Баркер, Клайв: другие произведения.

Абарат. Дни магии, ночи войны.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Кэнди Квокенбуш, Кристофера Тлена и остальных персонажей первой книги. Имена, названия и цитаты даны в переводе Л. Бочаровой, за исключением тех, что впервые появляются только во втором томе.


   Моей матери Джоан
  
   Я видел сон, где говорил на языке другого.
   Я видел сон, где в теле жил чужом.
   Я видел сон, где был в себя влюбленным,
   Я видел сон, где с тигром был знаком.
  
   Я видел сон о Рае, что внутри был,
   И каждый вдох рождал прекрасный сад.
   Во сне я знал все имена Творений,
   И имя их Творца мне снилось в звездопад.
  
   Я видел сон, и этот сон чудесный
   Мне говорил, что все это - не сон.
   И мы с тобой прожить тут можем вечность:
   Ты - в моем сердце, ну а я - в твоем.
  
   К. Б.

Пролог

Г о л о д

  

Вот краткий список страшных вещей:

Зубы акулы, скопище вшей,

Жадный укус бешеных псов,

Голос того, кто давно уже мертв,

Но страшнее их всех - зеркала взгляд,

И дни, что уже не вернутся назад.

   Кривоногий Праведник,
   странствующий поэт Абарата
  
   Отто Живорез сидел в темной комнате и слушал разговор двух созданий, которые его сюда привели: трехглазого существа по имени Лазару и его приятеля Малыша Розовый Глаз, игравших в углу в "побей дьявола". После двадцати двух игр нервозность и раздражение Живореза значительно выросли.
   - Сколько мне еще здесь ждать? - спросил он.
   Малыш Розовый Глаз, у которого были большие когти рептилии, а лицо как у безумного младенца, закурил синюю сигару и выдохнул в сторону Живореза облако ядовитого дыма.
   - Тебя прозвали Крест-Накрест, да? - спросил он.
   Живорез кивнул, смерив Розовый Глаз холодным взглядом, каковой обычно заставлял людей слабеть от страха. Однако это создание он не впечатлил.
   - Думаешь, ты страшный? - спросил Малыш. - Ха! Это Горгоссиум, Крест-Накрест. Остров Полуночи. Здесь происходила любая темная, немыслимая вещь, что когда-либо бывала в ночной мгле. Так что не пытайся меня напугать. Только время потеряешь.
   - Я просто спросил...
   - Да, да, мы слышали, - сказал Лазару, чей глаз в центре лба беспокойно вращался. - Наберись терпения. Повелитель Полуночи встретится с тобой, когда будет готов.
   - У тебя для него какие-то срочные новости? - спросил Малыш Розовый Глаз.
   - Это конфиденциально.
   - Предупреждаю, он не любит плохих новостей, - произнес Лазару. - Начинает впадать в ярость. Верно, Розовый Глаз?
   - С ума сходит! Рвет людей голыми руками.
   Они заговорщически посмотрели друг на друга. Живорез ничего не сказал. Они просто пытались его напугать, но это не сработает. Он встал и подошел к узкому окну, откуда открывался нездоровый вид на Остров Полуночи, светящийся от гниения. В этом смысле слова Малыша были правдой. Горгоссиум действительно являлся местом ужасов. Он видел множество блестящих чудовищ, ползавших по замусоренному пейзажу; чуял остро-сладкий дым благовоний, поднимавшийся из мавзолеев на укутанном туманами кладбище; слышал резкий шум дрелей в копях, где добывали грязь для армии заплаточников Острова. Хотя Живорез не собирался демонстрировать Лазару и Розовому Глазу свое беспокойство, он будет только рад, когда доложит о своем деле и покинет это пугающее место.
   Позади него раздалось перешептывание, и через секунду Лазару сообщил:
   - Принц Полуночи готов с тобой встретиться.
   Живорез отвернулся от окна и увидел, что дверь в дальнем углу комнаты открыта, а Малыш Розовый Глаз жестами просит его войти внутрь.
   - Быстрей, быстрей, - торопил младенец.
   Живорез подошел к двери и остановился на пороге. Из темноты комнаты донесся голос Кристофера Тлена, низкий и безрадостный.
   - Входи, входи. Ты как раз вовремя, чтобы посмотреть кормление.
   Живорез последовал на голос Тлена. В темноте возникло мерцание, которое постепенно усиливалось, и по мере роста яркости он увидел Повелителя Полуночи, стоящего метрах в десяти от него. Он был одет в серую мантию и кольчужные перчатки, сделанные из тонких мелких металлических колец.
   - Немногие это видели, Крест-Накрест. Мои кошмары проголодались, и я собираюсь их покормить. - Живорез вздрогнул. - Смотри сюда! Не в пол!
   Крест-Накрест неохотно поднял глаза. Кошмары, о которых говорил Тлен, плавали в голубой жидкости, заполнявшей высокий прозрачный воротник вокруг его головы. Из основания черепа выходили две трубки, через которые появлялись кошмары, выплывая прямо из его глубин. Они были похожи на длинные нити света, но в их неустанном движении, в том, как они сновали туда-сюда в воротнике, иногда касаясь лица Тлена, а чаще прижимаясь к стеклу, чувствовалось нечто, говорившее об их голоде.
   Тлен сунул руку в воротник. Один из кошмаров быстро скользнул, словно кусающая змея, и оказался в руке своего создателя. Тлен вытащил его из жидкости и оглядел со странной нежностью.
   - Выглядит не слишком впечатляюще, правда? - сказал он. Живорез не ответил. Ему хотелось, чтобы Тлен убрал эту тварь подальше. - Но когда они свернутся в моем мозгу, то показывают такие изысканные кошмары... - Кошмар извивался в руке, испуская тихий, высокий писк. - Поэтому время от времени я награждаю их большим куском страха. Они любят страх. А мне сейчас довольно трудно его почувствовать. Я видел слишком много ужасного, а потому дарю им того, кто еще способен бояться.
   С этими словами он отпустил кошмара. Тот выскользнул из руки и упал на каменный пол. Кошмар точно знал, куда направляться. Он извивался на полу, попискивая от восторга, и свет, распространявшийся от его тонкого тела, освещал жертву - большого бородатого мужчину, сидевшего на корточках у стены.
   - Пощади, мой Повелитель, - всхлипнул он. - Я всего лишь шахтер.
   - О, замолчи, - ответил Тлен таким тоном, словно говорил с надоедливым ребенком. - Смотри, у тебя гость.
   Он повернулся и указал на пол, туда, где вертелся кошмар. Потом, не дожидаясь продолжения, отвернулся и подошел к Живорезу.
   - Итак, - произнес он. - Расскажи мне о девочке.
   Чрезвычайно взволнованный тем, что кошмар на свободе и в любую минуту может направиться к нему, Живорез пробормотал:
   - Да, да, девочка... Она сбежала от меня на острове Простофиль. Вместе с тылкрысом по имени Шалопуто. Теперь они путешествуют вместе. Я подобрался к ним на Утехе Плоти, но она ускользнула с какими-то монахами-пилигримами.
   - Значит, она ушла от тебя дважды? Я ожидал лучшей работы.
   - В ней сила, - сказал Живорез, желая оправдаться.
   - Правда? - спросил Тлен. Он осторожно вытащил из воротника второй кошмар. Тот плевался и шипел. Направив его на человека в углу, Тлен выпустил создание из рук, и оно, извиваясь, поползло к своему товарищу.
   - Ее следует непременно изловить, Отто, - продолжал Тлен. - Ты меня понимаешь? Любой ценой. Я хочу с ней встретиться. Более того: я хочу ее понять.
   - Как вы собираетесь это сделать, Повелитель?
   - Взглянув на то, что скрывается в ее голове. Для начала, узнав ее сны. Что возвращает меня... Лазару!
   В ожидании слуги Тлен вытащил из воротника и выпустил еще один кошмар. Живорез наблюдал, как тот присоединяется к остальным. Они приблизились к человеку, но пока не бросались. Казалось, они ждут команды хозяина.
   Шахтер продолжал умолять о пощаде. На самом деле он не переставал молить о ней во время всего разговора Тлена и Живореза.
   - Пожалуйста, Повелитель, - просил он. - Что я сделал, чтобы такое заслужить?
   Наконец, Тлен ответил.
   - Ты ничего не сделал. Я выбрал тебя из толпы, потому что ты оскорбил одного из своих собратьев-шахтеров. - Он взглянул на свою жертву. - В тех, кто жесток к другим, всегда живет страх. - Тлен отвернулся. Его кошмары ждали, хвосты хлестали из стороны в сторону в предвкушении пира. - Где Лазару? - спросил он.
   - Здесь.
   - Найди мне машину сновидений. Ты знаешь, о чем я.
   - Разумеется.
   - Вычисти ее. Она мне понадобится, когда Крест-Накрест сделает свою работу. - Его взгляд переместился на Живореза. - Что до тебя, - произнес он, - заканчивай погоню.
   - Да, Повелитель.
   - Поймай Кэнди Квокенбуш и приведи ее ко мне. Живой.
   - Я вас не подведу.
   - И это правильно. Потому что если ты подведешь меня, Живорез, то сядешь в этот угол следующим.
   Он прошептал на старом абаратском:
   - Такрам нуза ра. Хаас!
   Это оказалось командой. Кошмары стремительно атаковали. Шахтер пытался сбросить их, пока они ползли по нему, но тщетно. Достигнув шеи, их сверкающие тела начали оборачиваться вокруг его головы, словно бинты вокруг мумии. Крики стали тише, но их все равно можно было различить; мольбы о пощаде превратились в один сплошной визг. По мере роста ужаса кошмары становились толще, насыщаясь и горя все более ярким, нездоровым светом. Какое-то время человек продолжал бороться, но скоро его визг превратился во всхлипы. А потом угасли и они, как и его борьба.
   - Ну вот, какая жалость, - сказал Тлен, стукнув шахтера по ноге, чтобы удостовериться, что страх действительно убил его. - Мне казалось, он продержится дольше.
   Он снова что-то произнес на древнем языке, и кошмары, теперь сытые и ленивые, отвалились от жертвы и поползли обратно к Тлену. Живорез ничего не мог с собой поделать - он отошел на пару шагов, чтобы кошмары не приняли его за очередной источник пищи.
   - Иди же, - сказал ему Тлен. - Тебе есть чем заняться. Найди мне Кэнди Квокенбуш.
   - Будет сделано, - ответил Живорез, и ни на секунду не оборачиваясь, поспешил прочь из этой комнаты ужасов, вниз по ступеням Двенадцатой Башни.

Часть первая

Уроды, глупцы и беглецы

  

Ничто

После битвы, длившейся много веков,

Дьявол победил

И сказал Богу

(своему Создателю):

- Господь,

Мы станем свидетелями исчезновения Творения

От моей руки.

Я бы не хотел, чтобы ты

Счел меня жестоким,

Поэтому возьми три вещи

Из этого мира, прежде чем я его уничтожу.

Только три вещи, а все остальное

Исчезнет.

Бог недолго думал,

А потом ответил:

- Нет, я ничего не возьму.

Дьявол удивился.

- Даже себя, Господь? - спросил он.

И Бог произнес:

- Даже себя.

  
   Из Воспоминаний о Конце Света
   Автор неизвестен
   (любимое стихотворение Кристофера Тлена)

1. Портрет девочки и тылкрыса

  
   - Давай сфотографируемся, - сказала Кэнди Шалопуто. Они шли по улице Тацмагора на острове Смех-До-Упаду, где было Девять Утра. Рынок Тацмагора уже вовсю работал, и среди этой торговой суеты фотограф по имени Гуумат разбил свою импровизированную студию. На паре шестов он повесил грубо размалеванный экран и установил перед ним камеру, массивный прибор на блестящей деревянной треноге. Его помощник, мальчик с такими же, как у отца, пижонскими волосами и полосатой сине-черной кожей держал доску, к которой крепились примеры фотографий Гуумата Старшего.
   - Хочешь, чтобы тебя сфотографировал великий Гуумат? - спросил юноша у Шалопуто. - Он сделает так, что ты будешь отлично выглядеть.
   Шалопуто ухмыльнулся:
   - И сколько?
   - Два патерзема, - сказал отец, мягко отстраняя своего отпрыска, чтобы поговорить с клиентами.
   - С нас обоих? - спросила Кэнди.
   - Одна фотография, одна цена. Два патерзема.
   - Нам это по карману, - сказала Кэнди Шалопуто.
   - Может, вы желаете костюмы? Шляпы? - спросил Гуумат, оглядывая их с ног до головы. - Бесплатно.
   - Это вежливый намек на то, что мы выглядим, как бродяги, - произнес Шалопуто.
   - Мы и есть бродяги, - ответила Кэнди.
   Услышав это, Гуумат взглянул на них с подозрением.
   - Вы можете заплатить? - спросил он.
   - Да, разумеется. - Сунув руку в карман ярких пятнистых брюк, прихваченных плетеным пояском из тростинок биффеля, Кэнди вытащила несколько монет. Покопавшись, она протянула Гуумату два патерзема.
   - Отлично! Отлично! - воскликнул он. - Джамджам! Дай юной леди зеркало. Сколько тебе лет?
   - Почти шестнадцать, а что?
   - Тебе надо носить что-нибудь более женственное. У нас есть очень милые вещицы. Как я уже говорил, бесплатно.
   - Нет, спасибо, мне и так хорошо. Я хочу запомнить этот день таким, каким он был на самом деле, - она улыбнулась Шалопуто. - Два путешественника в Тацмагоре, уставшие, но счастливые.
   - Получите, что хотите, - ответил Гуумат.
   Джамджам протянул ей маленькое зеркало, и Кэнди изучила свое отражение. Конечно, выглядела она не слишком. Пару недель назад ей пришлось очень коротко подстричься, чтобы спрятаться от Живореза среди монахов на Утехе Плоти, но стрижку делали впопыхах, и сейчас ее волосы торчали под самыми разными углами.
   - Выглядишь отлично, - сказал Шалопуто.
   - Ты тоже. На, посмотрись.
   Она дала ему зеркало. Если бы лицо Шалопуто с его темно-оранжевой кожей и веерообразными выростами по бокам увидели друзья Кэнди в Цыптауне, они бы сказали, что оно годится только для Хеллоуина. Но во время путешествия по островам Кэнди полюбила душу, скрывающуюся в этом теле, чувствительную и отважную.
   Гуумат поставил их перед камерой.
   - Вы должны стоять очень спокойно, - сказал он им. - Если шевельнетесь, снимок будет смазан. Пойду готовить камеру. Через пару минут начнем.
   - Почему тебе вдруг захотелось сфотографироваться? - спросил Шалопуто краем рта.
   - Просто захотелось. Так я ничего не забуду.
   - А то ты собираешься забыть! - сказал Шалопуто.
   - Пожалуйста, стойте спокойно, - проговорил Гуумат. - Мне надо навести на резкость.
   Кэнди и Шалопуто несколько секунд молчали.
   - О чем ты думаешь? - спросил он.
   - Об Изиле.
   - Да. Это уж мы точно не забудем.
   - Особенно ее...
   - Принцессу Вздох.
   Они замолчали без указок Гуумата, вспомнив свою краткую встречу с богиней Полуденного острова Изиль. Кэнди увидела ее первой: бледная, красивая женщина в красном и оранжевом стояла, озаренная теплым светом, и выдыхала живое создание, пурпурного кальмара. Считалось, что именно так возникла большая часть видов Абарата. Их выдохнула Животворительница, которая затем позволила мягкому ветру, веявшему среди деревьев и лоз Изиля, завладеть новорожденным и унести его к морю.
   - Это самое удивительное...
   - Я готов! - объявил Гуумат, нырнув под черную ткань. - На счет три снимаем. Раз! Два! Три! Стоять! Не двигаться! Не двигаться! Еще семь секунд! - Он поднял голову над тканью и взглянул на секундомер. - Шесть. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Все! - Гуумат защелкнул пластину, прервав экспозицию. - Снимок готов! Теперь нам надо подождать несколько минут, пока я его приготовлю.
   - Нет проблем, - сказала Кэнди.
   - Ты идешь к парому? - спросил Джамджам у Кэнди.
   - Да, - ответила она.
   - Такое впечатление, что ты все время в пути.
   - Так оно и есть, - ответил Шалопуто. - Мы за последние недели много чего повидали.
   - Везет. Я никогда не покидал Смех-До-Упаду. Мне бы хотелось попутешествовать.
   Спустя минуту появился отец Джамджама, держа в руке все еще влажную фотографию.
   - Хотите симпатичную рамку, недорого?
   - Нет, спасибо, - ответила Кэнди. - Нам и так нравится.
   Они с Шалопуто взглянули на снимок. Цвета не слишком соответствовали реальности, но Гуумат сфотографировал их в тот момент, когда они казались парой счастливых туристов в ярко расцвеченных мятых одеждах, поэтому оба были вполне довольны.
   С фотографией в руках они направились вниз по крутому склону, к парому и гавани.
   - Знаешь, о чем я думаю? - сказала Кэнди, когда они пробирались сквозь толпу.
   - Не-а
   - После встречи с Принцессой Вздох мне захотелось больше узнать. Научиться магии.
   - Нет, Кэнди.
   - Да ладно, Шалопуто! Научи меня. Ты ведь все знаешь о колдовстве!
   - Я знаю очень, очень мало.
   - Гораздо больше, чем мало. Однажды ты сказал, что пока Захолуст спал, ты постоянно изучал его гримуары и трактаты.
   Тема волшебника Захолуста нечасто возникала в их разговорах: для Шалопуто воспоминания о нем были слишком болезненны. Ребенком его продал в рабство собственный отец, и жизнь с Захолустом являлась бесконечной чередой избиений и унижений. Лишь появление Кэнди дало ему возможность, наконец, сбежать.
   - Магия может быть опасна, - сказал Шалопуто. - В ней есть свои законы и правила. Предположим, я научу тебя чему-нибудь плохому, и мы начнем распутывать ткань времени и пространства. Не смейся! Это возможно! В одной из книг Захолуста я читал, что магия была началом мира. И она вполне может стать его концом.
   Кэнди выглядела недовольной.
   - Не обижайся, - проговорил Шалопуто. - У меня просто нет права учить тебя тому, чего я сам не понимаю.
   Кэнди некоторое время шла молча.
   - Ладно, - сказала она, наконец.
   Шалопуто покосился на Кэнди.
   - Мы все еще друзья? - спросил он. Она посмотрела на него и улыбнулась.
   - Разумеется, - ответила она. - И всегда ими будем.
  

2. На что можно посмотреть

   После этого разговора они больше не касались темы магии. Они отправились по островам, используя в качестве основного источника информации хорошо зарекомендовавший себя путеводитель, Альменак Клеппа. Периодически они чувствовали присутствие Крест-Накреста; тогда они прекращали свои исследования и двигались дальше. Через десять дней после того, как они покинули Тацмагор, странствия привели их на Шлем Орландо. Фактически это была голая скала с построенным на вершине сумасшедшим домом. Дом покинули много лет назад, но его внутреннее убранство несло на себе безошибочные признаки безумия бывших обитателей. Белые стены покрывали странные каракули, то и дело превращаясь в узнаваемые образы - ящерицы, птицы, - а потом снова рассыпаясь простыми линиями.
   - Что случилось с теми, кто тут жил? - спросила Кэнди.
   Шалопуто не знал. Но они быстро решили, что здесь им задерживаться не стоит. Сумасшедший дом обладал странными, печальными отзвуками прошлого. Они вернулись в маленькую гавань ожидать следующую лодку. В доке сидел старик, сворачивая старый канат. На его лице было странное выражение, глаза закатились вверх, словно у слепца. Однако слепым он не был. Когда Шалопуто и Кэнди приблизились, он уставился прямо на них.
   - Не надо было тебе сюда возвращаться, - проворчал он.
   - Мне? - спросил Шалопуто.
   - Нет, не тебе. Ей. Ей! - Он указал на Кэнди. - Они тебя запрут.
   - Кто?
   - Они - как только узнают, что ты здесь, - сказал человек, поднимаясь.
   - Эй, держись подальше, - предупредил Шалопуто.
   - Я не собираюсь ее трогать, - ответил старик. - Я не такой смельчак. Но я вижу, да, вижу. Вижу, кто ты, девочка, и знаю, что ты сделаешь. - Он покачал головой. - Не беспокойся, я тебя не трону. Нет-нет. Я такую глупость не сделаю.
   Сказав это, он обошел их, держась на приличном расстоянии, и спустившись со скрипучей деревянной пристани, исчез среди скал.
   - Вот что случается, когда психов выпускают, - сказал Шалопуто с наигранным весельем.
   - Что он видел?
   - Он сумасшедший.
   - Нет, по-моему, он действительно что-то видел. Он так на меня смотрел...
   Шалопуто пожал плечами.
   - Не знаю, - сказал он. Открыв Альменак, он использовал его, чтобы сменить тему. - Знаешь, я всегда хотел побывать в Закромах Гапа.
   - Правда? - спросила Кэнди, все еще глядя на скалы, за которыми скрылся старик. - А разве это не просто пещера?
   - Вот что говорит Клепп, - Шалопуто прочел вслух из Альменака: Хафук, - Закрома Гапа на Девятичасовом острове, - так вот, Хафук - весьма впечатляющий остров с точки зрения топографии. Его скалы и утесы, особенно те, что ниже уровня моря, массивны и невероятно красивы, напоминая природные соборы и храмы. Интересно, да?
   Кэнди все еще отвлекалась. Ее "да" было едва слышно.
   - Слушай дальше, - продолжил Шалопуто, стараясь всеми силами оторвать ее от размышлений о словах старика. - Самая большая из них - Закрома Гапа... так... открытая Лидией Гап... и дальше - именно мисс Гап была первой, кто выдвинула гипотезу о существовании Зала Большой Катушки.
   - Что такое Катушка? - спросил Кэнди, слегка заинтересовавшись.
   - Цитирую: Это нить, которая соединяет между собой все вещи, живые и мертвые, разумные и неразумные - со всеми остальными вещами...
   Теперь Кэнди действительно было интересно. Она подошла к Шалопуто, заглянув через его плечо в Альменак. Он продолжал читать:
   - Согласно убедительной мисс Гап, нить берет начало в пещере на Хафуке, возникая как мерцающий свет, прежде чем станет невидимой и не понесется через Абарат... соединяя нас друг с другом. - Он закрыл Альменак. - Может, стоит на это взглянуть?
   - А почему бы нет?
  
   Хафук отстоял всего на Час от Веббы Гаснущий День, первого острова, который посетила Кэнди, оказавшись в Абарате. Но огромная высеченная голова Веббы частично освещалась закатным светом, а вот Хафук был погружен во тьму, и плотные облака скрывали за собой звезды. Кэнди и Шалопуто остановились в плохонькой гостинице недалеко от гавани, где они поели, спланировали дальнейшее путешествие, выспались и через несколько часов отправились к пещере по темной, но уставленной многочисленными указателями дороге. К счастью, они заранее запаслись едой и водой. Путешествие оказалось значительно длиннее, чем они ожидали, поверив словам хозяина гостиницы, который дал им некоторые ориентиры. Время от времени они слышали звуки животных, преследующих добычу и охотящихся в темноте, но их поход обошелся без приключений.
   Когда, наконец, они достигли пещер, то увидели перед собой несколько крутых входов, освещенных факелами в держателях, прикрепленных вдоль холодных стен. Как ни странно, несмотря на невероятное описанное в книге явление, других посетителей здесь не было. В одиночестве они поднялись по крутому проходу, ведущему в пещеру, однако им не понадобился проводник, чтобы понять, что они дошли до конца маршрута.
   - Ничего себе, - произнес Шалопуто. - Ты только посмотри.
   Звук его голоса разнесся по огромному пространству пещеры, в которой они оказались. С потолка, находившегося за пределами досягаемости света факелов и скрывавшегося во тьме, свисали десятки сталактитов. Они были гигантскими, каждый не меньше перевернутого церковного шпиля. Сталактиты служили местом отдыха абаратских летучих мышей, но эту деталь Клепп в своем Альменаке отчего-то не упомянул. Создания оказались значительно больше любых летучих мышей, виденных Кэнди в Абарате, и обладали семью блестящими глазами.
   Глубины пещеры были так же черны, как и ее потолок.
   - Она гораздо больше, чем я думала, - сказала Кэнди.
   - А где Катушка?
   - Не знаю. Может, мы ее увидим, если встанем на мосту?
   Шалопуто тревожно взглянул на нее. Мост, висевший над неизмеримой тьмой пещеры, казался не слишком прочным. Планки были растрескавшимися и дряхлыми, веревки - тонкими и потрепанными.
   - Мы уже так далеко зашли, - сказала Кэнди, - и если тут есть на что посмотреть, надо этим воспользоваться.
   Она осторожно ступила на мост. Он не погнулся, и она направилась дальше. Шалопуто последовал за ней. Мост скрипел и раскачивался, его доски (отстоявшие друг от друга на несколько дюймов) трещали при каждом их шаге.
   - Слушай... - прошептала Кэнди, когда они добрались до середины.
   Сверху до них доносилась болтовня летучих мышей. Вдалеке, внизу, слышался шум бегущей воды.
   - Там внизу река, - сказала Кэнди.
   - Альменак ничего...
   Но прежде, чем Шалопуто успел закончить фразу, из темноты раздался третий голос, пронесясь эхом по всей пещере.
   - Честное слово, вы только на это гляньте! Кэнди Квокенбуш!
   Крик поднял в воздух нескольких летучих мышей. Они слетели со своих насиженных мест в темноту, потревожив остальных собратьев, так что через несколько секунд вокруг было полно летучих мышей, которые образовали вращающееся облако, пронизанное отсветами факелов.
   - Это не...
   - Живорез? - сказала Кэнди. - Боюсь, что да.
   Она глянула на другой конец моста. Из тени появился один из заплаточников, спутников Живореза, и устремился прямо к ним. Это было большое, кривое создание с оскаленными, словно у черепа, зубами. Как только оно поставило ногу на мост, хрупкая конструкция начала раскачиваться из стороны в сторону. Заплаточнику понравилось ощущение, и он продолжил переносить свой вес туда-сюда, рождая все более мощные колебания. Кэнди ухватилась за поручни, то же сделал и Шалопуто, но веревки не слишком помогли. Они попали в ловушку. Живорез приближался с другого конца моста. Он снял со стены факел, держа его перед собой. Лицо с татуировками блестело от пота и светилось триумфом.
   Над головой продолжали кружиться мыши: события на мосту тревожили их все сильнее. Несколько самых крупных, намереваясь, вероятно, прогнать нарушителей покоя, спикировали на Кэнди и Шалопуто, издавая резкие крики. Кэнди всеми силами старалась не обращать на мышей внимания - гораздо больше ее беспокоил Крест-Накрест, который теперь находился всего в двух с половиной метрах от них.
   - Ты пойдешь со мной, девочка, - сказал он. - Тлен хочет видеть тебя на Горгоссиуме.
   Он внезапно швырнул факел вниз и, освободив руки, устремился к Кэнди. Бежать было некуда.
   - Ну, что теперь? - спросил он.
   Она пожала плечами и в отчаянии поглядела на Шалопуто.
   - Мы можем посмотреть...
   - На все, что тут есть? - ответил он.
   Она едва заметно улыбнулась, и они оба, даже не взглянув на своего преследователя, бросились с моста вниз головой.
   Нырнув во тьму, Шалопуто издал дикий вопль восторга - или страха - или того и другого одновременно. Шли секунды, а они все падали и падали. Теперь вокруг было темно; крики летучих мышей утихли, сменившись шумом реки внизу.
   Только Кэнди подумала: Если мы ударимся о воду на такой скорости, то сломаем шею, как Шалопуто схватил ее за руку и, сделав невероятный кувырок, которому научился, вися на потолке в доме Захолуста, перевернул их обоих так, что теперь они падали ногами вниз.
   Две, три, четыре секунды - и они врезались в воду. Она не была холодной. По крайней мере, не ледяной. Их потащило вниз, а удар отделил друг от друга. Для Кэнди это были секунды паники; казалось, ей не хватит дыхания. А потом Шалопуто, благослови его Бог, снова ухватил ее за руку, и они вынырнули на поверхность.
   - Кости целы? - выдохнула Кэнди.
   - Я в порядке, а ты?
   - Тоже, - сказала она, едва в это веря. - Я думала, он нас схватил.
   - И я. И он.
   Кэнди засмеялась.
   Они посмотрели вверх, и на секунду ей показалось, что высоко над ними пролегает темная, неровная линия моста. Затем течение понесло их прочь, и что бы она ни увидела, скрылось за сводом пещеры, в которой текла вода. Выбора не было, кроме как следовать течению. Стояла темнота, и единственным указателем на размеры пещеры, через которую река несла их, было то, что вода впадала в неистовство, когда русло сужалось, и становилась более тихой, когда путь вновь оказывался широким.
   Раз, всего на несколько манящих секунд, они поймали отблеск того, что выглядело как яркая нить - как Большая Катушка Лидии Гап, - проходящая по воздуху или по камню над ними.
   - Ты это видела? - спросил Шалопуто.
   - Да, - сказала Кэнди, улыбаясь в темноте. - Видела.
   - Что ж, по крайней мере, мы посмотрели на то, за чем пришли.
   Невозможно было понять, сколько времени миновало в этом неопределенном месте, но вскоре после того, как они заметили нить Большой Катушки, до них долетел другой свет: далекое сверкание, становившееся все ярче по мере того, как река несла их вперед.
   - Это звезды, - проговорила Кэнди.
   - Думаешь?
   Она оказалась права. Через несколько минут река, наконец, вынесла их из пещер Хафука в тихое вечернее море. Тонкая паутина облаков закрывала небеса, и пойманные в нее звезды окрашивали Изабеллу серебром.
   Однако их водное путешествие не закончилось. Река быстро унесла их далеко от темных утесов Хафука, так что им было не доплыть обратно, и оставила в проливе между островами Девятого и Десятого Часа. Теперь за них взялась Изабелла; подхваченные ее течениями, они не прилагали усилий, чтобы двигаться. Они проплыли мимо острова Простофиль (где в разрушенном куполе дома Каспара Захолуста горели яркие огни) на юг, к свету, к ярким тропическим водам, окружавшим остров Частного Случая. Порывы ветра донесли до них сонный аромат бесконечного дня на острове, что соответствовал Трем Часам, и танцующие семена с его пышных склонов. Но их целью был не Частный Случай. Течение Изабеллы влекло их мимо Трех Часов к острову Гномон.
   Однако прежде, чем они прибыли на его берег, Шалопуто заметил возможность для спасения.
   - Я вижу парус! - сказал он и начал кричать тем, кто мог оказаться на палубе. - Эй! Эй! Сюда!
   - Они нас видят! - воскликнула Кэнди. - Видят!
  

3. На Паррото Паррото

  
   Маленькое судно, которое заметил острый глаз Шалопуто, не двигалось, поэтому они позволили плавному течению самому отнести их туда. Это оказалась скромная рыбацкая лодка длиной не более пяти метров, в очень ветхом состоянии. Ее команда трудилась на палубе, вытягивая сеть, полную десятков тысяч маленьких пятнистых бирюзово-оранжевых рыб - верхоплавок. Голодные морские птицы, агрессивные и крикливые, кружили над лодкой или ныряли в воду, пытаясь ухватить верхоплавок, которых рыбаки не смогли достаточно быстро вытащить из сети на палубу и в трюм корабля.
   Когда Кэнди и Шалопуто приблизились к маленькому судну на расстояние слышимости, большая часть тяжелой работы уже завершилась, и счастливые члены команды (которых было четверо) пели морскую песню и складывали сети.
   Рыбки, вы - наша еда!
   Скажем рыбкам хором - да!
   Заплывайте в наши сети
   На закате и рассвете,
   Нужен нам большой улов,
   Чтобы каждый был здоров.
   Любят взрослые и дети
   Рыбу, что плывет к нам в сети.
   Когда они закончили петь, Шалопуто вновь позвал их из воды.
   - Простите! - крикнул он. - Здесь внизу еще две рыбы!
   - Вижу! - сказал молодой человек.
   - Брось им канат, - сказал жилистый бородатый мужчина в рулевой рубке, очевидно, их капитан.
   Скоро Кэнди и Шалопуто поднялись на борт корабля и оказались на вонючей палубе.
   - Добро пожаловать на борт Паррото Паррото, - произнес капитан. - Дайте им кто-нибудь одеяло.
   Хотя солнце между Четвертым и Пятым Часом грело хорошо, за время, проведенное в воде, продрогла и Кэнди, и Шалопуто, так что они очень обрадовались одеялам и большим мискам острого рыбного супа, которые принесли им несколько минут спустя.
   - Я Пербо Скеббль, - представился капитан. - Старика зовут Мицель, юнгу - Галатея, а этот парень - мой сын Чарри. Мы с Ифрита и возвращаемся туда с полными трюмами рыбы.
   - Добрый улов, - сказал Чарри. У него было широкое, счастливое лицо, на котором читалось удовольствие.
   - Будут последствия, - предупредил Мицель, чье выражение оказалось естественно безрадостным, как естественно счастливым было выражение Чарри.
   - Почему ты всегда такой мрачный? - спросила Галатея. Ее волосы были острижены так коротко, что казались тенью, а мускулистые руки украшены сложными татуировками. - Разве мы не спасли сейчас от гибели двух людей? На этом корабле все на стороне Животворительницы. С нами не случится ничего плохого.
   Мицель только хмыкнул, грубо выхватив пустые миски из рук Кэнди и Шалопуто.
   - Все равно нам плыть мимо Горгоссиума, - сказал он, направляясь с мисками в трюм. Уходя, он бросил на Кэнди хитрый, слегка угрожающий взгляд, будто желая убедиться, что посеял в ней семена страха.
   - Что он имел в виду? - спросил Шалопуто.
   - Ничего, - ответил Скеббль.
   - Да ладно, скажем им правду, - проговорила Галатея. - Не нужно врать этим людям. Это стыдно.
   - Вот и скажи, - бросил Скеббль. - Чарри, пошли. Хочу убедиться, что в трюмах все в порядке.
   - В чем же дело? - спросила Кэнди Галатею, когда отец и сын отправились по своим делам.
   - А дело в том, что на этом корабле нет льда, поэтому нам надо вернуться на Ифрит прежде, чем рыба протухнет. Это значит... я тебе покажу.
   Она привела их в рубку, где к стене крепилась старая истрепанная карта. Обкусанным ногтем она указала на место между островами Гномон и Утеха Плоти.
   - Мы здесь, - произнесла она. - И должны прибыть... сюда. - Их путь лежал мимо Двадцать Пятого Часа на север архипелага. - Если бы у нас было больше времени, мы бы обогнули берег Гномона, прошли остров Частного Случая, взяли курс между островом Простофиль и Вздором, потом мимо Двадцать Пятого Часа - и вернулись бы в нашу деревню.
   Двадцать Пятый Час, подумала Кэнди. Она пробыла там совсем недолго вместе с женщинами Фантомайя. Перед ней представали самые разные видения, включая и то, что она с тех пор видела много раз: женщина, ступающая по небу, полному птиц, а вокруг ее головы в водянистых небесах плавают рыбы.
   - А вы не можете высадить нас на Двадцать Пятом Часе? - спросила Кэнди.
   Но прежде, чем она успела договорить, ей вспомнилась темная сторона этого острова. На нем ее преследовали два чудовища, братья Тик-Так, черты лиц которых двигались, словно стрелки.
   - Знаете что, - сказала она. - Может, это не слишком хорошая идея.
   - Мы бы все равно не смогли, - ответила Галатея. - Слишком долго. Рыба протухнет.
   - Тогда каким путем мы пойдем? - спросил Шалопуто.
   Кэнди, глядевшая на карту, уже догадалась.
   - Мы пройдем между пирамидами Ксуксукса и Горгоссиумом.
   Галатея ухмыльнулась. В ее рту отсутствовал каждый второй зуб.
   - Тебе бы рыбачкой быть, - сказала она. - Да, именно там мы и пройдем. Мицель считает, что это плохая мысль. Говорит, там полно тварей с острова Полуночи. Чудищ. Якобы страшные зверюги слетятся оттуда и нападут на корабль.
   - Зачем им это? - спросила Кэнди.
   - Чтобы съесть рыбу. Или нас. Или и то, и другое. Не знаю. Как бы то ни было, нам не нужно дрейфить.
   - Дрейфить? - переспросила Кэнди.
   - Бояться, - сказал Шалопуто.
   - Нам придется пройти мимо Полуночи, хотим мы того или нет, - продолжала Галатея. - Либо так, либо мы потеряем рыбу, и много людей останутся голодными.
   - Не самый лучший выбор, - вставил Скеббль, выбираясь из трюма. - Но, как и сказала девчонка, выбора у нас нет. И боюсь, что нет его и у вас. Либо так, либо мы вернем вас за борт.
   - Думаю, лучше мы останемся здесь, - ответила Кэнди, с беспокойством взглянув на Шалопуто.
  
