Eberhart Jager: другие произведения.

Арифурэта (том 3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.68*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Есть такой себе класс, который отправляют в другой мир, чтобы спасти от гибели. Снабдили их при этом некоторыми читерскими навыками. Выделяется на этом фоне Нагумо Надзиме, парень, которому все равно на весь мир. У него нет амбиций, стремлений в жизни, и называют его "неполноценным" одноклассником. Ведь, даже, с читерством его ремесленный класс "Синергист" является посредственным. Изучая подземелье он пропадает. Что ждет его дальше? И выберется ли он? Перевод Hanami Project http://ranobeclub.com/ranobe/604-arifureta-shokugyou-de-sekai-saikyou.html

  Телохранители Аи-чан
  
  Айко Хатаяма, 25 лет. Учитель обществознания.
  
  Как учитель она преподавала узконаправленные знаниям своим студентам, также пытаясь улучшить их общий академический результат. Она не просто давала напутствия, а живые примеры. В самом деле, эти материи были для нее весьма значительны, но еще значительнее были ее "союзники": те, кто видел в ней самую важную персону. Говоря конкретно, она была взрослым, на которого дети могли положиться за пределами круга семьи.
  
  На это повлияло одно грандиозное событие в ее рабочие будни, но это мы оставим на воображение читателей. В общем, как союзник всея студентов вне их родного дома, учительская гордость Айко стало опорой поддержки тех, кто протягивал ей руку помощи как учителю.
  
  В связи с этим, Айко была крайне разочарована текущим положением дел. Ни с того ни с сего, она обомлела от того факта, что их призвали в иной мир, слепо поставив перед тяжким выбором. Студент с величайшим шармом в классе продолжил переговоры вместо нее. После, она могла лишь наблюдать, как ее драгоценные студенты готовились к войне.
  
  Неважно, каким образом, она все пыталась их переубедить, но уже выбранное решение потоком единых мыслей и желаний смело ее собственное желание и мнение, тщетны были ее усилия помочь своим студентам.
  
  "Поэтому я хотя бы защищу!". Вот что она решила, но с ее редкими навыками, ее попросили остаться, дабы быть полезной в деятельности, никак не касающейся боя (улучшение и развитие фермы). Хоть она и отчаянно боролась против такого решения, ее принудили сами студенты. Айко не могла разумно оценить ситуацию, так как не обладала точкой зрения правильного человека в правильном месте.
  
  Она проживала свои дни, в тревоге думая о своих студентах, сражавшихся вне ее поля зрения. Сопровождаемая рыцарями Храма Церкви Святых и имперскими солдатами королевства Херрлихт, она посещала ферму каждой деревни, каждый недоразвитый участок, но завершив работу и вернувшись во дворец, все, что ждало, это весть о смерти ее студента.
  
  В то время она безостановочно ругала и ругала себя, виня в том, что не смогла заставить себя остаться возле них. "Все-таки, не зазналась ли я, строя из себя образ идеального учителя?!" Как-то так. Точно, Айко не могла прийти в себя потому, что не могла быть уверенной, изменится ли что-нибудь, даже будь она вместе с ними. Но тот инцидент врезался в голову Айко Хатаямы как учителя, другими словами, пробудив ее.
  
  Тех студентов, что все еще не могли подняться из-за всепоглощающего чувства страха смерти, церковь и королевство просило возобновить приготовления к войне. Айко подумалось: "Как будто я допущу это во второй раз!", встав, чтобы возразить церкви и дворянам королевства. Используя свои способности и положение как щит, прокричала "Не подходите даже близко к моим студентам!", чтобы загнать тех в угол.
  
  В результате этого, ей как-то удалось одержать вверх. Не было ни одного студента, отказавшего от участия в войне. Но настойчивость Айко тронула их сердца. К ее и так большой славе среди них, добавилось еще больше уважения. Хоть она и не хотела допустить войны, ироничным образом, некоторые из студентов так вдохновились, что взялись сопровождать по ее обязанностям везде, где только можно.
  
  "Вам не нужно ввязываться в войну" и "со мной и так рыцари, ничего со мной не случится" - так она их убеждала бросить эту затею, но кое-какие студенты поднялись и громогласно заявили "Мы защитим Аи-чан, их речи были полны решимости. После этого ее саму переполняло чувство благодарности и так они последовали за ней по сельскохозяйственным угодьям. "Опять меня обуяли эмоции. Я такой жалкий учитель..." - думала она, пока ее эскорт неутомимо следовал за ней.
  
  К тому времени, хоть и тренированные рыцари-телохранители отговаривали студентов, те упрямо стояли на своем, говоря. Когда рыцари спрашивали, почему они им противятся, те заканчивали разговор одной лишь фразой:
  
  -Как будто мы оставим Аи-чан с теми, кого не знаем!
  
  Чувство опасности студентов было направлено не на разбойников с большой дороги или демонов, а, скорее, на предназначенных Айко для охраны рыцарей. Причиной этому было то, что все они были писаными красавцами. Стратегия высшего управления была - связать Таланты Айко на благо королевству и церкви. Одним словом, пока это был метод пряника. Один из студентов заметивший такое, проинформировал остальных и так было сформировано отделение "Группа спасения Аи-чан от смазливой стражи".
  
  Однако их расчеты пошли крахом. Так называемое правило "охотник стал дичью". Чтобы заверить их, рыцари стали пуще прежнего их отговаривать.
  
  Командир рыцарей храма и телохранителей, Давид:
  
  -Можете не волноваться. Я защищу Айко. Она даже царапинки не получит... Айко... Для меня все.
  
  Вице-командир храмовых рыцарей, Чейз:
  
  -Ради нее я даже отброшу свою веру. Я готов отдать все ради Айко. Не полегчает ли вам после этих слов?
  
  Королевский рыцарь Крис:
  
  -Моя судьба уготовила мне встречу с Айко-чан. Думаете, я позволю избранному мне человеку умереть?
  
  Королевский рыцарь Джейд:
  
  -...Клянусь жизнью своей рискнуть... Не как королевский рыцарь, а как мужчина.
  
  Тут же студенты опешили, подумав, "Что за ересь тут творится?! Их сердца подверглись заметным изменениям!" - вот так. Иными словами, первая мысль, которая у них была, это то, что Айко соблазнится красавцами-мужиками, послушав слова, которые те прокричали, "Мы не позволим незнакомцам прикоснуться к Ай-чан!", словно ее родители, что были не в состоянии от нее отказаться.
  
  Примечательно то, что произошло между ней и рыцарями... Так как это длинная история, она еще будет представлена в будущем, но сейчас, безделье и вместе с тем врожденное усердие Айко-чан открывали ее слабости. Вкупе с ее честностью, просачивающуюся в каждый уголок окружающей ее среды, они стали сторонниками Айко, не успев и глазом моргнуть. Точно, это может стать совершенно новой историей... с завитками сюжета... разными его поворотами и прочим.
  
  Так вот, студенты разделились на группу героя Куки, который продолжил упорно тренироваться внутри подземелья Оркуса и ее группы, улучшающей и развивающей сельское хозяйство. Их местом назначения являлся приозёрный город, Ул.
  
  -Айко, ты не устала? Не нужно двигать себя вперед, если устала. Мы сразу же остановимся на отдых, ладно?
  
  -Нет, я в порядке, Давид-сан. мы разве не делали остановку совсем недавно? Я же не настолько слаба, в самом деле.
  
  Внутри широкой и вместительной повозки, встревоженный командир телохранителей Давид все никак не мог унять свое беспокойство. Ответ Айко шел вместе с кривой усмешкой.
  
  -Фуфу, командир просто не может не волноваться о Айко-сан. Ведь до этого вы вымотались уже после дня дороги... Поэтому я беспокоюсь. Смотри, не напрягай себя, хорошо?
  
  -Простите меня за недоразумение в тот раз. Это первый раз, когда я путешествую в повозке. Но сейчас я в добром здравии, так как постепенно привыкаю к такому. Спасибо за вашу заботу, Чейз-сан.
  
  Сначала Аико выглядела крайне скверно, ведь ей предстояло узнать, что из себя представляет повозка, она тут же покраснела, вспомнив о недавнем, поблагодарив вице-командира телохранителей Чейза. Он же, он же, прикрыв рот ладонью в агонии, попытался взяться невольно так за руку Айко. "Гхм!" его рука замерла от легкого покашливания и острого взгляда. Та, кто его остановила, была школьницей, Юка Сонобе, присевшая диагонально к Айко. Она являлась членом "Группы". Так как их организация не знала, какие напасти могли приключиться с Айко внутри повозки, несколько ее членов также засело там, на случай непредвиденных обстоятельств.
  
  Пока что внутри сидело 8 человек. Снаружи был отряд вооруженных рыцарей, старавшихся сдержаться от колкости в сторону командира и вице-командира - единственных дозволенных лиц, уместивших свои мягкие места внутри и ведущих повозку. Эти парни "на загляденье", изо всех придумывали оправдания, чтобы везти груз с драгоценной Айкой и не быть разлучёнными с ней.
  
  -Ой-ой, я тут понаблюдал. На твоем лбу насобиралось столько морщинок, что как бы твое нежное личико не исказилось, а?
  
  Проговорил Чейз, закрепляя свою речь улыбкой красавчика. Это привлекательная улыбка любую женщину бы вогнал в краску. Но реакцией Юки было "Тьфу!" - словно она сейчас по-настоящему плюнет ему в глаз.
  
  -Не только Айко-сенсей, но ты и других женщин нежными называешь? Ай-чан, этот человек тот еще бабник, прошу, будьте осторожны, ладно?
  
  Юка свято верила, что мужчина, говорящий другим женщинам "ласковая моя, нежная" ну никак хорошим человеком быть не мог. Они также осознавали, что их использовали их же хозяева, чтобы совратить Айко они также знали, что их внешность может заставить сердце любой женщины затрепетать в порыве возбуждения. Так как она это знала, Юку сбило то, как Чейз отважно улыбнувшись, посмотрел на нее, так что она немного "отступила".
  
  -С-Сонобе-сан. Не будь столь враждебной. Хоть ты меня разок назвала наконец "сенсеем", сейчас ты упорно продолжаешь звать "Ай-чан"... Может, просто будешь звать меня Айко-сенсей?
  
  -Так не пойдет. Ай-чан-сенсей это Ай-чан, поэтому ничего, кроме "Аи-чан-сенсей" здесь не проходит. Таков вердикт студентов.
  
  -Ну как так, я не понимаю. Неужели это всеобщее восприятие всех студентов? Так думает ваше поколение? Гни спину, учитель, такова твоя цена за достоинство и право называть себя учителем! Я любой ценой должна понимать, что обо мне думают мои студенты!
  
  Ай-чан, которая сейчас повторяла "Борись, тряпка!", Юка с Чейзом пытались неуклюже ей помочь, и общая атмосфера уюта и тепла снова воцарилась в их временном доме на колесах. Поэтому-то ее звали Ай-чан, но она этого просто не замечала. Тернист был ее путь становления достойным учителем.
  
  И все же, что касается вопросов надежности, студенты сильно зависели от Айко. Даже увидь их незнакомец со стороны, сразу де приметил самого популярного у них взрослого. Признание ее наипопулярнейшей еще больше окрепло, когда она пошла против воли главы государства и главы церкви. Особенно тем студентам, кто был угнетен смертью Хадзиме, она стала психической поддержкой.
  
  В действительности, у тех студентов, кто изъявил желание быть ее телохранителями, наполовину намерением было просто быть рядом с Айко-сан. Такде можно отметить, что кроме Юки Сонобе в телохранителях числились Таико Сугавара, Нана Миязаки, Нобору Айкава, Акива Кавахара, Атсуши Тамаи и Юкитоши Шимузу, всего 7 учеников.
  
  Оттуда, они путешествовали в повозке в течение четырех дней.
  
  Безупречновыглядящие вояки пытались подкатить к Айко, но она, думая, что они стараются лишь на благо своих работодателей, пропускала все их речи мимо ушей. Айко не заметила, что они на нее запали. Добавим к этому горстку студентов, которые зыркали на тех пуще прежнего, когда они пытались соблазнить ее, атмосфера между ними частенько накалялась. Но вскоре все остывали, когда Айко разлепляла свои уста и произносила речь, также являясь самой собой, чем доводила всех до седьмого неба... И в таком темпе группа наконец добралась до приозёрного города Ул.
  
  Передохнув и сняв с себя усталость от путешествия, они стали исследовать пограничные фермерские угодья города Ул, планируя все здесь обновить. Хоть вокруг Айко тут и там вертелись множество любовных историй, отложим это на потом, дорогие читатели, а то автор уже задолбал.
  
  Вскоре они стали видоизменять сельхозугодия, тогда " Богиня Плодородного Урожая" стало ее вторым именем, разнесшееся далеко от города Ул, тогда и произошел еще один случай, который сильно потрепал состояние Айко.
  
  Один из ее студентов исчез.
  
  Айко работала, как могла. Все на благо ее дорогих студентов. В конце концов, все что ее ждало, это ощутимое воссоединение, которое еще выльется в неблагожелательный результат.
  
  
   И снова в Бруктауне
  
  -Фуфу, все из-за вашего легкомыслия, а теперь вы мне покажете, как заведетесь сегодня!
  
  Полумесяц скрывался за облаками, тем не менее, освещая темную ночь. Его сияющий лик глядел с небосвода из под облаков, двигающимися легким мановением ветра. Сияние также осветило определённое строение на земле. Точнее говоря, с крыши здания свисала веревка, а освещалась девушка, показывающая превосходный талант лазания, словно особые силы кое-откуда.
  
  Шурушуру, спустилась она к верхнему краю окна определенной комнаты третьего этажа. Все еще торча вниз головой, ее лицо взглянуло в верхний краешек окошка.
  
  -На благо родины, я вынудила Кристабель-сан научить меня техникам лазанья! Никогда бы не подумала использовать их в этом месте, кукуку. Теперь, какие бы сумасшедшие игры вы там не затеяли, я все увижу!
  
  -Ха, ха - тяжело дышала взволнованная девушка, концентрируя внимание на комнате перед ней. Укрывшись, она нам одним описанием выдает одного человека: Суну-чан, девушку из таверны Бруктауна, "У Масаки". Позитивная и энергичная, всегда готовая вставить красное словечко в любой разговор, к тому работающая не покладая рук. Хоть ее особой красавицей не назовешь, девушка из таверны была просто прелестным юным дарованием, как расцветающий цветочек на подоконнике. Она даже уже успела стать целью некоторых одиноких мужчин в городе.
  
  Эта девушка в данный момент использовала все свои знания и техники, чтобы подглядеть на определенных гостей всеми своими силами. Если бы те мужчины увидели бы ее выражение лица сейчас, их мечту бы словно рукой развеяли бы, ведь... лицом сейчас она мало чем отличалась от старика-извращенца.
  
  -Ку, все же, темновато тут. Ничего не вижу. Еще бы угол обзора чуточку сместить...
  
  -Вот так?
  
  -Да, верно, такой угол в самый раз. Хотя, не слишком там тихо? Я ожидала услышать стоны...
  
  -А можно же применить магию, чтобы повлиять на звук?
  
  -Ха?! И такое есть?! Хитры, однако! Но я не сдамся! Проявление их легкомыслия я готова впечатать в свой мозг...
  
  Еще раз повторим, окно было на третьем этаже. Даже будь она Суна полной идиоткой, она не никак не могла поверить в то, что слышала голос неподалеку. Мгновенно вспотев словно водопад, пробурчав "гигиги" и неуклюже повернувшись на месте словно заведенная машинка с ключиком. А там...
  
   Висел, как статуя Ньо*, Хадзиме, хладнокровная улыбка расплылась по всему его лицу.
  П.П. Ньо - один из стражей Будды, стоящих в настоящее время во множества его храмах.
  
  -Эт-т-то не то что ты подумал, да? Дорогой клиент. Это, уммм, ремонт таверны!
  
  -О~ Посреди ночи?
  
  -Т-точно~ сам посуди, если я не буду какое-то время заниматься этим ночью, как и днем, ремонт так и останется незавершенным. А так как это таверна, можно ожидать, что время оставит на ней зазоры в разных местах, так?
  
  -Даа, репутация наше все?
  
  -В-верно! Репутация наше все!
  
  -Кстати, подглядывающий кот пробрался в таверну. Ты ничего об этом не знаешь?
  
  -Такое серьезные дела! Подглядывать же непростительно никому, да?
  
  -Как ты и сказала, подглядывать непростительно?
  
  -Э, эм, непростительно, так я думаю...
  
  Хадзиме и Суна посмотрели друг другу в глаза, и "фуфуфу", "хахаха" вдоволь посмеялись. Однако, глаза Хадзиме не были подвержены веселию, и даже смеющаяся Суна, все больше дрожала, потея градом.
  
  -Сдохни.
  
  -Иии, извините.
  
  Хадзиме вдруг вернул свой прежний серьёзный взгляд, металл сжал лицо Суны. С его пальцев послышались такие же металлические звуки. Суна, болтающаяся сейчас в воздухе, издала визг, моля о пощаде. Суна обычная девчонка. Поэтому Хадзиме настроил свою богатырскую силушку, чтобы не раздавить ее ненароком как переспевший помидор. Если бы это было первое явление ее извращенной натуры, он бы еще смягчился. Но в день, когда он вернулся с РГК, и каждую ночь, кою они пребывали в этой таверне, она неумолимо пыталась подглядывать, используя самые разные способы и ухищрения. Поэтому его мягкость постепенно давала слабину. Причем, причиной, по которой они все еще оставались в этом постоялом дворе, была довольно вкусная еда.
  
  Хадзиме тяжко вздохнул, вынося Суну, которая могла лишь трепыхаться в его руках. Суна могла позволить себе вздох облегчения, когда ее лицо наконец отпустили. Но... Посмотрев вниз... там стояли демоны. Хоть на их лицах и были улыбки, этими людьми были ее родителями, а их глаза были те же самыми, что и у Хадзиме, радости они не передавали.
  
  -Иииии!
  
  Они заметили, что она их увидела. Она медленно спускалась по лесенке, пока ее родителя распростерли руки, чтобы обнять ее. Билет в один конец - ад.
  
  -В этот раз, мы тебя так уж и быть простим, после ста шлепков по заднице.
  
  -ИИИЯЯЯЯЯ!
  
  Вспомнив, слова Хадзиме про "непростительно", она, наконец, осознала свое наконец, заверещав как свинья на заклание. Он был уверен, что на следующий день за завтраком, увидит ее потирающей подгорающую и саднящую задницу, с глазами-капельками. Каждую утро и ночь он мог лишь вздыхать при виде этих сцен.
  
  ***
  
  Сдав Суну на приговор ее родителям, Хадзиме вернулся в комнату, плюхнувшись на кровать.
  
  -...Спасибо за твой труд.
  
  -Добро пожаловать домой.
  
  Встречавшими его были, конечно, Ю с Шией. Помещение освещалось лунным светом, проходящим через окно, и благодаря ему было видно пару перемещающихся в пространстве фигур. Девушки, сидящие на противоположной кровати были Ю и Шией, вторая сидела в крайне бесстыжей позе. В одних домашних халатах, их внешний вид казался уж слишком распутным. Совмещая все это с их прекрасными личиками, словно сошедшими с картин кистью мастера, любой, даже второсортный писатель мог бы без преувеличения назвать их шедевром.
  
  -О, ну чем, бога ради, руководствовался этот ребенок... Даже с крыши спустится, разве это нормально? Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша... Как и предполагалось, как бы вкусны не были здешние яства, пора искать другую гостиницу.
  
  Проговорил Хадзиме, дивясь нынешнему поколению детей. Шия, рассмеявшись, встала, и присела на его кровать. Ю также поспешно встала и села, вытянув коленки под головой Хадзиме. Так они стали его подушками.
  
  -В самом деле, наши отношения зажгли пламя в душе Суны-чан. Тут ничего не попишешь, что она любопытна. Разве это не мило.
  
  -...но она становится все искуснее и искуснее в своих стремлениях... Это меня терзает...
  
  -Вчера она с помощью ручной дыхательный трубки спряталась на дне ванны... Когда я ее увидела, блестящей своими глазами, я чуть в ванне не перевернулась.
  
  -Ум, и правда, недостойное поведение для дочки хозяина трактира... Пока что, она нацелена лишь на нас, но...
  
  Пока они беседовали о эксцентричных выходках Суны, Шия тихо-мирно уселась к Хадзиме поближе. Она естественным движением протянула свою руку, чтобы взять руку Хадзиме и направить ее к своей груди. Лицо Шии было серо-буро-малиновым, когда она думала, что может случиться в такой ситуации.
  
  Хадзиме мягко отставил руку Шии назад. Кию, он вложил в это больше сил, чем ожидалось, что заставило ее тело дернуться в ответ. Она была счастлива, поэтому и она в свою хватку вложила больше силы, Хадзиме не отступал и вкладывал в смертельную хватку "максимальную" мощь.
  
  Кию... Пикьююю... Кьёёёё... Хуууу... ВЖАААХ
  
  -Ва-! Хадзиме-сан! Сломаешь же! Ручка моя переломится ведь!
  
  Мхия!
  
  -Иии! Прости! Прошу прощения! Немного занесло, с кем не бывает! Так что отпусти! Сломается! Она перегнется пополам, если ты продолжишь!
  
  -Каков твой замысел, когда ты вот так пытаешься посеять вокруг солнечное настроение? Да и твоя комната, следующая по коридору. Какого ты тут забыла?
  
  Пока ее рука была плотно схвачена им, Шия пыхтела над тем, как бы высвободиться, дрожа, но не могла, все из-за его зажима наподобие клешней.
  
  -Ну, я просто поинтересовалась~ могла ли я забраться в ту же постельку... вот так. Тем более, наши отношения дошли уже до стадии поцелуев. все нормально, если это всего лишь это.
  
  -Держи карман шире. Это была лишь спасательная операция.
  
  -А моя интуиция подсказывает, что Хадзиме-сан потихоньку становится дере! По сравнению с началом, ты стал таким "пушистым"! Потому что это факт, я... Гхехе, "ХРУМ" Не-ет! Она сейчас сломается!
  
  Не имея ни малейшего желания слышать о грязных планах Шии, Хадзиме намеренно сжал хватку. Когда ее руку отпустили, она тряслась на краешке кровати, согнувшись и держа ручку, чтобы вынести эту неимоверную боль. Проигнорировав ее, Хадзиме направил свой взгляд на Ю. Ю сразу же посмотрела прямо на него.
  
  -Вот что озадачивает, а не слишком ли ты снисходительна в последнее время, Ю? Твое сердце изменилось в какую-то из сторон?
  
  Ю наклонила голову, размышляя над его вопросом. Как Хадзиме сказал, после возвращения с РГК, отношение Ю к Шии было сильно смягчилось. Раньше, прилипала Шия сразу получала кик правосудия, отправляющий ее в далекие дали, но с недавних пор, она и словом не обмолвилась об их интимной близости с зайцем. Хотя все же, и это выходило за рамки. Когда Шия, к примеру, пыталась поцеловать его, Ю сразу делала кислое лицо.
  
  -... Шия постаралась на славу. С этого момента она продолжит настаивать на своем. Потому что любит Хадзиме и меня.
  
  -Нн? Ну это так...
  
  -...И я... ее не ненавижу...
  
  -Что бы там не было, а вы хорошо уживаетесь вместе. Я при одном взгляде на вас это понимаю. Нн~
  
  Главное, что прочитал Хадзиме в словах Ю, это что она была удовлетворена Шией, но нельзя сказать, что видела в ней кого-то важного.
  
  
  Такова правда. Внутри РГК магическая интеграция была еще сильнее, чем в самом ущелье, так что Ю не смогла показать весь свой потенциал. То же касается и Хадзиме. Они могли лишь догадываться, через какие сложности им бы пришлось пройти, будь их всего лишь двое. Верно, Хадзиме смог бы его пройти, но вероятность использования одной или двух порций Святой Воды была высока. Прохождение без лишних затрат расценивалось как благодарность Шие.
  
  Немногим ранее, Шия являлась существом, не имеющем никакой связи с мордобоем и битвами. Скорее даже, она недолюбливала их. Эта девушка однозначно была напугана и все время была как на иголках, но продолжила следовать за Хадзиме и Ю ни на что не жалуясь. Они вошли в адское подземелье, и стиснув зубы, она таки смогла достигнуть там небывалых высот.
  
  Она целенаправленно делала это ради своей любви к Хадзиме и своей же дружбы с Ю. Так как она хотела остаться и быть с ними, Шия изменилась, возмужав и шагая дальше по дороге совершенства.
  
  Ю, само собой охватила ревность, появилось даже желание монополизировать его для себя одной. Поэтому чувства Шии не были так запросто приняты, и, хотя сложно было в этом признаться... Шия, которая даже после любого злостного отношения продолжала звонко скакать, уже столько раз доказывала свои теплые чувства и дружбу по отношению к ним, включая то, как она действовала при покорении подземелья, что все это перестало быть лишь ее словами и стало реальностью.
  
  Если подумать, у Ю не было на примете никого, кого бы она могла назвать своим другом. До того, как ее освободили, она была занята изучением политики. Никто не мог называться ее другом на равных правах... Иными словами, она была одна. Потому-то услышав крик Шии: "Мы товарищи!" - сразу, смотря прямо друг другу в лицо, исключая все раздоры с Хадзиме, она не могла ее ненавидеть.
  
  Все это повлияло на ее восприятие и отношение к Хадзиме, "Что ж, раз это Шия, то совсем немножечко можно... - протянула Ю.
  
  -И все же...
  
  -Нн?
  
  Ю, взглянув на Хадзиме, продолжая фразу. Ее глаза очаровали, в то же время, в них стояла честность, читалось уверенность и стойкая решимость. Вставляя сюда еще и ее сверкающую улыбку, подчёркивающую все остальное, она была настолько чудесна и хороша собой, настолько соблазнительна, что у Хадзиме невольно сперло дыхание. Он не мог отвернуть взора и лишь воззрился на нее в неимоверном обожании. Он еще раз вернул ей ее взгляд.
  
  -...Сердечко Хадзиме уже мое.
  
  -... ...
  
  Кто бы там не любил Хадзиме, кто бы к нему не лип, номером один буду... я. Так она провозглашала. Провозглашение войны. Войны против тех, кто еще встретятся у них на пути с этого момента.
  
  Хадзиме не мог прийти в себя. Он утонул в блеске ее очей, Ю еще раз заманила его в свои сети, забрав его взор на себя. Продолжая это, рука Хадзиме дотронулась до щеки Ю, она сделала то же самое своей рукой. Лунный свет отразил их тени на стене, тени приблизились друг к другу. Сейчас, уже почти встретившись...
  
  -Кхм, ммм, может, вы хотя бы перестанете смотреть на меня как на пыль? Мне становится так неуютно, пусто и одиноко внутри... кхууу.
  
  Шия сидела на углу кровати, прижав руками колени. Плача и утирая слезы, она смотрела, как Хадзиме с Ю создают мир лишь для них двоих.
  
  Какой жалостливый образ. У Хадзиме при этом стало нехорошо на душе, и Ю попросила ее приблизиться. "Ю-с-а-а-ан", пробормотала она, ныряя той в грудь, хлюпнув носом. Головку Шии мягко погладили, а так как ей это было как бальзам на душу, она закрыла глазки, и стала засыпать прямо в таком положении.
  
  Хадзиме, смотрящий на это шоу, мог лишь хмыкнуть, улыбнувшись проговаривая:
  
  -Скорее, ты ей даже не как друг, а как мать?
  
  -... Я предпочту быть таковой ребенку Хадзиме.
  
  -... ...
  
  -... Не стать ли тебе с Шией чуточку помягче?
  
  -...Ну, я постараюсь.
  
  -Нн... Люблю тебя.
  
  -...Ум.
  
  В итоге, с Шией по левую руку, с Ю по правую, их троица смогла безмятежно уснуть. После этого дня, Шия, получившая разрешение быть с ними в той же комнате, пустилась в пляс в экстазе, а как ее понесло и она стала нападать на Хадзиме каждую ночь, ее сразу же ждала суровая кара в виде кулака на десерт.
  
  Кстати, пока Шия визжала от боли в сжатой им руке, Суна, слышавшая такое, еще глубже погружалась в пучину недопонимания, любопытства и своих иллюзий. Потом она стала девушкой из таверны с высокими навыками проникновения... Но это уже другая история.
  
  ***
  
  ДЗАНЬ, ДЗАНЬ
  
  Сопровождаемым звоном колокольчиков, дверь в приключенческую гильдию Бруктауна распахнулась. Три силуэта прошли внутрь, Хадзиме, Ю и Шия, уже ставшие знаменитостями за пару дней пребывания здесь. Внутри имелось кафе гильдии, где прохлаждались, как обычно это бывает, авантюристы, был там и кое-кто, кто поприветствовал их поднятием руки, как только их заметили. Мужчины, по своей натуре выпучились на Ю с Шией, затем посмотрели на Хадзиме, их взгляды были полны зависти, однако злобы в них не читалось.
  
  В Бруктауне они провели неделю, находились люди, кто не учились манерам, и сотрясали воздух, так что приходилось вести с ними дуэль, чтобы заполучить Ю и Шию обратно, заодно и приструнить слабаков. В прошлом, преследовать Ю никто не осмеливался, ведь она стала известна как профи по разбитию "орешков", так как они вводила их в страх, люд пытался уже захватить Хадзиме и закопать за рвом.
  
  Верно, малютка Хадзиме их вообще почти не трогал. Наконец, от "Сразись со мной!" он лишь палил из пушки уже при "сразись", чтоб неповадно было. Что выскакивало из пушки, была прорезиненная пуля, взрывающая при столкновении с головой очередного дуэлянта, заставляя его прокрутиться, как свинья на вертеле, в воздухе 3 раза, прежде он облегченно мог поцеловать землю.
  
  В связи с этим, в городе, Ю, "разбивательница орешков" и ее любимый человек, были способны размазать любого врага в мгновение ока, прежде, чем начиналась дуэль. И Хадзиме, "сотрясатель поединков", представляли взрывную смесь, с которыми приходилось считаться. Хоть это не они придумали групповое прозвище, "Разбивные Любовники" уже далеко разнеслось окрест и Хадзиме, только лишь спустя какое-то время обнаруживший, что это прозвище над ними стиралось лишь на почтительном расстоянии. Это был новый для него опыт.
  
  К тому же, Шия, уже на заднем фоне, стала замечать, что ее существование становится все тоньше, чуть ли не грозится стать за гранью исчезновения, из-за чего она проливала горькие слезы по этому поводу.
  
  -Оей, ваша троица сегодня вместе?
  
  Хадзиме и девушки подошли к стойке, по обыкновенью своему, тетя... Кэйтрин была там. Это она была той, кто их поприветствовал. В ее голосе можно было услышать удивленные нотки, ведь на протяжении этой недели, в гильдию приходил или один Хадзиме, или девушки парой.
  
  -Ааа. Завтра мы покинем город, и так как мы вам очень задолжали, нам хотелось еще раз с вами встретиться. Мы также пораздумали над тем, чтобы взять вас с собой, если у вас есть дела в той стороне, куда мы держим путь.
  
  Когда он сказал "задолжали", он имел в виду то, как он получил комнату гильдии задаром. Так как он таки заполучил гравитационную магию, ему хотелось поэкспериментировать: соединить ее и магию созидания, а для этого ему нужно было просторное помещение. Кэтрин, которой посчастливилось прослышать об этом, предложила использование комнату гильдии на бесплатной основе.
  
  Надо заметить, Ю с Шией проводили эксперименты за городом.
  
  -Ясно. Видеть, как вы покидаете нас, и на душе становится одиноко. Здесь было так оживленно, когда вы все-таки вернулись~
  
  -Пожалуйста, дайте мне передышку. Извращенец в таверне, извращенец в магазине одежды, да я уже хожу по извращенцам, у которых гормоны повылезали сразу, как только Ю с Шией перешагнули черту города, и извращенус-сталкерус стали звать их "Сестры-ы-ы!", еще и идиоты, пытающиеся докопаться до меня, вызывая на дуэль... да был ли тот вообще кто-нибудь нормальный?! Все, господи, все кого я встретил, 70 % из них извращенцы, 30 % идиоты. Да что с этим городом...
  
  Все, на что жаловался Хадзиме, звучало убедительно и было правдой. Вспомним хотя бы тот случай с Суной, каждый раз, когда Хадзиме видел шкафоподобного Кристабеля и она была рядом, она постоянно облизывала губы, словно они обветривались каждую секунду, смотря на него так хищно, что у него мурашки армией штурмовали его спину.
  
  В довесок к этому, в Бруктауне появились 3 крупных фракции, соревнующиеся друг с другом каждый день. Одна из них была что-то вроде "Хотим быть втоптаны в землю ножкой Ю-чан!", другая "Мы - рабы Шии!" и третьи "Вали господина!". Каждая фракция обладала соответствующими им и только им желаниями, а соревновались они за право быть большей из трех.
  
  Хадзиме и компания не в силах сдержаться, обрызгивали все вокруг своими напитками, ведь их имена стали мнением массы. Когда люди вдруг стали появляться и просить Ю на них наступить, она дрожала всем телом. Неизвестно, до каких крайностей то же доходило у Шии. Раса полулюдей дискриминировалась кем не попадя, так что то, что они хотели стать ее рабами, становилось ироничной шуткой, но она сразу же отказывалась, поскольку ей было неприятно глубоко вникать в суть такого. Последняя группа состояла лишь из женщин. В Хадзиме они видели помеху для Ю и Шии, отчего в основном пытались его уничтожить. Однажды даже, " Паразитирующую и вредоносную чуму на голову третьего лишнего! Я откручу ему шары!!!! - визжала девушка-недомерка, машущая ножиком одной рукой в его сторону.
  
  Так как смерть девочки в городе была чревата последствиями, Хадзиме лишь оставлял ее в чем мать родила в черепаходном панцире-подвязке, прицепив на верхушку высочайшего здания и прилепив на нее записку: "В следующий раз точно прибью". Из-за нейтрального тона послания этой бумажки, действия девушек-убийц становились все более скрытными, что не могло не радовать,
  
  Хадзиме, вспоминавший все это, мог лишь мрачно хмуриться, а Кэйтрин, будто его поддерживая, исказилась в горькой улыбке.
  
  -Да, да, "живая" часть рассказа чистая правда.
  
  -Ну да, я же в ней не простым свидетелем был.
  
  -Тогда... А куда вы направитесь теперь?
  
  -Фхьюрен.
  
  Фхьюрен считался нейтральным, торговым городом. Следующий целью Хадзиме и отряда являлась "Великая Пустыня Горюн", где, по идее, их должен ждать один из Семи Великих Подземелий, Вулканическая Гора Горюн. Это означала, что им придется идти на запад континента, и по пути столкнуться с торговым городом Фхьюрен, так что почему бы не посетить его, коммерческий город номер один во всем континенте. Надо заметить, что после Вулканической Горы Горюн их следующая цель лежала еще дальше на западе Великой Пустыни, Великое Подземелье, затонувшее в море, "Руины Мелджина на Дне Морском".
  
  -Ой-ой, о господи. Я нашла кое-что дельное. Поручение сопроводить группу купцов. Вакансия для одного человека... Как тебе? Примешь?
  
  Хадзиме еще раз убедился, что содержание заявки, полученной от Кэйтрин заключалось в том, чтобы составить эскорт компании торговцев. Торговая компания среднего типажа, сопроводить необходимо было 15 человек. Так как Ю с Шией приключенцами не являлись, миссия идеально подходила для него, Хадзиме.
  
  -А можно ли мне взять с собой моих спутниц?
  
  -А, без проблем. Хоть и могут возникнуть вопросы по поводу чрезмерного количества людей, но никто не будет против нанять людей для перевозки багажа, да и другие приключенцы с собой рабов тащат. Также нельзя упускать из глаз тот факт, что Ю и Шия весьма влиятельные персоны. Иметь в комплекте еще двоих прекрасных компаньонов вместо одного. От такого предложения уж точно никто не убежит.
  
  -Агась, нн~ И что нам там делать?
  
  Хадзиме, немного колеблясь, обернулся к Ю и Шии, выразительно спрашивая их мнение. Говоря начистоту, он как раз ожидал получить квест в роде "Паспарту, доставь мой багаж туда!" Будь это лишь Хадзиме и его скромный отряд, они могли бы примчаться к Фхьюрену гораздо быстрее, используя их работающий на магии, нежели древние повозки этих людей. Только не оберешься проблем, если по скорости поравняешься и даже перегонишь группу эскорта.
  
  -Можно не спешить.
  
  -Точно, иногда даже хорошо попутешествовать с другими искателями приключений. Может нам представится возможность обучиться чему-либо у таких вояк-авантюристов, а?
  
  -...Тоже правда. Раз мы никуда не торопимся, замедление темпа может иметь свои положительные стороны...
  
  Услышав их мнение, Хадзиме произнес "Фуму" и сказал Кэйтрин, что берется за поручение. Как Ю и предполагала, потребуется уйма времени, чтобы покорить все Семь Великих Подземелий. Сложно сказать, какую ошибку они допустят, понесшись к ним во весь опор. Вот почему зная особенности и пользу от приключенцев, можно будет неплохо улучшить общую картину их будущего, как и догадывалась Шия.
  
  -Вот и он. Я оповещу клиента, так что, пожалуйста, будьте у передних врат завтра к утру.
  
  -Поняли.
  
  После того, как Кэйтрин убедилась, что Хадзиме получил форму заполнения, она устремила свой взор на Ю и Шию, стоящих позади него.
  
  -Вы должны следить за своим здоровьем, ладно? Как только этот сорванец заставит вас плакать, приходите ко мне. Я его побью за вас.
  
  -Нн, мы вам очень признательны. Спасибо.
  
  -Да, Кэйтрин-сан. Спасибо, что проявили столько внимания и заботы по отношению к нам!
  
  Добросердечные слова Кэйтрин вызвали на лице Ю и Шии улыбку. Особенно счастлива была Шия. Она похоже, уже и забыла, что являлась получеловеком с момента их прибытия в город. . Ну да, люди бывают разные. Не все они были дружелюбны к ней, но кроме Кэйтрин, такой же была и Суна, Кристабель и кое-кто из ее поклонников, которые ее не капли не дискриминировали, хоть она и являлась получеловеком. Неизвестно, было ли это как-то связанно с местом, людской сущностью или самим населением города, но для Шия это стало погожим местечком, теплым, почти таким же, как ее родной дом в Океане Деревьев.
  
  -Ты тоже, не позволяй этим чудесным девушкам плакать, хорошо? Я тебя прикончу, если не будешь видеть в них самое свое ценное сокровище, ясно?
  
  -Ну блин, что за доставала. Я не позволю ничему такому случится даже без вашего напоминания.
  
  Ответил Хадзиме Кэйтрин, немного съязвив. Она протянула ему письмо, сомнительным взглядом поглядев на него, Хадзиме принял послание.
  
  -Это?
  
  -На твоих плечах было столько забот и проблем. Так что это извинения от всех жителей этого города за причиненные ими неудобства. Придя в гильдию другого города и попав в большие неприятности, покажи это письмо руководителю того места. Оно еще принесет свою выгоду.
  
  Кэйтрин в подходящий момент моргнула, отчего щеки Хадзиме свело судорогой. "Письмо, способное повлиять на руководителя, кто ж ты такая?" - это недоверие читалось в его взгляде.
  
  -О нет, ты хочешь меня обследовать? У правильной женщины все-таки всегда найдутся свои скелеты в шкафу.
  
  -...Аа, я понял. С радостью приму ваши материальные извинения.
  
  -Хорошо, когда слушаются! Хоть многого чего может случиться, пожалуйста, не умри!
  
  Кэйтрин являлась частью персонала гильдии в отдаленном захолустном городишке, а тайн хранила в себе множество. Она отправила их отряд в путь-дорогу, добавив к этому свое обворожительную улыбку, привлекающую внимание.
  
  После этого, Хадзиме и девушки заскочили к Кристабелю. Хадзиме наотрез отказался туда входить, он и пришел-то неохотно и то только из-за Ю и Шии... Но в тот момент, как Кристабель услышал, что они собираются покинуть город, он превратился в громадного монстра и попытался напасть на Хадзиме, так как это была его последняя возможность к такому. Хадзиме, так переполошился, что использовал вибрационный разлом, чтобы его закопать. Хоть Ю и Шия могли остановить это трагическое погребение.. Опустим же подробности.
  
  Услышав, что это их последняя ночь, Суна таки смогла перешагнуть границу ванны, гордо ступая вперед. Следующим шагом, она нагрянула в их комнату, а ее родители, рассерженные поведением дочери, связывали ее в черепахоподобный панцирь всю ночь напролет. Событие о том, как она висит у входа в заведение, мы тоже пропустим.
  
  На следующее утро.
  
  С приятными воспоминаниями о мирных жителях Бруктауна на сердце, Хадзиме и двое спутников добрались до передних врат, двигаясь в сторону организатора торговой экспедиции и других авантюристов, принявших эскорт-квест. Видимо, они были последними, кто к ним подошел. Когда организатор и 14 приключенцев рассмотрели к ним идущих, по их рядам прошлось бурное оживление.
  
  -Опаньки, неужели, что оставшаяся троица это наши голубки?!
  
  -И в самом деле! Меня и озноб берет и счастье одновременно!
  
  -Посмотрите на мои руки. Они все не могут перестать дрожать, после вашего прихода, представляете?
  
  -Стоп, а не потому это, что ты уже в стельку пьян?
  
  Были те, кто были счастливы лицезреть появление Ю и Шии, были и те, кто прикрывали паховую область, опуская взгляд, а один вообще дрожал, подколотый своими же компаньонами, вызывая разную у них реакцию.
  
  -Вы последние попутчики?
  
  -Да, вот бумажка.
  
  Показал Хадзиме форму заполнения, достав ее из грудного кармана. После подтверждения этого, мужской организатор согласно кивнул, начав представление самого себя.
  
  -Имя мне - Мотто Юнкер. Я глава компании торговцев. Хоть твой ранг все еще голубого цвета, я слышал от Кэйтрин-сан, что ты замечательный приключенец. Надеюсь на твой эскорт вдоль нашего пути.
  
  -... Мотто Юнкер? Сложно, должно быть, быть главой торговой компании...
  
  (Юнкер - японская добавка, дающая прилив сил, оказывающая общее улучшения состояние цели)
  
  Имечко напомнило ему оздоровительный тоник в Японии, глаза Хадзиме налились симпатией. Мотто, ничуть не понимавший чудного поведения Хадзиме, повернул шеей, ответив тому, "Ну, поначалу было сложно, но я привык", добавив к этому кривую усмешку.
  
  -Что ж, я вас не разочарую. Я Хадзиме. Это Ю и Шия.
  
  -Обнадеживает... Кстати, эта девушка из племени зайцелюдей... Не продашь ее? Хотя я не дам выше среднего...
  
  Уставился Мотто на Шию, оценивая товар. Красивая девушка из племени зайцелюдей, что характерно, не имевшая голубоватые волосы как они все, но вместо этого сверкая серебристыми волосами. Купец до мозга костей, он ничего не мог с самой поделать, как заграбастать себе столь редкую диковинку. Судя по ее ошейнику, он предположил, что она раб, сразу бросив торговое предложение Хадзиме. Можно сказать наверняка - отличный торговец, мастер своего дела.
  
  Видя его буравящий взор, Шия, застонав от испуга, спряталась за Хадзиме. Ю посмотрела на Мотто суровым взглядом. Столь популярное поверье видеть в племени зайцев вне Океана Деревьев раба, из-за чего все шло к такому вот торгу, особенно, когда разговор о таком необычном рабе. Ругаться на Мотто было незачем.
  
  -О, у нее все при себе, да и привязана крепко... Ее еще, похоже, и лелеяли. Тогда я дам вам еще и скидку, ну как?
  
  -Ну, раз ты выглядишь знатоком торгового дела... Не должен был ли ты уже уловить ответ?
  
  Хоть Мотто завидев Шию сразу ей заинтересовался, давая благоприятные условия для сделки, ответ Хадзиме был донельзя прост. И все же, Мотто считал, что не стоит упускать такой шанс, и попробовать договориться с Хадзиме, ведь это приведет к денежным успехам в будущем, и все благодаря харизме Шии. Поэтому он хотел дать им больше пространства и более выгодные условия для продажи, чтобы смягчить, возможно, показавшийся резким запрос.
  
  Но Хадзиме уже смекнул его намерения. Хоть он изъяснялся простыми словами, в них была непоколебимая воля и решимость.
  
  -Даже попроси такое бог, я все равно ее не отдам... Я ясно объясняюсь?
  
  -...Эээ, ясно. Ничего не поделаешь. Тут я отступлю. Но, если ты когда-нибудь изменишь свое мнение, сразу же посети мою компанию Юнкер. Ну ладно, пришла пора отправляться. О подробностях эскорта спроси лидера вон там.
  
  В словах Хадзиме, на самом деле, сквозила опасность. Сказанные в неправильном месте, они могли привести к заклеймлению его еретиком Церковью Святых. Добавим к этому то, что демоны верят в другого богов, поклоняются они тому, кто известен как сильнейший бог в истории - Эхито. Но открыто против Церкви Святых они не выступают. Так как Хадзиме кардинально изменил смысл слов, Мотто в глубине сердца понял, что тот не отпустит Шию, дав явный отказ.
  
  Хадзиме посмотрел, как Мотто возвращается к своей торговой экспедиции, заметив, что окружение снова зашумело.
  
  -Вау... Все ради женщины, сказать такое... Меня это тронуло!
  
  -Таков "сотрясатель поединков". Он не простит никого, кто вздумает положить руки на его женщину... Даа, вот это мужик.
  
  -Классно~ Хочу что и мне кто-нибудь такое сказал хоть однажды.
  
  -Погоди, а ты не мужик разве? Кто в здравом будет тако-, прости, мне так жаль, не надо-, Аааа-!
  
  Услышав счастливые вопли забавляющихся компаньонов, Хадзиме мог лишь положить руки на голову из-за усиливающейся головной боли. Все их спутники из Бруктауна были круглыми идиотами, хоть стой, хоть падай. Думая о таком, он вдруг "мунииии", почувствовал что-то мягкое на спине, далее его обняли, опять-таки сзади, руками всего обхватив.
  
  Повернув голову к плечу, он увидел такое близкое лицо Шии, положившей подбородок на его плечо. Ее лицо было все пунцовым, а так как она была на седьмом небе, она вовсю расслабилась.
  
  -...Послушай, за этим не стоит никакого скрытого смысла, так что не пойми превратно, ладно?
  
  -Уфуфу, я знаю~, уфуфу~
  
  Хоть Хадзиме и прояснил ситуацию, в конце концов, он не мог вот так бросить близкого ему человека, тем более когда она была "его женщиной", как галдящие вокруг люди описывали. Его объяснения не дошли до Шии. Все потому, что мужчина, на которого она запала, объявил: "Даже попроси такое бог, я все равно ее не отдам...". Каковы бы не были его истинные намерения, а что приятно, то приятно.
  
  Пусть даже эти слова были нужны чтобы сбросить все торговые налёты и предложения, во многих смыслах, сказано это было чересчур убийственно. Хадзиме почувствовал лишь горечь после этого. Ю "топ-топ", приблизилась к Хадзиме, затем "фвуть", закатала его рукав.
  
  -? Что такое, Ю?
  
  -Нн, не беспокойся об этом так сильно, ведь это было круто.
  
  -...Спасибо за совет.
  
  Симпатизируя чувствам Хадзиме, она пыталась помочь найти ему душевный покой, Хадзиме тем временем, мягко погладил ее по щекам, прошептав слова благодарности. Ю прикрыла глазка, так млела от такого.
  
  Утром у передних ворот, в толпе людей, с красивой зайцеухой девушкой, готовой прыгать от счастья и прицепившейся репейником к его спине и с еще одной светловолосой девушкой, державшейся за его правую руку с глазами запекшейся крови, выделялся Хадзиме Нагумо.
  
  Леди из торговой экспедиции смотрели на них с теплом в глазах, тогда как мужчина наблюдали за этой сценой глазами мертвого лосося. Вопреки всем словам и взглядам, пронзавших его, Хадзиме мог лишь быть уверенным в том, что "что посеешь, то и пожнешь" или попросту, "да воздастся каждому за дела его" - относилось и к нему.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Приключенческая работенка
  
  Благодаря повозкам, расстояние между Бруктауном и коммерческим городом Фхьюреном составляло лишь 6 дней пути.
  
  Вышли они до рассвета, приготовившись устроить привал опять же до рассвета. Так продолжалось 3 дня. Три дня отделяло их от Фхьюрена. Осталось лишь полпути. Пока что ничего сверхординарного с ними не приключилось. Хоть Хадзиме и его спутницы были в ответе за задние ряды, шли они тихо-мирно вперед.
  
  Даже сегодня, ничего еще не успело произойти, как только они начали разбивать лагерь. Что касается пищи, авантюристы ели отдельно. Во время еды им приходилось вслушиваться в окружение, поэтому, как эскорт, они не имели право оседать или скапливаться в одном месте. Кажется, это также было правилом, есть в одиночку. А даже приступив к трапезе, ели в основном жесткую, простую пищу. В каком-то смысле, вкусная еда лишь добавит им поклажи, замедляя в экстренных ситуациях. Из-за этого, традицией стало набивать пузо до отвала всякой аппетитной всячиной по прибытию в город.
  
  Эти новости Хадзиме и его группа услышали от приключенцев, во время совместной трапезы на второй день. Их маленький отрядец приготовил теплый хлеб, смоченный в что-то наподобие рагу.
  
  -Гах-, Хорошо то как! Как и ожидалось от Шии-чан! Му, неважно, получеловек ты или нет, может, будешь моей женушкой?
  
  -Глюп, глюп, глоть, пхаааа, сволочь, попридержи конец! Шия-чан моя и только моя жена!
  
  -Ха, что маленький, грязный, свиноподобный мужик вроде тебя хочет этим сказать? Знай свое место. Кстати, Шия-чан, как ты смотришь на то, чтобы отведать что-нибудь по прибытию в город? Само собой, я угощаю.
  
  -Т-тогда. Я возьму Ю-чан! Ю-чан, покушай со мной!
  
  -Воздыхатель Ю-чан... Ха, ха.
  
  Авантюристы не умолкая болтали о том, насколько великолепно рагу, приготовленное Шией. В первый день, эти ребята жевали сухое мясо, похожие на продукты, которые люди берут с собой с палатками. Тогда Хадзиме и его отряд и стал по соседству с ними готовить, используя ингредиенты и столовые приборы, доставаемые из коробки ценностей. Искатели приключений были одурманены витающими в воздухе ароматами. Оглядевшись вокруг, они увидели Хадзиме и девушек, поедавших горячее мясо и дуя на него. Та ситуация, когда все без исключения приключенцы с налитыми кровью глазами и трещащими чечеткой животами выпучились на них. Шия, видя их плачевное положение, сжалилась, предложив поделиться трапезой вместе со всеми, что привело к такому повороту событий.
  
  В начале, даже перед мордами этих человеческих существ с голодного края, Хадзиме невозмутимо ел свою порцию. Вообще, делиться он никак не собирался. Но так как Шия взяла на себя готовку во время их привалов, он положился на нее и на ее вкус приготовления кулинарных изысков. Не сказать, что Ю с Хадзиме не могли что-нибудь сварганить, просто вкус будет никаким. Хадзиме мог состряпать то, что ожидают только от мужчины, а Ю была неопытна, будучи в прошлом дворянкой. Поэтому Хадзиме с трудом мог отказать Шие, способной готовить вкусные блюда, в желании поделиться с другими.
  
  Отсюда все и началось, хоть и поначалу искатели налегли на еду словно облезлые гиены на попавшую в их засаду за несколько месяцев дичь, вскоре их начало заносить, они принялись шутливо заигрывать с Шией и Ю.
  
  На устраивающих такой дебош, Хадзиме молча применял "давление". Хоть их тела согрелись входящим в их утробу горячим рагу, озноб проносился по всему из телу после этого, и они только и могли, что стоять с бледным лицом. Проглотив мясо во рту и посмотрев на оставшееся рагу, он тихо прошептал. Даже так, его голос услышали все присутствующие.
  
  -Так? Теперь, когда вы наполнили желудки, кто из вас хочет полетать вверх тормашками?
  
  ***Простите, что меня так занесло****
  
  Авантюристы извинялись синхронно и вполне гармонично. Хоть они были ветеранами и вояками по статусу их ранга приключенцев в отличие от Хадзиме, достоинства у них не было вообще. Хоть сюда и вступало "давление" в ход, нельзя было сказать, что они пойдут против Хадзиме, так как уже были в курсе случившегося в Бруктауне.
  
  -Му, Хадзиме-сан. Так как настало время для еды, немного веселья никому не помешает. Да и разве важно, что они там балаболят? Я-я же принадлежу Хадзиме-сан, ты же знаешь?
  
  -Да пофиг мне на это.
  
  -Хоу?!
  
  Хоть Шия и пыталась показаться ему в лучшем свете, чувствуя робость на душе, Хадзиме обрубил все ее слова одной лишь фразой.
  
  -... Хадзиме.
  
  -Нн, чего, Ю?
  
  Когда Ю на него испытывающе посмотрела, он слабо вздрогнул. Указательным пальцем тыкнув на него, она проговорила, "плохой". Одним словом, это касалось его обещания быть с Шией помягче. Хадзиме, не питающий к Шии любви даже сейчас, думал, что хватит и того, что он к ней как к родственнице будет относиться... Однако, пока Ю здесь, такое не прокатывало.
  
  -Хадзиме-сан! Если продолжишь быть таким же жестким как камень, не получишь хорошо прожаренного на вертеле мяса!
  
  Следуя этому же, Шию было не так то просто сбить с намеченного. Она даже не дернулась на его "цун" замечание. Может и испытав шок, она быстро поправилась и со стойким и полный позитива голоса ответила.
  
  -... Как ты вообще об этом узнала, подруга... Нет, ничего. Я все понял, так что передай мне мясо да поживее.
  
  -Фуфу, хочешь его? Т-тогда а~ам.
  
  -...
  
  Краснея, Шия поманила его куском мяса перед самым его ртом. Видно, что он жаждал его отведать. Поэтому Хадзиме мельком взглянул на Ю. Ю с готовностью стояла от него в сторонке. Кажется, после "а~ам" Шии последует еще и ее "а~ам".
  
  Чувствуя на себя не самые приятные взгляды приключенцев, Хадзиме вздохнул и открыл рот по направлению к Шии. Ее личико выражало после этого сплошной восторг.
  
  -А~ам.
  
  -...
  
  Хадзиме откусил, затем пожевал предлагаемое ему мясо в гробовой тишине. Шия была на пике блаженства, смотря за ним. После чего, еще один кусочек был подан ему со стороны.
  
  -...А~ам.
  
  -...
  
  И снова откусил. Пожевал. Снова отхватил зубами кусочек у Шии с другой стороны. Потом у Ю, пока она шептала, протягивая "а~ам".
  
  К черту такую субъективность, объективными глазами и голосами всех присутствующих здесь мужчин можно было сказать только одно: их сердца были сплочены как никогда. В их головах стояла лишь одна мысль, "умоляем тебя, просто взорвись наконец!". Такое они могли проигрывать по нескольку раз, но только в своей голове, ведь противопоставить что-либо силе Хадзиме не могли.
  
  С того момента прошло два дня. Оставалось лишь покрыть расстояние одного дня, как кто-то появился, не изящно преграждая им путь и угрожая физически.
  
  Первой это заметила Шия. Ее заячьи уши, пык-пык, были нацелены на лес позади главного тракта, ее расслабленное выражение лица огрубело и она предупредила остальных.
  
  -Враг приближается! Числом более 100! Идут с леса!
  
  Как только она подняла тревогу, напряжение в рядах приключенцев резко возросло. Главная дорога, на которой лежал их путь не была примечательна какими-либо опасностями, исходящими от близлежащего леса. Все-таки путь лежал лишь в торговый город Фхьюрен. Тракт был безопасен, это было гарантированно. Поэтому, хоть и ходили в народе байки о столкновении людей с демоническими созданиями, их было не более 20. Даже если их было особенно много, 40 было пределом.
  
  -Дерьмо, более 100 говоришь? Недавно я слышал истории о таком нападении, они что, собирают силы до лучших времен? Проклятье, а я же вроде как разузнал обо всех инцидентах вдоль дороги!
  
  Лидер эскорта, Галитима, бранил себя, горько обдумывая происходящее. Эскорт торговой экспедиции составлял 15 человек. Если включить сюда Ю и Шию, то 17. Учитывая их количество, защитить купеческую компанию без потерь будет крайне сложно. Просто потому, что их превосходили в числе.
  
  К тому же, беря в расчёт Шию, казалось бы, они должны были предположить, что раз она из племени безобидных зайцелюдей, не знающих ничего о ведении боя, ближнем бою в целом, но был случай, когда она потеряла терпение и сорвалась, и все благодаря "Хотим стать рабами Шии-чан". Она одним махом вынесла этих извращенцев, став общеизвестной среди авантюристов и получив их почет и уважение.
  
  Тогда, когда Галитима стал размышлять о закреплении позиций эскорта на этом самом месте, дав торговцам сбежать, послышался голос, прерывающий ход его мыслей и предлагающий следующее.
  
  -Если вы сбиты с толку, может, нам пора их прикончить?
  
  -Э?
  
  Сказано все было с таким легкомыслием на душе, словно человек, устроить такое, решил сходить за покупками. Предложение шло ни от кого иного, как от Хадзиме. Галитима мог уловить значимость предложение Хадзиме, который в свою очередь снова безумно произнес.
  
  -Как я и сказал, уничтожим же их на корню?
  
  -Ну-у, это так. Но так как это будет почти невозможно защитить без потерь с нашей стороны торговцев, если так продолжится... Уммм, ты справишься? Хоть и в окрестностях нет действительно сильных демонов, их число переваливает...
  
  -С числом проблем никаких. Скоро оно уменьшится. Особенно, с Ю.
  
  Пробормотал Хадзиме, кладя руку на плечо Ю, которая стояла позади. Ю была частично заинтересована в происходящем, и, словно это являлось обычным делом, ответила своим неизменным "Нн".
  
  Галитима замешкался на мгновение. По крайней мере, он слышал слухи, говорящие о уникальной магии, что использует Ю. Не время, чтобы разводить споры или дискуссии, но даже если они ни уничтожат всех, видя бойкое поведение этого отряда, можно с уверенностью сказать, что они урежут значительное их количество. Поэтому, вместо того, чтобы дать возможность торговцам бежать со всех ног во спасение, он придумал другой способ.
  
  -Понимаю. Я доверю первый удар Ю. Пусть даже вы их всех не перебьете, пока их число будет быстро снижаться, большего нам и не надо. А дальше мы поубавим им ряды нашей магией, поражая последнего выжившего. Все вы, поняли?
  
  *****Да!*****
  
  Остальные приключенцы воодушевленно ответили Галитиме. Видимо, они и знать не знали, что Ю и сама всех уложит. Хадзиме подумалось: "можно особо не париться~". Но так как это не было привычно для магических пользователей этого мира уничтожить разом более сотни демонических созданий, их суждениям, в данном случае, уже ничем не помочь.
  
  Приключенцы одной сплошной линией построились перед купцами. Хоть и воздухе стояло крайнее напряжение, их лица выражали лишь уверенность. От шутливой обстановки не осталось и следа, как тогда, во время трапезы. Слушая по пути истории от ветеранов и опытных приключенцев, а теперь, еще и судя по их нынешнему виду, можно было точно сказать, что они уже успели хлебнуть лиха, успев набраться опыта на поле брани. Люди из торговой экспедиции как один дрожали, услышав какое несметное войско демонов несется сюда. Их лица сейчас время от времени выглядывали из-за тени повозок.
  
  Хадзиме и девушки стояли на крыше повозки.
  
  -Ю, пока что начинай петь. А то вскоре пойдет такая канитель.
  
  -...Петь...Петь?
  
  -...Ничего нет в твоем боевом арсенале?
  
  -...Не беспокойся, проблем не возникнет.
  
  -Ну, этот материал... Это почти ничто...
  
  -Войдем в контакт через 10 секунд~
  
  Так как если прознают остальные, то головной боли не оберешься, поэтому он попросил ее сымитировать пение, но Ю, с самого начала привыкшая не использовать голосовые команды, лишь вопросила качнула головой. Даже так, все будет хорошо, пока она уверяет их в пении, пусть даже шепотом, хоть и тот больше никаких сложностей возникнуть не должно было, ее ответ заставил его поволноваться.
  
  Пока он об этом раздумывал, послышался характерный звук Шии. Ю повернулась, направив руку в сторону леса, чары ее голоса прошлись по округе.
  
  -Ты, о принесший алое сияние в кромешную тьму, разрушь темницу прошлого, ты, встретивший равную себе, используй силу мощнейшего фрагмента, стань светом, способным поглотить рай. *Молниевой дракон*
  
  Закончив чары, она спустила магию. В этот самый момент, с темных туч сошел дракон, сотканный из молнии, как она и пропела. Он напоминал змею, походящую на узорчатого дракона.
  
  -Ч-что это...
  
  Уже неизвестно, кто это прошептал. Даже включая демонических тварей впереди них, все сейчас уставились в небо, на странного молниевого дракона, испускающего электрические разряды. Даже осведомлённые в магии люди, находящиеся сейчас в арьергарде, могли лишь хлопать ртами перед магией, разверзнувшейся перед ними, никогда доселе ими невиданной.
  
  Словно он не был ни за чью сторону. Демонические существа, с убийственными намерениями и кровожадно настроенные против добычи, сошедшие с леса, остановились между экспедицией и лесом, воззрившись, будто лягушки, загипнотизированные взглядом змеи,
  
  Как если бы это была кара божья, Ю махнула своими тоненькими и чудесными пальчиками, раскрывая тем самым пасть дракону, способную проглотить одним мигом небеса, атакуя демонических тварей.
  
  ГАГАГАГАГА!!!
  
  -Уваааа?!
  
  -Дувааа?!
  
  -Кыяяя?!
  
  Молниевой дракон издал громоподобный рык, раскрывая свою пасть, кое-кто из демонических существ по своей воле запрыгнул внутрь. После, челюсти молнии захлестнули их, не встретив никакого сопротивления и не оставив и следа.
  
  Дальше, следуя указаниям Ю, дракон молний обвился вокруг них, окружая. Твари, что были в середине побега, столкнувшиеся с этой электрической стеной, осыпались пеплом перед их глазами. Еще раз, раскрыв пасть перед неспособными сбежать демонами, дракон распахнул пасть раскатисто голося, вновь твари последовали в ее необъёмную утробу, словно сами выбирая свою смерть. Не успев даже почувствовать боль, как их кости превратились в пыль, дракон еще показал себе и свою силу во всей красе. Поглотив всех тварей, дракон в последний раз издал прощальный рев, затем испарился.
  
  Все приключенцы, стоящие сейчас в рядах, как и компания торговцев, из-за не прекращаемых вспышек и молниевых раскатов, сопровождающимися сокрушительными землетрясениями, припали к земле, визжа изо всех глотов, не смея сдержать крик души. Наконец, когда прошел черед смертельной атаки и давление покинуло их, они приоткрыли глаза, чтобы посмотреть, что впереди лежало... ничего не лежало... Лишь земля, подгоревшая в форме кольца, доказательство, что спектакль ранее не было дурным сном, а произошло в самом деле.
  
  -...Ннн, я перестаралась.
  
  -Ои-оёй, это магия только что, даже я о ней ничего не знаю...
  
  -Это собственная магия Ю, так? Сочетание магии, применяемой в истории драконов, упомянутой Хадзиме.
  
  -Сотворить что-то подобное, пока я заперся внутри своей гильдии... Ю, эти чары...
  
  -Ннн... Песнь встречи и будущего.
  
  Ю посмотрела на Хадзиме невозмутимым лицом, как всегда, который тем не менее передавал "Ну как тебе!". Скорей всего, она гордилась собой, ведь это она придумала сама. Хадзиме легонько потрепал ее за волосы, показывая всем усмешку.
  
  Позволив ей закончить чары, чтоб избежать возможных проблем, хоть это и было все напрасно, но его тревоги улетучились сразу же, как только она стала себя восхвалять.
  
  Это была подлинная магия Ю, "Молниевой Дракон". Составляющая магия высшего порядка: используя Молниевой Молот, чтобы создать темное облако, затем извергнуть сверху потоки молний, и скрестить все с гравитационной магией. Молнии, падающие сверху, беспорядочно контролировались гравитацией. Чтобы специально сделать его в форме дракона из истории Хадзиме, Ю задействовала воображение. Дракон был наполнен гравитацией в ротовой полости, чтобы объекты могли легко засасываться внутрь при открытии пасти. Поэтому все выглядело так, словно демоны сами туда запрыгивают. Сравнивая магическую силу заклинания, оно стояло на высшем уровне даже среди заклинаний высшего порядка, поэтому глядя на Ю, можно было несомненно сказать, что это была жемчужина ее коллекции.
  
  Авантюристы, тупо уставившие на прожжённую вглубь землю, еле-еле, но приходили в себя от увиденного. Последующим шагом, они в буйстве повернулись к Хадзиме и его отряду, начиная суету.
  
  -Оеееее, что это было? Что, меня раздери, ЭТО было!
  
  -Странное существо, сошедшее с небосвода... небосвода... а, словно сон.
  
  -Хехе, придя в город, я первым делом женюсь.
  
  -Знаю, насколько вы потрясены, но, пожалуйста, сбавьте запал. Не забывайте, у вас не то что любовницы нет, но даже девушки.
  
  -Такое можно и магией учудить! Совсем даже не странно сделать подобного зверя вот так вот! Поэтому, я не ошибаюсь!
  
  -Ну, нет магии, относящийся к круговороту жизни и смерти, сам же знаешь? Поэтому ситуация эта, выходит за все рамки.
  
  -Чооо?! Сволочуга, хочешь сказать, что Ю-чан выходит за все рамки?! Что она ненормальная?! Аа?!
  
  -Вы все, сбавьте пыл! Послушайте, Ю-чан - богиня, и сейчас нам все прояснит!
  
  ***Точно!***
  
  Может из-за того, что магия Ю оставила слишком большой след в каких-то участках их мозга, но сейчас приключенцев понесло. Доктора бы им. Все-таки, не существовало такой магии, способной принять облик живых существ. Даже более, это было невозможно для владельцев магии, нанятыми страной. Можно сказать лишь одно: молниевая магия низвержения, Молот Молний, был подвластен лишь ультра первоклассным магическим пользователям.
  
  
  Приключенцев прорвало, и они стали скандировать "Олл хайль госпожа Ю!" и единственный, не потерявший здравомыслия человек - лидер Галитима, мог лишь вздохнуть при виде этих остолопов и своих собратьев по оружию, подойдя к группе Хадзиме.
  
  -Ха, первым делом, мне бы хотелось выразить благодарность. Благодаря Ю-чан вышли сухими из воды - потерпев в прямом смысле ноль ущерба.
  
  -Мы же соратники, как никак. Можете нас и не благодарить. Да?
  
  -Нн, всего лишь выполняю свою работу.
  
  -Хаха, понятно...Вот как. Что это только что было?
  
  Попытался расспросить их Галитима, не скрывая своего потрясения.
  
  -...Подлинник.
  
  -П-подлинник? То есть магия, созданная вами же? Магия высокого порядка, нет, наивысшая магия?
  
  -...Я это не создавала. Это составляющая магия.
  
  -Составляющая? Да что, черт побери, надо скомбинировать, чтоб...
  
  -...Секрет.
  
  -Кх... Ну да, как же иначе. Никакой авантюрист все же не раскроет просто так свою козырную карту.
  
  Оглушительно выдохнув, Галитима прекратил допрос. Похоже, что он был крайне чувствителен к неписаным правилам приключенцев-ветеранов. Пожав плечами, он повернулся в сторону съехавших с катушек соратников. "Они так возродят новую религию - Юстианство, Галитиму придется изрядно поднатужиться, чтоб развеять все это", вот что сразу всплыло в голове Хадзиме, как мужчины.
  
  Ощущая на себя взгляды всех из экспедиционной компании, наполненных священным трепетом и уважением, их группа возобновила свой путь.
  
  ***
  
  С того момента, как Ю чуть не довела до обморока торговцев и вместе с ними приключенцев, ей вообще ничего не приходилось делать. Их отряд плавно пришел нейтральный коммерческий город Фхьюрен.
  
  У Западных его Врат имелось 6 стоек регистрации, там надлежащим образом проверялись привезенные товары. Хадзиме и остальные стояли в шеренге одной из очередей. Еще некоторое время пройдет, прежде чем настанет их очередь.
  
  Пока он возлежал на крыше повозки и расслаблено нежился на "подушках" Ю, к нему приблизился Мотто, встреченный Шией.
  
  Кажется, он хотел кое-что сказать. Мотто посмотрел на Хадзиме каким-то чересчур восхищенным взглядом, тот слабо кивнул и спрыгнул с крыши.
  
  -Какой смелый, ты что, не видишь окружающие нас глаза?
  
  Как и сказал Мотто, глаза привычно и знакомо облепляли их со всех сторон, наполненное лютой завистью и ревностью, все направленные на него, Хадзиме, а полные нежного трепета, заботы и удивления, на Ю с Шией. А сейчас, взглядов, восхваляющие Шию, стало еще больше. Ну как и ожидалось от главных врат города. В месте, где собирались самые разные мужчины, на Ю и Шию смотрели не только с похотливы и грязными мыслишками, но и как на объекты будущей выгоды.
  
  -Ну, они назойливы как мухи, но что мне с ними сделать. Бесполезно зря нервы себе портить на них.
  
  Пожал плечами Хадзиме, Мотто лишь ехидно добавил.
  
  -Как только войдем в Фхьюрен, число проблем только возрастет. Как и полагалось, продав ее...
  
  Хоть он снова пытался навязать торговую сделку, молчание Хадзиме ясно подтверждало, что "разве сделка уже не закончилась?", тот мог лишь поднять руку в знак поражения.
  
  -Ты же меня не за этим позвал, да? Что привело тебя ко мне?
  
  -Что ж, дело обстоит так. Я предлагаю и заключаю торговые сделки. А я говорю о тех артефактах, что у вас с собой. Ты продашь их мне? Придя в компанию, нотариус будет тому свидетелем, я дам тебе столько, сколько любой может прожить безбедно всю свою жизнь, не работая. Твои артефакты, особенно коробка ценностей, это то, что торговцы, кровь из носа, возжелают получить.
  
  Вместе с "кровь из носа", совсем неулыбающиеся глаза Мотто говорили "даже если придется убить". Все потому, что коробка способна будет решить проблемы дешевой и безопасной массовой транспортировки товара, проблемы, что постоянно крутились в умах торговцев. Так что с этим все ясно.
  
  Как только он заметил, как разнообразные вещи вытаскиваются из коробки ценностей, выражение лица Мотто стало похоже на странника, находившегося на грани смерти в пустыне десятки дней, наконец-то в конце своего странствия нашедшего оазис. Так как он неуступно хотел поторговаться, Хадзиме слегка обнажил ауру кровожадности, и может, из-за интуиции купца, тот без всяких предупреждений ретировался.
  
  Но все же, окончательно умыть руки он не мог. Прямо перед дулами Грома-Паралича, он еще как-то смог подойти к нему, предлагая еще одну сделку.
  
  -Буду говорить это еще и еще. Я. ничего. Не продам! Сгинь уже.
  
  -Но эти артефакты настолько пригодны для индивида, помогают нести поклажу. Может быть, они будут в лучших руках того, кто знает их истинную стоимость? Если нет, то все напрасно... Вот к примеру, эти девушки буд.?!
  
  Мотто, зыркнув наверх, увидел исходящие от этих двоих угрожающие и смертоносные взгляды, гшик, что-то холодное было приставлено к его лбу. Вместе с неуемной жаждой убийства. Никто в округе этого даже не почувствовал. Одной из причин было то, что они были в тени повозки, другой, что Хадзиме направил свою кровожадность прямо на него.
  
  -Это... Могу ли я расценивать как объявление войны?
  
  Сказано это все было спокойном тоном. Но голос пронзал своей леденящей душу природой, Мотто не смея шевелиться, видел, как глаза Хадзиме пронзили его собственные, словно плотный слой тьмы затуманил его взор. Все тело Мотто покрылось холодным потом, он в отчаянии еще что-то прокряхтел.
  
  -Совсем нет... Ведь... Потому что... Я не смогу... Сдержать тайну о вас другим... Вот почему... Я сказал... те слова...Это все... у...
  
  Как он и пролепетал, Хадзиме не стремился скрыть артефакты и их возможности. Так как он рассудил, что это поможет избавиться от лишних прений, конечно, был еще тот случай с чарами Ю, но впрочем, если это совсем "немножко", то можно не скрывать. Хадзиме решил не сдерживаться против этого мира. Он сокрушит всех врагов. Власти на это у него было предостаточно.
  
  -Понятно. Давай оставим все на этой ноте.
  
  Произнеся это, Хадзиме убрал Гром, усмирив свою кровожадность. Мотто упал на месте. Весь в поту, он пыхтел, стараясь отдышаться.
  
  -Все в твоих руках, делай, что хочешь. К примеру, ты расскажешь все остальным, они предпримут какие-то мало-мальские действия, но будет ли это меня трогать? Нет. Но если ты станешь врагом, стоящим у меня на пути... Выживешь ли ты? Да клал я, будет ли это касаться целой страны или всего мира. Все затонет в океане крови.
  
  -Ха, хаа, в-верно. Такой бизнес вряд ли выгорит.
  
  Хоть он был все еще белым как помет голубя, сдержанно отвечать он все еще мог, какой, однако, торгаш стойкий попался. Даже от обмена информацией и товаров с другими торговыми компаниями, он получил истинное удовольствие. Вообще, в обычных условиях, вряд ли он бы смог так держаться. Все дело было в вещах, которые манили, сводили его с ума, все это вызывали артефакты Хадзиме.
  
  -Ладно, в этот раз я так уж и быть пропущу это мимо ушей. Но следующего раза не будет, да?
  
  -... Во благословение божье. Все по моей вине, престарелый я дурак. Пинать драконью задницу, ожидая у задницы погоды.
  
  "Пинать драконью задницу, ожидая у задницы погоды" - пословица этого мирка, относилась она к расе Рюджинов и драконов. Они хвалебно отзывались о своей защитной мощи, называя ее неуязвимой, ведь все их тело было покрыто чешуей, исключая лишь глаза и рот, а также их задняя область, представляющая собой единственную Ахиллесову пяту этих существ. В связи с высокими защитными показателями, спали они глубоким сном, и разбудить их было невозможно, кроме как давая стартовую энергию их мягкому месту, после чего, они словно резко вспыхнувшее пламя "взрывались" в гневе. Когда-то давно, значение пословицы использовалось, чтобы передать, насколько глупая эта затея, специально доставать кого-то, кто пока тих и безвреден, пока его не побеспокоили, проще говоря, не буди лихо, пока оно тихо.
  
  К тому же, считалось, что раса Рюджинов исчезла со страниц истории более 500 лет назад. Хоть причины и были не ясны, эти ребята обладали характерной магией, называемой "драконья форма", которая очерчивала границу между людьми и демоническими созданиями, разные мнения гласили, что их изгнали, этому следовала дискриминация их подобных, а после, боги искоренили их всех одного за другим, так как пали они в немилость из-за своей неполноценности как расы.
  
  -Раз уж я вспомнил, магия Ю до этого имитировала дракона. Хоть я сразу приношу извинения, если был взаправду дракон, но хорошо, что никто ничего об этом не знает. Все-таки, и я ничего не слышал о расе Рюджинов. Ну, думая, все будет в порядке, ведь оно больше походило на змея, нежели на дракона.
  
  Мотто как-то пришел в себя, смог подняться и дал Хадзиме дельный-недельный совет, отряхивая одежду. Какой-то он тугодум. Хотя его сейчас прибьют уже потому, что он посмел заговорить с Хадзиме, когда его нервы на грани, а он, в шаге от срыва.
  
  -Вот как?
  
  -Мм, неполноценные существа, застрявшие где-то между людьми и демоническими тварями. Но даже так, силой их не обделили. А ещё они безбожники, не верящие в каких-либо богов. А потому, я могу лишь здраво кивнуть в ответ церкви, расценивающую их существование как ничтожное и вообще ставящую его под вопрос. Еще и рушащую ее авторитет.
  
  -Ага. И более того, ты со всем этим весьма солидарен. И ты один из этих безбожников.
  
  -Я верю в бога, верю в то, что власть не в руках людей. Люди лишь пользователи, как ни посмотри.
  
  -...Каким-то образом, до меня еще доходит, что ты пытаешься сказать. Врожденный купец, что с тебя взять. Узрев это, я еще раз убедился в твоем безрассудстве.
  
  Он завершил сказанное, вертя кольцом в руках. В лице Мотто смешалось выражение извинения и гордости, сложная мина, что тут сказать. Его торговая сущность сейчас вообще себя не выдавала. Кровожадность же Хадзиме отрезвило его как действенное опускание в прорубь.
  
  -Хоть я и признаю свою оплошность, если возникнет на это потребность, двери нашей компании всегда для тебя открыты. Ведь мне хочется укрепить связи с таким исключительным человеком как ты. Я и скидочку дам.
  
  -Господи, какой же бодрый торговый стержень в тебя всунули.
  
  Все еще потрясенно смотря на Хадзиме, тот произнес "Ну тогда, прошу меня простить", развернув ступни, он вернулся к своим делам.
  
  Ю с Шией даже сейчас, нет, сейчас еще больше усилили буравливание глазами. Если еще немного посмотреть вслед Мотто, можно было заметить, как другие торговые человечки тыкали пальцем в Ю и Шию. Хоть это и должно было выдастся расслабляющим путешествием в Фхьюрен, Хадзиме уже сейчас видел, что проблемы не позади или не за горами - они впереди.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Гильдия приключенцев, Ветвь Фхьюрен
  Нейтральный коммерческий город Фхьюрен.
  20 метров в высоту, стены опоясывали один из нейтральных городов континента, протяженностью 200 километров. Самые разные виды бизнеса и динамичных соревновательных мероприятий происходили в городе каждый божий день, здесь были люди, что смогли осуществить свои мечты, были и такие, кто лишился всего, оставшись при "разбитом корыте". Можно сказать, что этот город считался первым на континенте, с тем количеством людей, приходивших сюда, чтобы посмотреть на местные достопримечательности и теми, кто остановился здесь для бизнеса.
  Благодаря своим габаритам, Фхьюрен разделялся на 4 области. Центральный Район, где скапливались предприятия, отвечающие за многочисленные городские вопросы, Туристический квартал, где имелось множество увеселительных заведений и прочего, Квартал Ремесленников, где непосредственно продавались оружие, броня, всякая мебель, и последний, но не по значению, Торговый Район, где собирались всякие лавки, в основном стоявшие в ряд. Здесь имелась главная улица, тянущаяся на восток, запад, юг и север, от Центрального Района. Похоже, было в порядке вещей ставить множество магазинов ближе к центральной части. Места, отдаленные от главной улицы и Центрального Района слыли местом зловещих сделок, иными словами, и своих черных рынков здесь с лихвой хватало. В этих местах выявлялось и появлялось самое неожиданное, а привыкшие к жестким вещам торговцы и приключенцы нет-нет, да заглядывали в эту область.
  Эту историю Хадзиме и его отряд услышал, поедая легкую пищу в кафе, внутри гильдии приключенцев: Ветвь Фхьюрен. А рассказавшая им такое, являлась женщиной, гидом по специальности. Так как город был огромен, спрос на путеводительные сервисы был весьма высок, так что это занятие стало особым времяпровождением, дающее также определенный социальный статус. Хоть и путеводительных агентств было пруд пруди, все они получали в основном положительные отзывы, ведь им хотелось улучшать свой сервис, чтобы заиметь больше клиентов ежедневно.
  Хадзиме и его отряд пришли в гильдию приключенцев с заявочным формуляром, отданным им как материальное подтверждение расставания с торговой экспедицией Мотто. Следуя этому, так как они не имели ни малейшего понятия, как тут расположены таверны и магазины, они попытались заполучить в свое распоряжение книгу-путеводитель из гильдии приключенцев, чтобы получше осведомиться, и так они узнали о существовании гидов.
  В данный момент, после оплаты сервиса женщины-гида, представившейся им как Райши, они обратились во слух, слушая основную информацию городе, поедая легкий перекус.
  -Поэтому рекомендуется искать гостиницу в Туристическом Квартале. Хотя в Центральном Районе также их немало, в привычный порядок вещей вошло то, что в них в основном останавливаются на ночь работники, так что сервис там несколько хуже, чем в Туристическом Квартале.
  -Понятно, тогда мы послушно поищем какой-нибудь постоялый двор в Туристическом Квартале. Что порекомендуете?
  Зависит от того, что мистер Клиент желает. Имеется великое множество гостиниц, знаете ли.
  -Все так. Ладно, жаловать не буду, пока еда вкусна и там есть ванная. Местоположение можно не учитывать. Еще было бы хорошо, если бы место было более-менее ответственным.
  Райши с улыбкой выслушала просьбу Хадзиме. На первые два условия они кивнула, "ум-ум", видимо, уже в голове подготовила перечень всех подходящих под требования заведений. На последнем условии, она озадачилась, "Нн?", поворачивая шеей.
  -Умм, ответственное место?
  -Да, вот скажем, меня втянули в драку, где я - очевидная жертва, которая не хотела бы взваливать на себя ответственность за учиненный бардак внутри заведения. Хочу быть в благопристойном месте, у меня также куча всякого снаряжения, так что может возникнуть перебранка о вопросе компенсации на этот счет.
  -Ум~м, не думаю, что вас настолько часто будут втягивать, но...
  Хадзиме мог лишь извиняюще улыбнуться, хмыкнув сбитой с толку Райши.
  -Ну, если это обычные люди, то так и будет, мы, в конце концов, выделяемся. В Туристическом Квартале будут шляться много свободных от всяких дел ребят, а торговцы, с их неугомонной торговой душонкой будут вырастать из под земли, чтобы предложить сделку, причем любым способом. Ну, конечно, это только в теории так. Если требования слишком высоки, можете их опустить.
  Из-за слов Хадзиме, Раиши взглянула на Ю и Шию, сидевших по обе стороны от Хадзиме, сосредоточившихся на поедании своих легкой пищи. Затем, она кивнула в согласии. Верно, эти две девушки явно выделялись. Даже сейчас, они собирали все взгляды вокруг. Особенно Шия, из племени зайцелюдей. Хоть это и считалось преступлением, поднимать руку на чужих рабов, нельзя сказать, что здесь не было торговцев, жаждущих получить вожделенный товар или сорвиголов, слоняющихся рядом.
  -Тогда, как насчет таверны с бдящими стражами порядка? Таких таверн полным-полно, и я могу представить вам качественную из их числа...
  -Аа, все в порядке. Но ребята, ослепленные своими желаниями наверняка появятся на горизонте. Мне придется физически их урезонить, ведь стража тоже не считается абсолютным средством защиты.
  -Ф-физически урезонить... А, вот почему ты попросил найти ответственное заведение.
  До Раиши дошло, чего намеревался Хадзиме, так что слова "если возможно", задели ее душу как гида, приняв его просьбу, она молвила, "оставьте это на меня", делая ободряющее личико. Дальше она повернула взгляд к Ю и Шии, спросив об их пожеланиях. Тот момент, когда гид хочет исполнить любую прихоть клиента, насколько это возможно. По полной оправдывает свою путеводительное агентство.
  -...Большая ванная хорошо, но для смешанной ванны требуется предварительные резервации.
  -Умм, мне нужно еще громадная кровать.
  После недолгого раздумья, выдвинули Ю и Шия свои требования. Хоть они и назывались требованиями, требование Ю сошлось с Шииным, да так, что гид их сразу раскусила. Будучи правой в своих суждениях, Раиши произнесла, "принимаю этот вызов, доверьтесь мне", - с осознавшим и просветлевшим лицом, хотя и чуток покрасневшим. Она вскользь посмотрела на Хадзиме, Ю и Шию, отвернув взгляд, отчего ее щеки еще больше залились красным.
  Между прочим, мужики, болтающиеся за соседними столиками, зыркая на Хадзиме, словно говорили "если б только человек от взгляда на месте помирал, если б только!", но привыкший к такому поведению окружающих Хадзиме, как обычно, выбросил это из головы.
  И в таком духе, они послушали рассказы о других районах, как вдруг, Хадзиме и его отряд почувствовали неожиданно тяжелый на себе взор. Больше всего он был направлен в сторону Ю и Шии, настолько бестактный, настолько скользкий, что так и прилип к их компании. Так как двум девушкам уже было поздно делать вид, что они его не заметили,
  Из-за столь колючего взгляда они сдвинули в насупленнии брови.
  Хадзиме было бросил взгляд в сторону корня всех зол, а там... была свинья. Грузное тело, легко превышающее черту 100 килограмм, сальная морда, самое настоящее свиное рыло, и липкие волосы, пристроенные сверху. Если смотреть лишь на внешность, нельзя не упомянуть, что носило оно солидную одежду, видно было и с расстояния. Свиночеловек смотрел сейчас на Ю и Шию глазами, переполненными похотливыми желаниями.
  Пока у Хадзиме всплыло в голове "недолго музыка играла", свиночеловек тряхнул со скользким звуком рыхлым тельцем, и немного погодя, шустро приблизился к отряду Хадзиме. Больше не было пути назад, да и сбежать им теперь не получится, хотя Хадзиме даже не мыслил о побеге.
  Может потому, что Раиши заметила его неспокойное состояние, может потому, что свиночеловек выделялся, когда свинтус нагло к ним подкатил, она забыла улыбнуться и "Ге!", выкрикнула она подающимся описанию голосом, воротя носом.
  Свиночеловек вскоре подошел к стороне стола, где расположились Хадзиме и остальные, затем окинул взглядом Ю и Шию, все еще улыбаясь, а заметив ошейник Шии, скосил глаза в неудовольствии. Наконец, он бросил взгляд на Хадзиме, на которого до этого он еще ни разу не смотрел, только его приметив. Он дал знак и выставил одностороннее свое требование, ведя себя дерзко, как покойник.
  -Эй, эй, малец, я-я тебе миллион рута отвалю. П-передавай того кролика. Эту блондиночку тоже, я ее своей любовницей сделаю. Пойдемте со мной.
  Сказав это с заиканием и добавляя ко всему прочему "ки-ки", свиночел сделал попытку дотронуться до Ю. Видимо, в своем воображении он владел ею вовсю. В этот же миг где-то рядом прошла дикая аура убивать. Лица присутствующих стали похожи на эскимо, падая со стульев, они в отчаянии старались отойти подальше от Хадзиме.
  Тогда, когда свиномен получивший изрядную сего облучения, произнес "Хиии?!", издавая нечленораздельный визг и падая на задницу, он сразу отскочил подальше, местечко промеж ног сразу намокло.
  Если Хадзиме выпустит свое настоящее намерение убивать, он отключится на месте, а так как это бесполезно в данной ситуации, он соизмерил меру.
  -Ю, Шия, пойдемте. Сменим место пребывания.
  Так как потекла не та жидкость, которую ожидаешь в подобных заведениях, Хадзиме немедленно встал со своего места, позвав Ю и Шию. Честно, он бы его на месте застрелил, но ведь это поднимет никому ненужную шумиху, делая Хадзиме убийцей, труп ведь труп, как-никак. Городская стража не настолько наивна, чтобы позволить себе упустить такое. Вообще, пока это все не переходит рамки законного "акта самозащиты", Хадзиме подумывал довести его до состояния полуживого в городе. Ну, или полумертвого, как посмотреть.
  Раиши смогла лишь вымолвить "Э? Э?", моргая в смущении глазами, так как их отряд уже встал со своих мест. Раиши была в норме, хоть они была в радиусе действия убийственного намерения, Хадзиме ее просто исключил из целей "давления". Обратный вариант пригвождённого на одной цели "давления", использованный им на Мотто, чтоб никто не прознал. Результат его тренировок. Ясно как божий день, что она сейчас была в недоумении, не успела она подумать, что свиночеловек ведет себя крайне заносчиво и эгоистично, как он тут же упал на зал, обмочившись в области между ног.
  Причем, "давление", влияемое на их окружение, было специально так настроено. Причиной этого служили соседние ребята, смотрящие подавленно в его сторону, а так он выразил самого себя и свои намерения, чтобы до них дошло. "Даже не думайте дотронуться, поняли?" - в таком роде. Судя по бледным лицам окружающих их парней, можно было быть спокойным, что больше предупреждений не понадобится.
  Но сразу же, как он рассеял "давление", пытаясь выйти из гильдии, внушительных размеров мужик преградил им дорогу, встав, словно какой-то привратник у ворот. Громадное тело, весом около 100 килограмм, разительно отличавшихся от тех же 100 килограмм у свиночеловека. Он весь представлял собой один сплошной мускул, с длинным мечом на талии. Он выдавал собой бывалого бойца.
  Может, потому что он увидел этот широкий силуэт, свиночеловек издал вопль, смешанный с утробными "ки-ки" звуками.
  -Все верно, Лиганид! Прикончи этого сопляка! О-он сам меня чуть не размазал! Убей его медленно!
  -Молодой господин, убивать его будет проблематично. Давайте оставим его полуживым?
  -Так сделай это уже! Неважно, каким способом, но сделай! Т-только девочек не трожь! О-они мои!
  -Понял. Вам придется раскошелиться.
  -Я-я тебе любую требуемую сумму дам! Сделай это наконец!
  Похоже, что великана звали Лиганид, судя по всему, телохранитель, нанятый свиномужиком. Разговаривал он со свином не теряя из виду Хадзиме, затем на его лице застыла блаженная улыбка, когда он услышал о сулившей ему награде. О Ю или о Шией он даже не думал. Он встрепенулся, ухмыльнувшись, лишь при слове "награда".
  -Эй, мальчик, прости меня. Я доведу тебя до полумертвого состояния и все ради денег. И не сказал бы, что я тебя убью. А вот насчет этих милых леди... просто отвяжись от них.
  Сказав это, Лиганид приготовил кулаки к драке. Меч он не использовал, ведь в этих местах такое не допускалось. Неразбериха началась, как только окружающие услышали имя "Лиганид".
  -Эй-эй, Лиганид, вы имеете в виду "Черный" Лиганид?
  -"Черный Ветер Лиганид!" Как он только заделался телохранителем такого типа...
  -А разве не из-за денег? Он же Лиганид, "Любитель Деньжат", не знаешь что ли?
  Хадзиме смог догадаться, что за личность стояла перед ним по окружающим шепотам. Хотт его класс и не был известен, он являлся приключенцем черного ранга, третьим с верхушки. Довольно большая шишка, надо признать.
  Воинственный дух разнесся от Лиганида. Хадзиме решил, что избить его до полусмерти проблемой считаться не будет, ведь это в целях самозащиты, как бы. В тот момент, когда он замахнулся кулаком, вблизи послышался голос, усмиряющий его.
  -... Хадзиме, стой.
  -? Что такое, Ю?
  Прежде чем ответить на его вопрос, Ю, волоча за собой Шию, встала между ним и Лиганидом. Обалдевшие от такого Хадзиме и Лиганид, балдели все больше, пока Ю не произнесла.
  -...Дай нам с ним разобраться.
  -Э? Меняя ты тоже включила, Ю-сан?
  Ю ее проигнорировала. Прежде чем Хадзиме смог что-либо сказать, Лиганид разразился смехом.
  -Гахахахахахаха, вы, крохотные леди, мои враги? Довольно смешно, ничего не скажешь. Что? Я прощу вас, если ты станешь моим соперником в посте...
  -Закрой пасть, отброс, кх?!
  Прежде чем Лиганид закончил свою пошлую фразу, Ю его прервала, мгновенно задействовав клинок ветра, атакуя и слегка порезав его щеку. Пфу, прошелся по воздухе вибрирующий звук, показалась кровь, вскоре закапав. Видать, порез был довольно глубокий. Лиганид заткнулся сразу же, после команды Ю. Так как ее магия была настолько скорострельна, отреагировать он никак не мог. В голове у него стояло: "Что она только что сколдовала? Где мать его, магический круг?" - отчаянно анализируя ее и ее действия, скоро показав испарину.
  Хадзиме, не знавший, что имела в виду Ю, Шия, также не понимавшая ее намерений, разговор продолжился.
  -...Мы им покажем, что мы не какие-нибудь принцессы, коих нужно защищать.
  -Ааа, поняла. Покажем им мир боли.
  -...Верно подмечено. Раз уж мы здесь. Я использую это.
  Проговорила Ю, бросив на Лиганида крайне суровый взгляд, указав на него пальцем.
  -Ну, разумеется, я понимаю, что ты хочешь сказать. Если принцессы на самом деле фурии во плоти, то будить их поцелуем будет явно лишним. Хотя, свидетелей тут немало...
  -Ммм, разве это не замечательно?
  -...Разъярённые фурии не по-человечески грубы.
  Хадзиме согласился с высказыванием Ю, придав лицо ухмыляющиеся выражение. Увидев, что Хадзиме отступил, Ю подала условный сигнал Шии зрительный контактом. Уловив его, Шия взялась за Дорюккен, висящий на ее спине, а после, словно не чувствую всей его тяжести, крутанула им в руке.
  -Оёй, ну что эта леди с племени зайцев может мне противопоставить? Раз это требование моего работодателя, может, заткнешься?
  Не отводя глаз от Ю, произнес Лиганид Шии. Но Шия пропустила его слова мимо ушей, встречно молвив.
  -Длинный меч на твоем бедре. Не пора ли тебе его обнажить? Хоть я не принимаю это близко к сердцу, но не будет ли рискованно выступать с голыми руками?
  -Ха, какие громкие слова я услышал сегодня от зайки-чана. Молодой господин! Прошу прощения за пару-тройку царапин!
  Лиганид не уделял особого внимания Шии, сконцентрировавшись на Ю, свиночеловек же, не произнес ни слова протеста. Можно быть уверенным, он осознал, что укротить Ю без вреда для нее самой будет непосильной задачей. Но Лиганид должен был заметить, просто исходя из своего здравомыслия, он обязан был почувствовать несовместимость тех фактов, что врожденный раб, с такой силой держащий боевой молот, должен был заметить значимость момента, когда он поймал взгляды Хадзиме и Ю, они оставили его один на один с ней, предоставив вкусить ее возможности в предстоящей битве.
  Больше ничего не говоря, Шия подняла молот к груди... спонтанно рванув с места. Сразу де появившись перед Лиганидом.
  -Кх?!
  -Яяяя!
  Миленько завопив, она сделалась непобедимой, сила переполняла ее и она взмахнула своим ультратяжелым молотом, приблизившись к груди Лиганида, пока тот раскрывал глаза в потрясении. Не получив прямое попадание, Лиганид еле-еле смог сдвинуть руки крест-накрест для самозащиты, но...
  (Не слишком ли он тяжел?!)
  Он ничего не смог сделать, хоть он и взял себя в руки, ему оставалось лишь отскочить назад, смягчая удар, но ее взмах был настолько быстр, что превратил в прах весь результат его действий. Вследствие чего...
  ГША!
  С таким звуком Лиганида отбросили, а спина вписалась в некогда непорочную гильдейскую стену. Вместе с тяжелым рычанием, он извергнул весь воздух из легких, и пока его он восстанавливал свой трясущийся угол обзора, он мог заметить, что Шия потеряла всякий к нему интерес. Видимо, ей подумалось, что он мог оказать и больше сопротивления.
  Для "черного" ранга вроде него, с такой непринужденной легкостью быть побитым какой-то девушкой из племени зайцев и то, как она утратила к нему интерес, Лиганид не мог ничего поделать, кроме рассмеяться себе самому в лицо. Если бы мог. Он показал улыбку, которая больше подходила к хмурому лицу, видимо, из-за боли и попытался подняться с помощью рук, но так как острая боль не отпускала, он снова упал наземь. Посмотрев на источник острой боли, он смог разглядеть свою сломанную руку.
  К счастью, сломанной была только правая, так что он смог встать, используя левую, превозмогая боль. Хоть его всего и пошатывало, а видимость ходила ходуном, он как-то смог встать на ноги. Даже если его действия были бессмысленны, не отскочи он назад, встать бы он вообще не смог.
  Однако все хорошо, раз он смог подняться. Хоть он отчасти встал благодаря своей силе воли, когда он взглянул на Ю, глаза - ледяные искорки, а правая рука выдвинута вперед, он мог лишь буркнуть в сознании.
  (Молодой господин, это будет слишком невыгодной затеей...)
  Мгновенно, хоть и первый раз в жизни, ему преподали ценный и чуть ли не последний урок "танцев в воздухе".
  -Обнимаемый ветром, танцуй и разлетись, словно аленький цветок, через запад на восток, "Воздушной Цветок"
  Короный прием Ю номер два, составная магия, использующая гравитационную магию и снаряды ветреного шквала, магия, выстреливающая пушечными ядрами ветра. Свободно манипулируя несколько пушечными снарядами ветра, они спокойно могли окружить цель, продолжая нестись на нее, давя цель благодаря гравитационному полю. Вообще, довольно простая магия, где оппонент становился мешком с песком в воздухе, взлетев в него посредством все тех же снарядов. Причем, что сейчас происходило, очень наглядно демонстрировало описание этих чар.
  Когда односторонний танец завершился, Лиганид грохнулся на землю с крайне неприятным звуком, даже ни разу не дернувшись. Вообще-то потерял сознание он уже после нескольких атак, но хотя она и знала это, Ю беспощадно била его, не зная усталости, негоже ведь комбо некрасиво заканчивать. Особенно сосредоточилась она на его достоинстве, что заставило окружающих их мужиков прижать свои шары поближе к себе, прикрыв их на всякий случай. Такие брутальные и суровые атаки, Хадзиме с задних рядов, мог лишь прокомментировать "Оу", с чувством дрожащим голосом.
  Спектакль все не прекращался. Спутником им была тишина, обволакивающая гильдию внутри. Никто не смел и шелохнуться, все пялились на Хадзиме и его отряд. Если всмотреться в них, можно была опознать среди людей и персонал гильдии, пытающихся остановить побоище, но как только они пришли в кафе, их удивлению не было и предела, они лишь простерли руки в сторону Хадзиме и девушек в шоке. Было за что, ведь этакое шоу их вызвало у них такой всплеск эмоций, хоть на своем веку они перевидали самых разных приключенцев.
  Пока все подбирали челюсть с земли, тишину кое-что нарушило. Хадзиме, тукс-тукс, зашагал. Все взгляды в гильдии прилепились на нем одном. Целью Хадзиме стал... свин.
   -Хии! Не приближайся! К-кто ты думаешь, я такой! Я Пум Мин! Ты бросаешь вызов барону Мину!
  -Извинись перед всеми поклонниками этого персонажа на земле, ты, свинья.
  В голове Хадзиме промелькнул кое-какой персонаж с Земли, как только он услышал свинячье имечко, отчего он сильно нахмурился, наступив на лицо свина, как только тот плюхнулся на зад.
  -Пхыя?!
  Визгливо, словно настоящая свинья, завопил он, когда его лица сплющилось, будто под сэндвичницей, между подошвой ботинка и полом. Затем, мшишмшимши, его череп издал характерный звук, а сам он еще пуще заорал, больше из-за страха. После этого, наметилась забавная закономерность - его голос по-нарастающей становился все раздражительнее и раздражительнее, поэтому давление лишь увеличивалось. Лицо стало уродливее некуда, глаза и нос скрылись за плотью его щек. Немного времени прошло, и он, начиная чувствовать нарастающую боль при большем визге, притих. Ну, возможно просто потерял возможность кричать, истязав голосовые связки.
  
  -Эй, хрюндель. Попадись ты мне еще раз на глаза. И неважно, будешь ли ты замешан прямо или косвенно.... Хрюкнуть в следующий раз ты больше не сможешь.
  
  Хоть Пум все еще был вдавлен башмаком Хадзиме, он старательно кивнул, трясясь всем телом. Наконец, он утратил силы даже для демонстрации страха. Сердце было целиком разбито. Но Хадзиме не настолько наивный, чтобы отпустить его так просто, не доведя еще до нужной кондиции. Чтобы не дошло до состояния "черт попутал, все забыли", временно страха было явно недостаточно. Убивать не выход, скорее, он оставит на нем такой отпечаток ужаса, что будет вечно на нем висеть, никогда не стираясь.
  
  Из-за чего он слегка поднял ногу, превратил подошву в шипы и снова крепко приложился ногой.
  
  -Гыыыыыыыяяяяяяя!
  
  Шипы пронзили морду Пума, понаделав многочисленные дыры. Ко всему прочему, и один из его глаз был проткнут, из него фонтаном хлынула кровь. Пум мгновенно потерял сознание из-за боли. Сдвинув свою ногу, перед Хадзиме открылось плачевное зрелище... Не, его лицо и в начале было ошибкой природы, так что немногое изменилось. На пока, оставим его полностью замазанное кровью лицо в покое.
  
  Хадзиме, приободренный и освеженный, направился к Ю и Шии. Они встретили его, чарующе улыбаясь. Так Хадзиме встал в сторонке от гильдии. Раиши, вся в недоумении, не могла сдержать улыбки.
  
  -Ну что, путеводитель-сан, пожалуйста, проводите нас до соответствующего места.
  
  -Хахих! Л-ладно, добавить мне нечего...
  
  Может потому, что испытала ужас от улыбочки Хадзиме, Раиши не могла успокоиться. Лицо ее ясно говорило, что она не хочет иметь ничего общего. Хотя бы потому, что их отряд нормальным назвать было нельзя. Хадзиме, уже понял, что после такой разборки, поиск нового гида будет той еще канителью, решил не отпускать Раиши до конца. Уловив его намерения, Ю и Шия встали по сторонам от Раиши. "Хиии!" -издала Раиши несчастный вопль.
  
  И, ее спасители пришли, хоть было уже поздно - персонал гильдии пришел.
  
  -Умм, простите, окажите нам поддержку в вопросах об этом деле.
  
  Проинформировал представитель мужского пола и персонал гильдии отряд Хадзиме и его самого, трое членов гильдии приближались, дабы окружить Хадзиме и его спутников. Но и их поразило изумление. Некоторые из их числа собирались осмотреть состояние Пума и Лиганида.
  
  -Если вы спросите меня, скажу, что эта свинка Пепа пыталась ухватиться за моих компаньонов, а потеряв терпение, попыталась на нас напасть, а когда я отказал, пришлось ответить ей той же монетой. Вот и все, объяснять и рассусоливать здесь больше нечего. Предстать свидетелями могут этот гид, окружающие нас ребята и торговцы. Особенно те парни за соседними столиками, внимательно слушавшие каждое наше слово, не так ли?
  
  Проговорив такое, Хадзиме посмотрел на них взглядом, определенно говорившим "вы знаете, как согнется ваша шея, если вы соврете нам, да?", что вынудило ребят резко и интенсивно закивать.
  
  -Хоть мы и примем во внимание то, что произошло внутри гильдии, судить мы будем честно, опрашивая и выслушивая жалобы обеих сторон конфликта... Негласное правило, которое должно быть соблюдено.
  
  -Обеих сторон...хе
  
  Хадзиме бросил взгляд между Пумом и Лиганидом. Не похоже, что они скоро пробудятся. Конечно, персонал позвал лекарей, встанут они не раньше, чем по происшествии 2-3 дней.
  
  -И что, вы хотите сказать, что пока они не очухаются, нам все это время торчать тут придется? А не мы ли в данном случае потерпевшие? Может мне просто вынести его за город и там и убить?
  
  Хадзиме укоризненно воззрился на персонал гильдии. На все упреки мужской персонал уходил фразой "пожалуйста, не смотри на нас так, это наша работа, так что тут ничего не поделаешь", выдавая отчаяние в голосе. А услышав последнее им произнесенное, в панике стали его останавливать и отговаривать.
  
  Хадзиме, хоть и неохотно, подошел к Пуми и Лиганиду, дабы разбудить их, вызвав острую боль, но и тут персонал вмешался персонал, и они стали препираться, как вдруг послышался голос, полный достоинства.
  
  -Что такое? Какого черта здесь вообще происходит?
  
  Если посмотреть на источник шума, можно было заметить худощавого, носящего очки мужчину, распространявшего от себя интеллигентную атмосферу, строго смотрящего сейчас на Хадзиме и его отряд.
  
  -Глава секретарей Дэтт! Вы так вовремя! То, что случилось, это...
  
  Персонал не верили своему счастью, когда пришел человек, именуемый главой секретарей Дэтт. Услышав о происходившем из первых уст - персонала гильдии, он бросил острый взор на группу Хадзиме.
  
  Видимо, их так просто не отпустят.
  
  
  
   Просьба Главы Ветви
  
  Главы секретарей Дэтт поправил дужки очков средним пальцем, ровным голосом заговаривая с Хадзиме.
  
  -В общих чертах я услышал вашу историю, и не похоже, что это ложь, так как имеется множество свидетелей произошедшего. Хотя, по-моему, ты явно перебрал... Ну, скажем так, это все еще в допустимом радиусе, так как они еще не умерли. А пока они не проснутся и не поделятся своей частью истории, я удостоверюсь в том, чтобы вы остались в Фхьюрене. Позвольте мне также разузнать о ваших личностях и ваш контактный адрес... Если вы не против, конечно же...
  
  Что под этим подразумевалось - "Большего от вас я не попрошу, вы же знаете?", так что Хадзиме ответил главе секретарей Дэтту, пожав плечами.
  
  -Мне все равно. Если эта свинья станет жаловаться, тогда вызывайте меня. Я попробую убедить его в более вежливой манере в этот раз.
  
  Хадзиме ему не отказал, продемонстрировав свою пластинку статуса все еще потрясенному Дэтту.
  
  Наш контактный адрес, это, мм, мы все еще не решили, где остановимся... Вы просто сможете спросить этого гида. Все же мы будем проживать в той гостинице, которую она порекомендует.
  
  Так как Хадзиме повернул свой взгляд в ее сторону, Раиши, дернувшись и опустив плечи, покорно согласившись быть и дальше их путеводителем.
  
  -Фуму, ну ладно... Голубой, значит... Хоть и парень, лежащий там, черного... А как насчет статусных пластинок тех, что вон там?
  
  Хоть и слабо, но Дэтт был удивлен тому, что статусная пластинка Хадзиме, показывала низшей ранг приключенца: голубой. Хотя он также слышал, что две девушки завалили Лиганида, ему показалось, что они будут посильнее и попросил Ю и Шию раскрыть свои статусы.
  
  -Что ж, Ю и Шия... Эти девушки посеяли свои пластинки и мы все еще ее не попросили о замене. Сами посудите, на это разве не зарядят астрономические цены?
  
  Хадзиме специально вплел сюда ложь. Хотя не возникнет проблем, покажи эта пара свою аномальную силу, все же, не было бы лишним скрыть детали.
  
  -Но даже если я не смогу установить их личности, все это будет помечено в отчете, так что нарушив общественный порядок или устроив беспорядок внутри гильдии, вы будете занесены в черный список, невзирая на то, кто зачинщик и кто жертва. Если это возможно, можете ли вы заплатить гильдии за замену пластинок?
  
  По голосу Дэтта становилось понятно, что им необходимо идентифицировать их личности, причем любым способом. Но подсмотрев их пластинки, им наверняка раскроется особенная магия в списке навыков, прежде, чем они успеют скрыть ее. Это и включая также магию эпохи Богов, которая уж точно будет у всех на виду. Это точно вызовет переполох. Хоть для Хадзиме и его отряду было возможно истребить всех, кто захочет навредить им во время суматохи, после такого им нереально будет тут остаться. Хадзиме обдумывал вероятные проблемы, которые могли появиться у них на пути. Прочитав его мысли, Ю заговорила с ним.
  
  - Хадзиме, послание.
  
  -? А, то послание, ха...
  
  Благодаря напоминанию Ю, Хадзиме вспомнил о рекомендательном письме, полученном от Кэйтрин из Ветви Бруктауна, когда они его покинули. Она посоветовала показать письмо заведующему гильдии, в случае, если они попадут в неприятности в гильдии. Ведь оно определенно могло помочь им. Загадочное письмо.
  
  Если же оно кажется бесполезным в данных обстоятельствах, Хадзиме решил незамедлительно покинуть город. Тогда он достал послание из грудного кармана и передал Дэтту. Так как Хадзиме поведали лишь половину из того, как о них отзывалась Кэйтрин, содержания письма он не знал. Тогда-то Хадзиме и пожалел, что сначала не проверил написанное ей.
  
  -Хоть я и не знаю, будет ли это служить достаточным показателем удостоверения наших личностей, меня попросили передать это тому, кто заведует гильдией, один знакомый член гильдийского персонала попросил, тогда, когда мы погрязнем в... трудностях.
  
  -Знакомый в гильдийском персонале? Дайте-ка посмотреть.
  
  Судя по качеству костюмов Хадзиме и его спутников, проблем с деньгами они не испытывали, поэтому это вызвало подозрения Дэтта в его поведении, когда он отказал заменить пластинку статуса, взамен, они передали ему письмо. Раскрыв его, он честно прочитал его от начала до конца, на его лице всплыло выражение рыбины с открытой пастью.
  
  После чего, он повернулся лицом к Хадзиме и остальным, смотря то на них, то на письмо, на них и на письмо. Судя по его расширившимся зрачкам, он пытался определить, подделка ли это письмо. Затем он сложил письмо и аккуратно положил обратно в конверт, воззрившись на Хадзиме и его группу.
  
  -Если письмо подлинное, то оно определенно идентифицирует вашу личность... Не мне решать, настоящий ли его отправитель. Так что я разберусь с ним вместе с главой Ветви, не пройдете ли вы в другую комнату? Много времени это не займет. Я приду через 10, нет, 15 минут.
  
  Так как ответ Дэтта превзошел все его ожидания, Хадзиме не мог уняться, задаваясь вопросом, "кто, черт возьми, эта Катерина?" - вся их группа слегка опешила.
  
  -Ну, ничего, если это всего лишь столько, то мы подождем.
  
  -Персонал вас дальше проведет. А теперь, простите меня.
  
  Дэтт позвал персонал, стоящий в сторонке, попросив их сопроводить в иное помещение, а сам скрылся в недрах гильдии, прихватив с собой послание. Предназначенный им персонал попросил Хадзиме и девушек следовать за ними. Хадзиме, все еще в недоумении, послушно потопал за персоналом, как вдруг послышался голос, в ожидании чего-то.
  
  -Умм~ А что мне делать?
  
  Раиши. "Раз тебе надо решить дела в гильдии, вы можете меня отпустить, да?" - читалось в ее умоляющих глазах. Она, ясно, как божий день, хочет разорвать всю связь с корнем всех зол, вроде Хадзиме и его группы.
  
  Хадзиме, выражением лица, словно так и должно быть, кивнул и честно ответил.
  
  -Подожди нас... не убегай пока, окей? Ты разве не профи?
  
  -...Да.
  
  Раиши вновь опустила плечи, поплевшись в сторону сидений внутри кафешки. Спина же ее говорила, что хоть это работка не из приятных, она безропотно приняла ее как данное, отчего в воздух ворвалась атмосфера твердого человека общества, незаметно, но пафосно объявляя всем, что "Меня так просто не возьмешь!"
  
  После того как Хадзиме и отряд провели в приемную, причем ровно через 10 минут, послышался дверной стук. Хадзиме произнес лишь слово, и дверь распахнулась. Перед ним предстал мужик, грозно смотрящий на них, во второй половине своих 30, со светлыми волосами и прической с откинутыми назад волосами. А также Дэтт, с которым они виделись ранее.
  
  -Приятно с вами познакомиться, я Илва Чанг, глава Гильдии Авантюристов - Ветвь Фхьюрен. Хадзиме-кун, Ю-кун, Шия-кун... Вас можно так звать?
  
  После небольшого представления, глава ветви удостоверился в их именах и подал руку для рукопожатия. Хадзиме ее пожал, отвечая.
  
  -А, мы не против. Наши имена, они стояли в письме?
  
  -Все так. Они были написаны в письме учителя. Вы были у нее в мило... вы удостоились немалой долей ее внимания. Ваше будущее многообещающее, но так как у вас предрасположенность попадать во всякого рода проблемы, она попросила нас позаботиться о вас, согласно содержанию послания.
  
  -Предрасположенность говорите... Мда. Проблемы определенно не отпускали наш отряд вплоть до случившегося в Бруке (сокр.). Ну, это ладно. Так что, будет ли это служить достаточным доказательством наших личностей? Или еще какие вопросы есть?
  
  -Аа, учитель уже все написала, так что вас опрашивать смысла нет. С уверенностью можно сказать, что глаз на распознание человеческих сущностей у нее наметан. Она даже послание приготовила, так что я буду считать, что письмо - ваше удостоверение личности.
  
  Видимо, письмо от Кэйтрин оказало им ценную услугу, будучи весьма полезным и знакомым с тем, кто всей этой гильдией заправлял. Похоже, он имел тесные связи с ней, раз даже учителем звал. Шии, сидящей следующей к Хадзиме, Кэйтрин особенно сильно подсобила, так что уже будучи заинтересованной в этой истории, робко начала разговор с Илвой.
  
  -Это~ А кто Кэйтрин-сан на самом деле?
  
  -Нн? А вы от нее самой ничего не услышали? Она являлась гильдейской главой секретарей в административном управлении гильдии в Имперской Столице. После, она стала отвечать за тренировку всех, кто так или иначе имел отношение к управлению гильдией. В данный момент, из 5 глав ветвей, распределенных по городам, трое ее ученики. И я один из их числа, так что я не в силах пойти против нее. В связи с ее божественной красотой и харизматичной личности, все это время, она для нас была словно Мадонна, в каком-то смысле, она для нас как старшая сестра. Тогда она вышла замуж и перешла в гильдейскую ветвь Бруктауна. Она сказала, что хочет вырастить детей в стране. Объявление же о ее свадьбе было как гром средь ясного неба. Сгустились тучи. Спросишь меня где, скажу - в Имперской Столице.
  
  -Хаа, она потрясающий человек~
  
  -Хоть я и думал о ней явно ни как об обычной личности... Но никогда бы не подумал, что она будет настолько центральной фигурой во всем этом. Даже скорее, если она была настолько известна... Сейчас... Нет, лучше на этом я и остановлюсь.
  
  Хадзиме и его отряда стали восхищаться ею, узнав истинную ее природу и происхождение. Похоже, они уже давно видели в ней главного здесь человека. Более того, Хадзиме смотрел вдаль, вспоминая безжалостность времени.
  
  -Ну раз так, и все вопросы улажены, нам можно идти?
  
  Вообще-то сюда они заявились лишь для того, чтобы пролить свет на свои личности, поэтому Хадзиме сейчас пытался договориться с Илвой, бОльшая остановка будет бессмысленной. Однако глаза Илвы засверкали, а сам он сказал "Не подождете еще чуток?", стараясь притормозить их отряд на их пути. "Запахло" дурным предчувствием.
  
  Илва поторопил Дэтта, стоящего подле него и продемонстрировал форму заполнения перед Хадзиме и девчатами.
  
  -Честно говоря, я ожидаю вашего сотрудничества. Мне бы хотелось, чтобы вы взялись за одно поручение.
  
  -Отказываюсь.
  
  Четко проговорил Хадзиме, вставая со своего сидения, сразу, как только Илва захотел им предложить какую-то сделку. Ю и Шия естественно последовали за ним, но их ноги остановились в воздухе, как только они услышали следующее.
  
  -Фуму, разве не будет гуманно выслушать мою историю для начала? Послушайте, и я закрою глаза на ваши делишки.
  
  -...
  
  Здесь имелось в виду, "не послушаете, и на своей шкуре испытаете утомительные процедуры всего дела, вы этого хотите?" Используя окружающих людей как свидетелей, пусть даже Хадзиме и его компаньоны были не повинны в том, что стало с Пумом и Лиганидом, они проявили слишком бурную самозащиту. Согласно традиционной процедуре, гильдия честно выслушает обе вовлеченные в конфликт стороны, а это займет какое-то время. И в результате этого, даже если их отряд был ни к чему не причастен, они спустят драгоценное время в колодец как последние дураки, томясь в ожидании завершения всех необходимых процессов и окончательного решения. А дав деру в такой момент, их впишут в черный лист. В будущем это выльется в одну сплошную головную боль, так как гильдейские городские постройки будут им недоступны.
  
  в колодец немного поглазел на Илву, затем сказал не "уже бегу выполнять поручение", а "послушаем, что ты нам расскажешь", думая, что семь бед один ответ, так что лучше выслушать его по-хорошему, пока это не обернулось новым скандалом и уселся обратно на сиденье.
  
  -Все намекает на то, что вы все же выслушаете меня. Благодарствую вас за это.
  
  -... Другого от главы ветви крупного города я и не ожидал. Положительный персонаж.
  
  -Не такой положительный, как может показаться на первый взгляд. Ну что ж, описание поручение написано вот тут, вам предстоит отыскать пропавшего человека. Группа приключенцев подала запрос на исследование северной горной гряды и до сих пор не вернулась, поэтому их семьи вывесили запрос на поиск пропавших. Вот так вот.
  
  Кратко излагая историю Илвы, выходило следующее.
  
  Недавно была обнаружена группы демонических существ, замеченных в северной цепочке гор, как раз там, куда гильдия устроила поручение по исследованию. Северная же цепочка гор, раз пересеченная, приведет вас к дикой местности. Хоть и не настолько сильные, как в подземельях, но здесь водились демоны, совладать с которыми могли только высококлассные приключенцы. И между делом, помимо стандартных членов отряда, взявших поручение, к ним затесался еще один член, насильно попытавшийся присоединиться к ним. По счастливой случайности, он смог стать временным членом команды.
  
  Этим человеком был третий сын графа Кудеты: Вилл Кудета. Граф Кудета постоянно, втайне ото всех, приставлял к сыну доверенное им лицо, ведь сынок рвался в бой, будучи рьяным авантюристом, неудержимый, одним словом. Но из-за исследовательской миссии, контакт с работником был утерян, и так как это было крайне необычно, он поместил объявление-поручение о пропаже.
  
