Ellis L: другие произведения.

Они опять убили Кенни! Сволочи!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa


Они опять убили Кенни! Сволочи!

  
     
     
     
     

Обзор романа "Конт", автор Успенская Ирина (Хельтруда)

     
     
      Итак, посмотрим, за что же очередной раз убили Кенни?
      Не буду оригинальничать и начну с начала, с разбора весьма показательной ремарки к серии "Практическая психология". Следует учесть, что это не художественный текст, а научное определение, здесь важна точность формулировки.
      ["ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ - направление в психологической науке, изучающее на основе обобщенной теории индивидуальность, неповторимость человека в конкретных обстоятельствах его жизни, способы воздействия на него с целью оказания ему помощи и проявления возможностей.
      Учебник "Практическая психология" Абрамова."]
  
  
      [ "индивидуальность, неповторимость человека в конкретных обстоятельствах его жизни,"] - что за убогая фраза! Индивидуальность и неповторимость! А по каким критериям? У этих свойств человеческой натуры есть стандарты? Каждый человек при любых обстоятельствах остаётся индивидуальным и неповторимым, это аксиома, идентичных людей нет. А что означает таинственный оборот "конкретные обстоятельства его жизни"? Какие именно обстоятельства являются конкретными?
      ["способы воздействия на него с целью оказания ему помощи и проявления возможностей."]
      "способы воздействия на него с целью оказания ему " - каков оборот! Оцените красоту слога и точность выражения! Да по силе воздействия на мозг, эту фразу можно сравнить только с ледорубом Меркадера. Бог с ней, с помощью, но вот это - "способы воздействия на него с целью проявления возможностей"?! Каких возможностей? Чего возможностей? Магических? Паранормальных?
  
   Кто такая эта Абрамова? Я погуглила и вот что узнала: "Абрамова Галина Сергеевна - кандидат психологических наук, зав. кафедрой психологии Брестского государственного пединститута им. А. С. Пушкина." И всё стало ясно, ах эти провинциальные педагогички, чего они только не напишут...
   Но госпожа Успенская, вы же писатель, неужели вы не смогли найти менее косноязычное определение в качестве эпиграфа к своему эпохальному труду?
     
      Приступим к самому тексту. Пролог.
     
   Из него я узнала, что после смерти, душа некоей Вавиловой Виктории Викторовны так допекла райское и адское сообщества, что их представители, решив избавиться от докучливой, любящей командовать бабы, отправляют её на повторное перерождение. И в качестве мелкой мести устраивают путаницу с гендером, помещают даму в мужское тело, сохранив при этом память о предыдущей жизни и женскую самоидентификацию, соответственно.
   Буду справедлива, пролог написан неплохо, да и задумка забавная,по крайней мере, это единственная попытка подать текст в оригинальной композиции. Автор рефреном расписывает взятую в качестве эпилога композицию куплета из песни "Дети Лилит" группы "Зимовье зверей". Это меня и заинтриговало, решила: автор возможно удивит чем-то оригинальным. Да и сила характера женщины способной: "стражей, заставить их маршировать и распевать "Катюшу"!" ;" А у нас она заставила босса подписать приказ о дополнительном ежемесячном выходном суккубам на основании того, что они женщины!"; "произнес ангел. - Мой шеф после разговора с ней три часа медитировал на водопад.
      - А мой успокоительную настойку пил ведрами, - пробормотал черт Вася.." вызвала уважение. И эти туманные намёки на практическую психологию... вот я и размечталась: о хорошо продуманном логичном сюжете; о сильной неординарной личности, попавшей в экстремальные условия; о достоверном, глубоко психологичном раскрытии характера ... - но не судьба моим мечтам.
  
   Просмотрим первую главу, пройдёмся прямо по тексту. Первую главу я рассмотрю подробно, покажу логические нестыковки в поведении героини, мизансцене-композиции, тяжёлый слог...
  
   Не буду останавливаться на самом моменте попадания, только отмечу, что сцена настолько банальна, что, на мой взгляд, можно было бы её и вообще не писать.
   Сцена охоты. Не понятно: кто же всё-таки спас конта? В сцене описанной госпожой Успенской, он должен погибнуть от клыков и когтей зверя. Схватка, апогей, конт в ауте зверь нападает, ну и? Как конту удалось избежать смерти, автор не считает нужным нас просветить. Его спас "любящий" слуга Берт? Человека с такими характеристиками? [Новый конт Валлид славился бешеным темпераментом и непредсказуемым жестоким характером. ...если бы не презрительный взгляд и постоянное высокомерное выражение недовольства на породистом лице. Будучи виконтом, он вызывал ужас у весчан...Безжалостный, эгоистичный, вспыльчивый ...А еще он очень любил женщин и, хотя был женат, никогда не брал "подати девственности", а всегда использовал право первой ночи. Сколько раз Берту приходилось выводить из замка заплаканных, а иногда и избитых весчанок... А уж теперь, став полновластным хозяином этих земель... ] Да и сама ситуация, в которой оказался Берт, не располагает к спасению слугой тела господина, (свидетель убийства контом отца). Берт же не идиот, и понимает, что его-то конт вряд ли оставит в живых.
   Резюме:
   Сцена не доработана, очевидно, что конта спасло вмешательство высших сил, но как именно? Либо вообще не нужно было эту сцену писать, либо завершить логически, а не обрывать в "никуда".
  