   Они держали путь на север, выходя из вод яркого дня в проливах между Четвертым и Пятым Часом, что окружали Полуночный остров. Плавного перехода не было. Только что Изабелла сверкала золотым светом, и было тепло, а в следующую секунду волны тьмы скрыли солнце, и все ощутили резкий холод. Вдали по левому борту они увидели огромный остров Горгоссиум. Даже на таком значительном расстоянии были заметны окна Тринадцатой башни крепости Инквизит и свет, горевший вокруг копей Тодо.
   - Хочешь посмотреть поближе? - спросил Мицель у Кэнди.
   Он протянул ей старый, видавший виды телескоп, и через него она изучила остров. На некоторых каменных утесах были высечены гигантские головы. Одна из них походила на голову волка, другая - на человеческую. Но гораздо более пугающими оказались огромные ползавшие вокруг насекомые, похожие на вшей или блох размером с грузовик. Она поежилась, хотя находилась на безопасном расстоянии.
   - Не самое приятное местечко, верно? - спросил Скеббль.
   - Да, верно, - ответила Кэнди.
   - Но многим оно нравится, - продолжал капитан. - Если в твоем сердце есть тьма, это место как раз для тебя. Там ты почувствуешь себя как дома.
   - Дома... - пробормотала Кэнди.
   Шалопуто стоял позади и слышал, как она произнесла это слово.
   - Скучаешь? - спросил он.
   - Нет. Нет. Только иногда. По маме. Но я думала не об этом, - она кивнула в сторону Горгоссиума. - Просто странно, что кто-то может считать домом такое отвратительное место.
   - Для каждого - свой Час, как писал поэт, - ответил Шалопуто.
   - А какой твой Час? - спросила Кэнди. - Какому ты принадлежишь?
   - Не знаю, - с грустью произнес Шалопуто. - Я давно потерял свою семью - или она меня потеряла, - и вряд ли увижу снова.
   - Мы можем попробовать их отыскать.
   - Когда-нибудь, - проговорил он почти шепотом. - Когда у нас на хвосте не будет висеть столько гончих.
   Внезапно из рубки донесся взрыв хохота, и разговор прервался. Кэнди отправилась посмотреть, что случилось. На полу рубки стоял маленький телевизор (по обе стороны от его экрана, словно театральный занавес, висели красные шторки). Мицель, Чарри и Галатея смотрели передачу, веселясь при виде выходок нарисованного мальчика.
   - Это Малыш Коммексо! - сказал Чарри. - Просто умора.
   Кэнди уже много раз видела Малыша. Трудно было найти в Абарате место, где бы не мелькало его вечно улыбающееся лицо, глядящее с плакатов или стен. Его выходки и фразы использовались для продажи всего, от колыбелей до гробов, а также того, что требовалось людям в промежутке. Кэнди следила за мерцающим голубым экраном, думая о своей встрече с создателем этого персонажа, Роджо Пикслером. Она встретила его на острове Простофиль, видела очень недолго, и в течение многих недель с тех пор ожидала увидеть вновь. Ей казалось, что Пикслер - часть ее будущего, хотя Кэнди не знала, почему.
   На экране Малыш, к восторгу небольшой аудитории, выделывал свои обычные фокусы, простой грубый фарс. Во все стороны летела краска и еда, а в центре этого хаоса находилась неизменно веселая фигура Малыша Коммексо, раздающего улыбки, кидающего пирожки и "чуть-чуть любви" (этими словами он завершал каждое свое выступление).
   - Эй, мисс Печаль, - Мицель посмотрел на Кэнди. - Ты не смеешься!
   - Это не смешно.
   - Он лучший! - сказал Чарри. - А что он говорит!
   - Счастье! Счастье! Счастье! - произнесла Галатея, отлично подражая квакающему голоску Малыша. - Это про меня! Счастье! Счастье!..
   Ее прервал полный паники крик Шалопуто.
   - У нас проблемы! - завопил он. - И они с Горгоссиума!
  

4. Стервятники

  
   Кэнди первой выскочила из рубки и вернулась на палубу. Шалопуто держал телескоп Мицеля, следя за низкими небесами над Горгоссиумом. К рыбачьей лодке направлялись четыре темнокрылых создания. Их было видно, поскольку внутренности этих существ светились в прозрачной плоти, словно опаленные горьким огнем. Приближаясь, они болтали между собой как безумные, голодные звери.
   - Кто это? - спросила Кэнди.
   - Зетекаратчи, - сообщил Мицель. - А если коротко - зетеки. Вечно голодные. Никогда не могут насытиться. Поэтому мы видим их кости.
   - Плохи дела, - сказала Кэнди.
   - Плохи.
   - Они заберут нашу рыбу! - воскликнул Скеббль, появляясь из недр корабля. Очевидно, он занимался двигателем, поскольку был покрыт пятнами масла и держал в руке здоровенный молот и огромный гаечный ключ.
   - Закройте трюм! - крикнул он своей небольшой команде. - Живо, или мы потеряем всю рыбу! - Он указал толстым пальцем на Шалопуто и Кэнди. - Это и вас касается!
   - Если они не доберутся до рыбы, то станут охотиться за нами? - спросил Шалопуто.
   - Мы должны спасти рыбу, - настойчиво произнес Скеббль. Он ухватил Шалопуто за руку и подтолкнул к наполненному до краев трюму. - Не спорь, - сказал он. - Я не собираюсь терять улов. А они приближаются!
   Кэнди проследила за его взглядом. Теперь зетеки были менее чем в десяти метрах от корабля, кружась и спускаясь над полуночным морем, чтобы начать пир. Кэнди не нравилось, что ей нечем защищаться, и она выхватила из руки Скеббля гаечный ключ.
   - Если не возражаете, я возьму это, - сказала она, удивив даже саму себя.
   - Бери, - сказал Скеббль и отправился помогать команде задраивать трюм.
   Кэнди подошла к лестнице сбоку от рубки. Зажав ключ в зубах (не самое приятное ощущение - у него оказался вкус рыбьего жира и пота Скеббля), она забралась по лестнице и, оказавшись наверху, обернулась лицом к зетекам. Ее появление на крыше рубки и ключ, который она держала, словно дубину, посеял в них некоторые сомнения. Они прекратили спускаться на Паррото Паррото, кружа в трех-четырех метрах над судном.
   - Ну, давайте! - крикнула Кэнди. - Я вам покажу!
   - Ты с ума сошла? - завопил Чарри.
   - Спускайся! - позвал ее Шалопуто. - Кэнди, спус...
   Было поздно. Ближайший к Кэнди зетек заглотнул наживку и ринулся вниз, пытаясь ухватить ее за голову длинными пальцами со светящимися костями.
   - Хороший мальчик, - сказала она. - Смотри, что у меня есть!
   Она махнула ключом по широкой дуге. Инструмент был тяжелым, и, по правде говоря, она плохо с ним управлялась, поэтому то, что он угодил в зетека, оказалось в большей степени случайностью, чем намерением. Однако удар был мощным. Зетек упал, словно подстреленный, и ударился о доски рубки с такой силой, что они треснули.
   Несколько мгновений он лежал, не шевелясь.
   - Ты его убила! - воскликнула Галатея. - Ха! Молодчина!
   - Я не уверена, что он мертв, - ответила Кэнди.
   Галатея не могла слышать то, что слышала она. Зетек рычал. Очень медленно он поднял уродливую голову; из его носа текла темно-красная кровь.
   - Ты... меня... ранила...
   - Иди сюда, - сказала Кэнди, поманив к себе распластавшееся на треснувших досках создание. - Я тебе еще добавлю.
   - Девчонка - самоубийца, - заметил Мицель.
   - Твой друг прав, - сказал зетек. - Ты самоубийца.
   После этих слов зетекаратчи раскрыл пасть и продолжал раскрывать ее все шире и шире, пока она не стала достаточно большой, чтобы откусить Кэнди макушку. Судя по всему, именно это и было его целью, поскольку зетек бросился вперед, перепрыгнул через дыру в крыше, швырнул Кэнди на спину и прыгнул прямо на нее. Гаечный ключ вылетел из рук, и у нее не хватило времени его подобрать. Зетек уже был на ней, и его рот...
   Она закрыла глаза, когда ее лица коснулось дыхание твари. У нее оставалось всего несколько секунд жизни, но рядом вдруг появился Скеббль с молотком в руке.
   - Оставь девчонку в покое! - проревел он и с такой силой опустил молот на череп зетека, что тот провалился в дыру на крыше рубки, мертвый.
   - Это было смело, девочка, - сказал Скеббль, поднимая Кэнди на ноги. Она похлопала себя по макушке, убедившись, что та все еще на месте.
   - Один готов, - сказала Кэнди. - Еще три...
   - Помогите кто-нибудь! - закричал Мицель. - Помогите!
   Кэнди обернулась и увидела, что другая тварь поймала Мицеля и пришпилила его к палубе, готовясь полакомиться.
   - Не смей! - закричала она и бросилась к лестнице.
   На полпути вниз Кэнди вспомнила, что ключ остался на крыше, однако возвращаться было поздно.
   Ступив на палубу, она сразу же ощутила, какая та скользкая от воды и рыбьего жира, и вместо того, чтобы побежать, заскользила по ней, не в состоянии управлять своими движениями. Она закричала, чтобы кто-нибудь ее остановил, но поблизости никого не оказалось. Впереди находился трюм, и его люк был открыт одной из тварей. Единственный способ, которым она могла остановиться, это ухватиться за напавшего на Мицеля зетека. Но Кэнди следовало спешить, чтобы не упустить возможность. Она вытянула руку и вцепилась в зетека. Тот увидел ее приближение, обернулся, чтобы прогнать, но не успел: Кэнди поймала его за волосы. Зетек взвизгнул, как разозленный попугай, и попытался освободиться, но Кэнди держала крепко. К сожалению, ее скорость была слишком большой. Вместо того, чтобы задержать ее скольжение, зетек поехал вперед вместе с ней, вытянув руку в попытке стряхнуть Кэнди и отцепить ее пальцы от своих грязных локонов. Оба они направлялись прямо к зияющей дыре.
   Перевалившись через край, они рухнули на рыбу. К счастью, высота была небольшой; трюм почти целиком заполняли верхоплавки. Но все же падение оказалось не из приятных - под ними скользили тысячи рыб, холодных, мокрых и мертвых.
   Кэнди все еще держала зетека за волосы, так что когда создание поднялось - а это произошло почти мгновенно, - она тоже оказалась на ногах.
   Существо не привыкло, чтобы его хватали, тем более какая-то мелкая девчонка. Он яростно извивался, щелкая гигантским ртом, пытаясь ее сбросить и трясясь всем телом так, что кости клацали друг о друга.
   Наконец, отчаявшись отцепиться, зетек воззвал к собратьям:
   - Куд! Наттум! Сюда, в трюм! Скорее!
   Через несколько секунд на краю палубы появились Куд и Наттум.
   - Метис, - ухмыляясь, сказал Наттум. - У тебя для меня девочка.
   Он раскрыл рот и сделал такой мощный вдох, что Кэнди пришлось серьезно сопротивляться, чтобы не очутиться прямо у него в пасти.
   Куду такие шутки были неинтересны. Он оттолкнул Наттума.
   - Она моя, - сказал он. - Я хочу есть.
   Наттум толкнул его в ответ.
   - И я! - проворчал он.
   Пока они спорили, Кэнди воспользовалась возможностью и начала звать на помощь.
   - Кто-нибудь! Шалопуто! Чарри!
   - Поздно, - сказал Куд, перегнулся через край, поймал ее и потянул вверх, сделав это настолько быстро и резко, что Кэнди выпустила Метиса. Ее ноги заскользили по рыбе, а потом она повисла в воздухе, приближаясь ко рту Куда, похожего на зубастый тоннель.
   В следующую секунду все вокруг потемнело. К ужасу Кэнди, ее голова действительно оказалась во рту зверюги.
  

5. Рождение Слова

  
   Хотя весь ее череп был во рту зетека, Кэнди все еще слышала звуки, доносившиеся из внешнего мира. Точнее, одну-единственную глупую, развеселую песенку, которую пел скрипучий голос Малыша Коммексо.
   - Счастье! Счастье! Счастье! - визжал он.
   В эту тяжелую минуту Кэнди обратилась с краткой молитвой к любому Богу или Богине Абарата и Иноземья. Молитва была очень простой: "Пожалуйста, пусть то, что я услышу перед смертью, будет не этот нелепый Малыш..."
   И ее молитва была услышана.
   Прямо над ней раздался глухой удар, и Кэнди ощутила, как напряженные челюсти Куда расслабляются. Она мгновенно выдернула голову у него изо рта. На этот раз скользкая рыба помогла ей. Кэнди заскользила по ковру из верхоплавок и увидела, как Куд падает в трюм. Она отвела от него глаза и посмотрела на своего спасителя.
   Им оказался Шалопуто. С молотком Скеббля в руке, он стоял и улыбался Кэнди. Но время его триумфа оказалось недолгим. В следующее мгновение Куд с ревом поднялся со скользкого рыбьего ложа и дернул Шалопуто за ноги, опрокинув на спину.
   - Ага! - воскликнул Куд, увидев молоток, выскользнувший из рук Шалопуто. Зетек схватил его и встал. За последние несколько минут сверкание его костей стало опасно ярким. При взгляде на Кэнди в глазах зетека вспыхнули две алые точки ярости: сейчас он походил на пассажира поезда-призрака. Взмахнув молотком, Куд ринулся на Кэнди.
   - Беги! - закричал Шалопуто.
   Но бежать было некуда. Слева и справа стояло по зетеку, а позади - стена. На лице Куда возникла зубастая улыбка.
   - Последнее слово? - сказал он, поднимая молоток. - Ну, давай, - проворчал он. - Должно же в твоей голове быть хоть что-то?
   Как ни странно, в голове Кэнди действительно кое-что было - слово, которое она никогда прежде не слышала.
   Куд заметил в ее глазах замешательство.
   - Говори! - рявкнул он, ударив молотком по стене слева от ее головы. Звук разнесся по всему трюму. Мертвые верхоплавки вздрогнули, словно в них на секунду вдохнули жизнь. - Говори со мной! - произнес Куд, теперь ударив молотком справа. Из места удара посыпался дождь искр, и рыбы подскочили во второй раз.
   Кэнди поднесла руку к горлу. Там было слово. Она чувствовала его, будто что-то ела, но не смогла до конца проглотить. Оно хотело, чтобы его сказали. В этом она была уверена. Слово хотело, чтобы его произнесли.
   Разве она могла сопротивляться такому желанию? Кэнди перестала сдерживать звук и сказала:
   - Джассассакья-тюм!
   Краем глаза она увидела, что Шалопуто резко сел на куче рыбы.
   - Ну и ну, - сказал он потрясенно. - Откуда ты его знаешь?
   - Я не знаю, - сказала Кэнди.
   Но его знал воздух. Знали стены. Не успели с губ Кэнди сорваться звуки, как все вокруг начало вибрировать. С каждой вибрацией воздух и стены повторяли слово своим необычным образом.

Джассассакья-тюм!

Джассассакья-тюм!

Джассассакья-тюм!

   - Что ты сделала, девчонка! - проговорил Куд.
   Кэнди не знала. В отличие от Шалопуто.
   - Она произнесла Слово Силы, - сказал он.
   - Правда? - удивилась Кэнди. - То есть да, правда. Так и есть.
   - Магия? - спросил Куд. Он попятился; молоток выскользнул из рук. - Я с самого начала знал, что с тобой что-то не так. Ты ведьма! Вот ты кто. Ведьма!
   Паника зетека росла, как и отражения звуков от стен трюма. С каждым повторением вибрации только усиливались.

Джассассакья-тюм!

Джассассакья-тюм!

Джассассакья-тюм!

   - Думаю, отсюда надо вылезать! - крикнул Шалопуто Кэнди.
   - Что?
   - Я сказал - уходи! Уходи!
   Говоря это, он пробирался к ней по рыбе, вибрировавшей в ритме слов. Зетеки не обращали внимания ни на него, ни на Кэнди. Они явно страдали от действия слова и приложили руки к ушам, словно боясь, что оно оглушит их - как это, возможно, и было.
   - Здесь опасно, - сказал Шалопуто, подходя к Кэнди.
   Она кивнула, начиная сама ощущать неприятное влияние вибраций. Галатея помогла ей выбраться на палубу. Затем обе девушки склонились, ухватили Шалопуто за длинные руки, и Кэнди сосчитала:
   - Раз, два, три...
   Вместе они потянули и с удивительной легкостью вытащили его из трюма.
   Происходящее внутри становилось все более невероятным. Слово вызывало сильные вибрации, и рыба, казалось, ожила. Зетеки походили на трех мух, запертых в банке, мотаясь взад-вперед и ударяясь о стены. Такое впечатление, что они забыли о возможности побега. Слово сводило их с ума, или лишало возможности мыслить, или и то, и другое сразу.
   На противоположной стороне трюма стоял Скеббль. Он ткнул пальцем в Кэнди и крикнул.
   - Останови его! Или ты хочешь, чтобы лодка развалилась?
   Он был прав. Вибрации из трюма распространялись по всему судну. Доски тряслись так яростно, что в воздух летели гвозди; треснувшая рубка качалась туда-сюда, снасти дрожали, как струны огромной гитары. Качалась даже мачта.
   Кэнди посмотрела на Шалопуто.
   - Видишь? - сказала она. - Если бы ты научил меня магии, я бы знала, как это остановить.
   - Погоди, - сказал Шалопуто. - Где ты выучила это слово?
   - Нигде.
   - Ты должна была его где-то слышать.
   - Нет, клянусь! Оно просто возникло у меня в горле. Не знаю, откуда оно взялось.
   - Вы двое - может, перестанете болтать? - рявкнул Скеббль. - Моя лодка...
   - Да! - крикнула Кэнди в ответ. - Я знаю, знаю!
   - Вдохни его, - посоветовал Шалопуто.
   - Что?
   - Слово! Вдохни Слово!
   - Вдохнуть?
   - Делай, что он говорит! - крикнула Галатея. - Иначе мы утонем!
   Сейчас в ритме Слова качалось все. От носа до кормы не было доски, веревки или крюка, которые бы не были в движении. Зетеки болтались из стороны в сторону, моля о пощаде.
   Кэнди закрыла глаза. Как ни странно, в своем сознании она увидела слово, что недавно произнесла. Оно было там, прозрачное, словно кристалл.
   Джасс... асса... кья... тюм...
   Она выдохнула через ноздри. А затем, все еще плотно закрывая глаза, сделала глубокий вдох.
   Слово в ее сознании вздрогнуло, треснуло и разлетелось на куски. Было ли это воображение, или она действительно почувствовала, как оно возвращается в горло? Кэнди сглотнула, и слово исчезло.
   Реакция оказалась мгновенной. Вибрации прекратились. Усыпанные вылетевшими гвоздями доски встали на свои места. Мачта перестала шататься. Рыба прекратила подпрыгивать.
   Зетеки быстро сообразили, что атака закончена. Они отняли руки от ушей и потрясли головами, словно приводя в порядок мысли.
   - Пошли, братья! - сказал Наттум. - Пока ведьма не отколола очередной фокус.
   Он не стал проверять, последуют ли братья его совету. Яростно взмахивая крыльями, Наттум начал по спирали подниматься в небеса. Метис готов был сделать то же самое, но потом вдруг повернулся к Куду.
   - Давай испортим их улов.
   Скеббль издал вопль отчаяния.
   - Нет! - закричал он. - Не смейте!
   На него не обратили внимания. Два создания присели среди рыбы, и из трюма до Кэнди донесся самый отвратительный запах, какой ей только доводилось чуять.
   - Они...
   Шалопуто мрачно кивнул.
   - Улов! Мой улов! - стонал Скеббль. - О боже, нет! Нет!
   Метису и Куду все это казалось очень забавным. Сделав свое дело, они взмахнули крыльями и поднялись в воздух.
   - Будьте вы прокляты! - заорал Скеббль им вслед.
   - Здесь хватило бы рыбы, чтобы половину сезона кормить всю деревню, - скорбно произнесла Галатея.
   - Они ее отравили? - спросил Шалопуто.
   - А ты как думаешь? Понюхай, какая вонь. Кто будет есть еду с таким запахом?
   Куд уже исчез в темноте, следуя за Наттумом в Горгоссиум, но Метис так смеялся, что случайно задел крылом верхушку мачты. Секунду он пытался восстановить равновесие, но потерял скорость и свалился обратно на Паррото Паррото, ударившись о край рубки и рухнув на палубу, где потерял сознание.
   Воцарилось удивленное молчание. Вся последовательность событий, от рождения Слова до падения Метиса, заняла не больше пары минут.
   Тишину нарушил старый Мицель.
   - Чарри, - сказал он.
   - Что?
   - Бери веревку. А ты, Галатея, помоги. Свяжите этот вонючий мешок.
   - Зачем?
   - Делайте, что говорят! - сказал Мицель. - И поторопитесь, пока эта проклятая тварь не пришла в себя.
  

6. Два разговора

  
   - Так, - произнес Мицель, когда оглушенный зетек оказался прочно связан. - Хотите узнать мой план?
   Все сидели на носу лодки, как можно дальше от вонючего трюма. Кэнди все еще находилась в шоке: то, что она совершила (произнесла слово, о котором ничего не знала), следовало обдумать более тщательно. Но сейчас ей было не до размышлений. У Мицеля возник план, и он хотел им поделиться.
   - Придется утопить всю рыбу до последней.
   - Люди останутся голодными, - сказала Галатея.
   - Не обязательно, - ответил Мицель. На его обветренном, покрытом шрамами лице возникло хитрое выражение. - К западу от нас лежит остров Шестого Часа...
   - Балаганиум, - сказала Кэнди.
   - Верно, Балаганиум, остров Карнавала. Маскарады, парады, ярмарки, бои жуков, музыка, танцы и уроды.
   - Уроды? - спросила Галатея. - Какие еще уроды?
   - Разные. Очень маленькие, очень большие, с тремя головами, вообще без голов. Если хотите посмотреть на уродов, вам самая дорога в Балаганиум.
   Пока старик говорил, Скеббль поднялся и подошел к двери, чтобы взглянуть на связанного зетека.
   - Ты видел эти представления на Балаганиуме? - спросил он Мицеля.
   - Конечно. Я там работал, в молодости. Сделал много денег.
   - На чем? - спросила Галатея.
   Мицель слегка смутился.
   - Не хочу вдаваться в подробности, - ответил он. - Скажем так: это... хм... было связано с... телесными газами... и огнем.
   Несколько секунд все молчали. Потом Чарри промолвил:
   - Ты пускал и поджигал газы?
   Все старательно сдерживали смех, и только Скеббль начал хохотать.
   - Так и было! - воскликнул он. - Так оно и было!
   - Это жизнь, - сказал Мицель, со злостью глядя на Чарри, у которого покраснели уши. - Теперь могу я, наконец, продолжить?
   - Валяй, - сказал Скеббль. - Только ближе к делу.
   - Думаю, если привезти эту чертову тварь на Балаганиум, мы наверняка найдем того, кто купит зетека для шоу уродов.
   - На такой сделке можно заработать?
   - Еще как. А когда мы его продадим, то отправимся в Тацмагор, очистим трюм и купим новую рыбу.
   - Что думаете? - спросила Кэнди у Скеббля.
   Он смотрел на связанное существо, почесывая неряшливую бороду.
   - Попытка не пытка, - ответил он.
   - Значит, Балаганиум? - спросила Кэнди.
   - У тебя с этим проблемы? - резко произнес Скеббль. Последние часы были мрачными, насыщенные событиями. Он явно устал, его энергия была на исходе. - Если не хочешь с нами...
   - Нет, нет, мы хотим, - ответила Кэнди. - Я никогда не была на Балаганиуме.
   - Место отдыха Абарата, - пояснил Шалопуто. - Веселье для всей семьи.
   - Тогда чего же мы ждем? - сказала Галатея. - Можем выкинуть рыбу по дороге.
  
   По воле случая, в это время Отто Живорез был на Горгоссиуме, ожидая аудиенции у Повелителя Полуночи. Перспектива казалась не из приятных. Ему придется сообщить, что он почти поймал девчонку в Зале Гапа, но, скорее всего, она утонула с тылкрысом. Эти новости Тлена не обрадуют. Живорез нервничал. Он слишком хорошо помнил кормление кошмаров, которому стал свидетелем в Двенадцатой Башне. Он не хотел умирать так, как тот злополучный шахтер. Желая избавить себя от подобных мыслей, он завернул в небольшой трактир под названием "Дурак в цепях", где можно было выпить водки из Хлюстмазурика. Возможно, настало время, думал он, пока пил, оставить жизнь охотника и найти менее рискованный способ заработка. Например, устраивать бои жуков или жонглировать ножами. Что угодно, лишь бы больше не возвращаться на Горгоссиум и...
   Его неторопливые размышления прервал взрыв смеха по соседству. Он поплелся узнать, в чем дело. Несколько посетителей, многие из которых были пьяны еще сильнее, чем он, стояли плотным кольцом, указывая на пол в центре круга.
   Крест-Накрест протиснулся вперед и увидел в грязи одного из мерзейших жителей Горгоссиума, большого зетека. Очевидно, он свалился с дерева, под которым сейчас стоял, очень смущенный, выбирая из волос листья и выплевывая грязь. Пьяницы продолжали над ним потешаться.
   - Валяйте, смейтесь, - сказало создание. - Куд видел то, что напугало бы всех вас. Я видел страшное.
   - Неужели, - сказал один из пьянчуг. - И что же это было?
   Куд сплюнул последнюю грязь.
   - Девчонка-ведьма, - сказал он. - Она напала на меня своей магией. Чуть не убила Словом.
   Живорез растолкал толпу, схватил зетека за крыло, чтобы тот не попытался вырваться и сбежать, и уставился в его разбитое, расстроенное лицо.
   - Ты сказал, что дрался с девчонкой? - спросил он.
   - Да.
   - Она была одна?
   - Нет, с тылкрысом.
   - Уверен?
   - Думаешь, я не знаю, как выглядят тылкрысы? Я их кровь с детства пью!
   - Забудь о тылкрысе. Расскажи о девчонке.
   - Не тряси меня! Меня нельзя трясти! Я...
   - Зетек Куд. Я слышал. А я - Отто Живорез по прозвищу Крест-Накрест.
   Когда Живорез произнес свое имя, собравшуюся вокруг них толпу как ветром сдуло.
   - Я о тебе слышал - произнес Куд. - Ты опасный человек.
   - Не для своих друзей, - ответил Отто. - Хочешь быть моим другом, Куд?
   Зетек не размышлял ни секунды.
   - Разумеется, - сказало существо, уважительно склонив голову.
   - Хорошо, - проговорил Крест-Накрест. - Тогда вернемся к девчонке. Ты слышал ее имя?
   - Тылкрыс называл ее... - Куд нахмурился. - Как там... Мэнди? Денди?
   - Кэнди?
   - Кэнди! Точно! Он звал ее Кэнди!
   - И на каком острове ты видел ее в последний раз?
   - Не на острове, - ответил Куд. - Я видел ее на судне, там... - он указал себе за спину, на темные воды Изабеллы. - Ищешь ее?
   - А что?
   Куд начал нервничать.
   - В ней магия, - сказал он. - Жуткая. Она - жуткая.
   Живорез не стал указывать на странность того факта, что создание, подобное Куду, называло Кэнди жуткой. Он просто спросил:
   - Где мне ее найти?
   - Следуй за запахом. Мы испортили им улов - испачкали трюм.
   - Очень умно, - сказал Живорез и повернулся спиной к смущенной твари, чтобы обдумать перспективы. Если он останется на Горгоссиуме, то, конечно, попадет на прием к Тлену и будет вынужден объяснять, как в очередной раз девчонка обвела его вокруг пальца. С другой стороны, можно покинуть остров Полуночи и надеяться на то, что ему удастся отыскать Кэнди и добыть у нее некоторые ответы прежде, чем Тлен потребует ответов от него. Да! Так будет лучше. Гораздо лучше.
   - Ты закончил? - проворчал зетек.
   Живорез обернулся к жалкой твари.
   - Да, да. Иди, - сказал он. - Мне кое-что надо сделать... следуя на твой запах.

7. Виды Балаганиума

  
   Краткое путешествие на остров Карнавалов быстро вывело Паррото Паррото из окружавшей Горгоссиум темноты. Золотой свет на горизонте указывал дорогу, и чем ближе он становился, тем больше лодок, также направлявшихся на запад, возникало вокруг их маленького корабля. Даже самые скромные суденышки были украшены флагами, огнями и вертушками, и на всех них находились счастливые пассажиры, стремившиеся отдохнуть на лежащем впереди острове.
   Кэнди сидела на носу Паррото Паррото, рассматривая другие суда и слушая разносившиеся по воде крики и пение.
   - Я пока не вижу Балаганиума, - сказала она Шалопуто. - Один туман.
   - А видишь огни в тумане? - спросил Шалопуто. - Это и есть Балаганиум. - Он ухмылялся, как восторженный ребенок. - Дождаться не могу! Я читал об острове Карнавалов в книгах Захолуста. Все, что ты хотел увидеть или сделать, находится там! Когда-то люди из Иноземья прибывали в Абарат специально для того, чтобы провести время на Балаганиуме. Они возвращались обратно, и их головы настолько были забиты тем, что они здесь повидали, что приходилось изобретать новые слова, чтобы это описать.
   - Например?
   - Сейчас вспомню. Фантасмагорический. Катарсический. Пандемонический.
   - Никогда не слышала слова пандемонический.
   - Его изобрел я, - хмыкнул Шалопуто. - Но были сотни слов, рожденных Балаганиумом.
   Пока он говорил, туман начал исчезать, и у них перед глазами возник остров - сверкающее, хаотичное скопление флагов, палаток, аттракционов и театров.
   - О-бал-деть, - тихо сказал Шалопуто. - Ты только глянь.
   Даже Чарри и Галатея, трудившиеся над созданием клетки из веревок и досок для пойманного зетека, прекратили свою работу, чтобы насладиться зрелищем.
   Чем ближе Паррото Паррото подходил к острову, тем более невероятным становился вид. Несмотря на то, что этот Час был ранним вечером, а небо оставалось светлым (на нем виднелось лишь несколько звезд), сотни ламп, фонарей и огоньков светились так ярко, что остров переливался в их свете. В этом свете бродили толпы, занятые получением всевозможных удовольствий. Несмотря на разделявшее их немалое расстояние, Кэнди слышала довольный шум, и ее сердце забилось в предвкушении. Что они видели, если казались опьяненными радостью? Люди болтали, кричали, пели, смеялись - чаще всего смеялись, словно только что научились этому.
   - Это все по-настоящему? - спросила Кэнди. - В смысле, не мираж?
   - Ты думаешь о том же, о чем и я, леди, - сказал Шалопуто. - Я всегда предполагал, что он реален, но он оказался гораздо более реальным, чем мне казалось. Да, кстати... Если тебе все еще интересно узнать о магии, которой я научился из книг Захолуста, я с удовольствием тебе расскажу.
   - Почему ты передумал?
   - А как ты считаешь? Из-за Слова Силы, которое ты произнесла.
   - Ты имеешь в виду Джасс...
   Шалопуто приложил палец к губам Кэнди.
   - Нет, леди. Не надо.
   Кэнди улыбнулась.
   - Да, это может все испортить.
   - Помнишь, что я говорил тебе в Тацмагоре? У магии есть свои законы.
   - Ты можешь рассказать мне о них? Хотя бы о некоторых. Чтобы я больше не ошибалась.
   - Попробовать можно, - уступил Шалопуто. - Хотя, возможно, ты знаешь о них больше, чем тебе кажется.
   - Но откуда? Я просто...
   - ... просто девочка из Иноземья. Да, ты всегда так говоришь.
   - Ты мне не веришь?
   - Леди, мне не знакомы другие девочки из Иноземья, но готов спорить, ни одна из них не могла бы схватиться с тремя зетеками и победить их.
   Кэнди подумала о своих одноклассницах. Дебора Хакбарт, Рут Феррис. Шалопуто был прав. Любую из них трудно представить на ее месте.
   - Ну ладно, - сказала она. - Допустим, я действительно другая. Но почему?
   - А это, леди, очень хороший вопрос, - ответил Шалопуто.
  