  -Хоть граф изо всех сил старался выделить поисковый отряд, использую власть семьи, проблем возникало все больше и больше, и все закончилось тем, что он обратился к гильдии с поручением. Повешено объявление было буквально вчера. Так как пропавший отряд был невероятно искусен, если за миссию возьмутся обыкновенные приключенцы, все окончится еще одним несчастьем. Так что нужны по-настоящему крепкие орешки, способные на такое. Но, к сожалению, все такие уже раскиданы по своим заданиям. А вы пришли в такой момент, что я просто горю желанием, чтобы вы приняли это задание.
  
  -С вашего объяснения становится ясно, что нам не хватит силенок, так не бессмысленно ли все это? Увы, я всего лишь голубой ранг, представляете?
  
  Хадзиме пытался надавить на тот факт, что они не смогут принять этот квест по простой причине нехватки сил.
  
  -А ты разве не вынес мгновенно "черного" Лиганида? Да... Того, кто разгуливает по Великому Каньону Райзен как в своем саду, разве нужно еще как-то убеждать?
  
  -! Как... письмо? Но я же ничего не упоминал...
  
  Никто не слышал историю о том, как Хадзиме разгуливает по РГК со своей компанией как по игровой площадке. Тогда, если не письмом, то Илва просто никак не мог прослышать об этом. Пока Хадзиме собирал фрагменты мозаики в уме, Шия застенчиво подняла ручку вверх.
  
  Хадзиме обернулся к ней, чуя подвох.
  
  -Что, Шия?
  
  -Ммм, я случайно сболтнула ей, когда мы беседовали... Техее?
  
  -...Потом тебя покараю.
  
  -?! И ты туда же, Ю-сан!
  
  -Шия, предатель.
  
  -Я вас обеих потом прибью.
  
  Видимо, виновницами являлись Ю и Шия. Хадзиме решил наказать их, а пока, они обмякли, обливаясь холодным потом. Усмехаясь, глядя на них, Илва продолжил рассказ.
  
  -Хоть вероятность, что они живы низка, она не ноль. А так как граф мой старый друг, я хочу, чтоб вы приступили к этой миссии как можно скорее. Что вы об этом думаете? Никого кроме вас тут нет. Вы беретесь за это дело?
  
  Илва говорил так, словно умолял их, на деле, все до банального просто - гильдия просто отвечала за заказ. Хотя он вовлек себя эмоциональные нотки, ему быть другом графа... Возможно даже, иметь какую-то связь с пропавшим Виллом. Так он в самом деле всем сердцем переживал за его безопасность.
  
  -Пусть ты нам все это и рассказал, путь наш уже проложен. Мы зашли сюда лишь потому, что нам было по дороге. Мы не пойдем к северной гряде гор. Разреши мне отказаться.
  
  Хадзиме, пусть это и было вопросом жизни и смерти для третьего сына аристократа, незамедлительно дал отказ. Возможно, уже предугадав его действия, Илва моментально предложил награду, да так, что Хадзиме даже с места еще подняться не успел.
  
  -В моей власти увеличивать вознаграждение, понимаешь? Хоть и награда, заявленная в объявлении в форме наличных, позволь же мне приукрасить ее. Я подниму тебя в гильдранге. Раз у тебя такие способности, то черный ранг - это норма.
  
  -Ну, просто я клал и на деньги и на ранг, так что...
  
  -Тогда, в необозримом будущем, когда гильдейские проблемы накроют тебя с головой, я могу стать твой поддержкой, как тебе такое? Иметь поддержку главы ветви Фхьюрен, власть внутри гильдии, да о таком всем можно во всеуслышание в уши протрубить! Ты и проблемы - закадычные друзья, как-никак. Ну что, достаточная награда?
  
  -Чересчур большая для меня честь. Не слишком ты выкладываешься ради сына друга?
  
  После слов Хадзиме, выражение лица Илвы превратилось в "песок". Лицо, полное сожаления.
  
  -Хе... Вилл принял поручение, порекомендованное мною. Я был тем, кто распространил слухи о исследовательском квесте группе. Даже если бы мне тогда сказали, что может случится происшествие, я бы тогда лишь отмахнулся, ведь у этой группы были необходимые навыки. Я никому не желал зла. Вилл не был предназначен для роли аристократа, и он жаждал стать искателем приключений уже долгое время... Но нрав был не подходящий. Так что, в группе с сильными авантюристами, даже он мог посещать рискованные места. Я лишь хотел показать ему, что ему не суждено быть приключенцем. Он с ранних лет был так ко мне привязан... Поэтому, хоть я и хотел, чтобы он отбросил помыслы о выполнении этого поручения...
  
  Слушая в таком мотиве монолог Илвы, Хадзиме вскользь подумалось, что отношения между Виллом и Илвой теснее, чем он предполагал. Хоть он это все говорил с таким ободряющим лицом, внутренне, он цеплялся за последний лучик надежды. Шансы Вилла на выживание уменьшались со временем все больше, приближаясь к нулю. Предложив такую немыслимую награду, стало ясно, что Илва явно торопится.
  
  Да и сам Хадзиме уже был сыт по горло, каждый раз находя отговорки для удостоверения личности Ю и Шии, каждый треклятый раз, когда они заходили в город. Так что будет довольно удобно воспользоваться именем этого человека, чтобы получить доступ к различным постройкам инфраструктуры города. И более того, у него не было ни малейшего желания угождать Церкви Святых или Королевству, чтоб однажды его заклеймили еретиком. Случись такое, им будет невероятно сложно оставаться в городе. Поэтому хорошо было бы иметь личную связь с тем, кто мог бы устранить все эти препятствия.
  
  И так, Хадзиме поразмыслил, что раз он хочет заручиться поддержкой главы ветви гильдии, в таком случае, придется поведать ему об их обстоятельствах и строго-настрого запретить кому-либо о них сообщать, дабы они могли использовать его во тяжкие времена. Так как Вилл приходился ему близким другом, приведя его живым, Илва уж точно не забудет слова благодарности и награду.
  
  -Хоть об этом уже без надобности говорить, раз ты нам столько информации выдал... У меня есть условия.
  
  -Условия?
  
  -Аа, ничего сложного. Мне бы хотелось, чтоб ты дал Ю и Шии пластинки статуса. А после, пообещай мне, что не расскажешь никому о том, что там написано. Дальше, даже если это никак не связано с гильдией, я использую все твои связи для нашего же блага. Эти два условия.
  
  -Это слиш...
  
  -На нет и спору нет, забудь, о чем мы с тобой говорили. Мы выдвигаемся.
  
  Так как Хадзиме уже привстал с сидения, лицо Илвы и Дэтта наполнилось нетерпением и агонией. Хоть первое условие проблем не представляло, второе значило, что глава ветви гильдии становился руками и ногами единичного приключенца. А так как у него были свои обязанности, сразу принять такое он не мог.
  
  -Могу я спросить, почему ты просишь такое?
  
  -Не нужно быть столь пессимистичным. Беспочвенных причин не бывает, не так ли? Так как само наше существование необычно, церковное клеймо будет... Нет, в данный момент я более чем уверен, что на нас повесят оное, поэтому, я воспользуюсь тобой, чтобы облегчить нашу судьбу. Также будет здорово, если ты станешь нам союзником в скверное время. К примеру, не запрещая посещать средства обслуживания, когда мы будем в розыске...
  
  -Это точно, что ты будешь в розыске? Честно, твои запросы в гроб меня вгоняют от самых разных опасений. Это правда, что учитель Кэйтрин подтверждает, что на вас можно положиться... А, раз ты это напомнил. Шия-кун вон там, обладает несоизмеримой физической мощью, и, хоть я это не видел воочию, судя по отчету, Ю-кун вызвала магические чары, никем доселе невиданные... В этом и заключаются ваши секреты... Таким образом, рано или поздно, церковь обязательно вас пометит. А вы сами непохоже, что скрываете сей факт, будто уже заранее приготовившись к неминуемому... Определенно, дорога в города вам заказана, если такое наступит... Так что, чтобы сделать вам проще жизнь...
  
  Иного и нельзя было ожидать от главы ветви. Он мысленно все сопоставил. Поразмыслив еще немного, он встретился взглядом с Хадзиме, уже решив, что предпринять.
  
  -Я абсолютно точно не смогу вас поддержать в совершении преступлений по этическим соображениям. Вследствие этого, я выслушаю вашу просьбу сначала, и лишь потом буду судить, что мне делать. Но обещаю, что как минимум буду вашим союзником... На большие уступки я пойти не могу. Что ты об этом думаешь?
  
  -Что ж, раз так... Принимаю твои условия. И впрочем, это в порядке вещей, если награда будет после выполнения миссии. Я принесу молодого господина живым или мертвым, так подойдет?
  
  Приоритетом для Хадзиме являлись пластинки, которые ему нужно было заполучить для Ю и Шии. Отсутствие пластин несвойственно таким, как они, ведь, как ни посмотри, пластины всегда нужно демонстрировать, это первая его причина, и, в конце концов, всегда находить новые отговорки за их неимением утомляло, доставляя лишние хлопоты.
  
  Единственной проблемой на горизонте мог встать человек, создающий пластины статуса, ведь он мог поднять такой переполох. Но существование Илвы устраняло эту загвоздку. Однако, даже приняв его словесное согласие, сомнения насчет этого еще имелись. Рано или поздно, исключительность Хадзиме и его отряда раскроется, что было совсем не в его планах, поскольку он мог моментально сменить сторону. В каком бы состояние не находился Вилл, Хадзиме способен был извлечь ответ даже из его страданий. А там будет видно, оценит ли Илва его действия положительно или отрицательно.
  
  И Илва мог просчитать намерения Хадзиме. Горько улыбаясь, он чувствовал облегчение от того, что кто-то принял это поручение.
  
  -Откровенно говоря, хоть твои тайны не на шутку меня тревожат... Я буду ждать твоего выполнения миссии. Как и Хадзиме-кун сказал, в каком бы состоянии он бы не был, я желаю, чтоб ты нашел следы Вилла и остальных... Хадзиме-кун, Ю-кун, Шия-кун... Позаботьтесь об этом.
  
  Напоследок, он искренне посмотрел на их отряд, кивнув головой. Глава городской гильдейской ветви, кивающий приключенцам. Что-то из ряда вон. Ибо он являлся учеником Кэйтрин и добродушие его, зачастую передавалось окружающим.
  
  Поглядев на Илву в режиме серьезного момента, их отряд без всякого энтузиазма пробурчал.
  
  -Лады.
  
  -Нн.
  
  -Заметано.
  
  После этого, им выплатили задаток, а заодно всучили представительное письмо для приозерного города у подножия цепочки гор. Им также предоставили информацию касательно исследовательского поручения, выдаваемого приключенцам, и наконец-таки их небольшой отряд смог покинуть помещение. Бдам, закрылась дверь, гулко грохоча. Илва еще немного поглазел на дверь, затем "Фух", выпустил пар. Внутри помещения все еще никто не пробормотал ни слова, Дэтт обеспокоенно обратился к Илве.
  
  -Глава ветви... Допустимо ли такое? Эти награды...
  
  -Жизнь Вилла в наших руках. Кроме них у нас никого нет. Так что ничего не поделаешь. Более того, они сами рассудили так, что я сам решаю, дадут ли они мне свою силу взаймы или нет. Никаких проблем. Да и их тайна...
  
  -Что проявится на пластине станет "помехой", это...
  
  -Фуму, Дэтт-кун. Ты знал? Похоже, что отряд героев королевства Херрлихт также имеют неожиданные статусы, представляешь?
  
  Дэтт расширил сузившие было глазницы, услышав такое от Илвы.
  
  -Глава ветви, призванные... Вы подразумеваете, что один из них посланник Божий? Но судя по их поведению, они противостоят церкви, а глава отряда героев управляется Церковью Святых?
  
  -А, как ты и сказал... Но... Где-то 4 месяца назад, один из них погиб в подземелье Оркуса. Упав в пропасть вместе с демоническим отродьем.
  
  -Только не говори мне, что этот человек еще жив? Раз ты говоришь, что произошло это 4 месяца назад, то разве отряд героев еще не полон новичков? Хотя я не знаю, кем надо быть, чтоб выжить на самом дне бездны.
  
  В это Дэтт поверить не мог, тряхнув головой, отбрасывая предположение Илвы. Однако, Илва не опускал заинтересованного взгляда от двери, из которой совсем недавно вышел Хадзиме и его отряд.
  
  -Это правда. Но, если так... Имелись причины на то, почему он не воссоединился со своими товарищами, даже отправившись в путешествие, верно? Что же он узрел в глубинах тьмы, что заполучил?
  
  -Что... Хух...
  
  -А, что бы это не было, наверняка это что-то настолько стоящее, чтобы он пошел против воли церкви. Скажем прямо, он готов противостоять даже всему миру.
  
  -Миру...
  
  -Мне самому, очень хочется иметь связи с таким особенным парнем, как он. Причем даже если их будет преследовать церковь и все королевство. Скорей всего, учитель могла до этого догадаться, поэтому специально вручила ему письмо.
  
  Глава ветви... Пожалуйста, знайте меру, чтобы вовремя выйти из этой "игры", хорошо?
  
  -Ну разумеется я так и поступлю.
  
  От истории такого масштаба у Дэтта закружилась голова, но даже так, являясь главой секретарей Илвы, он не забывал наставлять его. Но Илва был глубоко погружен в свои мысли, так что ответил на наставление Дэтта полуотстраненно.
  
  
  
  
  Воссоединение на приозерном городе
  
  В середине огромных равнин имелся тракт, простирающейся далеко на север. Хоть он и назывался трактом, на деле это был пустырь со скудно растущей тут и там растительностью. Так как по нему прошли столько раз, он стал дорогой. Такого понятия, как "остановка" с повозками в этом мире не существовало, поэтому у членов повозки, с уверенностью можно сказать, будут обладателями квадратных задниц по прибытию к точке назначения.
  
  Внезапно по неровной дороге промелькнула тень, несущаяся с сумасшедшей скоростью. К ее черному телу было прицеплено два колеса, рассекающие вперед по дороге, удерживая на себе силуэты трех людей.
  
  Они - Хадзиме, Ю и Шия. Двигались они со скоростью, совсем несравнимой с той, когда они перемещались в глубине РГК. Скорость достигала около 80 километров в час. Так как их магии ничего не препятствовало, двухколесный, магически заряженный байк мог показать себя во всей красе. Их сидения были расположены как обычно. Ю между рук Хадзиме, Шия позади. Ушки Шии, пфаааа - развивались в воздухе.
  
  Теплый солнечный свет окутывал окрестности - погодка была погожая, а с Ю, настраивающей давление ветра, погода становилась как нельзя лучше для туризма. Фактически, Ю и Шия ощущали теплый солнечный свет и прохладу ветра всем своим телом, закрывая глаза от нахлынувшей эйфории.
  
  -Хааууу~ Как здорово, Ю-сан. Мы должны поменяться местами, как будем возвращаться.
  
  -Не должны. Это мое место.
  
  -Ээ~ Не говори так, давай просто поменяемся~ сидеть позади такое удовольствие~
  
  Шия попросила Ю поменяться сидениями, утомленным, натянутым голосом. Неудовлетворённо исказившись в лице, Хадзиме посмотрел через плечо на расслабленное лицо Шии, ответив вместо Ю.
  
  -Знаешь что? Спереди ты точно сидеть не сможешь. Тем более, ты мне только мешаешь. Особенно, эти твои заячьи ушки. Не долбай мне по глазам, когда их ветер раздувает.
  
  -А~ Чуть их не забыла.
  
  -... Нехорошо, она чуть ли не заснула.
  
  Видимо, Шия пребывала уже в полудреме, так приятно ей было. Положив головку на плечо Хадзиме, навалившись всем своим весом. Она была в сонном состоянии уже тогда, когда он разговаривал с Ю.
  
  -Ну, с такой скоростью нам понадобится всего день. Я буду без перерыва вести, так что устроим перекур, когда будут на то причины.
  
  Как и сказал Хадзиме, их отряду был всего лишь в дне пути от города. Ближайший город у северной цепочке гор, куда Вилла и остальных привело исследовательское поручение. Они едут туда без всяческих остановок, так что должны быть там уже к закату солнца, а там и станут выискивать место на ночь. Причина, почему они были в спешке, это очевидный факт, ведь с происшествием времени шансы Вилла на выживание все больше уменьшались. Но так как Хадзиме чересчур пекся о судьбе другого человека, Ю с сомнением на лице посмотрела вперед.
  
  Хадзиме ухмыльнулся, увидев, как пленяще она согнула шейку между его рук.
  
  -...Беспокоишься?
  
  -Ммм, лучше, если он все же жив. А если оно так, то он будет нам очень признателен. Ведь впереди нас ожидают проблемы королевства и церкви. Так не лучше будет заручиться еще одной поддержкой? Мне все-таки не хочется разбираться с ними в одиночку.
  
  -...Понятно.
  
  Вообще, он сам толком не знал, куда "девать" эту поддержку от Илвы. Как ни посмотри, существовала возможность, что его поддержка повиснет мертвым грузом на их плечах. Но если, приложив небольшие усилия можно было получить еще большую поддержку, то он не преминет этим воспользоваться.
  
  -Я также слышал, что наша дальнейшая цель, приозёрный город, окружен речками, причем в немалом количестве. Поэтому-то пригород города считается местом номером один на континенте по производству риса.
  
  -Фермы по производству риса?
  
  -Км, другими словами, да, рис. Рис. Типичная пища моей родной страны, Японии. Я не ел его с того момента, как пришел сюда. В связи с чем, мне хочется отведать его здесь, хоть я и не знаю, такой же здесь рис или нет.
  
  -Ннн, и я хочу попробовать его. Название города?
  
  Хадзиме посмотрел на оставшееся расстояние впереди, вспоминая блюда из риса. Увидев, как у него на лице образовалось удовлетворенное выражение лица, Ю все еще не услышала название города, она хмыкнула "Ха?", чем сбила его ровный поток мыслей, он даже чуток приуныл, заметив на себе пристальный взгляд Ю. Скрывая разочарование в голосе, он все же ответил ей, несколько громче обычного.
  
  -Приозерный город, носивший название Ул.
  
  ***
  
  -И даже никаких наводок нет... Шимидзу-кун, куда ты запропастился...
  
  Опустив подавленно плечи, личностью, шагавшей сейчас через главную улицу Ула являлась Айко Хитаяма. Ее обычную бодрость словно ветром сдуло. Сейчас ее переполняли заботы и тревоги, вокруг них скапливалась мрачная атмосфера. Почему-то цвет главной улицы, как и уличные фонари вокруг казались тусклее обычного.
  
  -Айко, не расстраивайся. Мы все еще ничего не знаем. Достаточно просто верить, что он в безопасности. Что ты можешь, если сам в это не веришь.
  
  -Все так, Аи-чан. Не похоже, что комната Шимидзу-куна подверглась нападению. Так разве тогда вероятность того, что он вышел по своей воле не выше? Пожалуйста, прекрати думать лишь о плохом.
  
  Так как Айко упала духом, командир эксклюзивного отряда телохранителей Айко и ее студент, Юка, взывали к ней. В ее округе были такие знакомые Рыцари и студенты. И они тоже не находили себе места, волнуясь за нее и заговаривая с ней о наболевшем.
  
  Один из сокурсников, Шимидзу Якитоши исчез уже более чем две недели назад. Айко и остальные взялись за его поиски, не оставляя ни единой щели непроверенной. Однако, его местоположение для них все еще оставалось загадкой. Его присутствия не видели в этом городе, так что были посланы люди в соседние города, но все равно все их усилия были безуспешны.
  
  Сначала им подумалось, что его вовлекли в какую-то заварушку, но комната Шимидзу блестела чистотой. Сам Шимидзу был "темным магом", класс, имеющий врожденный талант к темной магии. У него также были задатки и к другим магическим системам, поэтому его никак не могли завалить какие-то бандиты с района. Многие из класса считали, что ушел он по своей собственной воле.
  
  Более этого, Шимидзу был примерным учеником, предпочитающий открытым пространствам комнатные помещения, будучи не особо коммуникабельным. Даже среди одноклассников, близких друзей у него было. Что еще казалось странным, так то, что он тоже вызвался быть телохранителем Аи-чан. Благодаря чему, никто о его сохранности не беспокоился, никто, кроме Айко. Все больше тревожились насчет Айко, которая изо дня в день становилась все мрачнее. Можно было не упоминать рыцарей-телохранителей, которые сна не знали, как тревожились лишь о ее самочувствии.
  
  Они невольно передали эти известия Церкви и Королевство, так что поисковый отряд уже был в пути. Призванный Шимидзу был талантлив в освоении магии, в отличие от случая с Хадзиме, где верховное начальство даже не почесалось, чтобы что-либо предпринять, сразу отбросив надежду. Поисковый отряд должен был прийти в следующие 2-3 дня.
  
  Беспокойство все нарастало, Айко психически уже дошла до ручки. Либо его вовлекли в дурное мероприятие, либо он ушел по своей прихоти, это все было неважно, так как не меняло факта, что ее это грызет изнутри. Однако, ей придется отложить это в сторону на пока. Сейчас ее обязанностью было подбадривать студентов подле нее. Поэтому "Я же учитель этих детей!", Айко глубоко вздохнула, хлопая себя по щекам руками, чтобы прийти в себя.
  
  -Вы все. Извините, что заставила вас поволноваться. Как вы и сказали, слезами горю не поможешь. Шимидзу превосходный маг. Он точно будет в порядке. Давайте же все поверим в то, что он в безопасности. Так, а теперь, сегодняшний ужин! Покушаем до насыщения и приготовим на завтра!
  
  Хоть они и знали, что она перегибает, студенты послушно вторили ей дружным "Да!", собравшись с духом. Рыцари также приободрились, увидев ее теперешнюю внешность.
  
  КРАААНЬ КРААА
  
  Когда послышался этот звук, дверь постоялого двора, в котором остановились Айко и остальные распахнулась. Первая среди гостиниц в Уле. Имя она носила "Таверна Водной Феи". Когда-то давно несколько замужних пар фей поселились в озере Улдея, тогда оно и взяло свое название. Озеро Улдея, как часто хвастался народ, считалось крупнейшим на континенте, расположенным за городом Улом. Размером он четырёхкратно превосходил озеро Бива в Японии.
  
  Первый этаж "Водяной Феи" представлял собой ресторан. Там подавались блюда, считающиеся традиционными для Ула. Интерьер успокаивал, имелись столы, барная стойка, грациозно вписывающие в общую обстановку. Их узоры были сделаны с любовью к деталям, но не фривольно выделяясь. Дополняя все это, к потолку был повешен современный канделябр. На ум приходило лишь "со вкусом обставленная" где человек мог при одном лишь взгляде прочесть историю этой гостиницы.
  
  В самом начале, Айко и ее подопечные не могли прийти в себя, из-за великолепия этой гостиницы. Им по статусу было не положено останавливаться в обычных харчевнях, ведь Айко и студентов именовали "Посланников Божьих" и "Богиней Плодородного Урожая". После небольшого преследования рыцарей, они согласились остановиться в этом месте, пока были проездом в Уле.
  
  По факту, они проводили свое время в одних из самых роскошных апартаментов Королевского Двора, так что Айко и студенты постепенно к этому свыкались. Сейчас, гостиница стала местом, где они по-настоящему могли расслабить затекшие от усталости кости. Для Айко и прочих, приходящих с изнуренной сельскохозяйственной работы во имя улучшения земель, а также еще и ищущих Шимидзу, она стала единственным ежедневным удовольствием.
  
  Все они сидели в VIP местах, в самой дальней части гостиницы, наслаждаясь сегодняшним ужином.
  
  -Аа, всегда так вкусно~ Я и мечтать не мог, попробовать карри в ином мире.
  
  -Хм, по вкусу напоминает мясную похлебку... Постойте, это белый карри?
  
  -Нее, здесь еще имеется миска риса, наполненная тэмпурой, помнишь? Даже соус знатный, а? Не продует ли Япония?
  
  -Да это лишь потому, что Тамаи-кун ест лишь приготовленное заранее, помнишь? Нехорошо сравнивать это с Хокабэн.
  
  -Ну, я выбираю жаренную рисовую штукенцию. Так что остановимся на этом.
  
  Напряженка возникала каждую ночь, причем из-за того, что эти блюда студентам напоминали о тех же, но с Земли. Хотя имелось слабое различие во внешнем виде и вкусе, сам концепт блюд невольно наталкивал на мысль об их Земных "близнецах". Избыток ингредиентов был одной из причин, что улучшала качество блюд в городе Уле. Помимо риса, стол сверкал рыбой, пойманной в озере Улдея, вдобавок к этому, его усеивали травы и пряности с вершин цепочки гор.
  
  Пока Айко и все счастливо поедали пищу, к ним с улыбкой подошел мужчина, около 60 лет, блестя усами.
  
  -Ну что, что вы думаете о сегодняшней еде? Если есть что-то, что вы хотите добавить, без промедлений обращайтесь ко мне.
  
  -А, владелец-сан.
  
  С ними заговорил владелец "Таверны Водяной Феи". Фосс Село. Он выпрямил спину, вежливо прищурившись, его серые волосы были вперемешку откинуты назад. Он тот, кто как нельзя лучше подходил под тихую атмосферу гостиницы.
  
  -Нет, нечего добавить, и сегодня, как всегда, все отменно.
  
  Ответила ему Айко с улыбкой. Фосс мягко проговорил "спасибо за комплимент", также улыбнувшись. Но в следующий момент, его лицо подёрнулось сомнениями, словно он хотел извиниться. Выражения превозмогания Фосса, мягко улыбающегося Фосса. Дивясь, что случилось, присутствующие прекратили ужинать, воззрившись на Фосса.
  
  -На самом деле, это так жалко... Я могу подать вам лишь столько блюд, поданных сегодня с пряностями.
  
  -Ээ? Не значит ли это то, что нам не отведать теперь Найлшайссиир? (Разновидность карри в этом мире.)
  
  Эта новость повергла Юку Санобе, обожавшую карри, в неподдельный шок. Она попыталась переспросить.
  
  -Да, мне очень жаль. Не имеет значения, сколько ингредиентов было потрачено... Будет достаточно, если выйдет как всегда. Однако, в северной горной гряде в этом месяце неспокойно, и количество людей, собирающих нужные ингредиенты сильно сократилось. Пару дней назад даже, группа приключенцев отправилась исследовать обстановку там, но так и не вернулась. После этого, еще больше людей расхотели туда идти. Возникла ситуация, когда лавка не знает, когда прибудет новая поставка товаров.
  
  -Мм... Что вы имеете в виду под "неспокойно"?
  
  -Вроде признаки демонического отряда... Местечко то тут сравнительно безопасно, если не заходить на северную гряду гор. Хоть там засели, видимо, могучие демонические твари, беспричинно сюда они не суются. Но вот беда, было замечено присутствие демонов в горах там, где по идее их быть не должно.
  
  -Определенно хлопотно тут у вас...
  
  Нахмурилась Айко. Остальные пребывали в подавленном состоянии, взаимно обмениваясь взглядами. Фосс извиняюще пробормотал, "Не самая подходящая тема для разговора во время еды, а?" - заговорив на этот раз по-доброму, чтобы восстановить пошатнувшуюся обстановку.
  
  -Но, это препятствие скоро разрешат.
  
  -Что это значит?
  
  -По правде говоря, до заката солнца, сюда прибыли новые посетители. Похоже, что пойдут они к северной горной цепочки, дабы отыскать пропавших без вести приключенцев. Их назначил сам Глава Ветви Гильдии Фхьюрен, так что походу, они знатоки своего дела. Им, возможно, откроется первопричина всей этой катастрофы.
  
  Хоть Айко и ее студенты все еще сидели на своих местах, рыцари-телохранители, возглавляемые Давидом, ужиная вместе с ними, издали "Хо", наполовину заинтересованно, наполовину почтительно. Даже среди персонала гильдии, глава ветви считался элитой. Что бы кому-нибудь было назначено поручение им самим, значило, что они могли искоренить зло, с которым только по-настоящему сильные люди могли совладать. Их любопытство все накалялось, ведь они хотели участвовать в битве, в которой будут они. В головах рыцарей проносились известные приключенцы золотого ранга.
  
  Айко и студенты наблюдали за необычно оживленной беседой Давида и рыцарей, затем им послышались голоса с лестницы, соединяющей первый и второй этажи. Голос парня и двух девушек. Похоже, что одна из девушек на что-то жаловалась пареньку. На их возглас ответил Фосс.
  
  -Оуя, язык демонов. Это они, господа рыцари. Хотите с ними поговорить, пожалуйста, сейчас вам представляется наилучшая возможность. Ведь завтра с утра они уже уйдут.
  
  -Ага. Ясно. Но такие юные голоса. Разве есть золотые ранги в таком молодом возрасте?
  
  Давид и рыцари уже запомнили известных золотых рангов в своей голове, но среди них не было никого, с такими юными голосами. Многие из них в замешательстве переглянулись друг с другом.
  
  Пока они пребывали в полном недоумении, то трио подошло, разговаривая друг с дружкой на ходу.
  
  Сидения, что заняли Айко и остальные были в самом дальнем углу, окруженные с трех сторон стенами. Места, с которых обозревался весь ресторан. Сейчас, это стало их маленьким личным пространством, еще и с использованием занавески. Лишним будет упоминать, что там же сидела привлекающая внимание группа Айко, вместе с ней во главе. Прославленная, как "Богиня Плодородия", что еще больше выделяло ее среди прочих. Поэтому они частенько пользовались занавеской, когда приходило время еды. Даже сегодня, они закрыли занавеску, чтобы их никто не заметил.
  
  По другую сторону занавески им был слышен разговор парня и двух девушек.
  
  -Му, ну сколько мне раз еще повторять, чтоб до вас дошло. Пожалуйста, прекрати бросать меня одну, создавая мирок лишь для себя двоих. Я чувствую себя очень, очень одинокой. Вы меня слышите? Хадзиме-сан.
  
  -Слышим, слышим. Просто останься в другой комнате, если не хочешь видеть или слышать это.
  
  -Нма! Ю-сан, ты слышала, что он только что пробурчал? Хадзиме-сан опять сказал что-то настолько хладнокровное.
  
  -Хадзиме...Плохой!
  
  -Да-да.
  
  Во время разговора, имя, что произнесли девушки, заставило колотиться сердце Айко чаще. Что только что произнесли девушки? Как зовут этого парня? Оно разве не сходится с "тем парнем?" - вопросы, что сразу возникли в голове Айко. Она сжалась, будто ее стиснули невидимые тиски, уставившись лишь на занавеску.
  
  То же приключилось с Юкой Сонобе и остальными студентами. Им мысленно всплыл образ определенного парня, сгинувшего в бездне четыре месяца тому назад. Студенты безоговорочно верили в то, что он "погиб в ином мире". Парень, которого они хотели предать забвению, парень, который выделялся, во благо иль во вред.
  
  Из-за ненормальных мин, состроенных Айко и студентами, Фосс попытались привести и в чувство, гадая, в чем дело. Но те никак не реагировали. Рыцари спрашивали себе, что во имя всего святого здесь происходит, поглядывая на лица товарищей. Затем Айко выпалила имя.
  
  -...Нагумо-кун?
  
  Из-за сказанного в слух слова, ее окаменевшее из-за неописуемой обстановки тело снова освободилось. Айко мгновенно встала, опрокинув стул на пол. Она отдернула занавеску в сторону, с такой силой, что она чуть не порвалась.
  
  ШАААА!!!
  
  Из-за неожиданно громкого звука, исходившего оттуда, откуда потянули занавеску, парень и девушки пораженно уставились в ту сторону.
  
  Айко закричала, не удостоверившись, кем на самом деле был этот человек. Закричала имя такого значимого ей студента.
  
  -Нагумо-кун?
  
  -А? ......... Сенсей?
  
  Перед ее глазами, с широко раскрывшимися от изумления глазами стоял беловолосый, с повязкой на глазу, мальчик. Он выглядел совершенно иначе по сравнению с тем Хадзиме Нагумо, который приходил в голове. Не только его внешность, но и атмосфера вокруг него исходила совершенно иная. Хадзиме Нагумо, которого знала Айко, погружался в грезы, был вежливым, учтивым и смирным мальчиком. Вообще, Айко признавала, что кривая улыбка ему идет, но это было ее секретом. Но мальчик перед ней смотрел острым взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Он слишком отличался от того, что у нее осталось в памяти. Если бы она прошла мимо него в городе, то она бы точно не распознала в нем Хадзиме Нагумо, которого знала.
  
  Но если она прислушивалась к себе, то понимала, что голос и лицо были такими же, что сохранились в ее памяти. И в довершении то... как назвал ее мальчик. Верно, "сенсей". Айко была убеждена. Хоть его внешность и аура изменились, мальчик перед ней определенно являлся Хадзиме Нагумо.
  
  -Нагумо-кун... Ты же Нагумо-кун, да? Ты все-таки жив... Ты все-таки выжил...
  
  -Не, вы спутали меня с кем-то. Пока.
  
  -Ээ?
  
  Встретить студента, которого считали уже почившим, было чудом из чудес. Это сильно тронуло ее, слезные железы не выдержали, глаза ее увлажнились. "Где он был все это время? Что же на самом деле стряслось? Как я рада, что ты в целости и сохранности" - было лишь то немногое, что она хотела сказать, но не смогла. Ведь на ее слова отчаяния последовал крайне неожиданный ответ.
  
  Она неосознанно издала безумный возглас, у нее покатились слезы. Она лишь воззрилась пустым взглядом на Хадзиме, уже топавшего на выход. ХАХ, вернула она себя к чувствам, в панике подбегая к нему и хватая за запястье.
  
  -Пожалуйста, подожди секундочку. Ты разве не Нагумо-кун? Ты не назвал только что сенсея сенсеем? Как я могла такое спутать...
  
  -Нет, вы неправильно услышали. Это был... Да, это был диалект, означавший "крохотный". Умм.
  
  -Но даже так, это чрезвычайно неприлично! Да и быть не может, чтоб такой диалект существовал! Почему ты пытаешься вести меня в заблуждение? Да и этот внешний вид... Что-то произошло? Что ты делаешь в этом месте? Почему, ну почему ты сразу не вернулся ко всем? Нагумо-кун! Ответь мне! Сенсей не позволит обвести себя вокруг пальца.
  
  Гневный голос Айко разнесся по ресторану. Несколько гостей посмотрели на прославленную "Богиню Плодородия", когда она поймала какого-то мужчину, сорвавшись на крики. "Вааа, она что, Бог Плодородия?" - зародились у них ошибочные мысли, их глаза заблестели, их самих раздирало от любопытства. Студенты и рыцари- телохранители тоже вскоре показались, выйдя из своего небольшого уголка.
  
  Студенты, увидев внешность Хадзиме, с шокированными лицами тут же присутствовали, не в силах поверить, ЧТО стояло перед ними. Половина из них поражена была тому, что он был жив, тогда как другая половина не могла прийти в себя от кардинального изменения внешности, как и обстановки вокруг него. Но, не зная, что делать дальше, они лишь вылупились на Айко и Хадзиме.
  
  С другой же стороны, Хадзиме сохранял спокойствие, тогда как в его голове разгорелся крошечный огонек паники. В городе, в котором он принял поручение от главы ветви, познакомившись с некоторыми людьми, кто же знал, что он случайно встретит здесь Айко и своих одноклассников.
  
  Так как это было настолько непредвиденное событие, он выдал "сенсей", даже подумав "быть такого не может~", стараясь скрыть свою личность. Его спасительными билетами после впадения в неистовство Айко были "побег", "продолжить строить дурачка, притворяясь, что она спутала его с другим", "стать подозрительным незнакомцем", и еще "давайте просто похитим Айко-чан", его возможные планы А, Б, В и Г. Он сам не знал, как последний вообще ему в ум пришел.
  
  Но Хадзиме спасла его надежная напарница. Само собой, эта была не вызывающая лишь сожаление зайцеухая, а принцесса вампиров. Ю встала между Хадзиме и Айко, с силой отцепив руку Айко, схватившейся за запястье Хадзиме. По другую сторону, рыцари испустили легкую жажду крови.
  
  -Пойдем, Хадзиме в беде.
  
  -К-кто ты такая? Сейчас сенсей должен провести серьезный разговор с Нагумо-куном...
  
  -Тогда утихомирься чуток.
  
  Так как нее посмотрела поразительный красоты девушка своими холодными глазами, Айко слегка вздрогнула. Разницы в росте особой не было. Вообще, их битву можно было посчитать за драку детишек. Однако, Айко возрастом была помладше, и Ю привносила чарующую ауру вокруг себя, несмотря на ее внешность. Кто бы не посмотрел в их сторону, все указывало на то, что Ю играла роль взрослого, стоящего рядом с разгневанным ребенком, Айко. Айко осознала присутствие Ю, отступив назад, с покрасневшим щеками, выходя из сцены, где она таким постыдным образом на него разозлилась. Хоть она и выпрямила спину, чтобы вести себя достойно, как подобает взрослому, было уже слишком поздно. Айко была словно... ребенок, занимающийся растяжкой.
  
  -Простите, я увлеклась. Давайте начнем с начала, ты Нагумо-кун, так?
  
  В этот раз она произнесла это тихо, но с убеждением, равняясь с ним взглядом. Заметив такую Айко, Хадзиме стало ясно, что как он ее не переубеждай, вешая лапшу на уши, ее мнение в нынешнем состоянии ничто не изменит, и преследовать она его будет, куда бы он не пошел. Глубоко вздохнув, и почесав головушку, ему оставалось только изречь...
  
  -А, давненько не виделись, сенсей.
  
  -Как я предполагала, ты все же Нагумо-кун... Ты жив...
  
  Глаза Айко снова заполнили слезы. Но это Хадзиме никак не воспринял, пожимая плечами.
  
  -Что-то в этом роде. Много чего случилось. Но я еще каким-то образом жив.
  
  -Как я рада. Как же я счастлива.
  
  Бросив на Айко взгляд, которая не смогла больше ничего выговорить кроме этих слов, Хадзиме направился к ближайшему столику, за который и сел. Приметив его там, с ним сели и Ю с Шией. Шия совсем сбилась с толку. Айко и прочие оторопели от внезапного последующего его действия. Хадзиме сохранил достоинство, игнорируя окружающих, кивнув Фоссу, спрятавшемуся за студентами.
  
  -Уммм, Хадзиме-сан, а это в порядке вещей? Вы разве не знакомы? Хоть это лишь мое предположение... Иномирские...
  
  -Сейчас это ровным счетом ничего не значит. Я лишь немного подивился, когда они так неожиданно нарисовались, вот и все. Мы, в конце концов, пришли за ужином, так что давайте заказывать уже. Я так этого ожидал... Вы не знали? Этот карри... А, вы же понятия об этом не имеете. Пряное блюдо зовется Найлшайссир. Я счастлив уже от одного представления его вкуса.
  
  -Тогда, я тоже его закажу. Хочу знать, что по вкусу Хадзиме.
  
  -Аа, так мимолётно воспользоваться возможностью, чтобы угодить ему... В этом вся Ю-сан. Тогда, мне тоже. Служащий-с-а-а-ан, примите заказ~
  
  Будучи в начале такой стеснительной, зыркая на Айко и остальных, она изменила в корне свое отношение, как только Хадзиме произнес эти слова. Фосс проблемно улыбаясь, подошел, чтобы принять заказ.
  
  Но, естественно, ожидание их утомляло, у них просто не было времени на него. Айко, совсем в тупике от того, как Хадзиме пошел и сел за соседний столик, принимаясь заказывать, очнулась наконец, подойдя к его столику. Она пробормотала "Сенсей не в духе!", истинно так, разъяренная бестия, сейчас пдыш-пдыш, сильно постучала по столику.
  
  -Нагумо-кун, наша беседа на этом не заканчивается. И как ты можешь так спокойно заказывать, словно ничего и не было. И перво-наперво, кто эти девушки?
  
  То, что вслух изрекла Айко, представляло чувства всех окружающих. Рыцари, догадавшиеся, что он являлся студентом Айко, услышавшие из первых уст, что он погиб четыре месяца назад, студенты, ожидавшие томящиеся в ожидании позади Айко и вообще все остальные, "Ун-ун", кивая дружно головой, ждали его ответа.
  
  Хадзиме нахмурился, словно они все вызывали лишь раздражение. Так как ему стало предельно ясно, что трапезу в тишине и спокойствии провести не получится, и все благодаря Айко, которая будет ждать ответа даже начни он поедать блюда, пока он, наконец, не удовлетворит ее ответами на все вопросы, неохотно устремил свой взгляд в ее сторону.
  
  -Я покрыл расстояние досюда всего за день, не останавливаясь ни на секунду, и все из-за поручения. Поэтому я жутко голоден, так что позвольте уж проглотить до конца свою порцию. Также, они...
  
  Хадзиме окинул взором Ю и Шию. Эти двое, прежде чем Хадзиме вновь открыл рот, начали внушительное представление самих себя Айко и остальным.
  
  -...Ю.
  
  -Я Шия.
  
  -Я женщина Хадзиме(-сан).
  
  -Ж-женщина?
  
  Айко, заикаясь, как-то смогла промямлить "Э? Э?", озираясь между двумя соблазнительными девушками и Хадзиме. В ее голове это просто не укладывалось. Студенты позади тоже находились в сомнениях. Ну, мужская половина студентов говорила "Это невозможно! " беспокойно прыгая глазами между Ю и Шией. Неожиданно, лица их залились румянцем, их красота пленила их.
  
  -Ом, ладно Ю, но Шия, ты разве такая?
  
  -Как! Как Хадзиме-сан может быть настолько бессердечен. Даже невзирая на то, что ты украл с моих губ мой первый поцелуй!
  
  -Не, ну сколько можно зацикливаться на том случае. Это было спаса...
  
  -Нагумо-кун?
  
  -Что, сенсей?
  
  Вследствие замечания "украл ее первый поцелуй", похоже, что мыслительные процессы сенсея пришли в "норму". Тогда, голос Айко испустил октаву. В ее голове изобразилась сценка, где Хадзиме мухахакал, обхватив обеими руками двух красоток, блэк-джека лишь не хватало. Все это отразилось у нее на лице.
  
  Красная, Айко перебила признание Хадзиме. Ее лицо охватило уверенно желание наставить своего непутевого ученичка на путь истинный. Этому последовала гигантская молния, именуемая "ярость учителя", извергнувшаяся на постоялый двор номер один в Уле.
  
  -Украсть поцелуй у женщины, примкнув сразу к дву-у-у-ум! Так ты не вернулся сразу, поскольку хотел пошалить! Не прощу! Ээээаааааа, сенсей такого не оставит! Время пыток! Просто жди здесь, Нагумо-кун!
  
  Хадзиме скептически смотрел на Айко, которая вопила "киян-киян", глубоко-приглубоко вздыхая, будучи уверенный в том, что проблемы лишь начинают зарождаться.
  
  
  
  
  
  
  
   Волнения Айко
  
  По рыку Айко, Хадзиме и его группу сопроводили к VIP местам, подальше от глаз посторонних. Тогда Айко, Юка Сонобе и прочие студенты засыпали его вопросами. Но Хадзиме сосредоточился на Найлшайсиире (разновидность карри) перед глазами. Ответил он им одним потоком.
  
  Они: Ты упал с моста, что произошло потом?
  
  Он: Я выложился на полную.
  
  Они: Почему твои волосы окрасились в белый?
  
  Он: Результат моего выкладывания на полную.
  
  Они: Что стало с твоим глазом?
  
  Он: Результат моего ультравыкладывания на полную.
  
  Они: А что ты сразу не вернулся?
  Он: Не было причин возвращаться.
  Слыша такое, Айко гневно надула щеки, "Пожалуйста, отвечай на полном серьезе!" Мда, ее отсутствие деликатности в такой момент, иначе как печальным не назовешь. Обычно Хадзиме походил на снеговика с прутьями в башке, когда ветер трепал его белоснежные волосы. Не встречаясь ни с кем взглядом, он скромно наслаждался Найлшайсииром, изредка прислушиваясь к перепалке Ю и Шии. Лицо выдавало, что он был полностью удовлетворён.
  
  Его внешность разозлила командира телохранителей Айко, Давида. Он не мог вынести, когда женщина, на которую он запал попросту игнорировалась. Поэтому он громыхнул кулаком по столешнице, отчего по помещению раздался громкий звук.
  
  -Эй, ты! Тебя спрашивает Айко! Будь предельно серьезен!
  
  Хадзиме бросил взгляд на Давида, "Хааа", слегка вздохнув.
  
  -Мы разве не трапезничаем? Веди себя прилично.
  
  На его резкий протест положили. Однако, Давид, гордясь своим положением как рыцаря Храма, тем, что его назначили командиром телохранителей столь значимого человека, просто не мог закрыть глаз на то, как он себя с ней ведет, лицо его окрасилось в кроваво-красный. Но Хадзиме так и не дал ему внятного ответа, так что он сменил цель, переведя взгляд на Шию.
  
  -Хмм, ты сказал вести себя прилично? Возвращаю обиду. Позволять грязному скоту сидеть за тем же столом, что и люди, если у кого тут и нет манер, то только у тебя. Не обрубишь ли ты для начала хотя бы эти отвратительные уши? Она так хоть на человека будет похожа.
  
  Тело Шии задрожало, она не могла не бросить на него взгляд полный презрения. В Бруктауне, судя по виду гостиницы, добавляя к ней присутствие Хадзиме рядом, не забывая и о тесной связи с Кэйтрин, ей казалось, что город полон дружелюбных людей. Пусть в Фхьюрене и было немерено ущемляющих права других личностей, пусть они видели в ней всего лишь раба, никто, никто еще прямо не насмехался над ее положением в обществе.
  
  Иными словами, с момента ее путешествия с Хадзиме, это был первый случай, когда ей прямо указывали на ее происхождение получеловека, тем самым дискриминируя. Хоть она и старалась не придавать этому значения, даже привыкнув и усвоившись во внешнем мире, ее все еще могли ранить словами. Отчего Шия угнетенно опустил взгляд вниз.
  
  Насколько ее могла видеть, ограничивалось такое отношение не одним Давидом. Чейз и другие рыцари смотрели на нее теми же взглядами. Не имеет значения, насколько близки они были с Айко и студентами, они все же пока являлись Рыцарями Храма и Королевского Двора. Люди Церкви Святых и Королевства, так что их дискриминация по отношению к полулюдям была велика. Ведь, как на это не глянь, источником распространения всех дискриминация являлась Церковь Святых и Королевство. Хоть Давид и рыцари попали под влияние Айко и студентов, на их плечах были их собственные головы, и изменить их моральные критерии после пару месяцев общения было невозможно, поэтому изменения в них еще не в достаточной степени укоренились.
  
  Это было нечто невообразимое. Айко попыталась вступиться в разгоравшийся спор в знак протеста, но прежде этого, Ю, заметившая понурый вид Шии, воззрилась оледеневшим взглядом на Давида. Метельный взгляд, способный повергнуть любого из высшего класса в сосульку, взгляд кукловидной, бисквитной и притягательной девушки. Давид дернулся на мгновение, но разъярился еще больше, почувствовав такое давление, исходившее из девушки, больше похожей на ребенка. Вообще, он редко срывался, теряя терпение, но произнесённые им слова и его дорогая Айко, он не мог больше этого терпеть.
  
  -Что, что с этими глазами? Как жестоко! Хоть ты и не одна из Посланцев Божьих, ты пытаешься перечить Рыцарю Храма!
  
  Давид резко поднялся. Хоть вице-командир Чейз попробовал его унять, слова Ю были быстрее. Слова, ясно прозвучавшие в этой суматохе.
  
  -...Мелкий человек.
  
  Глумливые слова. Слова, косвенно насмехающиеся и над размером его крана, сказать такое по причине расового различия. Он, все больше теряя терпение, достиг точки кипения. Названым мелким в присутствии Айко, чувства подхватили его за грань.
  
  -Грязная баба. И тебя я отправлю в ад, вместе с этим звериным отродьем, причем вне очереди.
  
  Тихо произнес он без тени эмоций. Давид достал меч у себя на боку. Так как бойня назрела столь неожиданно, студенты зашушукались, тогда как Айко, Чейз и рыцари сделали попытку его остановить. Но уже не слыша окружающие голоса, Давид наконец вытащил клинок из ножен.
  
  В то же время
  
  БАБАХ!!!
  
  Сухой, раскатистый звук разошелся по "Таверне Водяной Феи". В этот же момент, Давид, уже готовый сорваться в любое время, получил прямое попадание в голове, отлетев кеглей назад. Так все и было, что затылок Давида ударился об стену позади него, гулко загромыхав вокруг. Глаза его закатились, став полностью белыми, тут то он и вырубился. Меч вышел из руки Давида, ГШАН, звонко падая на пол.
  
  Никто не уразумел, что сейчас произошло, они все окаменели в одночасье. Их взор устремился на Давида, который лежал поодаль с глазами навыкате. Затем, кто-то не в меру любопытный, отдернул занавеску, услышав взрывной звук тут же. Им был Фосс, теперь и у него волосы встали дыбом от открывшейся ужасающей сцены.
  
  А там Айко и студенты уже пришли в себя, когда вошел Фосс. Их взоры, первоначальные прикованные к Давиду, перешли на источник взрыва.
  
  В том месте было кое-что, что Айко и студенты с одной стороны могли осознать, но с другой еще никогда не видели. Что-то из иного мира, что-то совершенно неведомое Рыцарям. Там виднелась фигура Хадзиме, державшего пистолет и сейчас садившегося на свое место. Вместе с этим из грома шел дым. По крайней мере, пуля, что он использовал, была не летальной, резиновой.
  
  Хоть они не догадывались о подробностях, рыцари могли понять, что атака пришлась со стороны Хадзиме, сразу положив руки на мечи и выпуская убийственное намерение. Но их намерению следовала кровожадная аура, несравнимая с рыцарской. Словно с небес низвергнулся молот, заставивший рыцарей вновь послушно занять свои места.
  
  Хоть их не погрузили в его ауру, ощутив исходящее от него давление, Айко и остальные побледнели, дрожа и покрываясь мурашками.
  
  Хадзиме положил Гром на стол, гтах, тот издал при этом неестественный грохот. Специально, дабы их запугать. Следующим шагом, он поправив свою точку зрения, спросив, где Айко и прочие решили остановиться.
  
  -Вы мне без интереса. Я никогда бы и не хотел строить отношения или "мосты" с вами, ребята. И даже более, я ничего не поведаю о том, что случилось или что я собираюсь предпринять. Я здесь лишь по работе и продолжу свое путешествие, как только окончу поручение. Тогда мы с вами и распрощаемся. Давайте не пересекаться друг с другом. Мне по боку, какие темные, эгоцентричные делишки вы затеяли, главное - не вставайте у меня на пути. Станете враждебны... с высокой вероятностью я вас убью.
  
  Понятно? - читалось в его глазах, но никто и слова не молвил. Повернувшись к Чейзу и рыцарям, в отчаянии пытающиеся противостоять его давлению, он дождался, пока они слабо не кивнут - все, что они смогли сделать в данный момент.
  
  Дальше, взгляд он направил на Айко и ее студентов. Айко молчала рыбкой, она просто не могла ничего выговорить. Все из-за распространяющегося вокруг давления, а также из-за слов Хадзиме, и то, каким ее студент подвергся переменам, без ее на то ведома. Этого гордость Айко простить не могла.
  
  Хадзиме вздохнув, пожал плечами, рассеивая "давление". Хоть ответа от Айко так и не последовало, Хадзиме симпатизировали ее чувства, так что он не вынуждал ее на словесные дискуссии. Остальные студенты, очевидно, познали истинный страх, так что наперекор ему вряд ли пойдут.
  
  Когда невероятнейшее ощущение давления испарилось, Рыцари бухнулись на пол, тяжело дыша. Айко и студиозусы также были выжаты дальше некуда, поэтому грузно присели на ближайшие стулья. Словно ничего и не было, Хадзиме заговорил с подавленной Шией.
  
  -О, Шия. Нормально быть необычным снаружи. Да и воспринимать это всерьез не нужно, да?
  
  -Ах, да... Хоть я это понимаю...Как я и ожидала, у людей эти уши вызывают лишь отвращение.
  
  Наговаривая на себя, Шия похлопала ушки рукой, горько улыбаясь. Чтобы успокоить такую Шию, Ю смотря на нее честным взглядом произнесла.
  
  -Ушки Шии прелестны.
  
  -Ю-сан... Это правда?
  
  Но даже так, Шия не была в этом всецело уверена, так что примеру Ю последовал Хадзиме, исковеркивая лицо в восхищении. Ю часто ругала его, обзывая "плохим!" и отношение Хадзиме к Шии мало-помалу смягчалось, он всеми усилиями попытался ее успокоить словами.
  
  -Знаешь, их образование это практически полная промывка мозгов церковью и аристократами королевства, так что это лишь их отвращение. Ты разве не знала, что племя зайцелюдей считается первым по популярности среди типов рабов? Другими словами, никто не смотрит на тебя с отвращением в общем смысле этого слова.
  
  -Это так... Так... Умм, Хадзиме-сан... Умм... Между прочим... Что ты думаешь... О моих ушках?
  
  Догадавшись, что это единственные слова успокоения, которые от него можно было дождаться, Шии стало немного легче. Затем она спросила его о них, уставившись прямо на него, щеки залились румянцем. Будто говоря, "Я хочу знать, но в то же время не хочу", ее ушки совсем поникли, время от времени дергаясь в сторону Хадзиме.
  
  -О них я никакого мнения еще не составил.
  
  Украдкой бросив взгляд на заячьи уши, Хадзиме вернулся к созерцанию и поеданию еды, пытаясь перехитрить ее, раздраженно ответив. Уши зайца опустились еще ниже, словно уже жалея, что спросили его. Однако, следующим предложение от Ю прибавило им гладкости и шелковистости, придав прежнюю форму и заряжая энергией: "Хоп!"
  
  -Они у Хадзиме любимые. Он играет с ними в обнимашки, когда Шия спит.
  
  -Ю?! Ты же обещала не выдавать меня с потрохами?!
  
  -Ха-Хадзиме-сан... Тебе нравится мои ушки... Эхехе...
  
  С раскрасневшимися щеками, Шия пыталась обеими руками подавить ухмылку, словно говоря "Ва~й!", ее уши задвигались как пропеллеры, выражая ее восторг.
  
  Неловкая и натянутая обстановка резни, совсем недавно нависшая над ними в воздухе рассеялась, словно все это было иллюзией, приобретя сейчас розовые оттенки по краям, будь это экраном, да так, что Айко, студенты и рыцари заморгали в потрясении. Какое-то время они еще наблюдали за любовной комедией имени Хадзиме, пока один из мужских студентов не пробормотал.
  
  -Хм? Как странно. Хоть до сего момента Нагумо пугал до чертиков, сейчас он испускает далеко не убийственную ауру...
  
  -И ты туда же, скорее даже, эти двое до смертельного милы... Хотя она в моем вкусе... Но флиртовать тут будет для меня роковой, если не последней ошибкой в жизни...
  
  -Да, все как Нагумо и сказал, это все ничего не значит. Но иметь талант, чтобы ужиться с девушками иного мира... Теперь мне хочется его спросить!.. Нобору! Акира!
  
  -Мы в ад отправимся вместе, Атсуши!
  
  С горевшими от зависти глазами, они вытаращились на Хадзиме, доводивший их до этого мига до мурашек. Троица из телохранителей Айко. Всю серьезность момента словно ветром сдуло. Представители женского пола вернули свои достоинство, взирая теперь на мужчин непередаваемо холодными глазами.
  
  Чейз, уяснивший, что накал положения спал, стал лечить Давида. В то же время, его враждебность и осторожность ослабла, он спросил Хадзиме с улыбкой. Помимо обстоятельств Хадзиме, было кое-что, что непременно ему нужно услышать от него.
  
  -Можно звать тебя просто Нагумо-кун? О том, что произошло - мой командир повел себя крайне грубо. Как бы там не было, мы же все-таки телохранители Айко-сан, и становимся перевозбужденными, когда дело доходит до Айко-сан. Хоть как, но прошу тебя нас простить.
  
  Хоть у Хадзиме чесался язык спросить "Как перевозбужденность может привести к убийству?", само слово "убийство" сделало его безмолвным. Потому-то он просто помахал рукой, показывая, чтобы тот прекратил. Из-за столь небрежного поведения, брови Чейза слегка изогнулись, но его непроницаемая маска не треснула. После этого, он не мог оставить все как есть и перевел тему на артефакт Хадзиме, ту штукенцию, что была перед ним.
  
  -Я полагаю... это артефакт. Хотя из-за нехватки знаний я не могу быть уверен. Могу ли лишь убедиться в том, что он мощный. Гораздо быстрее лука, да и петь чары или строить магический круг не требуется. С какого же места ты такое достал?
  
  Хоть глаза Чейза улыбались, внутренне все было иначе. Судя по его словам, так как присутствия магии не наблюдалось, он посчитал, что это был механизм наподобие лука, использующий голую физическую силу, который изготавливался где-то в массовом производстве. Если так, то можно было оказать непосильную помощь во благо доминирования над врагом, прежде чем развернется война. Но рыцари не чета Хадзиме, так что Чейзу хотелось хотя бы выудить какую-нибудь у него информацию.
  
  Хадзиме скользнул взглядом по нему. И прежде, чем он что-либо сумел сказать, его прервал возбужденный голос. Однокурсник мужского пола, Тамаи Атсуши.
  
  -Т-так и есть. Нагумо, это случаем не пистолет? Как, как тебе удалось заграбастать такое?!
  
  Чейз тут же подал голос на реплику Тамаи.
  
  -Пистолет? Тамаи, ты что-нибудь о нем знаешь?
  
  -Э? Ну да. Знаю. Это оружие с нашего мира.
  
  Глаза Чейза заблестели от слов Тамаи. После он взглянул на Хадзиме.
  
  -Хууу, так получается, это артефакт не из нашего мира... Если это так, то сделан он был кем-то из мира иного... И, конечно же, создатель...
  
  -...я.
  
  Хадзиме не тянул с ответом. Чейз, видевший в Хадзиме скрытую личность, был впечатлен тем, как запросто он признался.
  
  -Ты так легко раскрыл карты. Нагумо-кун, ты знаешь, что это значит, хранить при себе такое оружие? Это...
  
  -Оно может полностью перевернуть исход сражения в этом мире... да? Это в том случае, если удастся поставить его на массовое производство. Больше всего, тебе сейчас хочется, чтоб я пошел тебе на понятную и обучил тебя, как его создавать, что-то в этом духе? Естественно, я наотрез отказываюсь. Сдайся наконец.
  
  Слова Хадзиме сделали его абсолютно беспомощным. Похоже, эти слова были приготовлены заранее. Но Чейз не сдавался. Настолько притягательным был артефакт под названием "пистолет".
  
  -Но бойцы низкого уровня смогут получить высокую наступающую силу, если такое пойдет в массовое производство. Когда такое случится, многие станут полезными в предстоящей войне, и наши шансы на победу вознесутся в небеса. Если мы сработаемся, не будет ли это значить, что ты тем самым подсобишь своему учителю и своим друзьям? Раз так...
  
  -Как бы ты не вещал, я с вами не сработаюсь. Если попробуешь взять мою собственность, то станешь моим врагом. И тогда... Будь готов быть стертым в порошок еще до начала войны.
  
  До мертвого спокойные слова Хадзиме возбудили холодок во всем теле Чейза и он захлопнул варежку. Тогда и Айко попыталась вмешаться.
  
  -Чейз-сан. У Нагумо-куна есть собственные на то побуждения. Пожалуйста, не толкайте моих студентов на что-либо против их воли. Нагумо-кун, прекрати говорить такие душераздирающие вещи. Будь более умиротворенным. Нагумо-кун, ты правда не вернешься?
  
  -Ааа, я не желаю с вами возвращаться. Завтра утром, после выполнения поручения, я покину это место, как я и предупредил ранее.
  
  -Почему...
  
  Айко с болью в глазах посмотрела на него, ей хотелось знать причину, но Хадзиме встал с места прежде, чем она успела что-то спросить. Ю и Шия также покончили с едой без их на то ведома. Хоть Айко и пыталась их остановить, Хадзиме, не обращая на нее никакого внимания поднялся по лестнице на второй этаж, сопровождаемый Ю и Шией.
  
  Сейчас Айко и студентов оставили позади, неощутимая, словами неописуемая атмосфера заполнила воздух. Они были рады тому, что их, казалось бы, мертвый одноклассник на деле оказался живым, но их самих, он словно не признал, словно не уловил в своем поле зрения. Сверх этого, он стал настолько силен, что с бывшим Хадзиме и сравнить нельзя было. Он уже не был тем, кого называли некомпетентным в презрении, смотря на него свысока.
  
  Вдобавок к своей неприязни, они прикидывались, что не замечали того, как травит его Хияма и его дружки. А из-за случая "дружественного огня", они чувствовали себя в еще большем долгу перед неясным поведением Хадзиме. В результате чего, никто не мог до него достучаться по-настоящему.
  
  Сама Айко все еще отходила от неизгладимого впечатления, оставленного ею изменением ее студента, злясь на развитие событий в таком русле в голове, она не смогла остановить Хадзиме.
  
  Чейз, поглядывая на сейчас восстанавливающего Давида в сторонке, кажется, что-то придумал.
  
  С остывшей напрочь пищей, их аппетит также поугас. Не смотря на блюда перед ними, все стали размышлять о том, как Хадзиме выжил, после того, как покинул их.
  
  Что за феномен такой мог настолько изменить человеческую личность, о чем думал сам Хадзиме, когда произошел инцидент с "дружественным огнем", что нынешний Хадзиме думал о них... Скорей всего, он затаил на них обиду. И так, свергая новые и новые мысли словно революционеры власть, они вскоре пришли в уныние, тогда и день подошел к концу.
  
  ***
  В середине ночи. Окруженные ночной завесой, они были изнеможены до грани. Как физически, так и психически, все благодаря такому нежданному развитию событий. Все они легли спать, но Айко заснуть не могла даже сейчас. Комната Айко была одиночной, так что просторной ее не назовешь. Стол и кровать, обернутые в дерево ножки, небольшой очаг и кожаная софа перед ними. Зимой пламя наверняка освещало помещение, а гости таверны уже при одном его виде чувствовали язычок тепла.
  
  Айко раздумывала о том, что случилось сегодня, созерцая незажженный очаг, в то же время, всем телом растянувшись на диване. Внутренности головы Айко были словно неразложенные по полкам книги, с хаотично лежавшей тут и там информацией.
  
  Хоть она и не могла думать об этом, она хотела думать. И с недавних пор, в ее голове, словно хомячок бегающий без устали в своем вращающемся колесе, не давал покоя ее мыслям, также не позволяя прийти в голову конструктивному мнению. Она вспомнила, как улыбалась, узнав о том, что ее ученик жив, затем, ей пришлось сдвинуть брови, из-за его столь резкого, недружелюбного поведения.
  
  Она мельком видела силу Хадзиме после речей Давида, заключив, что он бы не выжил, не подвергнись он таким изменениям, и то, через какие трудности ему пришлось пройти за все это время. Сейчас она могла лишь испустить слабый вздох, ведь она ему никак не смогла помочь. Однако, вспомнила она и его взаимоотношения с двумя девушками, похоже, он нашел себе спутников, которым мог довериться, и на этой ноте она вновь улыбнулась.
  
  И, внезапно, изнутри комнаты послышался голос, тут, где по идее, никого, кроме нее не должно быть.
  
  -Почему ты продолжаешь меняться в лице, сенсей?
  
  -Кх?!
  
  Айко повернулась к источнику шума, распахивая глаза во всю ширь. У входной двери стоял Хадзиме, скрестив руки перед собой. Айко так впечатлилась, что у нее язык заплелся, но все-таки она еще смогла выдавить.
  
  -Нагумо-кун? П-почему ты здесь, как...
  
  -Хоть ты и спрашиваешь, я лишь прошел через дверь как все нормальные люди, не больше, не меньше.
  
  -Э, но замок...
  
  -Мой класс - мастер перевоплощения, помните? В отличие от замков с Земли, эти замковые механизмы я отпереть могу.
  
  Хадзиме просто ответил, на что Айко еще больше поразилась. Ее сердце громко заколотилось от удивления, но каким-то образом, она смогла его успокоить. Нахмурившись, она стала его порицать.
  
  -В такое-то время, да еще и так грубо вламываться в женскую комнату, причем даже не постучавшись. Нарочно открыть замок... Чего же ты хочешь?
  
  В голову Айко пришло словосочетание "ночные похождения", но она сразу же отогнала эту мысль. Она слегка качнула головой, убеждая себя, что другой человек являлся ее студентом. Хадзиме отмахнулся от жалоб Айко, словно ветер подул на перекати-поле, и поведал причину своего, столь необдуманного визита.
  
  -Ну, мне жаль насчет этого. Я лишь хотел, чтоб никто не прознал о моей вылазке сюда. Мне хотелось поговорить с учителем, а до этого, нам мешали эти прихвостни Церкви и Королевства, так что возможности так и не выдалось. Да и учитывая содержание разговора, оно вполне могло вывести этих ребят из душевного равновесия.
  
  -Разговор? Нагумо-кун, это было нормально, если бы ты поговорил с сенсеем и остальными...
  
  Невзначай ей показалось, что он хочет вернуться со всеми, и глаза Айко засветились в предвкушении. Если предстоит консультировать своего студента, то ее комната автоматически становилась учительской. Но все ее ожидания обратились прахом после отказа Хадзиме.
  
  -Нет, я не собираюсь возвращаться, говорил же уже. Так что хватит пялиться на меня своими "фарами", в диком предвкушении... Когда мне захотелось об этом поговорить, мне сразу подумалось, что сенсей будет самым спокойным человеком, который меня выслушает. После этого разговора, я оставлю вас делать то, что вам заблагорассудится.
  
  Сказав так, он пустился рассказывать об истории с "Освободителями" и "Гневными Богами, услышанных им от Оскара.
  
  У Хадзиме очевидно были свои причины поведать об этом Айко. Согласно намерениям Богов, герои, Куки и остальные, были созданы в качестве пешек в этой игре, Боги даже не задумывались о том, чтобы вернуть их в их прежний мир. Спасение рода человеческого от демонической расы, другими словами, одержание победы в предстоящей войне, все это являлось результатом воли богов, дергающих за ниточки актеров на сцене, за кулисами. Герои, сами по себе, представляли лишь интересные кусочки, в коих не крылось особенного смысла. Скорее даже, им благоволило начать новую игру, используя героев.
  
  Но для Хадзиме, бессмысленно было объяснять такое Куки и остальным студентам, тыкая пальцем в очевидное. Его совершенно не трогало, что намеревались предпринять его одноклассники, да и для него это будет лишь еще одна возня. Даже скажи он ему, этот человек, свято верящий в справедливость и ее восторжествованием с большинством мнений, тот ему не поверит.
  
  Так как он был одиночкой, между словами парня, радикального изменившего свою сущность и словами того, кого избирало большинство, даже не нужно было иметь 7 пядей во лбу, дабы осознать, на кого снизойдет доверие всех. И тем более, так как множество людей верили и поклонялись божеству Эхиту, он будет лишь обвинен во лжи и подвергнут унижениям со стороны. По этой причине, меньшее, чего хотел Хадзиме, так это не быть ничем связанным с Куки.
  
  Однако, совпадение за совпадением, и на его долю перепало: он встретил Айко. Хадзиме знал, что главные принципы Айко держались в вере своих студентов. Одним словом, вне зависимости от обстоятельств этого иного мира, она со всем спокойствием и равновесием примет решение во благо своих студентов. Следую этому, одновременно судя по поведению одноклассников сегодня и их тоске по Японии, раз это Айко, то ее слова точно должны подействовать на остальных. Таковы были мысли Хадзиме.
  
  Хотя он не знал, как она повлияет на их действия. Исходя из этих данных, если деяния Куки и остальных пойдут не так, как было задумано Богами, они наверняка удвоят свое внимание на них. Хадзиме и так знал, что ее существование в группе ничем не отличалось от белой вороны, выделяющейся среди своих, уже тогда, когда он вступил на дорогу покорения Великих Подземелий, уже тогда была возможность стычки взаимодействия с Богами. Поэтому, передавая информацию тому, кому они всецело доверяли, можно было перестроить планы Куки и прочих. Тем самым он выиграет себе отсрочку от внимания Богов. Ему нужно было как можно дольше отгонять их взоры от своей персоны.
  
  Свыше сказанного, не полагаясь на Богов, целью Хадзиме стал поиск иных путей возвращения их назад. К тому же, как и "Освободители", он хотел показать Куки и остальным, как их союзные силы стали марионетками в руках тех, что попирает небосвод. Его намерением было посеять семя недоверия против этих самых Богов.
  
  Ведь он смог поразмыслить об этом лишь при случайной встрече с Айко, так что не возлагал большие надежды на подобное. Хадзиме не чувствовал ни обиду, ни вражду по отношению к своим однокурсникам. Он относился к ним со всем своим безразличием. Если их можно было использовать, он их использует, оставив на произвол судьбы, покажись они ему бесполезными. Поэтому он не рассказывал об этом каждому встречному у себя на пути.
  
  Услышав правду этого мира от Хадзиме, Айко была ошеломлена. Неизвестно, поняла ли она до конца весь рассказ или нет. Переваривание всей этой информации, какая бы идея не взбрела бы в ее голову, все это требовало времени.
  
  -Что ж, это все. Потому я и пришел с глубин Бездны. После сказанного, оставляю все в ваших руках, сенсей. Можете видеть в этом лишь сплошные нелепости. Можете также активизировать свою деятельность, если считаете, что это правда. Дело ваше.
  
  -На-Нагумо-кун, не говори мне, что дабы разобраться с этими Гневными Богами, ты... и начал свое путешествие?
  
  -Ха, быть такого не может. Я всеми фибрами души чувствую, что судьба этого мира меня не трогает ни в коей степени. Я лишь ищу путь назад. Поэтому и начал свое странствие. А причина, по которой я вам это сообщаю - по ходу, мне это на руку, вот и все.
  
  У Айко было сейчас чрезвычайно хрупкое выражение лица, ведь он чуть не рассмеялся ей в лицо на ее вопрос. Хоть она была и рада, что он не сунулся прямо в гущу опасных событий, она только и могла, что нахмуриться тем выражением учителя, студент которого прямым текстом заявляет, с какой легкостью он может убрать остальных со своего пути. Но она сама поставили своих учеников как наивысший приоритет, так что дать достойный ответ не смогла. В результате чего, она все еще с ранимым лицом взирая, попыталась сменить тему разговора.
  
  -Ты веришь в это?
  
  -Таки да. Великие Подземелья - ключи. Все будет в порядке, если ты будешь продолжать искать их в своих же интересах. Когда перейдешь грань 100 уровня Оркуса, ты, с "счастьем" в штанах, обнаруживаешь истинную природу Подземелья. Понаблюдав за вашим внешним видом сегодня, можно с уверенностью сказать, что вы сдохните сразу, как ваша нога коснется его пола. И это без вопросов, если вы не выдерживаете "давления" этого уровня.
  
  Айко вспомнилось давление, исходящее из Хадзиме во время обеда. От этого, она раскрыла свои глаза, наполненные симпатией, восхищением и другими различными чувствами, при мысли, через какие нечеловеческие условия ему пришлось пройти, что пришлось пережить.
  
  Какое-то время молчание затягивалось. Вся комната была опутана безмолвной паутиной. Хадзиме знал это абсолютно точно, лишь глядя на них со стороны. А раз дел к ней больше не оставалось, он немедленно развернул обувь, зашагав к двери. Позади него, Айко, напомнила ему о студенте, которая выплыла у нее из памяти, при разговоре об Оркусе.
  
  -Ширасаки-сан все еще искренне верит в тебя.
  
  Хадзиме замер от этих неожиданных слов. Затем Айко мягко проговорила, обращаясь к спине Хадзиме.
  
  -Хоть все верили, что ты погиб, она та, кто продолжала непоколебимо верить в тебя. Прежде чем увидеть тебя своими собственными глазами, она просто уверена, что ты жив. Даже сейчас, она неутомимо сражается в подземелье Оркуса. Хоть и Аманокава-кун и остальные ходят туда лишь ради тренировки, ее главной целью стали твои поиски.
  
  -...Ширасаки в норме?
  
  Спросил он Айко после длинной паузы. Хадзиме, никак не отсвечивающий при упоминании остальных, показывал свою заботливую сторону. Айко, обнаружив, что тот прошлый Хадзиме все еще существует, продемонстрировала свою радость.
  
  -Д-да. Хоть и Подземелье Оркуса опасное место, ее способности чудно развиваются, и она продолжает покорение подземелья. Изредка от нее приходят письма. Тебе любопытно о ней узнать? Нагумо-кун и Ширасаки все-таки ладили друг с другом.
  
  Широко улыбнулась Айко, Хадзиме равнодушно посмотрел через плечо, ничего не отрицая, но и не подтверждая.
  
  -Хоть я не это имел в виду... Будет хорошо, если вы передадите ей это, когда обменяетесь письмами. Того, чего она должна опасаться, это вовсе не демонов подземелья. А своих спутников.
  
  -Э? О чем ты...
  
  -Сенсей, я уже могу догадаться о ситуации по поведению Тамаи и остальных. Причиной моего падения в битве против Бегемота, думаете, это был лишь несчастный случай?
  
  -Э-это... так. Некая магия вышла из под контроля, в результате чего произошло происшествие с дружественным огнем... Нагумо-кун все еще таит обиду против всех...
  
  -Ничего подобного. То, что я хочу подчеркнуть. Дружественный огонь? Ответ неверный. Это была магическая пуля, специально заряженная по мне как по единственной цели.
  
  -Э? Специально? Целью, ты говоришь?
  
  Выражение лица Айко объясняло, что она не может уловить смысл сказанного. Но Хадзиме безжалостно вдолбил истину до конца.
  
  -Это значит, сокурсник пытался меня прикончить.
  
  -Кх?!
  
  Айко пораженно выдохнула, мертвея лицом. "Знаю, что виновник кто-то, связанный с Ширасаки, кто-то, кто способен убить другого из зависти. Раз с ней все в порядке, не будет лишним дать ей совет, быть бдительной, при атаке сзади". Передав это послание, Хадзиме вышел из комнаты.
  
  Иллюзия холодного ветра, витающего внутри комнаты, от которого Айко пришлось обнять свое тело обеими руками. Существовала возможность того, что один из ее драгоценных студентов сделал попытку убить товарища. Более того, они применили гнусный, трусливый способ, нападая со спины, когда он был на грани смерти. Для Айко, ценящей своих студентов, это было что-то, что она не могла принять так легко. Но она не могла отвергать слова Хадзиме без доказательств. Ее разуму не хотелось верить, что ее ученики схлестнулись друг с другом.
  
  С все усугубляющей тревогой, бессонная ночь Айко продолжалась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Область Cеверного Горного Хребта
  
  Рассвет.
  
  С затуханием лунного света, восточное небо постепенно светлело. Хадзиме , Ю и Шия, их троица, заканчивала с подготовками к путешествию, вскоре они покинут "Водяную Фею". В их руках лежали упакованные рисовые шарики, которыми можно было перекусить в дороге. Хоть еще было ни свет, ни заря, никто угрюмым не выглядел, ожидая, пока Фосс приготовит завтрак. Все, как и ожидалось от таверны высшего класса. Здешнее управление даже у Хадзиме и компании вызывало почет, когда они открыто поблагодарили его, принимая раннюю трапезу.
  
  В утреннем тумане, взоры Хадзиме и девушек были направлены на северные врата Ула. Там начиналась главная дорога, тянувшаяся с этого места и до самого хребта северных гор. На лошадях путь займет минимум день, но используя магический двухколесный байк, они будут там уже через 3-4 часа.
  
  Шел пятый день, как была утеряна всякая связь с Виллом Кудетой и его отрядом, отправившегося исследовать северную цепочку гор. Не было надежды на выживание. Хадзиме размышлял, что шансы на их выживание ничтожно малы, но они есть. Уже представил, как Илва окрыленно взлетает ввысь, когда он доставит того обратно. Поэтому предстояло немедля начать поиски. Слава богу, погодка стояла отличная. Идеальный денек найти кого-нибудь затерянного.
  
  Издавая звуки чрезвычайно активной деятельности изнутри здания, они двинулись к северным вратам, вскорости завидев их. Он сузил глаза, чуя присутствие людей у ворот. Они не особо шевелились, просто болтались на месте вокруг ворот.
  
  Что он увидел через утреннюю дымку... были Айко и шесть студентов.
  
  -Хоть я и догадываюсь, что вы мне поведаете, спрошу приличия ради... Что вы делаете?
  
  Хадзиме и Ко смотрели на Айко и студентов полуприкрытыми глазами. Через какое-то время, Айко дернулась от небывалого напряжения в воздухе, но все еще непоколебимо встретила Хадзиме. После всех разговоров, студенты - Юка Сонобе, Таико Сугавара, Нана Миязаки, Атсуши Тамаи, Нобору Аикава и Акира Кавахара, все встали возле Айко.
  
  -Мы тоже идем. Вы ищете потерявшихся, да? Пару или больше лишних рук никогда не помешают.
  
  -Не, я и не против того, что вы собираетесь делать. Я против похода вместе.
  
  -П-почему?
  
  -Просто потому, что наш темп различается. Не хочу соответствовать вашей черепашьей скорости.
  
  Если бы кто-нибудь пригляделся, он бы заметил, что позади Айко и остальных было заготовлены и оседланы несколько лошадей. У всех возникла мысль: "Потому ли это, что он не умеет ездить на лошадях?" - в сомнении смотря на Хадзиме. Так как это было тривиально донельзя, он пропустил это мимо ушей. Не имеет значения, умеет ли он кататься на лошадке или нет, ее скорость была попросту несравнима с заряженным магией двухколесным чудовищем. Однако, мнимый лидер отряда королевских гвардейцев, любящий Аико - Юка Сонобе, схватилась за возражение Хадзиме. Видимо, из ее головы вылетели все долги и стеснения от Хадзиме вчера, и все из-за великой силы любви к своей обожаемой Айко-чан.
  
  -Стой, как ты можешь такое говорить? Даже если Нагумо-кун скверно о нас отзывается, не обязательно вплетать сюда Аи-чан сенсей.
  
  Вследствие совсем не к месту ее возражения, Хадзиме издал "Ха?" - потрясенно смотря перед собой. Ему подумалось, что объяснять будет геморно, так что он достал двухколесного друга из своего вечного хранилища.
  
  Вдруг откуда не возьмись, из воздуха вышел громадный байк. Студенты и Айко ошеломленно взирали за происходящим.
  
  -Теперь вы въехали? Вчера я сказал, что мне совершенно плевать, что вы собираетесь делать. Так что не надо испепелять меня своими буркалами, бууу, как страшно. Как я уже упомянул ранее, темп наш различается.
  
  Солидная и сложная форма, а возможно и само существование вещи, не принадлежащей этому миру отняло дар речи у студентов и их преподавателя. Затем, любитель байков, Айкава, в трепете поинтересовался у Хадзиме.
  
  -Э-это Нагумо слепил, как и тот ствол вчера?
  
  -Да, как-то так. "Я его слепила из того, что было... Ну а то, что было, то и полюбилаааа". Мы пошли короче, в сторону.
  
  Небрежно произнес Хадзиме, уже собравшийся дать ходу, но Айко продолжала молча стоять. Ей хотелось следовать по пятам за Хадзиме и его отрядом, чего бы это не потребовало. На это у нее было две причины. Одна из них касалась всей правды вокруг сказанного Хадзиме прошлой ночью. Айко не могла выкинуть из головы те слова. "Сокурсник пытался меня прикончить". Об этом ей хотелось разузнать больше, сказал ли он правду или было ли это все его большим заблуждением. Если все правда, то она желала знать, как дальше поступит Хадзиме. Услышав больше подробностей от самого Хадзиме, она сможет избежать подобные происшествия в будущем. Когда поиск окончится, учитель не ведала, когда она вновь встретится с Хадзиме и его отрядом, так что упускать этот шанс она была не намерена.
  
  Другой причиной являлся Шимидзу Якитоши, сейчас без вести пропавший. Хоть они и пытались наскрести хотя бы частичку информации, не оставив не единого уголка неисследованным, признаков ученика не было ни в одной из ближайших деревень или городов. Но так как в северной гряде гор никто не проживал, она отлично знала, что туда они еще не наведывались. Будь это по его инициативе или чисто случайно, ей бы никогда не пришло в голову, что он мог посетить этот горный хребет. Но при мысли, что его могли бросить в полном одиночестве, ей захотелось отыскать его след, пока Хадзиме и отряд будут погружены в поиске пропавших.
  
  Причем, частично являлось совпадением то, что Сонобе и другие студенты находились здесь же. Айко намеревалась прибыть к вратам раньше Хадзиме, дабы настигнуть его вовремя, так что она еще перед рассветом вышла из таверны, лишь для того, чтобы тут же быть уличенной Юкой Сонобе, выходившей из местной уборной. Так как Айко снарядилась нужным для путешествий обмундированием, стараясь уйти в такое неразумное время, Юка Сонобе не отпускала ее, допрашивая ее до последнего, чувствуя при этом любую ложь. В связи с чем, они, само собой, не могли пойти ей навстречу и отпустить к подвергшемуся изменениям Хадзиме, Юка разбудила всех студентов, заодно и прилагая усилия на их присоединение к поисковому отряду. Надо добавить, что рыцарям они оставили записку, в которой говорилось об их присмотре за домом, раз все выходило так, что они вызовут лишь еще больше проблем, пойди они с Хадзиме и его группой. Хотя невесть как они на такое отреагируют...
  
  Айко подтянулась поближе к Хадзиме, шепча ему о своем решении. Хадзиме придвинул лицо подле нее, ведь он не мог позволить другим услышать содержание их разговора, но теперь, он мог разглядеть густой слой макияжа, которым она пыталась скрыть темные тени. Определенно, вряд ли она спала, узнав его историю.
  
  -Нагумо-кун, раз сенсей - учитель, то ему необходимо разузнать больше подробностей от Нагумо-куна. Поэтому я не допущу твоего ухода, пока не выложишь все на этом самом месте. Я буду преследовать тебя, попытайся ты сбежать. Не будет ли это слишком навязчиво для Нагумо-куна? Мне не важно, скажешь ли ты это во время нашего путешествия или во время поисков, просто удели немного времени, ладно? Если так и поступишь, то, как и Нагумо-кун сказал, после этого города настанет наше прощание... на это время.
  
  Хадзиме мог узреть свет решимости в очах Айко, он уже сожалел об оброненных им словах прошлой ночью, обернувшимися этим мысленным провалом. Он понимал способность Айко брать все в свои руки (хотя она часто лентяйничала). Попытайся он ее сейчас обмануть или дать деру, она воспользуется поддержкой рыцарей, чтобы отыскать его.
  
  Он отвернул взгляд от Айко, посмотрев в небо, светлевшее с каждой минутой. Все еще не отбросив возможность выживания Вилла, он крайне жалел о потраченном на их беседу времени. Хадзиме тяжко вздохнул. Надо признать, он получил по заслугам, снова возвращая взгляд на Айко.
  
  -Ладно. Я дам вам пойти с нами. Но даже говоря такое, времени на болтовню с вами у меня нет...
  
  -Меня это не интересует. Я лишь хочу услышать это с уст Нагумо-куна.
  
  -Тьфу, сенсея ничем не пробить! Что бы и где бы ни случилось, вы всегда остаетесь учителем, хех.
  
  -Конечно!
  
  Айко, "Хум!" - выпятила вперед грудь, игриво взирая на то, как Хадзиме сдавал позиции. Поскольку переговоры прошли успешно, студенты издали вздох облегчения.
  
  -...Хадзиме, ты их достанешь?
  
  -Ага, эта личность даже тут учитель. Она будет стоять на своем, пойдя на все, ради своих студентов. Если я ее оставлю ни с чем, это еще аукнется в будущем.
  
  -Хо~ Примерный учитель, заботящийся о своих студентах.
  
  Так как Хадзиме пошел на попятную, Ю и Шия не могли скрыть своего удивления, задавая ему вопрос за вопросом. Услышав его ответ, сопровожденный горькой усмешкой, пары глаз, пристально наблюдавших за Айко, слегка изменились. В них зародилось некое уважение. Даже Хадзиме отзывался о ничем несгибаемой воле учителя, как о чем-то, уже им признанном. Для примера ради стоит добавить, что она не разделяла студентов по ценности или их внутренне-внешним качествам, за что она заслуживала его уважение как взрослого человека.
  
  -Но байк выдерживает лишь троих, да? Что же нам делать?
  
  На что указала Санобе, являлось чистой правдой. Можно не сомневаться в том, что лошади ему не ровня, как и бросать Ю с Шией, чтобы подбирать Айко. С неохотой, но Хадзиме все-таки положил двухколесный транспорт обратно в хранилище ценностей, достав при этом транспорт четырехколесный, опять же целиком и полностью работающий на магии.
  
  Пинпон - на нет и следа нет, в тоже время перед глазами всех появился здоровый объект, они уже знали, что он задействует артефакт. Айко и остальные уже ничему не удивлялись. Рассмотрев получше нынешнего Хадзиме, Юке и остальным подумалось, "кто на этом свете мог назвать его некомпетентным?" - ясно прочитав его "сообщение", что "кто не с нами, тот в кабине позади нас", посмотрев вместе с тем на Хадзиме, резво севшего на место водителя со сложными чувствами на душе.
  
  ***
  
  Сейчас они двигались по дороге, простирающейся прямиком к северной цепочке гор, используя жужжащий пчелой и заряженной магией четырехколесник. Хоть и главный тракт имел неважную дорогу, благодаря амортизации и функцией трансмутации земли, позаимствованной у двухколесного, большая часть толчков была погашена. К тому же, мужские студенты, сидящие сзади, с тяжелым металлическим багажом за спиной не испытывали никаких притеснений.
  
  Кстати, хоть у него и имелось хранилище ценностей, причина, почему он специально прицепил кабину заключалась в том, что оно было занято пулеметами, которые он мог воспользоваться, будучи за рулем, они для него, словно глоток свежего воздуха. Небольшая прихоть с его стороны.
  
  Что касается сидений внутри повозки, то Хадзиме, естественно, сидел на месте водителя, Айко была в стороне от него, Ю сидела рядом с ней. Айко заняла место позади него, дабы услышать его историю. Хоть она и не поведала об этом остальным студентам, ей хотелось узнать ее как можно скорее.
  
  Первоначально, соседнее к Хадзиме сиденье принадлежало Ю, но она уже и так знала все подробности истории, которую он хотел рассказать, так что уступила место Айко. Но Айко с Ю были крохотными, поэтому еще оставалось значительное количество места на сиденьях.
  
  В отличие от них, Шия, умостившаяся на задних сиденьях, выглядела весьма зажато. Забудем о Шии, Сонобе с Сугаварой обладали весьма "пышными" телами, так что места брали немало. Тонкий, как тростинка, Миязаки, чувствовал себя не в своей тарелке.
  
  Но наибольшее ощущение дискомфорта испытывала Шия. Ее место находилось как раз между Сагаварой и Сонобе, а обсуждали они животрепещущую тему ее отношений с Хадзиме. Любовь-морковь между расами иных миров, это не та тема, которую были готовы пропустить старшеклассницы. Они настолько изнывали от любопытства, что они неотрывно расспрашивали Шию, а смущенная Шия, как могла, старалась ответить на все их вопросы.
  
  В немного другом месте, беседа Хадзиме и Айко также достигла своего апогея.
  
  Услышав все историю о Хадзиме во всех подробностях, она признавалась себе, что возможность нарочного выпуска магии в него была высока. Айко все еще сложно было в это поверить, и это ее неутомимо беспокоило. Послушав ее немного, Хадзиме лишь фыркнул в ответ.
  
  Пока что, он догадывался, что это кто-то вроде Хиямы, и хоть его догадка была как никогда близко к правде, он рассматривал ее лишь как одну из возможностей. Все же, Айко своим умом до такого дойти не могла, и даже если круг возможных подозреваемых сузился бы, как бы она смогла восстановить образ того, кто совершил убийство? Какое возмездие понес бы он тогда? Ее раздирали проблемы, а дурные мысли мешали думать.
  
  Она застонала, все еще погруженная в неприятности, но благодаря мягкому покрытию и дрожащей по дороге повозке, Айко стала уходить в мир снов, но прежде, чем она это осознала, жупжуп, ее тело само упало на колени Хадзиме.
  
  В обычной обстановке, он бы послал ее полетать, так как она являла собой препятствие, но так как ему показалась грубой такая линия поведения по отношению к Айко, он просто оставил ее как есть. Все-таки, сведения Хадзиме являлись главной причиной погружения Айко в сон. Так что если все так, то придется потерпеть, показывая небывалую щедрость.
  
  -...Хадзиме так учтив с Айко.
  
  -...Ну, если это кто-то, кому я обязан, то думаю, все в порядке.
  
  -За~бавно.
  
  -Ю?
  
  -...
  
  -Ю-сан, не смотри на меня, как сквозь пальцы, пожалуйста.
  
  -...Следующая я воспользуюсь коленками-подушками.
  
  -...Хорошо.
  
  Даже когда Айко коленкоподушничала, Хадзиме с Ю могли войти в мир только их двоих. На задних сиденьях, старшеклассницы загоготали "киякия", впрочем, как и угрюмый кролик там же. Сейчас они входили в опасную зону, где в любую секунду могло произойти что-нибудь непредсказуемое, но никто об этом не задумывался, так как их шум все поглощал.
  
  ***
  
  Северный Горный Хребет.
  
  Несколько гор растягивались в высоту от 1000 до 5000 метров. Растения и деревья как-то смогли ужиться, и произрасти в этой местности. Загадочное место, с усеянной везде растительностью. Цвет напоминал японские горы осенью, другие области были наполнены деревьями с бурными зелеными листьями, словно в середине осени, но для контраста здесь имелись и засохшие деревья.
  
  Более того, если человеку открывался вид на горный хребет, то за ним сразу бросался еще один горный хребет. К северу их количество лишь нарастало. Пока что было подтверждено 4 таких горных цепочек, а за ними начиналась неизведанная область. Насколько тянулся этот природный феномен, обычный приключенец нацеливался на пересекание 5 горной цепочки. Но так как демоны с каждым горным хребтом становились все сильнее и сильнее, в конце не оставалось ни шанса на успех.
  
  Высочайшая гора случайно именовалась "Гора Бога". По текущему положению вещей, первое место, в которое прибыли Хадзиме и остальные, попав в этот мир, лежало 1600 километров восточнее Горы Бога. Живые оттенки красного и желтого на свежих листьях деревьев сразу бросались в глаза. Знающий человек, присмотревшись, мог найти пряности и съедобные растения в этой области. Все это разнообразие обогащало общую картину города Ула, настолько плодотворна выглядела эта гора.
  
  Хадзиме и остальные, остановившись у подножия горы, какое-то время как зачарованные наблюдали за сказочной игрой цветов природы. Одна из девушек издала "Хоо~". Через некоторое время, Айко приносила извинения, за использование коленок в качестве подушек, все время краснея. Но завидев свежий пейзаж, она отбросила "черный случай" в самый дальний уголок своей памяти.
  
  Хадзиме хотелось получше полюбоваться этим, так что, положив четырехколесник в причитающее ему хранилище, он достал оттуда нечто иное.
  
  Этим иным являлось имитация моделек птиц, растягивающихся на 30 сантиметров каждая, на них же имелись кольца, с втопленной формой кристаллов, куда вставлялись серые кристаллы.
  
  Потянув за кольцо, Хадзиме при этом достал 4 модели, он бросил каждую из них в воздух. Любой мог бы подумать, что они упадут на землю из-за гравитации. Но эти пташки летали в воздухе как в своей стихии. Айко и студенты испустили "Ааах".
  
  Четыре механические птицы стали вращаться на месте, полетев в сторону гор.
  
  -Умм, это у нас...
  
  Полюбовавшись модельками птиц, улетающих без единого шороха, Айко представляла собой единую волю всех студентов, задавая ото всех же один вопрос.
  
  Хадзиме проронил "Беспилотные Разведывательные Самолеты", и словно повозка и пистолеты-пулеметы, принадлежали они к вещам, никак не относившимся к этому миру.
  
  Имитационные модели птиц звались "Беспилотные Разведывательные Самолеты", сокращенно БРС, это было кое-что, что Хадзиме сотворил, отсылаясь к дистанционно управляемым рыцарям-големам из РГК. Они были к тому же изготовлены из материала, полученного там же. С помощью магии созидания, он привил минералам гравитационную магию, ведь сам он не имел склонности использовать ее на себя, поэтому они стали нейтрализовать гравитацию при парении. Вот так были созданы гравитационные камни. Вдобавок к этому, сюда же пристраивались индукционные камни, применяемые для управления големами. Сверху этого, кристаллы дальновидения были зафиксированы в частях каждой из голов. Минералы, используемые в глазницах големов, были индукционными. Схожие с кристаллами дальновидения, они могли запечатлеть сцены отражения других фрагментов кристалла, невзирая на дистанцию, пока им поставлялась магическая энергия того же типа. Похоже, именно благодаря такому механизму Миледи смог узнавать положение Хадзиме и его отряда. Установив кристаллы дальновидения внутри магического ока, он смог любоваться всем, чего открывалось беспилотным разведывательным самолетам. Первым делом, первым делом - самолеты, ну а девушки, а девушки - потом.
  
  И все же, человеческий мозг имел ограничения производительности переработки тех или иных процессов, сейчас четыре штуки были той чертой ограничения, позволяя им свободно летать в небе. Остается полнейшей загадкой, если вообще не ребусом, как Миледи могла контролировать одновременно 50 големов.
  
  Для эксперимента, производительность его мозга была ускорена посредством "световой скорости", управляй он лишь одним самолетом, он мог бы выписывать точные движения. К тому же, пока он был наделен "световой скоростью", он мог управлять и маневрировать 7 самолетами, задавая им четкие движения в определенный временной срок.
  
  В этот раз он вытащил БРС, так как было весьма удобно начать поиск с воздуха, ведь радиус поисков был поистине огромен. Засмотревшись за самолетами и на то, как они от них отдаляются, Айко попытались перестать удивляться каждому его шагу, однако этой мечтой не суждено было сбыться.
  
  Хадзиме и остальные прошествовали вглубь гор, использую тот же путь, что и приключенцы. Признаки демонов говорили о том, что они были немногим выше другой стороны горной тропы. Где-то в окрестностях 6 или 7 горы. Раз дело обстояло так, то группа авантюристов Вилла должна была исследовать где-то в тех местах. Обмозговывая этот факт, они в быстром темпе последовали вперед, сразу после того, как Хадзиме выпустил БРС в этих краях.
  
  Хадзиме и остальные дошли до 6 горы почти за один час, и остановились. Причиной этому был поиск дальнейших следов где-то в этой области...
  
  -Хааа, хааа, стоп... Тайм-аут... Кхееее, хааа, хааа.
  
  -Зееее, зееее- Вы в порядке... Аи-чан сенсей, зеее, зеее-
  
  -Уоп, можно же сейчас остановиться на привал? Четыре-четыре, я на перерыве, а?
  
  -...Хуууую- Уююююю.
  
  -Гехо, гехо, Нагумо-кун и его группа настоящие монстры...
  
  Айко и студенты не могли похвастаться высокой выносливостью или силой, он так и предполагал, так что отдых был необходим. Естественно, статусы Айко и остальных были в разы выше ординарных жителей этого мира, так что усталость навалилась на них не раньше преодоления шестой горы. Все дело было в ураганном темпе, в котором продвигалась команда Хадзиме, так что им пришлось собрать все свои силы, чтобы карабкаться дальше вверх, а слабость заметили они, когда их силы покинули их, а ноги стала вялыми и ватными.
  
  Они судорожно хватали ртом воздух, уже на всех четырех конечностях, а Хадзиме смотрел на них с некоторым беспокойством. В любом случае, он принял решение обыскать окрестности, а пока что они пошли к ближайшей реке, чтобы дать себе передохнуть. Местность он смог разведать благодаря информации, полученной от БРС. После утверждения локации для Айко и студентов, которые все еще тяжко дышали, он и его группа пошла прямиком к реке. Вероятность того, что отряд Вилла также мог остановиться там, также была крайне высока.
  
  С Ю и Шией во главе, они переходили с горы на гору. Шорох раз, шорох два. Звук опадающей листвы приятно отдавался в ушах, когда они продолжили поход между деревьев, тогда им послышался отзвуки реки. Звук, радостно будоражащий уши, ушки Шии аж закачались от восторга.
  
  Наконец отряд Хадзиме достиг реки. Масштабная река, несравнимая с мелкими. Шия, обладавшая наивысшей среди них способностью к поиску, обозревала окрестности, тогда как Хадзиме еще раз выпустил своих птах для проверки чьего-либо присутствия, но они показали, что демонов поблизости не было. Пока они могли расслабиться. Сидя на утесе у берега реки, они обсуждали свои планы по розыску. Ю сняла ботинки и погрузила ноги в реку, промолвив "Всего лишь чуть-чуть". Эгоистично воспользовалась моментом. Хадзиме закрыл на это глаза, ведь Айко с остальными их все еще не догнали. Он был тем, кто баловал Ю. Шия тоже не преминула воспользоваться возможностью.
  
  Принимая во внимание и то, что они могли пойти к истокам реки, Хадзиме переместил БРС туда, одновременно с этим поглядывая на Ю, пша-пша, разбрызгивающей водичку босыми ногами. Шия тоже была босой, но свои ножки она лишь поместила в воду. Водный поток, по-видимому, приятно щекотал ее.
  
  Айко и прочие, придя в себя и восстановив дыхание, наконец, прибыли. Они замерли на месте, взглянув на Хадзиме и его отряд. Тут же трое студентов заголосили "Рай ли это?", блестя глазами и поглядывая на босоногих Ю с Шией, тогда как студентки бросали на них ледяные взгляды, отчего студенты затряслись, словно осиновые листья. Заметив взоры Тамаи и остальных, Ю и Шия вылезли из воды.
  
  Айко и ее студенты с усердием наполняли свои тела влагой у берегов реки. Из-за мерзких взглядов Тамаи и прочих членов мужского пола, Ю с Шией пришлось на них ТАК посмотреть, что они отвернули взгляд. Увидев этакий спектакль, Айко и студенты смотрели на Хадзиме с теплотой в глазах. Особенно Сонобе и другие. Наслышанные о всяческих вещах от Шии, они сейчас были крайне раздраженными.
  
  -Фуфу, Нагумо-кун по-настоящему ценит Ю-сан и Шию-сан.
  
  Приговаривала Айко, улыбаясь. Хадзиме хотел кое-что добавить, но остановился на середине мысли, лишь пожав плечами при виде угнетенной Сонобе и вида студентов. Ю взяла ситуацию в свои руки вместо него. Словно это было что-то само собой разумеющееся и вообще "пусть весь мир подождет", она вдруг уселась на колено Хадзиме.
  
  -Ннн.
  
  Ей это доставляло такое удовольствие, что она поместила вес всего своего тела на Хадзиме. Видя такое и почувствовав себя одинокой, Шия обняла Хадзиме сзади. Щеки Айко сразу покраснели-порозовели одновременно, а студентки закудахтали "кия-кия" в возбуждении. Тамаи и мужчины заскрежетали зубами.
  
  Хадзиме такой Хадзиме, не сбрасывая с себя эту двойню, он просто отвернул взгляд. Он выглядел немного расстроенным. Однако, в следующий момент он ощетинился.
  
  -...Это.
  
  -Нн... Что-то нашел?
  
  Спросила Ю, пока он всматривался вдаль. Из-за его столь внезапного поведения, Айко и остальные тоже озадачились, не понимая, что происходит.
  
  -У истоков реки... Не щит ли это? Да еще и походные рюкзаки... Похоже, они еще весьма новые и не обношенные. Возможно, мы попали в яблочко. Ю, Шия, вперед.
  
  -Ннн...
  
  -Да!
  
  Дружно встав, их отряд приготовился выдвигаться. Айко и студенты вообще-то все еще хотели отдохнуть, и хоть они знали, что явно преувеличивали, сидеть и ждать у моря погоды они не могли, когда услышали, что Хадзиме нашел кое-какие подсказки. Они с трудом подняли свои изможденные тела, и в отчаянии попытались последовать за Хадзиме и девушками.
  
  В то место, в которое они пришли, как и утвердил отчет БРС, повсюду были разбросаны малые металлические щиты из металла и рюкзаки. Однако, на округлых щитах присутствовали вмятины, а рюкзаки были разорваны посередине, нитками наружу.
  
  Хадзиме и отряд с осторожностью оглядел округу. И тут им бросились в глаза деревья, кора которых неестественно слезла во многих местах. Высотой они достигали двух метров. Понятно, что это не дерево сбросило кожу, а кто-то, очевидно, содрал кору, доведя дерево до такого состояния, а при такой высоте, это дело было явно не человеческих рук. Хадзиме дал указания Шии применить свои поисковые возможности на полную, в то время как он сам врубил восприятие, и они стали подходить к дереву, лишенному коры.
  
  Продвинувшись вперед, они находили признаки побоища одного за другим. Здесь имелись как деревья, так и ветки, треснутые пополам. И множество растений было растоптано, что еще было примечательно, так это фрагменты клинков и кровь, растекшаяся повсюду. Каждый раз, когда они находили такой знак, лица Айко и студентов входили в ступор. Они какое-то временно преследовали эти знаки боя, и Шия нашла кое-что блестящее.
  
  -Хадзиме-сан, а это не кулон?
  
  -М? А, наверное, это оставили здесь. Дай я проверю.
  
  После промывки и очистки предмета от грязи, заполученный им от Шии, он заметил, что это не просто кулон, а медальон. Отворив крышечку, он заглянул внутрь, увидев портрет женщины. Может, она была чьей-то любовницей или женой. Хоть зацепка это была не ахти какая, древней она не была, скорее, довольно новой... Это могло принадлежать кому-либо из группы приключенцев. Так что пока стоило сохранить медальон на будущее.
  
  После они находили еще множество доказательств гибели, коих собирали, ведь они могли помочь опознать владельца. Порывшись какое-то время в округе, день сменился ночью, приближалось время разбивки лагеря на ночь.
  
  Даже сейчас не было заметно никаких признаков диких животных. Хоть они и бдительно следили за окружением, вследствие того, что здесь группа Вилла встретилась с неизведанным, которое их атаковало, в их непосредственной близости не было и признаков демонических существ. Их текущее положение находилось между 8 и 9 горой. По слухам, при переходе через горы, путники обычно встречались с одним или парой демонических созданий, отчего Хадзиме и остальным данная ситуация показалась жутковатой.
  
  Некоторое время спустя, БРС нашел еще одно место со странностями. Великие разрушения были 300 метров восточнее. Хадзиме поторопил остальных мчаться быстрее туда.
  
  Там простиралась большая река. Дальше вдоль русла реки виднелся маленький водопад, сам же объем воды был огромен, а течения крайне резки. Кажется, стекалось все к подножию горы, но по пути течение разветвлялось на еще одну большую и малую реку. Словно выжжено cбоку лазером.
  
  Причиной, почему их лица так преобразились, был тот факт, что выжженная часть представляла собой прямую линию, тогда как окружающие деревья и земля были сожжены дотла. В довесок к этому, получив немалый толчок, куча деревьев были частично поломаны, лежа в десяти метрах в стороне. У берега реки виднелись здоровенные отпечатки ног, размером превышая 30 сантиметров.
  
  -Все указывает на то, что тот случилось настоящее сражение... Эти отпечатки принадлежат крупным двуногим демоническим исчадиям, именуемые Бруталами, появляющиеся после второй горы. Но то, как взрыхлена земля...
  
  Тех, кого Хадзиме описывал как Бруталы, были крайне схожими с орками и ограми из какой-нибудь РПГ игры. Не обладая высоким интеллектом, они действовали в группах. Так как в их арсенале был слабый вариант известной магии "ваджры", называемый "Крепкая Стена", они считались довольно сильными противниками. Обычно спускаясь с общей цепочки гор на вторую гору, эти существа, тем не менее, никогда не заходили в города. Да и не было у них атак, способных сотворить такие притоки реке.
  
  Хадзиме пришел в голову Брутал, когда он пристально осмотрел отпечаток, сейчас же он мешкал, куда им идти, вверх или вниз по течению. Хотя скорей всего отряд Вилла ушел поверху, после такого затяжного боя вряд ли им бы хватило сил идти вверх по течению. Его также брали сомнения по поводу того, что они захотят бежать в противоположную от города сторону, будь они в своем уме.
  
  Хадзиме решил направить БРС вверх по течению, пока они направится вниз по нему. Пусть и следы Бруталов были на берегу реки, возможность того, что группа Вилла нырнет в воду, была, как никогда высока. Но даже при этом, их бы отбросило к берегу из-за их физического изнеможения.
  
  Другие также согласились с предположениями Хадзиме, и они стали спускаться вниз по течению вдоль берега реки.
  
  Вскоре они столкнулись с более просторным водопадом, по сравнению с предыдущим. Проворно спустившись с утеса под другую сторону водопада, они были как никогда близко к водоему. Освежающий ветерок свойственный водопаду бодрил их тела и разум, которые измотались после целого дня поисков. Затем Хадзиме ощутил отклик от своего "ощущения присутствия".
  
  -! Это же...
  
  -...Хадзиме?
  
  Среагировала немедленно Ю, спрашивая его. Какое-то время он сосредотачивался, закрыв глаза. После медленно их распахнув, он издал удивленным голосом.
  
  -О, надо же, навык присутствия что-то подобрал. Ощущение говорит мне, что это человек. Местоположение... В глубине водоема.
  
  -Значит, выжившие есть!
  
  Хадзиме кивнул на возбужденный возглас Шии. Он изрек: "Одна живая душа", когда Ю поинтересовалась количеством выживших. Айко со студентами пребывали в приподнятом состоянии. Ну, это вполне естественно. Хотя шансы на успех не равнялись нулю, честно сказать, многого они не ждали. Шел пятый день, с момента пропажи отряда Вилла. Было чудом, что уже один из них мог спастись.
  
  -Ю, прошу.
  
  -...Нн.
  
  Посматривая на водопад, Хадзиме позвал Ю. Она догадалась о его намерениях уже от этих нескольких слов, тряхнув правой рукой как активатором магии.
  
  -"Волнистый Замок", "Стена Ветра".
  
  И разошлась вода в водопаде, разделившись на две половины по сторонам, будто красное море из легенд о Моисее. В довершении всего, раскинувшаяся вода была идеально срезана воздушной стеной. Таков был результат водяной магии, создающей стену воды под высоким давлением, называемой "Волнистый Замок" и воздушной магии, именуемой "Стена Ветра".
  
  Без всякого пения, было активировано одновременно два элемента. Узрев, как ей это удается, уже не помня то бесчисленное количество раз использования магии, Айко и студенты уронили челюсть, пребывая в трансе. Можно быть уверенным, евреи, будь среди них евреи, тоже бы еще долго не могли прийти в себя.
  
  Так как и ее магия имела пределы, Хадзиме стал подгонять Айко и студентов, ведя в их своды пещеры, открывшийся им под водопадом. Сразу, как они вошли, путь резко стал изгибаться вверх, а место, куда они зашли, образовывало весьма просторную каверну. Вода и свет падали с потолка, вода при этом заливалась в водный резервуар внизу. Причиной, по которой он не переливался - вода наверняка продолжала течь внутри.
  
  Они обнаружили мужчину, лежавшего в самой дальней части пещеры. Подойдя к нему поближе, они убедились, что парень был еще юным, около 20 лет. И хоть он и выглядел как человек знатного происхождения, сейчас он казался чрезвычайно бледным, чуть ли не живым трупом. Однако серьезных повреждений на нем не нашли, а так как внутри его походного рюкзака еще имелась еда, это значило, что он просто спал. Его тяжелое состояние и внешний вид кричали о том, как ему было плохо здесь одному.
  
  Завидя встревоженную не на шутку Айко и так как сам Хадзиме хотел выяснить личность юнца, он воспользовался своей искусственной рукой, собирая свои силы до предела и щелкая по лбу спящего мужчины.
  
  БЖАМ!!!
  
  -Гваа!
  
  Вскрикнул он, просыпаясь. Юноша шипя, обхватил лоб обеими руками. Айко и остальные затряслись от мощной и не знающей пощады затрещины, вдарившей в лоб. Их, Хадзиме, как будто не заметил, вплотную подойдя к парню с заплаканными глазами и спрашивая его имя.
  
  -Ты Вилл Кудета? Третий сын графа Кудеты.
  
  -А, вы, как вы ребята добрались досюда вообще...
  
  Так как мужик лишь непонятно моргал, не врубаясь в происходящее, Хадзиме снова занял стойку для удара по лобешнику, медленно прицеливаясь.
  
  -Отвечай на мой вопрос. Я буду увеличивать силу удара на 20 % каждый раз, когда ты будешь говорить что-то, не относящееся к прямому ответу на мой вопрос.
  
  -Э, ээ?!
  
  -Ты Вилл Кудета?
  
  -Умм, уваа, да! Господи, я Вилл Кудета! Да, это я!
  
  На какой-то момент, когда юноша заколебался с ответом, глаза Хадзиме испустили зловещий свет, и он мгновенно вытянул левую руку. Мужчина в панике объявил свое имя. Видимо, это был и в самом деле он. Похоже, что он чудом выжил.
  
  -Ага. Я Хадзиме. Хадзиме Нагумо. Я пришел сюда по поручению главы ветви, Илвы Чанг. (Мне же на руку) Славно, что ты выжил.
  
  -Илва-сан?! Вот как... Как же я... задолжал этому человеку... Ум, и тебе я тоже признателен. Ты должно быть, весьма выдающийся авантюрист, раз получаешь поручения прямо от Илвы-сан.
  
  Вилл выражал благодарность, с почтением в глазах. Похоже, он уже забыл о щелбане великой силы некоторое время назад. Ну, если так, то он неожиданно приятный человек. Уж точно лучше, чем свинья кое-откуда. После того, как все представились, они стали слушать рассказ Вилла о том, что на самом деле было.
  
  Краткий пересказ.
  
  Пять дней назад группа Вилла прибыла в окрестности верхушки пятой горы, как и Хадзиме и остальные, используя горную тропу. Внезапно у них на пути выросли Бруталы. Как и ожидалось, отряд Вилла не смог выдержать натиск того числа Бруталов на тот момент, и попытался спастись бегством. Но количество атакующих монстров лишь нарастало, и к тому моменту, когда они это заметили, их отряд уже был у реки шестой горы. Тогда Бруталы взяли их в кольцо, но во спасение остальных, мелкие по званию, малозначимые солдаты пожертвовали собой. После они дошли до широкой реки, осознание безвыходности усилилось.
  
  По-видимому, это был черный, как смоль, Дракон. Когда они бросились вдоль русла реки, Дракон дыхнул, и Вилла отшвырнуло в реку этой атакой. Насколько позволял ему его угол обзора прежде, чем его сдуло, он успел увидеть, как человек под воздействием дыхания испарился на месте, тогда как другие два оказались между молотом и наковальней среди Бруталов с одной стороны и Дракона с другой.
  
  Вилл очутился у водоема возле водопада, и так как его прибило там же к берегу, он смог доплести свои ноги до пещеры, которую он чисто случайно открыл для себя и с той самой поры здесь же и прятался.
  
  В каком-то роде это напоминало кое-что, что могло произойти кое с кем. А могло и не произойти.
  
  Вилл, поведав им такое, почувствовал гордость, и вдруг начал всхлипывать. Вполне резонный шаг, старшие приключенцы поучали его как могли, раскладывая все знания по полочкам и объясняя весь ноу-хау, связанный с приключенческим уделом, и заботились о нем, хоть один из них постоянно корчил недовольное лицо. Не в силах подтвердить их сохранность, чувственная его часть тряслась от страха, ожидая помощи, та его часть, что ощутила облегчение при мысли, что вот, его спасли, тогда кода его спутники уже были мертвы. Его переполняли самые разные оттенки чувств, а страх выходил за разумные пределы.
  
  -Я худшиииий из нынии шивущииих, фуууу, хотшь фсе они похиблиии, я ничшего толком не предприняяяял. Хыыыы, бшыть единственным шивым... Еще и шуствовать облехчение... Я!
  
  Причитания Вилла отразились эхом внутри пещеры. Никто не мог его прервать. Виллу, винящего себя, с растекшимися слезами по лицу, невозможно было найти слов утешения. Со страданием глядели студенты на Вилла, Айко успокаивающе хлопала его по спинке. Ю как обычно держала моську кирпичом, а вот Шия выглядела озабоченной.
  
  Но тогда, когда Вилл искал подходящие слова для выражения своих мыслей, с места сдвинулся непредсказуемая личность. Хадзиме. Он подошел к Виллу, схватив того за воротник. Он применил свои нечеловеческие силы, чтобы поднять его в воздух. А дальше, пока Вилл барахтался от боли, не в силах вдохнуть, Хадзиме заговорил необычайно проникновенным голосом.
  
  -Что не так с желанием жить? Что не так с последующей радостью от того, что остался в живых? Эти желания и чувства неотъемлемая и естественная часть тебя самого. Поэтому ты человек.
  
  -Н-но... Я...
  
  -Ну и пусть, если тревожишься о погибших... продолжай жить. Борись, живя, борись, умирая. Если ты последуешь этому, то когда-нибудь...Придет день, когда ты поймешь свыше сказанные причины и осознаешь факт, почему ты сегодня остался в живых.
  
  -...Жить дальше.
  
  Даже плача, Вилл не унимаясь, проговаривал слова Хадзиме, отрешившись от всего. Хадзиме отпустил его с небес на землю, на землю в обоих смыслах. Затем подшутил над собой: "О нет, что же я наделал", его слова, более чем на половину относились к нему самому. Ситуация Вилла немного походила на его, и приуменьшать ценность его жизни то же самое, что говорить: "Зря ты выжил" самому Хадзиме. Так что он ненароком разъярился.
  
  Конечно, это уже сказывалась его мания преследования. Более половины сказанного являлось лишь всплеском его собственного гнева, так что от вспышки раздражения ребенка оно не сильно отличалось. Даже пройдя через многие вещи, Хадзиме всего еще был 17-летним мальчишкой, и ему предстояло еще многому научиться. Сейчас он понял, что пустился в самопорицание, отвращение к самому себе. Видя это, Ю подошла к Хадзиме легонько дотронулась до его руки.
  
  -...Все хорошо. Хадзиме не ошибается.
  
  -...Ю.
  
  -...Оставь это для своего собственного блага. Живи дальше. Вместе со мной, да?
  
  -...Хаха, ааа, само собой. Буду жить, во что бы то ни стало... Так что не оставляй меня.
  
  -...Ннн.
  
  Они оставили Вилла плакаться в жилетку самому себе, уединившись в мир, созданный лишь для них двоих. Сопротивляться Ю он не мог, так что плавно погладил ее щеки, и она, в порыве ласки, позволила ему себя погладить. Еще не до конца поняв, что послужило спуском такого развития, Айко и студенты все моргали и моргали, в то время как Шия смотрела на Хадзиме с Ю полуприкрытыми глазами.
  
  Хаотичная обстановка затянулась еще ненадолго (спасибо халатности Хадзиме) и вскоре все как-то сами пришли в себя. Отряд принял решение сходить с горы. До заката солнца еще оставалось более часа, так что если они поторопятся, то дойдут до подножия горы как раз, когда солнце скроется за горизонтом.
  
  Хоть их немного волновали Бруталы и черный-причерный Дракон, они были вне прерогативы Хадзиме и его группы. Немыслимо было продолжать дальше поиски, попутно защищая тех, кто не особо владел искусством боя. Вилл и сам понимал, что будет им мешать, так что лучше других знал причины их отступления. Студенты, конечно, еще настаивали на дальнейших поисках из-за своего такого узкого чувства справедливости, зарождающегося первоначально из проблем горожан. Айко упрямо отказывалась вести поиски в связи с великой опасностью, представляемой в виде Черного Дракона и Бруталов. В итоге они решили спускаться.
  
  Однако, процесс не заладился. Теперь их отряд тепло встретили сразу, как только они вышли из под водопада с помощью магии Ю.
  
  ГУРУРУРУ
  
  Низко рыча, с телом, покрытым чешуйками цвета дегтя, с золотистыми глазами, выпучившимися прямо на них и пребывая в воздухе, размахивая своими крыльями... им предстал Дракон.
  
  
  
  
  
  
  Подчинение Черного Дракона
  
  Длина дракона была не меньше 7 метров. Тогда как все его тело было покрыто чешуйками цвета воронова крыла, на каждой из передних лап торчали по пять заостренных когтей. Широкие крылья росли из-за спины, слабо светясь от сконцентрированной в них магии. Каждый раз, как он взмахивал ими, даже учитывая их немаленькие размеры, поблизости разносился небывалый порыв ветра. Однако, самая заметная его особенность являлись золотистые очи, отсвечивающие в ночи как две луны. Зрачки, стоящие вертикально, как у рептилий, сейчас опасно сузились, испуская прекраснейшее сияние.
  
  Золотистые буркала созерцали Хадзиме и остальных с воздуха. Низкий гул вырвался из глотки Черного Дракона. Его всесокрушающую силу нельзя было сравнить с Хивериями, которых он видел в глубине ущелья РГК. Хотя уже Хиверии считались пренеприятными существами, причем высокоуровневыми демоническими существами, в сравнении с драконом перед ним, они были лишь маленькими пташками. Его сказочная внешность делала его Повелителем Небес.
  
  Словно лягушки, загипнотизированные взглядом змеи, Айко и студенты в этот момент окаменели. Особенно Вилл выказывал необыкновенную бледность, гтагтагта, клацая зубами, готовый в любой момент упасть в обморок. В голове его предстал образ того, как их атаковали до этого.
  
  Хадзиме уже видал следы от когтей черного Дракона при его нападении, создавшие разветвления реки. Он и тогда сообразил, что это довольно могучий демон, но сейчас, ощущая магическую энергию и давление, исходящее от черного Дракона, он пересмотрел свои взгляды, осознавая, что он в три раза отличался от того, что он себе представлял. Вспоминая демонических отродий бездны, стоило заметить, что таким же сильным как гидра он не являлся. Но он мог учуять, что дракон мог приравниваться к демонам 90 этажа.
  
  Завидев Вилла, дракон воззрился на него. Следующим движением он раскрыл пасть с острыми, как бритва клыками перед опешившими людьми.
  
