбанул огненным кулаком по земле.
- Зуко!
- Оставь меня в покое! - он стиснул зубы, сдерживая куда более отвратительные слова. Они были неправдой. Дядя хотел помочь, и не вина Айро, что Азула была идеальна, в то время как он...
"Неудачник".
Он выдохнул боль, пламя и вскипавшую ярость от мысли "Дядя был ранен, а я не смог остановить её..."
"На его месте должен был быть я".
Ещё один долгий, сотрясший его тело выдох огня, и Зуко сел на пятки, опустошенный. "Надо будет спрятать пепел, если не хотим, чтобы наш след обнаружили. Духи, как это глупо..."
- Не думаю, что у меня получится.
- Ты должен очистить свой разум, принц Зуко. Отпусти свой стыд...
- Мне не стыдно! "Я знаю, кто я. Я пытаюсь, и пытаюсь, и пытаюсь, и не могу ничего исправить! Мне не стыдно... Я просто злюсь".
"Злой и уставший. И уставший злиться".
Должно же у него получиться хоть что-нибудь.
"Если враг слишком силен, чтобы сражаться с ним в открытую, измени тактику".
Зуко моргнул, рассеянно крутя огонек между пальцами.
- Молния... Энергия внутри твоего тела.
Айро вздохнул, смиряясь.
- Да. Ты разделяешь свою чи и...
Зуко собрал пламя в ладони руки.
- А это снаружи. Как и исцеление. Я могу перемещать свою энергию, дядя... но я перемещаю её снаружи.
- ...Хммм, - Айро наклонился, пошарил в пепле и выпрямился, держа в руках несколько почерневших стеклообразных комков. - Кажется, я забыл, что значит быть в твоем возрасте, племянник. Молния требует спокойствия. И если твой темперамент напоминает мой в молодости, тебе будет сложно добиться спокойствия в ближайшие годы.
Зуко мигнул, услышав странные нотки в голосе дяди. Не нетерпение, которого он ждал от мастера, столкнувшегося с бестолковым учеником, но... понимание?
- У тебя был буйный темперамент?
- Я мог бы рассказать истории, от которых волосы покорителей воздуха завились бы колечками, - с превеликим удовлетворением отозвался Айро.
- ... Они же лысые.
- Нет, если не бреются, - дядя посмотрел на него с обеспокоенным выражением лица. - Но я думал, что ты достигаешь спокойствия, когда исцеляешь.
- Да? - с изумлением спросил Зуко.
- Кажется, я ошибся, - задумчиво пробормотал Айро. - Ты всегда выглядишь тихим, когда исцеляешь огнем. Сфокусированным.
Зуко долго разглядывал его, потом покачал головой.
- Это не спокойствие, дядя. Это... - он замешкался, восстанавливая в памяти это чувство. - Это как битва.
Теперь дядя уставился на него странным взглядом.
- Это как драться вместе с другим, - Зуко отвел взгляд, вспоминая первое прикосновение огня к Асахи, и как у него возникло чувство, будто раны бросили ему вызов. - Тот, другой, тоже сражается, но врагов больше. Поэтому ты вступаешь в бой и защищаешь его слабые места. И сражаешься до тех пор, пока битва не кончится. - Он перевел дыхание. - Энергии, которыми ты пользуешься, идут от тебя и от огня, но то, что ты чинишь - внутри. Узлы. Вроде как. Которые ты пытаешься снова распрямить. Катара... она вымачивает их, пока узлы не ослабнут, а потом делает то, что ей надо. Я... вроде как расплавляю их. Чуть-чуть.
Айро хлопнул себя ладонью по лбу.
- Дядя?
- В моем возрасте пора уже знать, что внешность обманчива, - виновато сказал Айро. - У меня есть другая идея.

***

- Итак, что заставило твои косички завязаться узлом?
Положив руку на стену каньона, Катара застонала. Аанг спал сном праведника после утомительного урока по покорению земли, Сокка деловито подчищал все крошки, оставшиеся в котелке, и зря она надеялась, что ноги Тоф дадут ей мирно подуться в сторонке.
- С моими волосами всё в порядке, спасибо большое.
- Живчик, да?
- Живчик? - подавилась Катара.
- Я много чего слышала про покорителей огня, - Тоф пожала плечами, облокотившись на удобный камень. - Но никогда не слышала, чтобы кто-то из них мог лечить людей.
- Нет, - тихо сказала Катара. - Это и странно. То есть, мастер Джеонг Джеонг сказал...
- Вы встретили Джеонг Джеонга Дезертира? - Тоф склонила голову, явно заинтересовавшись.
- Он пытался научить Аанга покорять огонь, - кивнула Катара. - Это... нехорошо кончилось. - Она кинула взгляд на свои гладкие руки. - Тогда я впервые себя исцелила. Джеонг Джеонг увидел, как я это делаю. Он был первым, кто сказал мне, что покорители воды могут исцелять. Думаю, он отдал бы что угодно, лишь бы быть покорителем воды, а не огня. - Она нахмурилась. - Бессмыслица какая-то! Мастер Джеонг Джеонг... Ну, он не был милым. Он был жестким, как Мастер Пакку с Северного полюса, но он был хорошим человеком. Почему именно Зуко... - она осеклась.
- Мастера не знают всего, - серьезно заявила Тоф. - Мой считал, что я по-прежнему отрабатываю приемы для малышей, - она помешала землю пальцами ног, сделав песчаный водоворот. - Не говори Аангу, но кое-какие из моих лучших приемов я обнаружила вроде как случайно. Просто решила посмотреть, что ещё я могу. И поэтому я делаю то, что другие покорители считают невозможным. Потому что никто не говорил мне, что так нельзя.
Катара уставилась на неё.
- Ты думаешь, что Зуко придумал, как лечить, случайно?
- Почему нет? Ты же смогла.
В этом... был смысл. Вроде как.
- Это кажется безумием, - Катара помотала головой. - Я знаю, что делает огонь, он... - У неё перехватило горло. "Мама".
- Огонь как Азула? - с иронией сказала Тоф. - Эй, если ты в смятении, представь, что чувствовал он?
- Мне нет дела до чувств этого осла! - рявкнула Катара. - Он пришел в наш дом, он угрожал Пра-Пра, он всегда старался навредить нам и Аангу...
- Я могла бы вернуться домой, - как ни в чем ни бывало заявила Тоф.
Катара закатила глаза.
- Если ты про обязанности по лагерю...
- Нет. Я могла бы вернуться домой. Вы с Соккой могли бы вернуться домой. Если бы очень захотели. А теперь подумай о том, что Живчик не может, и от этого нервничает, как улей драконьих мух.
- Ну, Аанг тоже не может вернуться домой! - резко возразила Катара. - И кто в этом виноват?
- Неужели Зуко сто лет? - насмешливо спросила Тоф. - Потому что, скажу тебе по секрету, Сахарная Царевна, по его движениям этого не скажешь.
- Но это был Народ Огня!
- На этот раз, - фыркнула Тоф. - Ты никогда не ходила на уроки истории, да? Почитай про Чина Завоевателя. Если бы он смог добраться до Храмов Воздуха, готова поспорить, он сделал бы тоже самое.
- Ему они тоже ничего не сделали!
- Угу. Не сделали. Милые, миролюбивые люди, так? Ничего ему не сделали. Ничего не сделали, чтобы остановить его. Люди не любят, когда другие спокойненько сидят и смотрят, как их стирают в порошок. - Тоф смотрела прямо на неё серьезными слепыми глазами. - Я не разбираюсь в картах. Но, как я слышала, Храмы Воздуха находятся не в Стране Огня. Они расположены на больших горах, так? Окруженных Царством Земли. Или возле полюсов, то есть на территории Племени Воды.
- И что? - сказала озадаченная Катара.
- И то. Кто дал Народу Огня подойти к тем горам?
Похолодев, Катара проглотила комок в горле.
- Ты ошибаешься. Ты не знаешь моего отца. Ты ничего не знаешь!
- Я знаю, что твоему отцу тоже не сто лет, - Тоф пожала плечами. - Или скажешь, я неправа, а, Лежебока?
Катара улыбнулась, когда её брат подошел ближе, задумчиво почесывая затылок. Её старший брат, будущий воин и, в общем-то, хороший человек, когда не думает желудком...
И тут он раскрыл рот.
- Ну, папа не позволил бы, - Сокка нахмурился. - Но Пра-Пра гораздо старше всех нас, и она уехала с Северного полюса по какой-то серьезной причине.
- Сокка! - воскликнула Катара.
- Эй, сама знаешь, через что тебе пришлось пройти, чтобы заставить Мастера Пакку учить тебя покорять воду, - отметил её брат. - И они собирались использовать броню Народа Огня восьмидесятипятилетней давности, чтобы попытаться пролезть во флот. Они даже не знали, что форма сменилась!
- И что? - проворчала Катара, сложив руки на груди.
- Что мы в действительности знаем о Народе Огня? Кроме того, что они начали войну, гоняются за Аангом, и Зуко настолько упрям, что даже город, полный покорителей воды, не смог заставить его угомониться. Ну, его и его дядю, - поправился Сокка. - И это... странно. Интересно, но странно.
Катара фыркнула.
- Поверь мне, Сокка, в этом осле нет ничего интересного.
- Всё ещё злишься, что он привязал тебя к тому дереву, да?
"Я спасу тебя от пиратов". Этот высокомерный, наглый, самоуверенный...
- О-о-о! - Тоф аж подпрыгнула. - Ты обязана мне об этом рассказать!
- Забудь про дерево! - огрызнулась Катара. - Я не могу поверить, что ты до сих пор о нем думаешь. Или о его дяде!
- А я не могу поверить, что ты не думаешь о них, - серьезно ответил Сокка. - Айро сказал нам нечто важное. - Он поднял палец для пущей важности. - Помните, как он сказал, что Азула считает их предателями? И что это несправедливо по отношению к его племяннику?
- Мне нет никакого дела, что справедливо по отношению к Зуко, Сокка, - проворчала Катара.
- Он не сказал, что это несправедливо по отношению к нему.
- Ого. В яблочко! - воскликнула Тоф. - Он помог вам, ребята, на Северном полюсе, да? Что, вроде как, привело к поражению всего флота вторжения адмирала Джао. Он на самом деле предатель.
Катара опустила руки, не в силах больше спорить.
- Но Зуко верит ему. - Она нахмурилась. - И он сказал, что не станет помогать Аангу.
- Он не собирается учить Аанга, - поправил Сокка, стараясь говорить со знанием дела. - Это не значит, что он не будет помогать, когда мы встретимся с ними в следующий раз.
- В следующий раз? - спросила Тоф.
- О, да, - вздохнула Катара. - Зная Зуко? Всегда будет следующий раз.

***

- Все эти разговоры о четырех элементах напоминают учение об Аватаре, - осторожно сказал Зуко.
Что означало, что он шагал по самому краешку терпения Зуко и его готовности слушать, знал Айро. Подняв руку от рисунков на земле, мужчина подбросил ещё одно полено в маленький костер, разведенный на месте ямы, прожженной Зуко - отвлекающий маневр, призванный ослабить гудящее напряжение. Аватар был мостом в мир духов, а духи никогда не были добры к его племяннику.
Кроме, вероятно, единственного случая. Асахи то скрывалась из вида, то появлялась вновь, но её явно не волновал огонь, по крайней мере, их.
- Сочетание четырех элементов в одном человеке и делает Аватара таким могущественным, - согласился Айро. - Но истинная сила Аватара заключена не только в покорении стихий. Аватар должен путешествовать по миру и учить каждый народ знаниям о других, чтобы никто не забывал, что мы нужны друг другу. Он видел пути каждого народа, и поэтому мы можем увидеть их в нем. Потому что иногда, лишь взглянув на другого, мы можем понять себя.
- Я не понимаю.
"Я тоже. Не так, как я думал, я понимал раньше", - подумал Айро.
- Я размышлял над тем, что ты сказал, племянник. И, думаю, у меня есть ответ. Но, дабы убедиться - а я должен быть уверен - мне нужно, чтобы ты сделал нечто очень трудное.
Зуко сел прямее, сосредоточился.
- Я готов.
- Хорошо, - кивнул Айро. Махнул рукой в сторону огня. - Представь себе маленького ребенка, который только начал покорять огонь. Может, такого, как ты, когда Лу Тену было столько, сколько тебе сейчас. Научи его исцелять.
- Дядя? - здоровый глаз Зуко широко распахнулся.
- Представь себе, племянник, - мягко повторил Айро. - Представь себе, что он спрашивает, как это работает. С чего ему начать?
Зуко молча уставился в огонь.
"Может, ещё слишком рано. Прежде я надеялся, что время пришло, но после того, что Азула сделала с нами... предательство ранит очень глубоко".
- Огонь хочет сражаться.
Айро сел на пятки, слушая.
- Он хочет сражаться, и он хочет гореть, - Зуко нахмурился, подбирая слова. - Если ты хочешь, чтобы он стал больше, придется отдать ему часть себя. Ты должен течь вместе с ним. Как... Если бы покорение огня было капитаном корабля, то лечение это управление им так, чтобы тебя не захлестнула большая волна. Ты добиваешься нужной цели, но ты... не всегда сохраняешь контроль. - Он остановился, потряс головой. - Огонь это ритм, биение сердца. Он знает, как танцевать, но не знает, какой именно танец от него требуется. Надо показать ему шаги. Есть ты и огонь... и не надо пытаться настроить его, как свое дыхание. Надо постараться найти ритм, который подходит вам обоим. И потом остаешься ты, огонь и человек, которого лечишь. Тут бывает сложно, бывает, ты немного оступаешься. Но ты переживаешь, ты должен переживать... и если продолжать работу, всё получится. - Зуко выдохнул, явно недовольный своими словами.
"В самом деле, смотри за пределы себя", - с улыбкой подумал Айро. Танец, в особенности с партнером, был обычаем других народов, но не Народа Огня. "И почему должно быть по-другому? Другие покорители стихий ищут свой элемент за пределами себя. Мы носим свой внутри. Вот почему Джао и подобные ему провозгласили о нашем превосходстве. И возможно, так и есть... в сражениях, в убийствах.
Но танцуя, мы танцуем одни".

- Отсюда и начнем, - кивнул Айро. - Теперь покажи мне.
Бросив на него взгляд, полный сомнений, Зуко потянул к себе огонь... Остановился. Глубоко вздохнул и снова потянулся, на этот раз медленно и двумя руками.
"Формирует огненный шар", - понял Айро, пристально наблюдая. - "Но он призвал его от огня, не от себя, и он не полностью отделил его от пламени. И добавляет к нему собственную энергию. Почти как покоритель воды, скользящий по волне."
Держа между ладонями огненный шар, всполохи которого тянулись к костру, Зуко начал двигать кисти медленными, противоположными друг другу круговыми движениями. Язычки зеленого огня появились и распространились по шару, огонь вытягивался лентами, оплетал его руки.
"Похоже на дао", - подумал Айро. - "Они не движутся абсолютно одинаково. Как две половины одного целого, да. Но иногда одно лезвие быстрее, или медленнее. Иногда они сближаются, чтобы отразить один удар, а иногда разделяются, чтобы сражаться с несколькими противниками."
Сражение. Сердцебиение. Танец. Айро не мог представить себе ничего, что было бы более чуждым спокойствию, которое требовалось для разделения энергии при покорении молнии.
Зуко воспользовался моментом и пробежался пламенем по синякам, полученным в схватке на улице города-призрака, потом дал пламени умереть.
- Думаю, это всё.
Кивнув, Айро сам потянулся к огню.
"Это не так просто, как выглядит".
Тренировки требовали от него четкости, точности, контроля. Установить границу между собой и огнем. Огонь, учили мастера, это гнев, разрушение, смертоносная страсть. Его нельзя оставить бесноваться без контроля. Но Айро видел драконий огонь. Да, в нем была ярость, но и тепло, сострадание, дружба. Даже ярость была рождена не холодной жаждой разрушения, а отчаянной любовью к тому, для защиты чего они сражались.
"Теки вместе с пламенем. Сделай его частью себя. Переживай".
Огонь ворвался внутрь, как в тот раз, когда он тайком пробрался в пещеру и попробовал покорить лаву. Боль не столько тела, сколько духа: его душа давно болела за его народ и его семью...
Именно жжение пробудило давно отработанный рефлекс, к счастью, его собственный, а не приобретенный из учений Созина. "Живи! Пусть энергия течет. Внутрь, вниз, вверх, наружу."
Зеленое пламя в его руках вспыхнуло и разлетелось на части.
- Дядя! - успокоительное тепло легло ему на плечи, просочилось в сердце. - Ты... с твоим дыханием было что-то не так...
Айро вдохнул поглубже и почувствовал течение своей чи. Немного неровное, но действия Зуко это исправляли.
- Эта техника, - с иронией сказал он, - не так уж безопасна для ученика, как кажется на первый взгляд.
- Небезопасна? Что ты сделал?
Зеленый огонь в руках Зуко пропал, и Айро с благодарностью облокотился на плечо своего племянника.
- Если смотреть оптимистически, то я оказался прав. И поэтому мне очень жаль. Мне правда очень жаль, племянник. Истина лежала передо мной все эти годы, на самом виду, но я не видел.
Пальцы Зуко нащупали его пульс.
- Дядя, ты уверен, что с тобой всё в порядке? Потому что ты несешь чушь.
Айро грустно усмехнулся.
- Я в порядке благодаря моим тренировкам. Зуко, когда ты изменяешь огонь, чтобы исцелять, ты оставляешь его энергетическую связь с костром. И с собой. Это не то, чему учат покорителей огня.
Зуко замер, отстранился.
- Значит, я делаю неправильно.
- Нет! - Айро стиснул его плечо, удерживая молодого человека, прежде чем он снова окажется в омуте сомнений и боли. - Нет, племянник. Ты делаешь всё верно! Я делал всё так, как учат покорителей огня: я контролировал огонь, жестко. Но, подобно волнам на море, он не должен быть абсолютно покорным.
- Твое сердце, - Зуко был белым, как мел. - Надо чувствовать огонь сердцем, и...
- Да, - Айро кивнул, чувствуя, что наконец - наконец! - смог как следует разглядеть диспозицию врага. И, если интуиция его не обманывала, этого врага ещё можно обратить в союзника, если действовать по-умному. - У сердца тоже есть ритм. Если взять пламя под слишком жесткий контроль, он распространится и на те ритмы твоего тела, до которых сможет достать. "А я-то думал, что только молния может остановить сердце".
Это навело его на мрачные мысли о том, что именно могла сделать Урса... нет. Смерть его отца была в прошлом. Жизнь Зуко была здесь и сейчас.
- Ты всё делаешь правильно, Зуко, - просто сказал Айро и печально улыбнулся про себя. - Что означает, что я учил тебя покорению огня с тем же успехом, с каким можно учить левшу писать правой рукой.
Зуко бросил на него кривой взгляд.
- Тебя бумерангом не били, пока я не видел?
- Слушай меня, племянник, - терпеливо проговорил Айро. Он не мог винить мальчика за сомнения. Любой другой мастер на его месте заявил бы, что он перегрелся на солнце. Но если закрыть глаза на учения Созина и Азулона, и посмотреть на то, чего добился его племянник... - Бросать огонь совместно с другим покорителем огня - одна из фундаментальных техник, но она же и одна из самых сложных. Многие даже не трудятся овладеть ей. Зачем, если можно приказать выпустить сотни отдельных огненных шаров? Но на Южном полюсе мы запустили шар общего огня, и ты не колебался.
- Покорно благодарю, дядя, но я знаю основы.
- Молчи и слушай, - приказал Айро. - Когда ты бился на дуэли с Джао, я волновался, что он одолеет тебя, но одной подсечкой ты разбил и его огонь, и его стойку. Я знаю мастеров, которые не смогли бы повторить тот удар. Когда ты поднял огонь над Азулой, почему она не забрала над ним контроль в тот же миг, как он загорелся? Только потому, что она не могла этого сделать, пока не обратила на это всю свою силу. И теперь, когда ты исцеляешь... - он замолчал и улыбнулся. - Что общего между всеми этими огнями?
Зуко сглотнул.
- Они снаружи. - Он поморщился. - Но все должно быть совсем не так.
- В данный момент, нас должна волновать не академичность стиля, а его эффективность, если Азула приведет подкрепление. - Айро кивком указал на дао, лежащие рядом с их пожитками. - Разве не за этим ты научился фехтовать?
Зуко стиснул кулаки.
- Я просто... хотел, чтобы у меня получалось хоть что-нибудь.
- И у тебя получается, - твердо постановил Айро. "Ты хорош, племянник. Может ты и не мастер, но тебе всего шестнадцать. Дай себе время".
Азула преследовала их. Приближалась комета Созина. У них не было времени.
- Не стоит отказываться от своих талантов, принц Зуко, - сказал вместо этого Айро. - Они ещё могут спасти тебе жизнь. Есть техника покорения огня, о которой не знают ни Азула, ни мой брат, и она опирается на действия, очень похожие на те, что ты делаешь.
- Есть прием, о котором не знает Хозяин Огня? - осторожно переспросил Зуко.
Айро улыбнулся.
- Он не знает, потому что я сам его изобрел, - он подмигнул племяннику. - Я изучал покорителей воды за многие годы до того, как Катара привлекла твое внимание, племянник.
- Привлекла мое внимание? - выплюнул Зуко. - Она похоронила меня подо льдом посреди снежного бурана, дядя!
- О, видел бы ты, что делала моя Нацу, когда я был в твоем возрасте, - с любовью произнес Айро. - Ах, как жарко она преследовала меня, прежде чем поймала!
- Дядя, - Зуко раздраженно стиснул пальцами переносицу, пытаясь решить, что делать с новым приступом временного помешательства дяди, и не проще ли его просто переждать. - Она из Племени Воды. Она не подкарауливала меня с красной нитью и тремя чашами вина. Поверь мне.
- О, какая жалость, - Айро громогласно вздохнул. И приписал себе ещё один балл на мысленном табло: отвлекающий маневр, сделано.
- Итак. Холодный огонь могущественен и производит неизгладимое впечатление, но у него есть слабость. Это более энергия, чем огонь, и она ищет путь наименьшего сопротивления. Если ты позволишь энергии в твоем теле течь, молния последует за ней. - Он встал. - Приступим.

***

"Внутрь, вниз, вверх, наружу", - твердил про себя Зуко, пока они тренировались полдня напролет, двигая потоки энергии движениями своего тела. Пытаясь не вспоминать ту вспышку ослепляющего страха, когда он смотрел в лицо искрящейся смерти на кончиках пальцев Азулы... Пока дядя не встал между ними и не перенаправил её молнию в скалу.
"Он спас меня. Я даже не понял, что он сделал, не тогда - я был слишком испуган, слишком зол - но он спас меня. В следующий раз я хочу спасти себя сам".
Внутрь, вниз, вверх, наружу.
Это было похоже и не похоже на исцеление. Исцеление было танцем, партнерством, в котором обе стороны вели попеременно. Это больше напоминало хлыст Джун-охотницы за головами, с треском бьющий по опасности. Но все равно это был поток. "Последовательность".
Это имело смысл.
Он чувствовал технику, её надежность, как и во всех основах, которым учил его дядя. Именно так молния и потечет. Именно так техника и сработает.
- Я готов.
- Готов? - с выражением неописуемого удивления дядя Айро вышел из тренируемой позы. - Ты с ума сошел?
- Я должен знать, что это сработает, дядя!
- А если нет? - вспыхнул Айро. - Я уже потерял сына, я не потеряю и тебя тоже! Если тебе повезет, тебе никогда в жизни не придется пользоваться этим движением!
"Он разозлился. Он никогда не злится". Зуко стиснул кулаки, не собираясь отступать.
- Когда это мне везло, дядя?
Между ними повисла напряженная тишина, пока золотой взгляд воевал с золотым взглядом.
- Нет, - твердо сказал Айро, и каждое его слово было словом Дракона Запада. - Ты не готов.
"Мне это надо!" Изгнанный принц с трудом удержался, чтобы не прокричать это. "Мне это надо, дядя. Мне надо победить. Мне надо одолеть её!
... Мне надо быть достаточно хорошим. Хотя бы раз".

Дышать. Он проглотил гнев, даже если от его сцепленных пальцев валил дым.
- Азула гонится за нами, дядя. Если она приведет войска, если нас разлучат... - Зуко через силу сглотнул, его гордость жгла его, подобно кислоте. - Если она добьется этого, я в любом случае покойник.
"Я недостаточно хорош, чтобы одолеть её. И никогда не был. Всё что я могу - оставаться в живых.
Всё, что мы можем - это бежать".

Так нечестно. Так просто нечестно. Ярость пылала в нем, как лава, требуя выхода...
"Честно не было никогда", - напомнил себе Зуко, подавляя гнев. - "Мне всё равно. Я сам построю свою судьбу. Чего бы это ни стоило".
Дядя вздохнул, его злость схлынула как вода, оставив его измотанным и усталым.
- Ты приводишь хорошие аргументы, принц Зуко. Я подумаю над ними.
Зуко с облегчением выдохнул.
- Спасибо, дядя...
- Нет, - Айро резко взмахнул рукой, оставив дымный след. - Если ты хочешь, чтобы я рисковал твоей жизнью, это право нужно заработать! Ты будешь тренироваться. Ты будешь слушать меня. И в кои-то веки ты будешь ждать, пока я не скажу, что ты готов!
Потрясенный, Зуко сглотнул комок в горле. Дядя Айро всегда был спокоен, всегда сохранял контроль. Видеть, как он практически зажег огонь, даже не думая об этом... Он вздрогнул.
Айро в очередной раз вздохнул.
- Мы устали, - продолжил он, уже тише. - Целитель или нет, вчерашнее сражение истощило бы даже закаленных солдат, не говоря уже...
- Не надо ничего объяснять, дядя, - закусив губу, Зуко поклонился, как ученик перед учителем. И постарался не отпрянуть, когда руки Айро сомкнулись вокруг него.
- Я люблю тебя, племянник, - тихо проговорил Айро. - Я недостаточно часто тебе об этом говорю. Если бы я мог, я бы вечно стоял между тобой и опасностью. Но ты прав. Я не могу. - Он поднял руку, взъерошив непривычные короткие волосы. - Я могу только научить тебя защищаться и молиться.
Рука дяди в его волосах должна была успокаивать. Так-то оно так. Но почему-то становилось ещё хуже.
Отсутствие привычного веса собранных в хвост феникса волос. Ветер не холодит выбритую кожу. Одежда, не предназначенная для того, чтобы носить её вместе с броней. Она даже не была красного цвета. Ни вкуса соли, ни угольного смога, ни корабельной качки под ногами...
Ничто в мире не было таким, как должно было быть. Ничто.
- Прости, дядя, - Зуко задохнулся, ненавидя слезу, скатившуюся из его здорового глаза. - Если бы я не преследовал его на полюсе, ты бы не связался с Джао. Наш экипаж не был бы... Тебя не назвали бы предателем... - он проглотил колючий ком, его слова были еле слышны. - Я просто хотел вернуться домой.
- Знаю, племянник, знаю. - Смешок у его плеча. - Думаю, ты недооцениваешь лейтенанта Джи. Наш экипаж уже видел Аватара во всей его мощи. Если у кого и был шанс пережить его ярость, так это у них, - Айро отстранил его и кивнул головой. - Идем. До наступления темноты мы можем уйти довольно далеко.

***

"Начинается".
Лежа без сна под теплым боком Асахи, Айро взглянул на своего племянника. Свернувшись калачиком, Зуко хмурился даже во сне, сжимая и разжимая в руках подстилку.
"Я просто хотел вернуться домой".
Зуко знал. Пока он не признался себе в этом, но он знал.
"Мы никогда больше не сможем вернуться домой". Айро грустно улыбнулся. "Может быть, мне стоит чаще почти умирать от рук Азулы".
Однако он сомневался, что дела шли бы так хорошо, если бы Зуко не смог исцелить его. Азула выиграла физическую битву, но Зуко забрал у неё победу. Это придало ему сил, дало позицию, на которую он мог встать и быть уверенным в себе, когда, казалось, весь мир рушился на части.
"Так и будет".
Всю свою жизнь Зуко старался угодить отцу. Заработать неимоверными усилиями одобрение, которое Азула получала одним фактом своего существования. Признать, что они не смогут вернуться домой, значит признать поражение, признать, что он никогда не мог - и никогда не сможет - выжать хоть каплю любви из каменного сердца Хозяина Огня Озая.
"Я люблю тебя, Зуко. Как бы я хотел, чтобы этого было достаточно".
Тщетное желание. Первая любовь и верность ребенка принадлежат его родителям, всегда. И хотя от солдат требовали ставить на первое место повиновение приказам командира, Хозяин Огня являлся командующим кронпринца, в изгнании тот был или нет.
"Признание правды разобьет сердце моего племянника."
Но разобьет ли оно его верность? Это было главным вопросом.
"Нет", - признался себе Айро. - "Попадем мы в руки Азулы или нет - вот что сейчас самое главное".
Так, первым делом надо сбить дьяволицу с их следа. Если им повезет, Азула оставит их на закуску и займется погоней за головой Аватара, которая принесет ей расположение отца.
... Не то чтобы он желал зла юному покорителю воздух. Совсем наоборот, даже несмотря на жуткие события на Северном полюсе. Мальчику было всего двенадцать. Он не мог полностью знать, что он сотворил, позволив Духу Океана слиться с мощью Аватара.
"Надеюсь, что это так", - мрачно пробормотал про себя Айро, вспоминая разбитые корабли и тела, плывущие по морю. Вспоминая недели заключения на плоту, наедине с кошмарами Зуко и его собственными. - "Надеюсь, что он не знал, и что он никогда больше так не поступит. Иначе последствия..."
Что ж, не только родственные чувства стояли за его решением учить Зуко и последовать за племянником в его безнадежном поиске. Причины, о которых Аанг - он надеялся - никогда не узнает.
И всё же. Юный Аанг имел друзей, союзников и летающего бизона. У них с Зуко были только они сами, да упрямая страусовая лошадь. И с прилетом кометы Созина их время быстро заканчивалось...
Айро резко сел.
- Мпф?.. Дядя?
- Я просто размышляю, племянник. Спи.
- Мпф...
Когда его племянник затих, Айро откинулся назад и принялся обдумывать эту неожиданную мысль. Комета Созина прилетит в конце лета. И тогда... Тогда Аватара будет противостоять Хозяину Огня. Один из них победит. Если победителем станет Аватар, его племянник будет в безопасности. Если нет...
"Нам снова придется бежать. Но комета не длится вечно.
Мы не знаем, куда улетел Аватар. Даже мой племянник не станет бить вслепую. Если мы будем продолжать передвигаться..."

Нет. Так не пойдет. Азула была в движении, Аватар однозначно путешествовал, и чем больше они сами шли пешком, тем больше шансов было у духов организовать им всем ещё одну встречу.
В данный момент Айро не питал к духам ни малейшей симпатии.
"Мы в Царстве Земли, нам стоит последовать примеру кротобарсуков: уйти в землю и затаиться".
Легко сказать, да трудно сделать. Царство Земли и Народ Огня вели войну, территории переходили из рук в руки с каждым изменением расстановки сил. Нигде не было безопасно... Айро резко втянул воздух. Было больно. Даже столько лет спустя, ему было больно. Но он взял себя в руки, рассмотрел доступные варианты и кивнул.
"Ба Синг Се".
Его стены не пали под его натиском. Они устоят и впредь. По крайней мере, до прилета кометы. И всё же, отправиться туда, где его будет неотступно преследовать призрак молодого человека, который никогда не подарит ему внуков... Он покачал головой.
- Отец, - пробормотал Зуко во сне, - пожалуйста...
Айро помимо воли стиснул кулаки. Пожилой генерал с усилием вспомнил высокие стены, гордых покорителей земли и массивные постройки, которые не позволили ему победить.
"Ты забрал моего сына". Айро тихо выдохнул гневный язык пламени. "Посмотрим, сможешь ли ты спасти моего племянника".

Примечание: Нацу - покойная жена Айро, мать Лу Тена.

Глава 6

   "Я начинаю не любить дороги", - мрачно думал Зуко, касаясь шеи Асахи, чтобы та стояла тихо. Звуки, доносившиеся из-за крутого изгиба скалы, были... нехорошими.
С одной стороны, дорога это люди. Асахи нуждалась в зерне, чтобы быть в форме, и хотя он стал охотиться гораздо лучше, люди живут не одним мясом. И ни за что на свете он не позволит дяде снова собирать дикие растения. Дороги означали города, фермы, торговые посты. Места, где они могли предложить свои услуги по лечению или просто готовность работать в обмен на еду или деньги.
С другой стороны, дорога это люди. Со всеми их милыми привычками.
- Трое как минимум, - тихо оценил положение дел Айро, пока они подкрадывались ближе. - Не больше семи, или шума было бы больше. Они караулили жертву за углом... Легкий фургон, хм-м...
Хорошее место для засады. Резкий поворот дороги вокруг высокого скального выступа из бурого камня скрывал происходящее от глаз. Другая сторона дороги поросла густой щеткой кустарника, что делало идею бегства в эту сторону весьма непривлекательной в первые жизнеопределяющие минуты нападения. Зуко не хотел сворачивать за угол. Особенно при мысли, что нападавшим хватило мозгов выставить охрану.
- Мамочка!
- Иди! - Айро скользнул из седла, на ходу планируя свою атаку. - Найди ребенка!
"Потом разберешься, кто тут плохой парень", - понял несказанное Зуко, пуская Асахи вскачь. Они завернули за скалу, и животное прянуло вбок, огибая бугор на дороге.
"Тело".
Коричневая одежда Царства Земли была заляпана красным от прошедшей навылет стрелы. Но, поскольку человек не шевелился, им можно заняться и позже. Кучка людей, окружившая фургон с впряженной в него меланхоличной тягловой страусовой лошадью, пришла в движение. Зуко выхватил и разделил дао прежде, чем копейщик понял, что появился новый боец.
"Бандиты. Один копейшик. Два мечника держат женщину средних лет. Один в повозке, повалил девочку".
Значит, план схватить, забросить в седло и уехать не сработает. И Асахи не тренировали для боя, что было одной из многих причин, почему он не поехал к Азуле верхом.
Поэтому Зуко выпрыгнул из седла, положившись на то, что крайне злобное отношение курицы к незнакомцам заставит её держаться подальше от их рук. Первый закрученный, как вихрь, удар разрубил копье бандита прежде, чем он успел замахнуться. Второй снес ему голову.
"Мечники". Отпустив женщину, они схватились за сталь, но Зуко волновали не они. Его куда больше интересовали лук и колчан, лежавшие на расстоянии вытянутой руки от фургона. Возможно, там их оставил ублюдок, который сейчас поднимался на ноги в задней части фургона, встревоженный внезапными криками.
Фигурка в зеленом и коричневом отползла назад, продолжая пронзительно визжать.
"Такая маленькая. Она же просто малышка..."
Потеря внимания могла дорого ему обойтись. Зуко уклонился от первого широкого замаха и парировал несколько следующих, часто переставляя ноги по земле, что выглядело совершенно излишним. Он позволил им оттеснить себя от фургона и их вероятного главаря и усмехнулся, когда парочка вдруг осознала, что могучий лук оказался отброшенным на несколько ярдов в сторону тела на дороге.
- Джен! - избитая женщина метнулась мимо них, с отчаянной решимостью устремившись к источнику воплей.
- Назад, женщина! - блеснула сталь, и обезоруженный лучник схватил отбивающуюся девочку. - Эй, мальчишка! Брось мечи.
"И ты всё равно перережешь ей горло?" Зуко бросил на него свирепый взгляд.
- Нет.
Женщина замерла на месте, на её лице боролись ненависть и страх.
- Ты не можешь! Моя крошка!..
- Отпусти её, - жестко повторил Зуко. - Сейчас.
- Ты оглох? - фыркнул бандит. - Брось их, не то девчонка...
Из его горла выросло окровавленное оперение стрелы.
- Чуть высоковато, - голос Айро разносился по всему полю битвы, пока так ничего и не понявший бандит захлебывался собственной кровью. - Кажется, мои навыки порядком заржавели.
Мечники заколебались. Посмотрели на Зуко. Посмотрели ему за спину.
Зуко ждал, согнув колени и держа клинки наготове. Он усмехнулся, пряча неуверенность от мысли "у дяди была всего одна стрела"...
Бандиты пустились наутек.
- Пусть бегут! - велел Айро прежде, чем он кинулся в погоню. - Возможно, мы ещё сможем спасти этого мужчину.
- Хенг! - схватив в охапку Джен, взгляд женщины разрывался между ней и лежащим на земле мужчиной.
- Собирайте вещи! - приказал Зуко, взмахом стряхнув с лезвий кровь, прежде чем отправить их в ножны. Он запрыгнул в фургон и перевалил через бортик мертвеца. - Надо ехать!
Перепуганная женщина подпрыгнула и принялась хватать раскиданное по дороге: связки кореньев, высушенные растения и ещё более странные вещи. Некоторые из них выглядели знакомыми, но он не помнил, откуда.
Свистнув Асахи, Зуко помог дяде на руках перенести бесчувственного торговца сперва в седло, а потом и в постель в фургоне. Попутно он наклонился и забросил в фургон колчан.
"Они вернутся".
- Вы можете управлять повозкой, госпожа? - поспешно, но вежливо спросил дядя, забравшись в фургон сзади. - Асахи пойдет следом, а мне нужно помочь моему племяннику лечить вашего мужа.
- У него так сильно идет кровь... - Бледная как смерть женщина схватила одной рукой поводья, щелкнула ими, второй рукой прижимая к себе Джен.
- Мамочка! Они делают папе больно!
- Тише, малышка! Не смотри назад.
- Но они плохие...
- Джен, тихо!
Наверное, со стороны действительно казалось, что они делают мужчине больно, подумал Зуко и поморщился, когда дядин нож распорол промокшую от крови нижнюю рубашку. Раны в плечо никогда не были простыми, а у дяди не было времени, чтобы осторожно выдергивать стрелу.
"Слишком много крови. Только перевязкой её ни за что не остановить."
Дядя скривился, очевидно, придя к тому же выводу.
- Мы не можем рисковать, - пробормотал мужчина с сожалением. И спросил уже громче. - Как далеко до следующего города, госпожа...
- Горячая вода, - резко сказал Зуко.
- Ли, что?..
- Горячая вода, дядя. Чтобы очистить повязки!
- А! - Айро принялся за работу, установив горшок так, чтобы он не перевернулся на кочке, зажег несколько драгоценных угольков внутри и пристроил над огнем свой чайник. - Это сработает? - недоверчиво спросил он.
- Надо попробовать. "Это работало с горячими камнями. Это работало с моим собственным огнем. Вода не может сильно отличаться".
"Я не допущу".
Намочить одну полоску ткани в кипящей воде. Прижать к ране, совершая те же круговые движения, что он использовал с огнем. Уловить частицы огня, заключенные в дымящейся ткани и вести их в танце. Найти худший из узлов, размягчить его и держать, пока дядя не передаст новую полоску ткани.
Это было всё равно что взбираться на отвесную скалу при помощи одних только пальцев. Но он проделывал и такое.
Пропитать, размягчить и держать. Пропитать, размягчить и держать...
Каким-то образом солнце на целую ладонь сдвинулось к закату, а дядя тряс его за плечо.
- Ли. Ли! Стой. Хватит.
Зуко моргнул, посмотрев на красную, окровавленную плоть. Все ещё незакрывшуюся. Всё ещё нецелую.
- Но...
- Хватит, - твердо сказал дядя. - Он будет жить. - Айро бережно подтолкнул его к холсту, которым были застланы ароматные корешки, подальше от пятен засыхающей крови. - Отдыхай.
"Но они могут вернуться..."
Он отключился прежде, чем его голова коснулась холста.

***

- С вашим сыном всё будет в порядке?
Айро убрал руку с пульса Зуко, сильного и ровного, хоть и немного частого.
- Ли мой племянник, - он слегка улыбнулся. - И с ним всё будет хорошо. Господин?..
- Хенг Му, - торговец поморщился, когда дорожная кочка отозвалась болью в раненом плече. - Красители и приправы. Это моя жена Нуан и наша дочь Джен...
- Немедленно уйдите от папы!
- Джен, достаточно, - приказала Нуан и на секунду оглянулась назад, чтобы выразить свою сердечную благодарность. - Спасибо вам, сэр. Да благословят духи вас обоих. Даже если... - она с трудом сглотнула и снова повернулась вперед.
- Твоя мама права, Джен, - подтвердил Хенг. - Они помогли нам. Хотя я и не вполне понимаю, что вы сделали?.. - он оставил вопрос висеть в воздухе, следя за ним любопытными, несмотря на боль, зелеными глазами.
- Они делали тебе больно! А тот уродливый, с мечами... - девчушка задрожала, спрятав лицо на плече матери.
- Мы потом об этом поговорим, - Хенг бросил на Айро жесткий взгляд и снизил голос. - Что именно видела моя дочь?
- Более чем достаточно, - твердо ответил Айро столь же тихо. - Боюсь, её будут мучить кошмары. Будьте добры к ней. Она не забудет, но со временем поверит в то, что все вы остались живы.
Хенг хмуро посмотрел на Зуко.
- Обычно моя дочь никого не называет "уродливым".
Айро вздохнул.
- Скорее всего, она видела, как он избавился от копейщика, - он пожал плечами. - Мой племянник не любит защищаться, прибегая к крайним мерам. Но он хороший боец. К счастью для всех нас.
- Избавился от... Он же ещё мальчик!
- Жаль, что войне нет до этого дела. - Айро вопрошающе приподнял бровь. - Долго ещё до следующего города? Приятно путешествовать в компании, но мне хотелось бы знать, насколько велик шанс того, что двое сбежавших решат снова испытать удачу.
- Двое? - с тяжелым предчувствием спросил Хенг. - Я думал, их было четверо.
- Было, - мягко согласился Айро.
Хенг уставился на него во все глаза, открыл рот... и снова закрыл. Его бледность на этот раз нельзя было отнести на счет кровопотери.
- Ома и Шу. Вы из На...
- Прошу вас, - Айро посмотрел ему в глаза, поняв, что увидел торговец. "Мы можем скрыть покорение огня, но нам никогда не скрыть наши глаза." - Стрела прошла на палец от сердца. Если бы Ли не исцелил вас, вы бы никогда не очнулись.
- Исцелил? - повторил ошеломленный Хенг. Посмотрел на Зуко, на повязки, на чайник. Моргнул и снова посмотрел на Айро со смесью шока и изумления. - Но как мог покоритель воды родиться в Народе Огня?
- О-о, - добродушно улыбнувшись, Айро откинулся назад. - Это очень длинная история...

***

- Да, это тот самый лук, - мрачно провозгласил стражник Царства Земли, сжимая оружие одетой в перчатку рукой. - Менг-Погонщик. Надо будет отправить патруль за телом. Все вздохнут с облегчением, если это он. - Усы мужчины дернулись от отвращения. - Вам стоит зажечь ароматические палочки во славу Гуань Инь. Если бы те целители не объявились так вовремя... Эта мразь прославилась своим пристрастием к маленьким девочкам.
- Я так и планировал поступить, но... - Хенг сглотнул, но в горле было сухо. - Да, я очень рад, что они нашли нас.
- Хотел бы я знать, почему эти подонки не могут пойти и сдохнуть, сражаясь с Народом Огня, - проворчал стражник. - Эти животные друг друга стоят.
- У вас есть ещё вопросы сегодня? - почтительно спросил Хенг. - Моя жена и дочь... ну, думаю, вы можете представить их состояние. В любом случае, мы собирались остановиться в городе на несколько дней и открыть торговлю ещё прежде, чем всё это случилось. - Он поднес руку к раненому плечу, но не коснулся его. - Не думаю, что мне светит в ближайшее время отправиться в путь.
- Красители и приправы Му, так? - внезапно стражник стал чуть менее мрачным. - Моя жена искала хороший быстросохнущий нефритово-зеленый, что бы это ни значило. Думаю, вы можете мне что-то предложить?
Три сделки и один откровенный совет по поводу подделок из дешевой ткани спустя, Хенгу наконец удалось сбежать в сумерки. По пути он завернул в конюшню при гостинице, чтобы проверить, как дела у Песчинки. И их... спасителей. Какой бы странной ни была эта мысль.
- Он всё ещё спит?
- Снова уснул, - поправил его Муши, поглаживая черную курицу, прикорнувшую возле его племянника, словно в попытке защитить. - Он проснулся только для того, чтобы поужинать. Спасибо, что прислали к нам госпожу Нуан с едой. Я предпочитаю не оставлять Ли одного в незнакомом окружении. Кажется, иногда он притягивает несчастья.
- Это так он получил свой шрам?
Взгляд Муши уперся в него, спокойный, как саблезубый лоселев, выслеживающий добычу. Хенг поднял руку, чтобы отогнать... сам не зная что. Муши не мог быть покорителем огня. Он же использовал лук, так? Все знали, что покорители огня слишком гордятся своим элементом, чтобы использовать сталь.
- Я просто хочу разобраться, - честно признался Хенг. - Вы сказали, что это долгая история, а потом добавили, что его дар, вероятно, достался ему от матери. Я не понимаю, почему вы прячетесь, и почему не хотите, чтобы моя жена знала...
- Меня больше беспокоит ваша дочь.
- Джен? - недоверчиво воскликнул Хенг. - Почему?
- Мы напугали её, и она чуть не потеряла вас, - прямо ответил Муши. - Если бы она узнала о том, что может принести нам неприятности - а при её молодости она не поймет, что последствия для нас будут самыми печальными - кхм. Лучше не рисковать.
- О, - Хенг даже не подумал об этом. Джен было одиннадцать. Она никогда и никому не желала зла.
"Но она испугалась".
- Я поговорю с ней, - пообещал Хенг. - Но сейчас её здесь нет. И... покоритель воды?
Муши вздохнул и пожал плечами.
- Его мама умела исцелять. Я знал, но молчал об этом, потому что знал нрав моего брата. Она была чудесным человеком, доброй, сильной и благородной. Я думал, что она сможет смягчить характер моего брата. Уравновесит его, - он покачал головой. - Что-то пошло не так. Я до сих пор не знаю, что именно. Меня... не было дома. Когда я вернулся... мне нужно было забрать Ли и уехать, ещё тогда. - Золотые глаза в упор смотрели на него. - Мой брат - покоритель огня. Сильный. Мысль о том, что его сын ни на что не годен была достаточным разочарованием. Если бы он узнал правду... - Муши поморщился и вздохнул.
Хенг сглотнул, не отводя глаз от очертаний шрама под темными волосами.
- Вы хотите сказать, что его собственный отец...
- Ли не говорит об этом, - печаль на лице Муши мешалась с холодным пугающим гневом. - Он знает несколько форм покорения огня - они полезны для самозащиты, даже для того, кто не умеет покорять огонь. И ни единой формы для воды. Он не мог вылечить сам себя. Когда он поправился достаточно, чтобы путешествовать, я забрал его. С тех пор мы не возвращались в Народ Огня.
Духи, что за кошмар. И... что-то здесь было не так.
- Как же вы потерялись? - осторожно поинтересовался Хенг. - Вы не похожи на людей, которые могут заблудиться.
- Правда? О-о, - Муши смущенно потер левое плечо. - К несчастью, мой племянник не единственный ребенок в семье.
Хенг почувствовал, что ему надо опереться на дверь в стойло.
- Мне правда надо об этом знать?
- Давайте просто скажем, что мы неправильно оценили расстановку сил в войне, - сухо сказал Муши. - Нас узнали, и мы бросились в бега, взяв только то, что вы видите. Но я благодарен и за это. Нам не удалось уйти невредимыми, - он бросил на Хенга серьезный взгляд. - Ваша рана - вторая по счету смертельная рана, которую Ли исцелил за эту неделю.
Неудивительно, что они на взводе. Помимо очевидных причин.
- Ему нужен учитель.
- Прятаться в Царстве Земли и без того достаточно сложно, - заметил Муши. - Не думаю, что мы сможем добраться до Северного полюса.
- А кто говорит про полюс? - хихикнул Хенг, вспоминая странные красители, поставляемые из Туманного Болота и ещё более странных людей, продававших их. О, женщины были достаточно привлекательны, одетые столь же аккуратно, как и крестьянки Царства Земли, пусть и более экзотично. Но мужчины, особенно когда они собирались на охоту... "А-а-а, мои глаза!" - смущенно подумал Хенг. - Лёд - не единственная вода на свете.
- Правда, - уступил Муши. - Но в портах небезопасно.
Они никогда не приживутся на болоте, подумал Хенг после минуты размышлений. Может внешне они и подошли бы, за исключением глаз, но акцент выдаст их с головой. Тут голову им и снимут.
- Есть ещё один порт.
Муши выпрямился.
- Внутреннее море Ба Синг Се.
Хенг кивнул.
- Точно не знаю, но я слышал, что там есть покорители воды, умеющие исцелять. Я знаю нескольких людей, которые при возможности ездили в город, когда обычные лекари не могли вылечить их болезнь.
- Хм-м, - Муши задумчиво почесывал бороду.
Хенг поморщился, вдруг вспомнив об ещё одной проблеме.
- Но вам понадобятся документы, чтобы пройти в город, и...
- Не волнуйтесь, господин Му. Мы найдем путь, - Муши обдумывал проблему с той же аурой отстраненности, которую он видел у сильнейших игроков в Пай Шо. - Что ещё вы знаете о покорителях воды?
- Они любят синий цвет? - рискнул Хенг.
- О, да... - Муши улыбнулся. - Итак, расскажите мне о тех, кто бывал в городе, и что они рассказывали.

***

- Ты правда так думаешь?
Айро, который только что вернулся после того, как провел Хенга к его семье, нахмурился. "Следовало знать, что он не будет спать, пока я говорю с чужими".
- Если мы найдем покорителя воды, умеющего исцелять, то сможем...
- Про... отца.
"Ой".
- Да, - тихо сказал Айро, зайдя в стойло, чтобы видеть глаза племянника. - Твоя матушка была лучом света среди облаков. Рядом с ней на сердце становилось легче, а её улыбка напоминала радугу. Я верил, что даже самая холодная душа согреется и оттает рядом с ней.
- Но не он. - Всё ещё усталые золотые глаза закрылись.
- Нет, - Айро вздохнул. - Она была солнечным светом среди струй дождя, а потом она исчезла... как жена-драконица из сказки...
- Дядя?
"Я устал", - горестно подумал Айро. - "Мне нельзя было это говорить".
- Просто досужие размышления старика, племянник. Иногда, когда мир кажется злым и холодным, старые сказки дают нам надежду.
- Может быть, - Зуко смерил его скептическим взглядом, прежде чем снова устроился на соломе. - Но она не была драконом, дядя. Думаю, кто-нибудь точно бы заметил, если бы я вылупился из яйца. - Он перевел дыхание и закончил шепотом. - Кроме того, все знают, что драконьи дети особенные.
"А ты, умеющий исцелять, нет?" Но Айро промолчал, дав племяннику снова погрузиться в беспокойный сон. Зуко был не в настроении слушать утешения. Сегодня он спас одну жизнь, но и забрал одну. А это не то, к чему можно привыкнуть, если, конечно, у тебя есть сердце.
Он до сих пор чувствовал зажатый в руке лук, видел брызги крови, когда стрела нашла свою цель. Прошло много лет, но он не забыл уроки по стрельбе из лука, которые были обязательной частью обучения каждого аристократа Народа Огня.
Почти каждого аристократа. Его племянник был редким исключением: в стрельбе из лука нелегко упражняться на борту корабля. Да и до изгнания Зуко никогда не тянуло к луку.
"Драконы всегда ненавидели лучников".
Смешная мысль. На самом деле. Зуко был прав. Кто-нибудь точно бы заметил, что первенец Озая...
"Это как заставить вылупиться камень", - эхом отозвался в его памяти голос Урсы.
Древняя легенда, скрываемая, как и те истории, о которых Народ Огня никогда не рассказывает чужакам: о том, что золотые глаза, которых многие боялись, как нечеловеческих, на самом деле были такими. Ибо сказано, что первые покорители огня были не просто смертными, научившимися у драконов, но драконьими детьми...
"Аватар вернулся после столетия тишины. Силы зашевелились. Духи делают ходы."
И всё-таки, его Зуко? Леди Урса не была неверна мужу. Он готов был поручиться собственной душой. Зуко был сыном его брата.
"А чьей дочерью была она?"
Раньше он не уделял этому внимания, но отношения леди Котонэ с её мужем по слухам были... странными...
"Нет, невозможно", - решил Айро, сделал в соломе некое подобие гнезда и лег спать.
И всё же...
"Духи. Если вы подмешали колоду против моего племянника ещё до его рождения, нам предстоит очень серьезный разговор".

***

"Уткочерепашонок пищит в тростнике, кровь и опускающийся нож..."
Зуко проснулся с испуганным вскриком в сереющей темноте. Под его пальцами шуршала солома. Ни пруда. Ни крови. Ни маленькой девочки, жизнь которой зависела от правильности принятого им решения.
"Кошмар. Ты знал, что они придут".
Почти рассвет. Нет смысла снова ложиться спать. Зуко вылез из соломы и вытащил дао, проверяя их состояние.
Чистые. Дядина работа.
В первый раз дядя тоже помогал ему чистить лезвия. Вода, и масло, и плечо, на которое можно было опереться, пока не пройдет дрожь, нахлынувшая, когда горячка боя угасла, и испуганный четырнадцатилетний подросток в деталях вспомнил, как близко к нему порой мелькали ножи.
"Глупец, надо было слушать дядю".
Но ему было четырнадцать, он был уверен в себе и зол... И ему просто хотелось уйти с корабля. Уйти от поиска, глупого, бесполезного поиска, потому что никто не видел Аватара уже сто лет, и он просто не мог больше этого выносить!
"Я просто хотел вернуться домой".
Но он не мог. Всё, что он мог, это оставить корабль, оставить броню, нацепить темную одежду и оставить Народ Огня за плечами. Но он взял с собой дао. Он был не настолько глуп. Покоришь огонь, и с тем же успехом можно помахать большим флагом с надписью "глупый принц тут". А смысл был в том, чтобы побыть одному.
Глухие портовые переулочки были не лучшим местом, чтобы быть одному. Он не помнил всего, что случилось. Дядя сказал, что так часто бывает в первой битве. Но он почувствовал беду...
"Я должен был быть внимательнее".
Он услышал хриплый смех, унюхал запах дешевого пойла, почувствовал веревку...
"Они думали, что я ребенок. Десяти, может, двенадцати лет". С тех пор он заметно подрос, но вряд ли он когда-нибудь сравняется ростом с отцом... И почему, во имя всего святого, духи создали мужчин из других народов такими чертовски большими?
"Они думали, что я ребенок. Духи, это так мерзко".
Однокрюкий Бай. Он слышал это имя среди рева, вони и боли в левом запястье от неправильно рассчитанного удара, скользнувшего вдоль ребер. До изгнания он имел дело с тысячами мелких дворцовых интриг, и он знал, как запоминать имена... А потом ему наконец-то хватило мозгов засунуть свою гордость куда подальше, и он начал поджигать ублюдков.
Когда все кончилось, несколько бандитов убежало, двое догорали в озерах пламени... А один придавил своей массой трясущегося подростка и с хрипом испускал дух, пуская кровавые пузыри из наполовину перерезанного горла.
"Я никогда не хотел делать этого. Никогда".
Но он сделал, и ничего нельзя было исправить. Это как шагнуть вниз со скалы. Покорить первое пламя. Он закрыл дверь, про которую он даже не знал, что она открыта, и оказался заперт с другой стороны.
Дядя обнаружил его на корабле за чисткой оружия. Незнакомый ему мрачный дядя с жестко сцепленой челюстью и стиснутыми кулаками, разглядывающий царапины, синяки и один ножевой порез на щеке Зуко, который он даже не помнил, как получил. Айро помог ему вычистить оружие, выслушал его сбивчивый доклад, а потом обнял его так, будто от этого зависела его жизнь. И оставался рядом весь тот ужасный, омертвелый день и всю первую ночь, полную кошмаров.
Потом дядя долго и всласть орал на него, но не раньше, чем старый генерал уверился, что его племянник мог снова воспринимать реальность.
"Сработало", - грустно подумал Зуко. - "Я больше никогда не делал таких глупостей".
Не только из-за дяди, а ещё потому, что он расспросил людей, подслушал разговоры и узнал о... предпочтениях Бая. И любой, кто мог подвергнуть другого человека такому, был просто больным. Но убийство всё равно было мерзким, ужасным и он его ненавидел. И то, что у него хорошо получалось, не меняло его чувств.
"Другого пути не было. Не в этот раз".
Не помогало. Не сегодня. Может быть, завтра.
"Просто двигайся дальше. Ты нужен дяде".
Айро не мучили кошмары, по крайней мере, Зуко о них не знал. Но он... печалился. И сильнее обычного льнул к своему чаю.
"Красители и приправы. Может, у Хенга Му есть немного женьшеня? Можно спросить. Думаю, хуже от этого не станет..."
Звуки шагов. Тяжелые и не пытающиеся скрыться. Зуко растворился в тени за Асахи.
- Трудно поверить, что Менга-Погонщика одолел старый беженец.
Два стражника Царства Земли, и выглядят поприличней, чем громилы, которых он встретил в деревне Ли. Хороший признак. Может, они достаточно профессиональны для того, чтобы на самом деле охранять город, вместо того, чтобы терроризировать его. Плохо то, что если его заметят, то могут догадаться, с чем они имеют дело.
"Оставайся в тени".
- Он выбрал не тех беженцев, - сказал третий стражник у двери с какими-то знаками различия на кромке форменной шляпы. Судя по позе, это был главный. - Я видел, как старик разговаривал с семейством Му вчера вечером. Может он и ведет себя мирно, но если пару десятилетий назад он не служил солдатом, то я покоритель воздуха.
- Я всегда знал, что ваша голова витает в облаках, сержант.
- Смешно, Бао. Очень смешно, - сержант проследил, как его люди оседлали своих страусовых лошадей и одобрительно кивнул, когда они проверили снаряжение. - Будьте начеку. Говорят, Красный Линг тоже недолюбливал Менга, но он не потерпит потерю двух из своей банды. Особенно от руки мальчишки... - сержант остановился у стойла Асахи. - Странно. Хозяин гостиницы сказал, что они оба должны быть здесь...
Асахи попыталась его укусить.
- Лучше пересчитайте пальцы, - сухо заметил один из стражников. - Это курица Ёнагуни.
- Ёнагуни? - нахмурился сержант, незаметно осматривая руку. - Звучит в стиле Народа Огня.
- Возможно, её привезли с оккупированных территорий, - пожал плечами его подчиненный, ведя своё верховое животное к дверям конюшни. - Я бы ни за что не променял старую добрую Фенг на такую. Только посмотрите на неё! Слишком маленькая для настоящего мужчины, и этот темперамент... Может, они и тверды, как сталь, но оно того не стоит.
- Хм-м, - всё ещё хмурясь, сержант вышел вслед за ними.
Зуко подождал несколько минут, потом потрепал Асахи по шее.
- Не слушай этих идиотов. "Надо выбираться отсюда".
Раздумывая о том, что нужно сделать, чтобы подготовиться к отъезду, он мысленно пробежался по списку заданий. Накормить и обиходить Асахи, упаковать припасы, накормить завтраком дядю...
Так. Времени должно хватить на одно небольшое поручение. При условии, что Хенг Му не захлопнет дверь у него перед носом.

***

- Куда подевался этот мальчишка? - с утра пораньше бормотал Айро себе под нос, держа поводья Асахи. У Зуко не было привычки исчезать... Хотя, это было не совсем верно, принимая во внимание некоторые приключения его племянника. Но точно не в характере Зуко сперва торопить их с приготовлениями к отъезду, а потом исчезать.
"Ещё несколько минут, и я начну задавать вопросы".
Нет, вон его племянник, явился наконец. Но вид у него какой-то ошеломленный, что всегда было плохим признаком. Мальчик нес в руках перевязанный сверток и шел рядом с... Хенг Му? Так-так.
- Как поживаете, господин Му?
- Лучше, чем вчера, - признался торговец, хотя его движения всё ещё были скованными. - Уезжаете?
- Это кажется мудрым, - вежливо заметил Айро.
- Будьте осторожны, - серьезно сказал Хенг. - Сержант Йинг сказал, что те четверо, с которыми мы столкнулись, входили в более крупную банду. Не знаю, куда катится наше царство: на этих дорогах отродясь не было бандитов.
- Ли говорил мне об этом, - кивнул Айро. - Мы будем осторожны.
- Хорошо, - Хенг подмигнул и кивнул головой на сверток в руках его племянника. - Не хотелось бы, чтобы вы использовали всё это за раз.
Айро удивленно приподнял бровь.
- Красители, приправы... и лекарства, хотя это скорее специальность Нуан, чем моя, - сказал Хенг, улыбаясь. - Там немного, но, я надеюсь, это поможет вам выстоять, пока Ли не найдет учителя.
А, неудивительно, что его племянник в шоке.
- Вы очень добры, - поклонился Айро.
- Спасибо, - выдавил Зуко, всё ещё не пришедший в себя от удивления.
- От вас двоих у меня сплошная головная боль, - честно признался Хенг. - Но я надеюсь, вы найдете то, что ищете. - Он просиял. - Может быть, война скоро закончится. Говорят, Аватар вернулся!
"...А утро начиналось так хорошо", - простонал Айро.
- Я слышал, - процедил сквозь зубы Зуко.
Хенг отступил на шаг назад.
- Я не понимаю. Это хорошая новость. Лучшая за целых сто лет. Почему?.. - он беспомощно махнул рукой.
"И правда, почему". Айро отчаянно ломал голову, пытаясь придумать хоть что-нибудь.
- Аватар должен поддерживать равновесие между четырьмя народами, - сказал Зуко низким, холодным и злым голосом. - Покорители воздуха у Воздушных Кочевников. Покорители огня в Народе Огня. Покорители земли в Царстве Земли. Покорители воды в Племенах Воды. - Он окинул пронзительным взглядом их обоих. - А что будет с тем, кто родился там, где ему не место?
Хенг начал что-то говорить, осекся и покачал головой, широко распахнув глаза.
- Не знаю.
- Интересный довод, племянник, - тихо сказал Айро несколько минут спустя, когда они вышли за пределы города. - Должен признать, я не думал, что ты сможешь поддержать нашу легенду. - Причем дядя говорил совершенно искренне, что странно. Зуко был плохим лжецом.
- Я думал о покорителях воздуха, - Зуко смотрел прямо на дорогу, взглядом отметив небольшое придорожное святилище, расположенное чуть впереди. - Если бы такие, как Ли, родились в Народе Огня...
- Да? - осторожно подбодрил его Айро.
- Что бы мы сделали, дядя? Это были бы наши люди. Народ Огня. Мне плевать, что думают духи! - Он стиснул кулаки, но огня не появилось. - Что это за равновесие, если людей выгоняют из их домов? От людей, которых они любят?
- Ты не знаешь, что Аватар так поступит, племянник, - твердо сказал Айро.
- Ты уверен, что не поступит? Кто-нибудь может быть уверен? - Зуко сощурил глаза. - Аватар поддерживает четыре элемента в равновесии. Аватар поддерживает четыре отдельных народа. Люди, чьи предки были из Царства Земли, теперь принадлежат Народу Огня! Что будет с ними, дядя? Что будет с моим народом, если Аватар вернется?
- ... Я не знаю, - в конце концов, признался Айро. - Я рад, что ты заговорил об этом, племянник. Я обдумаю вопрос, - он обеспокоенно нахмурился. - Я обдумаю его крайне тщательно. - Айро кивнул на обочину дороги, где над маленькими статуями в грубо обтесанном алькове, защищающем от дождя, хранились полоски исписанной чернилами бумаги. - Может, остановимся на минутку и помолимся?
Зуко стиснул зубы, и Айро приготовился ко взрыву...
- Почему нет.
"Э, что?"
Несмотря на свое изумление, Айро нацепил мягкую задумчивую улыбку и поклонился духам святилища. Если он обратит внимание на поведение племянника, то Зуко почувствует необходимость оправдываться. А если при этом он включит образ сохранившего верность изгнанника, одержимого поимкой Аватара... Кхм. Такая реакция его племянника не принесет никакой пользы.
"На каждый шаг вперед он делает шаг назад", - грустно размышлял Айро. - "Не думаю, что он делает это из противоречия. Он просто упрям. Толкни его, и он толкнет в ответ. Потяни, и он будет вырываться..."
В скальной трещине был установлен грубо обработанный круг из синего камня, с нарисованными символами, в которых угадывались инь и ян.
"Туи и Ла. Луна и Океан. Тяни и Толкай.
Ты помнишь нас, Юи? Мы пытались помочь, но потерпели неудачу... Возможно, у нас нет права просить у тебя помощи. Но ты как никто из духов должна помнить, что значит быть человеком и любить свой народ.
Я могу сражаться с любовью Зуко к отцу. Я буду с ней сражаться.
Он сражается с ней, сам того не зная. Каждый раз, когда он бросает поиск, чтобы помочь другому человеку, каждый раз, когда он старается думать, вместо того, чтобы преследовать свою честь... он сражается, Юи. Он так упорно сражается.
Я могу сражаться с хваткой Озая. Но как я могу сражаться с его любовью к своему народу? Мы то, что мы есть - королевская кровь Народа Огня. Как ты была кровью от крови Северного Племени Воды. Те, кто живут в границах нашего народа, находятся под нашей защитой, с каким бы элементом мы ни родились.
Мой племянник был слишком глубоко предан, и слишком искусно. Он не может поверить, что Аватар проявит милосердие. И я слишком хорошо знаю духов, чтобы верить в то, что всё будет хорошо. Возможно, Зуко прав. Народ Огня слишком многое забрал у мира. Баланс может потребовать, чтобы мы вернули всё назад. Даже если это разобьет нам сердце.
Но если есть выход... если есть хоть какой-нибудь выход... Помоги нам, Юи. Помоги нам увидеть способ помочь нашему народу.
Помоги нам, или дальше я не пойду. Я не предам моего племянника ради Аватара."

Не самый почтительный конец для молитвы, но бывали времена, когда человек просто должен сказать "хватит".
Он потерял отца, жену, сына. Он также потерял брата и племянницу, пусть они и были живы. Если равновесие духов потребует ещё и Зуко... нет. НЕТ. Нет, пока он дышит. Нет, пока существует хоть частичка его души...
Грубый камень вспыхнул синим.
"Так", - вздохнул Айро, выпрямляясь. - "Меня услышали. Интересно, каким будет ответ..."
Он моргнул, и посмотрел еще раз, чтобы убедиться.
- Принц Зуко!
- Это информация, дядя, - лицо Зуко выражало решимость, пока он рассовывал прочитанные бумажки с молитвами по своим местам. - Мы не можем задавать слишком много вопросов, не рискуя разоблачить себя. Здесь повсюду бандиты. Я хочу знать, что ещё люди видели на дороге. Или думают, что видели. - Зуко отряхнул руки. - Если они хотели, чтобы их молитвы оставались в секрете, надо было сжечь их.
В Народе Огня так и поступали, да, но... а, неважно.
- Что ты узнал?
- Мора нет. Несколько камнепадов - надо быть осторожнее с нависающими камнями. И у кого-то дурное чувство юмора, - Зуко кинул взгляд на предпоследнюю записку.
Воздев брови, сжигаемый интересом, Айро склонился над запиской. Хмм, некое проклятие Красному Лингу, мольба обратить два зла друг против друга... Прочтя последнюю строчку, он сделал невольный шаг назад и обернулся.
- Надо идти.
Может быть, они будут достаточно быстры. Может быть, они не соответствуют критериям духов. Как бы хороши они ни были, их вряд ли можно назвать действующим в тылу врага ударным отрядом Народа Огня...
Три часа спустя, он понял, что всё бесполезно.
- Я слышал, это вы убили двух моих людей...

***

К тому времени, как сержант Йинг и его люди добрались до места засады, трупы почти перестали дымиться.
- Духи, - пробормотал кто-то. - Народ Огня? Здесь?
- Ищите следы, - приказал сержант. "Ома и Шу, сколько мертвых". - Такое количество покорителей огня непременно оставят следы.
Стражники с сомнением переглянулись - да и кто стал бы их обвинять? - но они всё же разбились на две группы по двое и, ведя в поводу верховых животных, разошлись в поисках характерных следов покрытых броней ботинок.
Сержант Йинг остался на месте в компании старого Гуи, наблюдая, как пожилой ветеран расхаживает среди трупов. Йинг проклинал эту войну. Гуи следовало бы вырезать деревянные бусы для внуков, а не стараться угнаться за молодыми людьми и ранеными ветеранами, составлявшими городскую стражу.
- Нельзя терять времени, - вслух произнес Йинг. - По слухам, ударные отряды не остаются на месте после таких побоищ, но я не хочу рисковать столкновением с более многочисленным противником... - Его взгляд привлек лоскут одежды, опаленный и рассыпающийся в пыль, но всё ещё ярко красный с одного края.
Красная бандана. Группа вооруженных мужчин, оружие которых сейчас было грудой искореженного металла. Разномастное оружие - это был не армейский патруль.
- Банда Красного Линга, - сказал Гуи с мрачным удовлетворением. Кивнул в сторону одного из обугленных черепов. - Я узнаю зубы вот этого.
Зубы мужчины, который хотел обесчестить овдовевшую дочь Гуи, прежде чем ветеран выгнал его мечом и блефом. После этого Гуи не стал терять время: сперва перевез остатки своей семьи в город и устроил работать в гостиницу, а потом вступил в городскую стражу. С собой он принес десятилетия опыта... и обид, но Йинг готов был мириться со вторым ради первого.
Люди Красного Линга. Хорошо. Хотя бы одна кроха удачи за весь день.
Порыв ветра донес до них вонь сгоревших трупов, и сержант Йинг чуть не задохнулся.
- Я никогда... Ты когда-нибудь видел подобное раньше?
- Видел, - мрачно отозвался Гуи. - При осаде Ба Синг Се. - Он отошел от тел и сделал рукой знак Йингу следовать за ним. - Думаю, они стояли... здесь.
Йинг подошел и нахмурился.
- Это невозможно. Зачем подходить так близко? - Тело Красного Линга лежало едва ли в десяти ярдах. Зачем подходить к покорителям огня вплотную, когда у него были лучники?
- Я что, похож на гадалку? - хмыкнул Гуи. - Следы гари образуют определенный узор. Добавь к этому положение тел, и увидишь, что все они, - он махнул рукой, указывая на Красного Линга и пятерых за его спиной, - погибли от одного удара.
- Один удар?
- Хм-м-м. Похоже, огромный шар огня. Это не то, чему учат простых покорителей огня.
- Один удар? - повторил сержант, не веря. Шестеро человек убито одним огненным взрывом?
- Они сработали сообща, сержант. Значит, они не могли бежать. Да, думаю так, - Гуи прикрыл глаза, осматривая окружающие скальные уступы. - Ага, вон и лучники. - Он фыркнул. - Следует сказать, были.
Обгоревшее дерево, кусками разбросанное по склону. Каждый лук был прожжен насквозь, словно разрезанный огненным ножом. Йинг прикинул расстояние на глаз и выругался. Огонь покорителя огня умрет, если отлетит слишком далеко, учили в армии. Отойди подальше, и ты в безопасности.
- Здесь больше ста футов! Ни один покоритель огня так не может...
- Ни один обычный солдат, - сухо сказал Гуи. Нахмурился, охватывая старыми глазами сцену битвы. - Только имперские покорителя огня настолько точны.
На секунду сержант Йинг от всей души пожелал, чтобы слухи оказались правдой, и налетчики из Народа Огня нанесли свой удар и отправились восвояси. Потому что он отчаянно хотел, чтобы люди, способные на такое, были где угодно, лишь бы не здесь.
- Один мощный заряд, пока у них был фактор неожиданности, - задумчиво сказал Гуи. - Потом лучники. А потом... хм-м. Они разделились, чтобы добить оставшихся, там и там. - Он покачал головой. - Думаю, всё кончилось ещё до того, как бандиты поняли, что мертвы.
Леденящая мысль. Как и то, чего он не находил на земле.
- Почему нет следов? - Потребовал Йинг. - Если здесь прошел отряд, он должны был оставить какие-то следы.
- О, это был не отряд, - пожал плечами Гуи.
Потрясенный сержант уставился на него.
- Больше? Духи, если мы в меньшинстве, то хотя бы шлите предупреждение!
- Нет, не больше, - улыбка Гуи не предвещала ничего хорошего. - Четверо, я думаю.
- Четверо? - выплюнул Йинг. - Четыре покорителя огня сделали это?
- Или меньше, - согласился Гуи. - Вам полегчало?
- Нет, - выдавил из себя сержант Йинг. Вопросительно поднял бровь, глядя на вернувшихся разведчиков. - Что вы обнаружили?
- Ничего, сэр, - неохотно ответил Чен, старший из четверки. - Никаких отпечатков сапог, никаких следов комодоносорогов, никаких подпалин от того, что кто-то из них злился. Такое впечатление, что они просто... исчезли.
"Как духи", услышал Йинг в повисшей тишине.
Что ж. Если никто не собирался это произносить, так и он не будет.
- Идем назад, - сказал он. - Нас ждет доклад.

Глава 7

   "Ванна это хорошо", - устало думал Зуко, украдкой пробираясь из бани в гостиницу через заднюю дверь кухни, а затем беззвучно танцуя вне поля зрения занятой у плиты поварихи и её загнанных сыновей, снующих туда-сюда с едой и тарелками. Может, дядя и встретил родственную душу по любви к Пай Шо в местном бармене, но Зуко по-прежнему предпочитал не пользоваться передней дверью. Неразумно привлекать внимание.
Совершенно неразумно, особенно при условии, что бармен, очевидно, был не просто бармен.
"Орден Белого Лотоса. Что это вообще такое? И дядя его верховный магистр? Что тут, черт побери, творится?"
Из кухни, сквозь тени в гостиной и на второй этаж. В кои-то веки у них была настоящая комната, пусть и похожая на прибранный чулан с кушеткой и окном. Как дяде это удалось, он даже знать не желал. А должен бы. Ему следовало спуститься вниз и войти в дверь к бармену, или хотя бы прислониться к ней, чтобы слышать, о чем говорит дядя. Но он устал. Ему было плохо, и никакой огонь не мог его исцелить.
Закрыв за собой дверь, Зуко устроился на подоконнике, вдохнув ночной весенний воздух. "Ванна это хорошо". Чистые волосы. Чистая кожа. Чистая одежда, пусть половина её была ему одолжена. Сверху он надел слишком хорошо знакомую ему вышитую накидку, чтобы удержать как можно больше оставшегося после ванны тепла.
Жаль, что ванна не поможет справиться с мыслями.
"Никаких свидетелей".
Одиннадцать бандитов, задутых, как пламя свечи.
"Свечи я мог бы зажечь снова".
Разумом он понимал, что дядя прав. Их было слишком много, чтобы справиться с ними только с помощью голых рук и стали. А как только они начали покорять огонь... Как только они начали, они уже не могли отпустить никого живым.
"Если нас найдут, мы умрем".
И это были нехорошие люди. Мягко говоря. Но ему всё равно было плохо.
"Я не хочу умирать. Я не хочу, чтобы умер дядя". Зуко обхватил руками голову, его ногти впивались даже сквозь волосы. "Так что возьми себя в руки и покончи с этим!"
Это неправильно. Всё неправильно!
Зуко отпустил голову, уставился на свои пальцы и удивился, что не заметил, когда его собственные руки предали его.
По-прежнему сильные, несмотря на всё, что им выпало. По-прежнему в мозолях после многих лет упорных тренировок с клинками и огненных ката. Но появились и новые отметины. Красные натертые полосы от поводьев Асахи. Неровно подстриженные ногти, которые он стер почти до мяса, царапая от голода землю. Тонкие белые шрамы на тыльной стороне левой руки. Он думал, что они появились после той злосчастной попытки протащить Аватара сквозь снежный буран, но не был уверен до конца.
Ему стало страшно, что он не помнит.
"Он был у тебя, Зузу", - промурлыкал голос Азулы у него в голове. - "Он был у тебя, но ты был слишком слаб, чтобы удержать его".
В крепости. На Северном полюсе. В пустыне...
"Нет", - сказал себе Зуко, вспомнив свои страх, панику и ярость, пока обугленная плоть срасталась под его пальцами. - "Не в тот раз".
Три мастера-покорителя плюс идиот с бумерангом с одной стороны. И он с раненым дядей с другой. И знание того, что враг скоро вернется.
"Верность Хозяину Огня..."
...не требует самоубийства. Никогда не требовала. Солдаты могут выбрать сражение до смерти: он слышал, что другие народы делали с пленными покорителями огня. Такое и в кошмаре не увидишь. Верность означала жизнь ради своего лорда, а не смерть за него. Он был жив, дядя был жив, у них будет другой шанс. Как он был у солдат Айро после того, как тот снял осаду с Ба Синг Се.
"Дядя не был предателем, Азула. Он не был трусом. Ты читала сводки по жертвам? Там погиб не только Лу Тен. Те покорители земли обратили землю за внешними стенами в смертельную западню. Мы не можем позволить себе такие потери. Не можем, если хотим поддерживать остальные территории хоть в каком-то порядке.
Если мы захватываем землю, она становится нашей. Если люди живут на ней по нашим законам, они - наши люди. Если всё, что мы можем предложить им, это война, то в чем смысл?"

Но это была война Хозяина Огня.
"Это... это не моя забота. У меня есть приказ. Поймать Аватара. Живым."
Азула сказала, что это больше необязательно...
"Азула всегда врет!"
Дышать. Сжать пальцы в кулаки. Разжать. Аватар сбежал, дядя был жив, и он не был предателем. Ему просто... надо подумать. О том, что делать дальше.
Шрамы, усталость, мозоли и непривычное покалывание волос об уши. Почему он не мог думать?
Кто-то постучал в дверь, тихо, но решительно.
- Привет? - кто-то дергал за ручку. - Ли, ты здесь? Твой дядя сказал, что ты можешь помочь.
"Веди себя как обычно", - велел себе Зуко и подошел к двери.
"... вот бы ещё узнать, что значит "обычно".
Он взял себя в руки и распахнул дверь.
- Я Ли, - начал он. - Что слу...
Зеленый. В общем-то, симпатичный зеленый оттенка темной лесной зелени, окаймленный светло-желтой, как луч солнца сквозь тени, вышивкой. Вот только если у неё там под платьем сидят не лягушки, тогда эти мягкие округлости, в которые он чуть не ткнулся носом, были... Покраснев, Зуко поднял голову и встретился взглядом с парой синих глаз.
- Ты что, с острова Киоши?
Почти на голову выше и, по крайней мере, на несколько лет старше. Она посмотрела вниз и отшатнулась, раскрыв рот, по её лицу пробежала целая гамма эмоций: раздражение, удивление, внезапный шок...
Зуко уставился прямо на неё, стиснув пальцы. "Не. Смей. Жалеть меня".
- В чем проблема? - грубо спросил он. - Кто-то ранен?
- Я Шу, - представилась она, сузила глаза и оценивающе посмотрела на него. - У моей бабушки жутко разболелась голова. Твой дядя сказал, что ты можешь помочь. - Она отступила на шаг и сложила руки на груди. - Он не говорил, что тебя воспитывали волковороны.
- Неправда!
- И ты наполовину прав. Папа был с острова Киоши. Он уехал, чтобы вступить в армию здесь: он бы ни за что не нацепил платье. Домой он так и не вернулся.
Зуко моргнул, пронзенный воспоминанием о традиционном волчьем хвосте Южного Племени Воды над красно-белым макияжем. Это было забавно, потом. Когда он пришел в себя после того, как вееры Аватара швырнули его о стену.
- Зачем ты мне об этом рассказываешь?
- Ты напоминаешь мне моего кузена Йингпэя, - печально ответила Шу. - Он тоже не умеет общаться с людьми. А если его неожиданно удивить... Ну, не самое приятное зрелище. - Она склонила голову на бок. - Ты идешь?
Это было неправильно в стольких многих смыслах, что у него заболела голова. "Просто переживи это".
- Мне нужно взять наш чайник...
- На первом этаже есть горячая вода, - она взглянула на него с намеком на улыбку. - Твой дядя сказал, что тебе нравится с ней работать, так?
- У... угу. - Пол был твердым. Он чувствовал его под ногами. Откуда тогда это чувство узла в животе, которое он ощущал, когда его корабль проваливался во впадину после большой волны?
"Просто иди дальше".
Ни одна свеча не освещала комнату, где отдыхала старуха, но на угольной жаровне стоял таз с водой, и рядом лежало изношенное полотенце. Женщина подняла голову, когда они вошли, разглядывая его прищуренными карими глазами.
- Так вы целитель, молодой человек?
Только что вошедший в дверь Зуко замер на пороге.
"Я не целитель. Я покоритель огня.
Я не из Царства Земли. Я не покоритель воды. Если бы это не было нужно дяде для маскировки...
Я твой враг! Разве ты не видишь? Я тебе здесь не нужен!"

- Он не особенно разговорчив, бабушка, - Шу закрыла дверь, заставив его сделать шаг вперед. - Заходи, всё в порядке.
Нет. Не в порядке. Но... Делай то, что должен.
С суровым выражением лица Зуко взял полотенце и потянулся к горячей воде.

***

"Мне кажется, он считает, что бабушка собирается его съесть", - с иронией подумала Шу. Значит, не так уж он и похож на Йингпэя. Её кузен не понимал, что кто-то замыслил гадость, до тех пор, пока его ланч не уводили у него из-под носа. Ли, кажется, прекрасно знал, что с бабушкой лучше обращаться либо со всеми возможными церемониями, либо зажать в ежовые рукавицы. В хорошие дни она источала достаточно гордости своим положением прекрасной ткачихи по шелку, головная боль делала её невыносимо капризной.
Облокотившись на стену около двери, младшая ткачиха с интересом наблюдала за работой Ли. За пределами портов, которые посещали Племена Воды, как часто удавалось увидеть целителя-покорителя воды за работой?
"Никто не рассказывал, что бывают такие красивые цвета".
Отблески золотого, зеленого и фиолетового мерцали сквозь хлопок, когда Ли водил дымящимся полотенцем над бабушкиным лбом. Это походило на истории, которые отец рассказывал о южных огнях, танцующих в зимнем небе над островом Киоши.
"Как он узнал, откуда родом отец?" - задумалась Шу. - "С начала войны Киоши сохранял нейтралитет. Большинство людей никогда не видели уроженцев острова".
Загадка. И не единственная. Ли... ну, судя по его росту, она не дала бы ему больше четырнадцати, максимум. Но, может быть, у них в семье все низкорослые. Его дядя довольно... компактный.
Наверное. Ли точно не вел себя как четырнадцатилетний, и, если не обращать внимания на шрам, то он и не выглядел на четырнадцать.
Если не обращать внимания на шрам...
"Я дура. Шрам от ожога... выглядит старше, чем есть... и он вместе с дядей? Без родителей?"
Сирота войны. Точно. Духи, неудивительно, что Ли на взводе.
И неудивительно, что он не знал, куда девать глаза. Если он в позднем подростковом возрасте, на что указывал его голос, то его обожгли как раз тогда, когда он только начал понимать, что, может быть, девочки не против прогуляться под луной. Ой.
И всё же, что-то в Ли не сходилось.
"Например, эта накидка".
Цвета темной хвои, вышитая старомодными огненными терниями ржаво-красного цвета по подолу и рукавам. Не из дорогого показушного материала, которым пытались произвести впечатление - она была мастером-ткачихой и знала, что сейчас в моде. Нет, это была старомодная нить из сырого шелка, спряденная из собранных коконов кедроводубки и окрашенная кошинель-росянками, прожаренными в морской соли.
"Земля и воздух. Вода и Огонь. Кто-то был очень серьезен".
То, что Муши носил защитный шарф, было одно: он был так же стар, как бабушка, и, вероятно, был из числа тех, кто следует традициям просто потому, что им это удобно. Но они оба? Или почтение к духам было семейной чертой...
"А по Ли этого не скажешь".
...или они влезли в какие-то неприятности, как жители деревни Хэй Бай после того, как Народ Огня сжег их лес. Злые духи, которым нет дела до того, что их жертвы - невинные люди. Эта мысль была... страшной.
Теперь понятно, почему он паникует. Прабабка раньше говорила, что покорители касаются мира духов, чтобы получить свою силу. И мир духов тоже может коснуться их.
Но даже эта мысль не казалась верной. В Ли было что-то такое...
Бледные руки шевельнулись, когда он окунул полотенце в кипяток, и Шу сглотнула.
- Что? - резко спросил Ли, взглянув на неё.
- Я думала, дао принадлежат твоему дяде, - честно призналась Шу. У неё не было возможности как следует рассмотреть их комнату, но места для осмотра было совсем немного. - Они твои, да?
Ли взглянул на мозоли на своих руках, и в его лице словно что-то схлопнулось.
- Дороги небезопасны.
Что никоим образом не являлось ответом и сказало ей куда больше, чем она хотела знать.
"Я видела у папы такой же взгляд после того, как он...Как ему приходилось убить кого-то.
Остынь и успокойся, Шу. Помни, что всегда повторял папа. Будь как горное озеро. Если ты права... Ли и так на взводе. Не ухудшай ситуацию".

- Неудивительно, что вы так запутались, молодой человек, - строго проговорила бабушка, щуря глаза, чтобы убедиться в отсутствии боли, пока Ли убирал полотенце. - Целитель, который учится стали? Куда катится мир?
Дверь слабо скрипнула.
- Почему бы и нет? - добродушно поинтересовался Муши. - Покорители воды с Северного полюса - одни из самых свирепых бойцов в мире. Я слышал, недавно они отразили нападение Флота Огня.
- А я слышал, что им помогли, - угрожающе произнес Ли.
- Хм-м. Огромный дух-монстр, разметавший весь флот, - рука Муши совершила некое плывущее движение, - это считается, да.
- Дух-монстр? - с сомнением переспросила бабушка. - Ерунда. Духи не интересовались нашим миром более ста лет. Они бросили нас. - Её лицо скривилось. - Как и Аватар.
- ...Он не бросил вас.
- Ли... - тихо начал Муши.
- Это неправильно, дядя! "Аватар должен спасти нас. Аватар бросил нас. Аватар вернулся, и он всё исправит". Я только это и слышу, куда бы мы ни пришли. Но это безумие! Аватару двенадцать лет!
"Ему... что?" - подумала ошарашенная Шу.
- Аватар ребенок! Глупый, наивный, гиперактивный маленький покоритель воздуха, который думает, что все достойны жить! И люди считают, что он их спасет? Как? Попросит Хозяина Огня очень-очень хорошо поразмыслить о войне и захотеть стать добрым? - костяшки его стиснутых кулаков были белыми, как кость. - Вы хотите, чтобы кто-то спас вас от Народа Огня? Пора повзрослеть и сделать это самим!
Грохот двери прозвучал практически как финальный аккорд.
Муши моргнул, глядя на место, где только что стоял его племянник, и вздохнул.
- Я должен извиниться...
- Ещё как должны! - рявкнула бабушка, сверкая глазами. - Вы учите этого мальчишку быть целителем? Может, он и покоритель воды, но у него никогда ничего не выйдет!
- Я с ним согласна, - вмешалась Шу, прежде чем бабушка разойдется не на шутку. Уважение к старшим было благородно и правильно, но оно же было и причиной того, что папа уехал с острова Киоши. И причиной того, что она застряла у бабушки на пути домой, когда мама решила остаться помогать выхаживать тетушку Вэн, сраженную недавней вспышкой лихорадки. "Спасибо, мама. Ты у меня в долгу. Большом-пребольшом". - Я люблю, когда мне говорят правду. Пусть он и сделал это с изяществом упавшего топора. - Она выпрямилась и кинула на Муши серьезный взгляд. - Это правда, да?
Муши заколебался.
- Я бы опустил слово "глупый"...
- О, духи... - пролепетала Шу.
- Мой племянник сказал чистую правду, - серьезно подтвердил Муши. - Мы встретили Аватара в наших странствиях, и хотя он и мастер покорения воздуха, он не желает отбирать жизнь. Если люди надеются на великого воина, способного остановить наступление Народа Огня, то они ошиблись. - Он поклонился бабушке. - Прошу меня извинить...
- Скатертью дорога, - фыркнула бабушка.
Шу вздохнула, прикидывая, что надо будет сделать, чтобы привести комнату в порядок, принимая во внимание слабые глаза бабушки. Полотенце, вода, кошель с монетами... О, нет.
- Бабушка! Ты ему заплатила?
Бабушка выпрямилась: очевидно, ей достаточно полегчало, чтобы вести себя согласно своему статусу.
- Мы - ткачихи из шелка, Шу. Если оборванному бродяге из этих водяных крестьян не хватает мозгов, чтобы сдерживать свой язык, когда... Что ты делаешь?
"Здесь темно. Возможно, она даже не видела шрама. Не говоря уже... О, к черту уважение!"
- Он покорял воду, бабушка. Он голоден, - схватив звякнувший кошель со связками монет, она бросилась из комнаты.
Под их дверью метался свет. Наверное, они оставили окно открытым, подумала Шу, хотя и не чувствовала сквозняка. Она не могла разобрать, что они говорили, но ей этого и не требовалось. Старший и более разумный родственник учит уму-разуму угрюмого подростка - что тут ещё понимать. Она постучала.
- Ли? Ты кое-что забыл.
Дверь приоткрылась на дюйм, и Ли сглотнул.
- Я... Прошу прощения?
- Не переживай об этом, - напрямик заявила Шу. - Йингпэя бабушка тоже на дух не переваривает. - Она бросила на него косой взгляд. - Я знаю, что твой дядя тебе уже все уши прожужжал, но всё же послушай. Если ты хорош, а я готова поспорить, что ты будешь хорош, тебе часто придется иметь дело с такими, как бабушка. Это не приграничный городок или маленький портик, из которого вы приехали. Это сердце Царства Земли. Мне не хочется так говорить, но многие наши дворяне и мастеровые считают, что такое поведение дает им повод вас обсчитать. - Она всунула кошель ему в руки. - Не позволяй им.
Он уставился на неё, словно она была такой же странной, как медведь Царя Земли.
- Но... почему?
- Папа был с острова Киоши, если помнишь, - грустно улыбнулась Шу. - Я видела такое раньше. Он всегда говорил, что благородная кровь может быть даром духов, но благородное поведение - это дар, который ты даешь своей семье. И себе самому. - Она отступила на шаг и широко улыбнулась. - Кроме того, ты тоже вроде как оказал мне услугу. Бабушка будет так злиться на тебя, на всё это "неподобающее поведение" и "куда катится мир", что ей даже мысли не придет досаждать мне разговорами "хватит увиваться за тем ни на что не годным солдатиком и пора уже осесть с милым богатым молодым человеком". Ага, сейчас. Жены богатеев не могут ткать так, как я, - она подмигнула ему.
- Эм... Всегда пожалуйста?
- Шу! - разнеслось по всему коридору.
- Удачи, Ли! - всё ещё улыбаясь, она убежала.
"Один вечер без придирок впереди. Ура!"

***

- Нужно будет передать похвалу жене господина Шию, - сказал Айро, откидываясь на кушетку и разминая комок свечного воска между пальцами. - Было потрясающе вкусно.
- Ты сам сможешь сказать ей об этом с утра. Если застанешь её достаточно рано, - глаза Зуко были закрыты, сам он, натянутый как струна, лежал на футоне на полу и, несмотря на темноту, не спал.
- Рано? - поднял бровь Айро. Покорители огня вставали вместе с солнцем, да, но при возможности большинство людей вставало гораздо позже.
- Хлеб на ужин был испечен этим утром. Вероятно, она встает ещё затемно.
- А, да, - улыбнулся Айро. - Иногда я забываю, как часто ты использовал в своих целях вахту в час призрака на корабле, чтобы остаться... незамеченным.
- Это не так просто, как ты думаешь, - тихо отозвался Зуко. - Пекари, мельники, пивовары... иногда кузнецы... все эти люди встают затемно. - Он поерзал на футоне. - Куда мы пойдем?
- В бухту Полнолуния, в итоге, - ответил Айро, позволив племяннику сменить тему. Однажды он выжмет из Зуко правду о Синем Духе, но не сегодня. - Перед этим у нас будет одна небольшая остановка, чтобы взять некоторую... документацию.
- Фальшивые документы.
- Но подделка высочайшего качества, как меня уверили, - весело сказал Айро. - Оттуда мы без помех сможем добраться до Ба Синг Се. Город огромен и полон беженцев. Мы пройдем незамеченными.
- Хочешь сказать, будем прятаться, - тон не был обвиняющим, просто... усталым.
- Да, - признал Айро. - Мы устали, племянник. Нам нужен отдых и время на передышку, прежде чем мы спланируем следующий шаг. "И я намерен растягивать это время как можно дольше".
- За наши головы назначена награда, дядя! Нет смысла прятаться, если кто-то знает, где ты!
"Но никто не... ой. Он не объяснил, так?"
- Господин Шию не знает, кто мы, - заверил Айро. - Он узнал тайные знаки и слова пароля, но единственное имя, которое он знает, это "Муши".
Рука Зуко дернулась, замерев перед его лицом.
- Меня трудно не заметить, дядя. Если Азула обнаружит это место...
- Значит, очень хорошо, что Шию знает, что мой племянник - покоритель воды, правда? - вежливо сказал Айро.
- ...Ты специально подстроил этот случай с бабушкой Шу.
- Нам это было на руку, - признался отставной генерал. - Два листа в лесу, племянник. Я полагаюсь на твое мужество и упорство.
- Правда?
Духи, какое удивление прозвучало в голосе его племянника! И... намек на надежду? "Тоф была права. Мне надо чаще говорить ему, что он мне нужен".
- Я всегда полагался на то, что ты поступишь так, как считаешь правильным, племянник.
Мальчик окинул его взглядом золотых глаз и тут же отвел их в сторону.
- Почему она это сделала?
- Потому что у Шу тоже есть честь, - просто ответил Айро. - Ложись спать, племянник. Если мы замешкаемся с утра, боюсь, нам придется снова встретить ту крайне неприятную особу. Некоторых встреч лучше избегать.
С коротким смешком Зуко натянул одеяло на голову.
Улыбнувшись про себя, Айро снова принялся вертеть в руках воск, вспоминая испуганный взгляд Зуко, когда свеча вспыхнула во время их спора. "Я знаю, что могу рассчитывать на тебя, племянник. Но, думаю, где бы мы ни укрылись, нам понадобятся ставни на окнах".
Ничтожная цена за отблеск надежды на лице Зуко.
"Это был тот мальчик, которого я знал годы назад. Тот, кого, как я думал, я потерял вместе с леди Урсой".
Как странно, что разговор об Аватаре позволил этой надежде подняться так близко к поверхности...
"Нет, не Аватар, а то дитя, Аанг, от которого ждут невозможного".
Вот только для Аватара невозможного не было. Так утверждали легенды. И сам мальчик, кажется, думал так же.
И всё же, почему эта мысль до глубины души поразила его племянника, которому на самом деле выпало невыполнимое задание?
"О, духи".
Его Зуко, его дорогой, застенчивый племянник, который так усердно трудился и так неистово любил их всех годы назад, который так часто терпел неудачу, но продолжал сражаться, потому что надеялся.
"Он никогда не считал задание невозможным".
Айро тихо выдохнул, борясь с желанием побиться головой о стену. Зуко нужно было поспать.
"Ещё одна верная пословица: нет большего дурака, чем старый дурак".
Всё это время - всё это время! - он считал, что поисками Зуко руководило чистое упрямство и настойчивость. Пылающая необходимость взять свою жестокую судьбу и несправедливое наказание и засунуть их в глотку Озая.
"Я ошибся. Дело здесь не в ярости".
По крайней мере, не ярость в общепринятом понимании. Не горький гнев, порожденный ненавистью. Нет, это было куда более яркое и чистое пламя, и оттого ещё более отчаянное.
"Он любит своего отца. И потому задание не может быть невозможным.
А если он терпит неудачу снова и снова... то не из-за невозможности задания. А потому, что он такой, каким его всегда считал Озай: разочарование, неудачник, недостойный сын Хозяина Огня".

Это было не наказание, не в глазах его племянника, а дар. Ядовитый, ужасающий дар, который Зуко принял всем сердцем. Потому что это был дар его отца, и что ещё ему оставалось?
"Духи, что мне делать?"
"Спать", - строго решил Айро. - "Ты ошибся. Ты понял, что ошибся. Но то, что ты сказал Зуко, остается правдой: вы оба устали. Отдохни, и, может быть, найдешь лучший ответ".
"И надейся, что у духов не осталось больше бандитов отсюда и до самого Ба Синг Се".

***

- Ты дергаешься, - сухо отметил Зуко, ведя Асахи по пыльной дороге.
Дядя Айро моргнул и посмотрел на него невинными глазами.
- О? А с какой стати двум ни в чем неповинным странствующим целителям беспокоиться, Ли?
Точно. Как будто ему нужно лишний раз напоминать следить за языком там, где их могут услышать чужие. Иногда они встречали других путешественников: когда одиноких усталых путников, а когда и целые караваны.
"Для тайной гавани, предположительно скрытой от Народа Огня, это место ужасно популярно".
- Ты дергаешься, - повторил Зуко, окинув взглядом дорогу, камни, деревья. - Просто подожди. Что бы это ни было, оно выскочит на нас позже. Когда мы не будем ждать нападения.
- Последние дни были на удивление тихими, - проворчал дядя.
- Я уже сказал. Подожди.
Дни на самом деле прошли спокойно. Слишком спокойно, слишком долго, что полностью вымотало нервы Зуко, и теперь они лежали изможденными узлами, а сам он жил, затаив дыхание в предчувствии следующей катастрофы.
"По крайней мере, больше никаких обманов с чайником".
За прошедшие дни он пару раз вскакивал по ложной тревоге и каждый раз встревожено замечал, что их маленький горшок с углями вспыхивает вопреки ветру или топливу. Но он проявил упорство, и, постепенно, дело пошло на лад. Использовать горячую воду было по-прежнему тяжело... но это была хорошая усталость, как после тяжелой тренировки или спуска по крутой скале. Он справлялся. В отличие от дяди, который уже готов был рвать на себе седые волосы, пытаясь обратить огонь свечи в исцеляющее пламя в те редкие моменты, когда они могли тренироваться без посторонних глаз.
"У него получится. Просто надо время".
У них будет время, если дядя прав на счет Ба Синг Се. И всё же...
"Всё слишком легко".
Место, где можно спрятаться. Место, где они будут в безопасности. Место, куда никогда не вторгался ни один из Народа Огня... Поэтому очевидно, что каждый, кто жил внутри, не мог быть из Народа Огня, и их никто не заподозрит.
"Идеально. Слишком идеально. Это ловушка".
Он не знал, в чем она заключается. Пока. Он не выжил бы тринадцать лет при дворе и более трех лет в поисках по всему миру, если бы не прислушивался к своим инстинктам. Может, они были несовершенны, натянуты как струна и звенели от тревоги всякий раз, как птицеящерица на дереве не так поворачивала голову, но они сохраняли ему жизнь.
Идеальный и точно выверенный яд. Белый нефрит. Бабочкошершни. Азула.
"Но дядя думает, что там безопасно".
Нет, дядя надеялся, что там безопасно. Он мог обладать данными разведки, докладами и связями в тайной организации, но он никогда не бывал там. И хотя Зуко знал, что его познания в военной стратегии бледнеют рядом со знаниями Азулы, он знал одно: хороший командир никогда и ни за что не объявит территорию безопасной, пока сам не побывает там.
"Он рассчитывает на меня".
Ладно, с этим он справится. Он будет сохранять спокойствие и держаться позади, даст дяде играть роль доброго старичка, пока он выискивает клыки очередной ловушки. А потом, в зависимости от ситуации, он или расскажет Айро о своей находке...
"И остается надеяться, что он послушает... Нет, дядя обещал, что он послушает. Он обещал".
... или, если всё рухнет в логово Ко, то он схватит дядю в охапку и сбежит.
Придя к решению, Зуко облегченно вздохнул, бормоча ласковые благоглупости Асахи, когда та повернула голову, чтобы взглянуть на него. У него был план. Не совсем продуманный, но, принимая во внимание то, что обычно случалось с его планами...
"Лучники Ю Янь. Тайфуны. Дух Океана. Азула".
Принимая во внимание всё это, ему только и оставалось, что держать глаза открытыми и быть готовым к действию.
"Кстати говоря".
- Кое-кто вообразил себя мастером маскировки, - пробормотал Зуко, не глядя на шуршащие кусты.
- Вижу, - улыбка Айро была столь же нежной, как комодоносорог, готовый выбить надоедливые воротца. - Думаю, стоит позволить ему думать, что он нас обдурил. Пока.
Безвредные путешественники. Точно. Проклятие.
Свернув с дороги в сторону необычной, похожей на дерево скалы, о которой говорил связной Айро, отставной генерал остановился и прочистил горло.
- Здравствуйте.
- Никаких имен! - ниже, чем средний житель Царства Земли, и совсем не худощавый, но мужчина, выскользнувший из кустов, всё-таки напомнил Зуко ласконорку. Только без красивой меховой шубки. - Никаких имен. Я вас не знаю, вы не знаете меня, меня здесь никогда не было... ай!
Ловко схватив мужчину за запястье, Зуко держал его, пока Айро осматривал документы, которые их безымянный связной сунул ему в руки.
- Кажется, они в порядке, - спокойно проговорил дядя.
- Разумеется, в порядке! Вы же не думаете, что я стану рисковать жизнью... э-э-э, вашими жизнями... сделав плохие бумаги, правда? Вы получили, что обещано. Пустите!
- Кого ты боишься? - недобро спросил Зуко.
- Боюсь? Я? Разве я выгляжу испуганным? Ха! - мужчина попытался выдернуть руку и побледнел. - Сын обезьяноборова... э-э-э, то есть, можете уже меня отпустить...
- Кто станет отслеживать фальшивые бумаги? - спросил Зуко низким, полным угрозы голосом. - Говори!
- Ни... никто! Клянусь! - он дернулся сильнее и завопил от боли.
- Кажется, вы не знаете последствий такого захвата, господин Безымянный, - задумчиво проронил Айро. - Ещё одно необдуманное движение сломает вам запястье, что неблагоприятно отразится на одном из ваших ... наиболее выгодных источников дохода.
Весь покрытый потом, фальсификатор молча глотал ртом воздух.
- Итак, во имя того, чтобы мы избегли неприятного общения, а вы смогли вернуться к дальнейшему обогащению... Кого вы боитесь больше, чем простых беженцев, ищущих лучшей жизни?
- Д... Дай Ли, - выдавил фальсификатор. - Они работают на Царя Земли. Так говорят люди. Они обычно не покидают Ба Синг Се, но если выходят... они покорители земли. Встань у них на пути, и ты просто исчезнешь. Или... хуже.
- Хуже? - ровно спросил Айро.
- Я не знаю. Я не знаю! Люди говорят... Иногда те, кого забирают, уезжают на некоторое время. А когда они возвращаются, это больше не они. Никто не знает, почему. Никто не знает, как это делают! Но так происходит. И со мной такого не произойдет!
По взгляду Айро Зуко выпустил мужчину.
- Благодарю вас за щедрый совет, - сердечно пожелал Айро. - Мы желаем вам всяческих удач.
Поправляя одежду, фальсификатор фыркнул.
- Вам понадобится нечто большее, чем удача. В Ба Синг Се не пускают с животными. Не беженцев. - Бросив последний раздраженный взгляд на Зуко, он поспешил обратно к дороге.
"Не пускают..." Зуко проглотил колючий комок, погладил Асахи по шее, когда она потерлась о него.
- Дядя?
Айро вздохнул.
- Я знаю имя почтенного караван-мастера, - не стал увиливать он. - Мы сможем найти его представителя около паромов.
О.
Дышать. Вдох и выдох. Его внутренности не пронзил меч. Просто такое чувство.
- Мне жаль, племянник.
- Идем, - резко сказал Зуко, потянув Асахи за поводья. - Мы теряем дневное время.
Он смог доплыть до берега после того, как взрыв выкинул его с корабля. Сможет и это.
Кроме того, у него не было права ждать чего-то другого.
"Глупый Зузу", - мурлыкал голос Азулы, пока он шел. - "Ты знаешь, что ничто из того, что ты любишь, ты не сможешь сохранить".

Глава 8

   "Никогда в жизни не думал, что буду желать нападения бандитов", - грустно думал Айро, поднимаясь на борт парома. Зуко следовал молчаливой тенью у него за спиной, его лицо не выражало ничего, кроме холодной решимости.
Он видел это выражение раньше. Три года назад, когда Зуко читал условия своего изгнания.
"Он поступил правильно. Он поступил благородно. И взамен он потерял всё". Айро пытался удержать приветливое выражение на лице, хотя его сердце болело. Зуко выражал достаточно недружелюбия для них обоих. "И на этот раз удар нанес я".
Неважно, что он и пальцем не тронул племянника. Раны сердца пролегали гораздо глубже обычных шрамов.
"Я бы хотел, чтобы он накричал на меня. Духи, я бы хотел, чтобы он что-нибудь поджег".
Ничего. Только отрывистые ответы при абсолютной необходимости и молчание всё остальное время. Как воин, получивший смертельную рану, но сохраняющий спокойствие, чтобы его товарищи не отчаялись и не погибли.
"Я ничего не могу поделать", - решил Айро с тяжелым сердцем. - "Не здесь. Не сейчас".
Ну... ничего серьезного. Возможно, серьезность - это не то, что нужно его племяннику.
Улыбнувшись про себя, Айро принялся строить планы.

***

"Это, должно быть, самая нелепая шляпа по эту сторону Западного моря", - отстраненно подумал Зуко. Одинокая, пронзительная мысль, прорезавшая оцепенение от "откуда будет следующая атака" и "её нет, это нечестно, почему всё так несправедливо". Он был бы счастлив, если бы мысль просто ушла туда, откуда явилась, оставив его омертвевшим и истекающим кровью.
Но это же был дядя. Дядя, который делал что-то, что выглядело совершенно, абсолютно безумным. А значит, пора искать укрытие. Или, по крайней мере, всеми силами отвлекать его.
"Я в совершенно неподходящей форме для этого".
Неважно. Надо попробовать.
- Оглянись, - грубо выдавил из себя Зуко. - Мы не туристы.
Отчаянно желая закончить беседу, он поднес деревянную миску с предполагаемым ланчем к губам... Принюхался, ощущая пальцами слабое тепло, исходящее от бурой жижи, и резко швырнул миску за борт.
- Ли, - вздохнул дядя.
- Не хочу провести следующую неделю прикованным к отхожему месту, - рыкнул Зуко.
Дядя Айро моргнул и принюхался к собственной миске.
- Признаю, аромат не из приятных...
- Нет... не запах, - Зуко неохотно взялся пальцами за край миски Айро, чувствуя слабое тепло над жидкостью. - Что-то здесь не так.
Задумчиво нахмурившись, дядя кинул свою миску через перила.
- Но... почему... - выдавил Зуко...
- Я пережил несколько пищевых отравлений, когда был на войне, - мрачно сказал Айро. - Голод неприятен, но не смертелен. Если в энергии пищи есть что-то, что насторожило тебя, я не склонен полагаться на удачу.
- Хе, - усмехнулся чей-то низкий голос. - Я знал, что еда плоха, но не думал, что настолько.
Только усилием воли Зуко не поморщился. Он слышал, как подошли три подростка, но надеялся, что они пойдут своей дорогой.
"Как будто мне так повезет".
Вооруженные подростки. Вот радость! Тонкий и низкий, с красными полосами на щеках, как у одичавшей Воительницы Киоши. Более высокий ростом молчаливый мальчик с луком. А впереди, со спутанными каштановыми волосами над хитрыми карими глазами и сухой тростинкой во рту...
"Лидер. С претензиями. Здорово, просто здорово".
- Меня зовут Джет, а это мои борцы за свободу, Смеллерби и Лонгшот.
"Будущие партизаны. Ещё того лучше". Значит, они могут знать, как выглядят люди из Народа Огня. Или думают, что знают.
"Будем надеяться, они определяют по форме". Зуко демонстративно повернулся к озеру.
- Эй, - сказал Смеллерби.
"Проклятье. Будь вежливым. Сохраняй маскировку".
- Привет, - отозвался Зуко, не оглядываясь.
- Итак... покоритель воды, да?
Расчет. В голосе Джета сквозил холодный расчет, скрытый за дьявольской харизмой. Волоски на затылке Зуко встали дыбом.
- И что? - холодно отозвался он.
- Такого нечасто встретишь в Царстве Земли, - голос Джета был ленивый и настороженный. Выжидающий.
"Черт побери! Они даже не подозревают, что я покоритель огня, а мы уже по уши в дерьме..."
- Да, мы очень удивились, когда поняли, что случилось, - гладко вклинился в беседу Айро. - Мы слышали, что в Ба Синг Се есть покорители воды. Если повезет, мы найдем кого-нибудь, чтобы больше не было... досадных случайностей.
- Сломал что-то, да? - усмехнулся Джет. - Кажется, ты наш парень.
"Если вы любители просто поразрушать что-нибудь, то я не тот, кого вы ищете", - подумал Зуко, окинув их недобрым взглядом.
То ли он не понимал намеков, то ли намеренно игнорировал его, но Джет подошел ближе.
- Предлагаю сделку. Говорят, капитан питается как царь, а мы, беженцы, вынуждены подбирать его объедки. Звучит несправедливо, правда?
"Жизнь несправедлива", - мрачно подумал Зуко. Вооруженные, без взрослых, ни одного разумного - хотя бы как Сокка - человека в группе, и злые на весь мир. Ему определенно стоило держаться подальше от этих идиотов.
- Говорите, питается как царь? - поинтересовался Айро.
"... Гр-р-р".
- Как толстый и довольный царь, - насмешливо ответил Джет. - Не хотите помочь нам освободить немного еды?
"Самодовольный, харизматичный, и умеет найти слабое место человека". Зуко посмотрел на озеро и кивнул.
- Я в деле.
"Я хочу, чтобы ты был там, где я могу тебя видеть".

***

- Прости, дядя, - сказал Зуко так тихо, чтобы никто из других пассажиров не слышал его сквозь радостный смех, зазвучавший, когда Джет стал раздавать еду. - Он думает, что что-то знает...
- И лучший способ не дать ему копать дальше - это позволить ему считать тебя верным союзником, - кивнул Айро. Он тоже отметил харизму бунтаря. А будучи запертым на борту парома, полного беженцев, напуганных Народом Огня, у Зуко были все основания быть осторожным. - Что ж, еда входила в стоимость перевозки. Скоро мы окажемся в городе и собьем их с нашего следа.
Лонгшот и Смеллерби приблизились, и дядя замолчал. Лишь улыбнулся и быстро пожал плечо племянника.
"Мы делаем то, что должны, но я рад, что тебя это беспокоит".
Он радовался по совершенно эгоистичной причине. Взгляд его племянника прояснился, сфокусировавшись на грозившей им опасности, а не на подавляемой боли. Тайные операции явно благоприятно сказывались на духе Зуко.
"Почему бы и нет? Я знаю многих, кто специализируется на тайных миссиях. Но разве кто-то ещё из покорителей огня смог незаметно пробраться на Северный Полюс?"
Как и способность исцелять, это был сомнительный навык для аристократа Народа Огня. Но, без сомнения, крайне полезный, пока они оставались беженцами.
"Интересно, есть ли способ применить его навыки в добрых целях? Что-то, что я смогу поощрять без зазрения совести?"
Есть над чем подумать, а пока он вежливо кивнул и принялся уплетать добытую еду в компании с племянником и двумя юными бунтарями. По правде сказать, еда была гораздо лучше того, чем они питались в последнее время. Апогей наступил, когда Зуко незаметно для всех жестом фокусника извлек из рукава несколько чайных сладостей. Некогда изящные формы кленовых листьев и цветков вишни были обломаны по краям, но все равно несравнимо улучшили вкус пустого кипятка. К несчастью, чая не было. Ладно, нельзя иметь всё сразу.
"Еда, питье... да, нам обязательно надо завязать беседу", - решил Айро. Хотя бы для того, чтобы убедить Джета, что покорение воды является единственным секретом Ли. И, по-правде говоря, его мучило любопытство.
- Итак, Смеллерби. Необычное имя для юноши.
- Может быть потому, что я не юноша, а девушка! - явно раздраженная, она встала и гордо отошла в сторону.
"Упс".
- О, теперь я понял! - крикнул Айро ей вслед. - Это прекрасное имя для милой молодой девушки!
Зуко даже не дернулся. Айро не был уверен, виновен в том недостаток удивления, необычайный самоконтроль или простой подростковый голод, который захватил все мысли племянника до такой степени, что ему было всё равно, даже если бы Смеллерби была утконосым медведем в форме, лишь бы она не покушалась на его миску с едой.
"Подросток-покоритель огня", - напомнил себе Айро с усмешкой, пока молчаливый Лонгшот подошел к подруге и выразил участие своей не-беседой. "Скорее всего, голод".
Одного дрейфа в полярных морях хватило бы с головой. Потом их преследовали как беглецов, и они могли остановиться лишь для того, чтобы найти скудные припасы, прежде чем благоразумие подсказывало идти дальше... Айро мог позволить себе потерять в весе, но худоба его племянника вряд ли пошла на пользу его здоровью.
"Даже если бы мы не покоряли огонь, кажется, он подрос на дюйм", - печально подумал Айро. "Поздние цветы" встречались в роду Созина почти так же часто, как одаренные, но никто и никогда не мог уверить в этом его брата. - "Я надеялся, что он больше пойдет в мою породу, чем в Озая, но сейчас для этого не лучшее время".
Джет устроился рядом с ними, всё ещё в возбуждении от лести толпы.
- По слухам, люди в Ба Синг Се едят так каждый день. Не могу дождаться, когда я увижу эту гигантскую стену.
- Это величественное зрелище, - согласился Айро. "И пугающее".
Джет поднял кустистую бровь.
- Ты был там раньше?
- Один раз, - признался отставной генерал. - Когда был другим человеком.
Если бы всё сложилось иначе, если бы он был другим...
"Не будь я Драконом Запада, остался бы Зуко в живых?"
Он сомневался в этом. Очень сильно сомневался. Зуко был упрямый, несгибаемый и стойкий, но шансы против него были подняты так высоко, что вряд ли юный принц смог бы выжить. Не говоря уже о том, чтобы добиться успеха.
Теперь ему оставалось убедить в этом Зуко.
- В прошлом я делал вещи, которыми не горжусь, - тихо рассказывал Джет. - Поэтому я и еду в Ба Синг Се, чтобы начать сначала. Второй шанс.
- Это очень благородно с твоей стороны, - задумчиво проговорил Айро. " Думаю, даже ты сам веришь в это. Сможет мальчик осуществить это или нет... Ну, кража у капитана вряд ли могла стать многообещающим стартом. - Я верю, что люди могут изменить свою жизнь, если захотят. - Он посмотрел на племянника. - Я верю во второй шанс.
Он слишком поздно понял, как Зуко может воспринять эти слова. "Поимка Аватара это не второй шанс, племянник!"
Но он не мог этого сказать. Не мог, пока Джет разглядывал их обоих.
- Так что тебе сделал покоритель воды? - ровным голосом спросил Зуко.
- Почему ты думаешь, что я встречался с другим покорителем воды? - ухмыльнулся Джет.
Зуко окинул его тяжелым взглядом в упор.
Айро узнал его. Видел в зеркале. Генеральский взгляд.
"Ты строишь из себя умника. Ах, как я впечатлен. Теперь вынь голову из зада и начинай прямо отвечать на вопросы, прежде чем я скормлю тебе твои же знаки отличия".
Из всех приемов командования, которым он пытался обучить своего племянника, почему именно этот должен был прижиться?
- Ничего такого, о чем тебе стоило бы волноваться, - наконец сказал Джет без улыбки. - Она, её брат и тот пацан... Ты куда больший реалист, чем она когда-либо сможет стать. - Он фыркнул. - Как будто Народ Огня недостаточно навредил Южному Полюсу. Может быть, поэтому они спустили им всё с рук.
Глаза Айро широко распахнулись, и он не удержался от того, чтобы кинуть на Зуко взгляд. Тот сидел очень-очень неподвижно.
"Катара".
Это мог быть другой покоритель воды. Но из Южного Племени, с братом? Он сомневался, что так далеко на юге мог найтись ещё один покоритель воды после того, как Морские Вороны проделали свою мясницкую работу.
Если этот юноша смог вызвать гнев той юной леди, то ему за многое нужно было ответить.
"То же самое можно сказать и о моем племяннике".
Нет, это было несправедливо. Поиски принца Зуко заставляли его сражаться с покорительницей воды до тех пор, пока она защищала Аватара. Этот молодой человек, заявивший, что он сражается за свободу - что, скорее всего, означало против Народа Огня - что именно он мог натворить?
"Что бы это ни было, Зуко прав. Нам лучше держаться подальше от этого мальчика".

***

Утро. При таком количестве людей было невозможно найти место для тренировки ката. Но было достаточно туманно, чтобы Зуко мог притвориться, будто он один. Юноша стоял на носу корабля и тренировал дыхание. "Вдох, и выдох. Вдох. И выдох".
Он потерял контроль над дыханием в битве с Азулой, в тот ужасный день, когда она пыталась заманить его в цепи обещанием отцовского прощения. Потерял дыхание, потерял контроль, проиграл битву.
"Я не допущу этого снова".
Он не мог работать над стойкой. Не мог тренировать ката даже без огня, потому что вокруг было полно чужих глаз. Но он мог дышать.
Точнее, мог бы, если бы одно харизматичное недоразумение не пыталось подобраться к нему со спины, со стороны пострадавшего глаза.
"Ты хочешь, чтобы люди верили тебе, но гораздо больше ты хочешь быть главным. Поэтому ты не можешь удержаться от того, чтобы лишний раз не ткнуть в больное место в мелочах, которые, как ты думаешь, люди не замечают. И я готов поспорить, что многие не замечают. Я готов поспорить, что твоя маленькая шайка считает тебя чистым золотом. Я готов поспорить, что Катаре ты тоже нравился, пока не выкинул какую-то глупость.
Азула сожрала бы тебя
на завтрак".
- Знаешь, как только я увидел твой шрам, я сразу понял, кто ты.
"О, черт".
Он сохранил голову, когда Дух Океана пытался его утопить. Он не станет паниковать сейчас.
Вдох, и он с опаской посмотрел на Джета.
- Ты такой же изгой, как и мы, - продолжал Джет, стоя рядом с ним. - И мы, изгои, должны держаться вместе. Мы должны прикрывать друг другу спины, потому что никто больше этого не сделает.
Предложение, столь же очевидное, как завернутый в шелк кинжал.
"Присоединись ко мне. Или не присоединись, но тогда я начну задавать вопросы.
Проклятье, мы с дядей не придумали, что делать, если кто-то захочет, чтобы мы остались".

- На борту есть лекарь?
Кричал один из членов экипажа. Он крепко держал покрытого потом беженца. При взгляде на мечи-крюки Джета, его глаза прищурились.
"Что ещё?"
- Пожалуйста! - выпалил беженец, обращаясь к палубе, покрытой туманом и усыпанной людьми, большая часть из которых ещё спала. - Моя жена... так много крови... есть хоть кто-нибудь?..
Забыв про Джета, Зуко кинулся за своим набором.