   После долгого маневрирования в гавани, заполоненной флотилиями лодок, паромов и водных велосипедов, Скеббль привел Паррото Паррото в док Балаганиума. Хотя рыбу они утопили в проливе за несколько миль от острова, вонь зетеков насквозь пропитала их одежду, а потому прежде, чем отправляться по забитым людьми дорожкам, команда решила приобрести какие-нибудь более приятные для носа наряды. Это оказалось несложно. За долгие годы предприимчивые торговцы установили свои прилавки прямо рядом с доками, понимая, что многие гости, прибыв на Балаганиум, захотят избавиться от рабочей одежды и купить нечто более подходящее, в духе карнавала. На этом запутанном маленьком базаре оказалось никак не меньше полусотни прилавков, и их владельцы - башмачники, сапожники, изготовители тростей, брюк, пиджаков, корсажей, костюмов и шляп, - что есть силы нахваливали свой товар
   Стоило ли говорить, что они продавали множество яркой и самой невероятной одежды: поющие ботинки, шляпы-аквариумы, отражающее нижнее белье, но лишь Чарри (купивший поющие ботинки) поддался на навязчивую рекламу торговцев. Остальные выбрали удобную одежду, которую можно будет спокойно носить, когда они покинут Балаганиум.
   Остров Карнавалов оказался именно таким, каким, по мнению Кэнди и Шалопуто, он должен быть, и даже лучше. Он привлекал жителей всего архипелага; здесь встречались самые разные формы и лица, одежды, языки и манеры. Гости с Внешних островов - например, с Пятнистого Фрю и Закраины, - одевались просто и практично, и их представление о карнавале ограничивалось новым плащом или маленькой флейтой, которая играла, пока они прогуливались между рядов. Прибывшие с Ночных островов - с Хафука, Вздора и Иджита, - были одеты как беглецы из сна волшебника; их маски и костюмы казались столь фантастичными, что трудно было разобрать, где кончается зритель и начинается представление. Гости с Коммексо предпочитали одеваться с холодной сдержанностью. Многие носили небольшие воротники, проецировавшие на лица движущиеся образы: маски цвета и света. Чаще всего на экранах-лицах разыгрывались приключения Малыша Коммексо.
   Наконец, были создания - и немало, - которым, подобно Шалопуто, не требовались краска и свет, чтобы стать частью удивительного карнавала. Создания, рожденные с мордами, хвостами, чешуей и рогами, чьи формы, голоса и поведение сами по себе являлись фантастическим представлением.
   И что же все эти гости Карнавала собирались смотреть?
   Все, чего ни пожелают их жаждущие развлечений сердца и души. В одной палатке шли бои микенсианских жуков, в другой - танцы астрального тела, в третьей находился цирк с семью аренами и с труппой динозавров-альбиносов. Здесь был зверь фингус, который мог просунуть свою морду вам в голову и прочесть мысли. За соседней дверью тысячеголосый хор птиц мунгуаламиза исполнял отрывки из Шмелей Фофама. Куда ни посмотри, всюду были шоу. Где-то показывали Электрического Младенца, чью голову утыкивали разноцветные лампочки, а поэт Фебид читал эпические поэмы, поставив на макушку свечи; кто-то демонстрировал существо под названием фрейд, которого называли животным и которого следовало увидеть, чтобы поверить в его существование: это было не одно, а целое множество созданий, каждое из которых пожирало другое, являясь "живым свидетельством кровожадного аппетита".
   Если вам не хотелось идти в палатку, всегда можно было заняться чем-нибудь на открытом воздухе. Здесь показывали динозавра, "недавно пойманного Роджо Пикслером на пустошах Внешних островов", копытного зверя размером с быка, который искусно ходил по высоко натянутой проволоке, а также предлагали прокатиться на традиционных для таких мест горках, чьи владельцы заявляли, что именно их аттракцион - самый восхитительный и страшный.
   Воздух полнился тысячами запахов: пирожки, карамель, опилки, газолин, пот, дыхание, сладкий дым, кислый дым, полусгнившие фрукты, фрукты, сгнившие уже давно, эль, перья, огонь. И если у счастья был запах, то именно он витал в воздухе Балаганиума. Запах, скрывавшийся за всеми остальными. Остров не уставал предлагать своим гостям сюрпризы. За следующим углом, в следующей палатке или шатре вас всегда поджидало что-нибудь новое. Разумеется, любое место, излучавшее такой свет, имело и свою тень. Свернув с основного прохода за угол, группа оказалась в месте, где музыка была не такой удалой, а огни - не такими яркими. Здесь в игру вступало более неприглядное, коварное волшебство. В воздухе разносились цвета, создававшие едва различимые формы, а затем исчезающие без следа; доносившаяся музыка звучала подобно хору разгневанных детей. Справа и слева из-за пологов кабинок выглядывали люди или взлетали над ними, меняясь в прыжке на фоне вечернего неба.
   Но компания пришла в нужное место. Прямо перед ними висело большое полотно, на котором было написано: ШОУ УРОДОВ, а ниже - яркие плакаты с грубо намалеванными невероятными созданиями. Существо с бахромой из рук и щупальцев вокруг огромной головы; мальчик с телом рептилии; зверь со странным сочетанием частей тела, хаотично сложенных вместе.
   Глядя на это, зетек Метис быстро понял, что с ним собираются сделать. Он начал метаться по клетке, осыпая всех проклятиями. Казалось, грубо сколоченная клетка сломается под его напором, но все же она выдержала ярость создания.
   - Может, его стоит пожалеть? - спросила Кэнди.
   - После того, что он сделал? - удивилась Галатея. - Вот уж вряд ли. Будь у него возможность, он бы тебя преспокойно убил.
   - Наверное, ты права.
   - И рыбу испортил, - добавил Шалопуто. - Настоящий злодей.
   Зетек понял, что говорят о нем, и успокоился, переводя полный ненависти взгляд с одного собеседника на другого.
   - Если бы взгляд мог убивать... - пробормотала Кэнди.
   - Теперь мы вас оставляем, - сказал Шалопуто Скебблю, когда они находились в нескольких метрах от шоу уродов.
   - Вам тоже кое-что причитается, - сказал Мицель. - Без вас мы бы никогда его не поймали. Особенно без Кэнди. Боже! Какая отвага!
   - Нам не нужны деньги, - ответила Кэнди. - Шалопуто прав. Мы лучше оставим вас, чтобы вы смогли его продать.
   Они остановились в нескольких метрах от входа и начали прощаться. Хотя их знакомство было недолгим, они дрались бок о бок, и потому в их расставании чувствовалась глубина, которой бы не было, проведи они время в обычном спокойном плавании.
   - Как-нибудь загляните на Ифрит, - сказал Скеббль. - Там нет солнца, но вам всегда будут рады.
   - У нас, конечно, есть кое-какие жуткие зверюги, - добавил Мицель, - но в основном они живут в южной части острова. А наша деревня - на северной стороне. Называется Пигея.
   - Мы запомним, - сказал Кэнди.
   - Не запомните, - усмехнулась Галатея. - Мы просто рыбаки, которых вы встретили во время своих приключений. Вы и имен-то наших не вспомните.
   - О, она вспомнит, - сказал Шалопуто, глядя на Кэнди. - Она вспоминает все больше и больше.
   Это была довольно странная фраза, поэтому все просто решили не обращать на нее внимания, улыбнулись и разошлись. Когда Кэнди обернулась в последний раз, четверка тащила клетку с Метисом под полог внутрь балагана.
   - Думаешь, они его продадут? - спросила Кэнди.
   - Наверняка, - ответил Шалопуто. - Он же такой урод. А люди платят деньги, чтобы поглазеть на уродов, разве нет?
   - Думаю, да. А что ты имел в виду, когда сказал, что я вспоминаю?
   Шалопуто некоторое время смотрел себе под ноги и кусал губы. Наконец, он сказал:
   - Точно не знаю. Но ты ведь что-то помнишь?
   Кэнди кивнула.
   - Да, - сказала она. - Только я не знаю, что.

8. Жизнь в театре

  
   Впервые за свое путешествие Кэнди и Шалопуто поняли, что у них разные вкусы. До сих пор они странствовали в согласии друг с другом, но перед лицом неограниченных развлечений и увеселений Балаганиума обнаружили, что сходятся далеко не во всем. Шалопуто собирался посмотреть зеленого оборотня-жонглера, а Кэнди ужасно хотелось прокатиться на Вестнике Гибели. Когда Кэнди возвестили гибель шесть раз, и она решила спокойно посидеть и перевести дыхание, Шалопуто был готов отправиться на Поезде Духов в Ад.
   Так что они решили разделиться и следовать каждый своим фантазиям. Иногда, несмотря на невероятную плотность толпы, они встречались, как это бывает с настоящими друзьями. Пару минут они обменивались восторженными отзывами о том, что успели повидать, а потом разбегались в поисках новых развлечений.
   Когда они встретились в третий раз, веерообразные кожные выросты Шалопуто топорщились от восторга, а на лице была задорная ухмылка.
   - Леди! Леди! - воскликнул он. - Ты должна это видеть!
   - Что - это?
   - Не могу объяснить. Просто пойдем!
   Его восторг оказался заразителен. Кэнди оставила мысль о том, чтобы взглянуть на хор Улиточной Скинии Хафука и последовала через толпу к палатке. Это оказалась не одна из тех больших палаток размером с цирк, а шатер, способный вместить две-три сотни посетителей. Внутри стояло около тридцати рядов деревянных скамеек, большинство которых занимали зрители, с ревом реагировавшие на пьесу, что разворачивалась на сцене перед ними.
   - Сядь, сядь! - подтолкнул ее Шалопуто. - Это надо видеть!
   Кэнди села на краю скамейки. Для Шалопуто места не было, и он остался стоять.
   Декорации изображали большую комнату, доверху набитую книгами, древними украшениями и замысловатой мебелью, чьи ножки и ручки были вырезаны в виде скалящихся голов и огромных когтистых лап абаратских чудовищ. Конечно, все это являлось театральной иллюзией: большая часть комнаты была нарисована на холсте, как и детали мебели. Декорации оказались не слишком прочными. Если кто-то из актеров хлопал дверью или открывал окно, они начинали дрожать. А таких хлопков было много. Пьеса оказалась диким фарсом, который актеры исполняли самозабвенно, с криками и кривлянием, словно клоуны в цирке.
   Аудитория хохотала так, что многие шутки приходилось повторять дважды, чтобы ими насладились те, кто не расслышал в первый раз. Поглядев на свой ряд, Кэнди увидела, как по щекам зрителей от смеха текут слезы.
   - Что в этом смешного? - спросила она Шалопуто.
   - Смотри, - ответил он.
   Она так и сделала. На сцене происходил обмен резкими фразами между девушкой в ярко-оранжевом парике и странным персонажем по имени Капуто (так она услышала), который носился по комнате, как сумасшедший, прятался под столом, а через секунду уже висел на раскачивающейся декорации. Судя по реакции зрителей, это была самая смешная вещь, какую они когда-либо видели. Но Кэнди все еще не понимала, в чем тут дело, до тех пор, пока...
   ... на сцену не вышел мужчина в ярко-желтом пиджаке и не потребовал рому.
   У Кэнди отвисла челюсть. Она повернулась к Шалопуто с выражением недоверия на лице. Тот улыбнулся до ушей, словно говоря: Да, верно. Это то, о чем ты думаешь.
   - Почему ты держишь меня здесь, Джаспар Чтобтыпуст? - требовательно сказала девушка.
   - Потому что меня это устраивает, Квэнди Крокенвдуш!
   Кэнди расхохоталась так громко, что все вокруг на мгновение прекратили смеяться. К ней обернулось несколько удивленных лиц.
   - Квэнди Крокенвдуш... - прошептала она. - Такое смешное имя...
   Тем временем Чтобтыпуст говорил Квэнди:
   - Ты - моя пленница и останешься здесь столько, сколько я захочу.
   В этот момент девушка побежала к двери, но Чтобтыпуст проделал в ее направлении замысловатый жест, что-то вспыхнуло, заклубился желтый дым, и на двери возникло большое устрашающее лицо, ухмыляющееся, словно голодный зверь.
   Капуто спрятался под стол, бормоча от страха. Зрители с ума сходили от того, что творилось на сцене. Шалопуто склонился и прошептал Кэнди:
   - Мы знамениты. Это наша история, только оглупленная.
   - Оглупленная? - переспросила она. Новое слово точно описывало тот вариант правды, что показывали актеры. То, что для Кэнди и Шалопуто было пугающим опытом, здесь являлось поводом для каламбуров, промахов, швыряния тортами и клоунады.
   Зрителям, конечно, было все равно. Какая разница, правда это или нет? История есть история. Они просто хотели повеселиться.
   Кэнди поманила Шалопуто, примостившегося рядом с ней на скамье.
   - Как ты думаешь, кто рассказал драматургу о том, что с нами случилось? - прошептала она. - Ведь не ты и не я?
   - На острове Простофиль полно духов, которые могли это услышать.
   Тем временем пьеса подходила к концу, и события на сцене становились все более зрелищными. Крокенвдуш украла у Чтобтыпуста его магическую силу, после чего началась битва невероятных заклятий, где четвертым актером стали сами декорации. Мебель ожила и начала бродить по сцене; предки Чтобтыпуста, одетые в желтое, сошли с картин на стене и принялись отплясывать чечетку. Наконец, Квэнди использовала заклинание, чтобы открыть в полу отверстие, куда провалился зловредный Чтобтыпуст и все его чудовищные трюки, и где, по предположению Кэнди, находилась абаратская преисподняя. К всеобщему удовольствию, стены дома сложились и втянулись в ту же адскую дыру, оставив свободных Капуто и Квэнди на фоне задника со сверкающими звездами. Кэнди испытала странное удовольствие, даже несмотря на то, что эта версия событий была далека от правды. Когда зрители встали, награждая кланяющихся актеров овациями, она тоже поднялась, хлопая в ладоши вместе с остальными.
   Наконец, раскрашенный занавес опустился, и зрители начали расходиться, оживленно болтая и цитируя друг другу любимые строки.
   - Тебе понравилось? - спросил Шалопуто.
   - Как ни странно, да. Было приятно услышать смех, и...
   Она замолчала.
   - Что случилось? - спросил Шалопуто.
   - Кажется, кто-то меня позвал.
   - Здесь? Нет, я...
   - Вот! Меня кто-то зовет! - она с удивлением оглядела толпу.
   - Может, один из актеров? - Шалопуто посмотрел на сцену. - Может, тебя узнали?
   - Нет, это был не актер, - ответила Кэнди.
   - А кто?
   - Он.
   Она указала через ряды скамеек на одинокую фигуру, стоявшую неподалеку от полога. Этого человека можно было узнать сразу, хотя их разделяла покидающая зал толпа. Бесцветная кожа, глубоко посаженные глаза, татуировки на щеках. Ошибиться было невозможно.
   У входа в театр стоял Отто Живорез по прозвищу Крест-Накрест.

9. Снова Крест-Накрест

  
   - Как вы нас нашли? - спросила Кэнди.
   Отто Живорез улыбнулся своей безрадостной улыбкой.
   - Шел по следу вонючих верхоплавок, - сказал он. - Несложно выяснить, куда вы отправились. Вы не такие умные, какими себя считаете.
   - Но как...
   - ... я узнал, что вы плывете на маленькой рыбацкой лодке?
   - Ему сказал Куд, - проговорил Шалопуто.
   - Правильно, тылкрыс, - ответил Отто. Он не смотрел на Шалопуто, сосредоточив холодный взгляд на Кэнди. - С тех пор, как мы виделись последний раз, ты стала куда популярнее. - Он посмотрел на сцену. - Очевидно, твоя жизнь превратилась в сюжет для плохих комедий. Надо же...
   - Почему вы все время нас преследуете? - спросила Кэнди. - Вы же знаете - мы никогда не дадим себя поймать.
   - Будь моя воля, - отвечал Живорез, поднимая руки по мере приближения, - тебя бы здесь похоронили. Но Тлен хочет видеть тебя живой. Поэтому я возьму тебя живой.
   Если кто-то из уходящих и слышал эти слова, то предпочел не замечать. Сейчас все зрители ушли. Крест-Накрест не стал утруждать себя осмотром опустевшего театра. Все его внимание было приковано к Кэнди.
   - Беги, - пробормотал Шалопуто.
   Кэнди покачала головой и осталась на месте. Она не собиралась давать Живорезу повод думать, что боится его. Ей не хотелось доставлять ему такое удовольствие.
   - Пожалуйста, леди, - сказал Шалопуто. - Не дай ему...
   - А-а, - произнес сочный, хорошо поставленный голос. - Поклонники!
   В паре шагов от Кэнди Живорез опустил руки, разочарованно ворча. Из-за сцены появился человек, игравший Джаспара Чтобтыпуста. Он выглядел не таким полным и высоким, как его персонаж. Иллюзию создавали фальшивый живот, фальшивый зад и удлинители ног, которые он до сих пор не снял. На самом деле актер был очень маленьким и без грима, большую часть которого уже смыл, оказался ярко-зеленым. Одежда, которую он носил вне сцены, выглядела более театральной, чем его сценический костюм. Вместе с ним вышли еще двое: крепкая, мускулистая женщина в цветастом платье, и существо, выглядевшее как полутораметровая обезьяна в пальто и шлепанцах.
   - Кто тут хочет автограф? - спросил маленький зеленый актер. - Меня зовут Эдди Профи, если вдруг вы меня не узнали. Да, да, это была подлинная трансформация. Вот эта юная дама рядом со мной - Бетти Гром. - Женщина неловко поклонилась. - Возможно, вы бы хотели взять автограф у Бетти? Или у моего сценариста Клайда? - Обезьяна низко поклонилась. Кэнди покосилась на Живореза. Тот отошел на пару шагов. Вероятно, ему не слишком нравилась перспектива учинять насилие перед тремя свидетелями. Особенно когда одна из них - Бетти Гром, - выглядела так, что одним ударом могла сломать ему нос.
   - Я бы очень хотела автограф, - сказал Кэнди. - Вы были просто неподражаемы.
   - Думаешь? - ответил Эдди Профи. - Неподражаемы?
   - Ага.
   - Ты слишком добра, - возразил он с лукавой, но довольной улыбкой. - Делаем, что можем. - И быстро вытащил ручку из складок своего живота.
   - У тебя есть на чем расписаться? - спросил он.
   Кэнди засучила рукав куртки.
   - Вот, - сказала она, протягивая ему голое предплечье.
   - Уверена?
   - Никогда не буду ее мыть, - проговорила Кэнди. Она поймала взгляд Шалопуто и указала ему глазами вправо и влево, предлагая искать ближайший выход на улицу.
   - И что же написать? - спросил Эдди.
   - Сейчас придумаю, - сказала Кэнди. - Ну, например: Настоящей Квэнди Крокенвдуш.
   - Так ты хочешь? Ладно. Настоящей... - Он почти дописал это слово, когда до него дошел смысл всей фразы. Он медленно поднял голову и посмотрел на Кэнди. - Этого не может быть, - медленно выдохнул он.
   Кэнди улыбнулась.
   - Может, - ответила она.
   Краем глаза она заметила, что Живорез вновь направился к ним. Он начал понимать - происходит что-то не то. С невероятной скоростью Кэнди выхватила у актера ручку, забежала ему за спину и толкнула плечом на Крест-Накреста. Набивной живот лишил его равновесия. Эдди Профи пошатнулся и упал на Живореза; тот споткнулся, и оба они рухнули на землю: Живорез вниз, Эдди - сверху.
   Живорез взревел от ярости:
   - Слезь с меня, идиот! Вон! - Но к тому времени, как он освободился из-под Эдди, Шалопуто уже вывел Кэнди из шатра.
   - Ты от меня не уйдешь, Квокенбуш! - заорал Живорез, когда Кэнди ускользнула прочь.
   - Куда теперь? - спросил Шалопуто, оказавшись снаружи.
   - Где больше людей?
   Он указал налево.
   - Тогда туда, - сказала она.
   Двинувшись к толпе, Кэнди услышала у себя за спиной голос Живореза и обернулась. Он выходил из шатра, и на его лице было выражение безумной ярости.
   - Ты моя! - заорал он. - На этот раз я тебя поймаю!
   Хотя между ними было не больше шести шагов, Кэнди и Шалопуто ринулись прочь. Они нырнули в плотную толпу и быстро укрылись среди людей и животных.
   - Мы должны разделиться, - сказала Кэнди, когда они спрятались за рядами ботинок.
   - Почему? - спросил Шалопуто. - В этом хаосе он никогда нас не найдет.
   - Не будь так уверен, - ответила Кэнди. - У него свои методы.
   Как только она произнесла это, среди шума отдыхающих до них донесся голос Живореза.
   - Я тебя найду, Квокенбуш!
   - Его надо обмануть, Шалопуто, - настаивала Кэнди. - Ты иди туда, а я - сюда.
   - И где мы встретимся?
   - У шоу уродов. Я буду ждать тебя там через полчаса. Держись толпы, Шалопуто, так безопаснее.
   - Мы никогда не будем в безопасности, пока этот человек сидит у нас на хвосте, - ответил тот.
   - Он не будет преследовать нас вечно, обещаю.
   - Надеюсь, ты права. Ваду ха, леди.
   - Ваду ха, - ответила Кэнди, возвращая пожелание на старом абаратском.
   Они расстались. Следующие несколько минут Кэнди провела как в тумане. Она протискивалась сквозь толпу, одновременно пытаясь выкинуть из головы голос Живореза, но слышала его при каждом шаге, повторяющий одно и то же:
   - Моя! Моя! Моя!
   Сотни, возможно тысячи лиц мелькали перед ней, словно в каком-то полузабытом сне. Лица, скрытые за тканью, папье-маше или раскрашенным деревом; улыбающиеся, изумленные или полные странного беспокойства. Были среди масок и лица знакомых ей людей: сотни вариантов Малыша Коммексо, Роджо Пикслер и даже Каспар Захолуст. Ее внимание привлекало многое другое, что она не могла точно определить. Мимо нее прошел молодой человек в черной маске, окруженной ярко-красными дредами. Лицо другого мужчины поросло ярко-зеленой листвой, в которой цвели цветы, похожие на ромашки. Третий с ног до головы был покрыт золотыми татуировками, а на груди искусно изображалась дыра, демонстрирующая механическое сердце.
   Среди этих ярких, странных созданий то и дело возникали проповедники - змеи этого Эдема, - вещая о скором Конце Света. Один из них, одетый в драную хламиду, обнажавшую тощие ноги, носил над головой фальшивый нимб и, указывая на проходивших мимо людей, утверждал, что в Конце Времен все они будут прокляты за свои грехи.
   Но его горькие слова не могли разрушить магию этого места. Куда бы она ни взглянула, всюду была красота.
   Стайка миниатюрных синих обезьян размером с колибри бросилась ей в лицо и взобралась наверх по невидимым нитям, исчезнув в облаке фиолетового дыма. Мимо пролетело с десяток шаров, преследуемых иглами, что настигли свою добычу и проткнули ее, освободив восторженный хор голосов. Рыба размером со слона, с выпученными глазами, похожими на две луны, проплыла неподалеку, оставляя за собой запах дыма.
   Окруженная такими чудесами, Кэнди уже давно потеряла направление и очень удивилась, когда, завернув за угол, оказалась в том же закутке, куда они пришли с сидевшим в клетке зетеком. Прямо перед ней было шоу уродов и ярко разукрашенные транспаранты, изображающие вереницу чудищ, которых можно было увидеть внутри.
   Она посмотрела в проход как раз когда там появился Живорез. Надеясь не попасться ему на глаза, она отступила в тень и на секунду подумала, что теперь ей повезет.
   Но когда Крест-Накрест собирался вновь исчезнуть в толпе, он унюхал ее и с леденящей уверенностью повернул к ней голову, уставившись прямо в темный коридор. У Кэнди не было возможности поменять укрытие. Ей оставалось только задержать дыхание и ждать.
   Прищурившись, словно пытаясь рассмотреть то, что скрывалось в тени, Крест-Накрест начал проталкиваться сквозь толпу к переулку. На его лице появилась легкая улыбка. Он знал, что она там.
   У Кэнди не оставалось выбора. Он видел ее. Ей надо было спрятаться, а поблизости находилось лишь одно убежище - шоу уродов.
   Она вышла из тени и побежала, не оборачиваясь. Она понимала, насколько близко был Живорез, слышала звук шагов по липкой, замусоренной земле и резкое дыхание.
   Отведя полог, она вбежала за сцену шоу уродов. Ее встретил невыносимый запах: смрадное сочетание гниющего сена и болезненно сладковатого запаха духов, которые, вероятно, были разлиты вокруг, чтобы сбить вонь. Рядом оказалось три клетки; в самой большой сидела тварь, похожая на слизняка размером с пони. При виде Кэнди она издала жалобное мяуканье и просунула между прутьев глаза на мясистых рожках. Долгую секунду слизняк изучал Кэнди, а потом сказал тихо и внятно:
   - Пожалуйста, выпусти меня отсюда.
   Не успел он договорить, как ту же фразу повторили обитатели двух соседних клеток (в одной из них сидела женщина-дикобраз весом в четыреста фунтов, а в другой - одно из созданий, чье изображение Кэнди видела на плакатах снаружи: мальчик-гибрид с чешуей и острым хвостом). Они произнесли ту же просьбу или ее грубую вариацию:
   - Выпусти нас!
   Теперь эти слова неслись со всех направлений. Некоторые голоса были высоким визгом, другие - низким ворчанием, третьи - невнятным шепотом.
   И когда Кэнди подумала, что такая какофония уже не может стать громче, она услышала Живореза, идущего по проходу и насвистывавшего как человек, потерявший в толпе своего пуделя.
   Тихо выругавшись, она попятилась. В любую секунду Крест-Накрест мог оказаться перед ней. Чем быстрее она отсюда выберется, тем лучше...
   В этот момент послышалась барабанная дробь, возвещавшая о начале шоу, и объявление, которое произнес женский голос, умудрявшийся звучать одновременно хрипло и торжественно.
   - Леди и джентльмены, добро пожаловать в Кунсткамеру Скотоманов. Вы посетите самую большую коллекцию уродов, извращенцев, мутантов, чудовищ, ошибок природы, четвероногих и врагов Абарата - и, разумеется, увидите единственный и неповторимый Глаз в Коробке! Готовьтесь ужаснуться кошмарам Творения во имя Жизни; Ужасам, созданным Жестокой Эволюцией! Они здесь для нашего увеселения! Вы можете смеяться над ними! Плевать в них! Можете даже пнуть - если, конечно, осмелитесь. И радуйтесь, что вы - не на их месте!
   - Пожалуйста, - мяукнул гигантский слизняк, - выпусти меня!
   Услышав ужасную речь миссис Скотоман, Кэнди не сомневалась, что нужно сделать, и дернула засов клетки. Всем своим весом слизняк налег на дверь, и та с неприятным скрипом отворилась. Тем временем Кэнди освободила женщину-дикобраза и мальчика-гибрида. Никто из них не колебался. В ту секунду, когда засов отъехал, они выскочили наружу, крича от радости.
   Сидевшие поблизости уроды слышали их радостные вопли и тоже начали кричать. Вскоре вся деревянная платформа сотрясалась от требований свободы. Кэнди могла бы отыскать другие клетки, однако в эту секунду полог отдернулся, и внутрь вошел Отто Живорез со злорадным выражением на лице.
   - Вот ты где! - сказал он, приближаясь к Кэнди. - Я знал, что ты не сможешь бегать от меня вечно!
   Но прежде, чем он ее схватил, между ними бросилась женщина-дикобраз, стремясь поскорее вырваться наружу. На несколько важных секунд она блокировала путь Крест-Накреста, не позволив ему поймать Кэнди. Та отодвинула второй сгнивший занавес и оказалась в гораздо более светлом помещении. Здесь стояло двадцать клеток с табличками на потеху нескольким десяткам заплативших посетителей. Все они с удовольствием разглядывали несчастных пленников Скотоманов и трясли их клетки. Чем громче уроды жаловались и плакали, тем больше они смеялись.
   Кэнди почувствовала отвращение и укол вины при виде Метиса, которого быстро вознесли до статуса Самого Ужасного Урода Кунсткамеры. Однако Метис не выглядел особо ужасным. Он сидел у задней решетки, положив голову на руки и опустив глаза. Мальчик с испачканным сахарной ватой ртом пинал клетку, пытаясь добиться от Метиса какой-то реакции. Так ничего и не дождавшись, он начал плевать в зетека.
   - А вот эта платила, миссис Скотоман? - спросил высокий костлявый человек, указывая на Кэнди.
   Миссис Скотоман резко обернулась, и ее серое платье взметнуло маленькое облако пыли. У нее были острые накрашенные ресницы и яркие губы. Цвет носа и щек свидетельствовал о тяжелом пьянстве.
   - Нет, мистер Скотоман, этой я билет не продавала.
   - Точно, миссис Скотоман?
   - Точно.
   Пара носила шляпы, представлявшие собой нездоровый вариант шляп-аквариумов, что вызывали в Балаганиуме такой ажиотаж. Вместо живой рыбы в шляпах Скотоманов плавали дохлые сушеные создания.
   - Ты пришла сюда посмотреть на уродов? - спросила миссис Скотоман.
   - Да, - ответила Кэнди.
   - Но не заплатила на входе.
   - Я пришла сюда по ошибке.
   Миссис Скотоман протянула пустую ладонь.
   - По ошибке или нет, платят все. Шесть зем.
   Она склонилась, и дохлая рыба ее шляпы дернулась в формальдегиде.
   Прежде, чем Кэнди успела ответить, из задней комнаты донесся новый шум, и Живорез вновь начал орать.
   - С дороги! - вопил он. - С дороги, пока я не свернул вам шеи!
   Услышав эти крики, зрители начали быстро покидать шатер, что совсем не порадовало миссис Скотоман.
   - Мистер Скотоман, - сказала она. - Будь так добр, посмотри, что там происходит. И останови это. Хватит на меня таращиться. - Она отвесила мужу неласковый пинок. - Давай!
   Мистер Скотоман неохотно приблизился к занавесу и зашел за него. Через две секунды его вышвырнули обратно, а следом появился тот, кто его толкнул - Отто Живорез.
   Миссис Скотоман издала пронзительный вопль.
   - Поднимись и убери отсюда это желтое чудище! - потребовала она. - Ты меня слышишь, мистер Скотоман?
   Тот послушно встал, но Живорез ударил его в грудь, и он снова упал, перевернув несколько маленьких клеток.
   - Где девчонка? - требовательно спросил Живорез.
   Кэнди пряталась за клеткой, где сидел зверь в три раза больше нее, конечности которого казались резиновыми. Он хныкал, как ребенок. Кэнди попросила его замолчать, но тот начал хныкать еще громче.
   Шум привлек внимание миссис Скотоман.
   - Девчонка там! - сказала она Живорезу. - Я смотрю прямо на нее. Вон она, прячется за феттери.
   - Вижу-вижу, - сказал Отто.
   - Не навреди моим деткам, - попросила миссис Скотоман. - Они - наш хлеб и масло.
   Живорез вытащил из-за пояса длинный нож и направился к скулящему феттери. Кэнди пригнулась как можно ниже и начала ползти между клеток.
   Внезапно из тени послышалось ворчание, и она лицом к лицу столкнулась со знакомым ей существом.
   - Метис!
   У зетека был невероятно жалкий вид, и Кэнди вновь почувствовала вину. Вне всякого сомнения, Метис испытывал клаустрофобию, сидя в запертой клетке. В конце концов, у него ведь были крылья.
   Погодите. Крылья! У Метиса есть крылья!
   - Послушай... - сказала она зетеку.
   Но не успела Кэнди продолжить фразу, как кто-то ухватил ее за воротник и вздернул на ноги.
   - Оставь наших уродов в покое, - рявкнула миссис Скотоман. От нее пахло старым ликером и дешевыми духами. - Эй, эй! - крикнула она Живорезу. - Я поймала твою девчонку. Иди и забери ее.

10. Уроды сбежали! Уроды сбежали!

  
   Кэнди следовало соображать быстрее. Живорез находился в десяти шагах и не выпустил бы ее из своих смертоносных рук. Она взглянула на унылого Метиса. Зетек был все еще опасен. Все еще голоден. Удастся ли ей сделать его своим союзником? В конце концов, оба они хотят одного и того же - оказаться как можно дальше отсюда. Он - подальше от Скотоманов, она - от Живореза. Возможно, вместе им удастся сделать то, чего не удалось бы каждому в отдельности.
   Попробовать стоило.
   Вывернувшись из рук миссис Скотоман, она дотянулась до края клетки и дернула тяжелый засов. Метис, кажется, не понял, что произошло, поскольку не двинулся с места, однако кошмарная миссис Скотоман все прекрасно поняла.
   - Ах ты мерзавка! - прошипела она, снова поймала Кэнди и в ярости затрясла ее. Она стукнула Кэнди о клетку, и дверь распахнулась.
   Метис вяло посмотрел через плечо.
   - Беги! - крикнула ему Кэнди.
   Миссис Скотоман все еще трясла ее, зовя мужа.
   - Мистер Скотоман! Возьми плеть! Быстрее же! Новый урод сбегает!
   - Держи девчонку! - закричал Живорез. - Держи ее!
   Но Кэнди уже надоело, что ее трясут, и она со всей силы ударила миссис Скотоман под ребра. Та выдохнула кислый воздух, отпустила ее и пошатнулась, оказавшись на пути Крест-Накреста. Женщина упала на него и, к досаде Живореза, помешала добраться до своей жертвы.
   Кэнди быстро просунула руки сквозь прутья решетки и толкнула Метиса, чтобы тот шевелился. На этот раз он понял. Раскрыв дверь, зетек быстро выскользнул наружу, но прежде, чем он оказался вне пределов досягаемости, Кэнди бросилась вперед и ухватилась за одну из его передних конечностей. Обернувшись, она увидела, как взбешенный Живорез, пытаясь подняться на ноги, сбил с миссис Скотоман шляпу. Ударившись о землю, шляпа разбилась, и в воздухе распространился острый запах формальдегида. Миссис Скотоман завизжала:
   - Моя болтушка! Невилл, это человек разбил мою болтушку!
   Ее муж был не в настроении кого-либо утешать. Он взял плеть, которой усмирял уродов, и взмахнул ею, готовясь ударить Кэнди. Метис с шумом расправил крылья и побежал по проходу между клетками. Кэнди продолжала держаться за него.
   - Лети! - крикнула она зетеку. - Или они загонят тебя обратно! Давай, Метис! ЛЕТИ!
   Она прыгнула ему на спину и крепко вцепилась в плечи.
   Сзади донесся свист плети Скотомана. Удар попал в цель - ее кожу словно обожгло. Она увидела, что плеть несколько раз обвилась вокруг руки и запястья. Это было ужасно больно, но боль ее взбесила. Как он посмел ударить ее? Она обернулась.
   - Ах ты урод! - заорала она и дернула плеть на себя. По счастливому стечению обстоятельств, в тот самый миг крылья Метиса подняли их в воздух. Плеть вырвалась из руки Скотомана.
   - Идиот! Ты просто идиот! - завопила миссис Скотоман и ухватила тащившуюся по земле рукоять, в то время как Кэнди выпутывала свое запястье. Пока Метис поднимался в небо, миссис Скотоман бежала за ними между клеток, не желая выпускать плеть. Через несколько шагов один из уродов подставил ей подножку, и она упала на землю. Кэнди бросила плеть вниз, прямо на ее распластавшуюся фигуру. Миссис Скотоман продолжала кричать на мужа, и ее проклятья становились все более изощренными.
   Поскольку над кунсткамерой Скотоманов не было крыши, Кэнди и Метис свободно поднимались по расширяющейся спирали до тех пор, пока не оказались метрах в пятнадцати над островом. К тому моменту происходящее внизу становилось все более хаотичным. Три беглеца из клеток за занавесом вышли на деревянную платформу и бродили между другими клетками, открывая их зубами, пальцами и даже хвостами.
   Кэнди с удовольствием смотрела на растущий беспорядок, когда жители бестиария Скотоманов распахивали двери и убегали, сбивая своих тюремщиков с ног. Сверху она видела, как быстро распространялись новости о побеге. Обеспокоенные родители брали на руки детей, и повсюду слышались крики:
   - Уроды сбежали! Уроды сбежали!
   Кэнди продолжала подниматься, когда вдруг услышала странный звук, вырывавшийся из уст Метиса. На секунду ей показалось, что его тошнит, однако этот звук, как бы странно он не звучал, был просто смехом.
  
   Тем временем Шалопуто прятался за прилавком с личиночным пивом Лила и сладким картофелем, скрываясь там до тех пор, пока не убедился, что Крест-Накрест не представляет для него угрозы. Он попросил одного из поваров приготовить ему кружку красного эля и положить кусок пирога пилигримов, после чего сел среди мусорных баков и с удовольствием начал есть пирог, запивая его элем. Внезапно он услышал, как кто-то возбужденно рассказывает о девушке, только что пролетевшей мимо верхом на каком-то чудище.
   Это моя Кэнди, подумал Шалопуто и, прикончив последний кусок пирога, посмотрел на светящееся небо. Вскоре он заметил свою леди. Она сидела на спине зетека, держащего путь на север. Конечно, Шалопуто был очень рад, что Кэнди не стала жертвой Живореза (которого он уже давно потерял из виду), но глядя, как его подруга становится все меньше по мере того, как Метис уносит ее в сумерки, он испытал страх. После побега из дома Захолуста Шалопуто никогда еще не оставался один. Рядом всегда была Кэнди. А теперь ему придется самостоятельно отправляться на ее поиски. Это была невеселая перспектива.
   Он смотрел, как девушка и ее крылатый конь постепенно исчезают в мягком закатном сумраке. А потом она пропала, и было видно лишь несколько звезд, сверкающих в небе над Окалиной.
   - Береги себя, леди, - тихо сказал он. - И не волнуйся - где бы ты ни была, я тебя найду.
  

Часть вторая

То, что заброшено; то, что забыто

  

Время, Время! В это Время!

Обезьян в кустах смятенье,

И несет тревоги бремя

Старец одинок.

Время, Время! В это Время!

Мать с безумством на коленях,

Но вчера под этой тенью

Я нашла цветок.

Когда Часы здесь станут Днем,

Когда Дни скроются в Ином,

Увидим ли из башен

Тот свет, что золотым огнем

Горит в Творенье нашем?