  КИЯВАВАВАВА!!!
  
  Мистический тембр утонул в закате, прогремя над горами. Хадзиме пришла в голову атака дракона, которой он стер предыдущих авантюристов с лица земли у реки.
  
  -Кх! Ретируемся!
  
  Предупредив их, Хадзиме мгновенно отпрыгнул со своего места, чтобы ускользнуть от атаки. Ю и Шия неотступно следовали за ним. Однако кое-кто не смог внять его указаниям, да что там, можно сказать, большинство из них не успели внять.
  
  Айко, студенты и даже Вилл одеревенели и не могли и шага сделать со своего положения. Их тела не смогли среагировать на такое неожиданное событие, Вилл же прогнулся под воздействием страха, не в силах отвернуть взгляд.
  
  -Тц!
  
  -Хадзиме!
  
  -Хадзиме-сан!
  
  Хадзиме отдал приказ Ю и Шии, используя "Телепатию", вдруг вернувшись в свою прошлую позицию, применив "сжатие земли", очутившись между группой Айко и драконом. Он не чувствовал каких-то угрызений совести, оставив Айко наедине с крылатой тварью, но он все гадал, чего она пошла с ними на поиски Вилла, чудом выжившего. Но его заданием являлось доставка Вилла, если он был жив. А значит, Хадзиме не мог оставить его на произвол судьбы.
  
  Хадзиме вытащил из хранилища ценностей на пустое пространство двухметровый, гробовидный, здоровый щит, надавив на него левой рукой. Добавив сюда магической энергии, на нижнем конце щита, "вжинь!", выдвинулось острие, которое сразу же мощно пронзило землю.
  
  Незадолго после этого, прямое, черное, лазероподобное Дыхание низверглось со стороны Дракона. Дыхание беззвучно вышло из его пасти, мгновенно достигнув широкого щита Хадзиме. Толчок сопровождался оглушающим ревом, а тепловая волна в пепел сожгла землю вокруг щита.
  
  -Гууу!!! Оооо!
  
  Хадзиме воинственно рыкнул, сопротивляясь давлению его Дыхания. Прежде, чем кто-либо осознал, тело Хадзиме и его гигантский щит испустили алое сияние. Последствия его "ваджры". Однако, Дыхание видимо содержало бОльшую силу, так как после некоторого сопротивления, оборона его была прорвана тогда, когда щит получил прямой удар.
  
  Но даже так, он все еще держал Дыхание. Сила, что проходила сквозь "ваджру" Хадзиме и пекло, постепенно плавили поверхность щита, так бы он и накренился или упал вниз, но Хадзиме мигом восстановил ее "трансмутацией". Больше таких прорывов он не допустит.
  
  Острие, что врезалось накрепко в землю, чтобы зафиксировать их положение, было сломлено под воздействием давления, въехав обратно внутрь в свое гнездо. Хадзиме превратил подошвы ботинок в шипы и снова применил "ваджру" в противовес Дыханию. Его гигантский щит соединялся с его вытянутой левой рукой, и он также для устойчивости приложил сюда и свою правую руку.
  
  Щит, который он достал, был создан из Таурийской руды как главного компонента, в то время как Звездная Руда была помещена в проемы, а наружную часть покрывала Азантиумная руда. Так как Хадзиме являлся мастером превращения, даже если атака превышала стойкость Азантиумной руды, возможно было восстановить прочность, пусть даже буквально на пару секунд. Даже будучи пробитой, Звездная руда во втором слое имела свойство крепнуть при ее подпитке магией, а магия Хадзиме больше не позволит никаких пробоин.
  
  Поэтому, даже прорывая Азантиум, Дыхание было не в состоянии уничтожить этот здоровый щит. Но нельзя сказать, что входящая сила не могла оттолкнуть владельца щита куда подальше. Сейчас, обладателя фактически нечеловеческих способностей, Хадзиме, медленно толкало назад. На земле оставались пометины от острия щита и его шипованных ботинок.
  
  Если так продолжится, сам Хадзиме, экипированный гигантским щитом и "ваджрой", вместе с его сверхчеловеческими возможностями не понесет существенного вреда. Но если он лишится щита, Айко и остальные падут жертвами дыхания, исчезнув из истории этого мира, не оставив после себя ни пылинки.
  
  Когда Хадзиме стало невыносимо терпеть, неожиданно мягкое ощущение отразилось на его спине. Бросив взгляд за свое плечо, стала заметна Айко, как-то прыгнувшая к его спине, и сейчас в лихорадке его поддерживающая. Похоже, пока Хадзиме сопротивлялся Дыханию, она пришла в себя и решила его поддержать, оперевшись ему на спину, пока он сам съезжал назад. Завидев такое, Вилл и остальные тоже бросились его поддерживать, без остановки паникуя.
  
  Дыхание все не кончалось. Окружающая их вода в реке испарилась при столкновении с тепловой волной, почва и камни у русла реки улетели вдаль от толчка, при этом уже сильно искажённые. С момента получения прямого попадания Дыхания прошло не так уж много времени. Хадзиме казалось, что прошла целая вечность, на деле же миновало не более 10 секунд. Пока он сжимал зубы, размышляя об этом, он услышал такой долгожданный голос.
  
  -"Проклятые Небеса".
  
  В тот миг, когда название магии было сказано вслух, над Драконом возникла черная, крутящаяся сфера, четырех метров в диаметре. Кромешная тьма, способная засосать любого, кто смел заглянуть в нее, тут же низвергнулась вниз и сокрушила дракона прямо в землю.
  
  -Гуруруруааа?!
  
  Послышался новый рык дракона, распластавшегося на земле, его Дыхание было прервано, и от удара он вновь заревел. Но вихревая сфера, словно говоря, что это не все, не останавливала чудовищное давление на дракона ни на секунду, погружая его в землю.
  
  "Проклятые Небеса".
  
  Гравитационная магия Ю. Создавая крутящийся гравитационный шар, заклинание сокрушало свою цель с помощью сверхгравитации, пропорциональной к количество поглощенной магической силы. Крайне практичная магия, способная изменить свое направление, используя гравитационное поле.
  
  Гравитационная магия впитывала не так уж много магии, будучи направленной на своего владельца. Однако, в случае использования гравитации для атаки вещей, пространства и других людей, как и случилось сейчас, она пожирала немыслимые запасы магической энергии и Ю требовалось хотя бы 10 секунд, чтобы ее приготовить. Так как Ю еще не до конца усовершенствовала эту магию, время призыва и потребление магии в будущем еще могло стать гораздо короче и эффективней посредством ее тренировок.
  
  Повелитель Небес был свергнут на землю, болезненно вытягивая конечности в попытке вырваться из плена сдавливаемой атаки. Но тотчас в это время, с воздуха показались заячьи ушки, пока они развивались на ветру, Шия завопила: "Остановись!" упав на него вместе с Дорюккеном. Держа молот, ускоренный внезапным выпадом, она свысока нацелилась на голову Черного Дракона.
  
  ДОГАААА!!!
  
  Импульс был несравним ни с чем, произошедшим ранее. Во время удара, земля треснула, изгибаясь в проломах по радиусу, громоподобный грохот сопровождал все это дело, и вскоре толчок образовал кратер, словно являлся результатом бомбардирования. все благодаря Дорюккену, переработанному как на заказ самим Хадзиме. Сжатому Азантиуму была дарована гравитационная магия, пока эта руда играла роль главного материала. Но в этот раз, фишка была в том, чтобы не нейтрализовать, как в приснопамятных БРС, а наоборот, увеличить вес. Вес же можно было контролировать опять же количеством вливаемой магии. Теперешний молот обладал *****-тонным весом, словно сойдя со страниц некой манги.
  
  Ко всему прочему, получившие ультратяжелый удар, простыми ушибами не отделаются. Точно, при прямом ударе...
  
  -Гуруаааа!!!
  
  Вместе с драконьим воплем, на Ю полетел огневой снаряд, неумолимо приближаясь с молниеносной скоростью, развевая Дорюккеном дым. Ю мигом прибегнула к экстренному уклонению, заваливаясь вправо. Однако, гравитационная сфера была отменена.
  
  Когда пыль улеглась посредством предыдущего пламенного выстрела, Черный Дракон сумел уклониться от Дорюккена, который просел в землю буквально на ширину бумажного листка. В момент удара, он видимо воспользовался своей известной драконьей силой. Выйдя из плена шара, он сделал один оборот вокруг, словно рассеивая обиду за былое и вдарил своим массивным гигантским хвостом по Шии, только-только вытаскивающей Дорюккен.
  
  -Агх!
  
  На волоске от хвоста, она воспользовалась Дорюккеном как щитом, отскочив назад, чтобы погасить импульс удара, ведь она в то же время сильно отлетела назад, скрывшись в зарослях деревьев.
  
  Черный Дракон использовал момент от вращения и восстановил свою позу, сейчас его золотистые глаза зорко смотрели на Хадзиме... Нет, скорее проходили мимо него, уставившись на Вилла позади. Сразу же положив щит обратно в хранилище, он достал связку Гром-Раскат, выстрелив ими. Послышались многочисленные отзвуки взрывов, смешиваемые со вспышками, разрезающими небо и атаковавшими дракона. Не имя возможности увернуться, Черный Дракон ощутил на себе весь тот разрушительный смерч, слетая с места напором и отлетая в речные воды с оглушительными колебаниями земной тверди, создавая великолепные брызги.
  
  Так как Хадзиме здраво рассудил, что Виллу нечего делать на линии огня дракона, он зарядил в громадину по полной. Крутя оружием в воздухе при перезарядке Грома-Раската, он поочередно выпустил всю их огневую мощь, как и раньше. Но каким-то непостижимым образом, Черный Дракон встал, рыкнув так, что задрожала водная гладь и, игнорируя Хадзиме, пустил снаряд в Вилла.
  
  -Кх!
  
  Раз он атаковал Вилла, Хадзиме пришлось прибегнуть к сближению, яростно пытаясь завладеть его вниманием, без остановки его обстреливая. Но Дракон вел себя так, словно Хадзиме был лишь назойливой блохой, продолжая целиться в Вилла.
  
  -Ю!
  
  -Нх, "Волнистый Замок".
  
  "Хих!" - послышался трусливый возглас со стороны Вилла, когда перед ним разверзлась плотная стена воды. Пламенный снаряд загородила неприступная стена воды, сотворенная Ю, сразу же после исчезнув. В это же время, от этакой бурной обстановки пришли в себя студенты, начиная нараспев петь свои чары. Они старались поддержать группу. В мгновение ока пламенные снаряды и воздушные мечи полетели в сторону Черного Дракона, создавая дугу.
  
  Но...
  
  -ГООАААА!!!
  
  Воздействия от драконьего рева сломило все входящую силу атак. В довершении этого, услышав сокрушающий вопль и смотря в золотистые очи, Вилла издал еще один "Хих!", пятясь и шмякаясь на зад, дошел до места, где расположилась женская половина отряда студентов.
  
  Хадзиме, ясно видевший Айко как неумеху в боевом деле, гаркнул на нее, чтоб та уходила, а она все мешкала. Ведь и Хадзиме был ее студентом как ни крути, оставить его вот так перед могущественным демоном заставляло ее пересматривать решения и ее собственную карьеру учителя.
  
  Тем временем, Дракон стал размахивать крыльями, взлетая в воздух и сдувая окружающие речные воды вдаль. К тому же, паля в Вилла огненными снарядами.
  
  Хоть Хадзиме в быстром темпе обстреливал его из рейлганов, его вниманием он завладеть все никак не мог. Чешуя Черного Дракона, схожа с той же, что у скорпиона, отдавала прочностью прошлого, сейчас лишь немного поцарапанная после получения прямых попаданий из пистолетов.
  
  Дракон настойчиво не упускал из виду Вилла. Будто управляемый кем-то. Он послушно выполнял приказы, являя собой копию какого-нибудь робота. Если он все еще упорно следовал дальше, чтобы прикончить Вилла даже после гравитационной силы ранее, это значило, что он не считался с теми, кто был рядом, не видя в них преграды.
  
  Может, Хадзиме и не до конца понимал, почему он так напористо преследовал Вилла, в какой-то степени это было даже удобно, раз цель известна, он отдал распоряжения Ю.
  
  -Ю! Защищай Вилла! Я одолею этого малыша!
  
  -Нн, оставь это на меня!
  
  Послушавшись его, Ю мгновенно "упала" перед Виллом, заслоняя его. Когда она окинула пространство за своей спиной, на лице отразилось некоторое смятение, когда она приметила Айко и студентов, не способных двигаться, и пробурчала в недовольстве.
  
  -...Не хотите умереть, прячьтесь за мной.
  
  Студенты несли нулевое значение, но вот насчет Айко, Хадзиме беспокоился, так что ей пришлось изречь эти слова, чтобы она там не померла. Невольно из ее головы уже вылетело то, что Айко до этого представляла препятствие на их пути.
  
  Студенты прижались поближе к Ю, не реагируя как-либо на ее холодный ответ. Они додумались своим умишком, что позиция возле Ю безопаснейшая, и все благодаря стене льда, которая не переставала воздвигаться без песен, используя окружающую жидкость.
  
  В обычных условиях, они бы еще посражались. Но, даже зная о том, что Хадзиме жив, факт, что в тот день их чуть ли не прикончили Бегемот и солдаты Траумы, когда сам Хадзиме падал в пропасть, где он и "умер", все еще сверлил их умы. Они последовали за Айко, потому как если ты не мог присоединиться к героической группе в подземелье, ты автоматически становился "овощем". Но даже так, их магия была неэффективной против Черного Дракона, который, сопровождаемый ревом и аурой кровожадности, наводил ужас в их сердца. Их психическое состояние было совсем неподходящим для боя.
  
  Так как Ю была здесь, Хадзиме мог быть уверен в безопасности Вилла, сосредоточившись на атаке. Летающий Черный Дракон собрался разрушить оборонительную стену Ю, целясь даже сейчас в Вилла на противоположной стороне. Но огненные снаряды были неспособны пробить защитную постройку, и вскоре он приподнял голову, искривившись в дугу, что-то сообразив. Дракон стал преобразовать магию внутри своей пасти.
  
  -Первый раз меня так открыто игнорируют... Сейчас я готов пойти на все, чтобы ты меня, наконец, заметил!
  
  Засунув Гром обратно в кобуру, он достал Паралич из хранилища ценностей. Сразу после активации "покрывающей молнии", трехметровое оружие, устрашающе испустило алые вспышки. Как и ожидалось, дракон смог распознать в следующем движении Хадзиме опасный ход, поворачивая пасть, устремляя ее в его сторону. Хадзиме такое предугадал - закрыть глаза на него он сейчас не мог.
  
  В это же время из пасти Дракона изверглось смертоносное Дыхание. Хадзиме завершил зарядку Паралича и выстрелил.
  
  Они оба выпустили неимоверную вспышку, став смертельным смерчем. Алое и черное сияния скрестились друг с другом. В момент столкновения волна необычайной мощи разошлась во все стороны, ломя и прогибая окружающие деревья, снося их прочь. Сравнивая одну лишь голую силу, можно сказать, что были они примерно равны. Однако аура победителя по природе своей всегда отделяется от проигравшей. Хоть Дыхание неустанно продолжало отсвечивать великолепной аурой, Паралич специализировался на проникновении в одну точку. Так что Дыхание вскоре исказилось, а взрывная волна достигла Дракона.
  
  Его голова, выпускающая пламя, откинулась назад. Полноценная металлическая оболочка из Звездной руды прошла сквозь Дыхание, поражая открытую пасть Дракона. Но повреждение было далеко от фатального. С изгибом траектории Дыхания и выходящей силы, несколько клыков испарились, а струя чуть ли задела боковую часть его головы. Остановился он тогда, когда одно из его крыл на спине оторвало.
  
  ГУРУУУААА!!!
  
  Черный Дракон упал, бороздя телом землю и издавая мучительный вопль. Хадзиме по счастливой случайности смог увернуться от луча Дыхания, использовав "Аэродинамику", и пока Хадзиме вниз головой завис в воздухе, он применил "сжатие земли". Ныряя в воздушные потоки на высокой скорости, он выдвинул "Великую Поступь", вдаривая по животу Черного Дракона.
  
  ВДАМ! Живот издал рычащие звуки при толчке, тело Дракона сжалось. Земля пошла кольцевидными трещинами при их столкновении. Нельзя сказать, что урон был действительно существенен лишь потому, что Дракон выпустил вопль. Все же его броня смогла выдержать рейлганы. Однако Хадзиме предположив такой исход, сильно выпрямил свою искусственную левую руку, продолжая нападение. КИИИИ! Послышались механические звуки от его искусственной. "Сокрушающий удар", задействованный им ранее, опустился и сейчас вниз.
  
  Это был его фирменный кулак разрушения, на полной скорости пробивающий громадный валун одним махом, а сейчас безжалостно вдавливая в живот Дракона.
  
  ДОГУГУГУ!!!
  
  Вместе с приглушенным звуком, чешуйки живота стали осыпаться на землю. Нарочно преобразовывая импульс, внутренности Дракона понесли значительный урон от атаки, а Дракон болезненно голося, еще раз выплюнул большое количество крови из своей пасти. Подумав, что ему рискованно будет здесь оставаться, он влил некоторую магию в одно из своих крыльев, вызвав кратковременный воздушный ураган, вместе с тем пытаясь поправить свое положение. Хадзиме воспользовался Аэродинамикой для уворота. Он также не забыл оставить подарок на прощание.
  
  В тот момент, когда Дракон устремил свой взор на покидающего по воздуху поле боя Хадзиме, в его брюшной полости возник страшный взрыв. Гигантское тело Дракона подлетело на два метра над поверхностью. Подарком Хадзиме была граната.
  
  КУВАВАВААААА!!!
  
  Получив серьезные повреждения в то же самое место, что и раньше, его противник уже не мог издать рык, и лишь издавал хриплые стоны. С наклоненной головой для равновесия, он еще держался, пока кровь стекала из его пасти. Его рев заметно ослаб.
  
  Может, заметив в Хадзиме явную угрозу, он перестал поглядывать на Вилла, испуская теперь уже в него пламенными сгустками из своего чрева. Сгустки разрезали воздух, словно являлись противовоздушными боеголовками. Но ни один из них не задел Хадзиме.
  
  Используя Аэродинамику и Сжатие Земли одновременно, чтобы свободно ходить по воздуху и оставляю остаточные следы, Хадзиме нокаутировал Дракона, действуя по тактике "ударил-убежал".
  
  Он со средней дистанции зарядил Громом-Раскатом в такие грязные места как клыки, десны зубов, основание хвоста и зад. В следующий момент, приблизившись вплотную, он применил комбо из "Сокрушающего Удара" от взрыва оболочки + Великую Руку, чтобы вдарить по голове и боку.
  
  -КУРУУ, ГВААА!
  
  Непостижимым образом, дракон начал издавать пищащий вопль. Дракон, с покореженными везде чешуйками, тогда когда кровь не переставала капать из пасти.
  
  -Невероятно...
  
  Лицезря битву Хадзиме, протявкал Атсуши Тамаи из безопасного укрытия позади Ю. Ничего не говоря, остальные и Айко в согласии молча закивали головой, не в силах оторвать взгляд от бушующего перед ними сражения. Что да Вилла, так в его глазах появился яркий блеск, при обзоре напряженной битвы этих двоих, будто бы уже позабыв, что мгновением ранее он с ужасом дрожал перед расходившимся Драконом.
  
  Между прочим, без их ведома Шия вернулась и попыталась войти в сражение, лишь для того, чтобы быть остановленной Ю, угадавшей намерения Хадзиме. Сейчас она глядела на него вместе с Ю в сторонке. Улетев от первого же удара в самом начале, она чувствовала себя в какой-то степени подавленной.
  
  Хадзиме не сразу достал Паралич, Оркана и остальной арсенал, ведь ему показалось, что это будет лучшим моментом показать Айко и студентам свою боевую "компетентность". Хоть дракон и был стойким, а его атак стоило страшиться каждому живому существу, атаковать его здоровую тушу было куда легче при неспешном маневре, тогда его атаки становились до невозможного однообразными. Так что Хадзиме мог показать на практике "как бы он не выжучивался, не попадет", ведь с таким противником он мог обойтись по-мягкому. Так как он разделится с Айко и остальными, поставить в известность Церковь и Королевство - и у него настанут ненастные деньки, когда Герои прознают о нем от сведений, донесенных Айко, поэтому будет не лишним покрасоваться своей силой перед ними сейчас.
  
  Из-за чего Хадзиме теперь полностью избил жалкого Дракона, в голове же всплыла благодарность в его адрес. Хоть все его тело было покрыто трещинками, никакая из его чешуек не была полностью разломана. Воистину несокрушимая прочность. Помня тот случай со скорпионом, он и сейчас активировал "оценка минерала" на чешуе, но так как не было никакой реакции, он расценил это как то, что минерал не может быть трансмутирован.
  
  Заключив, что пробило время осознания его настоящей мощи ими, он решил, что пора бы переходить к добивающему удару. Он проскользнул к драконьей груди за долю секунды, стукнув Великой Поступью, для откатывания массивной туши назад, в живот дракона. Вместе с тем он достал Топливный Столб (ТС) из хранилища, уже стоя на драконьем животе.
  
  По направлению к Виллу и прочим послышались крики, но сейчас он на них просто забил. Фиксатор выстрелил, а его крючки стабилизировали его положение на Черном Драконе. Вместе с тем, он испустил "покрывающую молнию". Почему он выбрал ТС? Ну как, продемонстрировать полную его мощь в РГК он не смог, так что теперь было самое время испытать его на полную катушку, проведя тест.
  
  Кол, облаченный в Азантиум, стал интенсивно вращаться изнутри, а сам ТС заполыхал нестерпимо красным. Если так продолжится, то 4-тонное орудие безжалостно оборвет жизнь дракона.
  
  Но, как и пословица - "Загнанная мышь сама кота кусает", так и дракон был тем, с которым осторожность ослаблять было ни в коем случае нельзя, ведь даже раненный, он все еще оставался драконом.
  
  -ГУГУГАААА!!!
  
  Вместе с его ревом, во все стороны прошел неистовый луч, взрыв которого представлял собой чистейшую магическую энергию. Вдобавок к этому, воспользовавшись моментом, чтобы усилить тело до пределов, как взрывную силу мускулов, фиксаторы, вонзенные в землю для укрепления ТС, были приподняты и в то же время с помощью его мускулистых лап сдвинуты с места. Вместе с тем, он за мгновение развернулся, дабы сбросить Хадзиме с себя.
  
  -Уо?!
  
  Хадзиме инстинктивно отступил. Тяжеленный ТС, уже будучи на пике выстрела был теперь направлен в небо, а ускоренное на максимум острие запустило заряд в небесную высь. Прямой луч, вынуждающий зажмурить глаза, пронзил небеса, Хадзиме же убедился в том, что дракон из последних сил пополз в сторону Вилла.
  
  -Тс, Шия!
  
  -Е-есть!
  
  Топнув языком в ответ на этот просчет, Хадзиме позвал Шию. Шия поняв его намерения, прыгнула в небо, используя стену льда, издав крик, теперь то ее точно не отбросишь. В свободном падении задействуя отдачу от взрыва оболочки, она понеслась на Дракона словно метеор.
  
  Обычный Черный Дракон давно бы от такого увернулся бы, но Дракон на последнем издыхании не обладал нужными для такого ресурсами, уклониться от молота для него стало невозможным.
  
  Шия, державшая ультратяжелый Дорюккен в своем высоком положении, влила побольше магии, чтобы термоядерно увеличить его вес. Последующим движением, она прямым попаданием жахнула по верхушки головы Дракона, не промахиваясь ни на дюйм и громоподобно клокоча.
  
  Голова Дракона погрузилась в землю, а нижняя часть тела взлетела, так как полз он на лапах, будучи в середине рывка. После нескольких секунд тишины, тело грузно грохнулось на пол, заставив землю задрожать.
  
  Достав Дорюккен из головы дракона, Шия не могло унять внезапно появившееся изумление на лице. Понятное дело. Хоть по голове вдарили таким ударом и она заметно деформировалась, она не была полностью разрушена. Устрашающая стойкость.
  
  Хадзиме подошел к черному дракону сзади. Хоть и выстрелянный из ТС луч пронзил землю между ним и драконом, он знал, что развалившейся дракон еще не помер, ощущая его присутствие. Тогда-то он и вспомнил пословицу, высказанную Мотто о расе Рюджинов про "пинать драконью задницу".
  
  Подняв кол, лежащий на земле посредством "Великой Руки", он дотащил его до основания хвоста Черного Дракона. На этой ноте он принял позу молотометателя. В самом деле, ведь в его руке находился ТС.
  
  И тут же ТС Хадзиме с сильным толчком вонзился в Черную Драконью *бибип* и бжооооооооо. В ту же секунду,
  
  -Ах~~ нанииияяяяяяяяя~~~!
  
  С широко вытаращенными глазами, Дракон издал душераздирающий визг, пробуждаясь. По правде говоря, острие было вставлено лишь наполовину, и Хадзиме пихал его глубже кулаком, но как и ожидалось, даже Хадзиме оторопел от внезапно поднявшегося вопля, исходившего несомненно от Дракона, так что невольно опустил свой крепко сжатый кулак.
  
  -Жопка~ жопка этой...~~
  
  Из-за драконьего горя, болезненного, и несколько возбужденного, все выкрикнули "Что за нафиг?!", в полном обалдении уставившись на дракона, словно камнем придавленные.
  
  Видимо, назвать это обычным подчинением Дракона язык все-таки не повернется.
  
  
   Тио Клэрс
  
  -О-оно торчит~ Оно торчит из ее жопки~
  
  Немного в стороне от Северного Горного Хребта, лежали разломанные деревья, а речка обернулась прахом, в то же время послышался по-настоящему жалкий голосок. Он принадлежал женщине. Не спокойный, а звенящий, словно одна из разновидностей телепатии по площади. Все потому, что драконьи связки и пасть не позволяли изрекать человеческую речь. Он определенно передавал слова через колебания воздуха.
  
  Но в первую очередь нужно вспомнить, что демонические существа не способны были выговорить человеческие слова. В данный момент, единственным подтвержденным случаем их разговора являлась рыба с человеческим лицом кое-откуда. Даже среди общего населения не могло существовать такого создания как демон, понимающий человеческую речь. Да и более того, само существование дракона перед ними было той еще причудой. Первое существо, выдержавшее столько выстрелов из рейлганов Хадзиме, не считая тех, что были в подземелье. Да и вообще, выстреливающие Дыханием опаснейшие монстры не должны были водиться в этих местах. Если бы они обитали тут, то исходящая от них угроза уже давно стала бы известна общественности.
  
  Отчего он выставил два предположения, почему он здесь. Первое: Дракон пришел с дальних краев, дальше чем пятая гора, совершенно новый вид демонического чудовища. И следуя этому, другое было...
  
  -Ты... только не говори мне, что ты из расы Рюджинов?
  
  -Му? Ну да. Этот представитель носит гордое название расы Рюджинов. Разве не великолепно? Не чудесно ли? И хоть она хочет, чтоб эту штуку достали из ее жопки... Магическая энергия ее скоро закроется. И если она вернется в свою первоначальную форму в такой момент... всем будет худо... Жопка ее...
  
  Хадзиме не мог скрыть своего удивления, узнавая невозможное - Черный Дракон отвечал и уверял его, что он говорит правду. Его изумлению не было предела. Ну сколько раз уже в этом мире он встречался с вот такими вот редкими "диковинками". Ю из расы вампиров, которая должна была быть стерта с лица этого мира 300 лет назад в войне. Шия, атавизм текущего поколения, теперь еще и Черный Дракон, относящийся к расе Рюджинов, которая по преданиям была подвергнута земле 5 сотен лет тому назад.
  
  -Почему ты здесь?
  
  Пока Хадзиме пребывал в прострации, Ю не мешкая расспрашивала Черного Дракона. Раса Рюджинов даже для Ю была лишь легендой. А сейчас она была заинтригована тем, не единственный ли она представитель расы и есть ли еще такие же создания. Огонек любопытства зажегся в ее глазах.
  
  -Ну, для меня сейчас важнее жопка... Количество оставшейся магии уже... Эа, а, прекратите! Тыкать неприлично! Это стимулирует! Стимулирует~!
  
  Она пренебрегала вопросом Ю и разговаривала с ними полупровинившимся тоном, Хадзиме уж было захотел вставить: "ты смеешь еще и поставленный тебе Ю вопрос игнорировать?", задвинув кулаком древко острия поглубже в задницу Черного Дракона, словно оттуда показался какого-нибудь росток. По всему ее телу прошелся шок, изогнувшись, она издала нечленораздельный вопль. Ее вызывающая достоинство поза "Богини Смерти" при их первой встрече оказалась иллюзией, сейчас полностью развеявшись.
  
  -Вот почему истребленная начисто раса Рюджинов должна тут шастать, трогать самых обыкновенных приключенцев когда не попадя... Мне хотелось бы об этом узнать. При обычных обстоятельствах я бы всунул по самое не балуйся острие в твой задний проход, но повременю, в надежде услышать историю. Давай, расскажи мне вкратце.
  
  Хадзиме пришло в голову, что действие этой легендарной расы Рюджинов слишком нецелесообразны. Так-то он беспощаден, но так как была необходимость услышать этот рассказ, он отложил анальные кары на потом. Все еще продолжая раскручивать кол своей рукой.
  
  -А, не вращай~ нанияя~ Кому говорю!
  
  Действия Хадзиме повергли остальных в состояние глубокого окаменения, но Хадзиме не обращал внимания. Так как разговор не мог состояться, вращай он палку вокруг своей оси, он прекратил шалость. Черный Дракон почувствовал облегчение, издав характерный этому звук. И так он начал рассказывать о своих обстоятельствах, каким-то чрезмерно поспешным голосом. Пленяющая манера рассказа, видать, была лишь полетом их фантазии.
  
  -Эта находилась под чьим-то контролем. Но эта не собиралась нападать. Временный хозяин приказал отыскать этого молодого паренька вон там и его собратьев и прикончить их.
  
  Черный Дракон повернул свой взгляд на Вилла. Тот дернулся на секунду, задрожав всем телом, но смог-таки вернуть дракону его взгляд. Похоже, после битвы Хадзиме, он вновь овладел собой.
  
  -Что это значит?
  
  -Уму, она расскажет все последовательно. Она...
  
  Подытоживая рассказ Черного Дракона, можно было извлечь следующее.
  
  Выходило все так, что Черный Дракон из расы Рюджинов вышел в свет по определенной причине. Причиной этому представилось исследование посетителей иного мира. Детали хоть и были опущены, было и без них ясно, что среди расы Рюджинов имелась особа, с высокочувствительным чутьем на магии, и похоже, что она испытала магический заряд небывалой мощи, тогда и пришли в этот мир какие-то неопознанные субъекты, около пару месяцев назад.
  
  Сама раса Рюджинов хоть и обладала нерушим законом не впутывать себя в дела на поверхности, но, как и предполагалось, оставить незваных гостей как есть даже для них было слишком опасным. После некоторых разбирательств, они все же решили пуститься в поиски.
  
  Черный Дракон перед ними покинул скрытый город с целью исследования. При обычных обстоятельствах, он принимает человеческую форму после прохождения цепочки гор, тогда затруднялся процесс добычи информации, но перед этим он хотел отдохнуть и набраться сил по соседству с первым и вторым хребтом. Сейчас он воспользовался индивидуальной для Рюджинов магией "Драконья Форма", превратившись в Черного Дракона, так как поблизости разгуливали демонические создания.
  
  И тогда перед спящим Черным Драконом возник мужчина, с ног до головы одетый в черные одеяния. Он подверг мысли и разум спящего дракона магической обработке, используя различные приемы промывки мозгов и предполагаемой магии из темной магической системы.
  
  Обычно при таком повороте, он контратакует. Но у расы Рюджинов существовала одна нехорошая привычка. Да, служившая истоком этой самой пословицы. Погрузившись в глубокий сон в драконьей форме, Рюджина разбудить становилось крайне непросто. Но это правило действовало до тех пор, пока никто не пинал дракона в зад. Но даже при всем этом, их раса хвасталась своей чрезвычайной мощью, так что легко под контроль они бы не дались.
  
  Так вот, как удалось его идеальным образом взять под свой контроль той персоне.
  
  -Тот мужчина пугающ. Его врожденные задатки к темной магии можно было сопоставить на уровень гения. И этот человек пользовался магией на протяжении дня. Так что не имеет значения, насколько эта вынослива, она все равно бы легла под гнетом...
  
  Величайшая ошибка в жизни этой! Такие вот чувства исходили от горестного голоса Черного Дракона, но Хадзиме с ледяными глазами съязвил.
  
  -То есть, придя сюда на разведку, ты как-то не почувствовала воздействующую на тебя магию в течение всего дня, пусть ты и спала?
  
  Все потупили взоры. Дракон посмотрел взглядом в прошлое, продолжив рассказ, словно ничего и не случилось. Между тем, дракон был осведомлен о том, что процедура та длилась целый день потому, что все еще пребывал в сознании, пока виновник содеянного до самого окончания не переставал что-то бурчать. "Что бы у него на все про все ушел день..."
  
  После, подчиняясь облаченному в мантию мужчине, промыть мозги демонам у второй горной гряды стало много проще. А уже на второй день, армия Бруталов переместилась к первому хребту, где они и столкнулись с Виллом и его отрядом, взявших поручение на расследование. Получив указания убить всех свидетелей, он стал их преследовать. Только эта передавала все сведения мужчине в одеяниях. Похоже, ему было крайне невыгодно раскрывать факт изменения воли многочисленных демонов на свой лад, так что он возложил на Черного Дракона все исследования.
  
  К тому времени как она заметила, эта уже была нокаутирована Хадзиме, все же не ударившись в панику, ведь она могла умереть, если так продолжится. Поэтому эта взорвала свою магическую энергию.
  
  Исходя из этого, она собиралась провести самоубийство, следуя команде, заложенной в ее подчиненном разуме. После атаки Шии сознание этой помутнело. А в следующий момент, разум дракона прояснился, когда в столь нелепой ситуации надавили на его зад. Но он даже не знал, благодарить ли тот ее удар или свою задницу за приход себя в чувство.
  
  -Хорош дурака валять.
  
  К дракону, только что закончившим свою историю, подошла личность, с клокочущим голосом пытаясь побороть свою ярость. Все устремили на нее свой взор. Со сжатыми кулаками, Вилл направлял свой гнев на Черного Дракона.
  
  -...Лишь потому, что тобой помыкали... Гейла-сан ты... Наварре-сан... Ленто-сан-, Васли-сан-, Курт-сан-! Все они были убиты и своими речами ты им уже никак не поможешь.
  
  Видимо, он осознал, почему были убиты приключенцы. Он повысил голос, полный гнева на дракона.
  
  -...
  
  Находясь на "линии огня", дракон никак на это не возразил. Он просто впитал все слова Вилла, со спокойными глазами рассматривая его. Он не мог переварить в голове такое отношение.
  
  -Перво-наперво, твоя история не обязательно должна быть правдой! Скорей всего, ты все выдумала, так как не хочешь умирать!
  
  -...То, что было сказано ранее - чистая правда. Гордость расы Рюджинов не позволяет этой лгать.
  
  Теперь уже Вилл чуть ли не с пеной у рта хотел высказаться. Но в разговор вклинилась Ю.
  
  -...Безусловно, она не лгала.
  
  -Кх, на каком основании ты такое говоришь...
  
  Бросив взгляд на огрызающего Вилла, Ю продолжила, посматривая на Черного Дракона.
  
  -Раса Рюджинов знатного происхождения и по природе своей искреняя. Я прожила значительно больше кого-либо из присутствующих. Так что легенда об этой расе мне знакома куда лучше других. Раз эта сказала "гордость расы", значит ложью это заведомо быть не может. Да и... Ложь в глазах я примечаю сразу.
  
  Ю слегка сместила взгляд с дракона на такое отдаленное небо. Да, она вспоминала события 300-летней давности. Ей, замкнутой принцессе было предварительно подобрано окружение, и, помня результат всего этого, сложно было не заметить царившую вокруг ложь. Даже самых знакомых людей можно было назвать "лжецами". Но последствием того, что она закрывала на это глаза, оказалось предательство. Так что у Ю, на своем горьком опыте ощутившей "учение о жизни", глаза были крайне чувствительными к лжи. Хоть она и доверилась Хадзиме при первой встрече потому, что не было иного выхода, он ей ни разу лгал, она вспомнила те времена, осознав, что распознание лжи могло быть ее наибольшим вкладом в общее дело.
  
  -Фуму, что бы кто-то еще помнил идеалы расы Рюджинов... Нет, ты сказала "значительно больше других"?
  
  При этом, в голосе Черного Дракона сквозила радость.
  
  -Ннн... Я выжившая расы Вампиров. Триста лет тому назад, великодушие Рюджинов многократно ставились в пример.
  
  -Вау, раса Вампиров... Да еще и 300 лет назад... Верно, эта слышала, что все они погибли, а вот насчет принцессы вампиров... А звали ее...
  
  Видимо, дракон жил на этом свете плюс-минус столько же, сколько и Ю. Более этого, его слова подразумевали то, что он знал, что тогда творилось в мире. Но даже в нынешнее время, многим из них приходиться скрывать, сохраняя свою личность в тайне и в то же время исследуя мир. Но черный Дракон был искренне поражен тому, что Принцесса Вампиров выжила. Окружающие - Вилл, Айко, студенты тоже выражали крайнее удивление, уставясь на Ю.
  
  -Ю... так меня зовут. Это имя, дарованное мне самым важным для меня человеком. Так что я хочу, что бы вы меня так называли.
  
  Ю продемонстрировала им жест, словно обнимая кого-то обеими руками, щеки ее порозовели. Для Ю, бытие расы Рюджинов могла ставиться в пример остальным. Так что окончания ее слов были переполнены уважением. Эти чувства были и тем, что остановило унижение со стороны Вилла.
  
  Вокруг Ю каким-то образом завитала ауру радости. Из-за прерывания разговора на интимные темы, студентки напялили такие выражение лиц, словно съели что-то сладкое, тогда как студенты краснели от передающего всем шарма Ю, глядя на нее. Даже Вилл уже не выглядел таким настойчивым.
  
  Но, он по-новой заговорил о том, как ему жаль павших ветеранов-товарищей.
  
  -...Пусть и так, это не меняет факта их убийств этим созданием... но я и сам не знаю, что делать дальше... Да! Гейл-сан хотел что-то предложить, когда эта работа закончится... Их сожаление...
  
  В своем сознании он видел, что слова Дракона не ложь. Но ничего не мог с собой поделать, кроме как упрекнуть его. Его сердце не могло принять это как данность. Хадзиме же мысленно прокомментировал: "Опять флаг фойны поднял", с неким восхищением. Затем он вспомнил медальон, подобранный ими по пути.
  
  -Вилл, а это не Гейлу случайно принадлежит?
  
  Сказав это, он бросил медальон Виллу. Получив его, тот озарился счастьем.
  
  -А, это же мой медальон! Я обронил его, а ты его нашел. Большое спасибо!
  
  -Ха? Твой?
  
  -Да, ошибки быть не может, ведь внутри фотография матушки!
  
  -М-матушки?
  
  Его ожидания сорвались, отчего Хадзиме даже болезненно сжал щеки.
  
  Так как женщина на снимке была в первой половине своих двадцатых, он в глубине души сомневался, но он также слышал, что "Фотография матушки в ее молодости - лучшая" - когда Вилл ответил его мыслям, словно все шло по какому-то божественному провидению. После того как все всё поняли, выдав "а, мама, хм", сделав чувственные лица. Студенты все больше и больше вдавались в сентименты...
  
  Между прочим, остальной отряд Гейла был мужчинами. Полное же его имя было Гейл Хомолука. Вот как имя влияет на тело.
  
  Может потому, что к нему вернулось фото его матушки, Вилл заметно успокоился. Его эффективность действительно не изведана. Но даже у спокойного Вилла, обида и боль не прошли так сразу. Вилл, с невиданным для него спокойствием, просил прикончить Черного Дракона. И хоть уже все узнали, что Дракона промыли мозги, он настаивал на том, что он все симулировал. Главной причиной Вилла стала месть.
  
  Затем, словно в знак раскаяния, дракон виноватым голосом произнес.
  
  -Даже пусть эта была под чьим-то контролем, бесспорен тот факт, что она виновна в отнимании ценных человеческих жизней. В ответ на это, эта послушно понесет свою кару. Однако эта хотела бы повременить ее на некоторое время. По крайней мере до того момента, когда тот мужчина будет остановлен. Он собирает армию из демонических тварей. Хоть закон расы Рюджинов запрещает любое вмешательство в судьбу континента, эта ответственна за это. Эта не может это вот так просто оставить... Эта знает, что сейчас играется со своим эгоизмом. Но пожалуйста, закройте на это глаза.
  
  Услышав речь дракона, все были словно громом поражены, когда узнали об армии демонов. Естественным образом, взгляд всех сфокусировался сейчас на Хадзиме. Все эти члены отряда смотрели на него как на своего лидера. Так как Хадзиме был тем, кто проткнул дракона, они должным образом предоставляли ему право выбора.
  
  Его ответом было.
  
  -Ну, честно говоря, мне незнакомы твои обстоятельства. Но это выльется в еще одну проблемку, так что я закрою глаза на абсолютно все. Умри в оплату за свои грехи.
  
  Он взмахнул кулаком искусственной, проговорив это.
  
  -Стой-! Русло разговора приняло совершенно другой оборот, эту не надо убивать завершающим ударом как по умолчанию и без лишних разговоров! Эта просит прощения! Эта не будет возражать, что с ней сделают, когда все дело завершится! Но отложите это на потом! Жизнь после смерти станет..!
  
  Хадзиме неумолимо замахивался для придачи большего удара, с холодком в глазах не замечая стенания дракона. В тот момент, как он завершил замах, Ю повисла на шее. Будоража его от неожиданности, она прошептала ему на ухо нечто, заодно удержав его удар.
  
  -... Собираешься убить?
  
  -Э? Как бы, мы до этого то и делали друг с другом...
  
  -...Но, это не враг. Жажда убийства или враждебность так и не были на нас направлены. Он был лишен всяческой воли.
  
  Видимо, Ю не хотела дать дракону умереть. Раса Рюджинов была тем, кого она так жаждала увидеть, она их непрестанно уважала.
  
  И хоть он и сказал, что они пытались убить друг друга, еще с самого начала Черный Дракон не выказывал никаких злых намерений по отношению к Хадзиме и остальным. Теперь они понимали причину. Безвольно, он подчинялся командам словно машина. И все же, это не отменяет их сражения и то, что они пытались разорвать друг друга в клочья. Но Вилл был единственной целью дракона, а Хадзиме он сразился потому, что почуял его убийственные намерения.
  
  А дальше выходило, что смерть Вилла невыгодна Хадзиме, так что дракон становился врагом, ведь он позарился на Вилла, но за драконом на самом деле стоял мужчина в одеяниях. Тогда, если рассуждать, кто действительно является врагом, то только этот мужчина.
  
  Да, у нее были причины его остановить.
  
  Ю знала позицию Хадзиме. Но в глазах Ю, "враг", которого надо уничтожить и "дракон" не были синонимами. Будучи правителем расы Вампиров, она сталкивалась в своей жизни с такими случаями, ее глаза не могли заблуждаться в личности. В ее глазах не было видно эссенции понятия "враг" в драконьем разуме. А сама она не хотела позволять Хадзиме убить того, кого нельзя было назвать "врагом".
  
  После всего,
  
  -... Если ты пойдешь на уступки наперекор поставленным тобой правилам, то сломаешься. Разве не изменится твой принцип, убей ты Черного Дракона?
  
  Она волновалась, что Хадзиме "сломается", когда убьет любого, помимо "врага".
  
  Внемлив ее словам, Хадзиме мог представить, что у нее было на уме, еще раз хорошенько обдумывая, является ли Черный Дракон по-настоящему "врагом", слегка наклонив шею. Даже находись он под контролем, Хадзиме был не настолько наивен, чтобы учитывать такое в битве на смерть. Вероятнее всего, он бы беспощадно уничтожил его как есть.
  
  Однако восставив здравие ума, его туман мозга развеялся, а специально убивать его со слоганом "враги должны быть стерты с лица земли", разве не является это отклонением от правил?
  
  Прижимаясь к шее Хадзиме, Ю смотрела на него в такой близости, словно они поцелуются в любой момент, и подумав об этом, эта со страхом в душе заговорила.
  
  -Этой не хотелось бы прерывать такую идиллию, но даже если вы не знаете, как поступить, может, хотя бы вытащите кол из жопки этой? Если так продолжится, она по-любому умрет, что бы ни случилось.
  
  -Мм? Ты о чем?
  
  -Получив внешнюю штучку и будучи в драконьем облике, ко времени перевоплощения в изначальный облик она повлияет на мое тело. Сцена того, как жопку женщины пронзает кол... Думаете, это выживет после такого?
  
  Все на секунду представили эту картину, вызванную словами Дракона, и их лица скорчились. Особенно у женской половины студентов, они стали потирать свои ягодицы.
  
  -Хоть драконья форма этой могла быть сохранена посредством магии, магия этой в данный момент почти полностью источилась. Через минуту... Я бы не сказала, что это так ужасно отправляться в мир иной, но пожалуйста, избавьте эту от такой смерти. Жизнь после смерти без вытащенного снаряда в заднем проходе это...
  
  Ее слова казались тревожными, а тон голоса ослаблял, так как она подходила к своим пределам, и, похоже, что у Хадзиме не было больше времени обдумывать сложившееся.
  
  Обняв Ю правой рукой, он решил, что вместе того, чтобы мешкать, он послушается слова своего партнера. Иногда люди не могут понять самих себя. Тогда не будет ошибкой послушаться верного партнёра и пути, который его доверенный партнер выбрал, после которого не будет щемить в душе.
  
  Поразмыслив об этом, Хадзиме аккуратно положил руки на кол, застрявший в драконьей заднице. Следующим движением он, используя все свои силы, потянул за него, вытаскивая.
  
  -Хааан! Пожалуйста, делай это медленно. Эта еще неопы-, афууу. Ах, какое напряжение! Если это-! Ааах! Выходит, что-то выходит~
  
  ВЖАК!
  
  -Ахиии! Просто п-потрясающе... Хоть эта и вежливо попросила делать это неспешно, ей не выказали никакой пощады... Это первый раз...
  
  Пока Дракон бормотал о каких-то непонятных вещах, его тело обволокло коконообразная, черная как смоль магия, ее размер все уменьшался. Достигнув наконец размера человека, магическая энергия мгновенно лопнула, исчезнув.
  
  На месте черной магии карабкалось нечто на своих ногах, одной рукой поддерживая тело, другой поддерживая зад. С покрасневшими щеками, перед ними стояла черноволосая, золотоглазая красавица. Ее блестящие, прямые черные волосы достигали груди, и в то время как щеки залились пунцовым, она рвано дышала, хаа, хаа, словно в трансе.
  
  Внешность ее давала понять, что она выглядела так, будто была она в первой половине своих двадцатых, высотой же она достигала около 170 сантиметров. Роскошные пропорции, такими можно было по праву гордиться. При каждом ее вздохе, парочку холмиков могуче вздрагивали, высовываясь из воротника, сейчас хаотично растрёпанном, уже больше висящем на ней, будто готовы были вот-вот вывалиться. Если Шия была дыньками, то эта арбузами...
  
  Изначальный облик Черного Дракона представлял собой сногсшибательную красотку, на которую, необычайным образом среагировали мужчины. Три мужских студента в период своей юности сейчас настолько отвисли, что уже почти были на четвереньках. Студентки же смотрели на них так, будто они были кем-то не лучше таракана.
  
  -Хааа, хааа, эта все еще жива... Хотя она все еще испытывает чувство дискомфорта в заднице... Да и тело во всех местах ноет... Хаа, хаа... Что бы боль была так сладка...
  
  Черный Дракон сделал опасную морду лица, вымолвив опасные в данный момент слова, а собравшись с духом, поправил позу с сидячей в стоячую, в такой нелюдимой обстановке начав представление самого себя. И все же, он время от времени часто выдыхал, хааа, хааа, явно что-то путая, но...
  
  -Эта доставила столько проблем. От всей глубины своей души, от чистого своего сердца простыми словами, она извиняется. Имя этой - Тио Клэрс. Пришедшая из последнего племени расы Рюджинов.
  
  Черный Дракон представился как Тио Клэрс, и вскоре она продолжила разговор, описывая, как одетый в черные мантии мужчина собирается атаковать город с лишенной разума, как и она до этого, армией демонов. Их численность составляла между 3000 и 4000 голов. Также, промыв мозги предводителям демонам из второго хребта, он мог более эффективно командовать ими как своими подчиненными.
  
  Когда она упомянула о контроле над демоническими созданиями, Хадзиме и остальные вспомнили о новой силе, прозываемой в этой мире Демонической Расой. Может потому, что студенты и Айко первым делом подумали именно об этом, они строили догадки, считая, что мужчина в черных одеяниях скорей всего принадлежит к расе Демонов.
  
  Однако, их предположение было с легкостью отвергнуто Тио. По ее словам, мужчина в мантии был черноволосым, черноглазым, и все же, возрастом являлся мальчиком. Тем более, Черный Дракон, именуемый себя Тио, ставшая его слепым орудием, упомянула, что он успокоил ее тогда, представившись героем, причем таким голосом, в котором сквозила явная обида на, так прозываемых себя героев.
  
  Черноволосый, черноглазый человеческий мальчик, еще и гений, с талантом к темной магии. С такими подсказками в голову приходила определенная личность. Айко и студенты пробормотали "этого быть не может...", в то же время, демонстрируя сложно выражаемые и смешанные чувства на лице. Хоть его "цвет" не ограничивался сплошным черным, поверить этому они не могли.
  
  И у Хадзиме вырвалось некое "О, это же...", он сам же посмотрел вдаль. После истории Тио, если бы его кто-нибудь спросил, он бы ответил, что ищет группу демонических тварей, вместе с одетым в черное мужчину, используя свои беспилотные летающие средства на полную.
  
  Тогда БРС и наткнулись на место, где скапливалась демоническое полчище. Насчитывали они...
  
  -Знаете, там ситуация складывается не на уровне "3000 или 4000 голов". Скорее, сюда нужно добавить еще один цифровой знак.
  
  Все пораскрывали глаза, услышав отчет Хадзиме. К тому же, армия уже начала маршировать. Направлялись они наверняка в сторону Ула. По их расположению, можно было предположить, что из гор они выйдут за полдня, и с большой вероятностью дойдут до города за день.
  
  -Нам с-срочно нужно предупредить город! Сообщить им искать укрытие, позвать спасательную операцию из императорского двора... тогда, тогда...
  
  Так как положение было серьезное, Айко с трудом собирала слова в предложения, вконец совсем сбившись. Когда демонов десятки тысяч, даже их читерные характеристики не помогут им, отчего студенты стали чернее тучи. У Айко не было какого-либо боевого опыта, тогда как Вилл, жаждущий стать приключенцем и Тио, с истощенными запасами магии, не могли стать даже временным препятствием тем тварям. Поэтому, как Айко их заверила, им необходимо было оповестить город об этом экстренном случае, а пока убегать от врага столько, сколько времени потребуется, чтобы подоспела помощь из императорской столицы.
  
  Среди тех, кто дрожал и трясся, Вилл промолвил лишь...
  
  -Умм, если это господин Хадзиме, то что-нибудь...
  
  С этими словами все уставились на Хадзиме. В их глазах читалось ожидание возможности. С этими, прошивающими воздух взорами, Хадзиме мог лишь мрачно развести руками, отвечая с чувством отстранения.
  
  -Не смотрите на меня такими глазищами. Мое задание заключается в притаскивании Вилла обратно в Фхьюрен. Будто я ввяжу предмет защиты в войну. Так что прекратите уже и возвращайтесь скорее в город сообщить об этих вестях.
  
  Студенты и Вилл явственно ощутили антипатию от вялого мотивационного настроя Хадзиме. Тут же отозвалась Айко, с выражением на лице, словно что-то вспомнив.
  
  -Нагумо-кун, ты нашел мужчину в черном одеянии?
  
  -Мм? Хоть я уже какое-то время просматриваю их отряд, человеческой тени я пока не заметил.
  
  Услышав эти неутешительные новости, Айко опустила взгляд. Вместе с тем, она сказала, что хочет остаться, дабы удостовериться, является им Шимидзу Юкитоши, который сейчас как раз разыскивается, или нет. Дело в том, что Айко всегда ставила своих студентов на первое место. Вероятней всего, она не сможет ничего предпринять, случись данная ситуация по вине одного из ее студентов.
  
  Однако, они не могли оставить Айко в месте, где были десятки тысяч демонических отродий, поэтому Сонобе и остальные отчаянно пытались ее уговорить. Но Айко все мешкала. Все они стали думать, "если и Хадзиме уйдет, тогда...". Хадзиме предугадал разговор о возвращении или присутствии здесь, поэтому холодно воззрился на Айко.
  
  -Оставайся, если хочешь. А мы доведем Вилла до города.
  
  Сказав это, он ухватил того за воротник, потащив его и спускаясь с горы. Вилл, Айко, студенты в панике все силились встрять в происходящее. Их причины, их доводы - они не могли оставить в покое армию демонов, оставить их как есть, ведь нужно было убедиться, кем был мужчина в черном одеянии и могла ли армия быт повержена самим Хадзиме...
  
  Глубоко вздохнув, Хадзиме обернулся к Айко и остальным, с несколько раздраженным выражением на лице.
  
  -Разве я уже не говорил, что моей работой является защита Вилла? Взятие предмета защиты под удар войны это что-то, что я не при каких обстоятельствах не потерплю. Представим, что я буду это все-таки сделать, но препятствий слишком много и они громадные, это будет истреблением лишь меня самого. Ни при каких доводах разума я не собираюсь так страдать. А дальше, даже узнав внешность мужика в черном, кто известит город о предстоящем? Если нас "случайно" истребят, город застанут врасплох неожиданной волной чудищ, вы это представляете? Кстати, двухколёсный магический байк управляем лишь мною, так что остальным будет невозможно прийти раньше, если я войду в бой, да?
  
  Встретившись с логическими аргументами к своим требованиям, Айко и остальные лишились дара речи от того, как он указывал на то, насколько их просьба была поверхностна.
  
  -Ну, как и хозя... Кхо, кхо, как он и сказал, ибо эта израсходовала свои магические запасы, она не сможет ничем помочь. Из этого получается, что высший приоритет сейчас проинформировать город об этой экстренной ситуации. Если эта отдохнет денек, то значительно восстановит свои силы.
  
  Так как все замолкли, Тио внесла свою долю слов в общий разговор, чтобы поддержать Хадзиме. Только что, она как-то причудливо назвала Хадзиме... Но это, наверное, их воображение разыгралось. Айко тоже считала, что на время лучше всего прекратить волноваться о Шимидзу, решив обезопасить студентов вокруг нее.
  
  Пошевелиться Тио не могла в связи с магическим истощением, так что Хадзиме тащил ее за шею. Вообще-то студенты предложили нести ее на спине, сверкая блестяшками вокруг себя, но от этого предложения сразу же отказались студентки. И так как сама Тио желала этого, ее нес Хадзиме.
  
  Но вместо того, чтобы взять ее на спину, его характерной особенностью стало не держать ее вообще. Он нахмурился, так как это затрудняло движение, и вдруг схватил Тио за ногу, таща ее дальше.
  
  Но из-за протестов Айко и прочих, ему пришлось схватить ее за шею, неся как и прежде. Что бы Хадзиме не предпринимал, Тио витала в экстазе на облаках, тогда как окружающие содрогались, и такой процессией они спускались с горы и дальше.
  
  Отряд с темной тучей над головой и армией за их спинами, спешил к Улу.
  
  
  
  
  
  Разговор с Учителем
  
  Четырехколесный магический фургон вылетел на высокой скорости на дорогу при их отбытии, и так как функция выравнивания земли не поспевала за скоростью, Тио, придавленная к потолку, ощущала на себе все неровности. Мужские же студенты в повозке были не в лучшем положении, трясясь как овощи в миксере.
  
  В это время он обнаружил рыцарей-телохранителей в полном облачении, яростно подгоняющих своих лошадей в зоне между городом Ула и Северным Горным Хребтом. "Дальновидение" Хадзиме могло увидеть Давида во главе процессии с выражением старшего брата на лице (они-чааааан), тогда как Чейз позади него не мог скрыть своей горести, все продолжая в спешке скакать вперед.
  
  Спустя некоторое время езды, они наткнулись на черный объект, создававший шум и гам при движении. Логично, что им он показался демоническим отродьем. Вытащив оружие, они сменили свое построение. Их скорость реакция была высока, становилась понятно, почему их восхваляли как VIP-телохранителей.
  
  В частности, даже подвергнись они нападению, Хадзиме не видел сложностей прохода мимо них, но Айко об этом не догадывалась, так как сейчас размышляла о том, в какую серьезную ситуацию они попадали будучи с ними. Тио, издающая чарующий и соблазняющий вскрик, заставляла мужских студентов бледнеть и сдерживаться от этих нападок. Она на показ выставляла свое личико, высунувшееся из крыши, в отчаянии махая руками и подзывая Давида, отвлекая его внимание на себя.
  
  Подойдя ближе, Давид попытался вызвать магию. Сузив глаза, он мог лицезреть человеческо-образную фигуру, внезапно выскочившей из черного объекта, приближающегося на высокой скорости. В обычных условиях он бы сделал предупреждающий удар, просто безопасности ради, но что-то внутри него сказало ему остановиться. Можно сказать, шестое чувство, развитое исключительно к Айко, так называемый высокочувствительный Айкодатчик сработал.
  
  С вытянутыми руками он приказал своим подчинённым прекратить атаки. Хоть они и подозрительно косились на этот предмет, они расширили глаза, услышав знакомый голос, доносившийся из человекоподобной штуки с потолка, подходящего все ближе к ним. Давид скорчил лицо полное недоверия, пробормотав: "Айко?".
  
  На минуту у него пришла мысль "Не говорите мне, что нижняя половина Айко была поглощена демоническим чудовищем?!" - все больше бледнел Давид и остальные, тогда как Айко энергично помахала им рукой, сказав, "Давид-сан, это я! Не нападайте на нас, пожалуйста~!" - в ее голосе ключом била жизнь.
  
  Они поняли, что ничего не поняли, неправильно интерпретировав ситуацию, сделав радостные мордочки при их воссоединении, ведь на черном объекте находилась персона, которая была так им дорога. Опьянев в такой остановке, Давид растопырил руки в стороны в выражении "Сюда! Прыгай в мои объятия!", когда Чейз и остальные также распростерли свои объятия, говоря "Прыгай ко мне!".
  
  Видя, как рыцари раскрыли свои руки, Хадзиме недовольно скуксился. Хоть Айко и студенты верили, что Хадзиме остановится перед Давидом и рыцарями... Он влил побольше магии, ускоряя их транспорт.
  
  Так как они были в положении, где торможение было просто необходимым, рыцари окаменели, смотря, как черный предмет задвигался дальше, они в панике сместились в сторону.
  
  Магический четырехколесный байк Хадзиме только что прошел мимо Давида и рыцарей, в улыбках распростерших руки. Айко могла только вскричать: "Почему?", становясь все меньше и меньше из-за эффекта Доплера, тогда как Давид и рыцари окаменели окончательно, зависнув с улыбками на лице. В следующую секунду они закричали "Айкоооо~ !", словно разделенные любовники, припустив в ярости за четырехколесником.
  
  -Нагумо-кун! Почему, ну почему ты совершил такой опасный поступок?!
  
  Айко разозлившись, села обратно в повозку, категорично отзываясь о Хадзиме.
  
  -Причины остановки не было, учитель. Остановись мы, они наверняка начали бы задавать вопросы о нашей текущей ситуации. А есть ли у нас время на это? Мы собираемся объяснить происходящее в городе, как-никак, так что повторять одно и тоже смысла нет, верно?
  
  -Уу, в-все так...
  
  Ее удалось немного убедить, тот разговор об их ускользании без ведома тех и само объяснение четырехколесного средства передвижения Хадзиме займёт слишком много времени, так что Айко заткнулась. Ю, вновь усевшись в свое кресло, наклонилась к уху Хадзиме, спрашивая.
  
  -...Настоящая причина?
  
  -Эти улыбчивые рыцари вызывают у меня отвратные ощущения.
  
  -...Нн, у меня тоже.
  
  Тем временем, пока Айко выглядывала лицом из солнечной крыши, Тио связали внутри повозки. Выражение сплошной эйфории витало на ее лице, так как ее поврежденное тело продолжало покачиваться посредством неровной езды повозки, но, похоже, рыцари и Айко ее не заметили.
  
  Вдобавок ко всему, придя в город, Ю, зная уже о позорных повадках Тио, сказала самой себе "...Это раса Рюджинов?" - будучи слегка шокирована происходящим. С момента первой смены Драконьего Облика Тио в Северном Горном Хребте, она пребывала в хрупком психическом состоянии, ощущая боль каждой клеточкой своего тела, пока Ю разуверялась в своем иллюзорном образе уважительной и всеми почитаемой расы Рюджинов.
  
  ***
  
  Придя в город Ул, Хадзиме и его отряд спокойно вышагивали по улицам, тогда когда Айко и остальные припустили к главному штабу города. Хадзиме подумал расстаться с Айко и студентами на этом самом месте, по-тихому дотаскивая Вилла до Фхьюрена. Но он все же неохотно поплелся за ними, ведь Вилл помчался впереди Айко и прочих.
  
  Жизнь в городе била ключом. Блюда подавались в большом разнообразии и таком же количестве, а сам город был расположен возле озера. Место, где сталкивалась природа и человек. Никто даже в кошмарах помыслить не мог, что этот город будет растоптан полчищем демонов всего за день. Хадзиме и его группа смотрели на город и вспоминали, что пищу они не принимали со вчерашнего дня, так что они прибавили ходу, двигаясь в сторону ратуши, и наслаждаясь видом вертела из прилавка.
  
  Придя наконец в ратушу, их отряду сразу бросилось в глаза, насколько оживленно было это место. Глава ветви города Ула, городские исполнители, священники, выходящие из церкви, все они собирались, вызывая немалую шумиху. Выражение их лиц прямо говорило, что они не могли и не хотели поверить донесенным до их ушей сведениям Айко, Вилла и студентов, расспрашивая их вблизи.
  
  Вообще-то, они бы приняли за полнейшую чушь то, что город будет сравнен с землей, услышь они такое завтра от какого-нибудь безумца, но слова шли от "Посланницы Богов Айко", также известной как "Богиней Плодородного Урожая". Это все было сопровождено недавним фактом того, что демоническая раса была способна управлять демоническими чудовищами, так что просто проигнорировать такое они не могли.
  
  К тому же, судя по беседе в повозке, Айко и студенты согласились скрыть истинную форму Тио в тайне, здесь имелась возможность того, что за обработкой разума стоял Шимидзу Якитоши. Нежелательно, если раса Рюджинов покажется на свет, поэтому Тио попросила их держать рот на замке, и хоть личность чтеца разумов была одной из возможностей, Айко не хотела столь легкомысленно раскрывать карты.
  
  Айко каким-то образом удалось скрыть информацию о существовании расы Рюджинов, ведь сама это раса - наполовину табу для Церкви Святых, и вызовет лишь хаос в рядах подчиняющихся ей служащих.
  
  Все еще посреди всего этого шума-гама, Хадзиме подошел к Виллу. На окружающий кавардак он обращал не больше внимания, чем на задувающий ветер снаружи.
  
  -Эй, Вилл, не убегай так внезапно. Не забывай, что ты все еще под моей защитой. Как закончишь доклад, сразу отправимся в Фхьюрен.
  
  Слова Хадзиме вызвали удивление Вилла, Айко и студентов, они неверующе на него вытаращились. У остальных же, правителей городов это повлекло за собой лишь чувство неудовлетворения, смотря в его сторону и прерывая момент чрезвычайной ситуации, они всем видом показывали немой вопрос "А это еще кто такой?".
  
  -Ч-что ты такое говоришь, господин Хадзиме? Это же экстренный момент. Только не говори, что ты в самом деле решишь оставить город...
  
  Вилл стал спорить с Хадзиме с таким лицом, будто он не мог поверить его отказу, Хадзиме же ответил так, словно ожидал этой перебранки.
  
  -Покидать или нет, а вы сами разве не собираетесь бросить этот город, найти укрытие, залечь на дно, в надежде ожидая спасения, в конце концов? Я уже осмотрел оборонную мощь этого города и... хотите укрытия - Фхьюрен самое подходящее для этого место. Уже какое-то время вы треплетесь о том, как пошустрее эвакуировать людей.
  
  -Э-это... так... Но не могу же я просто взять и спасти свою шкурку в такой серьезной обстановке! Даже у меня должно найтись что-то, чем я смогу всем помочь. Даже господин Хадзиме...
  
  "Господин Хадзиме, окажите нам посильную помощь" - было продолжением его слов, но он осекся, заледенев от холодного взгляда Хадзиме.
  
  -Насколько прозрачнее мне надо изъясняться, чтобы до тебя дошло. Моя задача довести тебя до Фхьюрена. А с этим городом у меня ничего общего нет. Послушай, я не собираюсь слушать твое мнение. Если ты все еще противишься идти... Я просто раздавлю твои конечности и приволоку тебя назад.
  
  -Ч-что э-э-это...
  
  Судя по атмосфере вокруг Хадзиме, говорил он на полном серьезе, отчего Вилл все больше бледнел. Его лицо, однако, говорило, что он все еще не до конца в это верил. Хадзиме, способный перебороть дракона, что с легкостью истребил приключенцев-ветеранов вроде группы Гейла, казался чуточку героем Виллу. Поэтому хоть он и был беспощаден, Вилл беспрекословно верил в то, что Хадзиме протянет руку помощи жителям города в такой опасной ситуации. От того слова Хадзиме задели Вилла так, что он почувствовал себя обманутым холодным его отношением.
  
  Не находя нужных слов, Вилл неосознанно отдалился от Хадзиме, но Хадзиме решил к нему приблизиться. Из-за столь необычной обстановки, окружающие могли лишь перебрасываться взглядами между Хадзиме и Вилла, вообще не двигаясь. Затем кто-то вдруг сдвинулся, загородив Хадзиме дорогу.
  
  Это была Айко. Она твердо смотрела прямо на Хадзиме.
  
  -Нагумо-кун. Если это ты... Не мог бы ли ты что-либо сделать с армией демонической существ? Нет... Ты точно бы мог, не правда ли?
  
  В голосе Айко звучало убеждение, пока это Хадзиме, он сможет сделать что-нибудь с этим. Иными словами, она заявляла, что он был в состоянии спасти город. После произнесенного главы города всячески зашумели и загомонили.
  
  Согласно отчету Айко и остальным, их противниками являлись десятки тысяч демонов. К тому же, скапливались они с нескольких горных гряд. Это значило, что все это принимало масштаб целой войны. Единственный индивидуум никак не мог повлиять на всю войну. Это звучало довольно разумно. Дабы пойти против этих разумных доводов, даже среди призванных из иного мира существовали особые личности, так называемые Герои. Но это еще не значило, что он мог справиться с целой армией. То что он мог, это вести человеческую расу, вместе со своими спутниками, давя врагов числом. Поэтому они никак не могли поверить, что мальчик перед их глазами, который даже и Героем не был, мог сделать что-либо, пусть даже так заверяла Айко. Пусть даже так заверяла "Богиня Плодородного Урожая".
  
  Отвечая на интенсивный взгляд Айко, Хадзиме угрюмо помахал руками, пытаясь обернуть ее слова как ложь, отрицая их.
  
  -Не, не, учитель. Разве это невозможно? Там же их более 40. 000. Это будет крайне, крайне...
  
  -Но в тот раз, в горах, ты не говорил "невозможно", когда Вилл спросил, может ли Хадзиме сделать что-нибудь подобное. А еще, ты разве не говорил, что препятствие будет слишком великим, что битва станет боем до последней капли крови для него одного. Или мне послышалось?
  
  -...Какая память хорошая.
  
  Из-за ее отличной памяти, лицо Хадзиме исказилось, когда он неуклюже это произнес. Он не сожалел о сказанном. Айко попросила с более серьезным лицом у Хадзиме, сейчас отворачивающего взгляд.
  
  -Нагумо-кун, не мог бы ты как-нибудь одолжить нам свою силу? Если так пойдет и дальше, этот прекрасный город превратится в руины, многие жизни будут утеряны.
  
  -...Как неожиданно. Думал, вы держите своих учеников на первом месте. Даже все те вещи, что вы совершали до этого, служили тому, чтобы прибыть сюда хоть чуточку раньше, да? И все же, во благо совершенно незнакомых людей, вы собираетесь послать ученика найти свою кончину на этом побоище? Намерений к такому у вас нет, но видимо, вам так нравятся эти парни с церкви, которые и развязали всю войну, м?
  
  Слова Хадзиме были наполнены жестокостью, но Айко осталась прежней. Ее лицо не было обеспокоенным, как минутой раньше, это было решительное лицо учителя Айко. Поблизости имелись пару священников, внимательно слушавших разговор между ней и Хадзиме. Они хмурились и сужали глаза, ведь его слова были пропитаны скверной аурой и взгляд его, в корне отличался от видений церкви. Поэтому Айко так и не сдвинулась со своего места, выпрямив позу и укрепив свой взор.
  
  -Существуй способ возвращения в наш мир, я бы поспешно вернула учеников, чувства мои и сейчас нисколько не изменились. Но, это невозможно... Тогда мы будем жить в этой мире, обмен фраз, улыбок встреченных нами людей, по крайней мере, я не желаю оставлять людей, до которых могу дотянуться. Это естественный ход мыслей для человека. Конечно, потому что сенсей - учитель, то даже под такими чрезвычайными обстоятельствами мои приоритеты никак не изменятся.
  
  Проговорила убежденно, слово за словом, Айко.
  
  -Нагумо-кун, ты даже сейчас столь спокоен, так что я могу принять во внимание, что ты встретил что-то за понятиями нашего воображения, чтобы стать таким. И я верю, что у тебя достаточно самообладания, чтобы подумать и о других. Слова учителя, что не был с тобой, когда тебя поранили большего всего... могут звучать слишком мягкими для тебя. Но пожалуйста, выслушай меня, как-нибудь.
  
  Хадзиме все так же молчал, вернув ей взгляд, поторапливая с разговором.
  
  -Нагумо-кун, прошлой ночью ты разве не говорил, что ты точно вернешься в Японию? Тогда, Нагумо-кун, ты планируешь вернуться со всеми, кто для тебя много значит, кроме тех, кто стоит у тебя на пути? Сможешь ли ты жить после этого дальше в Японии? А вернувшись, изменишь ли ты свой образ жизни? Причина, по которой сенсей не хочет, чтобы студенты активно принимали участие в битве, это потому, что она не уверена, что они смогут вернуться к своим обычным жизням, когда прибудут домой, в Японию. Убийства, это... Я не хочу, чтобы вы были замешаны в такое.
  
  -...
  
  -Нагумо-кун, у тебя свои моральные критерии, выбор будущего тоже за тобой. Ко всему прочему, ты не обязан выслушивать слова из уст сенсея. Но сенсей думает, что какое бы будущее ты не выбрал, образ жизни тех, что отвергается остальными, отличным от того образа, кто тебя дорог... По-настоящему полон "одиночества". Вряд ли этот путь сделает счастливым тебя и тех, кто тебя окружает, кто для тебя важен и значим. Если ты желаешь счастья, хотя бы для тех, к кому можешь дотянуться... Пожалуйста, не забывай, как испытывать к ним симпатию. Изначальна, эта была та вещь, которая была так важна и бесценна в тебе... так что не отбрасывай ее.
  
  Один за другим изрекала Айко слова, наполненные ее эмоциями, стараясь передать их как можно лучше Хадзиме перед собой. Главы городов, даже студенты, слушали ее в полной тишине. Особенно студенты. Они смотрели вниз, пока их отчитывали, ощущая себе скверно, и понимая, что зазнались по части своей силы. В это же время, Айко со всей серьезностью собиралась вернуть их обратно, даже подумав о том, как они будут жить после. С новообретёнными чувствами, можно было заметить их счастливые улыбки, будто их расщекотали.
  
  Для самого Хадзиме, пусть и перешедшего из мира в мир, не имело значения как сложилась бы ситуация, даже подвергнись студенты радикальным изменениям. Айко, до сих пор не сошедшая с позиции "учителя", внутренне его насмешливо улыбала. Да не из чувства презрения, а из чистого восторга. К ней относились по-особенному в связи с ее редким качеством. Она не переживала с Хадзиме его трудности, так что он мог легко возразить ее словам "Да ты же ничего не знаешь!" или "Не упоминай о том, о чем не имеешь не малейшего понятия!". Определенным образом, то, как говорила Айко, слова ее можно было назвать "чуткими".
  
  Но Хадзиме не мог так поступить. Даже смотри учитель прямо на него, возразить ее "чутким" словам будет верхом недальновидности. К тому же, Айко ни разу не давила на него на тему "то правильное, что нужно сделать". Все ее слова были нацелены на будущее и счастье самого Хадзиме.
  
  Хадзиме мгновенно обратил взгляд на Ю со стороны Айко. Она смотрела на Айко так, будто предавалась ностальгии. Но ощутив его взгляд, она сразу поравнялась с ним глазами, ясно глядя на него. Ее глаза говорили, что она последует за тем решением, которое он предпримет.
  
  В глубине бездны, она была его ценной личностью, державшей всю его человечность до того, как он "пал", вот почему Хадзиме так желал ей добра и счастья. Ему подумалось, что ладно, если он будет жить так сам по себе, но по словам Айко, ее стиль жизни не сможет сделать Ю счастливой.
  
  Сместив взгляд дальше, он обнаружил зайцеухую девушку, озабоченно поглядывавшую на него. В стороне от мира, ограничивающегося им и Ю, эта девушка вносила оживление вокруг. Сколько бы раз Хадзиме не пинал ее и по-недоброму обращался с ней, она отчаянно цеплялась за него, в любопытстве, а теперь, она была кем-то сродни Ю, кем-то кого он любил как друга и спутника. Разве принятие Шии Хадзиме не приносит счастье Ю?
  
  Мир для Хадзиме был словно тюрьма. Клетка, что препятствовала его возвращению в его родной город. Поэтому, ему было чрезвычайно тяжело принять людей и материи этого мира. В бездне, он отринул все ради возвращения, и нелегко будет изменить эти взгляды, заложенные в его разум, что кричала не прощать никого, кто встанет у него на пути. Но даже пусть и "испытывать эмпатию к другим" было сложно, он это все еще умел. Впоследствии, дорогие ему вещи... Если это принесет счастье Ю и Шии, он не будет язвить и окажет помощь.
  
  Хадзиме не был согласен со всеми словами Айко. Но даже так, его "учитель" читал ему "мораль", отчитывая. Мелочно воспринимать ее будет слишком по-детски. Ведь вместе с его буйством шанс раскрытия Хадзиме заметно повысится, разрастаясь в проблему, а вот стараться изо всех сил как студент Айко сенсея будет в самый раз. Что бы он ни выбрал, он с самого начала понимал, что его когда-нибудь да приметят. Он был готов схлестнуться со всеми будущими неприятностями, он уже решил относиться к этому миру без всяческого уважения. Потому он не собирался особо светить своей силой.
  
  После всего этого, он немного подумал над извинением, затем Хадзиме вновь взглянул на Айко.
  
  -...Сенсей, что бы после этого не случилось, вы все еще останетесь моим учителем?
  
  Что Хадзиме подразумевал, была ли она ему союзником или нет.
  
  -Само собой.
  
  Не мешкая ответила Айко на его слова.
  
  -...Какое бы решение не взбрело в мою голову? Даже если результат не оправдает ожидания сенсея?
  
  -Можно обойтись и без этого. Роль сенсея заключается не в выборе будущего для своих студентов. Я лишь помогу тебе с лучшим выбором. Нагумо-кун слышал разговор сенсея, так что я не буду отвергать твоего решения.
  
  Хадзиме какое-то время посматривал на Айко, следя за тем, есть ли в ее словах ложь. Он намеренно придерживался таких взглядов, чтобы не проявлять враждебность по отношению к Айко. Убедившись, что ни лжи, не обмана в ее глазах нет, Хадзиме повернулся навстречу выходу. Ю с Шией сразу последовали за ним.
  
  -На-Нагумо-кун?
  
  Заметив такого Хадзиме, в панике воззвала Айко к нему. Он оглянулся, пожав плечами, отвечая, уже сраженный стилем "учителя" Айко.
  
  -Брать на себя такую ораву из десяток тысяч противников.. Для этого мне понадобится время. Продолжайте разговор уже без меня.
  
  -Нагумо-кун!
  
  Лицо Айко засветилось на ответ Хадзиме. Он мог лишь усмехнуться на ее поведение.
  
  -Совет лучшего "учителя", которого я когда-либо знал. Да, сюда вовлечены счастье девушек... Я вижу в этом лишь частичку поддержки. А пока что я просто вынесу тех парней снаружи.
  
  Сказав это, он хлопнул Ю и Шию по плечу, еще раз развернув ступни и выходя из помещения. Ю с Шией оживившись, маленькими шажками поскакали за ним.
  
  Птах, дверь закрылась, захлопнувшие рот и поглощенные беседой Айко и Хадзиме главы города, сразу же стали расспрашивать об общем положении Айко.
  
  Айко, чьи плечи тряслись, все еще смотрела на дверь, откуда вышел Хадзиме. Ее лицо никакой радости за Хадзиме не выказывало. То, чем она с ним поделилась, были истинные ее чувства, то, что его дорога будет полна невзгод и печали.
  
  Но, в конце концов, не оставалось сомнений, что она призвала важного ей студента пойти против армии демонов. Хоть она и повторяла, что не хочет, чтоб они развили привычку использовать свою силу, она осознавала то противоречие, послав его в битву. Она думала, что хотела, чтоб Хадзиме переосмыслил свой образ жизни, но также она желала, чтобы он помог горожанам Ула. Впоследствии, обе просьбы были выполнены... Но ей хотелось найти путь получше. Айко скрыто опустила плечи в связи со своей никчемностью как учителя.
  
  Она молилась, чтобы никто из ее студентов не потерял души, вернувшись домой... Но желание Айко не суждено было сбыться. После того, как она услышала историю Хадзиме прошлой ночью, до Айко дошло, что ее желание не более чем иллюзия происходящего. Но она все равно не могла прекратить желать об этом.
  
  Окруженная лидерами города, уже поднимавших гвалт, и студентами, кто с симпатией и уважением смотрел на нее, Айко неосознанно вздохнула.
  
  Кстати, Тио, придя в ратушу с Хадзиме и остальными, пробормотала "Хоть эта и важный свидетель... Какое пренебрежение... Как и ожидалось от этих масс" - встрепенулась она, но ее просто-напросто проигнорировали.
   Приход Богини
  
  Город Ул. Горная гряда на севере вместе с озером Улдея на западе предоставляли городу в изобилии ресурсы. В данный момент, город опоясывала "внешняя стена", которой прошлой ночью здесь не существовало, в то время как сам город обволокла атмосфера таинственности.
  
  Внешняя стена была тем, что мгновенно соорудил Хадзиме. Воспользовавшись двухколесным магически-заряженным байком, он объезжал город по периметру, трансмутируя все во "внешнюю стену", даже не применяя здесь выравнивание земли. Прежде всего, стоит заметить, что высота стены была всего лишь 4 метров, все потому, что это был предел дальности его трансмутации, не сказать, что очень уж высокая. Покажись здесь какой-нибудь крупнокалиберный демонический монстр, он легко ее перемахнет. Но как ни посмотри, проблем это не доставляло, так как даже в такой чрезвычайной ситуации, люди чувствовали себя в большей безопасности, чем вообще без стены. Ну а что до Хадзиме, он от нее вообще никак зависим не был.
  
  Сведения о том, что к ним надвигается полчище из десяток тысяч демонов уже дошла до ушей горожан. Учитывая скорость перемещения демонов, их авангард прибудет сюда еще до заката. Естественно, все они запаниковали. Некоторые стали бранить руководства города, включая мэра, другие вопили и падали в обморок на том же самом месте, кое-кто прижимал человека подле себя, кто-то торопился покинуть это злополучное место, и были и такие, кто стали поносить друг друга. Завтра от города не останется ни дощечки, и останься они здесь, точно лишатся своей жизни, поэтому не могли позволить себе такую роскошь, как сохранять самообладание. Облегчить страдания и избавить их от этой суеты было некому.
  
  Но там имелся кое-кто, кто заставил их оправиться от горести бытия. Айко. Прибыв, наконец, в город, рыцари-телохранители получили должный инструктаж, крича во все горло "Богиня Плодородного Урожая!". С ее величественной внешностью, ничего не боясь, наряду с изначально высокой известностью, она на какое-то время успокоила людей. В каком-то смысле, Айко Хатаяма действовала погероически любого героя.
  
  Пришедшие в себя жители разбились на две группы. Те, кто не отбросят родной город, разделяя его дальнейшую судьбу. Группа "оставшихся". Другая группа, как и планировала в начале, была готова сбежать в безопасность до прихода помощи: группа "убежища". Даже так, в группе "оставшихся" нашлись женщины и дети, кого вскоре переместили в группу "убежища". Они верили словам Айко, что атаку демонов отразят, размышляя, как бы они могли оказать помощь и, мужчины группы "оставшихся" решили предложить им свою помочь, тогда как женщины и дети останутся в убежище в случае непредвиденных обстоятельств. Хоть было уже давно за полночь, вид прижимающихся друг у другу людей для большего сплочения, был всюду, докуда охватывал глаз.
  
  Группа убежища вышла из города до рассвета, неся свои пожитки. Солнце уже высоко взошло, и люди разделились на тех, кто готовились к битве и тех, кто решил вздремнуть. Большинство из "оставшихся" непоколебимо верило в "Богиню Плодородного Урожая" и ее отряд, но невзирая на это, "мы защитим наш город своими силами!", "Сделаем все, что сможем!", слышались их воодушевленные выкрики.
  
  Даже с уменьшением количества людей, оживленности царило гораздо больше обычного, так что Хадзиме сидел на мгновенно сооруженной стене за городом, непонятно было, куда он смотрел, но взгляд его был направлен вдаль. Как всегда, по сторонам находились Ю с Шией. Сидели они позади Хадзиме, и что-то придумав, подползли поближе к нему.
  
  Затем, прибыли Айко, студенты, Тио, Вилл, Давид и несколько рыцарей из свиты Айко. Даже заметив их приближение, он не повернулся, отчего Давид и рыцари нахмурились, но Айко позвала его раньше них.
  
  -Нагумо-кун, как приготовления? Может, что-то надо?
  
  -Нет, все так, как и должно быть, сенсей.
  
  Само собой, Хадзиме просто ответил, не увиливая ни от чего. Не вынося его темперамент, Давид огрызнулся на него.
  
  -Эй, ты. Что за отношение к Айко... к твоему глубокоуважаемому учителю. В обычных условиях, я бы не преминул возможностью заметить тот артефакт, что ты таскаешь с собой, как и разузнать побольше о деталях, касательно твоего отбрасывания демонической армии, но я так не поступлю, так как Айко искренне меня попросила, понимаешь? Как минимум...
  
  -Давид-сан. Не будете ли так любезны, помолчать пока что?
  
  -Ууу... Ответ положительный...
  
  Как Айко сказала ему помолчать, так что сразу захлопнул рот на замок. Поведением напоминал собаку. Хоть получеловеком он и не был, можно было мысленно представить собачьи ушки и хвост. Дело приняли скверный оборот, ведь хозяин разозлился на него.
  
  -Нагумо-кун. Относительно мужчины в черном...
  
  Видимо, это было у нее на уме. От слов Айко повеяло мучениями.
  
  -Ты собираешься узнать его личность? Даже если я его найду, ты мне говоришь его не убивать, так?
  
  -...Да. Нужно удостовериться в личности. Если это лишено смысла для Нагумо-куна...
  
  -Пока что я просто притащу его сюда.
  
  -Э?
  
  -Приволоку закутанного в черное к сенсею. Сенсей мыслит как учитель... Так что так и поступим.
  
  -Нагумо-кун... Большое тебе спасибо.
  
  Айко немного оторопела от неожиданного содействия со стороны Хадзиме. Он даже сейчас не повернулся к ним, и, размышляя о том, что он многое обдумывает, решила просто принять жест его доброй воли. Пробурчав "я бессильна", она тайком вздохнула, проговаривая свою признательность с горьковатой улыбкой.
  
  Похоже, Айко закончила разговор, и в этот раз к Хадзиме прямиком направилась Тио, зовя его.
  
  -Фуму, приемлемо ли такое. Эта хотя... Гха! Хотела обговорить... Это просьба, не выслушаешь ли ты ее?
  
  -?.. Тио, мм.
  
  -То-только не говори мне, что существование этой было предано забвению... Ха, ха, вот что у нас есть...
  
  Так как голос звучал незнакомо, Хадзиме невольно оглянулся за плечо, а там ему предстала черная одежда, с золотыми вышивками, напоминавшая тем самым кимоно, бесподобно съехавшая вниз, открывая вид на белоснежные и гладкие плечи, и чарующую долину, завершая все прелестной ножкой, виднеющейся из выемки у колена. Черноволосая, золотоглазая, восхитительная женщина. На миг, в его глазах читалось сомнение, он тут он вспомнил, "А, раз ты напомнила", назвав ее по имени. Очевидно, что Тио, чье существование так скоро позабыли, была далека от состояния гнева, все краснея, тогда как дыхание становилось все более прерывистым. Ее "вот что у нас есть" осталась тайной за семью печатями, и правильным решением было не уточнять, что она имела в виду.
  
  -Ннн, ннн! Это, после того, как эта битва закончится и мы доставим Вилла обратно, мы продолжим путешествие?
  
  -Ага, так и есть.
  
  -Фуму, просьба этой такова... Она хотела бы последовать за тобой...
  
  -Я отказываюсь.
  
  -Хаа, хаа... Мгновенный ответ, как и ожидала. Ожидаемо от хозя... Кохохохо! Конечно, не за просто так! Я буду звать этого "Хозяин" и посвящу ему всю себя! Телом и духом, все-все! И как оно?
  
  -Заройся в землю, ей-богу, провались ты сквозь землю.
  
  Расправив руки в стороны, Тио заявляла, что станет рабом Хадзиме, причем с физиономией, полной наслаждения, Хадзиме, смотревший на нее словно на слой грязи, сразу же отодвинул ее подальше. Тело Тио вновь затряслось. Щеки ее порозовели. Кто бы на нее посмотрел, даже незрячий узрел бы в ней извращенку. Окружающие опешили. Особенно Ю, почитающая и выказывающая дань уважения расе Рюджинов, чувства которой треснули вместе с его всегда каменным лицом.
  
  -Как... жестоко... Хозяин был именно тем, кто превратил тело этой в это... Эта хочет, чтоб он взял на себя ответственность!
  
  Все такие - "Э?", вытаращились на Хадзиме. А он, понятное дело, не мог просто оставить в стороне это возмутительное и лживое обвинение. Он сразу глянул в сторону Тио, да так, что прожилки на лбу немедленно набухли. Его взгляд ясно спрашивал, куда она клонит.
  
  -Еще раз предстать грязью в этих глазах... Хаа, хаа... Гулп... Ну, сам подумай, разве эта не сильна?
  
  Ее тело вновь завибрировало само по себе от взора Хадзиме, затем Тио стала пояснять ее мыслительный процесс, который достиг своего апофеоза на момента величания ее самой рабыней Хадзиме.
  
  -Даже в своем родном городе, на эту приходилось одна, может, две битвы, и благодаря ее выносливости, она всех превосходила... Поэтому, при обзоре свысока и ощущении боли, настоящей боли, случилось только сейчас и до этих самых пор.
  
  Так как рыцари-телохранители понятия не имели, что родом Тио из племени Рюджинов, слова Тио встретила некоторое недопонимание в массах.
  
  -Ибо потому, что когда эта сразилась с Хозяином, для нее это был первый нокаут, первый взгляд свысока, вкус боли и поражение и все в первый раз. Точно, тот кулак резонансом ударил по ядру. Толчок, всегда нацеленный на больные места. Та боль, что прошла сквозь все тело этой... Ха, ха.
  
  Хоть Тио это больше себе говорила, рыцари, не знавшие о повадках расы Рюджинов, посмотрели на Хадзиме как на вылитого преступника. Объективно рассматривая сложившееся обстоятельства, это выглядело как насилие над женщиной. "Да как ты мог такую красоту губить, насилуя!" - подняли шум рыцари. Они явно обвиняли его, поскольку сжалились над жертвой. Тио же, что окончательно вводило рыцарей в ступор, блистала от счастья, нежели была жертвой насилия.
  
  -...Иными словами, Хадзиме открыл ей новый проход? (П.П. поясню, в обоих смыслах новый проход...)
  
  -Так и есть! Тело этой бесполезно без мастера!
  
  -...Пошло.
  
  Лицо Ю исказилось, будто она увидела эту сцену наяву, а в тоне ее уже не было того почтения, всякий раз, когда Тио выказывала согласие. Хадзиме же спонтанно для себя раскрывал свои чувства. Но и его это неслабо потрясло.
  
  -Да и...
  
  Извращенный вид Тио резко сменился, когда она стала ерзать, положив руки на бок в смущении.
  
  -Время этой было безнадежно украдено.
  
  С этими словами, лица всех присутствующих выразили изумление, устремившись на Хадзиме. Он пробормотал "Такого быть не может", закачал Хадзиме шеей, тогда как его щеки задергались.
  
  -Эта решила признавать лишь мужчин сильнее этой как спутника... Но таких людей в родном городе этой не имелось... Быть побежденной, да еще и так униженной... первый раз... внезапно использовали жопку этой...и с таким упорством... Поэтому ты должен стать хозяином этой. Эта хочет, чтобы ты взял ответственность.
  
  Глаза Тио увлажнились, пока она смотрела на Хадзиме, придерживая задницу. Глаза же рыцарей прямо говорили "да этот парень преступник все-таки!", продолжая свои речи с "так нежданно нападать с задницы", без умолку строя предположения и дальше, волнисто подрагивая. Даже Айко со студентами, знающие правду, с укором посмотрели на него. Даже выражения Ю и Шии на его стороне говорили "превзошел сам себя немного~", отворачивая взгляды. Уже при приближающейся армии, Хадзиме попал в такой переплет, когда с обеих сторон его окружали враги.
  
  -Т-ты, разве у тебя нет своих забот? Ты же почему-то вышла за пределы своего города.
  
  Так как Ю с Шией отворачивали взоры, Хадзиме отчаянно расспрашивал об "исследовании расы Рюджинов".
  
  -Ум. Тут проблем нет. Все станет гораздо эффективней, когда она встанет подле своего хозяина. Тогда мы убьем одним камнем двух зайцев... послушай, разве не в путешествиях случаются самые разные вещи? Все в порядке, можно спустить всю свою меланхолию на эту, хорошо? Можно и посильней. Разве это не неправильные вещи для хозяина?
  
  -Я вижу только минусы от извращенца подле себя.
  
  Тио к нему прижалась, но он ее просто от себя отшкрябал. Это сопровождалось негодованием Рыцарей, студентками, видевшими в Хадзиме жалкого червя, студентами, которые ощутили всю сложность женщин иного мира и поглядывающими на Хадзиме с завистью, Айко, начавшей проповедь о запрещенных сексуальных связях и Вилле, который, несмотря на ситуацию, как-то еще смотрел на Хадзиме со всем уважением. Во всем этом бардаке и хаосе, армия не переставала приближаться и когда Хадзиме уже устал от всего, она наконец-то явилась.
  
  -...А вот они и пришли, мх.
  
  Хадзиме разом повернул взгляд в сторону гряда гор на севере. Сузив глаза, он смотрел вдаль. Хоть они еще и были на расстоянии, неразличимому невооруженным глазом, Хадзиме их отчетливо распознал посредством БРС, показывающие изображение на его "магическо-кристаллическом оке".
  
  Там была толпа демонических чудищ, заполонившая землю. Позади гуманоидных форм демонов, виднелись 3-4-метровые гигантские, черные волки-демоны, там были и ящероподобные демоны с шестью лапами и питонообразные демоны, с выходящими из их спины шипами и богомоловидные демоны с четырьмя лапками-косами, огромные паукообразные демоны, с многочисленными тентаклями, усеянными и растущими по всему их телу и весь этот марш заставлял землю сотрясаться, вместе с этим, все застилало облако пыли, распространившейся повсюду от их неимоверной мощи. Их число все нарастало с того момента, как он утвердил их еще в горах. Колоссальная армия из 50 000 - 60 000 видов существ.
  
  К тому же, там были и летающие над всей толпой демоны. Их можно было сравнить с птеранодонами. Один из десяти косящих под птеранодонов существ был особенно крупным и человеческая тень лишь слегка была заметна на нем. Вероятно, это был завёрнутый в черные мантии мужчина. Хотя манеры Айко показывали, что она не могла этому поверить, это был Шимидзу Юкитоши в 8 или 9 из 10 случаев.
  
  -...Хадзиме.
  
  -Хадзиме-сан.
  
  Ю и Шия заметила нечто, приближающееся к ним, при изменении общей обстановки вокруг Хадзиме. Они его позвали. Он повернул к ним взгляд, разово кивнув, после направив взор на Айко и остальных сзади, чьи лица были, как некогда напряжены.
  
  -Вот и показались. Хоть и значительно раньше, чем планировалось, до их прибытия еще 30 минут. Числом более 50 000. Каждый представляя из себя смесь из более чем двух демонов.
  
  Услышав, что их число выросло еще больше, лица Айко и студентов стали еще бледнее. В ответ на их скованность и тяжесть, Хадзиме прыгнул над стеной, демонстрируя бесстрашную улыбку через плечо.
  
  -Только давайте без этого лица, сенсей. Никаких сложностей я не вижу, так как добавка составляет лишь несколько десятков тысяч. Все идет по плану, те, кто способны сражаться, встанут у стены на крайней случай. Но пути назад для них уже не будет, это да.
  
  Нисколько не страшась, Хадзиме передал им, что они могут оставить все на него, Айко на это сощурила глаза, слегка ими блестя.
  
  -Понимаю... Хоть мне невдомек, чем я могу помочь, просто стоя тут, как ты и сказал... Береги себе как-нибудь...
  
  После ее слов, рыцари произнесли, "А точно это нормально оставлять все на Хадзиме" и "Хоть уже поздно, нам пора в убежище", помчались они, собираясь донести эту информацию городу. Даже студенты смотрели на Хадзиме тяжким взором, когда побежали вслед за Айко. Кроме Хадзиме и его отряда, остались лишь Вилл и Тио.
  
  Вилл о чем-то потолковал с Тио, затем ринулся вслед за Айко и остальными, после того, как поклонился ему. На вопрошающее лицо Хадзиме Тио ответила кривой усмешкой.
  
  -Так как эта воспользуется всей свой силой, чтобы превозмочь это происшествие, эта хотела, чтобы, по крайней мере, мальчик Вилл смог простить ее за судьбу приключенцев, вот такой разговор... Поэтому эта тебе подсобит. А что, даже если магическая сила этой недостаточно восстановилась для Драконей Формы, ее пламя и ветер не игрушки, понятно?
  
  Церковь именовала расу Рюджинов ошибкой природы, и хоть они не могли быть приняты за полулюдей, они были в состоянии манипулировать магической силой как и демонические существа. Так что, пусть она и не имела задатков ко всем способностям, безмолвным (по части магии, магия без слов), гением магических кругов как Ю, были у нее способности, в которых она преуспела, и творить волшбу могла как и Ю без слов.
  
  Тио провозгласила это, страстно выдвинув грудь вперед и делая на этом упор, но Хадзиме просто кинул кольцо, изготовленное из магически-кристаллического камня. Хоть Тио вопросительно на него посмотрела, она распахнула свои глаза, поняв, что это магическое вместилище, сотворенное из божественного кристалла, и вытаращилась на Хадзиме с плаксивыми глазами и произнесла дрожащим голосом.
  
  -Хозяин... Предлагать такое прямо перед битвой... эта, само собой, ответом этой будет...
  
  -Да ладно тебе. Я тебе его одалживаю, так как на тебя обязанность батареи, не больше и не меньше. А только что, ты пыталась сыграть дурочку, как кое-кто, м?
  
  -...Вижу, история эта полна темных пятен.
  
  Опустила плечи Ю и показывая отталкивающее выражение лица, ведь ход ее мыслей был схож с этой развратницей. Возражение Хадзиме будто бы не заметили, когда Тио и надела кольцо на палец и оскалилась, хоть и про нее словно забыли, тогда и отряд демонов стал отчетливо виден обычным человеческим взглядом. Люди, с луками и магическим арсеналом в руках скопились у наружной стены. Земля затряслась, и рык демонических зверей разнесся песчаным штормом на расстоянии. Некоторые люди стали молиться господу богу, когда другие имели выражение полного осознания своей скорой кончины.
  
  Поглядев на это, Хадзиме шагнул вперед. Он создал стойку для речей, нагромождая кучу земли в одном месте. Хадзиме не помышлял облегчать тревоги людей, так как это элементарно обернулось бы в панику, встреться они с дружественным огнем.
  
  Некто вдруг залез на основание за стеной, люди уж было подумали, что это демоны пришли по их души и плотоядно глазеют на них, но их взоры встретили белобрысого мальчика с повязкой на глазу.
  
  После подтверждения того, что взгляды все нацелены на него, Хадзиме выдохнул, и начал глаголить голосом, способным достичь небес.
  
  -Внемлите же! О, отважные люди города Ула! Победа наша уже у нас в кармане!
  
  Дивясь, чем это их так внезапно заверили, горожане переглянулись друг с другом. Хадзиме на их замешательство смотрел, сведя глаза в еле заметную щель, продолжив толкать речь.
  
  -Спросите о причине, скажу, что все потому, что Богиня объединилась с нами, приняв нашу сторону! Все верно, это "Богиня Плодородного Урожая", о которой все так наслышаны, госпожа Айко!
  
  Услышав это, все загалдели, наводя шум вокруг, госпожа Айко? Богиня Плодородного Урожая? Айко, в сопровождении рыцарей позади, указывающая путь людям, сразу замерла.
  
  -Пока за нашими спинами госпожа Айко, мы непобедимы! Госпожа Айко - живое божество, посланное раем как союзник всему человечеству, принося нам "Плодородный Урожай" и "Победу"! Я меч госпожи Айко и также ее щит. Я отвечу призыву вашему желанию защитить всех и каждого! Смотрите же! Вот моя сила, влекомая госпожой Айко!
  
  Изрекши это, он достал Паралич буквально из вакуума и фиксаторы стволами пронзили землю, дабы укрепить его позицию. Вместе с тем, он припал к земле и жители города все наблюдали за ним, когда Хадзиме навел свой прицел на передние ряды демонических созданий, "подделками" птеранодонов... опустив курок.
  
  Яркая, красная вспышка вышла из Паралича и вместе с убийственной аурой, слепящий свет прошел сквозь небо за мгновение. Он сломил одну из подделок птеранодонов, котор находилась на расстоянии пары километров от него, и несколько других в окружении, опускались на землю, так как их крылья были стерты впоследствии. Сам Хадзиме не переставая палил и второй и третий раз, и демонические хищники в небе стали уничтожаться один за другим. Затем он специально сместил свой прицел и тот крупный птеранодон стал падать, в замешательстве от случившегося, к тому же, приручивший его мужчина в черной мантии отлетел от остаточного эффекта. Он вылетел в воздушное пространство и сейчас пытался сопротивляться падению.
  
  Он не успевал притащить черного "мантевика" до Айко, пока надо было разобраться со всеми демонами, так что на пока он решил вынести быстрейших к побегу. Хотя Айко будет сердиться на него потом, если он того подстрелит, его совершенно не заботило то, покалечится ли та особа или нет. Айко могла и вовсе не заметить, так как он стрелял тогда, когда они были еще на значительном расстоянии.
  
  Закончив ликвидацию демонов в небе, он спокойно осмотрелся вокруг, ему на глаза попались виды сбитых с толку горожан, у многих отвисла челюсть.
  
  -Слава госпоже Айко!
  
  Выкрикнул слова восхваления Айко, как свой последний долг, Хадзиме. И в следующий момент...
  
  -Вославься госпожа Айко! Да здравствует госпожа Айко! Хвала госпоже Айко! Вославься госпожа Айко!
  
  Вославься Богиня! Да здравствует Богиня! Хвала госпоже Айко! Восславься Богиня!
  
  В недрах города Ул почиталось уже не просто ее имя, нет, настоящая богиня была рождена в этот момент. Видимо, и все их беспокойства улетучились, когда все в городе стали выкрикивать и восхвалять Айко, сияющими глазами любуясь ею, любуясь Богиней их надежды. На каком-то расстоянии, лицо Айко окрасилось пунцовым, она аж задрожала. Ее глаза мигом переместились на Хадзиме и маленький ротик задвигался, будто говоря "Что. Ты. Имеешь. В. Виду!"
  
  Хадзиме снова устремил взор на колоссальную толпу демонов. Он спихнул все формальности на Айко по собственным причинам. Первое, активность Хадзиме наверняка заставит Церковь и Королевство сделать ответный шаг в будущем, и так как Айко встанет у них на пути, если они попытаются навредить Хадзиме, лучше всего будет воспользоваться ее словами вроде "Богиня Плодородного Урожая", имеющими определенную власть. Если они смогут преодолеть городской беспорядок с помощью силы "госпожи Айко", то горожане с высокой вероятностью наплетут свои слухи, и имя "Богини Плодородного Урожая" прогремит в сердцах людей, крадя их сердца. В этот момент она являлась не только полезным талантищем для королевства, но и Богиней, которую поддерживали люди, так что Церковь и Королевство не могли так легко повлиять на нее, раз ее слова содержали больше власти.
  
  Вторая причина, так это просто потому, что горожане лишь выкажут страх и враждебность, покажи они им большую силу. Поэтому, если они продемонстрируют им их мощь, впечатление и страх горожан улягутся, когда они вспомнят, что все это пришло от богини, оказавшей им поддержку, и враждебность сменится на милость.
  
  Третья причина, это то, что он заявлял, что берет на себя удар всего, что нацелено на "учителя Хадзиме Нагумо".
  
  Его причина номер один - чтобы горожане не паниковали и не натворили бед, это он сразу учел. После этого, Айко о многом с ним потолкует, но ведь и для нее были свои льготы, так что она должна закрыть на это глаза, поскольку это был результат их совместного решения... В порядке вещей будет сбежать, как все окончится.
  
  С криками жителей, что они мол, не будут повержены демонами, пока за их спиной Айко, вместе с пронзающим взглядом самой Айко и рыцарями, на лицах которых всплыла улыбка, когда они пробормотали "А что, этот паренек отлично знает , куда мы клоним" и посмотрели на него, Хадзиме достал две пулеметной ленты Метсурая из хранилища ценностей и перекинул себе через плечи, продвигаясь вперед.
  
  По его правую была, как всегда Ю, по его левую Шия, с Орканом на плечах, которого Хадзиме ей одолжил и позади него шагала Тио, в прострации рассматривая магическо-кристаллический камень. На горизонте, птеранодоны-фальшивки, падающие на землю, словно вообще никак их не касаясь и демонические твари, шагающие одним сознанием вперед, заполняли их кругозор.
  
  Хадзиме взглянул на Ю. Ю вернула ему его взгляд, молча кивнув. Хадзиме взглянул на Шию. Ее заячьи ушки, торчащие сейчас прямо вверх, олицетворяли ее уверенность. Тио в стороне... Он оставил ее в стороне.
  
  Хадзиме обратил свой взгляд на громадное войско, лицо затмила улыбка и он без всякого энтузиазма изрек.
  
  -Что ж, сделаем это.
  
  
  
  
  
   Топающее представление города Ула
  
  (Что за...ЧТО ЭТО ЗА НАФИГ ТАКОЙ!!!)
  
  Громадное войско десятка тысяч демонов намеревалось атаковать город Ул с передней стороны. В раз созданный ров и мальчик, Шимидзу Юкитоши, в трепете дрожащий своим телом, истерично вызывая барьер, мог лишь шлепать ртом перед простирающейся перед ним зловещей сценой. Немыслимый спектакль, действительность, в которую он не хотел верить. Он все бранился, слова однако, так и не вылетели из его уст.
  
  Все так и есть, стоящим позади толпы демонических существ, был безошибочно пропавший студент Айко, Шимидзу Юкитоши. Контрактом, заключенным с определенным мужчиной, он планировал выставить Айко и других за уничтожение Ула, однако его горожанам, коих он считал легкоуправляемыми и подавленными, не было причинено ни малейшего вреда, скорее, это они приготовили ему непредвиденную и столь угрожающую засаду. Более этого, текущий прогресс событий наполнял существо Юкитоши поистине адскими муками.
  
  ДРАМДРАМДРАМДРАМ!!!
  ДРАМДРАМДРАМДРАМ!!!
  
  Пока столь примечательный звук разносился окрест по полю битвы, многочисленные вспышки, полные убийственных намерений, проносились по небу. Эти вспышки настигали цель, даже не давая той времени моргнуть. Не имеет значения, какими сильными не были некоторые виды демонов, продолжающие рычать и сотрясать землю, они превращались в кровавое месиво, даже без шанса на сопротивление. Двенадцать тысяч смертей в минуту стали безжалостной "стеной", приближаясь и встречая их столь теплыми словами как "одна пуля - один труп", когда они проходили сквозь еще несколько десятков демонов на задних рядах.
  
  Пронзенные демоны, игнорируя все понятия об инерции, как правило, получали толчок и разрывались на месте. Демонические создания стали распространяться налево и направо, дабы избежать эту череду смертей. Но стрелок, Хадзиме, им такой возможности не давал, стреляя второй обоймой Метсурая, развеваясь, словно складывающийся веер. Шквал шел непрерывно, подступаясь к демонам, будто вал. За доли секунды свалились в кучу горы тел и полились отовсюду реки крови.
  
  Вдобавок к этому, по левую сторону от Хадзиме стояла Шия с Орканом на плечах, крича: "Летите, кто хотите~", нажимая при этом курок. Пшух - раздавалось тут же, а следом за звуком летел ракетный снаряд.
  
  В противовес этим безумным звуковым колебаниям, боеголовка прошлась аккурат по центру демонической процессии, оставляя за собой шлейф из вспышек и привнося внушающие взрывы, от которых разлетались демоны на расстоянии десяти метров. Тела демонических тварей у эпицентра превращались в куски плоти, тогда как интенсивная звуковая волна крушила кости и внутренние органы тех, что были дальше. Ко всему этому, демоны, еще стоявшие на ногах, были размолоты и измельчены до смерти.
  
  Даже израсходовав все снаряды, Шия перезаряжала их кучкой боеголовок от Хадзиме, которые после успешно выпускала. Выпущенные ракеты взрывались над головой демонических созданий словно гранаты, и множество ярчайших сгустков пламени расходились после. Как и зажигательная граната, жидкая смола, продолжавшая гореть при температуре 3000 градусов, извлеченная из Пламенного Кристалла, текла словно непрекращающийся ливень на демонических существ, тела которых обращались в пепел. Они визжали и боролись, когда пламя, сеющее горящее разрушение, распространялось, пожирая окружающих демонических отродий. Сравнивая число взорванных Шией демонов и обращенных в пепел в этой области, соотношение стояло...2 к 1...
  
  Тио была поставлена на правую сторону от Шии. Ее вытянутые руки испускали темное сияние, обжигая окружающий их воздух уже какое-то время. Это было Дыхание ее драконьей формы. Видимо, выпускать его она была горазда и в человеческом обличье. Темное пламя, способное на полную мощь надавить на Хадзиме, раскидывало оборону, погружаясь в передние ряды и доводя все до полного уничтожения. Двигая руками по горизонтали, темная бомбардировка следовала за ними, ликвидируя всех и сразу.
  
  После прекращения огня, не осталось ничего, кроме выжженной земли. Взамен этого, они лишились существенных сил. Тио опустила плечи, трясясь телом. Но она мгновенно выпрямила осанку, целуя колечко на своем пальце. Она получала магические резервы из силового вместилища внутри кольца магическо-кристаллического камня, данного ей Хадзиме. Благодаря атаке Дыхания, авангард демонов вокруг был сметен в прах и Тио, легко воспринимающая происходящее, могла использовать магию по малому, бережно расходуя количество потребляемой магии.
  
  -Свирепо рассекающий ветер, поток, утопленный в алом сожжении, Мировая Пламенная Буря.
  
  Ради подавления расходуемого запаса магии, она пела, усиливая концентрацию. Вместе с этим, магия была выпущена магия пламенного торнадо. Его масштаб приравнивался к классу F4 торнадо на Земле (Шкала Фудзиты от F0 до F12, F4 по вики: поднимает в воздух лёгкие дома, частично или полностью разрушает прочные дома, переносит на значительное расстояние автомобили). Кружащееся пламя десяти метров в диаметре прошло вперед по направлению группы демонов и окружающих их же чудищ, тут же мигом отлетевшими. Выпущенные в воздушное пространство демоны никак не могли противиться напору и просто прыгали в пламя. После чего, от торнадо отделялся след пепла, словно серый снег осыпающийся вниз. Торнадо, образовывающее все в прах, топталось по полю битвы, не оставляя исключений.
  
  Разрушительная сила Ю по правую руку Хадзиме превосходила их во многом. Хоть Хадзиме и остальные уже начали нападение, Ю все стояла и стояла, закрыв глаза. Демонические монстры, сообразившие, что атаки справа приходили реже, собирались там, чтобы укрыться от смертельного урагана, заполняя собой пространство в правом крыле. Марширующие ряды демонов образовывали столпотворение и рывком неслись вперед. В тот момент, дистанция до них составляла около 500 метров. Ю распахнула глаза, медленно поднимая правую руку и прошептала два слова, изрекая название мощной магии, да так, словно доказывала всему миру ее значение.
  
  -Разрушитель Угроз!
  
  Это послужило рычагом к активации магии Богов. Магия, дарованная Миледи Раизен, сочетающаяся с одним из законов этого мира, "гравитационным движением". Для принцессы вампиров, обладающей талантом к магии от природы, требовалось длительное время для поддержания управления магических сил и поправки образ в голове, ведь эта магия легкой не была, моментально ее не вызовешь.
  
  Вместе с распевом Ю, появился та же темная сфера, что и была при драконе, с которой они сражались и, крутясь и вращаясь, стала наступать на приближающихся демонов. Однако были тут и отличия, так как строение сферы изменилось. Она становилась все более и более тонкой, пока не возвысилась 500-метровым глобусом прямо над демоническими созданиями. После чего, закрывающее солнечный свет темное перекрытие спало и свет упал на демонов.
  
  В следующий момент, говоря одним словом, демоны были стерты с карты этого мира. Прямо скажем, жители Ула могли лишь в остолбенении смотреть за происходящим и тем, как Хадзиме и его команда вели себя в этом топчущем столпотворении. А иначе это зрелище и не назовешь.
  
  Правда в том, что для них это все выглядело довольно обычно. Темное перекрытие падало на группу демонов, и их туши как есть тонули в земле, а на том месте образовался 10-метровый кратер длиною в 500 метров. Переполнявшие пространство демоны, готовые к прыжку, времени на осознание того, что произошло, не имели, поэтому их тела сокрушались, превращаясь в мокрое место, оставшееся на земле. К тому же, сие можно было назвать свалкой демонических тел. В одно мгновение Ю прикончила около 2000 демонов, им не повезло, ведь их тела были разорваны в клочья, а внутренности разбросаны похлеще стандартных техник.
  
  Данные демонические твари падали один за другим в широкую яму, где земля ни с того ни с сего просто-напросто исчезла. Не в состоянии нейтрализовать свою движущуюся силу, они были подтолкнуты сзади. В короткий промежуток времени, несколько тысяч демонов ухнули в эту громадную дыру, тогда как Ю вновь приступала к взаимодействию с гравитацией, используя магию, полученную от магическо-кристаллического камня. Туши демонов стопкой собирались дальше на горе из их туш.
  
  Задувающий ветер нес в себе запах растоптанной крови демонических созданий, летел он в сторону города. Этот интенсивный запах вынудил горожан прекратить сдерживать подступающую тошноту, но даже так, жители подняли крики, вызванные "всепокоряющей силой" и " топчущим представлением", "ВАААА!". Возгласы радости пронеслись через весь город.
  
  Главы города, как и рыцари-телохранители не скрывали своего потрясения после обзора силы Хадзиме и его отряда впервые. Студенты, еще раз засвидетельствующие его силу, снова почувствовали различия между ними, со смешанными чувствами глядя перед собой. Сначала, они собирались защитить людей от демонов, по крайней мере, так они заключили, находясь в том же месте, где им открывался вид на спину своего одноклассника, на которого смотрели свысока как на "некомпетентного". Поэтому в их голове все смешалось.
  
  Айко лишь мысленно молилась, уповая на безопасность Хадзиме и его отряда. В то же время, лицо ее исказилось, так как те вещи о ней уже было слишком поздно поправлять. В пылу такого жуткого сражения, простирающегося перед ней, ее сладкие слова, оказывающие обратный эффект, запали в сердца людей.
  
   Вскоре число демонов заметно сократилось, а северная земля, скрытая огромной массой, раскрылась перед ними, Тио под конец упала. Израсходовав магическую силу магическо-кристаллического камня, двигаться она уже не могла, все из-за магического изнеможения.
  
  -Муу, эта тут и остановится... Даже огнешара не выпустить... Простите...
  
  Когда она завалилась на землю от упадка сил, только ее лицо, полное извинений смотрело на Хадзиме, цвет лица Тио сменился от голубого, окрасившись белым. Тот расход магии, совершенный ею, мог буквально смысле слова довести ее до смерти.
  
  -Достаточно. Видимо, ты не просто развратница. Оставь остальное мне и прими сон как данность.
  
  -Что бы хозяин был вежливым... хотя мне показалось, что меня будут проклинать... Нет, то похлестывание после... Могу я его ожидать?
  
  -Сдохни, наконец.
  
  С лицом покойника, чья кровь отхлынула назад, тело Тио затряслось при слов Хадзиме. Лицо ее выражало явное удовлетворение. Хадзиме посмотрел на нее с неким отвращением, цокнув языком, затем вернул взгляд группе демонов.
  
   Теперь, их число в 10 000 голов уменьшилось на 8000-9000. Если вспомнить ту огромную толпу в начале, то урон можно было охарактеризовать как "полное истребление". Но демоны все еще бросали им вызов своими беспечными рывками. Конкретнее говоря, кое-кто из демонических бестий отдавал им приказы. А обычные же демоны их беспрекословно слушались, внемля командам лидера конкретного вида, и набрасывались на них в некотором смятении. Хадзиме смог это заметить потому, что их количество значительно спало.
  
  Предполагая, что за всем этим стоял Шимидзу Юкитоши, являясь виновником и имея при себе какие-то неслабые козыри, по правде говоря, Хадзиме брали сомнения насчет того, что он мог промыть мозги такому громадному полчищу, как и Тио. Но не все их десятков тысяч демонов подверглись контролю разума, с помощью манипулирования лидеров различных видов, он смог завладеть их подчиненными, сделав так, что они послушно следовали за лидерами-марионетками. Довольно эффективно. Но все еще оставалось непонятным, как он собрал такое количество за столь короткое время...
  
  На пока, он отбросит все сомнения прочь. Так как движения лидеров были однообразными, к тому же медленными, пусть и существовала некая гибкость в построении демонических монстров, они бездумно выполняли приказы командиров, так что ему было лучше всего убить, не медля, этих лидеров. Верящие в свой инстинкт демоны, унесут отсюда ноги к северным горам, ведь разница в силе между ними и Хадзиме с отрядом уже отпечаталась у них в голове.
  
  Хадзиме воззрился на орудие устранения, Метсурай, в своих руках. Поднялись 2 струйки дыма, видимо, охлаждение не успеет вовремя. Если он и дальше продолжит так атаковать, когда-нибудь пулемет развалится на запчасти. Конечно, была возможность восстановить его, но он не мог это сделать в мгновение ока, так как вещь требовала деликатного с ней обращения. Требовалось время, чтобы поработать над ним поточнее. Именно потому, что это все попахивало суетой, он сменил способ атаки.
  
  -Ю, твоя оставшаяся магическая сила?
  
  -Нн, лишь два магическо-кристаллических камня осталось... Уровень потребления гравитационной магии выше всяких ожиданий. Тренировка необходима.
  
  -Нет, нет, ты разве не завалила собственноручно более 20 000? Достаточно. Я просто проведу точечным огнем по остаткам. Пожалуйста, прикрой меня.
  
  -Ннн.
  
  Хоть Хадзиме был лаконичен с ответом, Ю мгновенно кивнула от осознания, приступив к исполнению. Между ними царила гармония. Довольный этим, Хадзиме обратился к Шии.
  
  -Шия, разницу в демонических особях улавливаешь?
  
  -Да, управляемые демонические существа сейчас, как Тио тогда, потеряли равновесие, так?
  
  -Потеряли равновесие... Ндо, все так, так. Возможно, что эти демоны, выглядящие как Тио - лидеры групп. Остальные убегут отсюда, как только отключим главных.
  
  -Ага, ибо патроны мои закончились, это станет прямым попаданием!
  
  -А, аа. Что сказать, ты держишься теперь более уверенно...
  
  -Само собой. Все ради того, чтобы быть на стороне вас двоих.
  
  Улыбающейся Шии, Хадзиме ответил ухмылкой, показавшейся, скорее, мягкой улыбкой. Но он загрубел, кладя Метсурай обратно во вместилище и доставая Гром-Паралич. В то же время, Шия отложила в сторону Оркан и ее руки взялись за Дорюккен на спине.
  
  Числом лидеры демонов доходили где-то до сотни. Возможно, из-за столь убийственного нападения, они потеряли лидерство над подчиненными низшими демонами, поскольку большинство из них ринулось назад.
  
  Атаки Метсурая и Оркана, сопровождаемые магией Тио заставили их подумать, что их шанс упущен и демоническая армия стала маршировать обратно.
  
  Дабы прикрыть атаки Хадзиме и Шии, Ю вызвала свою магию.
  
  -Грозовой Дракон.
  