     Следующая сцена это описание места действия, оцените сами, на мой взгляд - ужасный язык, и композиционно оно не к месту.
      [Виктория осторожно приоткрыла один [глаза], затем второй. Взгляд сразу уткнулся в высоченный сводчатый потолок, явно сделанный не из гипсокартона, его поддерживали четыре колонны, вдоль одной стены расположился большой закопченный камин, в который при желании можно было засунуть поросенка. Тусклый свет проходил сквозь два узких высоких окна. Вместо прозрачного стекла - цветной витраж. Красиво, но света маловато. Одно окно было раскрыто, и она увидела синее-синее небо без единого облака. В поле зрения попал громоздкий стол, заставленный тарелками с остатками еды, кубками и глиняными кувшинами. В углу на трехногом табурете возвышались неровной стопкой листы желтоватой бумаги, придавленные большим кувшином. Посуда, похоже, была медная и серебряная. Над столом вились мухи. Полная антисанитария. На том кусочке пола, который был доступен ее взгляду, рассыпана солома. А в ней, наверное, мыши и насекомые. Мрак! Это какой же век?
      - Кир Алан!
      Виктория перевела взгляд на стены, сложенные из серого обработанного камня. Напротив кровати висела изумительно выполненная вышивка, украшенная бисером. Двое мужчин, похожие между собой, как могут быть похожи лишь братья-близнецы, стояли спина к спине, держа в руках опущенные вниз мечи. Только вот выражение лиц у них были разные. Один смотрел внимательно и строго, словно знал, какие неприличные слова вертятся в голове у лежащей на кровати женщины, и осуждал ее за это. А второй просто весело скалился, его глаза были вышиты черным, поэтому казалось, что на лице мужчины вместо глаз два бездонных тоннеля. Вышивальщица обладала незаурядным талантом, сумев передать при помощи ниток и бисера совершенно разные характеры. Обрамляла вышивку виноградная лоза. Интересно, кто это? ]
   Героиня очнулась пятнадцать-двадцать минут назад, в мужском теле, раненая...
   И пусть Виктория супербрутальная тётка, строящая по ранжиру ад и рай, она дезориентирована. Она должна быть в шоке, осознавая своё новое состояние. А героиня описывает увиденное, словно пятиклассник пишет сочинение на тему: "комната средневекового замка". Обратите внимание на качество описания, оно точно написано языком пятиклассника [Взгляд сразу уткнулся в высоченный сводчатый потолок... Тусклый свет проходил сквозь два узких высоких окна... явно не из гипсокартона] И вот это "В поле зрения попал громоздкий стол, заставленный тарелками с остатками еды, кубками и глиняными кувшинами" - кто там осмелился жрать у постели больного конта?
   Такой большой описательный кусок, да ещё написанный суконным языком, вряд ли понравится читателю.
      [ Виктория медленно повернула голову. Вот и первый абориген. ]
    С точки зрения композиции и логики,  это первое, (а не окружающий интерьер)что она должна была увидеть открыв глаза, ведь ей их в это время промывал слуга, или он делал это из-за спины героини, уткнув её мордой в подушку?
     
   [Судя по всему - это и есть Берт. Светловолосый парень. Симпатичный, но какой-то взъерошенный. Не старше двадцати двух лет. Грязная серая льняная рубаха, подпоясанная бело-синим тканым поясом, такие же серые штаны, широкие и бесформенные. Он стоял возле кровати и смотрел, как ей показалось, с плохо скрываемым злорадством...]
   Вы полагаете, женщина едва очнувшаяся неизвестно где, в чужом мужском раненом теле, будет себя вести как японский турист на экскурсии? Право, ей только фотоаппарата и не хватает, железная баба, вот это психологизм!
    [То, что он сделал дальше, вызвало у Виктории шок и едва не привело к полноценной истерике. Берт, что-то тихо проговорил, привычным жестом протянул руку и застыл на месте, увидев ошалелый взгляд.
      - Ты куда руки тянешь, ... ! - она едва не рычала от возмущения. Мало того что заперли в мужском теле, так еще всякие извращенцы пытаются облапать!]
   Упс! А вот и слабое место нашей дамы... ей всё пофиг: другой мир, чужое тело, убьют или сотворят что-нибудь непотребное - главное, чтобы при этом не облапали.
   Повторюсь, эта женщина очнулась пятнадцать-двадцать минут назад, в мужском теле, раненая... и едва продрав глаза [То, что она здесь не простой человек, Виктория поняла сразу, увидев, с каким почтением к ней обращается слуга] и тут же начинает себя вести как обычная СИшная хабалка-прынцессо-пападанка - любимый перс местных младописиц [- Что? На пол? А горшки здесь еще не изобрели? - заорала Виктория, наконец-то поняв, что от нее хотят.] Но госпожа Успенская, вы же ни какая-нибудь младописица, но где же ваш психологизм...
      [...Нужно срочно вставать и изучать местный язык... - Берт! - позвала она. Парень подполз ближе, она ткнула рукой в большой глиняный горшок...
      ...Слава богу, он оказался не идиотом. После нескольких минут пантомимы и рычания слуга наконец-то догадался... ...он громко и четко произнес название предмета...
      - Джбан, - старательно повторила Виктория несколько раз подряд... ... А затем ткнула пальцем в пачку бумаг, давая понять, что собирается не только учить речь заново, но и учиться писать. Судя по удивлению, проскользнувшему на лице слуги, для него это было странно и неожиданно. Похоже, реципиент никогда не стремился к знаниям...]
   Это едва очнувшись, не зная и не понимая где она, что с ней, какие здесь обычаи и кто вокруг неё, что можно и нельзя... "реципиент никогда не стремился к знаниям" - а она устремилась. Странно себя ведёт героиня - ну и что, за её плечом автор, вот она и командует. Прапорщик Задов в юбке, так я и буду в дальнейшем называть героиню, только учту титул конта и назову: "майоршей Задовой", очень уж Виктория хамством и интеллектом схожа с этим персонажем.
     