***

"... от меня пахнет кровью".
Уставший Зуко сидел возле пациентки, пока её муж обнимал и целовал свою всё ещё бледную жену, поливая её потоками слез.
- Убедитесь, что она выпьет столько воды, сколько захочет, - сказал он флегматичной седовласой тетушке, сидевшей рядом с ним. - Чай был бы лучше. Воду обязательно кипятить. Ей стало плохо от вчерашней бурды. Это не имело бы значения, не будь у неё... - он повел рукой в воздухе, но не знал нужных слов.
- Разрывов после родов, - кивнула головой тетушка, качая на руках спеленатого младенца, который проспал всё это время. - Три недели назад. Я думала, она поправилась. - Её лицо скривилось. - Она клялась, что поправилась.
- Свежее мясо, - устало продолжил Зуко. - Рыба, если вы уверены в её свежести. Я исцелил её, но надо восполнить количество крови. - Он нахмурился. Он что-то забыл, точно.
- Соль, - твердо сказал дядя Айро, появившись в его поле зрения. - Её кровь и так достаточно жидкая. Если соли недостаточно, кормление младенца только усугубит положение. - Он улыбнулся и протянул ему дымящуюся чашку. - Кажется, она не единственная, кому это пойдет на пользу.
- Мпф? - выдавил Зуко, незаметно для себя выпив половину. Сладко, и чуточка соли. Где дядя их раздобыл?
- Мы вошли в док, - Айро по-прежнему улыбался, но его глаза метнулись по направлению к трапу. - И, кажется, я привлек излишнее внимание.
"... Проклятье".

***

- Мы не из Туманного Болота!
- Ну конечно нет, господин Ли, - сухо произнесла таможенница, проштамповав их бумаги таким количеством красных чернил, что им было впору закровоточить. - Как никто и никогда.
Городской стражник Хьёдзин наблюдал, как пожилой джентльмен - Муши, если информация, полученная Амаей из определенных источников, была верна - что-то прошептал на ухо разъяренному подростку, и подавил смешок. Судя по вспышке озорства на добродушном лице, это скорее всего было "смирись с этим, Ли". Не совсем стандартная реакция для беженца из Царства Земли... Но вполне понятная, принимая во внимание то, кем они были на самом деле. Беженцам Амаи всегда было, что рассказать. Эти двое выглядели гораздо интереснее, чем большинство.
Подойдя к будке, стражник прочистил горло.
- Проблема, госпожа?
- Нет, никаких проблем, - быстро ответил Муши с невинным видом котенка карликовой пумы. - Просто мы отвлеклись, встретив такую редкостную красоту. - Он обернулся к чиновнице с очаровательно улыбкой лисоантилопы. - Позвольте сказать, что вы похожи на распустившийся цветок, и ваша красота опьяняет.
Кажется, даже огромная бородавка над её бровью улыбнулась.
- Ты тоже ничего, красавчик. Мур-р-р.
"Я сейчас умру от смеха. Прямо здесь, прямо сейчас". Внутри Хьёдзин хохотал, в то время как подросток, казалось, готов был провалиться под землю от смущения. "Нет, держи себя в руках. Вероятно, они до смерти напуганы под всем этим блефом".
- Но это не меняет фактов! - чиновница ткнула ручкой печати в сторону Ли. - Нелицензированные целители не имеют права практиковать в Ба Синг Се! Покорители воды или нет!
"Ух-ты, ух-ты... Что?" - подумал Хьёдзин.
- Она истекала кровью! - оправдывался Ли.
- И паром ещё полностью не зашел в Ба Синг Се, - плавно вставил его пожилой родственник. - Конечно теперь, когда мы знаем закон...
- Правила есть правила! Правила поддерживают порядок. Нравится вам это или нет, но будет проведено расследование!
- Насколько сильно это задержит очередь? - встрял Хьёдзин. - Вероятно, на целый день, если придется опрашивать каждого на пароме. Ужасный способ приветствовать добрых граждан, пытающихся построить новую жизнь в нашем городе. Если паром не пристал к доку, то он не нарушил закон.
Она скукожилась, открыла рот...
- Ему просто нужна лицензия, - продолжил Хьёдзин, прежде чем она процитирует ему главу и пункт. - Мне всё равно скоро уходить с дежурства. Я могу сопроводить их к целителю Амае, чтобы она проверила его подготовку. Я уверен, что она уведомит надлежащие власти, если будут какие-то проблемы.
- Что ж... Полагаю, это приемлемо...
- Вы настолько же великодушны, насколько красивы, - улыбнулся Муши. - Мы не забудем вашей доброты.
- Смотри у меня, - сухо отозвалась она, ставя последний въездной штамп перед тем, как отдать бумаги. - Вам повезло, что вы застали меня в хорошем настроении.
- Невероятно повезло, - провозгласил Муши, кланяясь. Подросток сглотнул, но последовал его примеру.
"Неуклюжий поклон, и он едва остановил пальцы, чтобы не сложить Пламя", - заметил Хьёдзин. - "Муши ещё ничего, но этот бедный парнишка покинул Народ Огня не более, чем несколько месяцев назад. И он тренированный боец, который уже успел повздорить не с тем покорителем огня. О, духи. У Амаи будет полон рот хлопот с этим парнем".
- Пройдемте со мной, господа.
Сопровождая беженцев на поезд, Хьёдзин почувствовал, как ему в затылок уперся чей-то взгляд, и обернулся. Одинокий подросток. Загнутые крюками мечи. Карие глаза потемнели от подозрения и гнева.
"Черт, надеюсь, он не разглядел их глаза. Слава духам, что Ба Синг Се так огромен. Шансы велики, что он видит их в последний раз".
Он провел их в более пустой вагон и сел на скамью напротив, положившись на то, что его форма удержит остальных пассажиров на почтительном расстоянии.
- Я стражник Хьёдзин. Я слышал, что вы прибыли издалека... и что с вами случился тепловой удар.
- Что? - настороженно спросил Ли.
- Да, - ответил Муши, явно расслабившись. - Куда мы едем?
- К целительнице Амае, - честно ответил Хьёдзин. - Мы старые друзья. Она некоторое время заботилась обо мне, когда мне было шесть. Она хорошо умеет помогать людям, которые хотят начать сначала.
- О?
- Увидите, когда мы приедем, - улыбнулся Хьёдзин, рассматривая необычные золотые глаза. Он много раз видел их у людей, которым Амая помогла за долгие годы, но каждый раз они пугали его.
Особенно глаза Ли. У большинства из Народа Огня золотой цвет глаз содержал небольшую примесь орехового. Глаза Ли были светлее, их цвет чище.
"И он покоритель воды?"
Ладно, если это правда, у парня были хорошие причины для бегства. Гораздо более веские, чем у большинства, оказавшихся на пороге у Амаи.
"Более веские, чем те, о которых ты знаешь", - напомнил себе Хьёдзин. - "Когда дело касается чести, ты знаешь, как они не любят говорить об этом".
- Я не скажу вам, что вы в безопасности, - тихо сказал Хьёдзин, когда вагон начал наполняться беженцами. - Но вы дошли сюда, а это немало. Я тоже дошел, но не могу считать это своей заслугой. Мне было шесть лет. Храбрецами были мои родители.
Когда поезд отошел от станции, Муши вопросительно поднял бровь, но удержался от вопроса. А вот Ли... Ли посмотрел на него, всего мгновение. Как будто он мог увидеть сквозь зеленые глаза жителя Царства Земли его настоящие...
Потрясенный, Хьёдзин отвел взгляд. "Ома и Шу, что это было?"
Это не имело ни малейшего отношения к Оме и Шу, как он и боялся.
"Верность. Проклятая верность".
У его родителей не было времени научить его обычаям родины, но он знал достаточно. И он многое вытянул из беженцев Амаи. Тех, кто выжили... и тех, кто нет. Не смогли.
Ему было тридцать шесть лет. Хорошая работа, любящая жена, две веселых малютки-дочери, хорошие друзья. И всё же иногда на него наваливалось чувство, что ему чего-то не хватает.
- У вас нет верного лорда, Хьёдзин, - сказала ему тихая Мейшанг Вэн на одной из встреч, куда он и его скрывающиеся соплеменники собирались для того, чтобы обсудить дела, о которых её муж-покоритель земли не хотел знать. - У некоторых из нас он был, но они бросили его, некоторым приказали бежать. У тебя никогда не было ни выбора, ни приказа. - Она прервалась и бросила на него взгляд, полный материнской заботы. - Надеюсь, вы вынесете это. Большинство из моих детей принадлежат земле, но Джинхай...
Да. Мальчик был достаточно бойкий и веселый, но он пошел в мать не только телосложением. Другим детям Мейшанг не требовалась помощь Амаи, чтобы прятаться. А Джинхаю требовалась. Как и этим двум.
"Почему этот парень так на меня действует?"
Они доехали до Нижнего Кольца прежде, чем он нашел ответ на вопрос. Поезд остановился, он встал на ноги, кратким жестом велев им идти вперед. "Надо придать действу официальный вид". К тому же, Ли был настолько на взводе, что он не хотел оставлять парня у себя за спиной, да ещё на близком расстоянии.
Он мог бы найти дорогу к клинике Амаи с закрытыми глазами. Это, конечно, не лучшая часть Нижнего Кольца, но и не худшая. И выглядит совсем непримечательно. Но внешний вид обманчив. У большинства людей не было личного колодца. У Амаи был, благодаря нескольким благодарным пациентам-покорителям земли, которые объединились, чтобы пробить шахту к чистой, свежей воде.
Колодец - не единственное, что они выкопали. Но пока что даже Дай Ли верили, что подземные клетушки Амаи используются как комнаты для экзотических лечебных процедур, создания чувствительных к свету лекарств и лечения солдат, чьи нервы были расшатаны слишком долгим пребыванием на Стене.
"Будем надеяться, что так всё и останется".
Хьёдзин постучал в дверь клиники и завел их внутрь, не дожидаясь ответа.
- Я нашел их, Амая.
- Спасибо, друг мой. - Грациозная в своем легком индиговом наряде с длинными рукавами, седеющая женщина из Племени Воды в последний раз провела светящейся водой вдоль сломанной руки плотника. - В следующий раз, когда будете в таверне, найдите игру побезопасней. Борьба с покорителями земли никогда не кончается добром.
- Но он выглядел таким тощим! - заныл её пациент, поймал её взгляд и фыркнул. - Конечно, кому нужен клиент, который платит. Благотворительность наше всё.
Ли ощетинился, его глаза сузились, а рот сомкнулся в тонкую линию, когда Муши положил руку ему на плечо.
"Здорово. Огненный национальный темперамент во всей красе".
- Это официальное дело стражи, - ровно произнес Хьёдзин. - Господин?..
Мужчина выдавил улыбку.
- Вообще-то, я уже уходил. Сэр.
- Уверен, что так.
- Ты этим наслаждался, - засмеялась Амая после того, как мужчина поспешно ретировался.
- Если имеешь буйный нрав, используй его во благо, - пожал плечами Хьёдзин. - Кроме того, в этом году ты и так много занималась благотворительностью. Я не хочу, чтобы люди заметили последовательность.
- Мы не... - Однако приступ гнева Ли умер, не успев родиться, подросток посмотрел сначала на одну, потом на другого, его здоровый глаз широко распахнулся. - Мы... не единственные, да?
- Я так и подозревал, - задумчиво проговорил Муши. - Интересно.
- Это то, о чем здесь лучше не говорить, - вежливо заметила Амая. - Идемте.
Она повела их под землю. Каменные ступени поворачивались и изгибались таким образом, чтобы нижние помещения не были видны сверху, и даже звуки не доносились до поверхности. Хьёдзин завершал процессию, притихший и готовый ко всему. Помощь Амаи была эффективна, но временами... травматична.
"Надеюсь, парень не пустится в бега", - практично размышлял Хьёдзин, встав там, откуда он мог перекрыть им доступ к вещам, которые Амая уговорила сложить на пол. Как правило, подростки недостаточно хорошо владели одинарным мечом, чтобы представлять для него угрозу, не говоря уже о парных клинках.
Как правило. Но этот парень добрался от Народа Огня до Ба Синг Се. Он не стоял бы здесь, если бы не умел использовать то оружие, что имел.
Свет фонаря осветил сосредоточенное лицо Амаи, когда она жестом пригласила гостей сесть на простые деревянные стулья, потом села сама.
- Я не знаю ваших имен, - прямо начала она. - Если повезет, я их никогда не узнаю. Вы Ли и Муши. И тому есть причина.
- Дай Ли или список Азулона? - серьезно спросил Муши.
- Азулона... что? - неуверенно переспросил Ли.
- Ты о нем не слышал, потому что наша семья никогда не привлекала столь неприятного внимания, - серьезно сказал Муши. - Скажу лишь, что Хозяин Огня имеет список людей, с которыми нужно разобраться раз и навсегда. Не так известен тот факт, что некоторых внесли в список, хотя они не совершали измены и не впадали в немилость. Я слышал, что нескольких людей так и не нашли. Ни живыми, ни мертвыми. - Он вопросительно взглянул на Амаю.
- Хозяин Огня не имеет здесь власти. Но вот Дай Ли... - Амая склонила голову набок. - Всё, что вы знаете, скорее всего, неправда. Они искусные покорители земли, стремительные и тихие. Они защищают свой город гораздо надежнее, чем стены. И они защищают город от него самого... заглушая любые разговоры о войне внутри этих стен. - Она помедлила, её глаза были полны печали. - Я пыталась помочь тем, кого они забрали. То, что они делают с людьми, с их духом... Я родом из Северного Племени Воды. Я знаю, что Народ Огня хотел сделать с моим народом восемьдесят пять лет назад, но никто не заслуживает такого. - Она снова взглянула на них с неистовой решимостью в глазах. - Вы Народ Огня. Вы несете войну. Если они найдут вас, даже если вам оставят жизни... вы больше не будете собой.
- Мы не несем войну, леди Амая, - искренне сказал Муши. - Не стану вам лгать, я был солдатом. Но это было много лет назад. А мой племянник невиновен.
- Дядя!
- Ну, технически. - Смех в золотых глазах сменился серьезностью. - Если вы верите в то, что сказали, леди Амая, то я благодарен вам за правду. Позвольте нам найти приют на ночь, и мы вас больше не побеспокоим.
- Планируете снова пуститься в бега? - влез в разговор Хьёдзин.
- У нас нет выбора, - голос Ли был мрачен. - Я знал, что это ловушка.
- Вся соль в том, что это и делает её безопасной, - пожал плечами Хьёдзин, глядя на них серьезными глазами. - Я говорил вам, она взяла меня к себе после того, как нашла. - "Духи, я не хочу об этом рассказывать. Но... парень выглядит так, будто прошел через ад. Если они снова побегут, они не выживут". - После того, как Дай Ли поймали моих родителей.
Две пары золотых глаз прожгли его насквозь.
- Вы родились в Народе Огня? - задумчиво спросил Муши.
- В колониях, - кивнул Хьёдзин. - При желании, здесь можно выжить. Просто не высовывайтесь и позвольте Амае помочь вам.
Муши склонил голову набок и взглянул на Амаю.
- Как?
- Я не могу вам сказать, потому что не уверена, что об этом не узнают Дай Ли, - откровенно ответила целительница. - Всё, о чем я прошу, это довериться мне.
- Серьезная просьба, - тихо отозвался Муши и кивнул. - Что нам делать?
- Дядя, не надо! - запротестовал Ли.
- Иногда приходиться совершать прыжок веры, - Муши мягко пожал плечо племянника и бросил на Амаю ровный взгляд золотых глаз. - Начнем?
"Да, вера, - с иронией подумал Хьёдзин. - Но ты все же оставляешь парню возможность для бегства, если что-то пойдет не так". Духи, через что прошли эти двое, что так беззаветно верят друг другу?
"Они дошли сюда. Что бы там ни было, дело было дрянь".
Амая встала, взмахом руки призвала шар воды из кувшина, помяла её пальцами, пока вода не стала совершенно прозрачной.
- Закройте глаза. Это тонкая техника.
Хьёдзин усилием воли заставил себя стоять тихо и спокойно, пока Амая положила объятые сияющей водой руки на лоб Муши. Прошло много лет, но стражник всё ещё помнил, как это было, когда прохладная вода просочилась в каждый угол и щелочку его личности... И осторожно, бережно сняла с него тонкую, как папиросная бумага, маску. Измененную.
"Это Хьёдзин", - раздался не-вполне-голос в его мозгу. - "Пусть он станет твоим мечом и щитом. Невинный гражданин Царства Земли. Позволь ему дышать. Позволь ему быть".
Он носил Хьёдзина как вторую кожу так давно, что было трудно вспомнить, что он был кем-то другим. Здесь был его дом. Здесь был его народ.
"Но первые несколько дней... было тяжело. Надеюсь, Муши столь же хладнокровен, как выглядит".
Амая отняла руки, и Муши слегка вздрогнул.
- Весьма любопытная техника, - задумчиво пробормотал он, сидя с закрытыми глазами. Он слегка нахмурился, развел руки на ширину плеч, опустил, заставив волнообразное движение пробежать от ладони к ладони и обратно. - О, никакой блокады. Энергия лишь немного нарушена.
- Вы можете это чувствовать? - брови Амаи полезли на лоб. - Это влияние воды. Оно успокоится через день или два, когда ваша чи адаптируется.
- Хм-м, и что конкретно это значит?
Хьёдзин продолжал хмуриться. Амая обычно не объясняла этого до тех пор, пока в комнате оставались те, кто не прошел обработку.
"Она пытается успокоить парня. Надеюсь, это сработает".
- Это значит то, что значит, - просто ответила Амая. - Исцеление затрагивает дух так же, как и тело. Я попросила воду принять вас. Защитить вас. И я попросила вашу энергию принять это. - Она улыбнулась, вспоминая. - Я встретила... интересного учителя, когда путешествовала с Севера. Никогда не думала, что стану применять этот дар, чтобы помочь людям из Народа Огня. Но вы бежите от войны. Как я могу отказать в помощи тем, кто до тошноты устал от всех этих смертей?
Муши склонил голову.
- Мы благодарны вам за заботу. - Он моргнул, наконец открыв глаза, и взглянул на Ли. - Племянник...
Парень взорвался.
Хьёдзин ожидал, что он бросится к лестнице, бросится к дао. Духи, он даже - совсем чуть-чуть - ожидал, что он просто застынет с отвисшей челюстью. Впрочем, нет: Ли был слишком напряжен, его стойка была слишком сбалансированной, чтобы он позволил свалившейся беде замедлить себя хоть на миг.
Он не ожидал потока опаляющего пламени, ринувшегося прямо в голову Амаи.
"Ома и Шу, он покоритель огня!"
Несмотря на это, Хьёдзин всё же обхватил мальчишку руками. Он был выше. Старше. Сильнее. Прижми их руки, и большинство покорителей станут беспомощны. Конечно, он наверняка заработает синяки: парень был взбешен, как мокрая карликовая пума, и хотел кого-нибудь убить...
Он так до конца и не понял, что именно случилось дальше. Он помнил врезавшийся ему в лицо затылок, и тычок локтем, и подсечку под колени, проведенную так, что его ноги затряслись, как черепица при землетрясении и... провались всё в логово Ко, парень мог кидать огонь ногами!..
"...Ой-ой-ой".
Но он продержался достаточно, чтобы Муши вмешался с целой серией сложных ударов, которые отвлекли Ли на несколько секунд... пока Амаин дротик с ядом ширшу успел возыметь действие. Хватая ртом воздух, парень обмяк. Не выпуская его из рук, Муши обернулся к целительнице.
- Не желаете объяснить мне, почему мой племянник пытался вас убить?
- Пытался её убить? - проворчал Хьёдзин, стараясь восстановить дыхание и встать на подламывающиеся ноги. Черт, Ли грязно дрался.
- Если бы мой племянник хотел причинить вам вред, Хьёдзин, вы бы уже были мертвы, - заявил Муши.
"Что-что?" Бывший солдат, да. Он мог поверить в то, что Муши учил Ли драться. Но то, что он был уверен, что парень его убьет...
"О, черт, Ли... Но даже Народ Огня не отправляет детей на фронт! Что с ним случилось?"
- Только Амая была его целью, - упорствовал Муши. - Почему?
Вздохнув, она обратила водяной шар в замороженную плоскость, создав грубое подобие зеркала.
- Вот почему.
Муши взглянул и замер.
"Я тоже помню это чувство", - подумал Хьёдзин, когда симпатия в нем пересилила даже шок и синяки. - "Когда в первый раз смотришь и видишь зелень вместо золота... Чувство такое, будто мир перевернулся".
Некоторые кричали. Другие плакали. Большую часть Амае приходилось усыплять, чтобы они проспались с этой мыслью. Недаром она всегда держала наготове дротики с ядом ширшу.
Муши был крепкий, как сталь. Он просто взглянул и медленно выдохнул.
- Ясно. - Потом он опустился на колени, уложив на колени неподвижное тело подростка. - Работайте быстро. Моего племянника уже кусала ширшу, и он выработал небольшое сопротивление яду. И внутренний огонь можно использовать для очистки ядов при должной доле упорства. Я не сомневаюсь, что именно этим он и занимается, пока мы говорим.
- Нет, - тихий, почти неслышный от яда, но ясный голос. - Не надо.
- Это наш единственный шанс, племянник, - зеленые глаза смотрели в золотые с отеческой тревогой. - Это не больно...
- Я не могу. Я не хочу! Я не предатель!
Стиснув зубы, Хьёдзин выругался про себя. "Духи. Парень в таком дерьме".
Не просто из Народа Огня, а покоритель огня. Верность, которая заставляла Хьёдзина дергаться, которая пугала и печалила Мейшанг, была частью жизни этого мальчика. В прямом смысле слова.
Предатели Народа Огня умирают. Амая пробовала, но некоторые из её беженцев не выживали. Не не хотели. Не могли. Покоритель огня...
- Жить - это не предательство, племянник! - Муши крепко держал его. - Я мог бы приказать тебе, как твой наставник. Я мог бы приказать тебе, как старший родственник. Но я умоляю тебя! Живи. Живи и построй свою собственную судьбу! - Его голос упал. - Ты нужен мне, племянник. Я не думаю, что смогу пережить потерю ещё одного сына.
- Думал, она убила тебя. Думал... - глаза Ли закрылись, из здорового глаза потекли слезы. - Делайте...
Стоя с водой в руках, Амая заколебалась.
- Ты покоритель огня. Вода твой противоэлемент. Это может убить тебя!
- Меня не убило, - заявил Муши.
"Два покорителя огня?" - ошеломленно подумал Хьёдзин. - "Как? Почему?"
- То, что преследует моего племянника, без сомнений станет его смертью, если вы нам не поможете. У нас нет выбора. - Муши погладил покрытую шрамом щеку. - Не сопротивляйся. Плыви вместе с потоком. Пусть он несет тебя. Вспомни, что ты рассказывал мне о черепахотюленях. Тогда ты нашел путь. Найди его и сейчас. - Он посмотрел на Амаю и кивнул.
С бледным, напряженным лицом, она положила сияющую руку на голову Ли. Хьёдзин затаил дыхание, видя её надежду, её целеустремленность...
И её полнейшее отчаяние, когда сердце Ли остановилось.

Глава 9

   "Темно".
Зуко закашлялся и перевернулся на спину, глядя затуманенными глазами на небо, полное звезд. Ни Короны, ни Колеса среди созвездий. Значит, он находится не слишком далеко на север или юг. "Но я больше не в Ба Синг Се, так?"
Терзаемый плохим предчувствием, он призвал огонь, чтобы осмотреться...
Ничего.
- Здесь это не работает, знаешь ли.
Этот голос. Он узнал и голос, и лицо, когда молодой человек в форме Народа Огня выступил из тени под деревом. Но это было невозможно.
- Давно не виделись, кузен.
Голос и улыбка, так похожие на дядины.
Он плакал, когда влетел в протянутые ему навстречу руки, и на этот раз - только на этот раз - его это совершенно не волновало.
- Лу Тен...
- Всё хорошо. Всё хорошо, Зуко. Я держу тебя. Я не дам тебе упасть.
Лу Тен дал ему выплакаться, мягко укачивая. Подождал, пока его дыхание успокоится, и Зуко вытрет слезы.
- Как он? - тихо спросил Лу Тен.
"Дядя".
- Он в порядке. Он скучает по тебе, - Зуко проглотил колючий комок в горле. - Он так на меня разозлится. Я обещал остаться, я старался...
"И потерпел неудачу, снова".
- Зуко! - Лу Тен сжал его плечи. - Успокойся, ты ещё не умер.
- Но...
- Да, ты здесь. Но ты не мертв.
"Мир духов? Ерунда какая-то".
Дядя. Здесь должен был быть дядя: Айро смог бы понять, почему мир сошел с ума... Айро должен был встретить Лу Тена, а не он.
- Зуко, соберись. - Лу Тен успокаивающе улыбнулся. - Поверь мне, не твоя вина, что так сложились обстоятельства. Ты упрямый, это семейная черта. Ты найдешь выход.
"Это место. Где оно?.." Зуко сглотнул, увидев дерево, холм и огромную стену вдалеке.
- Это твоя могила.
- Так удобнее. Мы к ним не привязаны... но это облегчает некоторые вещи. - Лу Тен осмотрелся. - Надо вернуть тебя назад, и один я не справлюсь. - Золотые глаза взглянули на него. - Ты знаешь здесь кого-нибудь, кто станет тебе помогать?
- Здесь? - выдавил Зуко. - Я знаю камуи, который с удовольствием перегрызет мне глотку, но... - Он заметил намек на ухмылку, и совсем не такую утонченную, как у дяди. - Ты знал!
- Я действительно всё видел, - признался Лу Тен, широко улыбаясь. - Вы двое были неподражаемы! - Он взъерошил волосы Зуко. - Кто бы мог подумать, что парнишка, который вечно спотыкался на ровном месте, станет настолько хорош? Вот это было зрелище! Огонь, драма, месть! - Он подмигнул. - В придачу ко всему, я теперь вижусь с прелестной девушкой.
- Пинг, - выдохнул Зуко. - Пинг Лу Ю.
Мир сдвинулся. Они подошли к каменной насыпи, на которой сидела девушка из Царства Земли примерно его возраста и напевала песню гукающему златоглазому младенцу. Она подняла голову и улыбнулась.
- Лу Тен! - её улыбка дрогнула, в ней появилась горечь. - Привет, Ли.
Он сел с ней рядом. Это казалось правильным.
- ...Прости.
- Это не твоя вина. - Её улыбка была красивой, но грустной. - Не всё плохое в мире - твоя вина, знаешь ли.
- Я бы хотел... Я бы хотел быть там, - выпалил Зуко. - Я бы хотел тебе помочь.
- Ты спас мою маму, - просто сказала Пинг. - Ты спас Асахи. Мир сломан, но ты продолжаешь пытаться. Это храбро, Ли. Это имеет значение.
- Меня зовут не...
- Разве? - она коснулась его губ, призывая к молчанию, и улыбнулась Лу Тену. - Итак, кто-то вмешивается?
- Весьма топорно. Но, вероятно, они поняли, что это единственный шанс, который у них будет, - насмешливо ответил Лу Тен.
- Почему? Я же не Аватар! - прорычал Зуко. - Почему духи хотят вмешиваться в мою жизнь? Разве она и без того не ужасна?.. Чего ты смеешься?
Посмеиваясь, Лу Тен покачал головой.
- Зуко, у духов от тебя сплошная головная боль.
- Что?
- Созин сломал часть мира, и с тех пор мы расплачиваемся за это, - серьезно продолжил Лу Тен. - Он исказил судьбы, и потому наши судьбы тоже исказились. Многим духам это пришлось по нраву. Большая их часть... не очень понимает людей. Поэтому до тех пор, пока мы страдаем, они считают, что решили проблему, и не могут понять, почему становится всё хуже и хуже. - Он улыбнулся. - Но ты? Ты сражаешься с судьбой. Ты отбиваешь всё, что они бросают в тебя. Или прорезаешь насквозь. А если к тебе что прицепится, ты продолжишь идти, пока не втопчешь это в землю и оно само не взмолится о пощаде. Ты из Народа Огня. Ты не остановишься.
Тут Лу Тен окинул взглядом окрестности, словно чего-то ожидая.
- Иногда нужно отступить назад, чтобы пройти вперед. У нас есть Огонь и Земля. - Серьезные золотые глаза обратились к нему. - Кого ты знаешь из Племен Воды?
"Никого, с кем я хотел бы здесь встречаться". Зуко сражался с воинами из Племени Воды перед тем, как приехал в маленькую деревушку Катары. Будь они с Севера или с Юга, им не было дела до того, что его корабль не принимал участия в войне. Корабль принадлежал Народу Огня, остальное было неважно.
Он сражался, и он убивал. Это меньшее, чего заслуживали его люди.
- Нет никого, кто стал бы помогать тебе? - тихо спросил Лу Тен. - Совсем никого?
"Катара".
Камни сменились снегом и льдом.
"Нехорошее начало".
Не маленькая деревушка, состоящая из иглу и палаток, которую он запомнил. Это был городок, точнее, его ещё дымящиеся руины, некогда надежно укрытые за стенами, вырезанными изо льда. Не столь величественный, как на Северном Полюсе, но и не тот, где он встретил Сокку. И Аватара.
- Нет, - голос женщины был такой же неподатливый, как лед. - Вы давно уничтожили это место.
Он обернулся, рассматривая обладательницу голоса.
- Я никогда не бывал здесь.
Из метели выступила фигура в бело-синих мехах. Темноволосая женщина из Племени Воды, того же возраста, что и его мама, со светло-синими глазами, безжалостными, как сама зима.
- Здесь был Народ Огня, - холодно отчеканила она. - Ты из Народа Огня, не так ли, принц Зуко?
"Мой трон. Моя страна. Моя честь".
И всё же...
- Это сделал не я.
- Ты много чего не делал, - синие глаза сверкнули. - Что ты сделал, кроме того, что охотился за моими детьми по всему миру? Ты убивал, жег и разрушал. Ничто не остановит тебя на пути к твоей цели! Ничто, кроме моих детей, которые встали между Аватаром и тем, кто желает ему зла. Чем ты отличаешься от своих убийц-соплеменников? Что дает тебе право о чем-либо просить меня?
Зуко напрягся и с вызовом глянул на неё.
- Ничего.
- Кузен, - пробормотал Лу Тен.
Зуко покачал головой. "Это моя битва".
- Если бы я не охотился за ними, это делал бы Джао. И ему никто бы не мешал. Если бы я не преследовал их - а я не хочу их убивать, как бы меня ни раздражал ваш сын - кто-нибудь уже стер бы их с лица земли с помощью огненного шара ещё месяцы назад. - Золотые глаза сузились. - Но вам нет дела до того, что я не сделал.
- Я думала, ты хочешь меня убедить, - наклон её головы был настолько знакомым, что он практически ждал, что сейчас его похоронят под слоем льда.
"Я знаю тебя, - вдруг понял Зуко. - Я знаю достаточно".
- Я пришел не убеждать вас.
- Какой наглый принц, - она бросила на него злой взгляд. - Я не удивлена.
- Вы - мама Катары. - "Это не наглость, нет, когда ты в своем праве". - Она поступает правильно, даже когда это тяжело, даже когда она тебя ненавидит. - Он встретил её сердитый взгляд своим сердитым взглядом. - Я не должен быть здесь.
- Да, не должен, - ледяной ветер стих, пока она осматривала его с ног до головы. - Но это не поможет. Я знаю, что ты пытаешься...
"Значит, вы на голову меня опережаете. Духи!"
- Тебе не хватает ещё одного. Кого ты собираешься искать?
Огонь. Земля. Вода. Воздух. Зуко сглотнул и покачал головой.
- Я не знаю.
- Непростая задача, - признал Лу Тен. - Но прошлое вовсе не так далеко, как думают люди, пока есть те, кто помнят.
"Если бы мы познакомились тогда..."
- Кузон, - выдохнул Зуко. - Кузон из Бьякко. У него точно были знакомые. - Он бросил взгляд на Лу Тена. - Где его искать?
- Я не могу тебе сказать.
В золотых глазах плясал смех. Невесомый и печальный, но определенно смех.
- Не можешь или не хочешь? - потребовал ответа Зуко.
- И то, и другое, - признался Лу Тен. - Я уже говорил тебе: ты не мертв. Есть вещи, которые тебе знать не положено.
Так близко. Так близко, и все вот-вот развалится на куски. Как разваливалось всё, за что он когда-либо брался.
"Нет. Я не умру на руках у дяди. Не здесь. Не так."
Посмотрев на созвездия в небе, он направился на юг.
- Зуко? - Лу Тен появился рядом, как порыв ветра.
- Ты был в Ба Синг Се. Пинг была у своей насыпи. Мама Катары была у своей могилы, - стиснув кулаки так, что побелели пальцы, он направился к океану. - Я иду в Южный храм воздуха. "Даже если мне придется плыть".
Ледяной туман рассеялся, и он стоял у продуваемого ветрами подножия горы.
Пальцы Лу Тена взъерошили его волосы, легкие, как дуновение ветерка.
- Дальше мы тебя доставить не можем, - пробормотал он. - Раз ты не знаешь, кого ищешь, тебе придется лезть туда самому.
Порыв ветра, и кузен исчез.
- Не волнуйся, - буркнул Зуко. - Я уже привык.
Поискав глазами путь на отвесной скале, он начал подниматься.
"Ни снаряжения, ни поддержки, ни плана".
Не в первый раз.
Для мира духов ощущения были слишком уж реальными. Камни впивались в него. Воздух становился реже, холодя легкие. Доведенные до предела мускулы дрожали и слабели.
"Как кто-то вообще может жить на такой высоте?"
Каждый раз, когда он думал, что поднялся достаточно высоко по склону, он смотрел вверх и видел простирающуюся вверх скалу, по которой не смог бы влезть даже лемур Аватара. Что не походило на настоящие горы. Совсем.
"Ну, да. Разве духи станут играть честно?"
Грянул гром, словно само небо смеялось над ним.
Ну, конечно.
Дома он видел, как штормы обрушивались на горы, он знал, как быстро они налетают. И всё равно это было невозможно. В один момент - обычный ветер с горы, в следующий...
Стена дождя, ослабившая хватку и без того соскальзывающих ободранных пальцев. Воющий ветер, отрывающий его тело от камней. Треск грома, вспышка молнии, расколовшая уступ и окатившая его дождем из камней.
- И это всё, что вы можете?
Шторм потемнел. Ветвистые молнии метались от тучи к туче, словно небо разминало пальцы.
- Зачем останавливаться на достигнутом? - вцепившись пальцами в еле заметные трещины, Зуко гневно уставился на небо. - Вы всегда обрушивали на меня всё, что только можно! Я могу с этим справиться! Давайте! Ударьте меня! Вы никогда не сдерживались раньше!
Шторм взвыл. Камни подались, он соскальзывал...
Морщинистые пальцы поймали его руку и потянули наверх.
- Осторожно, мой юный друг. У тебя был трудный день.
Он говорил как Аанг. Почти. Если бы Аанг дожил до восьмидесяти и обзавелся хоть каким-то здравым смыслом. Зуко моргнул и поднял голову...
Высокий арочный потолок. "Ни следа шторма. Но мы только что были... Мир духов. Глупо ожидать от него смысла".
Он принялся открыто разглядывать своего спасителя. Бритая голова, длинные седые усы, желто-оранжевые одежды... татуировки покорителя воздуха.
- Очень длинный день, - тихо засмеялся монах, - но ты здесь. Вместе с любовью, состраданием и честью.
Зуко уставился на него. Повернул голову и увидел... Стоя за его спиной, Лу Тен подмигнул ему, одной рукой обнимая за плечи Пинг. Рядом с ними женщина из Племени Воды закатила глаза.
Сбитый с толку, Зуко снова посмотрел на покорителя воздуха, заметив, как тот вопросительно приподнял бровь.
- Друзья и союзники - величайшие из сокровищ, - сказал монах. - Чего ещё тебе надо?
- Правду, - выпалил Зуко. - Как мне отсюда выбраться? Как я вообще здесь оказался? - У него пересохло во рту, и он сглотнул. - Почему вы не злитесь на меня?
- А должен? - под внешней мягкостью серых глаз таилась сталь. - Ты нарушил свое обещание?
"Которое из?"
- Не думаю, - осторожно ответил Зуко.
- Нет, не нарушил, - удовлетворенно кивнул головой монах. - Насколько я помню, ты никогда не обещал быть бережным. "Я притащу его домой за шиворот и заставлю извиниться за то, что так всех напугал". Вот что ты сказал.
"Что?"
- Вы меня с кем-то путаете.
- Может быть, - кивнул покоритель воздуха. - Многое возможно. Даже обещания, которые длятся дольше, чем одна жизнь. - Монах знающе подмигнул ему. - Иногда духи их запоминают. Когда им это выгодно.
- Вам стоит сыграть в Пай Шо с дядей, - пробормотал Зуко. - Мне нужен не коан*. Мне нужен ответ!
- А-а, но чтобы найти ответ, сначала нужно задать правильный вопрос, - монах улыбнулся, разгоняя признаки близкого взрыва. - Однако я забываю, как огонь любит поспешность. Я не ненавижу тебя. Я бы даже сказал, что я в неоплатном долгу перед тобой. Может, я и учил Аанга овладевать воздухом, но я также и любил его. А некоторые уроки тот, кто любит любовью отца, не может с легкостью преподать своему юному сыну. Что мир может быть жесток. Что люди могут ненавидеть без повода или причины. Что зло может подкрасться под маской друга. - Он встретился взглядом с Зуко, суровый, как скала. - Что даже тот, кто кажется твоим самым страшным врагом, может действовать с честью и справедливостью.
Зуко окаменел, но выдержал его взгляд.
- Я делал то, что должен был делать.
- Мой ученик так и не усвоил эту истину, - ровно сказал монах. - Недобрый урок, на который тяжело смотреть. Но я слишком люблю Аанга, чтобы отрицать необходимость этого урока. - Губы под белыми усами изогнулись в улыбке. - Возможно, ты заметил некоторую... взбалмошность в мальчике.
- Ничего подобного не видел, - с каменным лицом отозвался Зуко.
Монах зашелся в смехе.
- Вижу, твое чувство юмора не изменилось!
- Я не тот, за кого вы меня принимаете, - настаивал Зуко. - Я вас не знаю!
- О? Где же мои манеры? - Старик поклонился. - Я - Гиацо.
"Плохая идея. Очень-очень плохая идея". Но Зуко заставил себя поклониться в ответ.
- Меня зовут Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая. "На этом закончим".
- Племянник Айро и внук Азулона, помимо всего прочего, - кивнул головой Гиацо. - И кое-кто бессовестно воспользовался этим фактом.
Лунный свет проник сквозь арочный потолок, и в нем стояла она.
- Значит, он нашел тебя.
- А ты думала, нет? - сухо поинтересовалась женщина из Племени Воды. - Он из Народа Огня. Они всегда доводят до конца то, что начинают. - Горько-сладкая улыбка. - Или пытаются.
- Это был необходимый риск, - принцесса в белом платье почти касалась ногами пола, её белые волосы струились, как вода. - Твой дядя задал вопрос. Мнения разделились по поводу ответа. Решение не было достигнуто. До сих пор не достигнуто. Аватар - это и человек, и дух. Он поступит так, как поступит. - Она подплыла ближе. - Но ты действовал во имя восстановления равновесия, даже когда у тебя была возможность просто пройти мимо. И потому ты заслужил мой ответ.
Светящиеся пальцы коснулись его лба, и в тот же миг океан поглотил его.

***

"Этого не может быть".
Айро замер на полу с окаменевшим сердцем, пока Амая лихорадочно пыталась оживить мальчика в его руках. Муши обернулся вокруг его личности как чехол из прохладного шелка, но его это совершенно не волновало. Невозможно. Не снова. Они зашли так далеко. Так отчаянно старались. Мир не мог быть настолько жесток, не дважды...
Зуко судорожно дернулся в его руках, выкашливая воду.
"Что, во имя всего святого?.."
Вопросы потом. Он помог мальчику перевернуться и поддержал его, пока Зуко, задыхаясь, изверг достаточно воды, чтобы утопить страусовую лошадь, не говоря уже о недоедающем подростке.
- Туи и Ла! - выдохнула Амая. Её глаза были круглыми, как блюдца. - Как?..
- Туи и Ла, - мрачно повторил Айро, - воистину. - Он с силой похлопал Зуко по спине, помогая избавиться от последних комков пены. Он мог видеть слабое сияние, постепенно исчезающее из разлитой по полу воды. - Кажется, мой племянник привлекает внимание духов. В нехорошем смысле. - Он снизил голос. - Ли?
- Юи сказала... ты задал вопрос, - Зуко хрипло дышал, его грудь тяжело вздымалась, словно его вытащили с большой глубины. - Не уверен... что переживу ещё один ответ, дядя...
- Юи? - тяжело нахмурился Айро и на миг позволил себе помечтать об ужине из рыбок кои. Он мог принять то, что жизнь Зуко никогда не будет легкой. Но то, что духи ударят по его племяннику, чтобы добраться до него... Это выходило за рамки даже строгого правосудия духов и переходило в жестокость.
"Жди, - строго напомнил он себе, пока Амая водила руками над Зуко, исцеляя необъяснимые признаки того, что он утонул на большой глубине. - Послания духов не всегда ясны. Жди и смотри, что будет".
- Пинг считает Лу Тена симпатичным...
Айро моргнул, потряс головой и почистил пальцем в ухе. Не может быть, что он услышал то, что услышал, не так ли?
- Племянник?
- ...Не уходи.
- Я прямо здесь, - нежно сказал Айро, пока пальцы Зуко плавно разжимались по мере того, как он засыпал. - Я не оставлю тебя. - Он требовательно посмотрел на Амаю.
- Он отдыхает, - сказала целительница, вставая на всё ещё дрожащие ноги. - Такого никогда не случалось раньше, я... - она осеклась и нагнулась пощупать лоб Зуко. - А теперь у него жар. Я ничего не понимаю!
- Я думаю, это не болезнь тела, - Айро хмуро взглянул на двух призрачных драконов, обвившихся вокруг его племянника, рыча и щелкая зубами. Более крупный был красным, а меньший - лунно-белым. Почему-то Айро не был удивлен. Он мог справиться с не-совсем-другой личностью, которой был Муши, но он был старше, стабильнее. Он знал, кто он такой и чего хочет. Зуко всё ещё пытался в этом разобраться.
Протянув руку, он постучал пальцем по дымной чешуе.
- Вы, оба, немедленно прекратите.
Они с испугом взглянули на него.
- Продолжите драться, и один из вас может победить, - отрезал Айро. - Но он потеряет нечто ценное для себя, для всех нас. Лучше работайте вместе, опирайтесь друг на друга, учитесь друг у друга. Вы не враги. Вы - мой любимый племянник. И всегда им будете.
Пристыженный красный дракон лизнул рану на белом. Золотые глаза закрылись, и оба растаяли.
- Я уже ненавижу себя за это, но всё-таки спрошу, - осторожно начал Хьёдзин. - Что это только что было?
- Исцеление леди Амаи действительно затрагивает дух, - прямо ответил Айро. - Мой племянник и без того испытывал внутренний конфликт. Я просто напомнил ему о пользе целого. - Он поднял седую бровь. - От этого жар. А что касается воды... У меня есть для вас история. - На секунду он остановился. - Но её лучше слушать не на трезвую голову.

***

"Лули точно одарит меня ТЕМ взглядом, когда я вернусь домой", - грустно думал Хьёдзин, сжимая в руках чашку чая и представляя себе выражение напускного гнева на лице жены. Не то чтобы она разозлится: дежурство стражников никогда не было нормированным, а смена с полуночи до утра всегда была худшей. Жена знала об этом, и супруги научились с этим жить.
И потом, волосы на его голове всё ещё не улеглись после того, как Ли... утонул прямо там, в подвале. Если какая-то беда только что проникла в Нижнее Кольцо, он должен был об этом знать.
Уложив Ли на одолженный футон и подоткнув одеяло, Муши задвинул ширму, отгородив племяннику угол в небольшой столовой Амаи. Потом он вздохнул и взял в руки свою чашку чая.
- Благодарю, леди Амая.
- Просто Амая, - сказала целительница. - Я чувствую, мы будем часто видеть друг друга. - Она отпила из чашки. - Я никогда не встречала другого покорителя, который мог бы видеть духов за работой.
- Это был неожиданный дар, - скромно отозвался Муши. - И не всегда желанный. Но мы можем продолжать видеться не только по этой причине. - Подойдя к настенному светильнику, он щипком пальцев зажег фитиль, принес лампу к столу и обратился к стражнику. - Я думаю, мой племянник оставил вам несколько синяков.
- Не волнуйтесь об этом, бывало и хуже... - слова замерли у Хьёдзина на языке, когда Муши провел руками над огнем... И огонь изменился.
С руками, объятыми зеленым пламенем, Муши склонился, чтобы провести огнем над его ноющим коленом. Тепло разлилось по связками, смывая боль.
Когда последние искры потухли, Муши выпрямился.
- У Ли получается гораздо лучше, чем у меня. - Он разглядывал их обоих. - Мой племянник не покоритель воды, но он целитель.
"Целитель. Покоритель огня - целитель?" - ошеломленно думал Хьёдзин.
Два покорителя огня. И как покорители огня могли сбежать из своей страны и выжить?
У Амаи был такой вид, будто ей не помешало бы выпить чего-нибудь покрепче чая.
- Думаю, вам стоит начать с самого начала.
Муши склонил голову.
- Это правда, что я не участвовал в войне много лет. Но, да простит меня леди Амая, я был известен тем, что изучал покорителей воды. Поэтому когда адмирал Джао решил начать вторжение на Северный полюс, где укрылся Аватар... Скажем так, меня пригласили сопровождать его.
- Моё племя, - прошептала Амая, бледнея.
- Аватар? - пискнул Хьёдзин, но ему не было дела до того, как звучал его голос. Аватар был мифом, детской сказкой. Никто его не видел. Никто его не видел сто лет.
- Да, - кивнул Айро и бросил сочувствующий взгляд на Амаю. - Племя понесло потери, но выжило. Джао... переоценил себя. Он осуществил вторжение и нанес большой урон, но его цель была куда более величественной. Более самолюбивой, более злой. - Он глубоко вдохнул. - Думаю, вы заметили, когда исчезла луна.
- Духи, - Амая прижала руки к груди. - Туи и Ла...
- Джао нашел их смертные формы и ударил, - низким голосом произнес Айро. - Я не смог вовремя его остановить. Но задолго до этого Луна подарила часть своей жизни принцессе Юи... И эта храбрая девушка вернула её назад. - Он покачал головой. - И Аватар вместе с разъяренным Океаном уничтожил весь флот Огня. - Кривая усмешка. - Мы с Ли провели три долгих недели на плоту, молясь о том, чтобы нас прибило к берегу в безопасном месте.
Если бы он не сидел на стуле, Хьёдзин чувствовал, что непременно свел бы близкое знакомство с полом Амаи. Духи. Убитые духи. Аватар. Утонувший флот. Это было... Он яростно потряс головой и сконцентрировался на деталях.
- Ли слишком молод, чтобы быть солдатом.
- Да, - согласился Муши. - Я тайком провел его на борт. Ему было опасно оставаться там, где мы были. Хотя быть со мной лишь немногим безопаснее, - признался он. - Кажется, Дух Океана не слишком меткий. Когда он забрал Джао... Ну, я благодарен, что Ли ответственно относился к своим тренировкам. Он уклонился.
- Уклонился, - заплетающимся языком повторил Хьёдзин.
- Разве я не говорил, что некоторые духи не любят моего племянника?
- ...Да. - Конечно, он знал о небольших камуи, которые появлялись в Ба Синг Се: духи вещей, двухвостые котосовы и другие проказливые существа. Но Океан и Луна? Когда именно мир сошел с ума?
"Когда ты увидел, как подросток утонул на сухой земле".
- В любом случае, мы достигли территории под контролем Народа Огня, - продолжал Муши. - Мы думали, что мы в безопасности. К несчастью, мы ошиблись. - Он на миг остановился, очевидно, чтобы подобрать слова. - Вы не хотите знать наши имена, и это мудро. Но я скажу вам, что за мои действия против Джао меня объявили предателем перед Драконьим Троном, и Ли вместе со мной. - Снова пауза. - А если бы стало известно, что мы умеем, на что Ли способен в сражении, на земле не осталось бы места, где мы смогли бы укрыться.
- Потому что вы умеете исцелять? - Хьёдзин с отвращением покачал головой. Он не испытывал ненависти к своему народу, это так, но к Хозяину Огня... О, духи.
- Из-за того, как они исцеляют, - Амая с интересом рассматривала Муши. - Вы не похожи на других покорителей огня.
- Согласно учениям Хозяев Огня Созина и Азулона, огонь порождают темные эмоции, - серьезно объяснял Муши. - Ненависть. Боль. Гнев. Всё то, что извратило наш народ и наши души. Но чтобы исцелять, надо переживать, и с переживанием приходит понимание того, что огонь порождается состраданием. Любовью. Даже праведной яростью, которая станет защищать невиновных до самой смерти. Истинное покорение огня, согласно учению драконов, исходит от самой жизни. То, что мы можем, то, чем мы являемся... само наше существование доказывает, что Хозяин Огня неправ.
- А противиться воле Хозяина Огня - это измена, - закончил вместо него Хьёдзин.
- Именно так.
- Так... - "духи, как бы повежливей спросить?" - почему вы до сих пор живы?
Муши грустно улыбнулся.
- Я служил под командой Хозяина Огня Азулона. После его смерти... Вы покинули колонии в шесть лет? Тогда, возможно, вы не знаете, что для дворян существует обычай нанести официальный визит новому Хозяину Огня, чтобы заверить его в своей верности. - Он усмехнулся. - Так как верность моего брата не вызывала никаких сомнений, Хозяин Огня Озай не удосужился проследить за тем, чтобы я явился.
За этим скрывалось гораздо большее, Хьёдзин чувствовал это. "Не думаю, что мне нужно об этом знать".
И всё же, в рассказе Муши было опущено что-то, о чем ему необходимо было знать. Если его перегруженный мозг сможет понять, что именно.
- Вы похитили мальчика у его отца, - ровно сказала Амая.
А, да, именно это.
- В некотором смысле, да, - признал Муши и снова замолчал, но не в задумчивой паузе, когда человек подбирает свои следующие слова, а в полной боли минуте, когда человек переживает мучительное воспоминание. - Три года назад мой брат объявил Ли неудачником, опозорившим семью. С тех пор он путешествует со мной. Как бы ни было больно это говорить, но единственная причина, по которой моему брату не нравится, что Ли находится со мной, это то, что я противостою тем, кто хочет причинить мальчику вред.
Хьёдзин отпрянул.
- Его собственный отец?
- Власть наших дворян основана не только на происхождении, но и на покорении огня, - очень серьезно сказал Муши. - Большинство покорителей огня создают первые искры в четыре, максимум в пять лет. Шесть - уже очень поздно, - тихий вздох. - Ли не покорял огонь до восьми лет.
- Это плохо? - спросил Хьёдзин у Амаи. Может, по крови он и был из Народа Огня, но она знала о покорении элементов.
- Северное Племя Воды больше ценит происхождение, чем способность к покорению в политике, - сказала она с ноткой застарелой горечи. - Но, да, это плохо. Четыре года, Хьёдзин. Представь себе гордого человека, гордого покорителя огня, который пережил четыре года, пока стоящие у власти считали его наследника бесполезным. Четыре года перешептываний и завуалированных угроз от окружающих его придворных. - Она обхватила себя руками, словно ощутив порыв полярного ветра. - Я не первая женщина, сбежавшая из племени из-за политических игр. Сомневаюсь, что я стану последней. - С усилием опустив руки, она посмотрела на Муши. - Но если Ли наследник вашего брата...
- Есть другой ребенок.
- Ну, конечно, - горечь в голосе Амаи сменилась печалью. - Более сильный покоритель.
- Я бы не стал так утверждать, - задумчиво возразил Муши. - Покорение огня всегда давалось Ли тяжело. Он потратил годы, разучивая движения, которыми другие овладевали на лету. Только время, упорство и непрестанные тренировки позволили ему обрести его нынешние навыки, - Муши сделал паузу. - В стиле Созина.
Хьёдзин переводил взгляд с одного на другую, пока зеленые глаза играли в гляделки с синими. Было что-то, о чем они говорили друг другу без слов. Он не был уверен, что хочет это знать.
Амая хмыкнула.
- Я всё ещё не простила его за попытку убить меня.
- Я не прошу вас об этом, - серьезно сказал Муши и снова стал ждать.
Минуты тянулись, и, в конце концов, Амая вздохнула.
- Целитель. Он сможет выдавать себя за покорителя воды?
- В известной степени, - кивнул Айро. - Силу огня гораздо труднее вытягивать из горячей воды, но Ли умеет.
- Из горячей... - у Амаи отвисла челюсть. Синие глаза метнулись к ширме. - Он может это делать?
- Может, - улыбнулся Айро. - Он сам придумал этот трюк, когда в наших руках оказалась жизнь человека, но мы не смели выдать себя.
- Он придумал, - её голос сел от удивления. - Он знает?
- Я боялся рассказывать ему, - тихо признался Муши. - Заявление моего брата о том, что Ли неудачник, было очень... убедительным.
- Я не покоритель, - напомнил о себе Хьёдзин, пытаясь развеять повисшее в воздухе напряжение.
- Хьёдзин, - Амая помотала головой. - Это как если бы... как если бы я покорила воду в лаве. Она там есть, это возможно, но вот сделать это...
- Я боялся списывать все на пристрастные глаза любящего дяди, - обрадовался Муши. - Спасибо, что подтвердили мои догадки, леди Амая.
Пришла очередь Хьёдзина рассматривать ширму.
- Вы хотите сказать, что он гораздо сильнее, чем думает его отец.
- Сила не имеет здесь никакого значения, - твердо заявила Амая. - У Ли есть воображение, воля, упорство. - Её синие глаза практически горели. - Только один покоритель на сотню, нет, на тысячу, проявляет такую стойкость.
Муши улыбнулся.
- Вы, - сказала Амая, и в её голосе практически слышался смех, - вы хитрый, пронырливый, коварный старый покоритель огня.
Муши почти удалось сохранить невинный вид.
- Целитель-покоритель огня, - Амая расхохоталась. - Учить его будет интересно.
Хьёдзин проверил, чтобы убедиться, что он всё ещё сидит.
- Ты хочешь учить его?
- Если бы Лули споткнулась о кусок необработанного нефрита, брошенного в грязь, - насмешливо спросила Амая, - разве она не принесла бы его домой, не омыла и не проверила, что из него можно вырезать? - Целительница улыбнулась ему. - Ты опоздаешь.
"Ах, да".
- Ты уверена, что будешь?..
- В порядке, - твердо закончила Амая. - Спасибо за помощь, друг мой.
Другими словами "не волнуйся, увидимся позже". Хьёдзин кивнул и попрощался. И сделал отметку на будущее заглянуть в клинику через день-два. Просто на всякий случай.
"У меня плохие предчувствия".

***

"Черт".
Зуко снова закрыл заспанные глаза и сморщил нос. У него не было меньшего желания двигаться с тех пор, как...
"Я устал".
На ногах практически два дня подряд. Он почти утонул, пока плыл по туннелям черепахотюленей в неприступную крепость, сражался с внезапно выросшей до уровня мастера покорительницей воды, протащил Аватара по обваливающейся ледяной корке и сквозь пургу, снова был погребен подо льдом вышеназванной покорительницей воды... И наконец, сражался за свою жизнь с мастером-покорителем огня, который искренне и от души желал ему смерти
Угу. Тогда он устал.
"У меня всё болит".
Не физическая боль. Больше похоже на дрожь от истощения энергии, словно он вцепился в доску и попал в тайфун, и его вытащили за секунду до того, как он соскользнул под воду.
"Вставай. Двигайся. Выйди на солнце".
Тихое замешательство, потом настороженность, промелькнули в его мозгу. Что было совершенным безумием: он был покорителем огня, ему нужно солнце...
"Ли из Царства Земли, и он Вода. Не торопись. Иди, но не попадайся на глаза".
Шепот. Подталкивание. Как в тех случаях, когда дядин голос возникал в его голове, когда он был на грани того, чтобы выкинуть какую-нибудь большую глупость. Это было странно.
"Солнечный свет. Немедленно".
Он автоматически отметил выходы из клиники Амаи, как он делал всегда, заходя на неизвестную территорию. Улица его не интересовала. Но вот та раздвижная дверь выглядела многообещающе. Он отодвинул створку из черного дерева и бумаги и вдохнул пропитанный зеленью воздух. "Водный сад".
Ни уткочерепах, ни огромных лотосов, которые он видел в садах некоторых аристократов. Небольшого размера пруд, в одном конце которого вода бурлила, веселым бульканьем указывая на расположенный под водой источник, и далее спускалась в ухоженный садик с растениями. Камыш, цветущие ирисы и желтые водяные лилии росли у выложенного камнями края и уходили на глубину. Между мясистыми листьями мелькали разноцветные рыбки с мизинец величиной.
"Молли-гуппи. Дикие, а некоторые из элитных пород.
...Откуда я это знаю?"

"Ба Синг Се", - снова раздался настойчивый голос. - "Ты знаешь его, как знаешь расположение Колец. Когда комендантский час. Как пройти в доки, не задавая людям слишком много вопросов".
Ли. Это был шепот Ли.
"Что она со мной сделала?"
Соберись. Сядь на дарующем силы солнце. Дыши.
Ощущение походило на горящую свечу, летящую в бездну. Теплую и приветливую... но, духи, он чувствовал себя таким пустым.
"Покорители огня встают вместе с солнцем. Прояви терпение. Она почти убила тебя. Просто продолжай дышать".
Через несколько минут дядя сел рядом с ним со счастливой улыбкой на лице.
- Мне и самому немного зябко. Амая говорит, что скоро это пройдет.
- Я просто хочу сидеть на солнце. Днями. - Зуко задышал глубже, испытывая вспышки пламени внутри. Всё ещё бледные тени самих себя, но они крепли. - Такое чувство, будто всё смыло. - Ещё один вдох. - Почти всё.
- Но ты здоров? - голос дяди был спокоен, лишь легкое напряжение выдавало его намерение открыть сезон охоты с враждебным умыслом на одну покорительницу воды, если он окажется нездоров.
- Угли в тигеле. Мне просто нужно как следует просушить всё внутри... - Зуко поморщился и сжал пальцами переносицу. - Я говорю чушь.
- Думаю, это твое призвание, - терпеливо отозвался Айро. - Общение с духами всегда выбивает из колеи. - Он запнулся. - Племянник? Ты ни разу не взглянул на меня сегодня.
- Мне страшно, - прошептал Зуко.
- Того, что ты увидишь?
Зуко сглотнул.
- Или что увидишь ты. "Кто я, дядя? Кто?"
- Я вижу своего любимого племянника, - тихо начал Айро. - Принца Зуко, сына Урсы и Хозяина Огня Озая. Твои глаза не могут этого изменить.- Рука дяди легла ему на плечо. - И я вижу Ли, которому я научился доверять за время наших странствий. - Он засмеялся. - Возможно, я просто жадничаю, когда хочу получить вас обоих.
- Откуда ты всегда знаешь, что сказать? - поинтересовался Зуко, чувствуя, как слова согревают его подобно солнечным лучам. - Я никогда не знаю, что говорить.
- Некоторые вещи приходят с возрастом, - он чувствовал улыбку в голосе Айро. - Будь терпелив. Ты всё ещё молод.
"Я не хочу быть терпеливым! Я хочу..."
Мысль запуталась как котенок карликовой пумы в мотке шерсти, шипящий, плюющийся, и в то же время совершенно уморительный. Он мог продолжать желать вернуть свою честь, но Ли плевать хотел на наглых, разряженных в форму генералов Царства Земли, которым не было дела до того, что делают Дай Ли, лишь бы те поддерживали в Ба Синг Се порядок.
"Это не так! У меня есть на то причина! Стоящая причина!"
Мысли словно спутались, растерявшись.
"Если я не верну свою честь, я не смогу стать наследником отца. Если я не стану... им станет Азула".
Его народ. О, духи, что она сделает с его народом. И со всем миром.
"Земля и Вода. Оставайся в укрытии. Отрази своего противника".
Он не мог спорить с этим. Шанс того, что Аанг одолеет Хозяина Огня, колебался от слабого до несуществующего. А значит, пусть Азула считает трон практически своим, в данный момент это не имеет значения. Дядя был прав, сейчас ему надо думать о том, как остаться в живых.
"Дядя".
Он ринулся вперед, зная, что цель будет застигнута врасплох. Тем не менее, сильные руки подхватили его, мягко вернув его порывистое объятие.
- Зуко?
"Семья". Он невольно печально рассмеялся, когда все несходящиеся кусочки головоломки встали на место.
- Думаю, что-то прошло не так, дядя. Мы должны были стать Землей. Традиция. Терпеливость. - Он заставил себя смотреть в зеленые глаза, не отводя взгляд. Это был дядя. И каким-то образом это делало все правильным. - Я думаю, что Ли - Вода.
Брови Айро полезли на лоб, но он всё же улыбнулся. И если улыбка вышла кривоватой, Зуко не собирался винить его.
- Возможно, это нам на руку, племянник. Нам не повредит, если окружающие будут видеть в тебе чужака до тех пор, пока они не видят, кто ты такой на самом деле. - Он замешкался. - Тебе тяжело?
- Тут другое, - Зуко отстранился на расстояние, достаточное для того, чтобы потереть лоб. - Такое чувство, будто дом захлестнул потоп и вымыл все вещи, и теперь придется всё искать и расставлять по местам. - Он отвел глаза. - Что если я сделаю это неправильно?
- Неправильно? - тихо спросил Айро. - Или по-другому? Я не тот, каким был прежде, до осады Ба Синг Се. В природе человека меняться, племянник, и расти. Если, конечно, ты цепко держишься за свою суть.
- Думаю, я так и сделал, - тихо отозвался Зуко и посмотрел на дядю. - Я выбрал тебя.
Зеленые глаза распахнулись.
- Племянник?
- Когда она ударила тебя... - Зуко пришлось прерваться, чтобы глубоко вдохнуть. - Если она исполняет желание отца... то я больше этого не хочу.
От неожиданности Айро с шумом втянул воздух.
- Мне было приказано поймать Аватара. И я это сделаю! Живым. Его надо остановить. Любой, кто может сделать... то, что он сделал с нашим флотом... должен быть остановлен. - Зуко стиснул кулаки, пытаясь унять дрожь в пальцах. "Я не предатель". - Но я не стану ради этого приносить в жертву своих людей. И я не позволю ей жертвовать ими. - "Успокойся. Просто... успокойся". - Ты мой дядя. Я не допущу повторения случившегося. Не допущу. - "Сохраняй спокойствие. Думай". - Я знаю... У меня проблемы с темпераментом, но я буду стараться. Держать огонь в узде. Думать. - "Она - только препятствие. С превосходящей огневой мощью". - Она ждет, что я нападу как покоритель огня. В лоб, с намерением убить. Если я смогу обойти её, отразить её... - он не находил больше слов и беспомощно пожал плечами.
- С этого и начнем, - кивнул головой Айро и встал на ноги. - Леди Амая говорит, что у нас есть немного времени до прихода пациентов. И что мы тут в стороне от чужих глаз.
Даже несмотря на усталость, сердце Зуко подпрыгнуло. Он поспешно вскочил на ноги.
- Мы можем потренироваться?
- Осторожно, - предупредил Айро. - Чи воды всё ещё влияет на нашу собственную.
Его это устраивало. Всё равно он не был готов к чему-то более серьезному, чем зажигание свечей. И всё же.
- Мы можем тренироваться.
Айро подмигнул ему и встал в стойку.
Зуко последовал его примеру, отставая всего на один радостный удар сердца.

***

Завтрак, несколько славных чашечек чая и один племянник, надежно укрытый в саду Амаи со свитком по исцелению в руках и приказом впитывать солнечный свет. Проследив за выполнением всего вышеперечисленного, Айро подстерег Амаю в перерыве между пациентами.
- Нам надо поговорить.
- Вы сказали, что пойдете в город искать работу, - тон Амаи был мягок, но одна из её бровей изогнулась в удивлении.
- Я так и сделаю, - заверил её Айро. - Надеюсь, надолго я вас не задержу. - Он нахмурился. - Какая часть того, что вы... сформировали в моем племяннике, реальна?
- Почти всё, - просто ответила целительница. - Маска использует кусочки оригинальной личности и воспроизводит её, как если бы она сформировалась в Царстве Земли...
- Мой племянник почему-то убежден, что Ли из Племени Воды.
Амая осеклась на полуслове, моргнула и медленно кивнула.
- Думаю, это имеет смысл.
- Правда?
- Вчера я пересмотрела некоторые из своих свитков, - сообщила целительница. - Я искала что-нибудь, что могло объяснить произошедшее. По этому поводу я ничего не нашла, зато нашла другое. То, о чем я почти забыла. - Она кинула на него пронзительный взгляд. - Этот шрам оставил ему тот, кому он доверял.
Айро поморщился, что, как он знал, было ответом само по себе.
- Шрам расположен не прямо на одной из чакр, но удар пришелся в область, где сходится великое множество энергетических каналов, да ещё и сопровождался огромной вложенной силой чи... Если бы такую рану нанес покоритель воды, у меня был бы пациент напрочь лишенный воли и желания жить. Пустая оболочка, которая не хотела бы... ничего.
Айро выпрямился, когда до него дошел весь ужас сказанного.
- Человек, чей внутренний огонь был погашен.
Амая наклонила голову.
- Именно так.
- Значит, мой племянник...
- Пережил всё на удивление хорошо, - закончила целительница. - Должно быть, вы очень о нем заботитесь, раз он смог впитать хотя бы капли вашего утешения. - Она кинула взгляд на двери, отгораживающие сад. - Он годами жил при засухе. Не знаю, что вчера произошло... были то духи или близость к смерти, шрам остался на месте, но энергии, которые он блокировал, снова начали течь.
- Любовь, семья и способность к адаптации, - пробормотал Айро, ещё раз прокрутил в голове всё услышанное и побледнел.
- Я думаю, всё сложится как нельзя лучше, Муши, - чуть резковато заверила Амая.
- В любом другом случае, я бы с вами согласился, - признался Айро. - Но речь идет о моем племяннике. Если будет хотя бы малейшая лазейка, беда найдет его.

***

Зуко вздохнул и прикрыл рукой глаза, когда начерченные на свитке меридианы чи поплыли перед его глазами. Солнечный свет капля за золотой каплей наполнял его внутреннюю пустоту, но остальной его организм не был склонен терпеть это. Не сегодня.
Отведя взор от яркого светила, он взглянул на белый лунный серп в синем небе. И напрягся.
"Юи".
Или Ла, если обращаться к духу Луны со всем возможным политесом. Чего он делать не собирался.
Отвести взгляд от белого серпа стоило ему усилий.
Поморщившись, Зуко отложил свиток от греха подальше на переносной письменный столик и подошел к пруду. Ему требовалось отвлечься. Он не имел ничего против чтения, но тренировка была просто чередой постоянных отвлечений. Его движения были правильными - хоть какая-то польза от того, что он оттачивал основы до тех пор, пока они не стали его второй натурой. Он не забыл, но течение его энергий было... нарушенным. Странным.
"Амая говорит, что это пройдет. Терпение".
Более того, что-то постоянно разрушало его концентрацию. Не Ли. По крайней мере, он не думал, что это Ли. Ли был толчком в бок, шепотом. То, что его беспокоило, было более... направленным. Как порыв штормового ветра. Движение корабля по волнам.
Тяни и толкай.
Это раздражало.
Он сел на корточки у воды, наблюдая за многоцветными рыбками, мелькающими среди потоков солнечного света. Вид не слишком отличался от вида в доке, где он сидел, наблюдая, как морская живность кружит и танцует в набегающих волнах. Хотя здесь не было соли, и поэтому дышалось совсем по-другому.
"Ты жил на сухой земле до тринадцати лет, - обругал себя Зуко. - Нельзя же скучать по скитаниям на корабле по миру в поисках слухов и мифов".
Нет. Не особенно. Но корабль был предсказуем. Тренировка, охота за мифом, разборки с экипажем, который желал находиться на борту лишь чуть менее, чем он сам. Стабильность. Нормальность. Никаких духов, никакого Аватара, никакой награды за их головы. Пока он не заметил небывалый столб света на Южном полюсе, и всё не рухнуло в тартарары.
"Если бы я поймал его тогда, если бы я удержал его тогда... мы бы не оказались в такой переделке".
Вздохнув, Зуко легонько провел пальцами по поверхности пруда. Прошлое было в прошлом. Ему надо принять то, что было, а не мечтать о преследовании покорителя воздуха, который, даже не изучив воду...
Его рука поднялась, и тонкие потоки воды поднялись вслед за ней.
"Что за?.."
Вода с плеском вернулась в пруд, когда он быстрым кувырком откатился на несколько ярдов от берега. Вода не светилась, да и формой не напоминала гигантскую руку... Но в ней плавали рыбки. Ни в чем нельзя быть уверенным.
Вскочив на ноги в боевой стойке, Зуко с подозрением уставился на пруд, готовый испарить его при первой опасности. Если он сможет, принимая во внимание вмешательство духов.
Ничего. Лишь тихое журчание воды.
- Ли? - Амая тихо приближалась по садовой дорожке. - У меня перерыв на обед, можешь составить мне компанию. Как далеко ты зашел... - Она посмотрела на него и его стойку со смущением и тревогой. - Что-то произошло?
- В вашей воде водятся духи? - кратко спросил Зуко.
- Нет, насколько я знаю, - целительница наградила его терпеливой улыбкой. - А ты немного параноик, да?
- Только потому, что со мной вечно что-то случается.

***

- Вы умеете заваривать чай? - чуть слышно пробормотал Хьёдзин, так тихо, чтобы не услышал стоящий рядом стражник более высокого ранга. Офицер Яозу был целиком поглощен мечтами о вожделенной чашечке горячего чая перед тем, как выйти в назначенный раньше обычного вечерний патруль, но лучше перебдеть, чем недобдеть.
"Сегодня всех стражников подняли на уши, - размышлял Хьёдзин. - Наверное, в Верхнем Кольце требуется дополнительная охрана. Интересно, что происходит?"
Неважно, пока волнения остаются в Верхнем Кольце. Не его округ - не его проблема. Разнюхивать в чем дело было быстрым способом столкнуться с Дай Ли, а это удовольствие он намеревался оттягивать как можно дольше. В отличие от чая.
- Да, - улыбнулся ему Муши и провел их к паре свободных мест. - Это одно из моих тихих жизненных удовольствий. - Он хихикнул. - А вот идет чуть более громкое.
Хьёдзин поднял бровь, когда Ли вошел в дверь, чувствуя прилив интереса и облегчения. Парень выглядел немного потрепанным, короткие волосы торчали в разные стороны, а его руки и один рукав были измазаны чернилами. Но это было не в пример лучше, чем когда он, полузахлебнувшийся, лежал на футоне Амаи.
- Итак? - спросил Муши.
- ...Я получил лицензию ученика, - признался Ли, извлек тонкую пачку бумаг только для того, чтобы продемонстрировать их просиявшему Муши, и снова упрятал их за пазуху.
- О, замечательно! Чаю?
Ли окинул его скептическим взглядом.
- Горячий сок из листьев?
- Как может член моей семьи говорить такое? - неодобрительно покачивая головой, Муши налил Яозу чай. Офицер поднял чашку, принюхался, медленно отпил глоток и довольно вздохнул.
- Это лучший чай в городе!
- Тайный ингредиент, - с воодушевлением поведал Муши, - это любовь.
Он удалился в заднюю часть чайной, пока Ли старательно подавлял готовый вырваться стон. Хьёдзин захихикал, вспомнив, каково быть гордым шестнадцатилетним парнем.
- Не волнуйся. Когда будешь в его возрасте, тоже сможешь смущать своего племянника сколько душе угодно.
Ли моргнул и побледнел как полотно.
"Что я только что?.. Ой. "Другой ребенок", точно. И всё же, даже если папочка больше любит твоего брата или сестру, зачем корчить такое лицо, будто тебя бросили в клетку с дилло-львом?"
Входная дверь со стуком распахнулась.
- Я устал ждать! - вчерашний сердитый подросток-беженец с блестящими в свете чайной мечами-крюками в ножнах указал на Ли и Муши. - Эти двое - покорители огня!
"Вот, черт!"

***

"Ах, ты, ублюдок!"
Мир словно подернулся водной пленкой, когда Джет вытащил из ножен мечи. Зуко большим усилием воли сохранил пальцы разжатыми. Без мечей у него не было шансов справиться с таким проворным противником, как Джет, при помощи одних только рук. Чертовы отточенные рефлексы. Только позволь рукам сжаться, как сработает его тренировка, и он начнет покорять огонь в рефлексивной самозащите. И тогда они оба трупы.
"Будь ты проклят! Мы же ничего тебе не сделали. Почему?"
- Я знаю, что они покорители огня! - рычал Джет. - Я видел, как старик грел чай!
"На пароме. Черт".
- Он работает в чайной, - сухо заметил напарник Хьёдзина.
"Правильно, молчи", - велел себе Зуко. Пусть другие образумят Джета. Духи ведают, он не в подходящей форме для этого задания, не после целого дня, проведенного за учебой, а потом ответов на бесконечные вопросы Амаи о том, что он мог и не мог сделать для пациента. Она отметила его порядок помощи пострадавшим как довольно информированный, его знание ран как приличное, а его навыки исцеления при помощи огня как отменные для человека, который по большей части руководствуется интуицией. Он мог бы гордиться этим, если бы не был так измотан.
И он был на взводе. Определенно на взводе. С того случая у пруда. После захода солнца это состояние ухудшилось. Сильно ухудшилось.
Тяни и толкай.
Это сводило его с ума.
Ситуация с Джетом ему ничуть не помогала.
- Он покоритель огня, говорю вам! - настаивал бунтарь.
Офицер не выглядел впечатленным, да и Хьёдзин встал, чтобы поддержать его.
- Брось мечи, мальчик. Тихо и без спешки.
- Тебе придется защищаться, - объявил Джет. Он выглядел решительным и в то же время самодовольным. - Тут-то все и увидят. Давай, покажи людям, что ты умеешь...
Тяни и толкай, и, черт побери, он не мог просто стоять столбом! "Почему ты не можешь просто оставить нас в покое?"
Треск бьющегося фарфора прозвучал как гром землетрясения, и содержимое трех чашек чая внезапно плеснуло Джету в лицо.
"Что за?.."
- Покоритель огня? - насмешливо протянул Хьёдзин во внезапно наступившей тишине. - Скорее он покоритель чая.
"Пожалуйста, пусть дядя не выдаст своих чувств", - молился Зуко.
- И это моего дядю ты назвал покорителем огня. Ты в своем уме?
- Я видел...
- Не знаю, что ты там видел. Мне плевать. - Зуко сделал последний шаг, отделявший его от беспечного напарника Хьёдзина, вооруженного дао. - Ты на это посмотри!
Вытащил лезвия. Разделил. Двинулся вперед.
И битва закипела.

***

Айро хлопнул себя ладонью по лбу, когда новая порция мебели пала жертвой развязавшейся дуэли. В обычной ситуации он не волновался бы за Зуко: свежий и подготовленный, его племянник мог подавить большинство противников уровня Джета менее чем за минуту. Но сейчас он устал, а его чи всё ещё не пришла в норму после вмешательства Амаи... Ситуация могла осложниться.
"Как, во имя всего святого, мой племянник швырнул в него чай?"
- А вы тут подаете просто горяченный чай, а? - пробормотал Хьёдзин, высматривая любую возможность, чтобы развести сцепившихся юнцов.
- Да, - согласился Айро после секундного замешательства. "Ну, конечно. Мы можем управлять огнем. В легендах сказано, что драконьи дети могут покорять даже лаву, а это разогретая земля. Разогретая вода... так-так-так".
И разве это не станет пренеприятнейшим сюрпризом для того, кто заманит его племянника на территорию, благоприятствующую покорителям воды? Он уже видел множество тактических преимуществ...
ТРЕСК.
...О, духи. Может и к лучшему, что Зуко здесь не работает. Совсем недавно это было передней дверью.

***

"Проклятие, он лучше, чем я думал", - понял Зуко, сцепив дао с мечами Джета. Этот факт, плюс усталость, плюс его нежелание убивать идиота...
"У меня проблемы".
- Наверное, ты устал махать своими мечами? - подзуживал Джет. - Почему бы тебе не отступить и не дать старику поджарить меня?
"Потому что я не дурак. Потому что мой дядя стоит десятка таких, как ты, и карликовую пуму в придачу. Потому что ты так одержим идеей причинять боль, что готов бросаться на невинных граждан, если тебе стукнет в голову, что они из Народа Огня.
Неудивительно, что Катара тебя ненавидит".

- Пожалуйста, сынок, ты запутался! - взывал Айро, стоя на пороге. - Ты не понимаешь, что делаешь!
"Нет, дядя. Понимает. В том и проблема".
Во многих-многих смыслах. Дела шли из рук вон плохо.
"Хватит миндальничать".
Он вдохнул, сфокусировался и направил внутренний огонь на краткое увеличение скорости движения, приколов один меч-крюк к земле одним лезвием дао, развернулся, развил атаку и ударил...
"...Поверить не могу, что он увернулся".
По крайней мере, он прикончил эту чертову соломинку.

***

"Кто-то должен научить парня, что нормальные люди не убивают источник своих проблем", - язвительно подумал Хьёдзин, игнорируя поток возмущения Яозу по поводу позаимствованных мечей. Он пытался найти способ влезть между двумя отчаянными бойцами, не убив при этом ни одного из них. По крайней мере, Ли действовал отчаянно. Второй беженец был охвачен такой неистовой ненавистью и яростью, что он вряд ли заметил бы даже потерю рук до тех пор, пока он мог плеваться ядом.
- Вы видели это? - рычал возмутитель спокойствия, балансируя на краю колодца. - Народ Огня пытается заткнуть мне рот...
Внезапно широко улыбнувшись, Хьёдзин бросился обратно в чайную.
"Будем надеяться, что владелец... Да!"
Схватив искомое, он побежал к месту сражения. "Думай быстро, парень. Прежде чем люди начнут задаваться вопросом, почему покоритель воды не пользуется преимуществом колодца".
- Ли!

***

"Черт, он у меня за спиной, я не могу..."
- Ли!
Горячая, совсем рядом и тянет...
Крутанувшись, он широкой аркой отвел в сторону свободную руку и толкнул.
Целый чайник горячего чая врезался в Джета с силой огненного шара, швырнув его на землю.
"Подойти, обезоружить, прикончить... нет!"
Наступив на запястье Джета, Зуко остановил дао в дюйме от горла подростка.
- Хорошо, держи его там, - кратко бросил ему Хьёдзин, подойдя с наручниками в руке, пока Джет хрипел на земле, пытаясь восстановить дыхание. Зафиксировав левое запястье, стражник жестом велел Зуко отойти и рывком посадил Джета, чтобы застегнуть наручники у него за спиной. - Ты арестован, молодой человек. - Зеленые глаза метнулись к Зуко. - Брось меч. Немедленно.
Тяжело дыша, Зуко кивнул и положил лезвие. Подальше от ног Джета. Он упорно тренировался для того, чтобы сохранять способность сражаться даже в случае пленения. Он не станет рассчитывать на то, что борец за свободу также не выучил парочку трюков.
- Я? - задохнулся от возмущения Джет. С него капала вода. - Это они из Народа Огня!
- Нет! - Зуко позволил ярости и досаде отразиться в своем голосе. - Ты придурок! Ты говорил, что хочешь начать сначала! Знаешь, я тоже! Но если единственный способ не дать такому идиоту как ты нападать на моего дядю... Катись всё к черту! Моя мать была из Великого Туманного Болота!
На улице повисла мертвая тишина. Он чувствовал, как прохожие смотрят на него, раскрыв рты.
Джет хлопал глазами, уставившись на него из-под слипшейся от чая шапки всклокоченных темных волос.
- Да ты шутишь!
- Разве я похож на того, кто шутит?
Джет не сопротивлялся, когда Хьёдзин поставил его на ноги, его лицо передернулось от отвращения.
- Вы... Вы же жуков едите!
- Ты никогда не пробовал жареных шелковичных личинок? Ты много потерял, дитя, - Айро строго посмотрел на Джета. - Матушка Ли была куда более воспитана и благородна, чем многие из тех, кого я встречал. Я был бы благодарен, если бы ты не порочил память жены моего брата.
- Но... вы... Туманное Болото?
Зуко с отвращением вскинул над головой руки.
- Теперь понимаешь, почему мы тебе не сказали?
Казалось, Джет обмяк в своих путах.
- Неудивительно, что ты такой пронырливый...
"Сработало?" Зуко оглядел толпу, ища признаки недоверия. "Поверить не могу, что это сработало... ой-ой".
Ему не требовалась дрожь Ли, чтобы узнать пару агентов Дай Ли, направившихся к ним сквозь толпу. Даже если бы их не выдавала форма, то, как люди испарялись с их пути, свидетельствовало, что добра от них не жди.
- Проблемы? - ровным голосом спросил один.
- Ещё какие! - хозяин чайной ткнул в Джета обвиняющим перстом. - Этот молодой человек разрушил мою чайную и напал на одного из моих работников!
- Юноша обознался, - деловито влез Хьёдзин. - Теперь ошибка прояснилась. - Его голос стал жестче. - Верно?
- Я не думал... - начал было Джет.
- Это ты правильно сказал, - Хьёдзин улыбнулся Дай Ли дежурной улыбкой. - Благодарю за помощь, но теперь всё под контролем. - Он с уважением посмотрел на своего офицера. - Правда, сэр?
- Мальчишка легко отделался, - проворчал офицер. - Нападать на лучшего в городе чайного мастера!
- Хо-хо-хо, - засмеялся польщенный Айро. - Это так мило.
Зуко не знал, смеяться ему или плакать. Дракон Запада - чайный мастер...
"Два листа в лесу. Мы простые беженцы. Если дядя счастлив, занимаясь этим, пока мы отдыхаем... Что ж, не порть ему удовольствие".
Зуко очень старался не смотреть на кавардак, который они с Джетом учинили в чайной. "Не больше, чем ты уже натворил".
Очевидно, он не перегнул палку, потому как Дай Ли собирались уходить. Хотя и бросили на него оценивающий взгляд.
"Ли. Будь Ли."
Он последовал этому шепоту и испуганно глотнул ртом воздух, совершенно бесконтрольно. Немного вздрогнул, как новый рекрут после того, как его оставил боевой запал. Прибился ближе к дяде, который был единственным, что осталось у перепуганного беженца в этом мире.
Агенты развернулись и ушли. А ему по-настоящему захотелось прилечь.
"Позже", - пообещал себе Зуко. И спрятал мстительную улыбочку, когда офицер забрал свои дао и принялся за шкирку уводить Джета прочь, не переставая чихвостить своего пленника на каждом шагу.
- Господа? - Подняв бровь, Хьёдзин посмотрел на дядю с племянником. - Прошу вас задержаться. У меня есть пара вопросов.
- На этот раз он отделается предупреждением, - тихо продолжил Хьёдзин, когда они подошли. - Что нам только на руку. Дай Ли обычно не обременяют себя расспросами случайных возмутителей спокойствия перед там как разобраться с ними, так что лучше поберечься сейчас, чем после кусать локти. - Беспокойство на его лице сменилось раздражением и гневом. - Ли, чем ты думал, когда полез в драку?
- Он напал на моего дядю! - запротестовал Зуко.
- Ты знаешь, что даже с голыми руками я не беззащитен, - терпеливо возразил Айро. - Со мной всё было бы в порядке...
- А если бы кто-то узнал твою боевую форму?
Это приморозило дядю на месте.
- Проклятье, - простонал Хьёдзин и с сочувствием посмотрел на Айро. - Мне неприятно это говорить, но он прав. Здесь бывают солдаты с Внешней Стены. Некоторые из них находились поблизости от места происшествия и могли что-то заметить. - Ещё один зеленый взгляд, полный гнева, в сторону Зуко. - И всё же, мы были прямо там. Дай нам делать свое дело. Стражники затем и существуют.
Ничего не понимающий Зуко взглянул на Айро, который начал было говорить, осекся и потряс головой.
- Кажется, мы оба не осведомлены об обычаях, принятых в крупных городах Царства Земли, - задумчиво протянул Айро. - Не будете ли вы столь любезны, чтобы сообщить нам, как действуют стражники в Ба Синг Се? Чтобы в дальнейшем мы смогли избегать недопонимания.
- Думаю, мы, местные стражники, ничем не отличаемся от прочих, - иронично начал Хьёдзин. - Мы следим за соблюдением законов, расследуем мелкие кражи, не даем людям убивать друг друга.
- Правда? - Зуко выглядел всё более запутавшимся.
На этот раз замешкался Хьёдзин. Посмотрел на парня. Посмотрел на Айро.
- Он это серьезно?
- Мой племянник редко бывает несерьезным, - прямо ответил Айро. - Мы не привыкли, что подобная защита распространяется на всех. - Он остановился, подбирая слова. - Некоторые скажут, что люди в нашем незавидном положении не заслуживают жить, если не могут сами обеспечить свою безопасность. - Он пожал плечами. - Помимо очевидного... Думаю, мне было двадцать, когда я впервые столкнулся с покушением на мою жизнь, оказавшись за пределами защиты моего клана. Ли... не был так удачлив.
Хьёдзин уставился на него круглыми глазами, потом перевел недоверчивый взгляд на Зуко.
- Что? - зло отрубил Зуко. Бой закончился, он устал, и, как бы тихо они не разговаривали, вокруг было слишком много чужих глаз. И он знал это выражение на лице стражника. Знал, и с шипением втянул в себя воздух.
- Никогда не смей меня жалеть, - его низкий, злой голос мог резать сталь. - Если бы я был лучше, они не посмели бы прийти. "Если бы я был лучше. Если бы отец любил меня. Джао никогда не посмел бы, если бы он... если бы я..."
Стиснув кулаки, холодный, как лед, Зуко отвернулся.
- Вам нужно что-то ещё?
- ... Дай-ка минутку поговорить с твоим дядей.

***

Хьёдзин едва мог дождаться, пока Ли выйдет за пределы слышимости, прежде чем накинуться на Муши.
- Наемные убийцы? - прошипел он едва слышно. - И что, черт побери, здесь "очевидного"?
Муши скептически посмотрел на него.
- Думаю, вы поймете, если дадите себе труд подумать.
"Агни Кай. О, черт".
Покорители огня. Покорители, имеющие право бросить вызов, или быть вызванными, когда двое из них сшибаются лбами. Дуэли, которые оканчиваются ранением, или смертью.
"Проклятие. Никогда об этом не задумывался. Наши люди, живущие здесь - это просто люди. Большинство из них никогда в жизни не желали другому зла. Но покорители огня... их учат убивать, всех до единого".
- Точно, глупый вопрос, - выдавил из себя Хьёдзин нетвердым голосом. - Но... наемные убийцы?
- Я говорил вам, что Ли было небезопасно оставаться там, где он был. - Муши окинул его тяжелым взглядом и вздохнул. - В особенности потому, что он только пережил покушение, подстроенное адмиралом Джао. Этот человек не должен был узнать, что потерпел неудачу.
"Вас призвал на службу в качестве советника человек, который пытался убить вашего племянника. Вы протащили мальчика на борт личного флагмана адмирала, и вам это сошло с рук. Кто вы такой?"
- Но ему шестнадцать, - запротестовал Хьёдзин.
- Войне нет до этого дела. Духам нет до этого дела. Его отцу нет до этого дела. - Муши печально улыбнулся. - Благодарю вас за помощь. Она пришлась как нельзя кстати. Думаю, ваш офицер Яозу ожидает вас. - Он склонил голову. - Не волнуйтесь, я прослежу, чтобы Ли отдохнул. Он гораздо более цивилизован после полноценного ночного отдыха.
"Цивилизован, - вяло думал Хьёдзин, присоединившись к Яозу и его насупленному пленнику. - Ома и Шу, как можно называть цивилизованной страну, где с детьми происходит такое?"
Вот только, из того, что он услышал, это происходило не с детьми. Не с обычными. И даже не с обычными покорителями огня. Да, мир политики Народа Огня был порочным, но дворяне, дослужившиеся до ранга адмирала, не подсылали наемных убийц к людям, которые не представляли для них угрозы...
"О, Агни". Хьёдзин чуть не споткнулся о каменюку, оставшуюся лежать на дороге после того, как какой-то маленький покоритель земли поиграл на улице. Дюжина мелких фактов, о которых упоминал Муши, внезапно встали на место, и картина была такова, что ему следовало заметить её ещё давным-давно. "Верность его брата Хозяину Огня не вызывала никаких сомнений? Они не просто дворяне. Они из Великих Имён!"
Высочайший в нации класс, за исключением членов королевской семьи. Воины. Покорители огня беспрецедентной мощи. И, разумеется, цели для наемных убийц, когда придворные интриги становятся грязнее, чем обычно. Их детей это тоже касалось.
Значит, причина, по которой Ли вел себя так, словно каждую минуту ожидал, что окружающие попытаются его убить... заключалась в том, что он ожидал, что люди попытаются его убить.
"И они скрываются здесь, в Ба Синг Се. Как обычные граждане. Они не просто в отчаянии, они вообще не знают, что к чему".
Поморщившись, Хьёдзин мысленно пробежался по своим патрульным обязанностям. Нет, у него не будет возможности заглянуть в клинику в ближайшее время. А такие вещи Амае в записке не напишешь.
- Куда вы меня ведете? - бурчал Джет, к которому вернулось всё его нахальство, как только Муши и Ли скрылись из виду.
- В штаб, - громко произнес Хьёдзин, приметив парочку оборванных подростков, следующих за ними по пятам в толпе. - К счастью для тебя. Давай-ка я пока расскажу тебе о Дай Ли...

Примечание:
* Коан -- короткое повествование, вопрос, диалог, обычно не имеющие логической подоплёки, зачастую содержащие алогизмы и парадоксы, доступные скорее интуитивному пониманию.

Глава 10

   - Итак. - Находясь в безопасности их жилища, Айро налил горячую воду в чашку, стоявшую перед его племянником. Нет смысла переводить хороший чай ради эксперимента. - Можешь показать мне ещё раз?
Он надеялся, что его ласковые слова прозвучат как обычно и не выдадут, с какой тщательностью он подбирал каждое слово. Зуко так долго и упорно сражался для того, чтобы овладеть стилем Созина. Чтобы покорять огонь так, как, согласно его учителям, он должен покоряться. Учиться следовать собственной интуиции и не бояться экспериментировать - это было тонким, деликатным заданием.
"Он пробовал и терпел неудачу так часто. А при Азуле и при моем брате... ошибаться было небезопасно. Но, не пробуя, как можно открыть что-то новое? А это новое. Или очень хорошо забытое старое".
- Я не уверен, - признался Зуко. - Я просто... разозлился. - Прикусив от напряжения губу, он коснулся дымящейся воды и медленно поднял руку. Тонкая сверкающая водная нить следовала за кончиком его пальца.
Не смея дышать, Айро наблюдал.
Вода плеснула обратно в чашку, и Зуко зашипел от разочарования. Нахмурился. Замер. Потом решительно выдохнул, медленно и свободно. Согнул пальцы чашечкой и сделал черпающее движение, словно собирая огонь в горсть.
Шар воды дрожал и переливался у него в ладони, всё ещё дымясь.
"Он сделал это". Айро снова задышал, его душа пела от счастья.
- Великолепно.
- Просто немного воды, дядя.
- А желудь - просто маленький орех, - улыбнулся Айро. - Ты доказал, что это возможно. Это станет фундаментом. - Его улыбка увяла. - Завтра. Нам обоим выпал сложный день.
Зуко отправил водный шар обратно в чашку, разглядывая свою сухую ладонь.
- Я выгляжу как покоритель воды.
- Да, лучше так не делать на глазах Мудрецов Огня, - признал Айро. И Хозяин Огня, и его наследник были детьми огня. Ни один другой элемент Мудрецов не устроит. - Но я сомневаюсь, что здесь найдется хотя бы один. Подумай, племянник. Если ты будешь носить с собой кожаный мешок с водой, то сможешь использовать покорение где угодно в Ба Синг Се, не выдавая себя. - Он засмеялся. - Кстати говоря, ты идеально поведал нашу историю.
Зуко покраснел и отвел глаза.
- Я не думал, что получится.
- При других обстоятельствах не вышло бы, - не стал скрывать Айро. - Ты очень плохой лжец, принц Зуко, и здесь нечего стыдиться. - Это было огромным неудобством, да. Практически фатальным, принимая во внимание то гнездо скорпионогадюк, в которое Азулон и Озай превратили двор и военных. Но не позорным. - Ты разозлился и расстроился, и явно опасался за мою жизнь. Те, кто нас видели, имели все основания желать, чтобы Джет оказался неправ, что эти стены не допускают даже мысли о том, что Народ Огня может за них проникнуть.
- То есть, я их не обманул, - мрачно подвел итог Зуко.
- Но ты выбрал нужные слова и позволил им обмануть самих себя, - с величайшим удовлетворением сказал Айро. - Молодец. - Он снова тихо рассмеялся. - Но пожалей своего бедного старого дядюшку и больше не пугай меня так.
Встав на ноги, Зуко фыркнул при словах "бедный" и "старый", но, тем не менее, робко и несмело улыбнулся дяде.
- Я постараюсь.
- А, - в глазах Айро танцевали искры смеха. - То есть ты планируешь отыскать некие совершенно новые способы запугать своего дядю до смерти?
- Дядя Айро! - задохнулся от возмущения Зуко.
Посмеиваясь, Айро встал и широко развел в стороны руки. И тут же пожалел об этом, поскольку Зуко примерз к месту. "Слишком много, слишком скоро", - выругал себя Айро. - "Он устал, но он уже не так склонен к воде, как этим утром. Нельзя ожидать..."
Зуко с опаской подошел к нему и обнял. Чувствуя, как дрожит тело племянника в его руках, Айро нахмурился.
- Что не так?
- Больно. Внутри.
Айро замер.
- Я никогда не хотел...
- Не надо. Не отпускай.
Любопытно. Принимая во внимание то, что Амая рассказала ему о ране в духе его племянника... Айро крепче сжал руки. Сильно, но не настолько, чтобы Зуко не мог освободиться, при желании.
- Если больно, не заставляй себя более того, что можешь вынести.
- Это хорошая боль, - голос Зуко был очень тихим, чуть громче шепота. - Как почесать шрам. - Насколько мгновений спустя он высвободился. - Прости, я стараюсь...
- Не более, чем ты можешь вынести, - строго напомнил Айро и сжал пальцами плечо племянника. - Я подожду. Я доверяю тебе. И я знаю, что ты переживаешь.
Зеленые глаза блеснули со свирепым золотистым блеском.
- Я не сдамся, дядя.
- Я знаю, - кивнул Айро. "Отчасти это-то меня и беспокоит".
"По шагу за раз, - напомнил себе отставной генерал, готовясь ко сну. - Мы здесь, у нас есть еда, дом и относительная безопасность. И я буду осмотрительнее с моим покорением огня".
Нет нужды заставлять Зуко нарушать данное им слово. Достаточно просто задержать преследование Аватара до конца лета. Довольно просто. У Аватара есть летающий бизон и помощь верующих в него людей по всему Царству Земли. Теперь, когда он нашел юную Тоф, он может укрыться в горах, где солдатам Народа Огня нечего делать, и в тиши и безопасности изучать покорение земли. Зачем кому-то из них являться в город, на котором сфокусирована основная атака Народа Огня?
За окном Айро заметил лунный серп.
"...И зачем я это спрашиваю?"

***

Лунный свет царапал его, и Зуко спрятал голову под подушку. Тяни и толкай, и, черт побери, он знал, что в помещении нет ни капли горячей воды! Почему он не мог заснуть?
"Мне нужно на воздух".
Натянув халат, Зуко вылез в окно и вскарабкался по черепичной крыше. Луна танцевала среди облаков, то скрываясь, то снова появляясь, ползущие тени затрудняли шаг. Но он привык к этому.
"Ветер того стоит".
Ему всегда нравился ветер, даже если корабли Народа Огня не нуждались в нем. Ветер рассказывал о местах, где ты никогда не был, о землях, которые ты, возможно, никогда не увидишь. Если знать, как слушать.
Откинувшись на бак для дождевой воды, установленный на крыше, Зуко закрыл глаза. Отдаленные разговоры людей. Откуда-то с запада доносились звуки музыки. Не рог цунги, да и ритм другой, но это точно была музыка. Порыв ветра, напоенный запахами зелени и земли, с которым он успел сродниться за прошедший месяц: фермы внутри Внешней Стены.
"Никогда не догадаешься, что где-то там идет война".
Ветер изменился, принеся слабые крики озерных чаек, преследующих рыбьи косяки в лунном свете. Что-то пощекотало его руку, и Зуко инстинктивно схватил...
И моргнул. "Мех бизона".
Несколько тонких прядей. Давно сброшенные, если он хоть чему-то научился за прошедшие месяцы. Весенний мех, не зимний, хотя по его длине было сложно судить. Часть прядей было обожжена, кончики обуглились от белого до темно-коричневого цвета.
"Ах, ты, идиот!"
Он не мог думать. Он не мог дышать.
"Я предупредил тебя. Я рассказал тебе! Она сделает всё, что прикажет отец... Она сделает всё идеально, даже если речь идет об убийстве..."
"Нет".

Встав на колени, Зуко прижался лбом к остывшей за ночь цистерне, пытаясь привести разлетающиеся в панике мысли в некое подобие порядка. Нет, Аватар не мог погибнуть. И не только потому, что он отчаянно нуждался в том, чтобы Аанг был жив. Если бы Аватар погиб, Хозяин Огня Озай праздновал бы триумф Народа Огня так, что его услышали бы даже небеса.
"И в эту минуту уже бы началось падение Ба Синг Се".
А этого, совершенно очевидно, не происходило. Значит, Аватар жив. Он должен в это верить.
Паника отступила, и Зуко медленно выдохнул, взявшись руками за край бака, чтобы встать на ноги. "Не пугай меня так больше, Аанг".
Аанг. Он думал об Аватаре как об Аанге.
И он чувствовал под пальцами воду, отделенную от него только толстым обожженным слоем земли. Никакого пульсирующего почти-что-сердцебиения огня, как от дымящегося дядиного чайника. Только тяни и толкай. Ждущее. Зовущее его.
Стараясь не думать, Зуко резко поднял руку, раскрыв ладонь.
"Как луна, как прибой, как Катара, сражающаяся со мной, злая и смертоносная, подобная целому сонму клинков..."
Он потянул на себя.
Вода вздыбилась. Рефлексы сработали даже сквозь шок: он отскочил назад, даже не замочив ног. Вода завернулась в комок, следуя по пятам...
"Стой!"
Вода замерла, по ней шла рябь в унисон с его дрожащей, вытянутой вперед рукой.
"...я её чувствую".
Не тепло, не сердцебиение. Совершенно не похоже на огонь. Это был ток крови в его венах, колыхание пара над его пальцами. Головокружительный поворот корабля, попавшего в лапы шторма, когда он знал, что от него потребуется всё его мастерство, чтобы выжить, и, в то же время, знал, что ему это по силам.
Боль внутри притуплялась, и это пугало сильнее всего. Другие покорители были слишком малы, чтобы помнить. Он был старше.
"Мне было восемь, и я нуждался в чем-то, но не мог - не мог - понять, что это такое. Словно я хотел есть и пить, и я тонул и не мог глотнуть воздуха. Мне не было холодно, но я замерзал, огонь притягивал меня, я нуждался в нем..."
Тогда ему был нужен огонь. Как теперь ему была нужна вода.
В ужасе он выбросил вперед левую руку, и в его ладони родился огонь, в то время как волна воды опала.
"О, да. Очень умно, идиот!"
Он погасил огонь, чувствуя небывалое облегчение, даже несмотря на то, что так позорно нарушил маскировку. Что бы с ним ни случилось, его покорение огня оставалось в целости и сохранности.
Не было никакого чувства неправильности. Просто... покорение элемента.
Сев на корточки, Зуко провел рукой над мокрой черепицей, не касаясь крыши. Вода собралась в капли и последовала за его рукой.
"О, Агни".
Он должен был быть в панике, он знал. Но ярость, паника и страх за жизнь дяди так часто прожигали его душу за последние дни... что больше ничего не осталось. Он чувствовал только оцепенение.
"Я больше никогда не смогу вернуться домой".
Нет, дела обстояли ещё хуже. Гораздо-гораздо хуже.
- Значит вот каков твой ответ, - прошептал Зуко духу, сияющему над его головой. - Народ Огня уничтожил Воздушных Кочевников, а теперь ты уничтожишь нас. - По его щеке скатилась слеза, он сердито её вытер. - Вот как всё будет. У моего отца всего два наследника, и Азула безумна. - Ещё одна слеза, он дал ей упасть. - Когда он умрет, она вступит в права наследства. И я знаю, что она сделает. Думаешь, сейчас война ужасна? Просто подожди.
- А если она не вступит в права наследника, - Зуко с трудом сглотнул. - Покорители огня верные. Мы нуждаемся в этом. Если не будет Хозяина Огня, мои люди разорвут друг друга на части. Мы не сможем остановиться. И когда наша оборона падет, когда мы сцепимся друг с другом в гражданской войне... - Он видел эту картину ясно, как при свете дня. Корабли Племен Воды, заплывшие в самые глубокие гавани Народа Огня. Их трапы опускаются, выпуская лавину покорителей земли, с боевыми кличами потрясающими сталью и камнями.
Зуко стиснул пальцы, глядя на луну сквозь застилавшие глаза слезы.
- Замечательный план. - Он церемонно поклонился, признавая победителя. Затем выпрямился и с вызовом посмотрел на серебристый серп. - Но мы не Воздушные Кочевники. Мы будем сражаться. Мы выживем. - Он проглотил слезы. - Я буду спасать их. Столько, сколько смогу.
"Я научусь тому, что делает Амая. Всему, что только можно. И тогда..."
И тогда что? Прятать испуганных беженцев по всему Царству Земли? Их найдут. Выследят. Убьют.
"Я пока не знаю". Стиснув зубы, Зуко слез с крыши. "Но я что-нибудь придумаю. Лу Тен говорит, что у духов от меня головная боль. Агни, надеюсь, что он прав".

***

- Ты отвратительно бодр для столь раннего утра, - буркнула Амая, допивая чай, и тут же пожалела, что не может забрать свои слова назад. Если Хьёдзин прав - а у неё не было повода сомневаться в нем - Ли может и не понять, что это просто легкое поддразнивание.
"Он похож на сына вождя Северного Племени, который как-то пытался выдавать себя за простого представителя Южного. Просто чудо, что его до сих пор не раскрыли".
Нет, не чудо, если принять во внимание всё, что она знала о Ли. Чистые, неослабевающие усилия, питаемые интеллектом, стойкостью и жгучим желанием жить, которыми отличались лучшие из её подопечных.
- Покорители огня встают вместе с солнцем, - сказал Ли, изучая одолженный ему Амаей свиток. Его голос был ровным, словно он не заметил резкости её слов. - Полярные лета - это просто ад. Никто не может уснуть. Полярные зимы... хорошая причина не ездить в том направлении.
Амая старалась не реагировать на его слова, складывая все факты, чтобы впоследствии как следует обдумать. "Ты бывал на полюсах. Не один раз. И обычно тебя окружали покорители огня. Что ты там делал?"
Ей надо подавить желание узнать. Она завела привычку не выведывать о прошлом людей до того, как они пришли к ней. Но ни один из них не был покорителем.
"Я хочу знать. Ты совершил нечто невозможное. Как?"
Он настороженно посмотрел на неё.
- Я не знал, что покорителям воды надо бодрствовать по ночам.
"Хм, тебе тоже любопытно".
- Мы не бодрствуем, - пояснила Амая. - Я предпочитаю работать во второй половине дня из-за пациентов, которым зачастую приходится работать от рассвета до сумерек, с нерегулярными выходными. И по личным причинам. Я, может, и мастер-целитель, но я отнюдь не сильный покоритель воды. Я пользуюсь преимуществом луны при любой возможности и для более серьезных случаев.
Плечи Ли немного расслабились.
- Вы укрепляете свои слабые места. Понимаю.
Амая нахмурилась.
- Твой дядя очень хорошо отзывается о твоих навыках.
- Это он хорош. Я... даже близко не стою, - Ли не смотрел на неё, его голос был тихим и ровным. Ни намека на злость, которую можно ожидать от юноши его возраста, не говоря уже о молодом покорителе огня. Только легкий намек на покорность, погребенную под грузом факта.
"Надо будет над этим поработать".
- Итак, если вы обычно не встаете так рано, почему встали сегодня? - Ли поднял голову, и посмотрел на неё, приподняв единственную бровь.
Прямой вопрос, но без подозрения. Может, его рефлексы не настолько взведены, как боится Хьёдзин.
- Мне надо навестить один дом, - ответила Амая. - И я не хочу, чтобы меня ожидали.
...А может Хьёдзин и прав, и подозрительность тренированного воина просто сдерживалась железной волей. На неё смотрела пара жутковатых зеленых глаз. Не привычная смесь травянисто-зеленого с легкой синевой от лежащего внизу янтарного цвета, а неистовый изумрудный огонь, похожий на призрачный зеленый свет во дворце Царя Земли.
- Вы ждёте неприятностей, - ровно отметил Ли.
Амая перевела дыхание и покачала головой.
- Я не знаю, чего я жду. "Да что с этим мальчиком? Я могла осадить молодого Арнука, когда мне было столько же, сколько Ли сейчас. И все знали, что его воспитывали, как будущего вождя".
Вождя, да. Предводителя, ведущего мужчин на войну, хотя все надеялись, что Народ Огня усвоил полученный много десятилетий назад урок и никогда больше не вернется. Но в Ли было нечто большее.
"Огонь - это элемент власти".
Даже под покровом водных теней, Ли горел.
- Какова ситуация? - спросил молодой человек, с трудом скрывая нетерпение.
- Я бы предпочла не рассказывать тебе, - прямо заявила Амая и подняла темную бровь прежде, чем он успел раскрыть рот. - Что-то происходит, и я не могу разобраться, что именно. Может, это просто серия несчастных случаев, но за последние месяцы их накопилось слишком много. - Она замешкалась. - Это может быть злой умысел. Всё мои тренировки, всё, что я знаю об этих людях, говорит о том, что этого не может быть. Но я могу и ошибаться. - Её палец легонько постучал по столу. - Мне пригодился бы свежий взгляд, в случае, если чувство дружбы застилает мне глаза. Тебе надо знать что-то ещё?
Он слегка покраснел и опустил голову.
- Нет, Мастер Амая.
Амая улыбнулась про себя. Подросток, до мозга костей впитавший самоуверенность прирожденного дворянина... Но, по крайней мере, Муши научил его манерам.
- Госпожа Мейшанг одна из ваших. Она вышла замуж за профессора Тингжэ Вэна, покорителя земли, археолога и историка из Университета Ба Синг Се...
- Он знает? - Ли поймал её взгляд и отвел глаза. - ...Простите.
Это был законный вопрос.
- Он знает, - кивнула головой Амая. - Но ему нет до этого дела. Не думаю, что Тингжэ уделяет внимание чему-то, что произошло после смерти Аватара Киоши. Мейшанг приходится напоминать ему о днях рождения детей. - Она захихикала и покачала головой при этом воспоминании. - Когда родился Джинхай, студентам Тингжэ пришлось вытаскивать его из секции редких свитков в библиотеке! Он искал следы переписки человека из Народа Огня с кем-то, кто исследовал Аватара одним духам ведомо, зачем. Я думала, что Народ Огня волнует живой Аватар, а не мертвые.
Никакой реакции. Он даже не дернулся. По правде говоря, это была настолько осторожная не-реакция, что ей стало страшно.
"Чем это вызвано?"
- У них есть дети? - осторожно спросил Ли.
- Четверо, - ответила Амая, вставая на ноги. "Мне о стольком хочется тебя расспросить. Жаль, но с этим придется подождать". - Они не знают историю своей матери. Так безопаснее. Остальное я расскажу тебе по дороге.

***

"Милый дом", - подумал Зуко, мысленно сравнивая его с другими виденными им жилищами Царства Земли. Дворцом при всем желании его не назовешь, он даже не особенно большой, но Среднее Кольцо определенно заткнет за пояс Нижнее в том, что касается неброского вкуса.
- Почему вы живете не здесь?
- Большинство из тех, кому нужны мои услуги, никогда не выйдут за пределы Нижнего Кольца, - тихо ответила Амая. - Если бы Мейшанг не влюбилась в Тингжэ, я сомневаюсь, что она бы переехала. Твоим соотечественникам сложно подстраиваться. - Синие глаза пристально рассматривали его. - Ты хорошо себя чувствуешь?
"Меня разыскивают за невыполнение долга и измену. Моя сестра хочет моей смерти. А духи устроили так, что весь Народ Огня будет желать мне смерти. Как, по-вашему, я себя чувствую?"
- Я в порядке, - выдавил Зуко. - У меня всё ещё есть дядя, и...
"Я - покоритель воды". Отчаяние разверзлось как бездонная дыра, желая поглотить его. "У меня нет никого".
"...Нет". Он цеплялся за надежду, как того и хотел дядя, несмотря на то, что это чувство резало его до самых костей. "Он сказал, что не ненавидит меня. Даже когда он узнал... после того, как мама...
Он -
дядя. Он не отвернется от меня. Не отвернется."
Если бы он только мог быть в этом уверен.
- У меня всё ещё есть дядя, - тихо повторил Зуко. - Думаю... большинство из тех, кто попадает сюда, не так удачливы.
- Да, некоторые, - Амая хмуро смотрела на него, о чем-то думая, потом потрясла головой, прогоняя мысль, и, жестом велев следовать за собой, постучала в переднюю дверь.
- Амая? - Женщина средних лет, безупречно одетая даже несмотря на ранний час. - О, я рада, что вы здесь... Почему вы здесь?
- Я бы хотела познакомить вас с моим новым учеником, Ли, - поспешно сказала Амая. - Кто ранен?
- Суин, - ответила Мейшанг, отходя в сторону, чтобы дать им войти. - Была её очередь готовить завтрак. Мы предупреждали её об осторожности, но она в таком неловком возрасте...
Зуко слушал вполуха, высматривая что-нибудь необычное. Не то чтобы он знал, что необычно для дома профессора из Царства Земли. Он предупреждал об этом Амаю на пути сюда, но она просила, и он должен был постараться.
"Суин - младшая дочь", - вспоминал он краткий брифинг Амаи. "Тринадцать лет, не покоритель. Старшая сестра, Джия, хороший покоритель земли, но скрывает это - местным дамам это неприлично. В основном её учит отец. Она занимается время от времени, потому что учится в университете вместе со старшим братом, Мином. Ему шестнадцать, он проходит официальное обучение, и Амаю это беспокоит. Армия - это одно, но если его завербуют Дай Ли... Он говорил об этом несколько раз, и семью это совсем не радует".
И был ещё Джинхай. Конечно, он ничего не знал о нормальных семьях, но он помнил те времена, когда он проводил время с Лу Теном. Подростки и шестилетки не всегда хорошо смешивались... Зуко нахмурился, склонившись к расписной ширме, полусложенной рядом со входом и закрывающей вид на каменные ступени, ведущие на второй этаж. Неужели это дырки от искр прячутся среди черных перьев котосовы?
Довольно далеко от кухонных искр. Даже если у них открытый очаг вместо плиты.
Когда, пошарив рукой, он осмотрел пальцы, на них были частички сажи. Сажа находилась гораздо ниже уровня, на котором несут свечу. Взрослые, напомнил себе Зуко. "Когда тебе было шесть лет, тебе тоже приходилось ходить со свечой". Что было чертовски унизительно для потомка рода Созина. Он учился обходиться без них при малейшей возможности. Он тренировался неслышно скользить в темноте с тех самых пор...
"Джинхаю шесть лет. Суин обожглась. Искры там, где их не должно быть."
Нет, не может быть. Это семья покорителей земли.
Сузив глаза, Зуко принялся искать.
- Что ты ищешь?
Суин. Её рука была исцелена, но зеленые глаза смотрели с подозрением, пока её мама и Амая разговаривали, и Мейшанг попутно спасала завтрак от подгорания. При всей её молодости, Суин все же окинула его оценивающим взглядом, который странным образом напомнил ему взгляд лейтенанта Джи после шторма.
- Узнаю, когда найду, - ровно отозвался Зуко, присев на корточки, чтобы видеть дом с высоты шестилетнего ребенка. "Очень надеюсь, что я ничего не найду".
Там. Кусок стены выглядел светлее, чем остальная часть. Один правильный прямоугольный кусок, как будто висящий рядом свиток с рисунком немного сдвинули в сторону... Отогнув бумажный рисунок, он увидел почерневшие следы маленьких пальцев.
"Черт".
- Если ты не знаешь, что ищешь, как ты узнаешь, если найдешь? - Суин храбро улыбнулась, положив руку ему на плечо. - Ты уже что-нибудь нашел? У нас есть замечательный арахисовый соус...
- Суин, - тихо сказал Зуко. - Где Джинхай?
Она пришла в себя очень быстро, следует отдать ей должное.
- Был здесь несколько минут назад... Вечно он ошивается на кухне, хотя знает, что должен ждать, пока не приготовят еду... - Она встретила его взгляд и с трудом сглотнула.
- Он был здесь, - всё так же тихо продолжал Зуко, - когда ты обожглась.
- Я... я отвлеклась, - Она прямо смотрела на него, словно мама-уткочерепаха перед своим выводком. - Это был несчастный случай.
Ты знаешь. И если она знала о своем младшем брате, чего она не знала?
- Несчастные случаи могут стать хуже, когда люди не понимают, что делают, - откровенно заявил Зуко, усилием воли сдерживая дрожь в руках. "Чем больше людей знает, тем в большей мы опасности. Но это мои люди, пусть они сами того не знают". - Суин, я могу помочь.
Суин испуганно ахнула, и внимание её матери переключилось на них.
- Что происходит? - спросила Мейшанг.
- Я бы тоже хотела знать, - спокойно сказала Амая. - Ли?
- Мастер Амая, - Зуко не пытался смягчить суровое выражение своего лица. - У нас проблема.
- Где он? - громыхнул голос на втором этаже. Молодой, мужской и сердитый.
Вслед за ним раздался невнятный стон. Джия, решил Зуко, слыша приглушенную ругань в адрес идиотского старшего брата, который не умеет сдерживать голос.
- Не прикрывай его, Джия! Не в этот раз! - Полувыбритый, в наспех наброшенной университетской форме, Мин размахивал связкой перевязанных ленточками исписанных бумаг, щедро покрытых ещё непросохшими чернилами. Камни трещали под его ногами, когда он с топотом спускался по лестнице, оставляя за собой смятые ступени. - Мои лекционные записи! Ты представляешь, сколько времени уйдет на их переписывание?
"Ты представляешь, сколько времени уйдет на исправление этих ступеней?" насмешливо подумал Зуко, приложив руку к кожаному мешку с водой, чтобы согреть её. Иметь дело с расстроенным покорителем земли без покорения огня и без его дао вовсе не возглавляло список его развлечений на сегодня.
- Мин, лестница! - резко одернула Мейшанг.
- Шлак с ней, с лестницей! На этот раз он не отвертится... - Мин осекся, как следует разглядев лицо Зуко. - Ты ещё кто такой?
- Я с ней, - спокойно отозвался Зуко, кивнув головой в сторону Амаи, и отметил буйный нрав, то, что потревоженные камни торчали под разными углами, вместо упорядоченных рядов, и отсутствие устойчивой стойки. "Обучен, но без опыта. Просто сохраняй спокойствие и держи голову холодной." Он снова повернулся к Суин.
- Вероятно, он тоже испугался. Я знаю, каково это. "И даже дважды. Кто-то меня очень сильно ненавидит".
Суин чуть побледнела, но кивнула.
- Что ты будешь делать?
Зуко постарался улыбнуться, но, вероятно, это выглядело не слишком ободряюще.
- Во-первых, надо прекратить несчастные случаи.
- Несчастные случаи? - глаза Мина прищурились, он с грохотом устремился к кухне, движением руки подняв незаметную дверцу в полу, ведущую в подвал для овощей. - Ну, ладно, паршивец. Никакого милого старшего брата на этот раз.
"Ты собираешься загнать в угол... Ах, ты, идиот!"
Зуко подскочил достаточно быстро для того, чтобы поймать дверцу прежде, чем она упадет на место. Тонкий слой камня поверх дерева обрушился вниз с большей силой, чем можно было ожидать, исходя из его веса. Значит, Мин не хотел, чтобы ему мешали.
Выдохнуть и толкнуть.
Камень и дерево раскололись.
"...Ой".
Он прыжком преодолел открывшуюся внизу лестницу как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мин рывком вытянул заплаканного темноволосого мальчика из-за глиняных кувшинов с рисом.
- Пусти! - Джинхай извивался, пытаясь высвободить руку. - Я не хотел! Прости меня!
- Прятки тебя не спасут, - мрачно начал Мин, схватив мальчика за воротник и встряхнув так, что у того клацнули зубы. - Я сделаю то, что папе следовало сделать недели назад.
"Нет!"
Джинхай вскинул руки перед лицом, и искры полетели.
Приземлившись на пол подвала на корточки, Зуко вскинул руки, чтобы отразить их, а потом резко опустил раскрытые ладони вниз. Все искры погасли.
Мин выронил мальчика и отступил назад с выражением неподдельного ужаса на лице.
- Ты... ты...
Посмотрев на старшего брата, Джинхай снова разревелся.
- Осёл, - проскрежетал Зуко. Плавным движением обойдя Мина, он подхватил на руки Джинхая прежде, чем тот успел отползти. - Всё хорошо. Ш-ш-ш. - Он крепко прижал к себе мальчика, поглаживая его по вздрагивающей спине. Так, как делала Урса много лет назад. - Просто дыши. Всё будет хорошо.
- Ты кто? - шмыгнул носом Джинхай.
- Я Ли, - ответил Зуко. - Ученик Амаи. Пойдем, поговорим с твоей мамой, ладно? Думаю, она хочет знать, что мы все в порядке.
- В порядке? - выплюнул Мин. - Он же... он...
- Покоритель огня, - твердо закончила Суин. - Долго же до тебя доходило.
- Ты знала?
Оставив свою талантливую союзницу отвлекать Мина, Зуко вынес Джинхая вверх по лестнице и вручил его бледной Мейшанг. С большим трудом. Мальчик не желал его отпускать.
- Он не ранен,- доложил Зуко. - Но ему нужно научиться контролю, или люди заметят то, что Суин не сможет прикрыть.
Джинхай зарылся лицом в одежду матери.
- Я не хотел.
- Я знаю, милый, - тихо сказала Мейшанг. - Ты не сделал ничего плохого. Мамочка просто... удивилась. - Она переводила взгляд с Зуко на Амаю. - Ему же шесть!
- Иногда так бывает, - Зуко пожал плечами, и чуть не добавил "мне было восемь". Злые языки дворян до сих пор судачили о позднем пробуждении покорения огня принца Зуко, хотя эти сплетни были и вполовину не такими сочными, как обсуждения его шрама. Нет смысла оставлять Азуле подсказки.
- Как, черт возьми, так вообще получилось? - Мин с грохотом поднимался по лестнице, у него за спиной Суин закатила глаза.
- Мин Вэн, следи за языком! - приказала Мейшанг. - Подобные выражения могут быть уместны среди молодых идиотов в университете, но они неподобающе звучат в этом доме!
- ...Прости, мама, - Мин выглядел виноватым ровно одну секунду. - Но как? Мы же граждане Ба Синг Се! Папа - покоритель земли!
- А мама - беженец войны, - отрезала Суин. - Включи голову, Мин.
Мейшанг уставилась на дочь.
- Ты знаешь?
- Джия помогла мне разобраться, - смущенно сказала Суин. - Ты нечасто говоришь о внешнем мире, но по твоим рассказам ясно, что ты пришла издалека. Ты знакома с кучей людей, которые выглядят, как Ли. И когда с Джинхаем стали происходить эти вещи... - Она пожала плечами.
- Ты не можешь быть оттуда, - сказал обескураженный Мин. - Ты не одна из них.
- Хорошие люди есть везде, Мин, - спокойно заметила Амая. - Неважно, из какого они народа, или какой у них элемент. - Она бросила оценивающий взгляд на Зуко. - Ты можешь его научить?
- Это займет некоторое время. Гасить огонь сложнее, чем разжигать, - честно признался Зуко. - Да, я могу.
Джинхай выглянул из объятий матери и посмотрел на него круглыми глазами.
- Ты погасил огонь!
- Да, - улыбнулась Амая и, став серьезнее, повернулась к Мейшанг. - Вам следует поговорить с мужем и сообщить мне о своем решении. Ли - мой ученик. Если он должен учить кого-то ещё, придется составить расписание.
- Чему может покоритель огня учится у покорительницы воды? - язвительно поинтересовался Мин.
"Ты никогда не сражался с другим элементом, так? Духи, надеюсь, кто-нибудь обучит тебя до того, как это случится, или ты пепел".
- Исцеление, - объяснил Зуко. - Не все из нас хотят убивать людей. Покорители огня варят стекло. Плавят сталь. Они делают кучу вещей, не связанных с войной. "Хотя по приказу Хозяина Огня многие люди оставили эти занятия".
Это было неправильно. Такова была воля его отца, но... Неправильно, что другие народы не видели от покорителей огня ничего, кроме убийств.
Мин прижал руки ко лбу, словно пытаясь унять головную боль.
- Это безумие.
Зуко подавил усмешку. "Добро пожаловать в мою жизнь".