  Дракон, сотворенный из молнии, создающий неимоверно буйные вспышки, раскатисто заревел, выпуская молнии, наносящие вред всему переднему флангу справа налево. Золотистый Дракон раскрыл свою гигантскую пасть и, заметив отряд демонов, уничтожил их, пока они добровольно прыгали ему в чрево, в то же время вводя демонов в заблуждение во второй раз. Вместе с тем, Хадзиме и Шия, синхронно накинулись на толпу.
  
  БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ!
  
  Хадзиме задействовал "сжатие земли", ринувшись на толпу, успешно отстреливаясь Громом-Параличем. Его глаза распознали небольшие зазоры в кучке врагов, он выстрелил своими вспышками смерти, и они, достигая цели, попадали в жизненные места, немилосердно их вдавливая.
  
  Даже не посматривая на демонов передних рядов, лидеры на задних рядах загадочно раскрывались один за другим, пока жизни окружающих демонов прерывались навсегда. Именно тогда над одним из демонических отродий внезапно возникла тень. Взглянув в небо, демон смог увидеть лишь девушку, с колыхающимися в стороны заячьими ушами и несущую гигантский боевой молот, картинно сейчас описывающую падение с небес и прыгнувшей к нему.
  
  Этой девушкой была Шия, она наступала на демонические головы, прыгая и отскакивая от них как настоящий заяц, возвышаясь над армией демонов. Последняя демоническая башка была размозжена, когда она грациозно прыгнула вверх, снова взлетев в небо, используя гравитационную магию для облегчения своего веса.
  
  Уже наверху она обернулась, обогнув зенит, разом увеличивая свой вес в несколько раз и с сокрушающей силой падая вниз. Нацелилась она, конечно, на то место, где окончательно окоченели лидеры демонов.
  
  Ее свободное падение было ускорено еще больше в ответ на взрыв при нажатии курка Дорюккена, заодно и ее тело было до предела усиленно, чтобы добиться максимальной боевой мощи при атаке. Тогда, ее молот, сеявший хаос и разрушение устремился вниз, не теряя движущейся силы.
  
  -РИЯЯЯЯЯ!!!
  
  ВДААААХ!!!
  
  Атака, сопровождаемая прелестным криком, сейчас была словно метеорит. Бруталоподобный лидер, получивший прямое попадание, был раздавлен до смерти, когда его голова мгновенно коснулась земли, а плоть и кровь брызнули во все стороны при дичайшем толчке. Эта плоть и кровь потом впитывалась землей, а камни, отброшенные импульсом, возвращались обратно глубоко в землю в виде удобрений. Такая же участь постигла и окружающих это место демонов. Давящий толчок Дорюккена превратил куски земли и лежащие тут же камни в некое подобие пуль, летящее мясо и реки крови стали обычным явлением, опять же возвращаясь в землю, как было раньше.
  
  Шия, на самом дне учиненного ею же кратера, использовала реакцию от выплеска, чтобы протолкнуть Дорюккен, погребенного в земле и в то же время, воспользовалась сверхскоростными движениями, чтобы двинуться в сторону демонических бестий и вновь атаковать их предводителя.
  
  Как и полагалось, она не была настолько наивной, чтобы от чистого сердца отпускать демонических демонов и вклинилась в окружающую ее, уже стену фарша, забивая ее до смерти. Шия, воспользовавшись хитро построенными механизмами и уловками Дорюккена, удлинила рукоять более, чем на один метр и, пользуясь отдачей, стала создавать высокоскоростные круговые движения, прямо как юла. Вместе с тем, Дорюккен набрал достаточно центробежной силы, чтобы отбрасывать приближающуюся стену из мясной мешанины.
  
  Неисчислимое множество Бруталов затрепетали в воздухе, отбрасываемые строго по радиусу от нее. Девушка с утонченной внешностью с легкостью отбрасывала в несколько крат больших демонических существ, словно они были шариками для пинг-понга. Представление скатилось в чуть ли не смехопанораму. Шия, придав своему телу естественное положение от потока вращений, впала в уныние, когда заметила, что назначенные лидеры были раздавлены в лепешку из-за бреши в рядах тогда взлетевших на воздух Бруталов.
  
  В этот момент, ее заячьи ушки уловили звук приближения чего-то на высокой скорости с правых рядов. Нисколько не паникуя, Шия скромно крутанула телом, выставляя Дорюккен, чтобы перехватить скрытую атаку. Но новоприбывшие, демонические создания с четырьмя глазами-рубинами выглядели как волки и предвидели такой ее ход, мгновенно замедляясь и избегая ее атаки.
  
  Будь она заурядными демонами, в теории, они бы продолжили атаковать и стали новыми тушами вращающегося орудия. Вообще, и Шия о таком подумала, направляя и концентрируя усиление тела на своих ногах и она уже победила, прыгая над вторженцами.
  
  Однако ожидания ее подвели. Каким-то образом, четырехглазые волки прыгнули не на Шию, а на Дорюккен, своими крепкими челюстями пытаясь прижать его к земле, задействуя все свои силы для этого. Само собой, эти демоны не могли тягаться с усилением тела Шии. Но так как она была взята врасплох непредвиденным, ее движение на мгновение стали скованными.
  
  От того, черные, четырехглазые демоны получили достаточно времени. Тот же вид демонических существ надвигался, открывая пасть, заполненную острыми клыками, со спины Шии в самое "подходящее" для нее время. Шия широко раскрыла глаза, мигом "выжала" усиление тела направленное на ноги, распределяя его по всему телу. Это потому, что она была готова принять атаки на себя.
  
  В ту же секунду, эти острые клыки чуть не полакомились ее кровью, тогда что-то встало между Шией и четырехглазым волком. Длиной в 60 сантиметров и шириной в 40 сантиметров, ЭТО было металлическим крестом, чья серединная часть была словно округлый щит. Этот крест и предотвратил укус демона.
  
  Послышался Гдах-Гдах, демон в отчаянии пытался раздавить клыками чужеродный объект, появившейся из ниоткуда, но свет, излучающий слабое красное свечение был даже близко им не укрощен. В следующий момент, нижняя челюсть демона вылетела из своего гнезда, вместе с ревущим отзвуком.
  
  ГУРУРУРУААААА!!!
  
  Крест беззвучно переместился над головой визжащего и корчащегося демона, в то же время, пуля измельчила демоническую голову, сопровождаемая еще одним раскатистым ревом. Вдобавок,
  
  ДЗАААН!!!
  
  Услышав стреляющие звуки, Шия расслабила хватку на Дорюккене. Посмотрев снова на четырехглазых волков, временно вставших на ее пути, она увидела, как их брюшная область и головы также были подстрелены, лопаясь при наличии еще двух крестов, парящих в воздухе.
  
  -Не расслабляйся, Шия. Среди демонических созданий есть и те, кто очевидно отличается. Здесь не только с промытыми мозгами демоны и их подчиненные. Возьми эти три поперечины кнехта с собой. Истреби 27 образин справа. Линия фронта будет удержана Ю в течение 5 минут.
  
  До Шии наконец дошло, что она только что ускользнула от "крутого пике", и сейчас еще получала телепатические команды от Хадзиме. Ха, Шия, вернувшись в чувство, выпрямилась и ответила через телепатический камень на ожерелье (она никогда не считала его ошейником).
  
  -Поняла! Ах, да, я спасена. Спасибо большое-пребольшое!
  
  -Уу, осторожна будь.
  
  -Фуфу, отношение Хадзиме-сан ко мне все больше и больше размягчается. Остался всего один шаг до состояния "неоспоримо, но факт".
  
  Убедившись, что связь оборвалась, Шия пробормотала это себе под нос, улыбаясь, ведь парящие в окрестностях поперечные кресты защищали ее.
  
  И так, она собралась, приготовила Дорюккен и наметила себе цель истреблять осторожных лидеров, имевших другой цвет меха по сравнению с демонами до этого.
  
  -Фуух, как всегда, она все время вляпывается во что-что, а мне потом расхлебывать, ох уж эта девушка...
  
  Пробурчал Хадзиме, ликвидируя демонических тварей с поражающей силой. Вокруг Хадзиме летали 4 креста.
  
  Поперечные кресты это то, как Хадзиме наименовал парящие в воздухе кресты, двигались они по тому же принципу, что и БРС, а вид этот специализировался на атаке. Внутренности были наполнены пистолетным и винтовочным патроном, а управлялись они браслетом, в котором были помещены 7 индукционных камней. Более этого, поверхность была усыпана минералами, наделенные ваджрой с помощью магии созидания, так что в случае чего, они могли стать стойкими щитами, реагируя на магию в индукционном камне.
  
  Хадзиме, применив Ган-кату как ему вздумается, управляя параллельно с этим поперечными крестами, высвободил целый ураган атак, не оставляя не единой слепой зоны. Уже 40 лидеров демонов пали, были и те, кто силился спастись бегством от поставленного на максимум "давления".
  
  Тогда, на границах бокового зрения Хадзиме, на расстоянии, промелькнула человеческая тень, что-то вопящая вслед убегающим демонам. Так как только его башка торчала из-под земли, Хадзиме почудилось, что это чья-то отрезанная голова, мало ли, может голова всадника без головы. Но приглядевшись посредством Дальновидения, он точно видел ее движения. Эта голова была покрыта черной мантией.
  
  Мужчина в черном одеянии, Шимидзу, срывался, демонстрируя вспышку гнева, без остановки крича, словно ребенок, на улепетывающих демонов, вскоре, он стал читать что-то нараспев, держа при этом посох-артефакт, полученный в Императорском Дворце. Ну конечно, необязательно было ждать завершения его колдовства, поэтому Хадзиме пальнул Громом, уделяя ему частичку своего свободного времени, посох после этого, разломался посередине. В результате чего, Шимидзу сбился, завалившись в дырку в земле.
  
  И, несмотря на то, что он не ведал, что предпримет Шимидзу, черные, четырехглазые волкообразные демоны, скрывавшиеся в толпе демонов и терпеливо ожидавшие обманчивую брешь вокруг Хадзиме, разом прыгнули. Как и полагалось, их потенциал к координации действий был несравним с окружающими демоническими тварями. Ему вспомнился двухвостый волк ранее.
  
  Вообще, Хадзиме казалось, что вышло бы весьма складно, сразись они с двухвостым волком.
  
  Может, особенной магией для управления молнией они не обладали, возлагая все на свою ничтожную физическую силу, в отличие от двухвостого волка, они изредка уворачивались к тому месту, куда целился своей атакой Хадзиме, словно зная, что он наметил именно туда, так что, по всей видимости их особенной магией было что-то вроде системы "предвидения". Вместе с этим, их координация ставила их на один уровень с двухвостым волком... Другими словами, не было ничего необычного в том, что демоны обитали в так называемом "нижнем слое" Бездны.
  
  Почему же эти демоны были сейчас здесь? Хоть у него были кое-какие сомнения по этому поводу, атаку затеял он, так что ненужные мысли отложим на потом. Хадзиме временно отклонил мысли об устранении лидеров демонических существ, сосредоточившись на разгроме 12 черных, четырехглазых волков.
  
  Спереди, сзади, слева и справа, были даже такие черные, четырехглазые, кто устремился ввысь для атаки сверху, поэтому он крутанул своим телом, успешно стреляя из Грома-Паралича.
  
  Они применили "предвидение", чтобы покинуть свои текущие позиции, и Хадзиме также включил "предвидение", чтоб атаковать их следующее положение. Но даже после, он был удивлен тем, что были и такие, кто смог уклониться. Схожие с двухвостым, у них имелся способ контактирования между своими же, вроде телепатии, возможно, также был и те, кто обозревал все поле битвы.
  
  Уворачиваясь от выстрелов Хадзиме, четырехглазый проскользнул сзади из-за небольшого свободного пространства при его перезарядки в воздухе, тогда один из поперечных крестов раскрылся словно лепесток цветка и отбросил того. Использовал головы демонов как трамплин уже другой четырехглазый волк, прыгая, у него на пути крест встал щитом, преграждая дорогу, затем Хадзиме выстрелил из дробовика из локтя своей искусственной левой.
  
  В ливне плоти и крови, два Поперечных Креста создавали заграждение, загоняя четырехглазых в один угол. Когда в их окружении насильно открылась брешь, он мигом проскользнул, применив "сжатие земли", застреливая четырехглазых со спины, последующим шагом были Гром-Паралич, кроша еще двух, так как орудия уже перезарядились.
  
  После был один, который с самого начала кинулся телом вперед, атакую Хадзиме с воздуха. Хадзиме уклонился, отскакивая в стороны, отстреливая нижнюю часть демона, полетевшую сейчас и вынося еще одного четырехглазого, подходящего со спины. Действуя пассивно, Хадзиме встал, четырехглазые словно того и ждали, раскрывая свои огромные пасти и попытались прожевать Хадзиме своими клыками. Идеальный момент. Если смотреть со стороны, то было видно, как пасти четырехглазых несомненно смыкаются на теле Хадзиме.
  
  Но в этот миг внешний вид Хадзиме замелькал, и пасти четырёхглазых демонов лишь "Гшынь!" издали звук, словно поймали один воздух. Им в неизвестность, Хадзиме продвинулся на шаг вперед. Он выстрелил через брюхо четырёхглазого, которое только что преодолел. К тому времени, уже другие волки накинулись на Хадзиме, но произошло лишь повторение алгоритма, место, атакованное ими, было ровно на один шаг неправильным. Каждый раз, Хадзиме обстреливал и откидывал их, когда переходил через них.
  
  Черные, четырехглазые, словно ошибочно стали измерять расстояние глазами, отчего цепочка событий все повторялась. Умение, выработанное из "перехвата знаков", называемое "теневая поступь". Эффект был таковым, что при перехвате своего присутствия, он оставлял свое присутствие на этом месте прежде, чем перехватить его на пару секунд. Так как присутствие реального тела было перехвачено, будет ошибкой, останься он на своем прежнем месте. Разумеется, когда он чуток смещал свое присутствие, было несравненно легче это заметить, наблюдай кто-нибудь за ним со стороны. Но в этой битве, где доли секунды решают, поражение ли ждет тебя или победа, тяжко им было не выказывать своего смятения. Весомость этого метода улучшалась, когда враги были частично чувствительны к присутствию.
  
  Хадзиме естественным образом использовал "световую скорость" для управления поперечниками, так что не суть важно, будь даже эти черные, четырехглазые волки демонами с силой на уровне силы тех, с Бездны, они не могли считаться для него врагами. В конце концов, хоть эти волки и являлись, скорей всего, козырной картой Шимидзу, они даже его не поцарапали, будучи уничтоженными за две минуты.
  
  Хадзиме распространил по площади Поперечные Кресты, сейчас люто убивающих лидеров. По его сведениям, Поперечников, помещенных позади Шии в отдельных участках, осталось лишь несколько до того, как они переметнулись на другую сторону. Даже демонические бестии, бросившиеся в сторону города, не были допущены туда в связи с выросшим на их пути Молниевым Драконом Ю.
  
  Через где-то две минуты, Хадзиме удостоверился, что они успешно ликвидировали взятых под контроль демонов. После этого подтверждения, он "фууук", проникновенно выдохнул, вместе с тем взревев, врубая "выброс магической энергии".
  
  -КААААААААА!!!
  
  Свирепый рык и волна магической силы прошлись по полю брани. Подавляющее давление атаковало и ввергало в шок сознания демонических существ, наполняя их колоссальным инстинктивным ужасом. Тогда им бросилось в глаза то, что их лидеры более не существовали. После момента остолбенения, они развернули ступни и отчаянно припустили на север, спасая свою шкуру и обходя Хадзиме.
  
  Группа демонов, словно поток воды, сейчас будто разделённая скалой посредине реки, встретила Хадзиме. Хадзиме острым взглядом обозрел свою внешность, когда обнаружил, что Шимидзу собрался сбежать, воспользовавшись последним четырехглазым демонов в момент смятения.
  
  Он приклонился и твердой рукой достал Гром обеими руками, подряд нажимая на курок. Пули прорезали воздух с чудной временной задержкой. Четырехглазые бросили взгляд на признаки завихрений, почуяв их "предвидением", избегая первой атаки, но грохаясь при второй при попадании в такую крупную ляжку. Толчок принудил Шимидзу отлететь. Так как его характеристики тела были высоки, он мгновенно поднялся, даже после жесткого отбрасывания. Бросившись и закричав что-то волку, он стал пинать его голову.
  
  Видать, он кричал, чтобы тот наконец встал. Определенно в состоянии истерики. Через какое-то время, может ему в голову стукнула идея заставить волка двигаться, он стал петь, кладя свою руку на черную, четырехглазую голову волка.
  
  Хадзиме, приметив это, пальнул из пистолета, видя бессмысленными дальнейшие разговоры, и пронзая врага туда, где он остановился. Шимидзу, снова отлетевший от отдачи, болезненно пошевелил своими конечностями, как и демонические отродья, дав деру на север.
  
  Хадзиме достал работающий на магии двухколесный байк, ускорился за раз и в мгновение ока схватил Шимидзу. Шимидзу обернулся назад, чтобы увидеть как звук "Убиииить!" разносится позади него и неистово зашевелил конечностями, собираясь улизнуть, но вот сразу же врос в землю от вида байка, который не должен был существовать в этом мире.
  
  -Что! Какого демона!!! Невозможно! Если это правда, тот же герой, что и я- ГУПЕЕ?!
  
  Затылок Шимидзу, который вовсю бешено, улепетывал и попирал все мыслимое и немыслимое, получил удар от искусственной руки Хадзиме во время езды на двухколеснике. Лицо Шимидзу утопилось в землю и еще несколько метров пропахивало ее, в позе касатки, пока он не остановился.
  
  -Ну и что мне передать сенсею? Об этом парне... и согласно ситуации, мои...
  
  Пробормотал все больше себе Хадзиме, связывая Шимидзу верёвкой от искусственной руки и возвращаясь, как ни в чем не бывало, в город. Вид Шимидзу, волоченного посредством двухколесника и измазанного кровью и плотью демонических существ сверху донизу, создавая при этом целый ураган пыли на порушенной земле... без всяких сомнений имел вид побежденного воина.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Неблагоприятные последствия
  
  Для Шимидзу Юкитоши, призыв в иной мир был мечтой, о которой он и мечтать не мог. Так как он принимал во внимание то, что это невозможно, каждый день он проводил, читая книги или веб-новеллы в руках. В своих мечтах, он спас множество миров, хотя не мог до конца домыслить, дошел ли он до Счастливого Конца с героинями. В комнате Шимидзу, стены были настолько залеплены постерами красоток, что через через слой бумажного фанатизма уже не проглядывались, а внутри стеклянного занавеса на одной из стен стояли так обожаемые им фигуры красивейших девушек, поставленных в примечательные позы, выставленные в ряд в таком стесняющем месте. Его книжные полки были забиты мангой, лайт-новеллами, тонкими книженками, эроге, тогда как те экземпляры, которые туда не поместились, усеивали всю комнату, выстраиваясь в подобие башенок.
  
  Все верно, Юкитоши Шимидзу был отаку до мозга костей. Но не один из его одноклассников об этом даже не догадывался. Все благодаря тому, что он, Шимидзу, тщательно скрывал этот факт. Не было причин об этом заговаривать. Он видел отношение одноклассников по отношению к Хадзиме, поэтому он никак не мог позволить быть отаку в открытую.
  
  В классе, можно сказать, он был "неигровым персонажем" даже для тех, кто его знал. Не было никого, с кем он был особенно близок, и он тихо-мирно почитывал книгу в своем кресле. Если к нему обращались, он кратко отвечал, еле бормоча. Начнем с того, что такое поведение он сохранял, так как его травили в неполной средней школе. Может по естественному стечению обстоятельств, он стал прогульщиком, запираясь в своей комнате каждый день, неотвратимо пытаясь создать книги и игры, чтобы убить время. Хоть его родители постоянно о нем волновались, он каждый день приносил в свою комнату отаку-вещички, чем изрядно выводил своего старшего и младшего брата. Они даже стали показывать это в своем поведении и словах, отчего Шимидзу ощутил, как дом, милый дом, стал казаться менее милым, так сказать, он стал терять место, где мог остаться. В такой пасмурной обстановке, Шимидзу стал придумывать коварные делишки, которые вытворял у себя в уме, никак не показывая это снаружи. Так он все больше погружался в иллюзии и создание книг.
  
  Таким он был, и когда он узнал, что призыв в иной мир - правда, его психика буквально заорала во весь дух: "А вот и оно!!!" Даже когда Айко гневно выдвинула протест против Иштара или когда Куки со страстью заявил, что поможет человечеству одержать победу и им вернуться в их мир, в голове Шимидзу стояли иллюзии похождения его настоящего эго и того, как он вытворял восхитительные вещи в ином мире. Он возликовал, ведь все те иллюзии, которые он себе напридумывал были просто вымыслом, невозможными по своей сути, и тут вдруг воплотились в реальность, сам сеттинг призыва в иной мир, где неведомо, почему требовался протагонист, завладел его сознанием.
  
  Хоть ничего и не отличалось от его ожиданий, в другом мире взаправду существовала борьба за жизнь. Первым делом, Шимидзу, ясен перец, определенные свои читерные характеристики решил сдержать в секрете, но то же было и у других. Далее, героем был Куки, а не он, и может поэтому, женщины сплошным потоком вились вокруг Куки, так что он закрепил у себе в уме, что "тот был одним из многих, дополнительных персонажей".
  
  С тех самых пор, ничего не изменилось с того времени, когда он еще пребывал в Японии. Хоть его мечта была исполнена, реальность, которая не хотела становиться такой, какой ее видел и желал Шимидзу, лишь увеличивала его неискренность и неудовлетворение происходящим в его голове.
  
  Почему герой не я? Какого женщины так наплывают, окружая, желая Куки? Ну почему не я, а Куки тот, к кому относятся по-особенному? Хоть я смог бы лучше, будь я героем. Тогда бы девушки меня бы приняли, когда бы я к ним подошел... это сладостное удовлетворение - вина всех их, только я особенный - эта идея прочно закрепилась в разуме Шимидзу.
  
  В то время, происходила боевая практика в Великом Подземелье Оркуса. Шимидзу увидел в нем свой шанс. Я даже не почешусь за других. Все будет тем же самым с ними или без. Эти одноклассники, относящиеся ко мне как к фону, декорации, узрят мои навыки, Шимидзу попытался воспользоваться этой возможностью... Но, было нечто, что он открыл для себя.
  
  Он даже близко не был кем-то особенным, не было возможности для роста или демонстрации самого себя, и он просто станет трупом в следующий же миг. Готовый пасть от рук солдат Траумы, он видел "героя", ожесточенно сражающегося со злобными монстрами вдали, и его фантазия об ином мире треснула, издавая дребезжащий звук.
  
  Затем он стал свидетелем того, как одноклассник разбился "на смерть", рухнув в бездну, его сердце при этом раскололось. Он интерпретировал вещи на свой лад и разум его изображал остальных недалекими, пониже положением в отличие от него, так что естественно, его сердце не было ни закаленным, ни сильным.
  
  Вернувшись в королевский дворец, Шимидзу снова заперся в своей комнате. Но литература, способная его взбодрить в Японии, здесь отсутствовала. Поэтому Шимидзу проводил время, углубляясь в книги и познания об умениях и магии его класса, "Пользователя Темной Магии".
  
  Система темной магии это магическая система, воздействующая на разум и чувства других, она была известна как магия, "одаривающая" цель негативными статусами в бою. Склонностью Шимидзу стало изменение мнения остальных, вождение в заблуждение. Соотносясь с образом магии полного срыва ее призыва и дальнейшего совершенствования, он мог вызвать нарушение управления чьего-либо тела.
  
  Так что вся та меланхолия улетучилась, когда он вгрызся в книги, тогда Шимидзу вызвал кое-что у себя в уме. Смогу ли повлиять на других, если доведу темную магию до совершенства? Вот так. Шимидзу был взволнован. Если его предположение верно, он мог сделать с кем угодно что угодно. Застоявшаяся тьма распространилась в его разуме. С этого дня, он усердно тренировался, сосредоточив все свое внимание на тренировке.
  
   Однако, не все было так просто. Перво-наперво, для кого-то с сильным эго вроде человеческого, ему требовалось продолжительное время применять одно и то же заклинание несколько часов подряд, иначе он не мог бы промывать мозги. Естественно, это если не имелось сопротивления. Как и ожидалось, не было никого, кто бы никак не отреагировал на наложенное им заклинание. Ему было необходимо положить цель в состояние сна или что-то ему аналогичное. Если цель являлась человеком, то контролировать и скрывать промывку становилось чрезвычайно трудно, как по обстоятельствам, так и по временным рамкам. Когда на него находили мысли о том, что случится, когда его раскроют, Шимидзу не мог поступить иначе, как оставить эту затею из-за чересчур высокого риска.
  
  Шимидзу опустил плечи, но тут же вспоминал о причине, почему его призвали, демоническая раса могла брать под контроль демонических бестий. Он задавался вопросом, мог ли он влиять на тех демонических бестий, движимых инстинктами и имеющих мелкое эго, в отличие от человека. Чтобы удостовериться в этом, Шимидзу вышел наружу Королевской Столицы и поочередно стал экспериментировать на мелких демонических существах. В результате этого, он подтвердил то, что им легче промыть мозги, в сравнении с людьми. Надо сказать, он смог такое проделать только потому, что был одним из читеров, обладая невероятно высоким талантом к темной магии. До этого, Иштар упомянул, что тратя даже прорву времени на нее, люди смогут управлять одним-двумя существами.
  
  Шимидзу, закончивший эксперименты на задворках Королевской Столицы подумал, что было бы здорово, если бы он мог взять под свое подчинение сильных демонических созданий. Однако, он страшился идти на передовую в подземелье как отряд Куки. Тогда, когда он не знал, чем заняться, он услышал разговор телохранителей Айко. Присоединись он к ним, обязательно встретит сильных демонов, так ему казалось. В конечном счете, группа Айко прибыла в город Ул, а он прознал о демонических созданиях, населявших горную гряду на севере, при этом, утонув в своей жадности при мысли, что зомбирует их и сделает своими подчиненными. При их следующей встрече, все будут с благоговением и уважением смотреть на его великие достижения, а он будет признан как некто особенный, в общем, таковы были иллюзии в его голове.
  
  В обычных обстоятельствах, за такое короткий промежуток времени как приблизительно две недели, неважно, будь Шимидзу хоть трижды гением в темной магии, использовавший эффективный способ влияния только на лидеров групп демонов, тысяча была его пределом. Тем более, относились сюда только те, кто был на уровне Брутала во втором горном хребте. Тем не менее, ему оказала помощь определенная жизненная форма, благодаря чему он мог манипулировать Тио, отдавшей свою силу Шимидзу, чтобы эффективно промыть мозги демонам даже на четвертой горной цепочке, если выдастся случай. В то же время, это форма жизни пообещала ему подкрепление демонических воинств каждый день, и клубочек здравого смысла Шимидзу окончательно слетел с катушек. Наконец, он утопал в радостном порыве того, что он исключительный, и вскоре контролируемая им полчище демонов развернулось в сторону города.
  
  Вследствие чего...
  
  Он стал таким бедствием для остальных, и ему пришлось преклониться перед Айко и прочими. Между делом, выглядел он как побежденный воин, потому как Хадзиме волок его посредством двухколесного, работающего на магии байка, по земле, устланной демонической плотью и кровью, наряду с кружащимися клубами пыли. Шимидзу лишился сознания, показывая лишь белки глаз, и когда все увидели, как его притащили в город, его голова при этом стукалась по земле, выражения их лиц треснуло.
  
  Так или иначе, их местоположение было за пределами города, и в этом месте находились лишь Айко, студенты, несколько человек из свиты рыцарских телохранителей и правители города, Вилл, и отряд Хадзиме. Как и полагалось, если "великого манипулятора", стоявшего за нападением привести в город, шумиха только возрастет, и разговор поддерживать станет туго. Правители городов, оставшиеся внутри города были в данный момент заняты лечением и уходом после этих событий.
  
  Айко ступила вперед к Шимидзу, отрубившегося и закатившегося глаза до белков. Его внешность, демонстрирующая всем черную мантию, включая сюда и факт того, что его приволокли обратно с поле брани стали неопровержимыми доказательствами того, что он являлся зачинщиком, устроившим атаку. В факт этот Айко верить не хотела, скукожившись в печали, тряся Шимидзу, чтобы разбудить его.
  
  Давид и остальные попросили ее прекратить, так как это было опасно, но она замотала головой, отказываясь. То же случилось с ограничителями движения Шимидзу. Они были сняты, так как она не могла спокойно поговорить с Шимидзу, когда на нем такое. Ведь Айко лишь хотела побеседовать с ним как учитель с учеником.
  
  Вскоре, от зова Айко сознание Шимидзу стало потихоньку возвращаться. Он обозрел окружение незрячим взглядом, и может, правильно расценив ситуацию, поднял свое туловище. Мгновенно пытаясь отдалиться от них, он, видимо, не рассчитал причиненный его затылку ущерб, пошатнувшись и упав на задницу, затем резво попятился. С осторожностью и унижением, на нем отразились смешанные чувства, главным образом смятение, и он стал озираться вокруг.
  
  -Шимидзу-кун, прошу тебя, успокойся. Никто не навредит тебе. Сенсей лишь хочет поговорить с Шимидзу-куном. Почему ты устроил такое... Я не против, если мы обсудим что-нибудь еще. Позволишь ли ты сенсею выслушать свои чувства.
  
  Поравнявшись взглядом с Айко, он перестал метаться глазами туда-сюда. Вместе с тем, он отвернул глаза, опустив их, затем пробормотал голосом, которого нелегко было услышать... Скорее, он стал всех проклинать.
  
  -Почему? Вы еще спрашиваете. Потому, что эти ребята и те ребята абсолютно некомпетентны. Относиться ко мне как к идиоту... Герой, этот герой, как же он раздражает. Хоть я и мог быть лучше на его месте... Меня не замечали и вели себя со мной так, будто я неигровой персонаж.... Скажу, смотря правду в глаза, кругом одни идиоты... Поэтому я решил показывать вам, чего я стою...
  
  -Ты... Знай свое место! Ты чуть от города камешка на камешке не оставил!
  
  -Да! Если говорить об идиоте, то в первую очередь, о тебе!
  
  -Ты только подумай, как ты заставил поволноваться Аи-чан сенсея!
  
  Далеко от осознания этого, Шимидзу проклятьями выражал окружающим свое недовольство, в это же время Тамаи, Сонобе и остальные студенты злились и выставляли на обозрение свои протесты один за другим. Возможно из-за давления момента, Шимидзу смотрел все ниже, притихая.
  
  Поскольку Айко не могла выдержать Шимидзу, когда он так смотрел, она попыталась утихомирить разгоряченных студентов, спрашивая Шимидзу голосом, в который она вплела столько тепла, сколько было возможно.
  
  -Вижу, что ты многим недоволен... Но Шимидзу-кун... Если дело заходит о триумфе над остальными, то сенсею это еще больше невдомек. Почему ты собирался напасть на город? Если ты нападешь вот так на город... Многие люди погибнут... Помимо этого, покорение множества демонов нельзя назвать "чего я стою".
  
  Справедливый вопрос Айко вынудил его немного поднять глаза, мрачные, темные глаза повернулись в сторону Айко, выглядывающие в промежутках пряди его испачканных волос, свисающих вниз. На его лице отразилась еле заметная ухмылка.
  
  -...Я могу показать это... Если дело касается расы демонов.
  
  -Чт-?!
  
  Эти неожиданные слова, донесшиеся из уст Шимидзу, не только Айко, но и всех в этом месте, исключая отряд Хадзиме и его самого, повергли в состояние шока. Шимидзу выражал удовлетворение, увидев их лица, и хоть все было по-прежнему, он заговорил голосом сильнее предыдущего напора, заставившего его замолкнуть.
  
  -Дабы поймать демоническое существо, я отправился в Горную Гряду на севере в одиночку. В то время, я повстречался с особой из расы демонов. В начале, я, естественно, проявлял осторожность... Но эта раса Демонов искала возможности поговорить со мной. И мы пришли к взаимопониманию. Этот тип знает истинного меня и чего я стою. Поэтому я перешел к нему... На сторону Демонической расы и заключил контракт.
  
  -Контракт... говоришь? Что это значит?
  
  Айко была потрясена фактом, что он объединился с расой Демонов, их врагом в войне, но она была уверена, что ее студента переманили уговорами, став расспрашивать его, подавляя свой гнев.
  
  Посмотрев на Айко, Шимидзу ухмыльнулся, словно увидел что-то забавное, затем внушающе произнес.
  
  - Дорогой сенсей, это чтобы... убить вас.
  -...Э?
  
  На мгновение она не могла сообразить, что он только что сказал, спонтанно издав это таким ненормальным голосом. То же случилось с остальными, они остолбенели на миг, затем уставились на Шимидзу с гневом в глазах.
  
  Шимидзу на момент наклонился от пронзающих его взглядов, наполненных бушующей яростью, студенты и телохранители-рыцари, но на полпути он остановился, продолжая произносить слова, словно пытаясь сбросить их взоры.
  
  -Чего это вы так таращитесь. Вы, правда, считали, что меня использовала раса Демонов? В каком-то смысле, вы большая заноза, чем герой... "Богиня Плодородного Урожая"... Если бы я все обставил так, будто ты прикончила горожан, то меня бы с распростертыми объятьями приняла бы демоническая сторона, как героя приняла бы. Такой вот контракт. Мои способности превосходны, как ни посмотри. Они поведали мне, что будет большой потерей, если я останусь под "башмаком" этого героя. Как и полагается, кто разделят мои чувства, поймет. Вообще, они дали взаймы мне сильных бестий, и я смог собрать армию за пределами своего воображения... Поэтому, вот поэтому я посчитал, что смогу, непременно смогу убить тебя! И что теперь! Почему армия из 60 000 голов была разгромлена! Почему эти оружия вообще существуют в этом мире! Кто, кто же ты, черт бы тебя побрал!
  
  Из-за жестокого начала, Айко могла лишь глядеть на Шимидзу, никак не реагируя, на ее студента, когда он произнес слово "убить" и потому, он с новой силой зажегся, завопив на Хадзиме. В его глазах стояло нечто большее, чем меланхолия или оскорбление, смятение, ведь все пошло не так, как он задумывал, не по его сценарию, ненависть к Хадзиме, вставшего у него на пути, вместе с завистью к силе, все это смешалось, смешалось и породило его безумие.
  
  Видимо, Шимидзу так и не узнал пепельноволосого, с повязкой на глазу, парня перед собой, являющегося Хадзиме Нагумо, его одноклассником. Можно сказать, что так сложилось, ведь он никогда с ним не заговаривал...
  
  Шимидзу продолжал посматривать на Хадзиме, проклиная его, словно был готов наброситься в любой момент, Хадзиме, вдруг ставший целью порицаний, смог услышать, как Шимидзу бранясь, обронил "хоть ты всего лишь чуни-персонаж", получив при этом серьезное оскорбление самому себе и смотря вдаль, чтобы убежать от реальности. Его поведение говорило "я о тебе никак не думаю", что еще больше разгорячило Шимидзу.
  
  Угадав настроение Хадзиме, по его спине похлопала Ю и ее доброта будто заставила его вновь заплакать.
  
  Может благодаря тому, что Хадзиме абстрагировался от серьезности момента, входя в собственный мир, Айко было дано время прийти в себя от удара, она глубоко вздохнула и даже не имея достаточно мужества, чтобы встретить его нарастающую ярость, она, не сдвигаясь с места, схватилась за руку Шимидзу, тихо проговорив.
  
  -Шимидзу-кун. Пожалуйста, успокойся.
  
  -Д-да что с тобой такое! Отпусти!
  
  Он не мог прийти в себя от внезапного прикосновения, и сейчас же пытался сбросить ее руку с себя, но Айко проговорила, что не отпустит и только крепче ухватилась за него. Наверно потому, что он не мог отвернуться от серьезного взгляда Айко, он постепенно притих, смотря вниз, выражение скрыто за челкой.
  
  -Шимидзу-кун... Я усвоила твои чувства. Ты хочешь быть "особенным". Твои чувства тебя не обманывают. Для человека естественно стремится к такому. С таким подходом ты определенно можешь стать "особенным". Ведь учитывая все это, твои методы хоть и ошибочны, правда то, что ты зашел так далеко... Тем не менее, не переходи на сторону демонов. Выслушав твою историю, можно с уверенностью сказать, что они используют тебя, манипулируя твоими желаниями. Сенсей не может передать своего драгоценного ученика такому типу людей... Шимидзу-кун. Давай начнем все с чистого листа? Я не хочу, чтобы кто бы то ни было ввязывался в бой, но если Шимидзу-кун так хочет этого, сенсей его поддержит. Раз это ты, то ты непременно сможешь биться на равных вместе с Аманокавой-куном и остальными. И тогда, однажды, давай вернемся все вместе обратно в Японию, как отыщем способ возвращения назад, хорошо?
  
  Шимидзу прослушал слова Айко в полной тишине, и прежде, чем студенты или рыцари-телохранители что-либо осознали, плечи его дрогнули. Даже студенты с рыцарями могла оценить это как то, что слова Айко настолько его пробрали, что он всплакнул. Говоря начистоту, Юка Сонобе, известная в классе тем, что легко доводилась до слез, уже рыдала при виде Айко и Шимидзу.
  
   Но это совсем не было мимолётным моментом сентиментальности, ведь такое просто так не заживает. Айко с мягкими чертами лица похлопала дрожащего Шимидзу по голове. Но Шимидзу вдруг схватил вытянутую руку в ответ, притягивая ее и поворачивая, обхватывая своей рукой вокруг шеи Айко. Айко невольно застонала, ведь ее рука была согнута за ней, а он достал 10-сантиметровую иглу из одного, богу ведомого места, направив на заднюю часть ее шеи.
  
  -Ни с места! Или я ее засуну!
  
  Заорал истерично Шимидзу. Его выражение лица дергалось конвульсивно, в глазах стояло то же безумство, когда он проклинал Хадзиме. Его до поры до времени дрожащие плечи, дрожали, по-видимому, от смеха.
  
  Айко смотрела болезненно перед собой, так как была не в силах разъединить руку Шимидзу, сжимающую ее горло. Окружающие их люди мигом прекратили всякое движение, вняв предупреждению Шимидзу. Судя по его внешности, они уяснили уже, что он действительно готов был на такое пойти. Все с беспокойством взывали к Айко, с горечью в голосе, а Шимидзу продолжал насмехаться над ними.
  
  По чистой случайности, Хадзиме в это время вернулся в реальный мир. Так как он до этого летал где-то высоко, избегая реальности, сейчас его лицо удивленно выражало: " Оуя? С каких это пор..." - из-за столь внезапного развития событий.
  
  -Слушайте сюда, эту отравленную иглу даровала мне демоническая особь на северной гряде гор! Она будет страдать лишь пару минут, затем окочурится, когда я всуну иглу внутрь! Если все правильно поняли, бросьте на пол оружие и поднимите руки!
  
  После этих слов обезумевшего Шимидзу, все вокруг крайне побледнели. Шимидзу не мог скрыть своей ухмылки от студентов и рыцарей-телохранителей, которые стояли полностью обездвиженные, и устремил свой взгляд на Хадзиме.
  
  -Эй, ты, чуни-ублюдок! Не за твоей спиной! Я говорю о тебе! Не принимай меня за дурака, крысеныш! Продолжишь тут шуточки шутить, и я реально ее грохну! Если уяснил, отдавай свою пушку! И другие орудия тоже!
  
  Так как Шимидзу обратился к нему так грубо, он небрежно посмотрел назад, вставляя "Это не я", что выглядело так тщетно, а лицо Хадзиме настолько недовольным. Несмотря на напряженную обстановку, его поведение нисколько не изменилось, он остался все таким же хладнокровным, а Шимидзу потерял терпение, рассудив, что его снова приняли за дурака. Затем, истерично, он потребовал Хадзиме передавать ему его огневое оружие.
  
  Хадзиме ответил ему на это пронзительно холодным взглядом, услышав такое.
  
  -Ну ты, говорить, что не убьешь ее... Начнем с того, что ты не сможешь показаться на глаза расе демонов, если не прикончишь сенсея, так что убивать ее тебе придется в любом случае, так? Поэтому тебе их я не передам.
  
  -Заткнись, заткнись, заткнись! Помолчи и передай их уже! Идиот вроде тебя всего лишь должен то, что я ему прикажу! В-в-вот так, хе-хе, и своего раба, тоже отдавай. Пусть понесет огнестрелку!
  
  С возвратившимся былым спокойствием, Шимидзу еще больше заверещал. Так как его заботило множество факторов, трезво мыслить он уже не мог. Шия, помеченная Шимидзу, тряслась, а из ее личика сочилось неприкрытое отвращение.
  
  -Даже если я выстрелю в тебя подряд три раза, чтобы умолк, ты станешь лишь еще уродливее... И вообще, Шия, если ты уж испытываешь такое отвращение, не надо прятаться позади меня. Не настолько он и отталкивающий.
  
  -Но он, в самом деле, отвратителен... Проще говоря, мой разум просто не может принять такого... Ты только посмотри, эти прыщи. Просто невозможно не чувствовать отвращение.
  
  -Ну, хоть он и желал стать героем, роль его была схожа с ролью разбойника, легко заваленного протагонистом в самом начале.
  
  Хотя обговоренный ими человек услышать их не мог, так как они понизили тон, зато их прекрасно слышали остальные, потому как ее глаза выражали яркое отвращение, а их голоса постепенно становились все громче. Шимидзу мог лишь похлопать челюстью, цвет его лица окрасился в алый, потом в синий, и в конце, преобразовался в белый. Это была демонстрация изменения цвета лица из-за бушующего гнева, который вот-вот готов был вырваться наружу.
  
  Шимидзу забурчал "Я герой, я особенный, этот и тот - идиоты, все их вина, нет никаких проблем, все пройдет так, как я сам того пожелаю, все же я герой, я особенный" - без искренности в глазах, после чего, выдавил из себя пронзительный смешок, словно от чего-то освободился.
  
  -Ши-Шимидзу-кун... Давай поговорим... Все же... Все в порядке...
  
  Хоть от Айко и не отходила боль от разоблачения сходящего с ума Шимидзу, она обронила эти слова, и как только он их услышал, он прекратил смеяться, продолжая душить ее.
  
  -Перестань раздражать меня. И прекрати строить из себя добропорядочного человека, ты, лицемер. Закрой рот и стань же моим инструментом моего же освобождения из этого места.
  
  Пробормотал Шимидзу в мрачных тонах, снова взглянув на Хадзиме. Без какого-либо возбуждения или иных чувств, он смотрел на Хадзиме глазами, наполненными негативными эмоциями, в следующий момент, он смог разглядеть пушку в кобуре у него на бедре. Что он хотел, было видно без слов. Если он сейчас запнется, он сможет не обращать внимания на жизнь или смерть, и нет, его светлое будущее будет лишь мечтой, если он не навредит Айко.
  
  Хадзиме выдал вздох, он предполагал выстрелить проводом при передаче пушки и применить покрывающую молнию, пусть тут и замешана Айко, но сейчас он стал медленно доставать Гром-Паралич, не желая провоцировать Шимидзу. Так как тело Айко было миниатюрным, она не могла стать щитом, от того становилось возможным для Хадзиме ударить Шимидзу прежде, чем он поймет его скорость протягивания, ему показалось, что будет в порядке вещей взглянуть на Айко немного обидчивыми глазами.
  
  Но в тот момент, как Хадзиме стал опускать руку, ситуация в корне изменилась.
  
  -Кх?! Нет! Уклоняйся!
  
  Закричав такое, Шия усилила тело на максимум и моментально, путем высокоскоростных движений уровне Сжатия Земли прыгнула навстречу Айко.
  
   И-за резкости момента, Шимидзу мгновенно попытался вколоть иглу в Айко. Шия делала невозможное, потянув тело Айко и завращавшись телом, чтобы от чего-то ее уберечь, затем голубой поток воды влетел в грудь Шимидзу и лазеровидная штука прошлась по месту, где мгновением ранее была голова Айко, почти одновременно с этим, Хадзиме, находивший на линии траектории, воспользовался Громом, чтобы защититься от лазера воды, который, по-видимому являлся атакующей магией, называющейся "Прорыв", относящийся к водной системе. Тогда как Шия, энергично сдвинулась, плотно прижимая Айко, словно поскользнувшись, утонула плечом в пол. Подняв ураган пыли, Шия, наконец, остановилась, "Угх", издав болезненный стон и оставшись лежать.
  
  -Шия!
  
  Среди всех, кто пораженно стоял от такого внезапного развития событий, со всей мочи к ней ринулась Ю, окликая ее по имени. Впоследствии чего, она заняла позицию для защиты Шии и той женщины, которую она прижимала, Айко, от иных атак.
  
  Хадзиме ничего не сказал, только поблагодарил и похвалил Ю в мыслях, ведь двигалась она так, как он и надеялся, тогда он схватился за Гром двумя руками, используя тем временем Дальновидение для определения траектории этого "Прорыва". Он моментально заметил, как мужчина в черной мантии с оттопыренными ушами и зачесанными назад волосами, верхом на птицеподобном демоническом существе удаляется вдали.
  
  БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ! БДАМ!
  
  Хадзиме вспышкой успешно пальнул рейлганом в летающую демоническую бестию и силуэт. Мужчина с зачесанными назад волосами, словно предвидев атаку, принудил птицеподобную бестию к отчаянному уклонению, делая кульбит и убеждаясь в местоположении Хадзиме. Довольно ловкий демон, но от всего увернуться и он не мог, и одну из его ног оторвало, плечо мужчины с зачесанными назад волосами тоже раздробило. Но даже так, вместо падения, скорость бестии ничуть не снизилась, и она силилась ускользнуть на полном темпе. То, как она уворачивалась от серии атак иначе как "блестяще" не опишешь.
  
  Хадзиме полагал, что мужчина принадлежал к расе Демонов и был тем, кого Шимидзу упоминал в своей истории. Мужчина уже облетел город на низких высотах, словно не смея пройти незримый барьер города и вскоре исчез. Судя по тому, как он избегал пуль Хадзиме, видимо, сведения о Хадзиме и его отряде дошли до Демонической расы, отчего Хадзиме состроил горестное выражение лица. Так как сбежал он в сторону озера Улдея, было слишком тяжко гнаться и преследовать его, используя БРС так же, как если бы он ускользал из лесу. Да и, не его это первостепенная задача.
  
  -Хадзиме!
  
  Возможно потому, что Ю тоже догадалась, что враг сбегает, она окликнула его голосом, полного нетерпения, в отличие от обычного своего тона. Хадзиме запихнул Гром обратно в кобуру, помчавшись к Шии, даже не бросив взгляд на отрубившегося Шимидзу. Шия возлежала лицом кверху и покоилась на коленях Ю, лицо ее исказилось от боли. Айко позади нее показывала то же выражение, прижимаемая к Ю.
  
  -Ха-Хадзиме-сан... Я... в порядке... п-пожалуйста, сенсея-сан коснулась отравленная игла...
  
  В боку Шии имелась дырочка трех сантиметрах в диаметре. И, хоть кровотечение останавливало усиление тела, сразу становилось ясно, что она испытывала значительную боль, что было видно по количеству пота, сгущавшегося у нее на лице. Но она выдавила улыбку и дрожащим голосом попросила отдать приоритет Айко.
  
  Когда он посмотрел на Айко, лицо ее приняло бледнеющий оттенок, а конечности бились в судорогах. Может оттого, что она услышала разговор Шии и Хадзиме, Айко отчаянно потрясла шеей, давая понять, чтоб Шия была первой в очереди. Она не могла и слова издать, так как яд уже стал распространяться. Если слова Шимидзу были правдой, у нее оставалось меньше нескольких минут, нет, видя ее внешность, меньше минуты. Она не хотела доставлять неприятностей, поскольку все равно было уже поздно. Хадзиме отвернул взгляд от Айко и, не мешкая кивнул Шии, достав склянку из своего вместилища. Тем временем, окружающие люди наконец подбежали к Хадзиме, обеспокоенно взирая за происходящим, из их рта посыпались вопли.
  
  Студенты, Давид и рыцари-телохранители частично тряслись, беспрерывно паникуя. Они расспрашивали Хадзиме о ее самочувствии, отступали назад, видя ее внешность и пытались призвать на помощь восстанавливающую магию, которая показала себя неэффективной... Таких людей Хадзиме затыкал одним словом. "Тишина" наряду с убийственным намерением заставляла их делать шаг назад и закрыть рты.
  
  Даже Хадзиме был слегка удивлен тем, что сказал. Его гнев к увечию Шии был больше, чем он того ожидал. Видимо, сам того не замечая, он признал ее как ценного спутника, нашедшего место глубоко в его сердце. Поэтому он был безмерно зол на Демоническую расу, что вступила в контакт с Шимидзу и на самого себя, когда забыл о возможности его присутствия в их непосредственной близости. Сделай он что-нибудь с Айко и остальными, вероятность того, что все погрузится в хаос будет высока. Однако так как он ничего толком и не принял, он был убежден сделать это косвенным путем, не создавая никакой связи с самим собой.
  
  В результате этого, этот человек из Демонической расы собирался умертвить Айко, но Шимидзу пришел в неистовство, лишившись шанса, вогнанный в смятение отрядом Хадзиме, который нормальным уж никак не являлся. После этого, в поисках возможности для этого, он завязал разговор с Айко. Таким образом, оставив убийство Айко на Шимидзу, обозревая все с расстояния, он предсказал, что Айко будет отбита незаурядным Хадзиме, поэтому тип вызвал магию, способную пронзить и Шимидзу и Айко.
  
  Но хоть Демоническая раса выдавшийся шанс заметила быстро, был в их плане один просчет. Получалось так, что если все пойдет по маслу, то траектория ударит как по Хадзиме, так и по остальным, исключая и стирая возможные факторы риска одновременно, но тогда и активировалась особенная магия Шии. Ее "предвидение". Шия, стоявшая за Хадзиме естественным образом бы попадала под удар траекторией вместе с Шимидзу, Айко и Хадзиме, поэтому она рванулась вперед для раскалывания будущего, представшего перед ней.
  
  Благодаря этому, будущее, где атака проходит сквозь голову Айко и она мгновенно умирает было раз и навсегда уничтожено. Шия поставила свое тело на линию огня для изменения будущего. Хоть ее и брали сомнения, зачем ей рисковать жизнью ради Айко, которая не была с ней в тесных отношениях, Хадзиме не отнесется прохладно к компаньону, выкладывающемуся на полную. И поэтому, он, не мешкая задействовал скудные запасы Святой Воды на Айко. Так как времени вообще не было, она была самой действенной из всех способов.
  
  Хадзиме взял Айко, поддерживаемой Ю, поместив склянку ей в рот и постепенно , капля за каплей, стал вливать святую воду. Айко смотрела на Хадзиме укоризненным взором, не отдавшего приоритет Шии в первую очередь, но сам Хадзиме внимание на это не обращал. В данный момент, он поставил на первое место волю Шии, а не Айкины или свои намерения. Так что он вливал святую воду, а разговор был излишним. Тем не менее, все тело Айко стало биться в конвульсиях, не в состоянии двигаться как она того пожелает, а она была не в силах проглотить воду. Скорее, вода вошла в ее легкие, вызывая наружу рвоту.
  
  Хадзиме здраво рассудил, что для Айко будет невозможно проглотить святую воду самой, поэтому он налил ее остатки в свой рот и ни разу не мешкая налил их прямо в рот Айко.
  
  -Кх?!
  
  Айко широко раскрыла глаза. В следующее мгновение, в окружении Хадзиме послышались возмущенные и разгневанные возгласы и крики. Но Хадзиме не обращал на них внимания, обвиваясь языком, заполонив рот Айко. Затем, силком вливая святую воду. Выражение на лице Хадзиме не содержало ни стыда, ни вины, на нем отражалась лишь серьезность того, что нужно было сделать.
  
  Вскоре, глотка Айко задвигалась, проглатывая святую воду, она, наконец, прошла в ее тело. После этого, боль, атаковавшая ее тело и холодное чувство, словно ее жизнь готова была оборваться в любую секунду, улетучилась, а жизнь зажглась в ее сердце, распространяясь по всем уголкам тела. Айко вспомнила чувство погружение в горячий источник в холодную зиму, и ее тело затряслось. Как и ожидалось от святой воды. Творящаяся чудеса вода, останавливающее тело от разъедания после поглощения плоти и крови демонических существ. Эффект ее был хорошо известен.
  
  Незадолго после этого, момент "рта в рот" закончился в мгновение ока, и Хадзиме разъединил свой рот от рта Айко. Между ними возникла серебристая нить. Хадзиме понаблюдал за Айко. Ему нужно было убедиться, что она вышла из критического состояния. С другой стороны, Айко мутным взором смотрела на Хадзиме, глаза ее все еще не сфокусировались на одной точке.
  
  -Сенсей.
  
  -...
  
  -Сенсей?
  
  -...
  
  -Ау! сенсей!
  
  -Фуа?
  
  Спрашивал Хадзиме о ее самочувствии, но Айко продолжала глазеть отстранённым взглядом на него, не двигаясь. Хадзиме это сбило, так что он слегка ударил ее по щеке и повысил голос, она же неописуемым голоском прелестно произнесла.
  
  -Как ваше тело? Есть ли какое-нибудь чувство несовместимости?
  
  -Хе? А, ум, я в поря-я-я-ядке. Ничего сверхъестественного, скорее, я чувствую себя хорошо, я про эффект лекарства.
  
  -Понятно. Тогда все хорошо.
  
  Хадзиме выглядел так, будто вот-вот потеряет терпение и просто ответил Айко, которая доложила, что отклонений от нормы в физическом состоянии не имеется, затем он также просто убрал руку, поддерживающую Айко и перешел к Шии. Хоть она была поражена его поведением, на месте сидеть не смогла и побежала к Шии прежде, чем что-либо осознала.
  
  Хадзиме достал еще одну склянку со святой водой и половину ее влил прямо на раны Шии, и другую половину приставил плотно ко рту Шии, чтобы она выпила. Поврежденные части слабо прошипели шууу, и быстро затянулись, но по какой-то причине Шия не хотела пить святую воду и лишь мотала головой.
  
  -Ха-Хадзиме-сан...
  
  -Шия, что за...
  
  -Мне тоже... будет лучше...гуу... сделать это рот в рот...
  
  -В-вот всегда ты так...
  
  Взмокнув от пота из-за боли, Шия выдавила свое желание. Даже если мне придется покапризничать, я не встану, пока ты не сделаешь этого! - выказывала она свои требования и даже Хадзиме от этого диву давался. Как и предполагалось, необязательно было делать рот в рот, но он проигнорировал молчаливое недовольство Ю, которая недавно хорошо относилась к Шии, приставив пузырек ко рту Шии.
  
  -Мугух?! Гулп, гулп... Ууу... Хадзиме-сан играет не по правилам... я завидую после всего сенсею-сан...
  
  -Хадзиме... плохой...
  
  -Фуа?! Ш-шия-сан, ты не права! Это было действие во спасение жизни! Это совсем отличается от того, что хочет Шия-сан! Я же все-таки учитель!
  
  Получив в свой адрес колкие слова и взгляд от Шии и выговор от Ю, чтобы она вняла атмосфере, Айко специально придумывала оправдания, тогда как лицо Ю залилось красным. Хадзиме же лишь произнес "Хаа~", глубокий вздох, содержавший как облегчение, так и восхищение.
  
  Когда же посторонние догадались, что все дела улажены, и шум снова стал нарастать, потому как, все, возможно, стали вызывать в памяти этот жалкий факт, который был позабыт.
  
  Он был частично важен для Айко. Поэтому она его не забыла и просто не до конца понимала, что вдруг произошло.
  
  Хадзиме подозвал рыцаря-телохранителя, ближайшего к Шимидзу.
  
  -...Ты... Шимидзу все еще жив?
  
  С этими словами, все протянули "Аа", с такими выражениями лиц, словно только что о нем вспомнили и взглянули на бессознательного Шимидзу. Только Айко выглядела растерянно и издавала "Э? Э?", осматриваясь вокруг, вызывая ситуацию, когда Шимидзу ее схватил. Со смешанными чувствами она ринулась к Шимидзу.
  
  -Шимидзу-кун! А, как это... жестоко.
  
  В груди Шимидзу виднелось отверстие, схожее с Шииным. Он сильно кровоточил, а возле него собралась огромная лужа крови. На его счету оставалось, скорей всего, не более пары минут.
  
  -Я-я не хочу умирать... П-помогите... Если все так... Нет... Не могу поверить в это...
  
  Бормотал Шимидзу Айко, державшей его руку в стороне, у него выходил всего лишь монолог слов, который нельзя было связать в одно целое из-за тихого шепота. Айко посмотрела на окружение в поисках помощи, но остальные могли лишь отвернуть глаза. Все было уже безнадежно. Более этого, на их лицах застыла живое выражение нежелания помочь.
  
  Айко зацепилась за последнюю соломинку, обернувшись назад и крикнув Хадзиме, который находился там.
  
  -Нагумо-кун! Лекарство ранее! Если прямо сейчас! Прошу!
  
  Хадзиме ожидал этих ее слов, пробурчав, "Все-таки дошло до этого...", вздохнув и двинувшись к Айко и Шимидзу. Тут же он спросил Айко, уже зная ответ.
  
  -Вы хотите помочь ему, сенсей? Он собирался вас убить, вы это понимаете? Я думал, это пересекло возможную черту, сколько бы вы ни называли себя "учителем".
  
  Он пытался ее убить, но она его покрывала, потому как он являлся ее студентом, сколько же людей смогло бы взять на себя роль учителя как она в такой-то отчаянной ситуации. Она уже на "аномальном" уровне для "учителя". Айко точно прочитала намерение за его вопросом, ее глаза на мгновение затряслись, затем она твердо ответила.
  
  -Бесспорно, все может быть так, как ты сказал. Нет, так и есть, все так, как ты и сказал. Но все же, мне хочется быть таким учителем. Я буду союзником студентов, что бы ни стряслось. Я поклялась быть таким учителем. Поэтому, Нагумо-кун...
  
  У Хадзиме после этого сразу испортилось настроение, он почесал свою голову, ответ она дала очевидный, как он и предсказывал. Неохотно вздохнув, он признавал, что такова была натура Айко-сенсея. Тогда он взглянул на небо, какое-то время о чем-то размышляя, сделал глубокий вздох и пошел к Шимидзу, больше не колеблясь.
  
  -Шимидзу. Ты меня слышишь? У меня есть кое-что, что может тебя спасти.
  
  -!
  
  -Но прежде, я бы хотел тебя спросить кое о чем.
  
  Услышав, что он может быть спасен, Шимидзу прекратил бормотания и его блуждающие глаза уставились на Хадзиме. В ритм этому, Хадзиме задал элементарный вопрос.
  
  -...Ты... враг?
  
  Шимидзу живо замотал головой, нисколько не колеблясь. На его лице отразилась унизительная улыбка и он взмолился за свою жизнь.
  
  -Я-я вам не враг... Я не причиню вреда... никакого...сделаю все, что скажете...Так что помогите мне, я даже предоставлю вам армию и подчиню женщин... Клянусь... клянусь быть лояльным к вам... Сделаю все... помогите же мне...
  
  После его слов, Хадзиме лишился всяких эмоций. Вместе с этим, он спокойно заглянул в глаза Шимидзу, словно пытаясь удостовериться в ее истинных намерениях. Шимидзу, думая, что видит глубину его сердца, сразу же отвернулся. Но Хадзиме смог определить. Мрак и муть в глазах Шимидзу. Они питались ненавистью, гневом, завистью, желанием и прочими отрицательными эмоциями. Все это выглядело как глубокое море, куда не проходил свет.
  
  Хадзиме был убежден. Слова Айко не достигли разума Шимидзу. Он определенно станет их врагом. В этом он был уверен. На миг, его взор сошелся с взором Айко. Айко тоже смотрела на него, поэтому их взгляды сошлись. От того она смогла мгновенно определить намерение Хадзиме. Ее выражение изменилось и она бросилась вперед, чтобы остановить его.
  
  -СТОЙ!
  
  Однако, Хадзиме был намного быстрее.
  
  ВДАМ! ВДАМ!
  
  -Кх?!
  
  Звук, от которого спирало дыхание. Неизвестно было, кто это выпустил. Один в голову, один в сердце. Пули, которые аккуратно прошили тело Шимидзу, заставили его подпрыгнуть, наградив смертью.
  
  Во время затянувшегося огня, никто не произнес ни слова, они могли лишь смотреть, как Хадзиме глядел на труп с пистолетом в одной руке, от которого шел сизый дым, не веря своим глазам. Тишина заполнила окружение, среди тех, кто не мог сдвинуться с места, послышался шепот.
  
  -...Почему?
  
  Это была Айко. В полном изумлении, она взирала на останки Шимидзу, который начал свое путешествие в загробный мир, поэтому и задала этот вопрос.
  
  Хадзиме отвернулся от Шимидзу, посмотрев на Айко. А это же время, их взгляды вновь скрестились. В ее глазах появлялись ярость, грусть, недоверие и другие чувства и исчезали, затем снова появлялись и снова исчезали.
  
  -Он все же враг.
  
  Хадзиме дал простой до обыкновения ответ.
  
  -Но! Шимидзу-кун же...
  
  -Подвергся изменениям? Прости, что снимаю с тебя "розовые очки", но я не настолько добр по природе, чтобы поверить в это, все же, мои глаза не замутнены.
  
  Задав последний вопрос, глаза Шимидзу показали, что он "упал". Прежде, чем умереть, в его голове витало желание убить Айко, Хадзиме подумал, что Шимидзу смог бы слегка изменить свой образ жизни, так как в то время, когда Хадзиме почти упал, у него была Ю, которая смогла удержать и сохранить его, так что он спросил Шимидзу с этой мыслью на душе. Если бы это было так, он бы дал шанс Шимидзу, одев на него ошейник и отдав на попечительство Айко. Однако, даже за мгновение до смерти, в глазах Шимидзу не было этого знака. Айко тоже это ощущала. Но так как Айко была "учителем", она не могла бросить его. Просто не могла.
  
  -Поэтому, вместо того, чтобы убивать его! Поместив его внутри королевского дворца, мы могли бы вернуться с ним в Японию, возможно... Такая возможность существовала бы!
  
  -...Даже если я приведу свои доводы, я знаю наверняка, что сенсей с ними не согласится. Я убил важного для сенсея студента. В порядке вещей вам решать, что со мной делать.
  
  -Но это...
  
  -Одинокий жизненный путь. Я о многом размышлял после слов сенсея. Но в этом мире, где человеческая жизнь бесконечно тонка и обрывиста, я решил не показывать врагу ни капли жалости... И это не изменится. Не думаю, что хочу это изменить. Времени для этого просто нет.
  
  -Нагумо-кун...
  
  -С этого момента, я буду поступать так же. В то время, когда я считаю, что это необходимо... Я нажму курок, сколько бы ни потребовалось его нажать. Если вы думаете, что я заблуждаюсь... Сенсей делает только то, что ты желаешь... И все же, хочу, чтобы вы запомнили одну вещь. Даже если это сенсей или одноклассники... Я нажму курок, стань вы моими врагами...
  
  Айко опустила взгляд, закусив губу. Именно она и сказала, "После моих слов, каково бы не было твое решение, опровергать его я не буду". Больше сказать нечего. Хадзиме еще раз взглянул на такую Айко и развернул ступни, так как вещи, требующие здесь разборки, были улажены. Ю с Шией тихо пристроились к нему. Сопровождаемый Давлением, Хадзиме взглянул на Вилла, Айко и прочих личностей, и так как дело касалось послелечебных процедур, они молча последовали за Хадзиме, с болезненным нежеланием.
  
  Правители города и Рыцари имели повод задержать Хадзиме вместе с его артефактами, но из-за подавляющего Давления и вспоминая прошлую битву с монстрами, они опустили руки и мечи.
  
  -Нагумо-кун!... Сенсей... Сенсей...
  
  Даже когда ее слова прерывались, она продолжала звать имя Хадзиме из-за своей гордости как "учителя". Хадзиме приостановился, проговорив Айко через плечо.
  
  -Идеалы сенсея сами по себе фантастика. Но мы рады, что она осталась учителем, даже когда поменялся мир. Если возможно, пожалуйста, не сдавайтесь.
  
  После чего, он, не останавливаясь, покинул окружающих их круг людей, достав работающий на магии четырехколесный транспорт и уехал отсюда, когда все заняли свои места.
   Что осталось после этого - шум города, все не на радующегося своему выживанию и неописуемо неуловимое настроение, витающее в воздухе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Внутри возвращающейся повозки
  
  Работающий от магии четырехколесник вылетел на главный тракт, поднимая ураган пыли, сзади виднелась Северная Цепочка Гор. Так как дорога была протоптана многими людьми на протяжении долгих лет, состоянием она была куда лучше, чем путь, ведущий от города Ула к области Северного Горного Хребта. Благодаря амортизаторам, установленным им, дрожь была сведена на нет, и четырехколесник плавно ехал вперед навстречу Фхьюрену.
  
  Шия расположилась на переднем сиденье, и из-за открытых настежь окон, ушки ее развивались по ветру. Она выглядела несколько недовольной, ведь двухколесник ей нравился больше четырехколесника. Все-таки нравилось чувство того, как ее ушки разрезают воздух, в то же время, обнимая Хадзиме и положив свое лицо ему на плечо.
  
  Естественно, Хадзиме ввел. Местечко рядом с ним заняла, естественно, Ю. Вилл был на заднем сиденье. Он тревожно спросил Хадзиме, наклоняясь телом вперед, "Простите~ А это точно нормально было, вот так оставлять их там? Если бы вы только поговорили с ними об этом чуть дольше... особенно с госпожой Айко...".
  
  Не поворачивая голову, Хадзиме невозмутимо ответил, "Нн? Да ничего, все хорошо. Как ни крути, останься я там, вызвал бы лишние проблемы. И сенсей может принимать правильные решения, даже когда меня нет рядом".
  
  -Наверное, все так, как ты говоришь, но все же...
  
  -Ты... Отложим в сторону хороший ли ты человек или нет... Не слишком ты тревожишься об остальных?
  
  Даже услышав его слова, Вилл все так же тревожно смотрел на него, что вызвало у него кривую улыбку. Ощущать боль и страдать, кручинясь по мертвым приключенцам, не забывая и о, никак не относящемуся к нему городу, атакованному полчищем демонов, которые вели к смертельному исходу. Простить Тио, являющейся объектом его обиды и теперь еще и беспокоиться об отношениях тех, кто отчасти угрожал ему. Хадзиме, Айко и остальные. Он был аристократом королевства, так что казался крайне эксцентричным с его целью - становление приключенцем. И все же, по природе своей, Вилл был добропорядочным человеком, заботящимся обо всех.
  
  -...Хороший человек.
  
  -Хороший человек~
  
  -Ум, хороший человек.
  
  Вилл продемонстрировал сложное выражение, когда эти слова были сказаны одновременно. И хоть его похвалили, для женщины думать о мужчине как о "хорошем человеке", считалось невообразимо неуловимой оценкой.
  
  -Пожалуйста, прекратите так обо мне отзываться... Я лишь хотел попросить у вас объяснений в мельчайших подробностях...
  
  -...Объяснений?
  
  Все так же неуловимо, Вилл, почесав себя за щеку, продолжил разговор. Однако брови Хадзиме в ответ на его слова резко дернулись.
  
  -Вот-вот. Госпожа Айко, оставшаяся там с неприятным осадком на душе, и о том парне, по имени Шимидзу и его убийстве... Причины для ваших действий.
  
  -А разве я уже не объяснял? Он был врагом...
  
  -Это причина, по которой ты его убил, а не "спас", так? После всего, он получил смертельную рану и умер бы через пару минут, если бы ты его так и оставил... Должна быть причина, почему ты преднамеренно его убил, правильно?
  
  -Ты неожиданно ловко разобрался в ситуации.
  
  То, куда указывал Вилл, попало в яблочко. Он был одноклассником, поэтому впечатление, когда Хадзиме его убил, в то время как Айко просила о помощи, оказалось слишком сильным. Хотя факт того, что Хадзиме не было необходимости его убивать, был мастерски скрыт. Вилл, заметивший этот факт, можно сказать, обладал глазами "аристократа". Тон в голосе Хадзиме содержал восхищение к Виллу, не купившегося на уловку. Даже Шия, высунувшая лицо из окна, чтобы насладиться ветерком, произнесла, "Сейчас, когда вы об этом упомянули, я тоже это заметила" и обернулась к Хадзиме, который ввел, с понимающим взглядом. Хадзиме на миг замешкал, как бы получше ответить на этот вопрос, но Ю выдала фразу раньше, чем он смог что-либо молвить.
  
  -...Хадзиме - цундере.
  
  -...
  
  -"Цундере?"
  
  Может потому, что Ю попала в точку, Хадзиме сохранил свое лицо "кирпичем", все так же молча. Остальные члены могли лишь ей подыграть.
  
  -...Отплатить Айко? То есть, ты лишь волновался о ней?
  
  -...Это всего лишь совпадение.
  
  Судя по тому, как отрывисто он ответил, посмотрев в другую сторону, предположение Ю было правильным, поэтому Шия и остальные потребовали объяснений.
  
  Потому как сам Хадзиме отвечать не хотел, за него ответила Ю. Если вкратце, то он хотел отвлечь разум Айко от чувства ответственности за смерть Шимидзу.
  
  Шимидзу раньше говорил. Причина встречи с расой демонов являлось убийство "Богини Плодородного Урожая", Айко. Иными словами, Шимидзу использовали, чтобы убить ее. Даже последние атаки Шимидзу прошли сквозь тело Айко, стараясь лишить ее жизни.
  
  Само собой, Айко не была ответственна в смерти Шимидзу. Он продал свою душу демонической расе по своей собственной воле, что окончилось его смертью. Так как это был результат его собственного решения, Шимидзу сам был ответственен за свою кончину. Но даже если он не был ответственен, тогда ответственность лежала на плечах субъектов демонической расы, нанесших ему смертельное увечье. Но согласится ли с этим Айко? Все-таки, последняя атака была направлена на нее. И это было причиной, почему она чувствовала себе настолько ответственной за это. Айко всегда думала первым делом о студентах. Шимидзу погиб, потому что она впутала его во все это. Тогда, не являлось ли это ее ошибкой, что Шимидзу был мертв? - в таком роде, она, скорей всего, подумала бы. Поэтому он поразмыслил над тем, выдержит ли такое, сознание Айко? Хадзиме почувствовал легкий испуг.
  
  Даже Айко должна была испытывать страх и неудобство как человек, призванный в иной мир.
  
  И хоть она не жаловалась, сьёживаясь и дрожа от страха, причиной, по которой она работала так трудолюбиво, была ее гордость как "учителя". Вдобавок, имелись "ученики", которые заняли ум Айко как "учителя". И вдруг студент умер из-за нее. Впечатление, после этого было куда более ошеломляющим, чем когда она услышала, что погиб Хадзиме или тогда, когда он сказал ей, что его подставили его же одноклассники, "кинув нож в спину". Это лезвие заострится и причинит непоправимый урон сердцу Айко. Возможно, лезвие даже пронзит его.
  
  Подсчеты Хадзиме тоже подвергнутся влиянию, если Айко "сломается", но он, несомненно беспокоился о ней. Хадзиме видел, что слова Айко представляют несбыточные идеалы, так как они давали рождение множеству противоречий. Но даже так, ее слова заставили его подумать, что это будет действительно необходимо для будущего счастья Ю и Шии. Потому что даже если сменился мир, как сменился и Хадзиме, проповедь "учителя" Хадзиме вынуждали почувствовать себя обязанным ей.
  
  Поэтому убив Шимидзу, Хадзиме верил в то, что он так или иначе сам зачахнет, если бросить его так. Оставляя за собой мощное впечатление, делаю интонацию на то, что Шимидзу был врагом. И это сопровождалось видом того, что он, Хадзиме, убил Шимидзу.
  
  Айко не должна была расколоться. Он видел в этом свою прямую обязанность, так что его "учитель" не изменится.
  
  -Вот что случилось... Фуфу, ну что Хадзиме за цундере.
  
  -То-то и случилось...
  
  -Разумеется~ Хозяин неожиданно мил.
  
  Ю закончила объяснять все остальным членам, в их глазах горели теплые искорки, когда они поглядывали на Хадзиме, но он все также вглядывался в другую сторону.
  
  -...Вот только, думаю, Айко это заметила.
  
  -...
  
  Медленно переместил на Ю свой взор Хадзиме. В ответ она посмотрела на него, такими искренними глазами.
  
  -...Айко - учитель Хадзиме. Человек, чьи слова запали в его сердце. Поэтому нет сомнений в том, что она заметила.
  
  -...Ю.
  
  -...Все в норме. Айко сильна. Ситуация точно обернется так, как пожелает Хадзиме.
  
  -...
  
  Видимо, Ю доверяла Айко потому как она, по крайней мере, давала ему время сосредоточиться на самом себе. Это что-то, что она не могла. На реакцию Ю, смотрящей сейчас на него свысока, Хадзиме слегка сощурил глаза. Из-за ее слов, его беспокойства по поводу Айко и прочих веток развития событий, затуманившие его разум, развеялись.
  
  -Хаа~ Создать мир, где только вы бы двое существовали... Сколько бы времени ни прошло, я тоже еще научусь создавать похожую обстановку...
  
  -Э-это, как бы сказать... Чувствую, что во рту что-то сладкое витает...
  
  -Муу~ эта хочет, чтоб эту обругали, но... Не сказать, что и такая обстановочка никудышна...
  
  Вилл и остальные почувствовали себя не в своей тарелке, не в своем мире, когда вокруг благоухала сладостная атмосфера Хадзиме и Ю.
  
  Шия, в частности, надувала щеки и вытягивала губы в неприязни.
  
  Ю, заметив Шию, перевела взгляд на нее, потом снова на Хадзиме, поравнявшись с его взглядом, молча к нему обращаясь. Содержанием беседы было не что иное, как "награда Шии". Без особенной магии Шии "дальновидение" и ее скоропалительных движений, Айко бы не вернулась в Японию из-за дыры в голове. Шия спасла учителя Хадзиме.
  
  Поняв это, Хадзиме выдавил "Уу", переходя взором с Ю на Шию, произнеся, "Шия... Это, да, ты нас спасла. Может и поздно, но... спасибо тебе.
  
  -...Кого?
  
  В результате сказанного им, перебарывая смущение, ему ответили изумленной мордашкой. И хоть на его лбу выступили вены, он сдерживался, ведь таковы были последствия его поступков.
  
  -Ну, полагаю, нет ничего странного в том, что ты сейчас так реагируешь... И все же, я выражаю тебе свою благодарность на полном серьезе, понимаешь?
  
  Хадзиме сошелся взглядом с Шииным, созерцающим его, пока он твердо благодарил ее, словами "спасибо тебе". Из-за его откровенного обращения, все тело Шии задрожало, словно пропущенное под зарядом электричества и она засуетилась. Ее взгляд блуждал по округе, тогда когда ее щеки залились ярко-красным. Ее ушки раскачивались туда и сюда.
  
  -Это так, как бы, нельзя сказать, что я сделала что-то неординарное, да и спасибки можно было не- А-агх! Чего так вдруг. Порой мне от смущения сквозь землю провалиться хочется... Эхехе.
  
  Хадзиме ухмыльнулся, посматривая на смущающееся состояние Шии, делясь сомнениями, имевшимися у него на душе.
  
  -Шия. Может, я проявляю излишнее любопытство, но... Почему ты выскочила в этот самый момент, ни разу не мешкая? Ты же не о чем значимом с сенсеем не обсуждала, так ведь? И я также не припомню того времени, когда вы бы с ней так поладили...
  
  -Ну как же... Она же та, о которой печется Хадзиме-сан.
  
  -...И это все, хех.
  
  -? ... Да, пожалуй, это все?
  
  -...Ясно.
  
  Из-за ошарашенной мордашки Шии, выражение лица Хадзиме убеждало в том, что больше он ничего не скажет. Конечно, Айко являлась его учителем. Факт ее "ухода" сильно повлиял бы на его одноклассников. Откровенно говоря, он был счастлив, что она жива. Но он определенно хорошо помнил то, что ни через голос, ни через поведение это не демонстрировал. Невзирая на это, Ю с Шией могли ощутить, что лежит у него на сердце. Они были людьми, всегда знающими, что творится у него на душе, какие эмоции он испытывает. Хоть он только сейчас подумал об этом, они уже перешли черту простых "спутников" для него. Это понимание вклинилось ему в голову. Так что, даже промолчи Ю, он помышлял о том, чтобы отплатить Шии той же монетой. И так, Хадзиме, все еще смущаясь, проговорил ей.
  
  -Шия. Есть ли что-нибудь, что ты желаешь?
  
  -Хе? Что-нибудь... чего я желаю?
  
  -Аа. Можешь расценивать это как благодарность или награду... Как-то так. Разумеется, что-нибудь в пределах моей власти, хорошо?
  
  Шия слегка потупилась при этих неожиданных словах. Так как то, что она совершала, было естественным для спутников, она посчитала это небольшим преувеличением. "У-У~н" - застонала она, когда ей на глаза случайно попалась Ю.
  
  Ю мягко смотрела на нее, затем кивнула. Ее взор ясно давал понять, что Шия могла честно заработать благодарности от Хадзиме, Ю ее даже побуждала к этому. Шия, точно просчитавшая момент, издала сдавленный смешок. Немного пораздумав, она переместила взгляд на Ю, сейчас показавшей улыбку, в то же время кивая в сторону Хадзиме.
  
  -Тогда, пожалуйста, прими мой первый-
  
  -Отказываюсь.
  
  -...Ну почему? Когда я уже было подумала, что схватилась за сторону дере, подумала, что НАСТАЛ МОМЕНТ ДЕРЕЕЕЕ!!! Меня сразу же обломали, да? Да? Да пойми ты уже наконец!
  
  -Я сказал "в пределах моей власти".
  
  -Но он вполне в ее пределах! Хоть ты всегда так легко меня отсеивал, отгонял, ты делал это с Ю-сан! Я знаю, что это произошло! Мое сердце пустеет каждый раз, когда я обнаруживаю такие твои интимные связи! Вуу, когда мы подойдем к Фхьюрену, я снова пойду выполнять поручения, а то будешь любовью в то же время заниматься, или я не права? *Хнык* Вновь, я одна... Убиваю время одна... Тогда сделаю вид, что не вижу, как Ю лучится счастьем... Проклятье...
  
  -Не, пожалуйста, незачем плакать... Я влюблён в Ю, а ты, ну, ты для меня важный спутник, но не любовь... Для меня, обнимать кого-то еще, это...
  
  -*Хнык* Хадзиме-сан, ты бестолочь!
  
  -...Ой.
  
  -Трус! Мерзавец, крадущий сердца беззащитных девушек! Никчемный! Извращенный вуаярист!
  
  "Пришло время!.." - хотела уж было сказать Шия с игривым выражением на лице, но она вознегодовала, отверженная прежде, чем произнесла просьбу голосом. Она выплескивала все свое неудовлетворение на Хадзиме сейчас, хныча и хныча.
  
  С заднего сидения донеслось "Пфф... Мужчина, уничтоживший несколько десятков тысяч демонический порождений... бестолочь? Пфф."
  
  -Нежданно-нагадано, у хозяина девственное сердечко, если они еще не были в такого вида отношениях... Это значит, что первый раз задницы этой был на шаг впереди всех...
  
  Слова эти были услышаны, хоть говорились они шепотом. Хадзиме со всей серьезностью подумал "А не вышвырнуть ли мне их вон из машины?" на мгновение. Однако Ю, сидящая в стороне от него, показывала взгляд полный укоризны, отчего он выдохнул, "Гух".
  
  Дальше он обмолвился словечком с Шией, с перекошенными-приперекошенными щеками. К тому же, он поклялся себе в душе, позже покарать Вилла. А о той... Он бы ее оставил в покое, так как не хотел, чтоб она становилась их спутником.
  
  -Шия, не голоси. Если дело в другом...
  
  -Хадзиме, ты, значит, не можешь?
  
  По какой-то причине, Ю обняла Шию. Шия, произнеся это с таким несчастным голосом, прилипла к Ю.
  
  -Ю-сааа~н.
  
  Яснее ясного, Ю дала разрешение обнять Шию. С недавних пор, она ее явно балует. Хадзиме было увидел в этом зачатки глубокой дружбы, но почему-то это больше виделось как старшая сестра помогала влезшей в неприятности младшей. При том, старшая была сисконом (фетиш на сестру). Его ненаглядная просила его обнять другую. Хадзиме, который в самом деле не знал, куда скатилась эта ситуация, мог лишь обхватить голову двумя руками. Впрочем, и у него нашлось, чем ответить.
  
  -...Я, чье сердце желает лишь Ю, только ее и желает. Я не ненавижу Шию, я вижу в ней значимого мне спутника, но... Я не способен относится к ней так же, как к Ю. Знаешь, мое желание таково, что я хочу присвоить Ю только себе. Какая бы не была причина, я не подпущу к ней никакого мужчину. И поэтому я стремлюсь к тому, чтоб Ю мыслила так же обо мне, то, чего я так жажду. Так что, даже если это Шия, смогла бы ли ты простить мне отношения с другой женщиной?
  
  -...Хадзиме.
  
  С Шией, прилипнувшей к ее рукам, щеки Ю залились румянцем, она посмотрела прямо на Хадзиме сейчас ставшими влажными глазами. Хадзиме еще раз мягко погладил щеку Ю руками, окинув ее тем же взглядом. Они оба создали сладкую атмосферу вокруг. Даже цвет воздуха, казалось, стал розовым. Они смотрели в лица друг друга какой-то момент, затем стали приближаться друг к другу, как...
  
  -Видимо я... была совершенно позабыта... Хотя разговор зашел о моей награде...
  
  Шия стала ругаться на повышенных опасных тонах, глядя на Хадзиме с Ю, уже почти достигших апогея. Затем эти двое, наконец заметили окружение, мигом отдаляясь друг от друга. Ю, все еще в разочаровании, завивала свои красивые волосы, чтобы успокоиться. У Хадзиме, признавшегося в своих чувствах, чуть не выскочило сердце из-за столь внезапного наскока. Его невозмутимость треснула, и его рот естественным образом запнулся, в поисках извинений. Его слова о том, что он хотел присвоить ее себе и самому быть присвоенным, являлись ярким примером тяжелого бремени и ответственности за человека, но Ю это привело в необычайный восторг. Ее сердце задрожало, и она нечаянно позабыла обо всем, кроме Хадзиме.
  
  -...Ага. Как-то я все же могу представить отношения между вами тремя... Сложно живется сестрице Шии.
  
  -*На нервах*... Долг с Ю... Завяз в пучине времени... Хотя это и будет представлять помеху этой... Пока ее оскорбляют, эта...
  
  Лицо Вилла скорчилось настолько, что казалось, он сейчас все заблюет радугой, только представляя отношения между этой троицей. Им не хотелось вспоминать о той извращенной форме жизни, уже почти потерявшей сознание, после фантазирования чего-то там.
  
  -Хадзиме, прости. Но, Шия тоже дорога... Я хочу отплатить ей... Поэтому, пожалуйста, сходи с ней на свидание на денек, будучи в городе... Ты же это можешь?
  
  -Ю-саа~н.
  
  Теперь, Ю устраивала судьбу Шии. Шия же, чье сердце разбилось и чью голову сейчас нежно похлопали, теперь еще и с самым бессовестным видом жалась и терла свое лицо об лицо Ю. Хадзиме, заметивший такое, не сдержал натянутой улыбки.
  
  -Это ладно. Я не против, если это все, что от меня требуется. Это не потому, что Ю встала за Шию, хорошо? Даже если бы этого попросила Шия, уж на свидание я с ней сходить смогу.
  
  -Хадзиме-сан... Нет смысла ломать себе голову над этим. Все в лучшем виде, пока это будет неоспоримым фактом!
  
  -Не, правда, ты...
  
  -Ну, потому что это все еще невозможно, я потерплю пока, увеличивая положительное отношение через свиданку. Как только мы придем в Фхьюрен, прошу, покажешь мне дорогу до туристического квартала, ладно?
  
  -А, а, как скажешь.
  
  По этому случаю, Хадзиме подумалось еще раз напомнить ей, насколько Ю для него особенная. Однако, Шия, должно быть, догадывалась, поэтому не была особо обескуражена. Со сложными чувствами, Хадзиме рассудил, "Ничего, если Шия будет делать то, что ей угодно, назначив дату свидания." Неизменным оставался факт того, что Шия по праву являлась особенным для него существом, и он тем более не мог с неохотой отвергнуть эту просьбу, так как шла она от Ю. Поэтому Хадзиме убедился в том, что за свои старания она захочет подобную награду.
  
  -И что с этим чувством посторонней. Это ведь тоже самое, как когда ты вливаешься в новую для тебя семью.
  
  -Хмм, этот вид игры "забей на меня" не вызывает в этой большого восторга... Лишь одиночество... Разве уже не пришло время ответить вот этой? И вообще, можно ли этой быть сейчас здесь?
  
  Вилл, сидящий сейчас позади передних сидений на сидениях задних, чувствовал себя неуютно, пропуская все страсти и сердечные сцены. Вдобавок к нему, еще и к Тио никто не обращался, и она, до этого участвовавшая в прошлой беседе, незнамо для них, положила свою головку на окно, в некотором роде заходя внутрь, в месте, где повозка соединялась с фургоном. До битвы, она спросила разрешения Хадзиме последовать за ними. А в конце, ее оставили позади, позабыв о ней, поэтому она в панике запрыгнула во внутренности работающего на магии, четырехколесного фургона. Вид того, как тяжко она дышала, и все из-за холодного к ней отношения, в то же время, до этого подглядывающей из окошка, вверг всех здесь присутствующих в ступор, все решили среагировать так, как будто ничего и не случилось.
  
  Сначала, он попытался сбросить ее, вытворяя дикие до безумия, словно в фильмах, движения, но она применила магию, чтобы крепко-накрепко приклеиться к ним. Более этого, потому как ее еще больше наполнило экстазом, они решили напрочь ею пренебречь. Извращенец: чем больше ты ему ответишь, тем больше он заведется. Из-за такой ситуации, когда никто на нее никак не реагировал, Тио взволновалась, потому как решила, что это некая игра, "сыгнорируй Тио". Но вскоре, она почувствовала пустоту в сердце от отношения Хадзиме и остальных, и наконец, стала им жаловаться. Даже когда ей никто не отвечал, Тио вскарабкалась в фургон через окно, соединяющее фургон и повозку. С ее черными и длинными волосами, она стала походить больше на Самару, из небезызвестного фильма "Звонок". Как и ожидалось, Вилл не мог вынести такой жути и завопил "Уваа!", отступая к боковому окошку. Отвечая на его голос, Хадзиме и остальные глянули на заднее сиденье.
  
  -А? Ааа~ Эта застряла. Груди стали помехой... Не войти. Извини, мальчик Вилл, не мог бы ты всунуть это внутрь?
  
  Ее буфера, будучи гораздо больше Шииных, продолжали сопротивляться втягиванию внутрь, меняя форму из-за оконной рамки. Тио спросила, "Не втянешь эту внутрь?", протягивая ручки к Виллу. Хадзиме, отметивший ситуацию, молча достал Гром из левой кобуры. Его рука зашла за плечо и без промедления выстрелила.
  
  ВДААМ!
  
  -ХММмм?!
  
  Выстрел и снаряд вылетели наружу, врезаясь в лоб Тио и под давлением загоняя ее обратно в повозку. Грохот и шквал раздался оттуда.
  
  -Ч-что ты наделал. Внезапно так поступать... Разве не возбудит такое эту еще больше?
  
  С покрасневшими щеками, она потирала лоб, в некотором счастливом порыве эмоций. Она отнюдь... не жаловалась. Тио, из племени Рюджинов, позволила себе не более, чем непристойное замечание.
  
  Может потому, что она сначала хотела зайти ногами, она впихнула их в оконце повозки. Однако, в этот раз, в рамках окна застряла уже ее пухлая попа, вскоре же, ее манящие ягодицы как-то смогли пролезть внутрь, после некоторой борьбы.
  
  Хадзиме все так же в молчании последовательно выстреливал из Раската. И хоть на деле ему хотелось вышибить пухлую задницу Тио из повозки, застряла она по конкретному и номер в этот раз не прошел, пухлая мясистость ее ягодиц лишь упруго поглотила весь импульс. Но так как она испускала стон 18+ каждый раз, когда пуля хлестала ее по заду, вроде "А, ан!" и "Как напористо!" или "Хозяиин~", Хадзиме, с сжатыми щеками, неохотно прекратил пальбу. Лучше не заводить знакомство с такой извращенкой.
  
  Ю, поклоняющейся расе Рюджинов, еще больше ощутило то, что тот образ, который стоял у нее в голове, был не более, чем вымыслом, она откинула его на задворки памяти, сейчас в стыде прикрывая глаза.
  
  Тио, догадавшейся, что шквал огня прекратился, как-то попридержала свои груди и зад, издавая "Фуу~" и таки залезая внутрь.
  
  -Хаа, хаа, боженьки. Какое унижение. Хозяин, что с тобой поделать. Но не волнуйся, эта примет любой вид любви. Поэтому... можно и продолжить, ты же понимаешь? Даже еще крепче и напористее, а?
  
  -Закрылась, изврат. Не наклоняйся вперед и не приходи сюда. Если возможно, открой дверь и выпрыгни наружу.
  
  -Кх?! Хаа, хаа... Хозяин, знающий, что есть лучшее для этой... Но эта откажется. Эта уже решила следовать за хозяином. Таков долг расы Рюджинов и та вещь, об ответственности. Нет причин разделяться. Что бы хозяин ни сказал, эта последует за вами тремя. Эта точно не уйдет просто так.
  
  Тио, наконец вошедши в повозку, выплевала извращенные слова один за другим, а когда Хадзиме ей холодно буркнул, лицо Тио исказилось так, будто она стала еще больше очарована им. Но все же, она твердо настаивала на своем присутствии. Хотя это было видно по ее морде лица.
  
  -Шутки в сторону. Что там с ответственностью. Это не что иное, как продолжение борьбы до смерти. Ты должна радоваться, что тебя не убили. Да и долг твой, как одной из расы Рюджинов, это вот этот Герой. Паренек - центр призыва, так что иди к нему.
  
  -Не хочу. Определенно не хочу. Хоть эта и понятия не имеет, что за человек этот Герой, эта не думает, что он также беспощадно и порывисто будет ее лупить, как Хозяин! И, не принижай эту! Эта уже для себя решила, кого будет называть "Хозяином". А эта не настолько фривольна, чтобы изменять чувства к хозяину этой.
  
  С полностью раскрытыми глазами, настаивала она, сжав кулачки. Хоть все было сказано в добром тоне, она каким-то образом высказалась извращенно, прямым текстом заявляя, что будет счастлива быть безжалостно отхлестанной Хадзиме.
  
  -Эта будет преследовать вашу троицу, даже если вы смоетесь, понятно? А когда эта пойдет по городам, с историей на устах, как ее утащили, как ее тело более не могло жить без хозяина, вытворяя и то и это, она будет ходить и разглашать описание хозяина, хорошо?
  
  -...Ты~
  
  Со вздутыми венами, Хадзиме опасно сузил глаза, видя в ней реально выбесивающую девицу. Хоть он подумал просто прибить ее, врагом она не являлась и Ю его остановит, так что ему понравилась идея просто бить ее, пока она не потеряет память.
  
  И все же, что не говори, она обладала дивной живучестью, а все это обращало в ничто его усилия, ведь она скорее лишь будет вопить от восторга, чем потеряет память.
  
  Вследствие чего, он мог лишь наблюдать на ней, окидывая взглядом, полным отвращения с самой глубины его сердца. Но ее взгляды натолкнули ее на еще большие конвульсии. Ее лечить было уже поздно.
  
  -Хозяин, прошу, не строй такое лицо, полное отвращения. Эта наверняка где-нибудь, да пригодится. Хоть группа хозяина не подходит под определение "обычная", разве эта уже не доказала себя во время битвы? И пусть эта не знает истинных целей хозяина, пожалуйста, разреши этой сопровождать хозяина. Пожалуйста, хозяин.
  
  -Это психологически невозможно.
  
  -А, хаа, хаа... Ннн! Ннн!
  
  На слова Хадзиме, сразу остановившие нить разговора, Тио стала обнимать себя обеими руками, будто переживая что-то, ерзая на месте. От вида такой Тио, не только у Хадзиме, но и в всех присутствующих здесь возникло лицо, скорчившееся от отвращения. Через какое-то время, Хадзиме глубоко выдохнул, выражение его лица выглядело весьма измотанным.
  
  -Хоть мне и хочется еще кое-что добавить, все это будет лишь пустыми словами, правильно я понимаю? Просто делай, что хочешь пока ты не становишься препятствием для нас, а то у меня сил не хватает, мыслить о том, что с тобою делать...
  
  -О? Оо~ Вот как, вот как! Хмм, тогда, прошу, позаботься об этой с этих пор, Хозяин, Ю и Шия. Зовите эту просто Тио! Фуфуфу, похоже, путешествие выдастся диво, каким увлекательным...
  
  -...Аргх.
  
  -И-и обо мне позаботься.
  
  Хадзиме еще раз вздохнул, глядя на радостную Тио сузившимися глазами. Ю недовольно застонала, а Шия, в недоумении, ответила ей таким же приветствием. Новый спутник. Извращенец расы Рюджин - Тио, присоединилась к ним, и их отряд все так же продолжил свой путь в сторону нейтрального торгового города Фхьюрена.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Айко в бешенстве
  
  Минуло три дня с тех пор, как Хадзиме и его отряд покинули Ул.
  Хоть на пути оставшихся встали, досаждающие всех, проблемы разложения трупов демонических существ и восстановление взрыхленной боем земли, сами горожане были невредимы. Такой итог иначе как чудом не назовешь. Хорошие вести разнеслись со скоростью света к людям, избравшим убежище, отдаленным городам и даже королевской Столице. Вернувшиеся жители могли вновь встретиться со своими возлюбленными и семьями. Кое-кто обнимал близких друзей, а вокруг стояла атмосфера всеобщей радости по поводу безопасности, окутавшей Ул в праздничной суматохе.
  
  Защитная стена, оставленная Хадзиме, окружала город, как и было уже сказано, а в это же время, селяне в подробностях вещали о сражении, жестами указывая, насколько это стена превышала здравый смысл, будто сошедшая со страниц мифов, вместе с этим осматривая огрубевшую землю за защитной стеной.
  
  Люди, ушедшие в убежище, особенно дети, заблестели глазами, прослышав об этой истории. Не упуская возможности, купцы уже просчитывали в уме, как бы срубить побольше профита на защитной стене Хадзиме, превращая ее в новую городскую достопримечательность.
  
  И так, ничего не знавшие о Хадзиме и Айко горожане, свято верили, что на Хадзиме и его отряд снизошло благословение "Богини Плодородного Урожая", и в честь этого, его защитная стена стала зваться "Щит Богини". Стоит также добавить, что парень с пепельными волосами и повязкой на глазу - Хадзиме, заполучил прозвище "Клинок Богини" и "Рыцарь Богини" в знак уважения. Однако, история на деле была совсем иной, когда Давид и прочие рыцари-телохранители вспоминали, что случилось между Айко и Хадзиме. Они сразу же завопили "Другого и не ожидалось, как я ненавижу этого парня!!!". В будущем, Хадзиме будет корчиться в агонии всякий раз, как услышит свое имя, но это уже другая история.
  
  Это был в некоторой степени просчет, завоевавший ему несколько смущающих прозвищ, но как Хадзиме и задумывал, слава и известность Айко были на высоте. Когда она проследовала в город, все прохожие оборачивались, устремляя на нее свои взгляды, среди них были и такие, кто стал поклоняться ей, проговаривая что-то вроде "Да пребудет с нами благословение твое~". В этом городе, Айко, спасшая людей, была никто иной, как "Богиней". Слухи разнеслись и до окрестных городов. Как минимум, можно было считать, что слова Айко имели большую значимость, чем епископ Церкви Святых города Ула.
  
  Названная Айко покамест... надлежащим образом поддерживала правителей в переустройстве города и хоть она казалась неунывающей по отношению к окружающим ее людям, ее разум был далеко от этого места. Причиной того были различные удары шокирующих откровений Хадзиме незадолго до битвы. Но прежде всего, все крутилось вокруг того, как Хадзиме убил Шимидзу. Сцена того момента поглотила ее с головой, разъедая сердце.
  
  Даже сегодня, после завершения дневных обязательств и по наступлению ужина, ученики и рыцари-телохранители принялись ужинать в "Гостинице Водной Феи", Айко же машинально всовывала еду в свой рот, опустошенным взглядом уставившись куда-то, не фиксируя беседу остальных в своей голове, лишь односложно отвечая.
  
  -Аи-чан сенсей... Магия Аи-чан сенсея просто восхитительна! Даже эта обшарпанная земля быстро восстановилась... Кажется, уже через недельку и следов не останется!
  
  -Ага... Как это замечательно.
  
  Юка Сонобе, заметившая, что Айко пребывала где-то в другом мире, нарочно в приободренном состоянии с ней разговаривала. Она пыталась воодушевить Айко, ведь она знала источник ее нынешнего болезненного состояния. Но даже воодушевляющие слова канули в равнодушной горстке слов в ответ, словно заранее кем-то приготовленных. Сонобе опустила плечи, пробормотав, "Все еще не отошла, ха~".
  
  -Айко... Правители или епископ что-нибудь сегодня упоминали? Если тебе это действительно доставляет неудобства, я не прощу их за беспокойство Айко, пусть даже это будет сам епископ. Я же все-таки рыцарь Айко, как-никак. Когда бы то ни было, я всегда останусь союзником Айко.
  
  -Ага... Отлично.
  
  Было неизвестно, хотел ли Давид этими словами взбодрить ее или соблазнить. Но его замечание, что он готов был пойти даже против епископа, было опасно для него как рыцаря храма, хотя ему это могло и показаться лишь пустяком. Воин любви. Местоимение "Я" получало тут особое ударение. Что касается пойти против всех... То же было принято как должное и окружающими рыцарями, согласившимися и четким взором взглянувших на командира, так мимолетно делающего "шаг вперед".
  
  Однако, слова и поведение Давида были с легкостью отброшены в сторону, словно переключая больно длинную телепередачу, длящуюся на протяжении всего дня. Возникали сомнения, слышала ли она его или нет. Выражения, застывшие на лицах учеников, ясно можно было описать как "Так тебе и надо~", относившиеся к Давиду, отчего он обессиленно опустил плечи вниз. На лицах других рыцарей оказалась та же реакция.
  
  Не принимая во внимание ни учениковв, ни Рыцарей, Айко равнодушно продолжила трапезу, никак не отвечая.
  
  (Если бы я только могла с Шимидзу-куном подольше поговорить... Если бы заметила его чувства раньше... Если бы так случилось, то все не обернулось бы таким образом... Положись он на своих одноклассников... Не стань я заложником... Если бы только... Я умерла... Тогда бы он не видел бы более смысла лишать Шимидзу-куна жизни...
  
  Зачем он его убил... Хоть они и были одноклассниками... Всего лишь потому, что он являлся ему врагом?.. Неужели убийство совершается так легко, имея лишь вот такой повод?.. Как оно может происходить столь естественно?
  
  Парадокс... Люди не демонические существа. Убивать не мешкая... Он... был тем, кто мог хладнокровно уничтожить человека? ... Если я оставлю его одного, станет ли он угрозой остальным детям?.. Будут ли другие в безопасности, когда он уйдет?.. Пока он не... Кх?! Почему мне такое только в голову взбрело?! Стоп. Это может печально окончиться, если я продолжу развивать эту тему!)
  
  В настоящий момент, слова сожаления и упрека самой себя безостановочно повторялись в голове Айко... Теперь, когда она неосознанно об этом раздумывала, побеги страха и обиды по отношению к Хадзиме стали назревать, она их отгоняла в панике, еще раз возвращаясь к предыдущим мыслям, начиная этот процесс по-новой. Было чересчур много того, над чем ей надо было поломать голову, было много и того, о чем она не хотела мыслить в общем. Ум Айко походил на библиотеку, где книжные полки порушились, а информация хаотично разбрелась по округе.
  
  Вдруг, до ушей Айко донесся спокойный и теплый голос.
  
  -Госпожа Айко. О сегодняшнем блюде, пришлось ли оно вам не по вкусу?
  
  -Э?
  
  Это был Фосс Сило, владелец "Таверны Водной Феи". Голос его не был слишком громким, скорее даже, он обладал тихим голосом. Но сейчас никто в таверне не сказать, что хотели или ожидали услышать слова Фосса. Его спокойный и проникновенный голос мог без сомнений достучаться до любого. Даже сейчас, Айко, чье сознание было поглощено круговоротом мыслей, мгновенно его услышала, отчего и пришла в чувство.
  
  Заметив, что во всеуслышание завопила таким неподходяще громким для нее голосом, щеки ее окрасились красным, она повернулась навстречу улыбающемуся Фоссу.
  
  -Ум, что такое? Простите меня, я замечталась на секундочку.
  
  -Нет, ничего страшного. Мне лишь показалось, что блюдо вам не по вкусу, раз вы не поднимали лица. Если так и есть, я готов подать другое блюдо...
  
  -Н-нет необходимости! Еда правда вкусна. Я лишь призадумалась кое о чем...
  
  Пусть она и уверяла его в том, что ее пища приятна на вкус, вспомнить сам ее вкус она так и не смогла. Осмотрев окружение, ей бросилось в глаза, что ученики, как и рыцари, взирали на нее с некоторой тревогой в глазах. Она могла уловить, что было у них на уме, ей подумалось, что стоит прекратить вести себя так, она собралась с мыслями и продолжила трапезу. Однако, она тут же судорожно поперхнулась, когда еда попала ей не в то горло.
  
  Потому как Айко закашлялась и у него на глазах выступили слезы, ученики и Рыцари запаниковали. Увидев такое, Фосс, между делом, приготовил ей салфетку и воду.
  
  -Я-я извиняюсь. Так вас нагружать...
  
  -Это ни в коей мере не проблема.
  
  Хоть он и мог лицезреть ее промашку, он продолжал излучать спокойную улыбку, за что Айко была ему признательна, чувствуя облегчение, видя текущее состояние Айко, Фосс сузил глаза, о чем-то подумав. Он тихим и спокойным голосом осведомился.
  
  -Умм. Госпожа Айко. Это лишь предположение, дозволено мне будет спросить кое-что?
  
  -Э? А, да. Что такое?
  
  -Почему госпожа Айко не верит в то, во что хочет верить?
  
  -Хе?
  
  Не понимая смысл его слов, Айко наклонила голову, над ее головой словно всплыл знак вопроса. По этой причине, Фосс продолжил, криво ухмыляясь, "Видимо, тех слов было недостаточно".
  
  -Кажется, разум госпожи Айко пребывает в глубоком недоумении. Слишком много вещей, о которых вы хотите мыслить одновременно и вам невдомек, что делать дальше. Что есть лучшее, что вы хотите достичь, даже если вы не уверены, что конкретно вы хотите в душе. Многое вам непонятно, что еще больше усиливает ваше нетерпение, двигая вас на этот порочный круг замешательства. Или я не прав?
  
  -К-как...
  
  Так как его прогнозы оказались точны, словно он читал ее мысли, Айко мгновенно лишилась дара речи. Завидя ее реакцию, Фосс со спокойствием и улыбкой на лице объяснил, "Все же, сколько посетителей я уже повидал. В эту пору, лучше всего верить в то, во что ты хочешь верить сам на данный момент. Но опять же, люди перестают замечать вещи, когда хотят верить только в то, что хотят, эти слова, содержат и это - предупреждение. Только что сказанное - истина. Но, по моему мнению, люди склонны действовать в том направлении, в котором они верят. Поэтому, мои ощущения мне говорят, что когда кто-либо неспособен "двигаться дальше", совсем не зазорно будет верить в то, во что хочешь верить.
  
  -...Верить в то, во что я хочу верить.
  
  Айко смаковала слова Фосса. Сейчас, ее разум был полон сожаления и вины, ставшим клубком сомнений насчет Хадзиме, когда ненависть стала постепенно виться вокруг. Хадзиме действительно был важным ей учеником, но Шимидзу, кто стоял по важности на том же месте, был убит. В тот миг, она осознала, что он был тем существом, кто, согласно ситуации, лишал жизни других учеников. Тогда-то она узрела в Хадзиме исходящую угрозу, кто станет отнимать жизни значимых для нее людей. Несмотря на это, Хадзиме все еще являлся одним из ее учеников, она не могла просто его отбросить. По этой же причине она не могла оставить Шимидзу, собиравшийся устроить массовую резню. Поэтому она впала в смятение, не зная, что делать дальше. Хоть она и верила в то, что у нее сложный характер, что-то с этим поделать Айко не могла. Айко Хатаяма все-таки была учителем.
  Фосс не знал, что, в каком-то смысле, она слишком настойчиво верила в то, во что хотела верить. Но и без этого, он мог видеть, что это вызвало крупное замешательство, ведь она не могла двигаться после того, как все, во что она верила, пошатнулось и треснуло.
  
  Запутавшись в своих мыслях, руки Айко прекратили принимать участие в процессе еды, а сама она стала погружаться в глубину своих мыслей.
  
  (Верить в то, во что я хочу верить. Задаюсь вопросом... А во что я хочу верить? Одной из тех вещей это то, что я хочу, чтобы все ученики вернулись в Японию. Но это то, что уже более не исполнится. Теперь то, во что я хочу верить, это возможность возвращения домой с как можно меньшими потерями...)
  
  Его рассказ. Его рассказ о том, что одноклассник пытался его убить. Я не хочу в это верить... Он даже говорил, что убьет всех нас, стань мы ему препятствием. Человеку, спокойно убивающего такого же человека... Врагу, представляющему угрозу ученикам...
  
  И все же, мне не хочется ему верить. Как ни посмотри, он на самом деле его убил. Убил Шимидзу-куна, даже ни на миг не помедлив. Поэтому он уже... Нет, надо верить в то, во что я хочу верить.)
  
  Айко сомкнула глаза, пытаясь побороть всплывшие наружу темные эмоции. Окружающие люди все так же с беспокойством взирали на нее, она чуть сдвинулась, размышляя о чем-то.
  
  ("Так как он враг" - так он сказал, и "Времени для этого просто нет". Он также боялся, что Шимидзу вновь нападет на него и ему важных людей, оставь он его в живых. Так бы подумал любой.
  
  На самом деле, Ю-сан и Шия-сан не доверяли бы ему так непоколебимо, будь он черствым человеком. Он лишь хотел отрезать источник беспокойства ради будущего тех детей... Потому-то он не мог оставить его в живых. Иными словами, он верил, что я ничем не смогу помочь Шимидзу-куну...
  
  Будь он при жизни, меньшее, что ей пришлось бы продемонстрировать, это то, что она способна изменить Шимидзу-куна, которого я... В итоге, я была бессильна... Шимидзу-кун... Но даже если так, быть убитым таким образом... Это значит, Шимидзу-кун уже был ослабле... Кх.)
  
  Имелась ясная причина, по которой Хадзиме прикончил Шимидзу. Он не был павшим человеком, видящим в убийстве лишь что-то само собой разумеющиеся. Он не был монстром, неспособным понять. Он не был врагом, слепо наносящий вред ученикам. Айко решила поверить ему, так как он являлся "учеником", а ее слова все еще могли достучаться до него. В середине этого мыслительного процесса, она вызвала из памяти ту шокирующую сцену, где ученик застреливает ученика, она попыталась искать причину за этим шагом.
  
  (Верно. До этого момента, я забыла. Прежде всего, именно я попросила помочь умирающему Шимидзу-куну и вот так все обернулось. Шимидзу-кун отошел бы на тот свет, даже не предприми Хадзиме каких-либо действий. Было излишним для него застреливать его еще! Так почему?! Почему же он пошел этим путем?! Чтобы быть полностью уверенным, что он умрет? Нет. Не было необходимости для него такое вытворять. Этому дитяти оставалось лишь несколько минут жизни, поэтому я и попросила его о помощи, но было уже поздно... Ведь я все равно ничего не смогла предпринять... Шимидзу-куна застрелили из-за меня - кх?!)
  
  Айко распахнула широко глаза. Ее объял ужас от внезапной правды, открывшейся ей.
  
  (... Все так. Шимидзу-куну была нанесена атака, нацеленная на меня. Если бы в тот момент ничего не случилось, я бы точно погибла! Но все были убеждены, что умер он от его руки! Он был тем, кто убедил нас в этом!)
  
  Это была ее ошибка, это она убила своего ученика. Как Хадзиме и страшился, Айко наконец узнала правду, в мгновение ока белея. Существование ее учеников были ее поддерживающими колоннами. Факт того, что она стала причиной смерти своего ученика, расколол сознание Айко. Давление этого факта обратило ее сознание в защитный механизм, перекрывая голос ее разума. С взором, обращенным во тьму, она подумала о том, чтобы отдаться тьме. Но слова, оброненные Хадзиме тогда, оживили ее сознание.
  
  -Если возможно, пожалуйста, не сдавайтесь.
  
  В это время, ее осознание не могло полностью внять им из-за поочередных ударов судьбы. Даже если было хлопотно поднимать мысли о значении этих слов, это были лишь слова, как бы кропотливо она не размышляла.
  
  (Если он произнес эти слова, потому что предсказал мою ситуацию... Не волновался ли он обо мне?.. Я, он заметил, что я тресну, когда узнаю, что являюсь причиной смерти Шимидзу. Такова причина...почему он ненужным образом застрелил его... убеждая нас в том, что это он его застрелил... чтобы меня не сломила вина... чтобы продолжила быть учителем...)
  
  Айко могла осмыслить моральные критерии Хадзиме. Поэтому она могла домыслить и то, что это все было не только ради ее блага. Но как ни посмотри, Хадзиме бросился к скоропалительным действиям, так как думал об Айко. Захлопывающаяся дверь в уме Айко мгновенно замерла перед тем, как полностью закрыться, вновь медленно отворяясь. Ее узкий кругозор снова расширился. Хоть еще и было промозглое чувство внутри нее, словно во время одного из самых холодных сезонов, но в тот же миг, там определенно тлело небольшое пламя.
  
  (Кажется, он меня защитил... Нет, не только он, многие люди меня защищали. Дети подле меня защищают даже сейчас. Я лишь думала о его защите, не видя, что и меня защищают... Какой незрелый подход с моей стороны. Не подходящее ли сейчас время стать независимой...)
  
  Айко смотрела перед собой со всей решимостью. Но ее мысли о вовлечении Шимидзу-куна и факт того, что это она убила его, останется с ней до конца жизни. Но и после этого, она не могла сидеть сложа руки, ведь есть ученики, восхищающиеся ею и доверяющие ей как учителю. Она не хотела. Она еще раз вспомнила свою клятву делать все возможное как "учитель", даже при смене мира. Вдобавок ко всему, она отпечатала в своей голове, во что бы то ни стало, не изменять своим идеалам. Без сомнений, даже сейчас обида и страх, по отношению к Хадзиме, все больше нарастали.
  
  (Какой он неуклюжий... Понимая, что я могу держать на него обиду или даже стать его врагом... Теперь, когда я задумываюсь над этим, он принял мои слова и выглядело все так, будто он серьезно над ними раздумывал... Могло ли это быть его способом возврата долга?
  
  Когда я возвращаюсь в мыслях в прошлое - я была спасена им. Он поведал мне правду и в итоге, спас город. Более этого, во время битвы, он исполнил свое обещание и вернул Шимидзу-куна. Если я пересмотрю эти вещи, я была лишь неблагоразумной. Я лишь говорила о своих идеях... И я давила на него ими... Как же незрело с моей стороны. И после всего этого, он нас спас... Пусть мыслит он и хладнокровно... Кажется, часть его прошлого "я" еще живет в нем... Нет, он как минимум возвратил эти части, так? Возможно ли, что из-за этих девушек?)
  
  И снова Айко исказилась в усмешке при мысли, что должна ему. Хоть ее незрелость была позорна для учителя, она вспоминала вялое состояние Хадзиме в начале, принимая чудесную метаморфозу в по-настоящему надежного мужчину. И пусть он и изменился, Айко чувствовала счастье на душе, когда проблеск его прошлого образа показывался наружу.
  
  Но в тот момент, главными причинами она видела Ю и Шию, девушки, всегда находившиеся вблизи Хадзиме. Сердце Айко почему-то защемила боль. Она повернула шейку, но тут же отогнала эти мысли, видя в них лишь результат своего бурного воображения.
  
  (Как-то так получилось, что я до сих пор не поблагодарила Шию-сан, защитившую меня. И хоть я ей обязана жизнью... В следующий раз, я прослежу за тем, чтобы принести ей свои благодарности... К тому же, своей жизнью я обязана и ему...)
  
  Она высказывалась сейчас о яде и неистовому развитию событий. Она не отблагодарила Шию и другого благодетеля своей жизни - Хадзиме. Только сейчас она вызвала некое воспоминание из дальнего уголка своей памяти, сразу залившись красным, словно по ее лицу пронеслось пламя.
  
  (Это было лишь искусственное дыхание, лишь искусственное дыхание! Спасательная операция! Не более того! Нельзя сказать, что такое сильное чувство было моим первым разом. Да и никогда бы я не подумала о нем как о чем-то приятном! Да, в этом направлении я об этом и не задумывалась!)
  
  Вспомнив о причине своего красного лица, Айко вдруг стала бить по столу. Свои оправдания никому она, в частности, не изрекала.
  
  Тем более, что хоть и Айко была взрослым человеком, какой-либо опыт на любовном фронте у нее отсутствовал. Правда и то, что ее подвергшиеся переменам теперь романтические взгляды, речь и поведение ясно демонстрировали, что она была действительно влюблена. Как ни крути, а только "джентльмены" (П.П. имеется в виду дружественные отношения) в Японии относились к ней всерьез, сказывается ее подростковая внешность. Айко знала, что многие мужчины видели в ней довольно привлекательную особу, но с большинством из них завязывались отношения "хороших друзей", так как никто из них не хотел очернять свою репутацию, будучи заклеймённым словом, начинающимся на "Ло-".
  
   А потому как вполне естественно для людей этого мира было справлять свадьбу в ранние годы, никого не беспокоило ни короткий рост Айко, ни детское лицо. Так называемое лицо маленькой девочки. И хотя Давид и остальные были серьезны как никогда... Тот небольшой багаж ее опыта в любви доказывал ей, что ни один мужчина не покажет интерес к ней, ведь она даже в упор не замечала любовные зовы мужчин из мира иного.
  
  От того спасательная операция рот в рот оказала неизгладимое впечатление на Айко. Она успокоила свой разбушевавшийся разум, вновь вспоминая моменты, так и не вышедшие из головы.
  
  (Начнем с того, у него уже и так есть девушки по имени Ю и Шия... Их уже было двое, так что это погоды не сделает, если число увеличится на одну. Что я несу?! Я же учитель! А он ученик! Постойте, не это же корень всех зол! Да и не думает он обо мне в такой степени! И более того, ему как-то удалось сцапать сразу двух! Тайные сексуальные связи строго-настрого запрещены! Это так неискренне! Любовь должна быть однолюбой... А две за раз... Кх, как бесчувственно! Никогда, никогда я не разрешу такие распутные отношения! Хмф, не разрешу!)
  
  Звук ее ударов по столешнице нарастал.
  
  (Но его чувства к Ю - нечто особенное. Хоть ее стиль не шибко отличается от моего... Может ли быть, что ему нравятся инфантильные девушки? К-к примеру, как я? Не, не, не, о чем я только думаю! Ну и что с того, если я узнаю его предпочтения! Да и он на 8 лет моложе... А, раз уж я вспомнила, а разве люди из расы Вампиров вроде Ю-сан не имеют долгую продолжительность жизни? То есть, ему нравятся инфантильные девушки постарше? Стоп, ну и что, что я это разведала! Приди в чувство, Айко Хатаяма! Ты учитель! Он ученик! Ты не предназначена быть учителем, если уже маленький поцелуй тебя смущает!)
  
  Возможно потому, что она прекратила бить по столу, она придержала лицо обеими руками, начав трясти свою голову с последующими "Нет, нет-!!!", начав биться об стол уже лбом.
  
  Ожидаемо то, что ученики и рыцари-телохранители, группы, души в ней не чающие, опешили от ее своенравного поведения. Заметив Айко, Фосс забился в монологе: "Ох, боже правый, видимо ты взбодрилась", со своей неизменной, спокойной улыбкой. Что за великодушный человек.
  
  После этого, Айко смогла прийти к пониманию своих чувств по отношению к Хадзиме о том и об этом, заключая, что это быль лишь временный спуск пара в связи с нестабильностью ее эмоций. Так что, все оставалось неизменным - Хадзиме являлся ее учеником. И хоть было необходимо доложить информацию о Хадзиме верховному правительству, ей также было нужно защитить Хадзиме от них при случае экстренной ситуации, ведь она собиралась вернуться в Королевство.
  
  Айко не заметила одного. Эти материи о Хадзиме, они не были заключены в рамочку, а лишь отложены в долгий ящик. И пока она в уме называла учеников "это дитя", один лишь Хадзиме получил незыблемое "он".
  
  Чувства от этого только начали зарождаться. То время, когда Айко наконец это приметит, лежит немного дальше в будущем...
  
  
  
  
  
  И снова в Фхьюрене
  
  В Нейтральном Торговом Городе Фхьюрене жизнь все так же била ключом. Со стороны широкой, гигантской стены, на приличной дистанции разносилась городская шумиха, доходя вплоть до краев города. Шеренги у ворот все так же стояли там же. От туриста до купца, разнообразные люди заходившие сюда по вопросам бизнеса безучастно маялись в ожидании своей очереди.
  
  Где-то там был и мужчина, кричаще одетый и стоявший в конце очереди у входа, где проходила проверка. Сопровождали его две бросающиеся в глаза женщины, окружая его с обеих сторон, одеты также богато, ждущие недовольно своей очереди, потея в то же время. Но пока, не лучше ли будет спросить их, что случилось или просто продолжать глазеть? - такое настроение от них исходило. После чего, они заговорили на скудоумные темы вроде "как улучшить условия в ожидании, дабы очередь наступала быстрее", как вдруг, до ушей броско наряженного мужика донесся незнакомый ему звук.
  