      [...Виктория провела ревизию организма. Множество синяков, поджившая рана на затылке, вывих ноги, на спине несколько неглубоких ран и нехорошая болезненная рана на боку. Рассмотреть ее она не смогла, было тяжело сгибаться - судя по всему, ребрам тоже досталось. ]
   Разве не логично было бы автору описать это сразу, после того, как героиня очнулась, и не городить неправдоподобное, заштампованное до дыр с изучение языка. Почему было не оставить Задовой знание языка, как остаточную память тела на уровне рефлексов, пусть даже частичное и примитивное. (И не говорите, "это же неправдоподобно"! Неправдоподобно, но не более, чем само попаданство, или память Задовой о предыдущей жизни.)
      [Виктория с энтузиазмом принялась за изучение языка. ...К вечеру Виктория уже могла назвать все предметы в комнате. Узнала, что местная "собачка" называется тау, и что сука, которая лежит у ее кровати, носит гордую кличку Кусь. Еще она выяснила... ...Берт несколько раз пытался её накормить, но Виктория только нетерпеливо отмахивалась и пила травяной отвар, отказываясь от еды. К вечеру слуга заметно устал, и она с сожалением решила остановиться.]
    Обратите внимание, здоровый слуга устал, а конту, с загноившейся смертельной раной, отравленному ядовитой мазью(это потом выяснится), хоть бы хны. И ещё, почему мадам Задовой не пришло в голову, что возможно не стоит показывать свою неосведомлённость в языке и обычаях, что нужно хотя бы осмотреться? Что слуга может счесть её поведение странным.
   Нет-нет, слуга-то как раз скачет как зайчик, ну совсем идиот, если что-то и заподозрил, всё равно, "любя", покрывает хозяина, вы же помните какой конт душка [Каким же законченным негодяем нужно быть, чтобы вот так хладнокровно убить своего отца? Чтобы систематически избивать слуг, издеваться над рабами, насиловать крестьянок? Теперь ей понятен страх, который периодически мелькает в глазах Берта. Конт Алан приказал повесить раба только за то, что в птичник забралась ласка и утащила одну курицу. Псих. Недаром его боится собственная жена].
   Не знаю как вы, а я вижу психологизм здесь только в слове "реципиент", оно такое медицинско-психологическое, вот только я запуталась, почему реципиент конт, а не майорша Задова? Речь ведётся от её лица, она получила тело, значит конт должен быть донором? Что важнее: тело или душа? В контексте этого романа - выходит, душа, она бессмертна и осознаёт себя, а тело лишь кусок мяса.
   [ Виктория судорожно вздохнула и потеряла сознание. ]
   Это наша бравая майорша увидела толстую тётку... как мало оказалось надо для того, чтобы уронить брутальнейшую мадам Задову в обморок, ну очень-очень правдоподобно. На этом заканчивается первая глава.
  
   В остальных главах ляпов не меньше чем в первой, все перечислять не стану, просто опишу наиболее мне запомнившиеся.
  
   СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ: ЛИТИНА-КСЕН-ЗАДОВА
     
     
   Наиболее характерные черты проявленные в этой линии бравой майоршей: самодурство, лицемерие, тупость.
     