***

Захлопнув дверь клиники, Ли на минутку прижался лбом к деревянной планке, беззвучно вздохнул и выпрямился.
- Это всё?
"Ровный голос, готовая стойка. Никогда не подумаешь, что у него был день, после которого большинство молодых людей просто свалились бы на землю". Амая изучала своего ученика. "Не думаю, что это притворство. Он не экономит силу, нет, но он тратит её с умом, с осторожностью. Так, чтобы и работу выполнить, и сохранить подвижность".
Муши говорил, что мальчик не был солдатом. Но Ли отличался той же стальной дисциплиной, которую она видела у лучших покорителей земли на Внешней Стене.
"И что-то ещё". Она прищурилась, пытаясь вычленить это. "Те солдаты - часть отряда, они уверены, что подкрепление всегда придет, чтобы выручить их... или хотя бы отомстить. Ли не такой. У Ли нет подкрепления".
У неё перед глазами до сих пор стоял тот рвущийся к ней поток обжигающего оранжевого огня, и то, как Муши отбил его в сторону, оставив дым и дрожащий от жара воздух, но она больше не испытывала гнева. Не после того, как мальчик день напролет выполнял всё её требования, работая с людьми, которые даже ей действовали на нервы, сдерживая все едкие замечания с профессионализмом солдата, выполняющего неприятный, но необходимый долг. Не после того, как она видела его с Джинхаем.
"И всё же я хочу знать, как он сломал ту дверцу в полу. Он использовал покорение, так?"
- Мне нужна твоя помощь ещё в одном деле, - Амая жестом указала на один из свободных стульев. - Садись.
- Зачем? - с опаской спросил Ли, но подчинился.
- Я хочу осмотреть твой глаз.
Ага, побелевшие костяшки пальцев старательно скрылись в рукавах халата.
- Это шрам. Его нельзя излечить.
Что по звучанию было наиболее близко к "иди к черту" из всего сказанного за целый день. "Значит, где-то там всё же прячется подросток, - подумала Амая с веселой иронией. - Я уж было начала сомневаться".
- На поверхности, да. Эта отметина останется с тобой навсегда. Но снизу... тело восстанавливается годами. Что-то до сих пор можно исправить с помощью покорения. - Она прямо взглянула ему в глаза. - Хьёдзин говорит, что ты искусно владеешь дао. И мне не надо рассказывать, что подобная рана делает с периферийным зрением. Давай посмотрим, что я могу с этим поделать.
- ...Что мне делать?
- Сиди неподвижно и держи глаз закрытым. Будет немного покалывать. - Покрыв руки водой, Амая прикоснулась пальцами к бугристой плоти и замерла, ожидая. Свежие раны были очевидны, похожие на островки болотного ила на чи тела, которые затягивали её, как зыбучий песок. Шрамы были тоньше. Мельчайший песок, текущий под её пальцами.
"Вот ты где".
Она никогда не будет великим целителем, никогда не сможет закрыть смертельную рану, когда пациент стоит на краю смерти. Но шрамы не требовали силы. Им было нужно искусство и терпение.
Кусочек за кусочком, она восстанавливала всё ещё заживающие ткани, побуждая их набраться сил и снова стать целыми. Она углубила концентрацию, проникнув в кровь, и занялась тем, что лежало непосредственно под шрамом.
"Иногда, чтобы что-то исправить, сначала нужно это разбить".
Тонкая работа, и, скорее всего, куда более болезненная, чем простое покалывание. Но её пациент не издал ни звука.
"Хватит".
Амая извлекла свою энергию из его крови, вернув её в исцеляющую воду, потом медленно провела рукой по шраму, чувствуя, как песчинки царапают её чи, пока она заново исцеляла плоть. Она задержала пальцы, проверяя работу, и кивнула.
- На сегодня хватит.
- На сегодня? - Ли поморгал, пока она возвращала воду в тазик. - Вы планируете делать это снова?
- По крайней мере, в течение недели, а лучше двух. Медленно и терпеливо - вот рецепт работы со старыми ранами. Запомни это. Нет, сиди на месте, - поспешно добавила Амая прежде, чем он успел встать. - Зрение влияет на твое равновесие. Дай себе время привыкнуть. - Она терпеливо улыбнулась ему. - Может быть, ты пока расскажешь мне, что именно ты сделал с дверцей в подпол у Мейшанг?
- О, - Ли покраснел. - Я перестарался.
- Осколки камня как бы говорят об этом, - насмешливо согласилась Амая. - Что ты сделал?
- Дышал, - не моргнув глазом, выпалил Ли. Увидев её поднятую бровь, он пожал плечами. - Вместо того чтобы послать энергию наружу, создав пламя, нужно оставить её внутри. Это немного повышает силу и скорость. - Ещё одно движение плечами. - Ничего особенного.
- Ты сломал дверь, - отметила Амая.
Его краска усилилась.
- Надо было знать, что она не будет такой же прочной, как железо, - пробормотал Ли, опустив глаза. - Вы бы видели дядю! Он может просто толкнуть, легонько, как шлепок котенка кошкосовы, и человека отбросит в сторону на сорок футов.
Амая смотрела на него во все глаза. Всё ещё разглядывая пол, Ли этого не заметил.
- Я стараюсь не использовать этот прием слишком часто. На него нельзя полагаться. Никогда не знаешь, когда твое покорение могут забрать.
- Могут что? - в ужасе переспросила Амая. - Покорение - дар духов!
- Которым нельзя пользоваться, если ты не можешь двигать свою чи, - теперь Ли смотрел на неё, ничего не понимая. - Разве в Ба Синг Се нет специальных отрядов? Людей, которые знают, как блокировать чи?
- Если бы они были, я надеюсь, я бы знала об этом, - заверила его Амая, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок. - Кто-то может забирать покорение? Навсегда?
Ли покачал головой.
- Только на несколько часов. Всё зависит от силы удара.
Амае стало нехорошо.
- И ты видел, как это происходит.
- Можно и так сказать, - буркнул Ли. Его рука почти что коснулась одного из узловых меридианов чи в боку, прежде чем он, усилием воли, снова вцепился в стул.
"Не реагируй, - с усилием приказала себе Амая. - Всему ещё может найтись разумное объяснение".
- Ты можешь описать симптомы? Я бы хотела знать, чего ждать.
- Хорошо.

***

- Леди Амая? - Айро поставил чашку чая перед дрожащей целительницей, сидевшей на стуле в его кухне. - Ли поздновато пошел по магазинам, как бы сильно я ни ценил ваше предложение купить жареную утку вскладчину.
- До комендантского часа ещё несколько часов, и лицензия дает ему право ходить даже позже, если он направляется к пациенту или возвращается домой. - Амая обхватила чашку пальцами, словно ей было холодно. - Муши... вашего племянника саботировали.
Муши замер на середине глотка, медленно опустил чашку на стол.
- Объясните, пожалуйста.
- Я не могу поверить... Духи, если это ребенок, которого ваш брат прочит в наследники, то с этим человеком что-то не так. Его стоит бросить за борт к леопардовым акулам... - Амая прервалась и выдохнула гнев в виде ледяного порыва. - Сестра Ли. У неё есть подруга, которая знает это... блокирование чи?
"Тай Ли".
- Я знаю, о какой девочке вы говорите.
- Она заставила эту девочку тренироваться на Ли.
Если бы в его руках была чашка, он бы точно её раздавил.
- Самое странное, что Ли совсем не винит девочку, - тихо добавила Амая. - Его сестра попросила её об этом, назвав это необходимой тренировкой, и ей пришлось это сделать. Даже против воли. - Синие глаза умоляюще смотрели на него, отчаянно желая, чтобы это оказалось неправдой.
Айро поморщился.
- Всё так и было. Девочка не могла отказать сестре Ли в её... просьбе. Иначе её ждали серьезные последствия. Этой девочке приходится думать о шести сестрах, каждая из которых могла оказаться под угрозой. - Он подавил свой гнев. - Как часто? Как давно? "Какой вред она причинила, а я даже этого не заметил?"
- Какого рода последствия, Муши? - потребовала Амая. - Почему, во имя всего святого, и вы, и Ли не считаете важным то, что она навредила ему?
- Это важно, - заявил Айро. - Это очень важно. Но Ли никогда не хотел, чтобы сестры девочки погибли из-за её отказа.
Побледнев, Амая откинулась на спинку стула.
- Погибли? - она сглотнула. - Сестра Ли могла...
- Убить их? - закончил за неё Айро. - Их всех? Да, могла. Они уже делала такие вещи. - Даже путешествуя по миру, он оставался в курсе событий в королевской семье. Его контакты в армии морщились, когда рассказывали о действиях Азулы, но они достаточно уважали его, чтобы не скрывать правду. И, честно говоря, сжигание стражника прямо на ступеньках дворца за неучтивость было невозможно замять. - Расскажите, что вы имеете ввиду под саботажем. Сестра Ли не стала бы блокировать его чи во время его тренировок. Она слишком хитрая для этого, - закончил он, прибавив это скорее для самого себя.
- Не... во время официальных тренировок, - тихо продолжала Амая, хотя её голос дрожал от слез. - Она организовывала это позже, и не каждый раз. Но достаточно часто для того, чтобы он упомянул техники, которые он избегает использовать, потому что если твое покорение отключат во время их выполнения... - Смуглые пальцы, лежавшие на столе, согнулись, сложившись в непривычные для неё кулаки. - Она мучила его, Муши. Своего собственного брата. - Синие глаза блестели от гнева и боли разочарования. - И вас это даже не удивляет.
Айро склонил голову, принимая выговор. И вину.
- Могу только сказать, что, как и мой брат, она отлично маскирует истинную природу своих действий, - тихо скала он. - Я оставил застенчивого, счастливого восьмилетнего мальчика, который только начал учиться покорять огонь в полной уверенности, что его отец наконец-то полюбит его. Когда я вернулся, я обнаружил, что матушка Ли пропала, его сестра практически объявлена истинной наследницей, а сам Ли превратился в злого одиннадцатилетнего ребенка, чьи навыки были... - он не смог закончить.
- Саботированы, - Амая стиснула чашку, на её лице застыл ужас и недоверие. - Как мог его отец допустить?..
- Сомневаюсь, что он знал, - сухо заметил Айро. - Да, мой брат выбрал дочь, но позволить Ли позорить семью своими навыками? Нет, он не допустил бы такого, - Он горько рассмеялся. - Это много объясняет. Например, почему навыки Ли так значительно улучшились после нашего отъезда. "И почему он так упорно развивал умение незаметно передвигаться".
- Вы правда верите, что шестилетняя девочка могла спланировать такое?
- Спланировать ход событий, которые утвердят её в звании наследницы, а Ли отодвинут в сторону? - холодно спросил Айро. - Да. Мы искусны в составлении далеко идущих стратегий. Это у нас в крови. Судя по письмам, которые присылала мне матушка Ли, её дочь выбрала ту девочку и ещё одну компаньонку в качестве друзей за несколько недель до того, как впервые встретила их в школе. И поверьте мне, сестра Ли не нуждается в друзьях, - он нахмурился, погрузившись в воспоминания. - Хотя, она не могла действовать прямо до тех пор, пока Ли исполнилось девять. Девочек из той семьи не обучают чи-блокам, способным остановить покорителя огня, до того, как им исполнится хотя бы семь лет.
- И вы ни капли не удивлены, - душевная мука сквозила в каждом слове Амаи. - Туи и Ла, почему вы не забрали мальчика и... - она осеклась, прижав пальцы ко рту, чтобы скрыть свой ужас.
- Забрать верного покорителя огня у его отца? - тихо переспросил Айро. - Я сделал бы это, если бы мог. - Он вздохнул. - Если бы я верил, что мы переживем бегство. Да, мне следовало увезти Ли ещё годы назад, и исчезнуть. Но за нами бы охотились даже на краю света. Я избрал более медленный путь и не стану об этом жалеть. Он предпочел исцелять, а не вести войну. Отец Ли никогда не одобрит такого выбора. Ли знает об этом, но он выбрал учиться у вас. И это самый воодушевляющий знак, который я видел за долгое время. - Айро сложил перед собой руки, разглядывая её с величайшей серьезностью. - Есть один секрет, о котором знают немногие, леди Амая, но я верю, что вы мудро им распорядитесь. Внезапно разбить чью-то верность - это смерть. Но если медленно износить её, воспитывая на её месте другую, более сильную верность... тогда есть шанс выжить. Даже для покорителя огня.
Целительница села прямее, размышляя над этим фактом.
- Вы это точно знаете.
- Да, - кивнул головой Айро.
- Вы говорили, что были верны Азулону.
- Был, - признался Айро. - Пока мне не пришлось выбирать между приказом Хозяина Огня и жизнями солдат под моим командованием, - он печально усмехнулся. - Признаюсь, я удивил сам себя. Я не понимал, как сильно мы привязались друг к другу. - Он пожал плечами. - Мне повезло. Один человек понял, что я заболел, и почему. И он не предал меня. - Только позднее он узнал, какие удивительные способности к игре в Пай Шо скрывал его адъютант Тоширо.
- Ли не знает. - Это был не вопрос.
- Нет, - тихо признался Айро. - Не говорите ему. Выбор Ли гораздо сложнее, и вам небезопасно об этом знать. Если нам повезет, обстоятельства сложатся в нашу пользу.
- Ваш племянник не верит в удачу, - заметила Амая.
- Если судьба настолько к нам неблагосклонна, тогда он должен сделать выбор, основываясь на том, что правильно, - тяжело сказал Айро. - Я сделаю всё, что смогу, чтобы гарантировать его выживание. - Он посмотрел на неё с улыбкой заговорщика. - И всё, что вы сможете предпринять для того, чтобы привязать его к этой жизни, вместо той, что осталась позади, пойдет ему только на пользу.
- Вы ещё удивитесь, - немного краски вернулось на лицо женщины вместе с искрой озорного юмора. - Кажется, он и сам прекрасно справляется.
- О? - Айро с любопытством приподнял бровь.
Стук в дверь.
- Я дома, - раздался из-за двери голос Зуко, прежде чем он открыл дверь и вошел в дом, держа в руках сверток с мясом. Юноша оглядел их обоих. - Что-то случилось?
- Вовсе нет, - улыбнулась Амая, принимая свою половину утки. - Я просто сказала твоему дяде, что вам стоит поговорить о Джинхае. Спокойной ночи.
- Джинхай? - спросил Айро, как только целительница ушла.
- Джинхай Вэн, - Зуко вздохнул, добавив утку к уже разогретому рису и овощам. - Его отец - профессор в Университете Ба Синг Се и покоритель земли. Как и его старший брат и одна из сестер. Его мама - одна из нас.
"Нас". Айро улыбнулся, разливая чай к ужину. "Ты всегда был верен своему народу".
- И?
Зуко криво усмехнулся.
- Джинхаю шесть лет. И он просыпается на рассвете.
Он, конечно, не пролил чай на своего племянника, но всё же поспешно поставил чашку на стол.
- Покоритель огня? Рожденный в Ба Синг Се?
- Я могу научить его гасить огонь, - тихо сказал Зуко. - Они видели, как я не дал ему случайно обжечь брата, они знают обо мне. Но они не знают о тебе. - Он стиснул зубы. - Не знаю, честно ли это по отношению к Джинхаю.
- Ты прекрасно справишься, - твердо заверил его Айро. - Ты отлично владеешь основами. Дай ему прочный фундамент, а остальное приложится. - Он улыбнулся. - Итак, мой ученик станет учителем. Я доволен. - Он вздохнул. - И взволнован. Покоритель земли или покоритель воды может тренироваться в тайне. Покоритель огня...
- Рано или поздно, но он выйдет из себя, - мрачно закончил Зуко. - Я знаю, но не могу же я просто бросить его!
- Разумеется, не можешь, - согласился Айро. "Хотя твоя сестра смогла бы. В мгновение ока".
- Ему надо уехать из Ба Синг Се, - пробормотал Зуко.
- И куда же? - спросил Айро. - Куда может пойти юный покоритель огня, чтобы не угодить в лапы войны?
- ...Я не знаю.
- Ешь, - посоветовал Айро. - Давай насладимся этой уткой, и, может быть, ответ придет.
Утка была отменной. Может быть, в один из дней он убедит леди Амаю разделить ещё одну. Так получалось гораздо дешевле...
"Живи настоящим".
Обглодав дочиста косточки, Айро откинулся на стуле, пока Зуко собрал тарелки и украдкой подул на воду, чтобы согреть её.
- Покоритель огня из Ба Синг Се. - Отставной генерал покачал головой, удивляясь собственной недальновидности. - Я должен был предугадать, что такое может случиться, когда мы узнали о покорителях воды из Туманного Болота. Оно находится на территории Царства Земли, и, однако, в каком-то смысле, они из Племени Воды.
- И что с того? Духи в Царстве Земли запутались? - бровь Зуко изогнулась. - Что странного в том, что Джинхай родился здесь? Многие покорители огня рождаются в колониях.
- Под управлением Народа Огня, - практично напомнил Айро. - Покорение частично зависит от влияния духов на мир и напрямую связано с философией наших народов. Ба Синг Се - сердце Царства Земли. Любой покоритель, рожденный здесь, должен принадлежать земле.
- Знаешь, на этот раз, дядя, твои философы ошиблись, - мрачно буркнул Зуко, опуская тарелки в горячую воду.
- Как это? - Айро с любопытством разглядывал племянника.
- Я хочу сказать, если следовать твоей философии, как может кто-то стать Аватаром? - быстро нашелся Зуко. - Он же должен родиться в одном из четырех народов.
- Правда, - согласился Айро. "Хотя ты думаешь совсем не об этом". Он нахмурился. - Но я никогда не слышал, чтобы два элемента рождались в одной семье... - Он замешкался, когда припомнил одну старую сплетню. - Остров Киоши.
- У них там много синих глаз, - вспомнил Зуко, стоя, скрестив руки в ожидании, пока отмокнут тарелки. - Южное Племя Воды часто приезжает туда для торговли, так?
- Столетиями. И сам остров не принадлежит ни на территории Царства Земли, ни территории Племени Воды, - задумчиво протянул Айро. - В прошлом и покорители земли, и покорители воды называли его домом.
- Ба Синг Се принимает всех, если ты согласен держать голову низко и не создавать проблем, - глаза Зуко прищурились. - Это не то, что ты рассказывал о земле.
- Нет, - Айро помрачнел. - Земля многообразная, сильная, но не жесткая, не наказующая. - Он вдохнул пар от чая. - Значит, они купили безопасность за счет своих идеалов и потеряли сами себя.
- Поэтому здесь рождается более чем один элемент? Остров Киоши не отказался от того, кто они такие, - возразил Зуко.
- Это так, - пробормотал Айро, поразившись неистовому блеску зеленых глаз. "Как драконий огонь". - Как и леди Амая. Как и мы. Спрятаться, столкнувшись с непреодолимой силой, не значит сдаться. Это адаптация. Настойчивость. Воля. - Он посмеялся. - Вода, земля и огонь.
- Не смешно, - угрюмо буркнул Зуко. - Если здесь может родиться любой элемент...
- Джинхай не станет последним, - кивнул встревоженный Айро. - Те из наших людей, кто считают себя надежно спрятанными, на самом деле ошибаются. - Он остановился, заметив, как грустно поникли плечи его племянника. - Зуко?
- Не любой элемент, - тихо сказал Зуко. - Здесь нет свободы.
"А без этого воздух не сможет укрепиться в духе человека".
- Нет, - грустно согласился Айро. - Не здесь...
Зеленые глаза взглянули в зеленые и вдруг широко распахнулись.
- Где-нибудь ещё, - выдохнул Зуко.
Айро поднял бровь, побуждая племянника продолжить. Если мысли Зуко шли тем же путем, что и его собственные... Это не станет исполнением воли Озая.
"И всё же, Хозяин Огня не запрещал Зуко делать это, - насмешливо подумал Айро. - И это поможет нашему народу. Пожалуйста, племянник, ступай осторожно. Даже сейчас ты идешь между своими верностями".
- Что, если бы было место, куда можно уехать? - медленно произнес Зуко. - Где-нибудь... где небезопасно, отнюдь небезопасно, но где есть свобода. Для всех.
- Такого места не существует, - заявил Айро и остановился ровно на одно биение сердца. - Пока.
- Это было бы... - Зуко сглотнул, его горло пересохло. - Огромное предприятие, - шепотом закончил он.
- Хм-м, - Айро поглаживал бороду, сохраняя на лице слегка задумчивое выражение. - Ты обучен управлять войсками, принц Зуко.
- Да, но это...
- И строить полевые укрепления, и проводить эвакуацию в экстремальных условиях.
- Да, но, дядя...
- И знаешь, что требуется для основания новой колонии и обеспечения её процветания, - Айро многозначительно улыбнулся ему.
Зуко поморщился.
- Ты знаешь, что случилось с Азулой.
- Я знаю, что у нас было относительно мало времени для составления плана, и мы вступили в бой в очень невыгодном положении, - отрезал Айро. - Но ты добился своей цели. Мы живы, Аватар выжил, а Азула всё ещё не захватила его.
- Я чуть не потерял тебя!
- Значит, на этот раз нам придется строить план более тщательно, - твердо сказал Айро. - Итак, какие первичные данные тебе нужны для составления подобного плана?
Зуко склонил голову, размышляя.
- Место, - наконец, неуверенно сказал он, словно сам не мог до конца поверить в свои слова. - То, что нам потребуется туда доставить, как туда добраться, что нам понадобится на месте - всё это будет зависеть от "где".
- Считай, что у меня есть некоторые соображения, - мягко заметил Айро.
Глаза Зуко распахнулись.
- Правда?
Айро просиял.

***

"Создать место, куда можно уехать".
Сидя в своей комнате с кувшином воды, Зуко поднимал и опускал руку, изучая, как вода опускалась и поднималась вслед за ней. Это было одновременно и легче, и труднее, чем огонь. Легче двигать: вода хотела двигаться, даже будучи запертой в кувшине. Тяни и толкай и изменение были частью её природы.
Но если двигать её было легко, то понять, как именно её двигать, было трудно. Огонь был мечом в его руках. Вода была... Проклятие, дядя всегда мог подобрать правильные слова, почему он не может?
От разочарования он резким движением согнул пальцы. Вода извернулась вслед за ними, снова и снова, истончаясь, пока с плеском не рухнула обратно в кувшин.
"Как сеть для осьминога".
Глядя на вздрагивающую воду, Зуко принялся обдумывать эту мысль. Три года на корабле. Он частенько ловил наживку для рыбалки, используя сеть... и плавное движение, напоминающее те, которые он видел, когда Катара покоряла воду.
"Смотри на цель". Он отметил точку в воздухе. "Приготовь сложенную сеть". Одна рука чтобы осторожно держать, другая - чтобы направлять бросок.
Что-то прохладное скользнуло по его коже, и он чуть всё не выронил.
"Держи! Не смотри на... на сеть. Смотри на цель. Просто держи и жди".
Всё это время его не оставляло ощущение одновременно и мокрых, и сухих рук. Духи, это было так странно.
"И бросай". Небольшой поворот ладони в конце, который он отрабатывал целую вечность, придающий движению крутящий момент, который заставит грузики на конце сети раскрыться прямо над ничего не подозревающим косяком рыбешек...
Вода схлопнулась вокруг намеченного воздуха как украшенная драгоценностями мухоловка, подтянув к нему запертый пузырь по велению его рук.
"Сработало?" Не веря собственным глазам, Зуко взял пузырь на ладонь и ткнул в него пальцем. Мокро, а потом сухо. Он поймал свою цель, даже если это был всего-навсего...
ПЛЕСЬ.
Стерев с лица капли, Зуко вздохнул, и начал аккуратно делать руками собирающие движения, чтобы убрать лужу с пола. "Ещё отрабатывать и отрабатывать".
Час спустя, он отправил сферу грязной воды в раковину и дал ей стечь, потом на цыпочках прокрался обратно в спальню, неслышно затворив раздвижную дверь, и рухнул на постель.
"Разобрался, я думаю".
Вода была другой. Медленнее. Ей не требовались такие резкие движения, как при работе с огнем.
"Это как писать задом наперед".
Его глаза раскрылись в темноте. Задом наперед? Или левой рукой?
"Ритм другой. Тяни и толкай, а не сердцебиение. Но они оба текут. Вода и внешний огонь.
У меня получится".

И если он сможет заставить покорение воды заработать... Тогда может быть, только может быть, дядя не гоняется за летающими свиньями.
"Не пытайся найти место для наших людей. Его нет. Нигде.
Поэтому нам самим придется построить его".
О, духи. Это будет потруднее, чем загнать Азулу в ловушку и пережить это.
"Мне надо начать делать заметки. Много заметок.
...начиная с завтрашнего дня".

Он заснул ещё до того, как успел натянуть одеяло.

Глава 11

   "Наконец-то нормальное расписание", - весело подумал Хьёдзин, поднимаясь по лестнице к клинике Амаи. Не то чтобы он с радостью нес ей вести, но возвращение к регулярным дежурствам принесло облегчение всей его семье...
С каменными перчатками, кажущимися темнее в свете раннего утреннего солнышка, агент Дай Ли стучал в дверь Амаи.
"Без паники!"
Эта здравая мысль помогла отреагировать простым вздрагиванием честного гражданина, даже несмотря на все треволнения предыдущих дней.
"Сохраняй спокойствие", - напомнил себе Хьёдзин, приветствуя покорителя земли осторожным кивком головы. Высокий мужчина с худощавым лицом. Из-за формы было сложно судить, но Хьёдзину показалось, что он скорее жилистый, чем плотный. "Если бы они что-то знали, он был бы не один.
Если только остальные не окопались где-нибудь поблизости".

Он любил свой город, по-настоящему любил, но временами паранойя, порожденная его истинной сутью, стискивала его горло...
"Я бы хотел, чтобы было лучшее место. Место, где можно быть свободным".
Ли открыл дверь, и досужие мечты вихрем вылетели из головы Хьёдзина. "О, Агни, дело плохо".
- Мы можем вам помочь? - спокойно спросил Ли.
- Я пришел за целительницей Амаей, - формально ответил агент, даже не моргнув глазом при виде шрама.
- Как и я, - влез в разговор Хьёдзин, почти столь же формально. - Нам доложили о возможной эпидемии в доках. Что-то из Омашу. Надо отследить и обезвредить источник, быстро.
Агент выглядел недовольным, но спора не прекратил.
- Мой пациент из дворца.
- Я передам ей, - бросил Ли и захлопнул дверь у них перед носом.
"Не знаю, плакать мне или смеяться", - подумал Хьёдзин, стоя столбом. Хотя выражение лица Дай Ли было бесценным.
Прошла минута, Амая открыла дверь.
- Человек или животное? - кратко спросила она агента.
Агент чуть напрягся. Или даже вспотел? Нет, невозможно.
- Нам велели привести вас со всей возможной поспешностью.
- Это снова тот медведь?
Даже прикрытый шляпой с кисточкой, вид у агента стал немного глуповатый.
- Это важно для Царя Земли...
- Ли, собирай свою сумку.
- Я? - молодой покоритель огня, казалось, был более склонен сию же секунду бежать в доки. Хьёдзин не мог его винить.
- На данный момент у него больше опыта с животными, чем с людьми, - прямо сказала Амая, стискивая плечо Ли и разворачивая упрямого подростка, чтобы он шел в дом. - Комод со свитками по лечению животных, третий ящик снизу, красная ленточка. - Когда Ли ушел, она снова посмотрела на агента. - У меня нет сомнений, что он справится с ситуацией, пока я буду помогать городу.
Агент склонил голову, выпрямился и вздрогнул, когда Ли снова появился.
- Зачем тебе горшок с углями?
Держа уложенную сумку в одной руке, Ли дотронулся до перекинутого через плечо ремня, к которому крепились и кожаный мешок для воды, и горшок с углями.
- Животные не всегда понимают, что им хотят помочь. Горячая вода пугает их меньше, а иногда она нужна, чтобы продезинфицировать что-нибудь перед тем, как исцелять.
"Хороший ответ". Хьёдзин старался скрыть облегчение. Следовало знать, что парень придумает подходящую историю. В конце концов, они же добрались сюда, так?
- Ли довольно долго скитался по дорогам, - с искренней симпатией сказала Амая. - Он знает несколько техник, которым не учат на Северном полюсе. - Положив руку на плечо парня, она кивнула головой. - Ты отлично справишься.
Хьёдзин проследил, как они идут по дороге к поджидающей карете, потом вздохнул и прошел за Амаей в дом, где ей предстояло собрать собственную сумку.
- Ты уверена, что это хорошая идея?
- Он знает, чего нельзя говорить, и он знает, что жизнь его дяди зависит от его способности выдавать себя за Ли, целителя-покорителя воды, - тихо ответила Амая. - Он прочный, как оружейная сталь, Хьёдзин. Он не сломается.
- А я-то думал, что он необработанный нефрит, - съязвил Хьёдзин.
- И это тоже, - уложив несколько пакетиков с травами в сумку, Амая улыбнулась. - Видел бы ты его с Джинхаем. Может, он и кажется безжалостным, но под всеми этими шрамами скрывается доброе сердце. - Её улыбка увяла, сменившись тревогой. - Хьёдзин, обычно я не рассказываю о семейных делах, но если что-то пойдет не так, тебе может пригодиться это знание. Джинхаю нужно учиться. Учиться тому, что умеют Ли и Муши. - Она покачала головой. - Надеюсь, Мейшанг и Тингжэ согласятся принять помощь Ли.
На секунду ему показалось, что из его легких исчез весь воздух.
- Несчастные случаи, - выдавил Хьёдзин. - Ожоги. Пожары.
- Очевидно, такой ход событий не необычен, - сухо добавила Амая. - Ли посоветовал поставить в каждой комнате ведра с песком. И запретить Джинхаю подходить к горящей плите до тех пор, пока он не научится контролю. - Она изогнула бровь. - Он также настаивает на том, чтобы Джинхай как можно больше находился на солнце. Я знаю, что покорители воды становятся сильнее при свете луны, но Ли говорит, что покорители огня нуждаются в солнце. Что без него они... голодают. И впадают в отчаяние.
- Да? - осмелился спросить Хьёдзин.
- Он весьма осторожно избегал говорить, в насколько сильное отчаяние.
Это правда. Очевидно, паранойя Ли имела под собой основу. Он мог бы оставить знания при себе, действуя из принципа "не хочу лишний раз открываться". Хьёдзин медленно выдохнул, вспоминая то, что он узнал из рассказов беженцев.
- Лучше сказать "безумие", - признался он. - Слишком долго без солнца - и они умирают. Это похоже на рассказы о тюремных баржах для покорителей земли, расположенных на море. Если вокруг нет твоего элемента...
- Что-то в твоем духе умирает, - закончила Амая и взяла сумку. - Идем?
Выйдя на улицу, Хьёдзин провел её по изогнутым улочкам к докам.
- Ты, кажется, простила парня, который... Ну...
- Ты станешь обвинять человека, который ударил тебя в горячечном бреду?
Хьёдзин нахмурился.
- Он не был болен.
- Был, - грустно отозвалась Амая. - И болен до сих пор. Хотя он значительно поправился даже за эти несколько дней. Тот шрам не только прожег его плоть, Хьёдзин, он прожег его душу. Он цеплялся за свою человечность самыми кончиками пальцев, а я, как ему показалось, отняла последнего человека на свете, которого он любил. Меня бы куда больше волновало, если бы он не напал.
Стражник прищурился, обдумывая запутанную логику целительницы.
- Потому что это означало бы, что он прекратил борьбу.
- Да, - она печально улыбнулась. - Хотя я начинаю думать, что Ли отказывается принимать поражение как возможную опцию.
- Пугающий парень, - пробормотал Хьёдзин.
- Ага.
Задумчивость её тона заставила снова зашевелиться волоски у него на затылке.
- Что-то случилось?
- Меня волнует не то, что случилось, - осторожно начала Амая, - а то, как Ли описал это потом. Вы же обмениваетесь историями с людьми, которые служат на Внешней Стене.
Это был не вопрос. Не совсем.
- Конечно, в укромных уголках, - признался Хьёдзин. Зачастую с выпивкой в руке и дружелюбным барменом, который понимал, что несколько кровавых историй - ещё не повод вызывать Дай Ли. Многие ветераны Стены вступали в стражу, когда годы или ранения лишали их быстроты. - Ты же лечила многих из них.
- Да, но, очевидно, они не хотели отягощать целителя мыслью, что некоторые из их противников казались... нечеловеческими. Слишком сильными. Слишком быстрыми. - Она вопросительно изогнула бровь.
- Я слышал несколько историй, - признался Хьёдзин, предварительно проверив, что в поле зрения нет шляп с кисточками. - Не про обычных солдат, но когда имперские покорители огня выходят размяться... Некоторые из них предположительно могут уклоняться от стрел. Другие ударом откидывают камни, даже когда покоритель земли всё ещё контролирует их. И прочие безумные россказни... - Он осекся, когда вспомнил о клинках, сверкающих в чайной.
"Джет был свежим. Ли падал от усталости".
И всё же Ли удерживал его, отвечая ударом на удар. И тот молниеносный разрез, который должен был закончить сражение, если бы Джет не был наполовину цирковым акробатом... "О, Агни".
Он шумно выдохнул.
- Что ты слышала?
- Дубовая дверь в подпол с гранитным покрытием раскололась от одного удара, - сказала Амая.
- Ым. - А что ещё скажешь на такое?
- Как я уже говорила, меня заинтересовала его реакция, - заметила Амая. - Очевидно, это было "ничего особенного".
- Угу, - с опаской сказал Хьёдзин.
- Согласно его рассказу, это потому, что есть кое-кто по-настоящему умелый, кто может просто толкнуть, и человек отлетит на десять ярдов.
- Кое-кто? - поморщился Хьёдзин. "Муши".
- Ты слышал такие слухи?
- Нет, - честно признался Хьёдзин. - Не слышал. - Он сморщился. - По некоторым слухам, много людей пропало шесть лет назад. Логично предположить, что те люди... Ну, может, они видели больше, чем солдаты на Стене.
Амая кивнула.
- Я говорил тебе, кем я их считаю, - Хьёдзин говорил как можно тише, прикрываясь шумом утренней толпы. - Думаю, мне следовало самому всё как следует обдумать. "О, Агни, у нас на руках пара имперских покорителей огня из Великих Имен. Что нам теперь делать?"
- Так, - рассудительно сказала Амая, - хорошо, когда есть точка отсчета, чтобы понять, что именно Ли имеет в виду, когда говорит, что его навыки сносные.
"Ох". Хьёдзин очень старался не дрожать. Сносные для ученика целителя - это одно. Сносные для имперского покорителя огня - это совсем иной бассейн с зубаткоугрями.
"Солдаты Ба Синг Се никогда не вступают с ними в бой один на один, даже наши покорители земли. Они идут трое на одного, минимум. И даже тогда есть потери". Хьёдзин подавил стон. "Ома и Шу, чем я заслужил такое?"
Ладно, теперь он хотя бы знает, почему Муши был убежден, что Ли не хотел его убивать.
- Что нам делать?
- Делать? - синие глаза озорно блеснули. - Думаю, они и сами пока прекрасно справляются. А ты как думаешь?
- Ну, да, но...
- Они ищут место для отдыха, - тихо сказала Амая и посмотрела на него прищуренными глазами. - Они не ходячее оружие, Хьёдзин. Они люди.
"Люди и ходячее оружие", - грустно подумал Хьёдзин. Не то чтобы он думал, что они что-то замышляют: эти двое не зашли бы так далеко, если бы действовали под влиянием настроения. Даже Ли. Парень мог щетиниться, как дикобразосвин, но он никого и пальцем не тронул, пока беда не грозила его дяде.
Но если бой начнется, эти двое доведут его до конца. И навсегда.
"Надо было отдать Джета Дай Ли".
Плохая мысль, о которой лучше не думать. Что сделано, то сделано, ему остается только надеяться, что честь Народа Огня окажется именно такой, как про неё рассказывают. Муши сказал, что они хотят начать сначала...
"Нет. Нет, он сказал, что у них не было выбора. Кто-то хотел смерти Ли... Черт, если их объявили предателями перед Драконьим Троном, то весь Народ Огня желает им смерти".
Большая разница. Огромная.
- Так признаки какой эпидемии мы ищем? - спросила Амая.
"Подумаешь о них потом", - велел себе Хьёдзин.
- Не уверен. Ты когда-нибудь слышала о пентакори?

***

Радуясь, что он умеет так тихо ступать, Зуко отпрянул за угол, чтобы его не видели в проеме двери.
- Что, черт побери, это такое?
Под своей официальной маской агент Дай Ли, кажется, немного веселился.
- Это медведь.
- Это не утконос-медведь.
В зеленых глазах блеснул огонек юмора.
- Нет.
- И не скунсомедведь. И не сусликомедведь. И даже не полярный медведь.
Агент даже приподнял брови.
- Где это ты видел полярного медведя?
- ...Племена Воды привозят шкуры в порт, иногда. - Это было правдой. Нет необходимости рассказывать, что один из белых монстров однажды пытался его съесть.
- Хм-м, - Дай Ли посмотрел на него с легкой улыбкой. - Согласись, что это самая странная вещь из тех, что ты видел.
Зуко постоял секунду, пока события нескольких прошлых месяцев мелькали перед глазами. Аватар со светящимися глазами и татуировками, поднимающий водное торнадо, чтобы смыть его людей с палубы. Флот Народа Огня, уничтоженный гигантским водяным монстром. Его дядя, раздетый до набедренной повязки, размахивающий цепями и сражающийся с покорителями земли.
...Духи, неужели это зрелище никогда не сотрется из его памяти?
- Нет, - в итоге выдавил Зуко. - Не совсем. - Проигнорировав полный любопытства взгляд мужчины, он снова развернул свиток Амаи и внимательно перечитал. "Действуй медленно. Сделай всё правильно с первого раза". Свернув свиток, он вошел в дверь.
- Ты не Амая, - сказал молодой мужчина в очках и расшитом халате Царства Земли, окинув его озадаченным взглядом. Он поглаживал кряхтящего медведя. - Ты уже можешь мне поклониться.
"Я могу что?!!"
Чувствуя, как впился в него глазами Дай Ли, Зуко задушил свой темперамент и опустился на колени рядом с агентом. Это был хотя бы не полный ниц. И будь он проклят, если сделает это ещё раз.
- Мы покорные слуги Вашего Величества, - гладко сказал агент, словно не пытался только что пробурить Зуко взглядом.
- Да-да, я знаю. Но где Амая? Боско ужасно себя чувствует.
Медведь застонал, как огромный младенец-переросток с заболевшим животиком.
- Мастер Амая ушла по срочному вызову стражи, Ваше Величество, - сказал Зуко, стараясь не споткнуться о незнакомый титул. В Народе Огня никогда не было царей, если не считать нескольких королей и королев ваэгу* несколько веков назад, а ни одно почтенное Великое Имя никогда не сочтет пирата благородным предком. - Я её ученик, Ли.
- Кто-то ранен? - узкие глаза в тревоге распахнулись за стеклами очков. - Надеюсь, ничего серьезного.
- Она сделает всё возможное, чтобы так и было, - нашелся Зуко, пытаясь купить время на раздумье. "Это город. Огромный город. Люди постоянно ранятся из-за одних только несчастных случаев. А один из тех, кто делает это специально, сейчас стоит на коленях рядом со мной".
Однако в сказанных словах не было и следа острой, как стекло, точности, которая прозвучала бы в голосе Азулы, скажи она эти слова. Ни намека на садистскую усмешку, которая непременно изогнула бы губы сестры при мысли, что крестьянин оказался в её несуществующей милости, и знания того, что они это знают.
Нет, этот человек выглядел искренне взволнованным. В отстраненной, оптимистичной манере, так живо напомнившей ему одного конкретного гиперактивного покорителя воздуха.
"Почему у меня такое чувство, будто в этой комнате два взрослых человека, и я - один из них?"
Голову вниз. Рот на замок. Здесь было что-то не так, но он не мог понять, что именно. Лучше держать глаза открытыми и наблюдать, что будет дальше.
- Ну, хватит там стоять. Иди и помоги Боско! - весело сказал Царь Земли. - Не волнуйся, он прекрасно определяет характеры людей!
Медведь заворчал.
"...Я труп".

***

- Она отправила вместо себя другого? - Лонг Фэнг, Главный Секретарь Ба Синг Се и сила, стоящая за троном, нахмурился, читая досье. Его недовольство было направлено на документ, а не агента Квана: он недаром пользовался безраздельной преданностью своих Дай Ли. - Я думал, мы знаем о всех покорителях воды в Ба Синг Се. - Не то чтобы их было много: помимо целительницы Амаи и юной учительницы Аватара, было еще немного незначительного рыболовного мусора, прибившегося в доки Ба Синг Се, где они и оставались. Амая никогда не проходила официальные боевые тренировки, спасибо строгим обычаям Северного полюса, но её отказ выходить замуж за выбранного семьей жениха свидетельствовал об её упрямстве. Которое она без зазрения совести обращала на любого, кто грозил отправить её назад на Северный полюс, где ей самое место.
- Мальчик новенький, - сообщил Кван, прильнув к стене, в которой он создал каменный туннель, чтобы подслушивать Царя Земли. - Ли, имя семьи неизвестно. Сейчас мы отслеживаем его записи. Наполовину из Туманного Болота, судя по одному из рапортов.
Смешанная кровь, хм-м. Это всегда несет элемент непредсказуемости. Посмотрите только на остров Киоши, который так ревностно охранял свой нейтралитет на протяжении столетия, а теперь нежданно-негаданно отправил целый отряд женщин-воинов в бухту Полнолуния. По крайней мере, Народ Огня держал своих отродий-полукровок в ежовых рукавицах. Пусть это были и вражеские рукавицы.
- По нему видно, что он встретился с покорителем огня, - продолжал Кван, указав пальцем на свой левый глаз.
Шрам, значит. И он до сих пор жив? Интересно.
- Как он объяснил шрам Царю Земли? - Главный Секретарь не думал, что Амая отправит кого-нибудь достаточно самоубийственного, чтобы рассказать Куэю о войне, но никогда нельзя быть уверенным до конца.
- Никак, - насмешливо отозвался Кван.
- Вот как, - Лонг Фэнг поднял элегантную бровь. - И? - Как правило, его агенты не тянули с важными деталями.
В глазах Квана плясали ирония и восхищение.
- Возможно, вам стоит это послушать, сэр. - Мановением руки он чуть расширил слуховую дыру, чтобы они могли слушать вдвоем.
- Гр-ра-а! Ар-рг! - рычал Боско.
- В самом деле, не думаю... - начал было Куэй.
- СИДЕТЬ! - рявкнул незнакомый подростковый голос, потеряв терпение.
- Гр-рарг!
- К тебе это тоже относится!
- Гр-р? И-ип!
Последовавшие за этим звуки были до отвращения неприятными и напомнили Лонг Фэнгу попытку покорителя земли прочистить ливневый сток, закончившуюся крайне плохо.
- Гр-р-рюп!
- Фу-у-у... - голос Куэя затих, как и шорох его одежды.
- Могли бы и дать ему упасть, - буркнул подросток.
- Уронить Его Величество? - голос агента Дай Ли Широнга дрожал от смеха, который он замаскировал под кашель. - Эм... Ли, что это такое?
Что-то хлюпнуло и зазвенело.
- Сережка, я думаю. Большая, сделана в форме винограда, - прогундосил Ли, говоря с придыханием человека, который старается не дышать носом. - Из нефрита и аметистов, кажется...
- Эй... эта вещь числится в списке пропавших!
- Ну, - Ли ловил ртом воздух, - теперь она у вас. Как только её отчистят, а ещё лучше прокипятят. - Ещё один неровный вдох. - Ты идиот! Это не еда!
- Грауф?
- Так, это всё, - Ли старался не дышать глубоко. - Одно расстройство желудка, спасибо пожирателю камней. - Он застонал. - Что-нибудь ещё?
- Я пришлю слуг, - радушно предложил агент. - С банным халатом, чтобы ты смог помыться.
- Спасибо, - с жаром отозвался подросток и глотнул воздуха. - Поскорее бы.
- Уже иду.
Лонг Фэнг закрыл отверстие отработанным движением кистью и обменялся говорящим взглядом с Кваном.
- Кажется, Широнгу он нравится. - Принимая во внимание то, что Широнг был из числа его наиболее опытных вербовщиков в свободное от других обязанностей время, это было... интересно.
- Я потороплю с составлением досье, сэр, - кивнул головой Кван.
- Проследите, чтобы его не слишком торопили в бане, - сухо заметил Лонг Фэнг. - Судя по тем звукам, это в интересах нас всех.

***

"Горячая вода". Задержав дыхание, Зуко нырнул с головой, чувствуя, как чистое тепло проникает в него до самых костей. Это была третья перемена воды, и он наконец-то чувствовал, что скоро снова сможет смотреть на еду.
Каменная ванна дрогнула.
- Смотри не утони там.
Зуко неохотно вынырнул и столкнулся взглядом с парой изумленных глаз.
"Ой".
В месте, где отрицали существование войны, позволять другим видеть его шрамы было... неразумно. Или, лучше сказать, самоубийственно.
- Ученик целителя? - нейтрально поинтересовался агент Дай Ли, вежливо повернувшись к нему спиной.
Завернувшись в полотенце, Зуко пытался сохранять спокойствие.
- Мама немногому успела научить меня до того, как она... ушла. Дядя не мог мне помочь. А Мастер Амая - первая покорительница воды из тех, кого я встретил, кто не пытался пронзить меня ледяным копьем. "Осторожнее, ты плохой лжец. Придерживайся истории Амаи, сообщай маленькие кусочки и пусть он додумывает остальное".
Повернувшись к нему лицом, агент с минуту изучал его, размышляя.
- Я понимаю, почему. - Протянутая вперед каменная перчатка провела по воздуху рядом с его мокрыми черными волосами. - Отрасти волосы на длину, чтобы завязывать их в пучок на затылке, и ты сойдешь за одного из них.
Выбравшись из теплой воды, Зуко вздрогнул.
- Не шутите так.
- Я не шучу. Всегда хорошо иметь камень, который можно бросить. - Агент отступил назад и кивнул. - Я Широнг. Думаю, мы ещё не раз увидимся. - Намеренная пауза. - Когда ты снова придешь проверить медведя.
"Не совсем угроза, мне кажется".
- Одежда твоя. Назовем это компенсацией за... неприятности. - Насмешливый взгляд. - Скоро принесут оплату для целителя Амаи и проводят тебя до выхода.
Грохот камней, и он исчез.
"Одежда?"
На столе лежал его собственный халат, свежевыстиранный, но слишком мокрый, чтобы его надевать. Рядом с ним, но так, чтобы не намочить, лежал ещё один. Ничего особенного, немного вышивки по воротнику и рукавам, чтобы несколько разнообразить прочную ткань. На уровне моды Среднего Кольца, судя по тому, что он видел в доме Вэнов.
"Зеленый. Гр-р-р".
Может, коричневый и был типичным цветом в Царстве Земли, но он не сильно отличался от темных тонов, принятых в форме Народа Огня. Носить зеленое казалось неправильным. Даже темно-зеленый. Настолько темный, что он практически соответствовал цвету формы Дай Ли...
"Ладно, теперь мне страшно".
Кричащие нервы или нет, он не собирался появляться полуодетым перед тем, кто зайдет в дверь.
"Значит, зеленый".
Быстро одевшись, Зуко запахнул полы верхнего халата, и остановился, потянув одной рукой за рукав. "Что-то не так". Ещё раз пробежав пальцами по материалу, он в этом убедился. "В швах что-то есть". Сейчас не время беспокоиться об этом.
Он оборачивал и завязывал пояс в тот самый момент, когда распахнулась дверь.

***

Амая сидела напротив своего друга и давнего пациента и жалела, что не умеет заваривать чай так же хорошо, как Муши. Её женьшеневый чай укреплял, но не успокаивал.
- Я понимаю, что для вас это шок...
- Узнать о том, что Аватар Киоши создала Дай Ли - это был шок, - резко ответил седеющий профессор. - Исчезновение моего самого способного ученика накануне получения учительской степени за несдержанное высказывание в адрес нынешней политики - это был шок. Это? Это катастрофа.
- Это не вина Джинхая, - твердо сказала Амая.
- Попробуйте вбить это в голову Мина, - колко отозвался Тингжэ Вэн. - На его глазах сгорел его шанс вступить в элитнейшую группу покорителей земли. В прямом смысле слова, - профессор уставился в чашку. - Где я ошибся, Амая? Я старался растить моих детей честными и прямыми, знающими, как пользоваться талантами, которыми одарили их духи. И всё, о чём мечтает Мин - присоединиться к людям, которые хотят заставить замолчать нас всех. - Его губа изогнулась. - Для покорителя земли в нем слишком много от его матери.
Глаза Амаи сузились.
Кажется, Тингжэ сам испугался того, что сказал.
- Ома и Шу, я не имел в виду...
- Я знаю, - ровно отозвалась целительница. Пусть лучше яд выйдет здесь, с ней, чем в ссоре с Мейшанг. - Вы слышали мои рассказы о Северном Племени Воды. Народ Мейшанг не обладает монополией на жажду власти. Духи, если бы это было так, Дай Ли бы не существовало. - Её голос смягчился, используя непринужденный тон, на который отреагирует её коллега-учитель. - В некотором смысле вы правы. Мин всегда стремился стать лучшим, а все знают, что Дай Ли лучшие. И ему шестнадцать, его семья всегда его поддерживала. Он не понимает, что его выбор может поставить под угрозу дорогих ему людей.
- А как же тот мальчик, который собирается учить Джинхая? - резонно возразил Тингжэ. - Разве ему не шестнадцать?
- Ли другой, - ответила Амая. - Он усвоил несколько очень тяжелых уроков. Он потерял бСльшую часть семьи и чуть не погиб сам. Это меняет людей. - Она улыбнулась. - Шестнадцать, да, и у него буйный нрав, но Ли гораздо взрослее чем многие люди, которых я знаю.
Бух!
С мокрыми всклокоченными волосами, одетый в зеленое, хотя уходил в коричневом, Ли ворвался в дом со свертком мокрой одежды в руках. Его выражение лица, вероятно, заставило всех невинных прохожих и нескольких потенциальных грабителей в ужасе бежать с его пути.
- Я хочу забыть, что этот день когда-нибудь вообще был.
- Что с ним было не так? - осторожно спросила Амая.
- Запись номер шесть, - прорычал Ли, вручив ей свиток и мешочек со связками монет.
- О, духи. - Эта личная приписка содержала схему воздействия на чи в случае, когда Боско пытался съесть всё, что хоть отдаленно напоминало пищу. Тогда она так и не поняла, как медведь умудрился незаметно проглотить поварешку, и не собиралась узнавать впредь.
- Это было омерзительно, - слабым голосом сказал Ли, стиснув пальцами переносицу, сдерживая головную боль. Весьма практичное движение: она сама им часто пользовалась.
"Он делает так совершенно не задумываясь. Он вообще хоть когда-нибудь расслабляется?"
- Я не хочу идти туда снова, но они настаивают, что медведя надо будет проверить через некоторое время, и... - Ли прервался, рассмотрев её испуганного гостя. - Вы, должно быть, профессор Тингжэ Вэн.
- Я... э? - Покоритель земли осмотрел Ли с ног до головы, словно сочинение, которое он вот-вот собирался исписать красными чернилами.
На лице Ли мелькнула тень улыбки.
- Джинхай очень похож на вас.
Тингжэ откинулся на спинку стула, в его ореховых глазах вспыхнул интерес.
- Мне нечасто это говорят.
- Правда? О, это из-за глаз и... - Ли неловко наклонил голову. - Это манера, с какой он смотрит, когда пытается оценить человека. Видно, как он всё обдумывает, и... простите. Я плохо общаюсь с людьми.
"Лучше, чем ты думаешь", - отметила Амая, приятно удивленная. Тингжэ пришел, готовый к бою, и все её усилия смогли лишь немного успокоить его. Простые слова Ли, покорителя огня, подтвердившего, что Джинхай был прежде всего сыном Тингжэ, а потом уже всем остальным...
"Обаятельные люди идут по дюжине на медную монету, а стоят и того меньше. Ты и твой дядя под всеми вашими махинациями... вы искренни. Это редкость.
...Проклятье, время".

- Скоро придут люди на прием, - сказала Амая, поднимаясь. - Вам следует перенести беседу в сад.
Тингжэ кивнул и встал.
Ли замешкался.
- Мастер Амая, как то официальное дело?
"Ты не говоришь об эпидемии, потому что не хочешь, чтобы люди паниковали зря. Умный мальчик".
- Совершенно безосновательно, - уверила его Амая и не смогла удержаться от улыбки. - Очевидно, кто-то разыграл оккупационные войска Народа Огня в Омашу и заставил их эвакуировать целый город. - Она сложила руки на груди, представив унижение армии, когда там поймут, что их надули. - Хотела бы я встретиться с этим Соккой из Южного Племени Воды. Наверное, он мудрый и искусный воин...
Ли издал звук, будто задыхался. Она уставилась на него.
- ...Ладно, у меня пациенты...
- Вы его встречали, - Тингжэ оценивающе посмотрел на Ли. - И, насколько я знаю молодых людей, вам за это досталось. - Он укоризненно пощелкал языком. - Я знаю, это сложно принять в вашем возрасте, юноша, но нет ничего зазорного в том, чтобы проиграть более умудренному опытом воину...
- Ему пятнадцать!
Повисла мертвая тишина.
Ли усилием воли не давал пальцам сжаться в кулаки.
- Ему пятнадцать, он придурок с редкими проблесками тактического гения. Его придурошная часть давным-давно убила бы его, да вот есть одна деталь. Он путешествует с Аватаром. - Её ученик шумно выдохнул, сделав видимое усилие, чтобы успокоиться. - Так что вы правы. Я сражался с ним, и я проиграл. - Ли поклонился целительнице, стиснув зубы. - Мастер, мне нужно подышать свежим воздухом.
- Иди, - разрешила она, тревожась. Краем глаза проследив, что он действительно ушел в сад, а не обратно на улицу, к ни в чем неповинным прохожим, она подождала, чтобы убедиться, что он вышел за пределы слышимости, и присвистнула.
- Да, я этого не ожидала. "Или он встретил Сокку в путешествии... или я права, и он побывал на полюсах. На обоих".
Посмотрев на двери, отделяющие сад, профессор похлопал глазами и перевел взгляд на неё.
- Это хорошо объясняет его колкость. Одно дело проиграть честно, и другое - из-за того, что твой противник притащил с собой целую армию. Особенно такому благородному молодому человеку.
- Его дядя клянется, что Ли не участвовал в войне, - запротестовала Амая. "Даже если его к ней готовили".
- Моя дорогая целительница, мы все участвуем в войне, - сухо заметил Тингжэ. - Может, он не был солдатом, но если мальчик из Племени Воды оказался в одном городе с вашим учеником... Ваши люди прославились тем, что первыми наносят удар по врагу.
Амая нахмурилась, не зная, как на это реагировать.
- Так кто, по вашему мнению, был виноват?
- Откуда мне знать? Меня там не было, - едко заметил Тингжэ и нахмурился. - Он использует интересные речевые обороты, ваш Ли. Если даже он не был в армии, то определенно получил военное образование. Хотя, думаю, в наши дни это относится практически ко всем покорителям огня. - Он на секунду задумался. - Я ещё не решил. Пока нет. Но я хотел бы поговорить с ним, если вы считаете, что он достаточно успокоится в ближайшее время.
- Скорее всего, он уже спокоен, - Амая вздохнула. - По крайней мере, он держит себя в руках. Он хорошо это делает. "Даже слишком хорошо, по моему мнению".
- Хм-м, - Тингжэ сухо улыбнулся. - Что ж, пора встретиться с драконом.

***

"Он очень маленький дракон".
Тихо приблизившись, Тингжэ остановился, чтобы изучить молодого человека, сидящего у воды и болтающего кончиками пальцев в пруду у Амаи. Воистину удивительно, как он умудрялся оставаться неузнанным до сих пор. Тонкие правильные черты лица, бледная кожа... добавь пучок волос на голове, измени зеленые глаза на золотые, а одежду на красно-золотую, и он с легкостью сойдет за юного члена семьи Великого Имени прямо из свитка классических историй.
"Лишнее свидетельство того, как многого не видят люди".
- Одиннадцать, - тихо сказал Ли. - Я сосчитал их всех. Три раза. - Он смотрел на воду, очевидно видя... что-то ещё. - Именно столько наших мы вытащили из воды, когда они улетели. Из воды, которая превратилась в лед на палубе... и из воды, которая текла за бортом. - Он медленно покачал головой. - Тем копейщикам, которых заморозила Катара, повезло. Как только мы освободили их ото льда, им просто надо было выпить чего-нибудь горячего. Но к тому времени как мы освободили корабль от айсберга и развернулись, чтобы подобрать тех, кого Аватар смыл за борт... Смерть была близко. Слишком близко. - Он сглотнул. - Мне пришлось считать. Я не знал их имен. Вода была такой холодной...
"Холодной и темной. Два верных способа убить покорителя огня". Придя к решению, Тингжэ сел рядом.
- И так вы встретили Сокку?
- Я не жду от вас понимания, - Ли всё ещё не смотрел на него. - Хозяин Огня объявил Аватара врагом Народа Огня. Мы должны были провести расследование. Мы никому не причиняли вреда! - Он рывком вытащил пальцы из воды, оставшиеся на коже капли тут же превратились в пар. - Мы пугали людей. Мы угрожали женщинам и детям. Я не горжусь этим. Аватар обещал поехать с нами, и... наш командир обещал никого не трогать. Мы уехали. - Глубокий вдох. - А потом Сокка и его сестрица-покорительница воды решили приземлить десятитонного монстра на наш корабль, и все полетело кувырком в ад.
Профессор сохранял молчание, используя десятилетия жизненного опыта и логику для того, чтобы преодолеть свою первую эмоциональную реакцию. Шок не принесет пользы. Как и гнев на молодого человека, который делал... ну, то, что его соплеменники считали оправданными поступками.
- Я понимаю, что Народ Огня очень высоко ценит честь, - ровно начал Тингжэ. - Если ваш командир действительно предложил приемлемые условия сдачи, а он их нарушил, пусть и при постороннем вмешательстве... Да, из того, что я читал о вашей истории, это воистину серьезное оскорбление. - Он внимательно разглядывал молодого человека. - Что действительно меня удивило, это то, что вы больше расстроены из-за пострадавших.
Ли пожал плечами, как будто его мнение не имело значения.
- Сокка опасен. Он пускает события на самотек, и он не думает. Он выпутывается из ситуаций, потому что ему везет, а не из-за тренировки. Его сестра - мастер покоритель воды, а его друг - Аватар, поэтому удача всегда на его стороне. И духи. - Закрыв глаза, Ли прижал колени к груди, обхватив их руками. - Спросите Мастера Амаю о Северном полюсе. Я не хочу об этом думать.
"Столетие войны, которую твой народ вел против моего". Пусть его студенты шутили, что он до сих пор живет в эпоху правления сорок шестого Царя Земли, но Тингжэ был прекрасно осведомлен о войне. Просто он ничего не мог с этим поделать, кроме как помочь людям помнить свое прошлое, чтобы они могли надеяться на лучшее будущее. "Я должен бы чувствовать удовольствие от возмездия Аватара".
Но это был не Хозяин Огня. Перед ним сидел изуродованный шрамом молодой человек, который видел не меньше ужасов, чем ветераны на Стене. Который бежал от войны, так же как и Мейшанг когда-то.
"Хватит тянуть, - строго сказал себе Тингжэ. - Ты уже знаешь, что ты решил".
- Моя жена говорит, что вы хотите научить Джинхая тушить огонь.
- Это первое, чему меня научила мама, - Ли развернулся, чтобы посмотреть на него, его серьезные зеленые глаза горели, как огонь. - Моя сестра... вокруг было много покорителей огня, и... вы не представляете, что бывает, когда два покорителя раздувают один и тот же огонь. Это сложнее, чем зажигать, но делает всё куда безопаснее. Менее страшным. - Взгляд Ли скользнул в сторону и вернулся, полный решимости. - Знаете, он всегда будет ставить вас на первое место. Дядя говорит, что другие народы не связаны верностью так, как мы. Не через дух. Джинхай - покоритель огня, а вы - его родители, и он любит вас. Чему бы я ни учил его, он всегда будет в первую очередь почитать вас. Всегда.
Тингжэ постарался не вздрогнуть, узнав архаичную фразу из одного из старых писем, которые он недавно отыскал в университетской библиотеке.
- Кого ты почитаешь, драконорожденный?
- Меня несет волнами, потому как мой клан сбежал, а наша крепость - пепел.
- Кого бы ты стал почитать, драконорожденный?
- Я ищу Великое Имя, достойного моего клинка и пламени.
Так утверждает история
, - было написано в письме. - Что должно было служить намеком беспечному они**, что всё, что ему достанется - это наемник, а не верность, и когда клан перегруппируется, быть ему пылающим людоедом. Но это народные сказки. А теперь ты преследуешь сказку в Ба Синг Се. Отец, прошу, будь осторожен. Я знаю, что ты дал слово другу, но ты также нужен своему клану.
Следующие дни исследований не смогли определить, что именно обещал отец леди Котонэ, но судя по тому, что письмо, написанное несколько десятилетий назад, заткнули в свиток об Аватаре Янгчен, последнем Аватаре из Воздушных Кочевников... Нда.
"Возможно, лучше не упоминать о том, что Аватар Аанг посещал Университет всего несколько дней назад. Как для тела, так и для гордости лучшее лекарство - это время".
- Я поговорю с Амаей, когда вам лучше прийти, - просто сказал Тингжэ.
- Вы сможете присутствовать?
Принимая во внимание то, что он только что был на грани решительного отказа, профессор строго изогнул бровь.
- Огонь и земля не так уж сильно различаются, - объяснил Ли. - Стойки разные, и мы проводим больше времени в воздухе, но если вы посмотрите, вы увидите... общее. - Он выдохнул и решительно кивнул. - Так что если что-то пойдет не так и Дай Ли поймают меня... вы будете знать, с чего начать, чтобы помочь Джинхаю учиться самому.
Тингжэ посмотрел на него с гримасой неудовольствия.
- Вас не поймают, если вы будете осторожны.
- Я осторожен, - сухо сказал Ли. - Но вокруг меня случаются несчастья, что бы я ни планировал. Так что вам лучше знать. Кроме того, госпожа Вэн, возможно, тоже захочет освежить свои боевые формы.
- Моя жена, - с напускным спокойствием заметил Тингжэ, - не покоритель огня.
- Я знаю, - озадаченно отозвался Ли.
- Тогда почему вы думаете, что она знает формы покорения огня? - продолжил Тингжэ, проедая его глазами, словно он был студентом, не сделавшим домашнее задание.
- Потому что их знают все? - выходя из себя отрезал Ли. - Те, что подходят для самообороны? - Внезапно молодой человек задумался. - Если только она не такая, как Хьёдзин, и её воспитывали здесь...
- Нет... вы правда учите своих женщин сражаться? - Тингжэ покачал головой, годы исследований внезапно предстали перед ним в совсем другом свете. - Я встречал упоминания о женщинах-воинах, но я думал, они были... ну, мифом. Как Ван Ши Тонг или Синий Дух. Никто и никогда не видел их.
- О, это мнение надо срочно менять, - пробормотал Ли, всё ещё не в силах поверить. - На острове Киоши учат женщин драться.
- Может это и правда, - признался профессор, - но все знают, что они всего на несколько камней не дотягивают до горы.
Ли уставился на него так, словно он предложил ему зайти прямо в яму с гадюкошершнями.
- Суин и Джия не умеют сражаться?
- Джия - искусный покоритель земли, - нетерпеливо возразил профессор. - Я уверен, что если ей не повезет иметь дело с грубым молодым человеком, она сможет надежно запереть его до прихода стражи...
Ли закрыл лицо руками.
- Юноша, да что с вами такое?
Ли покачал головой и поднял взгляд.
- А как же Суин? И что если Джие придется иметь дело вовсе не с "грубым молодым человеком"? Что если это будет Дай Ли?
Тингжэ с ужасом смотрел на него, открыв рот.
- Нельзя сражаться с Дай Ли!
- Никогда не сдавайся без боя. - На него пристально уставилась пара горящих зеленых глаз. - Если вы хотите, чтобы я тренировал Джинхая... я буду тренировать и Суин.
- Она даже не покоритель!
- Некоторые из наиболее опасных людей в мире - не покорители, - нетерпеливо бросил Ли. - Мастер Пиандао победил сотню солдат в одиночку!
- Кто?
Ли начал было говорить, и осекся.
- Просто... кое-кто, о ком я слышал. Много лет назад. - Он сложил руки, выпрямился, равный с равным. - Пожалуйста, подумайте. Мы не всегда можем защитить тех, кого любим. Лучшее, что можно для них сделать - научить их защищаться самим.
- Я поговорю с целительницей Амаей, - наконец сказал Тингжэ. - Беседовать с вами... было очень интересно. - Он склонил голову, и Ли поклонился в ответ.
"Просто образец учтивого молодого человека, - думал профессор, уходя. - Но когда ты действительно переживаешь о чем-то, когда разгорается твой внутренний огонь... только слепой не увидит, кто ты такой на самом деле.
Что сын Великого Имени делает в Ба Синг Се?"


Примечание:
*Ваэгу - с корейского "бандиты из Ва", т.е. Японии. В Японии их называли вако или вакоу. Проще говоря, это пираты.
**Они - демон.

Глава 12

   Щелк.
Шорох нити и ткани и ещё один практически беззвучный щелк.
- Дядя, - задумчиво позвал Зуко, - думаю, тебе будет интересно взглянуть на это.
С чашкой вечернего чая в руке, Айро подошел посмотреть, чем занят племянник, сидевший, скрестив ноги, на полу с ножницами, миской и... его новым зеленым халатом, из которого он осторожно вытаскивал скрепляющие швы нитки. О, духи.
Щелк.
Нахмурившись, Айро сел на корточки и протянул руку к миске, взяв кончиками пальцев одну из крошечных каменных бусин. Серая, по большей части из кварца, не крупнее зернышка проса... и одна из многих, вытащенных Зуко из внутренних швов халата.
- Тебе это дали Дай Ли.
- Я могу представить много вещей, которые они могут сделать с человеком, носящим это, и ни одна мне не нравится, - мрачно сказал Зуко, вытаскивая очередную бусину. Щелк.
- Интересно, - пробормотал Айро, размышляя над возможными мотивами такого зловещего подарка. Маловероятно, что таким образом можно причинить серьезный вред: камня было слишком мало, и даже покорителю земли, знающему о каменном бисере, будет затруднительно достаточно быстро собрать его воедино, чтобы ранить до крови. Безусловно, камешки могли спутать и связать, обездвижив ничего не подозревающего носителя халата, но ловушка была вовсе не такой смертоносной, какой казалась с первого взгляда.
Брови Айро поползли на лоб от удивления, когда ему в голову пришла неожиданная мысль.
- Надо будет сегодня же заново сшить халат после того, как ты закончишь, - задумчиво проговорил отставной генерал. - Когда тебя снова вызовут осмотреть медведя, ты его наденешь.
Зуко нахмурился, освобождая новые камешки.
- Они попросят Амаю.
- Думаю, они попросят тебя.
Зуко посмотрел сначала на бусины в руке, потом снова на него.
- Это какой-то тест?
- Может быть.
- Я влип, - прошептал Зуко, его лицо посерело.
- Есть вещи, которые ты не можешь скрыть. И я говорю вовсе не о шраме, - резко добавил Айро, когда рука его племянника дернулась было к лицу. "Духи, как мне это сказать? Мой брат признал тебя бесполезным, а ты даже понятия не имеешь, насколько он неправ". - У тебя есть привычка постоянно быть бдительным, которой лишены большинство твоих сверстников. В движении ты сохраняешь сбалансированную стойку. Ты всегда отмечаешь, где находится помещение и как из него выбраться в случае нападения. И хотя большинство внутри этих стен гражданские, которые не понимают значения того, что видят...
- Дай Ли - это не большинство, - Зуко сглотнул и кинул ещё одну бусину в миску. - Будет хуже, если я приду с бусинами в швах, так?
- Для человека, которого они подозревают в прохождении боевой подготовки? Да, будет хуже.
- Джет, - рычание Зуко больше напоминало ругательство.
- Похоже, кто-то отметил тот бой, - Айро задумчиво поглаживал бороду. - Придерживайся нашей истории. Твоя мама была из Туманного Болота, мы годами путешествовали, в основном по западному побережью. Если этот Широнг уже заметил, что ты похож на человека из Народа Огня, он может прийти к собственным заключениям.
Зуко из бледного стал красным, его затрясло от гнева.
- Мои родители были женаты!
- Нет причин утверждать, что это не так, - успокоил его Айро. - Войска Созина вошли в Царство Земли за десятилетия до моего рождения. Если нас прижмут, если не будет иного выхода, кроме как дать объяснение, тогда признайся, что подозреваешь, что кто-то из твоих дедушек или бабушек был колонистом. Но настаивай, что в семье никогда об этом не говорили, что является фактом и придаст твоей истории правдоподобия.
Его племянник опустил голову, его гнев прошел.
- Я не хотел втягивать нас в неприятности.
Айро улыбнулся и положил руку ему на плечо.
- Ты не можешь не быть тем, кто ты есть, принц Зуко. Не думаю, что Дай Ли считают тебя врагом.
- Тогда зачем?..
- Пока не знаю, - задумчиво ответил Айро. У него были свои соображения, но они не имели смысла, потому как Дай Ли знали, что его племянник не покоритель земли.
- Опирайся на Ли. Будь бдителен, но спокоен, когда с тобой будут говорить. Ты не сделал ничего дурного. - Он сел на пол, рассматривая распоротые швы. - Посмотрим, как быстро мы сможем обезвредить эту ловушку.

***

"Собери и бросай".
Вода резко схлопнулась вокруг свечи, танцующее пламя было заперто в пузыре воздуха. Медленно выдохнув, Зуко удерживал направляющую нить водной сети в правой руке. Старательно сосредоточившись, он левой рукой поднес главную водную нить и осторожно отпустил её. И ещё раз попробовал сделать невозможное.
"Вода прогибается и изменяется. Держи осторожно. Равномерно..."
Протянув левую руку, он призвал всю свою решимость и надавил, медленно, вниз.
Внутри покрытого копотью пузыря пламя сжалось до едва заметного свечения на кончике фитиля.
"Два вида энергии. О, моя голова".
Нет, он не остановится. Ещё нет.
Зуко смотал сеть, подтянув свечу на пол перед собой. Именно здесь он сбивался в дюжине предыдущих попыток...
"Осторожные движения, словно поглаживаешь огненные лилии".
Вода раскрылась, как лепестки цветка, открыв светящийся красным фитиль. Он удерживал огонь в таком состоянии, несмотря на прилив свежего воздуха. "Три, два, один..."
И отпустил.
Свеча вспыхнула к жизни, бросая золотистые блики на воду, обхватившую воск.
"...Я это сделал".
Вода вздрогнула, угрожая упасть.
"Не дергайся! Это не огонь. Двигайся плавно, зови её".
Он согнул пальцы, и вода собралась в шар на его ладони. Зуко тонко улыбнулся и отправил её в кувшин. Затем рухнул на пол своей комнаты, подавляя усталое хихиканье. "Я это сделал!"
Конечно, в сравнении с тем, что он видел на Северном полюсе, это было так же впечатляюще, как одна искра среди праздничного фейерверка, но это работало!
"Дядя всегда говорил, что если не знаешь, с чего начать, начинай с маленького. Как бы я хотел ему рассказать".
Лежа головой на дереве, Зуко поморщился. Ему придется рассказать Айро. Они вместе работали над планом эвакуации, но он бы сильно удивился, если бы не нашлось дюжины деталей, о которых отставной генерал подумал, а он сам нет. Вещи, которые могли зависеть от их принадлежности к покорителям огня из рода Созина.
"Я должен ему сказать. Я просто... не могу. Пока нет.
...Мне стыдно".

Стыд. Внутренний конфликт. Частичная причина того, что, по мнению дяди, мешало ему достигнуть спокойствия, необходимого для создания молнии.
"Мне стыдно быть покорителем воды. Почему мне стыдно? Я не просил об этом! Я не хотел этого! Духи просто решили со мной позабавиться, как они делали это всю мою жизнь... потому что мы дети Созина".
Созина Героя. Созина Завоевателя. Созина, учинившего кровавую бойню, от масштаба которой Зуко начинало подташнивать. Одно дело ходить по Западному храму воздуха через сто лет после окончания кровопролития. И совсем другое встретить Аанга, охотиться за ним по всему миру и мало-помалу понимать, что некогда были тысячи таких же покорителей воздуха, парящих в четырех концах земли.
"Как он мог? Как так вообще можно?"
Зуко вздрогнул и сел, потому что его немного тошнило. Сама мысль о том, как они умерли - мужчины, женщины и дети - заставляла его чувствовать... стыд.
"Мне стыдно быть наследником Созина. Мне стыдно не быть наследником Созина.
Я запутался.
Мне больно".

Боль была внутри, похожая на то, что чувствуешь, будучи запертым подо льдом без воздуха. Его мысли разлетались, как перья на ветру, он не знал, что делать, это было нечестно!..
"Принц Зуко, - прозвучал у него в голове голос Айро, читающий ему лекцию много-много лет назад. - Если ты заблудился в лесу, первое, что надо сделать - это сесть".
Сядь. Успокойся. Дыши.
Пламя свечи дышало вместе с ним.
"Что у тебя есть и что тебе нужно?"
Что у него есть? Если только невозможность...
"Соберись, черт тебя побери!"
У него был он сам, его дядя и пока что неизвестное количество вероятной помощи от спрятанного народа из Ба Синг Се. Что ему нужно...
"Я хочу спасти свой народ".
Милая цель. Симпатичная. Именно такая, которую поддержал бы Аватар, будь они кто угодно, кроме Народа Огня.
"Аанг - идеалистический идиот. Что тебе нужно из того, что ты можешь сделать? Выживание. Сконцентрируйся на основах.
Дыши. Почувствуй сердцебиение пламени...

Мне нужно место, где некоторые из моего народа смогут выжить".
Хорошо. Предположим, ему с дядей удастся совершить чудо и перехитрить духов на время, достаточное для того, чтобы план сработал, и некоторые люди выживут. Хотя это будет уже не тот Народ Огня, среди которого он вырос.
"В Народе Огня Джинхая могли бы вызвать на Агни Кай в тринадцать лет. Я не хочу, чтобы такое случилось. Это... неправильно.
Не думай об этом".

Итак, одна маленькая группка изгнанников, которая сохранит огонь живым. Что помешает Земле и Воде просто затоптать их?
"Нам понадобятся укрепления, и к этому нужно будет подойти с умом. Металл, если сможем его достать, дерево - если не сможем. Датчики ударов, чтобы заметить, если покорители земли начнут копать туннели. Если на нашей стороне будут другие элементы, это станет огромным подспорьем. Если семья Вэн поедет... покорители земли помогут построить несколько линий обороны. Мы даже сможем построить стены, которые можно опускать".
Дыхание и пламя были ровными. Хорошо.
"Так. Как то, что я являюсь покорителем воды, влияет на план?"
Положим, люди, которым он собирался помочь, не имели ничего против покорителей воды... Они знали Амаю. Здесь проблем не будет. Будь он обучен, имей он мужество поговорить с Амаей и попросить её о помощи, это могло бы даже стать преимуществом. Умение направлять воду многое облегчало, а исцеление будет спасать людям жизни.
"Один вопрос решен". Зуко посмотрел на свечу, убедившись, что в ярдах поблизости нет ничего горючего. "Теперь думай. Имеет ли значение то, что ты из рода Созина? Имеет ли это значение для плана?"
Пламя выросло на фут, прежде чем он смог унять его. Было больно.
Стиснув пальцами колени, Зуко унимал гнев, скорбь и замешательство. Нравится ему это или нет, правда это или ложь, но он и Айро были объявлены предателями перед Драконьим Троном. Неважно, кто они такие. Больше не важно.
"Все, кто пойдут с нами, пойдут потому, что хотят этого, а не потому, что верны нам".
И это будет касаться всех, кто придет впоследствии. А дядя был убежден, что люди придут.
"Думай об этом". Зуко нахмурился. "Спрятанный здесь народ... Они сбежали и добрались сюда. Но они прячутся. Мы не будем скрываться. Мы не станем запускать сигнальные ракеты, но мы не будем скрываться. Если люди узнают, что есть место, куда можно уйти, если они поймут, что можно создать место, куда можно уйти..."
Что будет, если Озай умрет, а некоторые Великие Имена не поклянутся в верности Азуле?
"Понадобится воля, чтобы провернуть это. Понадобятся сила, укрепленное владение и верные люди".
Такие места были в Народе Огня. Некоторые из маленьких отдаленных островков, которые посылали на войну людей и оружие, но по большей части занимались своими делами. Именно такие места имели шанс пережить возмездие разгневанного мира.
"Если у нас получится, мы не будем одни".
Ничто из этого не требовало от него быть принцем Зуко, сыном Озая, внуком Азулона. У них был план. Те, кого они попытаются спасти, либо сочтут это хорошей идеей, либо нет. На том и конец.
Ему пришлось лечь на пол и подышать. Комната продолжала вращаться перед глазами.
"Неважно, кто я. Если план хорош, неважно, кронпринц я или просто... просто беженец Ли".
Вот только это было важно. И не только для него.
"Я не Ли. Я бы хотел им быть. У Ли нет приказа".
Но Аватара не было в городе.
"Если он умный, он никогда сюда не придет. Армия продолжает атаковать город, надо быть идиотом, чтобы явиться сюда, не овладев всеми четырьмя элементами..."
Так, стоп.
Зуко вздохнул, сжав переносицу. "Он идиот, но у Катары есть голова на плечах. Да и Тоф говорит довольно разумно, судя по рассказам дяди. Сюда он не придет".
А при том, что противостоять в одиночку трем мастерам-покорителям - плюс один идиот с бумерангом - было быстрым способом стать кровавой кучей на полу... И при том, что Азула, вероятно, следовала за всей идеалистической бандой как оса-стервятник за трупным запахом... Нет. Он был верен. Был. Но Азула хотела его смерти, а он не собирался преподносить ей себя, обвязанного подарочной ленточкой.
Итак, всё достаточно просто. Пока он в Ба Синг Се, он будет делать всё возможное для своего народа. Аватару придется подождать.
"Я преследовал призрака почти три года. Сейчас я хотя бы знаю, что он реален".
У него невыносимо болела голова, и сегодня он больше не собирался думать. Утром его ждала работа.
"Может, они забудут про медведя..."

***

Утро пело в его жилах, когда Зуко стоял в роскошном загоне и созерцал медведя в нелепой зеленой курточке и шляпе.
Боско созерцал его в ответ, потом беспокойно дернулся, сморщив нос, чтобы зарычать...
- Сидеть.
- Грауф? - мигая невинными глазками, Боско сел, как будто так и собирался.
Обернув руки горячей водой, Зуко пробежался пальцами по бурому меху, уделяя особое внимание объемному желудку. Пока что всё выглядело нормально. Несколько узлов отозвались болью, напоминая о безрассудном поглощении всего подряд. Он расплавил их, насколько возможно.
"Работай тщательно, и, может быть, тебе не придется возвращаться".
- Удивляюсь, как он тебя слушается, - весело прощебетал Царь Земли. - Ни единого игривого укусика!
Карие глаза глянули в сторону Зуко, язык потянулся вперед, предвкушая именно такой укус.
Зуко грозно сверкнул глазами.
Язык убрался в пасть, словно втянутый через соломинку.
"Правильно, веди себя хорошо. А не то!"
- Вам не следует позволять ему кусать людей.
- Надеть намордник из-за его природных защитных рефлексов? - ужаснулся царь. - Он же мой друг!
"Твой друг имеет столько зубов и когтей, что пристыдит даже Унаги. Однажды кто-нибудь сильно об этом пожалеет". Зуко подавил вздох.
- Если дать страусовым лошадям следовать природным инстинктам, они будут пускаться наутек каждый раз, как комодоносороги выходят в поле.
- И в чем проблема? - озадаченно спросил Царь Земли. - Комодоносороги живут в Стране Огня.
- Правильно, - встревожено согласился Зуко, помня о посторонних ушах. - Но что если...
"Черт, как мне ответить? Азула нашла бы слова, она заставила даже Тай Ли поверить в неё... О!"
- Что насчет странствующих цирков? - выпалил он.
"...О, да. Это звучит так правдоподобно. Отличный ответ".
- Странствующие цирки? - с сомнением спросил Царь Земли.
- Ну, они дают представления с животными, и... - Темные брови карабкались всё выше на лоб, и Зуко вздохнул. - Не обращайте внимания. Медведь в порядке, но больше не давайте ему есть то, что не является пищей.
- Представления с животными, - засмеялся Царь Земли. - Ты странный молодой человек.
"Ты не представляешь, насколько".
- Ладно, можешь идти.
- Ваше Величество, - напряженно выдавил Зуко, преклонив колено, и вышел так быстро, как позволяли приличия.
"Ненавижу это, ненавижу это. Надеюсь, мне никогда больше не придется это делать..."
Фигура в зеленой униформе тихо возникла с ним рядом.
- Цирки? - весело спросил Широнг.
- Такое возможно, - настороженно отозвался Зуко. Он призвал на помощь Ли, пытаясь думать и вести себя как обычный беженец.
"Беженец, который умеет использовать дао. О, это будет весело".

***

Широнг шел рядом с молодым человеком, наслаждаясь наступившей тишиной. Ли не пытался объясниться или защитить себя. Он просто предложил возможное, пусть и не очень правдоподобное, объяснение и закрыл тему.
"Интересный молодой человек".
Наполовину из Туманного Болота, согласно рапорту о драке в чайной, но этого не было в его документах. С другой стороны, в Ли и его дяде было многое, что не нашло отражения в документах.
"Родной город обозначен как Таку".
Таку больше не было. Ничего не осталось, кроме полубезумной травницы и той чертовой крепости Похай с её трижды проклятыми Ю Янь. Идеальное место для создания документов для людей, которые пытаются что-то скрыть... что-то похуже родичей в Туманном Болоте.
"Он действительно выглядит как они. Бедный парень".
Но это можно использовать, как и покорение воды. Особенно принимая во внимание особую ситуацию, сложившуюся в Верхнем Кольце.
"Аватар Киоши подготовила нас к противостоянию с любым элементом, но это не то же самое, что иметь кого-то, кто действительно может его чувствовать".
Конечно, сейчас та ситуация была под контролем, но никогда не знаешь, что могут выкинуть детки этого возраста. А при мысли о четырнадцатилетней мастере-покорительнице воды, свободно гуляющей по городу, его пробирала дрожь.
"И всё же Ли не покоритель земли. Если мы собираемся сделать исключение, пусть докажет, что он того стоит".
Так, пора выяснить, как Ли реагирует на ловушки-сюрпризы. Широнг поднял руку в каменной перчатке и сделал легкий пасс... Из левого рукава Ли выскользнул маленький мешочек. Подросток инстинктивно поймал его, потом остановился, повернулся и с поклоном протянул его агенту.
- Я ни одну не сломал. Похоже, их изготавливали очень долгое время.
Пораженный, Широнг взял мешочек и, уже не таясь, повторил жест. Какими бы крошечными они не были, все до одной бусинки немедленно отозвались. Ничего. Ни единого шепота земли от воротника и швов.
- Ты их нашел.
Ли поднял единственную бровь.
- А не должен был?
Широнг окинул юношу тяжелым взглядом и иронично усмехнулся.
- Пойдем со мной.
Они шли сквозь стены и коридоры в маленькую каменную комнату, которую его коллеги-агенты использовали для частных бесед. Широнг опустил мешочек на низкий столик, где уже лежал большой продолговатый мешок.
- Как ты их нашел?
- Я отметил цвет халата, - лицо Ли было серьезно, но его взгляд источал тихую гордость вперемешку с настороженностью. - Потом я почувствовал что-то в рукавах. Когда я пришел домой, я проверил. - Он потер материал между пальцами. - Вода... надо чувствовать, что ты делаешь. У меня мало практики, но это я знаю.
"И ты до сих пор не спросил почему, - отметил Широнг. - Тебе хочется. Я вижу, как сильно тебе хочется, но ты знаешь о нас достаточно, чтобы быть настороже. Поэтому ты выжидаешь, как бы тяжело это ни было".
Настороже, но не боится. Интересно.
- Я удивлен, что человек с твоим уровнем мастерства владения мечом хочет быть целителем.
- Мастер Амая хорошая учительница, - спокойно отозвался Ли. - Я могу покорять воду, и мне от этого никуда не деться. Я должен научиться контролировать её. - Он саркастически фыркнул. - Или меня не пустят на порог ни в одну чайную в Ба Синг Се. А мой дядя любит чай.
"Наблюдательный, хорошо владеет мечами и склонен к язвительным высказываниям. Ну и ну".
- Мне говорили, что женщин из Северного Племени Воды не учат боевым приемам покорения воды, - ровно сказал Широнг, вытащив из мешка свиток с синим колпачком на конце. - Это просто позор.
Ли застыл, как замороженный. Только его глаза горели, зеленое пламя на бледном лице.
"Так и знал. Ты боец. Ты знаешь, что это такое. И ты это хочешь". Широнг не отрывал глаз от глаз подростка. "Ты хочешь это, но ты знаешь, что есть цена. А некоторые цены слишком высоки. Ты не из тех, кто даст себя поймать в эту ловушку, правда? Если я попрошу тебя слишком о многом, если ты поймешь, что это приведет тебя к тому, против чего твоя душа взбунтуется... ты выйдешь прямо в дверь за спиной".
Хорошо. Хорошо. Покорителям со слабым духом не место среди Дай Ли. Они могут сгодиться для Внешней Стены, где им придется столкнуться с человеческими противниками. Но внутри стен, где бродят возмущенные и неупокоенные духи... Нельзя отправлять человека, идущего на поводу у своих желаний, против камуи. Это кончится бойней.
- Ты любишь этот город, Ли?
- Я здесь всего несколько дней, - тихо отозвался подросток. Он по-прежнему смотрел на него, а не на свиток.
- Но здесь есть люди, которые тебе дороги, - ровно продолжил Широнг. - Люди, которых ты хочешь защитить. - Он поднял руку, когда мальчик сделал опасный шаг назад. - Это не угроза. Не знаю, кто пытался убить тебя в прошлом кроме этого юного идиота Джета, но я бы никогда не стал угрожать твоему дяде. Семья - это важно. Зачем иначе мы сражаемся? Честь? Гордость? - Агент покачал головой. - Оставь их молодым дуракам, у которых ветер в голове. Ты знаешь, что важно. Ты защищал свою семью, и ты оставил юному идиоту жизнь, чтобы он учился на своих ошибках. - Мужчина посмеялся. - Более того, ты настолько явно доказал, что он неправ, что он даже может успокоиться и стать достойным гражданином. Что только пойдет всем на пользу.
Ли медленно выдохнул, всё ещё настороженный, как уличная карликовая пума.
- Что вы хотите?
- Хочу? Я хочу, чтобы те, у кого есть сила защищать этот город, имели также и необходимые навыки. - Широнг протянул свиток. - Это в долг, а не в дар. Я заберу его назад.
Рука Ли сомкнулась на свитке, но не слишком цепко.
- Я покажу это Мастеру Амае и спрошу, считает ли она это достойным изучения. - Положив свиток в сумку, он вежливо поклонился.
- Так и сделай, - легко согласился Широнг, вернув поклон. Он проводил молодого человека до главного коридора и тихо устроился на подходящей стене, следя за ним взглядом. Вскоре под ним остановились тихие шаги.
- Итак? - сухо поинтересовался Лонг Фэнг.
Усмехнувшись, Широнг кинул ему в руки мешочек с бусинами. Лонг Фэнг задумчиво взвесил на руке шуршащую ткань, поднес мешочек к уху, потряс и вскинул голову, с изумлением рассматривая Широнга.
- Все. До. Единой. - Отрапортовал Широнг с величайшим удовлетворением.
Его начальник нахмурился.
- Даже искусные покорители земли...
- Могут поучиться у параноидных пальцев, - пожал плечами Широнг.
- Хм-м, - и Главный Секретарь задумчиво кивнул. - Что ты ему обещал?
- Ничего.
Лонг Фэнг поднял бровь.
- Этот мальчик уже имел дело с мастерами манипуляции раньше, сэр. С опасными. Один намек на западню, и он сбежит.
- Он внутри Неприступного Города, - сухо отметил Лонг Фэнг. - Куда ему бежать?
- Он что-нибудь придумает, - Широнг сдвинулся по стене, размышляя. - Не надо ничего обещать бездомной карликовой пуме, сэр. Оставьте еду и открытое окно, а потом ждите.
- У нас дюжины горящих желанием кандидатов, - отметил Лонг Фэнг. - Зачем нам ждать этого?
- Помимо причин, которые вы уже называли, сэр? "Покоритель воды. Уроженец Царства Земли. Достаточно обучен, чтобы представлять опасность. Вся известная семья здесь, поэтому в его интересах идти на сотрудничество". Он не горит желанием, что значит, если его убедить, таким он и останется. Он изобретателен, упорен и дотошен. И он знает, как управлять собой, даже когда перед ним то, что он очень хочет.
Лонг Фэнг немного постоял, прикрыв глаза и размышляя, потом один раз кивнул.
- Полагаю, под "подождать" вы имеете в виду, что ваши усилия, направленные на него, не помешают вам исполнять прочие обязанности?
- Это маловероятно, - Широнг опустил глаза. - Есть рапорт, о котором мне стоит знать?
- Нет, - Лонг Фэнг всё ещё хмурился. - Эти двое заявляют, что какое-то время скитались. Если этот мальчик нужного нам качества... почему армия до сих пор не нашла его?
- Его дядя, - пояснил Широнг. - Кто ещё присмотрит за одиноким стариком? Сомневаюсь, что Джет был первым, кто напал на них.
- Хм-м, - Главный Секретарь кивнул. - Исполняйте.

***

"Дай Ли хотят меня завербовать". Идя по многолюдным улицам Среднего Кольца ранним полднем на первый урок Джинхая, Зуко в который раз пытался понять смысл сложившейся ситуации. Он видел, как играют в политику и переговоры с тех пор, как мог себя вспомнить. Широнг играл тонко, скорее как лейтенант Джи или даже дядя, чем как ревущий хорёк-змея Джао. Но недостаточно тонко: он знал, что только что произошло.
Просто это не имело смысла.
"Дай Ли пытаются... О, черт. Расскажи дяде - расскажи Амае! - и хватит думать об этом. Беженец не поймет, что происходит, так?"
Он не знал, что одновременно пугало и отрезвляло. Как могут люди прожить целую жизнь, знать не зная о смертельном танце лордов и придворных?
"Как я могу выдать себя за нормального человека, когда я не знаю, что это такое?"
По крайней мере, во всем этом бедламе была одна хорошая вещь. Дядя был прав. Дай Ли не считали его человеком из Народа Огня. Широнг на за что бы не предложил тот свиток врагу.
"За мной идут".
Зуко рос в большом городе до того, как его выкинули на задворки мира. Он знал эту игру.
"Во-первых, иди в шаг с толпой".
Иногда этого хватало, чтобы сбить со следа неумелого преследователя. Смешайся с дюжинами других людей, и ясная цель обратится в одно животное среди стада паникующих комодоносорогов. Если его преследователь следовал не специально за ним...
Человек следовал за ним. Зуко незаметно оглянулся, заметив волнение толпы там, где кто-то прокладывал себе путь вокруг кучки радостно щебечущих женушек, вышедших на рынок. Идущие между ними люди скрывали преследователя, но судя по их неодобрительным взглядам и испуганным вскрикам...
"Мужчина. Вероятно младше, чем они. Возможно, вооружен.
...Проклятье."

Взгляд Зуко привлек странно колышущийся полог лапшичной лавки впереди. Никто не заходил в лавку, и ветер с улицы не должен был так его развевать, значит, ветер шел откуда-то ещё... Да!
Ускорив шаг, Зуко улыбнулся и пристроился рядом с другой кучкой женщин, занятых покупкой сухой лапши на ужин. Он осторожно миновал полы разноцветных платьев, когда женщины на секунду остановились обсудить преимущества северной озимой пшеницы перед южной летней, задержался за спиной статной пожилой дамы, склонив голову, словно не смея торопить старших... И исчез в крошечной аллее рядом с лавкой.
"Скорее, он в любую минуту поймет, что ты не с ними..."
Аллея была достаточно узкой, чтобы подняться по ней, как по дымоходу. Неуверенный, выдержит ли его кожаный мешок с водой такой подъем, Зуко подавил искушение, вместо этого нашарив пальцами и носками ботинок выступы в созданной покорением земли каменной стене лавки. Один этаж, два, три... крыша!
Он бросился на темно-коричневую глиняную черепицу, стараясь не потревожить плохо закрепленные чешуйки, заполз в самую густую тень, какую смог найти, чтобы и оставаться скрытым, и иметь возможность наблюдать.
Даже с высоты трех этажей пару мечей-крюков было невозможно не узнать.
"...Проклятье".
Лучше бы за ним шел Дай Ли.
Не то чтобы Зуко вообще хотел, чтобы за ним следили, но Дай Ли знали Амаю. Вероятно, они знали, что семья Вэнов была давними пациентами. Если её ученик станет их навещать, в этом не будет ничего странного. Но если Джет увидит Мейшанг или Джинхая...
"Он искал Народ Огня на тайном пароме. Почему бы ему не искать их здесь?"
Джинхай только начал покорять огонь. Если Джет напугает его... полетят искры, к гадалке не ходи.
"Я этого не допущу".
Точно, он просто ускользнет, сделает круг, оставив Джета пыхтеть от гнева на улице...
"Нет".
Не только его собственный буйный темперамент. Ли тоже ощетинился, как дикобразосвин.
"Я ученик Амаи. У меня есть полное право ходить по улице. Это он должен рыскать в тенях, а не я!"
Не самая осторожная реакция, но временами осторожные действия были не самым умным вариантом.
"Я - Ли, ученик Амаи, покоритель воды из Царства Земли. И я не сделал ничего дурного. Так я и должен действовать."
Ладно, он будет действовать, как возмущенный ни в чем неповинный подросток. Но Джет был вооружен.
"Он никогда не жил в городе, - понял Зуко. - Если ты не Великое Имя и не хочешь неприятностей, лучше не разгуливать с оружием".
Когда он подвинулся дальше в тень, плеснула вода, и Зуко замер. "Я вооружен".
"Тщательно всё обдумай. Если нагреть воду, можно покорять её огнем, но если Джет до сих пор думает, что мы из Народа Огня, лучше этого не делать. Значит, остается только то, что ты едва умеешь делать... Он идет!"
Деревенщина или нет, Джет наконец-то заметил аллею. Стиснув кулаки, он вошел в неё.
Сняв крышку с кожаного мешка, Зуко призвал прохладную воду обернуться вокруг рук. Секунду он надеялся, что сердитый подросток пройдет мимо. Но откуда бы Джет ни явился, он умел выслеживать: борец за свободу посмотрел на стену и напрягся...
"Бросай!"
Вода с щелчком схлопнулась точно на цели. Зуко потянул на себя, и кожаный ремень лопнул. Схватив зачехленные мечи-крюки, Зуко гневно посмотрел на Джета.
- Зачем ты идешь за мной?
Жуя новую соломинку, Джет ответил ему гневным взглядом.
- Может, ты не заметил, но это свободный город.
Это была ложь во многих-многих отношениях.
- Хорошо, - вернув воду в кожаный мешок, Зуко помахал мечами. - Удачи в их поисках!
- Ага, почему бы нет? - зло бросил Джет. - Ты уничтожаешь, жжёшь и убиваешь, почему бы не воровать?
- Ты всё ещё... - Зуко тихо выругался, подавляя желание метать искры. "Плохая идея". - Ты ослеп? Я покоритель воды!
- А твой дядя нет! - Карие глаза сузились. - Я знаю, кто он такой.
"Нельзя убивать идиота".
- Я уже говорил...
- Твоя мать из Туманного Болота? - презрительно сообщил Джет. - Жена его брата? Если он вообще твой дядя. Хотя не думаю, что это ложь: ни один покоритель огня не подберет сироту, который выглядит как ошметки от огненной дуэли...
"Не. Убивать. Его". Мир подернулся красной дымкой. Ему хотелось что-нибудь сломать. Много вещей. А лучше кости Джета...
В уголке губ Джет играла усмешка, и он незаметно сменил стойку.
"Он ждет, когда я спущусь к нему. Я так не думаю".
Ярость не исчезла. Она горела пуще прежнего, но он был покоритель огня, он мог держать огонь голыми руками, и он не выйдет из себя. Сейчас.
- Меня от тебя тошнит.
Усмешка Джета увяла.
- Ты говорил о новом начале, о втором шансе. А теперь ты собираешься изводить старика, работающего в чайной? - глаза Зуко сощурились. - Какой борец за свободу задирает гражданских? Есть целая Стена, где нужны люди, готовые её защищать! Защищать невинных граждан, которые пытаются здесь выжить! Ты хочешь сражаться с Народом Огня? - он ткнул пальцем в сторону Внешней Стены, возвышающейся вдалеке. - Иди и сражайся там!
- И дать маленькой счастливой семейке предателей ускользнуть? - насмехался Джет, напрягая мускулы для броска, чтобы влезть по стене. - Я не думаю...
- Никогда. Не смей. Называть моего дядю предателем.
Джет внезапно с опаской отступил на шаг, чуть не наткнувшись на противоположную стену.
Зуко заставил себя дышать, вода извивалась вокруг его руки, как щупальца осьминога. "Я не вызвал... неважно, используй гнев, но не давай гневу использовать тебя".
- В этом всё и дело, да? У меня всё ещё есть семья, а у тебя нет. Ублюдок.
- Да что ты об этом знаешь? - выплюнул Джет. - Ты никогда никого не терял из-за Народа Огня...
- Какого черта ты так решил? "Не убивай его. Амая будет разочарована, если ты его убьешь". Я потерял родителей! - Мать пропала, а отец хотел лишь его позора и смерти. - Я потерял сестру! - Может, Азула всегда была воплощением зла, он не знал наверняка, но потеря мамы заставила её искать одобрения Озая, и он никак не мог этому помешать. - Я потерял всё, что имел! "Мою честь. Мою страну. Мой трон".
"Дыши. Двигай воду. Не давай ей кипеть".
- Я потерял всё, - уже тише повторил Зуко. - Кроме дяди. И ты хочешь причинить ему зло? - Он посмотрел вниз, буравя взглядом карие глаза. - Дай-ка я кое-что расскажу тебе о Племенах Воды, Джет. Самая важная вещь для нас - это семья. И дядя мой.
Глаза Джета переместились на танцующую воду.
- Конечно, используй покорение, чтобы решить свои проблемы. Тебе не победить меня в честной драке, и ты знаешь это.
Зуко усмехнулся, хотя огонь по-прежнему пылал в его жилах.
- Это не сработает, - сказал он почти по-доброму. - Я говорил тебе. Семья. Мне вовсе не надо сражаться честно. - Его ухмылка стала шире, показав белые зубы. - Мне вообще не надо сражаться.
Джет отступил к самой стене, его лицо медленно бледнело, а плечи вжимались в камень.
- Держись от меня подальше, - смертельно спокойным голосом велел Зуко. - Держись подальше от моего дяди. - Вода змеей скользнула в кожаный мешок, он обернулся и пошел через крышу, оставив мечи позади.
- Или что? - с вызовом крикнул Джет ему в спину.
Фыркнув, Зуко вошел в слепую зону, образованную дымоходом и развевающимся на веревке бельем, и исчез. "Ты не глупый, сам сообразишь".
Он не совсем был уверен на счет "не глупый": для парня, принимающего их за отщепенцев и убийц из Народа Огня, Джет чересчур полагался на допущение, что они станут себя вести как цивилизованные люди.
"Может быть, он всё обдумает. Может быть".
Пока что он отвязался от сердитого подростка. Пора использовать время с пользой.

***

"Покоритель огня". Стоя за входной дверью, Суин нервно теребила рукава. "Ли - настоящий покоритель огня, и он хочет помочь".
Она не была вполне уверена, что должна чувствовать по этому поводу. С одной стороны, она чуть не в обморок падала от облегчения. Она больше не будет одна в своих попытках не дать пожарам распространиться, а искрам разлететься по сторонам. Конечно, она была не совсем одна, но Джия была вечно занята занятиями, друзьями, покорением земли... и отвлечением внимания Мина. Это была большая помощь, на самом деле.
С другой стороны, какой-то неизвестный мальчик собирался учить её младшего брата. Конечно, Амая поручилась за него, и его поведение куда меньше напоминало уханье синеносой обезьяны, чем поведение Мина, но что она знала о нем, кроме того, что он покоритель огня... и он хотел, чтобы она тоже училась?
"Я же даже не покоритель!"
Никто не слышал, что мама и папа говорили друг другу после того, как папа вернулся в "профессорском" режиме из клиники Амаи. Но тон слышали все. Сначала был гнев, потом удивление, а потом прямо посреди разговора раздался странный БУМ. Папа вышел из комнаты, потирая голову и с выражением величайшей задумчивости, как при обнаружении в раскопе артефакта из другого периода. Мама вышла вскоре после него, её выражение лица было одновременно несколько глуповатым и веселым, а одежда немного растрепанной. И совсем не таким образом.
После этого папа очень серьезно спросил её, пойдет ли она на первый урок вместе с Джинхаем. Просто чтобы узнать её мнение.
Мина чуть кондрашка не хватила, когда он узнал, что первый урок Джинхая состоится, пока он будет на занятиях. Как будто мама и папа не смогут справиться с одним подростком, покоритель он огня или нет.
По крайней мере, Джия здраво отнеслась ко всему, попросив Суин запомнить все пикантные подробности, которые она пропустит из-за занятий хайку.
"Не уверена, что смогу выведать всё, что она хочет знать, - с сомнением думала Суин. - Конечно, я могу спросить его о семье, и как ему работается у Амаи, но вот другие вещи..."
Раздался стук в дверь. С выпрыгивающим из груди сердцем Суин посмотрела в глазок.
"Зеленый. Страшный зеленый. Цвет почти как у Дай Ли, но без шляпы..."
Ли поднял голову, и она почувствовала прилив облегчения. И постаралась не глазеть на шрам.
- Можно войти?
- Д-да, подожди... - она неловко замешкалась, отпирая дверь, и сглотнула. Захлопнула дверь, когда он вошел в дом. - Эм, мы подумали... подвал? - Она набрала в легкие побольше воздуха и позвала. - Мама, папа! Ли пришел!
Суин обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ли отводит руки от ушей.
- У тебя прекрасно получатся дыхательные упражнения, - сухо заметил он.
- Спасибо? - Это был комплимент? По тому, как прозвучало, этого не скажешь. Но в замечании не было и злости. Странно.
Её родители спустились вниз. Джинхай шел между ними, и Суин отметила миг, когда Джинхай увидел Ли. Её младший брат просто просиял, его глаза были огромные, яркие и полные надежды, как если бы мама вернулась домой после целого дня, проведенного с другими профессорскими женами.
Ли поймал маленького мальчика, когда тот подлетел и обнял его. Сам Ли выглядел потрясенным, словно его ударили мешком по голове.
- Что-то случилось?
- Ты пришел! Ты правда пришел! - Джинхай отстранился, чтобы посмотреть на Ли, его глаза были полны сомнения, и он жевал губу. - Ты как из духовой сказки. Я думал, ты не по-настоящему настоящий.
- Я настоящий, - тихо сказал Ли и посмотрел на её родителей. - Профессор. Госпожа.
- Лучше будет спуститься в подвал, - объяснил профессор. - Идем?
Суин опустила за ними новую дверцу в подпол, задаваясь вопросом, сколько продержится эта. И что именно сделал Ли, чтобы разбить камень так, как, по её мнению, могли делать только покорители земли. Это было бы так круто...
"Продолжай мечтать. Не покоритель, помнишь?" Суин села рядом со старым футоном, который мама притащила в подвал. "Просто слушай и уделяй внимание. Вряд ли ты чему научишься помимо того, как помогать Джинхаю..."
- Первое, что вам нужно знать, - прервал её размышления Ли, сев перед полукругом из пяти незажженных свечей, - это то, что у каждого есть чи, и каждый может научиться её двигать.
"Стоп, что?"
- Чи - это то, что Амая использует, чтобы лечить людей, да? - Джинхай подпрыгнул, но Ли усадил его на место.
- Да, - кивнул Ли. - Все покорители используют её, чтобы взаимодействовать со своим элементом. Бойцы тоже её используют. Хотя подозреваю, что здесь многие не понимают, что они делают на самом деле. Воин, который знает это, невероятный боец. Много лет назад Мастер Пиандао из Шу Джинга подал в отставку из армии и ушел на пенсию. В армии решили, что хотят его вернуть, и отправили сотню солдат, чтобы убедить его. Он победил их всех. - Со слегка ироничной улыбкой Ли взглянул на её родителей. - Он мечник, а не покоритель.
- И вы на самом деле встречались с этой легендарной личностью? - с сомнением спросил отец.
- Да, - признался Ли. - Давным-давно. - Подросток взглянул на пол с улыбкой сожаления. - Вообще-то я надеюсь, что он этого не помнит. Я вел себя как маленький негодник. - Он осторожно ткнул пальцем в плечо Джинхая. - Я был даже младше, чем ты.
Джинхай уставился на него.
- Я не негодник!
- Ты уверен? Я же был в твоем возрасте. - Ли пожал плечами. - Просто запомните: у каждого есть чи. Людям, не умеющим покорять, приходится упорно работать, чтобы научиться передвигать её, но это возможно. И именно так учатся... - Ли снова бросил взгляд на её родителей и слегка покраснел. - Простите, я думал, что дверь окажется прочнее.
- Ого! - выдохнул Джинхай.
Суин подняла с пола упавшую челюсть.
- Я... могу научиться делать такое?
- Если будешь учиться, - кивнул Ли. - Это займет годы. Я тренировался с четырех лет.
- С четырех? Мы не начинаем изучать самооборону в школе до... - внезапно Мейшанг застыла с широко распахнутыми глазами. - ...Мой лорд.
- Нет! - неповрежденный глаз Ли был распахнут почти так же широко, как её глаза, его лицо побледнело. - Нет, пожалуйста. Я ничей не лорд. - Он опустил голову, но темные волосы были слишком короткими, чтобы скрыть выражение боли на его лице. - Больше нет.
"Лорд? - со страхом подумала Суин. - Ли дворянин?" Он был совсем не похож на заносчивых нахалов из Верхнего Кольца. Она видела их предостаточно, чтобы знать.
- Мамочка? - взволнованный Джинхай переводил взгляд с одной на другого.
- Это запутанная история, любимый, - улыбнулась ему Мейшанг. - Но если ты когда-нибудь попадешь в беду и не сможешь найти нас... ищи Ли. Он позаботится о тебе. Так поступают такие семьи, как у него.
Ли с трудом проглотил ком в горле.
- Я почтён вашим доверием.
- Мне нужно будет поговорить с Хьёдзином, - грустно сказала Мейшанг. - Вероятно, он дергается, как крольгуру, и не может понять, почему.
- А? - озадаченно переспросил Ли.
- Потом, - твердо сказала она и махнула рукой. - Продолжайте.
- Ладно, - настороженно согласился Ли, потом посмотрел на Суин и Джинхая, привлекая их внимание. - Медитация учит концентрации и фокусу. И при покорении огня чи идет от дыхания. Поэтому мы начнем с дыхательной медитации.
- Мы будем дышать? - разочарованно спросил Джинхай. - Я и так постоянно это делаю.
- Правда? - Ли подмигнул ему и сжал пальцами фитиль свечи... который вспыхнул пламенем.
На этот раз Суин удержала челюсть на месте, пока Ли щипками зажег остальные свечи. Огоньки были маленькими, обычными, в сравнении с передаваемыми шепотом ужасными рассказами об огненных шарах, которые могут спалить человеку лицо, или об огненных кинжалах, которые прожигают броню и сердце, превращая их в черный уголь. Но действия Ли выглядели так буднично...
"Как у папы, когда он снимает слой почвы, достаточный для того, чтобы добраться до раскопа. Строго достаточный".
Ли выпрямил спину, приняв формальную позу для медитации. Она не слишком отличалась от той, что использовал её отец, хотя Ли клал руки на колени, а не сцеплял их перед собой.
- Сможете так дышать? - Медленно и ровно Ли вдохнул сквозь нос и выдохнул через рот. Тихо, почти беззвучно.
И огни задышали вместе с ним.
- Так... а где моя свеча? - спросил Джинхай.
Если бы она не была так сосредоточена на дыхании, Суин хлопнула бы себя рукой по лбу.
- Ты получишь её, когда мы с твоими родителями решим, что ты готов, - спокойно ответил Ли. - Дыши. Нет, сядь выше, выпрямись. Твой мозг часто занят мыслями, и это заставляет тебя нервничать, что плохо для огня. Мы стараемся полностью успокоиться. Вдох через нос, выдох через рот...
Это были самые утомительные пятнадцать минут, которые Суин когда-либо тратила на дыхание. Она не знала, что её впечатлило больше: то, что Ли продолжал заставлять Джинхая работать, не теряя терпения... Или то, что свечи ни разу не дрогнули, сохраняя ритм дыхания Ли.
- Это тяжело, - пожаловался Джинхай, задыхаясь.
- Да, - быстрый выдох, и все свечи разом погасли. - Спроси своего отца, чего ему стоило научиться покорять землю так, как это делает он. Это тяжело и требует много времени на обучение. - Ли встал и потянулся, потом снова присел на корточки, чтобы смотреть Джинхаю в глаза. - Но ты же хочешь быть уверен, что больше никто не обожжется?
- ...Угу, - Джинхай вытянул вперед ноги и скользнул любопытным и слегка испуганным взглядом по лицу Ли. - Это то, что случилось с тобой?
Какой-то миг Ли был совершенно неподвижен, потом тихо, контролируемо выдохнул.
- Это... запутанная история. Взрослые дела. - Он смотрел вдаль, видя что-то ещё. - Временами покорители огня концентрируются на одной цели и не продумывают всё как следует. Иногда это хорошо, но во многих случаях это приводит к большим неприятностям. - Ли грустно улыбнулся. - Это одна из причин, почему мы медитируем. Мы очищаем весь посторонний шум в голове и думаем. Потому что огонь не хочет думать. Он нападает. Он жжет. Он вечно нетерпелив. Поэтому тебе придется думать в два раза больше, чтобы не попасть в беду. - Его улыбка смягчилась. - Это одна из причин, почему мы так любим своих родителей. Если огонь становится слишком жарким, они берут нас за шиворот и оттаскивают назад.
- Потому что покорители огня плохие, - прошептал Джинхай, опустив глаза.
- Кто сказал тебе?.. - На миг глаза Ли стали злыми, но он прогнал это выражение и обменялся взглядами с родителями Суин, которые оба выглядели сердитыми и встревоженными, а Мейшанг даже прикрыла рот рукой.
- Ты не плохой, - твердо сказала Суин. - Ты мой младший брат. Просто ты пока не понимаешь, что делаешь. Вспомни мамины рассказы, что Мин сделал с крышей, когда был маленьким. Он залез туда и начал разбрасывать черепицу во все стороны. Папа потратил часы, чтобы вернуть всё на место.
- Но он испугался меня, - глаза Джинхая были мокрыми, и она видела, как он старается не шмыгать носом.
- Мне тоже не нравится, когда в меня летят булыжники, - сухо заметил Ли. - Он научится с этим жить.
Тут Джинхай всё же шмыгнул, и Суин подавила вздох. Конечно, у её младшего брата были причины расстраиваться, но слезами горю не поможешь!
- Хочешь увидеть кое-что необычное? - предложил Ли, щипком пробудив свечу к жизни. - Знаешь, Амая учит меня не просто так.
Готовый заплакать, Джинхай с подозрением посмотрел на него, моргнул и чуть не врезался в Суин, дернувшись назад, пока Ли круговыми движениями заставил пламя свечи мерцать золотым, зеленым и фиолетовым, а потом окутал огнем руки как...
"Как Амая делала с водой", - в шоке подумала Суин.
- Можете потрогать, - тихо разрешил Ли, глядя на них обоих. - Этот огонь не обжигает.
Завороженная, она потянулась вместе с Джинхаем.
Огонь был теплым. Он немного щекотал, как и вода Амаи, тыкался в неё, словно проверяя, не надо ли что починить. Никаких других ощущений не было, кроме чувства, которое испытываешь, закутавшись в одеяло холодным утром. Просто... тепло.
- Ты целитель, - выпалила Суин. - Как? Я никогда не слышала о ... - она осеклась, не желая, чтобы Джинхай знал всё, что она слышала.
- У моей мамы был секрет, - признался Ли. - Я разгадал его только несколько недель назад. - Он отпустил пламя в свечу, которое тут же снова перешло в привычное горячее желтое мерцание. - Огонь не плохой, Джинхай. Важно то, что ты с ним делаешь. - Он встал и жестом велел им подняться на ноги. - Теперь мы поработаем над падением.
Профессор Тингжэ деликатно кашлянул.
- Кажется, вы хотели преподать, как тушить огонь.
- Так и есть, - подтвердил Ли. - Это связано. Когда падаешь, то смещаешься, чтобы не пострадать. И это часть того, как смещают энергию пламени, чтобы затушить его.
- Немного парадоксально, - заметил Тингжэ. - Я привык к тому, что столкновение ведет к разрушению вещей... хотя, полагаю, это касается и энергии пламени. - Он склонил голову.
Ли кивнул в ответ и посмотрел на младших детей.
- Вот так, смотрите, - С этими словами, он рухнул спиной на футон, приземлившись с тихим пум, прежде чем, прогнувшись назад, вскочил на ноги с легкостью кошкосовы. - Видели?
Глаза Джинхая были как два блюдца.
- Ух, - выдавила Суин.
- Не волнуйтесь, я вас поймаю если что.
Они падали снова и снова, пока Суин так не запыхалась, что уже не могла двигаться. Но это было не так: Ли заставил её упасть ещё пару раз, прежде чем кивком головы велел уйти с футона и усадил Джинхая рядом со свечой.
- А теперь самое сложное. Дыши. Почувствуй свое сердцебиение. - Он подождал, пока её брат робко не кивнул. - Потянись вперед, не руками, а своими чувствами. Потянись к пламени. Оно похоже на маленькое сердце, чувствуешь?
- Ого, - выдохнул Джинхай.
"Этого я не смогу сделать", - с тоской подумала Суин, наблюдая. Неужели пламя мигнуло, когда Джинхай сконцентрировался на нем? Она не была уверена.
- Делай как я, - Ли вытянул руку, держа ладонь раскрытой. Джинхай повторил его движение, поглядывая на спокойное лицо Ли. - Теперь, - тихо сказал Ли, - дави вниз. Это как если бы ты падал на футон - совсем не больно. Вниз и наружу.
- Но он живой! - Джинхай с ужасом одернул руку. - Нет! Я не буду делать ему больно!
- Джинхай! - Голос Ли не был резким, но отрезал панику словно ножом. - Ты всегда можешь зажечь другой огонь.
- Н-но...
- Огонь есть везде. Лампы, свечи, плиты - всевозможные места. Огня много, но у тебя только одна мама, один папа, Джия, Мин, Суин. Они не смогут остановить огонь, если он выйдет из-под контроля! Ты можешь. Ты должен. - Ли уставился на её брата с убийственной серьезностью. - Я знаю, что это больно. Я знаю, что ты не хочешь. Но это то, что называется ответственностью. Иногда приходится делать вещи не потому, что мы этого хотим, а потому, что это надо нашей семье. - Он положил руку на плечо Джинхая. - Ты понимаешь?
- ...Думаю, да, - прошептал Джинхай.
- Хорошо, теперь повторяй за мной, - Ли снова вытянул руку. - Вниз... и наружу.
Пламя вздрогнуло, жалобно опало и исчезло в струйке серого дыма, взвившегося вверх.
Джинхай разревелся.
- Хорошо, - твердо сказал Ли, поднял голову и поспешно подозвал Мейшанг. - Молодец, Джинхай. Это именно то, что надо было сделать. - Он отодвинулся в сторону, позволив взволнованной матери обнять сына и сказать, какой он храбрый и умный. Ли оперся на стену подвала, взлохматив дрожащими руками взмокшие темные волосы. - Ох, как я рад, что это кончилось...
Суин конечно не вцепилась Ли в горло, но кинула ему достаточно тяжелый взгляд, чтобы он понял, как ей этого хочется. Папа в режиме "профессора" возвышался у неё за спиной, а это зрелище было достаточно грозным, чтобы напугать любого подростка.
- Почему мой брат плачет?
- Останавливать огонь больно, - Ли, усталый и серьезный, переводил взгляд с отца на дочь. - Частично это из-за покорения. Твоя энергия связана с пламенем, и когда оно тухнет, её нельзя оттянуть достаточно быстро, чтобы не почувствовать боли. А частично из-за... души. Мы любим огонь, Суин. Убить его - это как порезать себя до крови. Это ощущается, как неправильное. - Он глубоко вдохнул, выдохнул. - Но мы все учимся тушить огонь. Мы должны.
Тингжэ долго рассматривал его, потом кивнул.
- Вы сможете прийти завтра?
- Я уже отпросился у Мастера Амаи, - ответил Ли. - Да.
- И эта боль настоящая? - вопросительно приподнял бровь Тингжэ.
Ли поморщился и подхватил с пола свечу.
- Простите... Я не привык к тому, что могу помочь... Подержишь?
Испуганная Суин стиснула заново зажженную свечу и стояла рядом, пока Ли водил своим странным цветным пламенем над Джинхаем, пока рыдания не сменились икотой.
- Знаешь, что точно поможет? - сказал Ли, затушив пламя. - Мы пойдем греться на солнышке.