  
   - Песня Тотемикс

11. На север

  
   Вскоре Кэнди обнаружила, что свет вечного Карнавала Балаганиума озаряет не весь остров. Зетек нес ее вверх над пологим склоном холма, на другой стороне которого яркие огни празднеств, парадов, каруселей и аттракционов внезапно уступили место туманной синеве раннего вечера. Шум толпы и аттракционов, крики зазывал на представления - все это постепенно стихало. Спустя недолгое время редкие порывы ветра доносили до ушей Кэнди только намеки на шум, а потом исчезли и они. Теперь она слышала лишь скрип крыльев зетека и, время от времени, неприятный режущий звук его затрудненного дыхания.
   Пейзаж под ними был безлюден: красноватая земля с редкими тонкими и чахлыми деревьями, что отбрасывали на восток длинные тени. То тут, то там она замечала фермерский дом, обработанные поля, скот, идущий на покой после вечерней дойки. Хотя здесь всегда был вечер... Звезды всегда зажигались на востоке, цветы раскрывались навстречу луне. Здесь было бы очень приятно жить - день почти закончился, ночь еще не наступила. На Карнавале все иначе, подумала Кэнди. Там освещение создавало ложную яркость, а шум заглушал щемящую тишину, которая сейчас была вокруг них. Возможно, именно поэтому Шестой Час выбрали в качестве места для безумств Карнавала: это казалось чем-то вроде защиты от сумерек, способом отсрочить приближение тьмы смехом и играми. Но отсрочить его навсегда было невозможно. Чем дальше на север, тем длиннее становились тени, и краснота земли делалась фиолетовой и черной по мере того, как слабел свет.
   Кэнди очень старалась быть незаметной, не шевелилась и молчала. Она боялась, что зетек поймет - теперь он недосягаем для погони, и возьмет курс на Горгоссиум. Но пока он летел на север. Даже когда они оставили за собой остров и начали пересекать пролив между Шестым и Седьмым Часом, он не сделал ни одной попытки свернуть. Однако он опустился к морю и летел низко, высматривая, как думала Кэнди, рыбу, которую можно выхватить из воды. Кэнди надеялась, что он ничего не заметит, поскольку сунь зетек голову в воду, она бы почти наверняка с него свалилась. К счастью, подбирающаяся тьма и ветер, гнавший волны по поверхности воды, не позволяли легко отыскать рыбу, и они летели над темным проливом без происшествий.
   Впереди виднелась Окалина, а на ней - величественный и зловещий конус горы Галигали. Кэнди знала об этом Часе лишь то, что прочла в Альменаке Клеппа. Ей вспомнилось, что когда-то на острове стояло три прекрасных города: Вот-те-на, Микенсиус и Святозар. Извержение Галигали уничтожило их вместе с жителями - по крайней мере, так она запомнила. Кэнди не знала, давно ли случилось извержение, но видела потоки лавы, исполосовавшие остров черными шрамами; на них не росло ни одно растение, и ни один дом не был построен там с тех пор, как остыл жидкий камень.
   Было лишь одно место, где мрак и безжизненность рассеивались - на западном побережье. Там собирался бледный, мягкий туман, льнувший к этому участку земли, и из этого медленно движущегося облака вырастал целый лес высоких деревьев. Должно быть, это особые абаратские виды, поняла Кэнди; деревья из Иноземья (по крайней мере те, которые она проходила в школе) не смогли бы выжить там, где по небу разливались последние лучи заходящего солнца. Возможно, эти деревья питались не солнечным светом, а светом луны и звезд.
   Усталость и, возможно, голод начали серьезно влиять на летательные способности Метиса. Он переваливался из стороны в сторону, иногда так резко, что одно из его крыльев задевало верхушки волн. Ноги касались воды, иногда поднимая холодные брызги.
   Кэнди решила, что настало время нарушить молчание, и попыталась подбодрить зетека.
   - У нас получится! - сказала она. - Нам надо лишь добраться до берега. Осталось всего четверть мили.
   Метис не ответил. Он продолжал лететь, и с каждым взмахом крыльев его движения становились все более хаотичными.
   Кэнди уже слышала плеск волн у берега, и окруженные туманом деревья становились отчетливо видны. Кажется, здесь она сможет немного отдохнуть. Она уже забыла, когда в последний раз ей удавалось хорошо выспаться.
   Но сперва им надо было добраться до берега, и теперь с каждым метром это представлялось все менее вероятным. Метис старался изо всех сил, и его дыхание было резким и болезненным.
   - У нас получится, - повторила Кэнди. - Клянусь... мы сможем!
   На этот раз уставшее создание ответило:
   - Откуда взялось это мы? Не вижу, как ты машешь своими крыльями.
   - Я бы махала, если б они у меня были.
   - Но их нет. Ты - обуза.
   Не успел он договорить, как прямо перед ними вздыбилась вода, и из глубины вынырнуло огромное существо - не мантизак, а нечто, похожее на бешеного тюленя. Его пасть с многочисленными острыми зубами лязгнула лишь в дюймах от морды Метиса, и чудище рухнуло обратно в воду, подняв стену ледяной воды.
   Несколько панических секунд Метис почти вслепую летел сквозь брызги, и все, что оставалось Кэнди, это держаться за него и надеяться на лучшее. Потом она ощутила сильный ветер и стерла воду с глаз. Метис резко поднимался, чтобы избежать второго нападения. Она соскользнула с его спины и наверняка свалилась бы в море, если б зетек быстро не выровнялся.
   - Чертовы гиллеанты! - заорал он.
   - Он еще внизу, - предупредила Кэнди.
   Гиллеант поднимался вновь, на этот раз с рыком выталкивая свое невероятное тело из воды. Затем существо вернулось обратно, подняв еще одну тучу брызг.
   - Нас ему не поймать, - сказал Метис.
   Эта встреча словно придала зетеку второе дыхание. Он летел к острову, не снижаясь, пока не оказался достаточно близко от берега, где глубина не превышала метра. Только тогда он вновь опустился и резко приземлился на мягкий желтый песок.
   Некоторое время они просто лежали, тяжело дыша от облегчения и усталости. Очень скоро Кэнди начала стучать зубами от холода. Из-за гиллеанта она вымокла до нитки, и теперь холод пробирал ее до костей.
   Она поднялась, обхватив себя руками.
   - Мне надо найти огонь, иначе я подхвачу воспаление легких.
   Метис тоже встал; на его лице было все то же унылое выражение.
   - Полагаю, мы больше не увидимся, - сказал он. - Поэтому я должен пожелать тебе удачи.
   - Спасибо, это очень приятно...
   - Но я не стану. Мне кажется, ты создаешь одни неприятности, и чем больше удачи у тебя будет, тем больше неприятностей ты доставишь.
   - Кому?
   - Невинным тварям вроде меня, - проворчал Метис.
   - Невинным! - воскликнула Кэнди. - Вы прилетели, чтобы украсть рыбу, или ты уже забыл?
   - Оставь свое самодовольство! Подумаешь, собрался стащить несколько рыбешек! А за это меня избили - ты со своей магией, - посадили в клетку и продали на шоу уродов, после чего мне же пришлось тащить тебя на спине! Знаешь, что? Можешь замерзнуть здесь хоть до смерти! - Он в ярости захлопал крыльями, намеренно обрызгав Кэнди холодной водой. Она поежилась.
   - Счастливо, - сказал он с усмешкой. - Если тебе повезет, Галигали взорвется. Тогда и согреешься.
   Кэнди слишком замерзла, чтобы тратить силы на ответ. Она смотрела, как зетек машет крыльями, набирая скорость, и неуклюже поднимается в воздух. Несколько секунд он определял положение Горгоссиума, а затем полетел над водой, держась ближе к волнам в надежде обнаружить зазевавшуюся рыбину.
   Через минуту он скрылся из виду.

12. Тьма и предвкушение

  
   Примерно в то же время, когда Метис держал путь на остров Полуночи, небольшое судно - такое, на которое не дерзнул бы напасть ни один зетек, как бы ни был голоден, - выходило из гавани Теней на восточном берегу Горгоссиума. Судно являлось похоронной баржей, прекрасно убранной от носа до кормы черными парусами и перьями черного дрозда, окружавшими то место, где обычно лежал усопший. Однако на этой барже покойников не было. Кроме восьми гребцов, двигавших судно по ледяным водам на скорости, никак не соответствующей похоронной, там находился небольшой контингент солдат-заплаточников, способных отразить любую атаку. Это были лучшие воины, каждый из которых был готов отдать жизнь за своего господина. Кто же был их господином? Разумеется, Повелитель Полуночи.
   В широких одеждах из первоклассного шелка (чернейшего, самого зловещего цвета, цвета всех меланхоликов) он стоял, изучая темные воды Изабеллы, тогда как судно быстро двигалось вперед. Кроме солдат и гребцов, на барже находилось еще двое, но они молчали. Они отлично знали, что не следует мешать Кристоферу Тлену, когда тот погружен в свои мысли.
   Наконец, он прервал свои размышления и обернулся к тем, кого взял с собой.
   - Вы, наверное, думаете, куда мы держим путь? - спросил он.
   Мужчины переглянулись, но ничего не сказали.
   - Говорите. Кто-нибудь.
   Ответить решил Мендельсон Остов (чьи предки много поколений подряд служили династии Тленов).
   - Я думал, Повелитель, - сказал он, опустив глаза.
   - И до чего же ты додумался?
   - Возможно, мы направляемся в Коммексо. Я слышал, Роджо Пикслер планирует опуститься в глубины Изабеллы, чтобы узнать, кто там обитает.
   - Я тоже об этом слышал, - ответил Тлен, взглянув на темные воды. - Он изучает глубины и собирается вступить в контакт с тварями, живущими в морских впадинах.
   - С реквиями, - сказал Остов.
   - Да. Откуда ты о них знаешь?
   - Мой отец рассказывал, что видел тело одной из них, Повелитель. Ее выбросило на берег неподалеку от бухты Фалгора. Она была громадной, хотя почти съеденной и сгнившей. Тем не менее, ее глаза... или то место, где они раньше были... оказались такими большими, что отец мог встать в них, но так и не дотянуться до верха.
   - Значит, нашему мистеру Пикслеру следует быть очень осторожным, - сказал Тлен, не отрывая взора от воды. - Или Малыш Коммексо останется сиротой. - При этой мысли он усмехнулся.
   - Мы направляемся не туда? - спросил Остов.
   - Нет. Мы направляемся не туда, - ответил Тлен, теперь обратив внимание на другого пассажира похоронной баржи. Его звали Лиман Вол, и у него, как и у Тлена, была известная репутация, причем по той же самой причине - увидев Вола раз, забыть его оказывалось невозможно.
   В Воле не было ничего приятного или располагающего. Ему не особо нравилась компания двуногих сородичей - им он предпочитал насекомых. Одно это наделяло его печальной славой, в том числе и потому, что на своем лице он носил несколько следов этой близости. Много лет назад паук впрыснул ему в нос свой яд, за несколько мучительных минут разрушивший кожу и хрящ, оставив Вола с двумя отвратительными отверстиями в центре лица. Он приспособил себе кожаный нос, эффективно маскирующий увечье, но все равно делавший его мишенью для насмешек и слухов. Однако нос был не единственной причиной разговоров. Другие детали внешности и привычек Вола обращали на себя не меньшее внимание.
   Например, он родился не с одним, а с тремя ртами, усеянными ярко-желтыми зубами, которые тщательно затачивал до булавочной остроты. Когда он говорил, то сплетающиеся, перемешанные звуки, исходящие из трех его ртов, создавали жуткий концерт. Взрослые затыкали уши и выскакивали из помещений в рыданиях, поскольку эти звуки напоминали им о детских кошмарах. Но это было не худшей его чертой. С детства Вол утверждал, что знает тайный язык насекомых, и три его рта позволяют на нем говорить.
   Следуя своей страсти, он сделал себя пристанищем самых разных видов этих тварей. Они блуждали по его телу, где вздумается: под рубашкой, в брюках, по голове. Они были везде - вши Миггиса и мухи фургито, тараканы и суставчатые черви. В пылу своих территориальных войн они кусали его и часто вгрызались в кожу, чтобы отложить там яйца, однако это представлялось ему лишь небольшим неудобством, сопутствующим жизни с этими существами.
   - Итак, Вол, - произнес Тлен, глядя на вереницу желтоватых вшей, путешествующих по его лицу. - Как ты думаешь, куда мы направляемся?
   - К пирамидам Ксуксукса? - предположил Вол. Три его рта произнесли эти слова в унисон.
   На лице Тлена за кружащимися в воротнике кошмарами появилась улыбка.
   - Молодец, Вол. Именно так. К пирамидам Ксуксукса. - Он перевел взгляд на Мендельсона Остова. - Знаешь, зачем я тебя пригласил?
   Бедняга Мендельсон не ответил. Страх связал его язык и пригвоздил к небу.
   - В конце концов, - продолжал Тлен, - мы бы здесь не готовились войти в Пирамиды, не доберись ты до Иноземья в поисках ключа.
   Опустив руку в перчатке в складки своей одежды, он медленно вытащил Ключ, который искал Остов, преследуя его похитителей, Джона Хвата с братьями, за запретной границей, разделяющей измерения Абарата и человеческого мира. Преследование было нелегким. Остов вернулся в Абарат, пытаясь поймать Кэнди Квокенбуш, девочку, которой Хват передал Ключ. Однако добыл его не он. Ключ вернул волшебник Каспар Захолуст, в чьи руки попала Кэнди. По признательной улыбке своего повелителя и хозяина Мендельсон видел, что Тлен знал: его слуга не слишком помог делу. Теперь у Тлена был ключ, и пирамидам Ксуксукса скоро суждено открыться.
   - Пожалуй, вам стоит взглянуть, - сказал Вол.
   Из тьмы Ночного Часа появлялись шесть пирамид. Самая большая из них была такой огромной, что вокруг ее вершины собирались облака. Остров стоял на Часе Ночи, и небо здесь всегда было темным, чего нельзя было сказать о море Изабеллы. Пока похоронная баржа приближалась к ступеням Великой Пирамиды, ее присутствие (а точнее, присутствие ее могущественного пассажира) вызвало появление многочисленных крошечных созданий, грубой, неразумной жизни, которые отчего-то тянулись к такой великой силе, как Тлен. Все они мерцали огоньками и, возможно, то, что они были носителями света, а Тлен был Принцем Тьмы, способной уничтожить свет, делало его таким привлекательным. Какова бы ни была причина этого необычного собрания, они слетелись к барже в столь невообразимом количестве, что вода стала яркой от их блеска. Вдобавок к этой странности, до баржи донесся шум из пирамид, словно там находился целый оркестр демонов, разогревающийся перед исполнением чудовищной увертюры.
   - Этот звук действительно из пирамид? - спросил Остов.
   Тлен кивнул.
   - Но это же гробницы, - произнес Остов. - Здесь хоронили членов королевских семей.
   - А также их рабов, евнухов, лошадей, кошек, священных змей и василисков.
   - Они мертвы, - сказал Остов. - Змеи, евнухи, и все остальные. Все мертвы.
   - Мертвы и мумифицированы, - ответил Тлен.
   - Тогда откуда эти звуки?
   - Хороший вопрос, - проговорил Тлен. - И учитывая, что через несколько минут ты все увидишь сам, у тебя есть полное право знать. Представь себе мертвые цветы.
   - Цветы?
   - Да. То, что ты слышишь, это шум насекомых, которых они привлекают.
   - Насекомых? Такой громкий шум не может исходить от насекомых, Повелитель, - Остов напряженно усмехнулся, словно счел это шуткой. - Все равно, - продолжал он, - зачем им издавать такие звуки?
   - Объясни ему, Вол.
   Вол ухмылялся, ухмылялся и ухмылялся.
   - Они издают этот звук, потому что чуют нас, - сказал он. - Особенно тебя, Остов.
   - Почему меня?
   - Они чуют, что ты близок к смерти, и облизываются в предвкушении.
   Остов с презрением ответил:
   - У насекомых нет губ.
   - Сомневаюсь, что ты когда-нибудь их рассматривал, - сказал Вол, подходя к Остову.
   Три желтых улыбки Вола оказались для Остова чересчур. Он толкнул его с такой силой, что многие обитавшие на черепе насекомые попадали в воду. Вол огорченно вскрикнул, повернулся и свесился через край баржи к воде у ступеней, чтобы собрать упавших питомцев.
   - Пожалуйста, только не утоните, малыши! Где вы? Пожалуйста, пожалуйста, только не утоните! - Он испустил низкий стон, который начался у него в кишках и прошел через все тело, вырвавшись из горла криком ярости и страдания. - Они погибли! - заорал он, оборачиваясь к убийце. - Из-за тебя!
   - Ну и что? - сказал Остов. - Даже если и так. Это всего лишь вши и черви.
   - Они - мои дети! - кричал Вол. - Мои дети!
   Тлен поднял руки.
   - Тихо, господа. Вы продолжите беседу, когда мы закончим свои дела. Слышишь, Вол? Прекрати скулеж! У тебя будут другие вши, такие же замечательные.
   Пока оба мужчины угрюмо смотрели друг на друга, Тлен отправился на нос баржи. Во время ссоры немелодичный шум внутри пирамид стих. "Пчелы", или кто бы его ни издавал, замолчали, прислушиваясь к ссоре Вола и Остова. Теперь молчали и обитатели Пирамид, и их гости, ожидая любых звуков и зная, что очень скоро они увидят друг друга.
   Баржа подошла к каменным ступеням, ведущим к дверям Великой Пирамиды. Судно стукнулось о камни, и не дожидаясь, пока заплаточники его пришвартуют, Тлен сошел с палубы и начал подниматься к дверям. Мендельсон Остов и Лиман Вол заторопились следом.

13. Расплод

  
   Потребовалась серьезная подготовка и приличный подкуп, чтобы организовать посещение Тленом пирамид Ксуксукса. Это было священное место: в огромных усыпальницах лежали короли и королевы, принцы и принцессы, а в комнатах поскромнее - их слуги и животные. Уже многие поколения королевские роды не хоронили здесь своих членов, поскольку все шесть пирамид были наполнены умершими и их принадлежностями. Но пирамиды продолжали тщательно охранять солдаты, служившие Церкви Ксуксукса. Они оцепили их многочисленными судами, изысканно украшенными религиозной символикой, владея оружием устрашающей убойной силы. Более того, они имели право свободно применять это оружие для защиты пирамид и хранившихся там королевских останков. Но Тлен все организовал так, чтобы на время, пока его баржа находилась внутри охраняемой территории, у ступеней Великой Пирамиды, охрана сделала перерыв.
   Приблизившись к своей цели, он, однако, думал не об этих сложностях, не о том, что скрывалось в пирамидах, и не о Ключе, который стоил ему таких усилий. Он думал о девочке, появившейся в Абарате потому, что на нее случайно наткнулся похититель Ключа и его преследователь. Другими словами, он думал о Кэнди Квокенбуш.
   Кэнди Квокенбуш!
   Даже имя у нее нелепое, сказал он себе. Но почему тогда он буквально одержим ею? Она здесь только потому, что так сложились обстоятельства. Почему же он никак не выкинет из головы ее глупое имя? Она была лишь девочкой из всеми забытого городка Иноземья, однако непонятным образом завладела им полностью и целиком. И почему, когда он о ней думал, эти мысли сопровождались иными образами? Образами, которые глубоко тревожили его, вызывали боль, отвращение и стыд. Сцены яркого дня на острове Частного Случая, колокола, звонившие в праздник, и цветы, словно по какому-то невыразимому пониманию природы Часа, ставшие белыми для брачной церемонии...
   - Отвратительно, - сказал он себе, поднимаясь по ступеням Пирамиды. - Она ничто. Ничто.
   Остов услышал бормотание своего хозяина.
   - Повелитель, - сказал он. - Вы в порядке?
   Тлен посмотрел на него.
   - У меня плохие сны, Основ, - сказал он. - Вот и все. Плохие сны.
   - Но почему, Повелитель? - спросил Остов. - Вы - самый могущественный человек в Абарате. Что в этом мире может вас беспокоить? Как вы сами сказали, она - ничто.
   - Откуда ты знаешь, о чем я говорил?
   - Я просто предположил, что это та девочка. Я не прав?
   - Нет, - проворчал Тлен. - Ты прав.
   - Бабуля Ветошь наверняка могла бы разобраться с ней ради вас, - продолжал Остов, - если вы сами не хотите. Возможно, вы могли бы поделиться с ней своими опасениями.
   - Я ничем не желаю делиться с этой женщиной.
   - Но Повелитель, она ведь ваша бабушка. Она вас любит.
   Тлен почувствовал раздражение.
   - Моя бабка любит только себя, - ответил он.
   - Может, если я ей скажу...
   - О чем?
   - О ваших снах. Она приготовит что-нибудь, что поможет вам уснуть.
   Тлен издал резкий крик ярости и схватил Остова за горло, притянув так близко, что лицо Мендельсона вжалось во влажную поверхность воротника. Кошмары, скользившие в жидкости по ту сторону, подплыли на него посмотреть, тычась в стекло яркими мордами.
   - Я тебя предупреждаю, Остов, - проговорил Тлен. - Если скажешь моей бабке хоть слово о плохих снах, твоя жизнь превратится в один из них.
   Мендельсон старался освободиться из рук хозяина, отталкиваясь от Тлена здоровой ногой, в то время как деревянная ритмически дергалась в воздухе.
   - Я... я... предан вам, господин, - всхлипывал Остов. - Клянусь всем темным, сеньор...
   Так же быстро, как он схватил Остова, Тлен отпустил перепуганного мужчину. Тот упал, словно мешок с камнями, и растянулся на ступенях, выдавая свой ужас безошибочным запахом.
   - Я бы тебя не убил, - легко сказал Тлен.
   - Спасибо... спасибо, Принц, - пробормотал Остов, тем не менее, следя краем глаза за своим Повелителем, будто в любой момент на него мог пасть последний удар и прервать несчастную жизнь.
   - Идем, - резко произнес Тлен. - Позволь показать, насколько я тебе доверяю. Вставай! Вставай же!
   Остов поднялся на ноги.
   - Я дам тебе Ключ от пирамид, - произнес Тлен. - Ты удостоишься чести открыть мне дверь.
   - Дверь?
   - Дверь.
   - Я?
   - Ты.
   Остов не слишком обрадовался. Кто знает, что скрывается по ту сторону? Но вряд ли он мог отказаться от предложения своего принца, особенно когда перед ним был Ключ, мерцающий и соблазнительный.
   - Возьми, - сказал Тлен.
   Остов глянул через плечо Тлена на Лимана Вола, тоже смотревшего на Ключ. Остов видел, как отчаянно он его хотел. Если бы Вол отважился, то выхватил бы Ключ из рук Тлена, бросился к двери и открыл ее, чтобы первым увидеть скрывающееся внутри пирамид.
   - Удачи, - кисло произнес Вол.
   Остов попытался улыбнуться, но у него ничего не вышло. Он подошел к двери, глубоко вздохнул и вставил Ключ в замок.
   - Пора? - спросил он.
   - Ключ у тебя, - ответил Тлен. - Сам решай.
   Остов снова сделал глубокий вздох и повернул Ключ - по крайней мере, попытался. Но Ключ не шевелился. Ворча, Остов прислонился к двери, пытаясь провернуть Ключ силой.
   - Нет, нет, нет! - рявкнул Тлен. - Ты его сломаешь, болван! Отойди от двери, живо!
   Мендельсон мигом подчинился.
   - Теперь успокойся, - сказал Тлен. - Пусть Ключ все сделает сам.
   Остов кивнул и заковылял обратно. Он снова положил на него руку, и сейчас, хотя Остов едва надавил, Ключ повернулся. Удивленный и слегка испуганный, Остов отошел от двери. Ключ не только поворачивался, но еще и скользил внутрь, словно для того, чтобы никто не передумал. В ответ на его поворот вся область вокруг замка в радиусе фута начала двигаться и вращаться. Это был не просто механизм: по мере расширения эффекта из пирамиды начали исходить волны энергии, словно жар от кипящего котла. Дверь открывалась, и ее форма повторяла само здание, представляя собой огромный треугольник.
   Из темноты проема наружу вырвался запах. Это не был запах умерших; это не был аромат специй, в которых их хоронили, или дух древности - сухой, тусклый аромат времени, что ушло и больше не вернется. Это был отвратительный запах чего-то очень живого. Но какое бы живое существо не содержало его в поте, слюне или слезах, никто из троих раньше с ним не сталкивался. Даже Тлен, давно знакомый с миром разложения, никогда не чуял ничего подобного. Со странной улыбкой на лице он вглядывался в темноту за дверью. Однако Мендельсон решил, что с него хватит.
   - Я подожду на барже, - торопливо сказал он.
   - Не подождешь, - Тлен ухватил его за воротник. - Я хочу познакомить вас с ними.
   - С ними? - переспросил Лиман Вол. - То есть... их там много?
   - Скоро узнаем, - ответил Повелитель Полуночи. - Ты умеешь считать, Остов?
   - Да.
   - Тогда иди и посчитай, - сказал Тлен и пинком толкнул своего слугу к двери.
   - Погодите! - в ужасе возразил Остов. - Я не хочу идти туда один!
   Но было поздно. Он уже переступил порог. Изнутри раздался немедленный ответ: сухой шум бесчисленного множества созданий, очнувшихся от своих беспозвоночных снов, потирающих жесткие, острые ноги, раскрывавших стебельчатые глаза...
   - Что там? - заинтересованно спросил Вол. - Хлюстмазурикские скорпионы? Гнездо игольчатых мух?
   - Скоро он все увидит, - сказал Тлен, кивая на Остова.
   - Свет, Повелитель, - умоляюще произнес Остов. - Пожалуйста. Хотя бы свет, чтобы видеть, куда идти.
   После секундного колебания Тлен смягчился и, улыбнувшись Остову, сунул руку в карман, словно намереваясь достать лампу. Но в его пальцах оказалось нечто похожее на маленький волчок, который он поставил на тыльную сторону левой руки.
   Волчок начал крутиться и в своем кручении разбрызгивать вокруг себя волны мерцающего света, разгоравшегося все ярче.
   - Лови! - сказал Тлен и щелчком отправил волчок Остову.
   Тот сделал неловкую попытку, но волчок его перехитрил, пролетев между пальцами и ударившись о пол. Затем он проследовал внутрь пирамиды, освещая ее убранство.
   Остов сверху донизу осмотрел место, наполнявшееся своенравным светом, и всхлипнул от ужаса.
   - Погодите, - сказал Вол. - Есть только один вид насекомых, который так воняет.
   - И какой же? - спросил Тлен.
   - Расплод, - ответил Вол с благоговением в голосе.
   Тлен кивнул.
   - О Боги... - пробормотал Вол, сделав несколько шагов к двери, чтобы лучше разглядеть обитателей пирамиды. - Это вы их туда поместили?
   - Да, я посеял семена, - ответил Тлен. - Много лет назад. Я знал, что однажды они нам пригодятся. У меня для них дело.
   - И какое же?
   Тлен улыбнулся за своими кошмарами.
   - Великое, - ответил он. - Поверь мне. Великое.
   - Представляю, - сказал Вол. - Великое, да...
   Пока он говорил, из темноты появилась конечность трехметровой длины, разделенная на несколько шипастых сегментов.
   Лиман издал предостерегающий вскрик и отпрянул от двери. Но Тлен оказался быстрее. Он ухватил Вола за руку и остановил его.
   - Ты куда это собрался? - спросил он.
   В панике три голоса Вола ответили один за другим:
   - Они идут - дут - ут...
   - И что? - спросил Тлен. - Мы здесь хозяева, Вол, а не они. И если они это забыли, мы им напомним. Мы должны ими управлять.
   Вол посмотрел на Тлена так, словно Повелитель Полуночи сошел с ума.
   - Управлять ими? - переспросил он. - Да их там десятки тысяч!
   - Для того, что я задумал, мне понадобится миллион, - ответил Тлен. Он притянул к себе Вола, держа его так крепко, что тому было трудно дышать. - И поверь, миллионы будут. Эти создания - не только в Пирамидах. Они закапывались в землю и строили там ульи. Ульи размером с город. Каждый из них наполнен сотами, а в каждой соте - яйца, готовые расколоться по команде.
   - Вашей?
   - Нашей, Вол. Нашей. Тебе нужен я и моя сила, чтобы защититься от смерти, когда придет Последний День, а мне нужны твои рты, чтобы общаться с расплодом. По-моему, это честно.
   - Д-да.
   - Хорошо. Итак... давайте посмотрим, как выглядят наши союзники вблизи, - сказал он, отпустив Лимана Вола, и тот больше не пытался убежать, хотя ему страшно хотелось оказаться где-нибудь подальше от этого места.
   - Прикрой глаза, Лиман, - сказал Тлен. - Сейчас будет очень ярко.
   Он снова сунул руку в карман и вытащил с десяток светящихся волчков. Они разлетелись во все стороны, крутясь и разбрызгивая свет. Некоторые поднялись к потолку Пирамиды, другие провалились в зиявшие в полу ямы, третьи полетели направо и налево, освещая другие комнаты и вестибюли. От королей и королев, покоившихся в пирамидах с такой роскошью, ничего не осталось. Саркофаги, некогда хранившие своих чтимых обитателей, исчезли, как и священные книги, и свитки с молитвами, написанными для того, чтобы утешить их в раю. Не осталось ничего. Рабы, лошади, священные птицы, чьи духи должны были сопровождать королевские души по Вечному Пути, тоже пропали. Аппетит расплода поглотил и золото, и плоть, и кости. Великое племя пожирателей забрало все. Сжевало и переварило.
   - Смотри! - сказал Тлен, заметив обитателей пирамид.
   - Вижу, - ответил Вол. - Поверьте, я вижу.
   Даже Вол, обладавший энциклопедическим знанием о мире насекомых, не был готов к ужасным формам этих созданий, к бесконечным вариантам этих форм. Одни из них оказывались размером с личинку и плавали в лужах вонючей жизни; их тела шипели, вращаясь и трясь друг о друга. У кого-то была сотня конечностей, и они скучились на потолке, иногда поворачиваясь к одному из собратьев, чтобы принести его в жертву своему аппетиту. Третьи были плоскими, как бумажный лист, скользя по земле на тонкой пленке слизи.
   Но это было еще не все. В расплоде имелись существа размером с обрюзгших борцов и даже такие огромные, как слоны. А в их тени скрывались еще большие гиганты, создания, которых нельзя было окинуть одним взглядом из-за их невероятной величины, смиряющей даже самых уверенных в себе зрителей. После столь долгого пребывания во тьме никто из них не боялся света. Напротив, они жаждали его, и казалось, что населявшая пирамиду живая масса двинулась к выходу, с каждым шагом все яснее разоблачая свою пугающую анатомию. Конечности в форме ножниц, зубы, клацающие, как у дикой обезьяны, кости, стучащие, словно инструмент точильщика ножей. В их форме не было ничего, что говорило о дружелюбии и понимании: они были злом, простым и незамутненным.
   - Это больше, чем я себе представлял, - произнес Тлен с извращенной гордостью. - Что за кошмар!
   В этот момент из общей массы выступило создание размером с десяток человек. Бесчисленные паразиты ползали по его раздавшемуся телу подобно вшам.
   - Они хотят нас убить? - вслух поинтересовался Вол. Насекомые на его голове спрятались под воротник. Без их снующей компании он выглядел странно уязвимым.
   - Полагаю, оно нам об этом сообщит, - сказал Тлен, глядя на огромное создание со смесью уважения и опаски.
   Наконец, тварь заговорила, однако ее язык был Тлену незнаком. Он слушал внимательно, а потом повернулся к Лиману Волу. В нем существо распознало одного из тех, кто мог его понять. Так оно и было. Вол начал переводить, поначалу довольно осторожно.
   - Они... оно... приветствует вас. Дальше оно говорит: наше терпение на исходе.
   - Неужели, - сказал Тлен. - Тогда передай им от моего имени: скоро, очень скоро.
   Вол обратился к твари расплода, которая немедленно начала отвечать жестким, грубым голосом.
   - Оно говорит, что на островах появились чужаки.
   - Есть кое-кто, - согласился Тлен. Три рта Вола перевели ответ. - Но между нами и Великим Планом не возникнет препятствий.
   Тварь снова что-то сказала, а Вол перевел:
   - Оно говорит: ты клянешься?
   - Да, - ответил Тлен, слегка раздраженный тем, что это чудище подвергало сомнению его честность. - Клянусь. - Он посмотрел в глаза созданию. - То, что мы планировали, свершится, - произнес он. - Без вопросов.
   В этот момент обнаружилось, что тварь расплода знает об искусстве общения гораздо больше, чем показывала ранее, поскольку, когда она заговорила вновь, ее слова можно было разобрать. Она говорила медленно, складывая их, как части головоломки, однако сомнений в содержании ее фразы не было.
   - Ты... нас... не обманешь, Тлен? - сказала она.
   - Обману? Конечно, нет!
   - Много лет... во Тьме... мы ждали...
   - Да, я...
   - Голодные!
   - Да.
   - ГОЛОДНЫЕ! ГОЛОДНЫЕ!
   Хор голосов донесся из каждого угла пирамиды, из туннелей и ульев во многих футах под землей и даже из других пирамид, где племя росло и размножалось в течение многих лет, ожидая времени своего освобождения.
   - Я понимаю, - сказал Тлен, повышая голос, чтобы перекричать шум. - Вы устали ждать. Вы хотите есть. Поверьте, я все понимаю.
   Однако эти слова их не успокоили. Расплод со всех сторон двинулся к дверям, открывая пугающие детали своего обличья. Тлену были знакомы чудовища. Ущелья, леса и кишащие паразитами поля Горгоссиума порождали бесчисленные формы страшных незаконнорожденных тварей, но даже там не было ничего, что казалось настолько отталкивающим, как это тошнотворное племя с толстыми, влажными гроздьями глаз, бесконечными рядами ног, клацающих в наполненном гнилым запахом воздухе.
   - Повелитель, нам надо быть осторожнее, - пробормотал Вол Тлену. - Они приближаются.
   Вол был прав. Племя подошло слишком близко, чтобы они могли чувствовать себя в безопасности.
   Те, что обитали сверху, казались самыми быстрыми, в непристойной гонке перебираясь по головам других и сбрасывая на пол корчащиеся фрагменты своих тел.
   - Они действительно очень голодны, - заметил Мендельсон.
   - Как думаешь, что нам с этим делать, мистер Остов? - поинтересовался Тлен. Остов пожал плечами.
   - Накормить их, - сказал он.
   Тлен внезапно ухватил Остова за загривок.
   - Если ты так заботишься об их благополучии, мистер Остов, может, тебе стоит принести им в жертву свою жалкую плоть? Что ты на это скажешь?
   - Нет! - крикнул Остов, пытаясь вырваться.
   - Ты сказал нет?
   - Повелитель, пожалуйста! Повелитель! Я больше пригожусь вам, если буду живым, клянусь!
   - По правде говоря, Остов, я не могу представить себе никакого состояния, в котором ты мог бы мне пригодиться.
   Сказав эти слова, Тлен отшвырнул Остова прочь. Мужчина споткнулся о свою деревянную ногу и упал на колени в тени твари, разговаривавшей с Тленом. На ее бесформенном лице мелькнуло выражение, близкое к жалости. Остов отвернулся, поднялся и устремился по замусоренному полу в недра пирамиды, желая только одного - быть подальше от Тлена и расплода. Ковыляя прочь, он услышал над собой какой-то шум. Он замер, и в ту же секунду на него бросилась колючая, зазубренная форма, влажная и жилистая, крепившаяся к потолку узловатым куском собственной ткани. Остов вскрикнул, окруженный ею со всех сторон, а затем живая веревка, которой это существо держалось за потолок, плотно обмотала свой груз и исчезла во тьме, утащив Остова с собой. В последний раз он воззвал к своему хозяину; его голос был приглушен из-за зверя, в чьих путах он оказался. До входа донеслись тихие звуки последних жалких попыток освободиться, затем крики и удары стихли, и жизнь Остова оборвалась.
   - Они хотят убивать, - сказал Вол Тлену. - Думаю, нам лучше уйти.
   - Возможно.
   - Вы бы хотели сказать им что-нибудь еще?
   - Я сказал и увидел все, что хотел, - ответил Тлен. - К тому же, будут и другие встречи. - Он подошел к двери и позвал Вола. - Идем.
   Даже сейчас Вол смотрел на этих созданий с восхищением помешанного, вертя головой по сторонам и желая запомнить все до мельчайших деталей.
   - Пошли, Вол, пошли, - торопил его Тлен.
   Наконец, Вол поспешил к двери, но даже там задержался, обернувшись к расплоду.
   - Да идем же! - крикнул Тлен, закрывая дверь. - Быстрее, пока они не вышли.
   Несколько насекомых, находившихся в метрах от порога, сделали последнюю отчаянную попытку добраться до двери, прежде чем она закроется, однако Тлен был быстрее. Дверь пирамиды затворилась тем же необычным способом, которым недавно открывалась, и он быстро повернул Ключ в замке, оставив расплод в его тюрьме-улье. Разочарованные насекомые издали такой яростный шум, что стены пирамиды и каменные ступени, на которых стояли Тлен и Лиман Вол, задрожали под их ногами. Однако дело было сделано. Тлен аккуратно вынул Ключ и сунул его в глубокий карман своих одежд.
   - Ты дрожишь, - сказал он Волу с легкой улыбкой.
   - Я... я никогда не видел ничего подобного, - признался тот.
   - Никто не видел, - ответил Повелитель Полуночи. - Поэтому, когда я выберу момент и выпущу их, в каждом уголке Абарата воцарится хаос и ужас.
   - Это станет настоящим концом мира, - произнес Лиман, спускаясь к похоронной барже.
   - Нет, - сказал Тлен, следуя за ним. - Тут ты ошибся. Это станет его началом.