  ВИИИИЗГ!!!
  
  Сначала роскошно разнаряженный мужик пропустил его мимо ушей, пытаясь приподнять настроение двух женщин по обе стороны от него. Однако когда у торговца и двух женщин позади него, посматривающих куда-то назад, чуть не выскочили глаза из орбит, одновременно с все нарастающим звуком, он повернулся в сторону тракта, брякнув, "Ну что!" Тут и у него глаза из орбит чуть не вылезли, когда он заметил черную коробку, чуть ли не летящую по главному тракту, создавая бушующий ураган пыли. Люди тут же начинали галдеть. Хоть и были такие, кто пытался удрать на своих двоих, вопя "Демоны-ы-ы!", скорость коробкоподобной штуки превышала любые пределы их воображения, моментально настигая их до того, как они это замечали.
  
  Одетый в роскошь мужик остолбенел. Пронесшиеся мысли жителей в очереди: "Надежды нет!" - в глазах читалось отчаяние.
  
  В то же время, когда оно почти в них врезалось, смоленого цвета объект, скрип, скрип, скрип, полувращаясь и трясясь своим передом, мгновенно остановился, поднимая немаленькие комья пыли.
  
  Люди пялились на неподвижный объект - работающий от магии четырехколесник. Когда смятение всех не улеглось, дверцы четырехколесника распахнулись. Вышедшими из него, одновременно с этим игнорируя и не думая об окружающем ошалевшем народе, были, разумеется, Хадзимэ и его отряд. Ю, Шия и даже Тио пропускали взгляды всех мимо себя. Один Вилл проговаривал, "Простите за все эту суматоху!", кланяясь.
  
  Но люди не могли вникнуть в извинения Вилла. Можно сказать, их даже не волновал сам факт того, что из невиданного доселе черного объекта выходили люди. Все их взгляды приклеились на красивых девушках и женщине, потягивающейся, "У~н", перед ними. Когда Ю, Шия и Тио сделали шажок вперед, по очарованной ими толпе разнесся возглас восхищения "Хоо".
  
  Хадзимэ, сидящий на капоте четырехколесника, молвил, что отсюда до входа им понадобиться ждать около часа, ха~, в то же время щурясь.
  
  Его мускулы затекли из-за долгого пребывания внутри машины, так что он беззаботно вышел наружу, тогда-то они дошли до ворот. Так как заряжающийся от магии четырехколесный транспорт Хадзимэ контролировался с помощью прямого управления его магии, было возможно передвигать его и не сидя на водительском кресле, хотя сложность управления возрастала.
  
  Хадзимэ выпустил то скованное чувство в плечах, шея его при этом приятно потрескивала. Ю забралась на капот как и Хадзимэ, подошла позади него и стала тереть ему плечи. Видимо, ей хотелось сделать ему массаж. Хадзимэ расслабил тело, улыбаясь.
  
  Может потому что Шии было одиноко, она тоже уселась там же, пододвигаясь поближе к Хадзимэ.
  
  Приметив их, Тио произнесла, "Эта тоже хочет влиться в компанию!", подчеркивая свои огромные груди и пытаясь прильнуть к руке Хадзимэ, но... получила оплеуху от Хадзиме и упала. Но и это не вызывало каких-то стеснений, так как она радостно подстроилась в ногах Хадзимэ.
  
  -Хадзимэ-сан. А нам точно разрешается разъезжать на четырехколеснике досюда? Мы, по крайней мере, могли бы его припрятать...
  
  -Мм? Честно отвечу, а не поздно ли ты спохватилась? Мы так буйно сюда въехали. Через неделю, новость разнесется и до отдаленных регионов. Да и была у меня мыслишка, что этот день когда-нибудь настанет... Получилось лишь раньше моих ожиданий.
  
  -Нн, Больше нет смысла быть столь осторожными.
  
  Ответил Хадзимэ Шии, пожимая плечами. Хоть он и планировал вложить совсем чуточку усилий, чтобы они могли избежать неприятностей на свою голову, весть о сражении в Уле должна была разлететься быстро. Так что, каков бы не был его план, сейчас это уже было бесполезно. Поэтому, как Ю и заметила, он прекратил скрывать свои артефакты настолько, насколько это было возможно, решив не проявлять предусмотрительность там, где не нужно.
  
  -У~н, вот как. Ну, так как можно предвидеть дальнейшие действия со стороны Церкви и Королевства, уже и правда, поздно, ха. Хотя будет лучше, если мы заручимся поддержкой Айко-сан или Ильвы-сан...
  
  -Ну, в конце концов, это лишь предосторожности. Сейчас все на таком градусе, что все пойдет положительно, повлияй они положительно на исход. Перво-наперво, я принял решение сражаться с любой угрозой, возникающей перед нами, вне зависимости от того, кем они являются. Невзирая на то, что произойдет, я сокрушу их и пойду дальше вперед. Так что, Шия, все будет в порядке, если ты прекратишь вести себя как рабыня, понятно? Хочешь, сниму с тебя ошейник?
  
  Ему подумалось, что хлопотные приготовления, организованные против Церкви и Королевства, относящиеся к Ильве или Айко скажутся положительно, возымей они действие в самом конце.
  
  Хадзимэ особо об этом не размышлял. Когда тема подходила к своему завершению, он ответил Шии, что ничего страшного, если они перестанет играть роль раба, указывая на ее ошейник. Протягивая руку, он тем самым подразумевал, что можно более не сдерживаться во избежание лишних проблем.
  
  Но Шия, тихо погладив поводок, коснувшись его, покачала головой в отказе, с некоторой степенью покраснения своих щек.
  
  -Нет, все в порядке, если так все и останется. Все-таки, это первая вещь, полученная мной от Хадзимэ-сана... К тому же, это доказательство того, что я принадлежу Хадзимэ-сану... И с недавних пор мне это начало нравится... Так что все хорошо, если так все и будет.
  
  Высказалась Шия, шевеля своими заячьими ушками от смущения. Ее внешность, в паре с тем, что она смотрела вниз, выглядела очень мило. Мужики на боковом зрении Хадзимэ держали носы, сдерживая капающую кровь.
  
  Пока Шия все так же смотрела вниз, Хадзимэ взял ее за подбородок, выровняв взор до уровня глаз. Из-за этого движения, лицо Шии приняла ярко-красный оттенок. Этому последовала земля, окрасившая в красный под ногами у мужиков. Хадзимэ достал кристалл с восхитительным цветовым тоном из хранилища ценностей и поместил его на ошейник Шии. Говоря конкретно, использовал трансмутацию на кристалле.
  
  Ошейник Шии был показателем того, что она являлась рабыней Хадзимэ, что смотрелось весьма грубовато со стороны. Камень телепатии и прочие камни были помещены в него без всяких изысков в дизайне, так, чтобы выглядело все ненавязчиво. Можно сказать, это были временные меры предосторожности, чтобы не привлекать внимание в городе, так что к дизайну он отнесся довольно пренебрежительно.
  
  Шия стала более послушной. Поэтому Хадзимэ пришла мысль подогнать ошейник по образу и подобию Шии.
  
  Вследствие чего, белые и красные узоры геометрически правильно пересекали черный материал, а фрагмент божественного кристалла был переработан в небольшой крестик, отсвечивающий голубоватым сиянием спереди, что придавало поводку таинственности... Колье, по изысканности за версту обгоняющий те же на Земле. Уже давно улетучилось то впечатление псиного поводка, использующегося для украшения.
  
  Хадзимэ с довольным видом рассматривал изделие ручной работы. Шия, одурманенная от ощущения пальцев Хадзимэ, изредка задевающих ее шейку, обомлела, когда он передал ей зеркало. Далее она принялась любоваться ожерельем на ее шее с помощью этого зеркала. Это было определенно ожерелье, с загадочными, чудесными узорами. Крест, созданный из Божественного Кристалла, смотрелся отрадно и хорошо подходил под глаза Шии.
  
  Шия дергала крест своими пальцами и ее рот растянулся в широкой улыбке.
  
  Затем она обняла руку Хадзимэ, на ее лице тогда же всплыла счастливая улыбка, а она сама стала тереться лбом о его руку, продолжая выражать свои благодарности. Случайным образом, ее ушки так же устроились на Хадзимэ.
  
  Пока Шия на его плече изображала сплошной восторг, края рта Ю, за его спиной, приподнялись в улыбке, а она стала поглаживать ушки Шии, расположенные на нем. Тио, опять же внезапно покравшись, получила пощечину.
  
  Из-за неожиданно всплывшего розового пространства, возникшего из ниоткуда, люди, приходившие в себя после вида черного объекта и внешности неотразимых девушек, сейчас со смешанными чувствами наблюдали за Хадзимэ и его компанией. Большинство женщин даже не пытались завидовать Ю и другим красавицам, по теплому вздыхая. С другой стороны, партия мужиков разделилась на тех, кто был увлечен Ю и остальными, посматривая на Хадзимэ с неприкрытой завистью и испуская жажду убийства, и еще тех, кто жадно облизывал губы, косясь на ценность добра, нанесенных на артефакты Хадзимэ и девушек.
  
  Однако, даже сейчас никто не смел поглядывать на Хадзимэ и его отряд напрямую. Торгаши чуть ли не держали друг дружку за невидимые уздечки, выискивая подходящий момент для завязывания беседы. Среди них и был тот пресловутый мужичок, одетый в яркие наряды. Кожа его лица, казалось, омертвела, когда он стал сравнивать женщин подле него с Ю и остальными, прицокивая языком. И так, он беспечно приблизился к Хадзимэ и его группе.
  
  -Йоу, девоньки. А ниче, если я-
  
  -Кого, как ты думаешь, ты пытаешься полапать без разрешения? А?
  
  -Приветики!
  
  Роскошный мужлан небрежно позвал Ю и прочих, забивая болт на Хадзимэ. Если бы он только воззвал к ним, давление Хадзимэ не прекратилось бы, вплоть до беспамятства. Но из всех возможных вещей, пока что стильный мужик дерзнул коснуться щеки Шии.
  
  На первый взгляд, мужик в роскоши смотрелся вполне солидно. Видимо поэтому, ему казалось, что любая женщина будет у его ног, если он дотронется и соблазнит ее. Но лик Шии был ледяным, и хоть она уже предварительно замыслила разобраться с ним прежде, чем он коснется, рука Хадзимэ схватила мужика за голову еще до этого. Не только это, но еще и то, что повсюду распространилась жажда крови.
  
  Роскошный мужчина тут же присел, издавая истошный вопль. Хадзимэ, не обращая внимания на его внешность, кинул его в сторону главного тракта. Состоятельный мужчина на высокой скорости достиг земли уже через 30 метров поодаль. С лицом, вспахивающим землю, в конце концов, он очутился в позе Шачихоко Нагоии (см. инет). И после отскакивания от земли одной лишь головой оставшиеся 10 метров, он наконец упал, остановившись, бездвижным кулем распластавшись на поверхности.
  
  В пределах клубов песка, состоятельный человек лежал на земле, не показывая даже признаков легкого подёргивания. Люди, наблюдавшие за сим зрелищем, зависли, они лишь могли разглядеть, как человек полетел по нереальной траектории, поворачивая взоры на Хадзимэ, создавшему такое представление. Две женщины, сопровождающие роскошного, робко смотрели на Хадзимэ, который взирал на окружение абсолютно опустевшими глазами, что заставило их встрепенуться и припустить куда-то, визжа без умолку.
  
  Торговцы, пытающиеся удержать конкурента в узде, приговаривая, "ребятушки, а вот фига с два я пропущу вас вперед" совсем недавно, сейчас выдавали "прошу, вперед и только вперед, дорогуша", взаимно идя на уступки с другими. Хадзимэ четко произнес, "Следующий?", обозревая всех. Так как никто так и не вышел, Хадзимэ удовлетворенно улыбнулся, отводя взгляд от окружающих и мгновенно теряя интерес в происходящем.
  
  -Воа, Хадзимэ разозлился из-за меня~ Вот как он выражает намерение завоевать меня? Еще один шаг, прежде чем случится это, вот так!
  
  -...Шия, постарайся уж.
  
  -Ю-саан~ Хорошо, я не подведу и выложусь на полную.
  
  -Хмпф, не так уж и важны отношения, ты ценна в его глазах~ Хозяин, а не будет ли приятно и эту оценить, как подобает? Пожалуйста, подбросьте эту как того мужичка, умоляю?
  
  Так как Хадзимэ озверел на того, кто посмел коснуться Шии, по всему ее телу распространилась волна счастья. Вообще-то, говоря начистоту, он не мог простить его за прикосновение к ней, ибо она была его собственностью. Не было никакого желания завоевать или монополизировать ее, но было уже поздно ее поправлять, хотя правда то, что его действия основывались на том, что он принимал Шию за нечто, очень важное ему.
  
  Тио, ненароком поглядывая на роскошно улетевшего далеко-далеко мужика, завистливо попыталась пристроиться поближе к нему, Хадзимэ отвечал все так же неизменно: пощечиной. "Аан!" - бухнулась в порыве счастья Тио, произнося все таким же соблазнительным голоском, каким был оледенелый взор Хадзимэ.
  
  Но она пуще прежнего восторгалась, еще больше "Хаа, хаа", заводясь. Хадзимэ испустил глубокий вздох, проговорив, "это существо неисправимо", сдавшись и перестав мыслить о ее состоянии.
  
  Пока Хадзимэ и компания флиртовали подобным образом, Вилл, находившейся вне зоны их отношений, смотрел вдаль, пытаясь разобраться со своими чувствами. Очередь зашумела вновь. Хадзимэ повернул свои взгляд туда, кажется, стражники бежали сюда. Видать заметили перебранку ранее. Вероятнее всего, им надо было убедиться, что стряслось, так как мужчина, вросший в землю, все так же не двигался. Три мужчины на лошадях, облаченные в простую кольчугу, приблизились к Хадзимэ и его отряду после выяснения общего положения дел от купцов вблизи. Один из них тыкнул пальцем на Хадзиме и его свиту, потом на состоятельного мужчину. Один из стражников приказал одному из своих подойти к одетому с ниточки мужчине. Оставшиеся два подходили к компании Хадзимэ, которая расслабленно чирикала между собой, попутно флиртуя, сидя на капоте четырехколесного друга. Взоры этих двоих несколько заострились. Не потому что служба призывала... А потому, что они завидовали ему.
  
  -Эй, ты! Что за неразбериха тут! И что еще это за черная коробка? Объяснитесь!
  
  Пусть мужчины заговорили с ним весьма агрессивно, эффекта особого это не вызвало, так как он украдкой поглядывал на Ю и остальных девушек. Хадзимэ ожидал такого развития событий, посмотрев на стражей порядка и лаконично ответив.
  
  -Это мой артефакт. Я подкинул этого мужика, потому как он пытался положить свои ручищи на нее. Вы только подумайте. Как, он вдруг ни с того ни с сего мог ее просто взять и обнять? Вы только посмотрите, она же испугана его действиями... Господа стражники, только не говорите мне, что собираетесь объединиться с этим насильником? Ну коли так, то больше и ноги нашей в Фхьюрене не будет... Как ко мне могут относиться как к преступнику, тем более, когда вы покрываете зачинщика... Правильно я говорю?
  
  Тру-ля-ля, и так далее, и тому подобное, Хадзимэ в такой манере говорил об этих вещах, словно они являлись неоспоримым фактом. Шия к нему прилипла, потому что хотела ласк, а не потому, что испытывала страх, если объективно посмотреть на нее со стороны. Какая трагедия! Хадзимэ скорчил физиономию так, чтобы казаться настолько искренним, насколько возможно. Вилл на фургоне издал, "Как складно выкладывает", выпучившись на него, но был удостоен пренебрежительным взглядом. Окружающие их торговцы, по-простецки ответили, "Вместо того чтобы обнять ее, он полетел прежде, чем закончил фразу" или "Вы далеки от испуга, скорее, заигрываете друг с другом", тихим шепотом, но и это подверглось пренебрежению.
  
  Однако, излишне будет упоминать их ответы, очевидно было кому верить, словам какого-то расфуфыренного мужика или тому, кто стоял с прелестными девами и женщиной.
  
  "Этот парень тот еще мусор" - поверили они ему легко и без дальнейших выяснений.
  
  Тогда в этот момент, один из стражей склонил голову, посматривая на отряд Хадзимэ и произнося "Ах", словно вспоминая что-то и шепча другим стражникам, дабы убедиться в этом.
  
  Незнамо что тот сказал, другой страж изрек похожим образом, "Раз уж речь зашла об этом", пристально рассматривая группу Хадзимэ.
  
  -...Вы, вы Хадзимэ, Ю и Шия?
  
  -Нн? А, действительно так и есть...
  
  -Понятно. Выходит, вы вернулись с миссии, данной вам главой ветви?
  
  -А, хоть это и так... Неужели от главы ветви пришла какая весть?
  
  Стражник согласно кивнул, как и предполагал Хадзимэ. Страж мгновенно распорядился дать им свободную дорогу, не ожидая своей очереди. Они сели в четырехколесник и последовали за стражами. Люди в очереди сгорали от любопытства от того, что же произошло, щурясь и смотря им вслед, отряд же Хадзимэ снова вступил на землю Фхьюрена.
  
  ***
  
  В данный момент отряд Хадзимэ был внутри комнаты регистрации гильдии приключенцев. Им подавали чай высокого качества, вместе с пирожными, и они, не отказывая себе в удовольствии, пили его, ожидая еще пять минут. Внезапно, как с пинка распахнулась дверь, и показался Ильва Чанг, попросивший их отряд об услуге спасения Вилла.
  
  -Вилл! Ты цел?! Где-нибудь ранен?!
  
  Стирая прочь ту спокойную атмосферу, которая царила в их прошлой встрече, он даже не здороваясь с ними, спрашивал Вилла о его самочувствии. Вероятно, он очень о нем волновался.
  
  -Ильва-сан... Прошу прощения. Все потому, что я говорил такие нелепые вещи, отчего вы попали в неприятности...
  
  -...О чем таком ты говоришь... Это я спровадил тебя на опасный поход... Ты правда в целости и сохранности... Я не смогу посмотреть в глаза Греиллу и Саррии, если что-то случится с Виллом. Они тоже о тебе беспокоились. Лучшим решением будет показаться им, чтобы они успокоились. Я доложил им о твоей безопасности. Эти сведения дошли до Фхьюрена несколько дней назад...
  
  -Папа и мама... Понимаю. Я тотчас отправлюсь и встречусь с ними.
  
  Ильва рассказал Виллу, где находились его родители, и кивнул, попросив отправляться. Вилл еще раз выразил благодарность Ильве, склонив голову и формально кланяясь отряду Хадзимэ прежде, чем, как и было обещано, вышел из помещения. Хадзимэ тоже был рад, что все так закончилось, но был неудовлетворён тем, что тот как следует, не отблагодарил их.
  
  После того, как Вилл вышел, Ильва официально взглянул на Хадзимэ. Ильва спокойно улыбался, затем глубоко поклонился Хадзимэ.
  
  -Хадзимэ-кун, прими мои искренние благодарности за это все. Никогда бы не подумал, что ты приведешь Вилла обратно живым. Словами не передать всей моей признательности.
  
  -Ну, Вилл выжил, потому, как удача была на его стороне.
  
  -Фуфу, вот как? И это тоже...Но разве не истина то, что ты защитил его от десятка тысяч демонических созданий? Божественный Клинок Богини?
  
  Улыбаясь во все свои 32 зуба, Ильва назвал его прозвищем, полученной с прошлой битвы против огромной толпы демонов. Щеки Хадзимэ сжались. По ходу глава ветви обладал способом быстрого донесения информации, что был быстрее, чем перемещение Хадзимэ.
  
  -...Шустро же разносятся вести, хе.
  
  -Все благодаря исполнителям гильдии. А также существует артефакт для отчетов на дальние дистанции. И мой подчиненный следовал за тобой. Хоть я это и сказал, он, по всей видимости, оставался петлять позади и все из-за неожиданных проявлений этого транспортного вида артефакта... Первый раз, когда он мне жаловался. Все-таки, он обладает наилучшей способностью собирать информацию.
  
  Произнес Ильва, криво ухмыльнувшись. Похоже, наблюдателя он нанял с самого начала. Естественный ход с его стороны как главы ветви, так что Хадзимэ не злился. Скорее, он испытывал симпатию к подчиненному главы, при мысли, что он постоянно бросался вслед за ними, и все из-за него.
  
  -И все же, ситуация накалилась до крайне серьезного положения вещей. Кто бы мог подумать, что несчастный случай в области Северной Горной Гряды появятся признаки великой катастрофы... Воистину хорошо то, что я попросил тебя об этом. Также я крайне заинтересован в силе, способной стереть с лица земли десятки тысяч демонических существ... Позволишь мне все выслушать? Что, во имя всего святого, там случилось?
  
  -А, я не против. Но до этого, я бы хотел попросить у вас о таблицах статуса для Ю и Шии... А о Тио...
  
  -Хмм, если эти двое заполучат их, то и этой тоже надобно.
  
  -...Так она молвила.
  
  -Хм, и правда, и доверие улучшится, если я смогу взглянуть, что в таблице... хорошо.
  
  Проговорив такое, Ильва позвал персонал и три совершенно новых таблички были преподнесены им.
  
  В итоге, статусы Ю и девушек были следующими.
  
  
  
  
  
  (П.Р. "ДО" - Драконий облик.... И я хз откуда у Тио взялась гравитационная магия, скорее всего ошибка переводчика)
  
  Хоть их статусы не доходили до статуса Хадзимэ, они были на том уровне, которого даже несколько читерных групп не достигнут. Уровень, до которого просто невозможно было разогнаться с помощью героического "Выход за пределы возможного".
  
  Как и ожидалось, Ильва потерял дар речи, а его челюсть чуть не упала на пол. Ну что сказать, ну что сказать, устроены так люди. Ю и Тио обладали "Кровяным Обращением" и "Драконьим Обликом" соответственно, умения, что были примечательны для давно исчезнувших рас, да и их статус был вне всякого воображения.
  
  Шия тоже полностью выходила за рамки приличий своего племени. Было бы странно, если бы он вообще ими не удивился.
  
  -Боже, боже... Я ожидал, что тут будет что-то вычурное, но такое...
  
  Покрывшись холодным потом, привычная улыбка Ильва треснула, когда он завидел статусы, а Хадзимэ безразлично кивнул в согласии. Выслушивал он их нормальным образом, и хоть слишком несуразные и немыслимые события были воплощены в их жизнь, он только и мог, что поверить им, видя цифровые показатели и умения, доказанные посредством таблички статуса. Закончив слушать его рассказ, Ильва грузно сел на диван, сделав такое утомленное лицо, словно постарел сразу на десяток лет.
  
  -...Само собой вы привлекли внимание Кэйтрин-сенсея. Хотя я ждал, что один Хадзимэ-кун будет не из мира сего... Реальные обстоятельства гораздо смутнее, мда...
  
  -Тогда, глава ветви-сан. Как ты поступишь? Выдашь ли ты нас в руке церкви как особо опасных элементов?
  
  Ильва поправил позу, в которой сидел, взглянув на Хадзимэ, будто подвергая вопрос Хадзимэ некой критике.
  
  -Слишком резкая шутка. Думаете, я такое могу? Стать вашими врагами даже не обсуждается как выбор в качестве главы ветви... И мне также не хочется, чтобы вы думали обо мне невесть что. Вы мои благодетели. Такое я все жизнь помнить буду.
  
  "...Ага. Тогда все в порядке", пожал плечами Хадзимэ, выражая взглядом извинения и признательность.
  
  -У меня даже возникала мысль хотя бы поддержать вас, как представитель гильдии и по собственной воле. И, я покажу вам это, по крайней мере, сейчас. А пока, сомневаюсь, что люди сверху станут творить что-либо вам во зло, ведь их беседы с этих пор усложнились. Меньшее, что я могу, это сделать вас "Золотым" рангом... Но это потом. Все-таки, на вашей стороне рекомендации Кэйтрин-сенсея и мои, вместе с репутацией "Клинка Богини".
  
  Ильва демонстрировал небывалую щедрость, приготавливая письмо с его фамильным крестом, чтобы они могли воспользоваться VIP комнатами таверны, предоставляемые самой гильдией в Фхьюрене. Если исключить его очевидную признательность за недавно произошедшие события, он по-видимому хотел завязать дружелюбные отношения с отрядом Хадзимэ. Он сообщал обо всем со всей серьезностью, не имея причин что-либо скрывать. После того, как группа Хадзимэ покинула компанию Ильвы, они пошли отдыхать в VIP комнатах в гостинице, обслуживаемые непосредственно гильдией в Центральном Квартале Фхьюрена. На своем пути они встретили родителей Вилла, Графа Грейлла Грета и Саррию Грета, пришедшими поприветствовать их, сопровождаемые Виллом. Они отличались от дворян Королевского Двора, поскольку казались вполне разумные людьми. Он был убежден, что доброту Вилл перенял у своих родителей.
  
  Граф Грейлл хотел отблагодарить их, приглашая в свои покои, давая деньги и всяческое добро, но его оставили со словами, запрашивающими помощь, при случае, если они попадут в беду - сам Хадзимэ решительно отказывался от вознаграждения.
  
  Просторная гостиная. За ней имелось еще 4 других помещения, и все они снабжались постелями с балдахином, вместе с террасой, с которой открывался вид на Туристический Квартал. Хадзимэ улегся на титанического размера диван в гостиной, вздохнув в облегчении.
  
  Ю подняла голову Хадзимэ, положив на свои коленки, по своему обыкновению. Шия сидела у его ног, Тио тем временем, любознательно осматривала комнату.
  
  -Давайте сегодня уже отдохнем. Всякие дела, вроде хождения по магазинам и закупок еды оставим на завтрашний день.
  
  Хадзимэ сощурился, почувствовав приятное прикосновение рук Ю, причесывающих его волосы, пока он говорил расписание на завтра. Шия только этого и ждала. Она стеснительно потрясла полулежавшее тело Хадзимэ.
  
  -Это~ Хадзимэ-сан. Обещание...
  
  -...Помню. Сходить с тобой к Туристическому Кварталу...
  
  Наградой за усердие Шии, Хадзимэ пообещал сходить с ней на свидание на день.
  
  Шия смотрела на Хадзимэ глазами, полными ожидания. Хадзимэ замешкал, так как еще надо было достать пищу, но Ю стерла все его сомнения. Ее мягкие ручонки поместились на щеках Хадзимэ, а сама она мягко сузила глазки.
  
  -...Тио и я пойдем по магазинам. Так что сходи с Шией, хорошо?
  
  -...А так можно?
  
  -Нн... А взамен...
  
  -Взамен?
  
  Ю посмотрела на Хадзимэ и свою лучшую подругу Шию, сгоравшей от исполнения обещания, изящным взглядом она испускала атмосферу старшей сестры, подгоняя Хадзимэ. Хадзимэ же все пытался выведать окончание ее предложения, сделав витиеватое лицо, взгляд же Ю перешел в чарующий, она облизала свою губки. Всему этому последовало приближение лица к уху Хадзимэ и ...
  
  "Хочу, чтобы ты в изобилии любил меня сегодня ночью" - произнесла она.
  
  Хадзимэ закрыл лицо руками, издав "Нн" - типичный ответ Ю. Это все, что им требовалось. Хоть он был и уверен в своей победе над стражем глубины подземелья, он за всю свою жизнь не сможет одолеть Ю или так Хадзимэ казалось.
  
  -...Еще до того, как я заметила, они уже с головой погрузились в мир себя любимых... Чего и следовало ожидать от Ю-сан.
  
  -Хмм, и все же, эта чувствует, что в обескураженной Шии таится великая сила. Хотя, у этой ничто не вызывает проблем, пока эту задирает Хозяин... У Шии же нелегкое препятствие~
  
  Пока Ю направляла взгляд в сторону Ю с уважением в глазах - "ожидаемо от Учителя", Тио посылала заинтересованный взор отношениям Шие и Ю, в котором не ощущалась ни капли зависти. Затем, когда Хадзимэ пришел в чувство, разнесшиеся наружу после внезапного нападения Ю, они вчетвером еще поболтали и день обернулся ночью.
  
  ***
  
  Когда луна достигла зенита... Две тени скрытно прошмыгнули к веранде на высшем этаже гостиницы, обслуживаемой гильдией приключенцев. Оба были одеты в черное, словно убийцы, медленно понизив свое присутствие, при подходе к окну определенной комнаты и тихо заглянули внутрь.
  
  А внутри стояло...
  
  -Фуваа! Посмотри на это, Тио-сан! Так пылко... Ю-сан точно сломается, понимаешь.
  
  -ВОООАА! Хозяин такой горячий! Н-но Шия. Выражения Ю... явно быть беде! Хоть эта тоже женщина, эта чувствует нечто странное...
  
  -А, то околдовывающее выражение, которому никто не в силах противиться! Как же она довольна~ как я завидую~
  
  -Ммм~ Хоть эта рада-радешенька, пока Хозяин ее пинает... Такие вещи тоже отнюдь не плохи~
  
  После этого, Хадзимэ, почувствовал их присутствие, и очевидно устроил этим двум шкурам суровую взбучку.
  
  ***
  
  Некоторая информация о статусах:
  
  Пакт крови - значительное повышение статуса человека, у которого выпивают кровь.
  
  Составление воображением - построение магии, основанной лишь на элементарном воображении.
  
  Повышение эффективности обращения - один вид/ юнит магии обращается в три по физической силе.
  
  Укрепление Драконьей Чешуи - драконья чешуя может быть еще больше укреплена посредством магии. Существует возможность повышения обычного статуса с помощью Драконьего Облика.
  
  Заметка от автора: Статусы пробные. Есть вероятность дальнейшего регулирования, в зависимости от будущего развития событий.
  
  
  Хадзиме становится папой
  
  -Фуфуфуфу~н, фуфуфу~н! Какая чудесная погодка~ Самое то для свидания~
  
  По главной улице Фхьюрена вприпрыжку бодро шагала зайцеухая девушка, Шия. Одежды ее отличались от привычного стиля одежды приключенца - сейчас на ней было прелестное, сплошным покроем платье, молочно-белого цвета. С сужающимся к шее ошейником, в области груди имелось широкое декольте и спелые дыньки Шии, *буинг, буинг!*, подпрыгивали при ходьбе. Тонкий, черный ремешок был прикреплен к ее талии. Ее элегантная, невообразимо чарующая линия бедер была напоказ. Узкие, плотные восхитительные ножки расширялись на 15 сантиметров над ее коленками, а взгляды мужчин завораживающе проводили прыгающие холмики.
  
  Но самая привлекательная ее часть - исходящая от нее атмосфера и ее улыбка. С покрасневшими щеками, Ятакрадаобожечтосомной! - возникало первое впечатление при ее виде, ни разу ею не скрываемом. При том, что она относилась к полулюдям, или что на ней был застегнут рабский ошейник (или его подобие), люди, как бы это тривиально не звучало, гроздями западали на нее. Даже преклонного возраста старики, будто увидевшие нечто приятное для глаз, излучали улыбку.
  
  Позади порхающей в экстазе Шии, плелся Хадзимэ, натянуто улыбаясь. Может потому, что она ликовала, Шия прошла немножко вперед и с улыбкой на лице обернулась, ожидая, когда он до нее дойдет. Как и окружающая толпа, Хадзимэ невольно улыбался.
  
  -Слишком высоко ты "взлетела", Шия. Когда-нибудь ты упадешь, если не будешь смотреть вперед, понимаешь?
  
  -Фуфуфу, такой промах я не совершу~ Все-таки, меня тренировала сама Ю-са-?!
  
  Из-за предупреждения Хадзиме, Шия снова развернулась, отвечая ему, но чуть не упала. Хадзимэ своевременно схватил ее за грудь, придерживая ее. Хоть никаких оплошностей возникнуть не должно было, беря в расчёт физическую силу Шии, сейчас она носила короткую юбку. Она не собиралась делать из мужчин, пыхтевших и смотревших за ней, счастливых извращенцев.
  
  -Я-я прошу прощения.
  
  -Видишь, теперь ты ясно осознаешь всю суть, шагай позади меня.
  
  Скукожившись в расстройстве от того, что ее попридержали за грудь, Шия скромно дернула Хадзимэ за рукав, в этот раз, медленно вышагивая рядом с ним. По тому, как миленько она выглядела, когда краснела, большинство проходящих мимо мужчин падало в нокауте. Некоторые - от тумаков любимых со стороны.
  
  Хадзимэ с Шией продолжали собирать на себе взгляды толпы, наконец, входя в Туристический Квартал. Здесь имелись всевозможные предприятия, такие как театры, труппа уличного представления, цирк, концертный зал, океанариум, арена, игровая cтудия, обзорная башня, красочный цветочный сад с целым лабиринтом цветов и даже прекрасные здания с торговыми центрами.
  
  -Хадзимэ-сан! Хадзимэ-сан! Пойдем сначала к Мэрштату! Никогда прежде не видела подобное морское существо!
  
  С путеводителем в руках, ушки Шии двигались, словно желая выразить, "Вперед! Вперед!" Кажется, она еще никогда не видела вообще никакого морского существа, так как проживала в Халтийском Океане Деревьев. Поэтому сейчас всеми фибрами души тянулась к Мэрштату, известному океанариуму в Туристическом Квартале Фхьюрена.
  
  Иногда ей посчастливилось наблюдать за пресноводными рыбами, ведь в Океане Деревьев, тем не менее, имелись реки и озера. И все же, ей виделось, что они не были такими же, хоть по форме морские существа и напоминали этих рыбин. Пусть и Хадзимэ видел в них лишь просто рыбешку... он и слова не молвил, чувствуя, что она в данный момент испытывает. Сегодня Хадзимэ будет обращаться с ней по-доброму.
  
  -Хее~ Морскому существу быть в глубине...вот в чем дело. Хотя управление, содержание и транспортировка, должно быть, те еще хлопоты...
  
  Хотя у Хадзимэ это не вызывало ни малейшего интереса, ее слова он не отвергал, так как каких-то намерений отказывать ей не имел. К тому же, Шия счастливо улыбалась, потягивая Хадзимэ за руку за собой.
  
  На пути у них было уличное представление, их глаза заняли люди, совершавшие акробатические движения, бросая вызов ограничениям человеческого тела, и так, вскоре они достигли Мэрштата. Может, чтобы лучше представить море и его символику, все здание было окрашено в голубой, внутри него толпилось уже тьма народу.
  
  Интерьер же крайне походил на таковой на Земле. Однако, возможно потому, что они не смогли воссоздать такие же прозрачные водные резервуары, как на Земле, громоздкие стеклянные плиты утопали в изгороди, сделанной из кристалловидного металла, лишь частично видимого.
  
  Но Шии было все равно. Ее глаза светились при виде первого в ее жизни увиденного морского существа, она перемолвилась словами с Хадзимэ, тыкая пальцем. Прямо перед ними, стояла маленькая девочка со своей семьей, что тоже тыкала пальцем, сверкая глазками. Неожиданным стечением обстоятельств, взгляд Хадзимэ поравнялся с взглядом возможного отца ребенка, и потому как Хадзимэ его заметил, тот посмотрел на него с теплотой во взоре. Почувствовав себя неловко, Хадзимэ взял Шию за руку и пошел куда-нибудь еще. Шия была удивлена его действиями, но от радости того, что он взял ее за руку, вернула ему взгляд, пылая красным.
  
  После того и этого, они наслаждались океанариумом в течение часа, когда Шия вдруг широко-широко распахнув глаза, снова воззрилась на определенный водный контейнер. Внутри было... морское существо. Это была рыба с человеческим лицом из одной игры, которую Хадзимэ прекрасно знал.
  
  -Поч-чему он здесь...
  
  Отшатнулась Шия, трясясь. Может потому, что заметил ее, Моряк повернулся и продолжил наблюдать за ней с все таким же ленивым взглядом внутри резервуара. Напряжение по непонятной причине возрастало. Из-за них двоих, Хадзимэ бросил взгляд на табличку с объяснением, помещенной за водным резервуаром.
  
  Согласно ему, этот "моревик" был водяным демоном, способным использовать особенную магию, именуемую "Телепатия". Выяснилось, что он мог разговаривать спонтанно, хоть он сам редко говорил, и Хадзиме еще раз убедился, что он прославился как демоническое существо, с которым можно было вести беседы.
  
  И пусть и с ним можно было общаться, отвечал он с такой ленцой и без воодушевления, будто сам разговор доставлял ему невыносимые сложности. Также необходимо было соблюдать меры предосторожности, ибо говорящий с ним становился несчастным, что являлось побочным эффектом. Жалует алкоголь, становится разговорчивым при пригублении бутылочки. Хотя и беседой это можно было назвать лишь с большой натяжкой, ведь особа буквально односторонне вела разговор с кажущимся партнером по беседе... По чистой случайности, звался он Леман.
  
  Хадзимэ не имел ни малейшего понятия, таращилась ли Шия на него или завязала с ним спор. Однако, когда линии пота стали проявляться на ее лице, и она перестала внимать ему, либо когда он к ней нормально обращался, он воспользовался Телепатией.
  
  -Ты обладаешь даром телепатии? В самом деле, способен общаться с нами? Даже можешь осмыслить мои слова?
  
  Из-за этого внезапного потока телепатии, глазища Лемана дернулись на мгновение в ответ. Этому последовало смещение его взгляда с Шии на Хадзимэ, все как в замедленном темпе. Выражение Шии, говорящее "В какой-то степени, я одержала вверх!" было проигнорировано.
  
  -Тц, это по идее первая наша встреча. Сперва, представься, как подобает. Таковы правила приличия. О, времена, о, нравы, молодёжь в эти дни...
  
  Его обучала манерам рыба с лицом старца. Сжав щеки, Хадзимэ, тем не менее, продолжил.
  
  -...Виноват. Я Хадзимэ. Видно, ты и правда, умеешь общаться. Только что такое "Леман"?
  
  -...Могу задать аналогичный вопрос, что такое "человек"? И как ты мне ответишь? Вот потому-то и у меня нет ответа на твой вопрос. Ну, могу лишь сказать, что я это я. Не больше, не меньше. И зови меня по имени или как сам пожелаешь.
  
  У Хадзимэ возникла мысль "Как он вообще осуществляет мыслительные процессы?" - но ведь это не выходило за рамки чего-то ординарного, к тому же, даже звучало круто. Какой поворот. Разве там не было написано, что в нем отсутствует всякая мотивация? Он уж было хотел пожаловаться персоналу океанариума. Хадзимэ задумался, и уже почти ушел в себя, но в этот момент, от Лемана пришел вопрос.
  
  -Я также хотел бы кое-что у вас разузнать. Вы, почему вам доступна телепатия? Не вижу никаких признаков задействования человеческой магии... Вы словно точь-в-точь как я.
  
  Такой естественный вопрос. Ну да, человек, как-никак, пользуется особенным видом магии, Телепатией. У него взыграло любопытство, почему он с такой легкостью мог задействовать ее. Это могло послужить причиной тому, почему немногословный Леман завязал с ним беседу.
  
  Хадзимэ ему пояснил, что смог ею воспользоваться при пожирании демона, способного применять телепатию.
  
  -Столько трудностей на долю такого молодого человека. Хорошо, спрашивай меня, о чем угодно. Этот старик ответит тебе обо всем, докуда простираются пределы его знаний.
  
  Он ему импонировал. Кажется, он рассудил это так, что Хадзимэ был настолько жалок, что ему пришлось есть демоническое отродье. Заприметив его текущую внешность, а одет он был в стоящие одеяния, тот произнес, засопев, "Похоже, что ты не искал легких путей, усердно работая, правильно, мальчик! Ко мне подступают слезы".
  
  Хадзимэ не поправлял его в этот раз, ведь было правдой то, что ему не раз пришлось сталкиваться с тяжкими последствиями всеобщих действий. Однако, что бы рыба испытывала к нему симпатию... Это несколько удручало. Ему как-то удалось отложить эти мысли в сторону, расспрашивая Лемана о разнообразных вещах. К примеру, ведет ли демонов свободная воля? Как рождаются демонические существа? Есть ли такие, с кем могли войти в контакт люди? ...Леман давал ответ, что большая часть демонов собственной волей не обладает.
  
  Он не знал таких их представителей, кто мог бы осмыслить человеческий язык, не считая его особей. Также не представлял он, как рождаются демоны.
  
  Прошло умеренное количество времени, он все расспрашивал его о разных вещах, они стали привлекать внимание, так как зрителям это было что-то из ряда вон, когда молодой парень и рыба с лицом старца пялятся друг на друга. Шия, ощущая беспокойство, тянула Хадзимэ за рукав, так что Хадзимэ закруглялся с болтовней.
  
  Хоть его беседы с Леманом были весьма занятны, сегодня было решено пойти и провести время с Шией. Он не мог ей пренебречь. Да и Леман молвил: "Упс, похоже, я прервал ваше свидание" - завершая весь их разговор и вникая в атмосферу. Кстати, они неплохо поладили, называя друг друга "Ле-сан" и "Ха-паренек". Хадзимэ видел благородство внутри Лемана.
  
  В конце концов, Хадзимэ спросил у него, как он попал в это место. Ответом было...
  
  -Нн? Как я и упоминал ранее, я путешествовал со всем комфортом... И тут подземная вода, которую я проплывал, выплеснулась наружу и я вылетел... Прежде, чем я что-либо осознал, я лежал в травянистом местечке немного в отдалении от родника. И хоть я не умру без воды, двигаться без нее я не приспособлен. Когда я попытался позвать на помощь посредством телепатии...Ну, меня отнесли сюда.
  
  По лбу Хадзимэ сразу скатилась потная капля, оставляя водянистый след. Определенно было это в тот момент, когда они выходили из Великого Подземелья Райзен. Похоже, Леман был втянут вместе с ними в этом потоке. Хотя настоящим виновником числился идиотка Миледи, нельзя было исключать то, что они вовлекли его в этот процесс.
  
  Хадзимэ, кхм, прочистил горло, затем спросил Лемана.
  
  -А~ Ле-сан. Ну что еще тут добавить. Хочешь, я вытащу тебя отсюда?
  
  -? Если так дело обстоит, то само собой. Ведь я предназначен для путешествий на свободе. А лучшее для живого организма, жить естественным путем. Вместо того, чтобы гнить в этой клетке, я предпочту умереть в океане.
  
  Леман вплетал кучу всяких подробностей в слова. Поэтому Хадзимэ, которому понравился Леман, решил ему помочь, все-таки это была и его вина тоже.
  
  -Ле-сан, раз так, я принесу тебя до ближайшей речки. Видимо, ситуация, в которой ты сейчас находишься, была вызвана моим отрядом. И так как я вытащу тебя через пару минут, прошу, верь в меня, пока я тебя тихо перетаскиваю.
  
  -Ха-паренек... Хоть ты так молод, такой ход мыслей... Не знаю, что ты задумал, но никому не превзойти тебя по силе. Я верю в паренька Ха и буду смирно ждать.
  
  Хадзимэ и Леман обменялись мужицкими улыбками. Словно понимая их ужимки, щеки Шии скукожились, когда она проговорила: "Ха? Только не говорите мне, что еще один соперник?" Хадзимэ потянул Шию за руку, двинувшись со своего места. Хоть мотивы к такому были неведомы, Леман воспользовался Телепатией на Шии, последовавшей за Хадзимэ.
  
  -Молодая госпожа, извините, что так внезапно вас удивляю. Не отпускайте руку паренька Ха.
  
  -Хе? Хе? Умм, ну об этом уж можете не волноваться! Я заполучу свой первый поцелуй с Хадзимэ-сан благодаря этому! И я точно не отпущу ее!
  
  Хоть она не все уяснила, пробормотала жестко Шия.
  
  Леман удовлетворенно улыбался, смотря за Шией. "Как навязчиво" - Хадзимэ молился за судьбу своего нового друга, покидая океанариум Мэрштата, натянуто ухмыляясь.
  
  Через некоторое время, когтевой кран врезался в нижнюю часть океанариума. Он разрушил резервуар Лемана, в то же время Хадзимэ поймал им Лемана, вылетающего вместе с обильным потоком воды, сразил членов персонала, пришедшими за ним (никто не пострадал).
  
  Далее, кран разнес стену, чтобы позволить им выбраться и исчезнуть высоко в небесах. И такое случается. Возникла суматоха о том, был ли это новый вид демона или же скрытая способность Лемана, но о таких тривильных вещах можно и не упоминать.
  
  ***
  
  В тоже время, в другом месте...
  
  Ю и Тио закупались в Туристическом Квартале. И хоть в хранилище ценностей Хадзимэ перекочевало неисчислимое количество нужных им вещей, восполнили они лишь самую кроху всех предметов, требуемых им для путешествия. Так что вместо того, чтобы пойти за едой, они обе бесцельно и равнодушно расхаживали мимо различных лавок Туристического Квартала.
  
  -Хм. И все же, Ю. А это точно приемлемо для тебя?
  
  -?.. Ты о Шии?
  
  -Мм-ммм. Ведь сейчас возможно между ними развивается то и это, ты же сама понимаешь? Учла ли ты такое?
  
  Задала Тио ей вопрос, рассматривающей разные вещички, выставленные напоказ в одном бутике. В ее голосе читалось некоторое любопытство. Как можно быть такой невозмутимой? Может, она уже зашла дальше твоего?
  
  Тио не могла пройти мимо отношений таинственной троицы, ведь интерес к ним у нее не угасал. А так как они с этого момента становились спутниками в своем странствии, ей хотелось общаться с ними, не замыкаясь при разговоре ни разу.
  
  С другой стороны, Ю даже не дрогнула, элементарно повертев головой и взглянув на Тио. Нет причин для паники.
  
  -Буду рада, если так все сложится.
  
  -Рада? Что мужчина войдет в тесную связь с другой женщиной?
  
  -Это не другая женщина. Это Шия.
  
  Когда Тио повернула голову набок, Ю возобновила свою речь, прогуливаясь вокруг магазина.
  
  -В самом начале, когда она пыталась сблизиться с Хадзиме... Я была раздосадована, ведь у нее прозрачно был виден иной мотив... Но теперь мне стало ясно.
  
  -Ясно?
  
  -...Нн, эта девушка всегда старалась на полную катушку. Всегда прикладывала столько усилий, будучи на пределе. Все во благо тех вещей, которыми она дорожит и которые ей дороги, то, что она всем сердцем любит. Она прямолинейна, хорошо ли это или плохо.
  
  -Хммм, этой все проясняется уже при одном взгляде на нее... Поэтому у вас такие узы?
  
  Тио улыбнулась, когда Шия, с которой она совсем недавно начала строить отношения всплыла у нее в голове. Она естественно излучала улыбку, когда вспомнила о девушке, задающей настроение, чья улыбка не исчезает даже тогда, когда испытывала трудности восприятия ее остальными как получеловека. И более этого, было немало качеств, которые складывались не в ее пользу, ведь она еще молода, но Тио Шия понравилась. Однако, ей показалось, что это какая-то вялая причина позволять ей идти на свидание с возлюбленным Ю. В конце концов, ей хотелось убедиться в несколько ином факте, нежели симпатия Ю к Шии.
  
  -... Другая причина в том.
  
  -Другая? Что значит другая?
  
  Из-за вопросительного лица Тио, Ю заулыбалась, отвечая ей.
  
  -... И Шия меня любит. Как минимум в такой же степени, как и Хадзимэ. Они равны, хоть значения их любви отличаются... Мило, не правда ли?
  
  -...Разумеется... Хозяин и Ю, этот ребенок нуждается в них обеих...Немногие люди могли бы отнестись к этой по-любящему, после того, как эта напакостила им, натворив недобрых дел. Такова положительная черта характера этой. Хмм, эта, кажется, смогла осмыслить, в каком свете видит Шию Ю... Но что насчет Хозяина? Не рассуждала ли ты о том, что он мог быть совращен ею? Не видела ли ты очарование, исходящее от нее?
  
  Ю покачала плечами, словно о таких понятиях даже мыслить было невыносимо, в то же время соблазнительно улыбаясь. Глаза сужены, щеки пылают, она облизывает губы. Ее соблазнительность охватила все ее тело, хоть она и была маленькой, как крошечная девочка. Мужчины и женщины, проходившие мимо, останавливались посмотреть на нее. В следующее мгновение, происшествия произошли тут и там. Пешеходы сталкивались друг с другом, так как их ноги вели их дальше вперед, пока глаза были пригвождены к Ю. Сладострастная чувствительность исходила от пышного тела Ю, хотя в душе все было как в тумане. Тио вызвала тот случай из памяти, когда подсматривала за Ю прошлой ночью и Ю ее пленила.
  
  -...Я хочу увеличить число дорогих Хадзимэ людей... Но... Только я особенная. Если считаешь, что сможешь прихлестнуть за ним, тогда попытай счастья. Неважно ни время, ни место, ни сама личность... Я выйду победителем.
  
  "Сможешь ли ты?" - надавливала Ю своим заявлением, дополняя все улыбкой, Тио же отпрянула от той силы, что хлынула из бреши обыденной невыразимости Ю. Так как отскочила она неосознанно, Тио выявила удивленное выражение, подняв обе руки, чтобы показать, что сдается, горько улыбаясь.
  
  -Что ж... Эта никогда бы не подумала завязать бой. Эта чувствует самодостаточность уже от того, что Хозяин поносит ее.
  
  -Извращуга...
  
  Посмотрела Ю на нее в восхищении, когда, попавшая под недавний порыв звонко засмеялась. Так что Ю, гадавшая, что Тио пыталась найти путь и заговорить с ними об этом, могла лишь вздохнуть, ведь раса Рюджинов, которую она так жаждала увидеть, оказалась полными извращенцами. Однако она могла натянуть улыбку, похоже, они как-то ладили друг с другом.
  
  Тогда, расстояние между Ю и Тио слегка сократилось, и выходя из лавки, вдруг,
  
  БУУМ!!!
  
  Гува!!
  
  Ааааа!!!
  
  Стена близлежащей постройки немедленно превратилась в жалкие остатки, а с той стороны донеслись вопли двух мужчин, когда они появились в поле зрения, с мордами, посаженными в землю. К тому же, еще несколько мужиков вылетало из окна того же здания, словно шарики в пейнтболе, все вопя и вопя. Звук разрушения разнесся внутри постройки, затем, стена треснула и рухнула, словно по зданию ударило грозное землетрясение.
  
  Несколько десятков мужчин, извивающихся конечностями от боли в престранных направлениях, построились в одну шеренгу на улице. Здание, уже больше не выдерживающее причиненный ему вред, наконец, развалилось, грохоча.
  
  Среди прохожих, размытых в отдалении, Ю и Тио услышали знакомые голоса и присутствие. Поэтому остались на своих местах, смотря за слоем пыли, изумленно моргая.
  
  -А, а, вот и эти двое, как и ожидалось...
  
  -Ха? А это не Ю-сан с Тио-сан случаем? Что вы здесь делаете?
  
  -Наши слова... Вы перешли черту со свиданием.
  
  -Точно~ Ну? Хозяин, а, хозяин, в какие неприятности вы были вовлечены в этот раз?
  
  Как Ю и Тио предполагали, из разнёсшегося клуба пыли показались Хадзимэ и Шия. Оба были на свидании, но приближались к Ю и Тио с таким знакомым всем вооружением в их руках. Она была одета в прелестные одеяния, так что внешность Шии, державшей в руках ее зверское оружие, выглядела за гранью реальности.
  
  -Ахаха, даже я не ожидала, что все обернется такой свиданкой... События просто так сплелись... Мы сровняли с землей предприятие, относящееся к организации, торгующей людьми...
  
  -И что за события повлекло за собой сражение с криминальной организацией?
  
  Не могла скрыть своего удивления Ю, когда Шия сухо усмехнулась. Тио смотрела на Хадзимэ, требуя объяснений.
  
  -Ну, у нас пока что связаны руки. Так что не могли бы вы мне помочь после того, как я все вам разъясню?
  
  Положив Гром обратно в кобуру, Хадзимэ пнул подальше мужиков, лежащих и загораживающих ему дорогу, словно камешки на дороге. Искоса посматривая на гору сваленных парней, Хадзимэ принялся истолковывать ситуацию Ю и Тио, как она есть.
  
  
  Хадзимэ становится Папой 2
  
  После того, как они покинули Океанариум Мэрштат и перекусили обедом, Хадзимэ и Шия стали разгуливать по лабиринту проспектов наполненных цветниками и уличными исполнителями. В руках Шии покоилось прорва всякой завернутой пищи, купленной в различных лавках, сейчас она была полностью поглощена мороженым, схожим по вкусу с ванильным.
  
  -Сколько слопала... Неужто они так хороши?
  
  -Ном... Да! Они просто объедение. Другого и не ожидалось от Фхьюрена, даже стандарты лавок с едой на высоком уровне.
  
  -...Станешь жирной, если будешь так лопать.
  
  -...Хадзимэ-сан. Такие слова женщине категорически противопоказано говорить.
  
  Из-за его слов, рука, использовавшаяся ею для еды, замерла на мгновение, а Шия пробурчала себе под нос отмазку, "Я после еще потренируюсь... И завтра меньше покушаю..." и она продолжила наслаждаться сладостями из лавок. Пока Хадзимэ шагал сзади, исказив улыбку до ухмылки, как вдруг, его лицо приняло неоднозначное выражение. Обернувшись вокруг себя, он скосил взор вниз.
  
  Шия заметила это его поведение и вопросительно издала "Нн? Что-то не так, Хадзимэ-сан?", наклонив голову.
  
  -Нн? Восприятие присутствия ощутило обеспокоенную сущность...
  
  -Ты воспользовался восприятием?
  
  -Я всегда его активирую, просто для меры предосторожности.
  
  -У-ун? Но, ты настолько волнуешься? И хоть и говоришь сущность...
  
  Шия оглядела местность вокруг, повернула голова и произнесла, "Поблизости снуют немало людей, знаешь же?"
  
  -Не, я не это имел в виду... Что я ощутил, шло снизу..?
  
  -Снизу? Ты подразумеваешь водосточный сток? А не могла ли это быть команда технического обслуживания?
  
  -Если так, я бы особо не беспокоился. Такое мелкое, слабое присутствие... Может, ребенок? Более того, ослабленный.
  
  -Э?! Худо дело! Возможно, что он свалился в дыру и утонул! Хадзимэ-сан! Последуем за ним! Веди меня!
  
  Услышав объяснение Хадзимэ, она мгновенно ринулась вперед. Хоть слова Айко о его "одиноком жизненном пути" прочно засели в его сердце, правда была в том, что Шия двигалась быстрее его, что не могло не вызвать ухмылку на его лице. Жизнерадостность и прямота Шии похоже, оказали положительный эффект на Хадзимэ.
  
  Шия и Хадзимэ погнались за движущейся сущностью под землей с умеренной скоростью.
  
  Судя по строению города, они ожидали, что водосток должен был течь вдоль улицы. Как только они перегнали это присутствие, Хадзимэ мгновенно надавил руками на землю, подвергая землю трансмутации.
  
  Засверкали красные вспышки, и тут же возникло отверстие, соединяющее их с подземным ходом.
  
  Хадзимэ и Шия, не мешкая, прыгнули в щель. Затем он воспользовался Аэродинамикой, взяв Шию за правый бок прежде, чем они свалились в водосток, отвратно смердящий, а приземлились они на площадку по обеим сторонам водяного течения.
  
  -Хадзимэ-сан. И я могу почувствовать это присутствие, прыгну сейчас и вытащу его!
  
  -Нет, все в порядке.
  
  Хадзимэ остановил Шию, уже готовой прыгнуть, даже не задумавшейся о том, что ее одежда испачкается до невозможности, схватив ее за шкирку. Он вновь надавил на землю, применяя трансмутацию. Была создана решетка в водостоке, вокруг которой все так же закружились алые вспышки. Так как решетка была поставлена вертикально, закрывая ход водостока, отброшенное дитя двигалось в их сторону и остановилось, застряв в решетке. Хадзимэ подвигал механизмами своей левой руки. Она удлинилась, чтобы схватить ребенка, затем он выудил его на дорожку.
  
  -Это дитя...
  
  -Ну, оно еще дышит... Давай выберемся отсюда, запах тут стоит просто ужасный.
  
  Увидев, что ребенок спасен, Шия раскрыла глаза в удивлении. Хадзимэ тоже осознал появление ребенка, так что мысленно его это тоже застало врасплох. Однако, это место ни физически, ни ментально не подходило для них, так что они решили его сменить.
  
  Каким-то образом, поскольку это не казалось несчастным случаем, что дитя упало в водосток и чуть не захлебнулось, Хадзимэ, колеблясь по поводу возвращения из отверстия ранее на улицу, открыл своей трансмутацией еще одну дыру, близко к прошлой, заодно вспоминая местоположение зданий на поверхности. И так, придерживая завернутое в одеяло дитя, одеяло, которое он достал из своего хранилища ценностей, они начали движение на верх.
  
  Красные вспышки вдруг появились в одном переулке на задворках, и на земле раскрылось отверстие.
  
  Выпрыгнувшими из нее были Шия и Хадзимэ, несущие маленького ребенка с собой. Хадзимэ воспользовался трансмутацией, чтобы закрыть дыру и переместил взгляд на дитя, которого держал в руках.
  
  По виду ребенка, он или она должен быть около 3 или 4 года отроду. С длинными, изумрудно-зелеными волосами, хоть ребенок и был грязным, своей милой внешности он не потерял. Скорей всего, он был девочкой. Но что больше всего привлекало внимание, так это ее уши. В отличие от человеческих, у нее они походили на веерообразные жабры. Вдобавок к этому, что высовывалось из одеяла, была крошечная ручка, в форме кленового листа, а между пальцев виднелась тонкая пленка.
  
  -Все указывает на то, что она выходец из Племени Морских Обитателей... Как только она оказалась в таком месте...
  
  -Ну, я уверена, что точно не по доброй воле.
  
  Племя Морских обитателей занимало особенное положение даже среди рас полулюдей. Проживали они в городе у морского побережья Элизене, расположенного в открытом океане, прямо за Великой Пустыней Гурю, на западе континента.
  
  Используя свои анатомические особенности тела, племя вылавливало 80 % морепродуктов, появляющихся на рынке континента. Такова были причина, по которой они находились под защитой королевства Херрлихт, хоть они и были полулюдьми. В конечном счете, все крутилось вокруг денег, а потому, что они были защищены, их можно было использовать даже тогда, когда неравенство рас продолжится.
  
  Поэтому казалось невероятным то, что особу из Обитателей Морского Племени, защищаемую королевством, вынесло в водосток внутренней части города, тем более зная тот факт, что была она ребенком. Запах преступного деяния стал невыносим.
  
  Размышляя о девочке из племени морских обитателей, ее нос тут же вздрогнул, а глаза открылись и заморгали. И так, большие, круглые зрачки выпучились на Хадзимэ. Хадзимэ, чей взгляд случайно повстречался с ее взглядом, не отвернул его и ответил тем же. С неведомым напряжением, витающим вокруг, Шия, словно догадываясь о чем-то, в изумлении приблизилась к ней. Внезапно, желудок девочки из племени Морских Обитателей издал милый, рычащий звук. Снова понюхав носом, она переместила свой взгляд с Хадзимэ на оберточную еду Шии, притащенную из лавки, ее глаза впились в лакомство.
  
  "Эти?" - подумалось Шии, когда она наклонила голову и помахала обертками с мясом на вертеле справа-налево. Словно магнит, глазки девочки неотрывно следовали в такт ее движениям. Видимо, она изголодалась. Шия попыталась достать мясо из обертки, пока Хадзимэ заговорил с девочкой, трансмутируя.
  
  -Ладно, как тебя зовут?
  
  Девочка, чьи глаза были заключены на мясо с вертела, что держала Шия, выразила удивление, нагнулась телом и из под земли вдруг вылетели яркие вспышки, с последующей за ними квадратной, плывущей по воздуху коробкой. Хадзимэ еще раз спросил об ее имени, и после того, как ее взгляд поблуждал по сторонам, они тихим шепотом произнесла свое имя.
  
  -Мю.
  
  -Вот как. А я Хадзимэ, это Шия. Тогда, Мю, если хочешь отведать мяска на вертеле, сначала смой грязь со своего тела.
  
  Хадзиме достал чистую воду, припасенной в хранилище ценностей и наполнил ей ванну, тотчас трансмутированную тут же. К тому же, отрегулировав температуру воды с помощью пламенной руды, и импровизированная ванна была готова. Представляло опасность поедание мяса с телом, испачканным водостоком. А так как она, судя по всему, испила канализационную воду, было необходимо принять обеззараживающую и антибактериальную медицину (товар, распространенный на рынке)
  
  Незадолго после, Мю ответила ему тем, что сняла покрывало наряду с ее одеждой, замызганной канализацией, входя в ванну.
  
  "Иик!" - хоть ее тело съежилось, словно она испугалась, она вскоре сузила глаза, ее тело потихоньку согревалось. Хадзимэ протянул медикаменты и полотенце Шии, передал мыло Мю и вышел на один из перекрестков, в надежде найти Мю что-нибудь из одежды.
  
  Вернувшись из переулка после покупки кое-какой одежды для Мю, Мю уже вышла из ванны и сейчас удерживалась Шией, завернутая в новое покрывало. Пока Шия держала Мю, она приговаривала "Аах", снимая кусочки мяса, скармливая его маленькому рту Мю - она основательно его прожевывала. Ее, в прошлом испачканные волосы, вновь приобрели свой изумрудно-зеленый окрас, и отражающийся свет создал нимб вокруг ее головы.
  
  -А, Хадзимэ-сан. Добро пожаловать назад. Хоть это всего лишь суждение новичка, но с Мю-чан не возникло никаких проблем.
  
  Заметив возвращение Хадзимэ, отрапортовала она, поглаживая влажные волосы Мю. Может потому, что тоже ощутила присутствие Хадзимэ, Мю обратила свой взгляд на него, все еще жуя. Возможно, что она оценивает, плохая или хорошая он личность.
  
  Хадзимэ на ответ Шии кивнул, вытащив наряды, что он прикупил. Молочно-белое, женское, сплошным покровом платье, что походило на то, что было на Шии.
  
  В довершении к этому, здесь имелись и гладиаторская, сандального типа обувь и нижнее белье. Так как одежда была предназначена для детей, он волновался о работнике магазина и то, как он на него посмотрит, когда он ее купит.
  
  Хадзимэ прошагал к Мю, снял одеяло и надел платье ей через голову, шустро перейдя на нижнее белье. Он опустился на колени перед Мю и одел сандалики на ее ноги. Более этого, он вытащил артефакт, испускавший теплый воздух, иными словами, "фен" - из хранилища ценностей и высушил волосы Мю. Она стояла полностью прямо и хоть все также пялилась на Хадзимэ, сузила глаза при приятном потоке теплого воздуха, обдувавшего ее.
  
  -Ну что тут сказать. Похоже, Хадзимэ-сан умеет заботиться о других.
  
  -Чего это ты вдруг выдала, как снег на голову...
  
  Хоть он и нахмурился при словах Шии, тем временем все еще обсушивая волосы Мю, внешность его была доказательством того, что он умел проявлять заботу к окружающим, так что щеки Шии украсила расслабленная улыбка. Хадзимэ же почувствовал смущение и быстренько свернул эту тему.
  
  -Так, о том, что надо сделать...
  
  -О том, что мы будем делать с Мю-чан, так...
  
  Так как она понимала, что они оба говорят о ней, она поочередно смотрела то на Хадзимэ, то на Шию.
  
  На пока, Хадзимэ и Шия решили выслушать ситуацию Мю.
  
  В итоге, содержание рассказа, о котором поведала им Мю своим спотыкающимся голосом, сходились с ожиданиями Хадзимэ почти один в один. Однажды, она потерялась, плавая со своей матерью у ближайшей береговой линии, и пока плыла вокруг да около, ее неожиданно поймал мужчина из расы людей.
  
  Прошло нескольких суровых дней, ее транспортировали на приличную дистанцию до Фхьюрена и поместили в тусклое, тюремного вида помещение. Внутри него находилось множество детишек людской расы. После проведения бог знает скольких дней взаперти, несколько детей, кто были с ней, на ежедневной основе выводились наружу, но уже никогда не возвращались. Мальчик постарше поведал, что их показывали на всеобщее обозрение гостям, где им назначали цену. Когда, наконец, настал черед Мю, услышавший такой ностальгический плеск воды - по чистой случайности в этот день проводились санитарные работы по части водостока, так что дыра, ведущая к подземным ходам, была открыта. Обычно, трех- или четырехлетний ничего не мог поделать в такой ситуации, так как перегородка возвышалась слишком высоко, но, слава богу, ее руки были ничем не скованны.
  
  Мю поплыла со всеми силами, терпя все неприятности загрязненных канализационных вод.
  
  Хоть она и была юна, она принадлежала к племени Морских Обитателей. Мужчины только и могли, что броситься по проходу в попытке поймать ее, но их усилия не увенчались успехом, так как она управляла потоком.
  
  Однако, потому как долгие путешествия были ей непривычны, наряду со стрессом быть схваченной в любой момент, горькой еды и ужасной среды, куда ее всасывал сток уже продолжительное время, Мю наконец потеряла сознание, дойдя до своих физических и душевных пределов. Ее сознание постепенно вернулось, благодаря тому, что ее завернули в теплое покрывало, и она заметила, что ее удерживал Хадзимэ.
  
  -Гости устанавливали... цены. Аукцион, ха. Раз дети, варьирующиеся от людской расы до расы Морских Обитателей были там, то аукцион должен проходить под землей.
  
  -...Хадзимэ-сан, что будем делать?
  
  Шия, выглядящая крайне огорченной, крепко обняла Мю. Ее глаза ясно выражали, что она хочет что-нибудь предпринять во благо детей. Это было что-то естественное для получеловека, быть пойманным и порабощенным. Шия, лишившаяся из-за этого семьи, могла почувствовать этот страх и боль.
  
  Но Хадзимэ покачал головой.
  
  -Будет лучше, если мы сдадим ее службе безопасности.
  
  -Но... Ты собираешься оставить ее и других детей на произвол судьбы...
  
  Услышав его слова, Шия сжала зубы. Она вновь тесно обняла Мю, словно ей передался шок всего положения и посмотрела на Хадзимэ. Что Хадзимэ подразумевал под службой безопасности, на Земле было аналогом полицейского подразделения. Вверяя ее правительственному органу, Мю у них скорей всего тогда забирали. Хоть это и нельзя было назвать отказом от нее, это была регулярная процедура нахождения потерянных детей, Шии же так не думалось.
  
  Хадзимэ приложил усилие, чтобы объяснить Шии все как можно проще.
  
  -Понимаешь, Шия. Это естественный подход, отдавать потерявшихся детей, которые были тобой найдены, в руки службы безопасности. Тем более, что Мю дитя Племени Морских Обитателей. Она однозначно будет под их прямой защитой. Добавим сюда и то, что выставлять на аукцион кого-то из племени Морских Обитателей вызовет немалые сложности. Силы города все обследуют и другие дети тоже спасутся. Разве этого недостаточно? Хоть я строю всего лишь предположения, это вероятно темная сторона большого города. Когда Мю поймали, ее поместили в такое место, где власти и публика не могли бы ее достать. Проще говоря, это проблема Фхьюрена. Поэтому и необходимо доложить... Учитывая обстоятельства, я разделяю твои чувства, и то, что ты хочешь сделать, но...
  
  -Эт-то так... Это правда... Но, по крайней мере, не могли бы мы быть теми, кто примет этого ребенка? Все же, мы отправимся к морю восточнее...
  
  -Хаа~ Послушай. Сначала мы пойдем к Великому Вулкану. Не хочешь же ты мне сейчас сказать, что возьмешь ее с собой в подземелье? Или ты попросишь ее подождать снаружи в пустыне? Мы будем первыми, кто будет считаться соучастниками похитителя, взяв дитя Морских Обитателей с собой без разрешения. Так что прекрати нести что-то столь абсурдное.
  
  -...Ууу, поняла...
  
  Похоже, за это короткое время, Шия уже полюбила Мю. Может, прочитав настроение, Мю крепко ухватилась за Шию. И она полюбила Шию и ощутила нужду в сопротивлении отлучения от нее. Но то, что предложил Хадзимэ, было верным выбором, и Шия могла лишь кивнуть, опуская плечи. Хадзимэ поклонился, поравнявшись взглядом с Мю, и стал объяснять так, чтобы Мю поняла его.
  
  -Послушай, Мю, мы принесем тебя к людям, которые защитят тебя. И хоть это займет какое-то время, ты точно вернешься к морю на востоке.
  
  "...А как же братик и сестричка?" - Мю спрашивала, что они собираются делать, с беспокойством в голосе.
  
  -Мне жаль, но, на этом мы попрощаемся.
  
  -Нет!
  
  -Погоди! Это не-
  
  -Нет!
  
  -...
  
  -Мю хорошо с братиком и сестричкой! Мю хочет быть вместе с ними!
  
  Хадзимэ вздрогнул из-за столь твердого отказа. Мю стала топтаться на коленках у Шии, словно избалованный ребенок. До этого момента в ней видели лишь смирную девочку, но это видимо было по тому, что она хотела определить характер Хадзимэ и Шии. Может потому, что она рассудила, что им можно доверять, она и вела себя капризно. Однако, она все еще вполне могла быть тихим и смышлёной малышкой. Хадзимэ не испытывал ничего негативного от ее доверия, но нужно было доложить о ситуации властям, и они не могли взять с собой Мю, пока собирались покорять одно из Великих Подземелий -Великий Вулкан на их пути. Но и так, "Нет--!!" - со всем ее упорством отказывалась Мю, так что он отбросил затею переговорить ее и просто взял на руки, чтобы донести до офиса службы безопасности.
  
  Потому что она не хотела разлучаться с людьми, чудесно встреченными ей, которым можно было доверять, она тянула Хадзимэ за волосы, за повязку на глаз, царапала за щеки по пути к офису службы, сопротивляясь. Если бы Шия не улыбалась любезно позади, его бы точно приняли бы за похитителя. С взлохмаченными напрочь волосами, одним закрытым глазом, так как повязка была снята и царапинами на щеках, Хадзимэ пришел в офис безопасности и объяснил обстоятельства персоналу офиса, чья глаза сделались чуть ли не выпуклыми. Выражение членов персонала, услышавших углубленные подробности происходивших событий и обещании защищать Мю внутри офиса безопасности, вместе с исследованием и возвращением Мю обратно домой. Как Хадзимэ и ожидал, возникли большие трудности и, желая извиниться, ведь их "подкрепления" готово было прийти в любую секунду из их обители (Ю и Тио). Но...
  
  "Братик ненавидит Мю?" - произнесла малышка, влажными глазами поднимая взгляд на него, никто в здравом не смог бы такому противиться, включая Хадзимэ. "Ух", застонал он. Хоть он ей упорно и популярно истолковал, что она сможет вернуться домой, будь она с этим безопасным дяденькой, горестное выражение лица и не пыталось размягчиться.
  
  Член безопасности больше не мог этого выносить, в какой-то степени силком отрывая Мю от отряда Хадзимэ, пытаясь ее успокоить, и Мю тягала мужчину за волосы, испуская жалобные крики. Хадзимэ и Шия наконец покинули офис безопасности, но естественно, они чувствовали, что дальше свидание заладиться бы не смогло. Брови Шии сморщились в тревоге, а она попеременно оглядывалась на офис безопасности.
  
  Задолго после, офис безопасности исчез из виду, и Хадзимэ хотелось как-то утешить угнетенную Шию, чтобы она почувствовала себя лучше в месте, отдаленном от офиса. Но в этот момент...
  
  БуууУУУууМм!
  
  Позади них прогремел взрыв и показалась черная дымка. А там был...
  
  -Ха-Хадзимэ-сан. Там же...
  
  -Тц, офис безопасности!
  
  Так и есть. Местом, откуда шел черный, как копоть дым, был офис безопасности, который они посетили ранее. Они оба кивнули друг другу и понеслись назад, в сторону офиса. Худшее развитие событий заполонило их умы в этот момент. Организация, похитившая Мю взорвала офис вместе с Мю, чтобы избежать утечки информации.
  
  Подавляя свое нетерпение, они достигли офиса безопасности. Что предстало им глазам, был вид разбитого оконного стекла, вкупе с дверью офиса, вылетевшей и раскрошившейся на улицу. Но само здание не особо пострадало, так что опасность разрушения его миновала. Хадзимэ и Шия зашли внутрь и обнаружили "дяденьку" из безопасности в обмороке под заслоном. У офисного работника были сломаны обе руки, а сам он пребывал в беспамятстве. То же случилось и с прочими членами безопасности. Хвала небесам, смертельных, угрожающих жизни повреждений ни у кого не было. Шия стала шариться по остальным местам, вернувшись с озабоченным лицом.
  
  -Хадзимэ-сан! Я не могу найти Мю! И кроме т-того!
  
  Что она Хадзимэ передала, было листком бумаги, на котором было что-то написано.
  
  -Если не хотите, чтоб этот ребенок из Морских Обитателей помер, приходите в __ __ с пепельноволосой девушкой из племени Зайцелюдей.
  
  -Хадзимэ-сан, это...
  
  -Похоже, жадность этих парней не знает границ...
  
  Хадзимэ скомкал бумажку в своей руке и продемонстрировал хищную улыбку. Видать, каким-то непостижимым образом, эти типы слышали разговор между Мю и отрядом Хадзимэ в офисе безопасности. После они заключили, что Мю ценна как заложник и не убили ее, заставляя тем самым навечно замолчать, а сохранили ей жизнь с мыслями о заполучении редкого представителя Зайцелюдей.
  
  Позади Хадзимэ стояла Шия, неколебимо взирая вперед.
  
  -Хадзимэ-сан! Я-!
  
  -Ничего не говори. Я и сам все увидел. Эти парни мои враги... Оставим нудную болтовню, сейчас мы пойдем сокрушать их, возвращая себе Мю.
  
  -Да!
  
  Честно говоря, Хадзимэ думалось, что лучше будет по-быстрому расстаться с Мю, ведь он не хотел, чтобы она сопровождала их в таком опасном путешествии. Все-таки, Мю будет испытывать мучительную боль, если неумело привить симпатию к психически зажатому ребенку. Но оставить ее, когда ее похитили уже во второй раз, он не мог. Было время, было и то, что он мог сделать. Поэтому оставлять малое дитя в таком затрудненном положении, будет точно значить "жизненный путь одиночества". Тем более, решив бросить ее по причине, что она якобы никак к ним не относится, Шия точно будет горевать.
  
  К тому же, та группа хотела заграбастать Шию себе. Тот, кто жаждет наложить свои руки на "важного" человека Хадзимэ, будет считаться "врагом". Не было повода прощать их или сдерживаться. Эти парни переступили черту, которую нельзя было переступать.
  
  Хадзимэ и Шия приготовили свое оружие и два монстра стремительно помчались к месту, где были дураки, дерзнувшие их разбудить.
  
  ***
  
  -Вот что произошло. Прибыв в обозначенную точку, мы наткнулись на скоп вооруженных головорезов, но Мю среди них не было. Они похоже с самого начала намеревались убить меня и забрать Шию. За это время мы вырезали всех, кроме нескольких, которых мы собирались расспросить о местонахождении Мю... Но они ничего не знали... Я помучил выживших, чтобы разузнать место их логова... И случилось то же самое.
  
  -Не только меня. Они также собирались похитить Ю-сан и Тио-сан. Поэтому в этот раз мы решили пригрозить им предупреждением, сровняв с землей абсолютно все, что могло иметь хоть какое-то отношение к их организации...
  
  Ю и Тио, прослышав объяснения Хадзимэ и Шии, сдвинулись. В потрясении качая телами в ответ на эту проблему, они задавались вопросом, как обыкновенное свидание могло обратиться в нечто, включающее в себя подземную организацию большого города.
  
  -Так, значит, нам просто надо искать ребенка по имени Мю?
  
  -Да. То, что я узнал от расспросов, так это то, что организация у них весьма крупная... Поэтому есть множество предприятий, относящихся к ним. Вы нам поможете?
  
  -Ннн... Оставь это на меня.
  
  -Хмм. Эта определенно сделает подобное, раз просит сам Хозяин.
  
  Ответили немедля Ю и Тио. Хадзимэ поведал им, что он разузнал о местоположении логова подземной организации. Затем они возобновили поиски Мю, намереваясь сокрушить организацию группами, состоящими из Хадзимэ-Ю и Шии-Тио. Хадзимэ и Шия разделились, так как пришли к выводу, что будет лучше, если при нахождении Мю будет кто-то, с кем она уже знакома.
  
  ***
  
  Возле наружной стены Торгового Квартала, имелось место, отделенное Кварталом Туристическим и Ремесленным. Место, докуда не простирались глаза правительства. Подземный мир сверху-донизу, темная сторона большого города. Здесь царил мрак, хоть время стояло дневное, а люди бродили здесь, выражая такое же мрачное настроение. На углу этого места, примостилось здание, состоящее из 7 лавок. И хоть на вид оно являлось агентством по набору персонала, на деле здание приходилось главным офисом крупнейшей из подземных организаций, специализирующейся на людской контрабанде, "Флитхоф". Обычно, в резиденции стоит пугающая и приземленная атмосфера тишины, но сейчас, это место гудело от шумов людей, шастающих туда-сюда. Выражение криминального вида лиц подчиненных, служащими посланниками, можно было описать как сбитыми с толку и пораженными до глубины души, что вскоре обернулось в страх.
  
  Среди десяти людей, постоянно то входивших, то выходивших, можно было приметить двоих, завернутых с ног до головы в мантии и проскользнувших внутрь во время всеобщего смущения, зачистивших центральный офис Флитхофа без всяческих осложнений. Они продвигались вперед, избегая людей, бегающих вокруг, и наконец, прибыв в выделяющуюся комнату на высшем этаже. Хриплый возглас мужчины разнесся эхом по коридору сквозь дверь. Услышав его, одетые в мантии личности откинули капюшоны и скрытно задвигались.
  
  -Хватит морочить мне мозги! А?! Скажи это еще раз, ублюдок!
  
  -Хиии! К-как я вам только что доложил, число уничтоженных убежищ превысило 50. Нападающие состоят из двух групп и действуют попарно.
  
  -Ну, и что с того? Хочешь сказать, Флитхоф будет разрушен из-за каких-то четырех, гребанных ушлепков? Аа?
  
  -Н-нет, это я- хмпф?!
  
  Посреди комнаты, пока они рассудили, что вопль прекратился, что-то издало звук "вжам!" и все стихло. Кажется, докладывающий мужчина был повержен на землю кричащим мужчиной.
  
  -Вам, господа, сколько бы вам не пришлось впихивать эти слова, притащите сюда этих сучьих зараз, и живыми. Неважно, в каком они будут состоянии, главное, чтоб живыми. Если так продолжится, все репутация Флитхофа порушится. Так что я заставлю тех засранцев испытать настоящий ад, пока они живы. Нужно же дать предупредительный знак остальным, для острастки. Я вознагражу любого, кто приволочет их сюда 5 миллионами рута! Пятью миллионами на каждого из них! Расскажите это всем из организации!
  
  После инструкций мужчины, комната наполнилась беспорядочным оживлением. Как он и велел, все члены организации внутри комнаты пошли сообщать его слова остальным. Оба подслушивающих одели свои капюшоны обратно, посмотрев друг на друга, кивнув раз. Одна из них достала боевого вида молот из-за спины и встала в стойку.
  
  В тот миг, как человек положил свою руку на ручку двери, сверхтяжелый боевой молот закружился с невероятной центробежной и гравитационной силой.
  
  БААААААМ!
  
  С отзвуком молнии, дверь раскрошилась на кусочки. Мужчина, державшейся за ручку двери, потерял половину тела. Более этого, тела людей за дверью пронзили осколки и они мгновенно понесли увечья, отлетев к противоположной части стены.
  
  -Можете не оповещать своих работников. Люди под вопросом пришли как по заказу.
  
  -Хмм, эта позаботится о людях снаружи. Шия, закончи тут поскорее, хорошо?
  
  -Огромное тебе спасибо, Тио-сан.
  
  Личностями, вызвавшие трагедию, так мимолётно вошедшими сюда, были Шией и Тио. Осознав, что дверь была разгромлена на куски и то, что подчинённые были отшвырнуты к стене через все помещение, причем сделано это было без малейших усилий, глава Флитхофа, Хансен окоченел, выпучившись на них. Пришел в себя он тогда, когда услышал голоса Шии и Тио. Тогда он мигом достал оружие, заговорив словно Якудза.
  
  -Вы, сволочи, вторженцы, ха... Эти фигурки... Тц, а вы случаем не те, кто чтится в розыскном списке. Шия и Тио, как вас там еще раз? И еще та малютка, Ю... А ведь правду говорят, первосортные внешности. О, пощажу ваши жизни, ежели сдадитесь сейчас, представляете? Не хотите ж вы сказать, что выберетесь живыми после разборок с главным офисом Флитхофа-?! *Фжииих* Игиииияя!!!
  
  Хансен, заведя разговор о них, был хладнокровно отброшен Шией, выстрелившей из дробовика(П.Р. Дробовик встроен в рукоять молота) и не видевшей нужды для дальнейших препирательств. Многочисленные стальные шарики оторвали правую руку Хансена, закрутившуюся и вконец врезавшуюся в стену позади, сам Хансен бесперебойно вопил, ползая на полу.
  
  Хоть члены организации услышали раздающийся здесь шум, Тио, воспользовавшись огненной магией, чтобы сжечь лестницу, дала им возможность лишь стоя наблюдать, ведь путь наверх для них был утерян.
  
  К тому же, она применила уменьшенный вариант "Дыхания", в преспокойной манере выкашивая их, все на седьмом этаже, казалось, превратилось в обугленные остатки, кроме помещения Хансена. Таким образом, открывался беспрепятственный вид на главный офис Флитхофа. Тио выстрелила Воздушными Лезвиями на членов организации словно автоматной очередью, они же в это время могли лишь растерянно взирать на верхний этаж снизу. Из-за столь безжалостной атаки, члены организации попытались двинуться в разброс и сбежать... но выжили немногие.
  
  Пока Тио разбиралась с людьми снаружи, Шия взвалила на плечи Дорюккен, приблизилась к повизгивающему и скорчившемуся Хансену, заехав Доррюкеном ему в живот. "Гуваа", издал он вопль, полный агонии, собираясь отодвинуть от себя молот, но его правая рука была бесполезна против нереально тяжелого Дорюккена. Единственное, что оставалось Хансену - непристойно молить пощады.
  
  -П-пожалуйста, сохраните мне жизнь! Берите столько денег, сколько захотите! Больше я не хочу быть вмешан в ваше дело! Так что- Гхееек?!
  
  -Пожалуйста, не открывай рот без разрешения, если нет, вес станет увеличиваться ежесекундно... Так что советую ответить тебе на все вопросы, пока органы не раздавило.
  
  -...Шия. Хоть ты и компаньон Хозяина... Твоя речь и твое поведение такие же.
  
  Тио, ответившую резко сзади, благополучно проигнорировали, Шия в этот момент, расспрашивала Хансена о Мю. Хансен выглядел растерянным на миг. Но когда разговор зашел о дите Племени Морских Обитателей, он открыто выложил все, как на духу, исказившись в муке, все потому, что Дорюккен становился с каждой секундой все весомее. Похоже, что ее транспортировали в зал подвального этажа, где подземный аукцион должен был состояться этим вечером.
  
  Прислужники Хансена, вероятно слышавшие беседу отряда Шии и Мю, были теми, кто планировал устроить похищение Шии. Видимо, похищением они хотели добиться повышения своего положения внутри организации, ведь она стояла в розыскном списке организации на похищение.
  
  Шия коснулась камня телепатии на своем ошейнике, активируя его и связываясь с Хадзимэ.
  
  -Хадзимэ-сан, Хадзимэ-сан. Ты меня слышишь? Это я, Шия.
  
  -...Шия. Да, прекрасно тебя слышу. Что-то пошло не так?
  
  -Я только что получила информацию о местонахождении Мю-чан. Хадзимэ-сан в данный момент в Туристическом Квартале, так? Пожалуйста, продолжайте поиски, она должна быть где-то там.
  
  -Понял.
  
  Шия поведала Хадзимэ точное расположение, используя телепатию. Из-за веса Дорюккена, тело Хансена стало синим, в виду невозможности дышать. Шия отключила магию гравитации в Дорюккене, потянула Доррюкен с Хансена, приводя его в нормальное положение, пристроив себе на плечо. В связи с кровоизлиянием, сознание Хансена стало гаснуть, он отчаянно стал просить Шию о помощи.
  
  -П-помоги мне... Доставь меня к врачу...
  
  -Нет, слишком уж для тебя удобно пользоваться жизнями детей как способом пропитания. Тем более, Хадзимэ-сан и Ю-сан разозлятся на меня, если я позволю такому человечишке как ты, улизнуть. Поэтому, прощай.
  
  -П-прекрати!
  
  Брызг!
  
  Шия взялась за Дорюккен, взмахнула им резким движением, чтобы смахнуть кровь, стекающую с него, и закрепив на спине повернулась лицом к Тио.
  
  -Тио-сан. Давай поскорее разнесем это местечко и встретимся с Хадзимэ-сан и Ю-сан!
  
  -Воа... И Шия не знает пощады, хе... Эта слегка затряслась...
  
  -?.. Ты что-то только что пробормотала?
  
  -Н-ничего такого.
  
  Слова, произнесенные Тио шепотом, нагнали стаю мурашек на Шию. Также, когда Шия спросила ее, на ее лицо застыло ничто иное как ее обычное, лихорадочно-возбужденное состояние, так что Шия наклонила голову, пока они усердно продолжали ровнять с землей главный офис Флитхофа.
  
  Когда Шия с Тио ушли, на этом месте остались лишь многочисленные тела на горе руин.
  
  Флитхоф в Фхьюрене считался одним из трех крупнейших подпольных организаций, и сегодня, он с легкостью был стерт в пыль.
  
  
  
  
  
  Хадзиме становится Папой III
  После телепатического обмена с Шией, Хадзиме и Ю, прикладывая все свои силы, поспешили в назначенное место. Когда ее послали в аукцион, угроза жизни Мю миновала, но психически ноша была для нее тяжела. В любом случае, им нужно было спасти ее.
  Прибыв к пункту назначения, можно было заметить двух мужчин, одетых в черное, стоящих у входа. Размышляя о том, что Мю могли бы транспортировать еще куда-нибудь, подними он сейчас шум, Хадзиме зашел в переулок и воспользовался преобразованием, чтобы проникнуть внутрь из подземного уровня.
  Сопровождаемый Ю, они шустро передвигались, задействуя попутно Восприятие Присутствия...
  Совсем скоро, в глубине подземного этажа показались многочисленные клетки. Единственный страж, стерегущий вход, спал. Они прошли охрану, найдя где-то с десяток человеческих детей, съежившихся на холодном каменном полу. Девять из десяти должны были быть выставлены на аукцион сегодня.
  По правде сказать, так как большинство людей придерживалось веры Церкви Святых, продажа или порабощение людей запрещались. Но даже невзирая на это, преступники среди человеческой расы могли стать товаром. В норме вещей было продавать или превращать в рабов тех, кто предал Бога. Вот только дрожащие перед их глазами дети не подпадали под такие обстоятельства, где они становились преступниками. Уже одно то, что люди, ставшие рабами, не отсылались на аукцион стандартным процессом... Из чего следовало, что их ловили и продавали незаконным образом.
  Хадзиме подошел к клетке, встречаясь с взглядами детишек, испуганных внезапно возникним силуэтом перед ними. Затем он спокойным тоном спросил их.
  -Было ли тут дитя из Племени Морских Обитателей?
  Перепуганные дети уж было решили, что настала их очередь быть выставленными на продажу, так что уставились друг на друга в недоумении от столь неожиданно поставленного вопроса. Фигуры Мю в клетке видно не было, поэтому Хадзиме спросил детей. Сейчас он задавался вопросом, существовала ли еще одна тюрьма или ее уже забрали наружу.
  Дети какое-то время пребывали в молчании, но затем, Ю присела на корточки рядом Хадзиме, прошептав, "все в порядке".
  Их волнения несколько улетучились, и один из детей возраста от семи до восьми лет робко ответил на вопрос Хадзиме.
  -Это, дитя Племени Морских Обитателей было взято совсем недавно... Братишка, сестричка, кто вы?
  Как он и ожидал, ее уже забрали. Хадзиме невольно щелкнул своим языком, отвечая обеспокоенному мальчику в простой манере.
  -Мы пришли вас спасти.
  -Э?! Вы собираетесь нас спасти?!
  Слова Хадзиме вызвали невольный вскрик ребенка, его взгляд наполнился изумлением и вместе с тем радостью. Голос его, отчетливо разнеся по темному основанию темницы. Хоть мальчонка в панике прикрыл свой рот, страж его услышал, выкрикнув, "Что за шум?!", проснувшись и вбегая в главную тюрьму.
  И так он застал отряд Хадзиме, на миг замерев, воскликнув, "Кто вы, мерзавцы?!", вытаскивая кинжал и нападая на них. Дети заверещали, представляя падающих Хадзиме и Ю, после пронзания кинжалом.
  Но невозможно было такому случиться. Хадзиме обыденно схватился за выпущенный вперед кинжал левой рукой, вложив свою силу в нее и разломал кинжал. Он раскрыл свою ладонь, высыпая на пол обломки лезвия. Стражник, не в состоянии установить, что произошло, вошел на секунду в ступор, опуская свой взор на кинжал в своей руке, видя лишь его рукоять. Наконец догнав, что стряслось, мужчина побелел, пятясь назад, бормоча "Чт-Чт-".
  Хадзиме мигом взялся за голову мужика, бросая и стукая им об пол.
  ПШЫХ!
  Мужчина мгновенно умер, сопровожденный глухим звуком.
  -Страж должен сначала тревогу поднять.
  Проговорил потрясенный Хадзиме, а его действие мгновенного убийства стража вызвало расширенные в удивлении глаза ребятишек. Не обращая внимания на их взгляды, Хадзиме применил преобразование, чтобы разобрать стальную решетку. В глазах малышей отразилось то, как стальная решетка исчезает в мгновение ока, отчего они застыли, а их рты остались открытыми в изумлении.
  -Извини, Ю, но могу ли я поручить их тебе? Видимо, сейчас я могу лишь рвать и метать.
  -Нн... доверь это мне.
  -Офицеры службы безопасности должны прийти в любую секунду, так что будет достаточным оставить детишек им. Да и глава ветви окажет нам помощь... Давай оставим дальнейшие подробности на него.
  Ю посмотривала с расстояния куда-то, с некоторой симпатией во взгляде. Направлен он был на воображаемого главу Ветви Гильдии. Вообще-то, прежде чем они сюда пришли, им попался на руку подходящий для передачи телепатического камня Ильве приключенец, так как они собирались изложить все, как есть ему. В такие моменты, пластинка с золотым статусом была очень кстати. Ведь после лицезрения его пластинки, приключенец застывал на мгновение, а его отношение становилось формальным... Это было схоже с тем, как японцы приветствовали Звезду Голливуда, пришедшую в город. Даже честь отдал, обращаясь вслух при объяснении их поручения.
  Непостижимым образом, но со стороны Илвы камень телепатии не мог быть активирован, он предназначался для одностороннего выслушивания отчета. О том, как они вступили в битву с крупной подземной организацией и о том, как Хадзиме оставил дальнейшую очистку после них, отчего лицо Илвы, сидевшего в офисе, стало похожим на мел по окраске.
  Хадзиме вновь преобразовал проход из потайной подземной темницы на поверхность, доверяя детей Ю, а сам направился в сторону аукционного зала. В то же время, мальчик ранее, произнес кое-что, что остановило Хадзиме.
  -Братишка! Спасибо, что пришел нам на помощь! Ты определенно спасешь эту девочку! Она была по-настоящему испугана. Даже я не мог ничего сделать...
  Похоже, мальчика не заботило, что она являлась получеловеком и он пытался ее приободрить. Смелый малый, хотя и его самого похитили. Хадзиме похлопал по голове мальца, почувствовавшего горечь от своего собственного бессилия.
  -Ва, ч-что такое?
  -Ну, если тебе это показалось унизительным, то тебе только и остается, что стать сильнее. Другого выбора просто нет. В этот раз я сыграю эту роль, но если что-то произойдет в следующий раз, действовать будешь уже ты.
  После сказанного, Хадзиме стремительно развернул ноги и вышел из подземного хода в темницу. Мальчик держал недавно похлопанную макушку в немом удивлении, его глаза в этот момент заблестели, а кулак сжался, лицо приобрело мужественность. Ю удовлетворенно посмотрела на него, вытаскивая детей на поверхность.
  ***
  В аукционном зале стояла своя, причудливая атмосфера.
  Гостей в нем можно было насчитать около 100 человек. На всех были подозрительные маски и никто не издавал ни звука. Они лишь тихо поднимали таблички с цифрами на них, когда желаемый ими товар выставлялся на ауцион. Они медлили с речью вслух, так как не хотели выдавать себя.
  Но даже те гости, кто со всей осторожностью старались не поднимать ни звука, невольно его издали, когда подошел этот товар.
  Что показалось им на обозрение, была малютка из Племени Морских Обитателей внутри заполненного водяного резервуара, идущего во все стороны на два метра. С нее содрали одежду, она была нага и сжимала свое тело, уткнувшись в колени в уголке резервуара. Племя Морских Обитателей могло дышать под водой. По этой причине ее поместили в резервуар, чтобы проверить, подлинный ли она член племени. А возможно потому, как она уже раз пыталась сбежать, на ее конечности прикрепили металлические оковы.
  Многочисленные взгляды, вселявшие в Мю страх, прищурились, а их владельцы с рвением принялись состязаться за нее. Цена за Мю повышалась с дикой скоростью. Такое предложение могло выдасться лишь раз в жизни, именно поэтому у них были мысли купить и хорошенько припрятать этого Обитателя Племени Морских. Судя по всему, все из-за той дневной суматохи, с которой им пришлось столкнуться.
  Шумный зал вынуждал Мю все больше и больше сжиматься, пока ее рука стискивала черный кусок материи. Повязка Хадзиме. Когда пытались отделиться от Мю, они были слишком заняты тем, что старались ее успокоить, и о повязке все забыли. Потом Хадзиме вспомнил об этом, надев запасную.
  А эта его повязка стала маленьким источником поддержки Мю. Разлученная с матерью, прошедшая суровое путешествие, заключенная в беспросветную клетку, засосанная в водосток, она в отчании бежала прочь. Уже подумав, что это конец, ее укутало что-то теплое. Проснулась она из-за приятного запаха, а перед ней стоял беловолосый мальчик, носивший черную ткань на одном из глаз. Она молча смотрела на него в изумлении, а попытавшись отвернуть взгляд, он почему-то повернулся и посмотрел на нее. Мю тоже собрала всю свою напористость и ответила тем же, тогда-то и аппетитный аромат, по которому она так скучала, защекотал ее нос.
  После чего, она ответила на его вопрос об ее имени, а заметив испускающиеся здесь же чудесные алые вспышки, ее окунули в теплую ванну. Затем, зайцеухая девочка- старшая сестра с таким же цветом волос, что и мальчик - хоть в них был виден некоторый голубоватый оттенок - помыла ее тело. Неосознанно для самой себя, она звала старшую сестру, представившуюся как Шия, "сестричка", все благодаря приятному чувству от теплой ванны и нежного мытья.
  Поддерживаемая, сидячая на коленках и поедая в то же время деликатесное мясо, Мю на всю свою жизнь запомнила этот момент. Она была поглощена кормлением и без ее на то ведома, мальчик, звавшийся Хадзиме, возвратился. Хоть она слегка повысила бдительность тогда, осторожность полностью рассеялась, когда он достал миленькие одежды, вежливо ее нарядил и просушил ее волосы с помощью теплого и такого уютного ветерка.
  Поэтому она ощутила горечь, когда услышала, что их разъединят, так как ее нужно было вверить в руки службы безопасности. После разлуки с матерью, выдерживая одиночество и страх долгое время, Мю не хотела быть разделена с Братиком и Сестричкой, встреченными ею в этом далеком месте. Она больше не сможет стерпеть это одиночество вновь.
  Поэтому всеми своими словами Мю возражала. Тянула Хадзиме за волосы, царапала его щеки немереное количество раз, бралась за черную ткань, прикрепленную к его глазу. Она все повторяла "Мю хочет быть вместе с ними!" Но Братишка и Сестричка не могли остаться с Мю, все кончилось тем, что Мю бросили. При этих мыслях, тело ее скукожилось еще больше. Как и полагалось, меня оставили, так как я наживаю им столько неприятностей? Они сердятся потому, что я сняла черную ткань? Являюсь ли я уже предметом ненависти Братика и Сестрички? Ее это так опечалило и слезы скатились с ее глаз. Если я смогу увидеться с ними еще хоть раз, то извинюсь за то, что доставляю им столько боли. Я верну черную ткань и в этот раз... Как-нибудь останемся все вместе.
  -Братик... Сестричка... - пробормотала Мю, как вдруг водяной бак издал шумный грохот из-за толчка.
  -Ииик! - испугалась Мю, посмотрев на окружение и хмурясь. Возле нее виднелся мужчина в смокинге и маске, она заметила, как он что-то кричит, после он поочередно постучал по резервуару ногой. Похоже, ему хотелось, чтоб гости узрели, как она плавает, тем самым еще больше повысив ее цену, а пинал он по баку, так как считал, что Мю спит.
  Но от этого Мю только сильнее захлестнул страх, она старалась как можно больше уменьшить свое тело, никак не двигаясь. Сжимаясь телом, крепко стискивая повязку Хадзиме, терпя гулкий звуки удара, разносившегося по трясущемуся резервуару. Мужчина, будучи хозяином подземного аукциона и членом Флитхофа, опасаясь, что Мю заболела, что могло снизить ее цену, приказал другому мужчине принести хлыст. Нужно было ударить по ней, чтобы вынудить ее сдвинуться. Проклятья невольно посыпались у него изо рта, и он стал нетерпелив из-за шума, поднявшегося от гостей.
  -Какая хватка, раздрожающая сволочь. Не доставляй проблем такому человеку, как я. Тупица! - поднялся по приставной лестнице хозяин и попытался отхлестать Мю. Мю крепко закрыла глаза, приготовившись к удару... ее ушей достиг голос того, кого она так желала услышать больше всего.
  -Возвращаю эти слова тебе же, ага? Говна ты кусок.
  В следующий миг с потолка упала тень, развиваясь, сдавливая хозяина вместе со стремянкой и сокрушая его в один момент. Плеск! Кровь брызнула от него во все стороны, словно хозяин взорвался. Его буквально раздавили до смерти. Тень - Хадзиме, возникший с этим ударом, даже не окинул взором рухнувшего мужика, стукнув по резервуару искусственной рукой. Бак разрушился, послышался дребезжащий звук треска.
  -Ииип! - Мю выкинуло наружу вместе с текущим потоком воды и она невольно вскричала.
  Ее сразу же поймало что-то теплое, и она робко приоткрыла глаза.
  Возле нее стоял человек, которого она так желала увидеть, того, которого она так беспомощно ждала, услышав его голос... Он был определенно рядом. Она им поддерживалась. Мю моргнула и молча наблюдала за Хадзиме, словно они встретились в первый раз.
  -Эй, Мю. Ты, почему ты постоянно намачиваешься, когда мы встречаемся?
  Шутливо произнес Хадзиме, спокойно ее рассматривая. Затем она издала шепотом.
  -...Братик?
  -Не знаю, кто такой этот Братик, но Хадзиме-сан, чьи волосы ты дергала, щеки царапала и повязку стащила, точно я.
  Натянуто улыбаясь, ответил ей Хадзиме, круглые зрачки Мю в этот момент наполнились слезами. После чего...
  -Братик!!!
  Она вцепилась в шею Хадзиме, всхлипывая. Хадзиме сделал встревоженное лицо, похлопав Мю по спине. Затем он проворно обернул ее в покрывало.
  И так, эти двое, Хадзиме и Мю, вновь объединившись возле воды, были окружены людьми в черном, стремительно метнувшимся к ним. В рядах гостях прошелся суетливый ропот, они стали спрашивать себя, почему Хадзиме не стал мгновенно сбегать. Но даже сейчас, не было похоже, что ему хотелось ускользать от них.
  -Сопляк, видать тебе мозгов не хватило сообразить, что ты идешь против Флитхофа. Оставь этот товар, и я гарантирую тебе красивую смерть, что скажешь?
  Будучи окруженными двадцатью крепко-выглядящими мужчинами, Мю подняла лицо с шеи Хадзиме, посмотрев наверх на него с беспокойством. Хадзиме приблизил свое лицо прямо к уху Мю и прошептал, "Это будет весьма накладно, так что закрой свои уши и глаза", и он положил маленькие ручки Мю на ее уши, закрывая их. Хоть Мю и давалась диву почему, она кивнула, чувствуя облегчение, так как поведение Хадзиме распространяло спокойствие, без каких-либо признаком нетерпимости или ненужных забот. Она послушно использовала свои руки, чтобы прикрыть уши, закрыв глаза и уткнувшись лицом в грудь Хадзиме.
  Вены прорезались на лбах людей в черном, когда их так пусто проигнорировали, они заорали "Не смей портить товар!" и "Убейте гаденыша!" В то же время,
  БУУУУУУУУУуууууум!!!
  Раздался сухой взрывной выстрел, и голова лидера людей в черном лопнула. Все они издали "Э?" и выпучили глаза, вне понимания происходящего. Они могли лишь взирать на то, как мужчина в черном заваливался, когда его ошметки его мозга вылетели из его затылка. Ловя этот момент, Хадзиме продолжил стрелять очередью. Пока все замерли, не зная, что случилось, звук скорострельного шквала огня не прекращался, а когда они пришли в себя, число жертв, с лопнувшей головой достигло двенадцати.
  
  Тогда-то они и осознали, что парень перед ними непростой человек из толпы, и люди в черном отпрянули, гости же стали заполнять выходы, вопя.
  "Т-ты, что ты такое! Что, как... Это-!"
  Недоумевая, пытаясь покорить свой собственный страх, один из мужчин в черном сыграл храбреца, так прямолинейно повысив голос. Изнутри прибыло еще десять человек, но они сразу же отступили, завидев кошмарный вид того, что простиралось в зале.
  Увидев их, Хадзиме хмыкнул.
  -И чего ты спрашиваешь? Ты своими глазами, что ли не видишь? Я пришел сюда, чтобы забрать ту вещь, что вы у меня отняли. Следующее... лишь предупреждение. Это случится с каждым, кто заберет, что бы то ни было у меня. Так как, завершить ли мне это с ослепительном блеском?
  Сказав такое, Хадзиме применил Аэродинамику, чтобы подняться к потолку зала и без их ведома выпрыгнуть наружу, достигая крыши.
  -Ю. Мю успешно обезопасена. Как обстоят дела с твоей стороны?
  -...Нн. Они дошли до убежища. Финал настанет тогда, когда выйдут все гости.
  -Понятно. Тогда давай завершим все эффектно.
  -Нн!
  Воспользовавшись Аэродинамикой, он прыгнул еще выше в небо. Затем, он заговорил с Мю, кто доверчиво прикрыла свои уши и уткнулась лицом в грудь Хадзиме. Она моргнула, посмотрев на окружение, когда Хадзиме изрек, "Все хорошо, Мю", и... "Фуваа?!" - издала она в удивленном тоне.
  Ничего странного в этом не было, ведь открыв глаза, она увидела, что они в небе, где она могла увидеть каждый квартал, каждый уголок города. С другой стороны, заходящее солнце неистово горело, утопляя вечернее небо в ярко-красный. Над поверхностью земли виднелись искуственные огоньки, сейчас сиявшие, создавая и освещая все в округе. Глаза Мю заблестели, когда она в первый раз увидела такое восхитительное представление, держась за грудь Хадзиме и проговаривая, "Кияя".
  -Братик замечателен! Братик может летать высоко в небе!
  -Не летать, скорее я просто прыгнул... ну да ладно. Что важнее, сейчас, я разрешу Мю взглянуть на пышные фейерверки, как ты на это смотришь?
  -Фейерверки?
  
  -Фейрверки это что-то вроде... взрывов.
  -Взрывов?
  Хоть он и не мог дать дельного объяснения, Хадзиме это было по боку, ведь то, что ему надо было сделать, оставалось прежним. Придерживая Мю правой рукой, он задействовал Аэродинамику, чтобы остаться в небе, доставая тем временем кольцо из хранилища ценностей. Дистанционный детонатор из бомбы, сделанной из Индукционного камня. По сути, он раскидал бомбы по подходящим местам, сейчас оглядывая Мю.
  -Что ж, настала пора приступать. Та~ ма~ я~
  -Та~ ма~ я~?
  В тот миг, как голоса Хадзиме и Мю разнеслись по вечернему небосводу, невообразимые раскаты загремели по всей протяженности Фьюрена и ужасающие толчки прошлись по зданиям, относившемся к Флитхофу. Даже музей, использующейся как подземный аукцион, где исторические постройки? Произведения искусства? А вкусно ли это? - разлетелся на мельчайшие кусочки. Огни пламени поднялись в небо, сопровождаемые внушительными взрывами. Окружающие здания и небо, поглощенные в красный - кое-чем иным, точно не вечерним солнцем.
  -Эээ?!
  -Что ты об этом думаешь, Мю? Удивилась?
  -Фейерверки, страшно.
  Задрожала Мю из-за великих взрывов, откровенно вцепившись к Хадзиме. Когда подошел очеред финального удара, темные тучи вдруг заполонили небо, своей завесой закрывая небо. Вместе с этим, четыре "Грозовых Дракона" появились тут же, грозно завывая. Их число увеличилось, хотя размер был - половина от того, когда они были одним драконом.
  Четыре Грозовых Дракона, сотворенные Ю, разлетелись в разные направления горящего, красного вечернего неба. Практически всю жители Фьюрена могли лицезреть их величественные формы. Издав раскатистые рыки, Четыре Грозовых Дракона одновременно с этим низвергнулись на четыре важные базы Флитхофа, покинутые всеми. Их свечение окрашивало окружающее небо, а рычащие звуки разламывающихся зданий, разнеслись по всему Фьюрену. Выпущенные языки пламени и рассеявшаяся повсюду пыль дополняли, преобразившейся в алый свет, закат в Фьюрене, словно город в военное время после воздушной бомбежки.
  По счастливой случайности, обыкновенные граждане, никак не причастные к этим событиям, не пострадали. Он убедился, что возле Флитхофа не разгуливали какие-нибудь третьи лица, воспользовавшись Беспилотными Разведывательными Самолетами и перемещая их вовнутрь подверженных погрому предприятий и периферий зданий. Люди, что отлетали, превращаясь в золу, непременно относились к Флитхофу. Их личности, однако, распознать не удалось.
  -Хадзиме-сан! Мю-сан цела?!
  -П-постой, Шия. Э, ну это уж слишком быстро!
  Пока он и Мю поглядывали на вспыхивающее пламя и дым, пришла телепатия от Шии. Так как Хадзиме не вдавался в подробности с Шией о том, что он собирался делать, она не скрывала удивления от взрывов и Грозовых Драконов, и, паникуя, спрашивала.
  -Все в полном порядке. Она в безопасности... Все указывает на то, что... базы этих засранцев уничтожены до последней. Полагаю, стоит прийти к штабу Главы Ветви, штабу Илвы, хотя он сейчас почти наверняка визжит без остановки.
  -Хаа~ слава богам~ Место Главы Ветви, так? Поняла. Я сразу же туда отправляюсь, так что и вы с Мю-чан поскорее приходите, хорошо?
  -А, да. Тогда там и увидимся.
  -Да.
  Поскольку Хадзиме вдруг уставился в молчании вдаль, Мю могла только подивиться. Когда он произнес, "Уже скоро мы повидаемся с сестренкой, а?", на лице Мю отразилась улыбка, она воскликнула "Сестричка!"
  Хадзиме, опустившийся на поверхность, встретился с Ю, доверившей детей службе безопасности. Она в тишине осматривала Мю, которую Хадзиме удерживал. Мю неугомонно озиралась вокруг, затем, наконец, взглянула на Хадзиме. Ее глаза как бы говорили, "Кто этот человек?"
  -Мю, это Ю. Моя возлюбленная.
  -Э? Возлюбленная?.. Тогда сестричка Шия?
  -Мой спутник.
  -Не возлюбленная.
  -Разумеется, нет.
  -...Совсем-совсем нет?
  -Готов повторить это снова и снова... Моя возлюбленная - Ю.
  -Хмм~
  Представленная Ю, Мю смотрела на нее с несколько недовольным взглядом. Ю все еще молча наблюдала за Мю. Словно что-то подтвеждая, Мю вернула ей ее взгляд. Обе еще некоторое время таращились друг на дружку, но равновесие неожиданно покачнулось. Ю рысью пустилась к ним.
  -Ууу, - Мю была начеку. Но Ю была не против этого ее бдения, забрав ее у Хадзиме. Издав звук "Кияя~", Ю плотно затискала Мю. "Угх".
  Хоть Мю стонала и оказывала сопротивление, Ю ее не отпускала. После она молвила,
  -...Такая милая.
  Видимо, ей сильно понравилась Мю. Хаа, Мю, наконец-то совладавшая со своим дыханием, подняла головку и они с Ю засмотрелись друг на друга на близком расстоянии.
  -...Мю. Я - Ю. Ты в одиночку так усердно выкладывалась на полную. Поистине достойно восхищения.
  Глаза Ю нежно смягчились и она похлопала Мю по голове, все еще обнимая и приговаривая "Хорошая девочка, хорошая девочка". От ее гладкой руки и теплой атмосферы вокруг, Мю расслабилась, а из ее глаз потекли слезы. Затем она чуть не заревела в голос, "Вааа-", встретившись с Хадзиме глазами, все еще ощущая скованность, так что так и не смогла заплакать. Однако в этот момент она расслабилась и смогла выпустить все свои чувства без остатка.
  Натянуто усмехаясь, Хадзиме пробормотал, "Другого от Ю я и не ожидал". Они подождали, пока Мю перестанет плакать, прежде чем направиться к штаб-квартире Главы Ветви.
  ***
  -Порушенные здания, 22 единицы. Частично порушенные, 44 единицы. Полностью сметенные до основания здания, пять единиц. Смертей членов Флитхова утверждено 95. Выведенных из строя - 44 человека. С серьезными повреждениями - 28 человек, 119 пропавших без вести. Ну, так что? Есть что сказать?
  -Все пошло согласно плану. От этого не проявилось ни сожаления, ни каких-либо ненужных самокопаний.
  -Ха~~~
  Внутри приемной Гильдии Приключенцев, Илва взирал Хадзиме с письменным отчетом в руке. Но после поведанных ими слов о девочке, не знавшей ни малейшего проявления жалости, являвшейся выходцем из Племени Морских Обитателей, кушавшей пирог с чаем и ударявшей его по коленям, Илва пришел в неимоверную "обветшалость".
  -Хоть я и верил, что такое не случится... Слышал, Лиман сбежал из Мэршата, разрушив водяной бак, а после полетел по небу... Не ваших ли это рук дело было, а?
  -Мю, вот это тоже вкусно, представляешь? Отведай-ка.
  -Ах~н.
  Хоть Хадзиме спокойно кормил Мю пирогом, Илва не пропустил Шию, задрожавшей на миг. В итоге, он еще раз испустил глубокий-приглубокий вздох. Почесав живот и голову своей рукой, глава секретарей, Дэтт, тут же привычным жестом подал ему медикаменты для живота.
  -Ну, не стану отрицать то, что вы явно перестарались. Но, прямо говоря, подземная организация доставляла нам море проблем... Так что, скажу честно, здесь вы нас здорово выручили. Они постоянно заметывали внешние следы и улики, с виду представляя законную компанию, они вполне могли вырубить арестованных членов, заменяя их после другими, походя тем самым по принципу на хвост ящерицы... Откровенно говоря, их уничтожение было для нас несбыточной мечтой... Но с нарушением равновесия подземного мира... Нужно срочное вмешательство Офиса Безопасности и Приключенцев.
  -Так, вот с этим должно были разобраться Управляющие Фьюреном. Это дело касалось нас лишь потому, что кое-кто решил положить глаз на нас же, вот и пришлось давать отпор...
  -Отпор то отпор, но как все закончилось уничтожением одно из трех крупнейших подземных организаций в Фьюрене за каких-то полдня? Не, ну давайте посмотрим правде в глаза, об этом даже я не шучу.
  Илва горько улыбнулся, выглядело это так, словно он постарел на как минимум добрый десяток лет. Так как Хадзиме сжалился над ним, он сделал ему встречное предложение.
  -Мы устроили этим преступным шайкам такое грозное предупреждение, что они "отмерят дважды", прежде чем тягаться с нами снова. Да и вполне позволительно Главе Ветви прикрываться нашими именами, так ведь? Все-таки, если огласится факт того, что Глава Ветви нанял "Золотые" Статусы... Это подействует устращающе, не так ли?
  -Оя, а это точно нормально? Это, на самом деле, окажет немалое содействие... Но вы разве не принадлежите к тому типу людей, кому не нравится быть использованными?
  Выражение Илвы говорило, что таких слов от Хадзиме он прямо не ожидал. Но его глаза ясно говорили, "Э? Правда? Само собой, я пойду на такое!" - Хадзиме же пожал плечами, криво усмехнувшись.
  -Ну, бери, пока дают, можно сказать. Мы доставили тебе неудобства, так что я не против, если это всего лишь это. Я также осознаю, что ты, Глава Ветви, будешь с осторожностью делиться этим знанием. К тому же, Фьюрен будет вовлечен в войну между подземными организациями из-за нас, а мне на душе скверно при мысли, что сюда придется включать самых обыкновенных людей.
  -Хадзиме-кун, ты слегка изменился? Когда я первый раз с тобой встретился, у меня было такое чувство, что тебя никто не заботил, кроме твоих спутников... Случилось ли что-то хорошее в Уле?
  -...Можно сказать, что мы пережили не только худшие стороны того, что там приключилось.
  Что и следовало ожидать от Главы Ветви, он и впрямь мог правильно оценивать людей. Смог заметить даже такую легкую перемену в самом Хадзиме. Так как эта перемена была также и во благо Илвы, он с радостью принял предложение Хадзиме.
  Позже, хоть обе организации планировали увеличить свою власть, пользуясь удачным моментом полного уничтожения Флитхофа, их власть даже близко не увеличилась в сравнении с тем, когда Илва, эффективно задействуя имена отряда Хадзиме, словно детей малых, пугая своими россказнями взрослых, заговорческим шепотом сообщал их имена, "Намахаге придет за тобой~". Но благодаря этому, Хадзиме заполучил различные прозвища, вроде "Правая Рука Главы Ветви Гильдии", "Беловолосый, с повязкой, пользователь Сверкающего Пламени", и "Сердцеед Маленьких Девочек"... Но Хадзиме об этом не знал и, в общем-то особой роли не играло то, что так и не узнал.
  (Заметки переводчика: Намахаге - демоническое существо, изображенное с одетой на него увесистой маской огра и традиционной соломенной накидкой во время новогоднего ритуала.)
  Что касалось разбирательства с отрядом Хадзиме, вызвавших это неистовое возбуждение, благодаря усилиям и связям Илвы, как и нежданной помощи со стороны Офиса Безопасности, стоявших за публичное спокойствие, все обернулось как законный акт самозащиты. Так что проблем с этим не возникало. Получалось, что даже для Офиса Безопасности, случай, когда доверенного им ребенка похищали, а после еще и взрывали одно из их офисов, молотком ударил по "шляпке их гвоздя".
  Как дополнение к этому, они не могли терпеть подземную организацию, продолжавшую проворачивать незаконные дела, в то же время, зубоскаля над ними. Директор Офиса пришел поздороваться с отрядом Хадзиме, с по-настоящему мужской улыбкой, все подытожил и при его уходе, шаги директора были настолько легкими, что казалось, что он напевал "ла-дида-дида".
  -Теперь о Мю-кун...
  Илва повернул свой взгляд к Мю, жующей печеньку двумя руками, словно белочка. Мю дернулась под его взглядом, неспокойно посмотрев на Хадзиме, Ю и Шию, с неохотой расставаться с ними. Причина, по которой она не взглянула на Тио... Старшие как- никак должны прикрывать детей от всего вредного.
  -Ее можно вверить нам и ее отошлют в Элизен, согласно законным процедурам, или же ее можно было оставить вам на попечение в виде доверенности, при условии возврата. Только эти два пути. Какой выберете?
  Хадзиме склонил голову, размышляя о том, можно ли было не сдавать похищенное дитя Племени Морских Обитателей властям. Судя по ожиданиям Илвы, им с самого начала разрешалось оставить ее, ведь ярость "Золотого" Статуса должна была защитить ее, Мю.
  -Хадзиме-сан... Я, абсолютно точно буду защищать этого ребенка. Так что, позволь ей пойти с нами... Пожалуйста.
  Шия преклонила голову перед Хадзиме. Она всеми силами желала быть вместе с Мю, пока та не прибудет обратно в целости и сохранности. Ю и Тио наблюдали за Хадзиме в молчании, оставляя решение за ним.
  -Братик... Будем вместе... пожалуйста?
  Какой же это был грязный трюк, произносить "пожалуйста?" и посылать взор снизу вверх, все еще сидя на его коленях. Главное то, что заполучив обратно Мю, он уже принял во внимание, что возьмет ее с собой, если она того пожелает, так что все было решено.
  -Ну, в начале это еще могло оказать нам немалую услугу... Но сейчас, она мне дорога, и просто "прощай" я ей тоже сказать не могу.
  -Хадзиме-сан.
  -Братик!
  Шия и Мю пришли в восторг и заулыбались широко-широко. Может это и было обязательным покорить Великий Вулкан Гурюен, сперва им стоило пуститься в путь к Побережному Городу Элизену. Но Хадзиме таки решил дозволить Мю сопровождать их, уже посчитав в уме, "Как-нибудь да выпутаемся".
  -Но, Мю. Не могла бы ты прекратить называть меня Братиком? Можешь называть меня просто Хадзиме. Что тут добавить, то, как ты меня называешь, вызывает у меня зуд.
  Потому как Мю обнимала его от радости, Хадзиме высказал свои требования, в полурасстройстве. Что бы отаку заклеймили "братиком"... Самые разные события приходили в голову после такого.
  Требование Хадзиме озадачили Мю на миг, но она задолго до этого уже кивала, будто поняв, чего он хочет... Ответив совсем иначе от того, что любой из них мог бы ожидать.
  -...Папа.
  -...Че-чего? Прости, Мю. Кажется, малость не расслышал. Будь добра, повтори еще разок.
  -Папа.
  -...Д-должно быть это то самое, так? Слово, на языке Морских Обитателей означающее "Братик" или "Хадзиме", а?
  -А-ум. Папа это папа.
  -Мм. Подожди секундочку.
  Хадзиме воспользовался рукой, чтобы помассировать лоб, Шия тем временем, застенчиво поинтересовалась, почему Мю использовала слово "Папа" на Хадзиме. И тогда...
  -Понимаете, у Мю нету Папы... Он ушел туда, где обитают Боги прежде, чем Мю родилась... Ки-чан, Лю-чан и Ми-чан, он есть у всех, только у Мю нет... Поэтому Братик - Папа.
  -До меня как-то дошло, но хочу съязвить цуккоми на твое "вот почему". Умоляю, все что угодно, только не Папа. Мне же все еще 17 лет, понимаешь.
  -Нет, Папа это Папа!
  -Ладно. Тогда Братик сойдет. Не хочу такое забористое прозвище, хватит этого Папы!
  -Нееееееет! Папа, он Папа Мю!
  Позже, он из шкуры вон лез, пытаясь разуверить Мю называть его Папой, но она показывала невиданную упертость, даже больше чем тогда, когда называла его Братиком.
  Впоследствии, прозвище так и закрепилось. Ничего ему не оставалось, как вынудить ее мать переубедить Мю, когда они прибудут в Элизен. Лицо Хадзиме выражало такое страдание, словно оно было величайшим с момента падения в бездну.
  Беседа с Илвой окончилась, и они вернулись в гостиницу, где разгорелся спор, кого звать "Мамой" Мю, а на этот момент, Тио, кто еще окажет свое отрицательное внимание на Мю, каталась по полу, так как ее связал Хадзиме.
  Естественно, ее от этого только штырило...
  В конце концов, звать Мамой она никого не хотела, кроме своей собственной Мамы, так что Ю, Шия и даже Тио остались при своих "Сестрах".
  В ту же ночь, они все спали в стиле каваноджи (По типу кандзи река川, ребенок посередине, родители по обе его стороны.), ведь Мю так пожелала. Еще раз возникла проблема, когда встал вопрос, кто будет спать рядом с Мю и напротив Хадзиме.
  Однако уморившийся Хадзиме дал Мю поспать между ним и Ю. Шия от этого была не удовлетворена, накрывая всех своей вспышкой гнева, но как-то смогла заснуть, когда высказала все свои жалобы.
  В тот же день, 17-летний Хадзиме стал Папой... И совместное путешествие с малышкой началось!
  ***
  Экстра
  Ю: ...Хадзиме?
  Хадзиме: Нн? Чего тебе, Ю?
  Ю: ... Хочу ребеночка.
  Хадзиме: ...(Скатывается волна пота.)
  Ю: ... Джиии- (строит глазки.)
  Хадзиме: ... Когда-нибудь.
  Ю: Нн!
  Шия: Это~ Хадзиме-сан... мне бы тоже (*Красень-красень*)
  Хадзиме: ... Не буду.
  Тио: Хозяин, эта хо~
  Хадзиме: Только те, кто существуют, могут язвить.
  Тио: ... Хаа, хааа. Только эта получила мгновенный ответ... Тем более, такой беспощадный... Не могу больше сдерживаться!
  