Глава 13

   - Это нормально? - тихо спросила Мейшанг.
Зуко посмотрел на спокойно спавшего Джинхая, свернувшегося калачиком в маленьком саду Мейшанг.
- Огонь не похож на другие элементы, он приходит изнутри, и потому надо тренировать и наращивать свою силу. Моё покорение тоже проснулось поздно, и мне приходилось очень много спать днем. - Что неимоверно его раздражало: только малыши спят днем. Слава духам, что у его мамы было чувство юмора.
Он посмотрел на лица взволнованных родителей и на сестру, чьё стремление защищать до боли напомнило ему Тай Ли.
- Одно хорошо в покорителях огня: мы практически не сгораем на солнце. - Факт, который спас им жизнь, когда они дрейфовали на плоту практически без укрытия. - Думаю, это ещё одна мелочь, за которой стоит следить, - вздохнул Зуко. Столько мелких деталей, столько способов попасть в западню.
"И это при том, что кое-кто не ищет людей Народа Огня. Я должен им рассказать".
- Я собирался прийти раньше, - спокойно начал Зуко, - но опоздал, потому что надо было сбить со следа одного человека. - Он поднял вверх руку. - Некий Джет. Примерно вот такого роста, спутанные каштановые волосы, карие глаза, мечи-крюки, постоянно жует соломинку. Он увидел меня и дядю на пароме, идущем в Ба Синг Се, и он уверен в том, что мы - покорители огня. Ну, он уверен про дядю, - поправился Зуко. - Мне удалось убедить его в том, что я - покоритель воды.
- Как? - спросила Суин, пока её родители отходили от удивления.
- Мы были в чайной, и я плеснул в него горячей водой, - ответил Зуко, неумело избегая всех деталей. - Исцеление требует управлять огнем так, как большинство покорителей никогда не станут даже пытаться. Я могу двигать огонь внутри горячей воды. Такой вот трюк.
- Изобретательно, - сказал потрясенный Тингжэ, пока Мейшанг просто молча смотрела на него. - Вы пытались повторить это с другим элементом? С землей, например?
- Пока нет, - выдавил Зуко, ошеломленный открывшимися возможностями. - С песком может получиться... С водой получается потому, что она течет, как жар...
"Воздух тоже течет.
Агни, надо обязательно попробовать".

Один раз, всего один только раз, он бы хотел, чтобы Аанг ощутил, каково это, когда тебя продувают сквозь здание. Немного смирения только продлит жизнь Аватара.
- Спасибо за идею, - искренне поблагодарил Зуко. - Я попробую. Потом. Но вы должны высматривать этого придурка: он опасен. Дядя вел себя как пожилой мирный житель, и Джет всё равно напал на него. Если бы он узнал про Джинхая... - Зуко серьезно посмотрел в глаза Суин. - Ему плевать, кому причинять боль, если представилась возможность отомстить Народу Огня. Не связывайтесь с ним, просто бегите.
- Но вы сбили его со следа? - спросила Мейшанг, по лицу которой было видно, какого усилия ей стоило подавить страх.
- У меня есть необходимый опыт, - признался Зуко. - Теперь, когда я знаю, что он продолжает поиски, я буду осторожнее. Я не наведу его на вас. - Он прямо встретился глазами с её взглядом. - Вы можете предупредить людей? Хьёдзин уже знает о Джете, и я скажу Амае, но я хочу быть уверенным, что предупреждение дойдет до всех.
- Я это сделаю, - Мейшанг склонила голову, что выглядело почти как поклон.
Зуко поморщился.
- Пожалуйста, не делайте так.
Она разглядывала его, подняв одну бровь.
- Мой лорд, даже если вы предпочли уехать, вы не можете отрицать, кем вы были рождены...
- Я не предпочел уехать! "Скажи это. Просто... покончи с этим". Я изгнанник, Мейшанг. Меня выслали из Народа Огня. - Его ногти впились в ладони. "Никакого огня. Не здесь". - Если вам нужен лорд, найдите того, у которого есть честь. "Я потерял свою, я потерял всё... Но я не позволю вам потерять то, что вы любите. Хотя бы это я сумею. Обещаю".
- Вы проиграли Агни Кай, - наконец сказала Мейшанг.
"Очевидно, да?"
- Я даже не сражался, - выдавил Зуко. - Как я мог? Он же был... - "моим отцом" - тем, кому я был обязан верностью. Я не мог.
- Агни что? - осторожно спросил Тингжэ.
- Огненная дуэль, - просто объяснила Мейшанг. - Мы - дети драконов, Тингжэ. Иногда единственный способ уладить спор - это сражение.
- И Народ Огня называет себя цивилизованным? - недоверчиво спросил её муж. - Когда у нас возникают разногласия...
- Вы спорите и кричите друг на друга, и начинаете закулисные кампании, которые длятся поколениями, - заметила Мейшанг. - Когда Агни Кай заканчивается, вопрос исчерпан. Решен. Закрыт. И верность каждого удовлетворена. Ты рискуешь жизнью ради того, что считаешь правильным. Ни один лорд не может просить о большем. - Она снова посмотрела на Зуко. - Но тогда вы же были совсем ребенком.
- Мне было тринадцать, - он не мог удержаться, чтобы не взглянуть на Суин. - Это достаточный возраст.
Девочка с трудом сглотнула.
- Ты... ты поэтому меня тренируешь?
- Нет, - запротестовал Зуко. "Как она могла подумать? Царство Земли. Она не знает". - Мы учимся самозащите. Для Агни Кай надо быть покорителем огня. Не-покорители сражаются за честь на стали. Я хочу сказать, ты можешь научиться фехтовать, если хочешь. - Он поймал строгий взгляд Тингжэ и попытался пожать плечами. - Я знаю, что пики и метательные ножи более традиционны, но я плохо ими владею...
Глаза Тингжэ потемнели ещё больше. Покоритель земли хрустнул пальцами.
- Не угрожай ему за то, что он сказал правду, любимый, - весело вмешалась Мейшанг. - Дети драконов, но без клыков и когтей. Нам приходится довольствоваться огнем и сталью. - Она снова посмотрела на Зуко. - Но тринадцать лет? Что случилось?
Зуко примерз к месту. "Я не могу им рассказать. Не могу".
Он никогда и ни с кем не говорил о том дне. Даже с дядей. А Айро там присутствовал.
"Она вбила себе в голову эту дурацкую мысль, что я лорд. Нельзя, чтобы она продолжала верить в это. Мы собираемся открыть им путь из города. Если она хочет поклясться кому-то в верности... ей придется найти другого.
Я должен ей что-то сказать".

- Мне надо было послушаться дядю и держать рот на замке, - наконец начал рассказ Зуко. - Мне следовало держаться от зала военных собраний подальше, но я подумал, что мне пора узнавать о своих обязанностях... Это была глупая идея. - Он вдохнул воздух, стараясь отстраниться. - Один из гене... один из командующих планировал получить тактическое преимущество, отправив новых рекрутов на опытных покорителей земли, чтобы выманить их на открытое место. Я сказал, что нельзя так поступать с нашими людьми. - Он не станет трогать свой шрам. - Он вызвал меня. Мне надо было отступиться, но я не боялся. Не его. - Зуко попытался было пожать плечами, но у него ничего не вышло. - Временами я бываю очень-очень глупым.
- Ну, да, - сказал Тингжэ, чувствуя себя крайне неудобно. - Не всегда можно определить силу покорителя по его внешнему виду.
- Нет, - едва слышный шепот, но Зуко всё же смог это произнести. - Нет, когда я вышел на площадку... там был не он. "Не дрожи. Не сейчас. Всё кончилось. Всё кончилось много лет назад".
- Это бесчестно! - руки Мейшанг сжались в побелевшие кулаки. - Ваша семья должна была прекратить процедуру дуэли! Они должны были подать протест, дойти до самого Хозяина Огня...
Это было не смешно. Даже отдаленно не смешно. Так почему он смеялся? Смеялся так, что у него внутри всё болело, так, что ему пришлось опереться на стену дома, а по его щекам текли слезы.
"Не разбуди Джинхая. Ему не стоит это видеть".
Со всхлипом втянув воздух, Зуко загнал боль в самый дальний уголок души.
- Это бы не сработало, - хрипло сказал он. - Хозяин Огня радеет за уважение. - Вытерев слезы, он выпрямился. - Дядя позаботился обо мне после... после. Поэтому я не умер. В первый же день, как я встал с постели... - Он помнил шорох указа в руках Азулы. Её усмешку, знающую и беспощадную, пока он читал условия. Лицо дяди, когда он нашел её там: мрачное недоумение, сменившееся холодной яростью, когда она, напевая, вприпрыжку умчалась по коридору.
"Не думай об этом".
- Дядя поехал со мной, - просто сказал Зуко. - Он был не обязан: его не изгоняли. Я бы уже дюжину раз погиб, если бы не он. - Он посмотрел на Мейшанг и покачал головой. - Найдите кого-нибудь ещё.
"Отгони боль. Соберись. Выживи".
Сохраняя на лице спокойствие, Зуко поклонился профессору.
- Я обещал Мастеру Амае быть в клинике к вечеру. Я вернусь завтра.
Он прошел сквозь дом и ни разу не обернулся.

***

"Он выглядит так, будто встретил смерть".
Амая вывела своего закаменевшего ученика из комнаты для ожидания, мимо любопытных пациентов.
- Где болит? - полушепотом спросила она.
- Я не ранен, - Ли ощетинился, заметив её недоверчивый взгляд, но даже его раздражение выглядело утомленным. - Просто устал. У родителей Джинхая возникли вопросы, на некоторые было очень тяжело ответить. Я снова столкнулся с Джетом, и он всё ещё гонится за дядей. Я отвязался от него в аллее. Надеюсь, теперь он начнет думать, прежде чем я его прибью. И... один из людей из окружения Боско одолжил мне это. - С почти ничего не выражающим лицом, он вручил ей свиток с синим колпачком.
"Свиток покорения воды".
- Я не ранен, - глухо повторил он, пока она буравила его взглядом. Мальчик сглотнул ком в горле, стиснул пальцы. - Я могу работать.
"Я не хочу думать. - Амая почти что могла слышать его молчаливую мольбу. - Пожалуйста, дай мне какое-нибудь дело".
- Начни с Нина, - вздохнула она. - Он умудрился снова потянуть спину. Ты будешь работать с легкими случаями и остановишься, когда я скажу.
Покорный кивок головы.
- Да, Мастер Амая.
"Это будет длинный день".

***

"Значит, вот с чем нам предстоит работать".
Переодевшись в гражданское и припрятав каменные перчатки в рукавах, Широнг наблюдал за занятием университетских студентов-покорителей земли в их дворике для тренировок, огражденном каменными стенами. Большая их часть была довольно прилична. Несколько были великолепны: из таких выйдут отличные специалисты на Стене или архитекторы и мастера тонкой работы по камню в городе. Но из всех представленных студентов только один имел стимул и инстинкт убийцы, необходимый для потенциального Дай Ли.
"Мин Вэн".
Поставленный в пару с более старшим подростком, Мин расколол свою каменную стену рассекающим взмахом руки и кинул получившиеся куски в противника. Старший мальчик поднял защитную стену как раз вовремя, чтобы блокировать удар, но оба камня раскололись.
"Навыки есть, и он достаточно быстр. Его определенно можно обучить до нашего уровня".
Но если быть откровенным самим с собой - а повидав таких духов, как видел он, Широнг очень старался быть честным сам с собой - его волновало вовсе не умение покорять землю.
"Сын профессора Вэна".
Что само по себе проблема. Тингжэ Вэн вел себя так, будто до сих пор жил в эпоху Аватара Киоши, но голова у него была на месте. Он знал, о чем не стоит болтать, но некоторые из его учеников не блистали подобной мудростью.
Хороший учитель любит своих учеников, а Тингжэ Вэн был очень хорошим учителем. Однажды это может перевесить его благоразумие. Справится ли с собой Мин Вэн, если однажды окажется в числе тех, кто заставит его собственного отца исчезнуть?
"И если справится, нужен ли нам такой рекрут?"
Были и другие причины опасаться мальчика. Широнгу было трудно их сформулировать, но, тем не менее, они существовали.
"Он слишком горит желанием".
Он пылал от усердия, как промасленная бумага огнем. Если Дай Ли окажутся не такими, как он мечтал, если суровая реальность их работы по сохранению стабильности Ба Синг Се не оправдает желаний Мина... Кто поручится, что он не воспылает столь же страстным усердием к чему-то другому?
И всё же одних ощущений, какими бы тренированными и проверенными они ни были, было недостаточно для того, чтобы лишить мальчика шанса. Они нуждались в новых рекрутах. Или Кван и Главный Секретарь даже не стали бы рассматривать кандидатуру Ли.
"А это чертовски жалко".
Мин Вэн никогда не сталкивался со смертью. Ли видел её и сам её причинял: это было видно по его глазам, когда молодой человек забывал разыгрывать невинность. Но Ли всё ещё беспокоился о людях, хотя и считал их легкомысленными и раздражающими в своем большинстве.
Откровенно говоря, Царь Земли был легкомысленным и раздражающим. Но он был потомственным правителем Ба Синг Се, перед которым Широнг имел обязательства, и это всё решало.
"Ещё один плюс в его пользу: Ли понимает, что такое долг".
Долг или нет, Широнг ни за что на свете не хотел бы проводить ту манипуляцию с Боско. Ли помешкал, осмотрел медведя, чтобы убедиться, что иного выхода вынуть инородный предмет, кроме как разрезать животное, нет... потом скорчил физиономию, и сделал то, что требовалось.
"Он мне нравится".
При этой мысли Широнг поднял брови, осторожно оглянувшись. Он пережил два десятилетия в рядах Дай Ли. Столько не проживешь, если будешь игнорировать холодок на затылке, который подсказывает, что духи готовятся обрушить праматерь всех горных обвалов тебе на голову.
От Ли исходило чувство... тепла. Силы. Безопасности, которая были сродни той, которую он ощущал, надев свои каменные перчатки или работая с проверенным агентом.
"Если бы нас прижали к стенке, он бы сражался".
Принимая всё это во внимание, способность исцелять была ещё большим достоинством. С каждым годом отсутствия Аватара духи становились всё несноснее, куда более склонными наброситься на людей за малейшую провинность. И это было не ощущение, это был факт. В записях Дай Ли наблюдался рост нападений, росли списки людей сошедших с ума или ставших чудными...
"Ли сражался с духами".
Будь он один, Широнг точно хлопнул бы себя по лбу. В данных обстоятельствах он просто сморщился и выругал себя, что не понял этого раньше.
"Он играет роль невинного гражданина, и довольно хорошо".
Но всё стало ясно, как только Широнг распознал это чувство безопасности и силы. Люди, видевшие Мир Духов, имевшие с ним дело, несли с собой след его присутствия. Чувство потусторонности, которое превышало даже силу покорителя.
"Людей пугает не только наша форма".
Неудивительно, что Ли мог смотреть ему в глаза и не вздрагивать. Иной мир уже проник в него, отделив от тех, кто жил тихой, обычной жизнью.
"Бедный парень, надеюсь, ты попадешь к нам. Ты больше никогда не сможешь жить жизнью обычных людей".
Хотя карьера целителя была неплохим выбором. Амая тоже была тронута духами. Никто не ждал, что целитель-покоритель воды будет обычным человеком.
"Интересно, он уже понял это?"
Если Ли не понял, Широнг готов был ему намекнуть, в случае, если он не заинтересуется стать Дай Ли. Целитель-покоритель воды, приходящий по вызову, тоже был неплохим приобретением.
Приняв решение, Широнг обратил всё свое внимание на Мина, когда подросток в буквальном смысле раздавил следующего противника под небольшой горой щебня. "Ой".
Именно в этот момент четверо покрытых синяками и пылью бывших противника решили, что с них хватит, и буквально заключили Мина в коробку.
"Тц-тц, вы забыли о крышке".
Мин не замедлил воспользоваться этим фактом, взлетев на каменном столбе, прежде чем выбить четыре стенки обратно в их создателей. Теперь на него наступало ещё больше студентов, плюс один инструктор...
Улыбаясь от уха до уха, Широнг оперся на стену, чтобы наблюдать шоу.

***

"Папа в кабинете, Мин всё ещё глотает пыль на занятиях, Джия развлекает Джинхая под страхом запрета вечерних прогулок с подружками, если она даст ему спуститься сюда, пока мама готовит. Лучший шанс, который у меня будет".
- Мам? - тихо спросила Суин, стоя у входа в кухню, пока её мама шинковала овощи. - Что Ли имел в виду, когда сказал поискать другого лорда?
Это был лучший вопрос, который она смогла придумать. Единственный по поводу той ужасной сцены в саду, который не закончится фразой "ты ещё слишком маленькая, чтобы знать" от её родителей. По крайней мере, она на это надеялась.
Мейшанг грустно посмотрела на неё, точно так же, как она смотрела вслед сбежавшему Ли. Мамины брови опустились, и она решительно кивнула.
- Не почистишь картофельартишоки?
- Да, мэм, - торопливо отозвалась Суин, схватив жесткую щетку, чтобы скоблить лежащие в кастрюле корнеплоды. Она внимательно осматривала каждый плод перед чисткой, откладывая проросшие овощи, которые пойдут на посадку. Цветы картофельартишока были красивыми, а по осени свежие молодые корнеплоды в сливочном масле были самым лучшим завтраком в мире.
- Я не хочу рассказывать об этом Джинхаю, пока он не станет старше, - начала мама. - Надеюсь, он сможет держать рот на замке про обучение, но истории о духах и драконах? Какой ребенок удержится от того, чтобы рассказать об этом сверстникам? Но ты достаточно взрослая, чтобы знать.
- Какое отношение лорды имеют к духам и драконам? - спросила Суни, очищая овощи.
- Ома и Шу были первыми покорителями земли, но они были людьми. Говорят, что первыми покорителями огня стали дети одной умной и храброй леди, которая явилась своему лорду, когда он был на грани смерти, как солнце среди струй дождя. Она вылечила его и вернула к жизни, сражалась рядом с ним и воспитывала их общих детей, - Мейшанг остановилась. - А когда её лорд умер, она снова обратилась в драконицу и улетела.
Картофельартишок чуть не выскочил у неё из рук, и Суин внезапно порадовалась, что ещё не успела взяться за нож.
- Она была драконом?
- И не единственным в нашей истории, - сообщила Мейшанг. - Многие из наших величайших героев и чернейших злодеев по слухам имели драконью кровь. Можешь проверить по генеалогическим древам. Там встречаются имена, которые появляются из ниоткуда, заводят детей и исчезают. Исчезают, а не умирают. - Она остановилась и покачала головой. - Точнее, их можно было посмотреть раньше. Хозяин Огня Созин запретил любые упоминания о таких людях, когда начал свою охоту на драконов.
Странным образом, это имело смысл. Тяжело заставить людей охотиться на своих... родственников.
- А у нас есть?.. - Суин не смогла закончить фразу.
- Да, - кивнула головой её мать. - Твой младший брат послужил бы тому доказательством, если бы я не слышала истории моего дедушки. - Мейшанг озабоченно взглянула на дочь. - Здесь нечего стыдиться, но это делает нас другими. Нам нужны лорды. Драконы... не идут на переговоры. Один дракон правит на своей территории, а все остальные, кто живут там, склоняются перед ним. Или перед ней. Иначе происходит сражение, пока проигравший не уйдет или не сдастся. Так говорят истории.
Как карликовые пумы, которых Суин иногда видела на крышах, которые рычали и гнули спины, а иногда даже сцеплялись в вихре зубов и когтей, что часто заканчивалось кровью, но, как правило, не приводило к смерти.
"Как в Агни Кай?"
- Значит, - сказала Суин, пытаясь собрать все факты вместе. - Если бы не было лордов... люди постоянно сражались бы друг с другом?
- Мой дедушка читал истории, записанные моим дальним предком о том времени, когда Народ Огня состоял из воюющих кланов и пиратов, - кивнула головой Мейшанг. - Спроси об этом отца. Он знает о правлении сорок шестого Царя Земли больше любого из нас.
Хорошая идея.
- Но ведь не обязательно с кем-то сражаться, - запротестовала Суин.
Мейшанг замешкалась и вздохнула.
- Суин, ты знаешь, почему Джинхай - твой тихий, застенчивый младший братик - обнял мальчика, которого до этого видел всего один раз?
- Ну, я... - голос Суин затих, когда она задумалась об этом. Ведь это имело смысл, так? С чего бы Джинхаю не доверять Ли? Ли был... Суин рывком вскинула голову и посмотрела на маму.
- От Ли исходит чувство... безопасности. - Что было полной бессмыслицей.
- О, - прошептала Мейшанг, отложила нож и протянула руки, чтобы прижать к себе дочь. - О, моя храбрая малышка, я не знала.
- Мам? - Почему её сердце так бешено стучало, как от испуга и важности, когда мама рассказывала ей о прогулках с мальчиками, и почему нельзя ничего предпринимать, пока не притащишь его домой для встречи с вооруженными до зубов родителями.
- Сильнейший дракон правит, но он и защищает, - взгляд Мейшанг пристально вглядывался в её лицо. - Огонь верен, как и все его дети. В первую очередь твоим родителям, во вторую - твоей семье. Потом ты вольна выбирать, кому отдать свою верность. Но будь осторожна, кому ты её отдашь: разбив её, ты разобьешь себе сердце. - Она опустила глаза, бледная и взволнованная. - Для покорителя огня... отказ от верности означает смерть.
"Это безумие". Но это была правда, Суин чувствовала это. Она скорее умрет, чем причинит вред своим родителям, братьям, сестре. Разве не поэтому она так старалась, укрывая Джинхая? Она скорее умрет...
"Или убьет".
Эта мысль жила внутри неё, грызла её изнутри, с тех самых пор, как Ли рассказал о Джете. Так бы поступила карликовая пума, когда кто-то охотится за её котятами. Она будет шипеть и бить когтями и испробует все другие методы. Но если они не сработают...
- Мамочка, - прошептала Суин, прижимаясь к ней.
- Знаю, милая, знаю, - Мейшанг бережно укачивала её, гладила по голове. - Вот почему я хочу, чтобы ты уделяла внимание занятиям с Ли. Если какой-то ублюдок погонится за тобой или кем-то из нас... Я хочу, чтобы ты была той, кто в конце останется стоять на ногах. Покалечь его, если придется. Убей его, если придется. Живи. - Ещё одно объятие. - Я помни, о чем я говорила Джинхаю. Если случится беда, настоящая беда, найди Ли или его дядю. Они Великие Имена, они обязательно защитят тебя.
- Лорд Ли не защитил его, - шмыгнула носом Суин.
- Такого не должно было произойти, - грустно ответила Мейшанг. - Хорошие лорды верны своим людям, даже детям, которые ещё не доросли до того, чтобы... - она будто к месту примерзла.
- Мам? - прошептала Суин.
- О, духи, - выдохнула Мейшанг. - Бедный мальчик, неудивительно, что он уверен, что он... - Она медленно выдохнула и отпустила дочь. - Суин, можешь здесь закончить? Мне надо поговорить с твоим папой.
Суин согласно кивнула.
- Про Ли?
- Про то, что, как я надеялась, мне никогда не придется изучать снова, - отозвалась Мейшанг скорее самой себе. - Про политику.

***

Стук в его дверь прозвучал вполне ожидаемо, даже немного рановато. Тингжэ вздохнул и поставил на стол почти нетронутый бокал вина.
- Заходи.
Мейшанг заметила, что он разложил на столе, и захлопнула дверь, прежде чем покачать головой.
- Знаешь, что с тобой сделают, если поймают с этим?
- Бай исчез, - грустно сказал Тингжэ, перебирая записи своего бывшего студента. - Это всё, что от него осталось. - Он передернул плечами и печально улыбнулся. - Кроме того, все знают, что меня не интересуют текущие события. Откуда подобное может здесь взяться?
- Ах ты, хитрый обманщик! - лицо Мейшанг озарилось улыбкой, согревшей его сердце. - Да тебя хоть сейчас выставляй против Похитителя Лиц!
- Надеюсь, такого не будет, - усмехнулся Тингжэ, потом его лицо посерьезнело. - В чем дело?
- Агни Кай Ли, - Мейшанг поморщилась, - был против его отца.
А, к несчастью, это подходило.
- Как ты узнала?
- Ему было тринадцать. Он не мог быть верен никому, кроме своей семьи. Его дядя здесь. И судя по разговорам о матери, это не могла быть она.
Духи, ему даже в голову не пришла такая возможность. Что за страна учит матерей сражаться?
"Такая, где калечат и изгоняют мальчика тринадцати лет".
Нет, нельзя винить страну за это. А вот Хозяина Огня - другое дело.
"Интересно, винит ли его Ли?"
Мейшанг хмуро смотрела на него, постукивая пальцем по бедру.
- Ты не удивлен.
Да, это была его жена: зоркая, как почтовый ястреб.
- Думаю, я знаю, кто он такой, - просто ответил Тингжэ.
Мейшанг взглянула на вино, к которому он никогда не притрагивался до обеда.
- Всё так плохо?
- Нет, - задумчиво протянул Тингжэ, - всё гораздо хуже. - Он вздохнул. - Прошу заметить, что это просто догадка. Обстоятельства, при которых вышеназванный мальчик получил шрам, очевидно, не предавались широкой огласке, но время совпадает. Если только в том же году Хозяин Огня не изгнал ещё какого-нибудь сына Великого Имени, о котором Баю не удалось узнать. Это одна из последних его находок перед... кхм. - Он вспомнил тот смех, ужасный, душераздирающий, словно мальчик только что осознал, как до неприличия несправедливо устроен мир.
- Тингжэ, - Мейшанг строго взглянула на него. - Почему бы тебе просто не сказать мне?
- Потому что, узнав, снова не знать ты не сможешь, - прямо ответил Тингжэ. Он замешкался и выложил главную правду. - И... я не знаю, что произойдет. Ты назвала его "мой лорд". - Он смущенно опустил голову. - Я не хочу потерять тебя.
- О, Тингжэ, - она взяла его руки в свои, поглаживая огрубевшие от земли пальцы. - Я твоя жена. Ты и дети всегда будете стоять на первом месте. - Она проказливо улыбнулась. - Почему, ты думаешь, мы учим девочек драться? Чтобы, когда мужья и братья выкидывают глупость, они могли защитить детей. Что бы ни сделали их лорды. - Её голос упал. - Я люблю тебя. Ни один лорд этого не изменит.
"Я тоже люблю тебя и должен тебе верить".
- Даже этот?
Мейшанг прочитала запись Бая, остановилась, медленно перечитала ещё раз. Протянула руку и одним глотком проглотила вино, как воду.
- Именно так, - сухо заметил Тингжэ.
Она медленно выдохнула.
- Он сказал, что он здесь вместе с дядей.
- Если Бай прав, у него есть только один, - иронично сказал Тингжэ. - Должен признаться, мысль об этом человеке внутри этих стен обращает мою спину в желе. Что, черт побери, он задумал?
- Ничего, - после долгого раздумья ответила Мейшанг. - Они скрываются, как и все мы.
Тингжэ с сомнением посмотрел на неё.
- Они пришли к Амае, любимый. Человек его положения... Он не был бы здесь, если бы ему было на что надеяться в Народе Огня.
- Человек его положения гораздо скорее вынашивает какие-то далеко идущие планы.
- Здесь? Один? С одним только Ли? Прятаться с помощью покорительницы воды? - Мейшанг окинула его взглядом и покачала головой. - Что более вероятно: заговор или человек, пытающийся спасти племянника, который пришел в единственное место в мире, где они могут скрыться?
Тингжэ вздохнул.
- Ли сказал, что делал вещи, которыми не гордится. "Командир корабля, в самом деле". Просто... как сын того человека может быть юношей, которого мы впустили в свой дом? "Он был мягок с Джинхаем, добр. Он не был заклятым врагом. Он не был монстром." Как мог мужчина так поступить с собственным сыном?
- Мы можем спросить у его брата.
Тингжэ с подозрением посмотрел на жену.
- Ты это несерьезно.
- Почему нет? - У Мейшанг был вид проказливого сорванца. - Мы всё равно пригласили Хьёдзина, Лули и их девочек на следующей неделе. Почему бы не пригласить и этих двоих? У Ли будет полон рот хлопот с Джинхаем, Суин, Лим и Даю. Вероятно, ему придется отбиваться от Джии и играть в гляделки с Мином. У нас будет полно времени, чтобы загнать в угол его дядю и... поговорить.
- Лучше я загоню в угол разъяренного диллольва, - буркнул Тингжэ.
- Вот поэтому нам нужен план, дорогой.
- Ах, да, план, - кивнул Тингжэ. - Я обречен.

***

- Вот, - Амая поставила перед учеником дымящуюся чашку, радуясь тишине, воцарившейся после ухода последнего пациента. В экстренном случае она отопрет переднюю дверь, но сейчас они были одни. - Я знаю, что ты не любитель чая, но это помогает после тяжелого дня.
Ли сперва понюхал, немного просиял, как луч солнца среди дождя, и сделал первый горячий глоток.
- У вас есть лимоны?
- Даже в эти дни торговля идет помаленьку, - кивнула головой Амая, слегка расслабившись. Мед и лимон в горячей воде рассеивали множество тревог. - Это единственное, о чем я стану скучать, если когда-нибудь сойду с ума и вернусь к племени.
- Разве вы не скучаете по своему народу?
- Скучаю, - призналась Амая. - Но они десятилетиями ждали того, что так и не случилось. "Рождения Аватара в Северном Племени Воды".
Это было разумное допущение. Воздушные Кочевники были мертвы, Аватара никто не видел. Почему он не мог умереть и снова возродиться? Она видела шаманов своего племени, которые проверяли ребенка за ребенком без всякого успеха. Она была покорителем и женщиной, а не Аватаром, что значило, что её родители с радостью приняли бы любое предложение о браке от первого же сильного покорителя воды. Мастер Пакку был в списке кандидатов: он оплакивал потерю Канны годами, разумеется, он был готов приступить к поискам другой невесты.
Но даже не это в итоге подтолкнуло её к отъезду. Нет, то решение пришло, когда она случайно подслушала разговор после одного из шаманских тестов.
"Найти Аватара. Обучить его. Уничтожить Народ Огня".
Победить Народ Огня - безусловно, но уничтожить его? Ещё сильнее разрушить цикл элементов из-за жажды мести? Она не станет принимать в этом участия. Она не могла. Должен был быть иной способ.
- Я скучаю по ним, - призналась Амая. - Но мне был нужен ответ, который я не могла найти на Северном полюсе, поэтому я уехала. - Она улыбнулась, вспомнив гигантскую морщинистую лапу и лицо, одновременно и доброе, и ужасное. - Ответ, который я нашла, породил много новых вопросов, но и сделал мою жизнь интересной. - Она постучала пальцем по свитку. - Как и это. Должно быть, ему около двухсот лет... Ты говоришь, тебе его дал Дай Ли?
- Одолжил, - подчеркнул Ли. - Думаю, он пытается завербовать меня.
Амая подумала над этим невозможным предположением, покачала головой, подумала снова.
- Духи, зачем?
- Я не знаю, но я обязательно спрошу дядю. - Ли нахмурился. - Я сказал Дай Ли, что мне понадобится ваше разрешение изучать то, что здесь написано. - Он остановился. - Вы хотите попробовать формы? Агент сказал, что ваше племя не учит женщин-покорительниц сражаться, что является одной из самых больших глупостей, которые я когда-либо... м-м. - Она заметила, как он прикусил губу. - Я хочу сказать, что я не знаю покорения воды, но я знаю боевые формы. Я мог бы помочь, если вы хотите.
Брови Амаи поползли на лоб, отметив эти скромные намеки на интерес.
- Ты хочешь их попробовать. - Что не имело смысла, если только... - Ты думаешь, что сможешь воспроизвести эти формы с помощью кипящей воды?
- ...Может быть? - неловко согласился Ли.
Хм-м, не полная правда, но в его взгляде была жизнь там, где прежде плескались недоверие и ужас. Придя к решению, Амая развернула свиток.
- Давай посмотрим. - "Так, водяной хлыст, круговые волны, ледяное дыхание..."
- У вас есть дыхательные формы? - Ли просто сгорал от интереса.
- Вряд ли ты сможешь их сымитировать, - уточнила Амая.
- Не с помощью покорения огня, - признал Ли. - Интересно, может именно этот прием подарил дяде его идею.
- Какую идею? - настороженно спросила Амая. Муши был хорошим человеком, судя по тому, что она видела. И неплохо выглядел, несмотря на бледную кожу. Но одна его идея уже привела к тому, что в её клинике появился исцеляющий покоритель огня.
Ли встал из-за стола, отошел на несколько шагов, глубоко вдохнул и выдохнул язычки пламени. Амая очень старалась не выпучить глаза.
- Это хорошо помогает сохранять тепло, - застенчиво сказал Ли. - Или если покоритель воды закует тебя в лёд. Со мной так было.
Амая присвистнула.
- Никогда не слышала, чтобы покорители огня умели такое. - Скорее наоборот: заковать покорителя огня в лёд было смертельно. Так её учили.
- Это дядя изобрел, - с гордостью поведал Ли. - Он... - подросток вдруг побледнел.
Амая нахмурилась, а потом до неё дошло.
- Это раскроет ваши личности перед другим покорителем огня?
- ...Возможно, - Ли был как громом поражен.
- Ли, - она очень старалась не хихикать, правда. - Вряд ли существует много Великих Имен, которых объявили - как там сказал твой дядя? - предателями перед Драконьим Троном. Если бы я хотела узнать, кто вы такие, я бы это сделала. - Амая бросила на него серьезный взгляд. - Но я так не поступлю. Это ваш секрет, и я не стану забирать его. "Ты и так достаточно потерял". Ты мой ученик, и со мной ты в безопасности, обещаю.
Ли глянул на неё с таким выражением зеленых глаз, которое чуть не разбило ей сердце.
"Он хочет мне верить, но он должен был быть в безопасности и со своей сестрой".
- Однако, признаюсь, мне было интересно узнать, что изобретательность является вашей семейной чертой, - легко добавила Амая. Она расстелила свиток на столе. - Что из этого мы попробуем?

***

- Я ценю твоё общество, племянник, - радушно сказал Айро, складывая фартук, прежде чем поклониться своему работодателю. Пао может и был ворчун и скряга, но он защитил своего работника от заинтересованных Дай Ли, а это немало. - Но молодому человеку полезно немного погулять вечерком, особенно когда в округе так много красивых девушек.
- Где-то здесь Джет, - мрачно сообщил ему Зуко.
- Тот безумный мальчишка? - заскулил владелец чайной. - Снова?
- Я оставил его в Среднем Кольце, - пожал плечами Зуко. - Я пытался его образумить, но не думаю, что он послушает.
- Он послушает звон наручников, если я снова его увижу! - Пао пылал гневом. - Безрассудный, разрушительный... Мне стоило целого состояния заменить тот стол и дверь!
- Вы необычайно предусмотрительны. Спокойной ночи! - вежливо пропел Айро и вывел Зуко за дверь, пока мужчина не вспомнил о втором участнике погрома.
"Да, очень хорошо, что Зуко здесь не работает".
А с другой стороны, очень жаль: много хорошеньких девушек в возрасте его племянника заходили в чайную во время дневного перерыва.
А, ладно, всё равно нервы его племянника были и без того натянуты. Может быть, сейчас не лучшее время для того, чтобы подталкивать Зуко к чему-то столь нормальному, как свидание.
"Подожду несколько недель, - решил Айро. - Пусть он привыкнет к городу и его людям. Ступай осторожно, по крайней мере, пока мы так или иначе не разберемся с этим мальчишкой Джетом".
О, Агни, он легко мог увидеть, как всё может обернуться катастрофой. Мстительный подросток, юная леди, которая может проявить неосторожность и очутиться на пути клинка, и его излишне заботливый племянник... нда. Нет, лучше пока не знакомить Зуко с этим аспектом нормальной жизни.
- Итак, как прошел твой день? - спросил Айро по пути домой, хотя ответ читался на лице его племянника. Даже очередная дуэль с Джетом не смогла бы так вымотать его мальчика. К его удивлению, Зуко в ответ улыбнулся.
- Мастер Амая и я работаем над водяной волной.
- Правда? - заинтригованный Айро поднял бровь. - Я думал, что северные покорители воды не учат женщин ничему, кроме исцеления.
В отличие от Южного Племени Воды. Да, вот этот народ знал, как драться.
"Как бы я хотел спасти больше из их числа".
Но в то время он всё ещё был верен Азулону и сражался с генералами Царства Земли. Набеги на Южный полюс не входили в сферу его операций. Когда он узнал о Белом Лотосе и его целях, то смог организовать побег нескольким выжившим пленникам с Южного полюса, если был уверен в том, что их желание воевать угасло.
Мало. До боли мало.
"Ты сделал всё, что мог, и что не шло во вред твоему народу, - сказал сам себе Айро. - Если бы Лу Тен не умер..."
Нет, лучше не мучить себя этой мыслью.
- Не учат, - подтвердил Зуко. - Но кое-что она выучила сама. И я видел некоторые из приемов из свитка в действии, поэтому мы работаем над этим. Пока ничего впечатляющего.
- Что за свиток? - спросил, заинтересовавшись, Айро.
- Расскажу, когда придем в квартиру, - Зуко настороженно оглянулся на уличную толпу. - День был... интересным.
О, духи.
Через какое-то время Айро сидел напротив племянника за чашкой успокаивающего чая. Он не винил чай за неэффективность: очевидно, что его создавали без учета таланта его племянника устраивать бедлам.
- Интересный день.
Закончив излагать историю о медведях, Дай Ли, мстительных подростках и смущенных маленьких покорителях огня, Зуко пожал плечами.
- Держи с Дай Ли ухо востро, - посоветовал Айро. - Твоя осторожность - твой союзник и щит. Они ждут, что беженец будет вести себя более нервно, чем местный, и будет более склонен поверить худшим слухам об их действиях. Если Широнг достаточно умен, чтобы подойти к тебе с осторожностью, он вряд ли резко сменит тактику.
- Но зачем им вообще нужен покоритель воды? - с недоумением спросил Зуко.
- Если бы ты почувствовал, что можешь доверять покорителю воды, рожденному в Народе Огня, разве ты не захотел бы видеть его среди своих сил? - Айро многозначительно посмотрел на него.
- О, - поморщился Зуко. - Я должен был догадаться. Просто, большинство из Народа Огня...
"Под которым ты понимаешь моего брата, - грустно подумал Айро. И поправился. - И Мудрецов Огня, и тех генералов, что не ушли на пенсию, не умерли и не сбежали, и дворян... да, "большинство" - достаточно точный термин".
- Опыт, тактика и логистика крайне важны для победы в битве, - заявил Айро. - Но когда эти факторы равны, то победа зависит от генерала, способного сделать неожиданный ход.
- Не говори мне, что однажды Сокка станет великим генералом, - буркнул Зуко.
Эта мысль по-настоящему пугала.
- Нет, пока он не научится управлять своими ресурсами, а также ресурсами Аватара, - сухо заметил Айро. - В данный момент большую часть его атакующей способности может нейтрализовать... о, симпатичная девушка, например, Тай Ли, подошедшая к юному покорителю воздуха с невинной улыбкой.
- Ты правда думаешь, что он достаточно наивен, чтобы попасться на такое? - скептически спросил Зуко.
Дядя и племянник уставились друг на друга, а потом совместно кивнули.
- И почему я до этого не додумался? - возопил Зуко, воздев руки к небесам.
- Может, потому, что обученным блокираторам чи запрещено покидать пределы Народа Огня во время военных действий? - мягко подсказал Айро. - Мы не хотим рисковать тем, что другие народы освоят эту технику. Хотя бы из сострадания к её пользователям. Я знаю, что беспринципные генералы Царства Земли - мне вспоминается Фонг - сделают ради того, чтобы обрести такие знания. - Физическая пытка блокираторов чи будет наименьшей из неприятностей. - И такого агента изначально сложно подвести к покорителю воздуха на достаточно близкое расстояние.
- Да, но если получится, он пепел, - пробормотал Зуко. - Даже если агент промахнется и Аватар сохранит способность двигаться... без покорения он просто костлявый мальчишка с посохом. У него нет боевых навыков, ни у кого из них нет, неважно мастера-покорители они или нет... - Зуко замер и еле слышно выругался - привычка, которую он перенял от своего экипажа. - Азула держит при себе Тай Ли.
- Ты этого не знаешь, - осадил его Айро.
- Я знаю Азулу, - глаза Зуко угрожающе сузились. - Ей сойдет это с рук. Они бежали от неё, дядя. Почему ещё они позволили ей загнать их до такого состояния, что начали делать глупые ошибки? Танк - не маленькая цель, его можно заморозить или отправить под землю. Они так не сделали. Они побежали, потому что испугались. - Его голос упал. - Есть только одна вещь, которая может так сильно напугать покорителя.
- Амая рассказала мне, - я тяжелым сердцем начал Айро. - Мне жаль, племянник, мне очень-очень жаль, что я не знал...
Зуко смотрел на него с улыбкой. Печальной, но улыбкой.
- Все было не так плохо, как ты думаешь, дядя. Тай Ли верна Азуле... Но Азула говорила, что это тренировка. Поэтому Тай Ли могла мне помочь, иногда.
Айро с сомнением поднял бровь.
- Я научился уворачиваться, хотя бы от некоторых ударов. - Всё тот же ироничный, полный тоски тон. - Если она нападет внезапно, то сможет забрать моё покорение. Но я могу двигаться достаточно быстро, чтобы не дать ей полностью себя обездвижить. В большинстве случаев.
- Отсюда и мечи, - догадался Айро.
Зуко кивнул.
- Молодец, - с тихой гордостью заключил Айро. Даже при его усталости, Зуко сел прямее.
- Хотя мне хотелось бы знать, почему ты предпочел этот путь, вместо того, чтобы просить о помощи, - с предельной осторожностью спросил Айро.
- Я не хотел, чтобы Азула снова попыталась задушить меня во сне, - передернул плечами Зуко. - По крайней мере, с Тай Ли я почти всегда был уверен, что останусь жив.
Чашка разлетелась на куски.
- ...У тебя кровь идет, - Зуко вытянул пламя от лампы, закрыв порез от фарфора без всякого следа.
"Если бы мое сердце было так же просто излечить".
- Ты рассказал об этом родителям?
- Мама отругала её, - Зуко говорил очень тихо. Ровно. - Поэтому она пошла к отцу и сказала, что я наврал про неё, чтобы устроить ей неприятности. Он сказал, что делать так недостойно сына Великого Имени и улыбнулся ей. - Он отвел глаза, погрузившись в воспоминание. - Она точно так же улыбалась на похоронах дедушки. - Зуко сглотнул. - Давай не будем говорить про неё? Её здесь нет, есть Джет, и спорить с ним бесполезно. Что мне с ним делать, связать и утопить в колодце?
- Весьма заманчиво, - признал Айро, отгоняя гнев. Время ярости придет позже, когда Зуко будет уверен, что она направлена не на него. - Поступай по ситуации. - Он грустно улыбнулся. - И я работаю в чайной, племянник. Если он проявит подобную грубость дважды... Я уверен, что, следуя твоему примеру, я смогу сымпровизировать.
Зуко кивнул, неохотно соглашаясь.
- Может, нам обоим стоит лечь пораньше, - заметил Айро. - Но я хотел бы, чтобы ты подумал об одной вещи, принц Зуко.
- Дядя? - в тревоге спросил Зуко.
- Когда тебя объявляют предателем перед троном, тебе открывается определенная свобода действий, - ровно сказал Айро. - Моего брата здесь нет. Законы нашего народа здесь не действуют. Поступай так, как ты считаешь правильным. - Он сделал паузу. - Никогда не забывай, что здесь она не принцесса, чей приказ должен исполняться без промедления, а ты не изгнанник. Она - враг Ба Синг Се, а ты - целитель, служащий жителям внутри этих стен. Невинным людям, которых она посчитает предателями только за то, что они искали укрытия. Если по какому-то капризу неудачи она снова столкнется с нами... срази её.
- Я... - Зуко сглотнул ком в горле и кивнул. - Я подумаю над этим, дядя.
"Молюсь, чтобы так и было, племянник". Проследив, что Зуко скрылся за раздвижной дверью, Айро вздохнул. "Я не хочу, чтобы она когда-либо снова причинила тебе боль. Я не хочу, чтобы она думала, что у неё есть такое право.
Озай, если судьба будет добра, мы никогда не встретимся снова. Что бы ты ни сделал, ты всё ещё мой брат, и я не заставлю Зуко выбирать между нами. По крайней мере, от этого я его избавлю. Но если судьба не будет добра... Тебе предстоит за многое ответить".

***

- Котеночек.
Зуко посмотрел на мягкую ситцевую игрушку, которую чумазые ручонки совали ему под нос, и кивнул.
- Выглядит как котосова. Теперь дай мне посмотреть...
- Мой котеночек!
- Твой-твой, - Зуко легонько сжал руку малыша, повернув её так, чтобы лучше видеть в утреннем свете. Он не был уверен до конца, мальчик или девочка его пациент, и не имел никакого желания спрашивать. - Покажи мне царапину, о которой говорит твоя мама...
- Мой котеночек!
Он инстинктивно увернулся от удара, даже если это и была мягкая игрушка. Многозначительно посмотрел на мать малыша, улыбавшуюся и сияющую при взгляде на маленького монстра, который пытался шлепнуть его.
- Ну-ну, лапочка, - прочирикала она. - Не надо причинять слишком много хлопот.
"Теперь я понимаю, почему Амая бурчала про дротики с ядом ширшу".
- Мадам? - вежливо начал Зуко. - Вы не могли бы минутку подержать ребенка? - Он мог справиться с медведем. Он справится и с этим...
- Мой! - Карапуз подался вперед, и Зуко едва избежал щелкнувших зубов.
"Ну всё, с добрым целителем покончено, паршивец".

***

- Да ни в жизнь!
Посреди истории, повествующей о совершенно невероятной череде событий, приведшей к тому, что рыбак загнал крючок в одно весьма болезненное место, Амая подняла голову и взглянула на госпожу Лай, вихрем вылетевшую из-за ширмы Ли, держа в руках кусачего паршивца...
Кусачего паршивца с кляпом во рту.
Хихикать в лицо женщины было не самым профессиональным поступком, какой она совершала, но как же это было приятно!

***

Полуденное солнце прогревало его до самых костей, пока Зуко тренировал ката без огня в саду у Амаи. Тепло проникало внутрь, восполняя затраченную на лечение энергию.
"У меня начинает получаться лучше".
Конечно, он не сталкивался с настолько серьезными ранами, как за пределами Ба Синг Се, но это было похоже на покорение огня. Силу требовалось наращивать постепенно.
"И надо дышать".
Именно этим он и занялся, болтая пальцами в бочке с родниковой водой, которую они установили прошлым вечером. Незачем беспокоить рыбок, поднимая температуру воды в пруду до кипения.
"А я не могу ей сказать, что мне больше это не надо. Пока не могу".
Ложь по умолчанию беспокоила совесть Зуко, но он и в самом деле хотел научиться управлять горячей водой с помощью покорения огня. С духами никогда не знаешь наверняка. Что если Юи передумает, и завтра его покорение воды исчезнет?
"С моей удачей ни на что нельзя рассчитывать".
Он никак не мог прийти к решению. Если он перестанет быть покорителем воды, всё станет проще, так?
Прикоснувшись к холодной воде, Зуко вытянул её в грациозную арку. "Красиво".
Огонь тоже был красив, если всё делать правильно. Хотя ему потребовались годы, чтобы снова радоваться огню после... после.
"Огонь был инструментом. Оружием. Я владел им. Я нуждался в нем. Я обучался ему. Но от него не исходило чувства... тепла. Не так, как от маминого огня. Он был... сухим, пустым, колким".
Как ободранный колючий куст, который Урса как-то спасла из сада: одни шипы и ни единой розы, пока она не посадила его в тихом заброшенном уголке и не вернула его к жизни. Те первые маленькие бутончики пахли просто волшебно.
Выдох, и пламя затанцевало на его другой ладони. Зуко поставил ладони боком, напротив друг друга, и огонь и вода обернулись вокруг друг друга, как яркие ленточки.
"Думаю, маме это бы понравилось".
В этот раз мысль не вызвала отторжения. Если Урса была целительницей, она, скорее всего, хорошо управляла внешним огнем. А вода была очень похожа. В каком-то смысле.
Приступ боли. Вода изогнулась слишком медленно, и всё смешалось в клубе пара.
"Не потеряй его! Постарайся".
Вращая ладони друг против друга, он получил кипящую сферу.
Зуко услышал, как за кустами скользнула в сторону дверь, и поспешно уронил кипящую воду в бочку.
- Развлекаешься? - Амая с улыбкой подошла и взглянула на пруд. - Перерыв почти закончился.
- Откуда вы... О. - "Я ведь чувствую, когда поблизости есть огонь". - Вы можете чувствовать, как двигается вода, с такого расстояния?
- С опытом это расстояние увеличивается, - согласилась Амая. - Мне помогает то, что я здесь живу. Я знаю, где должна находиться вся вода. Думаю, ты сможешь делать то же самое с огнем, когда проживешь здесь несколько месяцев. - Всё ещё улыбаясь, она провела рукой сквозь висящий в воздухе пар, собрав его в воду. Внезапно, она глубоко задумалась.
"Плохо, чем бы это ни было вызвано".
- Вы всё ещё хотите, чтобы я остался стоять на вахте? - Выдавил Зуко, стараясь, чтобы его голос звучал робко. - Простите за кляп, но мне это показалось хорошей идеей.
- О, я уже грозилась сделать это раньше, - весело отозвалась Амая, выпуская воду из рук. - Может быть, теперь она мне поверит. Больные дети расстроены, и это приемлемо. А вот укусы - нет. - Она посмотрела на ученика. - Кроме того, мне любопытно узнать, что твой дядя понимает под "славным вечером за чаем и беседой".
- Музыка и еда, - с ностальгией объяснил Зуко. - Не дайте ему уговорить себя играть на роге цунге.
Амая фыркнула.
- Я даже не знаю, что это за рог такой.
"Упс".
- И кстати, в местных доках не говорят "стоять на вахте". Они используют выражение "держать форт".
- О. "Черт".
- Хм-м, - но как бы её ни мучило любопытство, Амая не стала расспрашивать дальше. - Удачи с Джинхаем.
- Спасибо, - мрачно отозвался Зуко. "После вчерашнего она мне понадобится".

***

- Он завязал мальчику рот? - Муши хлопнул себя рукой по лбу.
Гоняя по тарелке остатки десерта, Амая не смогла удержаться от хихиканья.
- Он весьма прямой молодой человек, ваш Ли.
- Он ни за что в это не поверит, но это семейная черта, - улыбнулся её обеденный собеседник. - Ещё несколько лет, и он успокоится. Если мы сможем помочь ему выжить так долго.
"Ты рассчитываешь на мою помощь, да?" Хотя он был недалек от истины. Ей нравился его племянник: колючий темперамент, неловкость и всё прочее. Даже если бы она не испытывала к нему симпатии, Ли выглядел вполне приличным молодым человеком, который совершенно не знал, как общаться с людьми, которые не желали ему зла. Она была бы очень черствым человеком, если бы отказалась ему помогать только потому, что он покоритель огня.
- Вы всегда ждете беды, верно? Вы оба. Просто Ли хуже это скрывает.
- Наша жизнь редко бывала тихой, - признался Муши. - Я считаю работу в чайной весьма расслабляющей. А ваша работа? Должно быть, нелегко взять ученика после многих лет одиночества. Я знаю, что мой племянник не самый терпеливый из учеников.
- Вы удивитесь, - возразила Амая, отложив палочки. - Он не спокоен, но упорен. Он прекрасно себя ведет, большую часть времени. И он предусмотрительно уходит с глаз, если ему надо выругаться или попинать землю. - Она задумчиво разглядывала Муши. - Чему смогла обучить его мама, прежде чем она... - Духи, как ей это сказать?
- Исчезла, - твердо закончил Муши. - Сбежала, я надеюсь. Хотя я опасаюсь, что... кхм. Я не знаю. - Он молча повел плечами. - Я не знаю, чему она успела научить его, когда его способность покорять огонь стояла под вопросом. Как минимум, он знал, как унять боль. А когда я показал ему всё, что знаю о её ката, он смог шагнуть дальше и начал исцелять по-настоящему.
- Тронутый волной, - задумчиво пробормотала Амая. - Или... я думаю, вы называете их как-то по-другому. - "Как же сказать?" - Хьёдзин и другие мечники называют таких новобранцев "прирожденными".
- Человек с необходимыми врожденными инстинктами, которые обучение только отточит, - Муши с пониманием кивнул головой. - Я не слышал, чтобы такое случалось с покорителями. Я знаю об "одаренных", которые усваивают всё на лету, но это другое.
- Я бы очень удивилась, если бы вы о них знали, - заметила Амая. - Такое редко случается даже в моем племени, где детям часто дают свободу играть с водой при лунном свете на протяжении года, перед тем как начать формальное обучение. По слухам, так учился Мастер Пакку. Сомневаюсь, что кто-то в Царстве Земли сейчас учится у кротобарсуков. - Амая окинула взглядом соседние столики, освещенные мягким светом лампад. "Всё чисто, хорошо". - Покоритель, который учится из подлинного источника, всегда обладает лучшей интуицией, чем те, кого учили люди.
Муши подумал над сказанным и задумчиво кивнул.
- Тогда это верно и для взрослых.
Заинтригованная Амая подняла бровь. "Нас учили Луна и Океан. Кто учил вас?"
- Хотя я не представляю, где мой племянник мог встретить... - Муши резко осекся, глубоко задумавшись. Амая откинулась на спинку стула.
- Знаете, когда у Ли такой вид, это означает, что он изначально был прав на счет чего-то, но очень надеялся, что это окажется не так.
- Это очень длинная история... - Его взгляд скользнул по толпе, и зеленые глаза сузились. - Которую лучше отложить на другой раз. Добрый вечер, Смеллерби, Лонгшот. Где ваш друг Джет?
- Чинит ремни для мечей, - кисло отозвалась хищного вида девочка, в то время как её молчаливый спутник пожал плечами. - Ли сильно их порвал своим водяным трюком.
- А, - взгляд Муши продолжал оставаться спокойным. - Возможно, вы поймете мои чувства, когда я скажу, что надеюсь, что это займет у него много времени.
- Ладно, может Джет немного переборщил, когда напал на вас, - переходя в защиту, возразила Смеллерби. - Ли не должен был нападать на него!
- Я уверена, что он не...
- Я уверен, что он напал, - сухо возразил Муши. - По крайней мере, нанес первый удар. Но в этом городе, где не говорят о войне, Джет напал первым, заявив, что мы из Народа Огня. - Он строго посмотрел на обоих детей. - Вы хотите, чтобы мы исчезли, чтобы нас лишили жизни только потому, что ваш друг с чего-то решил, что мы из числа тех, кто причинил ему зло?
Лонгшот нахмурился.
- Джет не гоняется за людьми без причины, - запротестовала Смеллерби.
- Лучше бы он ни за кем не гонялся возле моей клиники, или узнает всё, что я знаю о покорении воды, - сердито заявила Амая. - Разве вы не понимаете, что делает ваш друг? Каждый раз, как он выкрикивает своё обвинение, он приставляет нож к горлу Ли!
- Он не... - начала было Смеллерби.
- Именно это он и делает! - Амая хлопнула рукой по столу. - Ба Синг Се приютил вас, дал вам убежище. Как вы смеете лишать этого других? - Она покачала головой. - Ли мой ученик, а Муши - мой друг. Отправьте Джета ко мне. Я Амая из Северного Племени Воды, и мы пережили достаточно набегов, чтобы узнать Народ Огня при встрече!
Лонгшот поднял бровь, прикоснулся к плечу Смеллерби и серьезно посмотрел на неё.
- Ты прав, - чуть помедлив, сказала девочка. - Нам стоит проверить, как у него дела.
С этими словами они скрылись из виду. По крайней мере, для её глаз. Судя по мрачной мине на лице Муши, он ещё долго видел их спины в толпе.
- Думаю, нам стоит закончить вечер пораньше, - тихо предложила Амая и улыбнулась. - Это был хороший вечер в хорошей компании.
- Я счастлив, - склонил голову Муши и встал, чтобы проводить её домой. - У меня давно не было возможности насладиться прогулкой с прекрасной леди. Может быть, вы позволите мне надеяться, что, когда этот мальчишка утихомирится, мы сможем предпринять ещё одну?
- Может быть, - разрешила Амая, шагая рядом с ним. Может, он и бледный, и достаточно коварный, чтобы заставить её подумать не один раз, когда его глаза вспыхивали таким светом... но он не боялся её.
"Он тоже прикасался к Миру Духов".
Как и Ли. Да, мальчик был колючий, импульсивный и настороженный, как хищная карликовая пума, но с ним было комфортно находиться рядом. Она будет скучать. Долгое время.
Слава духам, прогулка до дома была ничем не примечательной. Подойдя к передней двери, Амая по привычке потянулась покорением воды, ощутив колодец, источник и пруд...
"Что это такое?"
"О, конечно". Подмигнув Муши, она перешла на шепот.
- Ли показывал вам, чем он занимается?
- У нас было мало времени, - прошептал в ответ Муши, явно заинтересовавшись. - Может, нам стоит войти тихо?
С искрящимися от смеха глазами Амая на цыпочках вошла в собственный дом. Муши помог ей неслышно отодвинуть дверь в сад и скользнул на тропинку с такой незаметностью, которую она никогда бы в нем не заподозрила. Шаг за осторожным шагом, они шли на слабый шум льющейся воды и тихое потрескивание пламени.
"Это похоже на Фонтан Огоньков в миниатюре".
По поверхности бочки плавала свеча, вмороженная в лед. Быстрыми движениями пальцев Ли разделил её пламя на три струящиеся ленты. Лицо молодого человека побледнело от напряжения, когда он призвал поток воды, который змеей завернулся вокруг огненных лент, вдохнул...
И выдул белое морозное облако, от которого вода с треском обратилась в сверкающий лед.
"...Что?"
Рядом с ней мужчина, который мог противостоять стражникам, бандитам и адмиралам армии вторжения; который сохранил своего племянника живым сквозь огонь, отчаяние и панику; который стоял на своем перед лицом могущественных Туи и Ла...
Упал на землю замертво.

***

Мир возвращался в бормотании голосов и мягком голубоватом свете исцеления.
- Дядя? Дядя, не делай этого...
- Племянник, - со вздохом облегчения Айро вцепился в руку Зуко, благодарный Амае, которая поддержала его сбоку. - Мне приснился престранный кошмар...
Открыв глаза, он взглянул за спину мальчика и увидел плавающую свечу, вмороженную в лед.
"Это не кошмар". Айро сделал успокаивающий вдох. И второй.
- Как?..
- Я не знаю. Я не знаю! Она утопила меня, а ты меня вернул, и чайная, и что-то постоянно тянуло и толкало меня, поэтому я пошел на крышу подышать и... - Зуко махнул рукой, и вода дрогнула в ответ. - Прости, я знаю, что у тебя были планы, и теперь она наследница, а я ничего не могу с этим поделать... - Он сморщился и потер виски.
Выпустив Айро, Амая подошла к своему ученику.
- Головная боль?
- Не беспокойтесь об этом...
- Я сама решу, о чем мне волноваться. - Она положила обернутые водой руки ему на голову, полузакрыв глаза. - Твой дядя уже говорил мне, что она считается наследницей. Почему у вас такой вид, будто кто-то умер?
- Несколько моих планов только что умерли, - признался Айро. Зуко был молод, но не глуп. Он знал достаточно, чтобы угадать правду. - Да, она была наследницей, но мы надеялись...
- Прости, - Зуко казался... маленьким. Уставшим. Побитым. - Я знаю, что это означает для нашего народа, дядя. Я просто... Почему они так нас ненавидят? Так много наших людей умрет, и мне плевать, что духи считают это равновесием! Это неправильно!
О, Агни, Айро видел это. Азула как наследница или никто. Любой из путей приведет его народ к кровопролитию, жестокости и гражданской войне. После ста лет насилия, думать, что Царство Земли и Племена Воды удовольствуются ролью пассивных зрителей, значило закрывать глаза на ненависть, выросшую в сердцах людей.
"Даже в сердце Аватара?"
- Дары духов часто сложно понять, - серьезно сказал Айро. - Я бы не спешил думать, что Юи действовала из ненависти.
- Мне неприятно думать так о женщине из моего племени, Муши, но я бы не спешила так говорить. - Амая отняла руки, её глаза сузились. - Тебе всегда больно, когда ты покоряешь воду?
Зуко покачал головой.
- Только когда я покоряю их вместе. Два разных вида энергии.
- Нет, такого не должно быть, - она положила руку ему на лоб. - Дай мне посмотреть ещё раз.
Потянулись минуты. Айро сидел на земле, пытаясь собрать разлетающиеся мысли. Зуко... был покорителем воды. Духи, не диво, что его племянник запутался.
"Но он не сорвался, не впал в панику. Он пытался, в меру своих сил, справиться с нежданным даром, овладеть им. Мой любимый племянник, я бы и секунды не колебался, чтобы назвать тебя своим сыном, если бы ты только это позволил".
- Что ж, - голос Амаи, когда она убрала руку, скорее напоминал рычание. - Это весьма мерзкая работа. - Она перевела взгляд с одного на другого. - Вы, оба, крепитесь. Это будет тяжело услышать.
Айро поднял руку, успокоившись, когда Зуко скользнул под неё, прижавшись к его боку.
- Духи - это энергия, которая иногда может принимать физическую форму, - начала Амая. - Живые существа - это энергия в физической форме. Что работает для одного, не всегда работает для другого. Вот почему злым духам часто можно нанести вред солью, тогда как для нас она просто щиплет раны. Наши физические тела защищают нас от действия соли. - Она посмотрела на Зуко. - Огненный удар, который тебе достался, прожег тебя до самого духа и оставил в тебе рану, затянутую шрамом дыру на том месте, где должна была быть твоя энергия. Пустое место, которое Юи смогла заполнить водой. - Амая поморщилась. - Но чтобы сделать это... она вырвала шрам.
Айро почувствовал, как вздрогнул Зуко. Он не мог винить мальчика.
- Что это значит?
- Может, она не желала вреда, - мрачно сообщила Амая. - Для духа это как... наесться, когда ты умираешь от голода, и позволить еде снова восстановить потерянные мускулы. Но люди не так просто устроены. Нельзя просто сорвать шрам и прилепить новую плоть на его место. Ли истекает кровью каждый раз, как пользуется двумя покорениями вместе. Это искажает суть того, кто он есть, и дыра разрастается. - Она покачала головой. - Неудивительно, что ты постоянно усталый.
Айро прижал к себе племянника.
- Вы можете его вылечить?
- Это зависит от того, что вы понимаете под "вылечить", - Амая серьезно посмотрела на Зуко. - Ли... нет, чтобы сделать это, мне понадобиться прикоснуться к тебе на более глубоком уровне, чем при обычном лечении. Я обещала не спрашивать, но для лечения мне понадобится знать твое настоящее имя.
- Зуко, - его племянник с трудом сглотнул. - Меня зовут Зуко, сын Урсы и... - Он замолчал и помотал головой.
- Этого хватит, - ласково сказала Амая. - Зуко, у нас есть три пути. Первое: мы можем оставить всё как есть. Я не рекомендую это, но ты не умрешь. Сразу. У тебя сильный дух. Вполне возможно, что ты протянешь ещё несколько лет. Но Хьёдзин сказал, что ты реагируешь в битве, и если это распространяется на твое покорение... - её взгляд сказал остальное вместо неё.
- Давайте, пожалуйста, перейдем к другим вариантам, - резко попросил Айро.
- Я могу восстановить шрам, - с гримасой неудовольствия продолжила Амая. - Мой учитель велел мне никогда не забирать с помощью моего дара, только давать. Но ради спасения жизни... думаю, он бы понял.
- Воды больше не будет, - онемело повторил Зуко. - Это всё... упростит.
- Нет, - тихо возразил Айро, чувствуя, как дрожит его племянник. - Нет-нет, ты же поправился, ты счастлив.
- У меня есть долг перед моими людьми, дядя. - Всё тот же безжизненный и полный боли голос. - Мои желания не имеют значения.
- Имеют, - яростно возразил Айро. - На этот раз имеют! Подумай! Ты сказал, что это ответ Юи на мой вопрос. Я спросил, как спасти наш народ, племянник! Как найти путь, который позволит людям, связанным любовью и верностью, остаться вместе, вне зависимости от того, из какого народа вышли их предки. - Он стиснул плечо мальчика. - Подумай! Как Аватар сможет расколоть нас, когда ты, целый и здоровый, встанешь перед ним?
- Но... если она наследница...
Айро вздохнул и позволил планам последнего десятилетия рассеяться, как дым.
- Причиненный вред слишком велик, - строго сказал отставной генерал. - Слишком много таких, как Джао, и слишком мало таких, как Джеонг Джеонг. Даже если Аватар лично попробует навязать мир, покорение огня извращали слишком долгое время. Война будет. В каком-то смысле, война должна быть. Коррупция сгноила нашу нацию, её надо выжечь дотла. - Айро положил ладонь на темные волосы. - Достаточно, племянник. Мы оба достаточно пострадали. Выбери свою собственную судьбу.
Зуко посмотрел на него и кивнул, повернулся к Амае.
- Вы сказали, есть ещё один путь.
- Мой учитель научил меня затрагивать исцелением не только плоть, но и дух, - объяснила Амая. - Думаю, я могу подправить то, что задумала Юи. Но ты сам уверен? Это будет самая тонкая работа, какую я когда-либо делала. Если станешь сопротивляться, хоть самую малость... мне трудно представить вред, который я могу причинить. Прошу, будь уверен.
Зуко склонил голову, сцепляя и расцепляя пальцы.
- Когда я понял, что покорил воду, - почти беззвучно заговорил он, - когда я понял, что это значит... я пообещал себе, что научусь всему, что умеете вы. Как прятать наших людей и сохранять их в безопасности. Всю мою жизнь я сражался с духами. Я не дам нашим людям умереть только потому, что мне не хватило смелости попросить вас об этом.
"Только ради нашего народа?" - грустно подумал Айро. - "О, Зуко".
- И... я хочу всё вернуть, - Зуко сглотнул комок. - Я годами злился на дядю, злился на весь мир, а это неправильно. Я не был таким до того, как он... - Его пальцы устремились к шраму, опустились и сжались в кулак. - Он забрал часть меня, и я хочу её вернуть.
- Я не могу повернуть время вспять, - ласково сказала Амая. - Тебя ранили, остался шрам. Этого я не могу изменить. Это будет вода, и она тебе поможет, но ты никогда не станешь таким, каким был до огня. Ты можешь быть только тем, кто ты есть и кем ты можешь стать. Этого хватит?
Зуко встретился с ней взглядом, в котором горело яростное упорство.
- Я сделаю так, чтобы хватило.
Амая склонила голову и раскинула руки.
- Иди сюда. Верь мне. - Она перевела взгляд на Айро. - Это тонкая операция. Охраняйте нас, сделайте для этого всё возможное.
Удивленный Айро кивнул, встал, отряхнулся и принял боевую позицию.
Положив одну руку на лоб Зуко, а другую на его сердце, Амая вдохнула и выдохнула. И вспыхнул свет.

***

Вокруг был только свет и он не мог закрыть глаза. Было слишком ярко, нестерпимо...
"Ш-ш-ш, верь мне, Зуко".
- Амая? - Почему Амая была в его голове? Он чувствовал её волнение, её беспокойство. Её решимость поступать правильно, неистовую, как огонь...
"Разделение - это иллюзия. Мы все часть друг друга". Мягкий смешок. "Это становится очевидно, когда остаешься дух с духом".
- Вот почему это опасно, - прошептал Зуко. Или думал, что прошептал: всё ощущалось не так, как должно, и куда делся сад? - Вы прикасаетесь к моему духу? Не стоит, вам не надо видеть...
"Мы все способны на великое добро и великое зло. Во мне тоже есть тьма. И ты вовсе не так потерян, как думаешь." Свет вздрогнул, как протянутая рука. "Верь мне. Помоги мне помочь тебе. Вместе у нас получится".
Он нерешительно протянул руку... И увидел зазор между красным и лунно-белым, который поглощал его энергию с каждым его вздохом. Так близко к целому: неточность была минимальной. Ему надо лишь прикоснуться.
"Осторожно, у нас есть время".
Огонь и вода были противоположностями, но они не были раздельны. Огонь горел, испуская воду, содержащуюся в горячем дыме. Вода тоже хранила в себе зерна огня, которые лишь ждали удара молнии.
Дотронься. Держи. Расплавь. Соедини два в одно в так хорошо знакомом танце...
"Именно так. Огонь, Вода и Дух, который скрепит их воедино".
Дух? Те бледные полупрозрачные потоки, тянущиеся к красному и голубому и связывающие их в единое целое?
"Ты мой ученик. То, чему научили меня, теперь я передаю тебе. Пользуйся мудро".
Кажется, он кивнул. Теперь он чувствовал, что всё правильно и что он устал.
"Задержись ещё на миг... Смотри, вон там".
Ещё один свет, расположенный чуть в стороне. Сверкающий свирепый огонь, защищающий то, что он...
У Зуко перехватило дыхание.
- Дядя... любит меня?
"Ну разумеется, глупый маленький дракон. Тебя невозможно не любить, если только проберешься сквозь все твои колючки". Переливчатый смех. "Привыкай к этому".
"Теперь отдыхай. Утром тебе понадобятся силы. У меня есть целый новый комплекс упражнений для тебя... покоритель воды".
Сон окутал его, как одеяло.

***

- Меня так и подмывает содрать с вас деньги за койку, - сухо заметила Амая, помогая Айро уложить Зуко на постель.
- Меня так и подмывает принять ваше предложение, - засмеялся Айро, приглаживая спутанные черные волосы. - Он поправится?
- Надо будет утром посмотреть, как он покоряет оба элемента, но я думаю, что всё будет в порядке, - синие глаза весело смотрели на него. - Вы чувствуете духов. Что вы видите?
- Двух драконов, которые больше не ранены, - тихо ответил Айро. Он протянул руку и погладил дымную чешую: сперва красную, потом лунно-белую. Белый дракон почти сравнялся размером с братом, а золотые глаза красного смотрели на него с выражением удивления и радости. - Отдыхай, - шепнул он обоим. - Я очень-очень сильно горжусь тобой.
- Драконы, - выдохнула Амая, когда духи исчезли. - Вы думаете, что Зуко учился у драконов.
- Нет, - задумчиво возразил Айро, отойдя от койки Зуко. - Я знаю, что он учился у своей матушки, которая, как я думаю, могла быть драконьим дитя.
Повисла долгая тишина.
- Идемте со мной, - попросила Амая.
Они сели у двери, открытой в сад. Амая разглядывала растущую луну.
- Кажется, вы мне поверили, - отметил Айро.
- Если бы вы хотели мне солгать, думаю, вы бы начали с чего-то чуть менее невероятного, - колко отозвалась целительница. - Признаюсь, я пытаюсь представить себе, как это возможно.
Айро грустно усмехнулся.
- Согласно нашим сказкам, драконы могут принимать человеческую форму. На одну ночь, год и один день, на целую жизнь. Это необычные создания, - добавил он, заметив выражение шока на её лице. - Они любят и ненавидят так же, как мы. И, подобно нам, они способны на великое зло. Как дракон-компаньон Созина, который охотился на своих сородичей, не пожелавших склониться после великой резни... - Он вздохнул. - Я ни в чем не уверен. У меня есть мелкие детали. О Зуко, леди Урсе и её родителях, Шидане и леди Котонэ. По-отдельности они не значат ничего. Но вместе... - он пожал плечами.
- Я уже вижу одну странность, - задумчиво отметила Амая. - В народе, одержимом властью, как мужчина неблагородного происхождения мог получить руку леди?
- Потому что он могущественный покоритель огня, который, к тому же, мастерски владеет дайсё* - рассудительно заметил Айро. - Её отец одобрил их союз в тот же день, как Шидан появился.
- Появился, - эхом откликнулась Амая.
- Да. Вообще-то Шидан предоставил свою родословную, которой, по легендам, у драконов нет, - признался Айро. - Но принимая во внимание, что к тому времени уже был издан приказ об охоте на них... - Он снова пожал плечами. - Всё это вызывает вопросы, но не может быть доказательством. Как и мечи. Большинство покорителей, неважно какого уровня, не снисходят до того, чтобы овладеть каким-то другим оружием. Мой племянник - редкое исключение. - Он замялся. - И исцеляющий огонь... цвета драконьего пламени, которое они выдыхают, когда хотят научить, а не убить.
Амая оперлась на дверной косяк, размышляя.
- Я хотела спросить, почему вы так спокойно восприняли способность Зуко покорять воду.
- То есть, вы считаете обморок спокойной реакцией? - пробормотал сильно смущенный Айро.
- Вы не накричали на него, даже не обожгли, - уточнила Амая. - Могу себе представить, что сделал бы Мастер Пакку, если бы один из его учеников создал искры. Это было бы пренеприятное зрелище.
Да, скорее всего так. Может, Пакку и был членом Белого Лотоса, но его не назовешь человеком широких взглядов.
- Но вы привыкли к невозможному, - продолжила Амая.
- Я видел, как Аватар выпустил ярость самого Океана, - серьезно ответил Айро. - Многие вещи кажутся маловероятными, но я бы не спешил считать, что что-то невозможно. - Он улыбнулся. - Кроме того, вы не видели моего племянника, когда он был маленьким. Он с почти равной силой любит воду и ветер. Если какой покоритель огня и мог овладеть водой, это был бы Зуко.
Амая пристально разглядывала его.
- Если бы ваш племянник не сказал, что вы встречали Аватара, и если бы я самолично не почувствовала его дух... ну...
- Мой племянник не настолько неудачлив, - насмешливо возразил Айро. - Хотя я хотел бы обменяться с Луной парой слов, если мы когда-либо встретимся.
- Возможно, она сделала всё, что смогла, - неохотно произнесла Амая. - Мне всегда говорили, что духи существуют не затем, чтобы решать наши проблемы. Они указывают путь. А потом мы сами решаем, что нам делать.
Айро склонил голову, соглашаясь с её доводами. "Но если бы мы уехали, не узнав о ране... Духи не всегда добры. Аватар вернулся, и они строят планы. Если Зуко проживет достаточно, чтобы исполнить назначенную ему духами задачу, я сомневаюсь, что кого-то из них будет волновать его дальнейшая судьба".
- Тот вопрос, что вы задали Юи... Вы же не хотите, чтобы Зуко сражался с Аватаром?
- Нет, - отрезал Айро. "Хотя он должен. И это цель существования Ордена Белого Лотоса, если наши надежды рухнут и Аватар поддастся развращенности и жестокости". - Но вот противостоять поспешным суждениям юного наивного мальчика? Да, это Зуко сделает. И я буду стоять рядом с ним.
- Не понимаю, - испуганно переспросила Амая.
Айро кивнул головой.
- Вы хотите, чтобы вас насильно заставили вернуться на Северный полюс, леди Амая?
- Заставили вернуться? - с недоверием воскликнула целительница. - Да кто?.. - Она прочитала ответ в его ровном взгляде и отпрянула. - Он так не сделает!
- Откуда нам это знать? - напрямик задал вопрос Айро. - Как кто-то может знать? Равновесие Аватара включает в себя четыре раздельные нации. Но мы уже сотню лет живем без этого. Что он посчитает правильным для таких, как вы, которые избрали домом другую землю? Для семей, как у Джинхая, которые земля и огонь? Для непредставимого числа людей в Народе Огня, чьи родители, дедушки и бабушки могут иметь примесь земли или воды, или даже остатки воздуха? - Он протянул перед собой раскрытые ладони. - Я не знаю. Я даже не догадываюсь. А если я не знаю, у Зуко есть все основания бояться за наш народ.
- Вы настолько в себе уверены, да? - сухо поинтересовалась Амая.
- Да, - просто ответил Айро.
Пока она не оправилась от потрясения, он стал развивать свою мысль.
- Вы должны подумать ещё об одной вещи. Рано или поздно Джинхаю придется покинуть Ба Синг Се.
- Но здесь его дом...
- Он покоритель огня, - взгляд Айро был серьезен. - Поверьте моим словам, ребенок не может вечно это скрывать, даже с посторонней помощью. Месяц, год... рано или поздно, Дай Ли придут за ним.
- Но ему нельзя уезжать, - прошептала Амая. - Идти некуда.
- Пока нет, - рассудительно поправил её Айро. - Мы с племянником планируем создать такое место.
Она уставилась на него, потеряв дар речи.
- Это не невозможно, - уверил Айро. - Мы с Зуко знаем, что требуется для создания, укрепления и защиты колонии. Знаем, как эвакуировать гражданских даже в чрезвычайных обстоятельствах. Мне нужно ещё несколько месяцев, чтобы проработать детали, но мы уже начали создавать рабочий план. Если наши люди решат, что они хотят уйти.
Она продолжала смотреть на него.
Айро протянул было ей руку, но быстро передумал.
- Я понимаю, что это покажется внезапным...
- Внезапным? - взорвалась Амая. - Зуко говорит, что хочет научиться, как защищать беженцев, как их прятать... А теперь вы говорите, что с самого начала задумали идти этим путем?
- Мы надеемся, что этот план никогда не пригодится, - подчеркнул Айро. - Зуко действительно хочет у вас учиться. Даже если мы эвакуируемся, нам всё-таки может потребоваться умение скрывать, кто мы такие. А что касается планов... Мы Великие Имена, леди Амая. Мы защищаем своих людей. С тех пор, как мы узнали, кто такие Дай Ли, мы поняли, что нам понадобятся стратегии борьбы с ними.
- И вы позволили им попытаться завербовать Зуко как часть вашей стратегии? - синие глаза вспыхнули от разгорающегося гнева.
- Мудрый стратег всегда пользуется нежданными дарами, - практично заметил Айро. - Мой племянник знает о риске. Он будет осторожен.
- Ему шестнадцать!
- Семнадцать, через несколько месяцев, - уточнил Айро. - Амая, его изгнали в тринадцать. Год спустя он впервые участвовал в битве насмерть. Он сражался рядом со мной на протяжении всего нашего путешествия, в последний раз против бандитов, которые страстно жаждали нашей смерти. Он не ребенок.
- Но вы просите у него невозможного! - запротестовала Амая.
- Нет, это его отец хотел невозможного, - мрачно отозвался Айро. - Я лишь прошу о сложном. И я не брошу его, потерянного и испуганного, не имеющего даже представления о том, с чего начать. - Он откинулся назад, намеренно смягчив свой тон. - Думаю, вы недооцениваете своего ученика. Вы предполагаете, что это я предложил этот план.
Амая раскрыла было рот, но замолчала, посмотрела на него сузившимися глазами, покачала головой и кинула взгляд за спину, в густые тени клиники.
- Это очень воодушевляющий знак, - тихо сказал Айро. - То, что он хотя бы думает об этом, вместо того, чтобы исполнять желания отца... Его верность ослабевает. Ещё несколько месяцев, может быть, год, и он выживет, Амая. Я знаю это.
- Вы, - сказала Амая после долгой минуты тишины, - совершенно безумны.
Именно это сказала его тогда-ещё-не-невеста Нацу много десятилетий назад. Очевидно, вечер складывался как нельзя более удачно.
Столкнувшись взглядом с его теплой улыбкой, Амая состроила гримасу.
- Это был не комплимент.
- Нет? - Айро изо всех сил изображал удивление. И невинность. И привлекательность.
- Даже не думайте об этом. - Всё ещё хмурясь, она встала и хмыкнула. - Оставайтесь с Зуко или идите домой. Выбор ваш.
- Как щедро с вашей стороны, - Айро тоже встал и поклонился. - Желаю вам приятной ночи.
Повернувшись, он предпринял вежливое стратегическое отступление. И улыбался от уха до уха, пока не лег в кровать. Он до сих пор скучал по Нацу и всегда будет скучать. Хотя и не так остро, как он тосковал по Лу Тену. Нацу ушла почти двадцать лет назад, скорбь по сыну была более свежей и особенно остро резала, потому что, отчасти, он был причиной его смерти. Но воспитание Зуко помогло смягчить боль. Склонный к ссорам, нетерпеливый, зачастую бездумный, а иногда и глупый, но Зуко всё-таки любил его, исцеляя сердце, которое Айро считал навсегда разбитым Ба Синг Се.
"Мой второй сын".
Он давно решил, что не повторит ошибки его отца. Он будет любить этого неприкаянного ребенка, учить его чести, верности и справедливости. Как Зуко научил его видеть нечто удивительное, спрятанное под маской ярости, и упорство перед лицом неодолимых обстоятельств.
"Но любая битва становится легче, если есть союзники... и друзья".
Он хотел бы стать другом Амаи, очень хотел бы. Она была очаровательной и изобретательной и обладала тихой, но непреклонной отвагой. Но она также была учителем Зуко. А он не станет вмешиваться в обучение своего племянника.
"Будь терпелив. Ты ясно показал свой интерес, пусть она выберет, чем она будет и не будет рисковать. Время ещё есть".
Очистив разум от надежд и кошмаров, Айро принялся медитировать под звуки дыхания своего племянника. Незаметно для себя, он заснул.

Примечание:
*дайсё - пара мечей самурая, состоящая из сёто (короткого меча) и дайто (длинного меча).

Глава 14

   "Заметка для себя, - подумал Хьёдзин, голова которого до сих пор кружилась от удара о стену, - никогда не тряси за плечо спящего имперского покорителя огня. Это плохая идея".
- Х'дзин? - сонно пробормотал Ли, хлопая глазами так, будто не мог понять, почему он стоит полуодетый со стонущим стражником у своих ног. - C'час сер'дина ночи... два часа до расc'ета...
Разогнав звездочки в глазах, Хьёдзин недоверчиво уставился на него.
- Ты же не видишь часов.
- Кому нужны часы? Я знаю... - парень чуть не вывихнул челюсть, зевая, - знаю, где солнце. Его нет. C'час ночь. Ух'ди. - Закрыв глаза, он побрел обратно к койке.
- Срочный вызов, - в комнате появилась умытая и собранная Амая. В её взгляде на ученика было сочувствие. - Если ты достаточно отдохнул, мне не помешает твоя помощь. - Она взглянула на Хьёдзина. - Ты в порядке?
- Бывало и хуже, - признался Хьёдзин, дотронулся до пострадавшего места и поморщился. - Напомни мне в следующий раз окатить его водой из ведра.
Это мгновенно разбудило Ли. Его зеленые глаза виновато распахнулись.
- Простите, дядя всегда будит меня, стоя у двери. Не двигайтесь...
- Я тут справлюсь, - твердо сказала Амая. - Одевайся, ты идешь со мной.
Кивнув головой, Ли схватил сложенную возле койки одежду и, спотыкаясь, побрел в ванную. Развалившийся на соседней койке Муши продолжал храпеть.
Прохладное прикосновение Амаи сняло боль, и Хьёдзин встал с пола.
- Спасибо. Что они здесь делают? - Он не хотел, чтобы это прозвучало, как обвинение.
- Последствия того, что Ли утонул, - кратко объяснила Амая. - Духи действительно взъелись на этого молодого человека.
- Может, тебе лучше не брать его с собой, - неохотно возразил Хьёдзин. - Считается, что сейчас ситуация уже под контролем... - Но никогда нельзя быть уверенным на все сто. Не с такими тварями.
- Какая ситуация?
"Парень быстро двигается".
- Скажем лишь, что это был не обычный пожар, - прямо заявил покорителю огня Хьёдзин.
- Есть определенные причины, почему я лечу Дай Ли в случае необходимости, - добавила Амая. - Их предназначение - защищать культурное наследие Ба Синг Се. Они до сих пор занимаются этим. Но защищать историю - значит защищать древние артефакты и...
- Цукумогами*. - Ли, поправлявший свой пояс, выглядел куда бодрее. - У меня есть соль, но я ничего не знаю о церемонии успокоения духов. Это сфера Мудрецов Огня... Что? - спросил он, когда Хьёдзин поднял брови. - Там, где я вырос, они проводят церемонии каждое солнцестояние. Ба Синг Се не единственное место, где есть древности.
- Мне это как-то не пришло в голову, - признался стражник. - Так вы называете девяносто девятилетних духов?
- У нас есть для них специальное название, - чуть помолчав, ответил Ли, потом вздохнул и внутренне собрался. - Значит, Дай Ли занимаются духами? Тогда они довольно сильные покорители.
- Ещё какие! - угрюмо подтвердил Хьёдзин и снова уставился на Амаю. - Ты уверена, что хочешь взять его с собой? Это просто операция по зачистке, но...
- Любой, кто может увернуться от разгневанного Духа Океана, находится в куда большей безопасности, чем ты, - с суховатым юмором отозвалась Амая. - Идем.
"Я пытался". Слегка вздрогнув, Хьёдзин пошел указывать им дорогу.
- Что не так? - спросил Ли, пока они пробирались по темным улицам.
- Что не так? - неверяще переспросил Хьёдзин. - Духи, Ли, да любой здравомыслящий человек сейчас шел бы в противоположном направлении.
- Тогда они просто нападут на тебя со спины.
Что значило, что Ли хватало пессимизма, чтобы считать бегство бесполезным, и оптимизма, чтобы считать, что он сможет пережить что угодно. "Ой".
Ну, хотя бы последствия выглядели достаточно мирно. Непримечательный многоквартирный дом Нижнего Кольца, из которого теперь валили клубы дыма, был окружен толпой эвакуированных жителей и несколькими взволнованными стражниками. Дай Ли не было видно за тенями и скатами крыш, но все знали, что они здесь.
Амая сразу направилась к самым тяжелым из пострадавших, кому уже оказали помощь с помощью трав и притираний местные лекари не-покорители. Облегчение, промелькнувшее на их лицах при виде Амаи, заставило Хьёдзина поморщиться.
Ли чуть задержался, потратив несколько минут, чтобы осмотреть здания и группы людей, прежде чем он что-то прошептал на ухо Амае и принялся устанавливать свой горшочек с углями.
"Отметил источники проблем, - понял Хьёдзин, проследив за взглядом покорителя огня на подозрительно обширные выжженные пятна и лица, которые выглядели скорее злыми, чем радостными от того, что выжили. - Ты готов отступить, прихватив с собой Амаю, да?"
Не самая профессиональная реакция для целителя, но, говоря от души, он ни капли не винил Ли.
"Посмотрим, смогу ли я немного разогнать эти неприятности".
С некоторыми потенциальными возмутителями порядка достаточно просто поговорить. Или дать выговориться им. Он не был единственным стражником, который слушал и вежливо кивал, пока люди взахлеб рассказывали об огненной встрече со старой масляной лампой и парочкой перьевых вееров.
- ...хлопали, как крылья летучих ворономышей! - вспоминал шокированный дедок, подняв руки и размахивая ими по воздуху. - Черные провалы в форме слез вместо глаз, которые светились, как злобная лава...
"Э? Это совсем не похоже на духи-вееры."
- Я уверен, что в квартирах не осталось больше духов...
- Нет-нет-нет! Не там! - Узловатый палец ткнул в сторону аллеи. - Я видел его! Перед тем, как всё случилось! Но, нет, никто же не слушает старого Ху...
Точно. Каковы шансы, что в одном месте появятся четыре девяностодевятилетних духа?
- Я всё проверю, - вздохнул Хьёдзин. Обменялся несколькими словами с вышестоящим офицером и направился в аллею. Паника имела свойство распространяться, но если пресечь её в зародыше, будет меньше шансов, что возникнет бунт.
Что-то крючковатое схватило его за горло и с силой швырнуло о стену.
"Что за?.."
Шелковые мембраны выдули пыль в глаза, оттолкнули его пальцы от неумолимой хватки на горле. Аллея покраснела, потом почернела, он не мог дышать...
Что-то треснуло, как удар хлыста, и воздух появился.
Нечто черное билось и хлопало крыльями, пойманное, как запутавшаяся котосова, в полупрозрачную сферу, водная нить от которой тянулась...
"Это не Амая".
Ли был покорителем огня, Хьёдзин знал об этом. Он видел своими глазами. Так же ясно, как он видел сейчас воду, обернутую вокруг пальцев подростка, удерживающего сеть, в которой бился визжащий одержимый идеей убийства дух. Черный, потрепанный...
Хьёдзин закрыл глаза и помотал головой, чтобы прогнать образ. Приоткрыл один глаз.
Плохо, картина не изменилась.
"Меня чуть не задушил до смерти зонтик. Да мне теперь прохода не дадут".
- Приведите помощь, - напряженно выдавил Ли.
- Не надо, - раздался знакомый голос. - Мы здесь.
Выстрелили железные цепи, с почти веселым звяканьем сомкнувшиеся на возмущенном духе. Знакомый Дай Ли спрыгнул на землю, сцепил руки за спиной и посмотрел на бьющийся зонтик.
- Теперь можешь его отпустить.
- Агент Широнг. - Вода скользнула обратно в кожаный мешок Ли, журча как весенний ручей, обегающий упавшее дерево. - Я не знал, что Дай Ли занимаются... такими вещами.
- Большинство людей предпочитает не говорить об этом, - пожал плечами Широнг и посмотрел на Ли. - Не помню, чтобы это движение было в свитке.
- ...Я, вроде как, сам его придумал.
"Наверное, я ударился о стену сильнее, чем я думал", - пришел к выводу Хьёдзин. Только так можно было объяснить происходящее безумие.
- Хм. - Даже из-под полей шляпы можно было видеть выражение изумления на лице Широнга. - Тогда тебе стоит подумать, как его модифицировать. Сейчас ты используешь обе руки.
- Так что мне делать, когда я поймаю духа? - вздохнул Ли. - Знаю-знаю. Можно переложить всё в одну руку, но это требует большой концентрации. Я спрошу Мастера Амаю... что?
Широнг очень пристально изучал его, пока его коллеги-агенты уносили духа.
- Ты слишком спокойный. С каким камуи ты сражался раньше?
"О, плохо дело, - понял Хьёдзин. - Он не может рассказать им... И, черт побери, Ли никуда не годный лжец..."
- Моровой дух, - тихо ответил Ли.
- Серьезно? - прохрипел Хьёдзин.
- Одна из самых страшных ночей в моей жизни, - начал свой рассказ Ли, потом перевел дыхание, собираясь с мыслями. - Когда мы с дядей путешествовали, мы пришли на ранчо с заболевшими животными, и... Мы не знаем всех деталей. Просто мы пришли к такому выводу после того... после того, как нашли тело.
Широнг поморщился, и это была наиболее человеческая реакция, которую Хьёдзин когда-либо видел на лице Дай Ли.
- Мать с ребенком.
- Она была простой девушкой, - грустно отозвался Ли. - Даже младше меня. Мы узнали, что был набег Народа Огня несколько месяцев назад, и... - Он беспомощно развел руки. - Её отец сказал, что она пропала. Её братья были с ним заодно.
- Хватит, - на лице Широнга было отвращение. - Как ты остановил духа?
- Сжег ранчо, - пожал плечами Ли.
Хьёдзин хлопнул себя рукой по лбу.
- Мы надеялись, что это поможет, - несколько глуповато пояснил Ли. - Мы не могли оставаться там. Как иначе доказать, что ты не покоритель огня?
"...я, наверное, сейчас ослышался".
- Стоящее замечание, - засмеялся Широнг, развернулся, чтобы уйти, и замер. - Кстати, моровые духи - мстительные маленькие ублюдки. Если он не последовал за тобой, значит, у тебя всё получилось.
Плечи Ли немного расслабились.
- Спасибо, - прошептал он.
- Постарайся держаться подальше от неприятностей, - почти по-доброму сказал Широнг. - Я знаю, что полностью это у тебя не выйдет, потому что духи нарисовали цель на твоей спине, как и у всех нас... Но постарайся не влезать в неприятности с людьми. - Злобный смешок. - Неприятно отскребать людей от стены.
Грохот земли, и он исчез из виду.
- Позёр, - проворчал Хьёдзин и неуверенно посмотрел на Ли. - Что... как?
- Я утонул, - Ли настороженно смотрел ему в глаза, словно пытаясь определить, куда бежать. - Луна... что-то сделала со мной. Это безумие, но это правда. - Он сглотнул. - Амая поможет мне научиться управлять и водой тоже.
"Тоже? Значит..."
- Ты... можешь оба? - выдавил Хьёдзин.
- Я думал, дядя разозлится, - тоном маленького ребенка сказал Ли.
- Нет, правда? - настаивал Хьёдзин. Покоритель огня с племянником-покорителем воды. "Ой".
- Но он не злился, - удивленно продолжал Ли.
- То, что клиника ещё стоит, как бы свидетельствует об этом, - сухо съязвил Хьёдзин, потирая горло. "Ой".
- Дядя не... м-м-м, ну, он не... какое-то время... он на пенсии...
- Мне не надо знать, откуда он ушел, да?
- Да, - честно признался Ли. Он посмотрел по сторонам, когда они вернулись к пострадавшим. - Ему бы уйти на пенсию по-настоящему, играть в Пай Шо, как он хочет... Но когда он вернулся домой, отец... скинул меня ему на руки. Я... я плохо на это прореагировал.
Похоже, это ещё слабо сказано. "Почему ты рассказываешь мне об этом?" - подумал Хьёдзин.
- Вы поступали так с Амаей? - тихо спросил Ли. - Просто... злились на неё, потому что она не была тем, кем вы хотели?
"О. Кажется, утопление пошло кому-то на пользу".
- Да, - признался Хьёдзин. - Можно до посинения рассказывать ребенку, что он не получит того, чего хочет. От этого легче не становится. - Он покровительственно вскинул бровь. - Можешь начать с извинения.
- Думаю, я начну с вашего горла, - насмешливо отозвался Ли.
Хьёдзин ощупал синяк и поморщился.
- Я переживу.

***

Дядя,
Прости, что злился на тебя. Потому что ты был рядом, а мама нет. Потому что отец ясно дал понять, что я не стою его времени, в отличие от неё. Из-за многих причин.
Я буду стараться стать лучше.
Вероятно, тебе ещё не раз придется устраивать мне головомойку. Семейный темперамент. Безрассудство. Вся эта ерунда.
Я ушел с Амаей осмотреть нескольких фермеров у Внешней Стены. Скоро вернусь.
...И не говори Хьёдзину, но очень трудно кого-то спасать, когда тебя разбирает смех. Кровожадный дух-зонтик. Ха-ха.
Ли.

Перечитывая записку в перерыве между посетителями, Айро улыбнулся, потом сложил и убрал бумагу и снова вернулся к чаю.

***

Перемещая свой вес, чтобы удерживать равновесие на раскачиваемой ветром яблоне, Зуко осматривал зеленые заплатки полей и деревень внутри Внешней Стены.
"Здесь можно было бы разместить небольшой остров".
- Вы видите мою Пушинку? - раздалось снизу.
Зуко посмотрел на пушистое белое создание, которое сидело, вылизываясь, на развилке двух тонких веточек как раз за пределами вытянутой руки.
- Я её вижу.
- И?
- Если я её достану, она будет недовольна, - предупредил Зуко.
- Пожалуйста, только достаньте её!
- Не говорите, что я вас не предупреждал, - буркнул Зуко, призвал воду и кинул её в цель.
Воющий белый вихрь врезался в компостную кучу, и во все стороны полетели клочки листьев.

***

"Даже будучи покорителем воды, он прирожденный покоритель огня, - со смехом подумала Амая, помогая залечить последние царапины на тех, кто вызвался поймать питомицу горожанки. - Он никогда не станет искать другой подход к проблеме, если её можно просто разрубить".
Что ж, ничего серьезнее царапин, и Пушинка вернулась к своей владелице, которая уже направилась к поезду после того, как немного попричитала над вымокшей любимицей и с благодарностью раздала некоторую сумму денег всем помощникам.
- Что городская кошка делала здесь? - хмуро спросил Зуко, осматривая одного из фермерских детей, смотревших на него большими глазами.
"Хороший вопрос, - подумала Амая и украдкой взглянула на ученика. - Ты всегда замечаешь, когда что-то не на месте, правда? Хорошая привычка."
- Это какой-то безумный покоритель земли из Верхнего Кольца, - с недовольной миной отозвалась жена старосты, Ву. Она махнула рукой куда-то в сторону северо-запада. - Он переделал несколько полей за Внутренней стеной, чтобы сделать не что-нибудь, а зоопарк. Говорят, несколько дней назад животные в панике носились по улицам во всем городе!
Это породило целую волну слухов и сплетен: о чем думали дворяне из Внутреннего Кольца; кто станет кормить город, если это повторится; сколько заплатили фермерам в компенсацию за вред, о котором нельзя говорить; значит ли это, что генералы снова будут отодвигать Внешнюю Стену; значит ли это, что война идет хорошо?..
Зуко, со страхом заметила Амая, внимательно прислушивался ко всем разговорам.
"И чего ты удивляешься? - спросила себя целительница после небольшого раздумья. - Немалая часть этих людей из Народа Огня. Он видит их так же ясно, как они видят его. Если он и Муши планируют... ту невозможную вещь... разумеется, ему надо знать о том, что их волнует".
Она никогда не ожидала такого внимания к деталям от юноши возраста Зуко, неважно, встречался он с духами или нет.
"Они на самом деле собираются это сделать: эвакуировать своих людей, создать убежище за стенами Ба Синг Се. Я так долго приглядывала за моим спрятанным народом..."
Но быть целителем значит делать то, что лучше для пациента, а не то, что хочется тебе. Амая сделала над собой усилие и продолжила свой утренний обход тех, у кого не было времени или сил, чтобы прийти в Нижнее Кольцо. Она дождалась, когда они сели на обратный поезд, чтобы пробормотать:
- Думаешь, вы сможете отправить весточку в город, когда окажетесь в безопасности?
Зуко поднял единственную бровь и усмехнулся ей улыбкой, так похожей на улыбку его дяди.
- Вы просто хотите узнать об этом? Или хотите помочь это осуществить?

***

- Я не хочу!
Сидя у стены подвала, Тингжэ задержал дыхание, радуясь, что отправил Суин наверх при первых же признаках полномасштабного приступа гнева у Джинхая. Он видел, как "Ли" старательно сосчитал до десяти... А королевский род Созина никогда не отличался спокойствием и ровным характером.
- Покорение огня, - ровно сказал молодой принц, продолжая сидеть на месте, - идет от дыхания, а не от мускулов. Моему учителю понадобились годы, чтобы вбить это в мою голову, но у меня много плохих привычек. Тебе следует начинать с хороших. Огонь не похож на другие элементы. Земля не поднимется и не раздавит тебя, вода и не подумает затянуть тебя вниз. Но огонь будет распространяться и обязательно попробует захватить всё, что сможет. Ты должен контролировать свой огонь, и ты должен начать с дыхания.
- Нет, это глупо, и с тобой невесело, и...
Подросток резко выдохнул, и пламя взвилось вверх.
Тингжэ усилием воли заставил себя сидеть на месте, даже когда Джинхай вскрикнул, когда пламя окружило обоих покорителей огня. "Он не причинит вреда ребенку. Забудь про его отца... Мальчик, которого ты видишь, терпеливый, добрый и не любит смотреть на страдания других.
Духи, пожалуйста, пусть я буду прав".

- Ты можешь пробить огонь другого покорителя решительным движением, если ты контролируешь собственный огонь, - голос Зуко напоминал железо. - Хочешь выйти из круга? Сделай это.
Джинхай раскрыл рот.
- Но... но это же нечестно!
- А кто тебе сказал, что покорение - это честно? - голос Зуко не стал мягче. - Это огонь, Джинхай. Какдый раз, как ты его покоряешь, ты входишь в клетку с диллольвом. Злым, голодным диллольвом. Если ты не будешь сохранять контроль, он прожует и выплюнет тебя!
- Папа...
Стиснув спрятанные в рукавах пальцы, профессор покачал головой.
- Когда я учился, мой учитель швырял просто огромные булыжники мне в голову, сын. - "Хотя, стоит сказать, я был старше". - Ли прав. Покорение - это нечестно.
Джинхай протянул руку к огню и отдернул её.
- Но он держит огонь!
- Ну конечно, - сухо подтвердил Зуко. - Ты же не хочешь, чтобы весь дом сгорел дотла? Если я его отпущу, именно это и случится. - Зеленые глаза сузились. - Огонь это власть, Джинхай, это упорство достигать намеченной цели. Как сильно ты хочешь пройти сквозь огонь?
"Не двигайся, - строго сказал себе Тингжэ. - Пока ему не грозит реальная опасность... не двигайся".
Ещё один рассчитанный вдох, и круг огня Зуко стал меньше.
- Как сильно ты этого хочешь?
Джинхай с круглыми глазами пятился от огня, оглянулся на отца, словно не желая верить в происходящее.
- Ты злой!
- Ты ещё меня злым не видел, - в голосе Зуко прозвучала нотка угрозы, от которой на затылке Тингжэ зашевелились волосы. - Джинхай, "я устал" - это причина остановиться, "я не знаю, что мне делать" - это причина остановиться, "я не хочу" - это не оправдание. - Высота пламени стала чуть ниже. - Настойчивость. Чего ты хочешь?
Почти касаясь пламени кончиками пальцев, Джинхай отпрянул назад, чуть не споткнувшись о колено Зуко. Мальчик снова посмотрел на Тингжэ, по-прежнему ошеломленный тем, что его отец ничего не сделал.
"О, как бы мне хотелось!" Но вместо этого Тингжэ изогнул бровь так же, как в тот раз, когда Джинхай обращался к нему с проблемой, которую должен решить сам, и прошептал одними губами:
- Думай.
Джинхай моргнул и сглотнул.
- Я хочу... остановиться?
Огонь потух.
- Это тоже работает, - устало сказал Зуко. - На сегодня хватит.
Джинхай уже пробежал полподвала, затормозил перед отцом, его глаза были огромными и ранеными... повернулся на пятках и бросился вверх по лестнице.
Тингжэ с тяжелым сердцем вздохнул и посмотрел на стоящего перед ним подростка, сдержанное лицо которого выражало вызов, а поза была сбалансированной и слегка напряженной.
"Он ждет, что я нападу на него".
А что ещё ему оставалось думать?
- Пойдемте в сад, - предложил Тингжэ. - Думаю, вам солнце нужно даже больше, чем Джинхаю.
Удивленный и настороженный, Зуко последовал за ним.
- Совет одного учителя другому, - спокойно сказал Тингжэ, когда они сели на скамейку. - Если вы устали до того, что готовы выйти из себя, отправьте учеников домой.
Зуко поморщился.
Зная о гордости, свойственной молодым людям, Тингжэ ждал, не нарушая затянувшуюся тишину.
- ...Так не должно было быть, - Зуко разглядывал заросли горчичных кустов. - Я обещал дяде, что буду думать. Я... сейчас дела идут куда лучше, чем когда... мы застряли на плоту на три недели, не имея ничего! Я не должен сердиться!
- Возможно, - согласился Тингжэ. "На плоту? В изгнании или нет, как юный принц оказался на... Нет, оставь это Мейшанг. Если она права, нас ждет невероятная история". - Ну, если бы я застрял на плоту на три недели, думаю, я бы злился до сих пор. И это не говоря о других событиях, о которых вы упоминали.
Неизуродованный шрамом глаз сузился.
- Когда Агни Кай закончен, он закончен.
- Так мне и сказали, - признал Тингжэ. "А теперь ты рискуешь жизнью в надежде, что окажешься прав, и он больше похож на дядю, чем на своего отца. Ты просто сентиментальный старик". - Но исход дуэли не меняет того факта, что вас предали ещё до её начала.
От стиснутых кулаков повалил дым.
- Я обязан ему верностью, - сквозь стиснутые зубы выдавил подросток.
- Мне, жителю Царства Земли, сложно представить, насколько сильна подобная связь, - с некоторым оттенком грусти проговорил Тингжэ. - Моя жена отдала мне не только свою руку, но и часть своей душевной силы. Иногда я сомневаюсь, что моя любовь может быть равноценным ответом. - Он грустно улыбнулся и откинулся на спинку скамейки. - Мейшанг хочет пригласить вашу семью на ужин в складчину на следующей неделе.
Зуко замешкался, дым исчез.
- Что это такое?
"О, духи".
- Может, нам обоим стоит с ней поговорить, - решил Тингжэ. - Она предложит несколько несложных для приготовления блюд, и я всё равно никогда не могу понять, сколько еды надо приготовить на нужное количество людей. - "Если он вообще знает, как готовить, - вдруг в панике понял профессор. - Некоторые из детей наших аристократов могут быть поразительно бесполезными..."
- Сколько будет людей? - осторожно спросил Зуко.
"... Нда, будем надеяться на лучшее".

***

- Шесть детей и шесть взрослых, - размышлял Айро, делая пометки на обрывке бумаги куском угля. - Хм-м.
"Двигайся медленно, всё дело в запястье..." Зуко вытянул бСльшую часть содержимого кувшина единой подернутой рябью струей и заставил её змеиться от одной руки к другой.
- Это плохая идея.
- Это ужин, племянник, а не внезапная атака.
- Мне внезапности хватило, - буркнул Зуко. - Зачем я им там нужен, дядя? Я испугал Джинхая.
Айро только поднял бровь.
- И чем он заслужил право быть напуганным?
Зуко поморщился, ему пришлось совершить вращение кистью, чтобы не дать струе упасть.
- Он вредничал. - Это прозвучало так мелочно.
- Во время тренировки? - уточнил Айро. - Тогда ты мудро поступил, что поправил его. - Отставной генерал предостерегающе поднял руку до того, как Зуко успел запротестовать. - Если теперь ты думаешь, что был слишком резок, внимательно наблюдай за ним на следующем уроке. Ты не хочешь, чтобы он боялся тебя. Но немного страха, самого по себе, не всегда плохо. Огонь опасен. Самоконтроль жизненно важен. Покоритель огня не может действовать как капризный мальчишка, - Айро остановился, вспоминая. - Неважно, насколько ребенок того заслуживает.
- Я бил вещи, - пробормотал Зуко, чувствуя себя всё более виноватым. - Он просто... не хотел дышать.
- В последнее время ты ничего не разбил, - отметил Айро. - С твоим темпераментом всегда придётся работать над контролем: это недостаток нашей семьи, и никто из нас его не избежал. Но как бы неприятно это ни было, племянник, ты бьешь вещи. Ты не причиняешь вреда людям. Покоритель огня, не способный контролировать своё дыхание, никогда не сможет контролировать огонь. Мы оба знаем, к чему это приводит. - Он отложил записи и кивнул головой на жидкость, управляемую движениями Зуко. - Что это такое?
- Амая называет это струящейся водой, - ответил Зуко, концентрируясь, чтобы направить воду в широкую и высокую арку. По какой-то причине, двигая воду над головой, он всегда рисковал уронить её.
"Идиот. Северный полюс. Лед и вода над твоей головой не предвещали ничего хорошего, помнишь?"
Тогда он расплавил лёд и выжил. Теперь воды было совсем немного. Она его не утопит.
Идущая рябью вода успокоилась, и он вздохнул легче, завернув водную ленту в круг на уровне пояса. - Это упражнение для новичков, как игра со свечой.
- Чтобы научиться чувствовать свой элемент в контролируемой среде, - с пониманием кивнул Айро и остановился. - Ты ещё не разрешил Джинхаю работать со свечой.
- Нет, - Зуко свернул воду, собрав её в шар на ладони, и одним броском снова вытянул её в струю. - Если завтра он снова станет работать над дыханием, я дам ему попробовать упражнение с горящими листьями.
- Хорошо, - согласился Айро. - Если он увидит непосредственное применение контроля, он сможет лучше понять, зачем он ему нужен. - Он поднял бровь. - Для упражнения для новичка это выглядит довольно полезным.
- Позволяет отрабатывать количество, направление и точность, - согласился Зуко. "Вверх и вокруг. Смогу ли я?.. Да, просто изогни её таким образом..." Проведя пальцами по ленте, он разделил поток на три. Какое-то время он держал извивающиеся струи, потом снова соединил вместе.
Это был длинный день, и он чувствовал, как его начинает бить дрожь, свидетельствующая, что он заходит слишком далеко. Собрав воду, он отправил её обратно в кувшин.
- Я могу придумать много приемов, которые можно сделать, зная только это. Я уже кое-что сделал: помнишь сеть, которой я поймал духа? Я не знал приемов, когда придумывал её, но она состоит всего из пары разных движений. Кидаешь воду, делаешь шар, притягиваешь обратно. - Значит, он всё-таки сможет делать это одной рукой. После небольшой практики.
- Основы, - улыбнулся Айро. - Выучи их на совесть, а всё остальное приложится. - Он вопросительно приподнял бровь. - На что это похоже?
Зуко нахмурился, потянувшись к тихим волновым движениям воды в их квартире, в соседней, на крыше.
- Это как ходить в прибое по краю берега. Вода тянет и толкает тебя, и, как правило, это нормально: ты просто продолжаешь идти. Но если не уделять внимания, и налетит большая волна... - Он хлопнул в ладоши, вспоминая стон металла на их корабле посреди налетевшего тайфуна.
- Огонь и океан, - сказал Айро. - Ни к одному из них небезопасно поворачиваться спиной. Но прояви к ним уважение, и они станут могучими союзниками, - он тихо рассмеялся. - И даже красивыми, судя по тому, что я видел, когда ты их покоряешь.
О, это было... интересно узнать. Он никогда не стремился к красоте, просто так получилось, и... Правильно. Думай.
- Это странное чувство, - признался Зуко. - Не в чи - это Амая исправила. Просто... то, что я могу покорять оба. Огонь и вода. Это не должно работать. - Он помедлил. - У меня не должно быть чувства, что они подходят друг другу.
- Они не так различны, как думают многие, - задумчиво заметил Айро. - Мне говорили, что по своей сути, всё покорение одинаково, что даже не-покорители, научившиеся двигать свою чи для сражения, чему ты учишь Суин, берут силу из одного источника. Короче говоря... я рассказывал тебе о цзинях?
- Обо всех восьмидесяти пяти? - с опаской спросил Зуко. Он действительно уделял внимание лекциям по боевой стратегии, хоть и не мог навскидку назвать их все.
- Полезно знать их все, но три из них наиболее важны для покорения, - отметил Айро. - Нейтральный цзинь служит ключом к покорению земли. Мастер ждет и слушает, чтобы определить точный момент для удара.
- Профессор Тингжэ, - понял Зуко. - Он всегда такой... спокойный. Ждущий. Пока он точно не поймет, что хочет сказать.
- Действительно, - подтвердил Айро. - Я надеюсь, мне представится возможность поговорить с ним о покорении. У нас много схожих стоек, но их истоки сильно различаются. Что приводит нас к огню. Положительный цзинь, наступление и атака, - вот сердце нашего искусства. Так как наш огонь использует топливом нашу чи, мы зачастую не можем сражаться так долго, как прочие покорители. Поэтому мы прежде всего непрестанно атакуем, чтобы подавить противника до того, как выносливость качнет весы в другую сторону.
Об этом Зуко знал, но он всё равно кивнул и продолжил слушать: конечно же, дядя говорил это не просто так. Он был почти уверен в этом.
- Вода может быть противоположностью огня, но в тактике и энергии нашей истинной противоположностью является покорение воздуха, - продолжил Айро. - Отрицательный цзинь, отступление и уклонение, - часть философии воздуха. Ты убедился в этом, преследуя Аватара. Он не будет стоять на своем, он не станет драться, если можно убежать. И когда он в себе, а не захвачен прошлыми Аватарами, он не станет убивать.
- Монахи сражались, - возразил Зуко. - Я видел храмы.
- Взрослый человек знает, когда реальность требует отложить идеалы в сторону, - практично заметил Айро. - Если любая жизнь священна, это относится и к твоей собственной: не позволяй её забрать. - Он улыбнулся. - Вот мы и совершили круг, и дошли до воды, которая балансирует между положительным и нейтральным цзинями, обращая защиту в нападение, как они используют силу противника против него самого. Это сохраняет энергию и позволяет им сражаться очень долгое время. Но они редко наносят первый удар, и если они слишком медленно развернут атаку врага, то потеряют движущий момент.
Что вполне может оказаться решающим фактором в битве. Зуко отвел глаза, обдумывая услышанное.
- Значит, я знаю положительный и боролся с отрицательным...
- И ты жил, чувствуя прибой, целых три года, - добавил Айро. - Ты знаешь воду, принц Зуко. Может не так хорошо, как уроженец Племен Воды, но ты её знаешь. Сделай это фундаментом.
"Я попробую".
- Мы так и не говорили о... - Зуко сглотнул. - Я не наследник. Ты сказал, это разрушило много твоих планов. Это... То, что я покоритель воды, влияет на наш план? Только потому, что наши люди приняли Амаю, не значит, что они примут такого меня.
- Скорее всего, некоторые не примут, - откровенно сказал Айро. - Но будут и те, кого мы не смогли бы убедить даже в том случае, если бы наши имена были чисты.
"Нельзя спасти всех", - мрачно напомнил себе Зуко.
"...Я знаю, что не смогу, но я хотел попробовать".
- Один раз эти люди уже начинали сначала.
- Как ты сам знаешь, начинать новую жизнь нелегко, - кивнул головой Айро. - Мы попросим их оставить позади жизнь, которую они построили, и доверить свою судьбу тем, кто создал кажущийся безумным план. И если Джинхай - единственный покоритель огня, родившийся здесь за всё это время, они могут посчитать это недостаточным риском для своих детей. - Он опустил глаза с мрачной улыбкой. - Хотя риск может быть куда больше, чем они полагают, потому что Народ Огня уделяет всё больше внимания этому месту. Думаю, не случайно Джинхай родился именно во время моей осады.
Ладно, об этом интересно подумать на досуге, но не достаточно важно, чтобы думать об этом сейчас.
- Значит, мы возьмем только тех, кто испуганы, кто сыт Дай Ли по горло или просто готов рисковать, - сделал вывод Зуко.
- Скорее всего, - подтвердил Айро. - А такие люди вряд ли станут возражать только потому, что ты - покоритель воды. Нам, конечно, было бы куда проще воззвать к верности наших людей, если бы нас не объявили предателями, но это время прошло. Мы оба видели, на что способны покорители воды. Ты будешь огромным подспорьем. - Он вздохнул. - А учитывая то, что мы одни и скрываемся, большое облегчение знать, что один из нас не останется без покорения во время солнечного затмения.
Зуко состроил гримасу. Он уже оказывался без покорения раньше, но Тай Ли никогда не собиралась убивать его. Восемь минут без огня, без вооруженной подмоги, когда каждому человеку с мозгами достаточно просто выглянуть в окно, чтобы понять, что покорители огня потеряли силу... Опасная ситуация.
"Я не смогу рассказать об этом Джинхаю до тех пор, пока это не случится. Может, астрономы Царства Земли лучше, чем мне говорили, и могут наблюдать за небесами так же, как Мудрецы Огня, но я в этом сомневаюсь. Затмение происходит каждые четыре года в той или иной части мира. Если бы они знали, они наверняка воспользовались бы им за минувшее столетие. Значит, они не знают. А если они не знают, я не заставлю профессора Тингжэ выбирать между его народом и семьей".
- Кстати о том, как может пригодиться покорение воды, - улыбнулся Айро. - У меня есть несколько идей.
- Меняю их на мои соображения по укреплениям, - предложил Зуко.
- О? - Айро выглядел весьма заинтересованным.
- Мы должны быть готовы к любому элементу, - начал Зуко. - У меня есть несколько планов, что мы можем сделать, если у нас будет металл, или если мы окажемся только с одним деревом.
Поспать им придется ещё нескоро, но взгляд одобрения в глазах дяди того стоил.

***

- Ладно, - с сомнением сказала Суин, держа сухой дубовый лист за стерженек. Сжимая такой же лист, Джинхай выглядел таким же растерянным. Мейшанг, сидевшая в углу за починкой рукава и время от времени поглядывавшая на них, растерянной не выглядела, но, судя по её виду, она не собиралась вдаваться в объяснения. - Я не совсем уверена, как лист может научить меня сражаться.
- Дядя сказал бы что-нибудь про крошечные желуди и могучие дубы, но я избавлю вас от пословиц, - насмешливо ответил Ли. - Вообще-то, здесь два урока, но они связаны. Суин, ты освоила некоторые движения, а значит, пора показать тебе, что происходит, когда тебе приходится сражаться, а тебя отвлекают. Это будет происходить всегда. Пока ты не станешь гораздо опытнее, каждый раз, как ты будешь вступать в сражение, твои мысли будут вылетать прямо в трубу. Поэтому я покажу тебе, что это такое, сейчас. Тогда, если ты попадешь в битву, будет меньше шансов, что ты впадешь в панику. Если ты сохранишь контроль, пусть даже ты не сможешь думать, ты среагируешь правильно. Что означает, что ты выживешь.
С трудом сглотнув, Суин кивнула головой.
- Джинхай, твой урок тоже о контроле, - продолжил Ли. - Контролируй своё дыхание, и ты будешь контролировать огонь. Упражнение покажет тебе, как именно это работает. - Он сжал центр листа между пальцев и зажег искру. - Сконцентрируйся на огне, поддерживай пламя горящим столько, сколько сможешь. Медленно. Чтобы огонь как можно медленнее подошел к краю листа. - Ли усмехнулся. - Ничего, если сразу не получится, у меня полно листьев.
Брат и сестра как один взглянули на сумку Ли. И на бумажный пакет с листьями. Суин подавила смешок, но недостаточно быстро, и Джинхай недовольно сморщил нос.
- Не волнуйся, ей тоже будет непросто. - Прикосновение пальца Ли, порыв тепла... Суин не выронила лист, но почувствовала, как её прошиб пот, участилось дыхание, чаще забилось сердце. "Огонь, лист горит, я не покоритель..."
- Суин, - голос Ли был до жути спокойным. - Я знаю, что тебе страшно. В этом всё и дело. Сражение - самая страшная вещь на свете. Огонь не идет ни в какое сравнение. Я держу огонь, Суин. Я не дам ему обжечь тебя. Дыши.
"Вдох сквозь нос, выдох через рот. Встань в стойку".
У неё было такое чувство, будто её мысли пробиваются сквозь камень. Всё было каким-то ярким, слишком громким, слишком быстрым. Она смутно увидела вспышку, как Джинхай ахнул, увидела, как Ли пошел на другой конец подвала чтобы дать её брату следующий горящий лист и несколько ободряющих слов. Она не слышала, каких именно, и не была уверена, что поняла бы, если бы услышала.
- Суин, - Ли стоял перед ней. Осторожно отвернул её лицо от брата. - Он обжег тебя несколько раз?
"Я не буду плакать. Не буду". Со слезами на глазах она кивнула.
- Ты любишь его, но ты боишься, - Ли с пониманием смотрел на неё. - Это нормально. Для этого и упражнение. Частично. Ты должна уважать огонь, но если ты боишься, ты примешь неверное решение в важную минуту. Поэтому мы проведем тебя на шаг дальше. Всё ещё дышишь?
Онемев, Суин молча кивнула снова. "Вдох и выдох. Вдох, и выдох."
- Это трудно, - серьезно сказал Ли. - Я знаю. Но я также знаю, что ты можешь. - Он подвел её к футону. - Теперь мы начнем. Вот так надо падать, когда можешь пользоваться только одной рукой.