14. Элегия (история обезьяна)

  
   Кэнди не стала терять время и мерзнуть на берегу. Ей было ясно, где она сможет найти относительно уютное убежище - в туманном лесу в четверти мили от нее. С той стороны дул теплый ветерок, его аромат был приятным и обнадеживающим. Иногда эти порывы доносили до нее обрывки музыки: несколько нот, исполненных (возможно) на гобое. Нежная, мелодичная песня, вызывавшая у нее улыбку.
   - Жаль, что со мной нет Шалопуто, - сказала она, устало бредя по пляжу.
   Что ж, здесь она хотя бы не одна. Надо лишь следовать за музыкой, и рано или поздно отыщется музыкант. Чем отчетливее она слышала мелодию, тем больше приятной грусти испытывала. Мелодия напомнила ей песни, которые пел дедушка (папа ее мамы, дедушка О'Донелл), когда она была маленькой. Он называл их элегиями.
   - Что такое элегия? - как-то раз спросила она.
   - Песня о чем-нибудь грустном, - ответил он. Его голос был окрашен едва заметным ирландским акцентом. - Влюбленные расстаются, корабли тонут в океане, и мир полон одиночества от края и до края.
   - Почему ты хочешь петь о грустном? - спросила Кэнди.
   - Потому что любой дурак может быть счастлив, - проговорил он. - Но только человек с настоящим сердцем, - он сжал кулак и приложил его к груди, - способен создавать красоту из того, что заставляет нас плакать.
   - Я все равно не понимаю.
   Дедушка О'Донелл взял ее лицо в большие, испещренные шрамами руки. Почти всю свою жизнь он проработал на железной дороге, и у каждого шрама была своя история.
   - Конечно, не понимаешь, - сказал он со снисходительной улыбкой. - Да и с чего бы вдруг? Такая красавица не должна знать о печали мира. Просто поверь - невозможно прожить жизнь на полную катушку и ни разу не проронить слезу. Это не плохо, детка. Вот для этого и нужны элегии. Чтобы чувствовать себя хорошо, когда тебе грустно. Понимаешь?
   Она не понимала. Не до конца. Мысль о том, что печалясь, ты каким-то образом можешь почувствовать себя хорошо, казалась слишком сложной.
   Но теперь она начинала это понимать. Абарат ее изменил. В то недолгое время, что она путешествовала между Часами, ей довелось увидеть и испытать такие вещи, которые никогда бы не встретились в Цыптауне, проживи она там хоть тысячу лет. Изменение звезд на границе между Часами, когда все созвездия медленно исчезают с небес; луна, ярко освещающая воды моря и поднимавшая из фиолетово-синих глубин Изабеллы медленную процессию рыб с обращенными к небу печальными серебристыми глазами, которые вскоре разворачивались и вновь скрывались в темноте.
   Иногда эту печаль вызывало увиденное ею лицо, чей-то взгляд и даже тень пролетающей птицы. Дедушке бы здесь понравилось, думала она.
   Она приблизилась к кромке туманного леса; впереди начиналась уводившая в чащу тропка, сложенная из каменной мозаики, изображавшей переплетенные спирали. По странному совпадению ноги привели ее к самому началу тропинки, но время, что она пробыла в Абарате, было наполнено такими совпадениями, и она им уже не удивлялась, а потому просто продолжала свой путь.
   Те, кто складывал мозаику, явно решили пошутить с дизайном. Внутри и снаружи спиралей изображались животные - лягушки, змеи, создания, похожие на зеленых енотов, готовые упрыгать или ускользнуть, как только их коснется чья-то нога.
   Она была настолько занята изучением этой остроумной и умелой работы, что перестала следить за тем, где находится. Когда она подняла голову, пляжа не было видно, а вокруг росли могучие деревья, чьи кроны населяли разнообразные ночные птицы.
   И откуда-то издалека доносилась элегия, то затихая, то возникая вновь.
   Спиральные узоры дорожки с каждым шагом становились все более странными, а создания, вплетенные в спирали, еще фантастичнее, словно предупреждая, что ее путешествие скоро изменится. Наконец, впереди она заметила начало этих изменений, массивный дверной проем в виде двух изящных колонн, стоящих между деревьями.
   Хотя петли оставались на месте, а остатки дюжего железного замка валялись на земле, саму дверь пожрала то ли плесень, то ли ржавчина и гниль. Кэнди вошла внутрь. Отсутствующая дверь охраняла здание невероятной красоты. Стены по обе стороны были расписаны изысканными фресками, изображающими счастливые, волшебные сцены: пейзажи, где люди танцевали так легко, что преодолевали притяжение и взмывали в небеса, а животные, появлявшиеся из журчащих серебристых речек, обладали неземной красотой.
   Тем временем мелодия звучавшей элегии оставалась все такой же приятно грустной, как и раньше. Кэнди последовала за музыкой через огромные комнаты, где каждый шаг по изукрашенным камням отдавался гулким эхом. Дворец не остался нетронут окружавшим его лесом. Деревья, обладавшие неугомонной подвижностью, придававшей им силу большую, чем есть у обычных деревьев, протискивались сквозь стены и потолки, а сеть ветвей, склонявшихся под тяжестью фруктов, так походила на сложные резные, изукрашенные панели, что иногда невозможно было различить, где кончается мертвое дерево и начинается живое, где краска уступает место листве и фруктам и наоборот. Создавалось впечатление, что резчики и художники, творцы этого места, знали: однажды в дворцовые покои вторгнется лес, а потому сделали так, чтобы они гармонично погрузились в объятия природы.
   Кэнди почти видела тех, кто когда-то здесь работал. Нетрудно было представить морщинистые лица людей, трудившихся над окружающими ее шедеврами, хотя, разумеется, откуда ей знать, какими они были? Как могла она помнить то, чего никогда не видела? Однако образы оставались, усиливаясь по мере углубления во дворец. Мысленно она видела мужчин и женщин, работавших в свете летающих шаров, похожих на маленькие луны, чуяла запах свежесрубленного леса и красок.
   - Невозможно, - произнесла она вслух, чтобы покончить с этим раз и навсегда.
   Вскоре она поняла, что за ней кто-то следит, проворно перебираясь из тени в тень. То и дело она замечала своего преследователя: блеск глаз, мелькание полосатого меха. В конце концов, любопытство взяло верх, и Кэнди спросила:
   - Ты кто?
   К ее удивлению, она тотчас услышала гортанный ответ:
   - Меня зовут Утиль.
   - Утиль?
   - Да. Обезьян Утиль.
   Прежде, чем она ответила, из-за деревьев вышло кривоногое существо. Это действительно была обезьяна, но в ее перекошенном лице оказалось много человеческого. Глаза Утиля слегка косили, а широкий нелепый рот обнаруживал невероятное количество зубов, которые он демонстрировал, когда улыбался, то есть почти всегда. Одежда Утиля напоминала старый цирковой костюм: мешковатые полосатые брюки на сгнившем ремне, вышитый красно-желто-синий жилет и футболка, на которой было написано Я УТИЛЬ. Все это покрывала грязь и кусочки гнилой еды. Исходящий от обезьяна запах был далеко не ароматным.
   - Как ты здесь оказалась? - спросил он Кэнди.
   - Просто шла на музыку.
   - А кто ты такая?
   - Кэнди Квокенбуш.
   - Дурацкое имя.
   - Как и Утиль.
   Человеко-обезьян внезапно поднял палец и засунул его глубоко в нос, вытащив наружу через другую ноздрю. Кэнди постаралась скрыть потрясение, чтобы не доставить обезьяну удовольствия.
   - Значит, мы оба дураки, верно? - сказал он, пошевелив пальцем.
   Кэнди больше не могла сдерживать отвращение.
   - Противно? - весело поинтересовался Утиль.
   - Немного, - призналась она.
   Обезьян хихикнул.
   - Королю это нравилось больше всего.
   - Королю?
   - Королю Дня Клаусу. Это был Сумеречный дворец, пограничные земли его владений. На полпути к Галигали уже начинается ночь.
   Кэнди с уважением оглядела руины роскошного здания.
   - Значит, это был дворец.
   - И до сих пор есть, - сказал Утиль. - Правда, без королей и королев.
   - А что с ними случилось?
   - Ты историю в школе учила?
   - Абаратскую - нет.
   - А какая бывает еще? - спросил Утиль, подозрительно косясь на Кэнди. Ответа он не дождался. - Вообще-то этот дворец построили для дочери Клауса, принцессы Боа. А когда она умерла, ее отец приказал всем своим придворным, поварам, горничным, шуту - то есть мне, - идти искать собственное счастье.
   - А ты не ушел?
   - Какое-то время я бродил то там, то сям. Пытался стать монашкой, но мне не идут их шляпы. - Кэнди расхохоталась, однако выражение лица Утиля было совершенно серьезным, что сделало шутку еще смешнее.
   - Но потом ты вернулся? - спросила Кэнди.
   - А куда мне идти? Что делать шуту без короля? Я был ничем. Никем. Здесь, по крайней мере, у меня есть воспоминания о счастье. Она делала нас счастливыми. Она это умела.
   - Она - это...
   - Принцесса Боа, разумеется.
   Принцесса Боа. Это имя Кэнди уже слышала, но его всегда произносили шепотом.
   - У Клауса было двое детей, - продолжал Утиль. - Принц Квиффин и принцесса Боа. Они оба были замечательными, прекрасными созданиями. Вон там - Квиффин, - Утиль показал на портрет молодого человека с тонкими чертами лица, темными волосами и бородой, уложенной тонкими колечками. - А та девушка, собирающая цветы арвы - вон, видишь? - моя прекрасная принцесса в одиннадцать лет. Даже тогда она была необыкновенной. Совсем иным, непохожим на нас существом. В ней был свет... в глазах. Нет. В душе. Просто он светился в ее глазах. И неважно, какими брюзгливыми или мрачными вы были - достаточно просто оказаться с ней рядом на пару минут, и все снова становилось замечательно.
   Несколько секунд он молчал, а потом тихо повторил:
   - Все становилось замечательно...
   - Она заболела и умерла?
   - Нет. Ее убили.
   - Убили? Какой ужас!
   - В самый день свадьбы. Прямо там, в церкви, рядом с человеком, которого она собиралась взять в мужья. С Финнеганом Феем. - В глазах обезьяна заблестели слезы. - Я был там и все видел. И не хочу увидеть ничего столь кошмарного до конца своих дней. Такое ощущение, словно за секунду из мира исчез весь свет.
   - Кто же ее убил? - спросила Кэнди.
   Лицо Утиля было неподвижным, лишь его глаза бегали туда-сюда, словно пленники, запертые в клетке черепа.
   - Говорят, это сделал дракон. Ну, дракон действительно сделал это, в том смысле, что он ее убил. А Финнеган там же, у церкви, убил дракона, так что на этом все кончилось. Но настоящим злодеем... - Его глаза на миг закрылись, и когда они открылись вновь, он смотрел прямо на Кэнди. - Повелитель Горгоссиума, - очень тихо произнес он. - Вот кто это сделал. Кристофер Тлен.
   - Почему же его не арестовали?
   Обезьян издал горький смешок.
   - Потому что он Принц Полуночи. Неподвластный законам Дня. И никто на стороне Ночи не стал бы его арестовывать. Разве бы они посмели? Он же последний из рода Тленов! Я просто с ума схожу, думая об этом. На его руках - ее кровь, ее свет! И он свободен вредить дальше. Нет в мире справедливости.
   - Ты точно знаешь? - спросила Кэнди. - То, что он виновен в ее смерти...
   После нескольких секунд Утиль ответил:
   - Скажем так: если бы сейчас он стоял передо мной, и я бы мог с ним покончить, то сделал бы это... - обезьян щелкнул пальцами, - вот так! Есть вещи, которым не требуются доказательства. Ты просто знаешь. Сердцем. Не представляю, зачем ему это понадобилось, да и мне все равно. Просто я знаю, что это он. - Утиль замолчал, и с порывом ароматного ветра до них донеслась мелодия элегии.
   - Грустная музыка, - сказала Кэнди.
   - Это же не место для танцев. По крайней мере, теперь. Ты меня извини, я пойду. Мне не слишком хочется разговаривать.
   - Да, конечно. Прости. Я не должна была...
   - Сколько раз я себе говорил - делай все, чтобы быть счастливым. Ты не можешь изменить прошлое. Она ушла навсегда, и тут ничего не попишешь. Но в глубине души я отказываюсь в это верить.
   Он последний раз скорбно посмотрел на Кэнди и направился к синим теням. Уходя, он добавил:
   - Кстати, музыканта зовут Биларки. Он всегда молчит, так что не пытайся завести с ним разговор. Только время потеряешь.

15. Охотник

  
   Два лета назад в Цыптауне случилась трагедия, очень похожая на историю принцессы Боа. Молодой человек по имени Джонни Моралес приехал в город на свадьбу своей сестры Надин и за ночь до церемонии погиб в автокатастрофе. В ней же погиб и его спутник, будущий муж. На мальчишнике они много выпили и хохотали (по словам выжившего в катастрофе третьего пассажира), когда Моралес потерял управление и врезался в растущее на обочине дерево. Такая двойная трагедия оказалась для Надин слишком тяжелым испытанием. Потеряв и брата, и возлюбленного, она утратила волю к жизни. Через два с половиной месяца Надин приехала с маленькую гостиницу на окраине города и приняла такую дозу материнского снотворного, чтобы наверняка не проснуться. Боль, печаль, бессмысленность жизни без брата и жениха переполнила чашу ее терпения.
   Кэнди плохо знала Надин; девушка работала кассиршей в супермаркете, куда ходила ее мать, Мелисса Квокенбуш. Она казалась человеком, которым Кэнди не могла себя представить: всегда улыбалась, была готова помочь.
   Ее смерть глубоко тронула Кэнди. По непонятной для себя причине она испытывала сильную грусть. Даже сильнее, чем после кончины дедушки О'Донелла.
   После этого ей часто снилось, что она на свадьбе, в огромной церкви, заполненной цветами, какие можно увидеть только во сне. Иногда она была гостьей (хотя никто из Квокенбушей не дружил с семьями жениха и невесты и не получал приглашения), а иногда - невестой. Кэнди никому не рассказывала об этих снах, чувствуя себя несколько глупо: в конце концов, у нее не было на них никакого права. Это не ее трагедия. Почему же эти события так глубоко тронули ее?
   Она сидела в комнате с портретами принца Квиффина и юной принцессы Боа и пыталась разгадать загадку, глядя внутрь нее. Здесь, в Сумеречном дворце, она чувствовала какую-то связь: печаль о Надин Моралес и печаль о принцессе Боа соединялись с ее собственными эмоциями, собственными мыслями. Но почему? Каков смысл этой связи?
   Задавая себе этот вопрос, стоило подумать и о другом - почему судьба забросила ее в Сумеречный дворец? Летя с Метисом на Седьмой Час, она видела окруженные туманом деревья, у нее возникло четкое ощущение, что здесь находится нечто очень значимое, хотя тогда она не знала, что. Теперь ей стало ясно. Ее влекли пустые комнаты, по которым разносилась элегия. Они - и только что услышанная история.
   Выслушав ее, она решила уйти. Рассказ обезьяна вызвал в Кэнди мысли о Надин Моралес, а она хотела выкинуть их из головы. Но Кэнди видела далеко не весь дворец. Невозможно было покинуть это место (вероятно, навсегда), не изучив его получше. И пока невидимый Биларки продолжал играть свои элегии (теперь мелодия изменилась, но оставалась такой же грустной, что и прежняя), Кэнди начала углубляться во дворец. Постепенно свет гас, и чем темнее здесь становилось, тем легче представлялось, какими были эти комнаты, когда дворец находился в расцвете славы. Что за удивительное место! Ярко окрашенные стены, в воздухе разносится смех и запахи вкусной еды. Все виделось так живо, словно она действительно там была. В каком-то смысле она появилась в Абарате слишком поздно: времена дворцов, великих Королей и Королев прошли. Абарат превратился в суетное место, омраченное убийствами, темной магией, печалью, шоу уродов и вездесущим смехом Малыша Коммексо.
   Тяжесть музыки Биларки начала собирать свою дань. Чем дальше Кэнди заходила, тем сильнее уставала. Ноги тащили ее с трудом. Вскоре ей захотелось лечь и уснуть, хотя бы ненадолго. А почему нет? Здесь настолько же безопасно, как и в любом другом месте. Возможно, даже безопаснее. Она нашла шезлонг, казавшийся относительно уютным, и села на него. В ветвях деревьев, словно призрак, двигался Биларки, увлекая за собой свои элегии.
   Веки закрывались, словно налитые свинцом, и через несколько секунд ее голову наполнили голоса, исходящие от окружающих стен. Ее кто-то звал, кто-то из прошлого.
   - Иди сюда, дорогая! - сказал он.
   - Сегодня такие яркие звезды, - ответил голос девушки. - Интересно, что они говорят?
   - Не спрашивай! Никогда не спрашивай.
   - Почему?
   - Потому что тебе может не понравиться ответ.
   Она услышала чей-то смех и повернулась во сне, чтобы посмотреть, кто это так обрадовался. В противоположном конце комнаты стоял мужчина с длинной седой бородой. Даже если бы на его голове не было короны, Кэнди мгновенно признала бы в нем короля. Во сне он смотрел прямо на нее, и в его глазах была такая глубокая и искренняя любовь, что Кэнди захотелось плакать от удовольствия. Ее отец никогда не смотрел на нее так.
   - Что с тобой, дитя? - спросил Клаус. - Пожалуйста, не плачь.
   Кэнди приложила ладони к лицу. Ее щеки были мокрыми от слез. Король подошел к ней, протягивая руки.
   - Нет причин печалиться.
   - Я просто подумала, как все изменится, когда я выйду замуж, - ответила она. Это был ее голос, но несколько измененный. В нем чувствовалась глубина и мелодичность, отсутствовавшая в голосе Кэнди. Она взяла себе на заметку вспомнить об этом, когда проснется.
   - Он тебя любит, - сказал король Клаус. - Любит всей душой. Если бы он не любил, я бы не позволил ему взять тебя в жены и увести от меня.
   Клаус улыбнулся и нежно погладил ее по лицу. Она ожидала, что пальцы из прошлого будут холодными, но они оказались теплыми и мягкими. Он снова заговорил, почти шепотом.
   - Финнеган - дитя Ночи и Дня, - произнес он. - В истории островов никогда не было такого человека. По крайней мере, мы таких не знали. Это Божий дар, что вы нашли друг друга и полюбили. Вместе вы исцелите ту рану, которая многие поколения разделяла острова. - В глазах Клауса она увидела восхищение этой перспективой. - У вас будут самые прекрасные дети во всем Абарате, и в этом дворце им будет хорошо, поскольку он стоит там, где Темные Часы встречают Свет... Улыбнись, - мягко сказал он.
   Она подняла руки и накрыла его, переплетя пальцы.
   Прежде, чем она сделала то, что он так хотел увидеть, вдали послышался чей-то крик.
   - Что это? - спросила она.
   Король Клаус продолжал смотреть на нее с тем же любящим выражением лица, словно не слыша вопроса. Невнятный крик становился все громче. Кто бы это ни был, он находился в панике.
   Она огляделась, но рядом никого не оказалось. Комната была светлой и радостной, как и люди, стоявшие в ней.
   Тогда она поняла: паникер ей не снился. Он был снаружи, в реальном мире.
   - Мне пора, - сказала она Клаусу. Казалось очень странным разговаривать так во сне, но король был к ней очень добр, и она не могла его оскорбить.
   - Куда ты собралась? - спросил Клаус. - Ты принадлежишь этому месту. Навсегда. Навсегда.
   - Мне надо проснуться! - сказала она.
   Он смотрел на нее с удивлением.
   - Проснуться? - переспросил он. - Но ты не спишь...
   - Я сплю! Сплю! Слышишь этот крик?
   - Я ничего не слышу, - мягко ответил король. - Это шутка?
   - Нет, - ответила она, делая шаг назад. - Мне пора.
   Его пальцы все еще касались ее - Клаус не хотел расставаться. В некотором смысле этого не хотела и она. Она готова была вечно слушать его слова и голос.
   Однако ей надо было уходить. До нее доносились крики, полные ужаса, и теперь она знала, кому они принадлежат.
   - Утиль, - сказала она.
   - Обезьян? - переспросил Клаус.
   - Да, да, обезьян! Он в беде. Мне надо к нему. - Она выхватила руку, и когда контакт прервался, Кэнди почувствовала, что начинает просыпаться. - Прости, - сказала она королю, лицо которого начало расплываться и затуманиваться. - Я уверена, что...
   Закончить фразу она не успела. В этот момент Кэнди проснулась, и сон исчез.
   Рядом был Утиль, и его взгляд казался еще безумнее, чем обычно.
   - У нас проблема! - закричал он. - У нас большая проблема!
   - Что случилось? - спросила Кэнди, протирая глаза.
   - Я пошел на пляж подышать свежим воздухом, а там лодка с четырьмя гребцами-заплаточниками. Знаешь, кто такие заплаточники?
   - Боюсь, что да.
   - Это не обычные заплаточники. Эти сильнее, больше, и еще на них такие шлемы...
   - Грязюки. Они называются грязюками, - мрачно сказала Кэнди. - И наверное, они были не одни.
   - Да.
   - Там был человек с татуировками на щеках?
   - Был.
   - Это Отто Живорез по кличке Крест-Накрест.
   - Я о нем слышал. Он...
   - Охотник. Работает на человека, который убил вашу принцессу.
   - На Кристофера Тлена?
   - Да.
   - А теперь Живорез преследует тебя?
   - Точно.
   - Почему?
   - Тлен считает, что я - его проблема.
   Утиль удивленно склонил голову.
   - И почему он так думает?
   - Это долгая история.
   - А короткая версия?
   - Ну... я попала сюда из Иноземья. Случайно, как мне кажется...
   - Продолжай, - сказал Утиль.
   - В Горгоссиуме есть люди, считающие, что я собираюсь помешать их планам.
   - Каким?
   - Не знаю.
   - Но ты не...
   - Что - "не"?
   - Не пришла сюда, чтобы помешать их планам?
   - Нет. Я даже не знаю, какие это планы.
   - То есть они рубят не то дерево.
   - Да. Но так уж случилось, что на этом дереве я, и им все равно, что я невиновна.
   - Тебя все равно поймают.
   - Может быть.
   - Хм, - Утиль несколько секунд думал. - Удивительно, - сказал он и добавил. - Мне пора.
   - Уходишь?
   - Да. Я, видишь ли...
   - Занятый обезьян...
   - ...Трус.
   Кэнди рассмеялась, несмотря на мрачность ситуации.
   - По крайней мере, я честно признался, - сказал Утиль. - Пока. Было приятно познакомиться.
   Со стороны входа во дворец раздался громкий треск, а следом за ним - голос Живореза.
   - Кэнди Квокенбуш! - заорал он. - Покажись! Сдайся! Слышишь меня?
   Утиль широко улыбнулся, а затем выскочил в окно, находившееся слишком высоко, чтобы Кэнди могла последовать за ним.
   - Спасибо, обезьян, - негромко сказала она, когда тот исчез.
   Тем временем Живорез шел по ее следам в лабиринте дворца, и с каждой минутой его голос становился все громче.
   - Тебе некуда бежать! - кричал он. - Просто ложись на пол и жди меня.
   Кэнди постаралась выкинуть слова Живореза из головы и сосредоточиться на том, как избежать встречи со своим преследователем. Дверей было много, но куда они вели? Если она свернет не туда, проход может привести ее прямо в руки Крест-Накреста.
   Пока она об этом размышляла, ветер, прежде дувший в сторону пляжа, коснулся ее лица, принеся с собой музыку Биларки. Кэнди решила пойти за ней - возможно, та выведет ее в безопасное место. Откуда доносилась музыка? Кэнди задержала дыхание, вслушиваясь. Ага, оттуда! Через дверь справа, где внутри темной рамы плыли облака.
   Она не медлила. Сняв ботинки, она поспешила к двери и открыла ее. С той стороны ее ждал ветер и музыка. Она следовала за ней налегке, надеясь, что в конце концов окажется в безопасности.
   Одно было ясно наверняка: погоня вела ее в комнаты, где она до сих пор не бывала; комнаты, становившиеся все чудеснее, пока она углублялась в эту часть дворца. Стены одной казались сделанными из зеленого льда (хотя на ощупь были довольно теплыми); в другой искусно изображалось окно, через которое виднелся лес, отбрасывавший тени из света. Но у Кэнди не было времени на восхищение. Живорез находился где-то рядом, и иногда его заплаточники издавали пугающий вой, прокатывавшийся по дворцу, словно это был какой-то жуткий сумасшедший дом. К счастью, музыка Биларки не обрывалась. Когда Кэнди начало казаться, что она ходит по кругу и скоро очутится в руках Живореза, она увидела, что музыка привела ее в совершенно новую часть этого удивительного лабиринта.
   Ей не могло везти вечно. Шаги преследователя становились все громче, и уже не раз она, выскальзывая из двери одной комнаты, видела его тень, пересекающую порог предыдущей.
   - Я тебя вижу... - говорил Крест-Накрест. - Я тебя предупреждал, Кэнди Квокенбуш. Бежать некуда...
   Она обернулась и, наконец, увидела его лицо болезненно желтого цвета; глаза источали ненависть. На миг взгляд Живореза упал на нее, и она застыла, словно ноги приклеились к полу. Потребовалось невероятное усилие воли, чтобы сдвинуться с места. Она отвернулась и обследовала стену в поисках выхода. Поначалу она не увидела двери - только изображение пурпурного пейзажа, чей горизонт освещался целым созвездием светил и где прыгали и шествовали животные, казавшиеся беглецами из какого-нибудь цирка.
   Но ее взгляд оставался острым даже в полутьме. В стене была дверь, так хитро вписанная в картину, что поначалу казалась совершенно незаметной.
   И когда она ее увидела, то игнорируя очередное предупреждение Живореза, распахнула ее и вошла в самую странную комнату Сумеречного дворца.

16. Вундеркаммен

  
   В центре комнаты стояло дерево, чьи раскидистые ветви пронзали крышу. Под деревом на большой табуретке сидел музыкант, элегии которого привлекли Кэнди в это странное и чудесное место - Биларки. Он выглядел вполне обыкновенно, за исключением того, что из его головы и спины вытягивались серые щупальца, раскачивавшиеся в ритме музыки. Инструмент Биларки не был гобоем, как сперва показалось Кэнди - это был абаратский инструмент, и звуки, что из него рождались, выглядели как переплетенные ленты зеленого, синего и оранжевого.
   Кэнди очень не хотелось отвлекать его от творчества, но ситуация была срочной.
   - Простите, - сказала она. - Отсюда можно как-нибудь выйти? Кроме двери, в которую я вошла?
   Он открыл глаза, до сих пор зажмуренные от удовольствия, и покосился на нее. Судя по выражению лица, он понял ее вопрос, но вместо ответа продолжал играть. Однако то, как он играл, возможно, и было ответом? Музыка лишилась печали и стала гораздо более быстрой. Она подошла ближе. Что он этим говорил?
   - Путь есть, ведь так? - спросила она.
   Биларки продолжал играть. Сейчас мелодия была почти неистовой. Ясное дело, что он не собирался ей отвечать.
   Она посмотрела на дверь, через которую вошла. С той стороны доносился звук падающих предметов мебели. Живорез готов был разнести весь дворец, но не дать ей ускользнуть снова, как на острове Простофиль, Хафуке, Балаганиуме и Утехе Плоти. Музыка прибавила ей энергии, и она пошла вдоль стен, глядя вверх и вниз в поисках другой двери.
   На стене изображались два монаха: один - человек, другой - житель Абарата, из посохов которых возникали листья и звезды. Картина затрудняла поиск, поскольку ее изысканная красота отвлекала Кэнди от простого розыска рукоятки или переключателя - да хоть бы узкой трещины, которая бы намекала на место выхода. Однако она искала тщательно, прижимая ладони к стене и последовательно двигаясь по комнате.
   Скоро Кэнди заметила, что музыка утратила свою энергичность. Что это значит? Она ищет не там? Да! Посмотрев на Биларки, Кэнди изменила направление, и музыка, разносившаяся от деревьев, обрела прежний темп, поощряя ее двигаться дальше. Кэнди достигла угла комнаты, глядя на новую стену. Та казалась не слишком обнадеживающей. Не было ни трещин, ни даже мелких зазоров. Однако музыка влекла ее, и она подчинилась этим указаниям, начав исследовать стену так же тщательно, как предыдущую.
   Она не теряла времени на то, чтобы смотреть на дверь. Этого не требовалось. Она отлично слышала шум, становившийся все громче по мере того, как Живорез и его чудища обыскивали комнату. Уже очень скоро он найдет вход. Через пару минут, если ей повезет. Или секунд, что более вероятно.
   А затем музыка вновь изменилась. Быстрая мелодия уступила место медленному, размеренному аккорду, который проник в самое ее сердце. Она с удвоенной силой надавила на стену, тогда как аккорд Биларки становился все мощнее и глубже. Было ли это ее воображение, или в стене действительно возникла легкая дрожь? Нет, ей это не показалось. Расписанная стена и в самом деле дрожала, словно знала секрет и стремилась им с кем-нибудь поделиться.
   Шум в соседней комнате внезапно стал невероятно громким. На этот раз она ничего не могла поделать и обернулась. Как ни странно, в дверь заглядывал Утиль, старавшийся выглядеть предельно незаметным. Он подбежал и спрятался за ее худыми ногами.
   - Ты вернулся! - сказала она, с улыбкой глядя на него.
   - Тс-с, - ответил он, нервно ковыряя в ноздрях. - Они прямо за дверью.
   Не успел он договорить, как случилось сразу несколько вещей. Во-первых, дрожащий аккорд в исполнении Биларки оборвался, и стена под ладонями Кэнди вздрогнула, затряслась и раскрылась. Она услышала выдох Утиля и, глянув вниз, заметила на его лице выражение благоговения.
   - Ты посмотри! - сказал он.
   Кэнди последовала за его взглядом. У нее было только четыре секунды, чтобы осмотреть открывшуюся комнату. Потом она услышала своих преследователей, бранившихся в стремлении первыми войти в дверь, и голос Живореза, прервавший перебранку.
   - Я тебя вижу, Кэнди Квокенбуш!
   Она вновь обернулась. Лицо Живореза стало еще ярче, чем несколько минут назад. Теперь оно отбрасывало болезненный свет на грязюк, что окружали хозяина и в этом свете являли без прикрас всю свою ужасную, пустую сущность, словно живые пугала, прогнившие остовы, бродящие по изысканным комнатам дворца.
   - Приведите ее! - закричал Крест-Накрест.
   По его команде заплаточники, спотыкаясь, двинулись к комнате, желая поскорее наложить на нее свои ледяные руки.
   - Быстро! - сказал Утиль. - Шевелись, пока не поздно!
   Он потянул ее и втащил в отверстие в стене.
   Новая комната не походила ни на одну из виденных ею до сих пор. Здесь не было ничего, что предназначалось для удобства человека - ни стульев, ни стола, ни кровати. Три стены от пола до потолка занимали стеллажи, но их содержимое не могло бы развлечь посетителей. Все полки до последнего дюйма были уставлены предметами, не имевшими друг с другом ничего общего.
   С потолка на сети ржавых цепей свисало нечто вроде чучела рептилии, обладавшей шестью парами маленьких крыльев с ярко окрашенными перьями, а седьмая пара, гораздо большая, росла из макушки ее длинноносой головы. В кресле со скучающим видом сидела мумия. На полках за сушеным гигантом стояли десятки банок, урн, флаконов и других старинных сосудов, где находилась странная коллекция предметов, естественных и нет. В одной банке была птица с детской головой в розовом чепчике (или ребенок с телом птицы). В другой - создание с кучей щупальцев на фоне нарисованного морского пейзажа. Многие предметы Кэнди вообще не могла определить: то были странные, затвердевшие формы, которые казались сломанным механизмом неких древних часов, окаменелыми останками ракообразных или любопытным сочетанием того и другого.
   На противоположной стороне висела неупорядоченная коллекция масок, а среди них - куклы в свадебных нарядах, чьи девственно белые кружева со временем пожелтели.
   - Вундеркаммен, - проговорил обезьян. - Думаю, это слово пришло из Иноземья. Оно означает "Кабинет Чудес".
   Перед Кэнди была самая странная и всеобъемлющая коллекция, какая ей только встречалась: словно кто-то собрал в одной комнате все странные и необычные вещи, попавшие ему в руки или на глаза. В центре стоял вырезанный из дерева и раскрашенный абаратский тотемный столб: целое племя созданий, сидящих на плечах друг друга; кто-то уютно сжимался, кто-то опасно балансировал. Столб был слишком высоким, чтобы уместиться в комнате целиком, поэтому в потолке было проделано отверстие, и тотем возвышался над ним еще метра на три.
   Несмотря на необходимость бежать от Живореза, мимо столба Кэнди не могла пройти равнодушно.
   - Что это такое? - спросила она Утиля.
   - Это племя, - сказал он. - Все племя, собранное и скованное вместе.
   - Почему?
   - В наказание. Его называют Тотемикс. И поверь - от них одни неприятности.
   Глаза Кэнди бегали вверх-вниз по Тотемиксу, переходя от лица к лицу. Здесь были самые разные любопытности: дикие мужчины и сумасшедшие женщины, косоглазые дети и вытянутые собачьи морды. Она продолжала рассматривать эту невероятную коллекцию, когда услышала позади себя голос Живореза.
   - Так-так, - сказал Крест-Накрест. - Надо же. У тебя просто нюх на предметы силы, Квокенбуш!
   - Правда?
   - Сначала Ключ...
   - Я тут не причем.
   - Теперь личная коллекция чудес короля Клауса. Его Вундеркаммен. Я бы никогда ее не нашел, если б не должен был искать тебя. Тлен будет доволен. Очень доволен. Может, он даже решит тебя не наказывать, - Живорез улыбнулся. - Хотя я сомневаюсь, - сказал он с притворным сожалением. - Нут! Иттер! Взять ее. Но будьте аккуратны, поняли?
   Две больших грязюки что-то проворчали в ответ и направились к Кэнди со странным опасением, словно боялись ее или чего-то вблизи нее.
   Но не успели они наложить на Кэнди руки, как обезьян издал внезапный и громкий крик, и заплаточники на секунду замешкались. Кэнди среагировала быстро. Она нырнула под них и устремилась к двери, однако у нее на пути встал Живорез с самодовольной улыбкой на испещренном татуировками лице.
   - Не в этот раз, - сказал он.
   Он легко отшвырнул Кэнди назад в комнату, и она ударилась о стол, на котором лежало несколько деревянных, ярко раскрашенных статуэток богов и богинь. Статуэтки свалились на пол, а следом за ними упала и Кэнди. В этот миг она могла бы поклясться, что услышала голоса, говорившие так, словно рты их обладателей не шевелились.
   - Ну и ну, - сказал кто-то.
   - Грохнулась, - произнес другой.
   - Такая неуклюжая, верно? - заметил третий.
   Она взяла одну из статуэток за деревянные ноги и посмотрела на нее.
   - Вы разговариваете? - спросила она.
   Статуя смотрела на нее пустыми глазами. Нет, она не говорила. Тогда кто?
   - Взять ее! - приказал Живорез заплаточникам, и самый большой из них рванул к Кэнди. Она попыталась защититься статуэткой, но Иттер - если это был Иттер, - выхватил ее из рук и ударил Кэнди так, что она пролетела полкомнаты и приземлилась у основания тотемного столба.
   Живорез направился к ней.
   - Все кончено, девочка, - сказал он. - Ты моя.
   В этот миг в воздухе пронеслось что-то темное. Это был Утиль, прыгнувший на него с потолка. Сила инерции отбросила Живореза назад, в то время как Утиль бил его кулаками.
   - Уберите от меня эту мартышку! - орал Живорез.
   - Я не мартышка! - взвизгнул Утиль. - Я обезьян! О-БЕЗЬ-ЯН!
   Кэнди знала, что у нее есть лишь несколько секунд, прежде чем заплаточники оттащат Утиля от Живореза. Она схватилась за тотем, собираясь подняться на ноги, но в момент прикосновения ее пронзило нечто вроде удара током; он побежал вверх по руке, плечу и шее, взорвавшись в голове странно приятным ощущением. Хотя вокруг царил хаос, мысли оставались холодными и спокойными. Она посмотрела на ладонь, с удивлением увидев, что та яркая, почти золотая. Этот золотистый свет раскрывал карту ее анатомии - нервы, сосуды, мышцы. Кэнди такое зрелище отнюдь не расстроило. Наоборот, оно казалось ей прекрасным. Во вневременном пространстве, где не было ни Крест-Накреста, ни заплаточников, она с приятным изумлением изучала запутанное строение своей ладони.
   Видение длилось недолго. Не желая его терять, она вновь коснулась тотема, надеясь возобновить контакт, который зажег ее руку золотым огнем. И это случилось! Только она коснулась резьбы, как через нее прошла освежающая волна чувств, распустившись в голове цветком удовольствия.
   Она ощутила на лице прилив энергии, словно на нее кто-то дохнул. И вместе с этим явились звуки голосов, тех самых, которые так нелестно отзывались о ее падении. Сейчас они произносили то, что представлялось одним многозвучным словом, из которого можно было разобрать лишь несколько знакомых звуков:
   - ...камунатоневолюанамасатполастафан...
   Кэнди взглянула на столб, и ее сознание, сражавшееся с тайной полузабытого с тех самых пор, как она попала во дворец, внезапно обрело понимание происходящего.
   Тотемикс! Утиль сказал - Тотемикс! Именно эти создания сейчас и болтали. Это собранное в столбе племя называлось Тотемикс, и ее прикосновение пробудило их ото сна.
   Она видела, как они начинают шевелиться, двигаясь в своем покрове из краски; их глаза мерцали, рты раскрывались, расширялись и улыбались по мере того, как вверх по столбу, от точки, которой коснулась Кэнди, распространялось заклятье жизни. С каждым дюймом оно поднималось все выше, и в процессе этого новый орган или конечность обретали жизнь. Вытягивалась рука, нога шевелила трехсуставчатыми пальцами, три глаза рассматривали мир, в котором проснулся их обладатель. В племени не было существ, полностью похожих на человека, но не было и тех, кто бы полностью являлся животным.
   Кэнди видела длинноногое создание с круглым телом и рогом на голове; голова другого походила на кошачью, и оно носило забавный костюм; третий и четвертый имели общую голову с неразличимыми чертами лица.
   Первыми, кто покинул эту странную тюрьму, оказались птицы или те, чьи формы напоминали птичьи. С благодарными криками они вырвались из застывшего состояния, немедленно поднявшись к потолку комнаты и начав кружить под его сводами. Их голоса оказались зовом жизни, ускоряя пробуждение остального племени Тотемикс. Вот взлетело существо со змеиным телом и ярко-красными крыльями, присоединяясь к стае птиц; другое создание с похожим на скрипку носом выбралось, наигрывая свою странную музыку. Женщина, ощетинившаяся белым мехом, прыгнула на стену и отскочила от нее, сделав кувырок. Повсюду были восторги и радость, крики восхищения и возгласы удовольствия.
   Ни одно из этих созданий не казалось злым и вредоносным, но Крест-Накрест все равно держался от них подальше. Он вновь отправил своих заплаточников за Кэнди, но даже они не решились приблизиться к пробуждающемуся Тотемиксу.
   Тем временем воскресение продолжалось; живые существа выпрыгивали и вылетали из каждой части столба. Во многих местах они оказывались настолько переплетены, что процесс оживления походил на бесконечный поток жизни, изливавшийся на землю. Падая на пол, разворачивались крошечные грызуны; похожие на свинок животные издавали неожиданно громкие крики; появлялись длинноногие мартышки размером с ладонь Кэнди. И пока падал весь этот чудесный дождь, из колонны начали возникать гораздо большие создания, словно купальщики, вылезающие из теплой ванны: поначалу ленивые и апатичные, но оживающие с первым глотком холодного воздуха.
   И в центре этого рождения сидела Кэнди со слезами радости и изумления на лице. Редко когда она чувствовала себя столь счастливой.
   Однако Живорез не был счастлив. Ему совсем не нравилось смотреть на золотой свет, слышать радостные птичьи песни и лицезреть созданий, с криками блаженства приходящих в этот мир. Он чувствовал отвращение и неприязнь. Но больше всего отвращения он испытывал к девчонке Квокенбуш, сидевшей на полу со слезами и идиотской улыбкой на лице. Он дважды приказывал заплаточникам войти в этот хаос света и жизни и привести ее, но заплаточники - даже грязюки, - были глупыми, суеверными тварями. Их пугал поток окружавшей девчонку силы. Живорез знал, что единственный способ закончить это скверное дело - самому войти на территорию племени и схватить Кэнди.
   Он не был безоружен. У одного человека на Хафуке он купил Звездную биту, четырехфутовую палку, в древности использовавшуюся в жестокой игре. Эти биты имели представления о морали. Они знали разницу между хорошим и плохим и могли выбирать одно или другое. Битой, которую носил с собой Живорез, владели поколения устрашающих игроков, игравших в великую игру с жестокой и часто смертельной результативностью. Другими словами, он владел оружием, которое не только сбивало падающие звезды, но и погубило множество невинных людей. Ему нравился ее вес. Она придавала ему уверенности. В бите чувствовалась сила топора палача. Он поднял ее, положил на плечо, а затем, постаравшись не обращать внимание на бардак, устроенный Тотемиксом, сосредоточил внимание на девчонке из Иноземья.
   - Готовься, Кэнди Квокенбуш, - сказал он. Глядя на Кэнди в окружении Тотемикса, он ощутил, как в нем что-то сломалось. Что бы там ни приказывал Тлен, теперь он не собирался привозить Кэнди в Горгоссиум живой. Крепко сжав Звездную биту, он направился к девчонке с намерением раз и навсегда положить конец ей и ее порочным делам.