  Ситуация выходит из-под контроля
  Оглушительный лязг оружия и звуки взрывов, раскатились по тусклому подземелью, пока они полагались лишь на единственный крохотный источник зеленого света.
  Битвы были настолько напряженные, что иначе как лютыми назвать их было нельзя, даже стена туннеля вдали время от времени пошатывалась перед глазами. Многочисленные следы серебристых клинков красиво вспарывали пустоту перед собой. Огненные ядра, огненные копья, воздушные клинки и водяные лезвия, словно заграждения, летели вперед. Звук чего-то, режущего жёсткую плоть, гневные вопли спутникам и воинственные кличи, заполняли, кажущееся, недавно безлюдное пространство, превращая его в поле боя.
  -О, свет, просачивающийся через всех существ, ветер, несущий всепокрывающие разрушения, разметывающий и танцующий вокруг, словно водоворот, стань смерчем света, пронзая моих врагов! Парящая Жестокость!
  Святой меч, что он держал в своей руке, как и его запястье, размывавшееся от ускорения в воздухе и от Куки, как от основы, разошлось бесчисленное количество ярких мечей. Атакующий демон, походивший на летучую мышь, длиной около 50 сантиметров, мгновенно покрошился на винегрет, рухнув на землю, не в силах провести успешную атаку, сбрызнув кровью во все стороны.
  -Авангард! Считаем, сейчас десять!
  "" Так точно! ""
  Муравьиного вида демонические создания, жутко двигающие челюстями-ножницами, демонические существа, подобные летучим мышам и морские анемонообразные демонические особи, с множеством извивающихся щупалец: обвивались вокруг и шевелились внутри тридцати метрового в диаметре, округлой формы помещения. Демонические твари наступали с 8 туннелей вокруг всей комнаты.
  Место это носило гордое название - Великое Подземелье Оркуса. Восемьдесят девятый этаж. В авангарде: Куки, Рютаро, Шидзуку, Нагаяма, Хияма и Кондо, сдерживали чудищ до окончания отката магических атак арьергарда, задних рядов. Демонические твари, что смогли добраться и напасть на арьергард, были отброшены и побеждены Куки и авангардом, пока они ждали конца отката.
  Хлопотливая демоническая особь, вида летучей мыши, рванулась к задним рядам, наступая, используя брешь между членами авангарда, но была остановлена заслоном, поставленным надежным пользователем Барьера.
  -О, эфемерный смерч, О, невидимый щит, разъярись, сдуй, закрути и останови все, чего коснешься, "Стена Яростной Бури"!
  Судзу Танигучи активировала нападающе-обороняющий тип магии. Распетое заклинание пролетело прямо перед арьергардом, можно было почувствовать бриз, прошедший по их вытянутым рукам. Невооруженным взглядом изменений видно не было. Даже летучая мышь-демон не распознала его присутствия и инстинкты его подвели, не предупредив об опасности. Монстры все еще старались нападать на задние ряды, что были в шаге от того, чтобы активировать магию крупных масштабов.
  Однако прежде чем они дошли, демонов встретила стена воздуха, искажая и преломляя вид, внезапно появляющаяся из ниоткуда. Десяток летучих существ врезались в эту стену, но она лишь сгибалась, не пропуская ни одного из них внутрь.
  Когда бросившиеся на них демоны сталкивались со стеной, плотная стена взрывалась, создавая неслабое воздействие на них, словно достигая своих пределов. Вызванный толчок был невообразим, плоть, смятённая им, сразу же разлеталась, разбрызгиваясь по стенам подземелья с эхом сдираемой кожи и смерти. Плесь!
  -Хмпф! Так просто я вас не пропущу!
  Голос, задающей настроение в классе Судзу, раздался в разгаре интенсивных звуковых порывов боя. В то же время, арьергард выстрелил своими лучшими атаками. Эти атаки принуждали их соблюдать дистанцию, ведь так они могли победить врагов, отбросив всех тех, кто были в непосредственной близости.
  -Отступаем! - после команды Куки, авангард мигом стал пятиться от демонических созданий. В следующий момент, магическая атака шести людей пришла как никогда вовремя.
  Здоровенный огнешар столкнулся со своими препятствиями, одновременно с этим вызывая невиданных размеров взрыв. Тем временем, по полю сражения ходила и растаптывала врагов буря, отсылая вперед вакуумные лезвия, засасывающие и рассекающие демонических существ. С поверхности, каменные копья вылетали вперед, несясь на врагов с сумасшедшей скоростью, пронзая нижние части туловища демонов. В то же время, падающие с потолка сосульки прошивали их макушки, создавая множество в них отверстий.
  Не существовало возможности живому организму выжить в таком подчищенном месте, выглядящем так, словно против него взбунтовалась сама природа. Атаки длились какие-то десятые доли секунд. Но более девяноста процентов демонических тварей было мертво, тогда как прочие находились на пороге смерти из-за серьезных повреждений.
  -Отлично! Так и надо! Давайте разберемся с остатками их сил побыстрее!
  С криком Куки, авангард вновь пошел вперед и демоны, будучи на грани смерти, уже даже не могли толком отбиваться, все благодаря всепоражающим магическим атакам, с каждым из них расправились по очереди, одного за другим отправляя в небытие. И пяти минут не прошло, как все демоны были истреблены.
  Сражение завершилось, но отряд Куки не понижал бдительности, немного спустив пар, они выискивали в окружающей местности дальнейших врагов, если таковые имелись.
  -Фух, следующий - девяностый этаж, хух... Смогли одолеть демонических существ этого места без особых трудностей... И, похоже, что конец боевых тренировок в подземелье уже близок.
  -Поэтому - не опускайте осторожность. Все-таки, мы можем лишь догадываться, какие демонические чудовища и ловушки поджидают нас впереди.
  -А не понапрасну ли ты волнуешься об этом, Шидзуку? Разве мы не зачистили только что этаж с невиданной легкостью, этаж, который еще никто до нас даже не достигал? Да что бы нам там не попалось, я их завалю! Даже если это раса Демонов!
  Шидзуку предупредила Куки, хвастливо бубнившего такого, сама погружаясь в мысли, а мускулоголовый Рютаро в сердцах рассмеялся. Несмотря на это, Куки обменялся с Рютаро приветствием кулаками, демонстрируя бесстрашную улыбку. Увидев их поведение, Шидзуку вздохнула, почесывая свой покрывшийся морщинами лоб. Она переходила из крайности в крайность от этой парочки, что возвысило ее до уровня мирового старичка-мудречка. "Морщин у меня не прибавилось, так ведь?" Было ее заботой, когда число ее посещений зеркала все увеличивалось. Но, невзирая на это, этих двоих она ни в чем не ограничивала, следуя за ними. По-настоящему добрая душа.
  ***
  -Хияма-кун, Кондо-кун, мне кажется, вы должны были восстановиться... И... Как вы?
  Пока прочие обсуждали события прошлой битвы, Каори неустанно выполняла свои обязанности: исцеление людей с прошлого сражения, ведь она значилась Целителем. Надо заметить, что существовала еще одна девушка-целитель, находясь в отряде из 15 людей, также подвергшимся боевым тренировкам и обязанность лечения была разделена между ними двумя.
  -...Ах, с этим никаких проблем. Спасибо тебе, Ширасаки.
  Хияма, излеченный Каори, грезил в связи с близостью лица Каори, отвечая невпопад. Очевидно, что она его покорила. Даже Кондо выражал благодарности с покрасневшими ушами. Так как они состояли в авангарде, им редко перепадала возможность попасть под опеку Каори и все же, они никак не могли привыкнуть к общению с ней. Хоть поведение Кондо походило на аналогичное поведение ребенка в период полового созревания... в глазах Хиямы скрывалась тьма, когда он смотрел на Каори. Тьма становилась все плотнее, с каждым пролетом нового дня... но практически никто этого не замечал.
  Услышав его настрой, Каори произнесла - "Всегда пожалуйста" с улыбкой. Затем встала и повернулась вокруг. Когда она убедилась, что лечить никого не надо, она тайно вздохнула, бросая то и дело взгляд на темный проход впереди, глазами, наполненными тревогой.
  -...
  Замечая состояние Каори, Шидзуку сразу понимала, что чувствовала ее лучшая подруга. Разум Каори был полон забот. Оставалось еще десять этажей, прежде чем они дойдут до низшего этажа (П.П.общепринятое мнение), но признаки Хадзиме даже близко не были ими замечены. Хоть это означало, что надежда еще горела, отчаяние сгущалось гораздо сильней. Даже если она решила не верить тому, что Хадзиме мертв, пока она не убедится воочию... Еще один этаж был преодолен, а негативные мысли, подымающиеся на поверхность, было не так то легко развеять.
  Более того, прошло более четырех месяцев с момента падения Хадзиме в пропасть. Даже если ее решимость и была крепка, прошло достаточно времени, чтобы скверные мысли заполонили ее голову. Видя состояние Каори и то, как она крепко стискивает свой артефакт - белый посох, Шидзуку позвала ее, так как не могла больше этого выдерживать. И прежде, чем Шидзуку сдвинулась, миниатюрная задавательница настроения буркнула- "Будто я позволю Каори киснуть из-за таких забот!" и понеслась в ее сторону.
  Бумс, она подпрыгнула, обняв Каори сзади.
  -КА-О-О-О-О-РУШКА!!! Нет надобности лечить этих парней, излечи лучше Судзу и полностью~! Исцели меня тем и этим~
  -Хия! Судзуночка! Где ты меня трогаешь! Вообще-то, как раз таки у Судзу не может быть никаких ран!
  -Есть! Сердце Судзу, словно из хрусталя, ноет! Так что, побалуй меня! Точнее говоря, воспользуйся гигантскими грудями Каорочки!
  -Г-грудя-... Я сказала, хватит! А, эй! Яааа! Шидзуна, на помощь!
  -Хаа, хаа, так приятно? А вот тут? Молодая леди, а вы та еще штучка?!
  -...Ха, прекрати уже, Судзу. Знаю, что тебя не заботят взгляды мальчишек... Но, ты должна...
  Судзу превратилась в старого извращенца, лапающего грудь Каори с таким грязным выражением на лице, что лучше его другим людям вообще не видеть. Поэтому она получила затрещину от Шидзуку и провалилась в забытье. Каким-то образом, ребята, пристально следящие за юри-сценкой Судзу и Каори, тоже бухнулись в обморок. Судзу судорожно дергалась, потирая синяк на голове, отчего Эри Накамура не могла не ухмыльнуться.
  -Уу~ спасибо тебе, Шидзуночка. Как это смущало...
  -Ладно, ладно. Все уже хорошо. Я убрала изврата, окей?
  Пока Каори со слезными глазами прижималась к ней, Шидзуку нежно хлопала Каори по головке. Это сцена с недавних пор часто стала показываться. Шидзуку взглянула в лицо Каори, нежно поглаживая ее шелковистые волосы. Каори смотрела на Эри, а она, в свою очередь, взирала на Судзу с беспокойством и в то же время с радостью на лице, и заботы ее как рукой сняло. Видимо, чувства ее изменились, пусть и на короткое мгновение. Так или иначе, Шидзуку мысленно прониклась восхищением, размышляя, иного и не ожидалось от классной (П.П.принадлежащей классу)задавательницы настроения - Судзу (стиль старика-извращенца).
  -Осталось всего лишь десять этажей. Давай постараемся на всю катушку, Каори.
  Шидзуку положила руки на плечи Каори, вложив немного силы в них и смотря прямо на Каори. Это был способ воодушевления ее лучшей подруги, чтобы она не прогнулась под несчастьем. Глядя на Шидзуку, Каори заметила, что она сама немного оробела, так что ударила себя по щекам, возвращая ей взгляд, твердо смотря на нее.
  -Ун. Спасибо, Шидзуночка.
  Беспокойство Шидзуку еще раз подтвердило Каори, насколько далеко она готова ее поддерживать, и Каори ответила той же признательностью, ее взгляд смягчился, а сама она выдала улыбку. Шидзуку молча кивнула и ее взор подобрел... Лиловые цветочки распустились по их сторонам, но они этого не замечали. Куки и остальные, которые неловко озирались в сторонке, тоже не были замечены Шидзуку и Каори. Они пребывали в своем мире, как-никак.
  -А сейчас... Смогу ли я защитить его?
  -Вот оно что... Уверена, ты сможешь. Мы изменились с той поры. Даже наши уровни перегнали уровни господина Милда и других рыцарей... Однако, возможно ли, что и он стал сильнее? Даже тогда, он был тем, кто помог нам в самом конце.
  -Хаха, блин... Шидзуночка...
  Каори верила в выживание Хадзиме, но смотря на нынешнюю себя, задавалась вопросом, сможет ли защитить его в этот раз, поэтому Шидзуку подкалывала ее, шутя. По правде говоря, они по многим причинам озадачатся, когда найдут свою цель... Но это кое-что для не далёкого будущего.
  По воле случая, здесь были Куки, Рютаро, Шидзуку, Каори, Судзу, Эри, ровно пять человек, включая Дзюдо Нагаяму и шайку Хиямы, состоящую из четырех человек. Всего 15 человек, в то время как Милд с рыцарями остановились на 70 этаже, так как там был найден телепортационный круг, соединяющий 30 и 70 этажи. Хоть стало проще перемещаться к нижнему этажу, 70 этаж был для Милда и рыцарей предельным. Надо заметить, что один Милд и еще несколько рыцарей могли держать темп, установленный отрядом Куки, когда они были уже в районе 60 этажа. Так что после достижения 70 этажа они становились лишь помехой отряду Куки.
  Даже Милд это осознавал. Он научил группу Куки всем премудростям подземелья. Потому он и рыцари решили выкладываться на полную и обезопасить место вокруг круга телепортации, пока отряд Куки продвигался дальше.
  Милду хотелось показать всем горькую усмешку, будучи превзойденным ими за каких-то 4 месяца. Но даже так, после взаимодействуя с отрядом Куки, он и остальные рыцари были уверены в своих возможностях и могли непоколебимо поддерживать зону безопасности на 70 этаже.
  Статусы отряда были вот такими:
  
  
  Исцеляющая магия Каори и Склонность к элементу света были запредельными. В особенности ее исцеляющая магия была на высочайшем, возможном, ранге. Уже судя по умениям, Каори как минимум приравнивалась к четырем людям. Более этого, ее текущие цифры в характеристиках превышали таковые у Героя - Куки. Какой привет, такой ответ, все шло согласно ее обещанию.
  Веря в его выживание, в этот раз, она будет той, кто защитит его. Таков был итог ее целеустремленного повтора рутины, которую она могла выполнять незадолго до отхода ко сну.
  -Думаю, пришла пора отправляться... Теперь же можно?
  Застенчиво поинтересовался Куки у Каори и Шидзуку, обнимавших друг дружку в комнате Каори, так что иногда поведение Куки казалось подозрительным, что выводило Каори из колеи, но Шидзуку знала, что было у него на уме, поэтому спокойно наблюдала за ним. Ее глаза отчетливо выдавали, "До каких пор ты собираешься поддерживать это недоразумение, дурак".
  Прикидываясь, что не видел взгляд Шидзуку, Куки отдал приказы остальным членам команды. Они исследовали девяносто процентов восемьдесят девятого этажа и маршрут, по которому они собирались пойти, виделся здесь последним не исследованным белым пятном. Размышляя о строении этажей до этого самого времени, пришла пора им встретить на своем пути лестничный пролет.
  Предположение оказалось верным и группа обнаружила лестницу через десять минут, после того, как они выдвинулись. Пока они спускались по слабоосвещенному, спиралеобразному лестничному пролету, то проводили осмотр прохода на наличие возможных ловушек. После спуска на приблизительно десяти метров, отряд Куки прибыл на девяностый этаж.
  Пока что, группа Куки бдительно осматривалась, выискивая опасность, ведь это место служило начальной точкой этажа. Однако, уже по одному внешнему виду, можно было сказать, что ничего не изменилось от всех тех этажей, пройденных ими с восьмидесятого, обследование которых они уже завершили. Они сразу приступили к разведке окружения, вместе с этим составляя карту. Даже если строение было тем же самым, снижать бдительность они не могли себе позволить, так как возникшие здесь демоны могли таить в себе невиданную доселе мощь.
  Не сбавляя осторожность, отряд Куки исследовала проходы и помещения с аналогичной схемой этажа, что и ранее. Изучение продвигалось как по маслу. Так и должно все продвигаться? Тут на лице одного из них отразились тени сомнения.
  -...Что с этим местом?
  К тому времени, как отряд углубился до просторного помещения, неясное чувство тревоги достигло своих границ и Куки издал вопросительный возглас, совсем запутанный происходящим. И другие члены экспедиции были сбиты с толку не меньше его, поэтому замерли, когда Куки задал вопрос.
  -Даже после того, как мы так продвинулись вглубь, мы не встретили ни одного демонического существа?..
  Их исследование дошло до конца второй половины этажа, исключая ненужные проходы. До этого момента, им никогда не позволяли так легко продвигаться дальше, ибо атаки свирепых и сильных демонов их задерживали. В обычных условиях, два дня ушло бы, чтобы достичь конца второй половины этажа. Но с момента изучения этого этажа отрядом Куки и три часа не прошло. Причина их прогресса была элементарна. Они не встретили ни одного демонического создания на этом этаже.
  В самом начале, они посчитали, что монстры оценивают отряд Куки, скрываясь во мраке, но ничего так и не выскочило, сколько бы они не использовали умение Восприятия и другие магические заклинания. Было странным не ощущать присутствия даже самого тривиального, "залежавшегося" демона. Очевидно - ситуация выходила из-под контроля.
  -Что сказать, жутко это. Здесь с самого начала ничего не прижилось?
  Как и Рютаро, остальные члены экспедиции также обсуждали различные возможности, оставшиеся нерешенными. Их недоумение лишь росло.
  -...Куки, может нам стоит временно отступить? Каким-то образом, у меня зловещее предчувствие на душе. Милд и Рыцари вполне могут знать, что здесь случилось.
  Предложила Шидзуку Куки, не снижая бдительность. Куки принял во внимание ее предложение, так как у него самого кошки на душе скреблись, но они должны были продолжать продвигаться во что бы то ни стало, да и ему пришла мысль, что все будет в наилучшем виде, они ведь как-никак с легкостью управились с последним этажом, так что сейчас он медлил с ответом.
  Пока Куки замешкался, отряд его, исследовавший окружающее пространство, неожиданно возвысил голос в связи с находкой чего-то.
  -Это... кровь... так?
  -Сложно различить, так как кровь сливается с цветом неосвещенных стен. Оно покрывает всю стену.
  -Ой, ой, а вот тут ее порядочное количество.
  Прошел чуть дальше Нагаяма, отделившись от побледневшего отряда, касаясь жидкость своим пальцем. После, он убедился во всех дальнейших подробностях, осматривая и нюхая кровь, прилипнувшей к его пальцу.
  -Аманогава... Стоило бы прислушаться к предложению Ягаши... Это кровь демона. К тому же, еще свежая.
  -Что ж, если это кровь демона, это означит, что демоны вокруг были поголовно уничтожены. Не только это, но и то, что совершить это мог только кто-то сильный... Но не сможем ли мы продвинуться дальше, Одолей мы его?
  Нагаяма лишь покачал головой на доводы Куки. Даже если Нагаяма и был величайшим после Рютаро, он обладал крайне рассудительным характером, в отличие от первого.
  Он осмотрел окружение с осторожностью, готовясь к битве и вынес вердикт, и свое представление того, что он думал об данной ситуации.
  -Аманогава... Демонические существа вряд ли покажутся из этой комнаты в одиночку. Мы также не видели ни одного из них в проходах и помещениях выше. Тем более, это первый раз, когда мы находим следы. Иными словами...
  -...Что-то скрыло следы напавших демонов, так?
  При словах Шидзуку, Нагаяма кивнул. Даже выражение лица Куки показывало, что он что-то осознал при этих словах. Затем, как и Нагаяма, он повысил внимание на максимум, делая строгое лицо.
  -Существует и возможность того, что демонические существа стали умнее... Но естественно будет думать, что здесь кто-то побывал... Вдобавок ко всему, только в этой комнате следы не заметены, скорее даже, ему не хватало времени скрыть их или...
  -...Это ваша последняя остановка.
  Что прервало слова Куки, было никогда доселе неслышимый, тут же прозвучавший голос женщины. Голос казался немного мужским, от сухости в нем. Отряд Куки выпучил глаза и мгновенно вошел в боевую стойку. Тут же они повернули глаза к источнику шума.
  Послышались звуки шагов, но то, что вышло из темных глубин обширного зала, было молодой женщиной с горяще-красными волосами. Уши женщины были слегка заострены, а кожа была смуглой.
  Отряд Куки раскрыл глаза в полном изумлении. Внешность женщины была тем, что они все хорошо могли себе представить. Хоть они не видели такое раньше, это служило расовой особенностью, часто проскальзывающей в лекциях Иштара и остальных - враг Бога Церкви Святых, а также заклятый враг человеческой расы. Это...
  -Раса демонов.
  Кто-то пробормотал, отчего женщина демонической расы показала еле заметную, холодную улыбку.
  
  Против демонической расы I
  Рыжеволосая женщина расы демонов, появившаяся перед отрядом Куки, продемонстрировала хладнокровную улыбку, взглянув на членов его отряда, распахнувших от неожиданности глаза.
  Как и ее волосы, ее очи также отливали алым, а носила она черный, как ночь, костюм, напоминающий костюм всадника. Его покрой подходил под ее тело, так что ее прелестные очертания можно было разглядеть даже в темном подземелье. Вдобавок к этому, в области груди виднелся разрез, где два чудесных холмика-близнеца выглядели так, словно вот-вот выпрыгнут наружу. Не менее примечательно вились ее волосы позади и характерно выглядывали заостренные кончики ушей - чертовка приманивала взгляд. Большая часть учеников покраснела, хоть и понимала, что время для этого не подходящее.
  -Ты герой, так? Да, ты там, носящий по-идиотски блестящие доспехи.
  -И-идиотски... За-закрой рот! Я не потерплю то, что меня назвал идиотом кто-то демонической расы! Да и с чего бы это представителю расы демонов тут находиться?!
  Не особо вдумываясь в происходящее, выпалил Куки, воспользовавшись своим легким порывом ярости, чтобы прийти в себя после удивления, спрашивая о причинах женщины расы демонов.
  Но у женщины расы демонов вопрос Куки вызвал раздражение и она его проигнорировала.
  Затем, крайне неохотно, она продолжила.
  -Хааа~ Хоть это и абсолютно излишне... Ладно, приказ есть приказ... Ты, я говорю о тебе, повсюду-блестелка. Не хочешь перейти на нашу сторону?
  -О ч-чем таком ты говоришь? Перейти на твою... что все это значит?!
  -По всей видимости, твои мыслительные процессы на низком уровне. Все, как я и сказала. Приглашение для господина Героя. Хочу, чтоб ты перешел на нашу сторону. Есть различные пути использования твоих возможностей, понимаешь?
  Потребовалось время, чтобы осознать весь смысл столь неожиданно сказанных слов отряду Куки. Затем, одноклассники взглянули на Куки, посмотревшего прямо на женщину расы демонов с отвращением на лице. Тогда-то они и поняли, что она имела в виду.
  -Я отказываюсь! Как смеешь ты... спрашивать меня о предательстве... Человеческая раса... мои товарищи и жители этого Королевства! Всё, как они твердили! Демоническое раса представляет зло в чистом виде! Ты нарочно пригласила меня, но прийти сюда одной, как глупо с твоей стороны! Мы возьмем числом. Лучше сдавайся!
  Слова Куки вызвали облегчение в рядах его одноклассников. Они рассчитывали на то, что Куки целиком и полностью откажется, но они также не могли отрицать, что слегка заволновались по этому поводу. Однако, друзья его детства - Рютаро и Шидзуку, не показали даже тени беспокойства.
  По другую сторону сил, женщина расы демонов даже виду не подала на его мгновенный отказ, пробормотав - "все с этим ясно". Вообще-то, когда Куки, вскрикивая, сообщил ей свой ответ, это лишь еще больше вызвало в ней раздражение.
  -Ну, видишь ли, мой начальник признал, что от нас не убудет, если твои товарищи присоединятся к тебе. Так что насчет этого?
  -Мой ответ неизменен! Сколько бы раз ты не спросила, человеческую расу я не предам!
  Не обсуждая это со своими товарищами, представитель - Куки, немедленно ответил и, словно вовлечение в разговор этого приглашения было чем-то неприятным, активировал Святой Меч, озарившийся после этого светом.
  -Нет смысла в дальнейших разговорах, я заставлю тебя силой, если так не сдашься!
  Позади него Нагаяма и Шидзуку тайком щелкнули языками, с максимальной бдительностью осматривая окрестности вблизи женщины демонической расы. Учитывая их ситуацию, эти двое полагали сменить свою позицию, даже если потребуется солгать этой женщине. Но Куки уже в гневе все выразил, причем прежде, чем они смогли сообразить что-нибудь дельное. Раз уже ничего нельзя было повернуть вспять, они приготовились к любым возможным неожиданностям.
  Однако, как бы они не обдумывали эту идею, какими бы умелыми не были представители Демонической расы в магии, они бы не пришли в это место по одиному. Еще более невероятным казалось, что она смогла безупречно истребить демонических созданий этого этажа, к тому же не оставляя и намека на след. Раз раса Демонов была столь могущественна, то она бы уже давно поставила на колени человеческую расу.
  Вдобавок ко всему, у женщины расы демонов и капли пота не виднелось на лице тогда, когда она дошла до этого этажа перед их появлением, числом же группа насчитывала пятнадцать человек. Размышляя над тем, как она умудрилась скрыть признаки сражения, приходила в голову мысль, будто здесь было все заготовлено как раз для этого и сейчас, когда они ступили на этот этаж, можно было предположить, что у нее имелось географическое преимущество. Никто из здесь присутствующих и вида не подаст, если вдруг произойдет что-то неожиданное.
  Катастрофа, которую почувствовали они оба, мгновенно подтвердилась.
  -Понятно. Тогда большего я не спрошу. Также позвольте мне вас заверить... Приглашение для вас не является моим главным приоритетом, так что не вздумайте удумать что-то столь наивное, будто я вас не убью. Лютос, Хавел, Энки. Пришла пора пировать!
  Женщина расы Демонов воззвала к трем именам и БЖААХ! - когда что-то треснуло, эхом разносясь по подземелью, послышались сдавленные голоса Шидзуку и Нагаямы, когда их отбросило.
  -Гу?!
  -Га?!
  Неизвестно, что отбросило этих двоих. После приказа женщины Демонической расы, они ощутили, как место слева и справа от отряда Куки затуманилось. К ним приближались сущности, по скорости схожие с умением "Сжатие Земли", нападая на их неподготовленных одноклассников, взиравших на разговор Куки и женщины Демонической расы со стороны.
  Даже с максимальной наблюдательностью Шидзуку и Нагаямы с самого начала, они еле-еле смогли разглядеть эту неожиданную атаку, встав на защиту учеников и целясь в невидимого врага.
  Шидзуку - скоростной боец и защита у нее низкая. Поэтому, она сложила мечи наподобие креста напротив затуманенного места, попытавшись прыгнуть, сопротивляясь голой физической силе, но получила удар. Однако атака врага была куда выше границ ее воображения и ее защиту разорвали, а ее саму швырнули на землю, она едва дышала, стараясь подхватить побольше воздуха в легкие. На ее животе сразу стал заметен мелкий порез.
  Нагаяма считался "Великим Бойцом Боевых Искусств", обладающим врожденностью к защите даже среди боев кулачного типа. Умение он извлек из Укрепления Тела, похожего на Ваджру, оба навыка показывали себя надежными, так как на деле были мощнее щита из стали. Сочетая это все с его массивным телосложением, его руки, способные пробиться через защиту, позволяли ему называться, как это говорится, Человеком-Крепостью.
  Но даже Нагаяма обнаружил брешь у себя в защите, оставленной этой сущностью и отлетел, разбрызгивая кровь из своих тяжело раненных рук. Он еле увернулся от дополнительного урона от столкновения с землей, приземляясь на шайку Хиямы, находившихся в задних рядах.
  Послышался звук разбившегося стекла , когда Судзу заранее применила чары, так же, как и Шидзуку с ее максимальной бдительностью. Это то, что она мгновенно высвободила, почуяв неладное. Местом было задние ряды отряда. Она не чувствовала там сущностей, но каким-то образом воспользовалась барьером так, чтобы охватить не только Шидзуку и Нагаяму, но и всех в арьергарде. Можно сказать, сделала она это по наитию, хотя также потому, что ей доставало опыта. Ее действия были более, чем правильными. Без барьера Судзу, третье затуманенное место беспощадно бы разрезало Нагаяму и остальных членов отряда.
  Однако Судзу мгновенно отлетела назад в возмездии, за замечательную защиту своих союзников, от полученного толчка разломленного барьера. К счастью, Эри стояла позади нее и удачно поймала Судзу, но критическое положение еще не закончилось, третье затуманенное место тотчас стало гнаться как и другие две затуманенные точки, калеча Шидзуку и Нагаяму.
  Из-за неожиданности, те одноклассники, кто не среагировали на три приближающиеся размытые силуэты... В этот момент,
  -Даруй Благословение и Божественную Защиту света нам! "Небесная Пора", "Небесный Периметр", "Небесное Вмешательство"!
  Каори активировала три вида световой магии в то же время, практически без распева, она смогла вбросить в сражение некоторые из своих заклинаний.
  Первая магическое заклинание было восстанавливающей магией среднего ранга, сразу исцелившее раненных Шидзуку и Нагаяму, отлетевших и упавших наземь. Эти чары были в состоянии исцеления более двух людей, расположенных сейчас в отдалении от нее. Слабый белый свет опустился на них двоих, собравших сил и кое-как вставших, все еще постанывающих от боли. Их темп регенерации иначе как "за пределами нормы" не назовешь.
  Второе заклинание было применено на Судзу и остальных, чтобы тех не заметили три размытые точки. Похожий слабый белый свет полился и на них. Свет жизнерадостно распространялся, а площадь воздействия света распространилась по месту, где они находились.
  Небесный Периметр принадлежал к восстанавливающей магии среднего ранга, так называемая саморегенерация. Хотя длилось заклинание долго, количество восстановления на единицу времени было мизерным. Внешне выглядело все так, будто окружение окутывал свет, сотканный из магической энергии, в то же время, действие магии активировалось. Каори использовала эту фишку - количество восстановления было поставлено по минимуму, чтобы ещё и косвенно раскрыть личности неведомых им врагов.
  То, что предстало им внутри белого света, были причудливые демонические существа, с головой льва, драконообразными конечностями, острыми когтями, змеиными хвостами и орлиноподобными крыльями на спине - так называемая Химера. Довольно проблемный монстр. Видимо, они воспользовались особенной магией сокрытия. Это представляло весьма и весьма хлопотное умение, так как скрывались не только их внешности, но и их сущности. Но факт того, что в таком состоянии они не могли проявить свою полную силу, как нельзя лучше подтверждался этими тремя затуманенными точками - им же это сейчас казалось благословением в череде неудач.
  Все-таки, даже Шидзуку с Нагаямой, показывающие лучший боевой потенциал среди одноклассников, выбыли из строя после всего лишь одного удара. Такие противники устрашали их. Их сила стояла куда выше всех тех демонов, которых повидали ученики на прошлых этажах и очевидно, сильнее тех, что были на этом.
  Три Химеры навострили когти и клыки в погоне, словно догадываясь о местонахождении цели внутри света. Их целями стали Шидзуку, Нагаяма и Судзу, эта троица. Но их когти и клыки не достигли их, так как перед ними было воздвигнуто три щита из света и атаки были отведены на волосок от неминуемого столкновения. Угол атаки чуть сместился, и щиты треснули под напором Химер.
  Только что сработали чары среднего ранга - "Небесное Вмешательство", считающиеся высшим вариантом начального заклинания световой защитной магии "Вмешательство Света", где одновременно создавались два щита. Даже пользователь барьеров Судзу, пользовалась этой магией и, стремительно восполняя уничтоженные края щита, тянула время, хотя щиты все равно разрушатся, когда ослабнут. В этом плане, Каори не могла сравниться с Судзу, чьей специализацией служил барьер, потому как она не могла их так применять, несмотря на свою высокую склонность к световому элементу. В лучшем случае, Каори могла устанавливать временные щиты за считанные минуты.
  Тем не менее, щиты несли ощутимую пользу. В миг, когда мощный барьер Судзу был опрокинут одним толчком, Каори осознала, что ее барьеры будут бесполезны, так что она выбрала способ, дабы отвести атаку. Сперва она не ожидала, что входящие атаки будут такими же, что и прежде, поэтому ситуация складывалась ближе к "пан или пропал". Она почувствовала, что удача на их стороне, когда это удалось.
  Три Химеры, чьи атаки были отведены, разъярились, начав новую атаку. Выделенное ей время превратилось в один миг. Куки и остальные не упустили этого шанса.
  -Уйди от Шидзуку-у-у-у-у-у!
  Так значит, Нагаяму атаковать можно было? Никто не произнес этой фразы. Возможно из-за выпущенного гнева, Куки взревел и воспользовался Сжатием Земли, дабы мгновенно добраться до Химеры возле Шидзуку. Скорость Куки была настолько высокой, что он оставлял после себя остаточный образ. Он взмахнул своим Святым Мечом, опуская его на шею Химеры и меч осветился.
  В то же время, Рютаро взялся за Химеру, напавшую на Нагаяму, принимая карате стойку и сжимая кулаки. Вместо того чтобы атаковать напрямую, быстрее будет воспользоваться способностью артефакта типа перчатки - "Взрывной Волной". Боевой крик Рютаро и магическая энергия неизменно тянулись к перчатке.
  Более того, поймавшая отлетевшую Судзу Эри, вытянула руку, став нараспев произносить чары, чувствуя то же критическое положение, что и Судзу. Мощная огненная магия пришла в ход. Магия среднего ранга - "Море Пламени" и, как и название гласило, эта магия дальнего действия, управляющая приливающими волнами пламени. Даже ловкие противники не смогут с легкостью от такого уклониться.
  С повышенной силой и скоростью, Куки опустил меч, возвышаясь над врагом. Тем временем, вытянутый кулак Рютаро принимал форму, которая была великолепней некуда и вызвал жестокую ударную волну, проходящую вперед, словно пушечное ядро. В то же время, Жнец Смерти Эри, вызвала алую волну прилива, поднявшуюся, чтобы заглотить свою цель, превращая ее в пыль и пепел.
  Однако...
  -РЫЫЫЫЫЫЫЫААААААААА!!!
  -ГУУУУУУАААААААААААА!!!
  Вне их познаний, некоторые сущности все так же скрывали себя. Три тени зарычали и напали на отряд Куки прямо перед тем, как их атаки достигли своей цели.
  -Хмммммф?!
  Внезапность этого положения вызвало у Куки и Рютаро новую стаю мурашек, пробежавших по спине и затылку. Две тени ринулись на них двоих с невообразимой мощью и металлические булавы в их руках размахнулись с невиданной скоростью.
  Куки сразу же воспользовался центробежной силой меча, чтобы повернуть тело, тогда как Рютаро выставил левую руку на приближающуюся булаву, вместо своей вытянутой правой руки. С нарушенным равновесием, Куки покатился по земле, а Рютаро отлетел от второй атаки противника, после того, как защитился от булавы своим кулаком.
  В атаковавших Куки и Рютаро можно было опознать демонических сущностей, похожих на Бруталов, высотой достигающих двух с половиной метра. Но хотя их и можно было сравнить с монстрами из РПГ-игр, такими как Орками или Ограми, Бруталы можно было принять скорее за самых очевидных миру свиней, тогда как эти являлись весьма смышлёными противниками. К тому же, их Бруталоподобные тела были усилены до предела. В действительности, сила и скорость предыдущей внезапной атаки не могла сравниться с атакой Бруталов.
  С другой стороны, хоть Эри и не получила прямого попадания по себе, психологический эффект, который она от этого возымела, был куда выше, чем у Куки или Рютаро. Причиной тому стало сущность, распахнувшая пасть и вдруг начавшая вдыхать все приливные волны разом. Вуууууш! Пламя вспыхнуло в одной точке и затем исчезло. Тень стала вдыхать все пламя за десятые доли секунды.
  Что появилось в пещере, где пламя и тепло испарились, было черепахоподобным существом на шести лапах. Панцирь на его спине отливал алым, как и бушующее пламя, ранее превратившее свою цель в пепел.
  В следующую секунду, черепахоподобное существо закончило поглощение пламени и снова раскрыло свою пасть широко. В то же время, панцирь на его спине ослепительно засиял и красный свет показался из его открытого чрева. Словно там накапливалась энергия, после же, оттуда вылетел лазерный луч.
  Замечая такое, на лице Эри промелькнуло все нетерпение ожидания, времени ей позарез не хватало, так как она только что выстрелила своей магией. Но нетерпимость ее улетучилась с веселым голоском ее лучшей подруги в ее же руках.
  -Не недооценивай меня! Приди по порядку, О, Свет Защиты и приобрети очертания, пока обладаю я волей - "Небесное Вмешательство!".
  В тот же миг, десяток световых щитов возникли в последовательном порядке перед Судзу и Эри. Все щиты были поставлены диагонально, наклоняясь на 45 градусов. Высокотемпературный луч вылетел из шестилапой черепахи в то же время, когда появились щиты, отражая их вверх на 45 градусов, тогда как сами щиты разрушились.
  Но, так или иначе, сила луча была гораздо выше атак предыдущих демонических созданий, ведь ему потребовалось лишь мгновение, чтобы распылить щит. Сжимая зубы, Судзу последовательно заколдовывала пробоины образованием новых щитов, заделывая прорехи один за другим. Можно сказать, что такое вполне ожидаемо от Пользователя Барьеров, чье построение новых щитов заняло столько же времени, сколько их разрушение, едва успевавшей отбить луч шестилапой черепахи.
  Отраженный луч врезался в потолок подземелья, покрывая все окружение ошеломляющим грохотом, стирая все в своей близости в пыль и рассеивая обгоравшие минералы, грянувшие вниз словно дождь, во все стороны.
  -Что за фигня?! Что случилось?!
  -Что это за демоны такие?!
  -Вот дерьмо, давайте завалим их наконец!
  Только после того, когда ситуация докатилась до такого, шайка Хиямы и отряд Нагаямы вышли из состояния смятения и приготовились к битве. Пораненные Шидзуку и Нагаяма были также полностью излечены, соответствующе взяв себе по Химере.
  Шидзуку вошла в сверхскоростной мир и даже остаточных образов с ее стороны стали неразличимы. Вуум! Ее фигура исчезла со звуком взрывающегося воздуха, появляясь сразу за Химерой, в следующий миг, она воспользовалась техникой обнажения меча, чтобы вытащить свои клинки, что вернулись обратно в свои ножны прежде, чем кто-либо успел заметить.
  "Вне ритма" - умение, пускающее в ход движение без предварительных действий. Она не столько двигалась со скоростью, не оставляющей даже её следов, а скорее не позволяла поймать себя в поле зрения противников, подстраиваясь под их движения, то ускоряясь, то замедляясь. К тому же, скорость обнажения и рассекания мечом также повышалась, в связи с навыками, извлеченными из фехтования. Скорость голых лезвий была даже быстрее, чем обыкновенная форма жизни могла различить лишь как резкий взмах.
  Чтобы обратить удар, полученный ей мгновение назад, она воспользовалась одной из секретных техник Яигаши, "Разрыв Вакуума" (П.П.в английской версии точно не было в таблице, еще сверюсь с оригиналом). Как и указывало название, резала она даже воздух. В тот момент, когда стало возможно разглядеть серебристого цвета траекторию клинка, змеиный хвост Химеры в следующий миг располовинился.
  -ГУРААААААААВ!!!
  Яростно взревев, Химера повернулась и взмахнула своими острыми когтями. Но ее атака вспорола лишь её дух. Шидзуку уже сдвинулась на другую сторону. Размахнувшись своими двумя лезвиями, она резанула бок Химеры.
  -Ку!
  Шидзуку пользовалась своей скоростью, чтобы неустанно наносить урон Химере. Но лицо Шидзуку так и не просветлело, невольно издавая стон, словно ее укусил особо свирепый жук. Все потому, что она просчиталась. По правде говоря, она намеревалась разрезать тело Химеры первым ударом, но не смогла и змеиный хвост вошел в область поражения ее оружия вместо задуманного первоначально тела. Даже когда второй взмах должен был разрубить тело Химеры надвое, его пресекли, а ее тело поспешно накренилось вперед, прежде чем удар достиг тела.
  Химера не могла тягаться скоростью с Шидзуку, но это не значило, что она не могла ничем ответить. Ее силуэт она видеть не могла, поэтому ей только и оставалось, что поспевать за невероятной скоростью Шидзуку, используя скорость своих рефлексов. По-настоящему невыносимый, хлопотный соперник. Особенно трудный для Шидзуку, желавшей поскорее закончить с боем и кинуться на выручку остальным.
  После она взмахивала своими клинками третий и четвертый раз, и хоть на теле Химеры оставались борозды ран, они были слишком мелкими, чтобы стать смертельными. Тем более, Химера стала подстраиваться под темп Шидзуку. На лице Шидзуку показалась досада.
  Скверные положение наставало для Шидзуку, нет, для всех них.
  -КАААААА!!!
  Когда она услышала вопль, вдруг разнесшийся по помещению, темный, красный свет обхватил тяжело поврежденный хвост и крылья перед ней и ранения мгновенно заросли. Эффект "Небесного Периметра" Каори сильно ослаб, а так, ранения же не должны были исцеляться, какими бы мелкими они не были. Шидзуку раскрыла глаза в неверии и обернулась на источник вопля, сохраняя осторожность с излеченной Химерой.
  Без ее ведома, у женщины Демонической расы, бездельно стоявшей, словно невозмутимый зритель, появилась двухголовая, белая ворона, сидящая на ее плече, одной головой наклонившейся в сторону Шидзуку.
  -Даже целитель есть?!
  Ей почудилось, что она таки наконец нанесла немалый урон трудному противнику, но он был мгновенно залечен. Даже в лучшие времена, ей давалось столько возможностей завершить все победой.
  Однако сейчас, к Химере был приставлен отличный целитель. Эта ситуация невольно вызывала крик души.
  Не только Шидзуку, ее товарищи в других местах так же горько взревели.
  Куки, сражавшийся с Бруталоподобным, получавшим поддержку, почти закончил, нанеся глубокий порез по телу Бруталовидного от плеча до груди, но другая голова вороны посмотрела на рану и пронзительно завизжав, закрыла ее, словно время повернули вспять.
  То же произошло и с противниками Рютаро и Нагаямы. Второй Бруталоподобный с которым сражался Рютаро, двигался с выпотрошенным животом, будто там что-то взорвалось, а одна его рука была сломана. Но это все также мгновенно залечилось, когда голова, поглядывающая на Химеру, бившейся с Шидзуку, повернулась к ней, взвизгнув. Даже Химера, с которой дрался Нагаяма, с вывалившимися органами, сразу же исцелилась.
  -Все складывается так, будто у вас наступают тяжкие времена. Как поступите? Перейдете теперь на нашу сторону? Если сейчас ухватитесь, я дам вам все хорошенько обдумать, ну как?
  Видя отряд Куки, тягостно борющийся с врагами, женщина демонической расы сложила руки вместе, сдержанно ведя себя и снова их приглашая. Надо заметить, она задала вопрос, зная, каков будет ответ, поэтому лицо ее сохранило холодную беспристрастность. Ее ожидания оказались верны.
  -Не шути так! Мы не отзовемся на твои угрозы! Нас не одолеть! И я тебе это докажу! Вот он, я - "Выход за Пределы Возможного!"
  Слова женщины расы Демонов возмутили Куки. Он воспользовался святым мечом, чтобы отразить направленную вниз булаву Бруталоподобного и улучил момент для активации "Выхода за Пределы Возможного".
  Окутанный божественным сиянием, Куки закричал - "это конец!" и рванулся прямо на женщину расы Демонов.
  
  Против Демонической расы II
  "Выход за Пределы Возможного" - техника, способная временно утроить базовые статусы владельца посредством магии, однако, она являет из себя, в прямом смысле, выход за человеческие пределы. Она не может быть использована долгое время, ведь пользователь техники ослабевает на то же время, сколько он провел в режиме использования этой формы. Поэтому он удостоился последствиями, такие как тяжелая усталость и невозможностью биться даже в половину своей начальной силы. Так что время и место для этого последнего средства должны быть подобраны со всей тщательностью.
  Из-за силы и восстановления демонов, Куки рассудил, что мораль его спутников снизится, если так будет продолжаться, поэтому рискнул и воспользовался Выходом за Пределы, чтобы мгновенно одолеть Белую Ворону и женщину расы Демонов.
  После высвобождения Выхода за Пределы, тело Куки окутало в белоснежный свет. В то же время, Бруталоподобный, чья булава была вновь отражена, изменений в Куки не заметил.
  -О, воля моя что лезвие, собери свет и разорви моих врагов, "Меч Света"!
  Куки наклонился телом вперед, чтобы увернуться от булавы Бруталоподобного, затем тотчас рассек его снизу, используя Святой Меч, удлинившийся до размеров лезвия света.
  Он уже срезал врага ранее с помощью "Меча Света" и хоть тот, и получил серьезную рану, жизни она не угрожала. Однако в этот раз, он применил Выход за Пределы, утраивающий его характеристики, а с эффектом Меча Света, Бруталоподобный диагонально располовинился, словно был изготовлен из масла.
  Одним мгновением позже, тело Бруталоподобного диагонально сдвинулось и бум! - раскрошилось с диким звуком. Куки вложил силу в свои ноги и мгновенно ускорился, яростно метнувшись на женщину демонической расы.
  Ничего не заграждало пространство между Куки и этой женщиной. И хотя раса Демонов превосходила их по части магии, для нее уже было слишком поздно что-либо предпринять. Таким образом, она будет разрезана вместе с белой вороной и так ее жизнь оборвется. Так все подумали.
  Но в этот момент,
  -ГУУУУУРААААААААРРР!!!
  -Ва?!
  Возникло шесть размытых пятен, с шумом напавших на Куки. Так как Химеры атаковали одновременно и со всех сторон, в голосе Куки интуитивно проскользнула нотка удивления и его глаза широко распахнулись.
  Он мигом затормозил, уворачиваясь от атаки спереди и применяя Святой Меч, чтобы разрубить Химеру справа. Дальше ему только и оставалось, что уповать в успех Святых Доспехов и выдержать смертоносную атаку сзади.
  По-другому поступить он не мог. Когти Химеры слева задели его плечо. Он вылетел из-за окружения Химер, когда последняя из них резко подпрыгнула и погрузила когти передней лапы в плечи Куки, пригвоздив его.
  -Агх! - послышался его вопль сквозь плотно сжатые зубы.
  Он еле смог остановить Химеру Святым Мечом, приготовившую воткнуть свои когти в шею с затылка. С когтями, погруженными в его плечи, сила сжатия ее челюстей была уменьшена. Куки, уже вышедший за Пределы Возможного, постепенно стягивался в угол и больше не мог вкладывать силы во что-либо.
  -О, Благосклонный Свет, впусти свое лечение и подай упреждающий сигнал в это место, Небесный Ожог! Скрепляющая печать!
  Видя, что Куки находится на грани, Каори немедленно активировала заклинание восстановления, "Небесный Ожог" - умение среднего ранга, действующее на одиночную цель. Эффект он оказывал повыше магии восстановления, Небесной Поры, использованной ею ранее, чтобы исцелить нескольких людей. Но когти Химеры были все еще вонзены в плечи Куки, из-за чего он не вылечится таким способом, каким обычно это происходит.
  Поэтому она задействовала сдерживающую магию среднего ранга, Скрепляющая Печать в то же самое время, когда активировала магию восстановления. Скрепляющая Печать это магия, создающая клетку света, центрируя объект, выделенный использовавшим это заклинание - Каори применила эту магию на Куки. Клетка Света моментально разрослась вокруг него, отталкивая Химеру прочь.
  С вытащенными когтями из плеч, эффективность Небесного Ожога показала себя, мгновенно регенерируя раны Куки.
  В то же время, некоторые люди из задних рядов, такие как Судзу и группа передних рядов, сражавшихся с Химерами и шестилапой черепахой, выпустила атакующую магию в сторону Химер, напавшим на Куки. Но расстояние было слишком велико и они не смогли нормально прицелиться, даже когда встали под эффект Небесного Периметра Каори, все еще не в состоянии нанести существенный урон Химерам.
  Но, тем не менее, им удалось выиграть Куки время для восстановления его равновесия. Следующим шагом он приготовил свой Святой Меч, воспел заклинание и бросился отбивать атаку, уже полностью восстановившись.
  -Порхающие Четырехкрылые Лезвия!
  Взмахнув Святым мечом, он описал дугу в воздухе, а в том месте, где он махнул, появились четыре разреза, сотканных из воздуха. Помеченные целями Химеры, почуяли неладное после действий Куки, усиленного Выходом за Пределы Возможного и мгновенно отпрыгнули, совершая уворот.
  Но,
  -Схвати их, Сдерживание!
  Благодаря короткому заклинанию без всякого распева, Каори смогла активировать среднеранговую магию святого элемента, Сдерживание. Многочисленные цепи света вылетели из-под лап отпрыгнувших Химер и обвились вокруг их шеи и лап. Хоть с их силой, Химеры могли запросто выпутаться, на какое-то время, их сковали, да так, что уклонение им стало недоступно.
  Вследствие чего, четыре Химеры получили прямое попадание Парящими Лезвиями Куки и погибли, тела их разлетелись во все стороны.
  Куки сверкнул на них и направил свой Святой Меч на женщину демонической расы.
  -Какая жалость. Твое последнее средство было недейственным против нас. Теперь тебя никто не защитит!
  После слов Куки, женщина демонической расы взглянула с сомнением, да что там, с восхищением на него. В ее голове прозвучало, "Почему он это сейчас заявляет? Разве ему не лучше было бы меня сразу прирезать?"
  Хоть женщину расы Демонов загнали в угол, ее флегматичное поведение смущало Куки. Сначала она спустила Химер, потом Бруталоподобных, а теперь снова Химер. Эти неожиданные атаки также стали источником его смятения. "Ты только и делаешь, что устраиваешь неожиданные атаки и нечестно сражаешься. Более того, ты играешь роль зрителя. Что за трусость!" - возопил Куки.
  -...Ну, это не было моим последним средством.
  -Что за вздор!
  -Вздор или нет, забудем об этом, только вот, что ты будешь делать после того, как отразишь это? Я убедилась, что твоя сила значится как Еретический Апостол, так что дел с тобой у меня больше нет.
  -Что з...
  -КИЯЯЯ!
  -Кх?!
  Проговорила женщина расы Демонов, имея сложности с поправлением своих волос, как вдруг раздался вопль позади Куки, тогда, когда он ее расспрашивал.
  Куки инстинктивно обернулся назад, а его глазам предстали пять Бруталоподобных и Химер. К тому же, черный четырехглазый волк, которого он еще никогда не видел, был оседлан черной шестидесятисантиметровой кошкой с четырьмя щупальцами. Они одновременно напали на его товарищей и Куки мог узреть то, как одна из щупалец черной кошки пронзила бок одного из его друзей из отряда Нагаямы - Кентаро Номуру. Завопившая же называлась Мао Йошино, также состоявшая в отряде Нагаямы.
  -Кентаро! Проклятье, не перегибай палку ты так!
  -Мао, утихомирься! Я его вылечу!
  Член их отряда, Эндо Косуке, отсек щупальца, пронзившие Номуру и зыркнул на черную кошку замутненными от ярости глазами.
  Номура рухнул, на лице его читалась непосильная мука, Юшино же такое происшествие привело в смятение, после чего ее обругала Цуджи Аяко, моментально задействовав лечебную магию. Благословение, что довершило ее чары прежде, чем обрубленный Эндо щупалес зарос.
  -В-, Еще наступают-!
  Обернувшись назад, Куки издал возглас удивления, ведь без его ведома, вскоре появились подкрепления.
  -Эффект особенной магии Химер, Камуфляж, активируется на всяком, к кому она прикоснется. Или ты об этом и не догадывался? Гляди, вон еще пребывают.
  -Кх?!
  Немыслимое полчище демонических созданий возникло тут же, смещая чашу весов в обратную сторону. Теперь уже Куки и его товарищи отставали в количестве.
  Предвидя беду, Куки поспешно повернулся назад. Женщина демонической расы раскрыла ему секрет эффекта Камуфляжа Химер и продолжала расставлять все больше фигурок демонов на это шахматное поле сражения.
  Десять четырехглазых волков и черных кошек показались у нее из-за спины и бросились на Куки.
  -Ку-ооо!
  Щупальца черной кошки растянулись на нечеловеческой скорости, набрасываясь на Куки со всех направлений. Куки совершил оборот вокруг своей оси, чтобы разрубить подступающие щупальца, используя Святой Меч, но одна из черных кошек близко приблизилась к нему сбоку, пытаясь ударить. Нацелилась она на лицо Куки, так что вряд ли могла увернуться от его атаки по воздуху. "Один готов!" Убедился было он в смерти демона, но его ожидания не оправдались.
  В следующий миг, черная кошка каким-то образом сделала хитрый финт в воздухе, уклонившись от его атаки. Затем, острейшие когти, не вяжущиеся с этим кошачьим телосложением, нацелились на шею Куки.
  Куки еле смог сдвинуть голову для уворота, но уже ничем не смог ответить на атаку четырехглазого волка, пришедшей сзади, все это, в связи с нарушением его баланса. Благодаря защите его доспехов и мощи Выхода за Пределы, атака не закончилась серьезным повреждением. Он с силой отпрыгнул, вернувшись к своим товарищам.
  И так, очевидно не в меру могучие демонические чудовища окружили отряд Куки. Все они в отчаянии старались дать отпор, но что навлекло еще больше проблем, это то, что враг внезапно увеличился в числе и действовал сообща. К тому же, белая ворона могла мгновенно излечить демонических созданий, если они не умирали от одного удара.
  Хоть и передние ряды кое-как смогли устоять на своих ногах, все благодаря непрерывному лечению Каори и другого целителя Цуджи Аяко, они были не в состоянии вырваться из этой "петли".
  Куки наносил урон врагам с помощью силы, полученной "Выходом за Пределы", но ему стало невозможно нападать на демонов, пользуясь тактикой "наскок-отход" и одновременно координируя действия со своими.
  На высокой скорости, сравнительно такой же, что и Шидзуку с "Вне Ритма", черная кошка и четырехглазый волк, обладающие умением "Предвидение", успешно действовали сообща, успешно уклоняясь от удара, что впоследствии мог стать для них смертельным.
  Они лихорадочно отражали атаки, но тень отчаяния постепенно стала находить на лица одноклассников. Это чувство все разрасталось за счёт участия женщины Демонической расы в битве.
  -Золотистоглазый Ящер, спящий в глубинах земной тверди, царь с магическими очами, рожденный в этом мире, приносящий проклятье тьмы в зоне своего видения. Ищу я вечную и безысходную темницы тьмы. Ни страх, ни отчаянье, ни горе не заключит моих врагов в пределах своего видения, ибо останется лишь прах, лишь хладнокровные распластавшиеся скульптуры. Сокруши все и предай их земле! "Заключительная темница!"
  Сразу, как только окончилось заклинание, из вытянутой руки демонической женщины возникла серая сфера и полетела в сторону отряда Куки, выписывая параболу.
  Пусть скорость ее назвать молниеносной язык поворачивался, тем не менее, любой в отряде Куки мог от нее увернуться. На первый взгляд, магия была поистине непостижимой, но тот, чей живот вспорола тентакль, Кентаро Номуру, уже побледнел, тогда как кровь отхлынула от его лица, по белизне он стал похож на березу. Кентаро тут же закричал,
  -Кх?! Твою мать! Танигучи!!! Выруби эту штуку! Воспользуйся барьером!
  -Э?! П-поняла! Впусти святилище, не пропускающее здесь врагов! "Святое Вмешательство!"
  Номура уже почти свел концы с концами, когда Судзу применила короткое по призыву заклинание, вызывающее высокоранговую защитную магию святого элемента. Светящийся барьер создал подобие Собора, окруживший отряд Куки. Так как у Святого Вмешательства отсутствовала возможность признавать союзников или врагов, множество демонических существ были окутаны внутри Барьера, по виду действительно отдаленно напоминающего Собор. Не только магия эта считалась мощной, но и потребляла она существенно. Поэтому заклинание нечасто использовалось и уж точно не в сражениях на публику. Однако крик Номуры оповестил ее обо всей опасности магии, активированной женщиной расы Демонов до этого, так что ей хотелось воспользоваться сильным видом магии барьеров и она мигом избрала Святое Вмешательство как единственно правильный выход.
  Серого цвета сфера сразу же натолкнулась на барьер после того, как Судзу расширила Святое Вмешательство. Эта серая сфера воздействовала на него с невообразимой силой и давлением, противореча своей безобидной внешности. Чтобы ни дать ей пробиться, Судзу сжимала свои зубы и отчаянно терпела чувство того, как магия ее утекает из тела.
  Как раз тогда, словно получив приказ от женщины демонической расы, движение демонов изменилось. Несколько из них одновременно нацелились на Судзу.
  -Судзу!
  -Защищайте Танигучи!
  Эри выпалила своей магией, дабы помешать приближающемуся Бруталоподобному, взывая к имени Судзу. С Судзу в центре, имелись здесь еще Эри с Сайто Йошики и Кондо Реичи, сражавшиеся с Химерой и четырехглазым волком напротив Судзу. Номура подобрался сбоку от Судзу.
  Но вдруг, из бреши их защиты возникла черная кошка, метнувшаяся в сторону неподвижной Судзу, не смевшей двигаться, пока поддерживала Святое Вмешательство. Номура мгновенно задействовал Каменное Копье, кинув его параллельно поверхности. Но черная кошка передвигалась зигзагообразно по воздуху, наклонила тело, уворачиваясь от каменного копья, и вытянула все свои щупальца.
  -Танигучи!
  -Агх?!
  Воскликнул Номура ее имя, предупреждая ее, но было уже слишком поздно. Щупальца мигом прошили живот, бедро и правую руку Судзу, пока она пыталась увернуться. Ее крохотное тело схватили и отбросили в сторону мощным толчком.
  Разбрызгивая кровь, спина Судзу ударилась об землю и ее дыхание застыло. Затем, она заверещала, не в силах терпеть боль после возвращения дыхания.
  -АААААААУУУГХ!!!
  -Судзуночка!
  -Судзу!
  Вскричали вслух Каори и Эри, слыша ее мучительный голос. Хоть Каори пыталась сконцентрировать все свое сознание для активации исцеляющей магии, сияющий барьер Судзу к тому времени уже исчез.
  -Все, держитесь подальше от этой сферы!
  Предупредил остальных Номура меланхоличным голосом. Однако никакая магия не могла соперничать с неприступной защитой Судзу, Святым Вмешательством. По этой причине, предупреждение несколько запоздало.
  С исчезновением барьера, крутящаяся серая сфера массивно полетела, врезаясь в землю и беззвучно разбиваясь, резко распространяя такой же серый дым по окрестностям.
  Сайто, Кондо и Номура побежали к Судзу, лежавшей неподалеку в агонии. Серая занавеса обволокла все вокруг них. Теней демонических существ видно не было. Все они разом отдалились.
  Серый дым все еще распространялся, пытаясь поглотить Куки и остальных.
  -Приди, О, Ветер! Воздушная Бомба!
  Куки тотчас применил воздушную магию, чтобы создать порыв ветра, оттолкнувший серый дымок за пределы помещения.
  Может потому, что сотворен порыв был посредством магии, так легко он не давал себя вытолкнуть, но благодаря магии Куки, усиленной Выходом за Пределы Возможного, он успешно смог вытолкнуть дым после нескольких усилий в проход подземелья.
  Однако, что предстало после дыма...
  -Не может быть, Судзу!
  -Номура-кун!
  -Саито! Кондо!
  Саито и Кондо целиком обратились в камень, теперь уже не в состоянии разговаривать, а у Судзу окаменела нижняя часть тела, тогда как у Номуры, прикрывшего собой Судзу, в камень превратилась левая сторона тела.
  Саито и Кондо застыли в недоумении после обращения в камень, так как на тот момент не успели понять, что случилось. Судзу, чье нижнее тело окаменело, сопровождаемая болью, потеряла сознание с поистине болезненным выражением лица.
  С другой стороны, тот, кто защитил Судзу, Номура, понес наименьшие потери, все же стеная в агонии и стискивая зубы, словно переживая сейчас резкую боль. Урон, нанесенный Номуре, был едва заметен в связи с тем, что он являлся Пользователем магии земляного элемента.
  Вдобавок к этому, он мгновенно разглядел магию, совершаемую женщиной демонической расы, так как она принадлежала к земляному элементу, который он и изучал - магия принадлежала к высокому рангу, именовалась она Заключительной Темницей. Все усугубляющая магия, простиравшая по округе окаменяющий, сизый дым. Даже легкого касания хватало, чтобы магия могла заполонить тело, пока оно полностью не каменело и единственным способом миновать заклинание становился барьер, державшийся до спада эффекта или использование мощной магии для отталкивания сизого дыма. К тому же, барьер также обращался в камень, если не являлся высокоранговой магией, а дым мог быть откинут посредством магии высокого ранга.
  -Сволочь! Как ты посмела!
  В гневе поднял голос Куки из-за случившейся катастрофы, павшей на его товарищей.
  Куки, окутанный сияющим светом от эффекта Выхода за Пределы, еще больше засиял, ослепляя всех. Он выглядел так, словно готов был в любой момент броситься на женщину Демонической расы. Однако Шидзуку выступила в качестве тормозов для Куки, завопив в предостерегающем тоне, веля отступать и уносить отсюда ноги как можно скорее.
  -Прекрати, Куки! Давай примем отступление! Путь к нему уже очищен!
  -Чт-?! После того, что случилось, как я могу поджать хвост и убежать?!
  Его ярость все просачивалась наружу, пока он наблюдал, как его товарищи страдают, Куки смотрел свирепо на окружающих, отказываясь от плана отступления Шидзуку. Он стал выпускать давление на нее, но она его охотно приняла, будто какой-то пустяк и колюче посмотрела на него в ответ.
  -Послушай! Каори их наверняка излечит. Только это займет некоторое время. И все же, высока вероятность того, что станет слишком поздно заботиться о них, если мы вовремя не приступим к отступлению. Так что нужно отходить сейчас, зализывая раны. Да и нам теперь не хватает трех людей, и если ты бросишься сейчас, никто, повторяю, никто не сможет выдержать следующую атаку! Нас правда истребят всех до единого!
  -Угх, но...
  -Тем более, разве не пришла пора твоему Пределу за Выходы достигнуть рискованного пика? В таком случае, нам точно придет конец, если Куки ослабнет! Пожалуйста, успокойся! Все мы мыслим так же как и ты!
  Слушая очевидное от своего друга детства, Куки замешкался, закусив губу и тут же заметил, как края губ Шидзуку кровоточили.
  Шидзуку тоже была смертельно измотана. Прежде чем она сама того не осознала, Шидзуку рассекла свою губу до крови. Ее товарищи находились на волоске от смерти, а ей же хотелось, если такое вообще возможно, расправиться с врагом.
  -Хорошо! Все, пришла пора отступать! Шидзуку, Рютаро, потерпите еще чуть-чуть!
  -Предоставь это мне!
  -Вперед!
  Куки выставил перед собой Святой Меч, вслух зачитывая длинное заклинание. До этой поры он долгие чары не использовал, так как в прошлом положении шанса не представлялось. Но сейчас наступила идеальное время, дабы зачистить путь к их отступлению. Из-за этого пришлось доверить защиту Шидзуку и Рютаро, ведь он сам при воспевании был полностью безоружен. Проще говоря, им нужно было схлестнуться с демонами, намеревающимися подобраться к Куки. Естественно, даже если Шидзуку и Рютаро не могли с ним сравниться, они все еще могли сражаться с немалым рвением даже при текущих ранах.
  -Думаешь, я позволю тебе вот так запросто уйти? - проговорив такое, женщина Демонической расы отдала приказ закрыть проход позади отряда Куки. Затем, она начала петь магию, целью которой становился Куки.
  Но каким-то образом, с женщиной расы Демонов произошло что-то из ряда вон выходящее.
  ""РАААААААР!!!""
  -Кх?! Почему!
  По неким причинам, одна из пяти Химер, будучи ее союзником, стала атаковать женщину. Пока женщина оглядывала ее с широко распахнутыми глазами, она резво пришла в себя, воспользовавшись коротким заклинанием для активации своей магии. Высокая концентрация клубов пыли обернулись вращающимися лезвиями с женщиной в центре, разрезая две Химеры. Атаки оставшихся Химер были неким образом отбиты посредством отбрасывания самой себя от отдачи раздуваемых клубов пыли.
  Женщина демонической расы гаркнула, "Почему это я атакованна?!" - в возбуждении, озираясь на Химер, что ее атаковали - у всех отсутствовали части тел. У одной не хватало головы, у другой виднелся глубокий порез на теле, откуда до сих пор капала кровь.
  -Эти...
  Как и заметила женщина Демонической расы, пять Химер, набросившиеся на нее, были теми, кого одолел Куки. По идее погибшие Химеры восстали и стали ее атаковать. Ситуация выходила за грани реальности, женщина вспомнила кое-какую магию и пробормотала, "Неужели..."
  -Я не позволю тебе мешать Куки-куну!
  Закричав такое, Эри взмахнула своей рукой как жезлом и заставила туши Химер окружить женщину расы Демонов.
  -Тц! Некромант, ха! Таких сведениий до меня не доносили!
  Прежде чем напасть из засады на отряд Куки, женщина провела определенные исследования на их счет, никто не упоминал о том, что здесь будет кто-то в состоянии подчинять себе столь сложную в обращении магию как Некромантия, поэтому ситуация выходила крайне непредвиденной. Все потому, что хоть у Эри и был Некромант как класс, она пользовалась им слишком неумело и никогда еще не применяла его в настоящем бою. Но сейчас, этот факт пошел им на пользу.
  Даже если я неумеха в нем, я все превозмогу! Размышляла Эри, поглядывая на женщину Демонической расы испепеляющим взглядом, мастерски управляя Химерами, будто это не было ее первым разом в реальном сражении. Но она скорее желала выиграть время, нежели одолеть женщину Демонической расы.
  Тем временем, Каори воспользовалась "Сосредоточием" и "Десятью Тысячами Небес" на Судзу. Среди членов отряда, Судзу находилась в наиужаснейшем состоянии, поэтому Каори решила сперва сконцентрироваться на лечении Судзу. "Десять Тысяч Небес" являлось магией среднего ранга святого элемента, способной излечивать негативные эффекты. Однако окаменение являлось довольно мощной магией, которая не подвергалась исцелению. Хоть и сквозные раны в ее животе и руке мгновенно заросли, она потеряла много крови. Судзу пребывала в таком критическом состоянии, что ей требовался покой и только покой. Также было необходимо излечить дыру в ее ноге в тот момент, когда окаменение будет снято.
  Номура, с окаменевшей левой частью тела, сейчас находился под неустанной опекой Цуджи Аяко, ради высвобождения из своего неестественного положения. У Цуджико Аяко имелись высокие задатки к магии исцеления, но факт того, что Номура обладал высоким сопротивлением против магии земли, заметно ускорял процесс. Его окаменевшая нога была уже излечена.
  Но даже со всем этим, Цуджи Аяко могла лишь сжать зубы, глядя, как Каори умело размахивала своим белым посохом. Хоть их класс и был один в один, по способностям она значительно уступала Каори. Каори использовала магию, чтобы одновременно с ней лечить Судзу, у которой имелись куда серьезнее повреждения, чем у Номуры. К тому же, она время от времени накладывала исцеляющую магию на Рютаро и Шидзуку, присутствующих при битве Куки. Мастерство, что не могло быть достигнуто Аяко. Она достигла своего предела, чувствуя себя отвратно, так как ей не доставало сил излечить всех ее союзников, находясь в такой скверном положении.
  Хоть Номура и хотел что-то добавить к Аяко, в плане утешения того, что она чувствует, время для этого ему показалось неподходящим и он, превозмогая боль, молвил заклинание.
  У них был пониженный боевой потенциал, на это сказывалось и выбывание Куки из битвы, Хияма с Накано были также покрыты ранениями с ног до головы, столкнувшись до этого со многими демонами. С другой стороны, отряд Нагаямы и Эри, защищавшие двух целителей, осознавали, что те были на грани. С текущим положением вещей, понадобится лишь несколько минут, прежде чем они полностью себя вымотают.
  Свет собрался в Святом Мече Куки, но Накано, готовая разрыдаться в любой момент, увидела в этом акт самоубийства. Отряд взволновано ждал этого времени... и вот оно настало.
  -Вот он я! Небесный Ливень!
  Из выпада Святого Меча сверху-вниз, пронесся светящийся очерк. Свет взорвался, расползаясь попотолку, снисходя прямо вниз на окружающих демонов, словно волна метеоров.
  Этот Небесный Ливень считался атакующей магией святого элемента, летящего прямиком на врагов, фиксируя их на одном месте и одновременно атакуя. Мощь его не была столь высокой, так как распространялась между рассеивающегося света и обычно использовалась для зачистки места от мелких мошек. Но в состоянии Выхода за Пределы, это бомбоподобная магия была самодостаточной, чтобы разнести демонов 50 этажа в пух и прах.
  днако, непривычно сильные демоны, приведенные сюда женщиной расы Демонов, не получили высокого урона, чего и следовала ожидать, в лучшем случае, он отбросил их от его товарищей настолько, насколько это возможно. Но для Куки и этого хватало с избытком. Создавая такую дистанцию, его товарищи могли успеть отступить, пока женщина Демонической расы управлялась с Химерами, науськанными и контролируемыми Эри.
  Подтвердив это, Куки показал им главную характеристику магии, с до безумного длинным распевом.
  -Сведение в одну точку!
  Когда с Небес полился ливень света, временно повергающий демонов к отступлению, он вновь влился обратно в Святой Меч. Представление, где метеоры сливались воедино, выглядело воистину волшебным. Куки вспорол воздух мечом перед собой и тот осветился, погружаясь в свет, встающий против демонических созданий, расположившихся перед проходом к пути отступления Куки и его товарищей. С боевым кличем, он потянул последний спуск из всего ряда магии.
  -Небесный Когтистый Ливень!
  Чуть ли не мгновенно с небес начали падать многочисленные метеоры, словно бомбы с истребителей обстреливая все вокруг после того, как он взмахнул Святым Мечом перед собой. Хоть эта атака и походила на прошлую, силы в нее вложено было куда больше, ведь Куки раскрыл свою козырную карту - "Мощь Небес", она в прямом смысле сметала демонических созданий, дерзнувших приблизиться к их пути отступления.
  При обычных обстоятельствах, даже при всем его желании использования Мощи Небес, время вызова было слишком долгим и ему не хотелось стоять под защитой Шидзуку и Рютаро больше, чем того требовалось.
  И все же, Небесный Когтистый Ливень являлся лучшей техникой, которой он мог воспользоваться в данной ситуации. Потоки света, вперемешку с метеоритами хлынули прямо на демонов, преграждающих их путь спасения и вызывая множество взрывов одновременно со столкновением. Бомбардировка состояла из немалого количества световых пуль, взрывающихся, словно кассетная бомба. Последующие импульсы стали причиной потери равновесия демонических созданий, когда те стали отлетать.
  -РАААААААР!!!
  Демоны рычали, закрывая глаза. Этот ливень обладал еще и дополнительным эффектом ослепления, порожденный вспышкой. Нестерпимый, созданный им, свет в непосредственной близости сжигал им глаза. Потирая маргала задними лапами, демоны яростно ревели. Они уже отошли с пути отступления отряда Куки. Открылся проход, ведущий прямо вперед.
  -Сейчас! Отступаем!
  После отданных Куки указаний, все как один задвигались. Нагаяма нес окаменевшего Кондо и Саито на своих плечах, тогда как Эндо поместил на плечи окаменевшую и потерявшую сознание Судзу. Даже с пострадавшей затвердевшей рукой, Номура не просил помощи и терпел резкую боль, сейчас помчавшись к проходу.
  -Тц! Не дайте им уйти! Поймать всех!
  Все еще сражаясь с двумя Химерами, женщина демонической расы отдала команды не задетым ничем демонам. Демонические существа разом бросились в погоню за ними, как им и велели. Химеры, четырехглазые волки, черные кошки, у всех них была развита стремительная поступь и расстояние между ними и отрядом Куки неизбежно сокращалось.
  В это время назад обернулся Номура. С искаженным от боли лицом, он вытянул свою правую руку и продемонстрировал отважную улыбку.
  -Только попробуйте подумать, что меня кто-либо сможет одолеть в магии земли! Этим я возвращаю должок! Заключительная Темница!
  Такая же крутящаяся сфера, как и у магии женщины демонов ранее, вылетела из руки Номуры. Магическая сфера, распыляющая окаменевающий дым, столкнулась с приближающимися демонами. Когда женщина Демонической расы задействовала Заключительную Темницу, демонические существа, без всяких на то указаний, отпрянули от дыма. Поэтому и в этом случае они могли учуять опасность, исходящую от заклятия Номуры, он же сделал все приготовления, чтоб воспользоваться им на преследователях, когда они будут отступать.
  То, что предположил Номура, стало явью. В тот миг, когда серая сфера вылетела вперед, гнавшиеся за ними демоны сразу же затормозили, тотчас отскочив, чтобы увеличить дистанцию и вернуться в прежнее местоположение. Тогда и повсюду рассеялась дымовая завеса, при их отступлении скрывая облик Куки и его товарищей.
  Вдобавок к этому, Эндо применил магию для распыления оставшейся магии и стирания следа их запахов. Классом Эндо был "Убийцей", поэтому у него имелся врожденный талант в скрывающей магии, из-за чего демоны вряд ли могли их преследовать.
  Вход в предыдущее помещение все отдалялся от них и может, им это только померещилось, но омертвевшие завывания демонических существ, все еще гремели по сводам туннеля.
  Отряд Куки был выжат до нитки, их тела были изодраны и потрепаны донельзя, как и тела их товарищей, которые теперь не могли распахнуть глаза. Но, тем не менее, они пребывали в радостном расположении духа, зная, что выжили, поэтому продолжали бежать без единого слова.
  
  Глава 73. Даже у неигрового персонажа есть обязательства
  В данный момент они расположились на низшей комнате восемьдесят девятого этажа.
  Пока что перед ними простирались четыре входа посреди восьмигранной комнаты, но вообще здесь имелся еще один проход, ведущий к секретному помещению между двумя ходами. Размер хода этого помещения составлял приблизительно десять татами, а сам ход был умело скрыт от чужих глаз.
  Внутри помещения находилась группа Куки, всецело предающаяся отдыху. Однако выражение на лицах у всех стояло наимрачнейшее. Они опускали взгляд в пол, погруженные в глубокое, меланхоличное раздумье. Каждый из них был усеян ранениями, от чего у многих исказилось от боли лицо.
  В таких случаях, Куки бы применил свой шарм, чтобы воодушевить всех до единого, но сейчас его тело охватила дичайшая усталость от отдачи Выхода за Пределы, он прислонил тело к стене, сжимая губы в молчании.
  В довершении всех невзгод, "душа компании" класса не могла погрузиться в стоявшую здесь подавленную атмосферу, заснув с побледневшим лицом из-за потери крови, прерывисто дыша и хмурясь от боли. Этот факт был еще одной из причин, почему все они были так угнетены.
  Нижняя половина тела Судзу, от колен и ниже, все еще пребывала в окаменевшем состоянии, но Каори не оставляла попытки ее лечения. Пронзенные бедра Судзу уже были излечены. Осталось лишь отменить окаменение. Но Судзу потеряла значительное количество крови от атак щупалец. Существовала также возможность, что ее кровеносные сосуды были повреждены. Надо добавить, что Каори успела вовремя, ведь на то она и была Каори.
  Начнем с того, что даже Каори бы не смогла восполнить потерянную кровь Судзу. Поэтому, она ограничивалась тем, что давала ей пить повышающее объем крови лекарство этого мира. Из-за чего физическое состояние Судзу не могло сразу вернуться в норму.
  Каори тратила все свое время на Судзу, а значит, остальные лечения не получали. Естественно, Сайто и Кондо, превратившиеся чуть ли не в декорации, так и находились в окаменевшем состоянии. После того, как завершится уход за Судзу, следующими на очереди стояли эти два пострадавших. Другие члены отряда осознали, что им придется еще долго ждать, прежде чем настанет их черед. Никто и не жаловался, кроме небольшой группы из их числа. Все в основном потому, что сил им не доставало даже на это.
  Внутри сумрачного помещения, где витала темная атмосфера, лоб Шидзуку покрылся складками, а сама она гадала, как поднять дух остальных. Разумеется, немногословная Шидзуку не могла умело перевести атмосферу в иное русло, в отличие от Судзу. Но никого другого больше не было, ведь Куки был ослаблен эффектом Выхода за Пределы, и от того ей казалось, что именно она должна что-нибудь предпринять. Она думала об этом, так как ей свойственно было заботиться об остальных. По-настоящему проницательная душа мирового масштаба.
  Шидзуку и сама дошла до своих пределов как физически, так и психически, сейчас же ее постепенно охватывала тревога от того, что она не знала как лучше поступить. Затем ей пришел на ум, непригодный в данной обстановке розыгрыш с достойной смертью храбрых. Однако, взвесив все еще раз, она ощутила себя так, словно вот-вот расколется. Вскоре из импровизированного прохода показались Номура и Цуджи, общаясь между собой.
  -Фуух. Как по мне, маскировка получилась очень даже пригодной. Но, чего и следовало ожидать, после столь деликатной в обращении магии я уморилась... Можно сказать, на грани...
  -Превращение этого места в стену без малейших изъянов - вне твоей компетенции... Но даже при всем при том, ты воспользовалась лишь одним магическим построением, так что тут уж ничего не попишешь. Надо воздать тебе должное за все твои старания.
  -И ты ведь тоже поработал на славу, рассеивая эффект моего окаменения, да? Спасибо за это.
  Судя по разговору этих двоих, создавшим это помещение и замаскировавшим проход под одну из стен, был пользователь Магии Земли - Кентаро Номура. Пользователь магии Земли обладал высоким талантом к земляному элементу, прямо управляющим поверхностью, но такие утонченные операции как Обработка или Трансмутация он выполнять не мог. К примеру, можно было создать выпуклость в земле, позволить камням взлететь в воздух, уплотнить землю для сотворения каменного копья, имелась также возможность контроля клубами песка. Более того, высокоранговые владельцы магии могли пользоваться заклинаниями окаменения или создания големов (кукла полного повиновения). Тем не менее, пользователь Магии Земли не мог производить предметы, отделяя или смешивая различные минералы.
  Поэтому было возможно грубо создать дыру в стене, задействуя магическое построение под рукой, а также образовать внешне такую же стену, как соединяющиеся с ней соседние. Номуре ничего не оставалось, как соорудить ее посредством одного единственного магического построения.
  Надо заметить, что Цуджи Аяко оказала должный уход Номуре после того, как он снял с себя окаменение.
  -Спасибо тебе за все твои старания, Номура-кун. С этим мы сможем выиграть некоторое время.
  -...Надеюсь на это. Что ж, мне ничего другого не остается, кроме как верить в то, что нас не найдут, пока все не залечат раны. О Кёске... придется лишь молиться за него, ха...
  -...С Кёске все будет в порядке. Он никому не проиграет по тонкости своей тени.
  -Нет, Джуго. Не говори так. Мне уже скверно на душе от услышанного...
  Разговор о повышении безопасности их тайника немного приподнял настроение этому угнетенному месту и Шидзуку заулыбалась, по-доброму относясь к Номуре, благо она избежала возможного позора по своей вине. С другой стороны, сейчас Номура горько усмехался, молясь и всматриваясь вдаль, туда, куда по идее должен был пойти его лучший друг, которого с ними сейчас не было.
  Совершенно верно, в данный момент, один из их спутников отсутствовал. Речь шла о Кёске Эндо. С классом "убийца", он мог называться лучшим другом Джуго Нагаямы и Кентаро Номуры. Угрюмым он себя не показывал, за словом в карман не лез, но само его существование виделось всем весьма непостоянным. Он значился обычным старшеклассником, был в состоянии вести легкую беседу с каждым, но вот только тень его была "тонка". Его фигура исчезала из виду шустрее, чем кто-либо успевал задать резонный вопрос: "Э? Где это он?" - осматривая окрестности лишь для того, чтобы убедиться, что на самом-то деле он стоял позади них. Эта его демонстративная уклончивость была без какого-либо скрытого намерения. Конечно, та же история повторялась и в Японии.
  Хоть сама особа делала подобное с особой неохотой, его способности оказались наиболее полезными среди всех остальных. Эндо в одиночку отделился от отряда и направился к Милду и Рыцарям объяснять положение дел. При обычных обстоятельствах, каким бы читерным не был призванный человек, прохождение 80-ого этажа в полном одиночестве считалось ничем иным, как самоубийством. Даже у отряда Куки не хватало пространства для маневра по части покорения этажей, хоть и было их всего 15 человек.
  Но, разговор шел об Эндо, парне, выпячивающем свою грудь колесом, громогласно приговаривающем: "Я - тончайшая тень мира!", он мог на полную пользоваться преимуществами своих техник скрытности и имел все шансы достигнуть 70-ого этажа, где остановились Милд и Рыцари и где их не могли отыскать демоны. С этими мыслями, отряд Куки отпустил Эндо в путь.
  Покидая их, глаза Эндо слегка слезились... Определенно, ступая в одиночку и оставляя своих спутников, внутри него не могло не зародиться некое чувство. И совсем не от слов его товарищей вроде: "Если это ты и твоя неуловимая тень, то даже самый проницательный демон не заметит тебя! Только у тебя столь тонкая тень, она уж точно никому не проиграет, так что ты сможешь незаметно проникнуть сквозь ряды демонов."
  Откровенно говоря, отряду Куки хотелось немедля спуститься с высших этажей. Однако, к их сожалению, решимости на такое у них не осталось. Среди членов отряда, покрытых ранами, трое находились в непригодном для битвы состоянии, тогда как сам Куки был ослаблен, из-за чего им слабо верилось, что они смогут пройти 80-ые этажи.
  Несомненно и то, что мыслей по поводу спасения Милдом и Рыцарями у них тоже не витало. Включая Милда, лишь шестеро могли закрепить опорный пункт на 70-ом этаже. Они помнили, что даже заполучив помощь высокоуровневых приключенцев гильдии, чья сила могла сравниться с силой Милда, для рыцарей пределом было дойти до второй половины 70-ых этажей, предложения пойти дальше этого считались попросту невыполнимыми.
  Но даже со всем этим, смысла отряду Куки пробиваться через 80-ые этажи собственными силами, было мало. Одним словом, вместо зова о помощи, причина похода Эндо в одиночку заключалась в донесении сведений о их текущем положении и о женщине Демонической расы, управляющей демоническими созданиями.
  Отряду Куки от Иштара и прочих из Церкви Святых известно, что раса Демонов собирала демонических существ, но вовсе не промывая им мозги с помощью магии, а принуждая насильно, фактически они брали демонов в рабство, поскольку в демонах все еще не гасло пламя их собственной воли. Но о таких могущественных демонах они не слышали. Обычно, порабощённые демоны брали числом, а не индивидуальной силой.
  Демонические особи, ведомые женщиной Демонической расы, по факту с небывалой легкостью зачистили непроторенный людьми 90-ый этаж Великого Подземелья Оркуса и превосходили отряд Куки даже со всеми их читерными умениями. Странным казалось то, что раса людей до сих пор не была истреблена.
  Иными словами, информация Иштара не являлась ложной, но подведенный итог показывал, что демонические создания во власти расы Демонов становились все сильнее. Теперь не только их численность, но и их сила поодиночке была ужасающей. Отряд Куки рассудил, что эта информация должна быть доставлена любыми способами.
  -Ширасаки-сан. Пожалуйста, позаботься о Кондо-куне и Сайто-куне. Если этим займусь я, то это займет слишком много времени. Но взамен оставь на меня лечение остальных.
  -Угу, хорошо. Не перетруждайся, Цуджи-сан.
  -Все со мной будет в порядке. Да и вообще, это должны быть мои слова...Прости. Будь я сильней, ответственность, лежащая на Ширасаки-сан, уменьшилась бы...
  Поговорив с Номурой и остальными, Аяко испила зелье для восполнения своих магических запасов и обменялась парой фраз с Каори, все еще ухаживающей за Судзу. Хоть они обе были целителями, способности Аяко никак нельзя было сравнивать с оными у Каори, и хоть она этого не показывала, Аяко приходила в уныние и множество раз приносила ей извинения, так как она знала, что лишь увеличивала бремя ответственности Каори.
  -Ничего подобного, - ответила Каори, натянуто улыбаясь, Аяко тем временем повернулась к раненым товарищам, возобновляя лечение. Даже если чуть-чуть, но мрак на лицах ее товарищей при направленном исцелении Аяко развеялся. Номура наблюдал за ней с таким выражением на лице, будто силился что-то сказать, но не мог сделать это сейчас, так как чувствовал, что будет мешать ее работе.
  -...в подобных случаях, разве не стоит просто сказать то, что ты так хочешь сказать.
  -...Закройся.
  Посоветовал ему Нагаяма с таким выражением, словно нашел это забавным, но Номура отвел лицо, словно надувшись.
  Вскоре прошло несколько десятков часов, отряд Куки телом и духом постепенно восстановился и они, сменяя друга друга, позволили себе поспать.
  ***
  А тем временем, один-единственный человек - Кёске Эндо отступал, с целью поделиться с остальными доверенной ему информацией о расе Демонов. Передвигаясь как можно быстрее и вознамерившись достигнуть 70-ого этажа, где расположились Милд с рыцарями, он старался не ввязываться ни во что, что хоть мало-мальски напоминало битву.
  Заметь его присутствие демонические отродья с 80-ых этажей и ему конец. Сражение один на один для него еще кое-как приемлемо, но вот затеивать мордобой со многими противниками сразу, казалось ему чересчур рискованной идеей. Поэтому, настолько расторопно, насколько это возможно, он шел дальше, здраво рассуждая о своем положении. Благодаря чему, даже в этот раз, он смог пройти мимо демонов сразу перед тем, как они его заметили.
  После того, как они ушли из его поля зрения, Эндо слез с потолка, к которому он себя закрепил. Силуэт, полностью завернутый в черное, был только на благо для его способности "невидимость", лишь еще больше прибавляя сходство с настоящим ассасином. Определенно, даже демоны, с которыми он ранее разминулся, получили бы серьезный урон, проведи он атаку с потолка. В своем же сознании, он не мог помыслить о чем-то вроде: "...Хотя бы ощутите небольшой след моего присутствия..."
  Ни проблеска жизни не промелькнуло в его зрачках, когда он смотрел за тем, как демоны проходят мимо, нисколько его не замечая. Совсем не замечая...
  -Нужно поторапливаться...
  Эндо осознавал всю важность возложенной на него миссии. Он догадывался о том, что Куки и остальные послали его передать сведения, что означало - он должен выжить любой ценой. Нагаяма и Номура произнесли на прощание - "И не пытайся вернуться к нам обратно", но их желания были ясны и без слов.
  Однако, после исполнения своего обязательства, Эндо собирался вернуться туда, где остались Куки и все остальные. Что ни говори, он будет чувствовать себя неуютно, если останется только он один в безопасности.
  В душе у него вдруг стало пусто из-за того, что демоны его не замечали, пока он все следовал по намеченному пути, крепко-накрепко отпечатанному у него в голове. Наконец, он достиг 70-ого этажа.
  Подавляя свое нетерпение, он прошел к помещению с телепортационным кругом, где Милд и прочие закрепили свой опорный пункт. Через какое-то время восприятие присутствия Эндо распознало сущности шести людей. Несомненно, это были Милд и Рыцари. На такой дистанции и они должны были его обнаружить, ведь он отключил "невидимость".
  На последнем углу Эндо завернул и прибыл к телепортационной комнате, где расположились Милд с Рыцарями. Хоть его фигура и была как на ладони, Милд и остальные его не замечали. Тогда Эндо приблизился к Милду с глазами мертвой селедки и позвал его.
  -Начальник! Это я! Ну заметь ты, наконец, меня! Тут срочное дело!
  -Уо?! Что за?! Враг нападает?!
  В момент, когда Эндо повысил голос, Милд заверещал, вынул меч и отпрыгнул назад, бросая по сторонам бдительные взгляды. Даже прочие рыцари на миг остолбенели от удивления и лишь потом вошли в боевое положение.
  -Сколько мне повторять, Я ЭТО! Правда, ну что вы так бурно реагируете, в самом деле!
  -Э! Погодите-ка, это Кёске , хо. Не пугай ты нас так. И вообще, что произошло с остальными? Как-то ты уж слишком неровно дышишь.
  -Я же ранее уже упомянул, чрезвычайные обстоятельства!
  Когда Милд и рыцари осознали, что это был никто иной, как Эндо, они расслабили плечи, хорошо зная, насколько ускользающей была тень Эндо. Однако Эндо прибыл раньше, чем планировалось, да и то, наедине. Более этого, дышал он рывками и на нем повсюду виднелись раны, поэтому выражения их лиц посерьезнели, они уже стали догадываться, что что-то неладное должно было там случиться.
  И снова то чувство дало о себе знать, ведь даже элитные Королевские Рыцари не смогли распознать его присутствия, пока он их не позвал. Но решив, что время к этому не располагало, Эндо стал поспешно истолковывать событие за событием.
  Сначала, на лицах Милда и Рыцарей отразилась маска недоверия, но вскоре их физиономии все сильнее выпрямлялись по мере рассказа Эндо. После, может потому, что его сердце трепетало от того, что к нему отнеслись как к одиночке, Эндо утопал в слезах, а его хлопали по голове.
  -Не реви, Кёске. Ты совершил то, на что способен один лишь ты. Как думаешь, смог бы кто-нибудь из них пробежать 20 этажей за такой короткий срок и при этом, не ввязываясь в сражения? Ты хорошо постарался. Я действительно смог внемлить твоим словам.
  -Начальник... Я... Я вернусь к ним. Даже если они и своими силами смогут добраться сюда... Даже если, они уверили меня, что не проиграют... Аманогава не смог одолеть противников даже со своим Выходом за Пределы Возможного. Все, что нам удалось, так это убежать. Все значительно устали, пусть даже и вылечили раны... Если на них кто-нибудь нападет... Мы все еще мало знаем об этих треклятых демонических тварях... Поэтому, прошу, доставьте эту информацию на поверхность и передайте кому надо.
  Пристыдившись своего плача, Эндо протер глаза рукавом. Но все же уверенно заявил это.
  Милд закусил губу в сожалении, протягивая сумку с обрабатывающими средствами, внутри которой хранились всевозможные эликсиры исцеления и много чего еще. Прочие Рыцари, с измученным выражением на лицах, последовали его примеру, передавая свои сумки с лекарствами Эндо.
  -Я могу лишь извиниться, Кёске. Хоть мы и хотим спасти их все вместе... Там мы будем для тебя лишь препятствием...
  -Ах, нет, не волнуйтесь об этом. Запасов зелий у нас действительно мало, так что это точно окажет нам немалую помощь.
  Ответив ему, Эндо тряхнул сумкой с лекарствами, где хранились различные эликсиры и усмехнулся. Милд же еще сильнее нахмурился. Не только потому, что он был унижен своей неспособностью прийти им на выручку, но и из-за горькости момента.
  -...Кёске. Сейчас, я может, скажу наихудшую вещь, что когда-нибудь слетала с моих губ. Мне плевать, если ты будешь меня презирать после этого, ведь это в порядке вещей . Но хочу, чтоб ты выслушал.
  -Э? Чего это вдруг...
  -...Несмотря ни на что, прошу, главное верни обратно Куки, даже если придется пожертвовать остальными.
  -Эм?
  Эндо не мог прийти в себя после слов Милда.
  -Кёске, если демоны настолько сильны и в состоянии ввести вас в такое затруднительное положение... Раса людей лишится всякого будущего, если мы потеряем Куки. Само собой, я надеюсь на то, что все вы справитесь с этим и вновь встретитесь с нами, я этого желаю... Но я обязан сказать это как Командир Рыцарей Королевства Херрлихт. Если при каких-то обстоятельствах дойдет до крайности, пожалуйста, вызволи Куки живым.
  -...
  Эндо наконец стал осознавать, куда клонил Милд и вошел в состояние ступора. Нужно пожертвовать всеми, чтобы оставить в живых наиболее значимого. Вот он "выбор", павший на человека с долгом. О таком Эндо никогда прежде не задумывался. На его лице ясно выразилась ужаснейшая обида.
  -...Мы, так мы лишь дополнение к Аманогаве?
  -Конечно нет. Я действительно желаю, я жажду выживания всех и каждого из вас. Нет, эти слова уже более не несут в себе такой убедительной силы после сказанного мною ранее... Кёске, мне хочется, чтобы ты передал эти слова, по крайней мере, Шидзуку и Рютаро.
  -...
  Слова Милда омрачили чувства Эндо. Милд, Эндо и другие провели прорву времени вместе. Он всегда был на их стороне, с их самых первых дней в этом мире и сражались они тоже долгое время плечом к плечу. Милд являлся неким образом Старшего Брата для учеников, ушедших на фронт, он был тем, кому они доверяли большего всего в этом мире. Поэтому Эндо ощутил тычок предательства от Милда, который просил его отбросить остальных.
  И все же, вся надобность сказанных им слов дошла до закромов разума Эндо, так что проклинать Милда он не стал. С мрачными чувствами, Эндо лишь кивнул, развернувшись.
  В этот же момент...
  -Кёске?!
  -Эа?!
  Милд внезапно толкнул Эндо в сторону и *Джииинг*! Звук металла об металл разнеся по округе, он шел от клинка, что пронесся по дуге. После чего, Милд развернулся и послал смачный пинок в сторону исказившегося воздуха.
  ББАБАХ!
  С этим звуком, фигура размытого воздуха отлетела назад. После, многочисленные отметины от когтей располосовали несколько метров земли от того места, где они прежде расположились. Когти вероятно использовались для торможения.
  Видя это, упавший на зад Эндо побледнел, пролепетав.
  -Н-невозможно, они же не могли так быстро догнать...
  Словно его слова предназначались сигналом, демонические создания, установившие местонахождение Эндо и Рыцарей, стали возникать один за другим. Эндо все еще сидел на земле, дрожа от столь их неожиданного появления. До того, как прийти сюда, он применял умения "Убийцы" для маскировки своего присутствия, запаха и магического следа во время движения. Женщина расы Демонов выискивала Куки и остальных, благодаря чему догнать Эндо становилось невозможным. А он, тем временем, направлялся прямиком к 70 этажу.
  Сомнения Эндо улетучились при виде кошмарной женщины, появившейся следом.
  -Тц. Только он один, ха... Я надеялась, что они предпримут бегство к телепортационному кругу... Судя по обстановке, они где-то скрываются.
  Закручивая свои волосы в смятении, женщина Демонической расы, при появлении восседавшая на спине четырехглазого волка, заставила Милда и Рыцарей войти в боевое положение. По ее словам, женщина решила, что отряд Куки ринется сразу же к кругу телепортации, потому она и прибыла на этот этаж так быстро, как только могла. После неверного предположения, она пребывала в смятении, ведь теперь ей придется выслеживать Куки и прочих по окрестностям.
  В то же время, можно было прийти к выводу, что Куки и остальные были все еще в безопасности. Эндо, Милд и рыцари не скрывали своего облегчения, едва заметно улыбнувшись. Женщина демонической расы их приметила и фыркнула в сторону Эндо и рыцарей.
  -Ну ничего, и с вами у меня есть кое-какие дела. Давайте побыстрее расправимся с этим и начнем поиски.
  Сразу после этого, все демонические существа напали, Химеры бросились вперед, размывая пространство, тогда как черные кошки бурей преодолели разделяющую их дистанцию. Бруталоподобные также приближались, с булавами наперевес, а четырехглазые волки выискивали шанс нападения с тыла.
  -Образуйте круг! Защищайте круг телепортации! Кёске! Как долго ты собираешься там прохлаждаться! Вперед, на поверхность!
  -Э?!
  Чего и следовало ожидать от Королевской элиты. Милд и Рыцари поспешно создали построение, действуя сообща против прибывающих демонических монстров. Выслушав до этого рассказ Эндо, они очевидно понимали, что по части атаки они им не ровня, поэтому избрали путь защиты и парирования. Эндо обронил удивленный тон, когда Милд прокричал "на поверхность!". Если предпринимать отступление, то разве не лучше это делать всем вместе?
  Когда Милд дал ему указания покинуть это место, у Эндо закралась мысль о возвращении к Куки и остальным.
  -Хватит ворон считать! Выложи нашим на поверхности всю правду о Демонической Расе!
  -Но, начальник Милд...
  -Это место... станет нашей могилой! Кёске! Уничтожь телепортационный круг, как только выберешься на ту сторону! Это выиграет тебе немного времени!
  -Э-это...
  Намерения Милда стали прозрачнее некуда. Даже доберись они до поверхности, демонические бестии воспользуется телепортом следом за ними. А если это случится, то их вероятнее всего прикончат. Выходило, что лучшим вариантом будет выиграть для одного из них сколько-нибудь времени, пока тот не спасется. А при дополнительном времени телепортационный круг на 30-ом этаже мог быть разрушен, тем самым Эндо смог бы скинуть преследователей с хвоста. Круг телепортации выгравирован на земле, так что его можно будет восстановить трансмутацией. После того, как беглец сбросит с преследования демонов, он доложит о произошедшем приставленному к тому месту гарнизону, который мог в любой момент восстановить круг телепортации и он снова станет возможен для использования Куки и остальными.
  Роль беглеца играл Эндо, но так как Милд сказал ранее, что Куки важнее всех, Эндо был озадачен, ведь в этот раз, ему давали возможность к бегству ценой Рыцарей. Это было причиной того, почему он не мог мгновенно прийти в себя.
  Из-за его поведения Милд проревел свои самые сокровенные мысли, до того, как яростная битва развернулась.
  -Я сожалею за свое бессилие! Я сожалею, что не смог тебе помочь! Я сожалею, что ты не был избранным! Кёске! Таково последнее желание никчемного меня! Внемли же, прошу!
  И так, Эндо передали последнее желание мужчины с ролью Старшего Брата.
  -Не умирай!
  Эти слова сразу прояснили все. Милд в действительности не хотел, чтобы кто-либо из них умирал. Если кто-то и должен быть пожертвован, то первыми в этой очереди были Рыцари. Остальные, также как и Милд, всем сердцем желали выживания не только Куки, но и всех других учеников. Что бы он, и стал "избранным", эта мысль наполняла Эндо лишь горьким сожалением.
  Закусив губу, Эндо вложил все силы для того, чтобы развернуть ступни навстречу телепортационному кругу. Все потому, что он ощутил, что не сможет называться мужчиной, если не исполнит желание Милда, которое тот заявил с такой уверенностью.
  -Врешь, не уйдешь!
  Женщина демонической расы подняла руку к демонической кошке, активируя свою собственную магию. Черная кошка с невообразимой скоростью выстрелила щупальцами ему в спину. К тому времени в воздухе уже кружили каменные копья, готовые исполнить желание заклинателя.
  Эндо кое-как удалось разрезать щупальца своим кинжалом, наклонившись телом в сторону. Но от каменных копий ему не удастся уйти. Причиной этому стало положение щупалец, как и превосходный расчет времени полета копий. Сжав зубы, он приготовился получить удар. Но даже так, он был намерен продолжить бег к телепортационному кругу.
  Однако нежданный удар так и не пришел. Один из Рыцарей выпрыгнул из построения и заслонил Эндо используя свое тело как щит.
  -А-Алан-сан!
  -Гух... Не об этом волнуйся. Лучше уноси от сюда ноги!
  Когда каменное копье вспороло его живот, рыцарь по имени Алан взмахнул клинком, чтобы парировать атаку наступающей демонической бестии. Он проговорил это Эндо с истинно мужественной улыбкой. Эндо вновь прикусил губу, словно готов был ее раскусить и побежал к телепортационному кругу.
  -Тц! Что за назойливые мошки! Цельтесь в парня!
  Торопливо отдала указания Женщина демонической расы... Но было уже слишком поздно.
  -Хах, наша взяла! Только попробуй снова посмотреть свысока на Рыцарей Херлихта!
  Выкрикивая это, Милд продемонстрировал неустрашимую улыбку. В то же время, Эндо активировал телепортационный круг и исчез. Женщина расы демонов пропустила слова Милда мимо ушей, вытянув руку в сторону демонического существа. Демоническая особь могла напрямую управлять магической силой, поэтому телепортационный круг мог быть задействован и без ненужного никому песнопения. Так что, женщине показалось, что она еще сможет уложиться по времени, если будет достаточно расторопной.
  Но...
  -Что я тебе говорил, не смей смотреть на нас свысока!
  Милд со своим отрядом рыцарей отлично кооперировался и в их арсенале было немало искусных техник, чего не хватало отряду Куки. Благодаря своему боевому опыту они смогли преградить движение прибывшим силам демонов, несмотря на их численное превосходство.
  Стоит добавить, что для Милда и Рыцарей уже считалось неестественным встретиться лицом к лицу со столь сильными демонами. А потому, сколько бы отчаянных усилий они не прикладывали, долго продержаться им не удастся. Алан, чей живот был вспорот каменным копьем, в итоге лишился последних сил. Он припал коленями к земле, больше не в состоянии выдерживать натиск демонических тварей.
  Из-за прорехи в защите, одна из Химер проскочила их линию обороны, потянувшись к кругу телепортации. Химера тотчас исчезла и сияние круга телепортации потухло.
  -Кух, одна прошла, ху... Кёске... Не умирай...
  Бормотания Милда были заглушены воплем множества глоток. Женщина демонической расы не в силах переварить то, что она позволила Эндо сбежать, разом спустила своих демонических существ на Милда и Рыцарей.
  -Фух, раз уж мы решили, что наша могила будет покоиться здесь, давайте уж сражаться до конца. Парни, покажите же им боевой дух Рыцарей Королевства Херлихт!
  "Ооооо!"
  После слов Милда его подчиненные Рыцари ответили ему воодушевленными вскриками. Весь их боевой дух был вложен в эти крики, и пусть всего на миг, окружающие демоны отступили.
  ...Миновало десять минут.
  Тишина вновь заполнила помещение на 70 этаже.
  ***
  -Увааа-!
  С воплем, похожим на помесь визга и боевого клича, Эндо выпрыгнул из круга телепортации на 30-ом этаже "Великого Подземелья Оркуса" и сразу же взялся за кинжал, готовясь разрушить магический круг телепортации.
  -Чт-Что?! Эй, ты! Ты чего вытворяешь?!
  -Остановите его!
  -Схватите его!
  Парень в черных одеяниях, возникший из круга телепортации вдруг поднял крик и стал разрушать магический круг с клинком в руке. Окружающих людей это повергло на миг в ступор, затем они гневно завопили и прыгнули на Эндо, препятствуя его варварским действиям.
  Эти парни были служащими Милда, отвечающими за защиту телепортационного круга на 30-ом этаже. Из-за недостатка силы, эти люди были на грани своих возможностей, охраняя всего только 30 этаж. Не в силах уничтожить магический круг одним махом, Эндо совершил второй, третий удар, и когда его отделял всего один от полного разрушения, его еле-еле остановили.
  -От-отпустите же! Быстро, надо разрушить его! Иначе эти ублюдки придут! Отпустите!
  -Чт, а ты часом не из отряда героев?! Почему же ты...
  После осмотра с близкого расстояния, рыцари догадались, что действовал как безумец один из спутников героя. Рыцари моментально ослабили хватку, не скрывая изумление в голосе. С появившейся возможностью, Эндо вновь взмахнул своим кинжалом и уничтожил часть магического круга, но мгновение было упущено...
  Магический круг вновь засветился и активировался. В следующий же момент, фигура размытого воздуха атаковала Эндо и Рыцарей.
  -Проклятье!
  -Что эт- Гуаааа!!!
  Эндо мгновенно отпрянул назад, едва уходя от атаки Химеры. Но Рыцари, хоть и не знали ситуацию, все же должны были увернуться, однако сейчас один из них беззащитно принял атаку когтями Химеры на себя, погибая с глубоко разодранной броней. Эндо неистово закричал Рыцарям нетерпеливым голосом.
  -Это враг! Будьте бдительны! Оно словно размытое пятно! Их появится еще больше, если мы не уничтожим магический круг!
  Голос Эндо, больше похожий на визг, заставил Рыцарей прийти в себя. Но в то же время, еще один человек был разрезан и откинут в сторону. Телепортационный круг на 30-ом этаже изначально стерегло 7 человек. Сейчас уже двое были мертвы.
  Эндо стиснул зубы и воспользовался умением под названием "Походка по стенам" из арсенала "Убийцы", чтобы пробежать по потолку и уничтожить круг телепортации спрыгнув сверху. Но Химера его заметила и попыталась помешать, отпрыгнув от земли.
  Хоть Рыцари все еще не до конца осознавали, что происходит, они поняли, что нужно было сделать. Они предприняли попытку приблизиться к Химере, которая собиралась напасть на Эндо. Но Рыцари видели Химеру лишь как размытое пятно, а потому они не могли знать, что за атаку она пустит в ход. У них не было ни малейшего понятия. Из-за этого, Рыцаря, что прыгнул на Химеру сзади, укусила в шею хвост-змея, тогда как Рыцаря заходившего сбоку отшвырнули ее крылья, приложив к земле.
  И все же, бесполезным это не было. Химера отчасти потеряла равновесие и Эндо почти смог ускользнуть от ее опасных клыков и когтей. Его плечо и бок пробили, но змеиный хвост был задет мечем и Химера свалилась на землю, когда они разминулись.
  Химера взмахнула крыльями, чтобы восстановить равновесие и приземлиться на землю немного в отдалении от них, но Эндо встал сразу же после того как упал на плечо и одновременно с этим махнул кинжалом в своей руке в сторону ранее поврежденного круга телепортации.
  Тем временем, Химера приземлилась и бросилась к Эндо в надежде его убить. Однако, в этот момент, кинжал Эндо уже пронзил магический круг. *БАХ!* Разнесся отчетливый звук - доказательство разрушения магического круга. След магии, который можно заметить при функционировании магического круга, испарился.
  -Теперь они... Кх... ГААААА!!!
  Успешно уничтожив телепортационный круг, Эндо невольно издал облегченный вздох, теперь погони не последует. Но в следующее мгновение, клыки Химеры вонзились в его правую руку, и он завопил от боли. Мощные челюсти собирались откусить его правую руку.
  Рыцари рванулись на нее и со всей силы атаковали Химеру, с целью отвлечь. Химера, чьи бока проткнули усиленными короткими копьями, непреднамеренно ослабила тиски челюстей. Эндо вытащил свою правую руку, выдернул скрытый нож из левого рукава и резанул по глазу химеры.
  Взъяренная Химера нанесла смертельные раны еще двум Рыцарям, приблизившимся в попытке сделать завершающий удар. Эндо метнул нож в своей руке, но Химера, с располосованным оком, интуитивно увернулась. Вдруг один из Рыцарей заголосил. Эндо ненароком посмотрел на источник шума и увидел, что Рыцарь, которого укусила в шею змея, рухнул на землю. Его губы приняли фиолетовый цвет, он скрутился от боли, а после и вовсе перестал двигаться.
  -Черт тебя раздери!
  Увидев это, последний Рыцарь рванулся прикончить змею, но это стало его роковой ошибкой. Химера, чья спина была повернута в сторону Рыцаря, заметила приближающегося противника и сразу же атаковала. Весь в ранах, Эндо выжал последние оставшиеся у него силы и сократив дистанцию до врага, нанёс мощный удар в шею Химеры, которая была отвлечена на рыцаря.
  -СДОХНИИИИИ!!!
  Разлученный со своими спутниками, вынужденный оставить Милда и Рыцарей, людей, которых он знал и которые пожертвовали, ради него, своей жизнью... Это и остальные обиды смешались в его крике. Он нанес смертельный удар, используя всю свои силу. Он разорвал шею Химеры на затылке, перерубив шейные позвонки, и она умерла в мгновение ока.
  По инерции, нападавший с бока Химеры Эндо, перелетел ее и покатился по земле. Терпя боль в плече, правой руке и боку, Эндо приподнял свое туловище левой рукой, чтобы убедиться в смерти Химеры, отпечатывая эту сцену в своем сознании.
  Химера безмолвно лежала с частично разодранной шеей. Но выражение на лице Эндо было измученным и вместо того, чтобы выказывать радость по такому поводу, ему хотелось плакать. Он не мог не произнести "Чтоб оно пусто было!".
  Только что, перед его взглядом стоял последний Рыцарь, но он тут же упал камнем на землю. С зажатым в правой руке мечом, его лицо окрасилось в фиолетовый. Позади него распростерлась разрубленная змея. Возможно, прежде чем Химера атаковала, он успел разрубить змею выскочившую на него, но на его лицо брызнули токсины ее внутренностей. В следствии чего, Рыцари 30-ого этажа полегли все до единого.
  Так как он не смог спасти даже одного человека, Эндо выкрикивал "Проклятье!" множество, множество раз. Какое-то время он просто кричал одно и то же слово, но придя в себя, Эндо вспомнил о своих ранах и чтобы не умереть от потери крови достал мази и зелья восстановления высочайшего качества из сумки полученной от Милда и Рыцарей. После ухода за ранами с помощью медицинского набора, он молча сложил трупы рыцарей в углу помещения, где находился телепортационный круг.
  Какое-то время Эндо рассматривал тела рыцарей, затем медленно развернулся и зашагал к поверхности. Лицо его было бледным как у привидения, а глаза пустыми и не отражающими ни капли света. С мыслями "и снова выжил лишь я один", что приходили в его голову, сердце Эндо словно стягивала массивная хладная цепь. Нынешний он двигал своим телом словно робот, отыгрывающий назначенную ему роль. И с одной лишь этой мыслью на уме он брел к поверхности.
  