***

Шаги уверенно протопали по лестнице, и Зуко подавил проклятие. "Наверное, мы задержались дольше, чем я думал".
- Мин, Джия, - голос Мейшанг был теплым, но не совсем приветливым. - Вы рано вернулись.
- Почему он лапает Суин? - рявкнул Мин.
У него за спиной Джия усмехнулась.
- И почему мне не сказали, что он довольно симпатичный, пусть и немного худоват...
Выпустив Суин из удерживающего захвата на полу, Зуко бросил тяжелый взгляд на Джию.
- ...Фу!
"Да, так я и думал".
- Эй, вы, двое! - вспыхнула Суин.
- Суин, - тон Мейшанг не терпел возражений. - Простите манеры моих детей, Ли. Им пора бы уже знать, что такое контактная борьба и как она выглядит. И что не все из нас смогли убежать от войны, не пострадав. - Она покачала головой. - Мы поговорим позже. Я очень разочарована в вас обоих.
"И что я должен на это сказать? - подумал Зуко. - Я вас прощаю"? Я плохой лжец. И это не меня на самом деле оскорбил Мин. Разве он не уважает способность своей сестры самой защищать свою честь?"
Хотя Царство Земли не учило своих женщин сражаться. Ну что за бардак!
Медленно повернувшись к лестнице спиной, Зуко протянул руку к медленно тлеющему листу Джинхая.
- Думаю, на сегодня достаточно.
- Ну-у, - но Джинхай отдал лист, всё ещё следя взглядом за старшим братом.
- Если хочешь поработать над этим упражнением, сперва получи разрешение у родителей, чтобы кто-нибудь обязательно за тобой приглядывал, - велел Зуко. - И делай это над ведром с песком: если что-то пойдет не так, просто урони лист. - Он надеялся, что в его голосе не сквозила обида. Он привык к такой реакции, как у Джии, но Мин...
"Он брат Джинхая, ты просто его учитель. Не обращай внимания".
Но это тоже было неправильно. Он не хотел вмешиваться в верность внутри семьи, и Мейшанг должна была понимать это, в отличие от Мина.
"Покоритель земли. Тут дело не в верности. Не знаю, что здесь замешано... но я не позволю ему думать, что он может вот так запросто врываться на их урок.
Точно, держись плана".

- Есть ещё кое-что, что я хотел вам показать, - начал Зуко. - Госпожа Вэн не возражает против небольшого эксперимента? Профессор подбросил мне одну идею.
Мейшанг с любопытством подняла брови.
- Тогда давайте посмотрим.
Держа в руке тлеющий лист, Зуко зачерпнул из мешка ещё целую горсть, потом вышел на центр свободного пола, поджег все листья в кулаке и подбросил их в воздух.
"Двигайся, как с водой, но немного резче..."
Он махнул руками по диагонали сверху вниз. Горящие листья аркой последовали за ним, вращаясь под действием собственного тепла.
"Тяни, но осторожно. Не надо вытягивать из них огонь. Пусть он движется вместе с собственным топливом".
Это не было классическим покорением огня: он сохранял легкую хватку на огне, а не жесткую, которая сорвала бы огонь с листьев. "Осторожно... бережно... поддерживай всё в движении..." Крутящиеся листья повторяли движения его рук. Зуко повернулся вокруг своей оси, и огонь изогнулся вокруг него пылающим вихрем.
"Работает!"
Огонь вспыхнул ярче, когда его сердце радостно подпрыгнуло, и он чуть не засмеялся. Никто не видел такого покорения огня с тех самых пор, как...
Кузон. Он не знал, откуда пришло знание. Просто он был уверен так же, как в том, что завтра взойдет солнце.
"Кузон умел исцелять. Он был знаком с покорителями воздуха. Он точно пробовал делать такое.
Прадедушка, спасибо".

Ветер замедлился вместе с ним, он поднял руки вверх, начиная прием струящейся воды, собирая огненные кусочки в шар между ладонями. Зуко проверил подвал в поисках остатков другого огня, отметил свой внутренний огонь и огонь Джинхая, поискал случайные искры... И тихо выдохнул, оставив от огня только холодный пепел.
- Ого, - выдохнул Джинхай.
Мин, как мрачно отметил Зуко, внезапно уже не выглядел таким самоуверенным.
"Подумай, - мысленно обратился он к покорителю земли. - Мне плевать, как расхваливают тебя учителя. Я сражался с покорителями земли. Если ты не сражался с покорителями огня... поверь мне, я не тот, с кого стоит начинать".
"И я не хочу сражаться с тобой. Я здесь из-за Джинхая и Суин. Я здесь даже ради тебя, осёл.
Ты не хочешь потерять свою семью. Никогда".
Может быть, Мин подумает над этим. Может быть, дядя предложит лучшую идею. Но сейчас он не знал, что ещё ему предпринять. Земля не обладала настойчивостью огня, но у них было упрямое постоянство, которое привязывало их к избранному месту: форту, городу, точке зрения. Он не знал, как сдвинуть Мина с его убеждения "я ненавижу покорителей огня", не прибегая к подавляющей силе. А это не пойдет на пользу обучению Джинхая.
"Поэтому будь как вода: уклоняйся и перенаправляй. Посмотрим, что будет".
- Я расскажу мужу об этом приеме, - пообещала Мейшанг. - Он напомнил мне покорителей песка, о которых он несколько раз рассказывал мне. - Она кивнула, больше самой себе. - Я уверена, что он с удовольствием обсудит его с вашим дядей на ужине в складчину.
- Что? - вздрогнул Мин и осекся под острым взглядом матери.
- Дядя с нетерпением ждет вечера, - вежливо отозвался Зуко, намеренно игнорируя висящее в воздухе напряжение. Он ужинал и с худшими врагами. А Айро с нетерпением ждал возможности поготовить и всего прочего.
"Скоро годовщина Лу Тена. Ему... ему нужно немного побыть счастливым. Перед тем днем".
Мин не был жесток, просто туп как свинья и невежественен. Он это переживет.
Обменявшись поклонами с учениками, Зуко позволил Мейшанг проводить себя до двери. И постарался игнорировать внезапно нахлынувшее плохое предчувствие.
"Тупой, невежественный и знает, что я - покоритель огня. Но он не станет выдавать меня. Он не подвергнет Джинхая такой опасности. Духи, вот бы мне самому в это поверить".

***

"Он дергается, как крольгуру на горячих углях, - напряженно думал Хьёдзин, наблюдая краем глаза, как Ли набросился на свою моти**. - Как благоразумный, но встревоженный капитан стражи, попавший в ситуацию со взятыми заложниками.
Бедный парень, он старается, очень старается, но он просто не представляет, что значит быть нормальным".
О, Ли знал, как пользоваться столовыми приборами и когда: эти знания Амая в него вложила.
- Так как ты развлекаешься? - Джия солнечно улыбнулась Ли, но глаза выдавали её настороженность.
- Никак.
Он был абсолютно безнадежен в светской беседе.
- Он всегда такой серьезный? - с танцующими от смеха глазами прошептала на ухо Хьёдзину Лули.
- Практически всегда, - шепотом отозвался Хьёдзин.
- О-о, бедный ребёнок...
За детским концом стола двенадцатилетняя Лим и девятилетняя Даю радостно чирикали с Суин... и терпели Джинхая. Что было примерным поведением для детей их возраста, особенно принимая во внимание то, что маленький покоряющий огонь шалун сделал с косичками Даю и горшком клея несколько месяцев назад.
"Не могу винить Ли в отсутствии хобби, - признался себе Хьёдзин. - Между работой в клинике и заботой о маленьком проказнике, у кого бы осталось время?"
И это не говоря о покорении воды. Ома, Шу и Агни, если Ли ещё и этим занимался, когда он вообще спал?
- Мой племянник вечно в делах, - улыбнулся Муши. - Я пытался заинтересовать его Пай Шо, но он предпочитает изучать карты. А иногда рыбачить.
- Жаль, что ты не пошёл во флот, - сухо заметил Мин.
- Тогда мне было бы затруднительно заниматься с Мастером Амаей, - ровно ответил Ли.
- Как будто ты будешь по этому скучать, - скептически возразил Мин.
- Да, буду.
"О, нет, - Хьёдзин чуть не поморщился, услышав этот ровный, нарочито-спокойный тон. - Плохо дело". Он не мог винить Амаю за желание провести тихий, спокойный вечер после целой недели хаоса, устроенного Ли и Муши. Но сейчас им не помешал бы старый добрый голос разума.
Однако Лули недаром так долго пробыла женой стражника. Она встала с непринужденной улыбкой.
- Ну, никогда не поздно научиться веселиться, правда? - Она подмигнула Мейшанг.
- Рубиновые черешки уже почти готовы, - поддержала её Мейшанг. - Можете пока погулять, если хотите. - С извиняющейся улыбкой она жестом указала Ли на дверь в сад. Откровенно благодарный взгляд, брошенный в её сторону молодым человеком, не мог принадлежать подростку, которого тащит за руки весело гомонящая группка детишек, кисло подумал Хьёдзин.
Вот только это было так. Потому что сын Великого Имени, очевидно, располагал только двумя реакциями на угрозу: убить или игнорировать. Принимая во внимание то, что он, вероятно, не хотел убивать Мина, а игнорировать молодого покорителя земли было невозможно... нда.
Судя по обреченному виду Тингжэ, они уже обсуждали это. И разговор не получился. Прочистив горло, Хьёдзин отодвинул стул и положил тяжелую руку на плечо Мина.
- Хочешь совет? Не делай этого.
- Почему? - едко спросил Мин. - Потому что он покоритель огня?
- Нет, - прямо заявил Хьёдзин, не отводя взгляда от глаз Мина. Джия охнула, остальные взрослые напряглись. - Потому что он сломает тебя пополам голыми руками. В прямом смысле слова. - "Он обучен, он смертоносен и у него выдался на редкость паршивый год". - Какая у тебя с ним проблема?
- Он из Народа Огня, - в устах Мина это прозвучало как ругательство. - Вы знаете, чему учат покорителей огня.
- Знаем, - сказал Муши. Его зеленые глаза оценивающе скользили по Мину. - Но уверяю тебя, что Ли никогда не принимал участия в военных действиях против Царства Земли. Да, он сталкивался с покорителями земли из армии, но только чтобы спасти меня, когда я совершил одну глупость. Но даже в том случае он оставил их живыми. Покрытыми синяками и похороненными под собственными камнями, но вполне целыми и здоровыми. - Он сложил руки на груди. - А ты знаешь, чему учат покорителей огня? Подозреваю, что нет, или ты не стал бы делать из себя препятствие на пути к ключевой стратегической цели. И этой целью является, - голос Муши перекрыл пытавшегося протестовать Мина, - безопасность Джинхая, твоей семьи и всех нас. Джинхай должен учиться, или вся твоя семья окажется под угрозой. Ты брат Джинхая, и он берет с тебя пример. А значит, моему племяннику приходится с осторожностью выбирать средства, с помощью которых он разберется с тобой.
Джия слегка побледнела. "И доказала, что гораздо умнее, чем она показывает своим друзьям", - иронично подумал Хьёдзин.
- И ты позволишь ему сидеть тут и говорить такое? - жарко воскликнул Мин, взглянув на отца.
- Мин, - с натянутым терпением проговорил Тингжэ, - ты не слушаешь...
- О, я услышал достаточно. Стратегическая цель? Ты говорил, что учитель должен уважать своих учеников. А ты позволяешь учить Джинхая тому, кому до него и дела нет? - Со скрежетом отодвинув стул, Мин зло уставился на Муши. - Всё было отлично до того, как он появился! Можете сказать ему, пусть выбирает средства сколько угодно. Я поступлю так, как считаю правильным.
- Мин, - начала Мейшанг.
- Я вернусь до комендантского часа!
После того, как её брат с грохотом вылетел из комнаты, Джия слабо улыбнулась.
- Я... пойду оттачивать свои хайку. Мне надо быть в форме для соревнования. - Вежливо поклонившись, она сбежала наверх.
- О, это всё кончится просто превосходно, - с сарказмом заметил Хьёдзин. - Профессор...
Тингжэ с непроницаемым лицом поднял руку.
- Поверьте, мы прекрасно знаем, какими неприятностями это может закончиться.
- Что, ещё хуже тех, о которых вы говорили? - мучимая ненасытным любопытством Лули склонила голову набок. - Я уверена, это будет малоприятно, но они же просто мальчишки. Пусть немного побьют друг друга и... Мейшанг?
Обойдя вокруг стола и подойдя к стулу Муши, жена профессора грустно покачала головой.
- Не думаю, что Ли знает, как быть "просто мальчишкой". Или я ошибаюсь? - Нагнувшись, она что-то прошептала на ухо Муши. Муши и бровью не повел, но глубоко вздохнул.
- Может быть, мы можем обсудить это в более приватной обстановке?
- Мой кабинет, - предложил Тингжэ. Он нахмурился на Хьёдзина и Лули. - Вы вряд ли захотите знать такие детали, ради вашей же безопасности. Мы с Мейшанг уже знаем самую опасную часть...
- Думаю, мы можем поговорить, не упоминая никаких имен, - вежливо предложил Муши. - Если вы действительно хотите знать больше, чем сейчас. - Ещё один вздох. - Я скажу только одно. Если Мин считает, что Ли не уважает Джинхая и заявит это ему в лицо... его ждет весьма болезненный урок.

***

- Хозяин Огня, - в полуобморочном состоянии прошептал Хьёдзин. Лули сидела, вцепившись в его руку с широко раскрытыми глазами. - Он сражался на дуэли с Хозяином Огня?
- Совет проходил в зале для военных заседаний Хозяина Огня, - горько пояснила Мейшанг. - Если Озай решил воспринять то высказывание как оскорбление... Да, он мог обвинить Ли в проявлении неуважения. - Её взгляд перекинулся на Айро. - Это было жестоко.
- Да, - скорбно признал Айро, вспоминая её чуть слышный почтительный шепот "принц Айро". - Мне не следовало разрешать моему племяннику входить в ту комнату. Я должен был понять, что он не промолчит, когда увидит проявление такого насилия над нашим народом. Я должен был знать, что он... слишком доверчив.
- Он говорил, что даже не сражался, - Тингжэ поморщился при виде острого взгляда Айро. - Не вините его. Он очень старался не выдавать подробности. Духи, и я понимаю, почему.
- Это было наилучшим решением, которое он мог принять, - угрюмо ответил Айро. - Недавно я узнал об обстоятельствах, связанных с исчезновением его матери. - Он поморщился. - Я знал, что мой брат предпочитал сестру Ли в качестве наследницы, но я не представлял, как далеко он может зайти ради этого.
Лули и Тингжэ побледнели, Мейшанг с трудом сглотнула, но Хьёдзин... Хьёдзин посмотрел на него, по профессиональной привычке обращая гнев в пристальное внимание.
- Вы думаете, что ваш брат помог организовать дуэль, чтобы убить Ли.
- Я думаю, что такая смерть была бы ему весьма кстати, - холодно отрезал Айро. - Но так как Ли встал на колени, даже Хозяин Огня не мог нанести смертельный удар. - Он покачал головой. - Я уверен, что мой брат был весьма недоволен. Он предпочитал сестру Ли, это я знал. Но я не понимал, насколько, пока она не появилась с приказом вернуть нас домой в цепях... живыми или мертвыми. - Айро прямо смотрел в глаза Тингжэ. - Она превосходный покоритель огня, по-настоящему одаренная. Если бы я помедлил хоть секунду, чтобы блокировать её удар... У Ли не было защиты против использованного ею приема. Большинство людей думает, что такой защиты вообще не существует.
- Его сестра пыталась?.. - Лули трясло. От ярости, а не от страха.
"Ты обрел настоящее сокровище в лице своей жены, Хьёдзин, - с одобрением подумал Айро. - Могу только надеяться, чтобы моему племяннику так же повезло".
- Теперь вы начинаете понимать, почему мой племянник не представляет, что ему делать с Мином.
- Ома и Шу, - профессор обхватил голову руками и резко втянул воздух, потом выпрямился и расправил плечи. - Вы тактик, генерал. Что вы предложите?
- Генерал? - переспросили, раскрыв рот, Лули и Хьёдзин.
- На пенсии, - улыбнулся Айро. - И... постойте. - Он прикрыл глаза, ощутив присутствие контролируемого огня гораздо более яркого, чем крошечные всплохи Джинхая. - В дверь сейчас постучат.
Несколько мгновений спустя кулак его племянника постучал по двери.
- Дядя? Профессор?
Тингжэ приподнял бровь.
- Входите.
Дверь приоткрылась на несколько дюймов.
- Я не хотел вас прерывать, но... - взгляд Зуко обежал их серьезные лица, и молодой человек поморщился. - Что такое "прятки-скользилки"?
"О".
- Думаю, что-то вроде пряток-взрывалок, - задумчиво ответил Айро. - Только без взрывов.
- А, - Зуко по-прежнему был полон сомнений.
- И никаких ножей, - быстро добавила Мейшанг.
- Ладно, - Зуко уже не выглядел таким пасмурным. - Спасибо, - он закрыл дверь и ушел.
- Никаких ножей? - выдавил Тингжэ, пока другие два гостя сидели, открыв рты.
- У нас грубые игры, дорогой.
- Как вы узнали, что он придет? - поинтересовался Хьёдзин, по-прежнему разглядывая дверь.
- Умелый покоритель может чувствовать близость своего элемента, - сообщил Айро. - Все покорители огня несут собственный внутренний огонь. Мой племянник точно так же может чувствовать меня, когда он спокоен. Что бывает нечасто, - признался он после некоторого раздумья. - Итак, касательно ответа на ваш вопрос, зачем мы здесь, госпожа Мейшанг... Проявите ещё немного терпения к старику. - Духи, в каком-то смысле это была самая тяжелая часть.
"Их дети, их жизни находятся под угрозой. Они имеют право знать".
- После дуэли Хозяин Огня сказал, что, отказавшись драться, мой племянник проявил постыдную слабость, - продолжил рассказ Айро. - Его изгнали и отправили... нет, это история для другого раза. Давайте скажем, что это было задание, которое Ли ни за что не пережил бы в одиночку. Поэтому я поехал с ним. Я надеялся сохранить ему жизнь, обучить его и излечить худшие из ран, оставленных моим братом. Я надеялся, что вдали от Народа Огня, мы найдем... шанс. Что-то неожиданное, что мы сможем обернуть к нашей пользе.
- Думаю, вы сделали на этом репутацию, - сухо заметил Тингжэ. - Что заставляет меня задаваться вопросом, как ваш брат отважился отпустить вас на свободу.
- А, - улыбка Айро стала грустной. - Но я просто отчаявшийся старый неудачник, который потерял единственного сына, положение и волю сражаться. Мой брат сказал бы вам именно так.
- Ли сказал, что отец сбросил его вам на руки, - Хьёдзин свел брови, придя к нехорошему выводу. - Он был прав, так?
- Я оплакивал своего сына и не возвращался домой в течение нескольких месяцев после исчезновения мамы Ли, - ровным голосом проговорил Айро. - Я очень сожалею об этом. Его отец не защищал его от нападок сестры, а никто другой не смел этого делать. Она... жестока. Ей нравиться видеть чужую боль. И она искусно обманывает людей, заставляя их поверить, что она невинна, как коала-ягненок. - Он поднял бровь. - Если вы увидите её, я советую вам бежать. Быстро.
- Но она не сможет попасть в Ба Синг Се, - запротестовала Лули.
- Госпожа Лули, мы в Ба Синг Се, - отметил Айро. - Признаю, нам помогли, но стратегия и тактика у нас в крови. Ли смог проникнуть на Северный полюс, в самое сердце ледяной крепости, до того, как Джао ворвался туда со всеми своими силами. Я сомневаюсь, что она по своей воле решит выдать себя за простую беженку, но если мой брат прикажет, она это сделает. Она верна ему. - Его голос печально стих. - И это самое душераздирающее, что есть в этой истории. Несмотря на все недостатки моего брата, его дети любят его и безгранично ему верны. А он... я начинаю сомневаться, что он когда-либо кому-либо был верен. Даже нашему отцу. - Айро погрузился в болезненные воспоминания. - Особенно нашему отцу.
- Вашему отцу? Но это же... - Тингжэ осекся, очевидно, перебирая в голове имена и даты. - О, духи, это... мне даже слов не подобрать...
- Ли знает? - тихо спросила Мейшанг.
Айро втянул воздух и вздохнул.
- Да, - он прямо смотрел на неё. - Но я не знал. Многие годы Ли был слишком напуган, чтобы рассказать мне о том, что знает. Его дедушка был мертв. Его матушка исчезла, и никто не говорил, куда. И он уже знал, что его сестра видела в нем препятствие, которое следует убрать. Он был очень сильно испуган, очень долгое время. Он часто топит страх в гневе, что полезно, когда ты сражаешься за свою жизнь. Но он знает, что не должен так поступать в присутствии Джинхая.
Хьёдзин застонал.
- Проще говоря, внутри этот парень покрыт шрамами как портовая крыса-долгоносик, не имеет нормального человеческого представления о вражде, но не хочет убивать других подростков как кротобарсук, и свиреп в бою как карликовая пума, загнанная в угол скорпионогадюками.
- Вы прекрасно подвели итог, - похвалил его Айро.
- Может, ему просто связать Мина и оставить повисеть под мостом? - насмешливо предложила Лули.
Айро аж просиял от восхищения и бросил вопросительный взгляд на Тингжэ.
- Вы обидитесь, если я подкину эту идею Ли? Это будет гораздо безопаснее для Мина, чем большинство сценариев, которые я рассматривал.
- Вам лучше не спрашивать, что я о вас думаю, - предупредил Тингжэ, беспокойно барабаня пальцами по колену.
- Да парень не такой, - успокоил взволнованного отца Хьёдзин. - У Ли голова набекрень и взрывной темперамент, но он не ищет драки.
Лули погладила мужа по плечу, её взгляд выражал сочувствие.
- К его несчастью, драки ищет Мин.
- Ага, - кивнул Хьёдзин. - Я думаю, генерал спрашивает о... назовем это правилами схватки.
- Именно, - склонил голову Айро и снова посмотрел на профессора. - Мой племянник справедливый и благородный молодой человек. Он будет вести себя соответственно, если кто-нибудь просто сообщит нам, что является приличным.
Мейшанг сохранила спокойствие, в то время как её муж скрестил руки на груди и с сомнением посмотрел на Айро. Что ж, никто не говорил, что покорителя земли легко убедить в том, что он не желает принимать.
"По крайней мере, хоть Зуко весело".

***

Лежа ничком в тени от соединенных под углом скатов крыш и держась руками за черепицу, Зуко улыбнулся, слушая голос, бормочущий отрывки хайку. Детишки, игравшие в прятки в саду Мейшанг, знали, что он где-то здесь, но они искали внизу, а не наверху.
"Царство Земли, хе".
"Эта мысль не совсем честная, - поправился Зуко, глядя, как Джинхай заглянул за садовую бочку с водой и обнаружил взвизгнувшую Лим. - Многие солдаты Народа Огня тоже не смотрели вверх".
"Глупцы, Воздушные Кочевники не единственные, кто может занять высоту".
Дай Ли понимали это, судя по тому, что они спрыгнули с крыш, окружая духа-зонтика. Как иронично иметь что-то общее с людьми, которые наверняка убьют его, если узнают, кто он такой.
"Они сражаются с духами. Я гонялся за Мостом в Мир Духов. И все мы следовали приказу".
Приказы, которые ненавидел весь остальной мир. Приказы, отданные их законными правителями. И если Царь Земли не совсем точно понимал, что творят Дай Ли, то, черт побери, ему следовало в этом разобраться.
Да, у него было гораздо больше общего со зловещими покорителями земли, чем ему хотелось думать...
"Ага, а вот и они".
Он подавил желание помахать рукой теням, расположившимся на крыше через несколько домов. Вряд ли они это оценят.
"А мне и тут очень хорошо. Мы играем в игру".
Вероятно, Дай Ли поняли это: они ничего не делали. Хотя, кажется, они чего-то ожидали...
Черепица дрогнула под его ладонями, и он оказался недостаточно быстр.
Обожженная глина тисками сомкнулась вокруг него, и Зуко почувствовал, как завибрировала крыша, когда несколько людей поднялись на неё.
- Посмотрим, как тебе понравится этот прием, Мин! - с издевкой сказал один. - Мужик, ты думаешь, что можешь стать Дай Ли? Да ты даже не увидел удара!
"Мальчики-подростки. Ненавижу их. Ненавижу их всех", - решил Зуко, сдерживая раскаленную докрасна ярость.
- Я не Мин, - рявкнул он.
- Эй... он прав, - удивленно сказал другой мальчишка. - Что нам теперь...
- Неважно.
"Третий голос, - заметил Зуко, медленно и размеренно дыша, потом прижал придавленные ладони к крыше и раздул внутренний огонь. - Он тут главный. Он очень уверен в себе..."
- Он здесь. Значит, это ещё один друг-беженец этой семейки. Придется ему передать наше послание.
Зуко усмехнулся, даже не смотря на то, что черепица сжалась крепче. Его прижали. Он не мог открыто использовать огонь. А их было трое.
"Не повезло им".

***

- Я понимаю ваше беспокойство, - терпеливо объяснял Айро, - но...
Лампа в кабинете вспыхнула, пламя с ревом вырвалось вверх и заколыхалось. В знакомом ритме.
"О, нет!"

***

Горячие куски черепицы раскрошились, и руки Зуко получили возможность двигаться.
"Подходите!"
Не обязательно видеть элемент, чтобы его покорять. Главное чувствовать его.
Мужские голоса вскрикнули, когда вода отвесила им оплеуху, и его черепичная тюрьма ослабла. Большего ему и не требовалось.
- Идите в дом!
Он слышал, как начали кричать дети, но они были слишком далеко. Ему надо было разобраться с тремя покорителями земли, тремя молодыми глупыми подростками, которые уже продемонстрировали, что могут покорять смертельно опасную черепицу, когда внизу находятся невинные гражданские...
Резко рубанув пальцами по воде, он получил две струи в виде щупалец, обернутые вокруг его рук. "Нагнись, повернись вокруг себя, а потом выдохни..."
Лед приковал четыре ноги к крыше. Третий покоритель вскрикнул, его ноги разъехались, и он продолжал вопить всю дорогу вниз.
Касайся дело его одного, Зуко полностью обездвижил бы оставшуюся парочку прежде чем спрыгивать с крыши. Но дело было не только в нем: пока Суин уговаривала Лим и тянула Джинхая к дому, Даю подошла к на чем свет стоит ругающемуся подростку с невинным намерением помочь...
Зарычав, подросток отшвырнул её обернутым землей кулаком.
"Неправильный ход".
Зуко почти на автомате уклонился от земляного снаряда размером с его голову. Но если камни летели в него, они не были направлены на детей... И была ещё одна причина спуститься с крыши на землю: так вода была ближе.
Одна водная струя выстрелила вперед, обернувшись вокруг рабочей руки, другая спутала ноги прежде, чем подросток смог полностью встать. Второе морозное дыхание.
"Вниз и наружу".
Что-то свистнуло в воздухе, и он почти уклонился.
"Они бросают черепицу", - подумал Зуко сквозь первый приступ боли. Он чувствовал, как капала кровь, но не обратил на это внимания: раны в голову всегда сильно кровоточат, и он не был мертв. - "Сейчас темно, и они видят не так хорошо, чтобы быть уверенными, что целят именно в меня".
"...Черт, у меня получается никуда не годная водная стена".
Колеблющаяся вода замедляла черепицу, но не останавливала. Он мог уворачиваться, но дети... Черт побери, он был бесполезен в защите!
"Тогда атакуй".
Сжимать воду было трудно, но двигать - очень легко. Зуко завернул её в крутящийся столб между собой и черепицей, используя вращающий момент миниатюрного водяного смерча, чтобы швырнуть снаряды назад... И тут вес льда и тел на лишенной черепицы и ослабшей от огня крыше сделал именно то, на что Зуко надеялся.
Крак. Тресь.
- Моя одежда! - завопила Джия.
И все черепицы замерли.
Профессор Тингжэ стоял рядом с ним, недвижимый как гора, вытянув руки в формальный жест "стоп", который, вероятно, держал каждый дюйм земли в квартале намертво замороженным. Хотя вряд ли двое ныне торчащих из крыши парней могли оказать какое-либо сопротивление.
- Что, - строго сказал профессор, - означает этот вандализм?
- Не вандализм, - отозвался Зуко, собирая воду в извивающееся щупальце рядом с собой, пока две маленькие девочки бросились в объятия Лули и разразились плачем. - Они сказали, что у них послание для Мина.
- О, правда, - голос Хьёдзина не предвещал ничего хорошего, пока он с гневом смотрел на замороженных подростков. - Кто из вас, воспитанных выдающихся господ, ударил мою дочь?
Даже под слоем льда мальчик вспотел.
- Убирайтесь. Из. Моей. Комнаты! - В окне появилась Джия, резко крутя руками над головой... и двое налетчиков с прижатыми черепицей руками вылетели из дыры в крыше. И полетели вниз.
Они остановились в дюйме над землей. При свете лампы, принесенной Мейшанг, тяжело было разглядеть детали, но Зуко был уверен, что Тингжэ усмехнулся.
"Все здесь, - подумал Зуко. - Дядя с Джинхаем и Суин. Госпожа Лули со своими детьми. Пусть теперь стражник разбирается с ними".
Успокоенный, он отправил позаимствованную воду обратно в бочку и встал подальше от света. Он принял свой кожаный мешок с водой из рук Айро с тихим благодарным "спасибо".
- Весьма сдержанно, - одобрил дядя Айро. - Молодец.
- Надеюсь, что так, дядя, - пробормотал Зуко. - Дай Ли стоят на крыше к северу отсюда.

Примечание:

*Цукумогами (яп. "дух артефакта") -- разновидность японского духа: вещь, приобретшая душу и индивидуальность.
**моти - японская лепёшка, сделанная из истолчённого в пасту клейкого риса особого сорта мотигомэ и раскатанная в форму.

Глава 15

   "Три формы, - с величайшим удовлетворением подумал Широнг, вдыхая аромат утренней чашечки чая. - Три обученных покорителя земли - пусть неопытных, но они обучались годами - и Ли победил их с помощью трех форм, которые он выучил за неделю".
Но... три формы покорения воды. События, которые он наблюдал на крыше, намекали на что-то ещё. Именно поэтому он и сидел сейчас в этой чайной в гражданском и ждал, когда один из работников пойдет на заслуженный перерыв.
"Мысль неожиданная, - размышлял Широнг, допивая напиток, - но имеет смысл. И пусть это кажется невозможным... совершенно очевидно, что они здесь. Однако, если я прав... Нда, это настоящий бассейн с зубаткоугрями".
А, Пао вышел в гостевую часть чайной, что означало, что его цель направилась на задний двор. Расплатившись, агент Дай Ли растворился в толпе, незаметно скользнул вверх по нескольким удобно расположенным стенам и снова приземлился на землю на задворках чайной.
Агент ни капли не удивился, что при его появлении Муши даже бровью не повел.
- Доброе утро, - радушно приветствовал его пожилой господин.
- И вам того же, - откликнулся Широнг.
- Мой племянник хорошо описал вас, - заметил Муши. - Но я мог и ошибиться.
"Так-так, вот откуда Ли всего набрался", - весело подумал Широнг. Хотя из-за своего темперамента молодой покоритель воды был лишен тонкости, агент понял, почему Ли мог хотя бы узнавать её в действии.
- Поскольку я знаю, что Пао прижимист на перерывы, равно как и на всё прочее, то сразу перейдем к делу. Одалживая Ли свиток, я ожидал, что он ответственно отнесется к тренировкам. Но я не ожидал увидеть то, что видел прошлой ночью, от человека, не имеющего опыта покорения. - Он сделал многозначительную паузу. - Или мне лучше сказать, от человека, не имеющего опыта с формами покорения.
Муши недоумевающее поднял бровь.
- Простите нетерпение молодости, - с сарказмом продолжил Широнг, - но как двое колонистов добрались до Ба Синг Се?
- Соблюдая осторожность, - улыбнулся Муши. - Хотя всё не так, как вы думаете. Мы с Ли покинули те места много лет назад по причинам, о которых вы можете догадаться, - сухо добавил он. - Его стиль настолько выделяется?
- Немногие заметят это, - откровенно признался Широнг. - Я видел многих покорителей воды. Они ждут, когда на них нападут. Ли сразу целит в горло врага. - Он вопросительно взглянул на старшего мужчину. - И весьма эффективно. Думаю, у него был хороший учитель. "Ты не безвредный старик, и мы оба знаем это. И потому мне хочется знать, зачем ты так стараешься им выглядеть".
Муши, кажется, целую вечность разглядывал его, потом вздохнул.
- Как вы знаете, я слышал истории о Дай Ли. Но я слышал и мнение моего племянника о вас. Я не верю, что вы хотите причинить ему вред. И если это так, то события прошлого вечера требуют объяснений.
С одной стороны, Дай Ли не обязан ни перед кем отчитываться. С другой стороны... "Муши тоже сражался с духами".
- Ли держал ситуацию под контролем, - откровенно признался Широнг. - Ну, или достаточно к этому близко. Хотя на самом деле мне хотелось посмотреть, что Мин станет делать с взбешенными маленькими дворянчиками, перед которыми он задирал нос. Наши дворяне с трепетом относятся к разнице в положении и пониманию своего места. Они никогда не опустятся до того, чтобы стать Дай Ли, но духи нас сохрани, если сын беженки проявит достаточное для этого мастерство. - Он помедлил и постарался это скрыть.
"Спроси, лучшего шанса у тебя не будет".
- Это правда, что генералы Народа Огня не дворяне?
- И да, и нет, - ровно ответил Муши. - Большинство из тех, кто занимает высокое положение, это могущественные покорители огня и, как правило, из благородного рода. Но не все. Тактический дар и способность покорять не всегда встречаются в одном человеке. - Он улыбнулся. - Я начинаю понимать, почему мой племянник подпустил вас так близко. Вам обоим интересно знать, как обстоятельства могли бы сложиться, если бы вы родились другими людьми, если бы не было войны... или слухов о войне.
"Отлично вывернулся".
- Мне интересно, как Ли родился тем, кем он родился, - с намеком спросил Широнг.
- Матушка Ли скрывала своё происхождение, - пожал плечами Муши. - Я узнал о её способности исцелять случайно: рождение Ли было очень трудным. Но она была моей дорогой невесткой, и я ни за что не выдал бы её.
Глаза Широнга сузились, когда он подумал о шраме.
- Но кто-то узнал.
- Нет, всё было не так, - во взгляде Муши мелькнула насмешка. - Ли плохой лжец, но хорошо хранит секреты. - Он вздохнул. - Нет, то, о чем вы подумали... произошло не из-за того, что он покоритель воды, а потому что у него есть сердце. - Он слегка поежился. - Я много путешествовал за свою жизнь. На этот раз мы просто уехали... подальше.
- Я вижу, откуда Ли взял свою склонность недоговаривать, - сухо съязвил Широнг. - Вы понимаете, что вас обоих могут арестовать как шпионов?
- Да, - согласился Муши. - Могу лишь только уверить вас, что мы ими не являемся. Мы - то, чем кажемся: двое беженцев, бегущих от... того, что ждет за стенами Ба Синг Се.
На этом он умолк и принялся ждать.
"Как Ли. Он знает, когда перестать говорить. Кто же ты такой на самом деле?"
Но сейчас не время настаивать на ответе на этот вопрос. Пока нет.
- Надеюсь, вам понравился ваш чай. Я спрошу Пао, не желает ли он расширить выбор черного чая улунг.
Значит, Муши не только видел его в чайной, подумал Широнг, исчезая из вида, но и соотносил человека и сорт чая. Полезная привычка для хозяина лавки... или шпиона.
"Но они не шпионы. Никто не станет делать такого запоминающегося человека, как Ли, агентом".
Но вот Муши...
"Черт, путешественник, колонист, умеющий драться и сливаться с толпой, который знал, что мать Ли была покорительницей воды и промолчал... Это имеет смысл".
Итак, вероятный шпион в позиции учителя и его племянник, который явно предан ему.
"Готов поспорить, что Ли должен был продолжить семейное дело".
Устроившись на скрытом от глаз участке крыши, Широнг откинулся на спину, чтобы как следует поразмышлять. С одной стороны, новость была хорошая. Ли не был случайным удачным уловом. Он был великолепным уловом, уже поднятым на нужный уровень и подготовленным к трудному выбору и невозможным ситуациям, в которые агент может угодить безо всякого предупреждения. С другой стороны...
"Не думаю, что расскажу Квану, откуда Ли родом. Пока".
Покорение разума Дай Ли не работало на выходцах из Народа Огня. Не так, как должно было. Да, им можно было промыть мозги. Это занимало больше, гораздо больше времени, но это было возможно. Им можно было вживить ложные воспоминания, подавить их волю... Но если приказ противоречил их верности, они просто... ломались. Если они не падали замертво на месте, то умирали в течение нескольких дней. Всегда.
"Мы можем или поверить Ли, или убить его. Третьего не дано".
Это не обязательно служило поводом для дисквалификации мальчика как кандидата. История показывала, что некоторые люди поступали в Дай Ли именно потому, что не поддавались стандартной процедуре. И почти в каждом случае, если проследить их происхождение достаточно далеко... Нда.
- Это вам не шуточки, - засмеялся Широнг, вспоминая тихую панику Ли и его попытку увести агента от любых разговоров об его огненном наследии. - Когда-нибудь я обязательно увижу тебя с пучком волос на голове.
Когда-нибудь после того, как он расскажет Квану правду. Однако обтяпать дельце будет нелегко. Квану хватит практичности принять покорителя воды, колонист он или нет. Но вот Лонг Фэнг...
"Он наш предводитель. Но Аватар Киоши создала нас, чтобы служить городу, а не одному человеку".
Какой бы правдивой ни была эта мысль, Широнг всегда чувствовал неудобство. Лонг Фэнг заслужил своё право на власть. Он сражался за них всех, почти двадцать лет назад, отразив одно из самых темных нашествий духов, когда-либо заполонявших эти стены. Сам Широнг до сих пор носил шрамы с той ужасной ночи. Амая сделала, что могла, но ей пришлось экономить силы, чтобы помочь наиболее пострадавшим от клыков, когтей и жадно сосущих ртов, которые высасывали чи как кровь.
Агент поморщился, когда воспоминания заставили раны откликнуться болью. Они были одной из причин, почему он так и не женился. Рваные синие шрамы, оставленные явно необычными зубами и когтями, как правило, заставляли возлюбленных... почувствовать себя неважно.
Нет, он не сомневался, что Лонг Фэнг заслужил своё положение. Но временами создавалось впечатление, что этот человек думал исключительно о Ба Синг Се, словно войны действительно не существовало. То, что сейчас они удерживали летающего бизона Аватара, свидетельствовало об этом. Если Лонг Фэнга так заботило влияние Аватара на Царя Земли, разве не разумнее выпустить животное и избавиться от проблем одним махом?
"Я простой агент. Я не знаю, что задумали наши генералы. Конечно, у них есть на то хорошие причины".
И Широнг не собирался подвергать сомнению суждения человека, который спас жизни им всем той темной безлунной ночью. В сравнении с этим недавняя осада генерала Айро была просто воплощением мира и гармонии с духами.
"Для кровожадного покорителя огня он сражался чисто. Интересно, что с ним стало после того, как он снял осаду?"
Скорее всего, ничего хорошего, раз Хозяин Огня Азулон назвал своим наследником Озая вместо него. А офицеры Озая... не сражались чисто.
- Та бедная девочка, - пробормотал Широнг, вспоминая неохотное признание Ли. Покоритель воды удержался от кровавых деталей... но он и сам мог их прекрасно представить. К несчастью.
Такие вещи происходили пару раз во время осады... но не более. Реакция принца Айро на насилие над гражданскими всегда была быстрой, справедливой и беспощадной. Ни один моровой дух не появился вслед за ним.
"Только огонь, кровь и пепел, - зло подумал Широнг. - Полмира они уже завоевали, и теперь ни за что не остановятся. Духи, как я их ненавижу!"
Но он обнаружил, что ненависть - обоюдоострый меч. Он так сильно и глубоко ненавидел Народ Огня, оплакивая потерю своих людей, что начал понимать их. Только для того, чтобы лучше их уничтожать, если представится шанс. Он изучал, копался в архивах, ходил на допросы нескольких редких покорителей огня, которых удавалось поймать живыми...
И один пыльный полдень в университетской библиотеке потряс его до глубины души.
"Честь. Долг. Великодушие. Уважение. Мужество. Честность. Добродетель".
Основополагающие принципы Народа Огня согласно записям, оставленным лично Аватаром Киоши.
Слова ничего не меняли: он по-прежнему ненавидел их, по-прежнему намеревался не позволить их армии потревожить с таким трудом заработанный мир в Ба Синг Се. Любыми доступными методами. Но глубоко под ненавистью появилось что-то ещё... Он не знал, как назвать это чувство, но оно было сродни печали.
"Колониальный покоритель воды куда более верен их принципам, чем их собственные солдаты". При этой мысли Широнг иронично фыркнул. "Но я не стал бы использовать этот аргумент в споре с Кваном".
Проблема была не в Кване. Кван ненавидел Народ Огня так же, как и он. Но Лонг Фэнг...
"Я видел, как он допрашивает пленных. Он их не ненавидит. Он их презирает".
И от этого Широнгу становилось не по себе.
"Соберись", - велел себе Широнг. - "Тебе дали время на то, чтобы завербовать Ли. Воспользуйся им. Пусть его поступки говорят сами за себя."
Тем временем его ждала работа. В доках не было эпидемии, но такие слухи не возникают из воздуха. Просто он не знал, что за ними стоит. Пока.
"Пора идти на охоту".

***

Суин снова уткнулась лицом в пыльный футон и застонала. "Я дала себе слово, что не стану смотреть. Я обещала".
Но она засмотрелась. Снова. И Ли снова воспользовался её несобранностью, чтобы обернуть то, что должно было быть простым блоком с уклонением в очередное позорное поражение. И это не говоря уже о бурно вспыхивающих листьях Джинхая, которые время от времени сопровождались искрами.
Ли вздохнул и дал ей встать на ноги.
- Ну ладно, вы, двое, хватит. Очевидно, что сегодня вы не можете сконцентрироваться.
Но в его тоне не было злости или разочарования, с облегчением заметила Суин. Только... терпение.
- Это из-за вчерашнего вечера? - Ли вопросительно поднял бровь, пристально разглядывая их.
Сидевший в углу отец отложил свои записи и вежливо кашлянул.
- Я могу понять вашего дядю, который не желал обсуждать детали в присутствии агента Дай Ли. Но заявление "мой племянник имеет причины заниматься с Мастером Амаей" оставляет множество неотвеченных вопросов.
Ли глубоко вдохнул и испустил тяжелый вздох.
- Духи любят портить мне жизнь.
- Вы шутите, - но голос Тингжэ прозвучал неуверенно.
- Как бы мне этого хотелось, - буркнул Ли, на секунду поднеся руку к шраму. - Когда... это случилось, Мастер Амая считает, что удар выжег почти всю воду из моего духа. Поэтому потом, когда она помогала нас спрятать... я утонул. - Костяшки Ли побелели, прежде чем он усилием воли разжал пальцы. - После этого вода стала... двигаться, когда я расстраивался. - Он выдавил слабую улыбку. - Видели бы вы лицо дяди.
- Могу себе представить, - пробормотал ошеломленный Тингжэ.
- Я тоже смогу научиться замораживать ослов? - с энтузиазмом воскликнул Джинхай.
- Лёд - это покорение воды, - осадила его Суин. - Я помню, как Ли говорил, что может двигать огонь внутри других вещей, даже в воде... нет, ты же тогда спал... Что?
Ли улыбался ей. Настоящей, искренней улыбкой.
- Джинхай, твоя сестра - гений!
- Правда? - с сомнением переспросил Джинхай.
- Я? - эхом откликнулась Суин.
- Сейчас принесу котелок, - торопливо сказал Ли и бросился наверх. Он вернулся ещё до того, как все трое успели обменяться вопросительными взглядами, таща один из больших котлов Мейшанг, до половины наполненный водой. - Если ты окажешься на виду, тебе понадобится огонь, чтобы не возбудить подозрения людей. Но здесь внизу мы можем сжульничать. Джинхай, руки на котел! Дыши, но глубоко, а не резко. Выталкивай внутренний огонь через руки. Нам нужно тепло, а не огонь.
Джинхай скривился от усердия, и в воде возникли первые крошечные пузырьки, потянулись вверх струйки пара.
- Хорошо, продолжай. И запомни это чувство, - распорядился Ли. - Если ты когда-нибудь провалишься под лёд, это может спасти тебе жизнь. - Он нахмурился. - Есть ещё пара техник, которые тебе для этого понадобятся, но тебе нужно овладеть куда бСльшим контролем над огнем, прежде чем приступать к их изучению. - Он пожал плечами. - Этот прием сам по себе можно использовать во множестве ситуаций. И большинство людей даже не заметят, что ты пользуешься огнем. Можете сказать мне, почему?
- Ум-м... - Джинхай задумчиво пожевал губу и покачал головой.
- Подумай, - Ли смотрел на обоих учеников. - Чем отличается этот прием от тех движений, что я вам показывал?
"Движения?" - подумала запутавшаяся Суин.
- Джинхай не двигается.
- В точку, - Ли с предельной серьезностью посмотрел на её отца. - В этом одно из различий между огнем и землей. При покорении земли надо двигаться самому. При покорении огня двигается твоя чи. Это значит, если знать, что делать... если ты можешь дышать, то можешь покорять огонь.
- Вы обуглили черепицу, чтобы сломать её, - понял Тингжэ.
- Они не видели моих рук, - непринужденно сказал Ли. - А когда я достаточно освободился, чтобы призвать воду, они были пепел. - Он посмотрел прямо на Суин. - Дыхание двигает твою чи. Может ты и не можешь прожечь черепицу, но при достаточном обучении ты сможешь её проломить. И неважно, насколько сильный покоритель тебе противостоит: если сможешь его удивить, у тебя будет шанс.
Суин с трудом сглотнула, одновременно и польщенная, и потрясенная.
- Поэтому Народ Огня продолжает выигрывать? - спросила она вдруг ставшим детским голосом. - Они просто... идут вперед, продолжают сражаться...
"Прости! - хотелось ей сказать, когда все глаза обратились на неё. - Я не хочу делать тебе больно, никому из вас. Не понимаю, почему больно мне. Но это правда..."
Но Ли не выглядел сердитым. Только грустным. И решительным, когда он сунул руку в рукав и вытащил кинжал в ножнах.
"Красивый", - подумала Суин сквозь тяжесть на сердце, разглядывая перламутровую инкрустацию и волнообразный рисунок на стали, когда Ли обнажил лезвие.
"Никогда не сдавайся без боя".
- Дядя говорит, что надо учиться мудрости у каждого народа, - сказал Ли, держа лезвие так, чтобы она ясно видела надпись. - Он прислал его мне до того, как случился худший день в моей жизни. - Он молча перевернул лезвие другой стороной.
"Сделано в Царстве Земли".
- Если бы не он, я бы не зашел так далеко, - вложив кинжал в ножны, Ли вновь спрятал его в рукав и внимательно посмотрел на обоих учеников. - Вы должны гордиться своим народом. Всем своим народом.
- Ваш дядя - весьма необычный человек, - задумчиво сообщил Тингжэ.
Лицо Ли осветилось слабой улыбкой.
- Думаю, да, - он протянул руку к котелку и кивнул головой. - Достаточно горячо. Джинхай, смотри. - Ли выдохнул и зачерпнул... Шар дымящейся воды переливался у него на ладони.
- Покорение воды... - начал было Тингжэ.
- Нет, - покачал головой Ли. - Покорение огня.
Суин раскрыла рот. "Но... если он может... о, духи".
- Правда? - выдохнул Джинхай.
- Правда, - подтвердил Ли. - Это движение используется для того, чтобы схватить пригоршню огня. Огонь есть в горячей воде. Двигай его, и ты сможешь двигать воду вместе с ним. Но только если она достаточно горячая.
- Ты можешь научить Джинхая выглядеть, как покоритель воды, - выпалила ошеломленная Суин. - Ты можешь... он сможет использовать это у всех на виду...
- Разве я не говорил, что ты гений? - подмигнул ей Ли и посмотрел на её отца. - Я не смогу обучить его всем приемам с помощью горячей воды. Управлять ей гораздо труднее, чем просто огнем. И если он столкнется с настоящим покорителем воды, тот поймёт, что здесь что-то нечисто. Но сейчас единственные покорители воды, о которых вам стоит волноваться, это мы с Амаей. Поэтому... - он одарил их широкой улыбкой, - кому хочется выбраться из этого подвала?
От радостного вопля Джинхая с брусьев на потолке посыпалась пыль.

***

- Тебе было страшно?
Зуко взглянул на Суин, пока они наблюдали, как Джинхай со смехом перебрасывает шар горячей воды с руки на руку.
- Когда вода начала притягивать меня? - наугад спросил он.
Суин кивнула.
- Я думала об этом... Я знаю, что покорение очень важно для Мина, Джии и папы, вероятно, для тебя с Джинхаем тоже. Но если бы мир начал изменяться вокруг меня... я бы расстроилась. И я подумала, может быть... - она застенчиво пожала плечами.
- Джинхаю очень повезло, - тихо отозвался Зуко. "Хотел бы я иметь такую сестру, как ты". - Мир ушел у меня из-под ног. Я не знал, что мне делать. Кем быть. - Он медленно выдохнул. - Но это не первый раз, когда всё... рассыпается на части. Поэтому я продолжил двигаться дальше.
- Тебе было плохо, - прямо сказала Суин. - После Агни Кай.
Зуко молча кивнул, протянул руку к кожаному мешку с водой, снял крышку и вытащил тонкую струйку воды, которую принялся вертеть между пальцами. - По крайней мере, на этот раз выздоравливать было куда веселее.
Она медленно улыбнулась.
- Но мне не было страшно. Не совсем, - пожал плечами Зуко. - Мне было бы страшно, если бы я так... не устал. - Он поморщился. - В бою такое бывает. Ты не просто ранен и истощен. Устает твой дух. Дядя говорит, что не следует держать солдат на фронте больше месяца, если есть такая возможность. Людям нужен отдых и безопасность.
- ...Зачем ты рассказываешь мне о солдатах? - севшим голосом спросила Суин.
"Я постараюсь быть бережным, дядя. Но не знаю, будет ли этого достаточно".
- Потому что у тебя отлично получается, Суин, - честно признался Зуко, отправив воду обратно в кожаный мешок. - Ты внимательна, ты задаешь вопросы, и ты тренируешься не только до тех пор, пока движение не получится. Ты постоянно повторяешь уже изученные движения, чтобы отточить их. Ты хороша. Если продолжишь в том же духе, станешь ещё лучше.
Темно-зелёные глаза широко распахнулись.
- Я не хочу быть солдатом!
"Духам нет дела до наших желаний".
- Но ты хочешь защищать Джинхая, - возразил Зуко. - Я знаю, каково это. Он твоя семья. Ты хочешь, чтобы он был в безопасности. Дядя говорит, что ты одна из нас. Я ему верю. Я говорю тебе это на всякий случай, Суин. На случай, если что-то пойдет не так. На случай, если всё пойдет не так. Если что-то случится, и ты окажешься за пределами Ба Синг Се... не позволяй никому говорить тебе, что девочки не должны сражаться. Просто скажи, что у тебя есть родственники на острове Киоши, он твой младший брат, а они могут проваливать в логово Ко в дамской сумочке.
Суин уставилась на него.
Зуко немного покраснел. "Ладно, не самые вежливые выражения, но, может быть, она их запомнит". И если она прокричит это в лицо какому-нибудь раздутому от чувства собственной важности стражнику, он может прирасти к месту на время, достаточное, чтобы выхватить оружие и разобраться с проблемой самостоятельно.
"Вторая попытка".
- Суин... я говорю с тобой об этом только потому, что знаю, что ты станешь сражаться. Поэтому ты должна знать, как о себе позаботиться. Не только во время боя. До него и после. После... очень тяжело. - Зуко сглотнул, в горле было сухо. - Это не похоже на пьесы или героические истории. Ты чувствуешь себя ужасно. Ты жива и рада быть живой... но от того чувствуешь себя ужасно, потому что кто-то не выжил.
Суин побледнела, стиснув пальцы.
- Я говорю с тобой, потому что ты любишь их, - Зуко старался, чтобы его голос звучал тихо, осторожно. - Когда мы любим человека, мы готовы броситься между ним и летящим огненным шаром. И мы даже не думаем об этом. - Он взял её руку в свои, согревая замерзшие пальцы. - Твоя мама знает, что это такое. Поговори с ней.
Суин судорожно вдохнула воздух.
- Она... профессорская жена...
- Она твоя мама. Никогда не связывайся с мамой. Они кусаются. - Он отступил на шаг, размышляя над имеющимися у него возможностями. - Просто поговори с ней. Я всегда жил среди неприятностей. Возможно, у неё найдутся идеи получше.
Суин кивнула, очевидно, обдумывая сказанное.
- Что мы будем делать теперь?
Зуко заметил, что шар Джинхая начал дрожать, угрожая превратиться в лужу, и подошел, чтобы нагреть его прикосновением.
- Теперь мы подумаем, как можно выдыхать горячую воду.
Джинхай высунул язык, но улыбнулся и сел со страдающим вздохом.
"Умный парень".

***

- И вдохни, - велела Амая, прижав обернутую водой руку к покрытой шрамом коже. Она чувствовала на себе внимательный взгляд Муши, силу взошедшей за домом луны, ровную пульсацию чи под своей ладонью. Не такую быструю и сильную, какой должен быть её поток в здоровой плоти...
"Но он боец. Может, его немного потрепало, но он выживет. Более того, он будет процветать".
Удовлетворенная, она убрала руку, отправив воду в таз.
- Думаю, мы закончили.
Зуко несмело прикоснулся кончиками пальцев к краю сожженной кожи и изо всех сил постарался подавить разочарование.
- Я думал... а, ладно.
- Я целительница, а не дух, - отрезала Амая.
- И я вижу улучшения в том, что по-настоящему важно, - вмешался Муши, держа палец перед глазами племянника. - Следи.
Амая отошла назад, пока седоволосый покоритель огня проводил на племяннике тест, который сама ЯгСда могла бы использовать для проверки периферийного зрения, и улыбнулась.
- Отлично, - наконец кивнул головой Айро. - На поверхности всё осталось по-прежнему, но внутри есть значительные улучшения.
Зуко взял себя в руки и кивнул.
- Спасибо.
"Ты говоришь искренне, но всё равно тебе больно". Амая вздохнула и дотронулась до плеча ученика, пока он неохотно не встретился с ней глазами.
- В Племени Воды шрам - не знак позора. Его носят с честью и уважением. Он значит, что ты выжил.
- Неудачник не стоил того, чтобы тратить время на его убийство, - пробормотал Зуко.
Амая заставила себя не поморщиться и заметила, как Муши подавил свою печаль. Ожог был нанесен покорителем огня, которому мальчик доверял...
"Он не ребенок, - напомнила себе Амая. - Он более хрупкого телосложения, чем мужчины моего племени, у него никогда не будет фигуры копейщика, но он в возрасте, когда уже можно отправляться на войну. И, по словам его дяди, он уже участвовал в ней".
- Прости, иногда я забываю, что ты не мой коллега-целитель. Ты воин, проливший кровь. А воин не нуждается в сочувствии из-за шрама, который не смог его прикончить.
Зеленые глаза испуганно метнулись к ней. Но за первоначальным шоком стоял расчет.
"Как они похожи. Что из этого кровь, а что обучение?"
Разница была в возрасте: благодарность Муши светилась в его взгляде, в то время как Зуко выпрямил спину.
- Я... пойду схожу за уткой, - поспешно сказал Зуко, выскочив за дверь ещё до того, как успел договорить.
- Я удивлена, что он не забыл захватить воду, - насмешливо пробормотала Амая.
- Мой племянник всегда уделяет внимание своему оружию, - уверил её Муши и улыбнулся. - Временами воспитывать молодых людей так тяжело. Все наши спутники по путешествию были старшими, уверенными в своих способностях мужчинами.
- И ваш племянник всегда проигрывал, когда играл с другими детьми, - вздохнула Амая, рассеянно вращая воду в тазу кончиком пальца. - Я была знакома с молодыми воинами. К чести вас обоих следует отметить, что он не озлобился. Аватар или нет, тяжело смотреть, как двенадцатилетний мальчик отметает твоих людей в сторону, как листья. - Она испытующе посмотрела на Муши.
Он склонил голову, но она заметила искру юмора в его глазах.
- Однажды я надеюсь рассказать вам всё. Но пока... Да, это было тяжело. Тем более, что сперва я не понимал, что мой племянник верил, что он должен быть в силах одержать победу. В конце концов, именно этого ожидал от него его отец.
Амая немного отступила, перекидывая воду с руки на руку, размышляя над предложенным ей кусочком информации и как им лучше воспользоваться.
- Я сказала те слова от всего сердца. Воину не нужно сочувствие. Ему нужна месть.
Муши сложил руки на груди, предусмотрительно не совершая никаких резких движений.
- Это было бы затруднительно. Я не думаю, что смогу поднять руку на собственного брата, а я не испытываю к нему верности. А Ли оказался бы в куда более опасной ситуации.
- Можно отомстить и не убивая противника, - ровно предложила Амая. - Иногда я думаю, что моё племя изобрело большинство из этих способов. Жаль, что вы родились не одним из нас: наш вождь даже не понял бы, что его сразило. - Она вопросительно посмотрела на своего коллегу-учителя. - Полагаю, что ваш план по созданию убежища послужит прекрасной местью кое-кому. Духам, Дай Ли, самому Хозяину Огня... судя по всему, что было сказано. Вас не обвинишь в мелочности.
Муши смотрел на неё со смесью восхищения, настороженности и уважения.
- Вы помогаете людям в беде. Даже Народу Огня.
- Я помогаю людям, по воле случая оказавшимся из Народа Огня, - поправила его Амая. - Я спасаю все жизни, которые могу. А уничтожение Народа Огня будет ничуть не более правильным, чем уничтожение Воздушных Кочевников. И пусть моё племя не научило меня вести войну, я буду сражаться ради защиты моих людей. - Она пронзительно взглянула на него. - Или Ли не из Племени Воды?
- Ли - может быть, но мой племянник...
- Они одно и то же, - Амая отправила поток воды в таз, вспоминая его описание драконов, которых она чувствовала, но не видела. - Он также мой ученик. Хорошо, что у него есть дядя, и я рада, что это вы. Но вода зависит от общины. Никто в моем племени никогда не оставил бы молодого покорителя воды с такой маленькой семьей. Это неправильно.
Нахмурившись, Муши поднял руку, чтобы заговорить... остановился и отвел глаза. Вытряхнул что-то из рукава и уставился на игральную кость с изображением лотоса у себя на ладони, прежде чем спрятать её снова.
- Вы родом из небольшой деревни, а не с самого Северного полюса.
- Я ездила туда учиться до отъезда, - призналась удивленная Амая. - Откуда вы знаете?
- В главных городах, как на севере, так и на юге, дядю не считают важным членом семьи. Они ведут родословную по отцовской линии. Но в маленьких деревнях смотрят не на отца, а на брата матери. - Он улыбнулся. - Для меня было бы честью быть братом Урсы. - Улыбка осталась, но зеленые глаза посерьезнели. - Значит, вы считаете это кровной враждой.
- А вы нет? - откровенно спросила она. - Хозяин Огня не станет смотреть сквозь пальцы на это убежище.
- Нет, - взгляд Муши стал жестче. - Но у меня есть причины полагать, что его будут занимать другие стратегически более важные вопросы.
"Он действительно так думает". Амая покачала головой.
- Если нас заставят уехать из Ба Синг Се, вы скажете мне, кто вы такой?
- Если такое время придет, я скажу вам до отъезда, - тихо пообещал Муши. - Риск велик, и станет для вас куда больше, если мы примем ваше предложение о родстве. - Он вздохнул. - Я рад, что вы не спросили Ли напрямую. Ради вашей защиты он бы отказался. И он не был бы добр.
- Он поступал так с вами? - накинулась на него Амая.
- Годами, - сухо ответил Муши. - Думаю, в итоге мне всё же удалось убедить его в том, что так просто он от меня не избавится. В последнее время его поведение значительно улучшилось. - Легкое пожатие плеч. - Отчасти это могло произойти из-за нашей встречи с его сестрой. Одно дело отталкивать того, кого любишь, чтобы защитить. И совсем другое, когда ты почти теряешь этого человека и отчаянно борешься за то, чтобы сохранить его.
Это многое объясняло, но, разумеется, не всё. "Если я когда-нибудь узнаю, что ты хранил секреты только для того, чтобы помучить меня любопытством, ты, старый лис, тебя ждет неслабое обморожение", - решила Амая.
С невинным видом хлопая глазами, Муши посмотрел на дверь.
- Ну где же он?

***

Помимо полос предполагаемой высохшей крови, которые он обнаружил на крыше торговца коврами, внимание Широнга привлекли вопли. Молодой мужской голос...
- Ты ублюдок!
И, очевидно, до безумия ждущий драки.
- Хватит оскорблять мою маму.
Этот голос Широнг знал. "И что теперь?"
- Это и есть ваш Ли? - Юнжу, агент, отправленный сменить его на ночь в их поисках, выглядел так, будто не совсем проснулся. И это было проявление наивысшего любопытства, которое когда-либо у него видели за стенами комнаты для покорения разума под озером Лаогай.
- Едва ли мой, но это он, - подтвердил Широнг. Он заглянул вниз, в аллею, где под слоем блестящего льда яростно извивалось тело. - И если я правильно угадал, тот парень будет Джетом.
- Иди сюда и сражайся как мужчина! - кричал прижатый к стене оборванный подросток.
- Я даже отвечать на это не стану, - Ли отступил, вокруг одной его руки текла вода. - Проснись, тебе не выиграть. Здесь ты не борец за свободу. Ты беженец, как и все мы. Нет, постой, ты не такой. Мой дядя - уважаемый работник в чайной. Я - ученик целителя. Ты? Ты просто возмутитель спокойствия, Джет. Стража один раз уже отпустила тебя с предупреждением. Сомневаюсь, что тебе дадут второй шанс. - Его голос упал, тихий и уверенный. - Иди и сражайся на Стене, Джет. Если тебе надо ненавидеть, иди туда, где от этого будет польза.
- Думаешь, сможешь там стоять и читать мне лекции? - потребовал ответа Джет. - Я знаю, кто ты такой! Убийца, мразь из Народа Огня...
Вода треснула с быстротой хлыста. На щеке Джета разошлась тонкая красная линия, на которой набухали алые бусины.
"Он поработал и над водяным хлыстом", - с удовлетворением подумал Широнг. - "Хорошо".
- Хотя бы раз в жизни, - низким холодным голосом заговорил Ли, - подумай. Если я убийца, садист и мразь из Народа Огня... мразь, которая прижала тебя и лишила возможности сопротивляться, которая совершенно точно знает, как расчленить тебя и оставить твои замороженные куски там, где их найдут только птицеящерицы, почему ты до сих пор жив?
Джет шевелил губами, но слов не было.
- Прощай, - повернувшись на пятках, Ли направился прочь.
Широнг усмехнулся, наблюдая, как Джет беспомощно извивается под слоем льда. "У парня есть стиль".
- Надо было его убить, - безразличным тоном сказал Юнжу. - Я знаю таких типов. Он не заткнется, пока его не убьют или не промоют мозг.
- Хотите, чтобы я забрал его с собой? - нейтрально поинтересовался Широнг. Изменение разума может и было необходимостью, но нельзя сказать, что он получал от этого удовольствие. В отличие от сотрудников Юнжу.
- Не надо, - в голосе Юнжу мелькнул намек на веселье. - Зачем рушить хорошую западню?
Широнг склонил голову, признавая его правоту. Духов влекли люди, которые уже касались Мира Духов. Если объект их поисков сам оказывался хищником...
"А это, вероятно, так".
... и если дух не был настолько глуп или нагл чтобы нападать на самого Ли...
"А это, вероятно, не так. Не тогда, когда он с людьми".
... тогда следующей по притягательности целью будет человек, которого Ли коснулся покорением. Прижатый, беспомощный, сердитый молодой человек, упорно нарушающий мир в Ба Синг Се.
- Приятной вам ночи, - махнул на прощание рукой Юнжу, когда Широнг уходил.
- Если бы, - буркнул Широнг, когда был уверен, что Юнжу его не услышит. Он подумал о духах, о возмутителе спокойствия, ставшем невольной приманкой, о молодом покорителе воды, которому стоило из милосердия воткнуть нож в сердце Джета, но не оставлять его как добычу камуи. - Нет, не думаю, что ночь будет приятной.

***

- На этот раз ты здорово вляпался, Джет, - ворчала Смеллерби, трудясь на пару с Лонгшотом, чтобы вырубить своего лидера на свободу. Или, лучше сказать, бывшего лидера? Джет уже не руководил так, как раньше. А может и руководил, просто верховодить здесь было совсем не то же самое, что командовать в деревне на деревьях. Взрослые не слушали Джета. А принимая во внимание его последние поступки, Смеллерби начала задаваться вопросом, стоит ли слушаться ей самой...
Она зевнула и встряхнулась, ткнула в бок Лонгшота, когда лучник начал засыпать на глазах. Это не место для сна. Нельзя спать, когда Джет в беде.
- Слишком испугался, чтобы прикончить меня. Должно быть, он понял, что вы, ребята, неподалеку, - уверенно разглагольствовал Джет. - Следующее, что нам надо сделать...
Лонгшот щелкнул его по лбу.
- Зачем ты это сделал?
- Он прав, - огрызнулась Смеллерби. - Ли был так же испуган, как Сокка. Помнишь такого? Парень, который не дал тебе ранить старика?
- Тот старик был из Народа Огня!
- И что с того? - взорвалась Смеллерби. - Что даже если Муши оттуда? Он заваривает чай! Это всё, что он делает. Целый день! Кому от этого плохо? Брось!
- Мы не позволим Народу Огня победить! Мы никогда не оставим их в покое... - голос Джета затих. Что-то прошелестело в воздухе, холодное и пахнущее солью.
Смеллерби обменялась взглядом с Лонгшотом и начала колоть лед быстрее.
Она освободила одну руку, а Лонгшот почти высвободил ноги Джета, но старший мальчик не двигался. Вместо этого Джет склонил голову, словно прислушиваясь к тому, чего они не слышали.
- ...Папа?
Родители Джета были мертвы. Смеллерби знала об этом точно так же, как она знала, что каждый из борцов за свободу потерял своих. Как она знала, что ветер почему-то разносил звуки волн, набегающих на берег большого озера, и что у входа в аллею внезапно возникла тень. Тень, источающая одиночество и чувство неправильности... Но Джет рвался к ней, ломая последние куски льда...
- Убирайся! - завопила Смеллерби, и ей было плевать, как визгливо прозвучал её голос, или какими жалкими казались ножи в её руках. Лонгшот удерживал их вырывающегося друга, и она была их единственной защитой. - Уходи! Ты не его отец. Убирайся отсюда!
Раздался смешок, похожий на переливы морской воды в камнях. Что-то черное вытянулось вперед, как рука...
Со стуком распахнулась дверь.
- Ну, всё! Что это за шум...
Шаги. Тень подходила ближе.
- ...Я вас знаю?
Схватив Джета за руку, Смеллерби пустилась наутёк. И она не оглядывалась.

***

- Вы заснули? - нейтрально спросил Кван.
Юнжу упал на колени.
- Мне нет извинения.
Изучая оставшиеся следы, Широнг старался не смотреть на них. Кван был суров, но справедлив.
- Не скажу, что это извинение, но тому может быть причина.
Кван присел на корточки, чтобы рассмотреть подсыхающие куски коричневых изогнутых лент. Он хотел их трогать не больше, чем Широнг.
- Морские водоросли?
- Судя по запаху, да, - кивнул Широнг.
Кван медленно выдохнул.
- Плохо.
И это ещё слабо сказано. Все водные духи отличались непредсказуемостью и часто срывались в крайности: речной дух, мягкий, как материнское молоко, по отношению к местным, мог оказаться смертоносным, как тайфун, для чужаков. Но из всех камуи, привязанных к воде, духи моря были худшими. В самом лучшем случае они были безразличны. А те, кому хватало силы, чтобы погрузить тренированного Дай Ли в сон... Нда.
"Я был прав. Мы имеем дело с пожирателем людей".
Это точно был он. Ничто другое не могло выманить морского духа так далеко от берега. Мало соли, человеческие жизни, сбившиеся, как анчоусы в косяк, теплая вода внутри их тел. Одинокие, отчаявшиеся люди, половина из которых даже не верила в духов. Баланс мира был нарушен, и Ба Синг Се был полон добычи.
"Иногда я ненавижу свою работу", - угрюмо думал Широнг.
- Кто-нибудь поговорил с покорителями воды в доках? Их не касались духи, но они покорители. Может быть, они что-то заметили...
- Они исчезли, - мрачно сообщил Кван.
- Исчезли? - эхом откликнулся Широнг, пока Юнжу вставал на ноги.
- Следов насилия нет, - продолжил Кван, глядя на водоросли так, будто они вот-вот загорятся. - Кажется, исчезновения начались неделю назад. Согласно рапортам, некоторые перед уходом говорили, что встретили старого друга и им надо идти. Другие... Такое впечатление, что они просто бросили все дела и ушли. И они работали с рыбой. Никто не обратил внимания на несколько водорослей.
Да, не обратили.
- Старые друзья, - пробормотал Широнг. - Оборотень?
- Вероятно, - Квана совсем не радовала эта мысль, и немудрено. Это сужало круг вероятных духов... до самых смертоносных.
- И умный, - добавил Широнг больше для себя. - Он знает свои уязвимые места.
- И кто уязвим для него, - ровно вставил Юнжу. - Вода тянет в обе стороны.
"Покорители воды". Широнг старался не морщиться.
- Сэр...
- Я уже поставил караул у клиники целительницы Амаи, - сообщил ему Кван и слегка приподнял брови. - Успокойтесь.
- Не думаю, что он волнуется о целительнице, - сухо заметил Юнжу. - Он ещё не принёс нам никаких клятв, Широнг. Вам не стоит привязываться.
- Это не привязанность, - резко огрызнулся Широнг. - Просто волнуюсь. Ли вырастили не в Племени Воды. Даже если этот дух известен им, Ли может не знать, как защитить себя. - Он посмотрел на Квана. - И парень прекрасно нас замечает. Если мы станем за ним следить, он может заметить и попытается скрыться. - Что может привести его прямо в челюсти камуи.
- Так расскажите ему, - прямо предложил Кван. - Если вы считаете, что он оставит сведения при себе. Последнее, что нам нужно, это паника, пока Аватар находится здесь.
- Тоже мне Мост в Мир Духов, - буркнул Широнг. - Второе появление злого духа за несколько недель, и он ничего не заметил?
- Ему двенадцать, - сухо заметил Кван. - И он покоритель воздуха. Главному Секретарю пришлось практически стукнуть его камнем по голове, прежде чем он заметил, что не стоит беспокоить Царя Земли делами за пределами Стен. И он монах. Если истории не врут, его вырастили в храме люди, которые гордились своей духовной просвещенностью. Да там на мили вокруг не было ни одного злого духа.
Точно. Духовная просвещенность была вещью замечательной, но дух должен был по-настоящему попытаться убить тебя для того, что развилась духовная чувствительность, сообщающая тебе, что Нечто Мерзкое хочет тобой поужинать.
"Вот почему мы не монахи", - насмешливо подумал Широнг.
- Теперь нас ждет ещё больше поисков, сэр.
- Я направил агентов с этим заданием, и мы поручили страже искать Джета и его сообщников, - буднично сообщил Кван. - Работайте со своими рекрутами. - Его карие глаза были мрачными. - Теперь они нужны нам, как никогда.

***

- Как правило, я не беру мечи, когда иду лечить, - заметил Зуко, следуя за Широнгом по проложенному покорением земли туннелю к большой камере, полной светящихся зеленым светом кристаллов. "Город под городом. И почему я не удивлен? Стоп".
- Там внизу есть вода, - выдохнул Зуко, чувствуя её холодное бессолнечное притяжение.
- И довольно много. Вот почему я хочу, чтобы ты был вооружен, - прямо ответил Широнг. - Пока что-то бродит по округе, не полагайся на покорение как на единственную форму защиты.
"Я никогда не полагался".
- Что-то? - заинтересованно спросил Зуко. - Нельзя ли поконкретнее?
- Если бы мы знали, то были бы на полпути к тому, чтобы его поймать, - Широнг остановился прямо перед очередной пещерой с кристаллами и более ярким светом. - Иди влево и не попадайся на глаза. Если только кто-то не воспылает слишком сильным энтузиазмом и не будет нуждаться в твоей помощи, мне бы не хотелось, чтобы они знали о твоем присутствии.
Зуко коротко кивнул.
- Вы хотите проверить, кто из них уделяет внимание земле, и не только с помощью глаз.
Немного усмехнувшись, Широнг зашагал вперед.
Зуко подождал несколько секунд, пока Широнг привлечет их внимание, потом скользнул в расселину, скрываясь в тенях, отбрасываемых странными, тускло светящимися кристаллами. Спрятав руки в рукава, он сел и принялся наблюдать за бедламом - просто ещё один случайный выступ на стене пещеры. "Думаю, они меня проглядели".
Но это было не такое уж и великое достижение. Между треском, скрежетом передвигаемого камня и тренировочными нападениями разных Дай Ли агентов, молодые люди перед ним, вероятно, пропустили бы и целый марширующий полк.
Фигура в центре привлекла его внимание. Юноша едва уклонился от брошенной каменной перчатки. "Мин".
Черт, при том, что Широнг рассказал ему о твари, которая может поедать покорителей воды, это могло значительно осложнить ситуацию.
"Просто держись подальше от глаз", - сказал себе Зуко и на всякий случай нагрел воду в своем кожаном мешке. Амая ознакомила его с исцелением с помощью воды, а не огня, но оно всегда истощало его силы, если вода была холодной. "Выбери историю, и пусть она будет попроще".
Плоть оказалась не такой быстрой, как камень, и кто-то закричал.
"Ну вот, пожалуйста".

***

"Есть по крайней мере четверо, кто не подойдут", - подумал Широнг, осматривая выстроившихся вдоль стеночки юношей, вылетевших в процессе тренировки. Более четверых были ранены. Некоторые из тех, кого лечил Ли, были весьма многообещающими, несколько напряженных тренировок научат их не прыгать перед летящими камнями. И один из тех, кого Широнг решил исключить, не имел ни царапины. Этот молодой человек просто зло глядел на всех: он был по шею закован в камень после того, как нарочно толкнул другого навстречу поднимающейся земляной колонне.
"Пусть идёт в армию", - зло думал Широнг. Если нельзя доверять одному из своих, что он станет честно вести себя в спарринге, ему определенно не стоит доверять при встрече с духом.
"Что это?"
Один из всё ещё стоящих на ногах кандидатов только что изумленно присмотрелся и теперь топал по направлению к Ли, сверкая глазами.
- Что ты здесь делаешь? - прошипел Мин Вэн.
- Свою работу, - невозмутимый Ли закончил закрывать мерзкий на вид порез у своего пациента, цветные огни исчезли из воды, и он отправил её обратно в кожаный мешок. - Кажется, они тобой заинтересовались. Поздравляю.
Глаза Мина сощурились.
- Как будто ты говоришь искренне.
"Между ними вражда? При том количестве времени, что Ли проводит в доме Вэнов? Почему?" Широнг незаметно подошел поближе.
Ли вздохнул.
- Я искренен. Если ты так хочешь распорядиться своей жизнью, хорошо. - Он посмотрел вдаль. - Хотя бы у кого-то жизнь сложится так, как он планировал.
- Тебе здесь не место, - натянутым голосом сообщил Мин.
- Я бы сказал, что тебе повезло, что он здесь, - спокойно вмешался Широнг, посмеиваясь про себя, когда Мин подпрыгнул. - Дальше идет командная работа. И у нас одного не хватает.
- Вы хотите, чтобы я... - Мин заметил его выражение глаз и проглотил остатки протеста. - Да, сэр.
Ли выглядел таким же смущенным, пусть и более расслабленным.
- Сталь или покорение?
Один из прошедших в следующий тур фыркнул.
- Думаешь, что сможешь сражаться с покорителем земли с помощью мечей?
- Я делал это раньше.
Не похвала. Ни следа бахвальства. Просто констатация факта. Широнг спрятал усмешку, зная, что больше половины юношей ему просто не поверили.
"Тем хуже для них".
А вот Мин в его словах не сомневался. Интересно.
- Это спарринг, - объяснил Широнг. - Не убивать. Не калечить. Помимо этого... берегите себя и своего напарника. - Он взмахом велел им начинать и увидел, как агент Бон выбрал две первых пары для состязания.
- Начали!

***

"Мин понятия не имеет, что он делает".
Зуко состроил гримасу, отбивая летящий камень, пока его напарник уворачивался. О, Мин умел покорять землю. И в спарринге он был неплох, хотя белки его глаз были слишком уж видны, чтобы Зуко чувствовал себя спокойно. И если бы его движения были ещё хоть чуточку более предсказуемыми, по ним можно было бы сверять часы. Вероятно, только поэтому они ещё не вылетели из игры. Зуко мог работать вокруг Мина, зная, где ему не следует быть. Других вариантов не было: Мин понятия не имел, как работать с напарником.
"По крайней мере, с таким, кто не является покорителем земли".
Земля под ногами дрогнула. Зуко скользнул в сторону от раскрывшейся трещины, ткнувшись плечом в плечо Мина, чтобы предупредить того о надвигающейся угрозе. Мин отпрянул и земля взревела.
"Нет!"
Он рефлекторно скрестил мечи перед собой, чтобы отразить удар собственного напарника. Ему был нужен огонь, нужен щит, но он не мог...
Сверху рухнула вода.
Зуко задержал дыхание в волне, встав, когда она схлынула, но немного воды всё ещё жадно плескалось о его сандалии. Мин лежал на земле и кашлял, совершенно неспособный себя защитить. Их противникам досталось вполовину меньше: они вымокли и были настороже, но топали по земле, чтобы подбросить камни вверх и ударить по ним кулаком...
"Мокрые камни".
Зуко повернулся на месте, мечи резанули воздух, закрутив воду так, как он сделал бы, создавая огненный шторм, и нанес удар, дав воде призвать воду, пылая жаждой к движению и существам-с-поверхности и жизни...
Камни, вода и тела замерзли.
"Я победил".
Ещё не конец. Они ещё дышат. И понадобится так мало, совсем мало воды, чтобы проникнуть в судорожно дышащие легкие и утопить всех...
"Нет!"
Зуко перевёл лед в горячую воду и упал на колени в формальном жесте поражения.
- Широнг! Широнг, он здесь!
- Всем стоять! - рявкнул голос агента до того, как в него полетели освободившиеся камни.
- Ли! Где?
Вода дернула его к себе, жестокая как океан в налетающем тайфуне. Враги, он был окружен врагами. Но волна понесет его, сильная, уверенная, вечная. Всё, что надо - скользнуть в холод...
"Нет! Пусти!"
Тихий издевающийся смех. Холод, морская вода и жестокость: дух держал его так же крепко, как ледяное течение свою жертву. Он затягивал его вниз, обращая надежду и сердце в лёд...
"Не думай. Действуй".
Закрыв глаза, Зуко выпустил из рук дао, поднес руки ко рту, прикрыв его ладонями, вспомнил другое смертоносное море льда и выдохнул.
"Дыхание огня".
Если повезет, его руки прикроют крошечные язычки пламени. Если не повезет... Зуко снова выдохнул, разгоняя проникший в кровь холод. "Если он захватит меня, я всё равно мертв".
Вдох и выдох, и пусть чи раздует внутренний огонь до размеров большого костра...
Что-то вцепилось в него, и ледяная цепь распалась. Зуко осел, едва ощущая шершавость каменной перчатки, поймавшей его.
- Ты замерзаешь, - голос Широнга был холоден, как у командира, угодившего в западню. - Где он?
- В воде, - выдавил Зуко, пытаясь повернуться по направлению к каналу, вырубленному в камне. - Он... уходит...
- За ним, - мрачно бросил агент Бон, устремившись во главе зеленой волны вдоль канала. - Уберите покорителя воды отсюда.
Зуко почувствовал, как кивнул Широнг, но не успел отстраниться, когда агент перекинул его через плечо.
- Я могу идти!
- Кто это тут пойдет? - стойка Широнга сместилась, земля вздыбилась под ним, а камни над головой разверзлись со скрежетом и стоном.
"Солнечный свет".
Он пылал в нервах Зуко, выжигая призраков льда, испепеляя силу безразличной жестокости моря и обнажая волнение, страх и боль из-за его разбитой семьи. Но это была его боль, а не чужая эмоция, прокатившаяся по нему от воды и превратившая его союзника в нечто, способное уничтожить их всех.
Зуко цеплялся за свои шрамы и дышал.

***

Осторожные шаги.
- С ним всё будет в порядке? - спросил Мин.
Подняв бровь, Широнг принял протянутые ему подростком дао Ли. Сам целитель сидел в пределах досягаемости, повернув закрытые глаза к солнцу и медитируя так, словно от этого зависела его жизнь.
"Вероятно, так и есть".
- Он согрелся и не стремиться уйти туда, где его съедят, - практично заметил агент. - Это хорошие признаки. - Проведя тряпкой по стали, чтобы высушить её, он сложил лезвия вместе. - Надеюсь, он скоро сможет говорить. Нам нужны любые сведения о природе этого камуи. - Однако он подозревал, что скорость уже не имела значения: Бон и его люди вернулись с пустыми руками.
- Это темная вода, - прохрипел Ли.
Широнг с облегчением вздохнул.
- Ты в порядке?
- Холодно, - Ли прочистил горло и открыл глаза, чтобы устало осмотреть редко используемый дворцовый садик, в котором они вышли на поверхность. - Но он ушел. Он не любит солнечный свет.
Широнг кивнул головой, добавляя это сведение к короткому списку того, что они знали об этом существе.
- Что ещё?
- Он напоминает море. Словно ты смотришь в глубокую воду, где нет ничего живого, даже водорослей... - Ли передернуло. - Середина океана, где никто тебе не поможет, где никому нет дела, жив ты или умер. Ты один.
- Так он заманивает людей? - ровно уточнил Широнг.
Ли пожал плечами и развел руки: "откуда мне, черт побери, знать?"
- Он поймал меня, когда я... подумал, что оказался в меньшинстве.
- Когда Мин ударил тебя, - без обиняков отрезал Широнг. "И ты подумал, что на самом деле остался один".
- Эй! - запротестовал Мин. - Это же его схватил дух!
- Что из "береги своего напарника" тебе было непонятно? - резко одернул его Широнг. - Я хотел, чтобы ты работал с Ли, по определенной причине. - Он покачал головой. - Мы не ожидали атаки, но знали, что что-то может произойти. Судя по продемонстрированным тобой навыкам, я посчитал тебя самым способным партнером для Ли.
Тишина. Мин отвел глаза в сторону и сглотнул.
"Злой и пристыженный, - отметил Широнг. - Хорошо. Ты облажался, Мин. Пусть это будет тебе уроком".
- Он добрался до меня через воду, - тихо продолжал Ли. - Пока я пользовался своим мехом для воды, всё было в порядке, но когда я... испугался и потянулся к каналу... и его воде, не видевшей солнца. Там он силен. Он... пытался затащить меня вниз. Внутрь. Через мое покорение. - Он глубоко вдохнул. - Он хотел, чтобы я утопил всех. Он голоден, ему холодно, и он пытался... использовать меня, обернув меня своей силой... - Голос Ли затих, и он побледнел.
- Что? - обеспокоенно спросил Широнг.
- Так сделал он, - кулаки Ли сжались, в огненно-зеленых глазах светилась ярость. - Вот что он сделал, вот почему они умерли, вот!...
Удар кулаком по ни в чём неповинной земле не встревожил Широнга, но вот количество взлетевшей пыли заставило его отступить. Но даже это не заставило его медлить, как некоторые резко звучащие слова во внезапно хлынувшем из Ли потоке сквернословия: целый перечень странных моряцких ругательств, который вызвал в нем желание прикрыть рукой невинные уши Мина.
"Мать честная, покоритель воды, который ругается с применением архаизмов дворцового диалекта Народа Огня". Половину слов Широнг не узнавал, несмотря на то, что изучал странный второй язык того народа. "Тебе повезло, что я уже знаю, кто ты такой".
- ...родители, наверное, напились в безлунную полночь...
Брови Широнга полезли на лоб.
- Отойди, - одними губами шепнул он Мину и предупреждающе махнул рукой, чтобы убедиться, что подросток понял послание. Народ Огня очень серьезно относился к происхождению. Если Ли подразумевал, что его... и вправду "мать честная". - Ты уже видел такое раньше? - не выдавая волнения, спросил он.
Побелевшие кулаки Ли снова обрушились на землю, гнев исходил он него подобно тепловой волне. Но его взгляд был устремлен вдаль, челюсть сжата, приковывая его пытающийся вырваться темперамент подобно якорной цепи.
- Что-то подобное. Однажды. - Зеленые глаза закрылись, когда мальчик погрузился в болезненное воспоминание. - Покоритель воды... хотел причинить вред Народу Огня. Он позволил духу захватить себя. Корабли... тех людей не предупредили, им не дали шанса, я...
- Они были из Народа Огня, - проворчал Мин.
"Неправильные слова", - поморщился Широнг.
- Они были люди! - вспыхнул Ли. - Когда Дракон Запада пробил внешнюю стену, он разрешал людям сдаваться! Эта... эта тварь... - он сглотнул и продолжил говорить севшим от ужаса голосом. - Ты смотришь в воду и видишь только сломанные корабли и мертвых людей. И ты не можешь им помочь. Не можешь помочь никому...
Он на грани, верни его назад. Опустившись на колени рядом с целителем, Широнг положил руку ему на плечо.
- Это в прошлом, - тихо сказал он. - Ты жив, и ты можешь помочь нам, Ли. Если что-то подобное произойдет здесь, нам понадобится любая помощь.
- Если мы сможем обратить его против... - начал Мин.
- Даже не трать на это дыхание, - ледяным тоном отрезал Широнг, пронзая подростка взглядом, пока тот не побледнел. - И ещё, ты забудешь, что эта беседа вообще состоялась. Или ты точно забудешь, что она состоялась. Я ясно выразился?
- Да, сэр, - но Мин выглядел не слишком убежденным.
- Он не понимает, - злость ушла из голоса Ли, на смену ей пришла усталость. - Думаю, они не учат законы войны в университете.
- Как будто у войны есть законы, - фыркнул Мин.
- Вообще-то есть, - сухо сообщил ему Широнг. "И только Народ Огня додумался их записать. И следовать им. По большей части". - Тот, о котором говорит Ли, один из основных, и является причиной, по которой для Ба Синг Се будет самоубийством сделать то, что предлагаешь ты. Он называется закон Возмездия. - Агент поднял бровь. - Короче говоря, не делай другим того, что не хочешь получить обратно в лицо.
- Люди не должны втягивать духов в свои войны, - твердо сказал Ли. - Духи - не люди. Они не понимают почетной капитуляции, они даже не понимают, когда человек пытается сбежать. Мы должны чтить их, а они должны оставить нас в покое, чтобы мы жили своей жизнью. В основном. А если мы оскорбляем их, им полагается выслеживать тех, кто нарушил закон. Именно тех людей. - Его голос упал. - Но в последнее время они нарушают свою часть сделки.
- Определение "нарушают закон" может быть весьма расплывчатым для злого камуи, - заметил Широнг. - В двух словах, Мин: Народ Огня не должен узнать, что случилось, или на месте Северного полюса останется только лёд и пепел. Но если они когда-нибудь узнают... и при том, что им хватит безумия, чтобы выкинуть подобный трюк с духом огня, то действия того покорителя воды заставят Народ Огня обращаться с каждым покорителем воды так, будто он может поступить так же.
- Что означает смерть для Племен Воды, - прямо подвел итог Ли. - Но, может быть, вы думаете, что это было бы неплохо: это ослабит их напор на Царство Земли. На какое-то время.
Широнг с мрачной радостью отметил, что Мин выглядел почти серым.
- Но... они же защищались!
- Откуда, черт тебя дери, ты это знаешь? - резко спросил Ли. - Тебя там не было!
"А ты был, - отметил Широнг. - Что произошло? Когда? Почему мы об этом не слышали?"
И почему у него было чувство, что он держит в руках кусочки головоломки, но не может разглядеть их формы?
- Племенам Воды повезло, - ответил Ли, обращаясь больше к самому себе. - Народ Огня уже искал того покорителя воды. Очень рьяно. - Он взглянул на Широнга. - Если эта тварь затянет меня, и я не смогу выбраться...
- Мы сделаем то, что нужно.
Ли кивнул, принимая это мрачное обещание.
- И ещё одно, о чем следует подумать, прежде чем использовать камуи как оружие, - Широнг пристально рассматривал Мина. - Камуи, за которым мы охотимся, убил бы нас всех. Сколько людей из Племени Воды были уничтожены из-за того, что они выпустили на свободу?
- Дух или огонь, смерть - это смерть, - возразил Мин, но его голос звучал не слишком уверенно.
- О, нет, - крайне серьезно возразил Широнг. - Нет, Мин. Если ты хочешь быть Дай Ли, запомни это, и запомни накрепко: есть судьба худшая, чем смерть. Гораздо, гораздо худшая.
Это заставило мальчика задуматься. "Надеюсь, это состояние у него сохранится, - размышлял Широнг, выловив слугу, чтобы проводил Мина до выхода. - У него есть потенциал, но он не думает о последствиях". Агент вздохнул.
Ли, как он заметил, всё ещё сидел на солнце и дышал.
- Это медитация покорения огня, так?
Ли взглянул на него и отвел глаза.
- Она помогает.
- Дух не любит огонь, - согласился Широнг, добавив этот факт к остальным. И постарался не вздрогнуть. - Хайма-дзяо*.
- Что?
- Это худший вариант того, с чем мы имеем дело, - Широнг нахмурился. - О них мало данных в архивах. Это морские духи, и обычно мы находимся слишком далеко на суше, чтобы привлекать их. Но во времена Чина Завоевателя один из них прошел по следам кораблекрушений до самых озер. Они оборотни, хищники. Обычно они выбирают целью потерявшихся, севших на мель или уже тонущих людей. И они ненавидят солнечный свет и огонь.
- Думаю, я поставлю горящие лампы вокруг колодца Амаи, - пробормотал себе под нос Ли.
- Лишним не будет, - одобрил Широнг, остановился и пристально посмотрел на молодого человека. - Кто был тем покорителем воды?
Ли смешался. Странно.
- Только не говори, что он твой родственник...
- Нет! - от этой мысли Ли пришел в ужас и усталую обреченность. - Нет, просто... вы мне ни за что не поверите. - Его голос упал. - Никто не поверит.
"Я не поверю? Почему я не поверю?.."
Кусочки головоломки встали на место, и Широнг с трепетом осмотрел свою логическую цепь рассуждений. "Покоритель воды, уже разыскиваемый Народом Огня. Покоритель воды, против которого они уже были готовы выдвинуть армии. Покоритель воды, о котором, по мнению Ли, никто не подумает плохо...
Покоритель воды, которого мы впустили в само Внутреннее Кольцо, потому что он уничтожил Флот Огня".

Аватар.
"Он должен быть Мостом в Мир Духов, поддерживать баланс между народами, защищать людей.
Он не должен позволять духам использовать себя. Никогда".
Но, если верить Ли - а Широнг верил Ли - Аватар сделал именно это.
"И он в моем городе. Его держат в моем городе.
Проклятье, что мне делать?"
Всему свое время.
- Надо отвести тебя домой.
Ли покачал головой, его взгляд был грустным.
- В клинику. Дядя... его пока нет дома.
Широнг распознал в нем скорбь.
- Ты потерял кого-то.
- А кто не потерял?
Точно.
- Тогда в клинику. Думаю, у тебя там есть то, что мне нужно вернуть.
Ли напрягся и усилием воли нацепил маску спокойствия.
- Мастеру Амае и мне свиток весьма пригодился.
"Ты думаешь, я просто собираюсь его забрать. С кем бы ты ни жил до дяди, он отвратно с тобой обращался".
- Идем со мной.
Они спускались вниз сквозь многочисленные двери и коридоры: одни общественные, а другие определенно нет. Те Дай Ли, кому повезло завести семью, жили в другом месте, но большинство вполне устраивали казармы под дворцом, рядом с их царем. Однако внизу располагались не только казармы. Широнг провел Ли в один из архивов и отступил в сторону, чтобы понаблюдать за выражением лица юноши.
Удивление и затем трепет, когда Ли рассмотрел синие, зелёные, красные и оранжевые колпачки свитков. Его чувства словно осветили всю комнату.
- Это же...
- Аватар Киоши прекрасно подготовила нас к исполнению нашего долга, - улыбнулся довольный Широнг. - И с тех пор мы постоянно расширяли библиотеку.
Ли усмехнулся и пробормотал себе под нос что-то вроде "пираты". Он оглядел полки со свитками жадным взглядом.
- Вы сделали их копии?
Интересный вопрос, особенно при том, что он специально одолжил Ли один из более старых свитков.
- Почему ты спрашиваешь?
- Вам стоит сделать запас, по крайней мере в трех или четырех экземплярах, где-нибудь за городом. - Ли бросил на него серьезный взгляд. - Это величайшее сокровище Ба Синг Се. Оно не должно пропасть, если... если что-то пойдет не так.
Широнг издал тихий смешок, когда очередная порция головоломки прояснилась при проявлении такой жажды знаний.
- Ты ходишь в дом Вэнов не из-за Мина, верно? Ты встречаешься с профессором Тингжэ.
- Мне нравится история, - Ли тихо улыбнулся. - Я не могу позволить себе ходить в университет... Он дает мне уроки, а я учу Джинхая.
"Черт". Широнг резко взглянул на него.
- Джинхай - покоритель воды?
Ли поморщился, поняв свою ошибку.
- Я не хотел говорить вам раньше: не хочу, чтобы об этом знали посторонние. Вся семья очень расстроена, особенно Мин. Он думал, что его не возьмут в рекруты из-за Джинхая. И в университете...
- Если там узнают, семью ждут трудные времена, - признался Широнг. - Но ты знаешь, что мальчику грозит опасность.
- У них нет колодца. Джинхаю шесть, его не выпускают из дома после наступления темноты, и он покоряет горячую воду, - откровенно признался Ли. - Думаю, он в большей безопасности, чем я сам. Его никогда не касался дух. А Суин просто проткнет ублюдку горло горящей пикой.
Весомые аргументы, и всё же.
- В следующий раз рассказывай мне обо всём, что я должен знать. Мы чуть тебя не потеряли. Запомнил?
- Вы правы, - тихо согласился Ли. - Простите, я попадаю впросак, когда удивляюсь.
А узнать о духе, пожирающем покорителей воды, было достаточным сюрпризом. Всё честно.
- В следующий раз всё обдумывай, - Широнг позволил себе слабую улыбку. - Что касается запасов... Думаю, там, откуда ты приехал, не знают о печатающих машинах, работающих с помощью покорения земли. - Он ждал реакции.
- Точные копии, - сообразил Ли. - Настолько близкие, насколько вы можете создать по тому, что вы видите. И если сделать печатные формы... - В зеленых глазах плескалось восхищение.
- Мы сделали гораздо больше, чем создали запас, - сухо сообщил Широнг. - Если ты считаешь, что уйдешь отсюда с пустыми руками, пока в округе бродит смертельно опасный камуи, то ты выжил из ума.
Агента беспокоил всего один вопрос, когда Ли почти что улыбнулся.
"Какого черта ты делал на Северном полюсе?"

***

- Я приготовил ужин, дядя Муши.
Поставив походную сумку, Айро кивнул головой. "Итак, за нами следят пристальнее, чем обычно". Он и сам заметил несколько теней на соседних крышах.
- Я ценю это, племянник.
- ...Я тоже скучаю по нему.
- Я знаю, - грустно улыбнулся Айро и подошел, чтобы обнять племянника. - Я знаю. - Он взглянул в его взволнованные глаза. - Что случилось?
- Это не... - Зуко увидел выражение его глаз и поморщился. - Что-то пыталось заставить меня убивать людей...
- Хайма-дзяо, - задумчиво повторил Айро некоторое время спустя, выслушав несколько сбивчивый рассказ и съев слегка подгоревший ужин. - Соблазнитель. Да, я слышал о таких. - Он хмуро почесал бороду. - Должно быть, он пришел из залива Хамелеона. Западный путь слишком холоден для него.
- Но это темная вода, - возразил Зуко.
- Да, это дух океанских глубин, - согласился Айро. - Но если сказки не врут, его холод идет не ото льда, а от пустоты жизни. Это дух морской пустыни: теплой воды, теплых океанов, лишенных богатств полюсов и бегущих течений. Логово хайма-дзяо лежит там, куда не проникают солнечные лучи, и он вечно жаждет получить то, что не может иметь. Но когда великое светило уходит, он смотрит на берег и полнится ненавистью. - Он вспомнил прочитанные некогда тексты. - Огонь его враг. Огонь и семья. Он обещает положить конец страданиям... но в конце концов, делает их вечными. Он лжет, племянник. Никогда этого не забывай.
- Я знал, что он лжет, но... - Зуко сглотнул. - Я не знал, что духи могут так делать.
- Большинство не может, - уверил его Айро. - Вот почему агент Широнг, к несчастью для нас, скорее всего прав. Хайма-дзяо обладает силой обратить воду против тебя. - Он вздохнул. - У большинства духов нет такой власти... и большинство покорителей, даже те, кого коснулись духи, недостаточно сильны, чтобы быть настолько восприимчивыми.
- Я не сильный.
"Как мало ты знаешь".
- Тебе хватает упорства заставить плоть и кости двигаться гораздо дальше предела, на котором другие остановятся и погибнут, - заявил Айро. - Твоя воля сильнее, чем твое тело. - Он грустно улыбнулся. - Обычно это является преимуществом.
- Замечательно, - буркнул Зуко. - Как мне драться с этой тварью? Соль её только развеселит.
- С помощью огня и семьи, - твердо сказал Айро. Он стиснул плечо молодого человека. - Ты не один, племянник. Есть люди, которые любят тебя и желают тебе добра. И не только я и Мастер Амая. Хьёдзин, Лули, Тингжэ, Мейшанг, даже юные Суин и Джинхай. Они переживают за тебя. Даже если меня не станет, они примут тебя.
Зуко не выглядел убежденным.
"Думаю, мне не стоит его винить. Он не знает, что некоторые из них знают правду. А пока за нами следят, я не могу ему рассказать".
Но молодой человек вздохнул и попытался отогнать свои сомнения.
- Я тоже скучаю по нему, - тихо повторил Зуко. - И... не знаю, хороший ли сегодня день, чтобы говорить об этом, но когда я утонул...
"Пинг считает Лу Тена симпатичным".
Оказаться на грани смерти значит подойти к границе Мира Духов.
- Расскажи мне, - мягко попросил Айро. - Расскажи мне всё.

Примечание:
*Хайма-дзяо - "морской конь-чешуйчатый дракон". Придуман на основе кельтского each uisge (Эх Ушге - водяной конь). Весьма мерзкая тварь.

Глава 16

   "Никогда больше. Не дам Катаре. Затащить меня на девчачьи посиделки. Снова".
С гордостью, всё ещё страдающей от колкостей вчерашних ужасных девиц, Тоф зашла в наиболее приличную часть Внешнего Кольца в поисках правды в городе, построенном на лжи. Она надеялась, что узнает её, когда почувствует.
- Я ищу изделия из камня, - при уходе сказала она Джу Ди, которая в данный момент присматривала за ними. - Здания, статуи, фонтаны... Я пойму, когда их увижу, - с нетерпением настояла она на своем, когда жутковато улыбающаяся женщина попыталась её прервать. - Аватар должен получить наилучшее обучение по покорению земли. Я не могу просто сидеть и учить Аанга всему, что знаю. Мне самой надо продолжать поиски техник, которыми я пока не владею.
Всё это было правдой, но это не помешало женщине и её дружкам Дай Ли следить за ней. Тоф это устраивало.
"Я - величайшая покорительница земли на свете. Посмотрим, кто кого переупрямит".
И вот, несколько часов спустя, она зашла в прохладную лавку резчика по камню. Оглядывая заведение с помощью покорения, Тоф почувствовала мрамор, агаты, кварц... и нефрит. "Отлично!"
- Могу я вам помочь, юная госпожа?
- Можете, - Тоф кивнула головой владельцу магазина и протянула одно из резных украшений, которые они с Катарой одевали, когда пытались проникнуть на тот ужасный прием. Было тяжело добиться прямых ответов в те редкие моменты, когда она была совершенно точно уверена, что их не подслушивают. - Я хотела бы поговорить с Лули.
- Кажется, вещь не нуждается в ремонте. Вы ищете ей пару?
- Я ищу резчика, - нетерпеливо бросила Тоф. - Она интересно обработала изъян в нефрите, и я хочу обменяться с ней идеями.
- В этом нефрите нет изъяна...
- Нет изъяна, который можно видеть, - уточнила Тоф. - Поверьте мне, я его чувствую. Но она смогла скрыть его, и я хочу знать, как. - Она напустила на себя свои лучшие аристократические манеры и сложила руки на груди. - Вам обоим заплатят за ваше время.
- Сюда, юная госпожа.
Сперва Тоф была в комнате, украшенной морскими угрями, потом проследовала за хозяином через магазин в жилые покои семьи, а затем в сад полный детей, часть которых смеялась, а часть учила уроки между участками пахнущих зеленью объектов. Её ноги сообщили, что стены, лежащие впереди, являются зеркальным отражением здания, из которого она только что вышла. Сад был сердцем всего дома, магазины располагались на торцах, а жилые помещения были безопасно зажаты по бокам.
"Испуганные люди. Мне не нравится этот город. Ни капельки".
Может, Катара, Сокка и Аанг и нуждались в отдыхе после того, как их преследовали по всему миру, но она - нет. Она присоединилась к их дикому отряду ради приключений: потоптаться по новым видам земли; покидать доселе неведомые ей камни в по-настоящему плохих парней, а не просто в противников по рингу. И, да, даже побродить слепой и жаждущей по пустыне, не зная, выберется ли она живой. Её родители скрывали её, как слепую фарфоровую куклу, а она хотела выйти в мир.
И что сделал Аанг? Завел их в осажденный город, где их никто не слушал. А теперь он просто ждал, надеясь найти Аппу и заставить Царя Земли прочитать их петицию, когда и слепому было видно, что Лонг Фэнг держал в руках все ниточки и не желал иметь ничего общего с планами вторжения.
Аватар или нет, но Аанг был покорителем воздуха. Он сделает что угодно, но не станет прямо разбираться с проблемой.
"Я и сама не знаю, как сейчас лучше поступить, - призналась себе Тоф, ступая точно по гравиевой дорожке. - Я могла бы расколоть несколько голов, но если остальные меня не поддержат, что это решит? А Аанг никуда не поедет без Аппы".
Должен был быть выход. Ей просто надо было решить, кого закатать в камень, чтобы выяснить это.
- Лули! - с энтузиазмом начал хозяин, когда они подошли к оазису из относительно спокойных детей. И тени, поняла Тоф, почувствовав внезапную прохладу воздуха. - Эта юная леди хочет расспросить вас о резьбе по камню. - Судя по тому, как сместились его ноги, он радостно потирал пальцы, намекая на монетки.
"Идиот, я слепая, а не дура".
- Я Тоф Бей Фонг из семьи Бей Фонг, - представилась Тоф в своей лучшей светской манере, сочетая её с практичностью одного торговца, ведущего дело с другим. - У меня есть определенные вопросы по резьбе на этом украшении. - Она протянула заколку. - Думаю, это займет не меньше получаса вашего времени.
Тоф почувствовала, как вытянулось лицо хозяина, когда делец понял, что не сможет так надолго оставить лавку. Девочка спрятала улыбку, когда он буркнул какие-то благоглупости и поспешно ушел, подождала, пока его шаги не удалятся, и широко улыбнулась Лули.
- Он всегда такой?
Лули захихикала и снизила голос до заговорщицкого шепота.
- Временами он ещё хуже. - Она свистнула, и четыре пары детских ног прибежали с разных сторон сада. - Тоф Бей Фонг, это мои дочери, Лим и Даю...
- Привет, - от девочки её возраста, и - Хэй! - от девочки помладше.
- Ты слепая? - Гораздо младше. Судя по голосу, это был маленький мальчик, но Тоф не была уверена.
- Джинхай! - голос старшей девочки, где-то в возрасте Катары. - Пожалуйста, простите моего младшего брата, леди Бей Фонг. Мы пытаемся научить его манерам, но они к нему не пристают.
Так сказала бы Катара. Но в её голосе было что-то ещё, что заставило покорительницу земли навострить уши. Что-то, что она слышала раньше, в другом месте...
- Эй, он хотя бы говорит правду, когда видит её, - Тоф протянула руку. - Тоф.
- Суин, - девочка ответила крепким рукопожатием, а не слабеньким благородным потряхиванием, на котором настаивали в Ба Синг Се. - Не обращайте на него внимания, мы просто зашли в гости.
- Ну-у, - пробормотал Джинхай.
Кажется, за этим скрывалась целая история. Но даже Джинхай был достаточно осторожен, чтобы не рассказывать её незнакомцам. Тоф усмехнулась и повернулась к Лули.
- Вы не покоритель: это украшение вырезали. Как вы нашли изъян?
- Ну, во-первых, это нефрит с Яблочной горы, - практично начала Лули, пока дети снова разбежались. - Он чудесного цвета, но почти весь содержит изъяны. Как правило, в самом центре самого красивого зеленого участка...
Усевшись на сотворенный из земли стул, Тоф слушала рассказ эксперта по камням. Вот чему нужно было научить Аанга. Нельзя просто выучить движения и считать, что узнал всё. Надо изучать свой элемент, тыкать в него пальцем, играть с ним, слушать его и слушать людей, которые знают своё дело. Неважно, покорители они или нет.
- ...поэтому вместо того, чтобы вырезать изъян и оставить изделие с большой дырищей, я сделала разрез, чтобы углубить полость, и дала камню расколоться, - закончила повествование Лули. - Получившийся цвет не из самых лучших, но мне понравилось, как я смогла придать ему форму листьев с солнечными бликами... - её голос затих.
- Я это чувствую, - сказала Тоф. - По крайней мере, я чувствую различия в камне. - Она дотронулась до закрученной в спираль каменной лозы. - Здесь разные виды земли, один вот тут, а один, поменьше, вон там.
Пальцы Лули накрыли её пальцы и нефрит.
- Это темно-зеленый. - Пальцы сместились чуть левее. - Этот светлее, почти что янтарного оттенка. А здесь снова темно-зелёный... Подождите, идите сюда. - Она вышла на солнце и протянула большой лист, пахнущий мятой. - Потрогайте лист. Там, где он теплый - это солнце, ярко-зеленый цвет. Там, где холоднее - темно-зеленый. Там, где сухой кончик - это коричневый.
Тоф проводила пальцами по мяте, вспоминая долгие часы в садах её семейного поместья. Она знала, какие на ощупь растения. Но как они выглядят... "Ты слепая", - всегда говорила матушка. И: "мне очень жаль".
Никто и никогда не пытался ей что-нибудь показать. Позволить ей увидеть так же, как видели они.
- То есть, вы можете чувствовать разные виды земли внутри камня? - Лули чуть на месте не подпрыгивала, пока девочка теребила мяту. - Профессор Тингжэ с радостью обменяется с вами впечатлениями. Тингжэ Вэн, археолог-покоритель земли из Университета Ба Синг Се. Он отец Джинхая и Суин. Я взяла их сегодня к себе, потому что Мейшанг надо заполнить какие-то бумажки для занятий Джии и Мина. Честно говоря, я не понимаю, как они вообще ведут там дела: она уже дюжину раз объясняла, что дети не были знакомы с Баем...
- Не думаю, что это хорошая идея, - призналась Тоф. - Я пришла сюда одна, но, думаю, я непременно наткнулась бы на Джу Ди, если бы снова сунулась в Университет.
Сердце Лули забилось чаще.
- Так вы... гостья города?
Тоф понизила голос.
- Угу. Но сейчас за мной не следят...
- Следят, - почти шепотом. - Джинхай под наблюдением.
"Парнишка? Почему?"
- У вас неприятности? Я могла бы помочь...
- Я живу с неприятностью, - Тоф слышала улыбку Лули, несмотря на её страх. - Мой муж служит в городской страже.
Оглушительный зевок раздался из квартиры Лули.
- Я слышу, как кто-то порочит моё доброе имя?
- Просто говорю правду, - засмеялась Лули. - Тоф любит правду. Тоф, это мой муж, Хьёдзин.
Уверенные шаги по гравию, кивок головы.
- Приятно познакомиться, госпожа Тоф.
И снова она услышала это в его голосе, как она слышала в голосах Суин и Джинхая. Как она слышала в голосах примерно половины детей в саду.
- Вы...
Тоф прикусила губу до того, как вырвались слова. Хьёдзин. "Огненный металл". Имя принадлежало Царству Земли, но его значение, и этот акцент...
"Ты из Народа Огня".
- Вы говорите не так, как другие люди в городе, - настойчиво повторила она.
- Мои родители были беженцами, - спокойно отозвался Хьёдзин. - Мы приехали, когда мне было шесть. - Он покачал головой. - Всё ещё заметно, да? Могу себе представить.
Он немного нервничал, но говорил правду.
- Странно, что вы пришли в такое место одна, - продолжил Хьёдзин. - Город - не место для одинокого ребенка. Мне повезло, что целительница Амая взяла меня к себе после смерти родителей. - Он сместил вес, очевидно, разглядывая её. - Вам есть, к кому пойти, так?
- Я в порядке, - состроила гримасу Тоф. - Я могу сама о себе позаботиться.
- Я просто спросил. Вы выглядите взволнованной. И, поверьте мне, даже стражнику полезно иметь людей, к которым можно обратиться за подмогой.
Тоф грустно улыбнулась.
- Вы говорите как дядя. - Во многих смыслах. - Со мной всё хорошо, просто мне надо подумать.
- О камнях? - насмешливо спросила Лули. - Или о том, у кого голова как камень?
- Эй! - возмутился Хьёдзин. - Я протестую против этого замечания.
Тоф захихикала.
- Ты упрям, как Стена, и мы оба это знаем, - с любовью поддразнила Лули. - Теперь, когда ты встал, соня... Будешь пить чай перед работой? Или мне пойти и расспросить Муши о деталях?
- Знаешь, - с сомнением протянул Хьёдзин, - Ли на самом деле может прожить несколько дней без катастроф.
- Продолжай тешить себя этой мыслью.
- Кто такой Ли? - с любопытством спросила Тоф.
- Ходячая катастрофа, - радостно сообщила Лули. - Бедный парнишка!
- Лули, - застонал Хьёдзин.
- Он покоритель воды, - продолжила резчица. - Ученик Амаи. Очень милый молодой человек...
- Но если бы неприятности были молнией, то кто-то бросил этого парня на вершине горы в шторм, обмотав его, как окорок, медной проволокой, - с печальной иронией заметил Хьёдзин. - Так, придется ли мне угрожать нашим ангелочкам, чтобы заканчивали уроки, или они пошли в маму и проявили ответственность?
- Они настолько же ответственны, как и ты, любимый.
- О, духи. Только не это! Мы обречены. - Быстрое объятие, и Хьёдзин исчез в кустах. - Так, кто привел в порядок книги?
Тоф с завистью слушала детские вопли. Она не возражала быть единственным ребенком, честно, но иногда...
- Знаете, если вы закончили думать и вам нужна помощь, то мы здесь, - предложили Лули. - Стража затем и существует. И у моего мужа одно из самых больших сердец в мире. И самая твердая голова, - со смехом добавила она. - Иногда это именно то, что нужно.
Настойчивость. Да, Народ Огня на этом собаку съел.
- Вы правы, - задумчиво согласилась Тоф. - Иногда это так. - Встав на ноги, она вежливо поклонилась. - Спасибо, вы мне очень помогли.
Расплатившись, Тоф направилась в Верхнее Кольцо, шаркая ногами по камню, пока она думала об элементах, Лонг Фэнге и о том, что они застряли в городе, который всё больше и больше напоминал ловушку.
"Аанг - покоритель воздуха. Он старается обходить проблемы. Он не пойдет на прямое противостояние с Лонг Фэнгом. Катара и Сокка... вода. Он придумает план, а она кинется на плохих парней сбоку. Только Лонг Фэнг уже прикрыл свои бока, так что это не сработает. Я? Может, я и величайшая покорительница земли в мире, но Дай Ли до ужаса много.
Нам нужно то, о чем мы понятия не имеем. Нам нужно атаковать.
...Нам нужен огонь."
Дядя. Духи, она бы что угодно отдала, чтобы дядя сейчас был здесь. Блин, она даже на Живчика была согласна: Зуко, может, и был взведен, как натянутая стрела, и имел свои причуды, но он с твердостью горы знал, как нападать на что-то более крупное и злое, чем он сам. Он проник на Северный полюс. Вряд ли дворец Царя Земли окажется сложнее.
"Продолжай мечтать, Тоф. Дядя - Дракон Запада, помнишь? Да вся армия постарается стереть его в порошок при первой возможности. Он просто не может быть в Ба Синг Се".
А жаль. Но если Хьёдзин был из Народа Огня, а судя по голосам детей, они были его...
"Может, нам и удастся найти здесь огонь".
Есть над чем подумать после того, как она вобьет Аанга в землю на очередном уроке.