     
   Далее по тексту, героиня продолжает вести себя с истинно Задовскими солдафонскими ухватками. Ей и в голову не приходит спланировать свои действия хотя бы на два-три хода вперёд, попытаться получить знания об окружающем мире, укладе, обычаях. Узнать расстановку сил в замке, понять кто друг - кто враг. Она прёт напролом, ломает вековые порядки и устои, городит несусветную чушь, она, которая без году неделя в этом мире, с упоением поучает и командует.
   Очень наглядно это можно увидеть на примере отношения Задовой к "своей жене". Майорша сразу определила Литину во враги и дуры, на том основании, что женщина толстая. [Контесса Литина, приоткрыв рот, внимала, забыв о вышивке, лежащей у нее на коленях. Вот она слегка повернула голову и бросила на мужа внимательный взгляд, словно оценивая его реакцию. Да нет, наверное, показалось. Откуда у этой туши может быть умный оценивающий взгляд?]
      (Какое собственно дело мадам Задовой до веса Литины, спать она с ней не собирается)
      Вот рассуждения майорши о контессе и планы на счёт её дальнейшей судьбы:
      [ - Берт, я хочу, чтобы ты ухаживал за моей женой.
      Берт упал на колени.
      - Пощадите.
      - Тебе ведь нравится кирена Литина, - Виктория внимательно следила за парнем. Интересно, как далеко простирается его верность? - Я не хочу убивать контессу, но если Приближенный откажет мне в разводе, у меня не останется выхода. Из этого замка у нее две дороги. В монастырь или на погребальный костер.
      - Но это опорочит ее в глазах других аристократов, - тихо произнес Берт.
      - А какое наказание предусмотрено простолюдину, позарившемуся на жену хозяина?
      - Кнут или закапывание заживо, - прошептал Берт.
      Да... О времена, о нравы. Убить Литину она не сможет. Пока не за что. Не убивать же женщину за то, что она глупа. Да и не факт, что это так. Может быть, она просто боится своего "милого" муженька-отморозка и от страха глупеет? Если Приближенный откажет в разводе - придется либо договариваться полюбовно, либо использовать одну из заготовок. Неплохо было бы остаться супругами для людей, но избежать исполнения супружеского долга. В этом тоже есть свои плюсы. Можно будет спокойно жить, не остерегаясь наплыва невест. Это хороший вариант и, пожалуй, даже лучший, чем развод. Только вот как к этому отнесется ксен? Ведь Литина на исповеди не будет врать. Необходимо выяснить, как далеко распространяется власть храма в этом мире. Ладно, время покажет, каким путем пойдет конт Алан Валлид.
      Виктория задумчиво смотрела на преклоненного слугу. Они попробуют провернуть эту аферу. А там, если контесса не устоит, то можно будет надавить... Кто, в конце концов, хозяин этих земель?]
   Представьте себя на месте Литины, и вдруг к вам домой "попала" майорша Задова, и она отныне решает вашу судьбу - то ли прикопать, то ли в монастырь? В любом случае, человеком вас она не считает, ведь вы своим существованием доставляете неудобство зажравшемуся быдлу.
   От доброты майорши к Литине - зубы сводит, Задовой начхать на судьбу этой женщины (расходный материал - к стенке жирная сука - ба-бах... репутация? Ха-ха - а что это такое?) и к слуге Берту, который эту душку Задову, фактически спас (Запорют? Закопают живьём - ну и что?).
    А вот как она собралась разрешить проблему с супругой, и в этом же эпизоде быдловатая майорша очень характерно ведёт себя с ксеном:
      [- Конечно, господин. Ваша жена одна из самых красивых женщин. Жаль, что наследника она вам еще не принесла...
      ... - Сколько лет мы женаты? - уточнил он у Рэя.
      - Почти десяток, господин конт.
      - Ага. Отлично. Берт, пригласи ко мне ксена. ...
      ...  - Рэй, зачем мне жена?
      - Как зачем? Чтоб наследника родила! Нельзя земли без наследника оставлять. Хоть и негожие они, и ссылка вечная, но ваши по праву ...
      ... В комнату вошел недовольный ксен. Сразу с порога он начал возмущенно говорить:
      - Кир Алан, сейчас время исповеди, а вы меня отвлекаете. Вам известно, что...
      - Молчать! - чуть слышно произнес конт, и ксен поперхнулся зародившимися в горле словами. - Ты, может быть, забыл, кто тебя кормит, ксен? На чьей земле стоит храм? Кто жертвует на его содержание? Или я уже не хозяин в своих землях?
      Взывающий сердито засопел, но промолчал. Виктория тоже молчала, глядя на ксена пристальным тяжелым взглядом. Посмотрим, кто кого! Она знала, что если сейчас не укажет ксену его место, то потом очень сильно об этом пожалеет. В борьбе взглядов победил конт Валлид. Взывающий отвел глаза и спокойно спросил:
      - Зачем вы хотели меня видеть, кир Алан?
      Победа! Пусть маленькая, но победа. А о капле пота, стекшей по спине, никто и не догадается.
      - Я хочу развестись с контессой Литиной Валлид, - спокойно сообщил черноволосый мужчина. - На основании того, что она не может родить мне детей. За десять лет нашего брака она ни разу не понесла, а мне нужен наследник.]
    Наверное предыдущий конт Валлид был полным идиотом, и додуматься до такой причины развода не сумел. Также обратите внимание на противостояние майорши Задовой ксену. Госпожа Успенская обоснованием для неприязни Задовой, кроме религиозности святого отца и его дружбы с Литиной, не утруждается. Зачем Задовой при таком шатком положении заводить лишних врагов, да ещё таких могущественных, двух, наиболее после конта облачённых властью в замке, людей? Разве не разумно притвориться и остаться хотя бы нейтральной? Зачем тупой майорше показывать дурь и крутизну будучи на птичьих правах? Потому что за ней автор, и что бы майорша не упорола, госпожа Успенская прикроет? Мне этот роман, вообще, напомнил пропагандистские фильмы о войне с немцами, снятые в СССР в сороковые годы. Фрицы там такие болваны... такими же госпожа Успенская изображает окружение конта: либо бессловесные болваны, либо опереточные злодеи (шпиёны Гадюкины). Поэтому, какую бы чушь Задова не сотворила, все только утираются и молча исполняют. В замке, в деревне, инквизиторы - обоснование - так аффтар велел!
     
     
   СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ: КОНТ - ДЕТИ - РАБЫ. ЛИЦЕМЕРИЕ И СЛЕЗЛИВАЯ СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ
     