  Глава 74. Навевающий ностальгию Холад
  -Хияхаа-! Йеее!
  С Гранд Каньоном Раизен по их левую руку и зеленым лугом по правую, управляемые магией двух- и четырехколесник продвигались вперед на запад, а всходящее за их спинами солнце словно провожало в путь. Поднимая ураган пыли на главном тракте, байк, сопровождаемый фургоном, метался между бесплодной землей пустоши и лугом возле каньона, издавая шумный рёв.
  -...Шии, похоже, весело. Хотя орет она так, словно только из лесу вышла...
  -...Муу. Мне тоже хочется попробовать.
  Хадзиме восхищенно бурчал сидя на месте водителя. Одной рукой он управлял машиной, а другую в это время высунул из окна.
  Как Хадзиме и сказал, Шия сидела не в фургоне. Она самостоятельно управляла байком.
  Начнем с того, что езда на двухколесном транспорте ей искренне нравилась из-за отсутствия мешающих ветру стекол, благодаря чему она могла вдоволь насладиться встречным потоком воздуха. Но из-за увеличения численности людей в их компании, место главного средства передвижения занял фургон, что оставило её крайне неудовлетворенной. Она больше не могла так же, как и раньше, прижиматься к Хадзиме, как это было на байке, ведь место рядом с ним было припасено для Юи. Поэтому она попросила Хадзиме научить её кататься на двухколеснике.
  Работающий за счет магии, байк мог спокойно контролироваться тем, кому было доступно прямое магическое управление. В зависимости от обстоятельств, прямое магическое управление можно было использовать и для езды на транспорте без удерживания руля. Потому, для Шии это не представляло никаких сложностей и она быстро научилась им управлять. Впоследствии, зайка так привязалась к двухколесному транспорту, что ей это казалось чуть ли не любовью всей её жизни.
  И сейчас, перемещаясь налево-направо, сопровождая всё это радостным визгом, она совершила резкий занос и даже каким-то чудом умудрилась продемонстрировать им номер с ездой на заднем колесе. Помимо этого, ей удалось выполнить складную технику и езду задом наперед, что не уступало профессиональным мотоциклистам-экстремалам. Ускорение и торможение могло быть исполнено посредством вливания её магической силы, так что делать это было куда проще, чем на мотоциклах с Земли... И тем не менее, она сохраняла темп Хадзиме. Порой, со стороны развивающихся заячьих ушек Шии слышалось: "Эгегей, как тебе мои трюки?". Она произносила это несколько нагло, а потому, Хадзиме был весьма раздражен.
  Иногда, попадаются такие личности, чей характер в корне меняется во время езды и Шия принадлежала к их числу. Наблюдая за ней, Юи, сидя рядом с Хадзиме, тоже загорелась желанием испытать это чудо техники. Она даже невольно произнесла: "Хиияха-!", но Хадзиме решил её во что бы то ни стало остановить, предчувствуя, что настрой после этого загнется ко всем чертям. Да и рядом с Хадзиме, на коленках у Юи, сидела Мю, дитя, трех-четырех лет от роду. Она высунула свою головушку из окна, после того, как медленно поднялась с коленок, с ярко блестящими глазами. Потянувшись ручонкой к Шии, стоявшей на байке и управляющей транспортом лишь одной рукой, Мю стала умолять Хадзиме.
  -Папа! Папа! Мю тоже хочет!
  -Сказал же, тебе нельзя.
  Сидя на коленках Юи, Мю, чье желание отвергли, захныкала, воскликнув тут же, "Нет! Мю хочет!". И чтобы хныкающая Мю не упала с сиденья, Юи обняла её и отчитала: "Не хнычь!". - "Уу~" - издала Мю прелестный стон, а Хадзиме состроил удручающее лицо глядя на угнетенную Мю.
  -Мю, я покатаюсь с тобой на нем позже, так что наберись терпения.
  -Ээ~? Правда?
  -Мм. Я не допущу, чтоб ты залезла на него вместе с Шией... Но со мной - всегда пожалуйста.
  -Так Мю не может кататься на нем с сестренкой Шией?
  -Ннн, категорически нет. Ты только посмотри на неё. И как она ездит в этой чудаковатой позе? Хм, мне кое-что пришло на ум... Но я уж точно не допущу тебя на байк вместе с таким сумасшедшим водителем.
  Возвышаясь над рулем, Шия типично по-американски засмеялась - "ха-ха-ха" (П.П, много всего перерыл, на японском "ха-ха", якобы смех типичного американца, пока до меня дошло...), все еще стоя в нелепой позе, вытянув пальцы правой руки перед собой и скрывая ими свое лицо, левая же её рука была опущена вниз, а плечо слегка приподнято. Хадзиме всё глазел на застывшую в столь глупой позе Шию. Он убедился и произнес: "Никогда не повторяй за Шией, хорошо?" предупреждая Мю.
  -Должен добавить, что мне не хочется, чтобы ты садилась на байк, так как это может быть опасно... Может, стоит соорудить креслице для ребенка? Материалы, стало быть... *Бормочет, бормочет*
  -Сестрица Юи. Папа что-то бурчит. Это так странно.
  -...Папа Хадзиме просто очень сильно переживает за Мю... Чрезмерно сильно...
  -Фуфу, не значит ли это, что Хозяин - довольно снисходительная личность? Хммм, такая разница...Хаа, хаа.
  -Сестричка Юи. Сестрица Тио задыхается.
  -Это неизлечимая болезнь, так что забудь о ней.
  Служа Мю правильным собеседником, Юи похлопала уставившуюся на неё малышку по голове.
  Прошло не так уж много времени с тех пор, как они начали свое путешествие с Мю, а Хадзиме уже отбросил все попытки её наставления - она продолжала звать его "Папой". В начале он всеми способами пытался поправлять это прозвище, но Мю каждый раз начинала плакать. С дрожащими глазками, она спрашивала: "Это плохо? Папа уже ненавидит Мю?". Тут даже Хадзиме, способный в любой момент стереть в порошок демонических тварей бездны, шел на попятную, не в состоянии одержать победу в "поединке" с ней, впрочем как и с Юи. В итоге, изменить он это прозвище, так и не смог и они порешили на том, что отныне его будут звать "Папой".
  А раз он разрешил (точнее перестал препятствовать) ей называть себя "Папой", его стало терзать чувство беспокойства о состоянии Мю.
  Даже сейчас, было видно, что он явно перегибает, застраховывая её от всего, даже от самых мелких пустяков. "Шия - бесстыжий заяц, Тио - изврат, а значит, я обязан защищать Мю, пока она не вернется к своей матери!" - таковы были его мысли.
  Тогда, когда он становится излишне навязчивым, Юи играет роль тормоза, она также в ответе и за воспитание в Мю здравого смысла, таково было распределение ролей в его отряде. Так как Мю приклеилась к нему, Юи флиртовать в открытую с Хадзиме не могла, что её несколько огорчало, но она также осознавала, что этому ничем не поможешь, к тому же она заметила у себя некоторую привязанность к милашке Мю.
  Между тем, молча обстреливая своей магией извращенку, в надежде раз и навсегда её утихомирить, пока сама Тио охала и ахала, погрузившись в свои сладкие грезы на заднем сиденье, Юи прикрыла уши Мю, ведь это могло негативно повлиять на её развитии в целом. В такой обстановке, пока Хадзиме что-то там бормотал про создание сиденья для Мю, а Шия была занята ездой лишь на одном, переднем, колесе байка, Юи твердила себе: "Мне нужно сохранять спокойствие до последнего!" - несмотря на то, что требование это было явно невыполнимым.
  ***
  Нынешней стоянкой отряда Хадзиме стал город Холад.
  В их планах не было пункта о посещении этого города, но из-за просьбы главы Гильдии Авантюристов Фьюрена - Илвы, им пришлось здесь остановиться. Тем не менее, для отряда, наметившему путь к Великой Пустыне Гурюен, посещение этого места займет не так уж и много времени.
  Хадзиме вышагивал вдоль главной улицы по направлению к Холадскому отделению гильдии, ностальгическим взглядом любуясь всем вокруг.
  Восседая на его плечах, Мю заметила его состояние и своей крохотной ручонкой из любопытства дотронулась до Хадзиме.
  -Папа? Что-нибудь случилось?
  -Нн? Ах~, ну, ранее я сюда уже наведывался... И хоть это было всего-навсего четыре месяца назад, мне вот кажется, что пролетели годы...
  -...Хадзиме, с тобой все хорошо?
  Юи, чьи руки пристроились под локтем Хадзиме, выражала на лице всю тяжесть своих эмоций, смотря на него с видимым беспокойством. Он пожал плечами и атмосфера вокруг Хадзиме снова стала прежней.
  -Ах, в этом нет проблем. Просто меня обуяли чувства, ведь столько времени утекло с тех пор. Я помню, как отсюда все началось... После ночи, проведенной здесь в напряжении и отчаянии, я вошел в подземелье на следующий день... И упал во мрак...
  -...
  В некотором смысле Хадзиме считал что тот день был для него роковым. Этот монолог заставил девушек выслушать его мысли вслух со всей серьезностью. Юи в тишине поглядывала на Хадзиме. Тио из чистого любопытства поинтересовалась.
  -Хмм. Хочет ли Хозяин вернуться в тот день? Все-таки, этот случай затрагивает и ваших спутников, да? Пусть у Хозяина свои собственные мотивы... Все-таки, дорогой Хозяин принадлежит не только Этой, да? А Эта ведь та, с кем Хозяин стал ладить, а?
  Несмотря на то, что отношения Тио с отрядом Хадзиме всё ещё иначе как смутными не назовешь, иногда она напрямую касалась таких тем, к которым по идее стоило бы подходить со всей осторожностью, хоть она и была способна вникнуть в то, что творилось у него в голове. Все потому, что она хотела стать для них не просто спутником. Она прикладывала титанические усилия, дабы по-настоящему влиться в компанию Хадзиме. Пусть она и была извращённой, в какой-то степени она благоволила к нему.
  По этой причине Хадзиме выслушал вопрос Тио, не будучи как-либо задетым. Вскоре, он выдохнул, припоминая то чаепитие под луной. Кроме горьковатого чая, там был и белый пеньюар с черными волосами, блестящими под лунным светом, чья обладательница пообещала защитить его и в последнее мгновение вытянула свою руку, взирая на него с тягостным взглядом. Даже удерживаемая своими товарищами, она всё ещё протягивала руку к Хадзиме, падающему во тьму бездны .
  Неожиданно, он почувствовал дрожащую руку на своем плече, которая вернула его в чувство. Он бросил взгляд на её владелицу - Юи. Она смотрела на него прямым, твердым взглядом и её дрожащая рука слегка дотронулась до рукава Хадзиме.
  Хадзиме встретился с Юи глазами. Он молча смотрел на неё теплым, мягким взглядом.
  -Определенно, был там кое-кто... Однако даже будь у меня возможность вернуться в то время, я бы всё равно продолжил свой нынешний путь.
  -Хе~ Почему это?
  Хотя она уже знала ответ судя лишь по выражению лица Хадзиме, Тио все же задала вопрос, в несколько насмешливом тоне. Не отрывая свой взгляд от Юи, Хадзиме воспользовался другой своей рукой, чтобы нежно взяться её за руку, которой она ухватилась за его рукав. Юи еле заметно улыбалась, а её щеки залились румянцем.
  -Само собой... Все потому, что я хотел встретиться с Юи.
  -...Хадзиме.
  В городе Холад, благодаря близости Великого Подземелья Оркуса, есть возможность быстро повышать уровень, а также продавать магические камни с ещё не истекшим сроком эксплуатации. Благодаря этому, как Приключенцы, Наемники и Королевские Солдаты, так и купцы, назначенные как их торговые партнеры, собирались все в одном месте.
  Жизнь в городе била ключом. Естественно, главная улица была наиболее оживленной. У каждого человека здесь было своё неотложное дело. И посреди всего этого... Хадзиме и Юи. Они просто стояли глядя друг на друга, снова создавая свой собственный мирок и не обращая на окружение никакого внимания. Они дотянулись до щек друг друга, а их атмосфера ясно давала понять, что они готовы были забыться поцелуем в любой момент. И хоть их парочка собирала вокруг себя толпу, устремленные на них взгляды извергали потоки лютой зависти и черной ревности. Но Хадзиме с Юи их попросту не замечали. В их глазах отражались лишь они сами.
  -Тио-сан, ты слышала? Это не с "тобой" желал встретиться Хадзиме. А только с Юи. И вновь они сотворили мир лишь для себя. Им даже все равно где они находятся и что вокруг происходит. А мы можем лишь наблюдать за ними со стороны.. Я ведь чувствую, что такая атмосфера уже должна была возникнуть между мной и Хадзиме-саном. И хоть я всегда готова ответить на его заботу, он постоянно от меня отмахивается. И в итоге, мне порой кажется, что я тут только из-за их жалости. Нет, знаешь, я правда всё понимаю. Я также признаю, что Юи-сан особенная. Я жажду таких же отношений, поэтому и хочу оставаться с ними дальше.
  Я имею в виду, что вполне естественно, что Юи-сан особенная и мне кажется это отлично всё объясняет. Хадзиме-сан, пренебрегающий Юи уже не будет Хадзиме-саном вовсе. Если такое случится и Юи-сан из-за этого опечалится, я стану той, кто сотрет Хадзиме-сан в порошок.
  Однако, это лишь вероятность, верно? С недавних пор Хадзиме-сан немного дере~ Вот всё гадаю, не пришла мне пора подняться по лестнице к взрослой жизни~ Я ждала этого, но в реальность это так и не воплотилось. Насколько бы несравненной не была Юи-сан, разве смотреть иногда и на меня не считается нормальным? Для мужчины стыд и позор, отказываться от предложения женщины.
  "И пусть было четко и ясно сказано, что я принимаю его с распростертыми объятиями, он так небрежно и с таким невозмутимым лицом отказал мне! Ну и тупица!" - Такие мысли всплыли в мою голову на тот момент, но я никогда не жаловалась. Мне всего лишь хотелось немного пофлиртовать! А потом ещё в постели... Да даже ту жесть, что он выделывал с Юи-сан! Я о ней ой как долго вспоминала! Ну и что думает об этом Тио-сан, представительница всех извращенцев?
  -Ш-Шия. Эта отлично понимает, что ты немного обижена, но, пожалуйста, успокойся. Скорее уж тем, кто не обращает внимания на окружение, являешься именно ты. И еще, чтобы поинтересоваться о мнении Этой в конце... И обращаясь как к извращенке в таком людном месте, хаа, хаа... Все смотрят на Эту с таким пронзающим, холодным взглядом... Хаа, хаа, нгх, нгх...
  Посреди главной улицы, зайцеухая девушка вопила о том, как хочет устроить всякие развратности, заодно осыпая оскорблениями красавицу-извращенку, отчего у той сбилось дыхание. Собравшиеся здесь по праздному любопытству люди опешили в край и отступили назад.
  -Папа~ Сестричка Шия и сестричка Тио сейчас...
  -Мю, не смотри на них. Делай вид, словно мы с ними не знакомы.
  -Шия... В следующий раз, я поделю Хадзиме вместе с Шией...
  Вскрик Шии услышали Хадзиме и Юи, резко спустившись с небес на землю. Но пока они вели себя так, будто не знакомы с Шией и Тио, и старались на них не смотреть, Мю пришла в недоумение.
  Хоть Юи прошептала что-то до жути страшное, Хадзиме сделал вид, что ничего не слышал. Но если он так об этом волновался, то ему стоило бы придумать ловушку, чтобы остаться, в следующий раз, с Юи наедине. Хотя, он всё же надеялся, что его пощадят. "Раз это Юи, то такие вещи... не... произойдут, правда? Наверняка, скорее всего... Думаю, она просто попыталась на меня надавить" - Хадзиме всё ещё пытался себя переубедить. (Прим. Нет, а о читателях он подумал?! Ты нас пощади, педофил хренов! Кхм, простите...)
  Издалека послышались голоса стражников: "Чего это тут такая суматоха?". Хадзиме с неохотой поволок Шию и Тио, держа их за загривок шеи, подальше от этого места. Каждый раз, когда они приходили в город, взгляды с помесью ревности и зависти буравили Хадзиме, окруженного прекрасными девушками... Но он и понятия не имел, почему у него появилось такое чувство, будто бы в этот раз многие взирали на него даже с симпатией. Небось, его воображение снова разыгралось...
  ***
  Игнорируя взгляды прохожих, отряд Хадзиме наконец прибыл к отделению Гильдии Авантюристов. Как и прежде, с Мю на плечах, Хадзиме распахнул двери гильдии. В отличие от иных городов, дверь Холадской гильдии была сооружена из металла. Гулкий звук стал сигналом того, что кто-то входит в здание.
  Это был первый раз, когда он сюда зашел, ведь в прошлый раз, когда он бывал в городе, у него не было ни дел к гильдии, ни времени на её посещение. Внутри всё было именно так, как он себе и представлял Гильдию Авантюристов Холада.
  Обвалившиеся куски стен и покорёженный пол были залатаны на скорую руку. Грязь и пятна неизвестного происхождения повсюду, создавали впечатление антисанитарии. Интерьер ничем не выделялся от такового в других гильдиях. Стойка регистрации была расположена у входа, а бар в левой части помещения. Однако, в отличие от других отделений, здесь подавали алкогольные напитки и тут же болтались без дела старики, употребляя выпивку в самый разгар дня. Здесь также имелся и второй этаж, где люди, по виду напоминавшие авантюристов, стояли опершись на перила. Они имели вид мощной группы. Хадзиме не был уверен, но похоже, здесь было негласным правилом то, что второй этаж занимали высокоранговые авантюристы.
  Обстановка вокруг здешних Авантюристов тоже стояла отличная от прочих отделений других городов. На группу Хадзиме вытаращились все без исключения, и атмосферой теплоты и дружелюбия, как в отделении Бруктауна, здесь и не пахло. Вполне в духе этого места. Приключенцев и Наемников здесь, переполнял боевой дух, ведь эти ветераны битв и сражений с демоническими тварями добровольно готовы были отправиться в любое подземелье.
  Обстановка в гильдии стояла напряженная, что-то выбивалось из общего ряда. Что-то определенно случилось, раз у авантюристов такие серьезные лица.
  В тот момент, когда отряд Хадзиме вошел в гильдию, приключенцы разом повернули свои взоры на них. Их взгляды были настолько остры, что казалось, они были способны пронзить кожу, отчего Мю, всё ещё сидящая на плечах Хадзиме, вскрикнула "Иииик!" и поспешно ухватилась за голову Хадзиме. Так как Хадзиме появился с маленькой девочкой на плечах, да ещё и в сопровождении красивых девушек, от приключенцев заструилась аура кровожадности, вызванная различными чувствами. Мю затрепетала ещё больше. Хадзиме снял её с плеч, и теперь придерживал правой рукой. Она зарылась в его грудь, чтобы спрятаться от этих взглядов.
  С пышущей энергией молодости, и опьяненные своей силой, некоторые из них стали вставать со своих сидений. Их взгляды, наполненные гневом и неприязнью, словно говорили - "Давайте уроем этого недомерка". Очевидно, что они презирали Хадзиме.
  Конечно, существовала вероятность, что Хадзиме являлся клиентом... Но о таком приключенцы даже не думали. Разговоры у них пройдут лишь после того, как они спустят свой пар, хорошенько избив его. Все, кто так рассуждал, сейчас шагнули навстречу к Хадзиме.
  Но его, недавно ставшего Папой, переклинило от такого отношения. И пусть он был папой лишь временно, он не мог отмалчиваться в сторонке, когда кто-то угрожал его дочурке. Прожилки уже давно проступили на его лбу, и в отличие от его руки, мягко поглаживающей Мю, взгляд Хадзиме пылал от гнева.
  И тогда...
  *БДАААААМ!*
  Плотный, могучий и яростный напор настиг приключенцев, словно гром прогремел в их ушах. Аура убийства, исходящая недавно от них, казалась детской шалостью в сравнении с этим. Словно под давлением физической силы, ещё зеленые авантюристы мгновенно лишились сознания, тогда как все остальные вновь рухнули на стулья, не в силах даже вздрогнуть.
  Те же, кто не потерял сознание от "Давления" и "Выброса Магической Энергии" Хадзиме, в отчаянии поддерживали свое тело и сознание. Большая часть из них дрожали с бледными лицами и обливались холодным потом.
  Давление, затянувшееся, как могло показаться, на вечность, через какое-то время ослабло. Приключенцы воспользовались этим шансом, чтобы отдышаться. Среди них были и такие, кто случайно обмочился или не сдержал рвоту... Хадзиме ухмыльнулся и проговорил:
  -Эй, сброд...
  """"!""""
  Авантюристы застыли в удивлении, затрясшись от его голоса. Их взоры робко оглядывали парня, что внушал им такой страх. Они видели в нём не иначе как демона. Однако, не особо заботясь о таких мелочах, Хадзиме приказал:
  -...Смейтесь.
  """"Э?""""
  Приключенцы всё ещё не вышли из ступора и проигнорировали приказ. Хадзиме пришлось повторить свои слова.
  -Вы меня не слышали? Я сказал, смейтесь. Улыбайтесь. Ведите себя так, чтобы ей стало ясно, что бояться нечего. И ручками помашите. Вы испугали ребенка. Что вы будете делать, если это травмирует юное дитя? А? А?! Возмещайте ущерб, ну же.
  "Тогда, не приводи столь юное создание в подобное место!" - хотели возразить авантюристы, но не могли, ведь новоявленный отряд казался им невыносимо ужасающим. А так как острый взгляд Хадзиме пронизывал насквозь озадаченных мужчин, они честно старались выдавить из себя улыбку, несмотря на то, что их щеки онемели. Этому последовало их вялое размахивание руками.
  Вид закаленных, матерых мужчин, что улыбались и еле-еле махали руками просто не вписывался в эту реальность и казался, скорее, сном. Но Хадзиме, не обращая внимания на такие пустяки, кивнул и прошептал что-то Мю, которая, всё это время, прижимала своё лицо к его груди.
  Благодаря его словам, Мю застенчиво подняла мордашку и взглянула на Хадзиме увлажненными глазами. Поняв его просьбу, она медленно осмотрелась вокруг, подгоняемая взглядом Хадзиме. Как ни глянь, но взбешенные, натренированные дядьки, в отчаянии старались выглядеть дружелюбными.
  -Иииик!
  Что и ожидалось, Мю снова испуганно дернулась и вновь прильнула к его груди. Хадзиме нахмурился.
  Теперь он давил на приключенцев ещё более пронзительным взглядом. Он как бы говорил - "Дерьма куски, что это было?!", а они же, в ответ: "Не глупи! Мы стараемся!" - пытались дать ему отпор, наконец, перемещая умоляющие взгляды на Юи.
  Видя их взгляды, Юи тяжело вздохнула и подошла к Мю, прошептав ей на ушко то же, что и Хадзиме недавно. Тогда, Мю снова робко подняла голову и встретилась взглядом с Приключенцами. Приключенцы, паникуя, изо всех сил старались угодить ей своим дружелюбием.
  Какое-то время, Мю молча созерцала их и, словно что-то поняв, улыбнулась, замахав своей крохотной ладошкой в ответ. Потому как её улыбка и жесты были такими прелестными, мужики невольно расслабились, забывая о ситуации. Хадзиме тоже был удовлетворен, снова взяв Мю на свои плечи. После, он прошествовал к стойке, словно авантюристы не вызывали в нем никакого интереса.
  Как только отряд Хадзиме подошел к стойке, игнорируя звуки падающих тел, они сразу поведали о своих намерениях администрации.
  Кстати, регистраторша, девушка, выглядела крайне мило. Жизнерадостная девушка, по возрасту она казалась ровесницей Хадзиме. Видимо, таков стандартный шаблон. Но больше всего выделялось напряжение и невероятное смущение, возникшее на симпатичном личике регистраторши.
  -Глава гильдии здесь? У меня письмо от главы отделения Фьюрена... Он попросил передать лично в руки.
  Сказав это, Хадзиме продемонстрировал свою пластинку статуса регистраторше. Хоть и было видно, что она как на иголках, регистраторша села, взяв пластинку статуса достаточно уверенно, свое дело она явно знала.
  -С-спасибо. Можете довериться мне. П-простите, но что за поручение отдал глава... отделения Фьюрен?
  Вообще, лишь самые сильные искатели приключений, да и то очень редко, удостаиваются поручением от главы гильдии, поэтому на лице регистраторши промелькнули сомнения. Однако глаза её раскрылись во всю ширь, когда она узрела статус пластинки Хадзиме.
  -З-золотой ранг?!
  Среди всех авантюристов, всего лишь около десятка обладали золотым рангом. Поэтому, персоналу гильдии сообщали о Золотых, чтобы они могли их сразу узнать. Само собой, эта регистраторша помнила всех Золоторанговых. Но, она случайно вскрикнула в изумлении, так как знать не знала о Хадзиме.
  От её голоса Приключенцы, члены персонала гильдии и все присутствующие здесь выпучили глаза в обалдении. И, как и регистраторша, все они уставились на Хадзиме. Здание сразу наполнилось шумом.
  Регистраторша побледнела, осознав, что она только что выдала персональную информацию во всеуслышание. Раздосадованная своим поступком, она стала кланяться с необычайной скоростью.
  -М-м-мне очень жаль! Мне правда жаль!
  -А~, нет нужды. Не то чтобы это было для меня чем-то серьезным. Так вы можете передать это главе отделения сейчас?
  -Д-да! Подождите секундочку!
  Регистраторша стояла с таким видом, словно готова была без остановки просить прощения, если бы он сейчас что-либо не сказал, это вызвало у него усмешку. После небольшого побоища в Уле и Великого Безумства, в результате которого была уничтожена подпольная организация Фьюрена, он решил, что скрывать его личность будет уже бессмысленно.
  Золоторанговый Приключенец, что привел с собой ребенка, а также гарем из прекрасных девушек, привлекал внимание всех и каждого внутри здания гильдии.
  И все же, отряд Хадзиме вел себя так, словно это было им не впервой, они терпеливо ждали возвращения регистраторши. Не привыкшая быть в центре внимания Мю чувствовала себя неуютно, отчего все в отряде Хадзиме старались её успокоить. Во время этого, дракониха, за свои странные методы успокаивания ребенка, получила пощечину. Это вызвало еще большую суету, но, как и полагалось, довольно быстро кануло в пропасть пренебрежения.
  Незадолго после, даже и пяти минут не прошло, кто-то, топая ногами, вбежал в здание. Отряд Хадзиме заинтересованно обернулся на звук, дивясь, что же стряслось. Мальчик, одетый в черное, выпрыгнул из прохода за стойкой регистрации и заскользил по инерции по полу. Словно выискивая кого-то, парень стал озираться вокруг.
  Хадзиме помнил эту личность. Он оказался в крайнем недоумении, так как совсем не ожидал, что встретиться с ним вновь в этом месте, и он невольно обронил:
  -Эндо?
  
  Во исполнение данных обязательств
  
  -...Эндо?
  
  После фразы Хадзиме, облаченный в черное мальчик - Кёске Эндо, среагировал '!', походя тем самым на одного известного наемника из игры, которому при появлении солдат противника нравилось прятаться в картонной коробке[1]. Мальчик всё беспокойно озирался. Тем не менее, не найдя своей цели, он громко и раздраженно прокричал:
  
  -Нагумо! Ты здесь?! Это правда ты?! Где ты?! Нагумо-о-о! Покажись! Хадзиме Нагумо!
  
  Из-за его столь шумного крика, люди один за другим стали затыкать себе уши пальцами. Голос Эндо потонул в отчаянии, он хотел удостовериться, выжил ли его, считавшийся мертвым, одноклассник или нет.
  
  Девушки повернули головы в сторону Хадзиме. Хадзиме, с таким выражением на лице, будто он не хочет быть в этом замешан, почесал свою щеку и обратился к Эндо, который продолжал непрерывно выкрикивать его имя.
  
  -А~ Эндо? Я отлично тебя слышу, хватит уже выкрикивать мое имя.
  
  -?! Нагумо! Где же ты?!
  
  Эндо повернул лицо на голос своего одноклассника. Хадзиме невольно оторопел от того отчаяния, в котором пребывал Эндо.
  
  На миг, взгляды Эндо и Хадзиме встретились, но первый тут же отвел его и снова начал озираться.
  
  -Господи! Я не вижу его, но продолжаю слышать этот голос! Он что, стал призраком? Этого следовало ожидать, он вернулся в обличье призрака?! Поэтому я не способен его увидеть?!
  
  -Нет, я прямо перед тобой, идиот безмозглый! Да и угомонись уже! Ты, чья тончайшая тень не знает равных на всём белом свете!
  
  -?! Опять этот голос?! Стоп, чья тень, ты говоришь, считается настолько тонкой, что даже автоматическая дверь супермаркета не срабатывала при её приближении, от чего та, иногда казалось, скрывалась из виду! Автоматическая дверь распахивалась ровно один раз из трех!
  
  -Хм, всё же не из двух... Другого от тебя и не ожидал.
  
  После такой беседы, Эндо наконец заметил, что источником голоса являлся стоящий перед ним беловласый парень с повязкой на глазу. Он начал тщательно изучать Хадзиме, который отвернул своё лицо, потому-как ему становилось тошно от того, что его внешность так внимательно созерцалась мужчиной. Эндо вымолвил, словно не веря своим глазам.
  
  -Т-ты... ты... Нагумо?
  
  -Хаа... Да, всё верно. Хоть выгляжу я сейчас так, я Хадзиме Нагумо.
  
  Даже после тщательного осмотра Хадзиме, Эндо одолевали сомнения, потому что этот Хадзиме,отличался от того образа, что сохранился в его памяти, но он наконец-то поверил ему, после осмотра черт лица и разговора о тонкости своей тени.
  
  -Так... ты выжил.
  
  -Конечно, я ведь, как-никак, сейчас перед тобой стою.
  
  -Каким-то образом, но полностью переменился... Твоя внешность, атмосфера, речь...
  
  -Я выбрался из бездны своими собственными силами, понимаешь? Вполне естественно, что я поменялся.
  
  -Э-это так? Нет, я ведь вижу... Ты правда жив...
  
  Несмотря на то, что он, как и другие мальчишки, всегда смотрел на Хадзиме с завистью и неприязнью из-за того, что Каори была к нему очень привязана, и несмотря на то, что он игнорировал постоянные нападки банды Хиямы, смерть Хадзиме стала для Эндо большим ударом.
  
  Хотя Эндо был сбит с толку от грубого отношения Хадзиме, взгляд его смягчился, ведь тот, кого он считал погибшим, оказался жив. Несмотря на то, что он, как и другие мальчишки, всегда смотрел на Хадзиме с завистью и неприязнью из-за того, что Каори была к нему очень привязана, и несмотря на то, что он игнорировал постоянные нападки банды Хиямы, смерть Хадзиме стала для Эндо большим ударом. И сейчас Эндо искренне обрадовался тому, что его одноклассник выжил.
  
  -Скажи-ка, а когда ты успел стать Приключенцем? Еще и Золотого ранга...
  
  -Нн~ Просто так сложилось.
  
  После ответа Хадзиме, выражение лица Эндо полностью поменялось. То облегчение, которое он испытал при мысли, что его одноклассник жив, сменилось выражением, будто его завели в угол. Хадзиме посмотрел на Эндо снова и заметил, что тот пребывал в смятении. Он наклонил голову, гадая, что же случилось.
  
  -...Иными словами, ты выбрался живым из глубин подземелья собственными силами и стал достаточно могучим, чтобы заполучить высочайший ранг среди искателей приключений. В это трудно поверить...
  
  -Ну... И всё-таки это правда.
  
  После того, как Хадзиме это подтвердил, Эндо подпрыгнул к нему, хватая за плечи. Голосом, в котором было ещё больше отчаяния, чем прежде, он произнес:
  
  -Тогда, прошу! Пошли в подземелье вместе со мной! Нам нужно поторопиться, иначе все погибнут! Нам нужен кто-нибудь достаточно сильный, пусть даже это всего-навсего один человек! Возможно что Кентаро и Кондо уже нет в живых! Поэтому, пожалуйста, помоги нам, Нагумо!
  
  -П-подожди-ка чуток. Что с тобой, ни с того, ни с сего?! Я ведь не знаю, что с вами произошло. Для начала объяснись. И что с этими возможными трупами? Не может, что ли Аманогава предпринять что-нибудь? Да и там командир Милд, так что не стоит беспокоиться по таким пустякам вроде того случая, когда мы встретили Бегемота...
  
  Ответил вконец запутанный Хадзиме. В обычных обстоятельствах Эндо не выделялся, но сейчас он выглядел так, словно сводил концы с концами. В тот момент, когда он услышал имя командира Милда, он рухнул на колени с лицом полным отчаяния. После, еле слышным, пониженным голосом он изрек:
  
  -...твы.
  
  -А? Я не слышу. Что ты там бормочешь?
  
  -...Я сказал - что они мертвы! Все рыцари вошедшие в подземелье мертвы! Они погибли, чтобы дать мне уйти! Из-за меня! Все они мертвы! Мертвы!
  
  -...Я понял.
  
  'Они мертвы' - неустанно повторял Эндо, словно ребенок, срывающий свой гнев на взрослых, Хадзиме ответил ему лишь двумя словами.
  
  Специализация Хадзиме была не боевой, поэтому он не часто виделся с командиром Милдом. Однако он помнил, что Командир Милд был хорошим человеком и он ещё припоминал, что Милд доверился никчемному Хадзиме. Если бы перед Эндо стоял тот Хадзиме, что только выбрался из бездны, и услышь он о смерти Милда, то у него бы вырвалось 'Ну и что с того?' и не более. Но нынешний он почувствовал каплю сожаления. Меньшее, что он мог сделать сейчас, это молиться за их счастье в мире ином в своих мыслях.
  
  -Так, что стряслось?
  
  -Это...
  
  Все ещё на коленях, Эндо силился истолковать ситуацию, отвечая на вопрос Хадзиме с опущенной вниз головой. Однако хриплый голос прервал его.
  
  -Пожалуйста, продолжим эту беседу внутри. Всё-таки, вы мои гости.
  
  Голос принадлежал коренастому мужчине с крепким телосложением и шрамом на левом глазу, на вид ему было приблизительно шестьдесят лет. Очевиден тот факт, что его острый глаз, мог молниеносно цепляться за мельчайшие детали в непосредственной близости от владельца, а амбиции, не переставая, аурой исходили от его тела.
  
  Так как сбоку от него стояла регистраторша, Хадзиме полагал, что этот мужчина исполнял должность главы отделения гильдии. И раз вопли и причитания Эндо довели атмосферу гильдии до такого же состояния, как когда группа Хадзиме вошла в этот зал, ему подумалось, что это не самое подходящее место для беседы, рассудив так, Хадзиме послушно последовал за мужчиной.
  
  Эндо, похоже, уже не раз поднимал столько шуму, раскрывая всем подробности того, что приключилось с отрядом Героев и Рыцарей. Такова причина стоявшей здесь загадочной атмосферы. Отряд Хадзиме же, тем временем, проходил под сводами здания гильдии.
  
  
  
  Мужчина, в котором Хадзиме распознал главу отделения гильдии, схватил Эндо за руку, вынуждая встать и не обмолвившись с ним ни словом, потянул его в глубину здания. Эндо пребывал в весьма нестабильном психическом состоянии и на данный момент был совершенно обессилен.
  
  Потому как содержание разговора не предвещало ничего хорошего, отряд Хадзиме двинулся за мужчиной, ожидая худшего.
  
  ***
  
  -Демоническая... раса, хе.
  
  Раздалось бормотание Хадзиме в стенах одной из комнат приключенческой гильдии Холада. На диване перед ним сидели глава отделения - Бавабис Лоа и Кёске Эндо, а рядом с Хадзиме заняли свободные места: Юи, по правую руку и Шия с Тио, по левую. Мюи пристроилась у него на коленках.
  
  Первая сказанная Хадзиме фраза подразумевала то, что Эндо уже упомянул во время своего повествования. После того, как разговор зашел о том, что отряд Героев подвергся нападению расы демонов и что их загнали в угол, Эндо с Лоа посерьезнели, а настроение в комнате заметно потяжелело.
  
  ...Или должно было потяжелеть, если бы не маленькая девочка, сидящая на коленях у Хадзиме, жующая закуску, из-за чего её щечки надулись и она стала походить на белочку. Малышка отнюдь не замечала стоявшую здесь тягостную атмосферу. Беседа между Хадзиме и остальными оказалась немного сложной для понимания Мюи, но не почувствовать неловкую обстановку вокруг она тоже не могла. В виду этого, Хадзиме всучил ей закуску, дабы отвлечь внимание от всего гнетущего и давящего.
  
  -Что куда важнее! Что с этим ребенком?! Кто этот ребенок?! И почему это она пирог лопает?! Разве не может девочка проникнуться нашим положением?! Все могли уже погибнуть, знаете ли!
  
  -Ииик?! Папа!
  
  Не вынеся отношение Мюи, что испортила всю атмосферу в комнате, Эндо встал и произнес это с гневом в голосе, указывая на неё пальцем. Мюи слабо пискнула и прижалась к Хадзиме.
  
  Конечно, аура крови переходящая все мыслимые человеческие пределы застремилась от Хадзиме, переполняя его. Папочка не простит врагов своей дочурки.
  
  -Ушлепок... Кто ты такой, чтоб брюзжать на Мюи, а? А?! Мне с тобой прямо здесь разделаться?!
  
  -Иииииак?!
  
  Завизжав точно малышка Мюи, Эндо вновь плюхнулся на диван. Всё из-за сказанного Хадзиме...
  
  'Вот-вот, Хадзиме теперь истинный Папа' или 'До этого, Хадзиме-сан ненароком приговаривал 'наш ребенок'', 'правильно~' и 'В конце концов, Эта задается вопросом, сможет ли Хозяин растаться с этим ребенком, как только мы прибудем в Элизен~' - всё это было им услышано, но ранее он пропустил эти слова мимо ушей. Ему, прежде всего, было необходимо, чтобы переполошившаяся Мюи успокоилась.
  
  Пока Хадзиме её успокаивал, он в то же время злобно сверлил взглядом дрожащего Эндо, всё ещё трепетавшего даже после того, как шмякнулся на диван. Лоа вступил в беседу, не скрывая свой пораженный тон.
  
  -Так-с, Хадзиме. Я более-менее смог вникнуть в твою ситуацию благодаря письму Илвы. Ты довольно мстителен, не так ли?
  
  -Ну, всё это как-то само получилось...
  
  Хоть эти авантюры не являлись чем-то настолько обыденным, что пронеслись и остались без внимания, словно пустая вереница событий, Хадзиме пожал плечами, будто ничего знаменательного и не случилось, отчего Лоа скривил уголки губ в улыбке, находя это забавным.
  
  -Судя по письму, помимо Золотого ранга, ты пожелал, чтобы тебя принимали с должным уважением. Я примерно понял ситуацию... Но истребить около 60 000 демонических созданий всего лишь с горсткой людей и ликвидировать подпольную организацию всего за полдня... Это что-то за гранью реального. Но Илве раскрывать мне такое через письмо... Вряд ли я бы засомневался, если бы мне сказали, что ты один из Владык Демонов...
  
  От слов Лоа Эндо распахнул глаза во всю их ширь, чтобы показать, насколько он был удивлен. Хоть ему и казалось, что Хадзиме должен был стать сильнее, раз вышел живым из глубин Великого Подземелья Оркуса, ему продолжало видеться всё так, будто Хадзиме был всё ещё слабее его, Эндо.
  
  Всё-таки, по специализации Хадзиме значился как 'Мастер Превращений', то есть непригодным для боя, да и звали его не иначе, как 'никчемным'. И даже если бы кто-нибудь поведал Эндо, что Хадзиме стал Золотым рангом, то он отговорился бы тем, что система рангов создана для измерения компетентности авантюристов этого мира, а призванные Герои под неё не попадают. Поэтому он полагал, что Хадзиме, на худой конец, сумел бы починить разрушенный круг телепортации и стать его поддержкой в бою.
  
  Сперва следует заметить, что Эндо пришел в гильдию приключенцев, чтобы попросить высокоранговых авантюристов оказать ему помощь в спасении отряда Куки. Верно, даже если он не мог провести их в глубины подземелья, они хотя бы могли защитить область вокруг круга телепортации. И хоть там тоже были поставлены Рыцари, они ничего не смогли бы предпринять, пока не доложили бы все Королевству, к тому же, их уровень находился на таком низком значении, что мог сгодиться для защиты круга телепортации разве что на тридцатом этаже. Ему требовались искатели приключений хотя бы Серебряного ранга, чтобы встать на защиту круга телепортации семидесятого этажа.
  
  С такими мыслями он вбежал в гильдию Приключенцев и в мельчайших подробностях описал нынешнюю ситуацию стоящим на втором этаже членам гильдии. Ему думалось, что он мог попросить сотрудничества у авантюристов, у героев, служащих лучиком надежды всему человечеству, что всегда готовы пасть жертвой даже в таком затруднённом положении, в котором не справились Элитные Рыцари. Но услышав неожиданную просьбу защищать круг телепортации семидесятого этажа, взгляды всех и каждого отвернулись, в то же время, каждый из них стал тревожиться о том, что же теперь ждет человечество.
  
  Заметив всеобщее смятение, Лоа схватил Эндо за шиворот и повел его внутрь кабинета для своего допроса, в то же время регистраторша вбежала туда же за ним, неся пластинку статуса Хадзиме.
  
  Впоследствии чего, Эндо отметил, что недооценил способности Хадзиме и возможность того, что Хадзиме был сильнее, чем он. Это вызывало у Эндо удивление, особенно, если вспомнить каким был Хадзиме раньше.
  
  Хоть Эндо остолбенел от шока, разговор Лоа и Хадзиме ещё не закончился.
  
  -Прошу вас, хватит нести бред... Как вы только могли подумать, что мы настолько же хилые, сколь Владыки Демонов?
  
  -Хмм, так даже Владыки Демонов лишь мелкие насекомые по сравнению с вами, м? Какая самоуверенность... Но если это в самом деле так, то я хочу, чтобы вы взяли на себя заказ главы отделения Холадской Гильдии.
  
  -...Спасти героев, да?
  
  Эндо пришел в себя, когда услышал слово 'спасти'. В следующий момент, он наклонился вперед, заговаривая с Хадзиме.
  
  -В-вот оно! Нагумо! Пошли со мной и помоги им! Если ты настолько силен, то мы обязательно всех спасем!
  
  -...
  
  Хоть глаза Эндо сияли, так как он увидел проблеск надежды, реакция Хадзиме на всё это осталась неблагоприятной. Он смотрел сейчас вдаль, словно о чем-то размышляя. Эндо, по природе своей, верил, что Хадзиме точно поможет ему вызволить остальных, но он был сбит с толку, ведь ясного ответа не последовало.
  
  -Да что с тобой?! Даже сейчас, они, может быть, умирают, как ты не можешь понять! Не мешкай! Разве мы не товарищи?!
  
  -...Товарищи?
  
  Хадзиме, отвернувший взгляд до этого, мысля о чём-то своем, сейчас вновь возрился на разгоряченного Эндо холодным взглядом. Эндо по наитию отпрянул от холода, стоявшего в его глазах. Он медлил, вспоминая прошлую ужасающую ауру Хадзиме, но упрямо ответил, ведь Хадзиме являлся его единственной надеждой, потерять которую было нельзя.
  
  -Д-да. Мы товарищи! А разве не естественно това-...
  
  -Как эгоистично. Не делай нас товарищами! Скажу прямо, в тебе я вижу не более, чем человека 'из того же мира', повторюсь, не более. Ты ничем не лучше других.
  
  -Поч-?! Почему ты это так преподносишь...
  
  Внезапно холодные слова Хадзиме и злобный взгляд смутили Эндо. Хадзиме продолжил обдумывать своё, а под 'своим' имелись в виду аргументы против спасения отряда Куки.
  
  Как и Хадзиме упомянул, в своих одноклассниках он видел лишь знакомых. До этого самого момента, он ни разу не задумывался о том, чтобы использовать свою силу для помощи своим одноклассникам, как и о мести. Они нисколько его не интересовали. Хадзиме считал их недостойными своего внимания.
  
  Однако ответить грубым и прямым НЕТ, он тоже не мог. Причиной тому служило то, что он связывал этот ответ со словами, сказанными Айко - 'одинокий образ жизни'.
  
  Более того, Хадзиме вспоминал беседу под лунным светом. Называемый 'никчемным' и 'слабейшим' в ином мире, он был удостоен вниманием девушки, которая пообещала его защитить. А после, Хадзиме оказался чересчур опрометчивым и сгинул в бездне, последствия этого до сих пор вызывают беспокойство у девушки. Она пообещала 'защитить его', сняв его волнения, но это обещание так и не было исполнено. И всё же, после возвращения в этот город, Хадзиме частенько вспоминал тот миг, миг, когда он сорвался в пропасть, и ту вытянутую к нему руку девушки, на лице которой застыли искренний ужас и печаль.
  
  -Ширасаки... она в безопасности?
  
  Пробормотал Хадзиме недоумевавшему Эндо. Издав 'Э?' сомнительным голосом из-за столь неожиданного вопроса, Эндо паникуя, стал рассказывать о Каори, ведь ему пришло в голову, что Хадзиме мог и не пойти на сотрудничество, если он не вымолвит хоть слово.
  
  -Д-да. Ширасаки-сан цела. Скорее даже, мы не выжили бы, не будь её с нами. Джуго и Яигаши-сан чуть не умерли от первой же атаки... Но Ширасаки-сан просто невероятна. Её исцеляющую магию не описать словами, хотя... Она стала мертвенно-бледной с тех пор, как ты упал, знаешь? Она настолько изматывала себе тренировками, что мы начинали беспокоиться о её состоянии... И её аура с того момента также сменилась... Она теперь выглядит более зрелой, словно всегда о чем-то задумывалась, и ту девичью атмосферу вокруг неё как ветром сдуло...
  
  -...Вот как.
  
  Это всё, что Хадзиме смог вымолвить на слова Эндо, откровенно болтавшем даже о второстепенных вещах. Тогда Хадзиме взглянул на дорогого ему партнера, поглядывающего на него, почесав свою голову.
  
  
  
  -... Если это что-то, чего желает Хадзиме, то я последую за тобой хоть на край света.
  
  Сказала Юи, поглядывая на него любящим взглядом, тихо взяв его за руку. Хадзиме ответил её прикосновению, мягко на неё посмотрев и поблагодарив.
  
  -...Юи.
  
  -И-и я тоже! Я последую за Хадзиме-саном куда угодно! Хадзиме-сан!
  
  -Хмпф, само собой, Эта тоже, Хозяин.
  
  -Уммм, умм, это, Мюи, тоже!
  
  Потому как Хадзиме и Юи стали воплощать свой собственный мир в реальность, Шия и Тио, запаниковав, поспешно записали в их компанию и себя. Хоть она и не до конца уловила суть, Мюи прижалась к нему, настаивая на своем, так как не хотела, чтобы её оставили одну.
  
  А перед ними, Эндо буркнул в восхищении - 'Э? Что это за гарем такой...', отчего Хадзиме искоса взглянул на него, открывая своим товарищам то, что творилось у него на душе.
  
  -Все вы, хочу вас поблагодарить. И хоть я не желаю нарочно создавать связь между нами и избранными Богами Героями... Есть у меня кое-кто, кому я обязан... Поэтому я и пришел к выводу, что как минимум помогу. Ну, раз это они, то до того момента и сами смогут что-нибудь придумать.
  
  Истинным намерением Хадзиме не являлось 'подсобить отряду Куки', нет. Он не хотел специально приближаться к героям или Обезумевшим Богам, избравших их.
  
  Но, меньшее, о чем он думал, это показать свое лицо Каори, нагружавшей себя его поисками. Тем более, он бы помог ей, окажись она в невыгодном положении. Иными словами, у него имелось обязательство перед Каори, пожелавшей его защитить и даже сейчас всё ещё верящей в его выживание.
  
  Хадзиме не волновался об опасности. Он уже сражался с четырехглазыми волками из рассказа Эндо, а мощь Химер должна была быть ниже монстров сотого этажа подземелья, так что никаких проблем здесь не возникало.
  
  -П-прости меня, пожалуйста, но, пойдешь ли ты с ним?
  
  -А, глава гильдии Лоа. Взамен мне хочется попросить вас о встречной услуге.
  
  -Беззаветно помогая Героям, ты не хочешь быть замечен теми, кто сидит выше у власти, верно?
  
  -Да. И ещё кое-что. Я хочу, чтобы вы сняли комнату для Мюи, пока мы не вернемся.
  
  -Аа, я не против.
  
  В результате чего, Эндо, испустившего вздох облегчения, ведь Хадзиме пойдет с ним, проигнорировали, Хадзиме же возобновил свой разговор с Лоа.
  
  И неудивительно, не мог же он взять в глубины подземелья ребенка, поэтому вверил Мюи гильдии. Хоть Мюи яростно бодалась, как-то её всё же удалось успокоить, Тио приставили ей нянькой и стражем в одном лице. Наконец отряд Хадзиме смог выдвинуться с Эндо, игравшем роль проводника.
  
  -Эй, веди нас поживее, Эндо.
  
  -Уваа, не пинай меня! И вообще, как-то ты чересчур изменился!
  
  -Какой шумный. Что же до времени, день... Не, давайте закончим с этим за полдня. Хоть и с неохотой, но мы оставили там Мюи, так что вернуться нам стоит как можно быстрее. Да и волнуюсь я, ведь она с той извращенкой.
  
  -...Ты, так ты правда её отец... Создать гарем из красивых дам... Что же такое должно было случиться, чтобы так изменить Хадзиме...
  
  Бормотал Эндо, продвигаясь по глубинам подземелья, в надежде узнать что-либо о Хадзиме и его окружении. Разум Эндо прояснился благодаря такой надежной поддержке со стороны. Если бы он мог выкроить время на разговоры, он бы воспользовался им, чтобы бежать быстрее, поскольку Эндо переполняла уверенностью его высокая ловкость, но его ожидания неумолимо дали задний ход. Эндо уповал за безопасность своих лучших друзей.
  
  Поражение героя
  
  -Ух...
  
  -Судзуночка!
  
  -Судзу!
  
  Рядом со стонущей и медленно открывающей свои глаза Судзу, стояли Эри и Каори. Они всегда были очень привязаны друг к другу, и сейчас, подруги звали её по имени с тревогой и облегчением в голосах. Судзу пребывала в несколько отрешенном состоянии, вращая глазами вокруг и наконец раскрыла рот.
  
  -Я-я не узнаю этот потолок~
  
  -Судзу, знаю, ты любишь дурачиться, но не будет ли лучше, если ты прекратишь говорить подобные вещи в нашем положении?
  
  Должно быть, её мучает жажда, потому как Судзу свои слова произнесла ужасно хриплым голосом, отчего Шидзуку воскликнула в полуизумленном тоне, как только её услышала. После же, Судзу увлажнила свое горло, используя воду из кожаной фляги висевшей у нее сбоку.
  
  С прелестными звуками глотания, Судзу, утолившая свою жажду, произнесла, словно в шутку - 'Я ожила! В буквальном смысле!'. После чего, она, поддерживаемая Каори и Эри, попыталась встать.
  
  Судзу всегда считалась душой компании в классе, и, соответствуя своему статусу, она, не успев ещё толком отойти от ран, уже излучала жизнерадостную атмосферу, благодаря чему, её угнетенные до недавних пор одноклассники, вновь показали улыбки на своих лицах.
  
  Однако её состояние было далеко на так безоблачно, как витающее вокруг настроение. Она сильно устала и потеряла много крови. С бледным лицом и тонкими линиями под глазами, как у панды, её улыбка выглядела наигранной. И хотя в некоторых местах на её теле ранее были сквозные ранения, она, благодаря своему несравненному характеру и силе воли, смогла выдать улыбку сразу, как только встала. Шидзуку и Каори поглядывали на неё с уважением.
  
  -Судзуночка, всё в порядке, ты можешь отдохнуть ещё чуть-чуть. Хоть твои раны и зажили, кровь ведь ещё не восстановилась...
  
  -У~н, так вот почему у меня кружится голова~ Вот гаденыш~, Пронзил насквозь чудесную Судзу... Даже несмотря на то, что фразу 'А можно мне тебя пронзить?' лучше произносить в постели!
  
  -Судзу! Как пошло! Будь хотя бы чуточку благоразумней!
  
  Пробурчала Судзу, с ненавистью глядя в пустое пространство, пока Эри порицала её с румянцем на щеках. Несколько учеников из мужской половины класса невольно издали звук, 'Бфф?!', но сразу же отвернули свои взгляды под суровым взором Шидзуку.
  
  -Судзу, слава Богу, ты очнулась. Ты даже не представляешь, как мы волновались!
  
  -Йо, а ты точно в порядке? Разве твое лицо не белее мела?
  
  Поскольку Судзу вызвала суету после своего пробуждения, Куки и Рютаро тоже подошли к ней. Будучи уже какое-то время ослабленным из-за отдачи после использования 'Выхода за Пределы Возможного', Куки поник ещё и в связи с тем, что им всем неслабо досталось. Однако, было похоже на то, что он непостижимым образом всё-таки немного восстановился, так как прошло умеренное количество времени с того момента, как они отступили и скрывались в этом месте.
  
  -Утречка~ Куки-кун, Рютаро-кун! Кажется, нам как-то удалось оторваться, а? Умм, похоже, все цел... Нет, погодите, одного не достает...
  
  -Да, Эндо. Он отправился назад в одиночку. Нам подумалось, что он сможет прорваться через этажи благодаря своему навыку скрытности...
  
  Поприветствовав Куки и Рютаро улыбкой, Судзу не могла не заметить, что одного из окружающих её одноклассников не хватает. Она лишилась сознания в разгаре битвы, поэтому Куки и остальные развеяли её вопросы, объясняя текущее положение.
  
  К этому времени Кондо и Саито уже избавились от эффекта окаменения, очнувшись и выслушав доклад о ситуации раньше, чем Судзу.
  
  -Ясно, судя по всему прошло немало времени с того момента, как я отключилась... А, верно, Каорочка, спасибушки! Каорочка теперь спаситель Судзу!
  
  -Судзуночка, это мой долг исцелять всех, так что не преувеличивай, называя меня своей спасительницей, ведь для меня было естественно так поступить.
  
  -Хе~ столь непреклонная Каори просто замечательна! Давай поженимся?
  
  -Судзу... Подобные слова звучат весьма ужасающе, если произносить их с таким бледным лицом. Не следует ли тебе отдохнуть ещё немного?
  
  Судзу получила нагоняй от Эри, пока цеплялась к Каори. Если она переусердствует, Шидзуку остановит её силой. Таков был типичный ход вещей. Даже одноклассники, гадающие, выживут ли они и смогут ли ещё когда-нибудь выбраться на поверхность, постепенно вернули самообладание благодаря Судзу и разговору девушек, которые словно не обращали внимание на своё положение.
  
  Тем не менее, атмосфера, будто бы уже начинавшая светлеть, вновь испортилась человеком, постоянно разрушавшим общий дух.
  
  -... Чего вы так зубоскалите? Мы чуть не померли, как бы... Да и наша ситуация не сдвинулась ни на йоту! Прежде всего, нужно думать о том, как нам отсюда выбраться, а вы тратите время на шуточки!
  
  Тем, кто выкрикнул это, глядя на Судзу, был Реичи Кондо. А Саито Йошики, хоть и не выразил свои мысли вслух, тоже одарил её осуждающим взглядом.
  
  -Эм, Кондо. Мог бы ты не говорить подобных вещей? Судзу начала это лишь, чтобы поднять всем наст-...
  
  -Да заткнись ты! Как будто ты вообще имеешь право чему-то меня поучать! Ведь в итоге - вы проиграли! Я чуть не умер! Дерьмо! Что вы за герои такие!
  
  Хоть Куки и хотел поставить на место Кондо из-за его грубого замечания, Кондо вдруг разразился огнем, и принялся осуждать Героя.
  
  -Сволочь... Да благодаря кому, ты думаешь, мы вообще смогли отступить, а? Мы спаслись только потому, что Куки расчистил проход для нас!
  
  -Начнем с того, что нам вообще не пришлось бы отступать, одержи он победу! И что гораздо важнее - у нас был шанс. Всё пошло бы в нашу пользу, если бы мы согласились на приглашение демонической расы и напали на них неожиданно! Но вы эгоистично завязали драку! Это всё ваша вина! Ответственность лежит на вас!
  
  В этот раз, уже Рютаро решил вразумить не на шутку разбушевавшегося одноклассника. Кондо поднялся и встал прямо перед Рютаро. Разделяя его чувства, Саито и Накано также встали и повернулись к Рютаро.
  
  -Рютаро, всё в порядке... Я возьму ответственность, Кондо. В этот раз, мы не проиграем! Мы уже можем представить способности демонических существ, и врасплох нас снова не застанут. Поэтому, в этот раз мы гарантированно победим!
  
  Хоть Куки и сделал жест, будто кулаком одной руки стучит по ладони другой, Саито проворчал с гневом в глазах.
  
  -... Но, ты не одержал вверх даже с 'Выходом за Пределы'.
  
  -Э-это... в-в этот раз всё пройдет гладко!
  
  -Почему это?
  
  -Я воспользуюсь 'Божественной Мощью' и нападу на женщину Демонической расы с самого начала. Потому, если вы все сможете прикрыть меня...
  
  -Но, разве она не поймет, что на неё летит хлопотная атака с такой-то долгой активацией? Даже у наших противников есть голова на плечах. Кроме того, мы до сих пор не знаем, были ли это все демонические отродья что у неё есть.
  
  Даже после слов Куки, что всё пройдет безупречно, Кондо и его шайка стали жаловаться, подвергая сомнению способности Куки, и смотря на него с недоверием в глазах. А с таким отношением Куки только и оставалось, что принять ответственность, дабы убедиться, что они победят. Теперь они так просто не успокоятся в виду того факта, что они все чуть не погибли в результате невероятной силы и численности противников.
  
  Главной причиной их возбуждения стала низкая 'точка кипения' Рютаро и то, что Кондо и его шайка были забияками и постоянно всячески выказывали свое недовольство. Аяко, Иошино и Номура прикладывали все усилия, чтобы остановить их намечающуюся ссору, но неожиданно вокруг повеяло опасностью.
  
  В то время как Рютаро разминал свои кулаки, Кондо - подготавливал своё копье. Напряжение заполнило помещение. Куки вскричал 'Рютаро!' и попытался его успокоить, схватив за плечо, но Рютаро нельзя было так просто взять и остановить. На его лбу проступили вены, а сам он ненавистно взирал на Кондо. Кондо и его шайка тоже еле сдерживались.
  
  -Вы все, угомонитесь, пожалуйста! Что бы вы там не говорили, но мы можем лишь надеяться на Куки, ради общего выживания! Нам нужно одолеть женщину Демонической расы, пусть даже Куки уже и стоял из последних сил со своим 'Выходом за Пределы Возможного'. Нам остается только это, ведь она не даст нам так просто уйти. Вы же это понимаете, не так ли?
  
  Вмешалась в распри Шидзуку, призывая их незамедлительно прекратить, но и это не сработало. Судзу, всё ещё пошатывающаяся, видимо не желала слушать, о чем говорил Кондо, даже если бы он начал извиняться. Наконец, Каори пришла к выводу, что стоит всех успокоить и приступила к колдовству ограничивающей магии... Когда они услышали нечто.
  
  -Грррр.
  
  '''''?!'''''
  
  Рычание. Оно было настолько знакомым, настолько низким, и исходившим из самой нижней части брюха. Внешность Химер и четырехглазых волков навсегда отпечаталась в их сознании. Опасная обстановка между ними сразу развеялась и все замолкли. Даже самый крошечный вздох стал отзываться в воздухе, а их дыхание стало еле уловимым. Все взгляды устремились в проход, замаскированный под одну из стен, перед ними.
  
  Вуууш! Фвыыыыыш! Вууууууш! Фвуууууууш!
  
  Скребущие звуки и сдавленное дыхание были легко слышны из-за стены. Кто-то сглотнул. Даже след их запаха должен был быть стерт Эндо, поэтому демонические создания никак не должны были почуять, что отряд Куки находился внутри, какими бы сильными тварями они не являлись. Хоть они и думали так, все были напряжены и неприятный запах страха развеивался по воздуху. Требовалось ещё какое-то время, прежде чем они полностью восстановят усталость, а пользователи магии пока восполнили лишь половину своих магических запасов. Лечащие эликсиры у них также закончились, так что им был необходим отдых в ближайшее время.
  
  Они не могли упустить из виду брешь в строю, которая образовалась из-за не лучшего состояния Каори и Аяко как лекарей и Судзу как пользователя барьеров. Поэтому отряд Куки очень надеялся, что их не найдут, наблюдая за стеной, отделяющей потайную комнату от остального подземелья.
  
  Демонические твари побродили снаружи ещё какое-то время, но вскоре их присутствие стало угасать. И так, снова наступила тишина. И даже после этого, они всё ещё какое-то время просто стояли, тяжело вздыхая от облегчения, когда поняли, что демоны точно ушли. Некоторые из них рухнули на месте. Это экстремальное напряжение заставило всех взмокнуть.
  
  -...Нас раскроют, если мы продолжим поднимать такой шум. И поэтому, успокоитесь и попытайтесь собраться с духом.
  
  -Д-да...
  
  -Т-ты права...
  
  Шидзуку вытерла пот со щеки, но тут капля её пота упала и издала странный капающий звук.
  
  Кондо и остальные встрепенулись и достали оружие. Их словно окатили холодной водой из ведра.
  
  Полагая, что опасность миновала, все расслабились... как тут же,
  
  -РАААААААААААААААААА!!!
  
  ВДУУУМ!!!
  
  Стена, разделяющая потайную комнату и внешние помещения, разрушилась на кусочки, сопровождаемая раскатистым громом.
  
  -Ува?!
  
  -Кияяяяяя!!!
  
  Осколки стены отлетели словно ядра, из-за толчка, влетев в потайную комнату и задев Кондо и Иошино, стоявших на их пути. Оба грохнулись плашмя на задницы, вовсю голося. В следующий миг, перед остолбеневшим отрядом Куки возникли размытые пятна, которых они совсем не желали увидеть.
  
  -Готовьтесь к битве!
  
  -Какого?! Как они нас нашли?!
  
  Отдавая эти указания, Куки незамедлительно вытащил оружие, и сразу же разрезал одну из Химер Святым Мечом. Герои не двигались, поскольку увеличив расстояние до врагов, они могли потерять их из виду. Проклиная всех и вся, Рютаро встал перед проходом, ведущим к внешним помещениям, и попытался не дать демонам проникнуть дальше намеченного.
  
  Но...
  
  -РЫЫЫААААА!
  
  -ГРРРРРР!
  
  Бруталоподобный пользуясь своим крепким, как сталь, телом влетел в комнату, словно пушечное ядро. Затем, он вцепился в Рютаро и благодаря инерции придавил его к земле. Используя этот шанс, десятки черных кошек разом ворвались в помещение и моментально выпустили в ребят десятки щупалец. Они атаковали Кондо и остальных, которые всё ещё оставались на своих местах, беспощадным шквалом атак. И хоть Кондо и остальные сразу же приготовили своё оружие, щупалец было слишком много. В таком темпе, их, несомненно, убьют.
  
  ???????
  
  ' '- -Вмешательство Небес'!'
  
  ' '- -Вмешательство Небес'!'
  
  В тот же момент появилось пятнадцать щитов света, которые сумели отклонить траекторию атак, в пространстве между Героями и демонами. Быть в состоянии активировать щиты, пусть даже с коротким временем распева, любого приведет в восхищение. Десять этих щитов принадлежали Судзу, остальные пять создала Каори.
  
  Но хоть они и вызвали их мгновенно, физическое состояние Судзу было всё ещё скверным, в то время как запасы маны Каори были истощены. Эти факторы повлияли на мощность щитов.
  
  Выыыыш! Фвууууууш! Фвииииииш! Фвооооош! Вииииииш! Фвууууш!
  
  Щиты должны были изменить траектории атак и выдержать воздействие, но буйные кошки разламывали щиты один за другим. Вследствие этого, несколько щупалец всё же достигли своих целей - Накано и Саито. Они оба сразу же пригнулись, но плечо Накано и бедро Саито всё же получили ранения. Так как эти двое стояли в арьергарде, их физическая мощь не была столь уж высокой. Из-за чего, хоть они и избежали смертельных ран, они во весь голос завопили, падая на землю.
  
  -Шинджи! Иошики! Вот дерьмо! Дайске, помоги им!
  
  -...А, конечно.
  
  Постоянно пребывая в раздумьях, Хияма не особо обращал внимания на то, что там говорил Кондо. Однако, ситуация не позволяла ему ответить как-то ещё, так что он оттащил раненых Накано и Саито в сторону Судзу.
  
  Несмотря на то, что в плане физического состояния Судзу и не была на высоте, местность возле неё всё ещё оставалась безопасной, поскольку у неё сохранялась мана. К тому же, их с легкостью исцелит Каори, стоящая рядом с Судзу.
  
  -Кух, Куки! Используй 'Выход за Пределы' и беги наружу! Мы что-нибудь придумаем с тварями здесь!
  
  -Но Судзу и остальные обездвижены...
  
  -Мы о них позаботимся! Пожалуйста! Проберись сквозь них и прикончи ту женщину!
  
  -Куки! Оставь остальное нам! Я клянусь, что не дам им умереть!
  
  -...Хорошо! Оставляю это место на вас! 'Выход за Пределы Возможного'!
  
  Наскоро обдумав слова Шидзуку и Рютаро, он пришел к заключению, что у него не будет иного шанса, чтобы переломить ситуацию. С непоколебимым выражением на лице, Куки задействовал 'Выход за Пределы Возможного' второй раз за день. Причина, почему Выход за Пределы не мог быть использован более раза в день, была в том, что умение накладывало огромную нагрузку на тело. Поэтому 'Выход за Пределы', обычно длящийся 8 минут, сейчас должен был продлиться гораздо меньше времени. Осознавая это, Куки пренебрег остальными монстрами и, сконцентрировавшись лишь на женщине Демонической расы, он вышел из потайной комнаты.
  
  Выйдя из комнаты и войдя в громадное восьмиугольное помещение, Куки обнаружил, перед глазами, огромное скопление демонических существ. И среди ожидающих тварей стояла женщина Демонической расы с белой вороной на плече, что смотрела на него с ледяным взглядом. Разум Куки кипел из-за чувства ответственности за спасение своих товарищей и от гнева, переполнявшего его от того, что они оказались в таком положении. Соответственно настроению, так он взирал прямо на женщину Демонической расы.
  
  -Хм, из-за тебя я потеряла слишком много времени. У меня ведь есть и другие задания...
  
  -Заткнись! Я несомненно одолею тебя! Приготовься!
  
  Заявляя это, Куки воспользовался заклинанием короткого распева и магическая сила мгновенно заструилась в Святой Меч. 'Божественная Мощь' обычно бы достала женщину расы Демонов, но всё-таки, он применил вариант этого заклинания без произнесения чар, так как надеялся, что оно проложит ему путь.
  
  Однако, женщина лишь продемонстрировала улыбку перед направленным на неё Святым Мечом, чьё сияние всё нарастало. Она приказала Бруталоподобному, что стоял подле неё, достать кое-что из-за её спины. Куки, поначалу, не стал скрывать своих сомнений глядя на эти действия, но страх объял его, как только он увидел это 'кое-что'. Он инстинктивно опустил свой меч. С ошарашенным взглядом, он дрожащим голосом произнес имя, стоявшее на губах.
  
  -...Милд-сан?
  
  Да, это был умирающий Милд, чьи конечности были сломаны, а всё тело залито кровью. Сейчас, его, держа за шкирку, тащил Бруталоподобный. Одного взгляда было достаточно, чтобы сказать, что тело его было обмякшим и безжизненным. Единственным доказательством того, что он не мертв, служили слабые стоны, изредка вырывающиеся из его уст.
  
  -Т-ты! Отпусти Милда сейчас же!!!
  
  Куки вышел из себя, увидев состояние Милда. Он потерял контроль и рванул к женщине Демонической расы. Но неожиданно, крупная тень преградила ему дорогу, словно ожидала этого момента. Прежде чем Куки заметил её и повернул взгляд, огромный кулак, размером со стену, обрушился на него с невообразимой скоростью.
  
  Бдаааах!!!
  
  Несмотря на то, что Куки стремительно использовал свою левую руку для защиты, кулак, летевший к нему с невероятной силой, легко сломил его оборону. Из-за полученного удара Куки отлетел к стене со скоростью несущегося самосвала.
  
  -Гааах!
  
  Столкновение со стеной выбило воздух из легких Куки, и он скатился, упав на четвереньки. Куки старался удержать себя от падения, используя для этого свою здоровую правую руку, но из его рта уже стекали капли крови. Прошлая атака вероятнее всего повредила его органы. Он мог умереть моментально, если бы не умение, полученное от 'Физического Сопротивления' и 'Смягчения Удара'.
  
  Вдобавок, из-за полученной контузии, он не мог понять, что сейчас происходит. Даже его взгляд помутнел. Но затем, он увидел огромный силуэт. Трехметровое, гигантское Демоническое Создание стояло с вытянутым кулаком на том месте, где ранее находился Куки.
  
  Оно имело лошадиноподобную голову, из пасти которой торчали острые клыки, а также четыре мускулистые, увесистые руки, что росли из его накаченного тела. Нижняя часть его тела принадлежала, скорее, чудовищной горилле. Глядя на Куки налитыми кровью глазами, это чудище испускало пар после каждого своего вздоха. А аура вокруг, разительно отличалась от всех других демонов, встреченных Куки ранее.
  
  'Лошадиная Голова' убрала руку и мигом помчалась к ещё не поднявшемуся Герою. Прыгая к тому месту, где припал к земле Куки, оно взмахнуло своим кулаком вниз с невероятной скоростью. Лишь благодаря чутью своих инстинктов, Куки лег на землю и перекатился, в отчаянии убираясь от надвигающейся атаки. (Прим. В анлейте использовалось слово HorseHead, как название для этого монстра. И хотя он очень похож на известного всем минотавра, различия всё же присутствуют, а потому мы оставили название как есть.)
  
  БАБАХ!!!
  
  Тотчас, рука 'Лошадиной Головы' пронзила пол, и в тот же миг, по земле прошлась красновато-черная рябь, сопровождаемая ревом взрыва. Такова была особенная магии 'Лошадиной Головы' - 'Магическая Ударная Волна'. Способность превращать магическую энергию в ударную волну. Однако какой бы простой она не казалась, это была неизмеримо мощная особенная магия.
  
  Следуя умению, полученному из 'Физической Сопротивляемости', 'Повышение скорости Восстановления', Куки каким-то чудом отошел от контузии головы. Он, борясь с отчаянием, встал и приготовил святой меч. В это время, лошадиная голова уже приблизилась к нему и снова занесла над ним кулак.
  
  Со сломанной левой рукой, Куки использовал Святой Меч как щит, но отдача, полученная от удара, снова отбросила его в сторону. И хоть Куки удалось избежать смертельных ранений до этого времени, четыре ручищи уже приготовились послать в его сторону Магическую Ударную Волну, и он, чьи движения были замедленны из-за понесенного урона, никак не мог противостоять этой атаке.
  
  -Кууу! Да что не так с силой этой твари! Я ведь даже усилен 'Выходом за Пределы Возможного'!
  
  -РУУУУУАААА!
  
  С измученным выражением на лице, Куки недоумевал по поводу того, что его наголову превосходили в силе, несмотря на то, что он находился под действием Выхода за Пределы. Куки приготовился контратаковать, сразу после удара врага, полагая, что так не может продолжаться дальше.
  
  Но...
  
  ВДУХ!
  
  -Кх?!
  
  За секунду до того, как он начал свою контратаку, 'Выход за Пределы Возможного' достиг предела, и силы покинули его тело. Так как он использовал эту способность уже дважды за день, его настигла усталость, несравнимая с той, что он ощущал ранее. Он рухнул на колени, поскольку у него больше не было сил держаться на ногах.
  
  'Лошадиная Голова' не упустила этой возможности. Потеряв как силу, так и равновесие, Куки оказался в безнадежной ситуации, когда кулак лошадиной головы 'Бдам!', нанес удар прямо по его животу, посылая мощный импульс.
  
  -ГХАААА!
  
  Выплевывая кровь, его тело согнулось, отлетая и снова впечатываясь в стену. Сознание Куки, лишенного сил из-за побочного эффекта 'Выхода за Пределы', постепенно угасало. Смертельно раненный, он упал, подобно тряпичной кукле. Вообще-то, было странно, что в такой ситуации он не умер мгновенно. Возможно, эта демоническая тварь била не в полную силу, чтобы оставить его в живых.
  
  'Лошадиная голова' приблизилась к Куки и подняла его за шиворот. Находящийся без сознания и совершенно беспомощный Куки висел в воздухе удерживаемый лошадиноголовым. После того как незадачливого героя продемонстрировали женщине Демонической расы, та удовлетворенно кивнула и приказала отступить демоническим существам, ринувшимся, ранее, в потайную комнату.
  
  Через какое-то время, Шидзуку и остальные настороженно выглянули наружу. Их лица наполнились отчаянием, когда они увидели, как обессиленного Куки тащит гигантский, лошадиноголовый демон, невиданный ими прежде.
  
  Сопровождаемый алой молнией
  -Это ведь всё не взаправду ... да? Как Куки мог... проиграть?
  
  -Не может быть...
  
  -Н-нет... почему...
  
  Неразборчиво бормотали его товарищи, выходя из комнаты. Они были ошарашены тем, что Куки был побежден, и висел, сейчас, в воздухе, словно безжизненная кукла. Даже Шидзуку, Каори и Судзу потеряли дар речи.
  
  Женщина демонической расы обратилась к одноклассникам, потерявшим свой боевой дух, в крайне холодной манере:
  
  -Хмм, думаю, я смогу поймать вас без особого труда. Но, всё же... Я недооценила вас, сопляки. Впрочем, в итоге всё сложилось довольно не плохо.
  
  С бледным лицом, но отважным голосом, Шидзуку спросила женщину:
  
  -...Как ты смогла победить его?
  
  -Нн? Ну, здесь стоит сказать спасибо ему. Это ведь ваш знакомый, не так ли?
  
  Отвечая на заданный ей вопрос, женщина Демонической расы устремила свой взгляд на командира Милда, до сих пор находящегося в руках бруталоподобного монстра. Следуя её взгляду, Шидзуку приметила умирающего Милда, и сразу поняла, что произошло.
  
  Командир Милд был нужен для отвлечения внимания. Если знакомый Куки был схвачен и нуждался в помощи, то он точно отреагирует на это. Более того, он лишится немалой доли самообладания.
  
  Женщина демонической расы скорей всего приметила прямолинейный характер Куки во время прошлых стычек. Благодаря чему, используя особенную способность Химеры, она скрывала мощное демоническое создание, до момента, когда Куки бросится на неё в порыве гнева.
  
  -...Так чего вы от нас хотите? Вам должно быть, что-то нужно от нас, раз мы всё ещё живы и беседуем тут с вами?
  
  -А, что и ожидалось, ты та, кто может здраво оценить ситуацию. Ах, эта беседа уже не нова. Увидев вас, ребята, я подумала снова дать вам шанс вступить в ряды демонов. Посудите сами, ведь ранее, Герой-кун эгоистично принял решение за всех, не так ли? А среди вас есть и толковые люди, как я погляжу, поэтому спрошу снова: что, каждый из вас, думает о моем предложении?
  
  Некоторые отреагировали на слова женщины Демонической расы. Из-за чего Шидзуку сузила глаза, вновь обращаясь к женщине.
  
  -А что насчет Куки?
  
  -Фуфу, как же ты быстро соображаешь... Извини, но я не могу оставить Герой-куна в живых. Он не пожелал перейти на нашу сторону, так что, думаю, переубедить его невозможно, да? Всё-таки, он весьма самодовольный. А потому, нет никаких причин оставлять его в живых.
  
  -...А разве к нам это не относится?
  
  -Разумеется это относится и к вам. Но почему ты думаешь, что оставив вас в живых, мне придется опасаться вашего нападения со спины?
  
  -А ты не думала, что мы можем присоединиться к тебе сейчас, но предать позже?
  
  -Естественно, я уже обдумала такую возможность. Именно поэтому я заставлю вас носить ошейник. Ах, не стоит так об этом беспокоиться, они лишь лишат вас возможности восстать против нас. Никто из вас не лишится свободы воли.
  
  -Это то же самое рабство, но мы будем иметь чуть больше возможностей, так? Это ты имела ввиду, говоря, что мы сохраним свою свободу воли, но не сможем нанести вам какой либо вред?
  
  -Именно так. Действительно хорошо, что ты схватываешь всё на лету. Также радует, что наш разговор наконец смог сдвинутся с мертвой точки, в отличие от того же с Герой-куном.
  
  Хотя одноклассники молча выслушивали этот диалог, они озабоченно переглядывались глазами, полными страха. Если они не согласятся принять условия Демонической Расы, тогда 9 из 10 присутствующих здесь, будут уничтожены демоническими созданиями, которые даже для Куки оказались непреодолимо сильны. Но в тоже время, как только, они согласятся, им оденут ошейники, и они больше никогда не смогут пойти против Демонической расы.
  
  Другими словами, они прекратят своё существование как 'божьи Апостолы'. Если всё так обернется, не станет ли Церковь Святых, которую они поклялись защищать, бесполезной... И, что более важно, останется ли у них ещё хоть какой-нибудь шанс на возвращение домой...
  
  Чтобы они не выбрали, у них теперь не было светлого будущего. Но...
  
  -М-мне кажется, нам стоит принять приглашение этой особы!
  
  Эри, вся трясясь, неожиданно воскликнула посреди молчаливой толпы. От этого, её одноклассники изумленно раскрыли глаза и обратили всё своё внимание на неё. На такое предложение Эри, Рютаро, с красным от ярости лицом, начал на неё кричать.
  
  -Эри, ты! Так значит, ты собираешься бросить Куки на их милость!
  
  -Хих?!
  
  -Рютаро, пожалуйста, успокойся! Эри, почему ты так решила?
  
  Реакция Рютаро обескуражила Эри, в результате чего она в страхе отступила назад. Затем, Эри сделала глубокий вдох и, сжав кулаки, поведала, что было у неё на уме.
  
  -Я-я лишь... не хочу, чтобы мы все здесь погибли... Хотя я и не знаю... как быть с Куки-куном... Угх, гулп...
  
  Эри произнесла это, со слезами на глазах, собрав все свои силы. Видя её такую, сердца остальных членов отряда были тронуты. И благодаря этому, появился ещё один человек, согласный с Эри.
  
  -Я также разделяю мысли Накамуры. Наше поражение уже предрешено, выбирая между выживанием и истреблением, можно не медлить, ведь так?
  
  -Хияма... Выходит, тебя не заботит, что случится с Куки-куном, а? А?
  
  -Раз так, Сакагами, быть может, ты хочешь совершить двойное самоубийство на пару с Куки, который просто неспособен сражаться дальше? К тому же, вовлечь в это ещё и всех нас.
  
  -Вовсе нет! Я не собираюсь так поступать!
  
  -Тогда, пожалуйста, раз ты не можешь предложить других альтернатив, держи свой рот на замке. Сейчас самое главное для нас, это позаботится о собственном выживании.
  
  После замечания Хиямы, атмосфера переменилась так, что все почувствовали необходимость в принятии этого приглашения. И, как заметил Хияма, если они всё ещё хотят жить, то у них оставался лишь один выбор.
  
  Однако, так просто ухватится за предоставленный им шанс они не могли. Их одолевало чувство вины при мысли о том, что они приносят Куки в жертву, ради собственного выживания. Ведь всё сводилось именно к этому. Они приносили Куки в жертву на алтарь 'Спасения собственных жизней'.
  
  В дополнение к создавшейся дилемме, и выбрав самое подходящее для этого время, женщина демонической расы выдвинула иное предложение:
  
  -Хммм, если вы, ребята, так волнуетесь за Герой-куна... То не оставить ли мне его в живых? Естественно, придется нацепить на него ошейник со значительно большим эффектом, чем у тех что будут одеты на вас. Но сперва, я все же хочу, чтобы вы подтвердили факт того, что вы присоединяетесь к демонической Расе.
  
  Услышав её новое предложение, Шидзуку втайне цокнула языком. Она с самого начала предполагала, что женщина Демонической Расы предложит подобное. Это было странно, что Куки все ещё оставался жив, если учесть, что она решила убить его. Это доказывало, что его жизнь сейчас активно используется для ведения переговоров. Поэтому стало ясно, что с самого начала, она оставила его в живых только для этого. В ходе последней битвы Женщина демонической расы, вероятно, осознала, что Куки и прочие весьма ценны. Однако она была также убеждена, что не сможет заставить Куки подчиниться, как бы она его не уговаривала. Но остальные об этом не знали. Так что она планировала вовлечь всех, за исключением Куки.
  
  Первое, она не убивала Куки, чтобы не повышать враждебность остальных. Второе, она предложила им сделать выбор, дав как варианты только смерть и выживание. Третье, они подвела их к мысли 'Если мы так поступим, то...' и подгадала время, чтобы разрешить последнюю проблему, что сдерживала их.
  
  По правде говоря, используя Куки таким образом, она склонила ситуацию к тому, что объединение с Демонической расой, теперь не выглядело чем-то невероятным. А ведь в реальности, у них не было гарантии, что Куки оставят в живых. Если после всего этого его убьют, то всё что им останется - это сожалеть, так как они уже больше не смогут пойти против демонической расы.
  
  Шидзуку заметила это, но сохраняла молчание, так как чтобы выжить, им ничего больше не оставалось, кроме как объединиться с расой демонов. Пока они живы, остается шанс спасения Куки.
  
  И всё-таки, женщина Демонической расы получала огромную выгоду, заполучив в свои руки героев. Во-первых, это ударит по текущему состоянию армии людей. Ведь посланники богов, представляющие надежду для человечества, объединяются с расой Демонов. Отчаяние среди людей, вызванное таким ходом событий, сыграет на руку Демонической расе.
  
  Во-вторых, она заполучит в свои руки новые боевые силы. Придя в Великое Подземелье Оркуса, настоящим намерением демоницы был захват подземелья, а также подчинение сильных монстров внутри. Хотя всё, что она до этого момента встречала, с легкостью убивалось её демоническими бестиями, нельзя было сказать, что она сможет продолжать покорение этого подземелья в том же духе. Получив под свой контроль Шидзуку и остальных, она смогла бы закрыть брешь в рядах демонов, которую ранее создали герои.
  
  Если всё пойдет так и дальше, то она заполучит их в своё распоряжение. На лице женщины промелькнула слабая улыбка, когда она почувствовала текущее настроение толпы.
  
  Однако, её улыбка была сразу же стерта болезненным голосом, внезапно раздавшимся рядом с ней.
  
  -В-все... Дела плохи... Пожалуйста, бегите...
  
  -Куки!
  
  -Куки-кун!
  
  -Аманокава!
  
  Источником голоса был удерживаемый демонами Куки. Взгляды всех товарищей были направлены на него.
  
  -Не верьте ей... Она убила... Алан-сана и остальных рыцарей... Не... дайте ей себя обмануть... Вас используют как рабов... чтобы сражаться с людьми... Так что убегайте... Я... в порядке... Спасайтесь сами...
  
  Еле дыша, Куки напомнил об опасной стороне этой сделки и настаивал на том, чтобы они его бросили и попытались убежать, что ещё раз тронуло сердца одноклассников.
  
  -...В этой ситуации, как вы думаете, сколько из нас выживет? Взгляните правде в глаза! Мы проиграли! Даже рыцари... были убиты. У нас нет другого выхода... Если мы хотим выжить, нам не остается больше ничего, кроме как принять приглашение!
  
  Раздался разгневанный голос Хиямы. Он со злостью посмотрел на Куки, который всё ещё не понимал сложившуюся ситуацию. Хияма определенно хотел выжить. В крайнем случае, он хотел быть уверен в том, что как минимум он и Каори выживут, даже если остальными придется пожертвовать. Однако, выбрав сейчас побег, вероятность подобного могла стать бесконечно малой.
  
  Если же он перейдет на сторону расы Демонов, то у него появится достаточно шансов занять высокое положение в обществе. Если он докажет свою полезность, то сможет заполучить Каори.
  
  Естественно, она будет ограничена ошейником. Но Хияму не особо волновало то, насколько будет свободна её воля. Пока у него будет возможность сделать Каори своей, он останется удовлетворен.
  
  Из-за разгневанного голоса Хиямы, остальные поддались соблазну более ясного и легко достижимого будущего.
  
  В тот момент, волевой, хоть и искаженный от боли голос, раздался внутри помещения. И хотя голос этот был слаб, все слышали его достаточно четко. Голос, так часто воодушевляющий их в сражениях. Голос человека, что сохранял рассудительность в любой ситуации и отдавал указания без тени нерешительности, а также являющийся для них надежной опорой. Для них всех, он был словно старший брат, или даже отец, к которому они были очень привязаны. По округе разнесся голос Милда:
  
  -Гух... Ребята, вы... Должны думать лишь о том, как выжить... Двигайтесь по тому пути, в который верите!.. Простите, что втянул вас... в нашу войну... И хоть я провел с вами не так уж много времени... Я сожалею, что вовлек вас... Поэтому, выживите и вернитесь в свой мир... Не нужно беспокоиться о других людях... В первую очередь... Эта война должна касаться только людей этого мира!
  
  Эти слова не были словами начальника рыцарей Королевства Херрлихт. Они принадлежали мужчине, Милду Логинзу, и его настоящим чувствам, проявившимся после того, как он отринул своё положение. Он раскрывал свои истинные чувства, так как осознавал, что здесь настанет его конец.
  
  Куки и остальные выпучили глаза, вновь и вновь повторяя имя своего наставника. Милд же, в это время, охваченный светом, оттолкнул от себя Бруталоподобного. Затем, он мгновенно схватил женщину демонической расы и прокричал:
  
  -Ты, демон... Умрем же вместе!
  
  -...Это... хее~ самоуничтожение? Как смело. К такому я даже не могу испытывать неприязнь.
  
  -Заткнись!
  
  Свет, окружающий Милда, по сиянию походил на свет Выхода за Пределы Куки, словно магическая энергия исходила от его тела. Но на самом деле, свет шел не от него, а от кристалла, висевшего у него на шее.
  
  Видя это, женщина демонической расы сразу поняла, кем он являлся, и с удовлетворением похвалила его. Кристалл назывался 'Последний Долг', порочный предмет, используемый, как она и сказала, для самоуничтожения. Любой человек, занимающий высокий пост в Королевстве или Церкви, владел секретными данными. И поскольку существовала темная магия, способная прочесть чью-то память, подобным людям, выходя на поле битвы, приходилось брать с собой этот кристалл. Использовался он только в крайних случаях, чтобы секретная информация не попала к врагу. Ну а возможность забрать с собой в могилу противника, была приятным бонусом.
  
  Зрелище последней и самоубийственной атаки Милда, заставило ребят в панике выкрикивать его имя. Однако, в отличие от них, женщина Демонической расы всё ещё сохраняла спокойствие, несмотря на то, что если она будет задета взрывом, то умрет.
  
  Сияние, излучаемое 'Последним Долгом', на шее Милда, всё нарастало. И в момент до активации эффекта, прозвучало ещё кое-что:
  
  -Поглоти. Абсорб.
  
  Сразу после того, как раздался голос демоницы, 'Последний Долг' засиял, излучая почти ослепляющий свет и сияние, а затем потух.
  
  -Чт-?! Что случилось?!
  
  Если присмотреться внимательней, то было заметно, что свет, ещё недавно переполнявший кристалл, куда-то плавно перетекал. Милд судорожно перевел взгляд в ту сторону, остановив его на демоне-черепахе с шестью лапами, чья открытая пасть поглощала свет, окутавший Милда. Шестилапую демоническую черепаху звали Абсорб. Особенной магией этого монстра являлось 'Магическое Хранилище'. Умение, позволяющее свободно поглощать и хранить магию в своём теле. С другой стороны, оно не могло хранить магию, состоящую из более, чем одного элемента. Однако, хранилище могло поглотить даже высокоранговую магию. Она была естественным противником тех, кто сражался с помощью магии.
  
  Свет, обволакивающий Милда, начал затухать, и теперь, 'Последний Долг' превратился в обычный инертный кристалл. Остолбенев от того, что его последняя надежда была разрушена неведомым образом, он внезапно ощутил слабый толчок в спину. Что это? Милд взглянул на свой живот, в то место, куда пришелся удар.
  
  Там виднелся красно-коричневый клинок. Пронзив его тело насквозь, песчаное лезвие торчало из живота Милда, и с его острия стекала густая алая кровь.
  
  -...Милд-сан!
  
  Куки выкрикнул имя Милда, не обращая внимания на хлынувшую из того кровь. Милд отреагировал на этот крик, и, оторвав свой взгляд от клинка, перевел его на Куки. Затем он нахмурился, и его губы, искаженные горькой улыбкой, прошептали лишь: 'Прости'. В ту секунду, когда из него достали клинок, Милд обессиленно упал на землю, словно марионетка, потерявшая опору. Лужа крови под ним, всё разрасталась. Любой очевидец назвал бы ту рану смертельной. Было уже чудом то, что он вообще был способен двигаться, учитывая его увечья. Но теперь, каждый из них точно знал, что в этот раз, всё кончено. И хоть Каори понимала, что не сумеет вовремя излечить эти раны, она мгновенно воспользовалась дистанционной магией исцеления на Милде. Благодаря этому, кровотечение немного уменьшилось, но рана всё ещё не затянулась. Не удивительно, ведь её магическая энергия уже дано была на минимуме.
  
  -Ууу, пожалуйста! Не умирай!
  
  Даже упав на колени из-за магического истощения, Каори отчаянно продолжала использовать исцеляющую магию.
  
  -Никогда бы не подумала, что с такими ранами он сможет не просто встать, но ещё и заставить меня поволноваться за свою жизнь. Другого и не ожидалось от лидера королевских рыцарей. Он достоин похвалы. Но, это конец... Так каково будет ваше последнее решение? Что вы выберете?
  
  Женщина демонической расы взмахнула окровавленным песочным клинком и взглянула на героев. Видя, как кто-то близкий для них, снова умирает, лишь немногие смогли удержаться и не дрогнуть. Хоть они и не хотели этого признавать, но если они не примут предложение этой женщины, то они будут следующими на очереди. От имени всех здесь присутствующих, Хияма хотел выразить согласие с её предложением. Но, в это мгновение...
  
  -...-мне.
  
  Куки, обессиленно пытаясь выбраться из захвата 'Лошадиной Головы', пробурчал что-то еле различимым голосом. Хоть он и не мог уже что-либо изменить, так как был тяжело ранен, Хияма всё же закрыл свой рот, и решил дать тому слово. По какой-то причине, он не мог игнорировать ту решительность, что исходила от Куки.
  
  -Ха? Что ты там простонал? Ты так спешишь умереть?
  
  Услышав бормотание Куки, женщина демонической расы фыркнула, сочтя это бессвязным бредом. После её вопроса, Куки поднял свой взор, словно пронзая им насквозь женщину расы демонов. Она инстинктивно задержала дыхание, когда увидела этот взгляд. Его зрачки засияли, а их цвет сменился на серебристо-белый. Отходя назад под напором невиданного давления, она отдала приказ 'Лошадиной Голове', следуя своим инстинктам, кричащим об опасности. Она почуяла, что сейчас не время размышлять о плюсах и минусах захвата остальных героев.
  
  -Ахад! Прикончи его!
  
  -РАААААААР!!!
  
  Демон с лошадиной головой по имени Ахад, покорно исполнил приказ демоницы. Он удерживал Куки двумя руками, и оставшейся парой рук собирался применить 'Магическую Ударную Волну'.
  
  Но в этот миг...
  
  *ВЖИИИНГ!!!*
  
  Ослепляющий свет начал распространяться от Куки. Он принял форму единого потока и поднялся к потолку, словно торнадо. Озаряемый этим светом, Куки взмахнул правым кулаком в сторону руки Ахада, что всё ещё удерживала его, *ВДААААХ!* и лапа демона была раздавлена.
  
  -РААААА!
  
  С рыком, отличным от предыдущего, Ахад выронил Куки, и тот нанес удар с разворота, словно не чувствуя своих ран.
  
  *ВДУУУУХ!!!*
  
  Как только удар достиг цели, по помещению эхом разнесся звук пушечного выстрела, и гигантское тело Ахада, согнувшись дугой, с невероятной скоростью отлетело к стене. Впечатанный в стену, и сопровождаемый оглушающим грохотом, Ахад от такого толчка больше не мог пошевелить своим телом. Он отчаянно пытался вылезти из стены, но не преуспел в этом.
  
  Шатаясь, Куки поднял с земли свой Святой Меч и взглянул на женщину демонической расы убийственным взглядом. В то же время, похожий на торнадо поток поднялся и стал обвивать тело Куки.
  
  Это было новое умение, улучшенная версия Выхода за Пределы - 'Максимальный Прорыв'. Если обычный Выход за Пределы увеличивал базовые характеристики в три раза, то Максимальный Прорыв усиливал характеристики в пять раз. Однако, чуть ранее он уже воспользовался навыком Выхода, из-за чего был истощен. Поэтому у текущего Куки было лишь 30 секунд до окончания действия умения. Эффективное время было значительно урезано из-за усталости.
  
  И всё равно, не замечая этого, Куки в гневе метнулся в сторону женщины расы демонов, с единственной мыслью - 'Я должен избавиться от врагов Милда!'. Он был ослеплен жаждой мести.
  
  Женщина расы демонов засуетилась, и не скрывая паники, приказала окружающим её демонам атаковать Куки. Химеры подкрадывались и проводили внезапные атаки, черные кошки выстреливали своими щупальцами, а бруталоподобные атаковали своими булавами. Но Куки игнорировал этих демонов. Даже не отвлекаясь на блокирование этих атак Святым Мечом, он продолжал наступление в сторону демоницы, яростно вопя.
  
  -Сучка-! Как ты посмела тронуть Милд-сана?!
  
  -Тц!
  
  Куки не мешкая взмахнул Святым Мечом, находясь в высокой стойке (Прим. Удар мечем, удерживаемым двумя руками, сверху вниз). Женщина расы демонов щелкнула языком, мгновенно уплотняя песок в щит... Но, покрытый потоком света, Святой Меч легко разрубил щит и достал демоницу, что пряталась за ним.
  
  Даже несмотря на то, что она сделала шаг назад и создала песчаный щит, она получила глубокий диагональный порез, разбрызгивая кровь вокруг.
  
  Она уперлась спиной в стену позади. После чего, медленно сползая по ней вниз, наблюдала как Куки, стряхивая кровь со своего меча, постепенно приближался к ней.
  
  -Какая удача... Вот так просто обернуть ситуацию... Я словно нахожусь в какой-нибудь низкосортной театральной драме.
  
  Такой поворот событий, в мгновение ока перевернувший расстановку сил с ног на голову и вызванный внезапным пробуждением скрытых сил Куки, заставил смиренно смотрящую на приближавшегося к ней Куки, выдать порцию саркастической речи.
  
  И хотя белая ворона, сидящая у неё на плече, активировала свою магию, её раны были слишком глубоки, чтобы залечиться мгновенно. И Куки не собирался оставлять ей на это время. Для неё это действительно был конец, поэтому, женщина расы демонов, выдерживая жгучую боль, пошевелила своей правой рукой, доставая медальон из грудного кармана.
  
  Видя это, лицо Куки переменилось. Полагая, что это был схожий на инструмент самоуничтожения Милда, он сразу же бросился к ней. Смерть демоницы не волновала его, но он не мог позволить взрыву задеть своих товарищей. 'Нужно одолеть её до того, как произойдет активация!', - и он атаковал, чтобы предотвратить взрыв.
  
  Но...
  
  -Прости... Я умру раньше тебя... Я люблю тебя, Михаил...
  
  Пробормотала женщина расы демонов, нежно смотря на медальон в своей руке, из-за чего Куки невольно помедлил с ударом. Удивлённая отсутствием атаки, женщина в сомнениях подняла своё лицо, приметив, что Святой Меч остановился буквально в паре миллиметрах от её шеи. В широко открытых глазах Куки читался страх, когда он смотрел сверху вниз на женщину расы демонов. Это выражение глаз появилось сразу после того, как он что-то заметил. Он начал излучать страх и замешательство. Видя эти глаза, женщина осознала, что именно его остановило. Она осуждающе воззрилась на него и этот взор заставил Куки трястись ещё больше.
  
  -... Я поражена... Ты только сейчас заметил? ...что собирался убить 'человека'?
  
  -Кх?!
  
  Верно, для Куки раса демонов виделась жестокой и трусливой высокоранговой разновидностью демонических тварей. А это также означало, что в них видели лишь эволюционировавших монстров. Именно так Иштар представил им расу демонов. По правде говоря, подобное суждение о расе демонов сформировалось из-за того, что те постоянно были в сопровождении порабощенных демонов. Однако, как и люди, они любили и были любимыми, и также отчаянно старались выжить ради выполнения своих целей. Но Куки никогда не думал о борьбе с 'людьми'. В каком-то смысле, можно сказать, что он подсознательно не желал видеть в них людей...
  
  Его представление о них перевернулось с ног на голову, как только женщина расы демонов с нежностью назвала имя своего любимого человека. Хотел он того или нет, но его противника нельзя было причислить к обычным демоническим отродьям. Он заметил, что в действительности это был такой же 'человек', как и он сам. Он понял, что мгновение назад, он чуть не совершил 'убийство'.
  
  -Вы никогда не считали нас за 'людей', верно? Какое высокомерие...
  
  -Н-нет... Я, я не знал...
  
  -Ха, а может ты просто 'не пытался узнать'?
  
  -Я, я...
  
  -Видишь? Что-то не так? Разве всё, чем ты занимался ранее, не было одной лишь 'Охотой'? Перед тобой всего-навсего ещё одно животное, верно? Ведь именно так ты думал до этого момента?
  
  -...Давай просто поговорим...Наверняка всё удастся прояснить...
  
  Произнес Куки, опуская Святой Меч. Женщина расы демонов одарила его взглядом, полным презрения, и вместо того, чтобы ответить ему, она с криком отдала приказ:
  
  -Ахад! Твоя цель - мечница! Все остальные, в атаку!
  
  Оправившись от удара, Ахад, как и приказала хозяйка, стал приближаться к Шидзуку с невероятной скоростью. Во всём отряде, хоть Шидзуку и не могла руководить людьми так же умело, как это делал Куки, её способность трезво оценить ситуацию и быстро принять решение, делало её опасным врагом, поэтому сейчас она стала приоритетной целью.Прочие демоны также принялись нападать на героев.
  
  Поскольку последняя атака Куки действительно могла её убить, демоница решила пренебречь возможностью захватить отряд героев в плен с помощью ошейников.
  
  -Чт-, почему?!
  
  -Ты совсем ещё ребенок, раз ничего не понимаешь... Мы на 'войне'! Человек, обладающий столь могущественными силами и неокрепшим рассудком - слишком опасен! Неважно что мне придется для этого сделать, но ты умрешь здесь! Смотри же, твои товарищи тоже скоро погибнут, если ты им не поможешь!
  
  Куки закричал на женщину, что отклонила его предложение о переговорах, но её это нисколько не заботило.
  
  После слов демоницы, Куки обернулся к своим товарищам и увидел, как Шидзуку отлетела и ударилась о землю. Ахад был монстром, намного более сильным, чем все другие присутствующие здесь демонические существа. Он одолел Куки, даже не смотря но то, что тот был усилен Выходом за Пределы, пусть та атака и застигла его врасплох. Так что Шидзуку была не в силах противостоять ему одна. Куки, побледнев, использовал силу 'Максимального прорыва' чтобы мгновенно оказаться между Ахадом и Шидзуку, после чего принял на себя атаку Магической Ударной Волны. Выдержав натиск, он, вращая Святым Мечом, уже собирался отрубить Ахаду руки. Однако, как только Куки очутился у его груди, чтобы, как и прежде, закончить всё одним ударом, силы покинули его и он упал на колени.
  
  'Максимальный прорыв' достиг своего лимита... Это было худшее, что только могло случится. Из-за эффекта отдачи, он был не просто ослаблен, а почти полностью парализован, поскольку использовал этот навык уже третий раз за сутки.
  
  -В-в такое-то время!
  
  -Куки!
  
  Прикрывая Куки, Шидзуку рубанула по ране на руке Ахада и тем самым отрубила ему руку. Лишившись конечности, Ахад заревел и отступил. В этот миг, Шидзуку схватила и швырнула Куки к остальным членам отряда. Без Куки, его товарищи могли лишь обороняться против сужающегося кольца демонов. И Шидзуку приняла решение: 'Я должна это сделать!'. Она нацелилась на женщину демонической расы. Её взгляд был тверд и уверен...
  
  -...Хе~ Ты выглядишь так, будто готова убить. Странно, что Героем выбрали не тебя.
  
  -...Меня это не волнует. Это наша вина, что Куки не понимал ситуацию. Поэтому я отплачу за этот должок сполна!
  
  Полностью исцелившись с помощью особенной магии белой вороны, женщина демонической расы уверенно встала на ноги и начала высказываться о действиях Шидзуку. Шидзуку должна была помнить о прямолинейности характера Куки и каким безрассудным он иногда может быть. Она стиснула зубы, так как чувствовала ответственность за ошибки Куки. В частности то, что они сейчас на войне, а на войне люди убивают других людей, но никак не охотятся на 'животных'. Шидзуку раньше никого не убивала, да и нельзя было сказать, что она стремилась к этому. И всё же, она была готова к тому, что если она примет участие в войне, то этот день настанет. Обучаясь фехтованию, она уже смирилась с ощущениями, что наступают после нанесения ранений другим людям.
  
  Однако сейчас, когда пришло время действовать, её решимость пошатнулась из-за страха. Не из-за стыда перед товарищами, не из-за боязни лишиться чести, а от того, что она еле сдерживала слезы. Так или иначе, она закусила свою губу и сжала зубы, отчаянно подавляя страх.
  
  И так, она приняла стойку, активируя умение 'Вне ритма', чтобы убить женщину демонической расы, используя невероятную скорость, что предоставляет эта техника. Но в этот миг, мурашки пробежали по её спине, а инстинкты яростно предупреждали о неминуемой опасности. Со спины к ней подлетали щупальца черной кошки.
  
  -Я ведь не приказывала остальным демонам не трогать тебя. Думаешь, ты сможешь убить меня так легко пробившись сквозь Ахада и других демонов?
  
  -Кух.
  
  И начиная подготовку заклинания, демоница произнесла следующие слова с садистской ухмылкой на лице: 'Ну а мне убить тебя, ничего не помешает'.
  
  Шидзуку кое-как удалось увернуться от волны атак демонов, пользуясь мгновенным ускорением и замедлением от навыка 'Вне ритма', но её отчаяние постепенно нарастало, когда она тщетно попыталась прорваться к женщине расы демонов. Самая большая трудность заключалась в том, что у Ахада была скорость, не уступающая Шидзуку, так что даже если она, воспользовавшись шансом, прыгнет к женщине, то он в миг настигнет её взмахом своего кулака.
  
  Шидзуку была мечницей, специализирующейся на скорости, поэтому защита у неё была максимально легкой. Уклонение и парирование были основой для её обороны. К тому же, ран получаемых от Магической Ударной Волны, становилось всё больше. И в какой-то момент она потеряла способность парировать и уклонятся.
  
  Из-за полученных ран, движения Шидзуку значительно замедлились. И в нынешней битве, подобное могло стать фатальным.
  
  *ВАААААМ!!!*
  
  -Агх!!!
  
  Хоть она максимально быстро задействовала свой меч как щит, кулак Ахада пробил защиту Шидзуку, нанося удар по её плечу. Отправленная в полет параллельно полу, она мощно столкнулась с землей, продолжая катиться. После этого, она могла только беспомощно лежать на полу. Её правая рука в районе плеча была вывернута под неестественным углом. Само же плечо было абсолютно точно сломано. Шидзуку, время от времени, продолжала откашливать кровь.
  
  -Шидзуночка!
  
  Каори, с полным беспокойства голосом, позвала Шидзуку. Но та не могла ни сдвинуться, ни ответить ей. Единственное, на что у Шидзуку оставалось сил, это сжимать рукоять своего сломанного меча, припав к земле.
  
  В сложившейся ситуации, и учитывая текущее состояние её товарищей, их формации и того факта, что у неё почти полностью закончилась мана, у Каори не было причин бросаться на помощь к Шидзуку, но все логические доводы были отброшены. Каори сейчас могла думать только о своей лучшей подруге.
  
  Каори, поддавшись чувствам, помчалась к Шидзуку. Её тело пошатывалось, а ноги заплетались, так как она почти полностью истощила свою магическую силу. И хотя позади раздавались голоса, пытающиеся её остановить, они не достигали её ушей. Она лишь хотела как можно скорее прийти на помощь к Шидзуку. Естественно, демонические твари вовсе не игнорировали её, напротив, они беспощадно забрасывали Каори атаками. Однако, все эти атаки отражались светящимися щитами. Более того, многочисленные щиты выстроились так, словно создавали коридор между Каори и Шидзуку.
  
  -Эхехе. Как и ожидалось, быть одной неприятно...
  
  Судзу проговорила это с ужасно бледным лицом. Она вытянула свою руку к Шидзуку, используя все свои щиты, чтобы создать прямой путь от Каори до Шидзуку. Слабая улыбка отразилась на её лице.
  
  Судзу уже поняла, что они не смогут выжить. Именно поэтому она решила использовать свою магию, чтобы позволить себе побыть с её лучшими подругами, которых она так любила, свои последние минуты жизни. Естественно, оборона остальных товарищей, в результате этого, ослабла... Поэтому она мысленно извинилась и продолжила накладывать щиты лишь для Каори и Шидзуку.
  
  Благодаря защите Судзу, Каори достигла Шидзуку всего лишь с несколькими ранами. Добравшись, она сразу крепко обняла израненное тело подруги.
  
  -Каори...что ты творишь... Иди назад, скорее. Здесь опасно.
  
  -Уун, сейчас везде опасно. Ничего страшного, если я буду стоять бок о бок с Шидзуночкой.
  
  -...Прости меня. Я не могу победить.
  
  -Я тоже. Прости, что ничего не могу поделать. У меня едва ли осталась мана.
  
  Поддерживая Шидзуку, Каори хмуро улыбалась и использовала свою магию, чтобы уменьшить боль Шидзуку. Шидзуку же со своей стороны, задействовала здоровую руку, чтобы ухватится за руку Каори, поддерживающую её, после чего вымученно улыбнулась.
  
  Тень возникла перед ними двумя. Это был никто иной как Ахад. Смотря на Каори и Шидзуку налитыми кровью глазами, он продолжал приближаться к ним. 'РААААР!!!' - разнесся свирепый вопль и он взмахнул своей огромной рукой.
  
  Каори и Шидзуку даже не заметили, как Судзу выставила свои щиты вокруг них и тем самым прервала наступление Ахада. Но он просто проигнорировал эти барьеры, словно они были из бумаги и ему достаточно лишь хорошенько замахнуться, чтобы разрушить их.
  
  Сейчас, когда они были на пороге смерти, перед глазами Каори проносилась вся её жизнь, но то воспоминание, что предстало перед ней сейчас, всколыхнуло её сердце.
  
  Это было чаепитие под лунным светом. Воспоминание о двух людях, ведущих беседу. О ночи, когда она принесла клятву. О том, кто улыбался предчувствуя неприятности, а после исчез. О том, как она, не теряя надежды, пыталась отыскать его в глубинах подземелья. И о том, что она осознала свою 'любовь', только после его исчезновения.
  
  Тем не менее, сейчас всему этому настанет конец. 'В конце концов, я вновь не смогла сдержать своё обещание', при этих мыслях, слезы покатились по щекам Каори, прежде чем она это осознала.
  
  'Я только и хочу, что обратиться к нему, если мы когда-нибудь ещё раз увидимся, большего мне и не нужно' - думала Каори. 'С этим желанием, я хотя бы в самом конце, произнесу его имя...' И она, несомненно, изрекла:
  
  -Хадзиме-кун.
  
  В этот момент...
  
  *БДАДАДАХ!!!*
  
  Потолок над Ахадом с оглушающим грохотом рухнул. И вслед за ним, с неимоверной мощью, влетел черный, как обсидиан, кол, окутанный алой молнией.
  
  Разбрасывая искры вокруг, черный как смоль, кол пронзил Ахада насквозь, словно тофу, и застрял в земле.
  
  Длинной в 120 сантиметров, огромный кол погрузился в землю, излучая алые вспышки. Плоть и кровь разлетелись от места, где сейчас находились останки Ахада. От изначальной формы которого, сейчас уже совсем ничего не осталось. Зрелище, после которого Каори, Шидзуку и, само собой, все остальные в отряде Куки замерли от удивления. Впрочем, как и женщина демонической расы.
  
  Тишина, невообразимая для поля брани, воцарилась в помещении. Никто, совершенно никто не смог осознать, что же сейчас произошло. Пока они стояли в смятении, сверху спрыгнула тень. Личность приземлилась спиной к Каори и Шидзуку, слегка втоптав останки Ахада, а когда сошла с них, осмотрела окрестности. Взглянув через плечо, личность заметила Каори и Шидзуку, обнимающих друг друга.
  
  В тот момент как человек развернулся и их глаза встретились, молния прошла сквозь тело Каори. Её сердце, скованное холодном и печалью, замерзшее ещё с того злосчастного дня, когда важный ей человек исчез, сейчас посетило внезапное пламя надежды. Тум-тудум, тум-тудум. Её сердце пропустило такт и учащенно заколотилось.
  
  -...Вы как всегда хорошо ладите, насколько я вижу.
  
  Человек с натянутой улыбкой сказал это, и разум Каори тут же затмила несказанная радость.
  
  Цвет волос изменился, аура отличалась, тембр голоса был другой, даже одежда не была похоже на всё то, что она когда-либо видела в этом мире. Однако она знала. Это он. Это он, в чьё выживание она безоговорочно верила. Сейчас она видела пред собой именно его...
  
  Правильно.
  
  -Хадзиме-кун!
  
  Непревзойденный никчемный одноклассник
  - Ээ? Хадзиме? Погодите, Нагумо? Эээ? Что? Как это возможно?
  
  Восторженный крик Каори привел стоящую рядом Шидзуку в недоумение, её взгляд начал прыгать с Каори на Хадзиме и обратно. Видимо, Каори с первого же взгляда смогла различить Хадзиме в пепельноволосом, одетом во всё черное, человеке с повязкой на глазу, но Шидзуку всё ещё не могла распознать в личности перед ней своего одноклассника.
  
  Но когда она заметила лицо парня с натянутой улыбкой и смотрящего назад через плечо, Шидзуку широко распахнув глаза, мгновенно ассоциировала его в своей памяти с Хадзиме Нагумо, после чего с удивлением в голосе заговорила:
  
  - Э? Э? Правда? Это правда Нагумо? Ээ? Как? Что тут происходит?
  
  - Ну, успокойся уже, Яигаши. Разве спокойствие, собранность и хладнокровие не твои главные достоинства?
  
  Происходящее, особенно после того, как она и Каори уже смирились с неминуемой гибелью Хадзиме, изумило её настолько, что она перестала чувствовать боль. Упрекнув Шидзуку, Хадзиме вдруг посмотрел вверх, будто ожидая чего-то. Сразу после этого, из дыры грациозно вылетела белокурая девушка - Юи, Хадзиме поймал её, удерживая на руках словно принцессу, и нежно опустил на землю. Вслед за ней он поймал зайцеухую девушку - Шию, прыгнувшую вниз таким же способом.
  
  Последним выпавшим из дыры в потолке был Эндо Кёске.
  
  - Н-Нагумо! Ты! Меня от этого даже в сторону отбросило! Постой, что это за штука? Как это смогло пронзить пол подземелья?
  
  Эндо, осмотревшись вокруг, начал жаловаться. Но затем он обнаружил своих лучших друзей окруженных демонами. Заметив также и то, что его окидывали взором остолбеневшие в изумлении одноклассники, 'Нуо!' - он выдал странный вопль. В их голосах читалось радость по случаю их воссоединения и гнев, из-за того, что он вернулся.
  
  - Кёске!
  
  - Джуго! Кентаро! Я вернулся с подмогой!
  
  Реагируя на 'я вернулся с подмогой', отряд Куки и женщина расы демонов, наконец пришли в себя. Затем они вновь уставились на Хадзиме и двух девушек рядом с ним.
  
  Однако, не обращая внимания на окружающие взгляды, Хадзиме отдал указы для Юи и Шии, пусть и с некоторой неохотой:
  
  - Юи, прости, но пожалуйста, не могла бы ты защитить этих людей некоторое время? Шия, проверь состояние раненого мужчины в рыцарских доспехах, вон там.
  
  - Нн... оставь это мне.
  
  - Поняла~!
  
  Юи спокойно зашагала, не обращая внимания на окружающих демонических существ, пока Шия, пользуясь своими поразительными прыжками, перепрыгнула через всю группу демонов и приземлилась возле бессознательного Милда.
  
  - Ха-Хадзиме-кун...
  
  Каори снова произнесла имя Хадзиме дрожащим голосом. В её голосе чувствовалась радость от воссоединения и частичка горечи. Всё потому, что ей казалось, будто Хадзиме пришел сюда на смерть. Хотя Каори и не знала подробностей, её выражение лица ясно говорило ему уходить из этого места.
  
  Пожав плечами, он вернул ей взгляд. Хадзиме лаконично произнес: 'Теперь всё будет в порядке, так что просто подожди здесь'. После сказанного, он активировал световую скорость, существенно улучшающую его восприятие, и достал три Креста из 'Хранилища', тотчас окруживших Каори и Шидзуку словно щиты.
  
  Внезапно появившиеся парящие крестовидные штуковины изумили Каори и Шидзуку. Стоя спиной к ним, Хадзиме сделал предложение женщине расы демонов, чья внешность не источала ничего кроме заносчивости. Это был жест доброй воли, ведь она пока ещё не стала ему врагом.
  
  - Рыжеволосая женщина вон там. Я тебя не трону, если уйдешь прямо сейчас. Просто испарись, если не хочешь умереть.
  
  - ...Что ты сказал?
  
  Это были не те слова, которые она могла принять от простого человечишки, к тому же, если он окружен подвластными ей демонами. По этой причине, женщина, в свою очередь, невольно переспросила.
  
  Хадзиме, в ответ, потрясенно повторил:
  
  - В битве не будет времени для принятия подобного решения. Поэтому я и сказал тебе сбежать сейчас, если не хочешь погибнуть. Теперь понимаешь?
  
  Подумав, что не расслышала, женщина стерла своё удивленное выражение лица и отдала приказ демоническим тварям, указывая на Хадзиме.
  
  - Убейте его.
  
  В этот раз ситуация изменилась слишком резко, особенно учитывая смерть дорогого ей Ахада, сраженного неизвестной атакой. Это вынудило женщину демонической расы потерять самообладание, что стало роковой ошибкой.
  
  Хоть Хадзиме и преследовал лишь свои собственные цели, она была в ярости из-за того, что он внезапно ввалился в комнату и в туже секунду убил её драгоценного Ахада, демонического зверя, что подарил ей, её почитаемый наставник. Ко всему прочему, из-за его появления через внезапно появившуюся дыру, в смятении сейчас находилась не только она, но и все остальные присутствующие. В любом случае, обдумай она ситуацию более спокойно, она, вероятно, смогла бы принять верное решение. Однако выбор был уже сделан.
  
  - Ясно... В таком случае ты считаешься моим врагом, верно?
  
  И Химера атаковала его, едва он успел договорить.
  
  - Хадзиме!
  
  - Нагумо!
  
  Хадзиме услышал доносящиеся сзади и наполненные серьезностью голоса. Но не особо в них нуждаясь, он схватил своей искусственной рукой атакующую слева Химеру, после чего поднял её в воздух, словно это не являлось чем-то невероятным. Химера, не скрывая своего удивления, пыталась сбежать, отчего размытое пятно стало ещё больше размываться. Глядя на неё, Хадзиме произнес с укоризной:
  
  -Так-так-так, что это тут у нас? Ущербная особенная магия? Напроказничала и сразу убегать? Так не пойдет...
  
  Поскольку было довольно непрактично, что чьё-то присутствие и тело исчезает, а на его месте, при движении, продолжает расходиться рябь, он не мог не указать на этот недостаток. В бездне ему уже попадались демонические твари, которые могли скрыть свою сущность и облик, что превращало битву с каждым из них в одну сплошную нервотрепку. Сравнивая их с этим, Хадзиме пришел к выводу, что как-то это всё по-детски: выдавать своё местоположение расходящейся при движении рябью.
  
  Вид Хадзиме, что поднял в воздух огромное тело Химеры, которая весила несколько сотен килограмм и судорожно пыталась зацепиться за воздух, заставил всех с удивлением замереть.
  
  Посмотрев на них искоса, он воспользовался своей 'Великой Рукой' и бросил Химеру на землю, словно потерял к ней малейший интерес.
  
  *БДААААААХ!!!*
  
  С грохочущим звуком, морда Химеры разлетелась на ошметки, оставив в земле глубокий кратер. Следующим движением, он достал Гром и направил его в место, которое на вид казалось пустым, после чего сделал несколько выстрелов.
  
  *БДАААААМ-БДААААМ!!!*
  
  Можно было четко услышать звуки взрыва. Две вспышки вспороли воздух, не проявляя ни капли пощады к своим целям. Всего секунду можно было заметить рябь, после чего, Химера, с простреленной головой, и Бруталоподобный, с дырой в груди, показались из этой ряби на свет. Простояв ещё мгновение, они бесчувственно рухнули на землю.
  
  Может, они и не двигались в своей маскировке, но для них было невозможно скрыть колебания воздуха, свои грозные взгляды, хищное желание убить, поток магии и тепло тел. Всё это делало их ничем иным, как неподвижной мишенью для Хадзиме.
  
  Даже не посмотрев в сторону убитых демонов, Хадзиме шагнул вперед на поле брани. Хотя нет, с его появлением, это место перестало быть полем брани, теперь это место казни и геноцида. Произошедшее здесь, нельзя будет назвать боем. Это скорее одностороннее уничтожение монстров, напрасно решивших стать ему врагами.
  
  Демоница пребывала в шоке, видя, как небрежно и легко её демонические создания были уничтожены, тогда как его одноклассники, стоявшие молча, почувствовали холодок на коже, видя оружие, которое не имело право на существование в этом мире. Забыв о людях, застывших от удивления, демонические твари сейчас один за другим бросались на Хадзиме, беспрекословно исполняя волю своей хозяйки.
  
  Черные кошки, подкрадываясь сзади, атаковали щупальцами, но Хадзиме не оборачивался и только вращал запястьем своей опущенной руки, удерживающей Гром, и не глядя стрелял за спину. Пули, летящие быстрее скорости звука, легко проходили сквозь головы кошек.
  
  Четырехглазые волки, даже не взглянув на оставленных позади сородичей, кидались на Хадзиме и слева, и справа одновременно. Но вытащенный из кобуры Раскат, отстреливал всех врагов слева, тогда как Гром отстреливал их справа.
  
  В это время, спрятавшиеся за мертвыми четырехглазыми волками черные кошки, скооперировались с химерами и подступали к Хадзиме со спины, атакуя своими щупальцами.
  
  В ответ на это, Хадзиме подпрыгнул на несколько метров вверх, перевернулся в воздухе, и теперь, находясь вниз головой, открыл огонь. Потрясенные исчезновением противника черные кошки и две химеры, стали жертвами этой атаки.
  
  Но не успели их тела безвольно упасть на землю, как на территорию, покрытой плотью и кровью, ступили двое Бруталоподобных. Приготовив свои булавы, они выжидали подходящий момент для удара: тогда, когда Хадзиме приблизится к земле. Но столь предсказуемые действия не могли сработать против такого 'монстра' как Хадзиме. Он, воспользовавшись Аэродинамикой, оттолкнулся от воздуха, и затем, вращаясь волчком, открыл огонь в обе стороны из своих револьверов.
  
  Внезапно разразившаяся жажда крови была направлена не только на двух ожидавших его Бруталоподобных, но также и на химер с четырехглазыми волками, что подбирались к нему сзади. Закончив с этим, Хадзиме, сопровождаемый фонтанами крови, плавно приземлился на землю, словно игнорируя инерцию. Беззвучно опустившись на гору окровавленных трупов, Хадзиме достал патроны из 'Хранилища' и прокрутил барабаны для перезарядки.
  
  Едва он успел закончить, как послышался странный звук - 'КУВАААА!'. Хадзиме повернулся в сторону источника шума. Там стоял шестилапый, черепахоподобный демон - Абсорб, чья злобная морда была направлена в сторону Хадзиме. Внутри его пасти скопилась сжатая сила невообразимой мощи, сияющая белым светом.
  
  Ей оказалась прежде поглощенная и удерживаемая внутри магическая энергия амулета Милда. Дальность поражения 'Последнего Долга' составляла всего лишь несколько метров, но разрушительной силы хватало, чтобы стереть человека в пыль.
  
  Магическую энергию сжали до предела и выпустили в следующий миг, словно лазер, направленный на Хадзиме. Смертельный луч приближался, оставляя след разрушений на земле. В ответ на это, Хадзиме, без лишней расторопности, достал из воздуха громадный, похожий на гроб щит, одел его на левую руку, и синхронно с этим активировал 'Ваджру'. Словно гигантское древо, плотно вросшее в землю корнями, Хадзиме не показывал ни капли беспокойства, демонстрируя свою непоколебимую волю.
  
  Оглушающий рев разнесся по залу, едва магический луч достиг цели, а сотрясающийся воздух стал доказательством его мощи. Но Хадзиме, приняв эту атаку в упор, не сделал ни шагу назад. Он лишь зловеще ухмыльнулся и наклонил щит, чтобы перенаправить атаку. А его целью стала...
  
  - Кх?! Черт возьми!
  
  ...Женщина демонической расы. Смотря на то, как Хадзиме играючи расправлялся с её демонами, она поняла, что если ничего не предпринять, то её поражение станет неминуемо. Она приступила к приготовлению мощной магии, которая требовала длительной активации, но Хадзиме, едва заметив это, решил прервать её манипуляции, перенаправив атаку Абсорба.
  
  Из-за неожиданного изменения ситуации, женщина в панике попыталась уклониться, но чтобы нивелировать её усилия, для Хадзиме было достаточно лишь откорректировать угол наклона щита. Поток света постепенно приближался, разрушая стены, а демоница, тем временем, вкладывала все свои усилия в бег, в надежде добраться до другой стороны помещения. Её вид безошибочно выдавал отсутствие даже намека на спокойствие.
  