17. Звездная бита

  
   Пребывание среди освобождающегося Тотемикса не было похоже ни на что. Золотой свет, который Кэнди видела в своей руке, теперь наполнял воздух, образуя огромный водоворот, где парили воскресшие создания, получая от этого невероятное удовольствие. Может, таким и было начало мира, думала она. Таким вот ярким, кружащимся танцем.
   Ей захотелось стать частью этого танца. Она встала и начала кружиться в центре света, хохоча как сумасшедшая. А если так оно и было? Если все ее приключение было лишь безумным сном, который она выдумывала в процессе пребывания в нем? Если так, она не хотела просыпаться. Здесь было столько всего, такое изобилие...
   Погодите! Кружась, она уловила нечто неприятное, вторгшееся в этот волшебный танец. К центру комнаты направлялся Крест-Накрест, держа в руках какое-то оружие. Из него вылетали дуги сине-черных молний, ударяясь о стены и иногда попадая потолок. Оружие источало запах жженого сахара, смешанный с чем-то неприятным. Волны золотистой силы, истекающей из Тотемикса, отворачивались от оружия, словно испытывая отвращение к самой его природе.
   Судя по выражению лица Отто Живореза, его самого удивляла эффективность биты. Держа ее обеими руками, он сделал взмах, прорезав в золотой вуали жизни темный след.
   - Все кончено, - сказал он. - Кончено! Кончено!
   Кэнди прекратила танцевать и сосредоточилась на Живорезе, пытаясь вычислить, как бы мимо него проскочить.
   - Утиль! - крикнула она.
   - Я тут! - ответил обезьян. Он забрался на полки и сейчас сидел наверху.
   - Слезай оттуда! - крикнула она. - И убери отсюда Тотемикс!
   - Зачем?
   - Смотри, - Кэнди указала на Крест-Накреста.
   Утиль немедленно все понял. Кэнди видела, как он слезает с полок, а затем вновь взглянула на врага.
   Живорез поднял над головой темное оружие.
   - Звездная бита! Звездная бита! - услышала Кэнди крик Утиля. - Осторожней, у него Звездная бита!
   Она обернулась, чтобы оценить, насколько далеко может отойти. Оказалось, что не очень. Взрыв силы оживающего Тотемикса перевернул всю мебель, и чтобы через нее перебраться, она должна была повернуться к Живорезу спиной, открыв себя для нападения.
   Но какой у нее был выбор? Надо что-то делать - или остаться среди света и дать ему...
   Свет! Конечно, свет!
   Она раскрыла ладони. В ней все еще оставалось золотое свечение. Пылинки и частицы света из воздуха тянулись к ее пальцам.
   Все это - часть танца, подумала она; пылинки, ее руки, кружащийся свет: все это часть одного прекрасного танца. А я - в нем.
   Она наклонилась, обхватила ладонями светящийся воздух и потянула его. Свечение имело вес и силу. Казалось, Кэнди тянет ткань; она чувствовала, что свет оборачивается вокруг пальцев, готовый прильнуть к ней еще теснее.
   Если бы Живорез догадался, что у нее на уме, то мигом бы ее прикончил. Но он был сконцентрирован на своем оружии, с любовью рассматривая Звездную биту.
   Неожиданно Кэнди почувствовала легкую жалость к Живорезу: он никогда не сможет испытать ту радость, которую ощутила она, изучая тайны Абарата. Он выбрал зло и тьму; бедный, жалкий человек...
   Все это время она продолжала работать со светом, незаметно собирая его вокруг себя. Вскоре процесс пошел легче: подобное притягивало подобное. Она чувствовала, как вокруг собирается уютный кокон, и золотое свечение распространяется от рук к плечам, вскоре добравшись и до лица. Кэнди видела, что оно освещает перед ней воздух. Как она сейчас выглядела? Может, немного пугающе?
   Вот бы пройтись в таком виде по улицам Цыптауна! Или еще лучше, придти домой, на Последовательную улицу, где перед телевизором, в окружении пивных банок и сигаретных окурков, скорчившись, сидит отец. Он бы поднял голову и увидел, как она стоит в дверях, а от нее исходит свет. Может, это вывело бы его из ступора?
   На секунду она отвлеклась на мысль об отце, и в этот момент Живорез шагнул к ней и нанес удар. Казалось, им управляла Звездная бита, чей конец просвистел почти рядом. Кэнди отчаянно выдохнула. Свет наполнял ее тело, вливался внутрь, придавая ей сил.
   В следующую секунду Звездная Бита ударила вновь. Кэнди встретила ее натянутой между рук сетью света. Оружие коснулось сети, и она увидела, как сталкиваются две противоположности, две огромные волны - свет поражал тьму, которая поражала свет...
   Она немедленно почувствовала отдачу, увидела летящие навстречу иглы Звездной биты, но свет был ее союзником. Он собрался вокруг, защищая от удара, и отбросил иглы назад, на того, кто их послал. Сила биты ее не задела.
   В разгар этого противостояния точка зрения Кэнди вдруг изменилась. Она увидела комнату сверху, с потолка. Все пространство было захвачено явленными здесь силами - захвачено и унесено в одном безумном приливе. Предметы, аккуратно расставленные, когда она впервые здесь оказалась, теперь перепутались, вращаясь в потоках борющихся энергий. Гигантские стеллажи, странные музыкальные инструменты, резные зеркала, цветы невероятных размеров, две пары ботинок, отделанных бриллиантами, несколько высушенных голов, длинный скелет, одетый в лохмотья, кукольный дом изысканной работы (его окна и двери были открыты из-за гулявшего ветра, добавив к всеобщему танцу лилипутскую мебель из сотни комнат) и множество вещей, названий которых Кэнди не знала. И еще Тотемикс, который тоже кружился: большинство созданий смеялось, искренне радуясь этой поездке, держа друг друга за хвосты в импровизированном хороводе, оседлав бурю, поднятую воинствующими силами, будто это была величайшая игра Творения.
   Возможно, так оно и есть. Возможно, эта битва между тьмой и светом являлась сутью того, почему она оказалась в Абарате: мир Ночи и мир Дня находились в конфликте, который в мгновение ока мог ввергнуть их в один немыслимый, разрушительный водоворот.
   На время она потеряла из виду Живореза, но теперь увидела его вновь в центре кружащегося хаоса. Он все еще держал Звездную Биту, но его лицо больше не было довольным. Он казался испуганным, и у него были на то причины. Каждая темная волна силы, испускавшаяся Звездной битой, отражалась светом обратно, и Крест-Накрест пытался увернуться от игл тьмы, летевших в его сторону.
   - Брось оружие! - крикнула ему Кэнди сквозь шум. - Слышишь, Живорез! БРОСЬ!
   Он ее слышал, но ничего не мог поделать. Его руки дико тряслись, словно он действительно пытался выкинуть биту, но та отказывалась ему подчиняться. Он больше не владел собой. Смертоносная сила, жившая в его сердце, на которую он опирался, чтобы наказать Кэнди, обернулась против него. Теперь ее жертвой стал он сам.
   Его лицо, никогда не носившее иного выражения, кроме кривой или самодовольной улыбки, внезапно исполнилось страха; рот распахнулся в беззвучном крике. Не имея возможности убежать, он мог лишь в панике метаться туда-сюда. Наконец, он решил сломать Звездную биту. Подняв ее над головой, он описал дугу и стукнул битой о землю. Однако та не сломалась, вместо этого породив волну тьмы, более мощную, чем все предыдущие, которая в свою очередь вызвала ответную реакцию золотого света. Если бы Живорез мог выкинуть биту, он бы избежал опасности. Но бита сделала его беззащитным - две силы столкнулись именно там, где он стоял.
   Такого его тело и дух выдержать не смогли. Он откинул голову назад, и его пронзили фрагменты энергии, разлетевшиеся от темной волны, выплеснувшейся из биты.
   - Нет, пожалуйста, нет! - закричал он. - Помоги мне!
   Его крик перешел в визг. А потом резко умолк.
   Свет жизни, всегда так ярко горевший в глазах Отто Живореза, погас.
   В ту секунду, когда его сердце перестало биться, Звездная бита утратила власть над его анатомией. Его хватка ослабла, и он рухнул на землю, словно кукла.
   Что до самой Звездной биты, несколько секунд она просто висела в воздухе, а затем стала частью процесса, которому помогла возникнуть. Волна энергии ударила по ней, и она завертелась по комнате, сталкиваясь с кружащимися предметами, после чего вонзилась в стену и осталась в ней торчать.
   Так в столкновении тьмы и света окончилась смертельная битва в Вундеркаммен, а вместе с ней и охота Живореза на Кэнди.

18. Отбытие

  
   - Да, такое увидишь не каждый день, - заметил Утиль. Его шерсть стояла дыбом из-за находящихся в комнате энергий, с кончиков длинных волос сыпались искры, потрескивая в воздухе.
   Предметы в Вундеркаммен прекращали двигаться, мягко падая и как попало приземляясь на вещи, что усеивали пол. Некоторые представители племени Тотемикс уже копались в мусоре - в основном, простейшие создания, чьей первой мыслью после пробуждения было набить себе желудок. Вскоре они поняли, что чучело рептилии или раскрашенный веер не слишком питательны, и начали покидать Вундеркаммен в поисках чего-нибудь более съедобного. Однако каждый из них непременно смотрел на Кэнди и склонял голову в знак признательности за свое освобождение. Только после этого они спешили прочь.
   - Может, пойдем? - спросил Утиль.
   Кэнди кивнула.
   За дверью они обнаружили заплаточников Живореза. Как только в Вундеркаммен началось это сумасшествие, они поспешно ретировались, а сейчас лежали у порога, лицом на плитках пола. Мотивация покинула заплаточников в тот момент, когда погиб их предводитель.
   У двери Кэнди обернулась и посмотрела на Звездную биту, наполовину ушедшую в стену. Из оружия поднимался тонкий сине-черный дымок; иногда над рукояткой возникал большой шар тьмы, сразу же привлекая к себе внимание плавающих сгустков света. Они приближались к черным шарам и мигом сжигали их.
   - Думаешь, безопасно вот так оставлять ее здесь? - спросила она.
   - Лично я не собираюсь к ней прикасаться, - сказал Утиль. - Особенно после того, что она натворила. К тому же, сюда никто не ходит.
   - За ним кто-то в конце концов придет, - сказала Кэнди, кивая на распластанное тело Живореза.
   - Может быть, - ответил Утиль. - А может, и нет. Если его послал Тлен...
   - Так и есть.
   - ...то, возможно, он уже знает, что его посланник мертв, и не будет особо беспокоиться о его похоронах. Он оставит труп здесь, падальщикам и чесоточным псам. В конце концов, если кто-то и верит в естественный порядок разложения, то это человек по имени Тлен.
   - Значит, пусть будет все как есть?
   - Думаю, да. У тебя есть вещи поважнее, чем хоронить злодея. Ты обладаешь большой силой, девочка. На твоем месте я бы подумал, почему это так. Только одно существо, которое я знал, имело такие способности, и она...
   Он оборвал себя на полуслове, глядя на Кэнди со странным выражением лица.
   - Что? - спросила она.
   - Мне не следует в это лезть, - сказал Утиль, словно приказывая самому себе. - Для таких, как я, это чересчур. Возможно, будут ритуалы, священные стихи... Мне следует вести себя осторожнее.
   Кэнди увидела на его лице тревогу и поняла, что нечестно вытягивать из него больше.
   - Ясно, - сказала она.
   - Правда?
   - Правда, - ответила Кэнди. - Ты хочешь сказать, что мне надо идти своей дорогой и самостоятельно закончить все эти волшебные дела.
   - Ну да... Я ведь просто шут. Паяц мертвого короля. Я умею шутить, кидаться пирогами, но магия...
   Песня, которая привела сюда Кэнди, заиграла вновь, но на этот раз в ней были слова; по крайней мере, она их слышала. Возможно, слова возникали у нее в голове, в воспоминаниях.
   И они обладали странным смыслом.
  
   Что за путешествие,
   Целая жизнь!
   В Час, что я просыпаюсь,
   Передо мной на ветвях деревьев
   Распускаются новые цветы.
   Цветы в форме облаков,
   Цветы в форме огня,
   Цветы в форме любви.
   Все, что ушло,
   И все, что однажды придет
   На этом странном и долгом пути.
  
   За много Часов от Окалины, на южной стороне Пика Одома на острове Двадцать Пятого Часа три женщины Фантомайя - Диаманда, Меспа и Джефи, - сидели с бутылкой бренди, одним из самых едких сыров фурини и свежеиспеченным хлебом, разглядывая серо-синие воды Изабеллы.
   Последнее время дела шли странно, соглашались они. Также они не спорили и о том, почему в обычном потоке абаратских энергий появились нарушения.
   - Кэнди, - без тени сомнения сказала Джефи. - Это все из-за Кэнди.
   - Вряд ли мы можем обвинять ее, не обвиняя себя, - сказала Меспа. - Нам следовало поговорить с ней раньше, еще в Иноземье, а не оставлять самостоятельно раскрывать все тайны.
   - Лично я думаю, пусть лучше она раскроет их сама и научится иметь с ними дело, чем мы ее просто обучим, - ответила Диаманда. Она была самой старшей из трех и сегодня чувствовала это. Ответственность за то, что они трое развязали в Абарате, тяжелым грузом ложилась на ее плечи.
   - Ни одна девочка ее возраста не будет полагаться на указания, наши или чьи-то еще, - продолжала она. - К тому же, она не простая девочка. В ней есть сила...
   - Точно! - сказала Джефи. - Точно! В ней есть сила! А мы пустили ее болтаться по островам без присмотра. Это игра с огнем, Диаманда. Очень опасная игра.
   Диаманда поднялась и подошла к воде, где маленькие волны бились о каменистый берег. Рассматривая море, она гладила больную спину.
   - Ох уж эти старые кости, - проговорила она, а затем вернулась к прежней теме. - С самого начала всего предприятия мы знали, что очень рискуем. Мы знали это всегда. Последствия могли оказаться ужасными на каждой стадии. А теперь... теперь я боюсь, что все станет гораздо хуже, прежде чем станет лучше.
   - Дело в пророчестве?
   - Назовем это обоснованной догадкой, - сказала Диаманда, поворачиваясь лицом к сестрам. - В такие времена, во времена перемен, мы должны планировать самые худшие случайности. Мы должны надеяться и молиться, что они не произойдут, но все равно их следует иметь в виду.
   - О чем ты говоришь? - спросила Меспа, поднимаясь с камня.
   - Ну, если с одной из нас что-то случится...
   - То есть с тобой, - сказала Джефи. - Ты ведь это имеешь в виду, верно? У тебя плохие сны?
   - В общем, да, - подтвердила Диаманда. - К счастью, они ничего не значат; мы все будем живы и увидим, как реализуется то, что мы планировали все эти годы. Но если с одной из нас все же что-то случится, я хочу, чтобы мы обещали позволить девочке совершать собственный выбор. Ведь она может и не делать того, чего мы от нее хотим. У нее своя воля...
   - Более чем одна, - сухо сказала Меспа.
   - Верно. - Эта мысль вызвала на лице Диаманды едва заметную улыбку. - Это может стать ее спасением, - добавила она. - И всем нам.
   Она посмотрела вверх, в небо над Пиком Одома. Вид был удивительным. Здесь менялись местами свет и тьма, подтверждая уникальную силу Двадцать Пятого Часа. Звезды были черными точками на бледных небесах. Диаманда исследовала небо, ища признаки того, что может нести им будущее, но, вероятно, ничего не нашла.
   - Знаю, нам бы хотелось думать, что всем этим правит судьба, - сказала она мягко. - Что судьба где-то заложила счастливое будущее. Но мне кажется, сестры, Кэнди нарушит наши ожидания, какими бы они ни были и как бы мы не надеялись на их исполнение. Нам следует дать ей возможность быть собой, к добру или к худу.
   - Прости нас, Богиня, за то, что мы натворили, - пробормотала Меспа.
   - Ты жалеешь? - спросила Джефи у Меспы. - Ты бы хотела, чтобы мы этого не делали?
   - Мы нарушили естественный ход вещей, - сказала Меспа. - Не думаю, что это было мудро.
   - Но дело сделано, - настойчиво произнесла Диаманда. - И пути назад нет. Бессмысленно пытаться подчинить ее нашей воле, если мы не согласны с выборами, что она совершает. Она - не наша игрушка.
   - Она быстро учится, - сказала Джефи. - И в ней много гнева. Возможно, от отца. Возможно, если она его простит...
   - Видишь, - проговорила Диаманда. - Ты все равно хочешь ею манипулировать. - Она мрачно улыбнулась. - Как будто мы можем. Ею!
   - Я только говорю, что сочетание гнева и силы делает ее опасной. А ты говоришь, что мы не должны пытаться контролировать эту силу. Пусть она учится, говоришь ты. Но что происходит, пока она учится, Диаманда? Подумай о тех разрушениях, к которым все это может привести.
   - Думай о хорошем, - сказала пожилая женщина. - Думай в первую очередь о том, почему мы это сделали. Что мы хотели сохранить.
   - Это ужасный риск, - ответила Джефи. - Надеюсь, мы не пожалеем о содеянном.
   Они ненадолго замолчали. Затем Меспа сказала:
   - Может, дадим ей хотя бы пару намеков?
   - Как? - ответила Диаманда. - С чего начать?
   - С той ночи. С дождя. С ее матери.
   - Видишь, есть еще кое-что, о чем ты сейчас сказала, - произнесла Джефи. - Ее мать.
   - А что с ней? - спросила Диаманда.
   - Мы дали ей часть тайны. Она приняла ее. Родила. Вскормила.
   - И что?
   - Ты когда-нибудь думала, что, возможно, магия коснулась и ее?
   Диаманда отмахнулась от этого тревожного замечания.
   - Она лишь сосуд. В ней нет силы.
   - Если мы ждем от будущего сюрпризов, то должны смотреть шире. Не только на девочку, но и на тех, кого она коснулась.
   - И еще коснется, - хмуро сказала Меспа. - И касается сейчас. Думаю, Джефи права. Мы должны быть бдительными и всюду искать знаки.
   Словно в подтверждение слов Меспы одна из звезд, дрожащих в зените над Пиком, выбрала этот момент для своей гибели, взорвавшись с молчаливой грацией одуванчика, разлетающегося под порывами ветра.
   Все трое смотрели вверх, на то, как темные остатки звезды падают и исчезают из виду. Некоторое время женщины молчали, а потом Меспа, наконец, сказала:
   - Что же, по-вашему, это значит?
   Диаманда опустошила свой бокал с бренди.
   - Навскидку? - спросила она. - Ничего.

19. Жизнь и смерть в Цыптауне

  
   В мире, очень далеком от места, где Джефа, Меспа и Диаманда делились своими страхами и опасениями - в Цыптауне, штат Миннесота, - жизнь шла своим чередом. Нельзя сказать, что исчезновение Кэнди Квокенбуш не породило в городе множество слухов. Породило. Особенно потому, что в этой истории были некоторые очень странные детали.
   Рассказывали, к примеру, что в день исчезновения дочки Квокенбушей ее видела старая миссис Лавиния Уайт (или Вдовушка Уайт), жившая на Линкольн-стрит на самом краю города. В интервью репортеру Курьера Цыптауна Вдовушка Уайт утверждала, что Кэнди шла в прерии, глядя в небо.
   - А на что там было смотреть? - спросил репортер.
   - Там были облака, - ответила вдова. - Но потом...
   - Что потом? - спросил журналист.
   - Потом было очень странно, - сказала Лавиния. - Примерно через полчаса после ее ухода окно моей спальни начало дрожать.
   - И что вы сделали?
   - Открыла его.
   - Оно перестало дрожать?
   Вдовушка Уайт бросила на журналиста взгляд, полный глубокого презрения, словно представить не могла, зачем он задает такие вопросы, когда ей и без этого есть что рассказать.
   - Я почуяла запах моря, - продолжила она. - Знаю, это звучит глупо, но так оно и было. Клянусь. Я почувствовала запах океана. Соленый и холодный.
   - Невозможно, - ответил журналист.
   - Хотите сказать, я сумасшедшая?
   - Нет...
   - Потому что я не сумасшедшая. Может, я старая, но не сумасшедшая. Говорю вам, я чуяла запах соленой воды.
   Не желая оскорбить пожилую даму, журналист мягко спросил Лавинию, когда она в последний раз была у океана.
   - В свой медовый месяц, - ответила Вдовушка Уайт. - Семьдесят два года назад.
   - Возможно, вы не очень хорошо запомнили, - вежливо предположил репортер.
   Лавиния окинула беднягу взглядом, острота которого с годами ничуть не затупилась.
   - Хотите сказать, я не помню, что было в мой медовый месяц? - спросила она.
   Этот гнев не принес ей ничего хорошего. Когда в Курьере появилась статья, там присутствовало следующее замечание: "Лавиния Уайт утверждает, что в тот день она почуяла запах моря, и это с грустью напоминает нам о том, что с людьми делает старость".
   Однако журналист и редактор газеты быстро пожалели об этой фразе. В тот же день в редакции раздалось 211 звонков от жителей города, которые все как один заявляли, что тоже почувствовали запах моря. Возможно, говорили некоторые, это было какое-то странное воздушное явление, но уж точно не фантазия Вдовушки Уайт.
   В результате этих жалоб редактор послал фотографа и другого репортера прочесать местность, где исчезла Квокенбуш. По отчетам полиции, там стояла какая-то сломанная башня, но никакой информации о ней не было.
   Вскоре выяснилось, что это лишь часть правды. Фотограф Курьера действительно сделал снимок башни, похожей на маяк, торчащий посреди прерий, а также нашел и сфотографировал сгнившие останки длинного деревянного судна. Это очень странно, писал Курьер. Кто будет строить лодку посреди степей, когда на много миль вокруг нет воды?
   Когда область прочесали более тщательно, обнаружились еще более непонятные вещи. В высокой траве вблизи судна фотограф наткнулся на странное скопище предметов. Их было так много, что редактор Курьера обратился через газету к полиции с требованием обыскать местность. Жалуясь на отсутствие людей, полиция привлекла цыптаунских бойскаутов, выдала им резиновые перчатки и три вида пластиковых мусорных мешков и указала собирать "свидетельства" в окрестностях башни.
   Бойскауты нашли очень много странного. Сушеные останки сотен рыб, по виду которых можно было сказать, что они никогда не плавали ни в одном из озер Миннесоты; несколько мертвых птиц неизвестных видов; бесчисленное множество ракушек; стеклянный глаз (зеленый); кожаный хвост (синий); деревянный инструмент в форме змеи, рождавший единственную ноту пугающей красоты; семь ботинок, ни у одного из которых не обнаружилось пары, и еще несколько мешков того, что настолько испортилось от пребывания в воде, что не поддавалось идентификации.
   Там же нашли единственного живого свидетеля некогда бывшей здесь воды. Под большим камнем позади корабля два мальчика обнаружили создание, похожее на большого голубого омара. Оно извивалось с таким ожесточением, что выскочило из своего известкового панциря, заскользило в высокой траве и скрылось с глаз.
   Обо всем случившемся детально рассказали на страницах Курьера под заголовком "Странные находки у городских границ".
   Если бы странности на этом кончились, народ Цыптауна вполне мог бы выкинуть их из головы и продолжать жить своей обычной жизнью.
   Но это был не конец. Это было только начало.
  
   В центре города, в гостинице "Древо отдохновения", Норма Липник (та, что показала гостиницу Кэнди незадолго до исчезновения девочки) столкнулась с собственными странностями, решив не выносить их на страницы Курьера по чисто коммерческим соображениям (не хотелось пугать постояльцев), однако вскоре о них узнал весь Цыптаун.
   В "Древе отдохновения" обитало привидение. Большую часть времени оно не доставляло неприятностей. Норма отвела Кэнди в старую часть гостиницы, в комнату 19, где, как считалось, и обитал призрак, с гордостью поведав историю его печальной жизни. Привидение звали Генри Мракитт, и по легенде много лет назад, в одно печальное Рождество, он застрелился в комнате 19. На то у него были причины. Норма знала две. Во-первых, от него ушла любимая жена Диаманда. А в чем же заключалась вторая причина? В декабре 1947 года городской совет решил переименовать город (который назывался Мракитт, в честь предков Генри, восемьдесят лет назад основавших здесь общину) в Цыптаун.
   Генри принял эти удары очень тяжело. Так тяжело, что решил - жизнь не стоит таких усилий. Запершись в комнате вместе с оружием и бутылкой виски, он покончил с собой. Но по мнению многих служащих гостиницы, бедняга Генри так и не смог избавиться от мира, причинившего ему столько боли, и до сих пор обитает в душном пространстве комнаты 19. Генри не был злым привидением, никогда не пытался напугать работников "Древа отдохновения" и не делал ничего, что подрывало бы репутацию гостиницы.
   По крайней мере, до сих пор.
   Сейчас Норма стояла в дверях комнаты 19, глядя на противоположную стену. На ней было нацарапано одно-единственное слово:
  

НАВЕРХ

  
   Норме не нравилась мысль о том, что это работа покойника, но ничего другого ей в голову не приходило. Служащие гостиницы были честными, трудолюбивыми людьми, и никто из них не стал бы так шутить.
   Все это, по мнению Нормы, указывало только на одного человека. Надпись была делом рук Генри Мракитта. Но что она означала? Норма размышляла об этом, глядя на выцарапанное в штукатурке слово. Может, призрак комнаты 19 слегка тронулся, пока тут сидел - или же он пытался что-то сказать?
   Норма подошла к стене и осторожно провела пальцами по буквам. Выдолбленная штукатурка была холодной, неестественно холодной. Она быстро отдернула руку; крошечные волоски на шее встали дыбом. Призрак сейчас здесь, в комнате? Она испуганно обернулась, а затем, глубоко вздохнув, спросила:
   - Ты... ты здесь, Генри?
   Поначалу ответа не было. Ни звука, ни шороха. Ничто не указывало на чье-то присутствие. Норма направилась было к двери, но в этот момент краем глаза уловила какое-то движение. Она замерла, не желая ничего видеть, однако любопытство взяло верх, и Норма медленно повернулась к тому месту, где заметила движение.
   Это была всего лишь занавеска!
   Она с облегчением выдохнула, досадуя на собственную глупость. Просто побитая молью занавеска колышется на легком ветерке...
   Погодите. На ветерке? Каком еще ветерке? Окно закрыто и заперто, однако серая ткань билась так, словно в комнате действительно был сквозняк.
   - О боже, - сказала Норма.
   В этот момент пожелтевшая от старости и никотина лампа, висевшая под потолком, начала раскачиваться.
   И в ее колеблющемся свете она увидала, как грязная ткань занавески внезапно дернулась, словно ее схватила невидимая рука, и в складках возникло лицо с грубыми из-за ткани чертами: два глазных отверстия, едва заметный бугорок носа и широко раскрытый рот.
   Это было больше, чем Норме хотелось видеть. Она коротко взвизгнула, мигом закрыв рот ладонью, и подбежала к двери. Она боялась, что призрак пойдет за ней, но тот не шевелился. Он просто стоял, обернутый занавеской, а наверху качалась лампа. Внезапно она вспыхнула и перегорела. Это оказалось для Нормы сигналом. Женщина выскочила в коридор и захлопнула за собой дверь.
  
   Чтобы успокоиться, ей потребовалось несколько минут и шесть выкуренных сигарет. После этого она решила, что призрак комнаты 19, вероятно, не хотел ничего дурного. В конце концов, ведь это она его позвала. Призрак Генри Мракитта лишь откликнулся на зов единственным доступным ему способом. Теперь возникал вопрос: что ей со всем этим делать? Она была чересчур взволнована, чтобы скрывать случившееся от работников. Они слишком хорошо ее знали. Поэтому Норма собрала всех на кухне и как могла рассказала о слове, нацарапанном на стене комнаты 19, и о призраке в занавесках.
   - Он пытается нам что-то сказать, - произнесла экономка Этель Блох.
   - Допустим, - раздраженно ответила Норма. - И что же именно?
   - Ты должна рассказать людям о слове.
   - Ха! Да они решат, что ты сошла с ума! - предупредил Эд Фарроу, главный на гостиничной кухне. - И никто здесь больше не захочет селиться. Я тебе скажу, люди таких вещей побаиваются. Помнишь самоубийство в гостинице Макинро? Старый Мик Макинро решил наварить на этом денег, наделал дурацких шляп и все такое. И что же? Через два месяца гостиница закрылась. Никто не хочет, чтобы ему напоминали о смерти, когда он развлекается.
   Служащие согласились с Эдом Фарроу, и встреча закончилась тем, что все решили помалкивать о случившемся, по крайней мере до тех пор, пока Норма не разберется, что хотел сказать Генри Мракитт.
   К сожалению, кому-то все же не удалось сдержать язык за зубами. История об увиденном Нормой быстро распространилась по городку, и ранним вечером у гостиницы собралась толпа людей, пытавшихся понять, какие окна принадлежат комнате 19. Норма не стала тратить время на обвинения. Что сделано, то сделано. В середине вечера она решила выйти и поговорить с толпой. Оказалось, что у троих уже есть нечеткие, но вполне различимые снимки нацарапанного в комнате 19 слова, хотя они не назвали человека, который провел их в номер и разрешил снимать. Наконец, Норма призналась, что действительно все это видела. Однако если она надеялась тем самым положить конец делу, то ошибалась. По мере того, как по городу распространялись новости о "слове на стене", толпа продолжала расти. К концу дня на улице перед гостиницей стояло не меньше трехсот человек. Норма чувствовала себя в осаде. Сразу после полуночи пара наиболее буйных вознамерилась проникнуть внутрь и своими глазами посмотреть на то, что написал на стене Генри Мракитт. Когда они попытались взять вход штурмом, терпение Нормы иссякло, и она вызвала полицию. Через пять минут к гостинице подъехало четыре машины, и толпу вежливо попросили разойтись.
  