     
    Майорша Задова провела в замке уже пару недель, никто её не разоблачил, хоть и вела она себя с исключительной тупостью, но автор не позволила. В замке есть пыточная и тюрьма, и там содержатся узники, но Задова, даже не почесалась узнать: кто и за что там сидит, можно ли этих людей спасти. Её отношение к жене и ксену мы видели, но и кроме этого... она заставила ходить целый день с деревянным кляпом во рту служанку - всё это от исключительной доброты, конечно. Но... по-видимому, госпожа Успенская поняла, что несколько переборщила с брутальностью и беспринципностью майорши и решила слегка приукрасить эту даму сентиментальностью, а именно - любовью к детям. Я ничего в этом плохого не вижу, если бы это было показано с уместной умеренностью, без тошнотворного пафссса и обосновано логически. Бывший конт отличался неприязнью к юной поросли, и вдруг, резкий скачок, и вчера конт ненавидел, избивал, а сегодня пускает радужные пузыри и исходит липкой слюной от умиления. На мой взгляд, это странно и подозрительно. Но резко изменившиеся приоритеты конта ни у кого подозрений не вызывают, как так и надо...(афтар велела)
   В мире, куда попала Задова, существует рабство(думаю во второй-третьей части вылезет красавчег раб-самец, а может и рабынька-милашка, Задова вроде бы далее сменила ориентацию и обрела бисексуальность, я не дошла до тех захватывающих дух мест, но по комментариям в разделе автора... так что Нидейлу в студию! Но это я отвлеклась, вернёмся к детям...), и в замке есть рабы, и среди них дети.
   Сделаю небольшое отступление, отвлекусь на описание места действия. Если бы этот роман позиционировался как очередной кендиленд с конями, лолями и единорогами испражняющимися радугой, я бы и не заикнулась о достоверности. Но ведь этот шедевр претендует на некую психологичную достоверность... иначе зачем нужно было лепить предисловием косноязычное определение практической психологии от брестского педагога Абрамовой?
   Господа, вы наверное представляете себе условия, в которых жили средневековые крестьяне... Ну, возможно видели фильм Германа "Трудно быть богом"? Мне он не понравился, именно из-за чрезмерной реалистичности, но... крестьяне приблизительно так и жили: в домах с земляным полом, с чёрным отоплением, с животными под одной крышей, скученно, голодно, надрываясь на непосильной работе. Болезни: чесотка, лишаи, золотуха, рахит - норма жизни. Грязь, вши, глисты. Одежда - прокопчённая грязная ветошь. Представляете, какими забитыми и страшными были самые уязвимые и бесправные среди них - рабы, особенно дети.
    А как показаны эти несчастные в романе госпожи Успенской? Да это же гордые пионэры-герои на допросе у фашистов, из тех самых пропагандистских фильмов. У них даже вшей нет, вспомнился какой-то исторический роман о викингах...
      Викинг:
      - Мой отец умирает, нужно готовить погребальный костёр.
      Герой:
      - Почему ты так решил, ему легче, может быть он ещё выживет?
      Викинг:
      - Нет, посмотри, от него ушли вши...
    Вши и блохи были нормальным явлением жизни и гораздо позже раннего средневековья... да и как у конта может не быть этой живности, если он спит с собакой - причём, не с вычесанной болонкой - а охотничьим тау, по сути, дворовым псом; пол в замке выстлан соломой, куда конт, да и слуги, справляют нужду - и в таких условиях у него нет вшей? Да вспомните, наконец, от чего вымерло две трети Европы в средние века? Кто был разносчиком чумы? Разве не вши и блохи? А вот в замке конта вшей нет... в том мире они обитают, но именно, в отдельно взятом замке, их нет, и у рабов вшей тоже нет, представляете? Когда мальчишке-рабу, из-за того, что в его шикарных длинных волосах ("промытых шампунем с миндальной отдушкой") нашли вошь, подцепленную им у нечистоплотных купцов, пришлось остричь хаер, вьюнош даже проявляет недовольство, так-то... Интересно, почему госпожа Успенская, так отклонилась от правды жизни? Да всё просто, как бы Задова смогла толкать читателю сентиментальную сопледавильную хрень, если бы ей встретились настоящие: вшивые, вонючие, золотушные, в грязном рубище, забитые и замученные тяжёлой работой - дети-рабы, от страха не смеющие глаз поднять на изверга конта. А так, у автора детки худенькие-бледненькие, но чистенькие и такие умилительные пусечки, да ещё и гордо-страдающие пионэры... ну как их, лапочек, не пожалеть-потискать и не посюсюкать над "аднаногай сабачкай"
   И вот, мадам Задовой, на глаза попадаются эти "безвошные" (можно так выразиться?)бедняжки, их хотят продать другому хозяину.
   И что вы думаете, она тихо подозвала слугу и велела ему запретить продажу детей? Потом выяснила, как им можно помочь, облегчить их существование, и помогла? Щассс! Мадам Задовой стукнула в башку моча сентиментальности, эта сцена с детьми меня просто выморозила... и так себя ведёт тётка, которая строила по ранжиру Рай и Ад.
      [- А я должна их лупить? - растерялась Виктория, не сразу понимая, о чем вообще речь...
      - Обычно вы так и делаете, кир, - усмехнулся Рэй, протягивая плетку с утяжеленным концом. Виктория машинально ее взяла.
      Мать вашу! Да этим можно спину рассечь взрослому человеку, не говоря о худом подростке. Она повернулась к мальчишкам, под её взглядом дети сжались, а у конта душа зашлась в немом крике. Один из них был так похож на её среднего сына в детстве, что горло перехватило. Такие же непослушные вихры на макушке, льняные волосы, конопатый нос. И такой же колючий взгляд голубых глаз из-под белых выгоревших бровей. Даже пальцы на ногах были точно такие же, как у её Саньки. Сама не понимая, что делает, она уронила плетку, упала перед пареньком на колени и прижала его к себе. Ребенок испуганно дернулся, а по щеке конта потекла слеза. Как там ее мальчики?
      - Кир Алан, - взволнованный голос Рэя подействовал словно ведро ледяной воды, вылитой за шиворот. - Вам плохо? Вина!
      Плохо! Как же ей плохо! Это невозможно вытравить из сердца, как невозможно не помнить, не любить. ...Нужно взять себя в руки. Нужно жить здесь и сейчас и спасти хотя бы этих мальчишек от таких, каким был покойный виконт Валлид.
      Конт повернулся к мальчишкам.
      - Как вас звать?
      - Я Ольт, а это Тур, он немой, - ответил один из них.
      Значит, Тур. Вихрастый голубоглазый паренек. Хоть бы не назвать его Санькой. Смотрит внимательно, без страха, но с какой-то обреченной тоской.
      - Он слышит? - поинтересовался конт.
      - Слышит, - буркнул Ольт, глядя в землю. - Он нормальный родился, это хозяин ему язык отрезал.
      - Я? - с ужасом прошептал конт.
      Виктория бы совершенно этому не удивилась, столько сегодня узнала "интересного" о реципиенте, что, попадись он ей в руки, разорвала бы на мелкие клочки.
      - Не, предыдущий, - хмуро сообщил паренек. - Его сюда уже без языка купили.
      Честно говоря, Виктория почувствовала огромное облегчение. Как бы она смогла жить среди этих людей, окажись причастной к этому ужасному поступку, она даже не представляла. Нужно проверить тюрьму, мелькнула в голове мысль. Обязательно. Сегодня же.
      - Хозяин изверг был, - помолчав мгновение, словно собираясь с духом, выпалил Ольт.
      - Ты как разговариваешь? - воин шагнул вперед и влепил мальчишке звонкую затрещину, от которой тот свалился на землю.
      В то же мгновение мужчина отлетел в сторону, буквально снесенный мощным ударом в челюсть. ...Не сметь бить детей! - рявкнул конт воину, на скуле которого наливалось синевой красное пятно. - А ты не дерзи! - повернулся к мальчишке, с восторгом и злорадством смотрящему на стражника. - Иначе будешь вместе с Бертом упираться руками в пол, - угрожающе добавил Алан.
      Виктория знала, что баловать детей нельзя, они сразу чуют слабину и сядут на шею моментально, а этого нам не надо. Но и издеваться над детьми она не позволит.
      - Тур, приведи ко мне Берта. А ты, Ольт, собери всех детей. Да оденьтесь и снимите эти... украшения.