  Но несмотря на все прикладываемые усилия, свет подбирался всё ближе к её спине, и когда ей уже казалось, что её тело вот-вот разрежет лучом, что она сама приказала выпустить, магическая энергия, хранящаяся в Абсорбе, закончилась, и луч угас.
  
  - Тц...
  
  Не имея времени среагировать на действия Хадзиме, который в досаде цокал языком, женщина расы демонов облегченно вздохнула, но замерла в следующую секунду...
  
  *БДААААААААМ!!!*
  
  Раскатистый грохот разнесся по комнате, и что-то белое брызнуло во все стороны, сопровождаемое обжигающим жаром у её правой щеки.
  
  Это были останки белой вороны, до недавних пор сидевшей на плече женщины. Ситуация разворачивалась совсем не так, как она того хотела. Хадзиме искусно орудовал револьверами, используя Гром против Абсорба, а Раскат против белой вороны. И даже если бы Абсорб попытался увернуться от пули, то у него бы ничего не вышло, поскольку едва услышав звук выстрела, он потерял возможность принимать решения вместе со своим демоническим мозгом, который сейчас равномерно растекался по земле.
  
  Даже тело белой вороны разорвалось в мгновение ока, и она погибла, оставив после себя лишь горстку окровавленных белых перьев.
  
  Осознав мощь его оружия, женщина потеряла равновесие и упала на копчик, озабоченно потирая свою обожженную щеку. К ней прилипла плоть и кровь белой вороны.
  
  'Если бы он промахнулся всего на пару сантиметров...', - эти мысли заместили все остальные в голове женщины расы демонов, она тряслась при мысли о том, что бы тогда могло случиться. Иными словами, Хадзиме, чья бесподобная сила позволяла ему с легкостью расправляться с армией демонических существ, словно он истреблял мелких, назойливых насекомых, мог также убить и её в любой момент. Даже сейчас её жизнь находилась в его руках.
  
  Женщина демонической расы всегда воспитывала у себя непоколебимую гордость воина, но сейчас она не могла остановить дрожь перед чудовищным существом, что стоял перед ней.
  
  'Что это было?'
  
  'Почему такое существо вообще существует?'
  
  'Как мне выжить, встретив такого монстра?!'
  
  Такие мысли заполняли сейчас разум демоницы, и не находя на них ответа, она могла лишь вновь и вновь повторять их в своём разуме.
  
  Куки и остальные чувствовали то же самое. Они не могли сразу опознать Хадзиме в облике беловолосого парня, с повязкой на глазу. Они не могли понять, кем являлся этот незнакомец, легко уничтоживший демонических созданий, которые совсем недавно доставили им столько трудностей.
  
  - Что это было?.. Кто он, черт возьми, такой?!
  
  Пробормотал Куки, пока его неподвижное тело лежало на земле. У всех подле него возникали такие же вопросы. Ответившим им, был тот, кого они попросили отступить, но который по собственной воле вернулся снова к ним - Эндо.
  
  - Хаха, знаю, это невероятно... Но это Нагумо.
  
  ''''Ха?''''
  
  Услышав эти слова, отряд героев синхронно выдал удивленный стон. Не отводя взгляд от Эндо, и с мыслями вроде: 'А этот парень точно не ударился головой по пути?', они в неверии прикладывали указательные пальцы к вискам.
  
  Осознав, что так просто в это никто не поверит, Эндо мог лишь пожать плечами, ведь то, что он сказал, было единственной правдой. Впрочем, попытки убедить их он не оставил:
  
  - Как я уже сказал, это Нагумо, Хадзиме Нагумо. Нагумо, что упал в тот раз с моста. Он выжил в глубинах подземелья и выбрался своими собственными силами. И вот, придя сюда, он обращается с демоническими существами так, словно они для него мелкие насекомые. Это действительно невероятно! Я поначалу в это тоже не верил... Но всё-таки это правда.
  
  - Нагумо, э? Ты хочешь сказать, что Нагумо жив?!
  
  Куки не удалось скрыть своего удивления. Вскоре и остальные начали прожигать Хадзиме взглядом чудовищной силы... Но, как и ожидалось, они отказывались в это поверить, размышляя: 'Да в каком месте это Нагумо?'. Эндо понимал их чувства, и в очередной попытке убедить их, он добавил: 'Но это действительно так. Даже если он полностью изменился, мне уже довелось видеть его пластинку статуса', - с сухой улыбкой подтвердил свои слова Эндо, утверждая что этот парень перед ними - Хадзиме Нагумо.
  
  Всем это казалось невероятным. Они рассеяно оценивали нынешнюю бесподобность Хадзиме, но их мысли прервал один необычайно взволнованный человек:
  
  - В-Вранье. Нагумо мертв. Разве не так? Все это видели. Быть не может, чтобы он остался жив. Мы ведь все подтвердили это!
  
  - Уваа, что с тобой? Я точно видел его пластинку статуса, это не может быть ошибкой.
  
  - Ложь! Всё это какой-то трюк! Он, должно быть, прикрывается подделкой, чтобы нас обмануть!
  
  - Да нет же, что за глупости ты несешь? У него нет причин для этого.
  
  Схватив Эндо за шиворот, Хияма начал в панике строить безрассудные догадки. Он с аномально бледным лицом, как мог, отрицал выживание Хадзиме. Кондо и остальные опешили от его поведения.
  
  Не дожидаясь, пока разгоряченного Хияму успокоят одноклассники, его окатили холодной водой, причем буквально. Огромное количество воды появилось прямо над головой Хиямы и низвергнулось на него, словно водопад. И потому как Хияма в этот момент собирался сделать вдох, он случайно набрал в легкие немного воды. Он согнулся в приступе кашля. 'Что за нафиг?!' - Хияма всё ещё пребывал в недоумении, когда ледяной, куда холоднее, чем та вода, голос, вдруг произнес:
  
  - ...Будь тише. Твои вопли раздражают.
  
  Хотя Хияма и выглядел так, словно эти слова разъярили его ещё больше и что он уже был готов возразить, он всё же неосознанно проглотил слова, едва повернувшись к источнику голоса. Голос принадлежал Юи, что смотрела на Хияму ледяным взглядом, словно тот был не милее таракана. Но не только он один стоял сейчас в ступоре при виде этой девушки: множество других учеников также позабыли, в какой ситуации ныне находятся, едва взглянув на это создание неземной красоты.
  
  То же самое можно было сказать и о женской половине класса. Все их взгляды сейчас были прикованы к девушке ослепительной красоты. Даже Судзу, очарованная ею, не смогла удержать восхищенное: 'Воаааа~'
  
  Но не только её красота приковывала взгляды: чарующая аура вокруг, не присущая её юной внешности, также пленила отряд Куки.
  
  Однако вскоре, возможно по велению своей хозяйки, атмосфера была разрушена несколькими демоническими существами, что вновь предприняли атаку на героев. Демоница, видимо, решила сделать их заложниками, так же, как поступила с Милдом. Это было вполне предсказуемо, учитывая, что она и подумать не могла застать Хадзиме врасплох в честном поединке. Судзу, мгновенно отреагировав, уже приготовилась к созданию щитов, но её истощенное тело чуть ли не кричало от количества использованной магии. Она попыталась прикусить губу, чтобы не потерять сознание, но кто-то вежливо остановил её. Нежно похлопав Судзу по голове, от чего у той вырвался расслабленный стон, Юи спокойно произнесла:
  
  - ...Не беспокойся.
  
  И хотя эти слова Судзу не должна была принять так просто, она, тем не менее, доверилась им, словно их произнесла надежная старшая сестра. Пробормотав напоследок лишь: 'Ах, теперь можно не беспокоиться о безопасности', - силы покинули её тело.
  
  Юи отвела взгляд от Судзу, устремив его на демонических существ, обнаживших свои клыки, когти, щупальца и булавы. А затем, одной лишь фразой, спустила на них свою магию:
  
  - Лазурный Дракон.
  
  В следующий миг, голубовато-белая сфера, диаметром в метр, возникла перед Юи. Каждый, кто пользовался магией элемента огня, знал, что эта магия считалась одной из высочайших: голубое пламя, способное развеять в прах всё к чему прикоснется - Голубой Империал. Было невообразимо увидеть его активацию безо всяких песнопений и какой-либо задержки. Особенно это осознавала группа арьергарда. Они понимали, что сейчас произошло то, что не должно было произойти по вине маленькой девочки. Все смотрели на голубое пламя в полном изумлении.
  
  Однако это было только началом в их череде удивлений. Голубое пламя внезапно изменило свою форму, превращаясь в громадную лазурную змею. Едва приняв атаки встречных булав и клыков, змея перешла в атаку, не оставляя от демонов даже следа.
  
  Вскоре форма голубого пламени снова изменилась. Теперь в воздухе плавал сверкающий голубой дракон, длиной около тридцати метров. С Юи в центре, голубой дракон защищал героев, извиваясь и не подпуская к ним демонов. Он поднял свою голову и раскрыл пасть в сторону демонических созданий, что замерли на месте и не осмеливались приблизиться к голубому адскому огню, способному испепелять всё живое.
  
  *ГРААААААА!!!*
  
  Послышался грозный рык, и тела демонических созданий тут же полетели в пасть лазурного дракона, словно притянутые. Одноклассники явно осознавали, что это не было самоубийством, но их не покидало чувство, что всё происходящее - это до ужаса злая шутка. Демоны тщетно пытались в отчаянии ухватиться за воздух, но их надеждам на спасение не сбыться в этой жизни...
  
  - Что это за магия такая...
  
  ...Прозвучал из толпы вопрос. Неизвестная доселе магия, без проблем притягивающая и сжигающая толпы демонических существ. Не мудрено, что отряд Куки был не в силах закрыть свои распахнувшиеся рты. Эта магия была почти такой же, как 'Грозовой Дракон'. Это тоже собственная магия Юи, только созданная при комбинации высшей магии элемента пламени - 'Голубого Империала' и одной из магии Эпохи Богов - 'Гравитационной магии'.
  
  Кстати, причиной тому, что она воспользовалась Лазурным драконом, а не Грозовым, крылась в том, что Юи просто нужно было попрактиковаться. 'Грозовой Дракон' являлся сочетанием гравитационной магии и высокоранговой магии воздушного элемента - молний, а 'Лазурный Дракон' вызывал ещё больше сложностей и имел большую мощь. Так как она совсем недавно научилась сочетать магию высочайших уровней, она хотела показать первое выступление нового дракона.
  
  Естественно, отряд Куки не был в курсе этих обстоятельств. Одноклассники медленно переместили свои взоры с 'Голубого Дракона' на Юи, и уже находились в шаге от того, чтобы потребовать объяснений, но дракон, мирно выпрямив спину, вдруг остановился, а его пламя засветилось ярче. Этот свет, наряду с прелестной фигурой Юи, заставил отряд Куки невольно задержать дыхание, отчего у них отпало всякое желание выпрашивать объяснения. Сегодня Юи снова украла несколько сердец. В частности у Судзу, которая бурно восклицала в порыве радости, словно похотливый старик-извращенец.
  
  А тем временем, женщина демонической расы, глядя на невероятного Голубого дракона, могла лишь мысленно проклинать эту команду: 'просто, сборище монстров какое-то, ха!'.
  
  Расстроившись из-за того, что её демоны умирают один за другим, она сместила свой взгляд на девушку с кроличьими ушками, возле смертельно раненого Милда, и двух девушек, что прижимались друг к другу в отделении от остальных.
  
  Однако ей предстала ещё большая нелепость...
  
  Бруталоподобный, шедший в атаку на Шию, мгновенно лишился головы от одного лишь взмаха её Дорюккена. Затем она закружилась, используя инерцию от удара, и обрушила молот на четырехглазого волка, что пытался напасть на неё сзади, оставив на земле его кровавые ошметки.
  
  Кошки и химеры, тем временем, снова пытались напасть на Каори и Шидзуку. Шидзуку сжала зубы и приготовила свой сломанный клинок, направив его в сторону приближающихся демонических тварей. Но, не дав ей шанса, Парящие Кресты, кружащиеся вокруг до сего момента, выстроились между Шидзуку и демонами, чтобы их остановить.
  
  Шидзуку была в некоторой степени потрясена мистическими летающими Крестами, которые двигались так, словно старались её защитить. Но ещё больше её удивило то, что эти Кресты вдруг развернулись продолговатой частью в сторону демонических существ, и вслед за вспышкой, издали громкий, ревущий звук.
  
  'Серьезно, да что это за штуки?!', - Мысленно закричала Шидзуку, пока что-то цилиндрическое и раскаленное, вращаясь, пролетало мимо её щеки. Мгновение спустя, она услышала металлический лязг за спиной, и вместе с ним, тот же ревущий рокот послышался со стороны Каори. Всё ещё пребывая в недоумении, Каори и Шидзуку обратили свои взгляды на приближающихся демонов. У всех из них кое-чего не хватало. А если точнее, то вместилища их демонических мозгов.
  
  Девушки, потеряв дар речи, медленно повернулись к источнику металлического лязга, в попытке распознать и определить эти сюрреалистичные объекты.
  
  - Это не... оружейные ли патроны часом?
  
  - Патроны?.. Огнестрельные?
  
  Каори и Шидзуку переглянулись друг с другом, словно произнесли что-то очень странное. Они пришли к этим выводам, увидев буйствующую фигуру Хадзиме, с пистолетами в обеих руках. А Кресты, летающие вокруг, чтобы защитить их, были похожи на штурмовые винтовки.
  
  (П.П. Дорогие друзья, дальше по тексту будет несколько отсылок к вселенной Gundam. Поскольку мы не являемся большими её знатоками, то попытаемся донести до вас хотя бы основную суть. Благодарим за понимание.)
  
  
  
  - Потрясающе! Хадзиме-кун может использовать портативное крепление. (Funnel - движущаяся запчасть робота).
  
  
  
  - Но только когда он стал новым типом... (Newtype - человек, достигший новой стадии развития во вселенной Гандама)
  
  
  
  Каори и Шидзуку восстановили существенную часть своего самообладания сразу после того, как окружающие их демоны были уничтожены. Теперь они издавали неподобающие возгласы, которые Хадзиме, к своему сожалению, прекрасно слышал через Парящие Кресты. И слыша подобное, у него не могли не возникнуть вопросы о том, когда им стали известны эти отсылки. Но всё же, Хадзиме не сильно об этом волновался, и это благодаря навыку 'Тотальный игнор чужих странностей', который он отточил в компании своих не совсем обычных спутниц.
  
  (П.П. Вот дополнительные сведения на английском, надеемся, это поможет понять, почему они так его называют.)
  
  Not long into their discovery, the combat potential of the Newtype is quickly exploited by various military factions. Various technologies allowed these Newtypes to control remote weapons (оружия дистанционного применения) known as 'bits'(Парящие кресты) and 'funnels' (крепление), and other psychically controlled weapons. Some systems even allow Newtypes to control entire Mobile Suits or Armors just with the power of their mind, although this would take an exceptionally powerful Newtype to make possible.
  
  
  
  - Серьезно... Что здесь происходит?
  
  В бессилии пробормотала демоница. Что бы она ни предпринимала, всё подавлялось одной лишь грубой силой. Абсурдные мысли заполнили её разум, и это говорило о том, что она, даже зная о своём поражении, просто не могла это принять. Демонов осталась мизерная горстка, да и любому из присутствующих было ясно, кому принадлежала победа. Но тем не менее...
  
  'Мой последний шанс!', - Женщина демонической расы стремительно направила магию в сторону Хадзиме, чтобы выиграть себе время, а затем изо всех сил помчалась к одному из четырех выходов.
  
  Магия, выпущенная в Хадзиме, носила название 'Заключающая Темница'. Она взорвалась прямо у его ног, и серый дым окутал его фигуру. У героев, наблюдавших за этим, из-за волнения прервалось дыхание, в то время как Каори и Шидзуку в панике прокричали его имя.
  
  Демоница, бросая напоследок злобные взгляды отряду Куки, всё же добежала до одного из выходов. Но...
  
  - Хаха... Кажется мне поставили мат.
  
  - Верно, всё так, как ты и сказала.
  
  Перед женщиной сейчас парил один из крестов Хадзиме, нацелившись на неё из темноты прохода. Сухо усмехнувшись, женщина только сейчас поняла, что её загнали в угол задолго до того, как она атаковала Хадзиме. Она невольно залилась сардоническим смехом, пока ненавистный безмятежный голос доносился сзади.
  
  Вдоволь насмеявшись, женщина обреченно обернулась и увидела, как Хадзиме выходит из дыма 'Заключающей Темницы', будто этот дым был сродни обыкновенному туману. В следующий миг он рассеял магию и направил её в другие проходы с помощью красной волны 'Магического Выброса'.
  
  - ...Ты чудовище. Принял на себя высокоранговую магию как нечто несущественное... Ты вообще человек?
  
  - Если честно, то я и сам уже в этом не уверен. Но по-моему это не так уж и плохо, не согласишься?
  
  Когда между ними осталось лишь несколько метров, они шутливо обменялись парой фраз. Демоница окинула взглядом помещение, демонические существа в котором, были уже полностью истреблены. Это произошло гораздо раньше, чем она успела заметить. Осознавая свою беспомощность, она еле слышным голосом произнесла: 'Чудовище...'
  
  Не обращая на это внимания, Хадзиме навел на демоницу прицел Грома. Она обернулась к нему лицом, и едва заметив направленное на неё смертельное оружие, осознала, что сейчас заканчивались её последние минуты жизни.
  
  - Ну что ж, 'Есть ли тебе, что сказать перед смертью?' - так обычно говорят в подобных ситуациях... Но, к несчастью для тебя, мне не интересно выслушивать твою последнею волю, что гораздо важнее: по какой причине личность расы демонов заявилась в это подземелье? И как ты получила этих демонов? Сама расскажешь или мне стоит тебе в этом помочь?
  
  - Думаешь, я тебе что-нибудь расскажу? Это ведь может стать преимуществом для расы людей, верно? Я не настолько глупа.
  
  Женщина расы демонов произнесла это с явным упреком, отчего Хадзиме взглянул на неё ледяными глазами и не медля выстрелил по обеим её ногам.
  
  - ААААААГХ!!!
  
  С неистовым воплем, женщина рухнула на землю. Её визг разнесся по безмолвному помещению. Хадзиме догадывался, что все одноклассники были шокированы его действиями, однако, не особо задумываясь об этих вещах, он ещё раз обратился к демонице, не отводя прицел Грома.
  
  - Меня совершенно не волнуют межрасовые распри этого мира. Я спрашиваю тебя не как представитель человеческой расы. Я спрашиваю, потому что Я хочу это знать. Так что ответь мне.
  
  - ...
  
  Но женщина просто злобно смотрела на Хадзиме, сжав зубы от боли. Видя её глаза, Хадзиме понял, что она вряд ли что-то скажет, поэтому он решил говорить сам:
  
  - Ну, честно говоря, я уже догадываюсь. Ты пришла сюда, чтобы покорить 'Настоящее Великое Подземелье', верно?
  
  Брови демоницы дернулись, едва она услышала эти слова. Хадзиме продолжил говорить, пристально наблюдая за её реакцией.
  
  - Эти демонические существа стали результатом работы магии Эпохи Богов... Видимо я угадал. Так вот оно что. Значит усиление демонической расы произошло из-за покорения одного из Великих Подземелий. И в награду за его покорение вы получили магию Эпохи Богов, которая позволяла подчинять демонов. Хм... А раса людей, узнав об этом, в ответ стала пытаться покорить какое-нибудь Великое Подземелье, впоследствии призвав для этого и героев...
  
  - Как?.. Не может быть...
  
  Все предположения Хадзиме оказались верны. Это ошеломило женщину расы демонов. С подавленным выражением лица, она в панике задавалась вопросом, как же он смог догадаться. Поразмыслив немного, она осознала, что с такой силой и познаниями, Хадзиме и сам может являться покорителем подземелья. Заметив её перемену в лице, Хадзиме подумал, что она пришла к верному выводу. Он кивнул в знак подтверждения.
  
  - Ясно, так ты такой же, как и он... В таком случае я могу понять, откуда у тебя эта чудовищная сила... Ну а теперь... Ты ведь достаточно узнал? Просто убей меня. У меня нет желания попадать в плен...
  
  - Как и он?.. Верно. Ты, стало быть, говоришь о том, кто поручил тебе этих демонических существ, хе...
  
  Лицо женщины четко говорило о том, что она скорее предпримет попытку самоубийства, чем попадет в плен. А это значит, что если ей и хотелось умереть, то только в бою. Сведения об ином покорителе подземелий с лихвой удовлетворяли интерес Хадзиме. С мыслями, что пора бы заканчивать, жажда крови отразилась в его глазах.
  
  Как месть за свою смерть и срыв её планов, а также из-за банального нежелания принимать поражение, женщина расы демонов прошептала Хадзиме:
  
  - Рано или поздно, мой возлюбленный прикончит тебя.
  
  От этих слов уголки губ Хадзиме слегка приподнялись, и на его лице возникла неустрашимая улыбка.
  
  - Я убью своего врага, даже если это будет сам Бог. А уж если этот человек всего лишь танцует на божьей длани, то ему меня никогда не достать.
  
  Больше обсуждать им было нечего. Простояв ещё немного в молчании, Хадзиме навел прицел Грома на голову демоницы. Однако, в миг, когда он уже был готов нажать на курок, его остановил громкий голос:
  
  - Постой! Просто остановись, Нагумо! Она больше неспособна сражаться! Нет необходимости её убивать!
  
  - ...
  
  Не убирая палец с курка, Хадзиме оглянулся с лицом, открыто выражавшим его истинные мысли: 'Можно подумать, тебя кто-то спрашивал...'
  
  Куки, немного восстановившись, смог неустойчиво встать на ноги, после чего продолжил ещё более громким голосом:
  
  - Возьми в плен, точно, просто возьми её в плен. Совершенно непростительно убивать того, кто не может оказать сопротивление. Я герой, и Нагумо... Ты ведь мой товарищ, поэтому прошу, не убивай её, ради меня.
  
  Хадзиме не считал нужным прислушиваться к его мнению, и уж тем более он не желал вступать в спор по этому поводу, вместо этого, он лишь молча спустил курок...
  
  *БДАААААААМ!*
  
  Раскатистый грохот эхом разнесся по помещению. Едва вылетев из дула, пуля безжалостно пронзила голову демоницы, превратив её в кровавое месиво. Она умерла в мгновение ока.
  
  Вокруг воцарилась тишина. Одноклассники, видя как Хадзиме убил человека безо всякого сожаления, в ошеломлении задержали дыхание. И Каори это поразило больше всех.
  
  Дело было не в самом факте убийства человека. Каори была готова к смертям. Это естественно, ведь они ввязались в войну в этом мире. Даже их поход в подземелье представлял собой лишь боевые тренировки.
  
  Она уже была готова к тому, что ей придется сражаться насмерть. И хоть она была лекарем, стоящим в задних рядах, постоянные мысли о Шидзуку, Куки и других, кто стоял впереди, а так же о том времени, когда её руки или руки её друзей покроются кровью, заставили её сердце спокойнее относиться к подобным ситуациям.
  
  Что шокировало Каори, так это то, что Хадзиме совершил убийство без единого колебания, не поведя при этом и бровью. Казалось, будто он не чувствовал ни горести, ни отвращения, словно для него убийство столь же естественно, как и дыхание. Хадзиме которого знала Каори был тем, кто хоть и не мог пойти против других, был вежливой и сильной личностью, способной прыгнуть в омут с головой ради спасения других.
  
  И эта 'Сила' происходила не от жестокости. Его 'сила' заключалась в том, что он всегда думал об остальных, в какой бы ситуации он ни был и в каком бы месте он не находился. Поэтому Хадзиме, который без промедления, сожаления или раздумий убил своего врага, был совершенно иным Хадзиме, нежели тот, которого она знала. Это и приводило Каори в шок.
  
  Шидзуку была её лучшим другом, а потому она прекрасно понимала, что Каори находилась в сильном потрясении. Также она догадывалась и о том, что именно поразило Каори. И всё это благодаря их разговорам о Хадзиме, которые они вели ещё в Японии.
  
  Она холодно посмотрела на Хадзиме, раздумывая о том, что он и в самом деле сильно изменился. Однако Шидзуку понимала, что жалобы с её стороны неуместны, поскольку она ещё многого не знала. Не в силах сделать ничего более, она смогла лишь прекратить прижиматься к Каори.
  
  Но, невзирая на всё это, кусок справедливости, именуемый как 'Герой', не смог остаться в стороне после увиденного.
  
  Голос Куки прозвучал, словно заполняя пространство, полное тишины:
  
  - Почему, почему ты убил её? Было ли столь необходимо убивать её?..
  
  Хадзиме, направляясь в сторону Шии, краем глаза увидел Куки, что взирал на него жутким, пронзающим взглядом. Он помедлил с тем, как ему ответить, но спустя мгновение Хадзиме пришел к выводу, что отвечать ему вовсе необязательно.
  
  Однако примут ли остальные присутствующие такое поведение Хадзиме или нет, было уже другой проблемой.
  
  Заботы воссоединившихся
  
  Когда отчаянный голос Куки разразился в окружающей тишине, Хадзиме решил сделать вид что ничего не услышал и зашагал к Шии, которая сейчас ухаживала за бессознательным Милдом.
  
  Полагая, что больше нет причин защищать Героев, Юи также проследовала за Хадзиме. 'Ааах, сестрица!' - раздался позади выкрик Судзу, чей разум словно захватил похотливый старик.
  
  - Шия, как он?
  
  - Мы чуть не опоздали. Он бы не выжил, если бы мы пришли хоть немного позже... Я воспользовалась Святой Водой, как ты и просил, но... действительно ли стоило так поступать?
  
  - Мм, у меня долг перед этим человеком. К тому же последствия его смерти могут оставить глубокий след. Во многих смыслах... Особенно много проблем это доставит, если тренировку Героев возьмет на себя кто-нибудь подозрительный. Ну и судя по их нынешнему состоянию, всё указывает на то, что Милд ещё не успел закончить их обучение... Но бесспорно, человек он с характером. Смерть подобного человека в этом месте действительно будет заслуживать сожаления.
  
  Куки всё ещё косо поглядывал на Хадзиме. При поддержке Рютаро и в сопровождении остальных одноклассников, он подошел к Хадзиме. Шия расспрашивала его о причине использования Святой Воды для лечения Милда. Всё вело к тому, что под 'кем-то подозрительным', Хадзиме подразумевал представителя Святой Церкви. Кого-то вроде Иштара.
  
  - ...Хадзиме.
  
  - Юи. Спасибо, что выполнила мою просьбу.
  
  - Нх.
  
  Юи подошла к нему ещё во время разговора с Шией. После того как она подняла свою головку и позвала его по имени, Хадзиме выразил свою благодарность и нежно погладил её по щеке. С лицом, словно говорящим: 'Никаких проблем', Юи зажмурила глаза от наслаждения. Взгляд Хадзиме мгновенно смягчился. Ещё некоторое время они оба стояли на месте, не в состоянии отвести друг от друга глаза.
  
  - ...Вы, двое, проникнитесь положением, пожалуйста... Давайте же, возвращайтесь в реальность! Тут все лишь на вас смотрят!
  
  Хадзиме и Юи вновь стали проваливаться в собственный мир. Порой возникали мысли, что это проявление некоей ужасной болезни. И чтобы прекратить это, Шия хлопнула в ладоши и поторопила их прийти в себя. По-видимому, многозначительные взгляды со стороны Куки стали ещё сильнее и Хадзиме, наконец, это приметил. Но среди всех взглядов, один особенно выделялся. И от него у Хадзиме по спине пробежали мурашки.
  
  - Эй, Нагумо. Почему ты убил-
  
  - Хадзиме-кун... Хотя есть многое, о чем я хотела бы тебя расспросить, но что с Милд-саном? Насколько мне довелось увидеть, его раны затянулись, а дыхание выровнялось. Но он ведь был смертельно ранен...
  
  Каори резко прервала слова Куки вопросом о здоровье Милда. Она подошла и присела рядом с ним, ожидая ответа. Находясь под пристальным взглядом Каори, Хадзиме вдруг ощутил холодок в области желудка, но сославшись на воображение, он решил ответить ей.
  
  - Да, это потому что... Я применил довольно необычное лекарство. Жидкость, что мгновенно и полностью исцеляет человека, даже если он на пороге смерти.
  
  - В-вот значит до чего медицина дошла... Но почему я никогда не слышала о подобном средстве?
  
  - Это потому, что сейчас об этом можно узнать лишь из легенд. И завладеть этим очень непросто. А потому, Яигаши, тебя пусть лечат магией. Вот, держи зелье.
  
  - Эа, да... Благодарю тебя.
  
  Шидзуку, получив от Хадзиме склянку с лекарством, поспешила выразить ему свою благодарность, однако запнулась, чувствуя неловкость в связи с изменениями, что он претерпел с момента их расставания у пропасти.
  
  Хадзиме, не обращая внимания на реакцию Шидзуку, также дал одно зелье Каори. Девушка поймала бутыль и тоже выразила ему свою признательность. Вкус похожий на Липовитан[i] распространился по её рту, и её энергия начала постепенно восполняться. Ну а остальные получат своё лечение лишь после восстановления Каори.
  
  Пока все одноклассники облегченно вздыхали, от осознания того, что за Милда теперь можно не волноваться, Куки вновь раскрыл рот:
  
  - Эм, Нагумо, я благодарен тебе за помощь Милд-сану, но зачем ты-
  
  - Хадзиме-кун. Спасибо тебе за спасение Милд-сана. А также, я очень благодарна тебе за... спасение всех нас.
  
  ...И его снова прервала Каори. На лице Куки сейчас застыло по-настоящему неописуемое выражение. Однако Каори совершенно не обращала на это внимания, ибо сейчас она смотрела только на Хадзиме. Хоть она и пребывала в шоке от его перемен, ей нельзя было просто молчать. Она встала прямо перед Хадзиме, собираясь выразить свою признательность, как за Милда, так и за самих себя.
  
  Но, держась за свою юбку обеими руками, она всё никак не могла выразить те чувства, что вертелись у неё на кончике языка. И в уголках её глаз начали собираться слезы.
  
  Она всхлипывала, но не отводила взгляд от Хадзиме, словно убеждаясь, что он не иллюзия. А тот лишь молча смотрел на неё в ответ.
  
  - Хадзиме-гун... Гвала Богу, жто ды жив... В тод раз... Просди меня... *Хлюп* Я не смогла дебя сберечь... Ваа!
  
  Среди присутствующих одноклассников, все девочки смотрели на сцену с теплотой, зная о чувствах Каори. А также некоторые из мальчишек наблюдали за этим с пониманием. Но Кондо с друзьями не могли скрыть свою горечь, тогда как Куки и Рютаро вообще застыли в ступоре, поскольку не понимали чувств Каори.
  
  Куки, самый недалекий из всех протагонистов, а также его друг Рютаро, с мускулами вместо мозгов, заметно усложняли жизнь Шидзуку, и это отчетливо читалось в её глазах.
  
  С обеспокоенным выражением, Шия пробормотала: 'Ух, а она часом не новая соперница?', тогда как Юи наблюдала за Каори с неизменным выражением и присущей ей молчаливостью.
  
  Каори, стоящая перед ним, плакала так сильно, что перепачкала всё лицо. Тогда как лицо Хадзиме приняло неописуемое выражение, когда до него дошло, что Каори волновалась о нем с самого дня его падения, как и говорил Эндо.
  
  Правда в том, что он однажды поведал Юи о своих обстоятельствах и всей его истории с Каори, но это произошло ещё тогда, когда они пребывали в бездне, и он почти не вспоминал о ней, пока не встретил Айко и прочих в Уле. Поэтому он начал чувствовать нарастающую вину, ведь она так сильно волновалось о нем всё это время.
  
  Тревога и растерянность проявились на его лице. Но, не смотря на это, он ответил на слова Каори с горестной улыбкой:
  
  - ...Ну что тут сказать, похоже, я заставил тебя поволноваться. Прости, что сразу не сообщил. Ну, как видишь, я жив... Тебе нет нужды извиняться... И, эмм, пожалуйста, не плачь.
  
  Хадзиме обеспокоенно посмотрел на Каори и мягким, нежным голосом произнес: 'Пожалуйста, защити меня'. Подняв взгляд, Каори столкнулась с его глазами и почувствовала, как приятное тепло разливается в её груди, а память наполняется воспоминаниями ночи, когда они обменялись обещаниями. Издав невольный вскрик, она заревела и уткнулась носом в его грудь. Не зная, как поступить, Хадзиме развел в воздухе обе руки. Будь это любой другой одноклассник, он бы, не проявляя ни капли жалости, вышвырнул его вон, а может даже приложил бы того ногой, ведь такие нежности его неслабо смущают. Но её чистота и добросердечность, ни капли не изменились с их последней встречи, и это делало его не способным вести себя с ней холодно.
  
  Но рядом находилась Юи, он не мог позволить себе обнять другую девушку, а потому держал руки в воздухе, словно кто-то направил на него пистолет. Из-за смятения он не мог сплести внятных слов утешения, пусть и довел Каори до слез. Совсем не в его стиле...
  
  Со взглядом, в котором читалось: 'Моя лучшая подруга плачет! Ну же! Обними её!' стоящая рядом Шидзуку пыталась его поторопить, но это вовсе не так просто, ведь Юи тоже взирала на него с молчанием. В беспомощности, он слегка похлопал Каори по голове, чтобы она на время утихла. В последнее время Хадзиме действительно стал очень добрым.
  
  - ...Фууу, Каори настолько добра. Она даже всплакнула от радости, когда поняла что её одноклассник выжил... Но Хадзиме лишил жизни не сопротивляющуюся женщину. Нам надо поговорить. Хватит уже, отцепись ты наконец от него!
  
  'Да прочувствуй ты атмосферу!' - подразумевали немногочисленные взгляды одноклассников направленные на Куки. Даже в такие мгновения, этот парень всё ещё не мог понять чувств Каори. Поглядывая на Хадзиме со смешанными чувствами, среди которых примешалось и отчуждение, он пытался отцепить Каори от него. Быть может, он делал это, потому что просто не хотел давать другим прикасаться к Каори, а может, отгораживал её от близости с убийцей... Может даже и то, и другое.
  
  - Постой, Куки! Разве не Нагумо-кун нас спас? Как ты можешь так поступать?
  
  - Но, Шидзуку. Эта женщина уже потеряла свой боевой дух, она не собиралась больше сражаться. Не стоило её убивать. Поэтому, то, что натворил Хадзиме - непростительно.
  
  - Разуй глаза, Куки. И внимательно выслушай меня. Начнем с того что...
  
  Шидзуку отвергла возражения Куки. Остальные одноклассники шептались, так как не знали, что предпринять, но шайка Хиямы, на дух не переносившая Хадзиме, стала поддерживать Куки. Вскоре, всё обернулось спором о действиях Хадзиме.
  
  Каори к тому времени уже прекратила рыдать и отодвинулась от его груди, но всё ещё пребывала в состоянии шока, полученного ею недавно, так что пока молчала и, находясь в смятении, глубоко о чём-то размышляла.
  
  Но, вдруг раздался холодный, властный голос и все мигом замолкли, словно их окатили холодной водой.
  
  - До чего же глупые люди. Хадзиме, может, мы уже пойдем?
  
  - А~ Да, пошли.
  
  Назвавшая всех с холодным тоном 'глупыми', была Юи. И хотя её голос был скорее шепотом, он отчетливо разнесся даже в условиях созданной ими шумихи. На миг, молчание обволокло всё вокруг, но затем одноклассники медленно переместили свои взгляды на вампиршу.
  
  Начнем с того, что единственной причиной, по которой Хадзиме тут появился, было обещание, данное когда-то давно Каори, и сейчас он его уже исполнил. И поэтому он без зазрения совести вышел из комнаты, следуя за Юи тянувшей его руку. Шия, не обращая внимания на остальных, тут же пошла следом. От действий отряда Хадзиме, Куки и остальные замерли в нерешительности.
  
  - Пожалуйста, подождите. Наш разговор всё ещё не окончен. Я не признаю Нагумо как нашего товарища, пока он не поведает нам о своих намерениях. Кроме того, за кого ты себя принимаешь? Хоть я и признателен тебе за помощь, но звать нас глупыми при первой же встрече... не грубовато ли это? Что в нас глупого?
  
  - ...
  
  Куки снова полез к старой теме. И хотя изреченное им казалось правдивым в данной ситуации, сравнив обстоятельства Юи хотелось добавить: 'Попробуй подумать об этом ещё раз, положив руку на сердце'. Куки заходит так далеко, что будет не удивительно, если кто-нибудь предположит, что он одержим...
  
  Юи игнорировала Куки, она даже не смотрела в его сторону, показывая тем самым, что никакого смысла в их диалоге не будет. Куки задело её поведение, и он молча нахмурился. Но на его лице тотчас появилась снисходительная улыбка, при мысли, что она обыкновенная девчонка. И он вновь попытался с ней заговорить.
  
  Поскольку всё шло немного не так, как он планировал, и поскольку он начал ощущать дискомфорт Юи, Хадзиме, устало вздохнув, решил вмешаться и произнес:
  
  - Аманогава, у меня нет ни причин, ни обязательств объяснять всё тебе, тому, чьё существование шутка во многих смыслах. Но я всё же укажу тебе одну деталь, раз уж ты так упорствуешь по этому поводу.
  
  - Укажешь, говоришь? Хочешь сказать, я в чём-то не прав? Я, я лишь говорю и подчеркиваю очевидную несправедливость с твоей стороны.
  
  'Как же с ним хлопотно, ну серьезно!' - примерно так можно было описать выражение Хадзиме, когда Куки раздосадовано возразил его словам. Но игнорируя его возражения, Хадзиме решил продолжить:
  
  - Ты меня не обманешь.
  
  - Что это за...
  
  - Ты злишься вовсе не потому, что я убил женщину. Из-за её смерти ты максимум чувствуешь неприятный осадок. Ты увидел то, что не хотел бы видеть, и осознал, что кто-то смог сделать то, на что ты не способен... Это и вызвало твой гнев. Однако тебе прекрасно известно, что неправильно осуждать меня за убийство демоницы прикончившей рыцарей и пытавшейся прикончить тебя. Именно поэтому ты используешь как предлог 'убийство сдающегося человека', не правда ли? Ты решил скрыть всё под маской справедливости. Но ещё хуже то, что ты сам этого не осознаешь... Ты совершенно не меняешься, ха. Всё также искажаешь действительность ради своего удобства. Кажется, это для тебя сродни дыханию.
  
  - Т-ты не прав! Не интерпретируй всё так, как тебе удобно! Это ведь правда, что ты убил несопротивляющегося человека!
  
  - Я убил своего врага, что в этом неправильного?
  
  - Чт-?! О чём ты говоришь?! Это убийство! Оно недопустимо при любых обстоятельствах!
  
  - Хаа, мне не хочется это с тобой обсуждать, поэтому давай закончим на этом?.. Я, я не стану проявлять ни капли жалости к своему врагу. Если кто-нибудь решит противостоять мне, то я абсолютно точно его убью. Пока убийство не противоречит моим целям, меня не будет заботить, хороший он или плохой, сопротивляющийся или нет. Можешь меня ненавидеть, но я знаю, что как только проявлю к врагу жалость, сразу же отправлюсь к праотцам. Именно такую мораль я вывел для себя из путешествия по бездне, и мне нет нужды доносить её до остальных. Но если кому-либо это не нравится и он встанет у меня на пути...
  
  Хадзиме мгновенно сократил дистанцию и надавил на лоб Куки дулом Грома. В то же время, он активировал 'Давление' и волны убийственного намерения мигом заполонили окрестности, словно мощнейший потоп. Одноклассники разом задержали дыхание. Даже Куки, который мог уследить за быстрейшей среди его товарищей Шидзуку, не различил движений Хадзиме и в ужасе задрожал.
  
  - ...Я убью его, даже если этот человек мой бывший одноклассник...
  
  - Ты...
  
  - Не пойми меня неправильно, у меня и мысли не было к вам возвращаться. Я пришел сюда лишь затем, чтобы отплатить долг Ширасаки. Мы распрощаемся сразу, как только выберемся наружу. Мне предстоит свой собственный путь.
  
  Закончив на этом разговор, Хадзиме бросил Куки последний взгляд и вложил Гром обратно в кобуру. С отключением 'Давления' одноклассники испустили глубокий вздох, не отрывая от Хадзиме полных тревоги глаз.
  
  Однако Куки всё ещё не мог это принять и не оставил попытки спорить. Но в этот раз его остановила Юи; на её лице застыло неприкрытое отвращение.
  
  - ...Тем, кто сражался, был Хадзиме, и неудачник, в ужасе сбежавший после поражения, не имеет права его судить.
  
  - Чт... Говоришь, я сбежал?..
  
  Вообще-то, Хадзиме так точно определил местонахождение их отряда, не просто благодаря удаче. Он догадался, что взрывной поток магии исходил от отряда Куки. И находясь на верхних этажах, он воспользовался своим восприятием, дабы убедиться, что под ним никого нет, а после, используя трансмутацию и свой бур, он пронзил находящиеся под ним полы нескольких этажей.
  
  Хадзиме ощутил поток магии исходящий от 'Максимального прорыва' Куки. И ощутив силу этого навыка, Хадзиме с группой поняли, что этого должно быть достаточно для победы над их врагом. Именно поэтому стало очевидно, что Куки просто струсил её убить. Вследствие чего им пришлось воспользоваться 'коротким путем'. Потому-то Юи и сказала, что он 'сбежал'.
  
  Куки попытался возразить Юи, но внезапно раздавшийся низкий голос его перебил:
  
  - Довольно, Куки.
  
  - Милд-сан!
  
  Милд недавно пришел в себя и успел услышать разговор между Куки и Хадзиме. Не успев отойти от изумления, он поднялся и повертел головой, чтобы прояснить разум. Однако в следующий миг он увидел свой живот, который ещё немногим ранее был явно поврежден и наклонил голову, не скрывая замешательства.
  
  Подробности случившегося ему объяснила Каори. Узнав, что своему чудесному исцелению он был обязан неизвестной, но очень ценной медицине и что её владельцем являлся Хадзиме, Милд был рад от чистого сердца. Но в первую очередь он радовался именно выживанию Хадзиме, хотя и за своё спасение он его поблагодарить не забыл.
  
  Также, Милд, в извинении, чинно поклонился Хадзиме за свою неспособность спасти его в тот раз, отчего Хадзиме стало немного неловко. Он уже давно забыл, что Милд когда-то пообещал ему: 'Я совершенно точно спасу тебя!', поэтому совершенно не переживал из-за этого, но прочитав общее настроение, решил ничего не говорить.
  
  Когда его разговор с Хадзиме окончился, Милд повернулся к Куки и извинился так же, как он делал с Хадзиме.
  
  - М-Милд-сан? Почему, почему вы извиняетесь?
  
  - Конечно я ваш наставник... но, я не подготовил вас к самому важному аспекту любой войны. Готовности убить человека... Я думал, когда время придет, я познакомлю вас с опытом убийства людей, используя преступников и выставляя всё как случайность... Как ни посмотри, этот опыт необходим, если вы решили участвовать в войне против демонов... Однако, после столь длительного общения с вами, я начал задумываться, действительно ли стоит заставлять вас проходить через это. И я мешкал... Если бы я размышлял об этом с позиции командира рыцарей, то я обучил бы вас этому гораздо раньше, но... я хотел отложить это ещё хоть немного, хотя бы до того времени, пока мы не зачистим подземелье. Однако внезапный круговорот событий привел нас к этой ситуации... Я такой бестолковый. Это моя ошибка как инструктора. Вот почему, именно по моей вине вы чуть не встретились со смертью... Я прошу прощения.
  
  Произнеся это, Милд снова поклонился, что подстегнуло одноклассников в спешке попытаться его утешить. Похоже, Милд очень волновался об их отряде. Скорее всего, он разрывался между своими чувствами и своими обязанностями.
  
  Милд был жителем Королевства и верующим Святой Церкви. И потому считал, что для отряда героев, будучи Божьими Апостолами, будет честью сражаться с демонами во славу их божества Эхита. Но, тем не менее, он всё же оставался добрым или скорее мягким человеком, с характером, не свойственным королевскому командиру, как и заявлял Хадзиме.
  
  Куки, услышав причину тревоги Милда, безмолвно уставился в пол. Он ужаснулся, узнав, что должен убивать людей по чьим-то приказам, и вновь ощутил то чувство, из-за которого не смог убить демоницу. Убивать людей, пусть и воров, ради получения опыта... Раз это будут обычные преступники, то они смогут их одолеть... 'но, убивать нарочно...' - подумалось ему.
  
  Каори тоже молчала, правда вовсе не из-за откровений Милда. Уже довольно длительное время она размышляла лишь о словах Хадзиме.
  
  Моральные устои, выведенные им в бездне, где враги лишались жизней без всякого промедления, устои, из-за которых он мог пойти даже на убийство своего одноклассника... Хадзиме из её прошлого, никогда не пошел бы на такие слова. Но он доказал свою серьезность когда пригрозил Куки. Хадзиме, что ранее был мягок и ставил судьбы других выше своей, не мешкая направил своё убийственное намерение на них. Каори была изумлена и потрясена его изменениями. Заводя свои размышления всё глубже, она наткнулась на вдруг всплывший в голове вопрос: 'А был ли тот Хадзиме, что заботился о ней ранее, настоящим? Что если это была лишь иллюзия?'. От подобных мыслей Каори становилось неспокойно на душе.
  
  И пока эти мысли всё ещё терзали её, она вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Возле Каори возникла светловолосая, красноглазая девочка. Каори была очарована ей, но та лишь молча осматривала Каори глазами, не выражавшими каких-либо чувств.
  
  Каори вспомнила, что эта девочка была довольно близка с Хадзиме; это заинтересовало Каори, и потому она повернула к Юи свой взгляд. Какое-то время они обе рассматривали друг друга.
  
  - ...Фуф.
  
  - Кх...
  
  Однако, Юи первой отвернула глаза, усмехаясь.
  
  Каори поняла причину её усмешки и от того невольно задержала дыхание. Её улыбка означала вот что: 'Если ты потрясена всего лишь этим, то можешь забыть о Хадзиме'. Разумеется, Юи догадалась о чувствах Каори по её поведению. Когда она услышала, что Каори не прекращала верить в выживание Хадзиме после его падения в бездну, она подумала, что та может стать серьёзной соперницей и потому приготовилась отстаивать своё особое положение.
  
  Вот только её потрясло и ошеломило то, что, наконец-то увидев Хадзиме, Каори могла лишь сравнивать его прошлого и его настоящего. Хоть эта реакция и была естественной для нормального человека, Юи теперь не могла видеть в Каори серьезную помеху.
  
  'Да тебя даже за соперницу считать не стоит. Отныне, Хадзиме только мой. Лишь я могу быть 'особенной' для Хадзиме!', - представив подобное заявление от Юи, лицо Каори от стыда и злости покрылось пунцовым цветом.
  
  Но Каори не могла возразить, ведь её не было рядом, когда он изменился, а теперь она даже не может принять его таким, какой он есть. Первое столкновение Юи и Каори завершилось победой Юи.
  
  Искоса посмотрев на толпу одноклассников, чьё настроение было не разобрать, Хадзиме взял с собой Юи и Шию, прихватив также свой 'бур' и отправился к выходу через дыру в потолке. Видя это, Куки и остальные последовали за ним. Эндо предложил всем воспользоваться преимуществами отряда Хадзиме, пока они не дойдут до поверхности; и после того, как его попросили, Хадзиме понес Милда на себе.
  
  По пути на поверхность Хадзиме мгновенно убивал демонических существ, пытающихся преградить им путь, что ещё раз заставило всех поразиться его силой. Одноклассники шли вперед с различными выражениями лиц, размышляя, был ли он действительно тем 'никчемным' человеком, которого они помнили?
  
  Хияма глядел на Хадзиме с бледным лицом, шайка Кондо посылала ему вслед завистливые взгляды, а отряд Нагаямы смотрел на него в восхищении, хоть их и смутило его заявление о том, что они ему не товарищи.
  
  И хотя компания Кондо в непосредственной близости узрела мастерство Хадзиме, они всё равно верили, что Хадзиме тот же самый человек, что был с ними ранее. С другой стороны, отряд Нагаямы знал, что Хияма со своей шайкой издевался над Хадзиме, но тогда они делали вид, что не замечают этого, и сейчас им было не по себе. Они решили, что ничего уже не смогут исправить и смирились с тем, что Хадзиме больше не видел в них своих товарищей...
  
  А Хадзиме, хоть и ощущал на себе все эти взгляды, продолжал свой путь в молчании, намереваясь и дальше их игнорировать.
  
  Почти на протяжении всего пути внутренний старичок Судзу не давал ей покоя, пока она силилась найти с Юи тему для разговора. Она также забрасывала Хадзиме вопросами о том, что с ним приключилось, а затем взяла на прицел огромные шары и заячьи ушки Шии. Впрочем, это продолжалось не так уж долго, ведь Шидзуку, заметив, что Судзу все игнорировали, силой утихомирила её пылкую натуру.
  
  Шайка Кондо, тем временем, полная различных желаний, пыталась подкатить к Юи и Шии, но даже когда они стали более навязчивыми их целиком и полностью игнорировали. Не собираясь сдаваться, они попытались потрогать ушки Шии без разрешения и получили свои заслуженные резиновые пули от Хадзиме. В довесок они удостоились пары увесистых пинков и щепотки убийственного намерения, после чего страх прочно засел в их озабоченных разумах.
  
  Впрочем, ещё много всего произошло, пока они не добрались до поверхности и их группа, наконец, не остановилась.
  
  Каори, всё ещё переживая, не поднимала взор от земли. Шидзуку, тревожно наблюдая за ней, попыталась подобраться поближе. Однако, произошла ситуация, которая смела все беспокойства Каори. Ситуация, которую она не могла проигнорировать, её чувства сосредоточились на Хадзиме.
  
  'Это' случилось, когда они прибыли ко входу Великого Подземелья Оркуса.
  
  - А! Папаа~!
  
  - Ух! Мюи...
  
  'Это', было появление маленькой девочки, зовущей Хадзиме папой.
  
  Объявление Войны
  
  -Папа-а-а!!! С возвращением!!~
  
  Звонкий голосок девочки, разнеся по площади у входных ворот Великого Подземелью Оркуса.
  
  Приключенцы и наемники, собирающиеся окунуться вглубь подземелья, шумно торговались с зазывающих и рекламирующих себя купцами с переполненных всякой всячиной разного вида лавках. Однако громкий голосок Мюи, способный потягаться с их собственными, заставил ветеранов битв бросить на нее взгляд, смягчившийся сразу после этого, они заулыбались.
  
  *Топ, топ, топает малышка!* Мюи побежала навстречу Хадзиме, делая такие милые шажочки, затем набросилась на него в прыжке. Хадзиме не смог ее поймать, ведь он даже и подумать не мог, что она такое учудит.
  
  Крохотная головушка девочки, врезавшись в его живот словно торпеда, заставила бы обычного человека скрючиться от боли. Но к счастью, тело Хадзиме было не настолько хилым. Более этого, он полностью погасил импульс, чтобы не поранить Мюи, поймав ее крепкой хваткой.
  
  -Мюи, ты пришла нас встречать? А где Тио?
  
  -Ун. Сестрице Тио подумала, что к этому времени Папочка должен уже вернуться. Поэтому мы пришли сюда. Сестрица Тио же...
  
  -Эта здесь.
  
  Отделившись от толпы, ослепительный красоты черноволосая, златоглазая молодая женщина сразу же предстала перед ними. Излишне напоминать, что это была выше названная Тио. Так как она находилась в пределах толпы, она могла запросто в ней же затеряться - Хадзиме тут же начал выражать недовольство из-за того, что она оставила Мюи одну.
  
  -Эй-эй, Тио. Не отходи далеко от Мюи в таком месте.
  
  -Эта держит ее в пределах своей видимости. Просто появились кое-какие грубияны, а эта не хотела, чтобы Мюи лицезрела леденящее кровь зрелище.
  
  -Вот как. Ну, тут по-другому и не поступишь... Так, где эти смертники?
  
  -Ммм, Хозяин. Эта полностью все уладила.
  
  -...Тц, так уж и быть.
  
  -Хозяин в самом деле верит в то, что они снова когда-нибудь вернутся?
  
  Судя по всему, какие-то идиоты, попытались похитить Мюи. Поскольку она была дитем племени Морских Обитателей, Мюи укрыла лицо капюшоном, чтобы не выделяться в таком людном месте. Но, не зная, что это дитя племени Морских обитателей находящегося под охраной Королевства, нашлись люди, посмевшие позариться на нее. Одной из причин стало также то, что под капюшоном виднелось личико юного дитя, имеющие миленькие черты лица. Неизвестным оставалась лишь цель похищения. Было ли это ради выкупа, или же утоления своих темных желаний.
  
  Со зловещей улыбкой на лице Хадзиме расспросил о местонахождении преступников, с настолько очевидной целью, что сразу стало понятно, что поймай он их, то сразу же освежует заживо. Поэтому Тио приложила усилия, дабы остудить его пыл. В начале Хадзиме не мог принять того, что его называли 'Папой', но теперь он таки стал ее 'Папой'. 'Когда мы прибудем в Элизен, сможет ли Хозяин разлучиться с ней...' Сейчас Тио беспокоилась больше о судьбе Хадзиме, нежели Мюи.
  
  Услышав разговор между Хадзиме и Тио, отряд Куки замер в немом удивлении. Хоть они и уяснили для себя, что Хадзиме стал сильнее за прошедшие четыре месяца, и поднабрался опыта в этих вещах... Но они даже представить себе не могли, 'Как он может быть отцом!' от этой мысли все вошли в ступор. Мужская половина учеников сместив свои взгляды на Юи и Шию задавалась вопросом: 'Какой же опыт он приобрел?!'. После чего начали любоваться черноволосой, большегрудой, появившейся из ниоткуда, ослепительной красоты женщиной, и наверняка им на ум пришли грязные мыслишки. Встреченная ими особа, шокировала их значительно больше, чем показанные Хадзиме навыки, когда они находились внутри подземелья.
  
  Если бы они могли это спокойно обдумать, то сразу бы поняли, что они расстались с Хадзиме всего лишь четыре месяца назад, и подобное было невозможно физиологически. Но испытав все эти потрясения внутри подземелья, и чудом выбравшись живыми, они уже не могли рационально размышлять.
  
  Тем временем, кое-кто, пошатываясь, вывалился из отряда Куки. С натянутой на лице улыбкой, и стеклянными глазами.... это была, конечно же, Каори. Пошатываясь она подошла к Хадзиме, и схватив его за плечи, и вытаращив на него свои глаза сказала:
  
  -Хадзиме-кун! Что это значит?! Она правда дочь Хадзиме-куна?! А кто ее мать? Юи-сан?! Шия-сан?! Или эта черноволосая особа?! Не говори мне, что есть и другие?! Скольких же ты обрюхатил?! Ответь мне! Хадзиме-кун!
  
  Схватив Хадзиме за воротник, Каори в полном смятении начала трясти его. Хоть он и хотел прояснить, что это все одно сплошное недопонимание и поскорее разрешить эту ситуацию. Отцепить от себя Каори он так и не смог, ведь она вцепилась в него с огромной силой. Он же все никак не мог представить себе, что творилось у нее на уме.
  
  'Каори, прошу, угомонись! Не может быть такого, чтобы она была его дочерью, ты же и сам это знаешь!' - приструнила ее позади стоявшая Шидзуку, заключив ее в свои объятия, но похоже, Каори ее не слышала.
  
  В тоже время, вокруг раскатилась волна перешептований.
  
  -Что это? Сцена расправы над неверным супругом?
  
  -Все выглядит так, словно он обрюхатил одну женщину, когда у него уже была другая?
  
  -И не одна или две.
  
  -А не кажется ли вам, что он сразу оплодотворил пять девушек одновременно?
  
  -Нее, я слышал, что он создал гарем, и десятки женщин забеременели от него, правильно я понимаю?
  
  -Но, видимо, он скрывал это от 'женушки'.
  
  -Ага... То есть сегодня его раскрыли, ху.
  
  -Создать гарем... Люто завидую.
  
  -Какой порядочный мужчина... Люблю таких, особенно в мертвом виде.
  
  Все выглядело так, словно Хадзиме будучи женатым, вел себя как последняя скотина, и скрывая факт того, что будучи Хозяином Гарема, в тайне от жены оплодотворил десятки женщин. В данный момент Каори все еще трясла Хадзиме, а он лишь смотря полузакрытыми глазами в потолок, тяжело вздыхал и продолжал гладить по голове, недоумевающую Мюи.
  
  
  
  ***
  
  Вид Каори, с зардевшимся лицом погрузившей свою голову в грудь Шидзуку, выглядел так, словно ей хотелось провалиться под землю. Восстановив самообладание, она заметила, что выкрикнула что-то невероятное, и смущение залило ее на маховой скорости. 'Все хорошо~, хорошо~' - вид утешавшей Шидзуку походил на мать... Нет, остановимся на этом.
  
  Хадзиме и остальные ушли с площади входных врат и прибыли к входу в город. После принятия от толпы сперва, почестей из-за спасения героев, а после некоторого презрения из-за развернувшейся на глазах толпы драмы, Хадзиме отчитался главе отделения, Лорру, о выполнении просьбы. И после двух или трех бесед, он решил поскорее покинуть город, чтобы избежать этого переполоха. Сперва стоит заметить, что пришел он сюда лишь для того, чтобы доставить письмо от Илвы, Лорру, так что пополнять запасы было без надобности, а каких-либо проблем при их мгновенном отправление в путь не возникало.
  
  Члены Отряда Куки один за другим отделялись от группы Хадзиме и направлялись в сторону Каори. Каори, все еще извиваясь от смущения, лихорадочно соображала, что ей делать дальше. Ей предстояло решить, расстаться ли с Хадзиме или последовать за ним. Чувства ее склонялись ко второму. Она не хотела больше разлучаться после того, как они, наконец, воссоединились.
  
  Однако прийти к ясному решению она не смогла, всему виной служил уход из отряда Куки и ее потрясения переменам Хадзиме. Более того, ее смущенные извивания никак не помогли ей, так еще и были не правильно восприняты окружающими.
  
  Каори, как Юи к ней отнеслась, догадывалась, насколько глубоки были чувства той к Хадзиме. В след за этим, то как Хадзиме отвечал чувствам Юи взаимностью - вонзило в ее сердце шип терзающий ее. Они обе думали друг о друге. Затем прозвучала односторонняя насмешка, Юи, усомнившаяся в силе чувств потрясенных Каори.
  
  'Иии? Это и есть все чувства что ты испытываешь к нему?'
  
  Она задавалась вопросом, сильнее ли ее чувства, чувств Юи к Хадзиме, должны ли ее чувства быть отброшены в сторону, чтобы не стать препятствием для чего-то более значимого. Но что важнее, правда ли она сейчас заглядывалась на нынешнего Хадзиме рядом с собой? Или она грезила лишь о Хадзиме прошлом? Это, вкупе с незаурядно высокими способностями Юи, достойной быть его партнером и тем, насколько величественной она предстала перед ними... Каори была поглощена лавиной чувств и переживаний. Вкратце, она потеряла уверенность в себе как женщина, как пользователь магии и даже запуталась в своих чувствах к Хадзиме.
  
  Наконец, пришла пора отряду Хадзиме выдвигаться, но по какой-то причине, атмосфера вокруг стояла крайне неспокойная. Заприметив это и подняв лицо, Каори увидела с десяток мужчин, преграждающих им путь.
  
  -Опа-опа, куда это вы потопали? Вы наших товарищей опустили, а теперь полагаете, что сможете уйти, не извинившись? А? А?!
  
  Произнес грязно выглядящий, вооруженный мужчина, когда неподобающе оскалился глядя на Тио.
  
  Видимо, эти типы были дружками субъектов, ранее пытавшихся похитить Мюи. Теперь они уже жаждали мести Тио. Но эти вульгарные взоры выискивали отнюдь не возмездие, а кое-что иное.
  
  В этом городе, авантюристы, прознавшие о суете внутри гильдии не стали бы искать неприятностей от знакомства с Хадзиме. Поэтому можно предположить, что эти мужчины были бродячими наемниками.
  
  Хадзиме и остальные, оторопев, стиснули зубы от столь шаблонной ситуации, порожденной этими мерзавцами. Однако, ошибочно приняв их поведение за тряску в ужасе, извинения от наемников так и не последовали, следом их аппетиты лишь возросли. Их взгляды сдвинулись к Юи и Шии, взгляды, насколько не прикрыто пошлые, что полностью смутили Юи и Шию, и они спрятались за Хадзиме.
  
  Неправильно истолковав действия их отряда, словно они вовсе перепугались, авантюристы пригрозили Хадзиме, окруженному по сторонам Юи и девушками.
  
  -Стервец! Ты же все и так понимаешь, а? Оставь женщин тут, а сам испарись, да порезвее, если сдохнуть не хочешь! А спустя какое-то время, я тебе их верну, если попросишь прощения как следует.
  
  -Ну, хотя к тому времени мы их уже немножечко 'погнем'.
  
  Думая, что это весело, *ГЬЯХАХА*, загоготали мужики. Один из них даже вожделел от того, как перепугалась Мюи, тогда как другой похотливо желал представительницу расы зайцеухих, созданной словно лишь для плотских утех. И тем самым их судьба была предрешена.
  
  В тот же момент уже известное нам давление Хадзиме, распространилось и накрыло этих наемников, словно гигантский водопад, от чего даже воздух начал трещать. Однако, разгневанный такими высказываниями, и уже не способный держать себя Куки, попытался вмешаться, из-за чего он лишь попал в зону действия давления Хадзиме. Не способный даже пошевелится он смог лишь краем глаза ухватить силуэт Хадзиме, которому это давление было не по чем, и он лишь продолжал спокойно стоять.
  
  Хоть и запоздало, но мужчины хотели было извиниться, обнаружив, что не на того напали. Но стоя на четвереньках, вследствие подступающего давления, они не смогли даже рта раскрыть, так что и взмолиться о прощения тоже не смогли.
  
  Да и Хадзиме более не хотел выслушивать их оправдания. Уже это служило достаточной причиной впадения его в ярость, ведь они посмели помыслить о порабощении Шии, следуя зову своей похоти, к тому же их алчность сильно напугала Мюи, а подобное каралось кое-чем более жестоким, нежели тривиальная смерть.
  
  Хадзиме ослабив давление, выстроил стоящих на коленях провинившихся мужиков в шеренгу, после чего с дьявольской улыбкой на лице, начал поочередно стрелять им в символ мужского начала. После исполнения этой болезненной процедуры, они визжа и держась за свои кокосы получали от Хадзиме пинки и улетали в угол площади, создавая из своих тел горку, стоит заметить что к этому момент их тазы были напрочь разбиты. После таких повреждений, у них не то что, оставить потомство не удастся, но даже ходить они уже больше не смогут. И теперь они могли лишь прилагать все свои силы, прилежно работая, лишь пытаясь выжить.
  
  Наказание не сопоставимое с преступлением вынудило отряд Куки сделать шаг назад. На мужскую половину это особо сильно повлияло, побледнев, они прикрыли свои мужские достоинства.
  
  Бросая косой взгляд на отряд Куки, Хадзиме возвратился туда, где стояли Юи и девочки.
  
  -И снова он не знает и капли милосердия, хух~ Другого от Хозяина я и не ждала. Хоть они и враги всех женщин, разве от их текущего вида не зарождается к ним хотя бы чуточку жалости?
  
  -Обычно Хадзиме не рассердился бы так~ Как и предполагалось, все из-за Мюи-чан?
  
  Похоже, что защитные меры Отца все еще дают о себе знать.
  
  -...Нн, хоть сюда замешено и это... Хадзиме злился и насчет Шии тоже.
  
  -Э?! Злиться ради меня? Эхехе, Хадзиме-сан... Спасибо тебе большое~
  
  -...Юи как всегда видит меня насквозь
  
  -Нн...разумеется. Я ведь всегда смотрю только на Хадзиме.
  
  -Юи...
  
  -Хадзиме...
  
  В конечном счете, Хадзиме с Юи стали воссоздавать свой собственный мирок, на что Шия резко возразила, затем Мюи кинулась на Хадзиме, чтобы получить свою долю ласки, а замыкая всех, Тио выдала извращенное замечание, а после запыхтела от волны холода, исходившей от Хадзиме. Эти сцены были тесно взаимосвязаны, а Хадзиме ставился в центр всего представления.
  
  Каори молча взирала на Хадзиме, пока он тащил на себе Мюи, окруженный Юи и девушками. Прошлая сцена ясно показала, что он не будет мешкать в проявлении жестокости. Это было нечто совершенно отличное от прошлого Хадзиме, и видя такое, эта новая черта стала отрицать его прежнюю доброту.
  
  Однако она была не уверена в причинах гнева Хадзиме, и того, что сподвигло его на подобные зверства. Все это было во благо девушек подле него, чтобы они могли веселиться и жить счастливо. Ну, правда, 'Как?' человек утративший свою доброту, может быть окружен такими улыбками. Насколько же это юное дитя жаждет видеть в нем своего отца.
  
  Вследствие этого, тревоги касающиеся перемен в Хадзиме в ее голове, как ветром сдуло. Первым делом стоит добавить, что Хадзиме вернулся в подземелье ради облегчения бремени Каори, извещая ее о своем выживании. И, как и следовало из его слов, возвратился он в подземелье лишь ради Каори, тем не менее, остальных он также не оставил за бортом. Он спас смертельного израненного Милда, отдав в тоже время распоряжения своим спутникам защищать отряд Куки.
  
  Такое не скрылась от глаз Каори причина, по которой Хадзиме не мешкая выказал такую жестокость и безжалостность к своему врагу - это была защита важных для него людей. Конечно, Каори тоже была в списке этих важных людей, но фактом оставалось то, что Хадзиме все же считался с благополучием других. Доказательством того стали улыбки, следующие за ним повсюду.
  
  Каори заметила это. Хоть Хадзиме и лишился цвета волос, правого глаза и левой руки, и все же, скорее всего все это произошло из-за суровости среды, в которой ему приходилось выживать изо дня в день. Он определенно мог бы уже множество раз сломаться как психически, так и физически. Нет, возможно, что... он уже сломался, что и проявилось в замеченных ею ранее в Хадзиме переменами. И даже после этого, Хадзиме продолжал двигаться к своей цели, окруженный хороводом улыбок.
  
  Осознание этого позволило туману в голове Каори развеяться. Она услышала щелчки пазлов мозаики, встающих на свои места. 'Как только я могла усомниться?' Перед ней был 'Хадзиме'. Парень, всегда заставлявший стучать ее сердце чаще. Называемый когда-то 'никчемным', но выбравшийся из глубин бездны, заполучивший грандиозную силу и пришедший спасти ее, Каори. Существовали и пазлы, не вошедшие в первоначальную позицию и подвергшиеся изменению, но имелись ведь и те, что безоговорочно ложились в свободное место, собираясь в общую, полную картину. Все это следовало здравому смыслу. Ведь люди меняются со временем, опытом, новыми встречами и знакомствами. Поэтому нет причин испытывать страх. Нет необходимости лишаться уверенности в себе. Ей нет смысла отстраняться от него.
  
  Если я пока чего-то не понимаю, то все в порядке, ведь я все еще смогу это понять в будущем, особенно находясь бок о бок с ним. До тех самых пор, как и те времена когда мы сидели в классной комнате... Да быть того не может, чтобы сила моих чувств проиграла кому-либо! В том, что я присоединюсь к людям следующими за Хадзиме, нет ничего такого. Больше я никому не позволю насмехаться над своими чувствами!
  
  Решимость и уверенность зажглись в глазах Каори. Шидзуку рядом с ней заулыбалась от такого неожиданного преображение своего лучшего друга. Следом за этим, она подтолкнула Каори в спину. Каори сверкая глазами наполненными решимостью согласно кивнула, и поблагодарив Шидзуку и двинулась навстречу своему следующему полю битвы, в этот раз она будет сражаться уже как женщина!
  
  Отряд Хадзиме приметил, что Каори направлялась к ним, Хадзиме подумал было, что Каори шагает к ним, чтобы попрощаться, тогда как Юи стоящая рядом с ним предусмотрительно насторожилась, нахмурив брови выдавила из себя : 'Му?',. 'Арара?' - раздалось от Шии смотрящей на Каори со все разрастающимся интересом, следом Тио пробурчала: 'Видать, сегодня нас ждет кровопролитное побоище, хо~'. Так как она по всей видимости шла не затем, чтобы попрощаться, ощущая нехорошее предчувствие Хадзиме насупился.
  
  -Хадзиме-кун, можно и мне пойти с тобой?.. Нет, не так, я совершенно точно пойду с тобой, так что позаботься обо мне, хорошо?
  
  -...Ха?
  
  Уже с первых сорвавшихся слов, без всяких предисловий и хождений вокруг да около, все обернулось таким развитием, где все уже было предрешено, отчего глаза Хадзиме округлились до точек - размером со знаки препинания. Следом из него невольно вырвался изумленный возглас.
  
  Хадзиме был не способен так быстро переварить ее заявлением и замешкался. Ему на выручку тот час же вышла вперед Юи
  
  -...До такого ты еще не доросла.
  
  -Что значит 'не доросла'? Разве все не заключается в 'мыслить только о Хадзиме'? Тогда я никому не продую, поняла?
  
  Каори спокойно парировала выпады Юи. Юи же в ответ лишь хмыкнула сложив губы в виде (^).
  
  Каори поравнялась взглядом с Юи, затем резко сдвинула свой незыблемый взгляд на Хадзиме. После этого, она скрепила руки перед грудью и с покрасневшими щеками, испустила глубокий вздох, после же с отчаявшимся и дрожавшим голосом она кое-что произнесла... Она выразила ему свои чувства.
  
  -Я люблю тебя.
  
  -...Ширасаки.
  
  Выражение лица Каори покрылось одновременно смущением о счастьем от того, что она призналась, а также переживанием в ожидание ответа Хадзиме. Так, со смешанными чувствами на лице, она не отошла назад, показывая свою решимость.
  
  Этот взгляд, наполненный решимостью и честностью, заставил Хадзиме ответить ей со всей серьезностью в глазах.
  
  -У меня есть женщина, которую я люблю. Поэтому я не могу ответить взаимностью на твои чувства Ширасаки. Поэтому я и не могу взять тебя с собой.
  
  Прямолинейный ответ Хадзиме вынудил Каори закусить свою губу, словно она готова была закричать, но в следующее мгновение в ее очах уже вот-вот готовых разразиться слезами, вновь зародился сильный взгляд, и с ним она подняла свою голову. После чего, кивнула, показывая тем самым, что поняла.
  
  Позади Каори, Куки и остальные, столпившись с разинутыми ртами, стояли не отсвечивая. Но, не обращая на них внимания, Каори изрекла желаемые слова:
  
  -...Ун, знаю. Это ведь Юи-сан, так?
  
  -Ага, поэтому...
  
  -Но, не думаю, что это может стать поводом для меня не быть подле Хадзиме-куна.
  
  -Что?
  
  -Потому как Шия-сан и немного чудаковатая Тио-сан тоже влюблены в Хадзиме-куна, правильно? Особенно Шия-сан, я чувствую, что она подходит к этому делу со всей серьезностью...
  
  -...Это...
  
  -Пускай даже, у Хадзиме-куна есть на то свои определенные причины, она все еще не сдается и хочет быть рядом с Хадзиме-куном, а Хадзиме-кун позволяет ей это. Поэтому, не возникнет ведь никаких проблем, если и я присоединюсь, так? Все-таки, мои чувства к Хадзиме-куну... никому не проиграют.
  
  Выговаривая все это, Каори повернула свой пылающий, твердый взор навстречу Юи. В этом взоре ясно читался посыл: 'Мои чувства не проиграют твоим!'. Юи могла с легкостью различить нерушимую волю Каори. Это, несомненно, стало объявлением войны. Объявлением того, что она заберет единственное и 'особенное' место у Юи.
  
  Ощущая пронзающий взгляд Каори, Юи, в несвойственной для себя манере, подняла в усмешке уголки губ, создав тем самым бесстрашную улыбку.
  
  -...Ясно, тогда следуй за нами. И тогда я продемонстрирую тебе... разницу между нами.
  
  -Не обращайся ко мне так. У меня ведь есть имя - Каори.
  
  -...Тогда, зови меня Юи. Я принимаю твой вызов, Каори.
  
  -Фуфу, Юи. Не расплачься только, если продуешь, ладно?
  
  -...Фу, фуфуфуфуфу.
  
  -Аха, ахахахахаха.
  
  Юи и Каори создали мирок лишь для них двоих, только в этот раз с другим значением, нежели Юи с Хадзиме. Хоть признались сейчас Хадзиме, раньше чем он смог это осознать, его словно задвинули в долгий ящик. И таким образом, даже без его участие было решено, что Каори вступит в их отряд, отчего Хадзиме меланхолично засмотрелся в далекую даль. Видя, как Юи и Каори вместе хохотали, Шия и Тио, подойдя поближе к Хадзиме, трясясь, прижимались к нему.
  
  -Ха-Хадзиме-сан! Неужто с моими глазами что-то случилось? Мне мерещатся темные облака и драконья молния позади Юи-сан!
  
  -...А разве это что-то необычное? Даже я могу узреть держащую катану Ханню позади Ширасаки.
  
  -Папаа~! Эти сестрички страшные-е-е.
  
  -Хаа, хаа, они как-то... Если устремишь свой взгляд на эту...нгх, не могу больше.
  
  С сатаной, показывающимся за каждой из них, Юи и Каори смеялись в устрашающих позах.
  
  'Так вот каких персонажей вы все это время разыгрывали?' - хотелось было сострить Хадзиме, но он решил отложить подобные шутки, до тех пор, пока они немного не поостынут. Тем временем он решил заняться утешение Мюи, прильнувшей к нему, ведь скажи он подобное, эффект от них мог бы прилететь к нему обратно словно бумеранг. И после этого именно он оказался бы 'не на что негодным раздолбаем'. Но был здесь кое-кто, кто возразил воле Каори... и, конечно же, это бы наш 'Герой' Куки Аманогава.
  
  -По-постойте-ка! Хотя бы секунду подождите, пожалуйста! Я ничего не понимаю. Каори нравится Хадзиме? Она хочет последовать за ним? Э? И что это значит? Как, как все вообще к такому пришло? Нагумо! Что ты сотворил с Каори?!
  
  -...опять у него начался его приступ...
  
  По всей видимости, Куки не мог принять действительность, где Каори признается в любви Хадзиме. Не сказать, что это стало какой-то неожиданностью, ведь Куки был единственным, кто этого не заметил, но в его глазах поведение Каори казалось странным и причиной этому как он считал был Хадзиме. Правда, разум Куки, подстраивающий все так, как ему было удобно, интуитивно поднимал в Хадзиме бурю негодований.
  
  Будучи полностью уверенным в том, что Хадзиме что-то сотворил с Каори, он с негодованием на лице выдвинулся вперед с частично обнаженным Святым Мечом в руке, отчего Шидзуку предостерегла его жестом, словно она уже устала от постоянной мороки создаваемой подобными действиями Куки.
  
  -Куки. Ты что, не видишь, что Хадзиме тут ни при чем? Поразмысли над этим как следует. Хоть ты этого и не замечал, Каори уже давным-давно думала о нем. Я говорю еще о том времени, когда мы были в Японии. Просто задумайся над тем, о чем Каори постоянно твердила.
  
  -Шидзуку... Что ты такое говоришь... Это, это потому, что Каори добродушная и жалеет Хадзиме, который все свое время прозябал в одиночестве, не так ли? Нет ни причин, ни предпосылок к этому, да быть такого не может, чтобы Каори полюбила такого отаку как Хадзиме!
  
  Прислушиваясь к беседе между Куки и Шидзуку, Хадзиме неожиданно разбушевался, ведь говорили это ему в лицо, чуть ли не брызгая на него слюной - щеки на лице Хадзиме начали подергиваться.
  
  Заметив поднявшуюся от Куки и компании суету, Каори решила прояснить все Куки и одноклассникам, стоявшим позади него:
  
  -Куки-кун, все вы, я прошу прощения. Знаю, это эгоистично с моей стороны... Но я, я хотела бы пойти вместе с Хадзиме-куном любой ценой. Поэтому, я покидаю ваш отряд. Мне, правда, очень жаль.
  
  Изрекла такое Каори, низко поклонившись, из-за чего Судзу, Эри, Аяко и Мао, женский круг, вскрикнули 'Кия-', 'Кия-'. Нагаяма, Эндо и Номура, троица, догадывающаяся о чувствах Каори замахала руками, давая ей понять, что не стоит волноваться попусту, криво усмехавшись при этом. Но, само собой, Куки слов Каори принять не мог.
  
  -Это же ложь, да? Все же, как-то это все чудно. Каори всегда находилась рядом со мной...Так с чего вдруг это должно измениться? Каори - друг моего детства... потому и... это естественно для нее быть подле меня. Разве это не так, Каори?
  
  -Уммм... Куки-кун. Это правда, что мы друзья детства...Но это вовсе не означает, что мы всегда будем вместе, понимаешь? Мне кажется, это само собой разумеется...
  
  -Все верно, Куки. Нельзя же сказать, что Каори твоя, она сама принимает решения, как ей поступить дальше. Так что выбрось уже эту мысль из головы.
  
  Куки сконфуженно стоял, пока два его друга детства его отчитывали. Его взгляд мгновенно сместился на Хадзиме. Хадзиме глядел вдаль, делая вид, словно он вообще никакого значения здесь не играет. Возле него стояли красивые девушки и привлекательная женщина. Наблюдая за таким спектаклем, глаза Куки стали постепенно заглядываться на них. В душе, он мыслил о его Каори и мрачное чувство, которое он никогда прежде не испытывал, стало неуклонно разрастаться. Следуя его позыву, он истолковал обстоятельства, как ему заблагорассудится.
  
  -Каори. Ты не должна следовать за ним. Я говорю это ради твоего же блага. Ты только взгляни на этого Нагумо. За ним ухаживают несколько девушек, даже такое юное дитя... более того, он вынудил девушку племени Зайцелюдей носить рабский ошейник. Даже эта черноволосая женщина, называющая Хадзиме 'Хозяином' ранее. Наверняка ее подтолкнули на такое отношение. Я уверен, Нагумо собирает женщин или что-то из этого разряда. Он худший. Он легко убивает человека, без какого-либо желания обсудить до этого все с нами, своими товарищами, хоть у него и есть это могущественное оружие. Каори, ты познаешь лишь несчастье, если отправишься с ним. Поэтому тебе будет лучше остаться здесь. Нет, просто останься здесь. Даже если ты начнешь меня за это ненавидеть, я ради твоего же блага остановлю тебя. Я совершенно точно не позволю тебе пойти с ним!
  
  Сумасбродное и в то же время халатное несогласие вызвало недоумение в глазах Каори и остальных. Однако Куки уже не на шутку разошелся, и его уже нельзя было так просто остановить. Его взор, смотрящий на Каори, словно пытавшийся переубедить ее, устремился на Юи и девушек поблизости к Хадзиме, словно что-то придумав.
  
  -Вы тоже, девушки. Больше нет нужды потакать желаниям этого мужчины. Пойдемте со мной! Я приветствую людей со способностями вроде ваших. Давайте вместе спасем мир и людей населяющих его! Шия, правильно? Можешь больше не тревожиться, я сейчас же высвобожу тебя из рабства, если ты пойдешь со мной. Тио, ты тоже, можешь более не звать его Хозяином.
  
  Сказал это, Куки с ободряющей улыбкой на лице вытянул руку навстречу Юи и девушкам.
  
  Шидзуку не смогла сдержаться и не приложить свою руку к лицу, подняв при этом свои глаза к небу. Каори прикрывала свой, открывшийся было рот. Юи и девушки, получившие такое приглашение вкупе с улыбкой Куки...
  
  '''...'''
  
  ...Потеряли дар речи. Они отвернули свои взгляды от Куки, перекрестно потирая свои предплечья руками, словно пытаясь отогреться. Если присмотреться повнимательней - от него у них пробежал мороз по коже. В каком-то смысле, они неслабо от него пострадали. Даже Тио произнесла, 'Что-то это как-то неправильно...', нахмурившись от холодного ощущения, проскользнувшего рядом.
  
  Глядя на них, улыбка Куки стоящего с протянутой рукой треснула. Стараясь не смотреть на него, девушки поспешно попрятались позади Хадзиме, теперь уже с очевидным отвращением посматривая на шокированного Куки. Затем, шок Куки сменился гневом, который он тотчас же решил сорвать на ком-нибудь. Бездумно вытащив Святой Меч, он нацелился им на Хадзиме. Словами его уже было не остановить, Куки воткнул Святой Меч в землю, и пальцем указал на Хадзиме, заявляя:
  
  -Хадзиме Нагумо! Устроим дуэль! Отбрось свое оружие и сразись со мной голыми руками! Если я одержу победу, то ты никогда больше не приблизишься к Каори! Также, ты должен будешь освободить этих девушек!
  
  -....Ай-ай-ай. Как все скверно. Этот герой еще большее шило, чем я предполагал. Судя по всему, взор его затмился, и он не видит, что это именно он создает неприятности.
  
  -Что ты там бормочешь?! Струсил?!
  
  Куки вонзил свой святой меч в землю, сразу же после того как импульсивно достал его, вероятно потому, что понял превосходство в вооружение Хадзиме.
  
  Хоть и не ясно, намерено ли он так поступал или нет... Юи, Шия, Мюи, Тио, Каори и остальные однозначно опешили от речи и выходок Куки.
  
  Но Куки не покидало твердое убеждение того, что правда на его стороне и что он делает это ради спасения своего друга детства и несчастных девушек из лап Хадзиме. Это не дало ему заметить окружающую его обстановку. Для начала стоит заметить, что непоколебимая уверенность, подстрекавшая его к такому, называлась 'зависть', и ее он чувствовал в первый раз, выйдя целиком и полностью из-под контроля.
  
  Так и не услышав слов согласия Хадзиме, Куки рванул вперед. Вздыхая, Хадзиме отступил на два, три шага назад. Видя то, как Хадзиме объял страха от битвы без оружия, Куки вложил еще больше усилий в свой рывок. Когда его и Хадзиме отделяло лишь несколько шагов, Хадзиме опустил руки, не обращая ни на что внимания. Куки подумал, что тот не сможет среагировать на его атаку и уже признавал свою победу, как...
  
  ВДУМП!
  
  -Кх?!
  
  Куки исчез.
  
  Сказать точнее, когда он вложил максимум усилий в свой последний шаг, чтобы влить больше сил в кулак, он упал. Упал вниз в волчью яму. С самого начала, причина, по которой Хадзиме отступал назад на два, три шага, заключалась в создании преобразовательного построения магии, используя его ботинки для сотворения подземной ямы четырех метров в глубину.
  
  Яма после того, как поглотила Куки, мгновенно затянулась, снова преобразовавшись в каменистую поверхность. После чего, под землей послышались взрывы. В этот момент, Хадзиме преобразовал ловушку, ловя момент и забрасывая световую гранату, шоковую гранату, парализующую гранату и слезоточивую гранату из вместилища ценностей в яму.
  
  Пока он находился под землей, импульсы от взрывов настигали все порывающегося сбежать Куки, затем из-за вспышки его зрение затуманилось, из глаз и носа полились слезы от слезоточивой гранаты и напоследок, его тело обвила агония и удушье из-за паралича.
  
  Хадзиме в молчании снова воспользовался преобразованием и укрепил землю вокруг Куки до состояния по прочности схожего со шкурой двухвостого волка И сейчас, когда Куки вероятнее всего умирал из-за недостатка кислорода, Хадзиме создал ему небольшую выемку для циркуляции воздуха.
  
  Во время всего этого, для наблюдающих со стороны все выглядело иначе. Хадзиме стоял словно уже смирился с обвинениями Куки, а после того как тот на него бросился, он оступил на пару шагов назад, а Куки же рухнул в яму, на посмешище окружающим.
  
  -А~ Яигаши. Он все еще жив, только выкопаешь его чуть позже.
  
  -...Я еще о многом хотел бы тебя расспросить... но ладно, поняла тебя.
  
  'Оставь проблемного Куки, с его же проблемами на Шидзуку Яигаши!' - к такому выводу он пришел еще, когда они находились в Японии. Когда Хадзиме оставил ее опять разгребать бардак за Куки, Шидзуку лишь тяжело вздохнула, прикрывая один глаз ладонью.
  
  ' Наконец, все препятствия были устранены.'
  
  ...Возникла мысль у него в голове, но тут же суматоху подняла шайка Хиямы. Поводом для этого стал факт того, что Каори была слишком важна для их группы. Также, прошлый случай с женщиной расы демонов показывал, что они скорей всего загнутся, если Каори покинет их в будущем. Поэтому они поочередно стали уговаривать ее остаться с ними. Особенно Хияма - он возражал с пеной у рта. По нему было видно... он паниковал, словно что-то желаемое им столь продолжительное время, уже почти принадлежавшее ему, уходило сквозь пальцы, навсегда улетая прочь.
  
  Шайка Хияма, состоящая из четырех человек, осознала, что будет крайне трудно уговорить Каори изменить решение, и в этот момент стали убеждать Хадзиме остаться с ними. 'Мы извиняемся за содеянное в прошлом, так что давай теперь пойдем одной дорогой дружною, дорогою прямой!' - это читалось между строк в их стеснительном поведении.
  
  На само деле, они говорили вовсе не то, что действительно о нем думали, но им удалось выдавить дружелюбные улыбки, тайком окидывая Хадзиме взглядом, и оценивая его настроение. Но это их поведение не только у Хадзиме, но и у Шидзуку и остальных вызвало лишь отвращение. В такой ситуации, Хадзиме впервые с момента воссоединения взглянул в глаза Хияме на близком расстоянии. В его глазах, может вследствие ухода Каори, Хадзиме мог узреть плескавшееся там безумие.
  
  Шидзуку и остальные стали укорять шайку Хиямы и снова все разразилось беспорядками, но раз выдавалась такая возможность, Хадзиме принял решение поговорить по душам с Хиямой, чтобы точно удостовериться в правде о том дне и разрешить текущую обстановку.
  
  -Наа, Хияма, расширились ли твои познания в огненной магии?
  
  -...Э?
  
  Внезапный вопрос сбил Хияму с толку, приводя в недоумение. Однако его тело мало-помалу бледнело, когда он таки догадался о двусмысленности этой фразы.
  
  -Ч-что ты такое спрашиваешь? Я авангард...и мой элемент с максимальной склонностью - ветер.
  
  -Хее. А я вот был уверен, что у тебя имелся огненный элемент.
  
  -А т-ты не ошибаешься? Н-н-на что это ты, ни с того ни с сего, намекаешь...
  
  -Ну, тогда тебе наверно нравилась магия огненного элемента. В особенности, что-то вроде огнешара. Мне вот интересно, мог ли ты запустить его непреднамеренно?
  
  -...
  
  Теперь цвет лица Хияма сменился с синего в мертвенно-белый. Завидя его реакцию, Хадзиме убедился окончательно. После же Хадзиме стал догадываться о его намерениях по паническому поведению, исходящему по случаю Каори. Но, почему же Хадзиме не напал на Хияму до этих пор? Просто тот бросал коварные взгляды на Каори.
  
  Сам же Хадзиме, не имел и толики запала обжигающей мести внутри себя. Хоть он и не щадил никого, кто выказывал враждебность к нему, он не собирался трогать Хияму. Если он начнет тут мстить, появятся новые трудности, ведь не было никакой пользы обременять себя спором с отрядом Куки лишь из-за Хиямы. Для Хадзиме, Хияма и его шайка только и делали, что влекли свое жалкое существование, представляя собой лишь камушки на обочине дороги.
  
  Хадзиме отошел подальше от молчавшего Хиямы, нещадно уведомляя шайку Хиямы, включая и Кондо с остальными:
  
  -Нет нужды вам извиняться, мне безразлично прошлое. Для меня, вы, парни - никчемны. Поэтому, я и знать не хочу, что вы там вознамерились вякнуть, если дошло, проваливайте сейчас же! Один ваш вид выводит меня из себя!
  
  Хоть Кондо и остальные разъярились после слов Хадзиме. 'Хиямааа, до тебя же дошло, так?' - произнес Хадзиме с лучезарной улыбкой, тогда-то тело Хиямы затряслось, и он молча кивнул, сразу требуя от Кондо и остальных прекратить. Хияма подозревал что Хадзиме мог догадываться о произошедшем в тот день, но он вовсе не ожидал, что он увидит всю картину целиком.
  
  Кондо и прочих охватили сомнения, когда им в глаза бросилась резкая смена поведения Хиямы, но его неконтролируемое состояние, словно он подавлял в себе эмоции, вынудило их отбросить идею переубедить Хадзиме. Наконец, ну наконец-то, помехи, мешавшие отбытию отряда Хадзиме, остались позади. Каори отправилась обратно в таверну, чтобы забрать свои пожитки. (Хадзиме задействовал Давление, чтобы остановить шайку Хиямы от преследования Каори). Искоса взирая на Рютаро и остальных, пытающихся выкопать Куки, Хадзиме беседовал с Шидзуку.
  
  -Что мне сказать... Извиняюсь за все причиненные неудобства. Также, позволь мне тебя еще раз поблагодарить. Спасибо, что спас нас, что выжил и что пришел встретиться с Каори...
  
  Шидзуку, извиняющаяся за причиненные неудобства и благодарившая его за их спасение, и возвращение к Каори, вызвала у Хадзиме звонкий смех. Шидзуку, при внезапном всплеске смеха у Хадзиме, невольно подозрительно на него вытаращилась. Ее взгляд как бы спрашивал: 'Что такого???'.
  
  -Нет, прости. Просто подумал, что ты по-своему обыкновению умудрена опытом, вот и рассмеялся случайно. Даже когда мы еще пребывали в Японии, ты была той, кто тихо извинялась и благодарила. Ничего не изменилось с тех пор, даже в ином мире...Но держи чувство меры, иначе количество морщин будет расти, поняла?
  
  -...Ты оказал неоценимую помощь. А также сильно изменился. Заполучить под свое покровительство столько девушек, ожидающих тебя с нетерпением, еще и вместе с дочкой... Не смогла бы представить такое относительно тебя, будь мы еще в Японии...
  
  -Хотя я и люблю лишь одного человека...
  
  -...У меня нет права вставлять тут мое личное мнение, и я также понимаю, что не мне такое говорить... Но, по крайней мере, позаботься о Каори. Прошу тебя.
  
  -...
  
  Хадзиме не ответил. Более того, ему не хотелось отвечать на чувства Каори, честно, он никогда не задумывался о дозволение ей идти с ними. Но в итоге, он позволил Юи сделать собственный выбор... но он задавался вопросом, почему женщина, на которую он запал допускала к нему женщину за женщиной... Как так вышло? Хадзиме вгляделся в далекое далеко, размышляя, что уж очень он избаловал Юи.
  
  На Хадзиме, чье отношение показывало, будто он ничего не расслышал, Шидзуку исполняя роль лучшей подруги нарычала:
  
  -...Если не позаботишься о ней... Все станет серьезно.
  
  -? Серьезно? О чем таком ты...
  
  -Ты слышал меня, 'беловолосый, с повязкой на глазу Каратель?'
  
  -...Чего?
  
  -Или может, написанный как 'Круг Разрушения', читаемый как 'Взрыв', что насчет этого?
  
  -Погоди-ка секундочку, о чем т...
  
  -Еще в ассортименте есть 'Черный, словно смоль, Тиран' или 'Мастер Превращений Красной Молнии', знаешь такие?
  
  -Т-ты, не говори мне, что ты...
  
  Шидзуку вдруг стала перечислять неизвестные прозвища, что еще в начале породили сомнения в душе Хадзиме. Но заметив Шидзуку, весело поглядывающую на Хадзиме с головы до ног, он по цвету стал похож на снеговика, поняв, куда она клонит.
  
  -Фуфуфу, сейчас я 'Посланник Божий' и член отряда героев. Что я изреку, точно разлетится по округе. Это схоже с сетью соседствующих домохозяек. Тогда, Нагумо-кун, какое имечко ты хочешь... Я придумаю такое, что достоверно опишет твою внешность и величественно провозглашу о ней, хорошо?
  
  -Стоп, хорош, просто хватит! Откуда ты только прознала о таких ужасных способах воздействия?!
  
  -Это потому, что я проводила расследования вместе с Каори. Это девушка хотела поговорить с Нагумо-куном, поэтому изучала отаку-культуру вроде манги и аниме, чтобы они могли стать темой для беседы. Я увязывалась с ней каждый раз... вот почему я собрала достаточно сведений о таком. Определенно, такие люди, как Нагумо-кун называются 'чу-у-уни...'.
  
  -Прекрати-и-и-и-и! Пожалуйста, остановись...
  
  -Боже правый, а это эффективнее, чем я предполагала. Видно, ты это и сам осознаешь.
  
  -Эт-та дьяволица...
  
  Хадзиме уже бухнулся на колени. Темная история, приключившаяся с ним в средней школе, вдруг воплощалась в реальность. Воспоминания, запечатанные глубоко внутри него, 'Я окружен со всех сторон?', вновь всплыли из памяти и прочно застыли на его лице.
  
  -Фуфуфу, так что позаботься уж о Каори, ладно?
  
  -...
  
  -Фу-фу, Панихида Руин (Дробовик Хаоса), Ожившая Катастрофа (Вращающееся Бедствие)...
  
  -Хорошо! Я согласен, только не приводи в пример такие мучительные прозвища!!!
  
  -Позаботишься о Каори, хорошо?
  
  -...По крайней мере, я обещаю, что не буду вести себя с ней неподобающим образом .
  
  -Ээ, мне этого достаточно. Все-таки, видно, что ты на меня рассердишься, если я зайду хоть чуточку дальше... Не сдержишь обещание, будь готов к новелле с собой в главной роли, выпущенной в этом мире и в Японии тоже, ладненько?
  
  -Ты, а не ты ли тут часом финальный босс? Это ведь ты, правда?
  
  Хадзиме держал себя за голову, будучи на грани окончательной потери рассудка из-за смущения. Юи, девушки и остальные одноклассники, поглядывающие на Хадзиме с небольшого расстояния, содрогались от вида того, как Шидзуку, используя лишь слова, повалила всеподавляюще-могучего Хадзиме на колени.
  
  Пока Хадзиме боролся со своей мрачной историей из прошлого, в связи с тем и этим, обратно вернулась Каори, мчась к ним. После же, она выпучила глаза при виде того, как Хадзиме повесил свою голову перед Шидзуку.
  
  Волнуясь за Шидзуку, Каори расспросила о подробностях у Юи и они обменялись информацией. Округляя их разговор, Юи застонала на Шидзуку, одолевшую Хадзиме одними лишь словами. Каори также вспомнила, что они оба частенько вели беседу друг с другом втайне от других...и она, не переставая, перемещала взглядом между Хадзиме и Шидзуку. Таким образом, Каори и Юи пришли к взаимному единому мнению: 'Только не говорите мне, что она финальный босс битв как женщина?'
  
  Юи демонстрировала сейчас неописуемое выражение лица, а Каори не на шутку забеспокоилась. Затем, пришло время отряда Хадзиме отбыть по своим делам. Шидзуку, Судзу, остальные школьницы и отряд Нагаямы вместе с Милдом, закончившим докладывать, собрались у входа в Холад, провожая их. Вместе с тем, Хадзиме достал четырехколесник, все они вновь не слабо удивились.
  
  Пока Шидзуку и Каори мучительно переживали расставание, Хадзиме достал клинок с черными ножнами из хранилища ценностей и передал Шидзуку.
  
  -Это?..
  
  -Яигаши, ты теряешь кое-кого, кто мог бы тебя побаловать, понимаешь? Так что, просто прими это. Даже если ты уже видала виды, я уверен тебе будет непросто пережить разлуку с Ширасаки. Маа, ну и есть еще одна вещь, из-за которой за мной должок еще с Японии.
  
  Шидзуку приняла клинок от Хадзиме и медленно вынула его из ножен, на ее обозрение вышел черный, как смоль, клинок, казалось, способный поглотить даже свет. Крестовины у меча не имелось, он шел, слегка загибаясь, становясь обоюдоострым с конца. Он напоминал клинок, именуемый Шо Карасума (вид японского меча, дословно: вороненок). Хоть Хадзиме мало разбирался в японских мечах, создан он был тем же путем, то есть преобразованием, что и кинжалы, переданные им Хаулиям. (П.П. вспоминаем его профессию недокузнеца-преобразователя)
  
  -Могу дать гарантию его прочности, ведь он был произведен из сжатой, крепчайшей руды этого мира и его острота на том уровне, что даже новичок сможет разрезать сталь, махнув им раз. О его обслуживании....лишним будет такое упоминать Яигаши, но пожалуйста, отнесись к нему со всей заботой.
  
  -...Такая великолепная вещь... хотя ожидаемо от Мастера Превращений. Спасибо тебе. Я не сдержу свою скромность и приму его.
  
  После одного взмаха, двух, баланс того, как меч рассекал воздух, заставил Шидзуку восхититься им и, она от всего сердца поблагодарила Хадзиме, улыбнувшись. Откровенно говоря, фехтование Шидзуку было настолько в стиле Яигаши, что естественным образом требовало японский меч, ведь она сбивалась с толку каждый раз, применяя свои техники, используя свой прошлый клинок. Поэтому, Шидзуку в открытую испытывала восторг, получив в дар катану, от чего на ее лице, разыгралась искренняя очаровательная улыбка.
  
  -...Финальный босс?
  
  -...Шидзуночка?
  
  -Э? Что такое? Вы двое, что это вы на меня так уставились?
  
  Взор Юи, полный осторожности и взор Каори, полный беспокойства, смутили Шидзуку, не знающей о смысле, скрывавшимся за их словами. Оставляя позади неописуемую атмосферу, Шидзуку и остальные смотрели вслед отряду Хадзиме, выходившему из Холада.
  
  Погода стояла погожая. Их же точкой назначения был избран один из Семи Великих Подземелий, Великий Вулкан Гурюен, в великой пустыне Гурюен (П.П. одноименные названия). С увеличившейся оживленностью после пополнения отряда новым спутником, отряд Хадзиме продолжил свое путешествие.
  
  Бешенство и ревность
  -Дерьмо! Дерьмо! Как же так! Это что, шутка?!
  
  Стояла полночь. Внутри парка, раскинувшийся за пределами города с почтовым отделением Холада, некий парень шепотом проклинал что-то ведомое лишь ему, стуча кулаком по стволу одного из деревьев снова и снова. Это был Хияма Дайске. Глаза Хиямы напряженно подрагивали в ненависти, возбуждении и нетерпении. Эти, по-настоящему уродливые, гнусные зрачки, о которых не будет преувеличением сказать, что их 'до краев' затопило бешенство.
  
  -Как я и предполагал, ты действительно потерял терпение... Хотя я могу это понять, с этим ничего не поделаешь. Все-таки, твоя драгоценная, столь дорогая тебе принцесса Каори была похищена другим мужчиной прямо у тебя на глазах, не так ли?
  
  Голос, исполненный презрения и легкой симпатии раздался позади Хиямы. *Хлюп*, Хияма мгновенно развернулся. После, он вздохнул с облегчением, заметив, что личность побеспокоившая его - это его 'Тайный собеседник'. Заметив это он, тут же сжал кулаки и ответил голосом, похожим на рык израненного зверя:
  
  -Захлопнись! Дерьмо! Это... Этого не должно было случиться! Почему, почему этот гаденыш жив? Зачем он так поступил...
  
  -Не отвлекайся, я хочу с тобой кое-что обсудить, понимаешь? И кстати, это обернется серьезными трудностями, если нас, тайно встречающихся, кто-нибудь увидит.
  
  -...Больше, больше у меня нет причин идти у тебя на поводу...Моя Каори уже...
  
  Между тенью деревьев, созданных отражением лунного света от воды, виднелся силуэт человека, которому Хияма горестно изливал о своем несчастье, продолжая бить кулаком по стволу дерева.
  
  Хияма действовал сообща с этой личностью только потому, что его заверили - он сможет завладеть Каори. Потому, с уходом Каори, отпадала всякая причина оказания поддержки этому человеку и уже было слишком поздно угрожать ему раскрытием всем, факта его попытке убийства Хадзиме, так как жертва уже и сама могла все раскрыть.
  
  Но личность во тьме в ответ на это лишь улыбнулась, при этом уголки рта ее загнулись в форме луны, взирая снова на Хияму словно вновь дразня, будто бы дьявол во плоти.
  
  -Если ее отобрали, просто верни ее обратно. Что в этом плохого? Благо у нас есть очень даже пригодная наживка.
  
  -...Наживка?
  
  Не вникая в смысл сказанного, Хияма в сомнении наклонил голову, что вызвало усмешку у личности и она кивнула.
  
  -Верно, наживка. Даже если она поставит на первое место свои чувства и покинет своих товарищей... ее лучший друг, всегда стоящий рядом с ней, ее друг детства... думаешь, она вот так оставит их на произвол судьбы? Особенно, узнав, что они оказались в затруднительном положении.
  
  -Ты...
  
  -Будет не сложно вызвать ее обратно. Так что поменьше пессимизма на этот счет. Вот жеж, даже у меня в этот раз мурашки по коже пробежались... Но я рад, что все это закончилось кое-чем благоприятным для меня. Даа, можно сказать сами небеса на нашей стороне. Не покончить ли нам со всем, как вернемся в Королевскую Столицу? Тогда, ты, несомненно, заполучишь то, что желаешь, как тебе?
  
  -...
  
  Хоть и осознавая, что это бессмысленно, Хияма взглянул на своего сообщника, стоявшего в тени. Даже ощутив на себе взгляд Хиямы, личность привычно рассмеялась.
  
  Хоть он и не ведал всех планов этого человека, судя по тому, что он говорил ранее, Хияма догадывался - в них входило нанесение вреда его одноклассникам. Для своей собственной цели, они с легкостью могли предать своих одноклассников, с которыми разделяли радость и печаль.
  
  После такого, холодок пробежался по его спине, ведь он не чувствовал каких-либо угрызений совести у этой личности.
  
  (Как всегда, мерзкий человек...Но и я не могу более сдерживаться... Я должен пойти на такое, чтобы вернуть МОЮ Каори... Это все. Не в чем больше сомневаться. Все ради Каори. Я здесь справедливость.)
  
  Хияма мыслил только о себе и все его сомнения уже улетучились. Хияма упускал из виду самые важные нюансы, подталкиваемый нашептыванием своего таинственного собеседника, он находил справедливость в своих действиях, помимо этого изнутри его подогревало желание владеть Каори.
  
  Силуэт погрузился в тишину, разделяя чувства Хиямы и улыбаясь, он ждал его ответа.
  
  -...Хорошо. Как и раньше, я буду тебе помогать. Но взамен...
  
  -Аа. Я уяснил уже для себя. Я заполучу, что желаю я, а ты же заполучишь то, что желаешь ты. Разделяй и властвуй, разве не замечательная фраза? Отныне, этот миг будет называться ключевым. Также тот инцидент в Королевской Столице, могу я оставить его на тебя?
  
  Не обращая внимания на искаженное лицо Хиямы, личность развернулась и исчезла, словно сливаясь с местностью, теряясь между деревьями. Все, что осталось, это 'падший' парень, из чьих глаз сочилась лишь тьма.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Уже в другом месте, в то время как подозрительная встреча за границей города имела место, уже другой парень и девушка стояли под лунным светом.
  
  В отличие от ранее описанной тайной встречи, они стояли на небольшом изогнутом мостике, возвышающемся над одним из водных протоков проходящих мимо магазинов и переулков города. Множество таких водных путей было сооружено для подпитки ресторанов и служебных построек, а парень, стоящий на мосту, смотрел на подрагивающую водную гладь, отражавшую луну на ней.
  
  Точнее говоря, он не смотрел, а лишь опустил свою голову, к тому же, лицо его покрывал мрак, мужчина был далек от своего привычного сияния. Внешность парня была таковой, словно у человека, чья компания обанкротилась, погрязнув в огромных долгах , кто сейчас лихорадочно обдумывал свое будущее, вглядываясь во тьму. Это был наш герой, Куки Аманокава.
  
  -...И ты ничего не скажешь?
  
  Послышался голос Куки, все не отводящего взгляд от луны, отражающейся на поверхности воды. Реплика относилась к его другу детства, знакомой ему уже в течение десяти лет - Шидзуку Яигаши, что вечно следовала за только что покинувшей их девушкой.
  
  В отличие от Куки, Шидзуку, созерцая луну на небе, облокотилась спиной на перила моста. Ее выдающаяся прическа в виде 'конского хвоста' развевалась вдоль моста, играя на ветру. Они не смотрели друг на друга, Куки же ответил на ее вопрос лишь молчанием. В след за этим, Шидзуку, любуясь луной, задала ему вопрос:
  
  -А что ты хочешь, чтобы я сказала?
  
  -...
  
  Ответа не последовало, нет, Куки просто не мог ответить ей. Хоть он и смотрел сейчас на луну, отраженной на водной глади, в уме у него стояла сцена где Каори признавалась в своих чувствах. Обуянная беспокойством и одновременно торжеством, словно молясь, она раскрывала свои чувства, без какой-либо тени лжи, что убедило в правде даже Куки, чье тугодумие было на уровне хронической болезни.
  
  Куки и Каори были друзьями где-то десять лет, но его словно что-то кольнуло, когда он узрел все ее очарование, ему никогда прежде не доводилось видеть Каори в таком свете. Для него это стало чем-то вроде грома средь ясного неба.
  
  Каждый раз, вспоминая об этом, в его голове появлялась невыразимое чувство. Темное и тяжелое, поистине угрюмое ощущение, но без какого-либо на то основания, он верил в то, что оно естественное. Дело в том, что его друг детства, Каори, всегда была на его стороне, и это никогда не менялось. Можно сказать, о Каори он думал как если бы она принадлежала ему. Другими словами, его захлестнула ревность. Эта ревность - Куки и сам не осознавал, была ли она порождена из любви или лишь из его желания единолично владеть ею и ее волей. Но чувство, что ее увели у него, сильно вскружило ему голову.
  
  Однако Каори сама решилась пойти с уведшим ее прочь Хадзиме (хотя он наверняка не согласился бы с таким заявлением). Помимо этого, Куки не хотел верить в эти 'сказки' и отрицал само существование зовущего себя Хадзиме, вызвав его на поединок, где Куки и одолели. Его несчастье, чувство обиды на Хадзиме, сомнения насчет чувств Каори и многие другие эмоции, смешанные в одно целое, приводили разум Куки в беспорядок, словно недра пнутой кем-то мусорной корзины.
  
  Продолжив смотреть в воду и не обращая внимание на безмолвно стоящего рядом с ним друга детства... Он вновь лишь отмолчался и это так не походило на него. Не в состоянии найти нужные слова, Куки так и молчал.
  
  Бросая взгляд на сомневающегося Куки, Шидзуку нахмурила брови и в атмосфере, которую иначе как 'ну что ты будешь делать' не назовешь, она зашевелила устами:
  
  -...Прямо сейчас, ты та еще заноза.
  
  -...Заноза?
  
  Неожиданное высказывание Шидзуку заставило Куки невольно повторить ее слова, Шидзуку же сместив взор с луны на Куки, продолжила:
  
  -Да, так и есть. Каори, она ведь не твоя и с самого начала тебе не принадлежала, как до тебя это еще не дошло?..
  
  -...Это...тогда ты подразумеваешь, что она принадлежит Нагумо?
  
  'Вот же ублюдок.' - мысленно проклял его Куки, глаза его дрожали, а сам он все еще отчаянно пытался отрицать подобное. Услышав это, Шидзуку в ответ сильно стукнула ему по лбу. 'Больно же?!', Куки инстинктивно прикрыл руками свой лоб, Шидзуку же со злостью на него посмотрев, продолжила говорить, но уже с холодным тоном:
  
  -Идиот. Каори принадлежит лишь себе самой. Что бы она ни выбрала, куда бы она ни пошла, лишь самой Каори принимать такие решения. Конечно, даже если она хочет быть с... Это ее собственный выбор.
  
  -...С каких это пор? Шидзуку, ты же должно быть знала, что такое случиться, не так ли?
  
  Не задавая лишних вопросов вроде 'о чем это ты?', Шидзуку кивнула в согласии.
  
  -Знаешь ли ты, что... Каори пересеклась с Нагумо-куном еще в средней школе...Ну, он то скорей всего это давно позабыл... Правильнее будет сказать, что мне и самой невдомек, при каких конкретно обстоятельствах они повстречались.
  
  -...и что с того? О чем конкретно ты говоришь?
  
  -Это тебе самому предстоит узнать, спросив лично у Каори. Все-таки, если я расскажу это тебе без ее разрешения, это будет не прилично.
  
  -Тогда, причина, по которой Каори постоянно разговорила с Хадзиме... это было... потому... потому что она его...любит?
  
  -Хмм, так и есть.
  
  -...
  
  Шидзуку с легкостью поведала ему горькую правду, о которой ему не хотелось ничего слышать, отчего он застыдился. Однако Шидзуку размышляла об этом как о прошелестевшем мимо ветре. Разъярившись ее поведением словно ребенок, Куки стал выкладывать то, что таилось у него на душе:
  
  -Почему, почему это должен быть Нагумо. Пока мы пребывали в Японии, он был отаку, ничем не примечательный, а также не показывающий каких-то особых успехов в учебе или спорте... Всегда лишь через силу смеясь и будучи не к месту... он вел себя уклончиво каждый раз, когда с ним затевала разговор Каори... Он представлял собой типичного отаку... Будь я на его месте, я бы не относился к Каори так безразлично. Я бы всегда относился к ней, как кому-то важному и всегда бы выкладывался на полную во благо Каори... Кроме этого, эти девушки ждали Хадзиме с таким видом...разве он не низшее существо, раз так с ними обращается. Кроме того, он же убийца! Он убил не сопротивляющуюся женщину. Так, думаешь, я не прав?! Все верно, странно то, что Каори нравится такой гаденыш, как он. Он наверняка замыслил...
  
  ФШУУХ!
  
  -Гухах?!
  
  Разгорячившись, Куки стал порицать Хадзиме, выдумывая свою истину, за что получил от Шидзуку по лбу еще раз. (Эти удары наносились, не с целью нанести какой-либо урон, а лишь в поучительных целях.)
  
  'Что ты творишь?!' - выдавал взгляд Куки.
  
  Шидзуку же это игнорировала, в изумлении глядя на него:
  
  -Снова твои ругательства просачиваются наружу, не видишь что ли? До каких пор мне повторять, не переиначивай все на свой лад.
  
  -Переиначивать вещи, как мне вздумается... Да быть не может, что-
  
  -А ты разве не заметил? Куки, правда в том, что ты совершенно ничего не знаешь о Хадзиме, так? Ты совершенно ничего не знаешь о нем ни во время, когда мы еще находились в Японии, ни во время, которое мы провели в этом мире... И эти девушки в действительности выглядели счастливыми, нет, они излучали счастье, как ты этого не замечаешь? Но ты пренебрег этим фактом, высказываясь столь эгоистично... Нынешний Куки пытается выставить Хадзиме как плохого человека, неподходящего для Каори, если это не называется 'выдумкой вещей для своего же удобства', то что вообще можно так называть?
  
  -Н-но... Он и правда, убил человека.
  
  -В тот момент и я сама подумывала ее прикончить. Но мне не хватило сил. Даже в будущем... Если подобная вещь произойдет, то я точно взмахну клинком для убийства во имя выживания и во благо дорогих мне людей. Хоть я и не знаю, смогу ли я пойти на такое, все же я узнаю это лишь когда придет время... Пока что все, чего я добилась, это лишь попытка убийства... Но будешь ли ты презирать меня, если Я стану убийцей?
  
  Признание Шидзуку отняло дар речи у Куки. Его друг детства - Шидзуку, обладала большим чувством ответственности и справедливости чем другие, поэтому, когда он услышал, что она действительно готова была пойти на убийство, ему показалось, что она отдалилась от него. Но Куки покачал головой, разглядев в горькой улыбке Шидзуку тень беспокойства, вызванную страхом поранить человека.
  
  Не упустив из виду ответную реакцию Куки, Шидзуку продолжила речь:
  
  -Определенно, поражает его трансформа... Если подумать о его характере, когда мы еще проживали в Японии, не будет преувеличением сказать, что он стал другим человеком... Ну, даже так, все указывает на то, что Каори думает о нем как о 'Хадзиме Нагумо' и похоже, он не целиком подвергся изменениям... Но одно ты должен помнить, он бился с этой женщиной, чтобы спасти нас и убил ее вместо нас.
  
  -...Ты имеешь в виду, убивать это правильно?
  
  -Я... Не могу прийти к заключению, что это правильно. Убийства это все-таки убийства... Я не смогу оправдать его, да и не хочу.
  
  -Тогда...
  
  -Даже после всего этого, у нас нет прав оценивать действия Нагумо-куна. Это ни чья-то ошибка, а лишь следствие нашей собственной слабости...
  
  Говоря другими словами, если он так желал иного исхода, то ему следовала разрешить ситуацию самостоятельно, а не перекладывать ее решение на других. Все сложилось именно так, лишь из-за того, что он был недостаточно силен, поэтому и не смог добиться желаемого результата. Было ошибкой жаловаться на результат достигнутый человеком, на которого он все это взвалил.
  
  Заметив эти мысли у себя в голове, Куки вдруг вспомнил, что он мог лишь ползать по земле, в то время как Хадзиме показывал свое превосходство.
  
  Не в силах возразить он погрузился в гнетущую тишину. Его неудовлетворённое выражение лица, очевидно, говорило: 'Но, ведь это правда, что он убил человека!' Заметив упрямство Куки, Шидзуку, предостерегающим тоном, решила поделиться своими размышлениями, относительно произошедшего с ними после прибытия в этот мир:
  
  -Я не ненавижу столь прямолинейное чувство справедливости Куки.
  
  -...Шидзуку.
  
  -Однако. Я считаю, настало время тебе засомневаться в том, прав ли ты на самом деле.
  
  -Подвергнуть сомнению мое ощущение справедливости?
  
  -Разумеется, непоколебимость чувства справедливости необходима, чтобы доводить вещи до конца. Но вскоре оно явно повергнется искажению, если ты не усомнишься в этом и просто продолжишь идти дальше, слепо веря в него. Потому в следующий раз, когда подобное произойдет, я хочу, чтобы ты задался вопросом, действительно ли ты прав или все же тебе придётся пойти на 'это', даже если ты осознаешь, что все это неправильно... Совсем не плохо, если даже после 'этого' ты продолжишь мыслить в этом же ключе, хорошо?.. Честно скажу, в этом мире сложно жить полагаясь лишь на прямолинейную справедливость. Придя в этот мир, я срезала жизни словно колосья пшеницы, пускай эти жизни и принадлежали демоническим зверям... В общем, я пришла к такому мнению.
  
  Осознав, что он, все это время, полностью игнорировал тот факт, что Шидзуку задумывалась об этом каждый раз, как убивала демона - Куки выпучил глаза.
  
  -Куки. Ты не всегда прав и даже если тебе так кажется. Ты не должен упускать из виду, что твоя 'правота' может привести к летальному исходу. Но ты, искажаешь факты в свою собственную пользу не из-за твоего чувства 'справедливости', ты делаешь это из ревности.
  
  -Н-нет, что бы я и ревновал...
  
  - Ты ведь понимаешь что это совсем не круто, пытаться сейчас придумать отговорки, дабы провести меня, так?
  
  -...
  
  Куки вновь опустил свой взгляд, всматриваясь в отражение луны на поверхности воды. Но темные мысли, наполнявшие его мгновение назад, ослабли и, по всей видимости, он о чем-то глубоко призадумался. Как бы там ни было, он избежал попадания в бесконечный цикл ненависти, заметив это, Шидзуку облегченно вздохнула.
  
  И понимая, что сейчас ему нужно побыть одному, Шидзуку отошла от перил моста и попыталась тихо покинуть это место. Тогда позади, уже развернувшейся прочь Шидзуку, послышалось бормотание Куки:
  
  -Шидзуку...ты ведь никуда не уйдешь, верно?
  
  -...Чего это ты вдруг?
  
  -...Прошу, не уходи, Шидзуку.
  
  -...
  
  Слова Куки были наполнены мольбой. Фраза вызвавшая бы у студенток в Японии и запавших на него девушек Королевства возгласы: 'кия, кия'. Вызвала на лице Шидзуку лишь изумление. Он мог потерять себя из-за чувства утраты, наполнившего его из-за ухода Каори... Шидзуку посмотрела через плечо, в сторону расплывчатой луны. Луны, застывшей на поверхности воды, которую недавно так пристально разглядывал Куки.
  
  -По крайней мере, я не 'луна'... Я не оставлю мужчину, нуждающегося во мне.
  
  После сказанного, Шидзуку покинула мост. После того как она его оставила, Куки еще какое-то время смотрел на переулок в котором растворилась Шидзуку, после он вновь посмотрел на отраженную на водной глади луну и наконец понял значение ее слов.
  
  -...Понятно... луна, отраженная на водной глади.
  
  Луна отражается на воде, словно цветы в зеркале. Эти вещи на первый взгляд кажутся легко достижимыми, но на деле дотянуться до них не представляется возможным. Он неосознанно посмотрел на Каори, как на отраженную на водной глади луну и, несомненно, это было нечто, чего он не мог достигнуть. Особенно после увиденных им эмоций Каори, в то время как она признавалась в своих чувствах Хадзиме.
  
  Шидзуку добавила напоследок, что она не 'отражённая на водной поверхности луна'. Значит, он был в состоянии дотянуться до нее. Однако от ее следующих слов веяло жестокостью. Невольно на лице Куки всплыла натянутая улыбка. Он еще раз обдумывал то, что он только что высказал своему другу детства.
  
  Куки перестал взирать на отраженную луну и взглянул на небо. На миг ему показалось что он сможет дотянуться до луны, но секунду спустя, к нему пришло осознание того, что это не так, ведь она находиться невероятно далеко от него. Издав глубокий вздох, Куки стал размышлять о словах, произнесённых его строгим и в то же время добрым другом детства.
  
  Измениться или не измениться... Отныне все лежало в руках Куки.
  
Оценка: 7.68*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"