   На краю прерий Вдовушка Уайт сидела перед окном и слушала вой сирен, движущихся по улицам из центра города. От своей невестки Вивиен она уже слышала о произошедшем на улице перед "Древом Отдохновения" и горячо проклинала свою старость. Ей хотелось быть там, смешаться с толпой, узнать подробности.
   Без сомнения, в воздухе носилось что-то очень значимое. Она слышала ветер, стучащий в окно, треск стекол под его порывами. Подъехав к окну, она попыталась его открыть. Под действием зимних холодов дерево перекосилось, и теперь ее пальцы, пораженные артритом, никак не могли открыть проклятую защелку.
   Но она не обращала внимания на боль в суставах, желая вдохнуть свежий ветер. Наконец, защелка поддалась, и она толкнула окно. Из темноты к ней прилетел сладкий запах степных трав.
   Она вспомнила статью в Курьере, рассказывающую о находках в прериях: башня, мусор и мертвые рыбы в траве, словно на максимальном уровне подъема вод.
   Подъема вод!
   - Да хранят нас святые угодники, - тихо сказала она, глядя в ночь.
   Разве Вивиен не говорила ей, что призрак комнаты 19 написал НАВЕРХ?
   Это же предупреждение! Ну разумеется! Наверх! Наверх! Как же они (включая и ее саму) могли быть настолько слепы? Призрак комнаты 19 знал, о чем говорил! Где-то там была вода. Может, запертая внутри камней подземная река собиралась вырваться на свободу? Или же готовилось нечто более странное? Неважно. Главное сейчас - распространить предупреждение, и начать следовало с Вивиен.
   Она отвернулась от окна, откатив кресло-коляску. Внезапно ее дыхание сбилось, руки налились свинцовой тяжестью.
   - Успокойся, Лавиния, - тихо сказала она себе. - Просто успокойся. У тебя приступ паники. Дыши, Лавиния, дыши.
   Но совет не помог. В центре груди возникла ужасная боль, словно там разгорелся страшный сердечный пожар. Она издала тихий, жалобный всхлип и в отчаянии глянула на открытое окно, думая позвать на помощь. Окно было ближе, чем телефон. Но руки вдруг стали неподъемными, а боль в груди казалась невыносимой. Лавинии хотелось, чтобы она закончилась, даже если это означало конец ее долгой жизни. Лучше конец, чем еще секунда такой невыносимой агонии.
   - Хватит, - процедила она сквозь зубы. - Пожалуйста, хватит...
   Сердце услышало ее слова и милостиво подчинилось. Боль исчезла так же внезапно, как и началась. Лавиния благодарно выдохнула в последний раз - и умерла.

20. Шалопуто один

  
   С того дня, как Кэнди помогла Шалопуто сбежать из лап Каспара Захолуста, заключенного на острове Простофиль, тылкрыс всегда находился в ее компании. И был за это очень благодарен. Даже во сне они оставались близки. Важнейшим убеждением племени тылкрыс являлся тот факт, что сон не разделяет друзей и влюбленных - наоборот, он притягивает их спящие души друг к другу. Отсюда известное пожелание тылкрыс перед сном: не "спокойной ночи" и не "сладких сновидений", а "до встречи во сне".
   Однако теперь Кэнди рядом не было, и Шалопуто остался один. Не в буквальном смысле, конечно. Со всех сторон на него давили люди: они пели, танцевали, кричали, орали - словом, развлекались как могли. Но их приподнятое настроение вызывало в Шалопуто все большее чувство одиночества. Первые два часа после того, как Кэнди верхом на зетеке исчезла в темнеющих небесах, он простоял на краю оживленной толпы, прижатый к ограде, не дававшей прохожим свалиться с утеса в море. Позади него люди толкались и пихались, стремясь к новым развлечениям.
   - Грубо, грубо, грубо, - бормотал Шалопуто. - Была бы здесь Кэнди, нас бы так не пихали.
   Наконец, его достало, что люди так себя ведут, и он решил перейти в более спокойное место. С большим трудом он развернулся против людского потока. Вдалеке, по ту сторону толпы, Шалопуто заметил лотки с едой, представил, как покупает толстый ломоть пирога, щедро посыпанный сахарным перцем, и мигом ощутил возросший аппетит. Он громко произнес:
   - Можно мне пройти? Я просто... Пожалуйста! Вы можете ПРОСТО ОТОЙТИ?
   Его крики привлекли несколько раздраженных взглядов, но толпа продолжала двигаться, не давая ему сделать даже шаг от ограды. За те недели, что он путешествовал вместе с Кэнди, Шалопуто узнал ее достаточно, а потому представлял, как бы в такой ситуации поступила она. Она бы просто начала протискиваться вперед, ни на что не обращая внимания. Он так и сделал. Сложил руки, глубоко вздохнул, словно собираясь нырнуть, и начал проталкиваться сквозь толпу.
   Шалопуто выбрал неудачный момент. Проходившие мимо три здоровенных бугая с Хлюстмазурика в полосатых шляпах и фиолетовых жилетах из меха нупаса не желали, чтобы у них на пути кто-то стоял.
   - Эй, тылкрыс. Даже не думай тут шнырять.
   - Скажи ему!
   - Ненавижу тылкрыс!
   - Мы их ненавидим!
   - Слышал, кретин? Ты мешаешь нам пройти.
   Из головы Шалопуто моментально вылетели все мысли о пироге. Он думал лишь о том, как эти задиры с ними разговаривали. В нем вскипела кровь.
   - Ну ладно, - сказал он, намеренно вставая на пути троицы и поднимая кулаки. - Кто из вас первый?
   Троица расхохоталась, и меньший из них (на шесть дюймов выше Шалопуто) сильно ударил его в грудь. Шалопуто отшатнулся назад, оказавшись в пределах досягаемости самого высокого из головорезов, и тот отвесил ему пинок.
   - Может, погоняем его по кругу? - сказал здоровяк. - Я, потом Шпиндель, потом Шлем, потом снова я.
   - Круто, - сказал Шлем, самый низкий. - Это типа игра. Отлично, Шнур.
   Толпа быстро расступилась, давая троице пространство для мучений своей новой игрушки. Никто не возражал и тем более не вступился за Шалопуто. Шнур толкнул его назад, к Шпинделю, который развернул его, ударил и отшвырнул Шлему. Тот шлепнул его по лицу, по обеим щекам. Удары были не слишком сильными, но напомнили Шалопуто о своем рабстве у Каспара Захолуста, когда каждый день приносил ему только побои, унижения и оскорбления. От этого его спасла Кэнди. И Кэнди объяснила, что Шалопуто больше не должен жить в страхе.
   - Я в тебя верю, - снова и снова говорила она, и так оно и было.
   - Ты что это делаешь, тылкрыс? - спросил Шнур.
   - Он думает, вот что, - сказал Шпиндель. - Он думает о том, как болит его нос.
   На самом деле Шалопуто не просто думал. Он заклинал. В мыслях он произносил тайные слова, запомненные из книги, стоявшей в библиотеке Захолуста: Необходимые Заклятья для Рукопашной Схватки.
   Как же там начиналось? Что-то насчет перьев? Нет, не перьев. Стальных перьев. Это было...
   Шпиндель поставил Шалопуто подножку, и тот упал. Лежа лицом в пыли, он шепотом произносил заклятье.
   Укрой меня от головы до пят
   В стальные перья, что...
   О Боги! Окончание вылетело у него из головы. Что же там было дальше?
   Тем временем троицу утомила игра в "передай тылкрыса". Шлем начал бить Шалопуто. Вокруг четверки образовалась небольшая толпа. Люди воспринимали это как очередное развлечение. Троица продолжала бить, а Шалопуто пытался отстраниться от боли и сконцентрироваться на заклятье. Как же оно заканчивалось?
   Укрой меня от головы до пят
   В стальные перья, что...
   Что там с этими перьями? В чем суть?
   А потом его губы прошептали слова, взявшиеся словно ниоткуда.
   - ... что украл Назрат.
   - Что ты сказал? - спросил Шпиндель. Он схватил свою жертву за шкирку и вздернул на ноги. - Что это ты там бормочешь?
   - Ничего, - сказал Шалопуто.
   - Ничего? - переспросил Шпиндель. - Я тебе дам "ничего". Тресни его, Шнур!
   - Держи.
   - Держу. Врежь ему.
   Шнур ударил Шалопуто в живот, но заклятье сработало. Он ударил по стальным перьям, и этого хватило, чтобы сломать ему кости. Шнур заорал и рухнул на колени, прижав к себе сломанные пальцы. В момент замешательства Шалопуто произнес второе заклятье:
   Слышишь шум
   И треск огня?
   Все удары -
   На тебя.
   Никто не разобрал его шепота. Толпа была слишком занята своими криками. Один ребенок, сидевший на плечах отца, начал скандировать:
   - Кровь! Кровь! Кровь! Кровь!
   Тем временем Шлем схватил Шалопуто и крикнул Шпинделю:
   - Они хотят крови! Дадим им кровь!
   Шпиндель ухмыльнулся.
   - С удовольствием, - сказал он и ударил Шалопуто. Однако в процессе движения рука изменила направление и вернулась к бившему - Шпиндель стукнул себя собственным кулаком.
   Он вскрикнул от целого града обрушившихся на него ударов. Толпу это очень позабавило.
   - Это ты сделал! - рявкнул Шлем, оттолкнув от себя Шалопуто. - Ах ты грязный колдунишка! - Он дважды попытался ударить Шалопуто, но оба раза пришлись на его собственную челюсть.
   - Это получше всяких представлений! - засмеялся кто-то в толпе.
   Троица, и даже раненый Шнур, были настолько разгневаны своим унижением, что начали наносить удар за ударом, каждый из которых возвращался обратно к ним. Толпа приветствовала их выпады и смеялась над каждым новым синяком. Они слишком увлеклись насилием и не заметили, как Шалопуто уполз прочь. Не заметили они и упавшую с неба длинную синюю ткань, развернувшуюся рядом с тылкрысом.
   - Быстро, - сказал женский голос.
   Он обернулся, и на секунду ему показалось, что в складках синей ткани мелькнуло лицо.
   - Шевелись, - сказала женщина. - Хватайся.
   Ему не пришлось повторять дважды. Сделав то, что просила женщина, он посмотрел на толпу. Шлем, наконец, стряхнул с себя силу чар Шалопуто и бросился к нему, отплевываясь кровью и скверно ругаясь.
   - Я готов, - сказал Шалопуто женщине в синей одежде.
   - Держись, - ответила она. - Поездочка будет еще та.
   В эту секунду Шлем схватил Шалопуто за рубашку.
   - Попался! - воскликнул он.
   Синяя ткань начала плотно оборачиваться вокруг рук и запястий Шалопуто.
   А потом он стал подниматься в воздух.
   Шлем продержался первые три метра. Затем рубашка Шалопуто начала рваться, и с последним проклятием он выпустил свою добычу из рук и свалился на землю.
   Шалопуто не стал оборачиваться. Он висел на ткани, развевавшейся, словно огромный синий парус. Снизу до него донесся шум толпы, возгласы удивления и недоумения. Но спустя недолгое время воздушный змей, за который он хватался, сменил направление, и люди, свет и шум постепенно исчезли. Теперь он слышал только свист ветра и женский голос, напевавший тихую, спокойную песню.
  

21. Ночные разговоры

  
   После возвращения из пирамид Ксуксукса в крепость Инквизит на Горгоссиуме Кристоферу Тлену было о чем подумать. Встреча с жившим в гробницах расплодом ясно дала понять, что созданный им улей нестабилен. Выводок был не только разумен, но и амбициозен, а его способность откладывать яйца представлялась угрожающей. Он был наивен, предполагая, что расплод станет пассивным, легко управляемым игроком в затеянной им смертельной игре. Но теперь он видел ошибочность своих предположений. У расплода были собственные претензии. Он мог доверять им не больше, чем Лиману Волу, который весь обратный путь на Горгоссиум собирал с черепа крошечных красных вшей и что-то им нашептывал. Тлен не спрашивал, о чем он с ними говорил, и тем более не стал выяснять, отвечали ли они Волу.
   Он испытывал к нему отвращение. Если бы не необходимость в переводчике, он бы немедленно выкинул Вола за борт. Но он не мог позволить себе потерять Вола, тем более сейчас, когда расплод оказался таким сильным и смертельно опасным. Когда война будет выиграна и закончена, тогда посмотрим. Он планировал не только уничтожить весь расплод до последнего таракана, но вместе с ним и Вола.
   Вернувшись в Двенадцатую Башню, Тлен постарался выкинуть из головы Лимана Вола и расплод. Здесь, где стены были покрыты царапинами и рисунками, сделанными им еще в детстве, Тлену было хорошо. Он приказал своим преданным слугам, Малышу Розовый Глаз и Лазару, доставить ему карту островов. Ее быстро принесли и разложили в комнате. Карта была круглой, а ее диаметр соответствовал диаметру башни, покрывая каждый дюйм пола Высоких Палат и позволяя Тлену, словно колоссу, ходить по суше и воде. Обдумывая свои планы, он перемещался от острова к острову, то и дело присаживаясь, чтобы изучить форму нужного ему залива или склон определенного холма.
   Эти размышления были прерваны лаем птиц, вслед за которым раздался гром военных барабанов, прокатившийся внутри и между башен. Тлен встал и подошел к окну. Далеко внизу (а точнее, в 37 этажах) по каменистому пейзажу, через арки между Двенадцатой и Тринадцатой Башнями, извиваясь, шествовала впечатляющая процессия в окружении бесчисленных огней. Над серединой этой процессии возносился трон, установленный на отрубленное запястье гигантской высохшей руки, которое каким-то образом оживили. На троне восседала бабушка Тлена, Тант Эйла Тлен, прозываемая Бабулей Ветошью. Во время путешествия она не теряла драгоценного времени и продолжала шить в свете мерцающих факелов. Принц отлично знал, над чем она так одержимо трудится - у нее была одна-единственная работа. Она сшивала кожу заплаточников, человекоподобных мешков, набитых живой грязью из шахт Тодо. Так создавалась огромная армия, которая однажды уничтожит светлые силы Дня и любые другие силы, что День призовет себе на помощь. Эта работа продолжалась уже много лет, но бабушка дала понять, что великий труд близится к завершению, и скоро армия заплаточников будет готова. Повелитель Полуночи станет их генералиссимусом, но их Творцом останется Бабуля Ветошь.
   С необычной поспешностью Тлен сошел вниз по холодным каменным ступеням. Не стоит вынуждать бабушку ждать у дверей. Даже в хорошем настроении она была вспыльчивой женщиной, обижаясь быстрее, чем он, и быстрее наказывая своих обидчиков. Ее близость сразу же вызвала в Двенадцатой Башне тревожный переполох, и он с раздражением видел, как многие якобы преданные ему слуги бежали в пещеры под Башней, чтобы не попасть под убийственный взгляд Бабули Ветоши. Даже полукровки и гибриды, населявшие укромные уголки Башни, потомки горгулий и диких псов, змей-обезьян и молний, попрятались в темницы, стремясь остаться незамеченными.
   Только Летео, пятнадцатилетний юноша, которого Тлен нашел год назад, блуждая по копям грязи, и взял под свою опеку, бесстрашно стоял у входной двери. Мальчик плевал на ладонь, пытаясь пригладить торчащий вихор.
   - Не боишься, Летео? Старая ведьма опасна, ты это знаешь?
   Летео улыбнулся своему спасителю.
   - Я ее не боюсь, - ответил он. - Вы ведь меня защитите, босс. К тому же, мне интересно, из-за чего весь этот шум.
   - Значит, ты еще ни разу не видел мою замечательную бабушку?
   Летео покачал головой, и прядь его черных волос вновь упала на лоб.
   - Тогда иди и впусти ее, - сказал Тлен. - Пора тебе встретить самую жестокую женщину Абарата.
   - Она правда самая жестокая?
   - О да, - без улыбки ответил Тлен. - Худшая. Худшая из худших. Такую репутацию невозможно заслужить на пустом месте. Патрицид. Матрицид. Все это она совершила.
   - А что такое этот патри...
   - ...цид. Убийство своего отца. Матрицид. Убийство своей матери.
   - Она правда это сделала? - потрясенно спросил Летео.
   - Поверь, это еще не самое худшее.
   - А что может быть хуже?
   - Инфантицид.
   - Инфанти... она убивала детей?
   - Ты быстро учишься.
   - Удивительно.
   - Но ты, конечно, помнишь...
   - О чем?
   - Кому ты предан.
   Летео с уважением поклонился.
   - Вы - мой принц, - сказал он. - Всегда. До конца света.
   Тлен усмехнулся своей пугающей улыбкой.
   - Договорились, - сказал он. - До конца света. Пожми мне руку.
   Летео очень льстило пожать руку своему Повелителю, и он с готовностью это сделал.
   - До конца света.
   - Теперь живо к двери. Впусти эту женщину, пока она не отравила наш порог.
   Летео подошел к входу тихой поступью человека, которому на роду написано причинять вред, и открыл ее как раз вовремя. На ступенях Башни стояла одна из бесчисленных прислужниц Бабули Ветоши, женщина средних лет, чей головной убор украшали священные цвета алого и серого, а лицо было покрыто татуировками, словно тенями. Она едва успела занести руку, чтобы постучать. Эта женщина была одной из тех, кто входил в ближний круг, в Сестринство Нити. Среди ведьм она считалась могущественной женщиной.
   - Королева Мать Тант Эйла Тлен призывает своего внука. Передайте ему...
   - Я здесь, леди Сгниль, - сказал Тлен, выходя из тени.
   Маленькая серая леди Сгниль изобразила маленькую серую улыбку, показав заточенные зубы.
   - Принц, - произнесла она, склоняя голову. - Ваша бабушка вас ожидает.
   Она отступила в сторону, театральным жестом откинув свой широкий плащ, чтобы дать Тлену пройти.
   - Летео, - сказал Тлен. - Иди за мной.
   Мальчик и мужчина сошли вниз, в холодную темноту. Летео торопился, пытаясь поспевать за Тленом, шагавшим вдоль шеренги барабанщиков, носильщиков курильниц с благовониями и тех, кто стучал по земле, пока не достиг платформы, на которой был воздвигнут огромный трон. По обе стороны от трона располагались сосуды с фиолетово-черным огнем, куда Бабуля Ветошь иногда окунала исколотые пальцы, возвращая в них энергию.
   - Какой приятный сюрприз, - сказал Тлен, хотя в его голосе не слышалось даже намека на удовольствие.
   Бабуля Ветошь отнеслась к присутствию внука столь же равнодушно. Она вынула левую руку из огня и взяла лежавшее на коленях шитье.
   - Ты больше не приходишь меня проведать, - сказала она, не глядя на Тлена. - Поэтому я вынуждена придти к тебе сама. - Ее голос был столь же нелюбящим, резким и безрадостным, как и выражение лица. - Ты неблагодарен, Тлен.
   - Я что?
   Спустя долгое время глаза старухи оторвались от шитья, от ритма нити и иглы, и остановились на нем.
   - Ты меня слышал, - сказала она. - Сестринство ночи напролет творит для тебя армию...
   - Для нас, бабушка, - ответил Тлен, не желая сдаваться под каменным взглядом Бабули Ветоши. - Это наша великая работа. Наша мечта.
   Бабуля Ветошь издала невероятно тяжелый вздох.
   - Я слишком стара для мечтаний, - проговорила она. - Ты будешь править островами, когда великая работа закончится.
   Тлен покачал головой. Все это он слышал и раньше. Она всегда выставляла себя жертвой, мученицей.
   - И у тебя, разумеется, нет сил, чтобы причинить кому-то вред, - сказал он. - Ты ведь усталая женщина, которой никто не помогает, и скоро умрешь в ореоле святости. - Он засмеялся. - Ты просто нелепа.
   - А ты жесток, - ответила она. - И однажды будешь за это страдать.
   - Да, да, - сказал Тлен. - Однажды, когда-нибудь. А теперь отложи свое шитье, - продолжил он. - Давай прогуляемся куда-нибудь, где потише.
   Губы старой женщины изогнулись.
   - Думаешь, Тлен, ты такой умный, потому что выжил, а твои братья и сестры погибли? Но кто тебя спас?
   - Ты, бабушка. И часа не проходит, чтобы я не обращался к тебе с благодарной молитвой.
   - Лжец, - сказала ведьма. Она воткнула иглу с нитью в свисающую с пояса подушечку и отложила заплаточника, над которым сейчас трудилась. Затем она пробормотала слово на старом абаратском - йетасиха, - и от края платформы протянулась воздушная лестница. Она встала и сошла вниз.
   Как обычно, Бабуля Ветошь носила роскошную одежду, украшенную тем, что на первый взгляд казалось куклами или фрагментами кукол. На самом же деле это были ссохшиеся останки ее жертв, разорванные на мелкие клочки и пришитые к платью вместо шелковых бантов.
   - Великолепно выглядишь, бабушка.
   - А ты выглядишь жалким. Что с тобой? Влюбился?
   - Влюбился? Я? В кого?
   - Не знаю, это ты мне ответь. Давай-ка пройдемся, и ты мне все расскажешь.

22. Смертный приговор

  
   Тлен и его бабушка шли вдоль края копей, и прогуливаясь, беседовали о будущем.
   - Если хочешь знать, я и слову не поверил из того, что ты сказала, - заметил Тлен. - Ты не меньше меня хочешь управлять островами. А может, и больше. В конце концов, ты долго ждала.
   Бабуля Ветошь остановилась и неприветливо уставилась на внука.
   - А если и так? - спросила она. - Ты не думал, что после всех своих страданий я заслужила империю? - Ее лицо несло безошибочные следы этих страданий, заметные даже в тусклом свете луны Горгоссиума. Кожа была испещрена морщинами. В них были ярость, зависть, но больше всего - ненависть, бесконечная ненависть.
   - Ты заслуживаешь того, что сможешь получить, - сказал ей Тлен. - Я в этом не сомневаюсь. Вопрос в другом: как мы получим эту империю?
   - Однажды мы захватим Двадцать Пятый Час. Захватим и разузнаем его тайны.
   - А если он не захочет их отдать?
   - Тогда мы его разрушим.
   - Разве это возможно?
   - Будет нелегко, но если мы захотим, то добьемся всего. Однако прежде следует убрать с дороги всевозможных нарушителей спокойствия. А это возвращает нас к делу. Отойдем подальше?
   Перед ними из ямы копей выросла стена едкого дыма; грязь здесь смешивалась с ядовитыми веществами, готовясь наполнить тела заплаточников. Жар и вонь были почти невыносимы, но Бабуля Ветошь, казалось, вообще ничего не чувствовала. Она вела Тлена через клубы отвратительного дыма, словно гуляла по солнечному полю.
   - Кто этот мальчик? - спросила Бабуля Ветошь у Тлена. - Тот, кто следует за нами.
   - Его зовут Летео. Он хочет стать убийцей, когда подрастет, и пришел ко мне поучиться.
   - Чувствительное дитя. Хороший убийца найдет себе работу в любое время. Ты уже слышал о Живорезе?
   - А что с ним?
   - Ты ведь послал его отыскать девочку из Иноземья?
   - Да. Я послал его за Кэнди Квокенбуш. Когда я слышал о нем последний раз...
   - Он мертв, Тлен.
   - Что?
   - Пока у меня нет деталей, но от одного из своих шпионов на Окалине, из очень надежного источника, я узнала что Крест-Накрест мертв. И убила его она.
   Тлен отвернулся от бабушки; в его сознании возник образ девочки, стоящей рядом с телом Живореза и наступившей ему ногой на грудь.
   - Она должна умереть.
   - Разве?
   - Да. Мы ее недооценивали. Это не просто школьница из Иноземья, это какая-то сумасшедшая заклинательница.
   - Невозможно.
   - Ты слишком уверенно говоришь.
   - Я... изучал ее, - Тлен почувствовал себя неуютно.
   - И что вдруг тебя к этому побудило?
   Тлен отвернулся.
   - Она... меня заинтересовала, - легко ответил он.
   - И к чему же привели эти твои изучения?
   - Особо ни к чему. Почти наверняка она оказалась здесь по ошибке. Я послал Мендельсона Остова...
   - Покойного Мендельсона Остова, - уточнила Бабуля Ветошь.
   - Ты ведь все слышишь, верно?
   - Если это касается смерти, то да. Продолжай. Ты говорил, что послал Мендельсона Остова...
   - Забрать украденный Ключ от пирамид.
   - Украденный Джоном Хватом и его братьями.
   - Да. Похитив Ключ, они сбежали в Иноземье. Когда Остов их заметил, рядом появилась эта девчонка. По чистой случайности. Хват передал ей ключ, вложил в сознание - думая, как мне представляется, что потом его заберет.
   - Но этого не случилось.
   - Нет. Прилив забрал их и принес сюда.
   - В твоем исполнении это звучит абсолютно невинно.
   - Но ты так не считаешь.
   - Нет! Конечно же нет! Слушай, эта девочка - не невинная наблюдательница. Ты поймешь это, если взглянешь на нее свежим взглядом. Отстранись от своих нежных мыслей. Они ведь у тебя есть, не так ли?
   Тлен отвел глаза и уставился в ядовитую яму.
   - Отвечай, - резко произнесла старуха, словно полоснув железными ногтями по стеклу.
   - Как у меня могут быть к ней какие-то нежные чувства? Я даже никогда не видел эту проклятую девчонку.
   - Значит, ты не будешь против, если ее убьют?
   - Конечно, нет.
   - Не посылай своих слуг, или они кончат так же, как и Крест-Накрест. Помни, Живорез был хорош. Но она его все же достала.
   - Несчастный случай, - проговорил Тлен.
   - Может, и так.
   - Ты пытаешься мне сказать, что эта девочка для нас угроза?
   Бабуля Ветошь вздохнула, теряя терпение.
   - Я хочу сказать, что она здесь не случайно.
   - Но Море...
   - Да, давай поговорим о море. Почему Изабелла отправилась в Иноземье? Потому, что кто-то ее позвал. И кто это был? Ведь не Мендельсон же Остов?
   - Нет, конечно. Остов не способен на такую магию. Он был простой механик.
   - А что насчет Хвата и его братьев? Они обучены магии?
   - Сомневаюсь.
   - И я тоже. Однако, Тлен, кто-то призвал море на Старый Берег. Кто это был?
   - Не думаю, что здесь есть какая-то тайна, - сказал Тлен. - От дней Империи там остался маяк.
   - Но ведь его зажгли, чтобы призвать море. И я еще раз спрашиваю - кто?
   На этот раз Повелитель Полуночи не ответил. По крайней мере, не сразу. Подняв руку к воротнику, он постукивал по нему пальцами. Из тени выплыли кошмары и начали тереться длинными телами о стекло, словно ища у своего создателя поддержки, как он искал ее у них.
   - Значит, мы возвращаемся к девочке, - произнес Тлен.
   - А к кому же еще! - сказала старуха. Хотя Летео стоял на приличном расстоянии и из-за шума копей не слышал разговора, Бабуля Ветошь приблизилась к Тлену и говорила почти шепотом.
   - Мы более уязвимы, чем мне представлялось, Тлен, и если Большой Суд Часов пронюхает, что мы замышляем, нас лишат всех званий, собственности и - будь у них такое настроение, - даже жизни.
   В эту секунду Тлен испытал волнующий страх на грани извращенного удовольствия, и кошмары выбросили молнии, осветив его лицо насквозь до самых костей.
   - Никто не посмеет, - сказал он.
   - Думаешь, принцы - неприкасаемые? - Она вытащила из рукава одну из игл и поднесла к его лицу. - Помнишь, как это больно?
   Кошмары оживились. Они помнили. И Тлен тоже. Разве можно забыть, как она тщательно зашивала ему губы, потому что он произнес слово "любовь"? И пока он был нем, в его душе пылала такая ярость, что иногда казалось, будто пламя сожрет его на самом деле.
   - Хорошо, - сказал Тлен. - Я не неприкасаемый. Спасибо, что напомнила.
   - Теперь нам надо избавиться от девчонки. Чем скорее она умрет, тем счастливее я буду. Ведь я знаю - ты живешь, чтобы сделать меня счастливой.
   Тлен улыбнулся.
   - Это точно.
   - Но все должно оставаться в полной тайне.
   - Разумеется. Я могу взять Летео. Он мне поможет.
   - Предупреди его, - сказала Бабуля Ветошь, бросая на юношу косые взгляды, - что если он даст мне повод усомниться в его преданности, то не сможет положиться на твою защиту.
   - Скажу, - ответил Тлен. - Ты говорила, девочка на Окалине?
   - Так я слышала. Где-то в старом Сумеречном дворце. Но вряд ли она задержится там надолго. Так что поторопись, Тлен.
   - Да, я потороплюсь.
   - Хорошо.
   Бабули Ветоши больше нечего было сказать, и она не собиралась тратить ценное время на любезности. Повернувшись спиной к внуку, она отправилась назад по тропе, ведущей вдоль копей, воткнув в рукав свою драгоценную иглу.

23. Сновидец - сновидцу

  
   Когда Кэнди вышла из Кабинета Чудес, ее сердце все еще колотилось после увиденного и сделанного. Она села под дерево. Мягкий шум ветра в скрытых за туманом ветвях успокоил ее, и она могла, наконец, подумать о случившемся.
   Тем временем Утиль забрался на дерево и уселся на ветвях, глядя на гостью с новой тревогой.
   Она посмотрела на него.
   - Все в порядке, - сказала Кэнди, пытаясь говорить уверенно. - Я не собираюсь сходить с ума или вроде того.
   Сказав это, она вспомнила, как вместе с Шалопуто стояла в доке на Шлеме Орландо, и старик с косыми глазами указывал прямо на нее.
   Они тебя запрут. Кажется, так он сказал. Они тебя запрут.
   В этих словах крылась очередная загадка. Все было связано. То, что происходило здесь, на Паррото Паррото, эти предупреждения в доке - все они являлись фрагментами какой-то невероятной тайны.
   - Я тебя пугаю? - спросила она Утиля.
   Он тревожно улыбнулся, изогнув губы и обнажив розовые десна.
   - Да, - сказала она. - Если это тебя успокоит, я и сама слегка себя боюсь.
   - Хм, - палец Утиля проник глубоко в нос; его ковыряние сопровождалось довольным ворчанием. - То, что ты там совершила... - сказал он, - было невероятно.
   - Я об этом не думала, - сказала Кэнди. - Просто делала то, что казалось... естественным.
   - И это еще более невероятно.
   - Наверное.
   Утиль свесил голову.
   - Это что за звук?
   - Мой живот. Я хочу есть.
   - Что ж ты молчишь! - недовольно воскликнул Утиль. - Во дворце огромная кухня. Я мог бы тебе что-нибудь приготовить.
   Кажется, он испытал облегчение, получив возможность сделать то, что ее порадует - и даже успокоит
   - Только если ты обещаешь вымыть руки, - ответила Кэнди.
  
   Пока Утиль был на кухне, Кэнди оставалась под деревом, размышляя о том, что недавно случилось, хотя у нее не было ничего, даже отдаленно похожего на решение загадки: куда ни взгляни, она видела только ее части. В том числе и событие, которое ее сюда привело и о котором она сейчас думала. Вот она на маяке в Иноземье, Остов карабкается вверх, чтобы ее убить, и она каким-то образом знает - знает, не зная, откуда ей это известно, - как зажечь фонарь, призывающий море Изабеллы. Столько намеков. Но что они означают?
   Спустя двадцать минут обезьян позвал ее. Еда была готова. Она пошла на запах и оказалась в кухне-пещере, где на высоком табурете сидел Утиль, готовивший несколько блюд. Он уже поджарил добрую порцию того, что походило на спиральные пончики, и открыл несколько банок с фруктами в сиропе. Теперь он вытаскивал кости из большой засоленной рыбы, шумно обсасывая мясо, прежде чем выбросить их через плечо.
   Кэнди не осознавала, насколько голодна, пока не увидела всю эту роскошь. Даже не потрудившись взять себе стул, она начала есть и скоро отведала все, что Утиль для нее приготовил, ощутив приятную теплоту и удовлетворение. Кроме того, она очень захотела спать.
   - Тебе надо прилечь, - сказал обезьян. - Сосни маленько.
   - М-м-м, наверное.
   - Вон там в углу - небольшая кровать, - продолжал Утиль. - На ней дремали повара. Ложись. Я тебя разбужу, если случится что-нибудь интересное.
   - Спасибо, - сказала Кэнди. Ее конечности и веки наливались приятной тяжестью. Подойдя к низкой узкой постели, она откинула старое покрывало. Под ним не было простыни, лишь пара дырявых одеял. Она легла, и ее благодарные руки и ноги утонули в мягком старом матрасе. Она решила накрыться покрывалом, но не успела дотянуть его до подбородка, как ее одолел сон.
  