***

"Ещё одна скучная ночь, - подумал Широнг, устроившись в тени бака для воды на одной знакомой крыше. Он немного кутался в свою форму, потому что ночной бриз дул с озёр. - Хотя в скуке нет ничего плохого, если принимать во внимание альтернативу".
Проблема была в том, что они не знали, где дух. Все были на взводе. Как бы они ни искали, дух упрямо не показывался на глаза. Но они нашли следы пребывания чудовища. Черт.
Понадобилось воображение и неприятный опыт, чтобы опознать объеденные рыбами комки плоти, которые выбросило на берег озера Лаогай. Для людей опытных объеденные куски печени были одновременно и угрозой, и отличным поводом разбить несколько черепов.
"Эта тварь пожирает людей, - зло думал Широнг, теребя пальцами свисток для вызова подкрепления. - Прямо у нас над головами".
Сегодня вечером множество разозленных Дай Ли патрулировало берег озера.
"Страшно даже не то, что он объявился там, если он проник по подземным водам, - нахмурился Широнг. - Духи, пусть он останется наглым. Пусть думает, что может продолжать дразнить нас. Если он научится путешествовать по артезианской воде, то сможет пролезть куда угодно".
Он почувствовал, как вздрогнула глиняная черепица, когда знакомый вес вскарабкался на стену и сел на корточки на крыше.
- Вы следите за соседями или только за мной?
Застигнутый врасплох, Широнг посмотрел на Ли.
- А, ну...
- Потому что если только за мной, то мы с дядей сейчас разложим карты. И он заварил чай.
- Разложите карты? - эхом переспросил ничего не понимающий Широнг.
- Не хотите помочь выбрать интересные места?
- Чем интересные? - Сегодня с миром определенно было что-то не так. Люди не подходят к Дай Ли по доброй воле!
- Идемте в дом. Дядя думает, что вам понравится примесь женьшеня в вашем улунге.
Смущенный Широнг спустился вниз вслед за Ли. И, да, смесь чая Муши оказалась отменной.
Странно. Так странно.
- Как ты узнал, что я там? - Вспомнив, на что он опирался на крыше, Широнг тут же добавил, - бак с водой?
- Я не настолько хорошо владею водой, - сухо признался Ли. - Но там обязательно должен был кто-то быть. Я просто посмотрел.
- Я уже несколько староват, чтобы лазить по крышам, - улыбнулся Муши, раскатывая на столе карту мира.
"Ну, конечно", - с сарказмом подумал Широнг. Да, Муши выглядел так, словно был значительно толще несколько месяцев назад, но судя по Ли? Если бы этому мужчине понадобилось влезть на крышу, он был бы там.
"Значит, неприятности начались несколько месяцев назад. Интересно, какие... О!"
Если Ли видел, как Аватар уничтожил флот вторжения Народа Огня, то, да, два выживших колониста оказались бы в беде. Единственный сюрприз был в том, что они оба смогли выбраться оттуда живыми.
"Детали. Мне нужны детали".
Но он не рискнул спрашивать. Если Ли не доверял ему настолько, чтобы рассказать об Аватаре... Значит, Ли недостаточно ему доверял. Пока.
"Держи глаза открытыми и проявляй терпение".
Приглашение в дом уже было шагом вперед. Пусть и немного пугающим. Сколько жителей Ба Синг Се добровольно пригласят Дай Ли на чай?
"Это даже мило".
И это была отличная возможность оценить их обоих: по жилью человека можно многое понять о его обитателях.
"Здесь пусто, за исключением бонсая Муши. Я знаю, что они мало зарабатывают, но большинство людей хоть немного потратили бы на обстановку комнаты".
Никаких настенных ковриков, никаких причудливых маленьких фонариков или красивой материи. Но если в спальном углу Ли не были приткнуты два собранных походных мешка, то он готов был съесть свою шляпу.
И карта. Недорогая карта: Широнг видел больше и затейливее в домах дворян в Верхнем Кольце. Но судя по всему, что он знал, это была точная карта. Такие стоили недешево.
"Они еле сводят концы с концами и потратили все свои ресурсы на то, чтобы подготовиться к новому бегству".
Значит, Ли не был параноиком. С ними случилось что-то плохое... и они считали, что это может произойти вновь.
Что вновь возвращало Широнга к мыслям о Северном полюсе и его ничего не подозревающем городе. Что, во имя всего святого, ему делать, если хайма-дзяо прицепится к Аватару?
Некоторые из заметок на лежавшем поверх карты прозрачном слое наконец дошли до его сознания, и Широнг постарался удержать брови на месте. Мелкие исправления: какие порты углублялись, какие силы и где были замечены...
- Вы побывали во всех этих местах?
- В довольно многих, - щедро сообщил Муши и постучал пальцем по главному заливу острова Киоши. - Унаги, живущий здесь, вполне мог бы составить конкуренцию тому змею, что живет в вашем озере. Он кормится слоновыми кои... а иногда и беспечными пловцами.
- Я всегда знал, что там живут безумцы, - пробормотал Широнг.
- Почему? - подскочил Ли. - Потому что они учат девочек драться?
- Потому что они думают, что могут остаться в стороне от войны, - ровно поправил его Широнг. - Сидение в стороне спасает только до известного предела, и у них нет стен, которые могли бы защитить их. - "А на Северном полюсе были... Нет, не спрашивай. Пока". - Итак... что интересного есть в этом районе?
- А, - Муши наклонил голову. - Это весьма спорное место. - Он коснулся пальцем большого острова на юго-востоке. - Восточный храм воздуха.
На секунду Широнг не поверил своим ушам.
- Вы хотите посетить храм воздуха? Но туда же не добраться!
- И это говорит покоритель земли, - усмехнулся Ли. - Вы можете, если очень захотите. - Он перебрал стопку рукописных записей. - Я не знаю. Это близко, но надо пройти сквозь залив Хамелеона, а там будут сражающиеся флоты. Если они уже не там. И это восток. Людям придется ехать очень далеко.
- Это недостаток всего восточного побережья, - заметил Муши. - Я также помню, что леса там весьма неудобные, и ливни налетают не так, как здесь или на западе. Это будет ненужной сложностью. - Его палец двинулся на юго-запад, вернувшись на главный континент. - Гаолинь.
- Это место получше, - согласился Ли, проведя пальцем по побережью от залива Хамелеона на запад. - Нам всё равно придётся перебираться через залив, и это более длинный путь для первого путешествия, но нам придется пересекать эти прибрежные воды всего один раз. Это почти максимально далеко от стратегической точки - может оказаться полезным. - Он нахмурился. - Но город тихий, и поэтому там много людей. Могут возникнуть проблемы.
- И всё-таки это место имеет потенциал, - отметил Муши. - Остров Киоши.
- Слишком маленький, - возразил Ли и уставился на дядю. - И я думаю, что они нас помнят.
- Весьма возможно, - признал его правоту Муши, его зеленые глаза проказливо блестели.
- Это не моя вина!
Муши поднял седую бровь.
- Я... но он... но они не... - Ли запутался в словах и со стоном закрыл лицо руками.
- Что с вами случилось на острове Киоши? - настороженно спросил Широнг.
- Со мной? Ничего, - улыбнулся Муши. - Но с ними случился мой племянник. Скажем так, обе стороны... повздорили.
- И ты до сих пор цел? - посмотрел на Ли Широнг. - Я слышал, что их воины не из слабых.
- Да, - Ли поднял голову, хотя до сих пор имел смущенный вид. - Они хороши. - Он задумчиво отвел глаза в сторону.
Муши прочистил горло:
- Нет.
- Но я мог бы...
- Я так не думаю.
- Но они были бы очень...
- При всём их мастерстве, они четко обозначили свою позицию в войне, - отрезал Муши. - Потребуется невиданная деликатность, чтобы убедить их хотя бы рассмотреть нашу просьбу. А когда дело доходит до дипломатии...
- Тонкостью ты не блещешь, - сухо закончил Широнг. Он подумал обо всех местах, которые они упомянули, и нахмурился. "Они не просто ищут место для визита. Что они ищут?"
- Южный храм воздуха, - предложил Муши.
- Нет, - Ли передернуло.
- Согласен, - уступил Муши и взглянул на Широнга. - Раньше его было просто неприятно посещать, но теперь, когда мы узнали, что ты уязвим для некоторых духов... Не знаю, о чем думали коммандеры Хозяина Огня Созина, когда оставили стольких людей без погребальных ритуалов. Риск пребывания там после наступления ночи будет слишком велик.
Широнг по-новому взглянул на карту, вспоминая некоторые старые уроки истории. Всё то немногое, чему учили гражданских о войне, концентрировалось на атаках Народа Огня на Царство Земли. "Но это началось здесь, в храмах воздуха".
- Прошла сотня лет...
- В некоторых залах кости по-прежнему лежат как слой скошенного зерна, - тяжелым голосом сообщил Муши. - Неприятно думать, что у тебя есть родичи среди тех, кто совершил подобное нападение.
Уголком глаза Широнг наблюдал за Ли, пытаясь уловить проблески эмоций на изуродованном шрамом лице. Гнев, вина, сожаление... упорство.
"Он думает, что Народ Огня поступил неправильно. И он хочет что-то сделать по этому поводу".
Что именно, по мнению Ли, он мог сделать, Широнг даже не представлял. Ли был всего лишь подростком.
"Но, с другой стороны, Аватар - всего лишь ребенок. Эти двое попали в Ба Синг Се. Что бы они не задумали, я бы не хотел выступать против них".
- Я всё ещё пытаюсь понять, что вы считаете интересным.
Улыбка Муши выражала удовольствие и вызов.
- Западный храм воздуха.
- К перевернутой архитектуре придется долго привыкать, - вслух размышлял Ли. - Он хорошо расположен, но не уверен, что нам понравится в месте, откуда можно запросто сорваться вниз. Но, может быть. - Он коснулся карты. - Нам придется проплыть сквозь озера. Так будет безопаснее.
- И эта дорога открывает новые возможности, - указал Муши. - Таку.
- Крепость Похай, - возразил Ли.
- Да... Хотя, я думаю, кое-кто продемонстрировал, что это не самая неприступная из крепостей, - засмеялся Муши.
Широнг уставился на него. Муши в ответ улыбнулся. А Ли старался смотреть куда угодно, только не на них.
"Он проник в крепость Похай?" И остался жив, чтобы рассказать об этом. Невероятно.
- Муши, - прямо спросил Широнг, - чему вы учите этого мальчика?
- Всему, чему он захочет научиться, - с величайшим удовлетворением ответил Муши. - Хотя это не моя заслуга. Искусство скрытности никогда не было моей специальностью.
Ли, как с иронией заметил Широнг, покраснел.
- Ты знал? - пробормотал покоритель воды.
- Я провел немало бессонных ночей, - тихо отозвался Муши. - Но я знал, что ты не предпримешь попытку, если не будешь уверен в своих силах. - Его глаза, когда он смотрел на Ли, светились тихой гордостью. - Я верю, что ты поступишь так, как считаешь правильным. И я верю, что ты сделаешь это с осторожностью и соответствующей подготовкой.
Комплимент и мягкий упрек в одном флаконе, рассудил Широнг, увидев покрасневшие уши Ли. С одной стороны, ему хотелось сказать Муши, чтобы он был помягче: мальчику было всего шестнадцать. С другой стороны...
"Если он идет на риск уровня крепости Похай, я удивлен, что Муши ещё не запер его в комнате, чтобы немного охладиться".
Чего удивляться, что Муши хотел, чтобы Ли работал до упаду. Одни духи ведают, в какие неприятности он влипнет в противном случае.
- Итак... дальше лежит Гайпан, - с трудом выдавил Ли.
- Территория Народа Огня последние несколько лет, - отметил Широнг.
- И явно подверженная наводнениям, - сообщил Муши. - Горы в тех местах выглядят многообещающе, но... - он пожал плечами и провел пальцем по гористому побережью почти до самой северной оконечности континента. - Потом мы окажемся здесь.
- Холодновато, - сухо заметил Широнг. "Вы один раз уже сбежали с Северного полюса. Зачем снова так близко подходить к нему? Даже если между вами пролегает океанский пролив".
- Не так и холодно, как вы думаете, - серьезно возразил Ли. - Там идет снег, и зимой ночи тёмные... но на такой высоте вершины гор теплые. - Он нахмурился и кивнул. - По крайней мере, такие же теплые, как Ба Синг Се.
Широнг в изумлении взглянул на Муши:
- Как это возможно?
- Изменчивые воздушные течения, - сообщил ему старший мужчина. - Хотя я подозреваю, что эта гора может быть вулканом. - Он стукнул пальцем чуть к западу от Северного храма. - Природный газ под горной цепью может быть источником опасности для тех, кто слишком углубляется в землю... но при правильном использовании он может стать ценным приобретением.
- Не сам храм, - криво улыбнулся Ли. - Гора по-соседству.
- Когда-то её возделывали, это может случиться и снова, - согласился Муши. - И в то же время она достаточно далеко от нынешних обитателей храма, чтобы не мешать им.
- Стоп-стоп-стоп, - Широнг поднял обе руки. - Храм? В Царстве Земли есть храм воздуха? Населенный? Народ Огня...
- Не оставил выживших, - перебил его Муши. - Те, кто обитают там сейчас, пришли из деревни, уничтоженной наводнением десять лет назад. Они Земля. Хотя жизнь на такой высоте сделала их... малость странными.
- Безумными, как покорители воздуха, - буркнул Ли. - Мои ноги останутся на земле.
- Аналогично, - хихикнул Муши.
Широнг посмотрел на карту, посмотрел на них, на обширные и всесторонние записи Ли, и ошеломленно откинулся на спинку стула.
- Вы планируете не просто визит.
- Агент Широнг, - тихим и серьезным голосом спросил Муши. - Ответьте как хранитель этого города. Что будет, если Ба Синг Се падет?
Широнг почувствовал холод.
- Этого не будет.
Муши склонил голову.
- Но если всё же случится?
- Мы будем сражаться до последнего солдата. Вы знаете это. - Широнг в гневе приподнялся на стуле. - Если вы что-то знаете...
- Всё не так! - Ли вскочил на ноги, вытянув перед собой открытые ладони. - Нет. Просто... Широнг, послушайте. - Его голос упал. - Вы не знаете, что находится за стенами.
- Или, точнее, кто, - мрачно поправил Муши. - Впервые после Осады Ба Синг Се потомок рода Созина вышел на поле боя.
Широнг с трудом сглотнул и плюхнулся на стул на внезапно ослабевших ногах.
- Я думал... Слухи утверждают, что кронпринц был изгнан...
- Да, принц Зуко действительно изгнан, - спокойно ответил Муши. - А принцесса Азула нет.
"Дыши медленно", - велел себе Широнг, пытаясь не дать миру посереть. Представитель королевской семьи на поле боя. Последний раз, когда такое произошло...
"Держи себя в руках. Надо рассказать Квану".
- Если она младшая наследница, то она ещё почти ребенок.
- Никогда, - резко сказал Ли, - никогда не совершайте этой ошибки. Она станет вашей последней.
- Да, ей четырнадцать, - с таким же мрачным выражением на лице вмешался Муши. - Но она одаренная покорительница огня и тактический гений. Думаю, даже Дракон Запада подумает, прежде чем сталкиваться с ней на поле боя. - Он обвел карту рукой. - Поэтому я спрашиваю вас, как хранителя вашего города и верного гражданина Царства Земли: на что надеяться вашим людям, если Ба Синг Се падет?
- Я надеюсь, что этого не будет, - тихо заметил Ли. - Надеюсь, что вы сможете противостоять ей. Но если случится беда... и, чёрт побери, вокруг меня всегда случается беда... Широнг, если она захватит вас, жителя Царства Земли, вы просто умрете. Если она захватит нас...
- Я понял. - И это было правдой. К его ужасу.
"Они боятся. Эти двое не испугались даже Дай Ли, и они боятся".
- Вы собираетесь бежать, - мертвым голосом сказал Широнг. - Снова.
- Я не побегу, - жестко сказал Ли. - Я устал бежать. - Он глубоко вдохнул. - Но иногда приходится стратегически отступать.
Называй это как хочешь, но они собирались бежать. И почему он ждал чего-то другого? Шпионы не остаются сражаться...
"Стой, - сказал себе Широнг сквозь завесу ярости и разочарования. - Думай. На что они смотрят? Ресурсы, дожди, насколько там холодно, сколько там живет людей, как пробраться мимо тех, кто сражается..."
- Что вы понимаете под надеждой?
Муши увидел отсвет изумления на его лице и улыбнулся.
- Единственное, на что стоит надеяться. Надежду жить и сражаться за завтрашний день.
- ...Вы хотите организовать очаг сопротивления. - Это было немыслимо. Невозможно. Они были беженцами. Мало того, колонистами Народа Огня. У них не было денег, ресурсов, полномочий...
"Но всё это будет неважно, если Ба Синг Се падет, - подумал Широнг. - Будет хаос, паника, кровь на улицах. Если они хотят вывести людей... им просто надо знать, где можно взять припасы, как уговорить людей захватить их, и как заставить людей слушаться их достаточно долго, чтобы провести эвакуацию".
Как он слушал их прямо сейчас.
"Ли побывал во всех концах города, работая с Амаей. Он нашел союзников в Университете, в страже... даже во дворце. Он знает, как найти нас. И кто знает, какие контакты Муши навёл в той чайной.
Духи... я думаю, у них может получиться."

По крайней мере, они попробуют. Но добиться успеха? Это по-прежнему выглядело нереально.
- Думаю, это могло бы сработать в подобном случае, - сказал Ли после того, как обменялся взглядом с дядей. - Но это не совсем то... Народ Огня не собирается уничтожать Ба Синг Се. Он слишком велик, слишком ценен. Если только у неё не будет очень плохого настроения. - Он вдохнул. - Если это произойдет, нас интересуют люди, которые не должны быть здесь. Я. Дядя. Профессор Тингжэ и его семья. Все, кто знает про катакомбы под городом. Целительница Амая. Все, кого мы сможем вытащить из тех, кто может испортить её план по удержанию города. - Он помедлил и посмотрел прямо в глаза Широнгу. - Ваши семьи.
Широнг криво улыбнулся на такое горько-сладкое предложение. "Как будто она у меня есть".
Но мысль была дельной. Если когда-нибудь Ба Синг Се падет... нельзя, чтобы семьи Дай Ли попали в руки врагов.
- Я всё-таки считаю, что это невозможно.
- Может быть, - согласился Муши. - Но лучше приготовиться к несчастью, которое никогда не случится, чем оказаться за бортом в центре тайфуна. - Он указал рукой на карту. - Как вы думаете, о чем нам следует подумать?
Это было невозможно. И просто-напросто смешно.
Но если он что и понял, изучая Ли, так это то, что, несмотря на маскировку под беженца Царства Земли, в молодом покорителе воды не было ни грамма лжи.
Перед ним сидели два человека с картой, которые побывали в местах, которых он никогда не видел.
- ...Расскажите мне о храмах воздуха.
Много часов спустя Широнг вернулся на крышу подумать.
"Изучи природу врага, и битва наполовину выиграна".
Не то чтобы Аватар был врагом. Духи, нет. Но угрозой Ба Синг Се - да, он легко мог ей стать.
И хотя Ли ни словом не обмолвился об Аватаре, он стал необычно разговорчив, когда разговор зашел о храмах. Печаль Южного, умиротворенность Восточного, мозголомная перевернутая архитектура Западного.
- Как он вообще стоит? - с недоверием спросил Широнг.
- Понятия не имею, - проворчал Ли, тряся головой так, словно хотел вытрясти воспоминания. - Может, они нашли отряд безумных покорителей земли, чтобы прирастить здания к изнанке скалы.
- И расплатились несколькими бочками кактусового сока, - насмешливо добавил Муши.
Но когда дело коснулось Северного храма, Ли был куда сдержаннее в деталях. Широнг не мог его винить. Скажи хоть слово в колониях, что видел летающего человека, и тебя досуха выжмут на допросе Народа Огня, и ты умрешь с пониманием, что ты в ответе за то, что спустил кровожадных покорителей огня на ни в чем неповинных людей.
"Они в буквальном смысле объездили весь мир. Как? Зачем?"
Это имело бы смысл, будь они шпионами Народа Огня. Но в этом случае Северного храма воздуха больше не существовало бы. С другой стороны, если они не бывали там до того, как Муши решил, что ранение его племянника стоило необъявленного ухода на пенсию... зачем ехать туда?
"Север, огромный океан и сложная местность, - размышлял Широнг. - Неплохое место, чтобы затеряться, если тебя беспокоят преследователи из Народа Огня".
Это подходило под его представление о них. Ли пытался скрывать это, но он двигался так, словно в любую минуту ожидал засады. Всегда.
"Но это полная бессмыслица. Если никто не знал, что он покоритель воды, зачем их преследовали? Они же просто два колониста".
Или нет? Муши знал, кажется, обо всём на свете. Что ещё скрывалось за его мудрыми глазами?
Вопросы порождали новые вопросы. Но если они побывали во многих местах и насмотрелись на ужасы войны... Да, это объясняло, почему Ли так же упорно изучал исцеление, как и мечи. Нет ничего хуже, чем когда у тебя на руках умирает человек, и ты знаешь, что мог бы что-то сделать, если бы только знал, как.
Целитель или нет, но Ли был бойцом, который не слишком тонко пытался разузнать детали по хайма-дзяо в каждом перерыве между мозговыми штурмами. Принимая во внимание то, что речь шла о жизни молодого человека, Широнг пошел ему навстречу. Хотя он опустил рассказ о том, как разозлились его коллеги Дай Ли. Агент всегда холоден, спокоен и бесчеловечен. Спросите любого.
- Озеро Лаогай, - размышлял Муши. - Если дух устроил логово там, а не в по-настоящему бессолнечной воде под землей... Либо в озере больше соли, либо есть иная причина того, что твари там так... комфортно.
Ли встревожено вскинул глаза.
- Там что-то произошло?
- Я проверю, - ответил Широнг и понял, что никого не обманул.
Плохо, да. Что могло разозлить духов больше обычного? Трудно сказать. Они покоряли разум Джу Ди и возмутителей спокойствия десятилетиями. Сажали в тюрьму и казнили тех, на кого указывал Главный Секретарь, формировали Ба Синг Се таким, каким он должен был быть. Почему духи решили, что сейчас стало хуже, чем раньше?
"Раньше мы не удерживали бизона Аватара".
Он посетил не одну лекцию Тингжэ Вэна на тему Чина Завоевателя, когда пытался понять, не слишком ли профессор намекает на нынешнюю войну, чтобы посчитать его опасным. То, что этот человек рассказывал о Чине, Киоши и кротобарсуках, заинтересовало его настолько, что он полез в архивы Дай Ли в поисках записей об Аватарах. А значит, бизон... мог быть не просто бизоном.
"У Аватаров есть животные-проводники. Киоши не встретила своего, пока не победила Чина, но... у неё был кротобарсук. У Року был дракон".
Аватара разлучили с бизоном. Духи действительно могли очень расстроиться.
"Достаточно, чтобы напустить пожирателя людей на наш город? Наши люди ни в чем невиновны!"
Но Дай Ли служили людям. И Дай Ли не были невиновны.
"Ома и Шу, этого не может быть. Лонг Фэнг не приказал бы задержать бизона, если бы это поставило под угрозу наших людей. Он не стал бы!"
Когда он перестал в это верить?
"Думай о работе", - безжалостно велел себе Широнг, смотря в ночь. Во-первых, нельзя позволить камуи схватить новых покорителей воды. Во-вторых, надо найти эту проклятую тварь и организовать барбекю из духа. В-третьих, поработать с рекрутами.
По крайней мере, последнее шло хорошо. Когда они обсудили карту, Ли смущенно показал ему один из последних изученных приемов: движением пальцев он обратил воду в смертельно опасные ледяные когти. Полезные сами по себе смертельные клинки были немалой подмогой, но при том, что их можно было и метать... Да, Дай Ли знал, как это могло пригодиться.
Но Ли снова удивил его.
- Как работают ваши перчатки?
Спроси его кто-то другой, Широнг бы рассмеялся. Но покоритель воды, начавший тренировки с форм покорения огня и считающий, что сможет придумать, как формировать лёд подобно камню? И он никогда не видел, чтобы покорители воды создавали такие приемы, как Ли. К примеру сеть, достаточно прочную, чтобы оттащить злого духа от его жертвы, и способную запереть его, пусть всего на минуту.
Попытка - не пытка.
"Ну, теперь мы знаем много способов, как это не работает, - с иронией подумал Широнг. - Я уверен, что завтра он снова этим займется. И снова, и снова, пока у него что-нибудь не получится".
Чисто с практичной точки зрения, тренировка полезна сама по себе. Практикующийся покоритель воды может выманить их добычу на открытое место.
"Надеюсь, он выживет".
Он ненавидел терять рекрутов. И Ли более, чем кого-либо. Молодой человек обладал талантом, энергией и несгибаемой волей, которая не позволяла ему сдаваться...
"И они пригласили меня на чай, - признался себе Широнг, вспоминая теплоту, дружелюбные взгляды и их неподдельный интерес к его мнению. - Я мог бы и привыкнуть к этому..."
О. О, духи...
С тоскливым восхищением во взгляде Широнг посмотрел на темное окно внизу. "Муши, ты лукавый, коварный, чудесный старик".
Потерявшаяся карликовая пума, брошенная на произвол судьбы. Так он подумал о Ли в тот первый день, стоя у медведя. Это впечатление только усилилось после передачи свитка покорения воды, когда он увидел, как быстро расцвел юный целитель под патронажем Амаи.
Но если это было верно по отношению к Ли, насколько это верно по отношению к нему самому?
"Я не одинок. Я верю моим друзьям. И я всегда могу снять форму и..."
Вот. Вот он, камень преткновения. Если он хотел стать кем-то помимо Дай Ли, ему придется скрывать, кем он был. Свою суть.
С этими двумя ему не было нужды прятаться.
"Думаю, меня только что пытались завербовать".
Так, так, так.
"Этот человек, - насмешливо подумал Широнг, - обладает выдержкой первоклассного кота-воришки".
Было ли плохо то, что он чувствовал восхищение вместо раздражения? Они оба были загадкой: сложным переплетением честных загадок, которые Муши практически предлагал ему распутать.
"Что ж, сыграем, - улыбнулся Широнг, планируя, какие документы поискать сразу по окончании его смены. - Крепость Похай, да?"
Он не мог этого дождаться.

Глава 17

   "Слишком рано для старших сестер", - сварливо думала Суин, пытаясь удержать глаза открытыми, пока она обходила хихикающую девушку на пути к умывальнику.
- И задницу вам надеру! - Джия давилась от смеха. - О, какое лицо было у госпожи Макму-Линг...
"Занятия хайку. Гр-р!" Суин умылась, показала сестре язык, стоя у той за спиной, и направилась на первый этаж.
- Я всё видела!
- И что? - усмехнулась Суин, эффектно спрыгивая с последней ступеньки. И приземлилась прямо перед удивленно приподнявшей брови матерью. - Ум... мама?
- О, сейчас тебе достанется, - радостно прочирикала Джия, грациозно скользя вниз по лестнице, как и подобает воспитанной юной леди.
- Суин, будь вежлива с сестрой, - строго отчитала её Мейшанг, а потом перевела строгий взгляд на Джию. - Джия, хватит оккупировать ванную по утрам, или твои свидания станут на час короче.
- Но, мам!..
- Если ты не можешь достаточно быстро собраться утром, тебе, очевидно, требуется больше спать. Я не права? - она жестом отправила обеих завтракать. - Ешьте, вы же не хотите опоздать?
"Чай", - с благодарностью отметила Суин и выпила его залпом, прежде чем наброситься на завтрак из риса. Она прожевала половину, пытаясь игнорировать зловещее облако, сгущающееся рядом с ней. Джия заслужила взбучку: в последнее время она часто задерживалась допоздна.
"Да, бывало, что она возвращалась поздно тогда, когда должна была прийти рано. Но только она помогала мне с Джинхаем". Суин собралась с мужеством и взглянула на сестру.
- Так... Что-то интересное случилось на занятиях хайку?
"Я ещё об этом пожалею. Наверное, кто-то выдал нечто глубокомысленное о звездах и дымке над ручьем в стихотворном поединке, и теперь я просто умру от скуки..."
- Ты ни за что не поверишь! - оживилась Джия и улыбнулась. - В класс вломился мальчик из Племени Воды! - Она захихикала. - Именно что вломился. Он упал внутрь с половиной окна на шее!
У Суин отвисла челюсть.
- Правда?
Ладно, на этот раз примирение с сестрой обещало быть приятным.
Джия принялась пересказывать сочные детали, включая излишне подробные описания того, что туника Племени Воды не смогла закрыть, и Суин почти забыла, что за ними следят. И почему.
"Что-то пожирает покорителей воды". Суин очень старалась не дрожать. По крайней мере, её младший брат был в полной безопасности.
"Но Ли нет".
Впервые она надеялась, что Дай Ли победят. Чего бы им это ни стоило.

***

"Бывают времена, - поняла дрожащая Смеллерби, - когда ты слишком испуган, чтобы кричать". Даже несмотря на каменный кляп, обернутый вокруг её рта.
Дай Ли были совершенно бесшумны.
Несколько агентов несли светящиеся мягким зеленым светом кристаллы, которых хватало ровно на то, чтобы облегчить им путь сквозь бесконечные туннели. Только врожденное чувство непокорности заставляло Смеллерби пытаться освободиться от пут: даже если она вырвется на свободу, даже если она каким-то чудом сможет освободить Лонгшота и Джета... куда им идти?
"Накричите на нас. Побейте нас. Посмотрите на нас. Сделайте хоть что-то!"
Дай Ли даже не касались их. Они просто быстро шли, а трое связанных борцов за свободу ехали на катящейся каменной волне.
"Я чувствую себя такой дурой, - Смеллерби снова извернулась, неважно, с пользой или без. Тот стражник предупреждал нас. Амая и Муши говорили нам, что Джет нарывается на неприятности. Мы пытались отговорить его! Если бы не эта... эта тварь..."
Они думали, что сбежали от неё в аллее. И они двое сбежали. Но Джет... у Джета были не все дома. Он видел тени там, где их не было, слышал голоса, которых не слышали они. А по ночам... по ночам он рвался к воде. После того, как они с Лонгшотом вытащили его из колодца, она решила, что это была плохая идея. Весь Ба Синг Се был плохой идеей, и она скорее попытает удачу против всей армии Народа Огня, окопавшейся за стенами, чем задержится здесь ещё хоть на день.
Так она и сказала Лонгшоту. Он один раз кивнул с серьезным видом. И они попытались выбраться вместе с Джетом к Внешней Стене, а затем наружу.
Они не дошли.
Теперь пара Дай Ли отвела камень в стороны, как занавес, и их подняли в непримечательную комнату, вырезанную в сплошной скале, где на столике рядом с кувшином воды горели светильники.
Тут один из Дай Ли взглянул на них, всего на секунду. Его глаза выражали легкий интерес, как при взгляде на особо упрямый камень, который пока не раскололся. Потом он отвернулся и исчез на каменных ступенях.
"Посмотрите на нас! Мы здесь! Мы же прямо здесь!"
Неизвестное время спустя шаги вернулись. И не одни.
- Мудро ли было отсылать его? - нейтральным голосом спросил Дай Ли.
- Солнце ещё светит, - заметила Амая, входя в круг света, чтобы посмотреть на них с печалью и мрачной решимостью. - Он в безопасности, пока находится под присмотром дяди. И... может, в прошлом ему и приходилось совершать трудные поступки, но сейчас... даже ради защиты тех, кого он любит, я не стану просить его о такой помощи.
И вот здесь Смеллерби перестала бояться и впала в настоящий ужас.
"Никогда не выводи из себя целителя, - когда-то давно сказал ей старший брат, в те времена, когда он у неё ещё был. - Они знают, как испортить тебе жизнь".
- Обычно вам не требуется моя помощь, чтобы допрашивать заключенных, агент Юнжу, - продолжила Амая всё с той же леденящей печалью.
- Время дорого, - возразил вечно сонный Дай Ли. - И тот, кто попал под влияние духа, - он почти незаметно кивнул в сторону Джета, - ведет себя... нерационально.
- То есть вы хотите, чтобы я вылечила его настолько, чтобы он мог говорить. - Она вздохнула, окинула их взглядом и склонила голову. - Простите, но то, за чем Дай Ли охотятся, убьет дорогих мне людей, если его не остановить.
"Нет, нет, - подумала оцепеневшая Смеллерби. - Отойди..."
- Водный дух чуть не забрал разум и дух Ли, - тихо продолжила Амая, приближаясь к Джету. - Он попытается снова. Я этого не допущу. Чего бы мне это ни стоило.
"Народ Огня забрал наши дома! Народ Огня забрал наши семьи! - говаривал Джет, совершая один смертоносный рейд за другим. - Мы должны сражаться с ними, где бы они ни были и кем бы они ни были! Чего бы нам это ни стоило!"
Смотря на это с другого конца, Смеллерби очень и очень раскаивалась.

***

- Ничего, - нахмурился Юнжу.
- Ничего? - подняла голову Амая. Её всё ещё подташнивало, но будь она проклята, если выдаст себя перед этим человеком. С Широнгом она готова была мириться: легкий отсвет сострадания и сожаления всё ещё горел внутри мужчины, как звезды сквозь туман. Она не винила Зуко за то, что мальчик тянулся к нему. Подобное притягивается к подобному, а она знала, какие раны получил Широнг.
В Юнжу... свет потух. Если он когда-либо горел.
- Ничего такого, о чем мы не знаем, - Юнжу задержал взгляд на детях, которым снова надели кляп. - Теперь мы их заберем.
- Почему бы их просто не отпустить? - спокойно спросила Амая, посмотрев на перепуганную девочку уголком глаз. - Они пытались выбраться из города. Так будет лучше для всех.
В глазах Смеллерби вспыхнула слабая надежда. Лонгшот замер...
- А что если дух решит последовать за убежавшей жертвой? - бесстрастно возразил Юнжу. - Покоритель воды куда более привлекательная цель, но мы не можем рисковать.
- Тогда задержите их до тех пор, пока не разберетесь с духом, - предложила Амая.
Юнжу посмотрел на неё и молча отвел взгляд.
"Нельзя спасти всех, - напомнила себе Амая с тяжелым сердцем. - Люди умирают".
- Думаю, мне не повредит немного воздуха.
Она не удивилась, что Юнжу проследовал за ней в сад. Он не верил ей. Уже многие годы. Она была слишком ценна, чтобы затащить под озеро Лаогай без веских доказательств... но Юнжу был уверен, что она была в чем-то замешана.
Разумеется, так и было.
"Хотела бы я сделать что-то посерьезнее", - подумала Амая, расположившись у пруда и наблюдая, как золотые, алые и синие молли-гуппи мелькали в свете одного из светильников Ли. Вдумчивый, осторожный молодой человек: он даже окружил металл и стекло камнями, чтобы никто о них не споткнулся, и заново наполнил резервуары маслом перед уходом...
По пруду прошла рябь, словно от ветра, и тонкий слой воды плеснул через край. Вверх.
Светильники с шипением погасли.
"Надо отойти, убежать..."
- Амая...
В синем платье с белой меховой оторочкой, её мама протягивала ей мокрую руку. И... в этом было что-то неправильное. Но она была так одинока, и так давно, и она совершила так много ужасных вещей, чтобы спасти тех, кого можно, от войны...
- Я тебя прощаю, - прошептал голос из волн и водяных растений.
У Юнжу даже не было шанса закричать.

***

Широнг уставился на розыскной плакат Народа Огня и не знал, плакать ему или смеяться.
"Да уж, крепость Похай".
Армия всегда оставляла самые ценные сведения при себе, но многие из них в конце концов оседали там, где Дай Ли могли до них добраться. Полезно знать, какие именно слухи следует затыкать. И от каких групп беженцев будет больше проблем.
Что касается сведений о крепости и Таку... Учитывая то, что обитающая там травница имела привычку разговаривать с кошкой, простительно, что её рассказ о совете Аватару поискать замороженных лягушек был проигнорирован. Но если совместить рассказ с докладами о локальных смерчах, мобилизации Ю Янь по приказу недавно получившего повышение адмирала Джао и невиданный хаос, разразившийся в крепости в ту же ночь...
Плюс плакат о розыске. Нельзя просто так игнорировать плакат о розыске. Как и хищно скалящуюся клыкастую синюю театральную маску.
"Духи, неудивительно, что Ли параноик. За его голову не две связки монеток назначено".
Сведенные воедино, доклады многое объясняли. Ту давящую печаль и вину, похожую на каменное покрывало. Неистовое стремление в первую очередь научиться у Амаи исцелению, в то время как Ли был бойцом в каждой своей клеточке...
"Он освободил Аватара. И как мальчишка отплатил ему? Уничтожил бесчисленные тысячи его соплеменников".
Точные цифры было трудно подсчитать, но надежные источники сообщали, что флот вторжения насчитывал сотни кораблей. Многие классы могли переносить сотни, а то и тысячу человек. Попытка представить возможное число жертв заставила Широнга вздрогнуть.
Даже если Ли оставил Народ Огня, у мальчика было такое же преданное сердце, как и у любого другого покорителя воды. Каждая смерть резала его, подобно ножу.
"Вероятно, он убедил себя, что это его вина, - холодея, подумал Широнг. - Неудивительно, что он не хочет никому доверять".
Легенды утверждали, что Аватар был защитником мира. Если нельзя доверять ему в том, что он поступит правильно, кому тогда верить?
"Вот только Аватар не защищает твой мир, если ты из Народа Огня".
Так утверждала одна просительница из Народа Огня много веков назад, когда пришла искать правосудия против Киоши у самого Царя Земли.
"Как же её звали? Тама? Темун? Что-то странное..."
Он отследил все оригинальные записи, какие смог найти, когда хотел понять истинные причины столетней войны против своего народа.
"Темул. Вот как её звали. Покорительница огня".
Очень странная покорительница огня, судя по его обрывочным воспоминаниям. Она ожесточенно клялась, что Аватар причинил зло её людям, и что весь мир заплатит за это.
"Самый черный день в истории Народа Огня. Хотелось бы мне знать, что тогда случилось".
Возможно, профессор Тингжэ Вэн знал. Но говорить лицом к лицу с человеком, которого ему однажды, возможно, придется заставить исчезнуть? Нет, он не пойдет на такое.
"Кроме того, я уже знаю всё, что мне нужно. Аватар не всегда справедлив. Темул даже не назначили слушание".
И это была Киоши. Взрослая женщина, которая знала, что справедливость требует вдумчивости, так же, как и решительности, и что ничто на свете не является полностью злым или добрым.
"Нынешнему Аватару двенадцать лет. А люди, которым он доверяет, лишь чуть старше". Широнг покачал головой. "Мне это не нравится".
"Я хочу, чтобы он убрался из моего города".
Агент выпрямился в кресле, когда до него дошли последствия этой мысли. Генералы как пить дать рассчитывали на силу Аватара. У Лонг Фэнга был план, или он бы не приказал спрятать бизона.
"Но если бы у Аватара был бизон, у него не было бы причин оставаться здесь. Генералы могли продолжать строить свои планы. Он мог бы к ним приезжать. Зачем забирать у него животное?"
Широнг не мог придумать ни единой хорошей причины. Но он мог придумать причину. Ужасную причину.
"Загоните Аватара в угол, поймайте в ловушку, и вы сможете направить его силу на ваших врагов".
"Как его заперли на Северном полюсе".
"Нет!"

Его стиснутые руки смяли бумагу. Широнг заставил себя разжать пальцы, радуясь, что он никогда не использовал каменные перчатки при чтении. Он так и видел стены этого архива, утыканные камнями от внезапной, пронзившей его до глубины души ярости.
"Я - Дай Ли. Я совершал ужасные вещи, чтобы защитить мой город. Вероятно, я совершу ещё немало. Но это...
Я - Дай Ли из организации, созданной ради защиты Ба Синг Се от его собственных духов самой Аватаром Киоши. И
этот ужасный поступок я не совершу".
Ошеломленному Широнгу понадобилось некоторое время, чтобы справится с дыханием. Он выпадет из числа своих товарищей. Он потенциально нарушит приказ Лонг Фэнга...
"Не знаю, какой эффект произвел на духов случившийся на Северном полюсе кошмар, но я не хочу выяснять это здесь. Ба Синг Се не заслужил это. Мои люди не заслужили это. И, будь всё проклято, Ли не заслужил это".
И двенадцатилетний мальчик, которому выпало стать Аватаром, тоже не заслужил это. Широнг читал доклады об инциденте в Зоопарке Ба Синг Се. При всей своей невиданной силе Аватар был ребенком. Импульсивным, счастливым, оптимистичным ребенком.
"Это неправильно. Если я прав... то, что они планируют сделать, просто неправильно".
Не говоря уже о смертельно опасной недальновидности. Рано или поздно мальчик вырастет и обретет всю силу, которую легенды приписывали Киоши и Року. Неужели Царство Земли действительно хотело, чтобы настолько могущественное существо знало, что его использовали как оружие?
"Нет, Ома и Шу, нет.
Надо что-то делать".

Что-то делать? Делать что? Пойти против прямых приказов Лонг Фэнга? Не говоря уже о чисто практической проблеме в количестве Дай Ли, которые встанут на его пути при любой попытке освободить бизона. Он был довольно умелым покорителем земли и агентом, но он не был Слепым Бандитом.
"Мне нужна помощь".
Почти против воли взгляд Широнга снова упал на плакат о розыске.
"Существует огромная разница между крепостью на скале и подземным лабиринтом".
И всё-таки, крепость Похай. Кто из армии когда-либо проникал туда?
"Он быстрый, умный и скрытный. Может, он и учится покорению воды меньше месяца, но те приемы, что он знает, он знает назубок. И он годами тренировал формы покорения огня".
Но что важнее всего... этого никто не ждет.
"Хороший довод, - подумал Широнг. - Но согласится ли он? У него нет причин любить Аватара".
Но Ли любил своего дядю. И переживал за Амаю. Не говоря уже о множестве других людей, с которыми он имел дело. Молодой человек переживал.
"И он практичен. Даже если он ненавидит Аватара - а я не могу его за это винить - он поступит так, как будет правильно".
Но всё же, если Ли согласится, а это было большое "если", ему понадобится покоритель земли, чтобы проникнуть внутрь...
Топот бегущих ног. Широнг едва успел спрятать плакат подальше, прежде чем Кван налетел на дверной косяк с такой силой, что камни задрожали.
- Наши агенты в клинике пропустили время доклада, - хмуро сообщил Кван.
"Амая".

***

- Может, нам лучше пойти домой, племянник? - предложил Айро, пока они поднимались по лестнице к клинике Амаи. - Если она посчитала, что тебе лучше здесь не быть...
- Она собиралась сделать что-то, чего не хотела, дядя, - Зуко недовольно хмурился. - Я видел такое раньше.
Айро даже боялся представить, что это может быть. Особенно если здесь были замешаны Дай Ли.
- Пусть так, - мрачно уступил мужчина, - но она может быть недовольна нашим вмешательством.
- Я... не собираюсь вмешиваться, - тихо признался Зуко. - Если она считает, что должна... я знаю, что это такое. - Он посмотрел на дядю. - Но я подумал, что если всё кончилось... мы можем побыть рядом. Если ей будет кто-нибудь нужен.
Айро поднял седые брови и кивнул.
- Весьма заботливо с твоей стороны, племянник. Но давай оставаться вежливыми. Если она скажет, чтобы мы ушли, мы... - он осекся, когда Зуко предостерегающе поднял руку.
- Что ты слышишь? - полушепотом спросил Зуко.
Айро сконцентрировался и прислушался. Люди на улице, владельцы магазинов зазывают последних покупателей перед закрытием на ночь, возмущенный клекот страусовой лошади через улицу отсюда... И ни звука из клиники.
Двое обменялись взглядами, и его племянник быстро и решительно ворвался в дверь.
Тишина.
Айро осторожно закрыл дверь и зажег на ладони огонь, чтобы лучше видеть.
- Горит только одна лампа, - заметил он, когда они вошли через прихожую в помещение клиники. - Это произошло почти сразу после наступления темноты...
Тут они почувствовали запах, и Айро увидел, как побледнел племянник.
"Морские водоросли. И кровь".
- Зови огонь.
- Дядя...
- Объясняться будем позже, - отрезал Айро. - Если тут ещё осталось, перед кем объясняться.
Не осталось.
Один агент лежал безжизненной кучей в холодной красной луже сразу у раздвижной двери, ведущей в сад Амаи. Такое впечатление, что его горло было разорвано зубами Унаги. Второй лежал лицом вниз в пруду, утонувший и мертвый, когда они его перевернули. Третий больше напоминал ледяную глыбу у стены, куда мужчина пытался отступить, закрыв руками лицо в бесполезной попытке защититься...
"Не бесполезной", - вдруг понял Айро, когда они подошли ближе, и Зуко выругался сквозь зубы.
- Он сохранил воздушный карман. Быстро!
Огненными руками и дыханием огня они освободили агента ото льда. Он мертвым грузом упал им на руки, белый, как снег... Но Айро изучал покорителей воды и хорошо обучил племянника. Холодное тело могло только казаться мертвым.
Приложив ухо к губам Дай Ли, Айро расслышал тихий шепот дыхания.
- Несём его внутрь. Разведи огонь!
Обложив мужчину завернутыми в одеяла нагретыми камнями, они устроили его у плиты и продолжили работать. Закипятив воду на плите, Зуко обернул руки в огонь и принялся водить ими над ледяной кожей. Айро следил за слабым дыханием, выдыхая тепло, чтобы агент дышал теплым воздухом.
- Бон, - как заведенный повторял Зуко, продолжая работать. - Бон, это Ли. Вы в клинике. Мы нашли вас. С вами будет всё в порядке, просто держитесь...
Наконец, агент начал дрожать.
Айро бросил взгляд племяннику, который кивнул в ответ и отпустил огонь обратно в плиту, обернув руки вместо этого горячей водой.
- Агент Бон? - спросил Айро. - Вы нас слышите?
- Папа? - прошептал Бон, клацая зубами. - Нет... не может быть... ты мертв...
- Бон! - резко сказал Зуко. - Дух ушел. Я нигде его не чувствую. Он ушел, люди умерли, а Амая... Проснись!
Глаза Бона широко распахнулись.
- ...Ли?
Заинтригованный, Айро поднял бровь. Покорители земли обычно не были восприимчивы к силе воли покорителей огня.
- Мы не нашли целительницу Амаю.
- Он забрал её. Через воду...
Как он и боялся.
- Оставайся с ним, пока я приведу помощь, - приказал Айро, вставая на ноги.
- Я не останусь, - прохрипел Бон, попытавшись сесть, пока Зуко снова не уложил его. - Он убил Дай Ли, его нельзя отпускать!..
- Лежи. Смирно. - Приказ прорезал воздух, и от взгляда Зуко агент снова обмяк. - Вы выполнили свой долг. Вы рассказали нам о противнике. Теперь лежите, чтобы дядя смог привести для вас помощь, и мы смогли пойти и прикончить эту тварь.
- Прикончить? - выдавил Бон сквозь бьющую его дрожь. - Но... ты покоритель воды...
- Да, - взгляд Зуко упал на светильники. - Вот почему он даже не поймет, что его сразило.

***

"Остался лишь один, кто сможет бросить нам вызов".
Свернувшись комочком в бесконечном холоде, Амая старалась не думать. Но вода, сила и голод окружали её, и она не смогла удержаться от того, чтобы увидеть зеленые глаза под черными волосами. Зеленые глаза, горящие золотом...
"Вот этот". Голод и ледяное презрение. "Вор. Разрушитель. Добыча. Да, мы знаем его..."
Вор? Зуко никогда бы...
Она вдыхала шторм, она сама была штормом, нацеленным на огни смертных жизней на борту хлипкого металлического суденышка. Рожденные от огня, рожденные врагами. Слишком опасные, чтобы приближаться к ним в спокойных морях; слишком опасные, чтобы заманивать. Что делало их отчаяние ещё слаще. Она почувствовала, как накапливается молния... разряд!
"Нет!"
Огонь-во-плоти схватил молнию, отразил её в сторону, в волны. Жизнь, висящая на искореженном металле, была подхвачена другими жизнями, уведена в безопасность. Нечестно. Нечестно! Он был голоден, его нужду нельзя было отрицать...
Но шторм был силен, а металлическая скорлупа повреждена. Огненные жизни падут. Обязательно. Проклятия висели на этих смертных, и два из них особенно сильны. И Агни не имел здесь власти. А ни один другой дух не помешает ему пировать. Ненависть и одержимость этих смертных сделают их добычей...
- Пусть уходит. Нам надо вывести корабль в безопасное место.
Невозможно! Эта кровь не может игнорировать своё проклятие. Оно существовало, оно нарушало то-что-должно-быть. Оно не могло противиться судьбе. Его судьба пасть и быть уничтоженным.
Но смертные увидели солнечный свет в самом сердце шторма, и дух оказался бессилен.
"Вы не украдете у меня мою добычу!"
Но они украли. На какое-то время. Как другой яркий огонь, много лет назад и далеко отсюда; золотое, зеленое и фиолетовое пламя, горящее между водой и манящей плотью. Он даже сейчас мог чувствовать песок того тепловодного берега.
Но та огненная жизнь была хорошо защищена, а эти недавние воры направились на север, где воды были слишком холодными для его удобства. А голод ожиданием не утолишь. Смерть и разрушение приманили его, и в этом городе он наедался до отвала.
Разумеется, осторожность была необходима. Мост был рядом, и мудро было избегать настолько огромную силу, какой бы юной она ни была. Мост может и не понять его законных притязаний.
А всё, что он мог захватить, принадлежало ему.
"Как и ты". Бормотание волн. "Он последний? И он идет к нам".
"Дважды он сбегал. Рожденный-от-огня. Вор. Один раз с помощью огня. Один раз с помощью солнца.
Солнце не станет обжигать снова ещё много часов, а что касается огня..."

Вода обрушилась на неё, и у неё не осталось сил рыдать.

***

"Думай, - велел себе Зуко. - Не бросайся очертя голову. Не паникуй. Думай." Он дернул поводья наспех одолженной страусовой лошади, чтобы направить её к далекому песчаному берегу озера, пролегающему между водой и нависающими скалами. Дядя не отставал от него ни на шаг, всё ещё цыкая по поводу злополучного владельца их верховых животных, который так и не смог полностью вникнуть во всю серьезность их положения.
Ладно, нервный тик того человека пройдет. Рано или поздно.
- Тебе ясен план? - окрикнул его Айро.
- Да! - "Я надеюсь". - Просто скажи мне, почему этот монстр не поступит по-умному и не спрячется на дне озера, чтобы вволю похохотать над нами.
- Три причины! - голос отставного генерала был полон мрачного веселья. - Во-первых, если он так сделает, у нас не будет шансов спасти Амаю. А это просто-напросто нечестно.
- Это не сказка про духов, дядя! - "Герой не всегда побеждает. Да и мы не герои".
- Разве?
- Назови причину получше!
- Ох уж эта молодежь... Во-вторых, это камуи, а не один из великих духов. Он наверняка голоден и хитер, но, мне кажется, он не слишком сообразителен.
Ладно, с этим уже можно работать. Хотя тупые противники могли оказаться самыми опасными: никогда не знаешь, что может выкинуть идиот.
- А третья?
- Ну, я уверен, что двух более чем достаточно...
- Дядя! - Зуко бросил на него гневный взгляд. - Мы рискуем нашими жизнями. Возможно, мы рискуем целым городом! Я должен знать!
Айро искоса посмотрел на него.
- Племянник, я бесконечно верю в твою способность вывести из себя что угодно.
...Ладно, может, ему и не стоило знать.
"О, черт, это же талант. Используй его." Именно в этом и заключался их план.
Его курица бросилась в сторону, когда земля у неё под ногами вздыбилась.
- Стой на месте! - приказал незнакомый голос.
"Дай Ли. Чудесно". Зуко остановил своё верховое животное, осматривая скрытые под шляпами лица в поисках знакомых.
- Агент Широнг! Амая в озере!
- Ты в этом точно уверен? - Широнг стоял в непринужденной позе, внешне спокойной и весьма характерной.
"Он думает, что дух снова захватил меня. Черт, у нас нет времени!.."
- Мы не уверены, - голос Айро прорезал ночь. - Агент Бон сказал, что дух захватил её, и её тела не было в клинике. Мы надеемся, что она там. И что дух ещё не поел.
- Бон? - строгим голосом переспросил явно главный здесь агент.
- Он чувствует себя так, словно поплавал на Северном полюсе, но он в себе, - сообщил Зуко, разглядывая спокойную темную воду. - Мы оставили его со стражей...
"О, нет".
- Ложись!
Толчком заморозив передний край нависшей над их головами волны, он смог удержать массу воды достаточно долго, чтобы все успели разбежаться. Но даже это легкое прикосновение покорением затопило его холодом, голодом и смертью, тянущими его вниз...
"Нет.
Я принц Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая.
Я противостоял огню, предательству и самому Аватару.
Изгнание не убило меня. Северный полюс не убил меня. Азула не убила меня.
Один из нас здесь умрет. И это буду не я!"

Ночь вокруг снова пришла в фокус. Зуко оскалился на возвышающуюся над ним мокрую тень. Он притянул водный шар между руками, сплюснул круговыми движениями, пока тот не стал испускать пар и по нему не побежали зелено-золотые блики, снова собрал его в сферу и швырнул вперед...
Он потерял шар, как только тот коснулся водной тени с таким звуком, будто кому-то вырвали ноготь. Но это было хорошо. Лучше, чем хорошо, потому что пропитанная огнем вода заставила духа закричать, и в миг соприкосновения тени не секунду раскрылись...
"Амая".
Обмякшая, она висела в воде, и её открытые глаза горели светом, которого Дай Ли никогда прежде не видели. Он понял это по вскрикам удивления и в ужасе отступающим назад ногам у себя за спиной.
"Но я видел такое раньше. Меня это не пугает".
Зуко усмехнулся и понял, что Широнг точно записал его в сумасшедшие.
- И это должно меня испугать? - насмешливо спросил он накатывавшую темную воду. - Тебе стоит постараться получше!
Водная тень взревела, свернувшись в чешуйчатого дракона-лошадь, чья голова устремилась к нему, оскалив зубы.
Уклонение, кувырок, и он рассмеялся ему лицо.
- Слишком медленно!
"Посмотрим, как сильно я смогу тебя взбесить".

***

- Он сошел с ума, - оцепенело выдавил Широнг, в ужасе замерев рядом с Кваном. Оставшиеся два Дай Ли подняли невысокую стену, чтобы отразить наступающие волны и стояли в полной готовности, если придется сделать стену выше. Как будто от этого будет польза. Разумеется, он слышал о хайма-дзяо, как и каждый из них. Но столкнуться с ним в реальности...
"Мы нашли его. Что, черт побери, нам теперь с ним делать?"
- Нет, он просто сконцентрировался, - Муши положил руки им на плечи и как следует встряхнул. - Он покупает вам время. Думайте! Дух черпает силу от воды и Амаи. Как нам лучше всего его ослабить?
- Как долго Ли вообще сможет стоять на ногах? - рявкнул в ответ Широнг. - Дух тянет силу от целого озера...
- Ли берет свою воду не из озера, - твердо возразил Муши. - Смотрите!
"Туман, - первое, что пришло в голову Широнгу, за которым последовало, - почему туман клубится только у ног Ли?"
Ноги мелькали, быстро сменяя стойку за стойкой, пока Ли вел монстра в безумной погоне по пляжу. Ноги кружили и совершали сальто, когда Ли, кувыркнувшись назад, снова вскочил на ноги после того, как ударивший мимо поток воды сбил его на землю одной лишь силой смещенного воздуха...
"Покорение огня! - понял Широнг. - Это стойки покорения огня, которые используют, чтобы собрать энергию для удара..."
Но Ли тянул воду. Из самого берега.
"Вода из берега - это вода берега, - понял Широнг, сердце которого бешено стучало. - Не озеро и не земля".
А берег был границей, местом-посредине, как миг рассвета и заката. Местом, в котором духи могут свободно перемещаться и, в то же время, местом, где человек мог сражаться с духом, даже с таким, который обладал силой бушующего моря.
"Сражаться, да, - всё ещё дрожа, подумал Широнг. Но победить?"
Туман собрался в очередную небольшую сферу, которая засветилась и полетела вперед... Нечеловеческий вопль, и хайма-дзяо снова рванулся в атаку.
- Пока он не покоряет одну с духом воду, тот не сможет схватить его, - яростно объяснял Муши. - Вы покорители земли! Отсеките его силу!
Кван посмотрел на седого мастера чая прищуренными глазами, потом кивнул, сделав незаметный жест Широнгу, и призвал двух других, чтобы создать длинную стену, уходящую в озеро.
"Ну, спасибо", - сухо подумал Широнг, как раз вовремя оттащив Муши назад.
- Вы не могли знать, что мы окажемся здесь. У вас должен был быть другой план...
- А, да, - потянувшись назад, Муши вытащил сложенную хвойно-зеленую ткань и кожаный мешок из-за плеча. Мешок был полон, и, судя по бульканью и запаху, вовсе не водой.
- ...Напомните мне никогда в жизни не злить вас, - слабым голосом произнес Широнг.
Улыбка Муши вышла ироничной и в то же время горько-сладкой.
- Вы знаете о духовом лабиринте?
Широнг кивнул. Это, как и любой другой неприятный для духа трюк, который только можно было отыскать в архивах, плюс всё, что удалось выжать из людей, пришедших из-за Стены.
- Тогда давайте устроим этому существу вечер, который оно никогда не забудет.

***

"Дай мне умереть".
Она не хотела смотреть. Она не хотела видеть. Она не хотела чувствовать холод и жестокое удовольствие от охоты на Зуко по всему пляжу с помощью волн, водных хлыстов и клыков...
- Амая!
Нет! Она не хотела слышать мольбы своего ученика, она не...
- Амая, черт побери, проснись! Он лжет тебе!
Это... не было похоже на мольбу.
- От него исходит чувство гнева, но это не так! Не так, как от тебя или меня. Он пустой. Дыра в воде. Он ест и ест, но никогда не сможет заполнить эту дыру. Вот почему он нас ненавидит!
- Он заставляет тебя чувствовать пустоту. Вот как он тебя использует! Он делает тебя одинокой, испуганной и потерянной. Заставляет тебя поверить, что ты не можешь разозлиться, что поражение - это всё, что ему нужно...
Зрение на секунду вернулось, когда сила озера ненадолго отступила. Зуко уклонился от веера ледяных клинков, исчезнув в завесе пара. Огонь в воде искажал восприятие огня-во-плоти, замедлял её мучителя, создавая затишье посреди бури.
- Он врёт, - голос Зуко был низким и опасным, когда он неслышно шагнул из тумана, с вызовом смотря прямо на капающие клыки. - Ты думаешь, что твое племя отгоняло таких тварей с помощью сообщества, с помощью воды. Именно так думали все остальные покорители воды! Вот почему они погибли!
"Нет, отойди, убирайся прочь!" Беспомощность накатилась на нее, и она почувствовала довольное рычание.
Тонкий туман блокировал какую-то часть следующей волны, но не всю. Вода сбила Зуко с ног, клыки ринулись вперед... и сомкнулись на коричневой ткани, когда Зуко скинул верхний халат и перекатился, чтобы встать на ноги, сжимая в руке кинжал.
- Вы побеждаете духа, потому что, когда вы думаете о своей семье, вы чувствуете, - тяжело дыша продолжил Зуко. - А чувства - это огонь, Амая! Разозлись!
"Что?.."
"Ты одна. Изгой племени. Проклятая своими собственными поступками: кто примет назад ту, что служила их врагам? Ты моя!"
Но она никогда не старалась услужить кому-то. Она делала это, потому что... потому что...
"Хьёдзин".
Маленький мальчик, потерявшийся и плачущий на улице. Невинный юный озорник и источник неприятностей, каким сейчас был Джинхай, и который ничем не заслужил подстерегающей его смерти.
"Я сделала это, потому что должна. Потому что он нуждался во мне. Ему был нужен кто-то, и я оказалась рядом. И как я могла называть себя целительницей, если бы оставила мальчика на смерть, имея возможность что-то сделать..."
Одиночество врезалось в неё с силой цунами, затягивая вниз...
"Нет.
Нет, я не позволю.

У меня есть семья. Она не моего племени, она маленькая, спрятанная и сломанная, но она не сдается. Ни сейчас. Ни в будущем.
Надо было ограничиться мной, хайма-дзяо! Но ты пытаешься убить моего ученика. Его ты не получишь!"

Шипение волн, поток образов, насквозь пропитанных болью, досадой и страхом за её спрятанный народ - все чувства, которые Зуко растормошил в ней. "Ненавижу его! Ненавижу и уничтожу!"
Это была правда... и это была ложь. "Нет, - подумала Амая и почувствовала, как её разбитые осколки собираются воедино, подогреваемые растущим гневом. - Ты ненавидишь нас, потому что завидуешь, потому что мы теплые, мы дышим и живем так, как ты никогда не сможешь. Я никогда не смогу ненавидеть Зуко. Я злюсь на него за его глупую, чудесную и отважную попытку..."
И он сделал это ради неё. Она знала это так же ясно, как она внезапно могла видеть берег, Дай Ли, поднимающих стену, чтобы отсечь силу воды, Муши, что-то оживленно обсуждающего с Широнгом, который осторожно двигал некоторые участки песка. Наверняка у них был более безопасный план. Наверняка они могли подождать.
Но здесь и сейчас Зуко поставил себя под удар, чтобы разозлить её.
"Сдавайся, ублюдок, - подумала Амая, сконцентрировав всю свою волю в одной руке. Ей бы только на секунду вернуть контроль, хотя бы над кончиками пальцев... - Тебе конец!"
"Глупая маленькая жизнь, ни у кого здесь нет силы, способной победить меня!"
Вода волной хлынула вперед, и каменная стена раскололась.

***

Нет времени думать. Нет времени спросить Муши о плане Б. Только миг, чтобы топнуть ногой и выбросить вперед руки...
Широнг почувствовал, как что-то более твердое, чем вода ударилось о поднятую им стену: Ли всплыл между налетающими волнами, хватая ртом воздух.
Кинув перчатки, Широнг сомкнул кулаки и дернул на себя.
- Я ваш должник, - просипел Ли, вода с которого капала на песок. Широнг вернул камни перчаток на руки.
- Потом рассчитаешься, - просто ответил Широнг. - Не капай на линии. - Хотя они скорее напоминали траншеи в песке пляжа, чем линии.
Ухмылка Ли больше подошла бы диллольву.
- Дядя?
- Ещё несколько секунд, - откликнулся старший, копая и наливая. - К счастью, он отвлекся на разрушение стены...
Лёд рассек воздух подобно лезвиям бритв, и Широнг понял, что дух был недостаточно отвлечен.
"О". Красный, так много красного. Почему всё было красным, когда мир такой холодный? "Это будет больно..."

***

Для некоторых людей время в бою останавливается.
Айро почувствовал, как его пульс растянулся до медленных ударов, как Зуко развернулся к их упавшему союзнику и укрепил каменные стены медленно выползающим из озера льдом. Он стоял ближе к берегу, чем его племянник и Широнг, ближе к опасности... Именно там, где он и хотел быть.
"Жди".
Клыки ринулись к нему, медленно раскрываясь.
"Жди".
Чешуйчатая водная нога ступила на землю, переступив песчаную траншею...
"Сейчас!"
Выдох, и пламя взревело над разлитым ламповым маслом, его воля поднимала огонь ещё выше. Ровно на такую высоту, чтобы скрыть сферу огня, которую Айро выдохнул и обернул вокруг себя, чтобы пройти сквозь оцепеневшую воду, пока его рука не коснулась ледяной, сопротивляющейся плоти. Мужчина с хлопком развернул вышитую огненными терниями накидку, одним стремительным движением обернул её вокруг Амаи, вдохнул и вышел... из воды и из лабиринта. За его спиной по-прежнему бушевало пламя.
"Вот уж точно, старый дым".

***

"Потеря!"
Плоти нет, покорителя воды нет, сила озера отрезана камнем. Ничего не понимающий дух извивался в огненном лабиринте. Добыча... добыча так себя не ведет...
"Добыча".
Одна всё ещё касалась воды, касалась его силы: кровь, страх и одиночество разбивали его защиту...
"Мой".

***

- Зуко...
Огонь танцевал вокруг его рук. Агни, пусть дядя отвлечет остальных: ему в жизни не объяснить этого. Он слишком устал, чтобы использовать воду, и он не мог позволить Широнгу умереть...
- Зуко. - Голос его мамы, теплый и сладкий, как сахарный дым. - Идем домой.
"Нет, ты ненастоящая". Но он не смог остановиться, когда встал на ноги и пошел к ней навстречу.
"Нет, проклятье, ты знаешь, что он лжет! Широнг истекает кровью, и ты должен..."
Но там стояла не только его мама: она была с Азулой. И его сестра улыбалась, радуясь ему, а он так этого хотел, что готов был отдать своё сердце, лишь бы это оказалось правдой...
"Огонь - это страсть".
Любовь, ярость и огонь пронзили его, и стальной нож вошел в цель по самую рукоять.
"Никогда не сдавайся без боя".

***

- Ты сделал его, - прошептал Широнг, когда обугленная масса умирающего морского камуи сползла с раскаленной добела стали кинжала. - Хорошая работа.
"Мы все проделали хорошую работу", - думал агент, чувствуя, как наползает холод. Он должен был переживать из-за этого, но слишком устал.
"Неплохой способ уйти. Мой город в безопасности. Мои люди..."
Не были в безопасности. Ещё нет. Он не рассказал Ли, он должен был рассказать Ли...
- Широнг, - усталый всхлип, и руки Ли схватили его, горячие, как угли. - Ты веришь мне?
Глупо спрашивать об этом умирающего, но он постарался кивнуть.
- Не сдавайся. Просто... не сдавайся...
Темнота. И свет. И что-то горело у него внутри, нестерпимо. От него же не останется ничего, кроме пепла и дыма на ветру...
"Не сдавайся".
Такое чувство, будто он пробился сквозь корку лавы, но каким-то чудом продолжал дышать. Огонь был повсюду, он пылал... и успокаивался, как угли в камине, согревающие замерзшую зимой кожу. Широнг с влажным всхлипом втянул воздух, закашлялся... и продолжил дышать.
"...Ого, я этого не ожидал".
Набравшись мужества, он открыл глаза.
- Выглядишь дерьмово.
- Спасибо, - буркнул бледный, как призрак, и дрожащий Ли. - Простите за отчёты.
- Отчёты? - ничего не понимая эхом повторил Широнг. Через миг до него дошло. "Точно, я жив. Что означает, что мне придется писать отчёт о случившемся. Черт." - Ты стараешься убить мою волю к жизни?
Ли ухмыльнулся ему и немного повернулся, двигаясь, как разбитый старик, чтобы посмотреть в глаза Квану.
- Ещё кто-нибудь ранен? Пожалуйста, скажите, что нет.
- Синяки и ушибы. Мы переживем. - Кван сел на корточки рядом с Широнгом, его лицо было маской изумления, когда он разглядел подживающие шрамы, разодравшие грудь агента. - Черт, я был уверен, что вы... - он присвистнул. - Целительница Амая - прекрасный учитель.
- Да, она... Мастер Амая! - Ли повернулся, чтобы вскочить на ноги, покачнулся, и непременно упал бы, если бы Кван не подхватил его. - Дядя... Дядя?
Разглядывая чайного мастера, шепчущего успокоительные благоглупости на ушко вымокшей до нитки целительницы, и её руки, отчаянно вцепившиеся в его халат, Широнг приподнял бровь.
- ...Это просто нечестно, - возмутился Ли.
- Действительно, - насмешливо согласился Широнг. - Это герою должна достаться девица. Ну, знаешь, красивому принцу или раненому и истекающему кровью простолюдину-покорителю, который спас всех в самый последний момент. Это же фундаментальный закон вселенной!
Муши поднял голову, чтобы улыбнуться им загадочной улыбкой котосовы.
- А почему вы думаете, что герой своё не получил?
Ли хлопнул себя ладонью по лбу. Широнг захихикал и не смог остановиться.
- О, Ома и Шу... не смешите меня, мне больно...
Но это была хорошая боль: она означала, что он жив.
"Мы живы, а дух умер... и я смогу рассказать Ли про бизона. Скоро".
  

Глава 18

   Рассвет. Амая видела его в свете, проникающем сквозь оконные ставни, слышала его в тихом бренчании, с которым Зуко готовил завтрак, чувствовала его, когда Муши зевнул и потянулся у неё под боком, теплый, как завернутые в одеяло горячие камни, приткнутые с другой стороны.
- Доброе утро, - вежливо приветствовал её Муши, посмотрев на неё заспанными полуоткрытыми глазами. - Вам достаточно тепло?
- Ещё немного теплее, и я буду в сауне, - решительно ответила Амая. Что он задумал? В прошлом он всегда вёл себя как идеальный джентльмен, и не могла же она вчера ночью свалиться в замерзшее зимнее озеро...
Память обрушилась на неё как шельфовый ледник в море, и она задрожала. "Нет. Нет..."
- Всё кончилось, Амая, храбрая леди. Всё кончилось. - Он схватил её за руки прежде, чем она успела отстраниться, и пристально посмотрел на неё. - Знаете, вы спасли агента Бона.
- Я... Нет, я пыталась убить его...
- Вы покрыли его льдом, - прямо ответил Муши. - Он продержался достаточно долго, чтобы мы смогли его оживить. Поэтому вы на самом деле спасли его.
- Этого недостаточно, - прошептала Амая. Юнжу и агент, имени которого она не знала... были мертвы. Потому что она была недостаточно быстрой. Недостаточно мудрой. Недостаточно сильной.
- Так всегда, - тихо сказал Муши, сев. - Зло приходит, и мы стараемся изо всех сил противостоять ему. Но потери есть всегда. - Он бросил на неё серьезный взгляд. - Это цена мужества: ты противостоишь злу, потому что если ты этого не сделаешь, куда больше жизней будет разрушено. Мужество оставляет шрамы на всех нас, Амая. Шрам моего племянника просто более заметный, чем у большинства.
- Я... - Амая проглотила колючий ком в горле и попыталась снова. - Мне больно внутри.
- Я знаю.
- Мне хочется рвать и метать, - со стыдом призналась она. - Но дух уже мертв, и... Я знаю, что все старались изо всех сил найти его, и... - "Скажи правду". - Зуко же смог его отогнать!
- Мой племянник - покоритель огня, - возразил Муши. - Он мог создать огонь даже в своих венах, чтобы отогнать духа. Но даже с его способностями он прошел по грани. Иногда наши тренировки и силы подводят нас. - Он выпустил её руки и жестом указал на кухню. - Но когда мы падём, и битва минует... тогда приходит время ухватиться за надежду и найти в себе мужество обратиться к друзьям. Потому что истинные друзья придут и помогут снова встать на ноги.
"Он правда так думает". На глаза навернулись слезы: ей было так холодно и одиноко, а он был всё тем же согретым солнцем утесом, на который можно опереться, верным и добрым... И всё же в его зеленых глазах горел озорной огонек, игривый и не совсем невинный. Амая вздернула подбородок.
- Убирайся отсюда и дай приличной даме спокойно одеться.
Муши, явно разочарованный, хрустнул пальцами, улыбнулся ей, поклонился и был таков.
- Распутник, - буркнула она, но без злости.
Завтрак был не из лучших, но он был теплым и питательным, и, в целом, гораздо лучше того, что она ожидала.
- Хьёдзин не был уверен, что хоть кто-то из вас умеет готовить, - заметила Амая, и тут же испытала желание побиться головой о стол. "Я не так хорошо отдохнула, как я думала".
Зуко фыркнул, в его глазах плескался смех. Муши засмеялся.
- В прошлом я наслаждался привилегией личного повара, - признался он. - Но когда я однажды вернулся из кампании домой чуть живым от плохо приготовленной еды, моя покойная жена настояла, чтобы я научился готовить в целях самосохранения. А впоследствии я научил этому нашего сына и моего племянника. Моя Нацу была храброй женщиной: не каждая решится впустить гордого солдата на кухню!
Амая не сдержала улыбки, представив того возмущенного молодого солдата.
- Я бы хотела с ней познакомиться.
- Я тоже, - тихо сказал Зуко. - Если бы мама была там...
Муши накрыл рукой запястье племянника.
- Твоя мама в то время сама была ещё девочкой, а Шидан и леди Котонэ как могли избегали визитов в столицу. И не без причины. Не взваливай на себя вину за прошлое. Сконцентрируйся на настоящем.
Слова, которые одновременно и очищали и жалили, как соль на ране. Амая втянула в себя воздух.
- Дети... в подвале...
- Мы туда не спускались, - Зуко мигом проглотил остатки завтрака и торопливо сполоснул миску. - Я пойду. Скажите, кого мне искать, ранены ли они...
Амая поморщилась.
- Это Джет.
- Что?!

***

Впервые Хьёдзин услышал приближающегося Ли до того, как увидел его.
- ...Одержимый идиот, не понимает намеков, пока его не искалечат...
"Не хотел бы я оказаться тем, о ком он говорит", - подумал стражник.
- Снова Мин? - спросил мужчина, выпрямляясь. До этого он неофициально опирался на стену возле двери клиники. - Ты рано. - Он снизил голос, когда молодой человек приблизился, и кивнул на дверь. - С Амаей всё в порядке? Штаб распорядился выставить охрану, но запретил входить внутрь.
- У неё сильное потрясение, но она сильная. - Ли глубоко вдохнул и протянул руку к двери. - Зрелище предстоит уродливое.
"Что случилось?" хотел спросить Хьёдзин, но прикусил язык. Если бы Ли мог рассказать на улице, он бы рассказал. Поэтому он положил руку на меч и прошел за Ли внутрь.
"Кровь и смерть". Слабо, но они чувствовались в воздухе.
- Ого, - себе под нос пробормотал Ли. - Они всё убрали.
- Убрали? - с тяжелым предчувствием переспросил Хьёдзин, пройдя вслед за Ли к бледному пятну около раздвижной двери в сад. Если это были не остаточные следы брызгов крови, он уволится и станет резчиком по дереву. - Что случилось?
- Вам это не понравится...
"Ты прав, - решил Хьёдзин. Они быстро осмотрели верхний этаж клиники, пока Ли пересказывал безумные события прошлой ночи. - Духи, которые могут захватывать покорителей... брр". И он совершенно точно знал, что Ли сильно преуменьшил опасность, в которой побывал. "Я злил его до тех пор, пока он не прыгнул в лабиринт". Ага.
- Но Амая жива?
- Она поправится, просто нужно время. - Ли слабо улыбнулся. - Дядя взял её с собой на работу. Горячий чай, дружелюбные посетители... да хайма-дзяо не добрался бы до неё там при всём желании.
- Но он же мертв, так? Остался только шок. - Разум Амаи мог понимать, что дух мертв. Но её душу и тело придётся убеждать в этом гораздо дольше, чем при любом другом обычном нападении. - Так что мы ищем? - И это при том, что Дай Ли, очевидно, прибегли к своим таинственным методам, чтобы стереть любые следы произошедшего.
- То, что, как я думаю, я не найду, - Ли зажег лампу и со вздохом стал спускаться вниз.
Завернув за последний изгиб лестницы, Хьёдзин увидел пустую комнату.
- Здесь никого нет.
- Больше нет, - Ли покачал головой. - Джет, Смеллерби и Лонгшот. Дай Ли привели их для допроса. - Он опустил голову, его плечи поникли. - Я не заглянул сюда прошлой ночью. Никто из нас не заглянул. Мы пытались спасти Амаю...
- Иногда бывают проколы, - утешил его Хьёдзин. - Ли, я знаю, что ты привык отвечать за людей. Мы, стражники, тоже это чувствуем. Но когда тебя прижали к стенке и близкий человек попал в беду... ты делаешь всё возможное, исходя из своих знаний и положения. Ты жив. Амая жива. Хайма-дзяо больше никого не убьет. - Он скрестил руки на груди и бросил на Ли косой взгляд. - Так что выше голову, вдохни поглубже и иди дальше. Вчера ночью ты совершил чёртово чудо. Хватит ныть из-за того, что ты несовершенен.
Ли бросил на него сердитый взгляд, который медленно сменился смущением.
- Разве я ныл?
Хьёдзин поднял руку и приставил большой палец к указательному.
- Совсем немного.
- Простите, - пожал плечами всё ещё немного красный Ли. - Я просто... Мне не по себе, потому что на самом деле я расстроен только из-за того, что мне придется рассказать об этом Амае.
- А, ну и черт с ними, - зло бросил Хьёдзин. - Я их предупреждал. Ты их предупреждал. Амая их предупреждала. И ты предупредил их ещё раз. Никто не спасет идиота от него самого. - Он пожал плечами. - Значит, сегодня ты занимаешься клиникой?
- Только экстренными случаями, - кивнул головой Ли. - Я закроюсь рано: не хочу, чтобы она волновалась, где я после наступления темноты.
- Я сообщу в штаб, где тебя искать, если ты нам понадобишься, - сказал Хьёдзин. Стража уже отметила их квартиру, на всякий случай.
- Вы можете передать сообщение Дай Ли?
- Да, - осторожно согласился Хьёдзин.
- Хорошо, - с куда более решительным видом Ли направился к лестнице. - Я просто хотел убедиться, что агент Широнг не проскользнет у нас между пальцами только потому, что мы все думаем, что ему стало лучше. - Он слабо улыбнулся через плечо. - И... вы знаете, где на рынке можно найти древесину гикори, сахарную пудру и виноградную кислоту?
- Зачем? - спросил совершенно растерявшийся Хьёдзин.
- Вы никогда не ели сахарный дым, когда были ребенком?
- Ну... да, кажется, но... ты знаешь, как его делать?
- Я сладкоежка, - бесстыдно признался Ли, улыбаясь от уха до уха. - Мама научила меня давным-давно. До... до многих вещей. - Он стряхнул с себя уныние. - Хотите рецепт?
Ещё бы он не хотел.

***

- И вы работаете на этого человека? - покачала головой Амая, когда они возвращались в квартиру Муши в вечерних тенях.
- Нет позора в честной работе, - заявил её гостеприимный хозяин. - Чай облегчает заботы наших посетителей. Хотя он никогда не действовал на моего племянника, - задумчиво прибавил он.
- Не стоит ждать чудес от простого теплого напитка, - насмешливо возразила Амая. - Как долго вы намерены терпеть меня, когда у меня самой есть прекрасный дом? - "Я не думала, что Пао такой мелочный скряга". Маленькая плата, которая полагалась Ли как ученику, оказалась куда важнее, чем она себе представляла.
- Пока вы снова не будете готовы столкнуться с насилием, которое произошло в вашем доме, - просто ответил Муши, открывая дверь и с поклоном приглашая её войти. - Или пока вы готовы позволить нам делиться гостеприимством. Так поступают друзья по отношению друг к другу. И это малое возмещение за вред, который мы, сами того не желая, вам причинили.
- Вред? - нахмурилась Амая, пока он закрывал дверь на замок.
Муши вздохнул и жестом пригласил её к столу.
- Чай? - с надеждой спросил он.
Она подняла бровь, продолжая стоять.
- Сначала объяснение.
Он склонил голову: "как угодно".
- Вы говорили, что молодому покорителю воды опасно жить с малой семьей. Я не смог понять, что это в равной степени может быть опасно и для вас, даже несмотря на вашу тренировку. И поэтому я отверг ваше предложение стать семьей без всякого объяснения.
- Вы сказали, что это опасно, - напомнила Амая.
- Да, - признался Муши. - Но мы почти потеряли вас. И это было бы... трудно пережить. - Он вздохнул. - Так, пытаясь защитить вас, я причинил вам вред. Кажется, это традиция моей семьи... Я хочу хоть как-то исправить этот вред, чтобы вы знали, чем рискуете теперь, а не тогда, когда мы сбежим из Ба Синг Се ради безопасности Джинхая или нашей собственной. - Он понизил голос. - После гибели хайма-дзяо за нами больше не следят, и мы можем в безопасности поговорить о таких вещах. Если вы хотите.
У неё перехватило дыхание. Он предлагал одну из самых ценимых ею вещей - правду. И всё-таки...
- Не надо, не говорите мне только потому, что считаете, будто причинили мне вред. Это не так.
- Это именно так, - настойчиво повторил Муши. - Вы дороги мне, леди Амая. Будь я другим человеком, я мог бы надеяться... Но, по крайней мере, я не допущу лжи между нами. Хотя бы это утешение я себе позволю. - Он втянул воздух и встретился с ней глазами. - Я Айро, сын Хозяйки Огня Айлы и Хозяина Огня Азулона.
Очень-очень долгое время после этого мир не имел смысла. Не мог обрести смысл. Азулон, сын Созина, того самого Хозяина Огня, который начал столетнюю войну. Азулон, имя которого она и все, кого она знала с рождения, проклинали за неудачное нападение на Северный полюс и за безжалостное истребление Южного Племени Воды. И "Айро" было ещё одним именем, порождающим кошмары. Кронпринц до того, как Озай забрал себе трон; безжалостный генерал и несравненный покоритель огня, который завоевал половину Царства Земли и шестьсот дней держал Ба Синг Се в осаде.
"Дракон Запада".
- Ты не можешь им быть, - прошептала Амая, лихорадочно шаря взглядом по доброму, заботливому человеку в зеленом одеянии Царства Земли. Теплые руки и плечо, на которое можно опереться, мягкие наставления, в которых так нуждался его племянник...
"Зуко. Если его брат - отец Зуко, то..."
Её разум отшатнулся от этой мысли.
- Ты же чайный мастер. Ты не можешь быть... генералом Айро.
- На пенсии, - мягко напомнил Айро и грустно улыбнулся. - Я всегда находил утешение в чае.
- Ты не можешь им быть, - настаивала Амая, в которой паника, боль и гнев бурлили, как пенное вино. - Ты не из рода Созина, не... - слова покинули её.
- Источник всего зла в мире? - криво усмехнулся Айро. - Нас и раньше так называли. И, да, Созин был злым, но не потому, что он хотел таким быть, а потому, что верил, что лишь он один знает, как сделать мир совершенным, и взялся это сделать. Даже если ему пришлось истребить целую расу. - Айро вздохнул. - Я не понимал, что это зло. Не тогда, когда я знал его, когда я всё ещё был молод. Для меня он был дедушкой и Хозяином Огня, высшей силой в нашей стране. Если он начал войну, он не мог быть неправ. - Он покачал головой, глядя в воспоминания. - Только время и великая боль показали мне его неправоту. Что красота и надежда мира заключены в том, что он несовершенен, и мы должны ценить всё хорошее, что в нем есть, несмотря ни на что. Что никто из нас не идеален настолько, чтобы переделывать мир по своей воле. Что если мы не можем полюбить человека с недостатками, то сама любовь погибнет. Как умерла любовь моего брата ко всем нам. Я был слишком добрым. Урса - слишком нежной. Зуко... Зуко был слишком слабым и не жаждал власти. Мы были людьми, и потому подвели моего брата.
Они подвели Хозяина Огня Озая. Разве не на это она надеялась? Что весь Народ Огня потерпит поражение, и война закончится? И всё же...
- Ты и есть война, - сокрушенно прошептала Амая.
- Я ей был, - признался, не дрогнув, Айро. - Но когда мы сломали Внешнюю Стену и вторглись внутрь, я потерял... многое. Хороших людей. Слишком много хороших людей. Включая моего сына, Лу Тена. Я был... в ужасе. Я почти обезумел от горя. Он был всем, что у меня осталось, по крайней мере, я так думал. Но я также был командующим, Драконом Запада. Я был обязан думать о своих людях и о Народе Огня. Местность, численность, мораль - преимущества покорителей земли были слишком многочисленны, чтобы преодолеть их, не потеряв подавляющее число моих солдат. Только резня или предательство могли бы повергнуть Ба Синг Се, а я не желал ни того, ни другого. Поэтому я отдал приказ снять осаду и отвести войска. Наперекор всем приказам Азулона. - Он немного помолчал. - Я не ожидал, что переживу этот приказ.
"Покоритель огня, нарушивший верность..." Амая вздрогнула.
- Когда я поправился, я ждал казни за измену. Но обстоятельства сложились ко мне благосклонно. Теперь... теперь я закончил бы войну, если бы мог. Но куда больше этого я хочу, чтобы мальчик, которого я растил как сына, смог выжить. - Айро вытянул перед собой открытые ладони. - Теперь вы знаете правду о нас и чем вы рискуете, беря в союзники отвергнутых родичей моего брата. Вы должны решить, стоим ли мы того.
- Ты, - выдохнула Амая, её голос набирал обороты, - ты безрассудный, невозможный... Туи и Ла, он точно твой племянник, вы оба совершенно безумны...
Она прокричала целых пять минут прежде чем поняла, что Айро предусмотрительно испарил всю воду в квартире. Но это была не проблема. Зуко мог вытягивать воду из мокрого песка... Где, по мнению его дяди, он научился этому маленькому трюку? Тянуть воду из воздуха было тяжелее, чем из сырого озерного берега, но ненамного.

***

За шестнадцать лет, а особенно за последние несколько месяцев, Зуко выпестовал в себе интуитивное предчувствие случаев, когда Всё Вот-Вот Взлетит На Воздух. Оно опиралось в основном на мелкие детали. Определенный блеск в глазах Азулы. Шарканье ботинка в ближайшей аллее. Дрожь земли, которой полагается быть твердой. А иногда это были вовсе не мелочи. Джао. Опущенные плечи Аватара перед тем, как он обернулся с безумными светящимися глазами. Или, как сейчас, полдюжины взволнованно переглядывающихся соседей с этого этажа, сбившихся в кучу в конце коридора подальше от дядиной квартиры, из-за которой слышались приглушенные вопли Амаи.
- Ты здесь? - хозяин дома протолкался вперед, гневно глядя на Зуко. - Как ты сюда попал? Во всём доме замерзла вода! Как она могла замерзнуть, когда ты только что пришел?
- Потому что я этого не делал? - Зуко вернул его сердитый взгляд. - Я не единственный покоритель воды в городе.
- Ну, зато ты живешь в этом доме! - хозяин повелительно ткнул пальцем. - Исправь это!
"Я не стану запихивать его палец ему в глотку".
Порыв Ли, порожденный долгой историей враждующих племен, был для него совершенной неожиданностью. Он куда больше привык к острым, как стекло, оскорблениям или взрывам смертельно опасного насилия в политике Народа Огня.
"Пусть враг сам себя покалечит. Угу, это Племя Воды".
Ладно, он не станет так поступать, хотя соблазн был велик. Но и оставлять подобное без внимания он не собирался. Ли был учеником Амаи. Его действия отражались на ней, и даже Дай Ли не указывали Амае, что делать.
Зуко выпрямился во весь рост и посмотрел прямо в глаза хозяину здания. Без открытой угрозы. Пока.
На лбу мужчины проступили капли пота, и он нервно сморгнул.
- ...Пожалуйста?
- Дайте мне немного времени. - С величайшей осторожностью Зуко подошел к собственной двери, постучал и открыл. - Мастер Амая? Во всём здании образовался лёд...
Комната пострадала не так сильно, как он боялся. Стулья были перевернуты. Амая хрипло дышала, её стойка была твердой, как покрытое зимним льдом озеро. Лёд. Дядя стоял посреди ледяной глыбы, что чуть не заставило его выбросить на ветер недели осторожности и что-нибудь предпринять... Но дядя был закован в лёд только до шеи. Значит, он был заморожен только потому, что хотел быть замороженным.
"Ладно, есть кое-что, что я могу сделать".
- Что мне делать со свидетелями? - с каменным лицом спросил Зуко.
Амая вспыхнула от унижения, разглядев любопытные лица в конце коридора. Дядя Айро очень старался не хихикать.
- Мы всё уладим, - обратился Зуко к коридору в целом и решительно закрыл дверь. Подождал минуту и повернулся.
"Никто не умер. Хорошо".
Дядя всё ещё был слегка мокрым, а Мастер Амая - более чем слегка покрасневшей. И они старались не смотреть друг на друга, от чего волосы на затылке Зуко встали дыбом.
"Нет, нет, плохо, что же делать, где бы спрятаться, надо было молчать, они поймут, что я здесь..."
Паника, утомление, и двое близких ему людей ссорились, а значит, это была его вина, снова...
Слава Агни, что есть окна.

***

- Он не спустится?
- Пока нет, - со вздохом ответил Айро, поднимая последнюю покупку, которую Зуко уронил в своем поспешном бегстве, и изумленно поднял брови от некоторых своих находок. "Так ты хотел устроить нам праздник. Кажется, я крайне неудачно выбрал время".
- Он мальчик-подросток, который не ужинал, - уверенно сказала Амая. - Он спустится. - Когда Айро промолчал, она взглянула на него. - Правда?
- Он вполне способен сидеть там днями, спускаясь только для того, чтобы исполнить свои обязанности, согласно данному им слову, - с несчастным видом сообщил ей Айро. Увидел её гримасу и вздохнул. - Думаю, это не дух противоречия.
Когда до Амаи дошло, она поморщилась.
- Его родители ругались.
- Поначалу нет, - пояснил Айро. - Но после того как моему племяннику исполнилось четыре, да. Часто. - Он замялся. - Ты видела такое раньше?
- Чаще, чем мне хотелось бы, - призналась Амая. - И это противоречие, своего рода. Можете ранить друг друга, можете пугать меня до смерти, но вы не заставите меня смотреть. - Настала её очередь вздыхать. - Родители не могут сделать больно тому, кого не могут поймать. Я бы сказала, что Ли учился не попадаться очень долгое время.
Это резало в самое сердце.
- Я должен был заметить...
- Дети хорошо прячут такие вещи. Они хотят, чтобы у их родителей всё было благополучно. Несмотря ни на что. - Она положила руку ему на плечо. - Странно, но... это рассказывает мне о войне больше, чем что-либо ещё.
Айро с любопытством посмотрел на неё.
- Созин уничтожил целый народ, чтобы сделать мир таким, каким он хотел его видеть, - тихо сказала Амая. - Насколько больше вреда он причинил своему собственному народу?
- Я сам принял решение, когда сражаться и когда остановиться, - прямо сказал Айро. - Как и все мы. Хотя я питаю надежду, что наш план покажет нашим людям другой путь в будущее... - Он почувствовал мерцание огня и выдохнул тихий вздох облегчения. - Я извиняюсь, племянник.
- Дядя, - Зуко скользнул в комнату сквозь окно, всё ещё настороже. - Вы не... Я просто... Я должен был понять... это не то, что я подумал.
- Откуда тебе знать? - практично спросила Амая. - Судя по рассказам твоего дяди и Хьёдзина, ты никогда не жил с людьми, которые спорят по-нормальному.
- ...Нет. Вообще-то нет. - Зуко переводил взгляд с одного на другую, его напряжение потихоньку спадало. - Это... Я что-то сделал?
- Нет, - твердо и ободряюще возразил Айро. Зуко не испытывал недостатка отваги в бою. Но отвага взглянуть в лицо призракам прошлого и вернуться назад... Его племянник шел по дороге к выздоровлению. - Это было строго между нами. Объяснения, которые давно следовало дать. - Он легко сжал плечо Зуко. - Идём. Ужин ждёт, и я вижу, что ты приготовил всё необходимое для сахарного дыма. Отличное лакомство.
- Сахарный дым? - с любопытством спросила Амая.
- После ужина, - пообещал Айро. - У моего племянника очень легкая рука, когда дело доходит до пузырьков.
- Пузырьков?
Айро широко улыбнулся.
И улыбнулся снова, наслаждаясь теплом компании, когда Амая с хрустом разгрызла свой первый прозрачный пузырек из коричневого сахара, наполненный вкусным серым дымом гикори.
"Ибо жизнь сладка, хрупка и всегда приправлена сюрпризами", - подумал Айро, смакуя свой собственный серебристо-серый пузырек. - "Особенно для детей огня".
Он подождал, пока Зуко положит в рот свой третий шарик, чтобы сообщить с каменным выражением на лице:
- Она знает, кто мы.
Хрум.
Подавившись дымом, Зуко одарил его таким взглядом, от которого и лёд бы загорелся.
- Это многое объясняет, - ласково заметила Амая. - Я не могла понять, почему вы оба так уверены, что время Народа Огня подходит к концу. - Она положила руку на стол рядом с рукой Зуко, почти касаясь его. - Но если кронпринц - покоритель воды...
Зуко опустил взгляд и сглотнул.
- Хозяин Огня жесток. - Вдох. - Но Азула... моя сестра безумна. - Он посмотрел на Амаю умоляющими глазами. - Если у нас получится, если мы сможем показать, что можно жить, не следуя за Хозяином Огня... найдутся Великие Имена, которые не поклянутся ей в верности. А если им это удастся, если они смогут позаботиться о своих людях и вывести их из войны... Если Аватар должен восстановить равновесие, то он не может уничтожить весь Народ Огня. С точки зрения тактики будет верно пощадить тех, кто не сражается. Это будет умно.
- К несчастью, Аватару двенадцать, и он - покоритель воздуха, преданный идее мира, - серьезно продолжил Айро. - Поэтому мы не знаем, обретет ли он мудрость вовремя, или послушается тех, кто знает только войну. Мы можем только надеяться и готовиться.
- Я понимаю, как это могло бы сработать в будущем, - уступила Амая, - Но здесь и сейчас...
- Нельзя отдать приказ предателю, - резко сказал Зуко. - Я дал слово поймать Аватара, но его здесь нет. - Он сделал глубокий вдох. - Я не знаю, Мастер Амая. Я не знаю. Я здесь. Мои люди здесь. Я сделаю всё, что смогу. Но когда я строю планы... всякое случается. Приходит беда. Всегда. Поэтому я просто собираюсь действовать. Столько, сколько смогу.
- О большем никто и не просит, - ободрил его Айро. - Не концентрируйся на этом, племянник. У нас всех выдались тяжелые дни. Я уверен, как только мы отдохнем, дела пойдут на лад.
- Я знаю, что почувствую себя лучше только тогда, когда самолично проведаю Широнга, - мрачно сообщила Амая. - Если он мне позволит.
- Он знает, что это не ваша вина, - уверил её Зуко.
Она с сомнением подняла бровь.
- Как ты уверен насчет Аватара?
- О, нет, - вмешался Айро, прежде чем пролилась кровь. - Я видел, как мальчик позволил Океану захватить себя. То определенно была вина Аватара Аанга. - Он хмыкнул. - Подумать только, покоритель, учившийся у монаха Гиацо, одного из легендарных мастеров покорения воздуха, проявил такую доверчивость к духу.
- Вероятно, он считал, что сможет с ним подружиться, - съязвил Зуко. - Откуда ты знаешь про Гиацо? Я никогда не слышал ни о каких легендарных мастерах покорения воздуха.
- Есть источники информации, не одобренные Хозяином Огня, - сообщил Айро. - Когда я узнал имя, я смог навести справки. Ни один источник не выдал информацию, которая помогла бы в нашем случае, - добавил он, заметив злой взгляд Зуко. - Но мне было любопытно. Особенно когда я узнал, что монах считал Аватара Року одним из своих ближайших друзей.
- Можешь рассказать мне о нем? - Зуко не дрогнул под его взглядом, хотя и покраснел. - Гиацо принял меня за кого-то другого. Я просто хочу знать, за кого.
Айро скрыл смешок.
- А, ну, если я правильно угадал... Скорее всего, он подумал, что ты - дед твоей матери. - Он пожал плечами. - В тех записях, которые я видел, ничего не говорилось о том, что Кузон знал Аанга, но там есть упоминание о Гиацо.
- Наверное, бытность духом плохо сказывается на зрении, - буркнул Зуко. - Разве я похож на столетнего старика? - Взглянув на Амаю, он подобрался, но заставил себя расслабиться. - Знаете... у вас такой вид, словно вам надо ещё поговорить. Поэтому... позовите меня с крыши, когда закончите.
Выпалив это, он снова исчез.
Айро вопросительно посмотрел на целительницу.
- Ты что-то скрываешь, - ровно проговорила она.
- Это только подозрение, - признался он. - Не понимаю, какая может быть разница...
- Айро.
О, как сладко слышать его настоящее имя от этого воплощения красоты и отваги... кхм. Это случаем не снежок у неё в руках?
- Я не думаю, что это знание пойдет моему племяннику на пользу, - ответил Айро, проверив огонь, чтобы убедиться, что юноша находится за пределами слышимости. - У меня нет доказательств. Я основываюсь только на записи, которая служит подтверждением таким диким фантазиям.
- Расскажи мне.
Айро вздохнул.
- Когда Зуко был в Мире Духов, он искал помощи у Кузона. Мудрый ход: они родственники, пусть и никогда не встречались, потому что Кузон умер до рождения моего племянника. Позже я узнал, что его смерть была неестественной. Хотя ему было девяносто восемь лет, он был сильным покорителем огня, и я бы не удивился, доживи он до возраста Созина. Но он был в Списке Азулона. - Айро помедлил. - Зуко искал его, но не нашел. А я по опыту знаю, что духи совершенно точно знают, с кем разговаривают.
Амая позволила снежку снова стечь в чашку.
- ...Понимаю, почему ты не хочешь рассказывать ему.
- Да? - тихо спросил Айро. - Мой племянник был так одинок, так полон боли. Должен ли я сказать ему, что когда-то у него была семья, которая по-настоящему любила его, и радость, и мирная жизнь? Должен ли я сказать ему, что Аватару был дарован Гиацо, как друг и как наставник, в двух жизнях, в то время как дух, некогда бывший другом Аанга, теперь числится среди его врагов? - Он покачал головой. - У моего племянника хватает причин злиться на удары судьбы. Нет необходимости добавлять новые.
Амая кивнула головой.
- Ты когда-нибудь расскажешь ему?
- Когда придет время. - Когда Зуко узнает о Белом Лотосе достаточно, чтобы понять цель его существования. И почему они не действовали раньше.
Ещё один, более медленный кивок.
- Ты скрываешь что-то ещё?
- Многое, - честно признался Айро. - Но всё это не имеет отношения к нынешней ситуации.
- Слова-слова, - Амая встала, сложила руки на груди и оценивающе оглядела его. - У тебя недостаточно большая семья. Один племянник не может держать тебя честным.
Айро сохранил выражение любопытства на лице, пока он пытался разгадать, что скрывается за её непроницаемым выражением.
- Я надеялся, что он встретит милую девушку, но приходилось думать о вмешательстве Джета, и мы были очень заняты...
- Это не ему нужна милая девушка. - Синие глаза танцевали. - Хотя не думаю, что я была милой последние несколько десятилетий.
Айро медленно улыбнулся. Он помнил о том, чтобы позвать Зуко обратно в дом. Позже.

Глава 19

   "Тепло, - сонно думал Широнг, устроившись на камнях в зарезервированном Дай Ли дворцовом садике. - Спроси его, пусть подумает. Он находчив. Нельзя считать дело проигранным только потому, что ты не в состоянии помочь ему".
- Не думал, что можно заставить камни выглядеть удобными, - раздался насмешливый голос Ли.
Широнг приоткрыл один глаз чтобы взглянуть на целителей и повел плечом в некоем подобии пожатия плечами.
- Земля помогает нам выздоравливать, - он взглянул на Амаю. - Вы в порядке? Ли был потрясен, а дух лишь слегка задел его душу. Злые камуи могут заставить сильнейших из нас почувствовать себя так, словно выбрался из навозной кучи.
- Я поправляюсь, - тихо ответила Амая. - Позволите?
- Только не просите, чтобы я смотрел, - заявил Широнг, снимая слой верхней одежды. - Я всё ещё не уверен, что хочу знать, как близко был от края.
- Понимаю почему. - Обернутые водой руки гладкой прохладой скользили по его коже, успокаивая мелкие источники боли. - Хм-м.
Из уст другого целителя это замечание взволновало бы его, но у Амаи было доброе сердце. Она не станет напускать на себя задумчивость, если есть реальная опасность.
- Что?
Она убрала руки и уставилась на ученика, который сглотнул, но не отступил.
- Дух заморозил в нём жизнь, - прямо объяснил Ли. - Я просто... пытался это исправить.
- Думаю, ты перестарался, - буркнула Амая.
- С чем перестарался? - настойчиво поинтересовался Широнг.
Амая окинула взглядом садик и подняла бровь в молчаливом вопросе.
- Мы одни, хотя Кван скоро подойдет, - ответил Широнг. К счастью, это было легко устроить. Все знали, что Амая никогда не предаст пациента.
- Ли использовал технику, которую я приберегаю лишь для крайних случаев, - поделилась Амая. - Техника опасная, и даже когда она срабатывает - а так и произошло - она на несколько дней нарушает чи пациента. - Она задумчиво взглянула на небо. - Вы сражались с водой и темнотой. Пока возмущение не успокоится, ваша чи будет искать свет и огонь. - Она слегка нахмурилась, потом встряхнулась. - Думаю, это будет лучшим для вас рецептом: отдых, камень и солнечный свет. - Она кинула серьезный взгляд Ли. - Постарайся больше так не делать в ближайшее время.
Молодой человек кивнул, хотя и кинул ироничный взгляд на Внутреннюю Стену на западе со стороны озера Лаогай.
"Верно, есть предел тем обещаниям, которые можно сдержать, когда духи ломятся в дверь, - решил Широнг. - Кстати говоря..."
- Могу я поговорить с Ли наедине?
Синие глаза прищурились.
- Если вы хотите завербовать мальчика, которого я ещё не закончила тренировать...
- Нет, - поспешно возразил Широнг, пока Ли кипел от негодования. - Это... личное. "По крайней мере, для меня. Хотя Лонг Фэнг так не посчитает. Я - агент Дай Ли из Ба Синг Се. Город требует моих действий, невзирая на приказы моего руководителя".
И всё равно у него было чувство, что он шагнул с утеса в пропасть.
"Дыши. Действуй спокойно. Чем меньше людей знает, там в большей безопасности будет Ли".
Если Ли решит помочь.
"Ома и Шу, пусть так и будет. Я не могу сделать это сам".
И поэтому он втянет в дело мальчика-подростка. Чудно. Жаль, что он не может списать всё на сотрясение мозга.
"Учителя Аватара ещё младше, и у Ли есть голова на плечах. Когда у него остаётся время думать".
Эта мысль странным образом напомнила ему о Темул. Доклад с ясностью пузыря от ожога подчеркивал склонность покорительницы огня открывать рот и вставлять ногу. Но было что-то ещё... Он отогнал мысль на потом.
Амая вышла из садика, а Ли хмуро смотрел на него. Широнг сделал успокоительный вдох и жестом подозвал его ближе.
- Мне нужна твоя помощь.
Ли окинул его взглядом на-месте-ли-ваши-конечности, позаимствованным от своей учительницы, и поднял единственную бровь.
- Камуи?
- Не совсем, - вздохнул Широнг. "Это сложнее, чем я думал". - Твой дядя спросил, есть ли причина, по которой камуи оказался в озере. Она есть. - Он прямо встретил пылающий зелёный взгляд. - Бизон Аватара находится под озером Лаогай.
Ли примерз к месту. Широнг видел, как паника пыталась напрячь каждый мускул тела юноши, побуждая его ринуться в бой. Но Ли удержался, хрипло дыша, заставляя себя думать.
- Почему... как... зачем говорить мне?
- Синий Дух однажды уже помог Аватару, - ровно ответил Широнг. - Конечно, после случившегося на Северном полюсе ему, возможно, хочется обмотать Аватара цепью и скинуть с причала, но я надеюсь, что человек, разыскиваемый за вторжение в крепость Похай, проявит сострадание к жителям Ба Синг Се. Они не заслужили второго хайма-дзяо.
- Я не... понимаю, - выдавил Ли. - Это же животное. Оно умное, но...
"Осторожно, он испуган и зол. И я не могу его винить".
- Если записи об Аватаре Киоши верны, это не просто животное, - сообщил ему Широнг. - Это животное-проводник Аватара. Они духовно соединены. И когда их разлучают...
- Духи сердятся, - закончил Ли еле слышным шепотом. - О, Агни.
Широнг с облегчением вздохнул. "Он держится. Ома и Шу, а парень крепкий орешек".
- Боюсь, всё куда хуже.
- ...Ну, разумеется, - процедил сквозь зубы Ли, сел на траву, опустил голову и усилием воли начал быструю медитацию. Через какое-то время он выдохнул и кивнул головой. - Что за плохие новости?
- Я нашел доклад генерала Фонга о Состоянии Аватара, - осторожно начал Широнг. "Нашел" было не совсем корректным словом: бумага попалась ему вчера, пока он занимался легкой работой по сортировке документов. У него внезапно закружилась голова, он покачнулся, один офисный клерк налетел на другого... и целая полка рухнула им на головы. Очевидцы происшествия выкопали их из-под кучи свитков, и только гораздо позже он понял, что, сам того не зная, прихватил один из них с собой. Вероятно, его стоило немедленно вернуть, но он плохо себя чувствовал и ему было скучно... С тех пор он не скучал. Он был в ужасе, да, но не скучал.
- Генерал пишет, - продолжил рассказ Широнг, выбирая слова так же осторожно, как если бы шел по грозившему обвалиться склону, - что можно успешно вызвать это состояние, поставив под угрозу того, кто дорог Аватару.
Ли побелел.
- Он сошел с ума?
- Если и так, - "о, духи, нет!" - то, боюсь, Главный Секретарь поддерживает его взгляды. - Широнг облизнул губы. - Я не позволю, чтобы это случилось в моем городе. Я хочу сделать... что-нибудь, но...
- Вас разорвут на части ещё до того, как вы подойдете к Аппе, - голос Ли был суров, его глаза горели. - Не надо. Вы слишком сильно ранены, чтобы уйти незамеченным, а дело надо провернуть с первого раза. - Он моргнул, затем закрыл лицо руками, когда до него дошло, что он только что сказал. - О, чёрт...
От прилива надежды у Широнга перехватило дыхание.
- У тебя даже нет карты помещений!
- У меня её не было и на Северном полюсе, - Ли поднял голову, криво улыбаясь. - По крайней мере, там не будет снежного бурана.
- Ты проник на... - Широнг потер пальцами лоб, пытаясь унять головную боль. - Однажды нам надо будет сесть и как следует поговорить.
Ли усмехнулся, а потом вздрогнул от воспоминания.
- Фонг безумен. Аватар выглядит как двенадцатилетний мальчишка: мирный, безвредный. Но когда он... становится таким... Аанга больше нет. Есть только Аватар и элементы. И они злятся на тебя, злятся на всё вокруг.
- Ты собираешься сделать это, - Широнг покачал головой, пытаясь разобраться в затопивших его чувствах облегчения, благодарности и внезапно накатившей острой тревоги. - Я думал, после того, что ты видел...
- Последнее, что я хочу - это помогать Аватару, - проскрежетал Ли. Он стиснул зубы, выдохнул и разжал стиснутые пальцы. - И к вашему сведению, их план не сработает. Адмирал Джао был наглым и чересчур самоуверенным, и он не предвидел прихода Океана, пока не стало слишком поздно. Но там не Джао. Там Азула. Она - военный гений, и она читает доклады. - Ли холодно и горько усмехнулся. - Есть причина, почему Хозяин Огня пустил её по следу Аанга после провала Джао. Если кто и сможет придумать, как убить Аватара, то это она.
"Духи, - думал потрясенный Широнг. Ему это и в голову не приходило. - "Насколько же высокое положение занимал твой дядя... Нет, не спрашивай. Пока".
- Спасибо.
- Не благодарите, - голос Ли был жестким. - То, о чем вы просите, имеет цену.
"Чёрт". Ну, в прошлом он уже совершал ужасные вещи ради защиты города, одной больше, одной меньше...
- Скажите им, что я не гожусь в рекруты.
Широнг моргнул, не веря собственным ушам.
- Что?
- Я буду действовать против Дай Ли. И вы не можете быть уверены, что я не сделаю это снова. - Глаза Ли были твердыми, как нефрит. - Я давно потерял свою честь и не стану забирать вашу.
На какое-то время агент потерял дар речи.
- ...Никогда раньше я не верил в Семь Принципов.
- Вы знаете о принципах? - осторожно спросил Ли.
- Аватар Киоши записала их, когда изучала покорение огня, - объяснил Широнг. "Среди прочих вещей". - Я думал, что тот Народ Огня, который она знала, исчез, утонул в потоках крови. - Он криво улыбнулся. - Но вы не исчезли, да? Просто рассыпались по миру и живете своим умом. - "И своей честью". - Но, полагаю, даже сообразительность имеет свои пределы. Скажи дяде, что все уверены в безумии Джета, что никто, кроме меня, не заметил, что огонь был слишком высоким, и что ему следует быть осторожнее с нагреванием стали. Я не видел, как он зажег твой кинжал, а если бы видел кто-то другой, вас бы уже арестовали... Скажи ему сидеть тихо какое-то время. Я буду скучать по его чаю.
- ...Мой дядя не покоритель огня.
- Ты, - сухо сообщил Широнг, - никуда не годный лжец. - Он тихо посмеялся. - Я видел, как вы двое двигаетесь, и я видел, как вы сражаетесь. Тому, чему ты научился не у Амаи, ты научился у него. - Он пожал плечами. - Хотя я никогда не слышал о том, чтобы какой-либо покоритель тратил время на обучение того, кто не может прикоснуться к его элементу...
- Он же дядя, - тихо откликнулся Ли. - Он знает, что у меня мерзкий темперамент и ужасная удача. Он пытался научить меня, как остаться в живых. - Покоритель воды отвел глаза в сторону. - Я не всегда был хорошим учеником. - Тут зеленые глаза пристально взглянули в глаза агента. - Что вы будете делать?
- Делать с чем? - практично поинтересовался Широнг. - Амая спасла мне жизнь. Она спасла много жизней, многие из которых принадлежали моим товарищам. Если бы не твой дядя, мы бы потеряли её. Всё, что я собираюсь делать, это лежать здесь на солнышке и забыть о той ночи. Воспоминания умирающего могут быть ужасно нечеткими, так я слышал. - Он откинулся на камни. - Нет, думаю, я просто полежу здесь и расскажу тебе... ну, о таком месте, где ты никогда не побываешь, раз ты отказался стать рекрутом.
Натянутый как струна, Ли приготовился слушать.
- Темул, - вдруг спохватился Широнг, когда ранее недостающая деталь всплыла в его памяти при виде пристального взгляда Ли. - Спроси своего дядю о Темул. Она была покорительницей огня несколько веков назад... Думаю, она делала нечто обратное тому, что делаешь ты, приспосабливая движения покорения воды для покорения огня. - Что вовсе не обрадовало Аватара Киоши, если он всё правильно запомнил. Она держала народы порознь гранитным кулаком, спрятанным за золотым боевым веером. А то, что она сказала бы о покорителе воды со смешанной кровью, вероятно, нельзя было бы повторить в приличном обществе. - Если он что-то знает, это может пригодиться.
Ли один раз кивнул, запомнив имя.
- Озеро?
- А, да. Будет сложно...

***

"Бизон здесь. Бизон здесь. Агни, что же делать?"
Зуко смутно помнил, что Амая оставила его, направившись в клинику и велев ему идти на урок к Джинхаю. Он также помнил, как буравил взглядом всклокоченного мужчину, который пытался стащить его кошелек, и как впечатал в стену излишне назойливую руку ещё одного, прежде чем включил голову и ушел с многолюдных улиц на крыши. Там не было людей. Не было сбивающих с толку голосов, в смысле которых приходилось разбираться, в то время как весь мир, казалось, тонул в шипящем шуме. Только ветер и звуки большого города.
"Лучше".
Дыши. Вдох и выдох.
"Ты паникуешь".
Да, так и есть. Желание то ли невнятно бормотать, то ли размазать чьи-нибудь мозги о стену было красноречивым признаком. Нечестно, просто нечестно. Там, где был бизон, Аватар был неподалеку. План был не готов, у него не было времени!..
Нельзя паниковать здесь.
Основы. Когда мир распадается на части, держись основ. У него были новые неожиданные данные по противнику и цель, и он не будет проявлять готовую к бою реакцию.
"Стратегическое отступление. Найди безопасное место и пересмотри имеющуюся информацию".
То есть ему надо выбрать место и подвигаться. Движение поможет, движение всегда помогает. Ката, бег, борьба. Он всегда двигался гораздо лучше, чем облекал мысли в слова.
"Итак, двигаться, но куда?"
В клинику или к дяде? В клинике было безопасно, но Амая ничего не смыслила в тайных проникновениях. Вероятно, она попробует его отговорить, а он не мог отступиться. Он дал слово. Возможно, судьба всего города зависела от этого.
"Дядя".
Куда лучший тактический выбор при условии, что у Айро был опыт сражений, стратегии и знания об Аватаре. Но сейчас был разгар дня, и отвлечение дяди от работы может привлечь ненужное внимание. Смерть хайма-дзяо вовсе не означала, что за ними больше не следят. Как за Джинхаем...
"У меня есть определенный режим дня. Дай Ли знают об этом. Если я не появлюсь в доме Вэнов, они поймут, что что-то не так".
А нарушение режима дня может вызвать вопрос почему он был нарушен, и не он ли освободил Аппу...
"Они смогут отследить Широнга".
А это неправильно, несправедливо по отношению к агенту. Если мужчину захватят и допросят... Широнг не имел защиты, которую Амая дала Ли.
"Надо сделать так, чтобы всё выглядело как обычно".
Значит, дом Джинхая.
"Иди. Просто доберись туда. Доберись туда, где безопасно. Потом решишь, что делать дальше".
Он окинул взглядом окрестности, ориентируясь. Сузив фокус до где я и куда я иду, Зуко принялся скакать с крыши на крышу, стараясь ни о чем не думать. Дай Ли часто видели, как он приходил по крышам раньше. Он надеялся, что это не вызовет подозрений.
"Я не могу идти по улицам. Я что-нибудь сломаю. Или кого-нибудь".
А это расстроит дядю и Амаю. Духи. Он бы отдал что угодно, лишь бы рассказать им...
"Не думай об этом".
Аллеи, крыши и балконы, и он, наконец, спрыгнул на улицу рядом с домом Вэнов, чтобы хотя бы относительно вежливо зайти в дом.
"По шагу за раз".
- Ли! - просияла Суин, но тут же посерьезнела, заметив его взгляд. - Что-то случилось?
- Бывали дни и лучше, - сухо бросил Зуко и перевел взгляд на Джинхая. - Сегодня мы ограничимся простыми движениями. Тот случай с Амаей ударил... близко. Слишком близко.
- Что произошло? - спросила вышедшая из кухни Мейшанг, окинув его взглядом. - Вы выглядите так, будто вас протащили по колотому льду.
- Близко к истине: я чуть не утонул, - признался Зуко. - Это был пожирающий людей камуи. Мы его остановили. - Он поднял руку, прежде чем кто-то заговорил. - Если вам нужны детали, я расскажу после тренировки. Если я стану думать об этом до того... это было близко.
Падения, увертки, удары ногами, кулаками и ножом. Он прогнал их через все приемы, согреваясь от вида того, как они улучшили свои навыки всего за несколько недель.
"Возможно, мне больше не придется их учить.
Нет. Нет, чёрт побери! Я нужен моим людям. Я нужен им здесь!"

Должен был быть выход.
Джинхай тяжело дышал и с радостью упал на садовую траву, когда Зуко объявил конец тренировки. Суин была такой же взмокшей, но дышала легче. С выражением нестерпимого любопытства, она бросилась в дом, чтобы привести свою маму. Выйдя из дома, Мейшанг осмотрела своих потных детей и бросила на Зуко оценивающий взгляд.
- Это вы остановили духа?
- Я помог, - поправил её Зуко и кратко пересказал события той ужасной ночи, избегая самых кровавых деталей. Но он не мог избежать ключевых фактов: хайма-дзяо убил других покорителей воды и пытался совершить нечто худшее с Амаей. - Дядя говорит, что это дух теплых океанов, пустынь моря, - закончил Зуко. - Интересно, может быть поэтому Племена Воды держатся поближе к полюсам. "Интересно, почему подобные твари никогда не охотились на Катару? Она видела достаточно кровопролития, чтобы привлечь их. Идиот! Она же всегда с Аватаром. Хайма-дзяо, может, и не самые сообразительные духи на планете, но я сомневаюсь, что кто-нибудь из них настолько глуп".
- Она потеряла всех своих людей? - шмыгнула носом Суин и потерла глаза. - Это ужасно.
- Знаете, вы ведь тоже её люди, - сказал ей Зуко. - Она переживает за вас. Очень сильно.
- Я знаю, но... Думаешь, ей станет легче, если мы расскажем ей про мальчика из Южного Племени Воды, который находится здесь?
"Нет, не может быть".
Бизон Аватара был здесь. Проклятие, всё было возможно.
- Какой мальчик из Южного Племени Воды? - проскрежетал Зуко.
Джинхай с круглыми глазами бросился в руки матери, даже Суин побледнела.
- Он... Джия сказала, что его зовут Сокка...
Слова утонули в белом шипении ярости.
"Не двигайся. Не делай ничего".
Опустив голову и стиснув пальцами свой зелёный халат, Зуко дышал. И заставлял себя стоять на месте. Только пошевелись, и кипящий котел ярости, страха и разочарования переполнится, пролившись волной огня, которая ринется вперед и уничтожит...
"Это твои союзники. Это твои люди. Не двигайся".
- ...отойдите... скажите мне, где... всё в порядке, иногда Великие Имена...
Голос Мейшанг. Взволнованный, но не испуганный. Слава Агни, не испуганный.
"Не создавайте мне цель. Пожалуйста, я так зол..."
И испуган. Отчаянно испуган. Всё, что он строил, всё, что он планировал... всё разлеталось на части, как сложенные бумажки, брошенные в огонь.
- ... Мой лорд, вы слышите меня? Мой лорд, мой клинок ваш, против ваших врагов...
"Я нужен ей". Зуко заставил себя поднять голову, медленно возвращаясь в мир человеческих слов, понятий и голосов. Мейшанг стояла перед ним на коленях, положив рядом с собой сверкающий на солнце кинжал.
- Не... надо, - хрипло сказал Зуко, пытаясь успокоить дико бьющееся сердце. - Я не ваш лорд.
- Мой, - просто ответила Мейшанг. - Вы мой лорд. - Она подняла голову, с беспокойством осматривая его лицо. На её лице мелькнуло облегчение. - Вы обуздали ярость? Вы понимаете мои слова?
Зуко поморщился.
- Я... как вы?..
- Такое иногда бывает с покорителями огня, - поза Мейшанг расслабилась. - Я знала одного, много лет назад. Мой дедушка называл это яростью дракона. Драконы вылупляются без дара речи, в отличие от людей. Когда ярость овладевает ими, они теряют речь, и слова значат для них не больше, чем свист ветра. Отсюда это, - она грациозным жестом указала на свою коленопреклоненную форму. - Вы лорд здесь, и вы знаете, что я последую за вами. Это успокаивает дракона в крови и позволяет вам вернуться к человеческим словам. - Заметив его недоумение, она нахмурилась. - Разве ваш дядя не рассказывал вам?
- С дядей... такого не случается. - Драконья кровь? Он слышал легенды, как и все вокруг. "Но она не может говорить всерьез".
- Но я думала... ваш род... - Мейшанг закрыла рот и поморщилась.
- Что вы знаете о моей семье? - потребовал Зуко.
- Я... знаю, что вы - Великое Имя, - Мейшанг выглядела встревоженной. - Но если это пришло не со стороны вашего дяди, тогда... - Её зеленые глаза широко распахнулись. - О, вы говорили, что ваша матушка была целителем...
- Это не её вина! - взорвался Зуко. Вздрогнул и обуздал свой нрав, стиснув дрожащие руки. - Я просто... Я недостаточно хорош. Не знаю, почему это происходит, но внутри всё вспыхивает и слова улетают...
- Это не её вина, - твердо возразила Мейшанг. - Это её наследие. Такое бывает. - Она снова спрятала кинжал в рукаве. - Этот Сокка ваш враг?
"Ему пятнадцать". Но Азуле было четырнадцать, и разве это что-то меняло?
- Он... бывал им. - Зуко тщательно выбирал слова. - Он союзник Аватара, которого объявили угрозой Народу Огня.
- О, - скорее выдох, чем слово. Глаза, зеленые от воды Амаи, выражали боль. - Задание, которое вам никогда не пережить в одиночку. Духи, Ли! Вы же всего один покоритель огня!
"Но я не Ли".
- Таковы условия, - резко сказал Зуко. - Я дал слово.
Между ними повисла тишина. Зуко склонил голову и принялся подниматься на ноги.
- Простите...
- Мой лорд, со всем уважением... сидите на месте!
Он снова сел, ошеломленный. "Это точно был режим строгой мамы". Это задевало его гордость: она не была его мамой, и за ним не надо приглядывать...
"Но мне нужна помощь, - признался себе Зуко, проглатывая едкий, как кислота, комок. - Я не справлюсь сам. Мне нужна любая помощь, которую я смогу получить".
- Никогда не думала, что буду рада, что так часто ходила на заседания факультета... Что вы обещали Хозяину Огня? - напрямик спросила Мейшанг. - Что именно вы обещали?
- ...Я никогда не говорил с ним об этом, - с болью признался Зуко. - Он не хотел меня видеть, после. Она... кое-кто принес мне условия... - Условия, которые сломали его жизнь и навсегда отправили в изгнание.
- Открытая трактовка, - пробормотала Мейшанг и кивнула. - Так что вы пообещали сделать?
Даже сквозь ткань его ногти впились в ладони.
- Поймать Аватара. Покончить с его угрозой Народу Огня, моему народу.
- А кто мы такие? - прямо спросила Мейшанг. - Я, Хьёдзин, наши дети, все мы? Кто мы, мой лорд?
- ...Мой народ. - Зуко вытер со лба выступивший пот. - У меня болит голова. "У меня болит сердце".
- Могу себе представить, - она подошла ближе, медленно и осторожно. - Вы собираетесь поговорить с дядей?
Он резко утвердительно кивнул.
- Я должен, - выдавил Зуко. - Дело не только в Сокке, вы не понимаете... Я должен убедиться, что бизона больше здесь нет, должен заставить проклятых духов перестать использовать город в качестве тренировочной площадки... - Белый шум снова угрожал поглотить его, и он обхватил голову руками.
- Подождите совсем немного, - Мейшан вскочила на ноги и бросилась в дом, быстро вернулась, таща за собой бледную Суин. - Иди с Ли. Убедись, что он дошел до дяди, и возвращайся домой.
- Хорошо, - неуверенно согласилась Суин. - Что случилось?
- Это сложно, - Мейшанг нагнулась и прошептала что-то девочке на ухо. Суин вздрогнула и глотнула воздуха. Отойдя в сторону, Мейшанг снова посмотрела на Зуко.
- Мой лорд, я верю, что вы проследите за безопасностью моей дочери, пока она будет с вами.
"Чтобы я ничего не натворил, пока она со мной". Зуко с благодарностью уцепился за эту мысль.
- Я буду осторожен.
- Лучше бы так и было, - согласилась Мейшанг. - Вы нужны нам больше, чем вы думаете.