      Детей оказалось немного. Всего восемь человек. Две девочки, остальные мальчишки. Ольт и Тур были старшими. Четырнадцатилетние уже считались взрослыми, и Ольт их не приглашал. Еще двое пареньков погнали лошадей в ночное. Дети выстроились перед сидящим на камне у скалы контом, испуганно поглядывая на воина, стоящего рядом. Одна девочка едва сдерживала рыдания, крепко ухватившись за рубашку Ольта. Тур стоял чуть в сторонке от всех. Честно говоря, Виктория ожидала худшего. Она видела рабов в своей жизни. Приходилось. И очень боялась встретить изможденных, забитых детей с мертвыми глазами. Этих еще можно было спасти.
      - Привет. Я вот тут подумал, что мне нужны будут в будущем образованные слуги. Хочу, чтобы вас учили грамоте.
      Конт замолчал. Дети испуганно переглядывались, лишь Ольт, который, судя по всему, был заводилой, несмело спросил:
      - Это чтобы продать нас дороже?
      - Нет. Это чтобы меня окружали умные люди. Я обещаю, что никого из вас продавать не буду, если и вы мне пообещаете.
      Тут девочка, которая до сих пор едва сдерживала всхлипы, не выдержала и разрыдалась в голос, захлебываясь слезами и воздухом, подвывая и зажимая рот ладошками.
      - Ее мать была духами Вадия одержима. Искореняющие ее забрали, - буркнул Ольт, прижимая девочку к себе. - Сожгли ее. За то, что читать умела, - совсем тихо прошептал он, гладя подругу по голове.
      И что сказать этим детям? Кто вернет маленькой рабыне мать? Кто вернет им веру в людей? Как они могут поверить конту Валлид, олицетворяющему в их глазах все худшее, что есть в людях? Это будет сложнее всего, завоевать доверие этих детей. Взрослые могут приспособиться, схитрить, соврать, притвориться, но дети чисты изначально, они чувствуют фальшь. И если они поверят, их нельзя будет подвести. Дети никогда не простят и не поймут. Конт Валлид протянул руки.
      - Иди ко мне, малышка. Иди, не бойся.
      ...- Не слушай его, - шепнул на ухо девочке конт, - он все перепутал. Я клянусь, - возвысил он голос, - что никто в замке Кровь больше не будет продан, если он сам этого не захочет. Вы принадлежите мне - конту Алану Валлид, а я своих не бросаю. А вы подумайте над моим предложением, завтра мы вновь соберемся, и вы расскажите, что решили.]
   Только не говорите, что я, мерзкая бездушная тварь - не люблю детей. Отнюдь, и поэтому меня тошнит, когда эти мои чувства так топорно пытаются эксплуатировать. Собственно, после прочтения сцен с участием детей, я и решила, что этот опус стоит обозрения.
   Ладно. Вернёмся к роману...
   Достоверность поведения Задовой. Какой резкий вираж: тупой, орущий и сучащий ногами от ярости фельдфебель в юбке - а через миг, сопливая сентиментальная тётка-климактеричка. Писатель( речь даже не идёт о талантливом писателе, а о человеке всего лишь претендующем на звание писатель ) избегает таких резких контрастов и скачков в характере героя, а если допускает, то только в исключительных случаях с какой-либо целью. В данном случае, об исключительности речь не идёт... скорее о небрежности и некомпетентности автора. Подтверждает это само исполнение сюжетной линии... пустые обещания "Вы принадлежите мне - конту Алану Валлид, а я своих не бросаю", "А вы подумайте над моим предложением, завтра мы вновь соберемся, и вы расскажите, что решили" - соберём внеочередное собрание Госдумы и вынесем ваш вопрос на голосование...
      "Это будет сложнее всего, завоевать доверие этих детей. Взрослые могут приспособиться, схитрить, соврать, притвориться, но дети чисты изначально, они чувствуют фальшь. И если они поверят, их нельзя будет подвести. Дети никогда не простят и не поймут. Конт Валлид протянул руки." - давно я не читала такой ПАФОСНОЙ чуши.
      "- Ты как разговариваешь? - воин шагнул вперед и влепил мальчишке звонкую затрещину, от которой тот свалился на землю.
      В то же мгновение мужчина отлетел в сторону, буквально снесенный мощным ударом в челюсть.
      ...- Не сметь бить детей! - рявкнул конт воину, на скуле которого наливалось синевой красное пятно. - А ты не дерзи! - повернулся к мальчишке, с восторгом и злорадством смотрящему на стражника."
   А это, вообще, шЫдевральный образчик дальновидности конта, вы же представляете себе дальнейшее развитие ВЕРОЯТНЫХ событий... ...конт свалил по своим контовским делам, а стражник и беззащитный-бесправный отрок-раб остались наедине... и что "с восторгом и злорадством смотрящим" "гадёнышем" сотворит за своё унижение, здоровый вооружённый мужик?
      "- Иначе будешь вместе с Бертом упираться руками в пол, - угрожающе добавил Алан"
   А это пример казарменного юмора майорши. Выше по тексту, фразу: "упираться руками в пол" слуги приняли за угрозу конта исполнить гомосексуальный половой акт с Бертом. Задовой даже пришлось объяснять, что она не это имела ввиду. Наверное, выслушав разъяснения конта, слуги, первым делом побежали в рабский барак и объяснили детям-рабам: когда их сиятельство употребляет фразочку "будешь вместе с Бертом упираться руками в пол" - оне шутят. Патамучта, даже после странных ощупываний и объятий контом, угроза "упираться" пионЭров ничуть не смутила.
   Да, логика персонажей этого романа, отдельная песня... Посмотрите до чего доверчив местный шериф - начальник стражи замка - штирлиц-дзержинскович - Рэй.
      [ Рэй, услышав шум, повернул голову... ...Странный какой-то Алан. Словно подменили. Как очнулся, ни разу девок не потребовал, в пыточную не спускался, вина хмельного почти не пьет. Грамоту освоил, хотя раньше его было не заставить. И сам сдержанный стал, внимательный. Неужто так на него ответственность повлияла? Раньше ведь кем он был? Вторым после папаши. Как старый конт скажет, так и будет. Вот и бесился, подчиняться-то с детства не любит. А сейчас все принадлежит ему. Он полноправный хозяин Крови, да еще узнал, что может на трон претендовать. Наверное, это изменило парня. Обязательства перед людьми и богами, они заставляют думать.]
   У конта резко меняется характер, не какие-то отдельные черты, это теперь совсем другой человек не знающий реалий этого мира( Задова не считает нужным скрывать свою некомпетентность, каждый раз поясняя промахи надуманной причиной), и Рэй, призванный стоять на страже безопасности замка, вылавливать лазутчиков и врагов, выживающий в жёстких условиях фронтира, битый мужик, объясняет это всё такими смехотворными отмазками? Причём, в том мире существуют некие "анчуты", которые, подселившись в сознание человека, превращают его в одержимого злом.
   Или вот ещё шедевр авторской логики.
   Дальше по сюжету на майоршу совершают покушение, со скалы, ей на голову роняют огромный камень. Я думаю, будь у неё нормальная голова с нормальным мозгом, тут бы повествованию и пришёл конец... но Задова пострадала не так фатально, от удара она потеряла сознание, и пролежала в постели часов шесть-семь. Как вы думаете, если человека стукнули камнем по башке так, что он находился без сознания несколько часов - что с ним случилось? Проломленный череп? Кровоизлияние в мозг? Ну как минимум сотрясение-то он получил? И вот, человек с такими травмами, садится на лошадь и скачет фиг знает куда в деревню... творит там всякие непотребства, опять на лошади возвращается в замок, по пути не чувствуя особых неудобств, а лишь изнывая от похотливых желаний к некоему самцу. Вернувшись в замок, при помощи ножа и верёвки совершает восхождение на ту самую скалу, откуда подлый каменюка свалился на его ударопрочную башку... о сотрясении он даже не вспоминает. Может ничего и не сотрясалось, просто был ушиб костей черепа?
   А если серьёзно - при сотрясении голова не просто болит, она кружится, причём, картинка плывёт перед глазами, и тошнит... даже, когда лежишь в постели. А на лошади вы ездили? Да при этом же конкретно трясёт, сотрясает от копчика до темени. А теперь представьте: человек с сотрясением мозга скачет на лошади рысью... да он же заблюётся, потеряет пространственную ориентацию и свалится под копыта...
   О похотливости майорши.
   Ещё в самом начале я задала себе вопрос, зачем автору понадобилось помещать героиню в мужское тело? И решила: этот ход поможет автору сделать акцент на авантюрные приключения, а отсутствие полноценной любовной линии оправдать особым положением героини. Я ошиблась... всё как раз наоборот. Автору понадобилось поместить героиню в мужское тело, чтобы она могла трахать ВСЕХ, не заморачиваясь на гендер.
   Примеры ищите сами, с меня хватит.
     
   ТЕХНИЧЕСКИЕ ЛЯПЫ.
   Мадам Задова получила тело настоящего конта Алана после того, как его покинула душа предыдущего владельца. По сути, ей достался действующий кусок мяса с костями, совершенно без каких-либо остатков личности конта. Ни о какой сознательной деятельности этого супового набора - тела конта - даже речи не идёт. Почему же госпожа Успенская допускает грубые ошибки в согласовании внутреннего монолога героини с действиями тела конта. Очень раздражают прыжки сознания героини: то она сознаёт себя Викторией, то контом. На общем фоне неглубокого ума и алогичности действий майорши Задовой эти ужимки сознания мужского-женского рода выглядят удручающе. Судите сами.
      [ Виктория Викторовна подумала, что не мешало бы избавиться и от остальных волос на теле... ...Женщина про себя хихикнула...    ...Чистый, выбритый конт задумчиво рассматривал отражение в немного вогнутом зеркале, которое держал перед ним Берт. Смотрел, словно никогда до этого себя не видел. Кривил губы и сжимал кулаки...
      ... В голове у Виктории крутились лишь два слово - маленький юркий и безумно красивый северный зверек и падшая женщина. Пришлось самой. Нож прокалила над свечой, долго приноравливалась, крутясь перед зеркалом и не обращая внимания на бледного слугу. А потом решительно подцепила первый шов. Боль оказалась вполне терпимой. Конт криво усмехнулся. Тому, к кому три раза наведывался в гости аист, гнойная рана может показаться прыщиком...
      ...Конт Валлид осторожно сел, опираясь спиной на большую подушку, прижатую к шершавой стене. Стало жарко, мужчина резким движением откинул меховое одеяло. Лучше бы она этого не делала! Глаза тут же нашли неоспоримое доказательство принадлежности к другому полу! Из горла конта вырвался свистящий звук, похожий на шипение испорченного радио...
      Конт разразился хриплым истерическим хохотом. За дверью что-то грохнуло, кто-то испуганно вскрикнул, и это помогло ей взять себя в руки. Зажав рот ладонью, изредка икая и всхлипывая, он постепенно успокоился. Но все равно прошло не менее четверти часа, пока мужчине с трудом удалось прекратить истерику.]
   Контом, майорша Задова выглядит только в глазах окружающих, и вот когда речь идёт от их лица, тогда и следует писать - конт Алан. Если ведётся рассказ от второго лица(автора) тоже, в зависимости от ситуации, можно гг назвать контом или Викторией. Но когда идёт внутренний монолог героини - только Виктория, или изредка тело конта, (не "Конт криво усмехнулся", а "Лицо конта исказила кривая усмешка") т.е. опосредствованный взгляд Виктории на тело конта.
   О стилизации: очевидно для колорита, госпожа Успенская стилизует речь прислуги под деревенскую, что ж, похвальное начинание, но это не так просто... если кухарка употребляет слова "дитё-дитём, снедать", то слово "очевидно" из её уст, уже - режет ухо. И на мой взгляд, "весчанской" экзотики в романе чересчур...
   У автора бедный словарный запас и плохое чувство слова, грубая речь, иногда вместо русского, "на гора", выдаётся суржик - репортаж из казармы.
   Вот примеры характерных ошибок.
  