***

- Как это его здесь нет?
Суин постаралась не отпрянуть, услышав грозное напряжение в голосе Ли. Спасало то, что Пао выглядел скорее несчастным, чем злым, шмыгая носом и стеная над своей чашкой чая.
- Он уволился! - горько пожаловался владелец чайной. - Эта дворянская сволочь Квон предложил ему собственную чайную в Верхнем Кольце! И он согласился! Даже после того, как я обещал ему должность старшего главного помощника!
- И чем бы это отличалось от того, чем он занимался раньше? - сухо поинтересовался Ли.
- ...Он бы заваривал больше чая?
У Ли был такой вид, словно он не знал, плакать ему, смеяться или что-нибудь поджечь.
"Оставайся с ним, чтобы он остался в живых, - сказала ей мама. - Я потом всё объясню. Будь осторожна".
Это было куда страшнее, чем ходить по Нижнему Кольцу в одиночку. Хотя прогулка в компании Ли, кажется, заставляла людей, которых она обычно опасалась, идти другой дорогой.
- Это же хорошая новость, правда? - отважилась Суин. - Он обязательно захочет с тобой поделиться. А в это время ты обычно в клинике.
Какое-то время Ли словно смотрел сквозь неё, потом кивнул.
- Ты можешь с ним поговорить! - Пао кинулся было к нему, но передумал, заметив прищуренный взгляд Ли. - Убеди его вернуться!
- Дядя любит чай, - отрезал Ли. - Если он ушел, то не вернется.
Пао плакал, когда они ушли.
- Ты мог бы вести себя помягче, - выругала его Суин, когда они шли по улице. - Даже если у тебя выдался плохой день.
- Ты даже понятия не имеешь, - Ли помотал головой и постарался сдерживать свой тон. - Суин, последнее, что нужно Пао, это чтобы мы с дядей были там. Дело может кончиться... плохо. И скоро.
"Насколько плохо? - хотелось спросить Суин, но ей было страшно.
- Ты расскажешь мне? У Амаи?
- Твоя мама велела отвести меня к дяде и вернуться домой. Она не хочет, чтобы ты пострадала.
"Мальчишки!"
- А мы не хотим, чтобы пострадал ты!
- Я не могу... Тебе не следует... - Ли сжал переносицу и вздохнул. - Спроси дядю. Я... не могу собраться с мыслями прямо сейчас.
Ну, он хотя бы это понимал, что ставило его на ступеньку выше Мина.
Дядя нашелся в клинике, где он с улыбкой распивал чай в обществе Амаи. Его улыбка быстро переросла в мрачную озабоченность в тот же миг, как он увидел лицо Ли.
- Племянник?
Ли заглянул за ширму, отделяющую отдыхающих пациентов, выжал из себя улыбку для матери, кормящей младенца, жар которого спал, подошел ближе, чтобы его слова не были слышны за ширмой.
- Бизон под озером Лаогай. - Он ткнул пальцем в Суин. - И она что-то знает про Сокку. - Он просительно склонил голову. - Мастер Амая, я... хочу побить лёд в вашем саду. Много льда.
Тихие шаги, и он исчез.
- О, духи, - вид у дядя был похоронный. - Что вам известно, юная госпожа Суин?
- Ну, я...
Лёд трещал и хрустел столь же громко, как и камни, которые в таких случаях колол Мин.
- Он где-то в Верхнем Кольце, - затараторила Суин. - Он должен быть там, или он бы не ввалился на занятие госпожи Макму-Линг. Джия видела его, он из Южного Племени Воды, и я подумала, что, может быть, вы захотите с ним встретиться. - Она посмотрела на Амаю широко раскрытыми глазами. - Ли вел себя странно ещё до того, как я рассказала. Он давал очень простые задания, как будто старался о чем-то не думать. А потом, когда я назвала имя Сокки, я подумала... Это было страшно!
- Ещё бы, - пробормотал дядя. - Расскажите мне всё, что знаете, и точно опишите всё, что видели.

***

"Они здесь, - размышлял Зуко, пока вокруг таяли разбросанные осколки льда. - Эти идиоты здесь, и я должен что-то сделать. Должен!"
Что-то, но что?
"Даже если я смогу его найти..."
О, примем за данность, что там, где находится Сокка, неподалеку обнаружится и Аватар.
"Если я найду его... это будем только я и дядя, посреди Ба Синг Се. Если он войдет в Состояние Аватара... могут пострадать тысячи людей".
Не то чтобы он мог позволить себе переживать об этом, когда речь шла о его долге перед его народом.
"Но... мои люди живут и здесь тоже. Что мне делать? Я не могу сидеть сложа руки, но я не знаю, что..."
Паника, старый враг. Он знал её медный вкус, как она превращает мир во врага, которого надо уничтожить, и отсекает любые слова, противоречащие этому. Вспомнив дядин урок выживания, Зуко сел.
"Ой".
Он опустился на колени, отбросил в сторону несколько кусков льда и снова сел. И принялся дышать.
"Выживание. Основы. Чем ты располагаешь? Что тебе нужно?"
У него была информация об Аватаре и бизоне. Ему был нужен...
"Мой народ и его безопасность".
Если он поймает Аватара, они будут в безопасности...
"Могу ли я сделать это?" Зуко без всякой жалости призвал все свои сомнения. На кону стояли жизни, а не только его честь. Он не мог позволить себе быть оптимистом. Он не мог позволить себе ошибиться. "Он Аватар, мастер воздуха, а к этому времени, вероятно, уже мастер воды и земли. Я даже не стал мастером огня. А в покорении воды Катара от меня мокрого места не оставила бы. Я умею исцелять, но мы с Амаей сами изучаем боевые приемы. Против тренированного покорителя воды мы пепел".
"Он Аватар, и он не один. И я знаю, как Дай Ли любят поддерживать тишину и спокойствие. Я не могу сражаться сразу против всех.
Вспомни, вспомни, что сказал дядя. Азула могла бы поймать Аватара, но сможет ли она его удержать, не убивая?
Я... не могу".

От этой мысли было больно, как от огня, как от стискивания острого края озерной льдины, который резал, вызывая онемение и боль как мало что ещё на свете.
"Я не буду плакать".
Зуко долгие минуты сидел, сжав руки на коленях, стараясь не думать. Боль не была врагом. Люди считали её таковым, но они ошибались. "Боль была предупреждением: чего-то не хватает, что-то сейчас сломается". Но он уже был сломан. Ему ничего не оставалось, кроме как принять боль и ждать, когда страдание прекратится, когда оно проникнет в самые его кости, где его можно будет признать... и игнорировать.
"Я не могу поймать Аватара, но я должен защитить мой народ".
Как внутри, так и за пределами стен. Агни, это было так похоже на Северный полюс. Как мог Аватар дважды совершить такую глупость?
"Как бы я хотел наорать на него. Как бы я хотел взять его за шкирку и трясти, пока у него не застучат зубы..."
Что-то белое кружилось по ветру. Он взобрался вверх, подпрыгнул, вскарабкался - Зуко стоял на крыше клиники, схватив летящий по воздуху лист бумаги...
Объявление, аккуратно и профессионально написанное, с изображением существа, которого люди не видели сотню лет.
Зуко погрозил небу кулаком, страстно желая знать о духах воздуха достаточно, чтобы пинками гнать их до самых нижних глубин логова Ко.
- Я уже знаю!

***

- Думаешь разумно оставлять его там одного? - озабоченно спросила Амая по дороге к Внутреннему Кольцу. Она постоянно оглядывалась назад, словно ожидая увидеть, как молодой покоритель огня выскочит из толпы.
- Он обещал, что останется, - мрачно ответил Айро. "А он держит обещания. Как правило". - Он попросил нас разведать ситуацию. Значит, он думает.
- Но если он задумал...
- Мы не знаем, что он задумал, - прервал её Айро. - Но если бы он хотел вести себя безрассудно и импульсивно, то уже перешел бы к действиям.
Амая закатила глаза.
- Ты же его дядя. Разве ты не можешь просто сказать ему "нет"?
- Строго говоря, не могу.
Целительница осеклась на полуслове и окинула его взглядом.
- Туи и Ла, почему?
- Кронпринц рангом выше генерала, - просто ответил Айро. - Если бы я стал приказывать ему перед солдатами, это подорвало бы дисциплину. Что неприемлемо на борту любого корабля, не говоря уже о корабле, полном покорителей огня.
- ...Неудивительно, что у него проблемы с отношением.
- Думаю, отчасти в этом виновато его ранение, но я согласен, - признал Айро. - Я всегда радовался, когда у нас был шанс сойти на берег, подальше от посторонних глаз. Тогда я мог быть отцом, в котором он нуждался, а не просто высокопоставленным стариком. - Он улыбнулся. - В каком-то смысле, вылазка моего племянника на Северный полюс была лучшим, что с нами случилось за долгое время. Если бы нас не отрезало от Народа Огня, если бы мы не были предоставлены сами себе, я никогда не смог бы действовать как его дядя и учитель. А он нуждается во мне, и куда больше, чем я полагал.
- Ему нужно, чтобы ты сказал ему "нет", - практично заметила Амая.
- Нет, - возразил Айро. - Его честь и его верность стоят на кону, как и жизни всех жителей Ба Синг Се. Чем дольше Аватар остается здесь, тем больше у Народа Огня времени собрать силы против города.
- Они пытались завоевать нас годами, - Амая кинула на него косой взгляд. - Ты как никто знаешь об этом.
- Да, последняя осада ставила своей целью завоевание, - голос Айро стал жестким. - Но Хозяин Огня прекрасно знает, какую силу может получить Аватар. Он знает, что ни одно другое существо не сможет разгромить его армию на корню. Пока Аватар остается в этих стенах, целью Народа Огня будет не завоевание, а уничтожение. - Он отвел глаза в сторону. - Ты не видела, на что способен род Созина, когда хочет разрушать. Вспомни о покорителях воздуха. Вспомни, что силы Созина уничтожили их народ за один день. - Он покачал головой. - Вот что ожидает Ба Синг Се, если Аватар останется здесь.
Амая сглотнула ком в горле и побледнела.
- Поэтому я буду спорить с моим племянником, буду давать ему советы по мере своих сил, но не стану отговаривать его от действий. - Айро криво улыбнулся. - Мы подлатали наше судно посреди бушующего шторма. Теперь посмотрим, выдержит ли оно, и будем готовы вычерпывать воду.
- ...Ты безмерно веришь в этого мальчика.
- В нем гораздо больше от отца, чем он хочет думать, - сказал ей Айро. - И это не такое уж плохое наследие, как можно подумать на первый взгляд. Его матушка была нежной, доброй и благородной, но она избегала конфронтации до тех пор, пока не оставалось другого выбора. А к тому времени был совершен огромный вред. А моя семья... Мы не мучимся угрызениями совести, когда первыми наносим удар, и вкладываем в него столько силы, чтобы второго не понадобилось. - Он пожал плечами. - Я пытался научить его сочетать то и другое. Если нам повезет, мы добьемся успеха. Это тот дом?
- Согласно объявлению, адрес верный, - Амая кивнула головой на маленькое поместье справа. - Всё это так странно...
- На Южном полюсе мы были единственным кораблем, оказавшимся достаточно близко, чтобы увидеть свет пробуждения Аватара, - сказал ей Айро. - Мы зашли в порт, чтобы найти замену игральной кости с лотосом, и нашли пиратов, у которых Катара только что украла свиток покорения воды. В следующий раз мы пристали к тюремной барже, чтобы пополнить запасы угля... и нашли её ожерелье, а потом и охотницу за головами, которая смогла найти их след с его помощью. Даже путешествуя в одиночку посреди равнины, не думая о поисках Аватара... мы нашли мех бизона и встретились в очередной раз. - Он вздохнул. - Мой племянник искусный следопыт, настойчивый и прекрасно обученный предсказывать действия противника, но я верю, что духи хотят, чтобы он преследовал Аватара. - Его глаза прищурились. - Преследовал, но не поймал. Много-много раз Аанг проскальзывал у него между пальцами... Если я когда-либо встречу тех, кто задумал этот жестокий заговор, у меня найдется, что им сказать.
- Возьми меня с собой, - буркнула Амая. - У Ли есть дар. Может, он и не так быстро учится, как некоторые, но он педантичен. Он не просто излечивает то, что видит, и считает работу законченной, он слушает энергию. - Она решительно посмотрела на Айро. - Сделай так, чтобы всё получилось. Я хочу, чтобы он вернулся.
Айро поклонился ей и исчез из вида за домом Аватара. Там он вытащил кремень из рукава и стал негромко стучать по фундаменту.
"Надеюсь, что я прав, и Слепой Бандит видит яснее, чем те, у кого есть глаза".

***

Тук-тук-тук.
Тоф вздохнула и скрыла гримасу. Стук пяткой по стене не совсем заглушал шорох карт, в которые играли Катара с Соккой, но он нарушал взволнованный топот ног Аанга, когда он ворвался в переднюю дверь с Момо на плече.
- Я только что закончил разбрасывать объявления! Кто-нибудь уже приходил с новостями об Аппе?
...И то, что Легкие Ноги не видел связи между этими двумя предложениями, временами заставляло Тоф почувствовать желание разбить себе голову, а не пытаться учить его покорению земли. О, Аанг был достаточно хорош, чтобы выбить пыль из халатов большинства покорителей земли. У него было больше силы, чем у любого другого виденного ей покорителя, а сила могла прикрыть многие огрехи техники.
"Но если бы он потратил время на то, чтобы сделать всё правильно, он был бы несравненно лучше".
Аанг не хотел тратить время на то, чтобы делать всё правильно. Усвой движение настолько, чтобы оно заработало, и иди дальше. С одной стороны, Тоф это понимала. На конец лета у Аанга было назначено свержение Хозяина Огня, и чем больше приемов он выучит к тому времени, тем лучше. Но она не собиралась терпеть отношение Аанга к тренировкам. Если бы от неё зависела судьба мира, она вставала бы до рассвета и падала на постель только тогда, когда больше не могла двигаться. Аанг же считал, что "упорно тренироваться" значит "тренироваться, пока я не устану, мне не станет скучно, или мимо не пролетит бабочка".
Урок за уроком она пыталась выбить это из него, но каждый раз, как она подводила его к краю, каждый раз, когда она думала, что наконец-то Аанг начал понимать, что, если надо, можно продолжать и дальше той черты, где начинает всё болеть...
- Прошел всего один день, - Катара обмахивалась картами. - Будь терпелив.
Угу, Катара в своем стиле - тут же бросается утешать. Это будило в Тоф желание рвать на себе волосы или зарыться в землю и не выходить.
Она почувствовала, как подбородок Аанга ударился о стол, и его вздох, достаточно громкий, чтобы почти заглушить деловые шаги, направляющиеся к двери. Среднего веса, чуть выше Катары, и, определенно, женщина...
Стук в дверь, и до Аанга наконец-то дошло, что там кто-то стоит.
- Ого, ты права! Терпение и правда оправдалось, - он полетел к двери. - Привет! Вы здесь насчет Аппы?
- Я пришла встретиться с дальними родичами, - судя по голосу, этой женщине было столько же, сколько и маме Тоф. - Я слышала, что здесь живут члены Южного Племени Воды.
- Вы пришли проведать Сокку? - голос Катары был полон недоверия. - Стойте... Вы же из Северного Племени Воды! Что вы делаете в Ба Синг Се?
- Исцеляю, по большей части.
Тоф пропустила остальные любезности мимо ушей, уловив знакомый ритм, отдающийся в полу. Это была... главная музыкальная тема турниров "Дрожь Земли".
"Кто-то хочет поговорить со Слепым Бандитом".
Она выскользнула в заднюю дверь, потянувшись слухом и чувствами... и широко улыбнулась.
- Эй, дядя.
- Добрый день, Тоф.
Она почувствовала вежливый поклон Айро по смещению его веса и встала рядом с ним в прохладной тени.
- Стоит ли мне спросить, зачем ты здесь, или списать всё на пронырливого старого дракона?
Айро засмеялся.
- Боюсь, это долгая история. И я бы предпочел не рассказывать её здесь, где за вами следят Дай Ли, хотя не думаю, что они увидят нас здесь. Амая, вероятно, достаточно их отвлекла, разговаривая с Катарой и Соккой о своем и их племени, чтобы дать нам время для беседы.
Тоф подняла бровь.
- Ты знаешь леди внутри?
- Она мой весьма дорогой друг.
И не только, судя по радости и доброму юмору, которые исходили от его позы. "Ну, ладно, дядя!"
- Итак... ты хотел поговорить со мной, - поняла Тоф. - И ты хотел поговорить без них, - она ткнула пальцем в сторону дома, - потому что они знают, что там, где ты, там и твой племянник, а Катара до сих пор бесится, что он привязал её к дереву.
- Не самый удобный способ плена, - согласился Айро. - Да, он мог бы быть и поаккуратнее, но так она оставалась на виду, в нашем поле зрения. Что не позволило пиратам совершить... много вещей.
- Ты про тех пиратов, что работали на Зуко? - напрямую спросила Тоф.
- Про тех пиратов, которые заключили с моим племянником союз, чтобы вернуть свиток покорения воды, украденный у них Катарой, - сухо отозвался Айро. - Немногие могут украсть у пиратов и рассказать об этом. Те, кто так делают, особенно молодые женщины, часто жалеют об этом.
- ...Сахарная Царевна опустила эту деталь, - нахмурилась Тоф. Она знала, что Катара не всё рассказывает, но воровство? И Айро не лгал. - Ладно, я слушаю.
- Мы с племянником знаем, где, возможно, держат Аппу. Но нам нужна помощь покорителя земли.
- И вы хотите, чтобы я помогла? - Тоф скрестила руки на груди. - Разве вы не пытаетесь поймать Аанга?
- Я бы предпочел этого не делать, - уверил её Айро. - Мир достаточно долго был лишен равновесия. Но мой племянник... - он вздохнул. - Моему племяннику предстоит нелегкий выбор. Я не уверен, что он предпочтет, но если бы он нашел помощь там, где не ждет, и разумный совет от союзника Аватара, который не испытывает к нему ненависти...
Она чувствовала исходящую от его напряженной позы надежду, отчаянное волнение за Зуко, контролируемый страх за неё и людей внутри дома. Она сложила это с тем, что он говорил о пиратах...
- Мы в беде, да? - выпалила Тоф.
- В серьезной опасности, - подтвердил Айро. - Достаточно серьезной, чтобы мой племянник рискнул жизнью, чтобы защитить вас, если придется. И мы на самом деле будем рисковать жизнями. Если Дай Ли узнают, что люди из Народа Огня в Ба Синг Се... беды не избежать.
"И не только тебе", - подумала Тоф, вспомнив смеющегося стражника и счастливых детей.
- Ладно, ты меня уговорил, - она подняла руку, прежде чем он успел открыть рот. - Уговорил выслушать его, пока что. Если мне не понравятся его слова, я уйду. И если кто-либо из вас нападет на Аанга, Слепой Бандит возьмется за камень. Понял?
- Яснее некуда, - веселье и уважение исходили от его голоса и от земли.
- Хорошо, - кивнула Тоф. - Дай мне что-нибудь им сказать... О! - Да, это сработает. Аанг не слишком горел желанием заниматься своими уроками. - Я скажу им, что собираюсь снова проведать Лули. Аанг ничего не смыслит в нефрите...
- Лули, жену Хьёдзина? - переспросил Айро.
- Ты её знаешь?
- Да, - подтвердил Айро. - Хотя они не знают моего имени. А моего племянника они знают как Ли. - Он остановился, раздумывая. - Я с радостью встречусь с тобой там, где у нас будет общий друг. И где присутствие стражника гарантирует, что никто не будет вести себя... импульсивно.
Нейтральная земля. Он настроен серьезно.
- И будет легче проскочить мимо Дай Ли, если мы придем порознь, - согласилась Тоф и широко улыбнулась. - Ну? Иди! Я хочу услышать, что Живчик скажет в свое оправдание.
- Живчик? Вот уж точно, - посмеиваясь, Айро тихо ушел.
"Ладно, а вот и я". Тоф снова зашла внутрь и втянула воздух.
- Ребята...
Раздался стук в дверь, и Аанг бросился открывать.
- Может, на этот раз! - Он распахнул дверь и хлопнул глазами. - Джу Ди?
Амая отступила назад, подальше от зоны видимости, поняла Тоф.
- Здравствуйте, Аанг, Катара, Сокка и Тоф, - приветствовала их Джу Ди со своей жутковатой улыбкой.
- Что с вами было? - спросил Сокка, выбежав вперед на пару с Катарой. - Дай Ли бросили вас в тюрьму?
- Что, тюрьма? - отмахнулась Джу Ди. - Разумеется, нет. Дай Ли - защитники нашего культурного наследия.
Страшно было то, что она в это верила.
- Но вы исчезли на приеме у Царя Земли, - сказала Тоф, сбившись в кучу вместе с остальными. Если Амая не хотела, чтобы её видели, на то была хорошая причина.
- О, я просто уехала отдыхать на озеро Лаогай, за город, - весело ответила Джу Ди. - Это так расслабляет.
Судя по шарканью ног Сокки, он на это не купился. Тоф снова захотелось, чтобы он не был так по уши влюблен в Суюки. Сокка был вовсе неплох.
- А потом они заменили вас какой-то другой женщиной, которая сказала, что её тоже зовут Джу Ди, - возразила Катара.
- Я Джу Ди.
"Намек, Катара, - хотелось закричать Тоф. - Здесь что-то не так!"
- Почему вы здесь? - спросил Аанг.
Зашуршала бумага, когда Джу Ди вытащила что-то.
- Разбрасывать объявления и расклеивать плакаты запрещено в стенах этого города. Не без соответствующего разрешения.
Ну, разумеется. Эх, и зачем они пришли сюда?
"Потому что Аанг не может жить без Аппы. И, кажется, в буквальном смысле".
- Мы не можем сидеть и ждать разрешения на всё! - возмутился Сокка.
"А, наконец-то он понял!" Тоф чуть не вскинула руки и не прокричала ура.
- Вам строжайше запрещено правилами города продолжать расклеивать плакаты.
... Ладно, это было жутко. Никто не должен с такой радостью разрушать чужие планы... ой-ёй. Напряжение ног Аанга не сулило добра.
- Нам нет дела до правил, и мы не будем спрашивать разрешения! - завопил Аанг.
Тоф усмехнулась. Ну почему она не могла получить такую реакцию при тренировке?
- Мы сами найдем Аппу, - продолжал бушевать Аанг, выталкивая испуганную женщину за дверь. - А вы держитесь от нас подальше! - Он захлопнул дверь прямо перед носом Джу Ди.
- Это может выйти нам боком, - задумчиво заметил Сокка.
- И гораздо сильнее, чем вы думаете, - заговорила Амая. - Она доложит обо всём Дай Ли. Система довольно регламентированная, поэтому может пройти несколько часов... Но доклад от этой Джу Ди имеет приоритет, раз её приписали к группе Аватара.
- Этой Джу Ди? - накинулась на неё Катара. - Вы говорите так, словно... их несколько.
- Их сотни.
"Дядя прав, - подумала Тоф, чувствуя холодок. - Мы в беде".
- Но так неправильно, - возразил Аанг, всё ещё пылая. - То есть, конечно, могут быть две женщины с одинаковым именем, но сотни?
- Ли был прав, - еле слышно пробормотала Амая, так тихо, что только чуткие уши Тоф услышали её. - Вы наивны. - Она немного качнулась на пятках назад, и Тоф сквозь пол почувствовала холодную дрожь её гнева. - Ты же целитель, Катара. Разве ты не пыталась излечить их?
- Излечить от чего? - пожала плечами Катара. - Джу Ди - кем бы она ни была - странная, но она не больна.
- ...ЯгСда должна была рассказать тебе о душевных травмах на второй неделе обучения.
- Да, но, - пожал плечами Сокка, - на самом деле Катара тренировалась с этим старым морским черносливом, Пакку...
- Это было потрясающе! - разочарование почти испарилось из позы Аанга, и он с улыбкой запрыгал по комнате. - Он сказал, что не будет её учить, и она расколола пол в приемной зале и бросала в него ледяные диски-лезвия, и оттолкнула его воду...
- Ты - недоученный целитель, - слова Амаи как ножом отрезали радостное многословие Аанга. - У тебя обручальное ожерелье Мастера Пакку. Я подумала, что ты наверняка обучена. Я надеялась, что вы всё поняли и просто ждёте своего часа, чтобы сбежать. Хотя немногие из нас получают шанс сбежать из лап Лонг Фэнга... - она выдохнула морозное облачко, в её позе боролись гнев и печаль.
- Моё ожерелье досталось мне от мамы, - сердито откликнулась Катара. - Пра-Пра Канна привезла его с собой. И я обучена!
- Это правда, - вмешался Аанг, подняв руки, чтобы утихомирить спорящих. - Она мой учитель по покорению воды.
- А я думала, что это Ли легко выходит из себя, - сказала Амая больше для себя и покачала головой. - Я не могу остаться. Дай Ли позволили мне небольшую свободу, потому что моё лечение приносит им пользу, но я не смею полагаться на их добрую волю. - Выдох. - Не дай Дай Ли узнать, что ты не полностью обучена. Вероятно, это единственное, что удерживало Лонг Фэнга от того, чтобы захватить одного из вас и... повредить ваш разум. Вы не Народ Огня, у вас нет силы сопротивляться, даже на то время, что потребуется на спасение.
- Как вы можете говорить, что они лучше, чем мы? - ахнула Катара. - Разве вы не знаете, что они сделали? Что они пытались сделать? Они пытались убить Луну!
Сокка сдвинулся с места, проверяя свой бумеранг, и Тоф поморщилась. "Ну вот, теперь никто не станет её слушать".
Судя по тихому вздоху Амаи, она поняла это и без покорения земли.
- Я сказала, что их разум сильнее и лучше сопротивляется воздействию Лонг Фэнга. До определенной степени. Они ломаются, но не гнутся. - Она выпрямилась во весь рост, и Тоф почувствовала кипящий в ней гнев, когда она указала пальцем на Аанга. - Если ты отказываешься это понимать, Аватар... если ты отказываешься узнать, почему и как они обрели такую силу... то ты никогда не научишься покорять огонь. И мир останется вне равновесия, и каждый из нас пострадает.
- Нет! - запротестовал Аанг. - Я одолею Хозяина Огня, и война закончится. И я никогда не стану изучать покорение огня! - Тоф почувствовала его взгляд на Катару по тому, как у него перехватило дыхание. - Я никогда не сделаю больно тому, кого я... кто мне небезразличен.
- Тогда мне больше нечего здесь делать, - просто ответила Амая. - Я желаю вам удачи и надеюсь, что вы сбежите.
- И всё? - возмутился Сокка. - Вы же из Племени Воды! Вы знаете, что Дай Ли плохие парни. Помогите нам!
- Я из Племени Воды, - развернувшись у самой двери, сказала Амая железным голосом. - Я последняя из Племени Воды в этих стенах, за исключением вас и моего ученика, Ли.
"Живчик её ученик?" Тоф чуть не присвистнула. "И он позволяет ей называть себя "Племенем Воды"?
- Две недели назад нас было почти два десятка, покорителей и нет, - продолжила Амая, её скорбь и боль растекались вокруг неё сквозь пол. - Теперь они все мертвы. Из-за войны, из-за того, что духи неспокойны. Потому что один злой камуи прошел по кровавому следу в Ба Синг Се, а ты... - она сделала шаг к Аангу, который отпрянул назад, - ты не почувствовал ничего.
- Я... я не знал, - заикаясь, пробормотал Аанг. - Я не... почему мне никто не сказал?
- Потому что в Ба Синг Се нет войны, - зло отрезала Амая. - Лонг Фэнг хочет, чтобы ты сидел тихо и спокойно, пока он не найдет способ использовать тебя так же, как он использует всех вокруг.
"Она высказывает догадки, - рассудила Тоф. - Но она практически уверена в этом".
- И ты Аватар. Тебе полагается чувствовать, когда духи гневаются. - В голосе Амаи прорезалась боль. - Дай Ли - всего лишь люди, одаренные покорители, но люди. И всё же они выследили его, нашли и остановили. Некоторые из них при этом погибли. Я обязана им жизнью. - Она перевела взгляд на Сокку. - Зовите их злыми, если хотите, но целых сто лет, на которые Аватар оставил этот мир, они были единственным, что стояло между Ба Синг Се и уничтожением. - Она покачала головой. - Я иду домой. Надеюсь, ты найдешь своего бизона и уедешь.
Дверь закрылась, как крышка гробницы.
- А я-то считала Джу Ди странными, - с беспокойством сказала Катара.
- Она сказала правду, - вмешалась Тоф. - Она была злая и испуганная, но эти чувства были настоящими. - В отличие от Джу Ди. Они не лгали... но они почти ничего не чувствовали, когда что-то говорили. Не так, как чувствуют нормальные люди.
- Не может быть! - запротестовал Аанг. - Я бы знал! Я же Аватар!
- Ладно, - передернула плечами Тоф. - И как же работает это твое чувство духов?
- Эм-м...
- Не хочу это признавать, но, может быть, Амая права, - неохотно высказался Сокка. - Я не говорю, что она права! - поспешно добавил он, когда Аанг обиженно поджал пальцы ног. - Но ты же был там, у пруда, в Оазисе Духов, и ты не знал, что задумали рыбки, пока ты - пуф! - не исчез, оставив свое тело там, где Зуко смог его похитить.
- Тебя мы вернули, - мрачно вмешалась Катара, - но Юи...
- Ага, я никогда не прощу Принца с Хвостиком за это, - выдохнул Сокка. - Дело в том, Аанг, что мы не знаем. И меня всё больше мучает недоброе предчувствие, как много мы не знаем об этом городе.
- То есть, ты хочешь, чтобы мы слушались Джу Ди? - потребовал ответа Аанг. - Чтобы мы сидели дома, пока Аппа где-то там?
- Я этого не говорил...
- Хорошо! Потому что с этого момента мы делаем всё, чтобы найти Аппу!
- Ура! - возликовала Тоф, чувствуя ногами его гневный взгляд. "Наконец-то, хоть какой-то намек на характер! Продолжай в том же духе, и мы обязательно чего-нибудь добьемся". - Так что мы будем делать? Закопаем Дай Ли? Возьмем штурмом дворец? Похитим Царя Земли? Эй, если нарушать правила, так чего мелочиться?
- ...Вообще-то, я думал о том, чтобы расклеивать плакаты, - признался Аанг.
"Лоб, познакомься, это ладонь. И ещё раз".
Её преследовало это желание всё то время, что Сокка, Аанг и Катара расхаживали по городу, расклеивая плакаты.
- Мы обойдем бСльшую территорию, если разделимся, - с удовлетворением предложил Сокка. - Тоф, думаю, тебе лучше пойти со мной.
- У меня идея получше, Лежебока, - брюзгливо отозвалась Тоф. - Я пойду снова встречусь с Лули. Я хотела кое-что спросить у неё, а если мы найдем Аппу, у меня не будет времени её навестить.
"Наконец-то отвязалась от них".
Пока она шла по шумным улицам, у неё было время подумать. Она поморщилась. "Может, это была плохая идея".
Да, может быть. Дядя казался вполне приличным человеком. И всё, что Тоф приходилось слышать о Драконе Запада, указывало на то, что он был одним из самых благородных покорителей огня на свете. Если он сказал, что хочет поговорить, она верила ему.
"Зуко поклялся честью поймать Аватара. Это всё-таки может оказаться ловушкой".
Про изгнанного принца можно было много чего сказать, но он не был глупым. Он дал им уйти в городе-призраке, чтобы позаботиться о дяде и сделать ноги до возвращения Азулы. А теперь он был здесь, в самом сердце Царства Земли, и пытался скрываться как ученик целительницы-покорительницы воды.
"И я прямо сгораю от желания узнать, как Живчик провернул этот трюк!"
Если ему хватило мозгов не бросаться на Аанга тогда, честь там или не честь, ему хватит мозгов играть честно и сейчас. По крайней мере, пока они разговаривают. Она не станет делать ставки на то, как он поступит потом... Но она хотя бы будет знать, где он.
"И если там не будет остальных, которые станут обвинять его в смерти Юи, мы действительно сможем поговорить".
Почему Сокка повесил смерть Юи на Зуко, Тоф так и не смогла понять. Судя по их рассказам, Джао схватил Луну после того, как они вернулись из погони за Зуко. Сам Живчик валялся в седле Аппы, связанный, без сознания и лишенный возможности как-либо повлиять на бой. А дядя пытался остановить Джао.
"Генерал Айро раньше тоже был кронпринцем. И он дядя Зуко. Катара сказала, он говорил, что всем нужна Луна, даже Народу Огня. Если он сражался за Луну, почему они думают, что Зуко не сделал бы так же?"
"Ах, да, точно. Народ Огня - плохой, Царство Земли и Племена Воды - хорошие. Блин".
Она говорила им. Может быть, она использовала не те слова, может быть, она не так хорошо, как думала, знала Племена Воды, и Зуко ухитрился оскорбить их настолько серьезно, что о прощении и речи быть не могло. Как бы то ни было, они и слышать не желали её соображения о том, что для Зуко интерес представлял только Аанг. Не Племена Воды. Не Царство Земли. Исключительно Аватар. Да даже Суюки призналась, что Зуко оставил остров Киоши после того, как Аватар уехал оттуда. Живчик ушел и больше не вернулся.
"Он заслужил, чтобы его хотя бы выслушали". Тоф усмехнулась и хрустнула пальцами. А если разговор не сложится... "Раз уж Сахарная Царевна может его победить, смогу и я".
Вихрем промчавшись в дверь магазина, Тоф прошла в сад и пошла на звуки голосов.
- Как насчёт "Жасминового Дракона"? - с жаром спрашивал Айро. - Это драматично, поэтично и красиво звучит.
- Как ты можешь думать о названии для чайной в такой момент? - простонал Зуко.
- Кто знает, может, нам повезет. "Чайный долгоносик"! Нет, это глупо...
- Тоф, - сказал Зуко, вставая.
- Хорошее название, но оно уже занято...
- Он хочет сказать, что Тоф здесь, - весело поправил его Хьёдзин. - Добрый день, госпожа Бей Фонг. Вы знакомы с этими двумя ходячими несчастьями?
- Хьёдзин! - возмутился Зуко.
- Мы встретились как-то раз, - улыбнулся Айро. - Кратко.
- Да, но это была встреча из тех, которые не забывают, - широко улыбнулась Тоф и склонила голову, слушая, как Зуко идет к ней по саду, чтобы вежливо поклониться. - Ого, ты правда ученик Амаи.
- ...Что?
- У тебя походка изменилась. - По-прежнему сильная, по-прежнему агрессивная, но ставшая легче, текучее. Менее прямолинейная, в ней появился намек на увертливость, которая отразит удар до того, как он попадет в цель.
"Меньше диллолев, больше дракон".
- Но я пришла говорить не про покорение, - заявила Тоф, заняв стул напротив. - Я знаю, что твоя честь требует от тебя поимки Аватара для Хозяина Огня...
- Что?! - подскочил Хьёдзин.
- Терпение, пожалуйста, - любезно предложил Айро, усаживаясь. Зуко сел рядом с ним, по-прежнему напряжённый. - Мы собрались, чтобы мирно обсудить проблему и избежать насилия.
- Слава духам, что Лули отвела девочек к Мейшанг сегодня вечером, - пробормотал Хьёдзин, неохотно усаживаясь на свое место.
- Мудрый ход, - тихо одобрил Айро. - Вам может понадобиться алиби.
- ...О, я даже слышать об этом не хочу...
- Я знаю, что по условиям ты должен его поймать, - отчеканила Тоф. - И я знаю, что ты знаешь, что чтобы получить его, тебе придется сначала пройти мимо меня. Итак, о чем нам говорить?
- Ли, она же ещё ребенок, - начал было Хьёдзин.
- Эй! - возмутилась Тоф.
- Она мастер-покоритель земли и благородный противник, - сообщил Зуко. - Мы обговариваем условия временного альянса. У неё есть полное право на прямоту.
- Я так и не услышала причины, по которой мы должны работать вместе, - Тоф скрестила руки на груди. - Знания, где находится Аппа, не достаточно. Если ты можешь его найти, сможем и мы.
- Но не вовремя, - ровно возразил Зуко. - Вам надо убираться из Ба Синг Се и немедленно.
- Так сказала и Амая, - согласилась Тоф, внимательно следя за внезапно замершим Айро. Он ждал, надеялся. - Не хочешь рассказать мне, почему?
- Твои друзья рассказывали тебе, что случилось на Северном полюсе?
- Безумные духи и мокрое место, оставшееся от Флота Огня? - спросила Тоф, зная, что лезет на рожон. "Если Живчик слетит с катушек, мне надо знать об этом сейчас".
Зуко напрягся, но усилием воли остался на месте.
- Люди, обладающие здесь властью, хотят, чтобы это произошло снова.
Тоф замерла.
- Нет, не может быть. Аанг ненавидит то, что там было. - Она достаточно наслушалась об этом, как и о попытках генерала Фонга ввести Аанга в некое Аватарское безумие, которое раскидало покорителей песка по всей пустыне Си Вонг. Ещё больше она поняла из того, что Сокка и Катара не сказали о генерале, встреченном ими на Стене. Может, всё это сияние и могло разгромить армию Народа Огня, но... - Он не хочет больше так делать! Никогда!
- Тогда нас таких двое, - мрачно сказал Зуко. - Вот почему я и хочу помочь вам.
"О". Тоф старалась не выдать своей реакции. "О, класс. Вот это да!"
- Племянник? - осторожно спросил Айро.
Ага, подумала Тоф. "Пусть он это скажет. Думаю, я понимаю, куда он клонит, но... Класс!"
- Честь не требует самоубийства, - горько выдавил Зуко. По вибрации земли у него под ногами Тоф поняла, что он стиснул пальцами ткань халата. - Я не могу поймать Аватара в Ба Синг Се, не раскрывая, что я - покоритель огня. Если я так поступлю... - Он с дрожью втянул воздух. - Если я так поступлю, я труп. И не только я. Дай Ли выловят всех, кто помогал мне, всех, кого они заподозрят в том, что они знали, кто я такой. Потому что в Ба Синг Се нет войны. - Ещё один вдох, ещё одна судорога, прошедшая по его телу. - Если я попытаюсь поймать Аватара здесь, я умру. И я умру неудачником.
- Боюсь, что это так, - тихо согласился Айро. - Тебе должно небывало повезти, чтобы добиться успеха и выжить. А удача... не благоволит тебе.
- И никогда не благоволила, - буркнул Зуко, опустил голову и вздохнул. - Если я не могу послужить моему народу, поймав Аватара... Тогда лучшее, что я могу для них сделать - не допустить повторения Северного полюса. - Она почувствовала на себе его взгляд. - Аппа под озером Лаогай. Ты поможешь его вытащить?
- Мне вообще надо об этом слушать? - проворчал Хьёдзин.
- Я слышал, что Дай Ли отрицают, что бизон может быть здесь, - вкрадчиво заметил Айро. - И животное принадлежит Аватару. Как же они могут заявлять, что у них украли то, чего они не имеют?
- В вашей логике есть какой-то подвох, носом чую, - Хьёдзин встал на ноги, почесывая затылок. - Госпожа, вы будете в порядке, оставшись наедине с этими двумя будущими нарушителями закона, или мне остаться и запятнать себя соучастием?
- Думаю, со мной всё будет хорошо, - откликнулась удивленная Тоф. - Я буду в порядке. - Она прислушивалась к Зуко, отслеживая каждое изменение его позы и дыхания. - Ты говоришь правду, ты собираешься помочь. Без всяких условий.
- Одно условие, - поправил её Зуко, зашуршав бумагой. - Это для Сокки. Это... кое-что из того, что я знаю о городе. Может, это поможет ему принять решение убраться отсюда подальше.
Тоф взяла письмо, спрятав его за пояс.
- Если он узнает, что письмо от тебя, он не прислушается к нему.
Зуко фыркнул.
- Я его не подписал.
- Неплохо, - одобрила Тоф. - Но, думаю, будет ещё одно условие. - Она сделала паузу. - Ты хочешь, чтобы с тобой пошла я одна. Без ребят.
- Ты знаешь их лучше, чем мы, - вмешался Айро. - Примут ли они нашу помощь? Или выдадут, кто мы такие, и тем самым обрекут нас всех?
- Не уверена, что хочу это выяснять, - призналась Тоф. - Ладно, я в деле. Каков план?
Хьёдзин громко прочистил горло.
- Я ухожу, сейчас.
- Подождите, - сказал Зуко. В его голосе прозвучала тихая просьба. - Тоф... Я знаю, что они мне не поверили бы. - Он сглотнул. - Почему веришь ты?
- Потому что ты никогда мне не врал, - прямо ответила Тоф. - Я знаю, кто ты и кто дядя. Я знаю, что у тебя есть честь, что бы там ни думал Народ Огня. Если бы это было не так, ты бы не предупредил нас о своей безумной сестрице. - Ей пришлось отвести глаза даже при том, что она не видела. - Бей Фонги ведут дела с торговцами из Народа Огня. Вы не говорите о разногласиях внутри клана, не с чужаками. Они того не стоят. Но ты? Ты был в долгу перед Катарой, и ты расплатился. - Она снова повернулась в его сторону. - Ты обращался с ней так, словно у неё есть честь. Даже при том, что она чужая и из Племени Воды. - Покорительница земли протянула руку. - Говорю же: я в деле.
Пальцы, сжавшие её руку, были теплыми, сильными и едва заметно дрожали от облегчения.
- Договорились.

Глава 20

   - Где Тоф? - поинтересовалась Катара.
Сокка нахмурился и демонстративно огляделся вокруг в поисках раздраженной покорительницы земли. Тоф не было. Чего, он, впрочем, и ожидал. "Пожалуйста, не заставляйте меня объяснять поступки Тоф: Катара страшна в гневе".
- Она сказала, что пойдет проведать ту резчицу по нефриту, Лули, - сказал Аанг, вертя головой по сторонам, пока они шли по заклеенным объявлениями улицам. - Хотел бы я знать, зачем. Как часто мне вообще придется покорять нефрит? Да и встречается он маленькими кусочками, которые даже ни в кого не кинешь.
- Эй, твой старый друг Буми научился покорять с помощью лица, - заметил Сокка. - Думаю, камни в голове делают человека немного сумасшедшим.
- Тоф упрямая и любит притворяться невоспитанной, но она не сумасшедшая, - возразила Катара. - Она знает, как мы волновались, когда она куда-то ушла в прошлый раз. Она бы не стала так задерживаться без причины. - Голос его сестры упал до шепота. - И, думаю, за нами следят.
- Да, - практично согласился Сокка, старательно не глядя на тени на крышах. "О, духи, надо им сказать". - Надеюсь, это к лучшему.
- Эм... чего хорошего в том, что за нами следят? - спросил озадаченный Аанг.
- Потому что если нам повезет, они не будут следить за Тоф. - Когда покоритель воздуха продолжил непонимающе смотреть на него, Сокка вздохнул и кивком головы указал на старательно расступающуюся перед ними толпу. - Смотри, разве ты не заметил, что с нами никто не говорит ни о чем серьезном? Думаю, они знают, что мы в беде, и не хотят оказаться с нами в одной тарелке.
- Как Амая, - проворчала Катара.
- Не совсем, - возразил Сокка. - Подумай, Катара. Разве ты не говорила, что главное в покорении воды - отражение и перенаправление энергии противника? - Как Суюки со своими боевыми веерами. О, как же он по ней скучал!
- Ага, - кивнул Аанг, осматривая крыши. - И что?
Сокка подавил желание стукнуть себя по лбу. Аанг не отличался тонкостью.
- А зачем покорительница воды пришла прямо к нам и сказала, что не будет нам помогать? И почему Тоф, которая обожает слушать людей и постоянно вынюхивает что-нибудь о тех местах, где она не бывала, просто исчезла, пока мы разговаривали с выходцем из Северного Племени? - Конечно, ему потребовался не один час, чтобы понять это, но Катаре вовсе незачем об этом знать.
- Может, она просто, ну... заскучала? - глуповато предложил Аанг.
- Ты не скучал, когда мы разговаривали с Бато, - возразила Катара.
- Вообще-то скучал.
- Тоф не так легко впадает в скуку, - вмешался Сокка, прежде чем его сестра разобидится. - Если она не с нами, значит, занята чем-то важным.
- Ищет изъяны в камнях, - вздохнул Аанг.
- Нет, Аппу.
- ЧТО?!
- Не ори! - зашипел Сокка. - Хочешь испортить план Тоф?
- Какой план? - потребовала Катара.
Сокка вздохнул и понадеялся, что у их соглядатаев слух не такой хороший, как у Тоф.
- Амая пришла поговорить, потому что мы из Племени Воды, так? Почему она не привела Ли?
- Потому что не хочет нам помогать, - отрезала Катара.
- Думаю, хочет. - Сокка внимательно посмотрел на обоих. - Я думаю, Амая отвлекала Дай Ли. Ты видела, какой была Тоф, когда вернулась? Она словно ждала чего-то. Может быть, шанса разделиться? - Он нахмурился. - Думаю, Ли тоже там был. И Тоф с ним говорила.
- И он знает, где Аппа? - подскочил Аанг, но, слава духам, сохранил голос тихим. - Почему она не рассказала нам?
Сокка поморщился.
- Может, она думает, что ты до сих пор обвиняешь её в пропаже Аппы? Ты заявил ей об этом в лицо.
- Он разозлился, - вступилась за Аанга Катара. - Так сделал бы любой на его месте. Тоф знает, что Аанг так не думает.
- Я просто хочу напомнить, что он так и не извинился, - пожал плечами Сокка. - А ты знаешь, как Тоф относится к своей гордости.
- Но дело же не в этом! - настойчиво воскликнул Аанг. - Если она знает, где Аппа, нам надо идти туда!
- Аанг прав, - подтвердила Катара. - Временами Тоф чересчур самоуверенная...
Маленькое ходячее стихийное бедствие могла выбить пыль из участников "Дрожи Земли" легким сгибанием пальцев и отразить атаку несущегося саблезубого лосельва. Сокка не стал бы называть её "чересчур самоуверенной".
- Ей может понадобиться наша помощь, - закончила свою мысль Катара. - Особенно если она с Ли. Интересно, кто в Племени Воды додумался назвать ребенка "Ли"?
Ладно, отличное замечание.
- Но мы можем нарушить планы Тоф! - заспорил Сокка. - Если Дай Ли следят за нами...
- Аппа важнее, чем план Тоф, - нетерпеливо бросил Аанг. - Пошли искать Лули.

***

- Значит... Аватар не собирался уничтожать флот?
Накинув темный плащ на одежду и готовая надеть маску по сигналу Зуко, Тоф тщательно обдумывала вопрос изгнанного принца. Половина участия в "Дрожи Земли" была связана вовсе не с покорением. Важно было проникнуть в мысли противника, узнать, как он двинется, как он уклонится, и что заставит толпу завестись и реветь.
"Он доверяет мне, немного", - подумала Тоф, читая его шаги, пока они шли по сельской дороге к далекому озеру. Поезд довез бы их быстрее, но ей не требовались слова Зуко чтобы знать, что управляющие вагонами покорители земли скорее всего тоже отчитывались перед Дай Ли.
"Он собирается помочь. В этот раз. Но он не просто покоритель огня. Он принц Зуко".
Аанга вырастили монахи, которые проводили большую часть времени, размышляя о вселенной и получая вызовы на ковер от совета старейшин, если недостаточно часто брились. Катара и Сокка выросли в маленькой деревушке, где их отец отвечал за, может быть, сотню человек. Но Зуко? Зуко воспитывали, чтобы однажды возглавить весь Народ Огня.
Тоф не умела читать карты, но она была дочерью купца, и она чувствовала, насколько велик Ба Синг Се. Огромен. Умопомрачительно огромен. Он занимал четверть большого континента. И генерал Айро некогда держал целый город в осаде. У неё начинала болеть голова, когда она пыталась представить необходимое для этого число солдат. И число людей, которые стояли за этими солдатами, снабжая их едой, сталью, новыми рекрутами... ой.
И Зуко учили нести ответственность за них всех.
Судя по тому, что Катара и Сокка рассказывали о Северном полюсе, Аанг уничтожил корабли, постройка которых заняла многие годы. И кто знает, сколько времени и опыта ушли на тренировку моряков и морских пехотинцев, бывших на борту. И всё погибло за одну ночь.
Ой-ёй, вопрос Зуко был вовсе не так прост, как казался.
- Он хотел остановить флот, - прямо отрезала Тоф. - Думаю, он был бы счастлив, если бы они просто развернулись и уплыли восвояси.
- Они не могли, у них был приказ адмирала Джао.
- И что? - сухо спросила Тоф. - Аангу нужно было взять в охапку мастера покорения воды и сбежать?
- Это было бы умным поступком, - не остался в долгу Зуко. - Там есть острова, а на севере пролегают целые мили гористого побережья. Он мог бы тренироваться на побережье, выставив дозор, и просто отступать в горы каждый раз, как силы Народа Огня приблизятся. Потом скрыться из видимости - на Аппе это было бы легко - и снова вернуться на побережье, когда всё будет чисто.
О, теперь она почувствовала себя дурой. "Почему Сокка не додумался до этого?"
- Хотя это вряд ли остановило бы вторжение, - неохотно признался Зуко. - К тому времени Джао... получил слишком большое влияние. Он много раз почти что ловил Аватара, а однажды даже поймал его. Какого черта этот идиот гонялся за замороженными лягушками вблизи крепости Похай?
- Замороженные лягушки? - навострила уши Тоф. Сокка жаловался на лягушек несколько недель назад, говоря что-то про бородавки на языке, но не встретил ни малейшего сочувствия со стороны Катары.
- ...Ничего.
Совершенно точно не "ничего", но внутреннее напряжение Зуко подсказало ей, что она добьется ответа на вопрос разве что с помощью раскаленных ножей и бамбуковых щепок.
- Джао обладал влиянием, и у него был план. Хозяин Огня поддерживал его. Если бы Аватар не направился на территорию Племени Воды, может быть... Но он зашел туда, - Зуко выдохнул горячий воздух. - После этого ничто не могло остановить вторжение.
- Ты говоришь так, будто считаешь вторжение плохой идеей, - Тоф старалась говорить как ни в чем ни бывало.
- Ну, оно же не сработало, так? - едкость в голосе Зуко могла бы растворить известняк до меловой водички.
- Ты же пробрался внутрь, - напомнила Тоф.
- Джао даже не подозревал, что я там был, - фыркнул Зуко. - Он считал меня мертвым.
"Ещё раз?" Но Тоф оставила этот интересный факт без внимания, чувствуя, как исчезает напряжение из походки Зуко. "Может быть, ему надо, чтобы его кто-то выслушал".
- Ладно, Живчик, как бы ты извлек Аанга из этой кучи льда?
- Имея ресурсы Джао? Я бы не использовал целый флот, - задумчиво принялся рассказывать Зуко. - Я бы взял несколько кораблей, чтобы перевезти нужных людей... Ты же встречала Тай Ли?
- М-м, да, - Тоф вздрогнула. - Как ты узнал?
- Моя сестра преследовала вас, - сухо пояснил Зуко. - Я нашел несколько привалов, с которых она вас согнала. Только одна вещь может заставить мастеров-покорителей отступать с такой скоростью.
Тоф глотнула воздух.
- Есть ещё такие, как она?
- Их много, но они не должны покидать Народ Огня в военное время, хотя Азула никогда не позволяла таким мелочам, как законы, останавливать её... - Он задумчиво побарабанил пальцами по бедру. - Незаметный отряд, который проскользнет мимо караульных. Они высматривают металл, красное и черное, а не маленькие лодки с людьми, одетыми в цвет снега. В любом случае, их караульные неопытные. У Племен Воды нет организованной милиции. Они тренированные воины и хороши по отдельности, но их структура командования и контроля - просто отстой. Встречаются исключения, как вождь Хакода, но большинство их командиров понятия не имеет о долгосрочной стратегии. Они сражаются не ради защиты народа, а потому, что ты чужак и пришел к ним. Северное Племя привыкло полагаться на своих покорителей воды и на лёд. Они не сталкивались с целенаправленным нападением восемьдесят пять лет, а значит, всё это время их воины сражались только друг с другом. И поверь мне, ещё как. Наследственные родовые территории и политические альянсы с высокопоставленными семьями - вот на чем концентрировалось их обучение оружию и покорению. А значит, когда они расставляют караульных на стенах, эти люди не будут высматривать Народ Огня. Они будут высматривать своих врагов, тех, с которыми им придется жить, когда мы уйдем. И они предполагали, что мы уйдем: последнее вторжение провалилось, а на этот раз на их стороне был Аватар. - Горечь улыбки Зуко жгла даже сквозь землю. - И поскольку они не могли забыть друг о друге и сосредоточиться на нас, они сбились в дружественные группы, что оставило дыры между караулами. - Он пожал плечами. - Пролезть сквозь дыру, найти Аватара, извлечь его и отступить. Пусть Племя Воды думает, что Аватар бросил их. Снова. Это напрочь сломает их мораль. Драться даже не потребуется.
- О, - внезапно детским голосом сказала Тоф и с трудом сглотнула. "Ну, сама спросила". И когда прошла испуганная дрожь от понимания того, что Зуко раздумывал над этим... она подумала о том, что он сказал ей правду. Снова. Тоф нахмурилась.
- Как долго нам ещё идти до озера?
- Ещё некоторое время, а что?
- Знаешь, я могу почувствовать любого, кто захочет подкрасться к нам задолго до того, как нам надо будет прятаться, - поделилась с ним секретом Тоф.
- Хорошо, - осторожно согласился Зуко. - И что?
- А то. Расскажи мне, что случилось с тех пор, как ты начал преследовать Аанга, - потребовала Тоф. - Ребята рассказывают мне только то, что считают необходимым, оставляя множество интереснейших подробностей! Катара украла свиток покорения воды?
- Э, да?..
- Она никогда мне об этом не рассказывала! Я узнала от дяди, - Тоф просто подскакивала на ходу от нетерпения. - Расскажи мне, что видел ты. С чего началась вся переделка?
"Расскажи, как мне перевести тебя на нашу сторону. Легкие Ноги нуждается в учителе покорения огня, нравится ему это или нет.
И если однажды твоя сестра одумается и даст тебе всё необходимое для поимки Аанга, мы окажемся в большой беде".

Зуко сглотнул и втянул воздух.
- Сто лет назад в бортовом журнале одного корабля была сделана запись, что они видели, как летающий бизон направился в сторону Южного полюса...

***

- Зачем целителю Амае навещать Аватара?
Читая при свете фонаря - как бы ни были удобны светящиеся кристаллы, но его глаза их ненавидели - Широнг вздрогнул от неожиданности и с любопытством взглянул на Квана.
- Не имею ни малейшего понятия...
"Нет, он не станет..."
- Но? - подтолкнул его Кван.
- Один из спутников Аватара - покорительница воды, - практично заметил Широнг. - Может быть, Амая захотела поговорить о покорении. - Пока он говорил, его мозг лихорадочно работал. "О, духи, Ли, скажи, что ты этого не сделал". - Что случилось?
- Надо посоветовать ей больше так не делать, - нахмурился Кван. - Лонг Фэнг... встревожен. Джу Ди Аватара снова пришлось отстранить от обязанностей. В данный момент дети расклеивают свои плакаты по городу, что относительно безвредно... Но мы потеряли из вида покорительницу земли.
"Ома и Шу, он это сделал".
Только долгая практика позволила Широнгу сохранить нейтрально-заинтересованное выражение лица. Внутри его разрывали на части сводящий внутренности ужас и неподдельное восхищение беспримерной наглостью Ли. Чтобы добраться до бизона ему был нужен покоритель земли, и он его нашел. О, духи...
- Я припоминаю, что Слепой Бандит горазда исчезать, когда ей этого хочется, - заметил Широнг. - Но она всегда возвращается, как правило, с новым образцом камня, который можно покидать в головы своих спутников.
- Действительно, - согласился Кван. - Ну, хотя бы вы хорошо выспитесь сегодня ночью.
- Дополнительное дежурство? - приподнял бровь Широнг.
- Простая предосторожность, - Кван не сводил с него ровного взгляда на долю секунды дольше того, что полагалось... Потом он улыбнулся и откланялся. - Спокойной ночи.
Широнг держал ответную улыбку на лице до тех пор, пока не затихли шаги Квана, чувствуя, как замерзает в груди сердце. "Ома и Шу, они знают".
Нет, они не могли знать. Они подозревали, что что-то не так: Ли не был образцом спокойствия и сдержанности, когда уходил с Амаей, но они не могли знать. Или он бы лично отвечал перед Лонг Фэнгом. "И не по доброй воле. Духи, нет, я лучше умру".
Пугающая мысль. Жизнь это жизнь, какой бы они ни была. Он годами служил Лонг Фэнгу, пачкая свою душу, как и каждый Дай Ли. Какая разница, если он потеряет ещё частицу себя?
"Нет, разница есть. Я не дам себя использовать. Я не предам свой город ради прихоти людей, которые не могут взглянуть дальше силы Аватара и увидеть двенадцатилетнего мальчика!"
Широнг со свистом втянул воздух, потрясенный собственной уверенностью. Его убежденность горела, одновременно и согревая, и причиняя боль.
"Я не дам себя использовать. И я не предам Ли".
А значит, ему придется сделать самую трудную вещь из всех - не делать ничего.
"Он проник в крепость Похай. Он пробрался на Северный полюс. У него получится.
Я надеюсь".

Но у Ли будет шанс только в том случае, если Кван будет не уверен. Если Широнг кинется ему на помощь, если он вообще сделает ход... Кван будет уверен.
"Я ничего не могу сделать".
Нет, не совсем верно, была одна вещь. А принимая во внимание то, что в деле хайма-дзяо он оказался на волосок от смерти, он даже не вызовет особых подозрений. Широнг зажег благовония, поставил дымящуюся ароматическую палочку в миску с рисом на миниатюрном алтаре, установленном в комнате каждого Дай Ли, и сложил руки для молитвы.
"Ома и Шу, Туи и Ла... Агни, если ты прислушаешься к тому, кто практически всю свою жизнь усердно проклинал твой народ... Одному из твоих детей нужна твоя помощь.
Я знаю, что он безумный и изломанный парень. Я знаю, что у тебя, наверно, сводит зубы от злости, когда ты пытаешься понять, что делать с покорителем воды из Народа Огня - и с дядюшкой-покорителем огня! - который не может за угол завернуть, чтобы не споткнуться о камуи. Но он пытается поступать правильно. Он пытается помочь другому несчастному ребенку, на плечи которого вы взвалили судьбу мира. Это должно чего-то стоить.
Я знаю, что не заслуживаю милости. Я - Дай Ли. Я делал то, что должен был делать. Но... помоги ему, пожалуйста".

Ну, вот и всё. Широнг вздохнул и опустил руки...
На одно биение сердца алтарь вспыхнул золотом.

***

- Живчик?
- Да? - отозвался Зуко, слушая вполуха и одновременно высматривая на темном озере признаки лодок. Тоф могла заметить любое движение на земле, но они уже один раз оказались на волосок от провала, когда чуть не столкнулись посреди дороги со спящим курьером на неторопливой старенькой страусовой лошади. Это привело к напряженной, рассказанной шепотом, лекции о том, как работает зрение с помощью покорения земли, и его пониманию того, что для Тоф озеро было одной сплошной черной дырой.
- Я впечатлена, - слова были сказаны таким тоном, который подразумевал, что, как правило, Тоф не была свойственна впечатлительность.
- Почему? - озадаченно посмотрел на неё Зуко. - Ты знаешь, что делал мой дядя, будучи генералом. Если Хозяин Огня приказывает, ты повинуешься.
- И?.. - подтолкнула его Тоф.
Зуко закатил глаза.
- Знаешь, это раздражает. - Хотя умение было полезным. Что бы он ни отдал за живой детектор лжи при разговорах с придворными ласкозмеями. "Отдал бы, - напомнил себе Зуко. - По крайней мере, теперь тебе не придется встречаться с большинством из них". Не совсем верно: план мог привести их к встрече одни духи ведают с кем... Но они совершенно точно не будут окружать его изо дня в день.
- Ничего, переживешь, - весело откликнулась Тоф. - Брось, мы оба знаем, что ты влез в это дело не только из-за приказа.
"Могу ли я ей верить? И какая от этого разница?"
Зуко вздохнул.
- Ты хочешь, чтобы Азула встала во главе Народа Огня? - Он вздрогнул при этой мысли и знал, что Тоф это почувствовала. Но ему было всё равно.
Покорительница земли издала звук, который был бы свистом, если бы они не боялись быть пойманными.
- Да, это заставило бы меня быть... довольно настойчивой. Будь я на твоем месте. - Она усмехнулась и топнула ногой. Из воды поднялся каменный проход с круглым люком на конце, с которого стекала вода. - Тогда остался всего один вопрос. Как ты смог так смошенничать, что все в городе считают тебя покорителем воды?
Зуко усмехнулся в ответ и поднял руки, сложив ладони вместе.
- Смотри на камни. - Выдох, и он развел руки в стороны и вниз. Остатки воды шелковым занавесом соскользнули с каменной дорожки в озеро. Челюсть у Тоф упала.
- Мы же не хотим оставить мокрые отпечатки ног, - сказал Зуко. - Внутри я так делать не смогу. Дай Ли отслеживают каждого покорителя в стенах города. Если я использую воду, от маски не будет толку. - Он замешкался. - Не рассказывай им, пожалуйста.
- Ладно, - кивнула головой Тоф, её молочно-зеленые глаза были по-прежнему широко распахнуты. - Всё равно мне никто не поверит... Как?
- Я утонул на сухой земле, - пожал плечами Зуко, стараясь, чтобы это выглядело непринужденно. - Если... мне сказали правильно, духи спорят между собой по поводу того, что будет дальше. С Аангом. Со всем. Юи... Она сказала, что я пытался вернуть часть равновесия. А потом... Амая вытянула воду из моих легких и взяла меня к себе. - Он фыркнул. - Хочешь знать, что самое страшное? Она и дядя строят планы по поводу моих уроков. Ни в одном свитке не написано про одновременное покорение огня и воды, поэтому им требуется проявлять фантазию. Клянусь, я видел, как они хихикали. - Что-то он разболтался, а не следовало...
- Представляю себе, - на лице Тоф была широченная улыбка. - Могу я хотя бы сказать ребятам, что Ли из Народа Огня? Всё равно мы скоро уедем... И я хочу посмотреть на выражение лица Сахарной Царевны!
К собственному удивлению Зуко тихо захихикал. "Я бы тоже хотел посмотреть".
- Просто скажи, что мы из колоний. Эту же историю использовал дядя. - Он медленно выдохнул, подавляя страх и смех. - Готова?
- После тебя, - Тоф согнула палец, и крышка люка откатилась в сторону.
"Сконцентрируйся на цели, - напомнил себе Зуко. - Забудь, что ты помогаешь Аватару. Помни, что ты спасаешь свой народ".
Приняв решение, он спустился в освещенные зеленым полусветом тени.

***

В каком-то смысле, бешеный стук в дверь Хьёдзина был облегчением.
"Дай Ли не стучат, они просто появляются внутри". Стражник перепрыгнул через брошенную деревянную страусовую лошадку Даю на пути к двери. Он как раз собирался уходить в штаб, и его товарищи знали, где он. Вероятно, понадобилась срочная подмога. Бунт, пожар, неприятности с беженцами - что-нибудь в этом роде. Да всё что угодно было лучше, чем Дай Ли на пороге. "Мне правда везет..."
Он открыл дверь, и ему пришлось опустить голову. Костлявый мальчишка, налысо выбритый, с летающим лемуром на плече и татуировками покорителя воздуха. О, и двое серьезно настроенных подростков из Племени Воды: мальчик с грозным на вид бумерангом и девочка с кожаным мешком для воды и блеском в синих глазах, говорящем о том, что она знает, как им пользоваться.
"...Ты мне за это ответишь, Ли. Как-нибудь, но ответишь".
- Где Лули? - потребовал покоритель воздуха. "Аватар".
- Где Тоф? - добавила покорительница воды, голос которой источал угрозу.
- И что за тип этот Ли? - влез Бумеранг.
- И вам добрый вечер, - протянул Хьёдзин. "Действуй так, словно не видишь угрозы, и, может быть, они успокоятся". - Вы можете подать заявление о пропаже человека в штабе стражи. "Мне всё равно пора туда отправляться", - подумал Хьёдзин, выйдя мимо них на улицу. - "Мне надо подкрепление. И побольше".
- Доложи это, жди того... да здесь всё погрязло в правилах! - Посох покорителя воздуха стукнул о землю, и Хьёдзин почувствовал знакомую дрожь... Он был недостаточно быстр.
"Ладно, - решил Хьёдзин, стоя закованным по шею в камень и стараясь удержать темперамент на уровне тихого горения, - теперь я понимаю, почему Ли такой злобный".
Аватар приземлился прямо перед ним, решительно глядя на него серыми глазами.
- Где Лули?
"Держи себя в руках, - сказал себе Хьёдзин, стараясь не зарычать. - Не ухудшай ситуацию".
- Какого черта тебе надо от моей жены?
"...Ну, я пытался".
- Ваша жена? - хлопнул глазами Аватар и даже как-то сжался. - Ум... Мы просто хотели поговорить с ней...
- Убери камень, - велел Хьёдзин. - И мы поговорим.
Земля с грохотом опала.
Отряхнувшись, Хьёдзин посмотрел на детей и покачал головой.
- Да что с вами такое? Разве вы не понимаете, что это нападение, да ещё и на городского стражника? Вам светят такие неприятности! - Он пристально посмотрел на старшего в группе, на бумеранг и всё остальное. - И вы вышли после комендантского часа. Тоф бы так не поступила.
- Она сказала, что хочет поговорить с Лули, ушла и не вернулась, - сообщил ему Бумеранг, вытянув вперед руки в умиротворяющем жесте. - Мы потратили несколько часов, чтобы найти вас. Мы просто хотим знать, где Тоф.
- И кто такой Ли, - добавила покорительница воды не сулящим добра голосом.
"Парень, у которого больше мужества, чем здравого смысла".
- Тоф была здесь раньше, - поведал им Хьёдзин. - Я не знаю, когда она ушла. - Или с кем. Чем меньше он знал о вторжении Ли в штаб-квартиру Дай Ли, тем лучше.
- Зачем она приходила? - настойчиво спросил Бумеранг.
Значит, хоть у кого-то из них есть зачатки мозга, но вот то, что он задавал данный вопрос на улице... Хьёдзин вздохнул. Подросток хлопнул себя по лбу и слабо улыбнулся стражнику.
- Точно! Чтобы увидеть Лули, зачем же ещё! Итак... где Лули?
- Документы, - скучным голосом сказал Хьёдзин.
- Что?
- Вы несовершеннолетние, вышли после комендантского часа, напали на стражника и совершенно определенно ведете себя враждебно и распущенно, - отчеканил Хьёдзин. - Думаете, я скажу вам, где моя жена, когда даже не знаю, кто вы такие?
- У нас... нет документов, - призналась покорительница воды. - У Тоф они были, но...
- Нам не нужны документы! - Серые глаза снова наполнились упрямством. - Я - Аватар.
Хьёдзин воздел бровь, изогнув её со всем возможным недоверием стражника, выслушавшего все пьяные побасенки, какие только видело солнце.
- Ну, конечно.
"Ха, а это может быть весело".

***

"Ну, пусть всё вокруг взорвется, но Живчику, по крайней мере, весело", - подумала Тоф, улыбаясь за маской.
Это была сущая мелочь. Возможно, другие люди даже не заметили бы улыбки, но в шагах Зуко появилась легкость, которую она никогда не чувствовала раньше. Хрупкая радость, как будто все печали обремененного заботами принца спали, оставив после себя бабочкошершня, танцующего на ветру.
"А он хорош".
Это было странно для покорителя огня, принимая во внимание то, сколько требовалось слушать и ждать. Тишина и скорость, и снова тишина - они скользили в перерывах между взглядами охранников. Он даже один раз взял её за плечо и показал, как немного изменить шаг, чтобы ступать ещё тише.
И пока всё в нем оставалось тихим, она слышала, как колотилось его сердце, словно на утро перед солнцестоянием.
"Или как на турнире, - поняла Тоф, следуя за ним по пятам. - Это настоящий противник. Достойный. Такой, который выжмет из тебя всё, что только можно, и ты всё равно можешь проиграть. Но если всё получится... Духи, вот это будет победа!"
Более того, он был рад её присутствию. Именно её. Она чувствовала, как покидает его напряжение, пока они шли, и она доказала, что является куда лучшим часовым, чем любой зрячий. Она чувствовала, как он - без напряжения - подобрался, чтобы осмотреть воду, которую она не чувствовала. Она чувствовала его неуверенность, когда он поправил её шаг, и его искреннее восхищение, когда она молча приняла исправление и постаралась изо всех сил подражать ему, насколько ей позволяло покорение.
Зуко был рад её присутствию. И это было... классно.
"Будь начеку, - велела себе Тоф, пока они призраками скользили вдоль очередного коридора практически пустых тюремных камер. - "Не напортачь". Её глаза распахнулись, и она резко остановилась. Её вытянутая рука была достаточно близко, чтобы чувствовать тепло, исходящее от рубашки Зуко.
- Что? - прошептала она.
- Не могу поверить, - выдохнул Зуко, заглядывая в одну из камер. Потом сделал над собой титаническое усилие и вздохнул. - Надо их вытащить. Разговор лучше вести тебе.
- Почему только их? - поинтересовалась Тоф.
- Я не знаю, почему здесь сидят остальные, но этих троих - знаю. Чёрт.
Ладно, ей и этого хватит. Зуко поднял засов, и Тоф всунула закрытую маской голову ровно настолько, чтобы по звуку определить молодую девушку, костлявого парня и парня с чуть более крепким телосложением, чем у Зуко.
- Если хотите выбраться отсюда, идите за нами и сохраняйте тишину.
Испуганные ноги затопали по полу.
- Я Джет, - представился более крепкий подросток. Он старался говорить уверенно, но его голос срывался. - Это Смеллерби и Лонгшот. А кто вы?
- Вам не надо знать, - отрезала Тоф, понимая, что Зуко не станет говорить. - Меньше слов, больше крадучести.
За угол и вниз, следом за слабо отдающимися в земле шагами Зуко. Тоф почувствовала комнату за стеной, вибрации слишком неподвижных тел, очерченную землей тень частично открытой двери.
- Я Джу Ди, - спокойно говорил мужской голос. - Добро пожаловать в Ба Синг Се.
- Я Джу Ди, - хором повторяли дюжины женщин. - Добро пожаловать в Ба Синг Се.
- Нам повезло, что наши стены создают порядок.
- Нам повезло, что наши стены создают порядок.
"Их сотни", - сказала Амая. Тоф почувствовала холод. И гнев.
Это же чувство исходило и от её сообщника по преступлению: она чувствовала жар, распространившийся в воздухе. Они ни капли не винила Живчика.
"Мне плевать, что думает Аанг. Народу Огня нужен этот город? Пусть забирают".
Но это было несправедливо по отношению к таким людям как Лули, Хьёдзин и Амая. Люди, которые просто хотели выжить, которые знали, что с городом что-то не так, но не имели власти исправить это.
"Я не уверена, что даже Аанг сможет что-то исправить".
- Они... они хотели сделать то же самое с нами, они...
Смеллерби схватила Джета за руку, а Лонгшот закрыл рот Джета рукой, тряся головой "нет".
"Ой, мамочки". Желудок Тоф камнем упал вниз. "Нам крышка..."

***

- Широнг не двигался? - холодно спросил Лонг Фэнг. Он мысленно перебирал сотни связанных друг с другом планов, высчитывая и пересчитывая ходы, которые потребуется предпринять, чтобы сохранить контроль над городом и Царем Земли. Аватар делал эти расчеты излишне сложными.
"Ему двенадцать. Он должен сидеть тихо, держать рот на замке и позволить старшим решать, как лучше поступить".
Если бы он отважился привести Аватара сюда, вниз...
"Слишком рискованно. Если этот недотепа генерал Фонг прав, то Состояние Аватара включается экстремальными эмоциями. Мы не можем потерять всё, что построили с таким трудом".
- Он ведет себя тихо, - доложил Кван. - Читает. Молится. - Агент посмотрел ему в глаза. - Сэр, я признаю, что он ведет себя... странно, но у нас всех были плохие дни после духовных ранений.
- Совершенно верно, - согласился Лонг Фэнг. - Близость смерти... потрясает человека. Но в этом-то и дело. Я знаю, что вы считаете его другом, Кван...
- Это не помешает мне исполнить свой долг, сэр.
- Разумеется нет, - спокойно подтвердил Лонг Фэнг. - Но дружба может смягчить суждения человека. - Он мрачно нахмурился. - Он организовал встречу с Амаей и Ли без свидетелей, а потом она встретилась с Аватаром, одна из учительниц которого теперь исчезла.
- Совпадение? - предположил Кван.
Лонг Фэнг ответил ему косым взглядом. Кван склонил голову.
- Совпадений не бывает, - он медленно выдохнул. - Сэр, целительница Амая долгие годы была ценным подспорьем...
- Но теперь она учительница Ли, - постановил Лонг Фэнг. - А Ли... беспокоит меня.
Кван неохотно кивнул.
- Сперва это было неочевидно... но никто с таким уровнем владения оружием не должен был избежать внимания армии, есть у него на попечении престарелый дядя или нет.
- Но именно это и произошло, - заметил Лонг Фэнг. - И хайма-дзяо. Я читал доклады, и они меня встревожили. - Он покачал головой. - Как полуобученный покоритель отбросил духа, который полностью поглотил его собственного учителя? Духа, который черпает силу от воды и уязвим только для света и огня?
Кван наклонил голову, признавая эти безответные вопросы.
- Ли определенно находится под подозрением, но у нас нет причин полагать, что Широнг... оступился.
- Пока нет, - поправил его Лонг Фэнг.
Топот ног, и младший агент, задыхаясь, привалился к двери.
- Сэр! Мы нашли Бей Фонг!
Или скорее, подумал Лонг Фэнг, когда они с Кваном прибежали на место потасовки, это она нашла их. И она была не одна.
"Та троица, которую Юнжу допрашивал о хайма-дзяо", - вспомнил Лонг Фэнг. Они были в сознании и сопротивлялись, но представляли минимальную угрозу, потому что были безоружны, за исключением наспех подобранных осколков камней. Совершенная мелочь на фоне бушующей Тоф Бей Фонг. А это точно была она, даже несмотря на нелепую маску. Ни один другой покоритель земли не мог не глядя распылять каменные кулаки и разбрасывать агентов Дай Ли по комнате с помощью каменных колонн.
"Это известная угроза", - бесстрастно подумал Лонг Фэнг, неподвижно стоя на месте и разглядывая фигуру в маске Синего Духа. Нужный рост, нужное телосложение, дао... Жаль, что он ошибся в Широнге...
Налетчик разрубил летящий камень, и огонь устремился вперед, сметая агента в сторону.
"Покоритель огня!"

***

"Их слишком много", - мрачно думал Зуко, взорвав каменную перчатку, вцепившуюся в рубашку Тоф, до того, как она смогла утащить девочку. Он старался не смотреть назад, где Смеллерби и Лонгшот пытались не дать своему вожаку задушить его.
"Я сдаюсь. Джет не просто идиот, он сумасшедший".
Мимолетная мысль, мелькнувшая на грани сознания, сконцентрированного на работе с Тоф, чтобы сохранить их всех живыми и свободными. Дай Ли было слишком много... По крайней мере, слишком много для нелетальных тактик.
"Я не хочу их убивать. Я знаю некоторых из них. Мы просто хотим добраться до бизона и уйти. Если бы у нас было прикрытие..."
Он перешел к действию ещё до того, как успел додумать мысль, свел клинки вместе, сунул освободившуюся руку за пазуху, вытащил мешок и рассыпал его содержимое широким броском.
Сухие листья разлетелись по комнате. На миг он заметил испуганный взгляд Лонг Фэнга.
"Горите".
Вспыхнул огненный ветер, пламя которого окружило их, скрыв их от глаз Дай Ли.
"Покорители не могут ударить то, что не видят".
Все, кроме Тоф, которая рассмеялась, когда каменные снаряды прекратились, и подняла защитные стены сразу за границей огня. Потом она хрустнула пальцами и рывком создала квадратную дверь в каменной стене.
- Идём!
Он нырнул головой вперед и перекатился, Смеллерби и Лонгшот затащили Джета, и Тоф с грохотом обрушила стену у них за спиной.

***

"Нас задерживают", - сердито думала Катара, бредя в предрассветном сумраке к дому Вэнов. И лучше бы этот дом принадлежал Вэнам после всего того времени, что муж Лули и его друзья-стражники отрицали личность Аватара прямо им в глаза.
"Они сделали это специально. Они знали, кто такой Аанг. Это все знают!"
О, как бы ей хотелось приморозить их всех к полу! Особенно мужа Лули: что-то в нем вызывало у неё подсознательное желание скрежетать зубами.
"Лучше бы это было нужное место, или я начну замораживать людей".
- Может, пусть Аанг постучит в дверь, - предложил стоявший у неё за спиной Сокка.
- Правильно, - съязвила Катара. - В прошлый раз это отлично сработало.
- Ладно, тогда это сделаю я.
Она вихрем обернулась к нему.
- О, как будто у тебя вышло лучше! Те стражники просто задержали нас!
- Им страшно, - тихо сказал Аанг.
- Это не оправдание! Мы же хотим им помочь!
- И мы хотим, чтобы они помогли нам, - напомнил Сокка. - Они этого не сделают, если ты превратишь их в ледяные кубики. - Сделав решительное выражение лица, он прошел мимо неё и постучал в дверь.
Потянулись нескончаемые минуты. Катара напряженно прислушивалась и уловила нечто, похожее на звуки спора из-за толстой двери.
Дверь открылась, и хорошо одетая женщина в возрасте мамы Тоф обежала их зеленым взглядом.
- Могу я вам помочь?
- Я - Сокка, - улыбнулся её брат и указал на них. - Это моя сестра Катара, наш друг Аанг и Момо...
Лемур зачирикал, очаровательно склонив голову.
- Мы ищем нашу подругу, Тоф Бей Фонг. Она сказала, что собиралась встретиться с Лули, и нам сообщили, что она здесь, в доме Вэнов. Если мы ошиблись адресом, то я прошу прощения, что разбудил вас...
Не следи она так пристально, Катара ни за что не заметила бы, как глаза женщины метнулись в сторону крыш.
- Я - Мейшанг Вэн, - представилась женщина и отошла в сторону, приглашая зайти внутрь. - Лули ещё спит: дети совершенно вымотали её. Но, может быть, я смогу ответить на ваши вопросы. - Её лицо осветилось легкой улыбкой. - И моя дочь Джия никогда мне не простит, если я отпущу вас до того, как она проснется. Её класс по хайку до сих пор говорит о тебе.
- Правда? - просиял Сокка.
"Мальчишки!" - вспыхнула от возмущения Катара, но не стала возмущаться, пока за ними не закрылась дверь.
- Послушайте, может, Сокка и остался бы здесь с удовольствием, но нам надо найти Тоф.
- И Аппу, - добавил Аанг. - Пожалуйста, просто поговорите с нами. Тоф могла попасть в настоящую беду!
Мейшанг ещё раз окинула их взглядом и вздохнула.
- Она уже попала, - женщина покачала головой. - Но у неё есть помощь, и этого хватит. Я знаю, что если вы пойдете за ней, вас всех, скорее всего, посадят в тюрьму. Или того хуже. - Она не дала им времени оправиться от изумления и прямо посмотрела в испуганные серые глаза. - Аватар Аанг, какое зло причинила тебе моя семья, что ты привел Дай Ли к нашему порогу?
- Вы не можете винить за это Аанга! - возразила Катара.
- Они следят за нами, - напомнил ей Сокка. - Так что она вроде как права. - Он хмуро посмотрел на Мейшанг. - У вас будут неприятности?
- Мой муж - профессор археологии и преподает историю того периода, когда ещё не было Дай Ли, когда они ещё не захватили бразды правления. Мы живем в опасности. - Она снова посмотрела на Аанга. - Повторяю, Тоф здесь нет. Она нашла человека, который ей поможет, и пошла искать то, что ты потерял. Я предлагаю вам найти место, где Тоф сможет найти вас, и подождать. - Она нахмурилась. - А потом я предлагаю вам покинуть Ба Синг Се и отправиться туда, где у вас будет шанс помочь нашим людям.
- Так я и помогаю! - возмутился Аанг. - Я пытаюсь спасти Царство Земли! Почему люди постоянно говорят мне уйти?
- Ты... - Мейшанг в отчаянии вскинула руки над головой и прокричала по направлению ко второму этажу. - Тингжэ!
Испуганный седеющий профессор, которого Катара смутно помнила по университету, появился наверху лестницы, всё ещё одетый в пижаму.
- Мейшанг?
- Мне надо принудительно скормить этому мальчику карту!
Одна бровь мужчины поползла наверх, пока он разглядывал Аанга, потом он покачал головой и вздохнул.
- Второй стеллаж, вторая полка снизу, справа. И постарайся не покалечить его до моего прихода, ладно?
- У Сокки полно карт, - начала было Катара.
- Тогда он на них не смотрит, - возразила Мейшанг, открывая дверь в забитый свитками кабинет. Она прошла вдоль полок, вытащила три свитка, два положила назад и расстелила карту Царства Земли на маленьком столике. - Смотрите, мы здесь. - Она стукнула пальцем по огромному двойному овалу, которым был обозначен Ба Синг Се. - Народ Огня вторгся здесь... - её рука указала на западный мыс и побережье, - и даже если никто не говорит нам о войне, они, вероятно, перекрыли и другие водные маршруты в залив Хамелеона и оба озера.
- Они отрезают вас, - согласился Сокка. - Вот почему мы должны быть здесь.
- Нет! - Мейшанг послала ему взгляд полный гнева и нетерпения. - Вот почему вас здесь быть не должно!
- Она права, - профессор Тингжэ встал рядом с женой, уже в халате. - Во времена Чина Завоевателя Ба Синг Се чуть не пал до того, как Киоши победила его...
- Вы хотите сказать, убила, - с отвращением произнес Аанг.
- А что бы ты сделал на её месте? Пригласил его на чайную церемонию? - Тингже спокойно разглядывал Аанга. - Да, город почти пал. Но Чин имел куда больше контроля над континентом, чем Народ Огня имеет сейчас. И Киоши не было в этих стенах. Это заставило Чина разделить силы, что само по себе привело бы к его поражению даже без её участия. - Его взгляд переместился на Сокку. - Мне говорили, что ты немного разбираешься в тактике. Пока Аватар Аанг находится в Ба Синг Се, Народ Огня сможет концентрировать свои силы, что позволит им проложить самые простые и короткие пути снабжения и... - Заметив их растерянные взгляды, он поморщился. - Покорение земли, Аватар. Подумай о Царстве Земли как о большом булыжнике. Что скорее расколет его: отдельные маленькие удары или один массивный удар?
- Что вы тут делаете?
Катара перевела взгляд на пораженного ужасом мальчика-подростка, застывшего в дверях. Он был выше Сокки, с зелеными глазами человека Земли и темным от пока не выбритой утренней щетины подбородком.
- Об этом нельзя разговаривать! - продолжал молодой человек. - Вы знаете, что может случиться. Вы знаете, что случилось с Бай Шу!
- Я знаю, Мин, - серьезно уверил его Тингжэ. - Но я также знаю, что никак не сопротивляться злу - это не нейтральная позиция. - Он перевел взгляд на Аанга. - Вот ошибка, которую совершил твой народ много веков назад. У Царства Земли долгая память. Ваша ошибка дорого вам обошлась. - Профессор снова взглянул на сына. - Я ничего не делал, потому что не мог ничего сделать. Но Аватар здесь, и наша судьба уже в руках Дай Ли.
- Нет, если я могу этому помешать, - мрачно сказала Мейшанг.
- Это безумие, - выдохнул Мин, переводя взгляд с отца на мать. - Вы обезумели. Вы не можете... вы никогда бы так не поступили до того, как появился он!
- Кто "он"? - подскочила к нему Катара. - Ли?
Судя по вспыхнувшим от ярости глазам Мина, она попала в яблочко.
- Убирайтесь, - рявкнул на них Мин. - Убирайтесь, прежде чем вы погубите мою семью!
- Мин! - строго одернул его Тингжэ. - Ты не смеешь так вести себя с гостями, даже с незваными.
- Никто не погибнет, - упрямо продолжал настаивать Аанг. - Просто скажите, как я могу помочь. Я - Аватар. Помогать людям - моя работа.
- Ты не можешь помочь, - проворчал Мин, развернулся на пятках и с топотом удалился.
- Мин, постой, - импульсивно воскликнула Катара, пробежав за ним до основания лестницы. - Если твоя семья в беде, мы что-нибудь сделаем!
- Вы дети, - пренебрежительно отозвался Мин. - Что вы сделаете, сдержите тысячу Дай Ли в одиночку? Не знаю, зачем мама вообще вас впустила! Она знает, чем это может кончиться для нас, что это может сделать с моим братом и сестрами. И папа ей помогает... - Стиснув кулаки, он помотал головой. - Уходите, просто уходите.
- Нельзя сдаваться, - решительно возразила Катара. - Может, мы здесь и чужаки, может, мы не можем ничего сделать, но они твоя семья! Должно же быть что-то, что можешь сделать ты.
- Да, - откликнулся Мин скорее про себя. Его глаза потемнели. - Думаю, кое-что есть.

***

"Можно было и дверью воспользоваться", - подумал Зуко. Но Тоф разошлась не на шутку.
Осколки камня полетели во все стороны, когда они ввалились в комнату, пахнущую соломой, густой шерстью и поверхностью. Звякнули цепи, и он увидел огромную бело-коричневую фигуру с острыми черными рогами...
- Аппа! Эй, пушистик! - Тоф кинулась прямо к толстой шерстистой передней лапе. - Прости, прости меня...
"Ты с ума сошла?" Зуко развернулся и прыгнул вперед, пытаясь встать между ней и меховой смертью. "Эта тварь же..."
Его обтянутая перчаткой рука коснулась коричневого меха на стреле, и мир покачнулся.
Слабый предрассветный свет падал на травянистую горную долину, и Аанг хохотал, почёсывая около темного рога.
- Не волнуйся, Аппа вегетарианец.
Покоритель огня фыркнул.
- Ты никогда не видел новорожденных комодоносорогов, правда?
Рассвет погас, как свеча, и Зуко поспешно отступил на полшага назад, чтобы не упасть. "Что это было? Такого никогда не было. Я знаю, что этого не было.
Откуда же это чувство реальности?"

- Аппа? - Джет наконец-то перестал сопротивляться друзьям, хотя продолжал бросать гневные взгляды на Зуко. - У Дай Ли был бизон Аватара?
"И есть до сих пор, если мы что-нибудь не предпримем". Зуко похлопал Тоф по плечу, пока она вытирала глаза, и указал на решетку, за которой виднелось небо. "Будет тесно, но мы пролетим".
- Точно! - Тоф выпрямилась и махнула рукой борцам за свободу. - Забирайтесь! - Она снизила голос до шепота. - Ум, я ничего не вижу в воздухе, как же мы?..
- Знаешь, сколько раз я видел, как Аанг улетает от меня? - прошептал в ответ Зуко, раскрывая первый громоздкий наручник. - У нас получится.
Тоф бросилась открывать кандалы с другой стороны, а Аппа водил широкой головой взад и вперед, следя за ними обоими. Потом зверь снова повернулся к Зуко, когда тот потянулся к последнему металлическому поворотному ключу... втянул воздух и выдохнул спиралевидную струю воздуха, поднимая ключ так, чтобы было лучше видно.
- Умница, - шепнул Зуко бизону, снимая последний наручник. - Второй раз так не попадайся. - Он одним прыжком вскочил на покрытую мехом шею и схватил Тоф за руку, чтобы втянуть её наверх...
Камень поднялся, покрыв бизонью лапу. Аппа взревел, создавая дикий ветер мощными ударами хвоста.
- Сопротивляйся сколько хочешь, - Лонг Фэнг прошел сквозь открытую дверь, за ним теснились ряды Дай Ли. - Ты будешь...
- Верь мне! - прошипел Зуко и резко нагнулся, опустив Тоф вниз. Её ступни коснулись камня, она дернула пальцами ног, и камень обратился в песок.
- Хип-хип!
Зуко потянул вверх в тот же миг, как Аппа взлетел. Внезапный вес покорительницы земли вкупе с ветром Аппы выбил из него дыхание.
"Решетка приближается ужасно быстро..."
Тоф ударила кулаками, и они вылетели в рассвет, свободные.
- ДА! - завопила Смеллерби, её суровое лицо озарилось неверящей улыбкой.
- Почему? - потребовал Джет дрожащим от ненависти голосом. - Ты же покоритель огня. Зачем ты это сделал?
- Потому что не все в Народе Огня безумны, камнеголовый! - Тоф сорвала с себя маску. - Я учитель Аанга по покорению земли. И он - друг.
- Друг?
"Агни, Лонгшот умеет говорить!"
- Да, и нельзя допустить, чтобы его поймали, - Тоф подвинулась ближе к Зуко. - Что теперь?
- Делай, как я, - прошептал Зуко. - Воздушные Кочевники не всегда пользовались поводьями. - Взяв её руку в свою, он прижал её к основанию левого рога Аппы. Бизон послушно повернул.
"Я бы хотел лететь помедленнее, но нет времени".
Он направил Аппу вверх и за Внешнюю Стену, уклоняясь от каменных блоков, которые запустили в них испуганные стражники.
- А вот это уже грубо, - пожаловалась Тоф.
Зуко фыркнул и посадил Аппу в как минимум часе верховой езды от Стены. Он ткнул пальцем в борцов за свободу и указал рукой на землю.
- Ты собираешься просто бросить нас здесь? - взорвался Джет. - У нас же ничего нет!
- Мы выбрались из Ба Синг Се, - накинулась на него Смеллерби и спрыгнула на землю. - Это не "ничего".
Вновь умолкнув, Лонгшот стащил Джета вниз.
- Вот, - Тоф бросила связку монеток куда-то в сторону Смеллерби. - Я - Тоф Бей Фонг, и однажды вы со мной расплатитесь! - Она потрепала Аппу по голове. - Хип-хип!
- Ты можешь себе это позволить? - спросил Зуко, сохраняя голос тихим, пока они набирали высоту. - Вам предстоит бегство...
Тоф отмахнулась.
- Привет! Я чемпион "Дрожи Земли"! Я лучшая. Кроме того, люди постоянно что-нибудь дают Аангу. Мы будем в порядке.
- Как Азула, - буркнул Зуко себе под нос. Тоф нахмурилась.
- Эм, Живчик? Признаю, она почти такая же низкая и прыгучая, но почему ты считаешь, что Аанг похож на неё?
- Ей всё дается легко, - Зуко сглотнул. Обратно они летели слишком высоко, чтобы в них можно было попасть булыжником. - Взгляни на него: двенадцать лет и уже мастер. Прошло несколько месяцев, и он уже покоряет воду. Не говори мне, что он не усваивает за дни то, что заняло у тебя годы. - Он отвел глаза в сторону. - И ему все помогают. Все говорят, что он поступает правильно. Агни, даже духи желают ему победы.
- Вообще-то я тоже хочу, чтобы он победил, Живчик.
- Ты хотя бы честно об этом говоришь, - устало откликнулся Зуко. - Я бы хотел остановить войну, Тоф. Очень хотел бы. Но я не могу. Знаешь, что случится, когда она кончится? Они придут за нами. Царство Земли, Племена Воды... ты не представляешь, как они нас ненавидят. Они придут. И что Аватар будет делать тогда?
- ...Аанг не позволит этому случиться. Ни с кем.
- Не лги мне, Тоф, - зло сказал Зуко. - Созин уничтожил всё, что знал Аанг. Всё. Ты не была в храмах воздуха, а я был. Я видел их все. - Взяв свою и её маски, он швырнул их в озеро Лаогай. - Северный полюс был просто разминкой!
- Зуко...
- Просто уведи их, Тоф. Уведи из города. - Он снял с её плеч плащ и вывернул его наизнанку, изменив цвет с темного на бледно-зеленый, чтобы спрятать свою одежду Синего Духа. - Высади меня в Верхнем Кольце. Я скажу, где. А потом сделай вот что...

***

- Сокка, мы должны вернуться и помочь им!
Крепко сжимая желто-оранжевую ткань, Сокка продолжал шагать вперед.
- Думаю, мы уже достаточно помогли им, Аанг. "Ударить Народ Огня в спину. Это как послать охотника-наживку дразнить тигровых тюленей и завести их туда, куда тебе нужно. Я должен был сам додуматься. И почему я не додумался?"
"Я слишком увлекся идеей "я должен победить Хозяина Огня", вот почему. И может быть, духи действительно хотят, чтобы Аанг справился с ним один-на-один, как бы безумно это не звучало. Но каким бы большим и злым он ни был, Хозяин Огня Озай - всего лишь один парень. А нам надо беспокоиться о целой армии".
И всё-таки Вэны не знали о затмении. У них был шанс вырубить Хозяина Огня и его главных помощников в Народе Огня. Они должны были им воспользоваться. Но чтобы это сделать, им надо встретиться с Царем Земли и переманить его генералов на свою сторону.
"А для этого нам нужна Тоф. Неприятно признавать, но, кажется, единственный способ что-то здесь сделать - это начать сшибать стены".
- Сокка! - Катара схватила его за запястье, испугав настолько, что он выпустил Аанга. - Смотри!
У Сокки упала челюсть. Бело-коричневое облако с отчаянно цепляющимся за него зеленым пятном летело на север, потом на восток, на юг, запад и снова по кругу...
- Аппа! - с треском раскрыв планер, Аанг взмыл в воздух.
- О, духи, - выдохнул Сокка, приготовив бумеранг, в то время как Катара сняла пробку с кожаного мешка. Зеленые тени на крышах направлялись к их улице, и в миг, когда каменные ботинки коснулись земли... Аппа спикировал вниз, Аанг протянул им посох, и дружественный ветер подхватил и понес их.
Каменные перчатки схватили пустой воздух, и они улетели.
- Аппа! - Аанг приник к голове бизона, по его щекам текли слезы. - О, как же я скучал по тебе, приятель...
- Тоф! - Катара схватила белую, как мел, покорительницу земли и притянула к себе, усадив между ними. - Ты в порядке!
- Эй, - задыхающимся голосом сказала Тоф. - Надеюсь, вы не оставили в поместье ничего ценного. Я только что вырубила дюжину Дай Ли, и вы бы видели, как они взбеленились.
- Аппа был у Дай Ли? - завопил Аанг.
- Всё куда хуже, Легкие Ноги, - Тоф пыталась казаться смелой, но её трясло.
"Она ничего не видит, и у нас нет даже седла, за которое можно ухватиться". Сокка подполз ближе, сделав так, чтобы Тоф была зажата между ним и Катарой.
- Давайте где-нибудь приземлимся и поговорим.
- Не в городе! - Тоф глотнула воздух ртом и крепче вцепилась в шерсть. - Там, на озере, есть остров. Пока что там будет безопасно.
- Тоф, - взволнованно спросила Катара, - откуда ты знаешь про остров?
- Ли сказал мне, - сообщила Тоф. - Он передал тебе письмо, Сокка. И тебе следует его прочитать.
Сокка обменялся взглядами с Аангом. Покоритель воздуха посмотрел вперед и кивнул.
- Остров, прямо впереди!
Они скатились со спины Аппы на колючий песок, и Тоф размяла затекшие пальцы. С мрачным выражением на лице она вытащила сложенное письмо из складок одежды.
- Вот, - она ткнула пальцем в сторону Катары, прежде чем его сестра успела раскрыть рот. - И никаких вопросов, пока Сокка его не прочитает!
- Ладно, - согласилась Катара, с сомнением изогнув бровь. - Сокка?
Сокка развернул аккуратно сложенное письмо, и даже Аанг перестал гладить Аппу, чтобы послушать.
"Сокке из Южного Племени Воды", - гласили аккуратно выведенные иероглифы.
"Если Тоф до сих пор не убедила вас покинуть Ба Синг Се, уезжайте немедленно.
Это не Омашу или любое другое место, в котором вы побывали. Царь Земли - марионетка, политический центр, к которому все обращаются как к верховной власти, хотя знают, что он им не является. Реальная власть в Ба Синг Се принадлежит Главному Секретарю, Лонг Фэнгу, главе Дай Ли. Генералы знают это и готовы с ним сотрудничать. Они знают, что делают Дай Ли, но доверяют им поддерживать порядок в городе, пока они сами сражаются с Народом Огня. Любыми доступными способами. Они знают, что Дай Ли изменяют разум людей. Они знают, что Дай Ли заставляют людей исчезать. Они знают и позволяют этому случаться.
Ба Синг Се - это ловушка.
Беженцы стекаются сюда в надежде избежать войны. Когда они попадают внутрь, им говорят, что в Ба Синг Се нет войны. Те, кто не принимают этого, исчезают. Те, кто принимают и не ломаются, обычно сражаются на Стене. Те, кто ломаются - а таких много - работают в Ба Синг Се и живут ложью. Каковы бы ни были истоки такой политики, она исключает возможные источники восстания, поддерживает в городе порядок путем страха и кормит прочную - по причине своей невысказанности и иррациональности - ненависть к Народу Огня. Я уверен, что Хозяин Огня Озай одобрил бы их действия.
Люди, использующие такие методы, - не ваши союзники.
Если ничто из моих слов не убедило вас, подумайте, почему Лонг Фэнг захватил бизона. Он получил доклады от генерала Фонга по Состоянию Аватара. Он знает, что Народ Огня разбили на Северном полюсе. Или он, или генералы решили, что это хорошая тактика для уничтожения сил Народа Огня.
Философия покорителей воздуха утверждает, что любая жизнь бесценна. Если вы хотите, чтобы ваш друг был собой, а не живым оружием, уходите".

Подписи не было.
Чувство было очень странным, что-то в словах звучало до боли знакомо. Сокка почти мог слышать голос, произносящий их, и если бы он только мог сконцентрироваться...
- Ли дал тебе это? - с сомнением спросила Катара. - Почему он просто не сказал нам?
- Это правда очень странно, - Аанг почесал в затылке. - Монах Гиацо всегда говорил, что Племена Воды не любят писать письма... И в этом нет ничего плохого! Здорово, что вы предпочитаете говорить лицом к лицу. Но так можно и потерять того, кто давно вас не навещал.
"Мы не могли навещать Северное Племя из-за постоянных набегов, вдруг понял Сокка. Они просто... перестали приезжать. Мы страдали от набегов годами, а они так и не прислали помощи, пока Аанг не разгромил для них Флот Огня".
У них были на то причины, он был уверен, но...
- Три причины, - голос Тоф вывел его из мрачных мыслей. - Первое: за нами следили. Второе: нам надо было спасти Аппу быстро, и я думаю, что он волновался, что может не вернуться. Он не так давно стал учиться покорять воду, и он не мог это делать под озером, или Дай Ли поняли бы, кто он такой. Третье: он не хотел, чтобы вы, ребята, видели его, потому что не желал быть нашпигованным сосульками.
- Что? - с недоверием воскликнула Катара.
Сокка посмотрел на письмо, на использованные фразы, и поморщился.
- Ли не из Племени Воды.
- Но он покоритель воды, - испуганно возразила Катара.
- Он из Народа Огня, - Тоф повернула голову к Аангу. - Он хотел помочь, но боялся. Он слышал про Северный полюс. Много кто слышал.
- Покоритель воды из Народа Огня? - у Катары был такой вид, будто её стукнули по лицу собакой-рыба-пилой.
- Он что-то говорил про колонии, - Тоф не отрывала ушей от Аанга. Покоритель воздуха словно уменьшился.
- Я не хотел делать... это. - Он постарался улыбнуться. - Он правда из Народа Огня? Ого, наверное, это очень странно...
- На сей раз ты не отвертишься, Легкие Ноги, - Тоф скрестила руки на груди, неподвижная, как гранит. - Может, ты и не хотел, может, ты и не собирался, но ты сделал это. И все думают, что ты снова так поступишь. Лонг Фэнг, генералы, весь Народ Огня. - Она покачала головой. - Слышал бы ты Ли. Он ужасно себя чувствовал. Вот он здесь, с единственной покорительницей воды, которой нет дела до того, откуда он родом... И тут появляешься ты. Если он не выведет тебя из города, Народ Огня разнесет Ба Синг Се на кусочки, и ему больше некуда будет идти. Если он выведет тебя, то поможет парню, который убил тысячи его соплеменников. Вот уж точно: между молотом и наковальней!
- Ему и должно быть плохо! - взвилась Катара. - Да после всего, что Народ Огня сделал с миром, с нами, с Аангом, ему должно быть так плохо, что ему стоит просто... просто забиться куда подальше и умереть!
"Да что, черт побери, такое с ней... ой, - Сокка заметил, как её пальцы коснулись ожерелья, и поморщился. - Это снова то время года, когда мы потеряли маму".
- Катара, - терпеливо начал Аанг.
- Возьми свои слова назад! - Тоф стиснула кулаки, песок смялся под её ногами в твердую землю. - Куча людей помогает нам, потому что хотят, потому что они знают, что Аанг Аватар и думают, что он растопчет Народ Огня и остановит войну. Ли не такой! Ли не любит Аанга! Он не хочет иметь с Аангом ничего общего. Он помог вернуть Аппу, потому что это было правильно, потому что он не хочет, чтобы Аангу снова было так же больно, как на Северном полюсе! Возьми свои слова назад!
"Она плачет?" - вдруг осознал Сокка с раскрытым ртом. Тоф была слишком твердая, чтобы плакать.
- Тоф, - на лице Катары ярость сменилась волнением. - Что случилось?
- Ли сказал мне, - голос Тоф сел от её сердитых слез. - Он сказал мне, а я не захотела поверить. Он сказал, что даже если Народ Огня прекратит войну, вы пойдете войной на них, что я не понимаю, как сильно Племена Воды ненавидят Народ Огня. Он помог мне, он - покоритель воды, а всё, чего вы хотите - его смерти? - Она с трудом сглотнула. - Аанг, как ты собираешься остановить войну?
Аанг побледнел, схватил ртом воздух, сжал пальцами посох и покачал головой.
- Я собираюсь победить Хозяина Огня, Тоф. Ты уже знаешь об этом.
- А что потом? - потребовала Тоф. - Мы собираемся использовать затмение, мы собираемся надрать Хозяину Огня задницу. Но тебе надо сделать нечто большее! Царство Земли, Племена Воды... они будут там, прямо посреди людей, которых они ненавидят! "Что тогда?"
- Мы подумаем об этом после того, как победим Хозяина Огня, - с нажимом сказал Сокка, пока Аанг колебался. - Аанг - Аватар, люди послушаются его. Сейчас нам нужно решить, что делать в данный момент.
Катара прикусила губу.
- Сокка, если Ли сказал правду...
- Так и есть! - топнула ногой Тоф.
- Тогда то, что мы видели на приеме, все эти недели неприятностей... Лонг Фэнг контролирует город. Думаю, нам просто стоит улететь и оставить это жуткое место позади.
- Я с Сахарной Царевной! - с облегчением вклинилась Тоф. - Я уже насмотрелась на Ба Синг Се, а ведь я слепая!
- Но мы сбежали от Дай Ли, мы вернули Аппу. Мы на гребне волны! - уверенно возразил Сокка. - Нам надо пойти прямо к Царю Земли и рассказать ему о нашем плане до того, как до него доберется Лонг Фэнг.
- Может быть, Лонг Фэнг уже у него, - возразила Тоф. - Я слышала, как они делают Джу Ди под озером. Они... заставляют этих женщин говорить то, что нужно Дай Ли! Что если они сделали то же самое с Царем Земли?
- Тогда надо пробраться к нему, чтобы Катара смогла его вылечить, - Аанг переводил взгляд с одного на другого, полный уверенности в том, что всё на свете можно исправить, если захотеть. - Если он узнает правду о Дай Ли и о войне, я знаю, что он поможет! Это же будет правильно! - Внезапно он поднял голову и побежал к берегу озера.
- Аанг, что... - Сокка взглянул на воду. "Корабли Царства Земли". - Эм... так сколько Дай Ли ты раздавила?
- Их было много, - Тоф с несчастным видом погрузила в воду палец ноги. - Они здесь?
- Вероятно. Итак... - Сокка повернулся к Катаре, уверенный в её решении. Только заикнись о лечении, и она кинется вперед очертя голову.
Катара кивнула головой.
- Полетели!

***

"Слишком близко".
Айро сидел в их новом доме с чашкой ароматного жасминового чая, наблюдая, как его племянник спит сном измотанного лазутчика. Но это был всего лишь сон. Ни единого признака смертоносной лихорадки, которая будет означать отказ от верности по отношению к его отцу. Пока нет.
"Но болезнь придет, - сумрачно размышлял Айро. - Я пытался уравновесить его на лезвии ножа... и он соскальзывает".
Аватар. Почему здесь? Почему сейчас? Неужели духи настолько отчаялись, что не могли подождать ещё хотя бы месяц? Хотя бы неделю?
"Наше бегство ослабило нас. Мы с Амаей делали всё, что в наших силах... но я не знаю, хватит ли ему сил выжить. Если его верность сломается сейчас..."
Обхватив пальцами чашку, Айро изо всех сил старался не терять надежды.
Надежда проскальзывала между его пальцами, как пепел.

***

- ...Совет Пяти и военные верны Царю Земли, но Дай Ли останутся верны вам, Лонг Фэнг.
Лонг Фэнг улыбнулся в своей окованной сталью камере, перебирая план за планом, возможность за возможностью, о которых маленькая группка возмутителей спокойствия не ведала ни сном, ни духом. И что с того, что Царь Земли оказался таким переменчивым? Он так же быстро переметнется назад, как только до него дойдет информация, что союзники Аватара не только не сражаются с Народом Огня, но являются личными агентами самого Хозяина Огня.
Бедняжка Бей Фонг к этому времени уже заперта в стальную коробку и не сможет разоблачить ложь Дай Ли... Да ещё при том, что её дружки разбежались в разные стороны, кроме одной чрезмерно уверенной в себе покорительницы воды. Он уже видел раньше, как покорители раздуваются от величия собственного мастерства. Катару будет легко нейтрализовать. Воины Киоши были куда менее предсказуемым фактором... Но они предложили свои услуги в бухте Полнолуния, чтобы сражаться в войне. Их можно будет убедить, что совсем не важно, кто стоит у власти в Ба Синг Се.
И как только Ли выдаст своего сообщника-покорителя огня, его убедят дать показания о заговоре с Народом Огня и Широнгом. Пусть Царь Земли увидит вину только одного ренегата-Дай Ли, а не своего самого верного советника. И тогда эти стальные прутья останутся только в памяти.
Мин Вэн воистину станет прекрасным агентом.

Глава 21

   "И мой брат преследовал этих идиотов месяцами?" - с презрением думала Азула, удобно устроившись в своем гостевом доме в Верхнем Кольце, пока Тай Ли и Мэй тайком осматривали комнаты в поисках тайных глазков и дыр для подслушивания. Они наверняка были здесь, как они были в посольских апартаментах, предоставленных в их распоряжение во дворце. Фокус заключался в том, чтобы найти наиболее вероятно прослушиваемое место и соответствующе построить свою беседу.
"Сокка из Южного Племени Воды", - вспомнила Азула, занеся это имя в свой мысленный список полезных идиотов. Хорошо знать, кто из твоих врагов достаточно глуп, чтобы впустить предполагаемых союзников, даже не взглянув на них своими глазами.
"Зузу преследовал вас по всему миру и не мог поймать. Но мне не надо вас преследовать. Всё что мне надо - ждать... и копить силы, чтобы уничтожить Аватара раз и навсегда".
Спасибо Царю Земли за то, что она совершенно точно знала, где найти мальчишку. Что за наивный, полезный молодой человек! Может, она даже оставит его как марионетку: он дивно хорош в этой роли.
Сидя напротив зеркала, Мэй подала незаметный сигнал "всё чисто". Азула улыбнулась.
- У нас появилась невероятная возможность, девочки...
Возможность, которой никогда не воспользовался бы её брат. Бедный Зузу так сосредоточился на устранении угрозы Народу Огня, что не заметил, как эта угроза подстегнула их народ, сделав возможным любые завоевания.
"Мой брат никогда не обладал видением, даже до того, как папа забрал у него половину".
Жаль, что Хозяин Огня Озай не закончил дело. Ну, ничего страшного: как только Ба Синг Се будет поставлен на колени, она найдет дорогого Зузу... И наконец-то насладится жизнью единственного ребенка.

***

"Так, хорошая новость в том, что Аватар сел на бизона и улетел", - размышлял Широнг, шагая по одному из наименее используемых дворцовых коридоров с таким видом, словно имел на это право. "Плохая новость в том, что маленькая банда Аватара устроила больше переполоха, чем целый сундук девяностодевятилетних духов. Лонг Фэнг арестован, генералы строят какие-то грандиозные планы... И за мной следят".
Время от времени, не постоянно... но даже это не имело смысла. Если бы Ли оставил наводки на свою личность при освобождении бизона, они оба уже сидели бы в комнатах для допроса. А если Ли их не оставил... откуда соглядатаи?
"Что бы это ни было, дело дрянь".
И поэтому он не стал ждать в саду, а пришел сюда, чтобы перехватить Ли до того, как целитель успеет встретиться с кем-либо из новых гостей дворца. Если Широнгу начнут задавать вопросы, у него даже найдется объяснение, и даже правдивое.
"А вот и мой маэстро тайных проникновений".
- Поскорее бы вы поправились, - улыбка Ли вышла кривой. - Я пропускаю грандиозное открытие дядиной чайной...
- Сегодня тебе лучше смотреть, куда идешь, - перебил его Широнг, старательно сохраняя непринужденный тон.
- Почему? - осторожно переспросил целитель.
- Давай, я лучше тебе покажу. Тогда ты будешь знать, каких мест во дворце стоит избегать. "Надеюсь, это даст моим соглядатаям время расслабиться".
Не то чтобы его товарищи-агенты позволяли себе заскучать, но вот успокоиться... Да, вполне возможно. Если Дай Ли знали, куда направляется их цель, они расслаблялись, а это открывало им простор для действий. Особенно учитывая то, что те молодые женщины несомненно пользовались милостью Царя Земли.
Ли оставил свои вопросы при себе, и только у входа в нужную секцию дворца он на миг притормозил и прошептал:
- Посольские апартаменты?
- Думаю, когда-то они ими были, - ответил удивленный Широнг. - Как ты узнал?
- Цветовая гамма.
"Что за ерунда?.." Широнг моргнул и взглянул на декоративные бордюры и обивку свежим взглядом. Здесь доминировали зеленый и коричневый, как и полагается во дворце Царя Земли, но встречались и следы синего и желтого, а также намек на красный и черный.
"Элементы", - понял Широнг. - "Я ходил по этим коридорам двадцать лет и никогда их не замечал".
- Ты точно не передумаешь? - с сожалением спросил он, остановившись в тени колонны. - Ты был бы нам полезен, и сейчас более, чем когда-либо.
- Это будет нечестно, - отрезал Ли.
И исчез.
Имея привычку занимать место повыше, Широнг присоединился к молодому покорителю воды на потолке. "Чтоб меня, он освоил ледяные перчатки". Хотя они скорее напоминали куски льда, примороженные к камню, чем перчатки. Но всё же они работали: паника творила чудеса с сосредоточенным покорителем. А Ли определенно находился на волосок от паники.
"При его-то бледной коже? Да пятьдесят на пятьдесят, что он сейчас в обморок упадет".
Широнг покачал головой и придвинулся ближе, чтобы в случае чего подхватить Ли. Он слышал, что те одетые в броню юные леди весьма хорошие воины, но, наверное, встреча с ними оставила у Ли неизгладимое впечатление...
- Мы можем поговорить с генералом Хау? - спросила темноволосая предводительница у дворцового охранника, подойдя к нему решительными и в то же время грациозными шагами. Две её спутницы следовали по пятам. - Царь Земли уже почтил нас теплым приемом, но мы были бы благодарны за шанс побеседовать с человеком достаточно талантливым и изобретательным, чтобы предложить такой план.
- Генерал очень занятой человек, госпожа, но, думаю, что-нибудь можно устроить...
Широнг подождал, пока они уйдут из зоны слышимости, и прошептал:
- Прости за шок. Я думал, что будет лучше показать тебе, где Воины Киоши...
- Они не Воины Киоши.
Злой, мрачный и отчаянно напуганный. Широнг слышал все эти чувства в голосе Ли и постарался не вздрогнуть.
- Что?
- На улицу, - прошептал Ли с серым лицом. - Нам надо... я не могу... воздух.
Широнг вывел его в привычный садик, отчетливо понимая, что за ними следят. Но это было одно из немногих мест во дворце, куда не забредали гости. И ему не нравилось, каким закрытым стало лицо Ли, словно у солдата, которого отрезали от своих и окружили со всех сторон...
"Если всё так плохо, то, возможно, придется сообщить остальным Дай Ли".
- Что ты имеешь ввиду, что они не Воины Киоши?
- Они из Народа Огня.
Мир покачнулся. Широнг с усилием втянул воздух и молча обругал себя, что так бездумно воспользовался каменными перчатками. Его чи всё ещё недостаточно восстановилась для покорения.
- Их костюмы, макияж... как это возможно?..
- Я их знаю, ясно! - Ли втянул воздух, медленно разжал пальцы. - Я их знаю.
- Как удобно.
Широнг резко повернул голову и увидел мрачный взгляд Квана и бледного Мина Вэна в форме новобранца...
"Нам конец".
Но он не собирался сдаваться без боя, ослабла его чи или нет.
- Почему? - спросил Широнг, стараясь, чтобы его душевная боль не отразилась в его голосе. И тут же спросил себя, откуда взялось это острое чувство. Он был Дай Ли, он знал расклад: неважно, насколько ты верен, если Ба Синг Се будет лучше без тебя. - Я всегда действовал во имя защиты города.
- Скрывая присутствие колониста из Народа Огня и позволив ему вступить в контакт в проникшим в город покорителем огня? - жесткий взгляд Квана впился в Ли. - С тобой обойдутся мягко, если ты выдашь покорителя огня.
- Нет, - сухо возразил Ли, его поза выражала спокойствие и готовность. Потом он посмотрел на Мина. - Я так не думаю. У вас есть проблемы посерьезнее меня. Вы не знаете, кто они такие...
- Нет, знают.
Сталь сверкнула на солнце, и Ли уклонился буквально на волосок, перекатился, вскочил на ноги в классической позе покорения огня.
"Почему? У него же есть его мех с водой... почему стойка покорения огня?"
Напротив стояла одна из воительниц, в её руках блестели готовые к броску острые ножи. Её голос был холоден и полон глубочайшего равнодушия, которое пронзило Широнга до самого сердца. Может, она и выглядела как девочка-подросток, но она была смертельно опасна.
- О, кажется, нас ждет семейное воссоединение.
"Народ Огня. Ли был прав".
- Мэй, - выдохнул Ли, не меняя позы. - Не делай этого.
- Почему? - Золотые глаза сузились. - Ты так и не написал мне в ответ.
Ли бросил на неё сердитый взгляд.
- Она чуть не убила дядю, а ты расстроена из-за письма?
- Твой дядя предатель. Ты знаешь, что это значит. - Черная бровь слегка приподнялась. - И что ты имеешь ввиду под письмом?
"У меня были вопросы по поводу тебя, Ли", - подумал Широнг с суховатым юмором, не отрывая взгляд от стали, - "но я не думал, что получу свои ответы таким вот образом".
"Жди, просто жди. Кто-нибудь да дернется..."
- Вы двое болтаете или убиваете друг друга? - спросил Мин, которого удерживали от покорения земли только руки Квана. С двух сторон.
- Заткнись! - рявкнули оба подростка из Народа Огня.
"Значит, возможны оба варианта", - с иронией подумал Широнг. Но пока они говорят, они не станут убивать друг друга. Да и Кван, кажется, проявлял холодный интерес к дальнейшему разговору... - "Пусть говорят. А ты пока соберись с силами".
- Дайте угадаю, вы родственники.
- Нет, - презрительно скривила рот Мэй.
- Да, - вздохнул Ли.
- Что?!
- Дядя проверил, когда вы продолжали настаивать на помолвке! Он никак не мог понять, почему твои родители считали, что у них есть шансы получить одобрение моего отца, хотя в вашей семье нет покорителей...
- Есть! - голос Мэй наконец-то выдал намек на гнев. - Я знаю, что Момидзи отдали на удочерение из-за того, что она не была покорительницей, но её родители были покорителями...
- Я знаю, что её матерью была Та Мин, - нетерпеливо перебил Ли. - Она также была матерью Айлы!
Мертвая тишина.
"Айла", - напряженно размышлял Широнг. - "Я где-то уже слышал это имя... О!" Чёрт, у Ли что, вообще не было удачи? Кто додумался назвать дочь в честь матери Хозяина Огня Озая?
- Значит, вы родственники.
- Троюродные брат и сестра, - нетерпеливо бросил Ли. - Может быть, даже ближе, если учесть некоторых родственников... ладно, не будем об этом. Я рассказал тебе об этом, Мэй! В последнем письме, после... после. Ничего бы не вышло, и не важно, кого из придворных умасливал твой отец... Тебе не нужны мои неприятности!
Поза Мэй не изменилась, но её золотые глаза широко распахнулись.
- Думаю, мне сейчас станет плохо.
Широнг сложил все факты и хлопнул глазами.
- Бывшая подружка? - сухо спросил он у Ли.
- Мне было тринадцать, - бросился защищаться Ли. - Очень трудно найти записи о приемных детях, даже о недавних усыновлениях. А это было сто двадцать один год назад! - Он даже отвел взгляд от Мэй, чтобы обвиняющее посмотреть на Широнга. - Дядя любит говорить, что я совершил много глупостей за свою жизнь. Но это? Это не моя вина!
- А чья же? - голос Мэй был плоский и горький, как полынь. - Она обещала мне.
- Она врёт, Мэй. - Ли сжал кулаки, но его глаза были грустными. - Азула всегда врёт.
Широнг почувствовал, как заколотилось сердце, и понадеялся, что его покорение тоже усилится от прилива адреналина.
- Принцесса Азула во дворце? - Заметив старательно-нейтральное выражение лица Квана, Широнг отпрянул. - И вы знали. Ома и Шу, почему вы не?..
- Мы верны Лонг Фэнгу, Широнг, - прямо заявил Кван. - Жаль, что вы забыли об этом.
Ли горько засмеялся.
- Никогда не думал, что стану жалеть Лонг Фэнга, - он посмотрел прищуренными зелеными глазами на Квана. - Она прожует и выплюнет его. Он видит только маленькую девочку, играющую в заговоры, которых не понимает. Она улыбается ему и говорит, какой он умный... А когда она закончит, он будет мертв. Или будет желать смерти. - Он бросил взгляд на Мина. - Тебе лучше бежать. Как можно быстрее и как можно дальше. Если попадешь в руки Азулы, твоя семья умрет.
- Я сделал это, чтобы спасти мою семью! - яростно возразил Мин. - Это всё твоя вина! От тебя одни неприятности!
- С той самой ночи, когда я родился, - согласился Ли, по лицу которого скользнул призрак горькой улыбки. - Знаешь, что самое смешное? Я тебя понимаю, правда. Ты... совершаешь ужасные вещи, когда пытаешься сохранить семью. Пытаешься не видеть, что твоя сестра монстр... а твой отец - кровожадный убийца.
- Не говори так! - Мэй взволнованно шагнула вперед. - Ты не предатель!
- Но именно так назвала нас Азула, когда пыталась заковать нас в цепи, - съязвил Ли. - Она рассказывала об этом? Или о том, как пыталась убить меня молнией?
- Она бы не стала!
- Ты чертовски точно знаешь, что стала бы, Мэй! - огрызнулся Ли. - Азула всегда получает то, что хочет. И осталась всего одна вещь, которую она до сих пор не получила. Единственное, что Мудрецы Огня не дадут ей, пока я жив! И ты знаешь об этом!
"У меня есть детали", - думал ошарашенный Широнг. - "Но они бессмысленны..."
Мэй качнула головой, чёрная челка слабо колыхнулась.
- Она же твоя сестра, Зуко.
"О, духи..."
Ну, теперь он знал, почему Агни удостоил его алтарь своим знаком после той отчаянной молитвы.
"Воистину, один из твоих детей".
- Раньше это её не останавливало. - Ли... принц Зуко укрепил свою стойку. Очевидно, он видел перед собой противника, а не бывшую подружку. - Если она поймает меня, мне конец. Дядя умрет...
"Дядя?" Глаза Широнга полезли из орбит, и он заметил, как моргнул Кван, придя к тому же заключению. "Ома и Шу! Генерал Айро здесь?"
- И если тебе плевать на нас, есть хоно'о шошинша, который не заслуживает того, что случится!
"Одно из этих слов означает "огонь", - подумал Широнг. - "А другое?"
Что бы оно ни значило, Мэй остановилась. Её взгляд метнулся в сторону дворца и назад.
- Ты знаешь, что я верна ей.
- Знаю, - просто ответил Зуко - Но ты знаешь, что я никогда тебе не врал. - Он даже не смотрел на покорителей земли. - Не делайте этого, Кван. Я не хочу вредить вам. Есть люди, которые рассчитывают на меня, люди, которых Азула убьет, если поймает. - Он сглотнул. - И она заставит их мучиться долгое-долгое время.
Должно быть, непоколебимая уверенность его голоса достигла Квана. Старший агент отступил в сторону, опустив руки.
- Вы не можете, - не веря своим глазам, воскликнул Мин. - Не его... Вы должны...
- Я проявил неуважение к Хозяину Огня, - голос Зуко был резким и острым, как треснувший от мороза кремень. - Спроси Квана. Да все дворяне этого чертова мира смеются над этим. Я очень удивлюсь, если Дай Ли не знают всех сочных подробностей.
"Изгнан навсегда", - вспомнил Широнг, заставив свой шокированный мозг работать. - "Если только он не поймает Аватара... Я отправил его за бизоном Аватара, чтобы спасти Ба Синг Се. И он его отпустил".
С готовым выскочить из груди сердцем он встал рядом с Зуко.
- Что вы делаете? - с недоумением спросил Кван.
- Аватар Киоши создала нас, чтобы служить городу, а не одному человеку, - Широнг очень старался, чтобы его голос не дрожал. "Духи, да что со мной такое?" - Кван, что если он прав? Зовите меня ренегатом, начните за мной охоту, если надо, но план, о котором я вам рассказывал, хороший. Он мог бы сработать. И что вы потеряете? Незначительные ресурсы, которые легко восполнить, да возмутителей спокойствия, ненужных Ба Синг Се. Что стоит Дай Ли дать нам шанс? Дай Ли, а не Лонг Фэнгу?
Долгое время Кван думал, потом вздохнул и склонил голову.
Мэй подобралась, готовая к броску. Зуко напрягся...
- Пятнадцать минут, - холодно сказала она. - Потом я закричу.
Кивнув головой, Зуко побежал.
Шустро шевеля ногами, чтобы догнать его - черт, а он быстрый! - Широнг добежал до стены сада одновременно с изгнанным принцем.
- Ты ей веришь?
- Лезьте.
Сталь запела и отскочила от камня в миллиметре от их ног.
- Она сказала...
- Пятнадцать минут до того, как она закричит. - Зуко взлетел на стену как осопаук, его пальцы цеплялись за трещины в камне так уверенно, будто он был в каменных перчатках. - Если это будет выглядеть недостоверно... Вам лучше не знать, что сделает Азула.
- Неудивительно, что ты параноик. - Широнг лег грудью на стену и перевалился на другую сторону, применив покорение, чтобы прогнулась земля, а не его щиколотки. "Я совершенно не в форме". - Она правда твоя...
- Да, - Выпрямившись после падения, Зуко рванулся вперед, к внешней стене дворца и ближайшим воротам.
Широнг старался не отставать. Его захлестнуло облегчение, когда стражники бросили на них взгляд и принялись открывать вороты. Бегущий покоритель воды в компании с бегущим Дай Ли... ни один разумный стражник не хотел иметь ничего общего с подобной неприятностью.
- И она правда пыталась...
- Я перестал считать лет в одиннадцать. - Они вылетели за ворота, и Зуко вздохнул. - Она не так часто пыталась, когда дядя вернулся домой. Единственное, что было хорошего в изгнании, это то, что я уехал от неё!
Сквозь толпу, вдоль по улицам... Они наконец-то остановились на задворках кондитерской. У Широнга перед глазами все плыло и сверкало.
- Дышите, - приказал Зуко, поддерживая его с одного бока. - Мне надо подумать.
- Мы обречены, - прохрипел Широнг, с трудом глотая воздух. "Мне нужно уйти. Я его только торможу. Я слишком ранен, чтобы бежать, слишком слаб, чтобы сражаться..."
- Мне надо, чтобы вы предупредили Вэнов.
- Мин пошел на сделку ради их безопасности, - ахнул Широнг. Может, Кван и был дураком, чтобы пойти на сделку с принцессой-демоницей, но он был не настолько глуп.
- Если Азула приблизится к Джинхаю, никто из них не будет в безопасности, - Зуко секунду пристально смотрел на него, потом вздохнул. - Покорители огня могут чувствовать друг друга.
"Джинхай покоряет горячую воду". Странный, нелепый комментарий, на который он не обратил внимания, потому что пытался понять, что ему делать с духом, который чуть не сожрал... его рекрута-покорителя воды.
"Принц Зуко, покоритель огня. Как, во имя всего святого, он смог?.."
- Я видел, как ты делаешь лёд, - воскликнул Широнг.
- Азула не видела, - усмешка Зуко была мрачноватой, но искренней. - Если Кван ей расскажет, я покойник. Если нет... может, я ещё и выживу. - Он кивнул головой. - Идите к Мейшанг Вэн. У них есть план. Думаю, они вас спрячут. Я предупрежу дядю.
"Дракон Запада находится в моем городе, уже больше месяца".
- Почему ты мне веришь? - потребовал Широнг.
- Вы обещали, что скорее убьете меня, чем позволите хайма-дзяо меня использовать, - ответил Зуко. - Вы делаете то, что правильно. А позволить шестилетнему ребенку попасть в руки Азулы... - он покачал головой. - У вас есть честь. То, что вы из Царства Земли, этого не меняет.
Сузив глаза, Широнг разглядывал принца в изгнании.
- Не смей погибнуть. Нам о многом нужно поговорить.
- Потом, - сухо пообещал Зуко и растворился в толпе.

***

"Бывший парень, одна штука, сбежал", - холодно посчитала Мэй. - "Как и его отступник-Дай Ли". Кван, кажется, намеревался хранить молчание и сдерживать порывы своего подопечного. Что касается принцессы, которая вскоре начнет интересоваться, куда она подевалась...
"Она солгала мне. Азула солгала. Мне".
Азула лгала Зуко, об этом знали все. Принц Зуко и политические махинации смешивались так же хорошо, как масло и искры, и с тем же результатом. Элементарная предосторожность требовала скрывать от Зуко правду о том, кто из дворян на самом деле был в милости у Хозяина Огня, или какие маневры предпринимала армия, или... ещё что-нибудь.
"Но она сказала мне, что Хозяин Огня одобрит нашу помолвку как только... как только он изменит решение по поводу изгнания Зуко..."
А когда это Хозяин Огня менял свое решение? По поводу чего-либо?
- Лучший способ солгать кому-нибудь, - смеялась Азула, когда они засиживались допоздна, строя планы, - это сказать правду.
Мэй посмотрела на небо. Она не была покорителем огня и не чувствовала путь солнца к закату... но она знала достаточно. "Глубокий вдох".
Мэй подняла голову к солнцу и испустила клич орлофеникса. Она проигнорировала испуганные взгляды, устремившиеся к ней во внезапно наступившей тишине.
- Это Мэй, - ровно произнесла она. - Дочь Нидзи и губернатора Цумами. Я молю о праве обратиться к Агни.
Может быть, солнечный свет стал ярче. Может быть.
- Когда верность принадлежит недостойному её, честь требует её уничтожить.
Облако скрыло солнце. Какой ещё ответ ей требовался?
- Мэй! - Тай Ли бежала вприпрыжку, следом за ней осторожно шла Азула. - Что случилось?
- Лазутчик Народа Огня был во дворце, - гладко сообщил Кван. - Просим прощения у леди-воинов, но нам надо известить стражу. - Крепко держа Мина за плечо, Дай Ли увел своего бледного рекрута внутрь.
- Лазутчик? - Азула посмотрела на сверкающие ножи, торчащие из камня, и на безразличное выражение лица Мэй.
- Твой брат в городе, - холодно сообщила Мэй.
Глаза Азулы расширились, и она резко втянула воздух.
- Вот как.
- Зуко здесь? - Тай Ли с сияющей улыбкой подскакивала на месте. - Он всё такой же хорошенький? Ты с ним поцеловалась?..
- Почему он здесь? - холодно прервала её Азула.
Изогнув бровь, Мэй принялась вытаскивать ножи из камня.
- Зузу дурак, но не трус, - Азула постукивала острым ногтем по тяжелым складкам юбки. - Если он знает, что ты здесь, он знает, что здесь я... а ему не хватит сообразительности, чтобы сбежать от меня. Не тогда, когда я стою между ним и его драгоценной честью. - Её золотые глаза были холодны. - Кого он защищает?
"Мина", - поняла вдруг Мэй, вспомнив, как Кван увел парня прочь. - "Кто-то из семьи Мина - покоритель огня!"
- С ним был раненый агент Дай Ли. Его называли отступником. - Она прямо встретилась взглядом с Азулой. - Не знаю, почему твой агент об этом не сказал.
- Грязное белье Дай Ли, - пробормотала Азула со сверкающими глазами. - Как удобно. - Она улыбнулась. - И так похоже на Зузу. Вечно он подбирает бродяжек.
Мэй вспомнила судьбу некоторых бродячих животных в окрестностях дворца и постаралась об этом не думать.
- Мы будем преследовать их?
- Сбежать, когда мы приглашены в гости Его Величеством? - улыбка Азулы стала игривой. - Какая грубость. - Она склонила голову набок, рассматривая огромную стену вдалеке. - Зачем тратить усилия? Как только мы договоримся с Лонг Фэнгом... Зуко принесут к нам на блюдечке.

***

"Какая удачная идея", - подумала Катара, направляясь к столику с довольным лемуром на плече. Царь Земли оказался милым молодым человеком, но... она-то не Аанг. У неё коленки дрожали при разговоре с царем. Чай - это именно то, что ей сейчас...
- Я завариваю так быстро, как только могу!
Она раскрыла рот от удивления. Старик за стойкой был... был...
"Если он здесь, где же Зуко?"
Покорительница воды не осталась это выяснять и бросилась вниз по ступеням. "Нужна помощь, нужна... нет, Тоф здесь нет, но... Суюки! Правильно, я..."
Темноволосый мальчик в зеленом вылетел из толпы со скоростью молнии, собранный и злой, и ударил с силой камня Тоф.
"Нечем дышать..." Катара зашарила пальцами в поисках меха с водой, вытащила крышку... Момо с верещанием взмыл в воздух, когда Зуко вслед за ударом в солнечное сплетение перехватил её руку, сжав кисть так, что онемевшие пальцы не смогли призвать воду. Принц в изгнании с силой вывернул её руку в сторону, её развернуло, и она рухнула коленями прямо на каменные ступени.
"Ай! Ублюдок! За что? Аанга здесь нет... Стоп, он держит меня только одной рукой..."
Что-то холодное коснулось её лба, и мир исчез.

***

- Простите, она упала в обморок, пропустите...
"Зуко?" Айро поднял голову от заварочного чайника. "Так рано?" Он увидел бранящегося лемура, яростно пикирующего в волосы Зуко, знакомое юное лицо девушки в синем платье, которую Зуко держал на руках, и приготовился к худшему.
- Племянник, когда я сказал, что ты можешь привести домой милую девушку, это не совсем то, что я имел ввиду. - Сунув руку под стойку, он предложил Момо кусок засахаренного персика. Лемур схватил лакомство и приземлился, всё ещё стрекоча. Официанты рассмеялись, а Зуко покраснел.
- Она потеряла сознание, - выдавил он сквозь стиснутые зубы. Его плечи опустились, как и у всякого смущенного подростка. - Я подумал, может, немного воды со льдом?
- Конечно-конечно, как это заботливо с твоей стороны, - засмеялся Айро. - Лу, вы не присмотрите за чайниками?
Степенная женщина, помогавшая с заваркой, улыбнулась ему, а затем обратила строгий взгляд на его племянника.
- Слушайся дядю и даже не думай сделать что-то недостойное с этой юной леди, Ли!
- И в мыслях не было, - кисло буркнул Зуко, протащив юную покорительницу воды сквозь дверцу стойки в заднюю часть кухни.
- На вид она не ранена, - Айро говорил тихо, несмотря на шум кипящей воды. Всё ещё обиженный Момо спланировал вслед за ними.
- Я её отключил, - Зуко осторожно положил девочку. - Мастер Амая не сильный целитель. ЯгСда научила её, как усыплять людей на время лечения. Нельзя делать это надолго - у людей начинаются проблемы с дыханием. Но ещё какое-то время я подержу её сонной. Мне пришлось! Она выбежала отсюда, а значит, она видела тебя. А если она бежала от тебя, то бежала за помощью, которой нет, но она об этом не знает, и почему она вообще здесь...
- Племянник! - приказал Айро. - Начни сначала.
Зуко вздрогнул и глубоко вдохнул.
- Азула во дворце.
- ...Думаю, я присяду, - решил Айро, заняв стул. Зуко отпихнул в сторону второй, шагая взад и вперед от стойки до плиты, как будто в противном случае его разорвет на части.
- Азула, Мэй и Тай Ли переоделись Воинами Киоши. Дай Ли знают, что они ими не являются, но... Мин сдал Ли Дай Ли, рассказав, что у него есть сообщник-покоритель огня. Кван и Мин устроили мне с Широнгом ловушку, но Мэй поймала нас всех. Она дала нам пятнадцать минут. И Кван - Широнг сказал ему, что план ещё может сработать - не пытался нас остановить. Я отправил Широнга предупредить Вэнов. Надеюсь, они его спрячут, ему нельзя бегать. Тем более, от неё. - Он глотнул ртом воздух. - Я отправил его, пришел сюда, увидел её... и остановил её. Я мало что успел. Мне надо предупредить Амаю...
- Нет, - возразил Айро. - Я отправлю посыльного. - Лу обладала многими талантами помимо заварки чая, включая отличные навыки игры в Пай Шо. - Ты действовал правильно и быстро. Но Азула станет искать тебя, даже если Дай Ли не станут. - Он кивком указал на Катару. - А судя по этому свитку, скоро её отсутствие заметят.
- Она разговаривала с генералами, - простонал Зуко, прижав ладонь ко лбу. - Я не могу поверить... Они что, сумасшедшие?
- Нет, просто молоды, - вздохнул Айро. - Идем, думаю, я ещё не показывал тебе подвалы. В этой чайной преинтереснейшие подвалы...

***

- Зуко где? - переспросил Сокка, когда они вылетели из залива Хамелеона. Он не был уверен, что расслышал правильно. "Ветер в ушах, точно... не так ли?"
- В Ба Синг Се! - Аанг направил Аппу в ночь, оставив флот Племени Воды позади. - По крайней мере, он должен там быть. Я видел, как он ударил Катару, а потом... потом он что-то сделал, как Тай Ли, и она просто потеряла сознание!
Как Тай Ли. И снова Зуко, и снова он ранил его сестру. Как с пиратами и охотницей за головами, как на Северном полюсе.
- Они разыграли нас, - сказал Сокка, чувствуя тошноту. - Это было притворство... Духи, я и не знал, что Зуко может так врать...
Расстроенный и озадаченный, Аанг оглянулся на него с того места, где он сидел на голове Аппы.
- О чем ты?
- Зуко и Азула, - крикнул в ответ Сокка, начиная злиться. - Всё это время они работали сообща!
- Но... мы же видели, как она обожгла дядю Зуко...
- Когда она знала, что рядом есть Катара! - нетерпеливо пояснил Сокка. - Да Катара же исцеляет, только дай шанс! Все это знают.
- Но Тоф сказала, что Зуко не врал!
- А ему и не надо было, - заорал в ответ Сокка. - Да, она злая, безумная и хочет нас убить. Она из Народа Огня! И она сестра Зуко. Они точно работают вместе.
- Но Тоф сказала, что Азула хочет стать...
- Тоф - единственный ребенок, - отмахнулся Сокка от этого жалкого протеста. - Она не знает, что значит иметь младшую сестру или старшего брата. Поверь мне, если бы меня выгнали из Племени Воды, Катара пошла бы на что угодно, лишь бы меня вернуть. Именно так поступают сестры. - Он скорчил гримасу, заметив полный сомнения взгляд Аанга, и придвинулся вперед. - Слушай, это у тебя безумные духовы видения! Ты видел, как Зуко ударил её. Как Тай Ли! И мы знаем, что Азула с подружками была за пределами Ба Синг Се несколько недель назад. Наверное, они нашли Зуко, и он присоединился к ним! Это же очевидно!
- Но... Я не думал, что он так поступит с Айро, - промямлил Аанг. - Кажется, он по-настоящему... переживал за него.
- Ага, вспомни, что случилось на Северном полюсе с Юи, - отрезал Сокка. - Его куда больше заботит его честь, чем другие люди.
"Катара, держись, мы идем".

***

"Это не по-настоящему". Спрятавшись в одном из многочисленных подземелий Ба Синг Се, Суин обхватила голову руками и старалась не расплакаться. "Пожалуйста, пусть это будет не по-настоящему..."
Но измененный камень, на котором она сидела, был настоящим. Агент Дай Ли, Широнг, который о чем-то говорил с её родителями, был настоящим. Джинхай, помогающий лемуру построить форт из деревянных кубиков и отчаянно старающийся быть храбрым, был настоящим. И подросток-покорительница воды в синих леггинсах и платье, без сознания лежавшая на каменном выступе под теплой маминой курткой... была даже чересчур настоящей.
"Мин предал Ли, предал нас. Я не понимаю...
Я не хочу понимать! Как он мог? Как?"

- Не знаю, поможет ли это, но твой брат пытался поступить правильно.
Широко распахнув глаза, Суин взглянула на агента и стоявшего за его спиной отца. Тингжэ выглядел обеспокоенным, но он пока не надел гримасу "Папы-профессора". "Папа считает, что он в порядке, даже если он с Дай Ли".
- Как то, что он выдал Ли, может быть правильно?
- Я сказал, что он пытался, а не то, что он правильно поступил, - иронично заметил Широнг. - Я уверен, что Джу Ди организовали всё так, что Аватар даже не понял, скольких людей, с которыми он разговаривал, потом допрашивали. И как минимум треть из них исчезли. Учитывая, что твой отец уже отмечен как учитель неблагонадежных студентов, Мин, скорее всего, решил, что мы набросимся на вас в считанные часы. - Лицо Дай Ли было грустным и холодным, как лютая зима. - А потом Джинхай создал бы искры, и всем вам пришел бы конец.
Суин задрожала.
- То, что он сделал... Ну, я мог бы сделать то же самое, будь мне шестнадцать и приди я в отчаяние, - честно признался Широнг. - Он доложил о вас - сам пребывая в ужасе, я уверен - как о знакомых Ли. И он доложил о Ли, как о колонисте, имеющем контакт с покорителем огня. Ли уже числится в наших списках как покоритель воды, как и Джинхай. План мог бы сработать, и вы были бы в безопасности. - Он поморщился. - Если бы только Ли действительно не поймали и не покорили его разум настолько, чтобы ввести в транс для допроса. Наверное, Мин надеялся, что этого не случится.
- Насколько я понимаю, методика Амаи предоставляет некоторую защиту от этого, - задумчиво проговорил Тингжэ.
- Методика? Что... - Широнг остановился. - У Ли зелёные глаза, но он... - Дай Ли медленно выдохнул. - Духи, это же идеальная маскировка. Как?
- Я была достаточно осторожна, чтобы не выспрашивать детали, - спокойно сообщила Мейшанг. - Техника тонкая и ужасающая, но она работает.
- Вижу, - сказал сильно впечатленный Широнг. - Его задумка действительно сработала бы, если бы Мэй не наткнулась на нас. Ома и Шу, когда Ли сказал, что в его присутствии все идет не так, он сильно преуменьшил. Вот это переделка так переделка. Я видел, как устраивали засаду на засаду, но это не было настолько хре... - Он посмотрел на женщину и проглотил то, что собирался сказать. - ...То есть, ситуация была очень плохой.
Суин сложила его слова с наиболее неприличными выражениями, слышанными от Мина, и наградила агента своей лучшей версией маминого Неодобрительного Взгляда. Сама Мейшанг просто пожала плечами, словно едва не слетевшее ругательство было не серьезнее упавшего шарфа.
- Он получил приказ Хозяина Огня противостоять Мосту между нашим миром и Миром Духов. Да неудача должна расплываться от него как чернила по воде.
Широнг уставился на неё во все глаза.
- Вы знаете?
- Мы знаем, кто они такие, уже несколько недель, - признался Тингжэ. Он вспомнил ту ситуацию и грустно улыбнулся. - Они оказались совершенно не такими, как я ожидал.
- Вы знаете, кто такой Ли на самом деле? - Джинхай оторвался от игры в кубики с лемуром. - Кто?
Широнг поморщился.
- Это сложно объяснить...
Покорительница воды шумно вздохнула, и Мейшанг жестом велела Широнгу отойти подальше в тень.
- Думаю, вам лучше не попадаться ей на глаза. - Она положила руку на плечо стонущей девочки. - Катара, ты в порядке?
- Зуко! - подскочила Катара, хватаясь за кожаный мешок с водой, потом поморщилась, коснулась головы, состроила гримасу и снова подняла голову. - Госпожа Мейшанг? Профессор? Надо предупредить стражу, надо предупредить Царя Земли! Зуко в Ба Синг Се! Он ударил меня, он собирается гнаться за Аангом, но Аанга здесь нет... - Она огляделась. - Почему мы под землей?
- Наверное потому, что мы скрываемся, юная леди, - строго сообщил ей Тингжэ.
- От Зуко? - Катара с пониманием кивнула головой. - Но он же беглец. Если мы просто кому-нибудь расскажем...
- Неудивительно, что он тебя вырубил, - буркнул себе под нос Широнг.
- Вы Дай Ли! - Катара пальцем откинула пробку, и жидкость скользнула вокруг её пальцев, выдавая её смертоносные намерения.
- Стой! - вмешалась Суин. - Пожалуйста, агент Широнг пришел, чтобы помочь нам!
- Как бы удивительно это ни звучало, это так, - поддержал её отец. - Он такой же беглец, как и мы все. - Тингжэ вздохнул. - Мы знали, что нам, возможно, придется прятаться, но и помыслить не могли, что так скоро.
- Вы беглецы? - озадаченная Катара встала на ноги и отправила воду обратно в мех. Момо уселся ей на плечо со счастливым чириканьем. - Но теперь Дай Ли служат Царю Земли. Почему вы попали в беду из-за того, что хотели помочь Аангу?
Широнг хлопнул себя по лбу. Джинхай съежился. Суин стиснула зубы и встала между братом и покорительницей воды, пока Мейшанг взяла мальчика на руки и принялась ласково утешать.
- Верите или нет, юная леди, - ровным голосом сообщил Тингжэ, - но не всё в этом мире вращается вокруг Аватара. - Он покачал головой. - И Дай Ли не верны Царю Земли. Именно поэтому Широнг в бегах.
- Вы говорите чушь, - возразила Катара. - Мы остановили Лонг Фэнга!
- Нет, вы убедили Царя Земли посадить его в тюрьму, - поправил её Широнг. - И я бы очень хотел знать, как вам это удалось. Может, он и мой царь, но Куэй всегда был, ну, взбалмошным... - Он пожал плечами. - В данный момент Лонг Фэнг разрабатывает план, как убедить Царя Земли в том, что всё это - ужасная ошибка. Совершенно невинная ошибка с вашей стороны, разумеется, но всё-таки ошибка.
- Он в тюрьме, - нетерпеливо бросила Катара. - Никто не может выбраться из-за стальных прутьев.
- Ему это и не надо до тех пор, пока он может посылать сообщения, - холодно возразил Широнг. - Всё, что ему нужно, это достаточно подозрительный человек, на которого можно свалить вину. Боюсь, что я и один мой знакомый идеально подходим под это требование.
Катара изучающе разглядывала его сквозь суженные глаза.
- Ладно, предположим, я вам поверила, чуть-чуть. Лонг Фэнг - ужасный человек. Я могу допустить, что он станет строить козни, даже зная, что с ним покончено. Но почему вдруг ему так повезло, что он подставил единственного Дай Ли, который мог бы оказаться хорошим парнем?
- Потому что я сделал ошибку, поверив в то, что нам полагается защищать город, а не Лонг Фэнга, - ответил Широнг. - Мне повезло. Друг помог мне сбежать из дворца. И если ты вернешься туда, что, как мне сказали, ты и собиралась сделать, то попадешь прямо в ловушку. Так что, пожалуйста, убери эту штуку и выслушай нас. - Он глубоко вдохнул и поморщился, положив руку на ребра. - Сейчас я не представляю угрозы даже для полуутонувшего котенка котосовы, не говоря уже об учителе Аватара по покорению воды.
- Вы ранены, - лицо Катары стало менее подозрительным. - Амая рассказывала о злом духе...
- Был такой. Слава духам, что озеро Лаогай так далеко от вашего городского дома, как только возможно, - вздохнул Широнг, присаживаясь на другую каменную скамью. - Мы круглосуточно следили за всеми вами и молились, чтобы хайма-дзяо не смог поглотить Аватара, как это сделал Дух Океана. Вы не поверите, какое облегчение я испытал, когда увидел улетающего бизона. Я надеялся, что вы все уехали на нем.
- Поглотил? - возмутилась Катара. - Духу была нужна помощь Аанга! Он же Аватар, он должен...
- Он должен защищать нас от духов, а не помогать им уничтожать нас! - взорвался Широнг. - Ты из Племени Воды, мне страшно представить, что вы пережили. Но Царство Земли тоже понесло огромные потери. Я ненавижу Народ Огня. Я ненавидел их десятилетиями! Но то, что случилось с Флотом Огня... - Он прервался и поморщился. - Я видел, как убивают духи. Это ужасный способ смерти. Поэтому я задам тебе всего один вопрос. Дух Океана убил твоих врагов, что ты будешь делать, если он решит, что этого недостаточно?
- Вы ранены сильнее, чем я думала, - пробормотала Катара, двигая обернутыми водой руками. - Профессор, как давно у него начался бред?
Широнг зарычал.
- Я не...
- Легче, агент, - твердо успокоил его Тингжэ. - Я знаю, что эти мысли уже некоторое время мучают ваш разум, но хайма-дзяо мертв, и более насущные заботы дышат нам в спину.
- Нам не до шуток, - согласилась Катара, водя сияющей водой по боку Широнга. - Ого... Вас лечила Амая? Кажется, раны хорошо заживают. - Она нахмурилась и выдохнула. - Вы видели, кто спас меня от Зуко? Он непременно вернется, он никогда не сдается, и он уже использовал меня, чтобы добраться до Аанга... - Она посмотрела на взрослых. Свет исчез из её воды, и она отправила её в кожаный мешок. - Почему вы все на меня так смотрите?
Суин сложила вместе взгляды родителей, тишину и человека, который, как она видела, принес Катару, и нервно схватила ртом воздух.
- Кто такой Зуко?
- Ты не знаешь? - недоверчиво спросила Катара.
- В Ба Синг Се нет войны, - Мейшанг опустила Джинхая на пол. - Те из нас, кто знают о нынешних правителях Народа Огня, обычно понимают, что об этом не следует болтать на публике. - Она встретилась глазами с Суин. - Принц Зуко, сын Урсы и Хозяина Огня Озая. Он был наследником Драконьего Трона до того, как его обожгли и изгнали; Великое Имя и тот, кто... по слухам... больше следует путям своего дяди, генерала Айро, чем путям своего отца.
"Великое Имя. Шрам от ожога, был изгнан". Суин побледнела. "Ли?"
Ли, без сомнения, был дворянином, но принцем?
"А дядя Муши это... ой, мамочки".
- Я знаю, что об этом страшно думать, - ласково сказала Катара, - но он не так силен, как ему нравится считать. Я уже побеждала его раньше, просто в этот раз он сражался нечестно. - Она уверенно улыбнулась, уперев кулак в бок. - Так куда он ушел?
Суин заметила, как переглянулись её родители и Широнг, заметила недовольные морщинки вокруг их глаз, которые означали, что они решили молчать.
"Никто не скажет ей, что она ошибается".
Но это было неправильно. Ли... Зуко не заслужил такого.
- Он пошел спасать мою сестру, - сердито заявила Суин. - Джия на занятиях и не знает, что сделал Мин. Зуко принес тебя сюда, чтобы ты была в безопасности, а потом пошел за ней! Его могут ранить, его могут убить! Но Дай Ли ищут нас всех, и Джия не поверит незнакомцу, и он единственный, кто знает, как сражаться, если их поймают... - Она смахнула слезы злости и сглотнула колючий комок. - Почему ты не учил меня сражаться, папа? Я хочу быть там! Я хочу что-нибудь сделать!
- Прости, Суин, - с тяжелым сердцем отозвался её отец. - Мы так долго наслаждались миром внутри этих стен... Я надеялся, что тебе это знание никогда не понадобится.
- Это гнев говорит в тебе, любимая, - сказала Мейшанг, обняв Суин. - Постарайся не принимать это близко к сердцу. - Она ещё несколько ударов сердца удерживала дочь в объятиях. - Ожидание - всегда самая трудная часть боя.
- А бросаться в бой вслед за Зуко - верный способ пострадать, - жестко добавила Катара. - Он сказал, что собирается помочь твоей сестре? И ты ему поверила?
"Это... это было просто... У-ух!"
- Он сказал, что поможет! - выкрикнула Суин. - Зуко не лжет!
- Он не лжет? Ты даже имени его не знала! - Катара окинула её жалостливым взглядом. - Он также обещал схватить Аватара, понимаешь? Последнюю надежду этого мира! Зуко хочет поймать его и привести Хозяину Огня. Хозяину Огня! Самому ужасному и злому человеку в мире! И ты думаешь, что такой, как он, будет помогать твоей сестре?
"Хозяин Огня". Суин стало плохо. "Хозяин Огня - отец Ли... Зуко. Его собственный отец обжёг его и выгнал вон".
"Он дал обещание, и мама пыталась помочь ему не сдержать его".
- Да, - сказала Суин дрожащим голосом. - Да, он поможет. - Она сжала кулаки. - И я очень жалею, что недостаточно хороша, чтобы помочь ему.
- Можно мы пойдем, мамочка? - Джинхай с надеждой подергал Мейшанг за рукав. - Если у него беда, разве мы не должны быть в беде тоже?
- Э, ну..
Широнг сдавленно захихикал.
- О, духи, да вы тут вырастили целый клан таких.
- Кажется, да, - согласился Тингжэ с ноткой веселья. - Как вы думаете, меня казнят за измену или за крамолу?
- Ни то и ни другое, если Азула убьет вас раньше, - иронично ответил Широнг.
- Азула? - рука Катары снова рванулась к меху с водой. - Азула и Зуко? Где? Надо предупредить людей, дело плохо...
- Принцесса во дворце, - пояснила Мейшанг. - И если Дай Ли ещё не захватили её в плен, значит, уже слишком поздно. Она от крови Созина, она - сам Огонь... И если остальные Дай Ли также ведомы своей верностью, как и вы, агент Широнг, то они попали прямо в стальные зубы драконьей ловушки.
Широнг напрягся.
- Может, они и из королевской семьи, но она всего один покоритель.
- Никогда не думала, что скажу это, но я с вами согласна, - твердо поддержала его Катара. - Даже если она во дворце, даже если с ней Мэй и Тай Ли, их всего трое. Конечно, Тоф провела Аппу мимо Дай Ли, но она же Тоф. Азула очень страшная, но если несколько покорителей земли запрут её в каменную коробку, то её схватят.
- Нет, - тихо возразила Мейшанг. - Широнг, вы не остались с Дай Ли, а последовали за принцем Зуко. А он ведь даже не старался. - Её вид был мрачен. - Принцессу Азулу наверняка обучили использовать внутренний огонь, особенно на тех, чья верность шаткая. Если они хоть немного дрогнут, если Лонг Фэнгу не хватит сил... она получит их. Всех.
Тингжэ закрыл глаза, его лицо исказилось от боли.
- Даже Мина?
- Он был рядом с принцем, он ещё молод. Я не знаю. - Она склонила голову и крепче прижала к себе Джинхая. - Я просто не знаю.

***

- И яркие листы падут, - закончила Джия.
Госпожа Макму-Линг нахмурилась.
Джия посчитала слоги и покраснела, пока другие ученицы прыснули со смеху. Стыд и срам, она должна была быть осторожнее! Она просто... отвлеклась. А кто не отвлекся бы на её месте? Незнакомцы из Народа Огня, которых привечали её родители, заявившийся в их дом Аватар, следящие за ними Дай Ли... А когда она утром уходила из дома, то видела, что её родители складывают всё самое необходимое: записи отца, прочную одежду и спрятанный запас денег, про который, как они думали, она не знала. Беда висела в воздухе. Как можно думать о поэзии?
"Ты должна, и ты знаешь это".
Её мама была беженкой, а её младший брат - покорителем огня. Если она не будет выглядеть, как идеальная профессорская дочь, люди станут ещё пристальней приглядываться к семье Вэнов. Но если у неё будет правильная одежда, правильный макияж и правильные манеры... тогда, может быть, - только может быть - люди решат, что всё в порядке.
Кроме того, она хорошо умела поддерживать идеальный вид. По большей части.
Смешки наконец утихли, сменившись заинтересованным перешептыванием. Джия рискнула бросить взгляд на дверь...
"О, нет".
Ли, одетый... ну, вполне прилично. В университете было полно студентов, которые выглядели более неряшливо, но они не подходили к классу госпожи Макму-Линг. Они не смели. Но его шрам, и, вероятно, его полное незнание, как себя вести, потому что он был выходцем из Нижнего Кольца...
Ли церемонно поклонился перед тем, как переступить порог, прошел строго вдоль края класса, остановился в нескольких шагах от сцены, поклонился непосредственно госпоже Макму-Линг, а потом сел на колени.
"Уважение месту учения, уважение преподавателю... Откуда он знает?.."
- Прошу прощенья, - неспешно начал Ли, - Джие нужно со мною. Тингжэ ждёт дома.
Джия постаралась удержать челюсть на месте.
- Пять, семь и вновь пять, слоги делают хайку, - холодно произнесла госпожа Макму-Линг. - Неряшливый гость.
Ли снова склонил голову.
- Как одуванчик неряшлив в смехе ветра? Так и я лечу.
Джия уставилась на него во все глаза. Конечно, первое хайку он мог придумать по дороге сюда, но второе? Назвать себя простым цветком, а госпожу Макму-Линг ветром, широко известным символом высшей знати? И, более того, признать, что только по её милости он может находиться здесь? Она не слышала, чтобы кто-нибудь так изящно польстил её преподавательнице в последние недели.
Госпожа Макму-Линг улыбнулась.
- Утерян фокус. - Она посмотрела на Джию. - Может, отца ученье поможет деве.
Джия вымученно улыбнулась, склонила голову и украдкой посмотрела на Ли. И если это был не тайный жест, показанный ей мамой, который означал "иди сюда, чтобы я мог тебе помочь", то она съест свою заколку.
Она поднялась одновременно с Ли и грациозно встала с ним рядом, чтобы они смогли вместе поклониться.
- Мадам Макму-Линг, - формально попрощался Ли. - С вашего разрешенья, отправимся мы.
Ещё один поклон, и они сбежали.
- Ты не говорил, что знаешь поэзию! - обвинила его Джия, пока они шли по темнеющим улицам. Покрытое шрамом лицо, неряшливый, беженец... Он столько времени проторчал с Суин и Джинхаем, и даже словом не обмолвился, что может помочь с хайку?
- Ты никогда не спрашивала, - криво усмехнулся Ли и несколько глуповато пожал плечами. - Это дядя настоял. Он сказал, что лучший способ победить противника - сделать так, чтобы он вообще не вышел на поле боя. - Он указал рукой на её тщательно подобранный имидж: макияж, одежду, украшения. - Взгляни на себя. Лучшая маскировка - когда никто не знает, что тебе есть, что скрывать.
Джия сглотнула.
- Я... я думала, что я тебе не нравлюсь...
- Из-за того, что ты сказала? - Фыркнул Ли, но его глаза потемнели. - Все первым делом смотрят на шрам. Поэтому он так и поступил. - Ещё одно пожатие плечами, на этот раз с оттенком горечи. - Ты - девушка из высшего класса. Дружба с учеником целителя и беженцем из Нижнего Кольца нанесла бы вред положению твоей семьи. А это важно, ведь так ты защищала их. - Он улыбнулся ей. Улыбка вышла слабой и кривоватой, но это была улыбка. - Сражаться можно многими способами.
Она никогда об этом не задумывалась. Ну, хотя бы её макияж прикрыл её румянец.
- Это не дорога домой...
- Это дорога к твоей семье, - тихо сообщил ей Ли. - Ты веришь мне?
Она кивнула и протянула ему руку.
"Ой, он покраснел!"
А ещё он постоянно украдкой смотрел по сторонам, что означало... Она оступилась и постаралась не смотреть вверх.
- Всё нормально, - голос Ли был тихим, но уверенным. - Не думаю, что они станут искать нас. Пока. Один человек разыскивает меня, но Ба Синг Се - большой город... Улыбайся, как будто всё в порядке. Я знаю, что ты можешь.
"Проклятье, ещё как могу". Несмотря на страх, Джия высоко подняла голову и ступала с грацией истинной леди.
Они прошли сквозь толпу и скрылись из виду, скользнув в магазин кисточек, который Джия несколько раз посещала, когда покупала принадлежности для уроков каллиграфии. Она нечасто здесь бывала - местные цены соответствовали качеству товара, но она не экономила на своих уроках. Не тогда, когда это было важно.
- А, целитель Ли! - Изготовитель кисточек Ту обменялся с ними поклонами, прежде чем пригласить в заднюю часть магазина. - Ваш дядя сообщил мне о вашем приходе. Идемте-идемте...
- Не думаю, что кто-то видел, как мы вошли, - начал было Ли.
- Тогда я уверен, что так и есть. Вы же племянник Муши, в конце концов. - Престарелый изготовитель кисточек коротко улыбнулся. - Не волнуйтесь, друзья вашего дяди могут справиться с небольшой опасностью.
- Будь она небольшой, я бы не волновался...
Одну скрытую дверь и прощание спустя, Ли повел её по лабиринту, освещенному зелеными кристаллами.
- Ты бывал здесь раньше? - с любопытством спросила Джия.
- Нет, мне просто сообщили направление.
- Направление? - Джия с внезапной тревогой посмотрела на него. - У тебя даже нет карты?
- Карты туннелей? Когда вокруг покорители земли? - сухо поинтересовался Ли. - Да с тем же результатом можно просить её у кротобарсуков. - Он пожал плечами. - Если мы потеряемся, я знаю, где верх, и ты просто выведешь нас на поверхность. С нами всё будет в порядке.
Очевидно, так и было. Через некоторое время, выслушав предупреждение о том, что её ждет встреча с несколькими необычными людьми, она услышала бормотание знакомых голосов. Проглотив комок, она буквально влетела за поворот.
- Мама! Папа!
Ладно, не слишком воспитанно, но ей некого было впечатлять. Не в этот раз.
- Ты Джия? - голос с акцентом Племени Воды. Джия услышала прозвучавшее в нем удивление, пока мама обнимала её. Девочка, такая же смуглокожая, как Сокка, и достаточно похожая на него, чтобы быть его сестрой. Хотя при свете кристаллов тяжело было определить цвет её одежды. И теперь её удивление быстро перерастало в гнев, когда покорительница воды положила руку на кожаный мешок с водой.
- Так-так, посмотрите, кто к нам прокрался.
Ли косо посмотрел на Катару и вздохнул.
- Дай угадаю, "спасибо" я не дождусь.
- Спасибо? Ты ударил меня, ты...
- Вероятно, нет, - насмешливо сказал агент Широнг, сидя на каменной скамье с таким видом, словно не собирался в ближайшее время с неё вставать, благодарю покорно. - Она не верит, что твоя сестра на самом деле во дворце.
- Как Азула могла пробраться в Ба Синг Се? - взорвалась Катара. - Она не могла победить Воинов Киоши! - Она ткнула пальцем в Зуко. - Ты не мог их победить!
- Я и не пытался, - рявкнул в ответ Ли. - Они были препятствием на пути к цели. Когда обстановка изменилась, у меня не осталось причины сражаться с ними!
"...Постою-ка я здесь", - решила Джия, отходя от сердитого покорителя огня и ещё более сердитой покорительницы воды. Она заметила, что Суин держит Джинхая в безопасности, за спинами родителей, а её брат так яростно гладит лемура, что его шерсть торчала клоками. Но Мина не было. О, нет.
- Давай, тешь себя этой мыслью! - с сарказмом воскликнула Катара. - Случившегося это не изменит. Ты проиграл. И ты всегда будешь проигрывать, гоняясь за Аангом. Знаешь, почему? Потому что мы тебя остановим!
Ли окинул её тяжелым непроницаемым взглядом, нарочно игнорируя её руку, лежавшую на мехе с водой.
- Ты вообще слушаешь? Азула. Во. Дворце.
- Может быть, Кван образумился и приказал её схватить, - предположил Широнг.
- Сомневаюсь, - сухо возразил Ли. - Мы не слышали взрывов.
- Взрывов? - испуганно переспросил Тингжэ.
- Королевский род Созина, - тихо пояснила Мейшанг. - Они часто обладают даром к покорению молнии.
- Молнии? - Широнг с трудом сглотнул. - Я знаю... об этом говорили, но...
- Она не пользуется молнией, - отмахнулась Катара. - Она создает этот ненормальный синий огонь...
- Она никогда не использовала молнию на тебе, - отрезал Ли. - Поверь мне, она умеет.
- Ты напал на меня посреди бела дня и ждешь, что я тебе поверю? - Лицо Катары исказилось от презрения, когда она указала пальцем на Суин. - Я не такая, как твоя маленькая поклонница. Я знаю, кто ты такой!
- У меня не было времени объяснять! Я должен был остановить тебя до того, как ты попадешь в ловушку...
- О, ну конечно, в ловушку! - закричала в ответ Катара. - А когда Аанг придёт меня спасать, ты наконец-то схватишь его в свои огненные лапы! - Её пальцы напоминали когти, глаза сузились и сверкали.
"Я точно останусь здесь", - подумала Джия, видя старательную холодность лица Ли. И, вероятно, это всё, что видела Катара. Но она училась читать эмоции, скрытые под официальными лицами, и под этой маской были... Боль. Утомление. Обреченность.
"Она не станет слушать", - поняла Джия. - "И он знает об этом".
Духи, это как видеть перевернувшуюся карету. Она просто не могла отвести взгляд.
- Ты - ужасный человек, ты знаешь об этом? - продолжала кипеть Катара. - Вечно преследуешь нас, охотишься за Аватаром, пытаешься поймать нашу последнюю надежду на мир! Но какое тебе до этого дело? Ты - сын Хозяина Огня. Война, насилие и ненависть у тебя в крови!
Челюсть Джии упала, а Ли сжал кулаки. "Хозяина Огня?.."
Маленький, растрепанный, изуродованный шрамом ученик Амаи, который знал поэзию и манеры, но не мог поддержать застольную беседу даже ради спасения собственной жизни... был принцем?
"Девочки из класса никогда в это не поверят".

Глава 22

   "Они знают. Теперь все они знают". Зуко мрачно поднял голову, внутренне готовясь увидеть закономерную ненависть в глазах родителей Джинхая... Вот только он увидел не отвращение, а тревогу и материнское волнение на лице Мейшанг.
- Катара разрушила твое прикрытие, когда проснулась, - пожал плечами Широнг, стараясь вести себя, как ни в чем не бывало. - Думаю, мы уже почти оправились от шока.
"Оправились?" - с недоверием подумал Зуко. - "Вы знаете, кто я, и всё равно..."
- Как вы можете так говорить? - взорвалась Катара. - Разве вы не знаете, что сделал Народ Огня с Царством Земли? Со всем миром?
- Может, хватит уже переживать за весь мир? - терпение Зуко иссякло. - Нам надо подумать о здесь и сейчас!
- Это так ты уживаешься сам с собой? Так ты живешь, продолжая лгать этим людям? - Катара зло махнула рукой в сторону Вэнов. - Просто говоришь себе, что прошлое не имеет значения, и ты некоторое время побудешь кем-то другим? Так не бывает! Ты монстр! И ничто из твоих поступков этого не изменит!
- И это говорит воровка! - прорычал в ответ Зуко. - Это говорит невежественная крестьянская девчонка, которая оставила бы меня умирать в метели на Северном полюсе!
- После того, как ты похитил Аанга...
- У меня был приказ! - Зуко с трудом заставил себя дышать, заставил себя не стискивать кулаки: огонь трещал внутри него, умоляя об освобождении... а он не мог. Не мог. - Я никогда не пытался убить тебя! - "Дыши. Дыши, черт тебя побери!" - Просто... остановись. Стой. Дай мне минуту и послушай. Ты злишься на меня за то, что я пытался поймать Аанга? Отлично. Азула хочет его убить. Может быть, ты предположишь - только предположишь - что никто из нас не хочет, чтобы это случилось?
- Этого не будет, - ровно отозвалась Катара. - Я вас остановлю.
Это было безумие. Он знал, что он сказал. Что она услышала?
Широнг прочистил горло.
- Мне кажется, принц хочет сказать, - бесцеремонно вмешался агент, разглядывая покорительницу воды прищуренными зелеными глазами, - что мы все пытаемся не быть убитыми Азулой, и нам будет куда проще делать это вместе.
- Он сказал вам, что Азула пыталась его убить? - с недоверием спросила Катара. - Низко, Зуко! Это так низко, даже для тебя. Как ты мог сказать такое про свою сестру?
Может, она сказала что-то ещё, но Зуко не слышал. "Она не верит мне. Никто не верит мне. Почему никто мне не верит?"
Стиснув кулак, он обрушил огонь и ярость на камень.

***

- О, духи, - пробормотал Айро, завернув за угол и наткнувшись на ревущий огонь и осколки кристаллов. Куда более резкие слова пришли ему в голову, но он сдержал их силой воли. Несколько любимых армейских ругательств Джеонг Джеонга вряд ли помогут решить ситуацию.
"Зато мне стало бы легче", - признался себе Айро, наблюдая, как Зуко обрушил ещё один огненный кулак на стену пещеры, после чего молодой человек замер, весь дрожа. Вэны и Широнг стояли между детьми и летящими обломками, Катара обернула руки водой и стояла с сердитым выражением на лице... И его племянник старательно отводил взгляд от девочки из Племени Воды.
Бросив на Катару настороженный взгляд, Айро встал там, где Зуко мог его видеть, и обнял племянника.
- Прости, - чуть слышный шепот у самого его уха, похожий на всхлип боли. - Она не станет слушать.
Каким-то образом Катаре удалось ранить его мальчика очень глубоко. "Мне не следовало так долго задерживаться в чайной", - недовольно подумал Айро. Он считал, что стоило потратить время на то, чтобы разослать предупреждения генералам из Совета Пяти и выслушать сообщения о том, какие действия предприняла Азула. Более чем стоило, судя по тому, что он узнал от Белого Лотоса о западне духов, в которую угодил его племянник. Однако ничто не стоило этого.
- Дипломатия не входит в число твоих талантов, - ясным голосом проговорил Айро. - Я всё объясню. - Он отпустил мальчика и сбросил с плеча ремень принесенной им сумки. - Уже поздно, и мы все устали. Возможно, ужин и отдых пойдут нам на пользу.
-...Не голоден.
"Сомневаюсь", - подумал Айро с суховатой иронией.
- Тогда, может, ты поможешь покормить детей? Идём, давай раздадим тарелки. - Он нагнулся, чтобы помочь племяннику, но продолжал следить за Катарой напоминающим сталь взглядом.
"Ни слова, маленькая покорительница воды, ни единого слова. Или я сам разберусь с тобой".
Что бы она ни увидела на его лице, она отшатнулась и сделала шаг назад.
"Хорошо".
Суин сделала глубокий вдох и подошла, чтобы помочь.
- Так... у нас будет рис или лапша?
- Лапша, - буркнул Зуко, стоя, опустив плечи.
- Тогда давай есть. Джинхай ненавидит холодную лапшу.
Мейшанг ободряюще кивнула и улыбнулась младшему сыну, подтолкнув его к Джие. Когда дети ушли ужинать в соседнюю пещеру, она стиснула руку мужа - незаметный жест, который Айро помнил по собственной женатой жизни. "Со мной всё в порядке, любимый. Верь мне".
- Зуко, - спокойным тоном начал Тингжэ, прежде чем молодой человек смог уйти. - Помните, что я выслушал вас, прежде чем принять решение. Точно также я должен выслушать её. - Он оценивающе посмотрел на Катару. - Думаю, у вашего дяди и у меня найдется, что сказать юной леди.
Айро скрыл улыбку. "Возможно, ситуация не столь безнадежна, как я боялся".
Но достаточно серьезна, судя по тому, как старательно Тингжэ возвел каменную стену, чтобы перекрыть туннель после ухода детей - стена была достаточно толстой, чтобы взрослые могли поговорить без свидетелей, даже если Зуко вздумает подслушивать из-за стены.
- Вы отпустили ваших детей с ним? - Катара не верила собственным глазам. - Вы же видели, что он только что сделал!
- Юная леди, - сухо начал Тингжэ. - Мне часто доводилось видеть, как подростки-покорители выходят из себя. Я доверяю ему куда больше, чем я доверяю вам.
Легкая примесь яда в холодном голосе профессора заставила Айро удивленно приподнять бровь и более внимательно присмотреться к покорительнице воды.
- Что именно вы сказали моему племяннику, госпожа Катара?
- До или после того, как она назвала его монстром? - Широнг смотрел на Катару, подобно орлоястребу. - Ты бросила его умирать на Северном полюсе?
- Аанг не дал бы этому произойти! - Катара бросила злой взгляд на агента Дай Ли, явно испытывая желание огреть его водяным хлыстом.
- То есть, ты бы это сделала, - Широнг мрачно покачал головой. - И ты учишь Аватара покорению воды? Мы обречены.
- Монстр, - очень тихо повторил Айро, остро чувствуя растущую в нем ярость, которую он не испытывал... очень долгое время.
"На одного из моих людей напали там, где он не ждал засады... Спокойно, сохраняй спокойствие".
- Ну, сначала она обвинила его в том, что он солгал, что Азула во дворце, - небрежно сообщил Широнг. - Потом она назвала его неудачником, который даже не смог победить Воинов Киоши, потом, по её словам, он снова солгал о том, что Азула умеет покорять молнию, потом обвинила, что он использует её в качестве приманки для Аанга, потом... Ну, я лучше не стану пересказывать то, что она говорила о вашем брате, генерал, и том, что Зуко - сын своего отца. Я что-то пропустил, госпожа Вэн?
- Пока нет, - в голосе Мейшанг звучала холодная ярость.
- Ясно, - по-прежнему тихо сказал Айро. "Она из Племени Воды, но я думал, что Аватар... сохранит хладнокровие".
- Но он не сорвался до тех пор, пока она не назвала его лжецом за то, что он сказал, что Азула хочет его смерти, - закончил Широнг. - Хозяин Огня Озай знает, что принцесса Азула пыталась убить кронпринца?
- Насколько я знаю, мой брат поощрял её, - сообщил Айро, не отрывая взгляда от покорительницы воды. Краем глаза он заметил, как Мейшанг в поднесла руку ко рту, чтобы прикрыть выражение гнева и ужаса, а Тингже успокаивающе привлек её к себе. Но Катара... Катара смотрела на него без капли сожаления, с вызовом, как на врага.
- Ой, да бросьте! Даже не будь она его сестрой - а она ей является - это же не имеет смысла. Зачем Хозяину Огня позволять кому-то убивать своего ненаглядного сына?
- Потому что если Азула сделает это, то докажет, что она - именно тот наследник, которого желает Хозяин Огня Озай, - отчеканил Айро железным голосом. - Умная, сильная и безжалостная, и преданная исключительно ему. Мой брат презирает Зуко за его доброту, за его желание видеть Народ Огня исцеленным и живущим в мире, вместо бесконечной войны. Но его власть над нашим народом не абсолютна, как бы он ни желал убедить в этом остальной мир. Если бы он напрямую выступил против Зуко после того, как не смог убить его на дуэли, все Великие Имена стали бы бояться за своих наследников, и власть Озая пошатнулась бы. Но если он позволит Зуко жить... Мудрецы Огня не дураки. Они не назовут Азулу следующим Хозяином Огня, что бы ни приказал Озай, не в том случае, если у них будет другой выбор. Но если Зуко погибнет в противостоянии с Аватаром, как и многие из Народа Огня до него... - Он покачал головой. - Кто станет выяснять, откуда на самом деле пришел удар? Аватар, в конце концов, тоже покоритель огня.
- И он поступит так с Аангом? - Катара с трудом сглотнула, глядя на него круглыми глазами. - Мне плевать, что там говорила Тоф. Вы все монстры!
Тингже подобрался.
- Послушайте меня, юная леди!..
Айро предостерегающе поднял руку.
- Профессор, мы столкнулись с недопониманием разных культур.
- Недопонимание? - Тингжэ не верил собственным ушам. - Она только что назвала весь ваш народ монстрами! И хотя я согласен с этим определением касательно некоторых из вашей армии...
- По стандартам Племен Воды, - заявил Айро, - мы именно такие.
Тингжэ задумчиво смотрел на него. Широнг удивленно моргнул и откинулся на скамье, приготовившись слушать дальше. Мейшанг побледнела.
- Амая никогда не называла...
- С Амаей что-то не так, - резко сказала Катара. - Тренировать ученика из Народа Огня? О чем она думала? Кто знает, чего ради он на самом деле помог Тоф. Уж точно не ради Аппы...
- Ни. Слова. Более, - лишь легкое прикосновение ярости пламени, легчайший намек на дым, но ещё немного, и... Ну, Айро знал, что он пожалеет об этом. Потом.
- Амая научилась тому, что должен знать каждый Аватар; тому, чего Аанг не знает. Чего не знаешь ты. Четыре народа разные, не только по покорению, но и по культуре. И важнее всего то, что они отличаются в своих определениях добра, зла и ответственности.
- Добро и зло неизменны! - бросила ему Катара. - Кем бы ты ни был!
- А, но различие в том, кто определяет вину, - возразил Айро. - Именно поэтому ты назвала нас монстрами.
- Потому что вы такие и есть!
- Нет, - твердо сказал Айро. - Только некоторые из нас. Джао - да, мой брат... Азула. Но Зуко? Нет. Мой племянник не монстр и никогда им не был. Но для вас, Племени Воды, это неважно. В племени община несет вину или славу за действия индивида. Когда вождь Хакода топит корабль Народа Огня, вы все одерживаете победу; когда один из ваших воинов проигрывает солдату-покорителю огня, вам всем стыдно. Племя - ваш источник добра и зла; добро - всё, что идёт во благо племени, зло - то, что вредит ему. Поэтому вред, причиненный тем, кто находится вне племени, для вас не имеет значения. Вот почему Северное Племя Воды видело удар Океана и праздновало великую победу... и никогда не чувствовало сострадания к тем, кто пал.
- О, - тихо пробормотал Широнг. - Духи, неудивительно, что он переживал, что это может произойти снова. Если бы хайма-дзяо... "О, чёрт". - Он посмотрел на Катару со страхом и настороженностью, словно высчитывая, насколько ему отойти от неё, прежде чем начать копать туннель сквозь стену.
- Как вы можете так говорить? - ахнула Катара. - Я не злая! Не такая, как Народ Огня.
- И это говорит юная леди, которую мы преследовали по миру и видели, как она лгала, обманывала и обкрадывала тех, с кем встречалась, - сухо заметил Айро.
- Пираты сами украли тот свиток покорения воды, и вы знаете об этом! - Катара уперла руки в бока. - Свиток был нужен Аангу.
- Моему племяннику нужна его честь, - возразил Айро, искоса поглядывая на неё. - Но ты не считаешь, что это его оправдывает. - Он вздохнул. - И ты не можешь так считать. Ты рассматриваешь Аанга как часть своего племени, даже несмотря на то, что он покоритель воздуха... А мой племянник не из твоего племени, а потому - враг.
- Вы говорите так, будто думаете, что он не сделал ничего плохого, - вспыхнула Катара.
- Нет! - Айро резко махнул рукой, оставив только легкое тепловое марево. - Я никогда так не говорил! Но ты хочешь призвать моего племянника к ответу за грехи Озая! И Азулона! И Созина! Ты винишь его за массовую гибель твоего народа и уничтожение Воздушных Кочевников! А этого он не делал!
Катара уставилась на него, по-прежнему сердитая... но и растерянная, если судить по выражению её синих глаз.
- Но он же сын Хозяина Огня.
- А я брат Хозяина Огня, - ровным голосом сказал Айро. - А в Народе Огня - да и в Царстве Земли - ни один молодой человек не должен отвечать за поступки своего отца. - Он развел руки в стороны. - Я знаю, что тебе это чуждо, но окажи нам милость, потому как Зуко действительно желал тебе добра, даже если он ничего не объяснил. Окажи нам честь и постарайся понять.
- Вы думаете, я не понимаю? - из её глаз брызнули злые слезы. - Вы знаете, что война сделала со мной? Лично со мной? Народ Огня забрал мою маму!
Тяжелая утрата для любого ребенка, знал Айро. Но она была учителем Аватара, она должна была смотреть дальше собственных нужд, или мир был обречен.
- Как и мой племянник потерял свою маму из-за интриг Озая, - ответил Айро. - Как я потерял сына при осаде Ба Синг Се. Ты не одинока в своей скорби. Столетняя война ранила всех нас.
- И вы считаете, что единственный, кто виноват - это Хозяин Огня? - Катара помотала головой, хотя по её щекам всё ещё текли слезы. - Как вы можете так жить? Как можно остановить убийцу, когда он знает, что его семья не пострадает за его преступления? - Она бросила на него полный яда взгляд. - Ой, правильно, вы же не можете!
- Нет, не могу, - признал Айро. - Я не верю, что могу одолеть Озая, не в одиночку. А если я это сделаю, наш народ увидит только брата, убившего брата ради власти. И война продолжится. Чтобы восторжествовало истинное правосудие, Хозяина Огня должен победить другой.
- Правосудие? - Катара вытерла слезы и выпрямилась. - Как можно говорить о правосудии, когда надо закончить войну?
"О, только упомяни победу над Хозяином Огня, и она станет слушать", - иронично подумал Айро.
- Потому что без правосудия войну не остановить, даже если Хозяин Огня умрет.
Катара втянула воздух, нахмурилась...
- Знаете, он ведь прав, - вмешался Тингжэ. - Именно это и случилось, когда Аватар Киоши столкнулась с Чином Завоевателем.
- Правда? - влез Широнг. Его голос выражал только легкий интерес, но его зеленые глаза сверкали. - Я никогда не знал об этой части нашей истории столько, сколько мне хотелось бы.
- Нет, не думаю, что Лонг Фэнг поощрял подобное знание среди своих людей с тех пор, как пришел к власти. - Тингжэ сцепил руки за спиной, являя собой образ профессора, оценивающего свою аудиторию. - Судя по словам Аватара Аанга, вы знаете о Чине Завоевателе?
- Аанга судили за убийство Чина, - с жаром сообщила Катара. - Аватар Киоши... появилась... и рассказала об этом. Но это же была самозащита!
- Хм, - кивнул Тингжэ. - Но рассказала ли она, что отделение острова Киоши от материка и смерть Чина не остановили войну?
Катара отвела глаза.
- Она... У неё было мало времени.
- Тогда я тоже буду краток.
Мейшанг подавила смешок.
- Да, я могу быть краток, иногда, - весело сказал профессор, бросив на жену косой взгляд. - Она же не оплачивает лекцию... Так о чем я?
- Правосудие, - подсказал Айро, пряча собственную усмешку. Сколько поколений студентов Тингжэ обвел вокруг пальца с помощью этой ауры рассеянности? - И Чин Завоеватель.
- А, да, правосудие, - Тингжэ кивнул. - В Царстве Земли - и, насколько я знаю, в Народе Огня - правосудие определяется не решением племени, а системой законов и при поддержке стражи. Конечно, сами законы не всегда справедливы, учитывая то, что их создают такие правители как Царь Земли или Хозяин Огня...
Айро склонил голову, принимая это замечание.
- Но в некотором смысле они более справедливы, потому как они не определяются вождем племени и его приближенными последователями, которые собираются, чтобы решить, как они поступят на этот раз. Это законы, и их знают все, как и последствия их нарушения. - Тингжэ поднял палец. - И солдаты Чина нарушили закон, последовав за ним. Но они возразили, что нарушенные ими законы были несправедливыми. Что ход событий и стремление к лучшей жизни для их семей не оставили им выбора.
- И... что сделала Киоши? - осторожно спросила Катара. - Если законы должны быть одни для всех... их должны были наказать.
- Согласно моим исследованиям, это одна из причин, по которой у нас есть Аватар, - пояснил Тингжэ. - Поскольку Аватары не принадлежат ни одному из народов, они не связаны их законами. И только весьма недалекий правитель перейдет им дорогу без хорошей на то причины.
- К несчастью, Созин полагал, что такая причина была, - вздохнул Айро. - Мне тоже любопытно, как она поступила.
- Согласно моим исследованиям, она первым делом захватила все бумаги Чина, - рассказал Тингжэ. - В конце концов, если сам Чин имел основания полагать, что его солдат действовал жестоко, но не стал его наказывать... - Он пожал плечами. - Аватар сделала много вещей, но одним из ключей, о которых стоит подумать Аватару Аангу, стало то, что она попыталась раскопать причины войны. Кто считал себя пострадавшим, кто получил от войны выгоду. И это стало одной из причин, почему она создала Дай Ли.
Катара раскрыла рот от удивления.
- Аватар Киоши?..
Если бы это не разрушило магию слов Тингжэ, Айро точно обнял бы мужчину. Как истинный покоритель земли, он ждал и слушал, пока не нашел ту уязвимую точку, которая разрушит всю крепость. Не то чтобы Айро поверил, что воспитываемые с детства убеждения Катары падут так легко, но, по крайней мере, она слушала.
- Понимаете, одной из причин того, что Чин зашел так далеко, был, откровенно говоря, сам сорок шестой Царь Земли, - продолжил повествование Тингжэ. - Этот человек был тираном и, вдобавок, отчасти дикарем.
- Эй! - запротестовал Широнг.
- Божественное право или нет, но так утверждают записи, - практично заметил Тингжэ. - Остается надеяться, что Куэй не последует его примеру... Хм, о чем бишь я? А, да, Дай Ли. - Он кивнул. - Должен признаться, мои знания о Племенах Воды почерпнуты из книг и разговоров с Амаей или теми покорителями воды, которые... раньше работали с рыболовными артелями. У меня сложилось впечатление, что большинство изготавливаемых вами предметов не выдерживают целое столетие?
- И что в этом плохого? - пожала плечами Катара. - Мы делаем то, что нам нужно. Оно не должно храниться вечно.
- Моя дорогая юная леди, в этом нет ничего дурного, - уверил её Тингжэ. - Но это значит, что ваше племя не сталкивается с трудностями, с которыми сталкиваются более оседлые люди. И главная из них - девяностодевятилетние духи.
- Девяностодевятилетние кто? - с сомнением переспросила Катара.
- Когда вещь используется людьми долгое время, она может обрести собственную жизнь, - объяснила Мейшанг. - Иногда они просто тихо играют: передвигаются, пока никто не видит, или производят необъяснимый шум, но иногда... они пытаются убить людей.
- Помимо других безумств, Царь Земли поощрял сохранение древних артефактов без соответствующих церемоний, проводимых для умиротворения духов, - сообщил Тингжэ. - Крестьяне взбунтовались и уничтожили многие артефакты, служившие символами прежних правителей. К тому времени, как вызвали Киоши... кхм. В конце концов, был достигнут компромисс. Царь Земли позволил крестьянам свободнее выражать свою волю, а Аватар Киоши обучила группу элитных покорителей земли для защиты культурного наследия Ба Синг Се. Что означало, по большей части, защиту граждан Ба Синг Се от духов, созданных его наследием.
- Я всегда предпочитал эту часть работы, - с грустной ноткой проговорил Широнг. - Может, она и была грязной, утомительной и опасной, как челюсти озерного змея, но мы делали её для наших людей. - Он вздохнул. - Что пошло не так, профессор? Мы только хотели защитить наш город.
- Это только моя догадка... Думаю, это последствия убийства царской семьи двадцать лет назад, - ответил Тингжэ. - Скорее всего, тогда вы ещё не были агентом...
- Новым рекрутом, - сказал Широнг. - Я был принят несколько месяцев назад. У меня до сих пор остались шрамы. - Он нахмурился. - Хотя в последнее время они почти перестали меня беспокоить...
- Нравится нам это или нет, но царская семья - центр духовной власти, - сообщил Тингжэ Катаре. - Когда убили всех, кроме Куэя, то один четырехлетний ребенок не смог удержать баланс. Твари... вырвались на свободу. Луна потемнела. Духи восстали. Хаос и разрушение затопили улицы. Лично я жив только потому, что я - сильный покоритель земли. Чтобы сражаться с духами надо быть или сильным покорителем, или иметь настолько сильную волю, что о ней впору слагать легенды. Ба Синг Се стоит сегодня только потому, что Лонг Фэнг спас Куэя, объединил остатки Дай Ли и отогнал тьму сплоченными силами.
Тишина. Айро позволил себе дышать. "Духи, пусть она задумается..."
- Видите? Они злые! - Катара вскинула руки. - Убивают людей, выпускают духов. Они никогда не изменятся!
- Что, во имя всего святого, заставило вас думать, что убийцы были из Народа Огня? - поинтересовался Тингжэ.
- Потому что они поступают именно так! Это... - Катара осеклась, посмотрев на троих горожан. - Это не они?
- Убийцы были из Царства Земли, - отрезал Широнг. - Из Таку. Совет Пяти отомстил, сократив им военную помощь... Теперь их нет, а Народ Огня захватил крепость Похай и укрепил своё завоевание. - Он усмехнулся. - Твоему Аангу повезло, что принц Зуко смог вытащить его оттуда одним куском. Судя по докладам, адмирал Джао был не из слабых противников. И, откровенно говоря, Ю Яньские лучники до смерти пугают половину нашей армии. Тот набег потребовал немалой отваги.
- Прекрасная попытка, - наконец выговорила Катара, - но я никогда не слышала об этой крепости, и Зуко никогда и никого не спасал. Аанг рассказал бы нам, если бы в таком, как он, было хоть что-то хорошее.
- Очевидно, что нет, - пробормотал Айро и поднял руку прежде, чем она стала протестовать дальше. - Я не прошу верить нам. - "Очевидно, что ты этого не сделаешь". - Я только прошу при случае расспросить Аватара Аанга, что на самом деле случилось с Джао и замороженными лягушками.
- Я спрошу, - яростно пообещала Катара. - Но не думаю, что вам понравится то, что Аанг мне расскажет.
- Если он скажет правду, большего и не потребуется, - заверил её Айро. "А если нет..."
Возможно, всему было виной детское замешательство от того, что ему помог враг. Айро надеялся на это. Прошло почти две тысячи лет с тех пор, как Белый Лотос в последний раз был вынужден принимать... крайние меры по отношению к Аватару. Во имя всех духов, он не хотел, чтобы подобная ответственность пала на его плечи. Не тогда, когда на нем лежало наследие Созина, и не с мальчиком, который был воистину последним из своего рода. Даже если его догадки оправдаются, и духи действительно рассеяли дар к покорению воздуха среди других народов, чтобы сохранить баланс... Аанг был последним обученным покорителем воздуха. Восстановление форм без его участия займет столетия.
"Агни, пусть будет другой выход".
Но если мир окажется не таким добрым... У него было несколько причин, чтобы присоединиться к поискам своего племянника.
"Агни, будь милосердным. Я не оценю иронию того, что я исполнил желания моего брата".
Он всегда знал, что воля духов не знает жалости, когда смертные нарушают баланс. Он пытался защитить Зуко от худших проявлений их ледяной ярости, даже когда обучал племянника искать честь в мире, приведенном в равновесие. Но он никогда не ожидал, что придется тренировать два элемента. И он не хотел, чтобы Зуко знал, насколько это выбивало его из колеи. Не потому, что его племянник был покорителем воды... Но из-за того, что подразумевал этот второй элемент.
"Юи сказала, что сами духи не уверены в том, что будет дальше. Но, кажется, что Луна - и Агни вместе с ней - готовы рассмотреть некоторые... весьма древние возможности".
Возможности, о которых он никогда бы не узнал, если бы не послал агентов порыться в записях Белого Лотоса. Весьма немногие люди обладали фрагментами историй из времен до появления Аватара.
Айро вздохнул и отогнал темные мысли.
- Уже поздно, и у нас был трудный день, - ласково сказал он. - Будет лучше, если мы останемся здесь, где Азула вряд ли нас найдет. Завтра я отправлю тебя к людям, которые помогут тебе попасть к Аангу. Тебя это устроит?
- Просто держите вашего племянника подальше от меня, - кратко ответила Катара.
Айро насмешливо улыбнулся. "Сомневаюсь, что это будет представлять проблему".
- Ужин?

***

Во время ужина Зуко чувствовал на себе взгляды других детей и постарался забиться в угол.
- Простите, - тихим голосом сказал он. - У меня... очень плохой характер. Я знаю, что это не оправдание. Я не хотел пугать вас, просто... - Он опустил глаза - ему было стыдно. - Мой отец и Азула... всегда сохраняют контроль. Всегда. Я... я выхожу из себя. Маме приходилось ходить за мной, всё время... - Он с трудом сглотнул. - То, что я сделал - неправильно, но мама научила меня, что если я больше не могу сдерживаться... ударить что-то неживое. Сломать что-нибудь вместо того, чтобы ранить кого-то. - Он заставил себя есть, хоть и чувствовал только вкус пепла. Кто знает, когда жизнь придет в норму. Если вообще когда-нибудь придет.
"А что такое норма?" - фыркнул темный уголок его души. - "Кажется, для тебя это бегство ради спасения жизни. Иметь место, куда можно пойти, где люди ждут тебя, пусть и совсем немного... это не норма. Ты знаешь об этом".
Он знал, и это было самое страшное. На протяжении нескольких недель он смог... отдохнуть. Как он мог подумать, что прошлое не имеет значения, и он сможет добиться в жизни чего-то хорошего?
"Правильно. Можно подумать, Хозяин Огня допустит, чтобы тебе настолько повезло. Или духи".
Сосредоточиться. Поесть. Выжить.
И постараться не чувствовать, как рушатся мечты.
- Значит, только ты такой? - осторожно спросила Суин. - Мама тоже так сказала, но... Джинхай не будет?..
- Что? Нет! - воскликнул Зуко, вырвавшись из плена тёмных мыслей. - Нет, это только... моя проблема. Дядя говорит, что это семейная черта, но ты знаешь, какой он добрый... Нет. Джинхай, если ты хочешь знать, каким быть, смотри на своего отца. Он - хороший человек. Будь внимателен, слушай его и станешь куда лучшим человеком, чем я. Он - твой отец. Я - просто твой учитель.
"И судя по тому, как складываются события, мне недолго им быть. Так нечестно".
- Но... твой отец по-настоящему плохой человек, - прошептал Джинхай, уставившись в пустую тарелку.
- ...Теперь я знаю об этом, - Зуко сполоснул свою тарелку и отставил её в сторону. - Думаю... я давно понял это. - Хотя без Вэнов, без людей, которых он встретил у Амаи, он не был уверен, что нашел бы в себе мужество признать это. Как он мог говорить, что его семья неправильная, не видя ничего другого? Действовать исходя только из ощущения, из тошнотворного ужаса от того, что общение его отца, сестры и его самого было неправильным? Его учили работать с фактами, а не чувствами. Милосердие, жалость - это удел слабых.
"Но дядя не слабый. Он противостоял Азуле. Он привел нас сюда. Он сохранил мне жизнь".
- Мой отец поступает неправильно, - признался Зуко, сцепив пальцы так, чтобы прижать ладони вместе. Таким образом он не создаст пламя в порыве гнева. Может, немного подымит, но без огня. - Но он - Хозяин Огня, я не могу его остановить. - "Я не могу не подчиниться моему приказу, даже если хочу". - Всё, что я могу - стараться быть похожим на маму и дядю, помогать людям, а не ранить их.
"Вот только мама убила Хозяина Огня".
Он не знал этого наверняка, и Азулон не был её отцом.
- Кроме тех случаев, когда ты устраиваешь взбучку маленьким ведьмам, - усмехнулась Джия и бросила ему взгляд из-под приподнятых бровей, прежде чем он успел возмутиться. - О, не делай такое лицо, она это заслужила.
- Но... ты даже не знаешь... - начал было Зуко.
- Я знаю достаточно, - Джия вскинула голову со всей возможной надменностью дворянки, смягчив её легким прикосновением юмора. - Я видела её уже дюжину раз, но с разными лицами. Королева бабочкопчёл, прекрасная, как картинка, и злобная, как скорпионогадюка, когда не получает того, что хочет. Но большинство людей этого не замечают, потому что она почти всегда добивается своего. Иногда тяжелым трудом - многие такие девочки усердно работают - но по большей части потому, что она - папина дочка, и папочка у неё - кто-то очень важный. - Джия фыркнула. - Она ведь на самом деле не крестьянка, так?
- Я не знаю, - признался Зуко. - Мы же не сидели и не обменивались семейными древами. - Он даже немного усмехнулся при этой мысли. - Я бросался в неё огнем, а она бросалась в меня льдом... А один раз даже похоронила меня под целой ледяной глыбой. Было больно.
- Видишь, всё честно, - согласилась Джия.
- Хотя это было после того, как я отправил её в нокаут, - пожал плечами Зуко.
- Э...
- А это было после того, как она вморозила меня в лёд, - продолжал Зуко, стараясь не рассмеяться при виде растущего выражения недоверия на лице Джии. Ситуация становилась забавной. - А это было после... ну, много чего.
Две сестры обменялись взглядами.
- Сколько раз вы дрались? - спросила Суин.
- Я уже счет потерял, - пожал плечами Зуко. - Мы преследовали её и её друзей от Южного полюса и до самого севера. Это заняло несколько месяцев. Мы часто сражались.
Ещё один обмен взглядами. Джия покачала головой, встала, приняла стойку и быстро опустила стену между ними и взрослыми.
- Мам!
- Джия? - удивленная Мейшанг вышла в проход.
- Помнишь ту лекцию, которую ты читала нам о том, каких мальчиков тащить домой? - Джия ткнула большим пальцем себе за плечо. - Он именно тот парень, о котором ты нас предупреждала.
- Но я же ничего не сделал! - возмутился Зуко, стараясь не смотреть на стоящую за спиной Мейшанг Катару. Она и без того ненавидела его, так что разницы не было... Но сейчас он ведь действительно ни в чем не был виноват!
- Ну разумеется, нет, - Мейшанг улыбнулась горько-сладкой улыбкой. - Милый, смертоносный и сломанный. Да твоему дяде придется отгонять их от тебя палкой!
Он вообще ничего не понимал, хотя дядя выглядел веселым, что всегда было плохим знаком. А у Тингжэ был слегка испуганный вид, что было ещё хуже.
"Здесь я помощи не дождусь", - рассудил Зуко и посмотрел на Широнга.
- Что за ерунду они несут?
- Ты не знаешь? - Широнг впился глазами в Айро. - В море с тринадцати лет?
- И я почти не выпускал его в портах, - признался дядя.
- То есть, полный невежда, - заключил Широнг.
- Боюсь, он именно такой.
- Он стоит прямо здесь, дядя, - настойчиво сказал Зуко. - И он очень хотел бы получить объяснение.
- Ну конечно, племянник, - Айро вложил руки в рукава с подозрительной безмятежностью. - Дай-ка подумать, у меня точно должна найтись подходящая пословица...
- Забудь, - поморщился Зуко. - И знать не хочу.
Кашель Широнга прозвучал подозрительно похоже на "невежда".
- Мерзкий кашель, - насмешливо заметил Зуко и махнул рукой в сторону приткнутой в нише лампы. Вспышка золотого света оживила зеленое свечение, исходящее от кристаллов. - Идите сюда, чтобы я мог вас осмотреть.
- Я уже... - Катара посмотрела на него, посмотрела на больше не улыбающегося Айро и закрыла рот. - ...Да ты все равно не знаешь, что делаешь.
"Не обращай внимания на водную идиотку", - твердо велел себе Зуко, формируя небольшое пламя. Он встал так, чтобы Катара не видела его глаз. Если повезет, зеленый свет пещеры не даст ей заметить, что с его или дядиными глазами что-то не так. Он сражался с ней достаточно, чтобы знать, что она была упрямой, как свинекорова, но не глупой. Если она заметит зеленый цвет вместо золотого, то начнет задавать вопросы. Пока она не знала, что он и Ли - один человек, и он хотел держать её в неведении как можно дольше. Никогда не знаешь, когда может пригодиться козырь в рукаве.
"Но это не настоящая причина", - признался себе Зуко. - "Я просто... хочу иметь что-то, на что она не плюнула; что-то, что принадлежит только мне; что-то, что я сделал правильно".
- Всё хорошо, - еле слышно пробормотал он, пока Широнг внутренне подобрался. - Я уже делал такое раньше. Вы просто немного... не в форме. - Покоритель огня криво улыбнулся. - Простая проверка. Это не тот случай, когда я пытался подлатать вас до того, как вы истечете кровью. Больно не будет.
- Слова-слова, - Широнг откинулся на удобный камень, задумчиво разглядывая золотые, зеленые и фиолетовые вспышки. - Я уже видел такие цвета... О! - Он рассмеялся, очевидно, удивив самого себя. - О, вот чем это навеяно. Никто и никогда бы... - Он посмотрел на Айро. - Ваша идея?
- Моего племянника, - улыбнулся в ответ Айро. - Идея пришлась как нельзя кстати.
Зуко упрямо игнорировал их болтовню так же, как он игнорировал синие глаза, сверлящие его спину. Только огонь имел значение, огонь и раненая чи, которую он исцелял.
"Действуй медленно", - зазвучал в его памяти голос Амаи. - "Быстрое лечение хорошо, оно необходимо на поле боя или при несчастных случаях, которые могут убить за несколько ударов сердца. Но как только худшее залечено... не торопись. Действуй медленно, жди и слушай. Не заставляй рану зарастать, пусть тело и дух твоего пациента подскажут тебе, что им надо".
Зуко поднес исцеляющий огонь к покрытой шрамами коже и стал ждать, закрыв глаза. Он чувствовал огонь в своих руках и сопротивление исцеляемой раны, похожее на тусклые медные узлы. А там...
"Вот оно, вот то, о чем говорил Широнг".
Приходилось быть осторожным, поднося легкие, как дыхание, кончики пламени, а иначе всё сливалось в единый энергетический поток. Но когда он сохранял неподвижность и ждал... Тонкие нити чи поднимались от кожи Широнга, тонкие, как паутинка в росистое утро. Они становились толще, более развитыми ближе к рукам и ногам. Нити уходили в землю и камень, укореняя агента Дай Ли как молодое деревце, они тянули силу от земли, но были достаточно хрупкими, чтобы неосторожная рука могла вырвать их с корнем. А они были вырваны. Большие участки этой паутины колебались в дрожании пламени, оборванные и сломанные, покрытые шрамами от когтей духа.
"Покорителям нужен их элемент". Зуко с трудом сглотнул, вспомнив, насколько сильнее он чувствовал себя рядом с открытым огнем. И о морских баржах для пленных покорителей земли, и о высушенных клетках из рассказа дяди о пленных покорителях воды. "Меня сейчас стошнит".
Нет, он не допустит, чтобы его стошнило на глазах у Катары. Он не подарит маленькой идиотке такое удовольствие.
"Просто дыши", - твердо велел себе Зуко. - "По шагу за раз. Ты не можешь изменить то, что было. Но это ты можешь исправить. Здесь. Сейчас. Ты можешь дать Широнгу шанс".
Он склонился к пламени, вплетая их общую силу в поврежденные нити острожными прикосновениями. Подпитать там, связать разорванные и расщепленные концы здесь и вон там...
"Ого, это интересно".
Некоторые из этих новых тонких нитей чи не искали камень. Они тянулись вверх и наружу, как если бы искали...
Погрузившись глубоко в пламя, Зуко улыбнулся. "Сейчас ночь. Почему бы вам не потянуться сюда?"
Нити тронули огонь, и он почувствовал, как вздрогнул Широнг. Зуко медленно прошелся огнем ещё раз и довольно кивнул, отпустил огонь и, несколько раз моргнув, вернулся в окружающий мир.
- Не используйте каменные перчатки без крайней необходимости, - велел он испуганному агенту, всучив ему лампу. - Но время от времени передвигайте камешки. То, что хайма-дзяо сделал с вашей чи... это как если бы он сломал вам ногу. Мы собрали ногу, теперь она заживает, но на неё нельзя опираться всем весом. Но если совсем не нагружать её... при полном отдыхе кость не станет такой сильной, как должна. Поэтому просто будьте осторожны.
Он осторожно глянул через плечо и заметил, что Катара следит за ним с недовольной гримасой. В этом не было ничего удивительного, но за этой гримасой...
"Она увидела то, чего не ожидала", - понял Зуко. - "Что? Она же сама целитель".
Впрочем, это не его забота, пока она просто смотрит на него, а не на Джинхая, который уставился на горящую лампу с неприкрытой тоской.
"С этим надо что-то делать. Мы не сможем просидеть здесь долго. Дядя и я выдержим, но Джинхай может впасть в панику. А если он сделает это в присутствии Катары... быть беде".
Где угодно, кроме Ба Синг Се, и с кем угодно, кроме Катары, он бы не стал волноваться об этом. Но он выслеживал маленькую банду Аватара месяцами. За исключением Тоф, они не смогут сохранить секрет, даже если от этого будет зависеть их жизнь. Он ни за что не доверит им жизнь Джинхая.
"Тоф, о нет".
- Где остальные? - резко спросил Зуко Катару.
- Как будто тебе есть до этого дело, - она бросила взгляд на Айро. - Вы сказали, что будете держать его подальше от меня.
- Это справедливый вопрос, - мягко поправил её Айро. - Ты не хочешь быть приманкой, на которую выманят Аватара, что весьма мудро. Но при возможности Азула без колебаний использует твоего брата или юную Тоф. Они в безопасности?
- Вы думаете, я сидела бы здесь, если бы это было не так? - с вызовом бросила Катара.
"Да, потому что ты дурра". Зуко стиснул зубы и промолчал, пока Айро завел успокоительную беседу. Иногда то, что твой противник не сказал, было важнее всего.
"Она не сказала, что они в безопасности. Она не знает".
Сложность заключалась в том, почему она так думала: то ли из-за того, что маленький отряд Аватара проявил свойственную им безалаберность и разбежался на все четыре стороны, когда почувствовал себя в безопасности; то ли из-за того, что она решила, что им будет хорошо там, где они есть, когда узнала, что Азула в городе.
"Чёрт побери, мне надо знать!"
Зуко задушил свой нрав и принялся думать. Нет, ему не надо знать. Дяде надо было знать, и в данный момент Айро уговаривал девочку из Племени Воды выбрать один из футонов, которые дядины дружки-любители Пай Шо оставили в подземном жилище. Если кто и мог выжать из неё информацию, то это дядя.
Выбрав собственный угол, подальше от всех остальных - он не допустит повторения того случая с Хьёдзином - Зуко свернулся калачиком и закрыл глаза. И постарался не паниковать.
"Азула в городе, с Мэй и Тай Ли. И Лонг Фэнг готов есть у неё с руки".
А Амая по-прежнему находилась в клинике и рассчитывала на то, что Дай Ли считают её достаточно полезной, чтобы держать подальше от глаз Азулы.
"Это закончится, как только Лонг Фэнг поймет, что Азула поймала его, мрачно подумал Зуко. Потом он будет готов схватить любого, чтобы скормить ей, лишь бы держать её подальше от собственного горла".
Что займет... о, ещё дня два. Всё зависит от того, насколько раздраженной будет его сестра. У Айро будет время убедить Амаю сделать умную вещь и спрятаться. Он надеялся на это.
"Это её жизнь и её право рисковать ей во имя того, во что она верит".
Что вовсе не означало, что Зуко не хотелось стукнуть Мастера Амаю и притащить её сюда, как мешок картофельартишоков. И он готов был поставить что угодно, что дядя хотел того же. И... может человек из Племени Воды и сделал бы так, Зуко не знал. Но они не могли так поступить с ней.
"Встать между ней и её верностью? Нет, ни за что".
Он сделал всё, что мог, спас всех, кого мог. Теперь Азула сделает свой ход, и им придется быть к этому готовыми. А значит, у них должны быть свежие головы.
Что означало сон. Вот радость-то.
"Мне уже несколько дней подряд не снились кошмары", - подумал Зуко с мрачным юмором. "Давно пора".
Он знал, что нужно спать так же точно, как знал, что грядущая ночь будет длинной чередой кошмаров.
"Выживи", - велел себе Зуко. "Тебе не обязательно должно быть приятно, надо просто сделать".
Он решительно постарался ни о чем не думать.
"Интересно, удалось ли Мэй вывернуться?"

***

"Надо отдать Дай Ли должное за их навыки", - подумала Мэй, свернувшись дрожащим от лихорадки комком под всеми одеялами, которые только удалось найти. Камень почти беззвучно скользнул в сторону, открыв дверь ровно настолько, чтобы Мин и агент Кван смогли войти.
- ...Выглядишь ужасно.
Лицо молодого человека было искренним и немного виноватым.
- Я выживу, - отрезала Мэй.
- Правда? - поинтересовался Кван.
- Расстройство желудка...
- Ради вашей же пользы, я надеюсь, что принцесса Огня поверит в это, - сказал Кван. - Хотите?
Дрожащей рукой она взяла керамическую чашку с водой со стула, стоящего возле кровати. Ей даже удалось сделать глоток и поставить её назад.
- Я всё ещё жива, и я не покоритель огня. - Мэй откинулась на подушки, дрожа. - У меня есть шанс.
- ...Ты можешь умереть. - Мин был почти таким же белым, как она. - Ты можешь умереть только из-за того, что...
- Я отозвала свою верность, - Мэй на секунду прикрыла глаза. - Да.
- Почему?
- Потому что этого требовала моя честь. - Она прямо посмотрела на Мина. - И мой принц просил меня спасти жизнь ребенка.
Молодой покоритель земли отвел глаза.
- Зуко не просит о многом, - принялась вспоминать Мэй. - Никогда. Как и его мама. Тебе понравилась бы леди Урса, мне она нравилась. Вот почему... он был милым. Ты представляешь, как тяжело найти милого мальчика-покорителя огня? Он никогда не был так хорош, как Азула, он никогда не был достаточно хорош для Хозяина Огня... Но он знал лучшие способы незаметно пролезть в кухню, и он никогда не смеялся, когда мои ножи разлетались во все стороны. А это часто случалось, когда я только начинала. - Она задрожала. - У меня есть младший брат, Том-Том. Ему два года и он негодник... но родители любят его. Повстанцы из Царства Земли и Аватар похитили его, и Азула... Азула заставила меня выбирать...
- Она ужасна, - выдохнул Мин.
- Она - принцесса Огня, - отрезала Мэй. - Избранная наследница Хозяина Огня Озая. Ни один верный подданный Народа Огня не может ослушаться её приказа. - Она глубоко вдохнула. - Кроме Зуко и генерала Айро. - Ещё один вдох. - Поэтому у меня не было выбора.
- Мы не знали, что для человека из Народа Огня возможно разорвать верность и выжить, - задумчиво проговорил Кван. - Это... интересно.
Мэй посмотрела на него и на молодого человека, на которого старательно не смотрел Кван, и почувствовала, как что-то шевельнулось под её старательно возведенной стеной безразличия.
- Как это произошло? Я знаю, как я вляпалась в историю. А ты?
Мин молча сглотнул.
- Я умираю, Мин. - Мэй заставила себя смотреть фактам в лицо. Она годами избегала правды об Азуле. Меньшее, что она могла сделать - принять эту правду. - Если я доживу до рассвета, если свет Агни коснется меня, и я не буду мертва... я могу выжить. Огонь внутри меня истекает кровью, и мне так холодно... - Она проглотила слезы. - И я даже не могу позвать Тай Ли, потому что она догадается и попытается что-нибудь сделать... И Азула разберется и с ней тоже. Мне холодно.
"Я одна. Я не хочу умирать в одиночестве".
По крайней мере, у её родителей останется долгожданный сын. Её клан выживет.
- Мы разведем огонь, - ничего не выражающим голосом предложил Кван. - Не подобает гостье Царя Земли чувствовать... дискомфорт. Особенно когда её предводительницу вот-вот вызовут на неожиданную официальную встречу.
Лонг Фэнг делает свой ход. Мэй кивнула головой, принимая в дар эту информацию, и постаралась отплатить за него, судя по легкому напряжению в его взгляде.
- Зуко сказал правду, - ответила она. - Что бы ни задумал ваш Главный Секретарь, Азула на три шага опережает его. Она гениальна, и она из рода Созина. Ба Синг Се падет. Она непременно этого добьется.
- Мы верны Лонг Фэнгу, - провозгласил Кван. - Я должен привести её к нему.
- Тогда позвольте плану генерала Айро осуществиться, - предложила Мэй. - Не знаю, спасет ли это город, но какую-то его часть спасет. - Её губы изогнулись в горькой улыбке. - Зуко всё ещё жив. Противостоять Азуле... нелегко.
- Ты поэтому рассказываешь нам всё это? - горько спросил Мин. - Хочешь спасти своего парня?
- Бывшего парня, - поправила его Мэй. - Когда мне было девять лет, Азула положила яблоко мне на голову и подожгла его огненным шаром. Зуко столкнул меня в фонтан, чтобы потушить огонь. - Она пожала плечами, сдвинув слои одеял. - Кому из них вы бы доверили город?
- Интересный довод, - отметил Кван. - Новобранец Мин останется с вами и окажет посильную помощь. - Он остановился в открывшемся проходе. - Насколько я понимаю, профессор Тингжэ Вэн происходит из безупречного рода покорителей земли из Ба Синг Се. Его жена Мейшанг... была беженкой, около восемнадцати лет назад, и, разумеется, со всеми необходимыми документами. - Он даже не взглянул в сторону Мина. - Хотя семья сделала всё, чтобы скрыть тот факт, что их младший, Джинхай, обладает даром... покорителя воды. Всё это абсолютно понятно. Подобное известие могло привести к давлению на университет и стоить профессору его должности и даже положения в обществе. Ни один дворянин не захочет, чтобы его ребенка учил человек, имеющий родственников в Туманном Болоте. - Слегка улыбнувшись, Кван исчез в тенях, подняв за собой каменную стену.
Впервые за долгое время Мэй почувствовала, как у неё падает челюсть.
- Покоритель воды?
- Горячей воды, - смущенно пробормотал Мин. - Думаю, ты знаешь этот трюк.
- Я даже не слышала о таком, - Мэй удивленно моргнула. Невероятно, она не чувствовала такого... годами.
"Я хочу почувствовать это снова. Я хочу жить".
Мэй слабо улыбнулась.
- Значит, ты тоже вляпался из-за младшего брата? Забавно. - Её снова сотряс озноб, она стиснула зубы... Мин неловко обнял её, помог приподняться и поднес ей чашку с водой, когда её рука не смогла поднять её из-за дрожи.
- Может... целитель сможет помочь? Я могу попробовать провести сюда Амаю...
"Амая. Это имя Племени Воды".
- Покорительница воды? - Мэй покачала головой. - Мне нужен огонь, а не то, что его тушит. - Она посмотрела на его пальцы, лежащие на её плече. - У тебя теплые руки.
Мин чуть не отшатнулся, но сдержался и снова посмотрел на неё.
- Моя мама - из вражеского народа, - выдавил он. - Как я... как мне жить с этим? Она лгала мне всю мою жизнь, а теперь мой младший брат... - Он покачал головой. - Что мне было делать?
- Иногда нет хорошего выбора, - тихо утешила его Мэй, вглядываясь в его полные боли зеленые глаза. - Поговори со мной. Тай Ли... всегда разговаривает. "Это помогает мне забывать, что мы наделали. Иногда". Последние несколько месяцев я вместе с принцессой преследовала Аватара. Чем занимался ты?
- Пытался не задушить младшего брата? - рискнул Мин.
- Ой, да брось, это же само собой разумеется, - слабо усмехнулась Мэй. - Младшие братья раздражают. Такая у них работа. - Она подняла темную бровь. - Чем ты занимаешься? Ты - Дай Ли, должно быть, ты хороший покоритель.
- Не настолько хороший, как хотелось бы, - признался Мин. - Тренированные агенты... Ты видела, как плавно открылась та стена? Ты когда-нибудь видела такое?
- У покорительницы земли Аватара, - кивнула головой Мэй. - Она единственная из тех, кого я видела, кто настолько хорош. - Она позволила себе ещё одну слабую улыбку. - Даже лучше, чем отряд Терра.
- Вот чего я хочу, - Мин был как натянутая струна. - Быть таким же хорошим покорителем, знать, что я делаю правильную вещь для... для наших людей. - Он сглотнул сухой комок. - А потом, в прошлом месяце, всё... развалилось.
Мэй слушала, позволяя словам отгонять холод, и надеялась.

***

В своем кошмаре Зуко шел по воде.
Иногда это был лёд, твердый, как ледник, и потрескивающий под ногами. Иногда это была просто вода, отталкивающая его ступни, отказывающая ему даже в милости утопить его за деяния Созина.
В эту ночь, как и во многие предыдущие, океан был покрыт телами.
Броня была холодной и скользкой под его босыми ногами. Она не прогибалась, но уходила под воду, намекая на раздувшуюся от воды плоть внутри. Он чувствовал запах разложения, жуткий вкус воздуха, тухлый и зловонный, что странно контрастировало с ледяным неподвижным воздухом.
Океан вздымался и опадал медленными волнами, как наконец-то насытившийся гость на пиру.
"Я ничего не могу сделать".
Зуко шел мимо глядящих в никуда слепых глаз мертвецов, мимо закатившихся, неестественно живых глаз на лунно-бледных лицах, мимо тех, у кого не осталось глаз, ушей или лица из-за морских и воздушных падальщиков.
"Я ничего не могу сделать... слишком поздно, не смог это остановить... не смог помочь... неудачник, вечный неудачник..."
Следующим шагом он наступил на мокрую одежду женщины, утонувшей с ребенком на руках.
"Грязь... обломки... не Северный полюс..."
Ясное осеннее синее небо издевалось над ним. Солнце било вниз, подобно кувалде, варя как мертвых, так и живых в кипящем полдне Страны Огня. От вони у него перехватило горло, она душила его, пропитывала его одежду, волосы и кожу, пока ему не стало казаться, что он никогда от неё не избавится. Только мельчайшие из птицеящериц, москитоястребы, сдерживали орды насекомых. Синие, красно-коричневые и зеленые, как у жуков, перья фейерверками мелькали на ветру.
Посреди лежащих возле тел обломков что-то шевельнулось.
"Нет... нет, я не хочу видеть это снова, пожалуйста..."
Ободранная собака-лев, верная до последнего, покрытая грязью и голодная, пыталась поднять голову, а он бормотал, что всё будет хорошо, что он был хорошим мальчиком...
"НЕТ!"
Зуко проснулся в зеленом сумраке, тяжело дыша, потом закрыл лицо руками и дал слезам впитаться в рукава.
"Нара. Духи, это снова Нара".
Хозяин Огня не был дураком. Зачем позволять отличному генералу сидеть и ржаветь на месте, когда Айро был хорошо обученным кронпринцем? Логистика, планирование, координация, адаптация - все эти качества пригодятся не только на поле боя. Народ Огня отчаянно нуждался в них дома, начиная с позднего лета и до самого конца осени. Сезон воздуха, штормов, духова ветра и ураганов.
Нара случилась почти пять лет назад, один из худших штормов, налетевших на Страну Огня за десятилетия. Тысячи домов были уничтожены, корабли разрушены или занесены ветром и волнами на многие мили на сушу. Сотни мертвых, несмотря на все предосторожности, принятые их лордами. И они так упорно старались...
"Сейчас пик цикла", - сказал дядя. - "Следующие двадцать лет будут ещё хуже".
Он верил Айро, полностью. Ничто другое не могло объяснить погоню за Аватаром во время урагана, налетевшего посреди духами проклятой зимы.
"Но прошло всего несколько недель после солнцестояния! В это время не должно быть таких штормов, не тогда, когда солнце только начинает возвращаться!"
Поэтому он усомнился в своем дяде, и его корабль и люди чуть не заплатили за это наивысшую цену. Как её заплатили многие из Нары.
Именно Нара заставила его осознать, что он должен остановить Азулу. Он был с дядей и выделенной им охраной, видел смерть и разрушения... и порядок, возводимый среди хаоса, когда генерал Айро и домашняя стража привозили еду, воду и режущую как сталь надежду. Он видел разницу в смертности между крупным портом Нары, где земля приняла главный удар, и Джанг Ху, расположенном выше по реке, чей лорд оказался слабым, и чьи гораздо более малочисленные жители массово умирали.
"Ты не понимаешь нас", - настороженно думал Зуко, не глядя туда, где спала покорительница воды. - "Да и где тебе? Жизнь на полюсе сложная, но она не меняется. Вы знаете, когда замерзнут льды, когда взвоют зимние штормы, когда охотиться, а когда заготавливать припасы".
Народ Огня должен был готовиться каждое лето к штормам, которые могут и не налететь. Которые могут не налетать годами, а могут обрушиваться по четыре за месяц, уничтожая как землю, так и корабли. Нужен был план, нужны были отложенные запасы и укрепления на высокой земле, и записи, кто способен сам добраться до безопасного места, и где искать тех, кому потребуется помощь. И должен был быть сильный и сострадательный лорд и верные люди, потому что предупреждение можно получить максимум за два дня, и то только в том случае, если остроглазый капитан флота вовремя отправит почтового ястреба.
Зуко любил ветер, чистый свежий океанский бриз, несущий запах соли и зелени с далекой земли. С ним мало что могло сравниться. Но монстры ветра, шторма и волн, которые налетали с Западного океана по осени... нет. Он слишком хорошо их знал.
"Ты управляешь ветром, Аватар Аанг. При желании ты можешь управлять самим штормом. Зуко покачал головой. Разве ты не знаешь, почему мы ненавидели твой народ?"
Хватит считать коалаовец. Пора воспользоваться одной из плохих привычек и проверить, не сможет ли он заснуть во время медитации. Вдох, задержать, и выдох...

***

Момо свернулся у неё на груди, рядом с сердцем, а Катара ждала в темноте, пока выровняется тяжелое дыхание, и дрожала.
"Я думала, что это Сокка, которому приснился кошмар про... про маму..."
Тот же самый полузадушенный вскрик, который в бодрствующем состоянии стал бы криком. То же перехваченное дыхание, когда ужас прерывает сон жертвы и заставляет её подскочить, пока разум пытается понять ситуацию. Те же самые приглушенные звуки и чувство двигающейся воды, как когда её брат прятал свои слезы.
Зуко не был похож на её брата. Совсем.
Но он действовал и не как Зуко, не как враг, которого знала Катара. Проверять состояние другого с помощью исцеления? Другого, который не был Айро и не истекал кровью? Он выглядел... почти милым, когда делал это.
"Это всё волосы. Они придают ему безобидный вид".
Ага, точно. Как будто человек, способный так врезать кулаком, может быть безобидным. Без вызова, не выходя на открытое место, где она могла увидеть его. Он даже не дал ей шанса стать ответной угрозой... Зуко мог сколько угодно говорить о чести, но даже худшие из встреченных ею воинов из Племени Воды имели больше чести. Даже Хан и его воины, переодетые в одежду Народа Огня, которых Вождь Арнук отправил на ту тайную бесчестную миссию, о которой ей рассказал Сокка... даже им хватило бы приличия бросить Джао вызов, прежде чем убить его.
Наверное, они были очень храбрыми. Никто из них не вернулся назад.
"Зуко? Спас кого-то? Он что, зашел в крепость Джао и сказал: "Во имя моей чести, выдайте мне Аватара"? Я так не думаю".
Значит, Широнг солгал ей. Это имело смысл: он был Дай Ли. Но вот то, что профессор опасался Дай Ли, но верил этому... Что-то во всей этой ситуации было неправильно.
"Почему меня никто не слушает?"
Может быть, это просто было характерно для Ба Синг Се. Но это не было похоже на отговорки Джу Ди, или удивленное невежество Царя Земли, или даже на жажду генералов нанести удар по Народу Огня. Такое впечатление, что эти люди не считали Народ Огня врагом!
"Нет", - подумала Катара. - "Профессор назвал солдат Народа Огня монстрами, но не весь народ. Бред какой-то". Воины - это и есть народ. В Племени Воды сражался каждый мужчина.
Но... многие мужчины из Царства Земли не любили воинов. Они не носили мечей или копий. Они не одевались как для битвы - не в такой роскошной одежде. И они бросали странные взгляды на оружие Сокки, когда они ходили по городу. И на его одежду. Но особенно - на оружие.
Это просто не имело смысла. Как мог Айро утверждать, что Зуко не злой? Это всё равно что сказать, что Сокка мог быть злым, когда все знали, что он - сын Хакоды! У хороших людей были хорошие дети, а у злых... Ну, таких в её племени не осталось, но она знала, как с ними поступать. Надо дождаться, когда они будут одни, а потом столкнуть со льдины в воду, пока никто не видит.
... Ладно, наверное, в Народе Огня проблематично достать лед, потому что Аанг рассказывал, что у них даже не везде идёт снег. Но должно же найтись что-то настолько же полезное.
Хотя, если такого места не было, это многое объясняло.
О, как бы ей хотелось пробраться туда, заковать этого осла в лёд и потребовать прямых ответов!
... Вот только, даже будучи закованным в лёд, Зуко продолжал оставаться довольно страшным покорителем огня. Мастер Пакку сообщил ей, что заморозка покорителя огня в ледяной волне заставит их, как он сказал с усмешкой, "окончательно примерзнуть".
Она заморозила Зуко и усмехнулась. Её сердце продолжало колотиться, но она была рада, что всё кончилось и Аанг в безопасности... Потом взошло солнце, и следующее, что она помнит, это как она очнулась с раскалывающейся головой, а Аанг исчез.
"Тоже мне завершающий прием. С таким же успехом я могла бы бросать в него снежками".
Поэтому она не собиралась замораживать его сейчас, как бы ей ни хотелось. У неё был только её кожаный мешок с водой, а чтобы справиться с Зуко требовалось нечто большее.
Кроме того, если напасть на него так, как он того заслуживает, он выдаст какую-нибудь очередную ложь в духе "ах, какой же я бедненький" для Вэнов. Словно он был невиновен.
"Это Аанг невиновен!"
Она никогда не испытывала сложности, как убедить в этом людей. Ну, за исключением деревни Чина. Но они вбили себе в голову безумную идею о том, что Чин был хорошим парнем.
"Такое впечатление, что я застряла за ледяной стеной. Я стучу и стучу, они видят меня, но не слушают..."
У Катары перехватило дыхание. Мейшанг что-то сказала о том, что Азула использует внутренний огонь - что бы это ни было - на людях, которые уязвимы. И что-то про то, что Зуко мог так сделать с Широнгом...
"Может быть, я стучу вовсе не по льду".
Двигаясь тихо, она сняла крышку с меха с водой, обернув сверкающую воду вокруг пальцев... В бледном зеленом свете блеснул кинжал.
- Амая не исцеляет людей без разрешения. - Голос Мейшанг, тихий и мягкий, но несущий в себе ту же сталь, что и клинок в её руках, который женщина полировала тряпкой, сидя на коленях между Катарой и своими детьми. - Я подумала, что ты почувствуешь искушение что-нибудь предпринять, - продолжила жена профессора. - Ради нас обеих, не надо.
- Я просто хочу помочь! - Катара удержала голос на грани настойчивого шепота, отчетливо ощущая присутствие покорителя огня в углу и Айро, спавшего вместе с другими взрослыми у входа в пещеру. - Не знаю, что Зуко сделал с вами, но...
- Он просто молодой человек, работающий целителем в Ба Синг Се, - ответила Мейшанг. - Просто ещё один беженец, среди тысяч других. Да, он импульсивен, а временами и груб. И у него точно ужасный темперамент, но я видела и хуже. Даже мой Мин временами куда менее рассудителен.
Катара фыркнула.
- Не думаю, что ваш сын когда-либо сжигал деревню.
- Нет, - спокойно отозвалась Мейшанг. - Но ради защиты моих любимых я бы это сделала. - Мейшанг ещё раз медленно провела тканью по кинжалу, даже не смотря на пальцы - её зелёные глаза неотрывно следили за Катарой. - Пожалуйста, держись подальше от моих детей.
С пересохшим ртом, Катара отправила воду обратно в кожаный мешок и нырнула на свой футон. В последний раз, когда она видела такой взгляд...
"Мама велела мне выйти из палатки. И она знала, что собирается сделать тот покоритель огня".
Мейшанг встала между Катарой и своими детьми. Встала против учителя Аватара по покорению воды. С одним лишь ножом.
"Но я же не такая, как он! Я не такая!"
Но этот взгляд, испуганный, решительный и знающий, что другого выхода нет...
"Я не такая, как он! Не такая, как Зуко!"
Готовая от злости крушить айсберги, Катара плакала, пока не заснула.

***

Широнг не знал, сколько он продремал, пока шаги и бормотания голосов не сотрясли землю. Он открыл глаза и увидел, как генерал крепко обнял Амаю, пока Вэны обменялись веселыми взглядами и взялись за руки.
- Вы в порядке, - сказал он едва слышным голосом, остро ощущая присутствие детей, вповалку спящих на футонах, и одного молодого человека, свернувшегося в защитный клубок в самом дальнем углу. - Мы волновались.
- Агент Бон предупредил меня, что пора уходить, - Амая жестом позвала его выйти за угол, где Тингжэ поднял стену, чтобы не мешать спать утомленным детям. - Он не мог говорить прямо, но мне кажется, что Мин пока в безопасности. Семью Вэнов подозревают... в укрывательстве покорителя воды. Это причина для допроса, но не ареста. - Амая серьезно посмотрела на Тингжэ. - Бон об этом не сказал, но Кван предпочитает, чтобы вы не появились на допросе.
- Значит, это изгнание, - тяжелым голосом сказал Тингжэ. - Духи... - Он поймал взволнованный взгляд Мейшанг и послал ей усталую улыбку. - Он жив. На фоне этого изгнание ничего не значит.
- Изгнание - это когда ты оставляешь всех, кто тебе дорог, любимый, - твердо возразила Мейшанг. - Я уже сделала это один раз. Сейчас? Ты здесь, мои дети здесь или в безопасности. Это не изгнание. - Она улыбнулась в ответ, гордая и печальная. - Ты сделал то, что должен был, ради нашего города и ради Аватара. Теперь пришло время позаботиться о нашем клане.
Амая отошла вместе с Айро, чтобы дать паре возможность побыть наедине. Целительница критически осмотрела Широнга.
- Вы здоровы?
- Лучше, - ответил Широнг, вспоминая странные цвета и непонятный шок от того, что взял в руки горящую лампу. - Но, думаю, вам придется подробнее рассказать, в чем именно ваш ученик... перестарался. - Он бросил взгляд на Мейшанг. - И почему некоторые люди считают, что Дай Ли уязвимы для принцессы Огня.
- А, - к удивлению Широнга ему ответил Айро. - Боюсь, об этом надо говорить всем вместе. Это может повлиять на наши планы на побег. А если нет, то это изменит срочность тех планов. И даже может потребовать принять меры, чтобы разобраться с Азулой.
Широнг уставился на отставного генерала.
- Мы беглецы. Азула, которая, судя по вашим словам, мастер покорения огня и тактик, сидит во дворце и готова вступить в сговор с Лонг Фэнгом. - Единственное утешение заключалось в том, что Лонг Фэнг знал, насколько важна жизнь Куэя для Ба Синг Се. Его царь должен был быть в безопасности. Пока. - И со дня на день Аватар прилетит прямо в ловушку. Ома и Шу, куда уж хуже?
Айро минуту разглядывал его, полуприкрыв глаза и словно бы прислушиваясь, потом вздохнул и кивнул.
- Три причины, две из которых тесно переплетены. Но, во-первых, да, Дай Ли уязвимы для Азулы, и их никто не предупредит до того, как их сердца предадут их.
Широнг покачал головой, не в силах поверить, и ещё менее желая понимать, почему он чувствовал правоту Айро.
- Ерунда, мы верны городу.
- До смерти и даже после, - мрачно сказал Айро. - Ради Ба Синг Се вы сражаетесь с самим Миром Духов. А это требует мужества, выходящего за грань даже сильного покорителя. Это требует духа, который сражается, чтобы жить, побеждать, завоевывать противостоящего ему врага. - Он намеренно сделал паузу. - Душа, тронутая огнем.
Широнг напрягся.
- Мы из Царства Земли.
- Да, - согласился Айро. - Но, возможно, ваша семья много поколений назад... ладно. Каждая душа состоит из всех четырех элементов. Даже сильнейший покоритель огня имеет в душе воду, привязывающую его к семье и дому. Дай Ли - покорители земли, но ваши тренировки и сражения укрепляют огонь внутри вас. И этот огонь, эта верность, уязвима к притяжению более сильного огня. Как у Азулы.
- Потому что она из рода Созина? - Широнг сложил руки на груди. - Я не видел, чтобы за вами следовал хоть кто-то из Дай Ли, генерал.
- За старым мастером чая? Это было бы крайне неудобно, - улыбнулся Айро и выпрямился. Его зеленые глаза больше не были полны веселой приязни, став острыми алмазными лезвиями... Широнг покачнулся, воздух вырвался из его легких в выдохе страха и ярости.
"Это... это то, что видел хайма-дзяо. Генерал, который шестьсот дней держал нас в осаде.
Это Дракон Запада".

Для его чувства, натренированного на восприятие духов, Айро горел.
Сила обрушилась, как огненные тиски, угрожая сжечь его дотла. Его единственной надеждой на спасение было присоединить свой маленький огонек к этому инферно, отдаться ему и позволить огненному шторму нести себя...
"Нет".
Плот во время урагана, рука помощи, схватившая его прежде, чем он свалится в бездну. Нечто позволило его духу бороться с этим, делясь собственной силой. Не такой яростной и сильной, как инферно теснящее его, нет, но этой силы было достаточно.
- Нет. - Широнг посмел встретится с Айро взглядом, хотя его голос дрожал. - Вы меня не получите.
- Я и не собираюсь, - мягко ответил генерал Айро. Чувство огня отступило, пока он снова не стал казаться безвредным покорителем. - Не бойтесь, агент Широнг, я никогда не стану вмешиваться в верность того, кто уже избрал себе лорда. - Он снова мрачно вздохнул. - Но Азула не столь благородна.
- Большинство Дай Ли никогда не получали таких серьезных ран от духа, - вмешалась Амая, пока Широнг пытался восстановить дыхание. - Сомневаюсь, что у неё получится так легко повлиять на них.
- Напрямую нет, - согласился Айро. - Но они не смогут так ясно почувствовать её огонь или так быстро воспротивиться ему. Они просто подумают, что впечатлены её навыками, её тактикой и её безжалостностью. Они не захотят следовать за ней. Лонг Фэнг не потеряет их в один миг выбора господина. Они просто... проскользнут у него между пальцами.
- Тогда остановите её, - Тингжэ выглядел таким же потрясенным, как и Широнг, но стоял твердо, как здание университета. - Если она может захватить Дай Ли, то сможете и вы.
- Я не могу, - покачал головой Айро. - Азула будет действовать как союзник Лонг Фэнга, которым она и является, до тех пор, пока он служит её целям. Я его враг. Общаясь дух к духу, это невозможно скрыть. - Он вздохнул. - Даже если бы я мог, у меня есть более важная обязанность. Принц Зуко должен бежать из Ба Синг Се.
- Нам всем надо бежать, - сухо заметил Широнг.
"Оставить Ба Синг Се. Духи, никогда не думал, что мне это предстоит".
- Но не все из нас яорэны, - Айро позволил себе улыбнуться, видя их недоумение. - Не только вы интересуетесь древней историей, профессор. У меня есть выход на источники... воистину древние. - Он посмотрел на Амаю. - Когда Зуко утонул, ему сказали, что духи спорят насчет того, что будет с Народом Огня и с миром. Что Аватар как дух, так и человек, и никто не знает, как он поступит. Но, - он решительно поднял палец, - Луна также сказала, что действия моего племянника, направленные на восстановление баланса, заслужили её ответ.
- Луна дала ему дар покорения воды? - весьма осторожно выбирая слова сказал Широнг. "Принцу Народа Огня?"
- Событие, которому я удивился так же, как и вы, - сухо подтвердил Айро. - Представьте моё ещё большее удивление, когда я узнал - всего несколько часов назад - что это не первый случай, когда покоритель огня получил подобный дар.
Можно было услышать, как упадет булавка.
- Давным-давно, так давно, что наши народы утратили знание об этом, Аватар был не единственным, кто поддерживал равновесие в мире, - продолжил рассказ Айро. - Записи фрагментарны, но... Кажется, у него были помощники и советники. Конечно, только Аватар мог покорять все четыре элемента, но то, что сохранилось в записях, говорит о том, что яорэны могли покорять два. И потому они тоже знали о трудности овладения более чем одним элементом, о сложности и сердечной боли человека, пытающегося принадлежать более, чем к одному народу. - Он медленно выдохнул. - Но в то время как Аватаром рождаются, яорэнов можно только создавать. И только ценой огромного риска. Те, кого я спрашивал, не знали, в чем заключается риск... но Зуко умер, пусть и всего на несколько мгновений. Я не сомневаюсь, что если бы он не преуспел в задании, назначенном ему духами... мой племянник не вернулся бы ко мне.
- А если можно покорять один элемент, зачем рисковать жизнью ради второго? - с пониманием кивнула Мейшанг. - Их не могло быть много.
- А чем меньше людей знают о технике, тем легче её потерять, - согласился Тингжэ.
- Я рискую высказаться крайне непочтительно по отношению к некоему великому духу, - осторожно сказал Широнг, - но ваш племянник последний, кого я выбрал бы, чтобы... давать советы Аватару.
- Широнг, - сказала Амая с недовольной гримасой, - вы знаете, что Ли не заслужил таких слов.
- Пожалуйста, позволь мне, - мягко влез Айро. - Ты прекрасно знаешь, что на первый взгляд, он говорит совершенно правильно.
"На первый взгляд?" с недоверием подумал Широнг, но передумал, вспомнив, кто именно произнес эти слова. Не просто любящий дядюшка Ли, а генерал, прогнавший армию Царства Земли из одного конца континента в другой.
- Мне не понравятся ваши слова, так?
- Я и сам не особо доволен, - мрачно заметил Айро. - Но преследуя Аватара рядом с моим племянником, я видел, чего не хватает покорителю воздуха, чье отсутствие может привести его жизнь к досрочному окончанию. И привело бы, если бы не дети из Племени Воды и юная Тоф. - Он вздохнул и принялся перечислять на пальцах. - Аанг безрассудный. Я понимаю применение чрезмерной силы против врага, но покорение Аанга зачастую причиняло столько же вреда его окружению - и несчастным прохожим - сколько и мой племянник. И это не говоря о Состоянии Аватара.
- Включая случаи, когда Зуко покорял огонь? - брови Мейшанг поползли на лоб.
- Даже тогда, - сухо подтвердил Айро и поднял второй палец. - Аанг наивен. Он плохо понимает разницу в обычаях разных народов и считает, что любой обычай, с которым он не согласен, можно нарушить без страха наказания. Он нарушил обещание капитуляции, данное моему племяннику. Он втайне учил Катару боевому покорению воды на Северном полюсе, где женщинам запрещено этому учиться. А здесь, в Ба Синг Се, он ворвался во дворец, чтобы встретить Царя Земли. - Айро покачал головой. - Я не говорю, что у него не было на то причин. У Аватара не было причин верить в благородство моего племянника. Катара нуждалась в обучении. А Куэй крайне нуждался в том, чтобы узнать правду о своем городе. Но каждый раз, как он действовал, Аанг удивлялся тому, что есть последствия.
Амая задумчиво посмотрела на Айро.
- Откуда ты знаешь, что Аватар делал на Северном полюсе?
Улыбка Айро была проказливой.
- Я не могу тебе сказать. Пока. Но у меня есть способ, о котором я со временем тебе расскажу.
- Ледяные кубики, - пообещала Амая. - И спальный халат. Не думай, что я не сделаю.
- Ни капли не сомневаюсь, - искренне сказал Айро и поднял третий палец. - Аанг... безответственный. Судя по рассказу Амаи, он уже пробовал покорять огонь - до того, как он был готов к обучению - и результат заставил его принять решение никогда не покорять огонь. - Айро был мрачен. - Он - Аватар. Он - покоритель огня, хочет он того или нет. Если он не совладает с внутренним огнем, он не сможет совладать с собой. - Генерал окинул всех напряженным взглядом. - Мы все видели, каким стал наш мир без Аватара. Хотим ли мы увидеть мир, в котором Аватар бездумно пользуется своей силой?
- Айро, - тихо сказал Широнг и посмел взглянуть в глаза этому опаснейшему человеку. - Он двенадцатилетний мальчик.
- Это так, - признал Айро. - Не думайте, что я ему не сочувствую. Ни один ребенок не должен нести груз ответственности за мир. И я видел много детей, обездоленных войной. Я не сомневаюсь, что некоторые причины его безрассудства кроются в необходимости забыть, необходимости сделать что-нибудь, что угодно, чем жить в мире, который уничтожил всё, что он знал и любил. - Айро грустно опустил глаза. - Я скорблю по его людям, я понимаю, почему он хочет убежать от своего долга, но духи этого не допустят, какой бы вред это ни причинило Аангу или кому-то из нас.
Амая встрепенулась.
- Ты правда думаешь, что духи использовали Зуко, чтобы преследовать Аанга?
- Да, - Айро отвел глаза и словно погрузился в воспоминания. - Если бы не решимость моего племянника следовать по любому, даже самому ненадежному следу, ни один корабль Народа Огня не оказался бы достаточно близко, чтобы заметить пробуждение Аватара. Аанг до сих пор находился бы на Южном полюсе, дитя среди других детей. А это... не устраивало духов.
- У вас язвительный и подозрительный ум, - заявил Широнг с кривой улыбкой. "И слава духам за это". Ли... Зуко никогда не протянул бы так долго без поддержки этого лу