      ( Ей хватило одного беглого взгляда, чтобы понять - перед нею стоит либо религиозный фанатик, либо человек, [очень хотящий] (желающий) оным казаться.)
  
      ( Пока Виктория, кривясь от вони и боли, осторожно [промачивала рану смоченной в травяном чае тряпицей,] ... либо: промокала рану влажной тряпицей; либо: обтирала рану смоченной в травяном чае тряпицей)
  
      ( [Дело в том], что конт уже вставал и ходил по комнате, но Викторию [дико] пугала перспектива оказаться в спальне контессы, и она продолжала разыгрывать из себя [жутко] больного.)
  
   Пять толстых кривых [стежка](стежков) соединяли неровные воспаленные края.
   Хорошо, что часть слов звучала схоже с чешскими словами, чем Виктория беззастенчиво и пользовалась, таким образом выясняя у Берта значение того или иного слова.
  
   И это уже вычитанный текст.
  
   Ну что ж, пожалуй, на этом подведу черту.
   Общее резюме по недостаткам текста:
   Сюжет - простенький без затей банальный попаданческий опус. Главная изюминка которого, гендерные проблемы героя, честно говоря, ход не нов и достаточно заштампован. Подать его оригинально автору не удалось, разве что с технической стороны, постоянная путаница у героя и автора с мужским и женским родом.
  
   Герой - весьма неприятный типаж, самоуверенная и хамоватая до предела баба в мужском теле, алогичная и с крайне слабой мотивацией поступков, если бы автор не наигрывала ей на роялях из-под каждого куста, спалилась бы в первый же час попаданчества.
  
   Персонажи второго плана, чрезмерно, до ненатуральности, стилизованы, мотивация их поступков зачастую лишена логики в угоду сюжету, характеры упрощённые.
  
   Композиция, экспозиция, диалоги-монологи, описания места действия, всё исполнено на дилетантском уровне, крайне упрощённо, без каких либо художественных изысков.
  
   Язык - грубый, чрезмерная стилизация, местами переходит в суржик.
  
   В общем, не верь глазам своим если на клетке... то есть, хоть в названии серии и присутствует слово "психология", ни о какой психологии речи не идёт, местами даже простая логика пляшет польку-бабочку. Лучше бы госпоже Успенской назвать серию: "Эротические похождения майорши Задовой в параллельном мире" - простенько и без претензий, зато идеально отражает суть её творения. Я бы, по крайней мере, сразу обошла его стороной, и не обманулась в своих ожиданиях психологической достоверности.
  
   Ох, чувствую, зря я написала такой объёмный текст ... - мы же знаем: Кенни бессмертен.
  
  
     

Задов 5 майорша попала [ интернет]

  майорша попала
  
   Задов 4 в мечтах о смачном самце [ интернет]
  в мечтах о смачном самце
  
   Задов 3 руководит работой замка [ интернет]
  руководит работой в замке
  
  Задов 1 децкий вапрос [ интернет]
  децкий вапрос
  
  Задов 2 овладевает грамотой [ интернет]
  овладевает грамотой

     
     
     
     
     
     
     
     
     


Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"