   Ей снилось, что она сидит на лестнице в доме на Последовательной улице, но это не было похоже на обычный сон; казалось, она действительно там, в виде духа. Кэнди слышала, что наверху дерутся ее братья; их голоса были резкими, а ругательства, как обычно, крепкими.
   - Жирдяй!
   - Тупица!
   - Придурок!
   - Задница!
   Потом возник третий голос, говорящий невнятно из-за выпитого пива.
   - Вы когда-нибудь заткнетесь, или мне подняться и задать вам трепку? Что хотите?
   Кэнди посмотрела вниз и увидела стоявшего в тени отца. Его лицо было влажным от пота. Она помнила, каким грозным и непредсказуемым он бывал в таком настроении. Казалось, весь дом затаил дыхание в ожидании следующего взрыва ярости.
   - Ну? - заорал Билл Квокенбуш. - Чего хотите?
   - Мы будем тихо, папа, - смирно сказал Дон.
   - Вот это правильно, иначе ты сильно пожалеешь, что вообще родился! Слышишь? ЧТО ВООБЩЕ РОДИЛСЯ!
   Теперь из комнаты мальчиков не доносилось ни звука. Ни шороха. По своему болезненному опыту они знали, каким жестоким может быть их отец, когда на него находит во время пьянки.
   Что-то бормоча себе под нос, Билл Квокенбуш вернулся к пивному блаженству своего кресла.
   Кэнди знала, что отец не может ее видеть и слышать, но инстинктивно сделала то, чему уже давно научилась и поступала так, когда он пребывал в подобном настроении. Она продолжала спокойно сидеть, какое-то время вообще ничего не делая. Только когда его ярость утихла, Кэнди отправилась на поиски матери.
   Где же она? Кухня была пуста, но задняя дверь открыта, и Кэнди направилась к ней, мимоходом поглядев на часы, висевшие над холодильником. 16.05. В Абарате этот час приходился на Гномон, но здесь, в мире, который она так долго называла своим домом, время шло иначе. Вскоре солнце начнет клониться к закату, наступит вечер. Нужно было просто ждать, и часы пройдут сами собой. Сейчас эта мысль казалась ей странной. Она привыкла, что Время - это точка на карте, место, которое можно посетить, как и любое другое.
   "Однажды, - подумала она, - я вернусь в Цыптаун, домой, к маме, папе и братьям". А подумав об этом, взяла себе на заметку начать собирать какие-нибудь сувениры. Не то, что можно найти в Иноземье. Вещи должны быть исключительно абаратскими. Альменак Клеппа. Часы-компас, которые она видела в магазине Тацмагора и которые показывали, когда было где или где было когда, или и то, и другое. Возможно, фотографии животных и растений Часов. Короче, доказательства. Вещи, которые она могла бы предъявить людям и которые послужили бы неопровержимым доказательством существования другого, удивительного мира, где слухи, пиво и цыплята - не все, что составляет смысл жизни.
   Она дошла до дальнего конца двора, размышляя о сборе доказательств, и там увидела мать, сидящую в старом садовом кресле спиной к дому.
   - О, мама, - тихо сказала Кэнди.
   Кэнди почти ожидала, что Мелисса Квокенбуш почувствует присутствие дочери, повернется и улыбнется ей. Но та не шевелилась.
   - Мам? - повторила Кэнди.
   Она стояла достаточно близко, чтобы слышать мягкое, ритмичное дыхание. Мелисса спала? Двигаясь очень осторожно, чтобы ее не разбудить, Кэнди обошла вокруг кресла. Увидев лицо матери, Кэнди едва не расплакалась. Мелисса выглядела очень усталой и истощенной. Глаза были закрыты, уголки рта опущены, веснушчатый лоб прорезали глубокие морщины.
   - Кэнди? - пробормотала она. - Это ты?
   Ее глаза под веками с сеткой синих вен двигались туда-сюда, словно пытаясь разобрать то, что она видела во сне. Печальное выражение на лице матери заставило Кэнди отвернуться, но когда она это сделала, то обнаружила, что в нескольких метрах от нее, в центре неопрятного газона, тоже стоит ее мать. В недоумении Кэнди посмотрела на спящую, а потом на ее близнеца за спиной.
   - Не понимаю, - сказала она. - Почему вас двое?
   - Одна спит, другая бодрствует, - ответила Мелисса, словно это было очень просто. - Я сплю в кресле. И ты, как мне кажется, тоже где-то спишь.
   - Значит, мы встретились во сне? - спросила Кэнди.
   Мелисса кивнула.
   - Я так рада видеть тебя, дорогая, - произнесла она. - Где ты сейчас? Куда-то отправилась автостопом? В Миннеаполис?
   - Нет.
   - Тогда куда? Где ты находишься?
   - Я очень далеко от Цыптауна, мама.
   - Боже! Тебя похитили?
   - Нет, - с усмешкой ответила Кэнди. - Я просто путешествую, вот и все.
   - Тогда почему ты не позвонила, не сказала, что с тобой все в порядке? - Облегчение Мелиссы превратилось в гнев. - Как можно быть настолько эгоистичной? Я себе такого напредставляла! А твой отец, разумеется, считает, что ты попала в неприятности с парнями или наркотиками.
   - Нет, парни и наркотики тут не при чем.
   - Тогда что?
   - Мам, если я расскажу, ты решишь, что я спятила.
   - Мне все равно. Я хочу знать.
   Спящая Мелисса начала беспокоиться. Кэнди мягко положила ей руку на плечо.
   - Прости, - сказала она. - У меня не было способа с тобой связаться.
   - Не глупи. Это не может быть настолько далеко.
   - Может. Я была и есть там до сих пор.
   - Тогда рассказывай, - проговорила Мелисса.
   - О чем?
   На этот раз спящая и бодрствующая Мелиссы ответили одновременно.
   - Обо всем! - сказали они. - Рассказывай обо всем.
   - Эх, ну ладно. С чего бы начать? - Кэнди несколько секунд обдумывала вопрос, а затем произнесла:
   - Кто я, мама?
   - Моя дочь, разумеется. Кэнди Квокенбуш.
   - Где я родилась?
   - Ты знаешь, где ты родилась. Здесь, в Цыптауне.
   - Ты уверена?
   - Конечно я уверена!
   Кэнди всматривалась в лицо Мелиссы в поисках сомнений и заметила блеск в глазах.
   - А было что-то странное в том, как я родилась? - спросила Кэнди.
   Теперь Мелисса смотрела в сторону.
   - Почему ты задаешь такие вопросы?
   - Я объясню, - спокойно ответила Кэнди. - Потому что хотя нам снится сон, будто мы с тобой находимся в одном и том же месте, на самом деле это не так. Я сейчас в мире под названием Абарат, и на карте ты его не найдешь.
   - Это смешно.
   - Нет, не смешно. Это правда. И думаю, ты сама это знаешь.
   Она замолчала, давая матери возможность возразить, однако Мелисса молчала, и Кэнди продолжила.
   - Прямо сейчас я сплю на острове, который называется Окалина. Это Седьмой Час вечера. Здесь каждому часу соответствует остров. Перемещаясь с острова на остров, ты можешь совершать нечто вроде путешествия во времени. Сейчас я в Сумеречном дворце; давным-давно его построили для принцессы...
   Мелисса молчала, медленно качая головой, словно все это было для нее чересчур. Но Кэнди продолжала рассказывать, следя за лицом матери.
   - Когда я попала сюда впервые, то подумала - о, какое все новое, я ничего подобного раньше не видела. Но я ошибалась. Недели шли, и мне все чаще казалось, что я здесь не впервые. - Сомнения на лице матери стали заметнее. - Я уже была в Абарате, мама, - сказала Кэнди. - Не знаю как, но была.
   Она сделала паузу, собираясь с мыслями, а потом сказала:
   - И мне кажется, что если я знаю что-то об Абарате, то, возможно, и ты знаешь, потому что ты со мной всю жизнь, с самого начала.
   Кэнди вновь дала матери возможность подумать. Затем спросила:
   - Ты что-нибудь знаешь? Знаешь что-нибудь об этом?
   Мелисса еле слышно ответила:
   - Может быть.
   - Расскажи, пожалуйста. Что бы это ни было, расскажи.
   Мелисса вздохнула и тихо сказала:
   - В ту ночь, когда ты родилась, шел невероятный ливень, и все думали, будто начинается второй Потоп. Я никогда не видела такого дождя. Но есть дождь или нет, мне надо было в больницу, потому что ты вдруг решила родиться и откладывать не собиралась. - Она слегка улыбнулась. - Ты даже тогда была волевой, - продолжала Мелисса. - Твой папа усадил меня в грузовик, и мы поехали. И вот, когда мы были на шоссе, можешь себе представить - у нас кончился бензин. Твой папа пошел искать гараж, оставив меня... нас... в грузовике. По крыше стучал дождь, во мне шевелилась ты, и только я подумала, что придется, наверное, рожать прямо на переднем сидении, как возник свет...
   - Это был папа?
   - Нет, это был не папа. Это были три женщины, появившиеся из дождя. Я сразу поняла, что они не из города. Хотя бы по тому, как они выглядели. Старая женщина с длинными седыми волосами....
   - Диаманда, - тихо сказала Кэнди.
   Мелисса была потрясена.
   - Ты ее знаешь? - спросила она.
   - Немного, - ответила Кэнди. - Диаманда, Меспа и Джефи - это сестры Фантомайя. То есть женщины, знающие магию. Я не имею в виду фокусы, как в Лас-Вегасе.
   - Я знаю, что ты имеешь в виду, - сказала Мелисса. - По крайней мере, догадываюсь. Боже, почему я подпустила их к себе? Надо было сбежать.
   - Как ты могла?
   - Я должна была попытаться, но вместо этого просто сидела в машине. Дверь открылась, и... - она замолчала, а потом в ее глазах вспыхнул гнев. - У нас должна была быть совершенно нормальная жизнь, - сказала она. - Счастливая, простая жизнь, пока не появились они со своей магией.
   - Расскажи, что было потом? Дверь открылась, и они что?
   - У старой Диаманды была шкатулка, которую она несла так, словно внутри хранилась самая драгоценная вещь в мире. Когда она сняла крышку... - Мелисса на секунду закрыла глаза, и Кэнди услышала всхлип. Посмотрев через плечо, она увидела, что мама плачет во сне, тронутая этими воспоминаниями. Кэнди почувствовала вину за то, что заставила ее вспоминать, но ей нужны были ответы. И не просто нужны - она их заслужила. От нее слишком долго скрывали эту тайну.
   - Продолжай, - мягко поторопила она ее.
   - Она открыла шкатулку, и там был свет. Не просто свет. Жизнь. Нечто живое в свете. И что бы это ни было, этот свет вошел в меня, Кэнди. Через кожу, через глаза, через дыхание.
   - Ты испугалась?
   - Нет. По крайней мере, не за себя. Видишь ли, когда он начал двигаться в теле, я поняла, что свет и жизнь хотели не меня. - Мелисса, наконец, открыла глаза, и мать и дочь взглянули друг на друга, сновидец на сновидца. - Тебя, - сказала она. - Свет хотел тебя.

24. Муж и жена

  
   - Мелисса! Вставай! Жрать хочу!
   У задней двери стоял отец Кэнди; сбоку висела выпущенная из брюк рубашка, надувшийся от пива живот блестел от пота. Он указывал пальцем на спавшую в кресле Мелиссу. Кэнди отлично помнила, как это - быть рядом с ним, когда он в таком настроении. Угроза, запах, болезненность, которую он излучал. Сколько раз в течение многих лет он ловил ее взгляд, видел в нем презрение и бил ее за это.
   Но сейчас целью его гнева была жена.
   - Просыпайся, ленивая корова! - орал он. - Слышишь? Есть давай!
   - Да заткнись ты, - сквозь зубы процедила Кэнди. - Не просыпайся. Мы еще не закончили разговор.
   - Поздно, - произнесла Мелисса. Зов мужа потревожил ее, и голос становился тише. - Он ненавидит, когда я сплю. Наверное, потому, что сам плохо спит. - Ее образ начал расплываться. - У него кошмары.
   Билл уже шагал по саду, продолжая кричать:
   - Мелисса, черт возьми! ТЫ ПРОСНЕШЬСЯ?
   Он сжал кулак. Кэнди ни секунды не сомневалась, что он собирается сделать.
   - Я тебя предупреждаю, женщина, - проворчал он.
   Кэнди инстинктивно преградила ему путь и подняла руку, чтобы помешать удару. Она не знала, будет ли это иметь какой-то эффект - в конце концов, она присутствовала здесь лишь в виде сновидения. Но все же, несмотря на эту призрачную форму, у нее оказался некоторый вес. Когда рука отца коснулась ее, он вскрикнул от испуга и опустил кулак, сузив глаза.
   - Какого черта? - Он подождал, а затем вновь направился к жене, все еще готовый ударить.
   - Ну уж нет, - сказала Кэнди. На этот раз она не собиралась просто блокировать удар; нацелившись, она со всей силы толкнула отца в грудь. Билл споткнулся, попятился и вцепился в кресло, где спала Мелисса. Но Кэнди легко сбила его руку, и он тяжело упал на землю. Несколько секунд он лежал в неопрятной траве, затем поднялся, прошел пару шагов, и выражение ярости на его лице сменилось внезапной суеверной опаской.
   - Да что же это происходит? - спросил он, обращаясь по большей части к себе. Потом он взглянул на Мелиссу.
   - Открой же глаза, женщина! Открой свои чертовы глаза!
   Наконец, Мелисса медленно откликнулась на призывы мужа; веки поднялись, и образ, с которым Кэнди разговаривала минуту назад, исчез. Мелисса покачала головой и встала, оглядывая двор, словно ожидая увидеть здесь Кэнди. Однако вместо Кэнди она увидела мужа, нервно озиравшегося по сторонам.
   - Здесь кто-то есть? - спросил он ее. - Есть?
   - О чем ты?
   - Что-то меня толкнуло, - пробормотал он, а затем громко повторил: - Что-то меня толкнуло!
   Мелиссе потребовалась пара секунд, чтобы понять, о чем он говорит.
   - Кэнди, - тихо сказала она, обернувшись. - Ты здесь?
   - Кэнди? - спросил Билл, инстинктивно сжимая кулаки. - Думаешь, она тут? Если так, почему я ее не вижу?
   Мелисса посмотрела на белые костяшки его пальцев и попыталась улыбнуться.
   - Все в порядке, Билл, - проговорила она.
   - Ты сказала - ты здесь? Почему ты это сказала? Отвечай! И не пытайся мне лгать. Если и есть что-то, что меня бесит, так это лжецы.
   - Мне снился сон, вот и все, - легко ответила Мелисса. - Мне снился сон о Кэнди, и когда я проснулась, то решила, что она здесь.
   - Но ее тут нет?
   Мелисса посмотрела на мужа с легким удивлением.
   - Как она может быть здесь? - спросила она, провоцируя Билла озвучить свои страхи. - Взгляни. Здесь только мы с тобой.
   - Да...
   - Это был просто сон.
   - Чертова девка, - пробормотал Билл. - Без нее нам лучше.
   - Ты ведь так не думаешь.
   - Не говори мне, что я думаю.
   - Знаю, между вами были непростые отношения, - сказала Мелисса. - Но она же наша дочь. Помнишь, как мы радовались ее рождению?
   Он что-то проворчал.
   - Ночка была еще та, Билл. Помнишь, что было, когда Кэнди родилась?
   - Кого это волнует?
   - Меня.
   - А меня нет.
   Он отвернулся от жены и пошел к дому. Мелисса отправилась следом, продолжая говорить и негромко напоминая ему о прошлом.
   - Шел дождь, Билл. Помнишь, какой был ливень? И ты оставил меня в машине...
   - Ну давай, скажи теперь, что плохой Билли забыл заправиться, и бедненькая Мелисса на несколько часов осталась в холодной машине.
   - Ты дашь мне закончить?
   - Бедняжечка. Конечно, ей не следовало за него выходить. Разве не это тебе все талдычат?
   - Помолчи минуту, ладно?
   Билл резко повернулся, словно собираясь ее ударить, но он все еще нервничал после случившегося и не стал рисковать, чтобы не получить очередной толчок от невидимой руки.
   - Дело не в тебе и не во мне, - сказала Мелисса. - Дело в Кэнди. Я столько раз пыталась тебе объяснить, что тогда произошло, но ты никогда не слушал. Ты думал, я сошла с ума. Но той ночью все было на самом деле.
   - И что же тогда случилось? - спросил он.
   - Появились три женщины. Они пришли из другого мира, Билл.
   - Чушь.
   - Из Абарата.
   Он хмыкнул.
   - Никогда о нем не слышал.
   - Именно там сейчас наша дочь.
   - Кто сказал?
   - Она. Я видела ее во сне, разговаривала с ней.
   Билл закатил глаза.
   - Поверь...
   - Ты и правда свихнулась, - он постучал пальцем по виску. - Это все у тебя в голове.
   - Нет.
   - Да! Да! Да! Да!
   - Кэнди даже назвала имена этих женщин.
   - Неужели!
   - Диаманда, Джефи и Меспа. Они из сестринства Фантомайя.
   - Знаешь, тебе надо записать всю эту белиберду. Может, продашь.
   - Я ничего не выдумываю. Кэнди там, в Абарате. Она видела этих женщин. Они ей помогали.
   - Ну ладно, - сказал Билл. - Хватит. Надоело слушать всю эту чепуху. - Его голос наполнился искренним отвращением. - Ты и твои глупые женщины. Будто мало на свете женщин. - Он отвернулся и пошел к дому, но сделав несколько шагов, остановился и обернулся.
   - Знаешь что, - сказал он. - Однажды я просто соберу вещички и свалю отсюда.
   - И куда же?
   - Да куда угодно. В Денвер, к брату. Обратно в Чикаго. Все равно, куда, лишь бы не здесь. - Он подошел к задней двери. - Мне давно надо было уехать.
   С этими словами он исчез, оставив Мелиссу в отчаянии. Она пыталась до него достучаться, но пробиться через такую стену было невозможно. Как же сделать так, чтобы он поверил?
   Она посмотрела в небо. На северо-восток летели небольшие облака.
   - Кэнди, - сказала она, надеясь, что ее дочь все еще рядом. - Если ты меня слышишь, дорогая - пожалуйста, будь осторожна. Может, однажды мы побываем в Абарате вместе. Я скучаю по тебе, милая.
   Затем она спрятала печаль там, где Билл не смог бы ее увидеть, и вошла в дом готовить своей семье гамбургеры.

25. Мойры

  
   С тех пор, как он сбежал из рабства, Шалопуто пережил множество удивительных приключений, но ни одно из них не было столь захватывающим, как полет над толпами, наводнявшими проходы Балаганиума. Казалось, синяя ткань, которой он был обернут, не обладает материальностью: это был плащ без видимого в нем тела. Но владелица плаща говорила с Шалопуто и старалась его подбодрить.
   - Успокойся, - сказала она. - Я не хочу ронять тебя на головы этих бедных людей. Они пришли сюда повеселиться, а не для того, чтобы тылкрыс выбил им мозги.
   Сквозь складки ткани Шалопуто глянул вниз. Теперь они летели высоко и двигались со значительной скоростью. Если бы он упал, пострадали бы не они - скорее всего, пострадавшим оказался бы он.
   - Кто вы? - спросил он.
   - Позже.
   - Я просто хотел узнать - вас послал Захолуст? Вы возвращаете меня на остров Простофиль?
   - Нет, нет, нет. Оставь эти мысли.
   - Только он бил меня ради удовольствия.
   - Я слышала о жестокости Каспара Захолуста, - сказала женщина в плаще. - И он дорого заплатит за каждую из них. Успокойся, друг мой. Вся боль будет оплачена в свой срок. Доверься мне.
   - Я доверяюсь, - тихо сказал Шалопуто, слегка удивившись самому себе.
   - Держись!
   Они подлетали к границе карнавала, где залитые яркими огнями тротуары уступали место грязи и сумраку, а дальше до самого моря простирался каменистый пейзаж.
   Они летели на север, решил он; над лежавшими впереди облаками небо было темнее, чем у них за спиной. Вечер превращался в ночь.
   - А куда мы направляемся? - крикнул он сквозь шум ветра, который становился все сильнее по мере их приближения к берегу.
   - Скоро узнаешь, - громко ответила женщина. - Готовься. Нам придется совершить кое-какие маневры. Может немного потрясти.
   Несколько секунд Шалопуто смотрел вперед, сквозь хлопающую ткань своей спасительницы, и вдруг пожалел об этом. Они приближались к каменной платформе.
   - Что вы делаете! - заорал он. - Вы нас убьете!
   - Не смотри, - ответила женщина. - И держись крепче.
   Невзирая на совет, не смотреть Шалопуто не мог. Они мчались прямо на скалу со скоростью, означавшей верную гибель, однако в последний момент дух в ткани повернул и понес их через узкую расщелину. Его спасительница знала путь. Она пролетела сквозь скалы, не коснувшись стен, хотя временами проход становился таким узким, что Шалопуто сомневался, смогут ли они пройти. Он крепко вцепился в ткань - а какой у него был выбор? - и, наконец, почуял самый прекрасный аромат, какой только можно себе представить: чистый запах соленого океанского воздуха.
   - Смелей! - сказала женщина. - Мы почти на месте.
   Через несколько секунд их скорость начала снижаться. Вылетев из трещины в скале, они опустились на влажные камни.
   - Теперь аккуратнее, - предупредила женщина. - Я не хочу, чтобы ты свалился.
   В полутора метрах от них было море, и волны яростно разбивались об огромные валуны. За несколько секунд Шалопуто вымок с головы до пят.
   - Холодно, - сказал он.
   - Немного морской воды тебе не повредит, - ответила женщина, и когда она это сказала, синяя ткань раскрылась, и находившийся в ней дух обрел плоть и видимость. Женщина была стара, возможно, очень стара, и ее распущенные волосы развевались на ветру.
   - Да, тылкрыс, - сказала она. - Это было не просто. Ты тяжелее, чем кажешься.
   - Спасибо, что спасли меня, - ответил Шалопуто. - Но почему?
   - Я сделала это не ради своего здоровья, - произнесла женщина. - Или твоего, если угодно. Я сделала это ради...
   - Могу догадаться - ради Кэнди Квокенбуш.
   - Верно, тылкрыс.
   - Если вас это успокоит, я бы отдал за нее жизнь.
   - Это успокаивает, - ответила старая женщина. - И я знаю, что это правда. Поэтому сейчас я посылаю тебя на ее поиски. Чтобы предотвратить двойную трагедию.
   - Звучит не слишком оптимистично.
   - Так и есть, - ответила женщина. - Но времени мало, нам следует спешить.
   - Спешить куда?
   - Обернись.
   Он обернулся и в синей полумгле увидел маленькое двухмачтовое судно, которое не разбивалось о берег лишь благодаря команде, длинными толстыми палками отталкивавшей его от камней.
   - Быстрее, быстрее, - сказала женщина в синей одежде, указав Шалопуто на доску, лежавшую между кораблем и сушей. Шалопуто посмотрел на нее с сомнением. Доска была узкой и скользкой от воды. Но старая женщина торопила, и его сомнения длились не больше секунды, поскольку в следующую он уже стоял на борту в компании улыбающейся молодой женщины с темной кожей и ярко-оранжевыми волосами. Рядом находилась третья женщина, тонкая, но крепко сложенная. Она накинула на Шалопуто плащ, в который он с удовольствием завернулся.
   - Давайте-ка спустимся вниз и накормим тебя, - сказала она, и Шалопуто с радостью принял приглашение. Женщины повели его в трюм, где за огромной железной решеткой большого очага полыхал огонь. Шалопуто предложили стул, но он предпочел сесть ближе к огню. Комната наполнилась резким запахом сохнувшего тылкрыса. Появилась обещанная еда: четырехслойный бутерброд с созревшей ропа-ропа и паштетом жабал. Шалопуто съел уже половину бутерброда, когда вернулась старая женщина, переодевшись в сухие, чистые одежды, и села в кресло у очага.
   - Теперь лучше?
   - Гораздо, - ответил Шалопуто. Он доел бутерброд. - Вы ведь Диаманда? Одна из Фантомайи?
   - Верно.
   - А вы, - он указал на женщину, которая дала ему накидку, - наверное, Джефи. А вы - Меспа?
   - Правильно, - сказала Меспа.
   - Наши имена - это все, что говорила тебе о нас Кэнди? - спросила Джефи.
   - Она не слишком много рассказывала, - ответил Шалопуто. - Она - непростая девочка, в ней есть глубина. Я даже не знаю, понимает ли она те тайны, что хранит в себе.
   - Сомневаюсь, что их вообще кто-то понимает, - тяжело произнесла Диаманда.
   - Мы путешествовали почти два месяца, - продолжал Шалопуто, - и я начал думать, что мы и дальше могли бы оставаться вместе, но тут она ушла, улетела...
   - Она защищала тебя, - сказала Меспа.
   - Это же взаимный процесс. Она защищает меня, а я - ее. Как я могу ее защитить, если даже не знаю, где она находится?
   - Ты ее отыщешь, - сказала Диаманда. - Ваша история закончится не скоро.
   - Правда? - Шалопуто почувствовал такое облегчение, что на глазах у него выступили слезы.
   - Правда, - сказала Диаманда. - Расскажи нам, она хорошо управлялась с магией?
   - Не так хорошо, как ей бы хотелось, - ответил Шалопуто. - Она знала, что я выучил кое-какие заклятья у Захолуста, и пыталась вытянуть из меня все, что я запомнил.
   - Ну а ты?
   - Я долго отказывался, а когда согласился, возможность ушла.
   - Почему ты отказывался? - спросила Меспа.
   - Как я уже говорил, она - глубокая девочка. Я боялся того, что могу в ней раскрыть. Не знал, чем все закончится, если она получит реальную силу.
   Диаманда вздохнула.
   - Этого никто не знает, мистер Шалопуто, - сказала она с тихой озабоченностью.
   - Даже Кэнди? - спросил Шалопуто.
   - Тем более Кэнди.
   - Мы уверены в одном, - произнесла Джефи. - Что бы она ни учила, чем бы ни стала, она повлияет на судьбу этих островов так, как мы и представить себе не можем.
   - Что же я должен сделать, кроме поисков?
   - Это зависит от того, насколько все изменится, когда ты ее найдешь.
   - Я отправлюсь сам по себе?
   - Поначалу - да, - ответила Джефи. - Но когда ты прибудешь на остров Частного Случая, то встретишься с замечательными людьми.
   - Вы не можете пойти со мной?
   - Мы бы хотели, - проговорила Меспа. - Но боюсь, дела вынуждают нас двигаться в ином направлении.
   - Ты должен найти ее как можно скорее и переправить в безопасное место, - сказала Джефи.
   - А куда именно?
   Диаманда покачала головой.
   - Я не знаю, - ответила она с долей отчаяния. - То, что мы тебе скажем сейчас, уже через полчаса может устареть. На всех островах происходят странные вещи. Просыпаются силы, о которых мы надеялись никогда не услышать. Что-то лезет из глубин. Что-то падает с неба. Нигде нет ничего определенного. Ни безопасности, ни стабильности.
   Шалопуто выглядел мрачным.
   - Могу я спросить?.. - пробормотал он, но затем замолчал.
   - Говори, - сказала Диаманда. - Если у тебя есть вопросы, задавай их сейчас. Другого времени может не быть.
   - Ну раз так... - проговорил Шалопуто. - Каков худший сценарий?
   Диаманда тяжело вздохнула.
   - Боюсь, что на это ответить легко, - она поглядела на сестер, а потом перевела взгляд на Шалопуто. - Место, куда ударят наши враги - Двадцать Пятый Час. Если они его захватят, под угрозой окажется само наше существование.
   - Как они это сделают? - спросил Шалопуто. - Как можно взять Двадцать Пятый Час?
   - Большим числом и правильной стратегией, - ответила Диаманда. - Не сомневайся, силы, что против нас собираются, невероятны. Бабуля Ветошь уже долгие годы творит армию заплаточников, пряча их во тьме Полуночи. Если она их выпустит, пик Одома падет, а если тайны, хранящиеся на Двадцать Пятом Часе, окажутся под угрозой атаки и разоблачения, то, как мы живем - и здесь, и в Иноземье, - будет разрушено навсегда. Наступит полный хаос, и все, что создает жизнь на островах, вся радость, любовь, смысл - все это будет уничтожено. Словно мы и наш мир никогда не существовали.
   Шалопуто опустил голову на руки. Хотя он сидел у огня, ему вдруг стало очень холодно.
   - Как это возможно? - спросил он. - Происходят такие кошмарные вещи, и никто ничего не знает. - Он поднял голову. - Слушайте! - сказал он. - Вы ведь слышите музыку Карнавала. Десятки тысяч людей танцуют и поют... и никто ни о чем не догадывается!
   - Они догадываются, - проговорила Диаманда. - Люди на островах давно знают, что в воздухе носятся дела большой важности. Они просыпаются в слезах и в ужасе, не понимая, почему. Они целуют и обнимают своих детей, словно боятся, что могут их больше не увидеть.
   - И однако же никто об этом не говорит, - сказал Шалопуто.
   - Некоторые говорили, - ответила Джефи. - Но Живорез о них позаботился, и они внезапно исчезли.
   - Ужас, - сказал Шалопуто.
   - Что до обычных мужчин и женщин Часов, они просто живут своей жизнью. Мирно стареют. И отворачиваются от своих догадок.
   - Но есть хоть какая-то надежда?
   - Конечно есть, тылкрыс, - горячо произнесла Диаманда. - Но тебе придется потрудиться. Я оставлю тебя с моей сестрой Меспой. Она передаст тебе инструкции. Приятно было пообщаться, тылкрыс Шалопуто. Джефи, идем. Нам надо многое сделать.
   Женщины ушли, и несколько секунд Шалопуто смотрел в огонь, размышляя о разговоре. Наконец, Меспа сказала:
   - Когда ты будешь готов, мой капитан...
   - Простите, - не понял Шалопуто. - Ваш кто?
   - Это распоряжение Диаманды, - ответила Меспа. - Ты будешь капитаном этого корабля. Он называется Лад Лимбо.
   - Почему я?
   - Потому что Диаманда тебе доверяет.
   - Но я даже не знаю, как управлять кораблем.
   - Научишься по ходу дела. Кэнди в тебя верит, и мы тоже. Хочешь подняться на палубу?
   Они вышли под неяркий свет звезд. Повсюду на корабле висели фонари, освещавшие команду, столпившуюся в середине палубы. Кто-то из них был человеком, кто-то - нет. Когда появился Шалопуто, они шумно приветствовали его, смутив еще больше.
   - Вот ваша команда, капитан, - произнес шкипер в вымокшей форме. Он был худым, забавным существом и слегка нервничал. - Меня зовут До-До, и я ваш помощник.
   - Ясно, - сказал Шалопуто, настолько удивленный внезапным повышением своего статуса, что никак не мог собраться с мыслями. - Рад познакомиться.
   - Может, вы что-нибудь хотите сказать команде? - спросил До-До.
   - О чем?
   - Например, о нашей цели. Или о том, что мы будем делать, когда прибудем туда.
   - Прежде, чем ты скажешь речь, - проговорила Меспа, - позволь пожелать тебе приятного путешествия, капитан.
   Шалопуто взял Меспу за руку и тихо отвел подальше от своего помощника.
   - Я не могу, - сказал он. - Не могу управлять целым кораблем.
   - Конечно, можешь, - ответила она, глядя ему прямо в глаза. - Поверь, прежде, чем война закончится, от тебя потребуется гораздо больше, чем это. Мужайся. Ты - часть великого и лучшего, Шалопуто.
   С этими словами она завернулась в плащ и в ту же секунду исчезла.
   Шалопуто смотрел на пустое место, где она только что была, надеясь вопреки всему, что Меспа вернется и объявит, что все это была просто шутка. Но она в самом деле ушла, и глаза команды - его команды, - повернулись к нему в ожидании речи.
   Он был обязан ее сказать. Что бы ни случилось потом.
   Мысленно досчитав до трех и на счет "три" отведя глаза от пустого неба, Шалопуто посмотрел на собравшуюся команду.
   - Добрый вечер, - сказал он. - Меня зовут Шалопуто. Я тылкрыс. И ваш капитан.

26. У Каспара гости

  
   Каспар Захолуст с болезненной ясностью помнил девочку, которая не так давно постучала к нему в дом. Он сглупил, открыв ей дверь, и сглупил еще больше, впустив к себе этого ребенка. Ему казалось, что он сможет перехитрить бедное, потерянное дитя, убедив ее отравить кошек тарри, его охранников на острове Простофиль. Он не мог сделать это сам, поскольку негодные кошки не поддавались его иллюзиям. Пока они были живы, Каспару не удалось бы сбежать. А лучший способ избавиться от стражей - использовать невинную девочку, которая очутилась у него на пороге и могла бы накормить тарри отравленной рыбой.
   Но все оказалось не так просто. Все оказалось гораздо сложнее. Во-первых, девочка была не так глупа, как выглядела. Она быстро смекнула, что он что-то замышляет. А потом, словно чтобы окончательно его добить, в ее ослиную голову втемяшилось освободить жившего у него раба, тылкрыса. Своими пламенными речами о свободе и подобных вещах она вдохновила тварь, и Захолуст был вынужден обратиться к серьезному колдовству, которое, к сожалению, вышло из-под контроля. После всего этого дом Захолуста был разбит, а тылкрыс Шалопуто вместе со своей освободительницей Кэнди Квокенбуш сбежал. И тарри не были отравлены.
   Прежде, чем в его дверь постучала девочка, жизнь Захолуста под арестом и так была жалкой, но после ее ухода она стала еще безнадежнее. Он потерял раба. Теперь ему приходилось самому стирать с мебели пыль, наливать себе ром и приводить в порядок книги. К тому же, он тосковал по удовольствию колотить и унижать тылкрыса. Захолуст был один, скучал, и во всем этом была виновата девчонка.
   Он пожаловался в Верховный Суд Часов на несправедливость такого обращения, но ни один судья не стал разбираться с его делом. Все только ухудшилось. Суд выслал целый батальон солдат охранять его холм, а кошки тарри помогали им своими всевидящими глазами. Человеку, мнившему о себе так много, как Захолуст, было очень неприятно, что с ним обращаются как с мелким преступником. А все началось с того, что он пожалел незнакомку. Он проклял миг, когда это сделал. И проклял ее. Унять пылающую ярость не могла ни одна жестокая месть, ни одно безжалостное наказание. Попивая ром, Захолуст часами представлял, что сделает с девчонкой, когда, наконец, до нее доберется.
   А он до нее доберется, в этом Захолуст не сомневался. Он найдет ее. Текущие обстоятельства несколько ограничивали его возможности, но в конечном счете у него появится шанс сбежать из этой отвратительной тюрьмы. И когда он сбежит, то первое, что сделает в качестве свободного человека, это разыщет Кэнди Квокенбуш и заставит ее пожалеть, что она оказалась у его дверей и, тем более, что в них постучала.
  
   Сегодня вечером, однако, его внимание привлекало нечто иное, нежели размышления о мести. Остров Простофиль находился на Десяти вечера, поэтому здесь всегда было темно и тихо. Но сегодня до него доносилось много странных звуков. Внизу, в гавани, слышались крики, в которых ощущалась паника. Затем кто-то начал стрелять. На несколько секунд воцарилась тишина, а потом вновь раздались выстрелы, крики, и теперь уже не с одного, а с нескольких направлений.
   Захолуст поднялся в огромный купол, украшавший верх его дома, чтобы проверить, видно ли оттуда происходящее. Купол работал подобно увеличительному стеклу, позволяя наблюдать за событиями в деталях; также он давал возможность видеть в темноте. Из-за вторжения девчонки купол серьезно повредился, но, тем не менее, через него было видно достаточно - по крайней мере, больше, чем невооруженным глазом. Потягивая ром, Захолуст бродил под треснувшим куполом, разглядывая залитый лунным светом ландшафт острова Простофиль. Крики приближались, и лучи света пронзали вечернюю тьму.
   - Что же там происходит? - спрашивал он себя.
  
   Похожий вопрос задавали себе и солдаты Девятой хлюстмазурикской кавалерии, которые обыскивали склоны и низины внутренней части острова. Они искали врага, полчаса назад высадившегося в гавани, чье внезапное нападение всего за три минуты привело к гибели десятка людей, оставив в два раза больше раненых. И это учитывая одних солдат. В схватке погибло столько же лошадей, чистокровных каррамази.
   Вопрос был следующим: кто это сделал?
   Сержант Массофф, видевший гибель трех своих друзей, сообщил капитану Крассу наиболее детальные сведения.
   - Как мы поняли, их только трое, - произнес Массофф. - Они не слишком большие - пять-шесть футов высотой, когда встают на задние ноги. Но их головы покрыты костями, блестящими, желто-белыми костями. Они набросились на каррамази и сбили нас на землю.
   - Почему вы снова не сели верхом?
   - Невозможно, сэр, - ответил другой солдат, по щеке которого текла кровь. - Удар по животному останавливал его сердце. Они умирали мгновенно. Половина наших потерь связана с тем, что люди не успевали выбраться из-под своих скакунов.
   - Значит, эти создания делают то же самое с людьми? Останавливают сердце?
   - Нет, сэр, - сказал Массофф. - Костяной колпак на какой-то момент поднимался, и тогда можно было увидеть лицо. Если, конечно, это можно так назвать. Под ним был только рот, больше ничего. И полно зубов. Они и убивали людей, сэр. Зубы. Ужас, что творилось, сэр. Я хочу сказать...
   - Да, Массофф, да. Я видел. Таким образом, у нас проблема. Мы не знаем, что это за твари, и они нас убивают.
   Откуда-то из темноты донесся душераздирающий крик.
   - Нам надо понять, чего они хотят. Зачем они пришли?
  
   - Они пришли за мной! - напевал Каспар, пританцовывая в предвкушении радостной встречи. - Вот в чем там дело. Кто-то, наконец, пришел меня освободить!
  
   - Через нашу оборону они не пройдут, - сказал Джимоти Тарри.
   Самый человекоподобный из кошек тарри, он стоял в рощице деревьев ведьмин костер, глядя на склон, к которому приближались чудища. Позади него выстроилось тридцать-сорок кошек тарри. Они стояли на четырех ногах, он - на двух, но между ними было много общего. Все они являлись опытными, закаленными в битвах воинами. - Что бы нам ни пришлось делать, мы не должны пропустить их к дому волшебника. - Он повернулся к своему войску. - Кто-нибудь видел раньше нечто подобное?
   Кошки тарри молчали. Этот враг был им незнаком.
   - Я так и думал, - сказал Джимоти Тарри. - Если за все ваши жизни вы не видели никого, похожего на них, полагаю, до недавнего времени их просто не существовало. Это какая-то извращенная магия. - Его большие зеленые глаза излучали печаль. - Те из вас, кто приблизился к девятой жизни - поберегитесь. А вы, молодежь, у кого в запасе их достаточно, деритесь с этими созданиями без страха, но помните: вы можете использовать все свои жизни, но так их и не остановить. Не геройствуйте понапрасну. Если я прикажу отступать, вы должны отступать, ясно? Чую, впереди нас ждут большие сражения, и я не хочу, чтобы вы растратили жизни зря.
   Он взглянул на холм и купол дома. Увеличенное, гротескно искаженное лицо Каспара Захолуста прижималось к целой части стекла.
   - С другой стороны, - сказал он, - мне не нравится мысль о том, что этот тип... - он указал лапой на Захолуста, - сбежит в Абарат. Если недавние слухи верны - а они идут отовсюду, повторяя одни и те же страшные вещи, - то нельзя позволить такому злодею сбежать на острова, если у нас есть возможность это предотвратить. От таких, как он, одни неприятности.
   - А что вы слышали, сэр? - спросил один из солдат тарри.
   - То, что силы врага растут с каждым часом. И что победа или поражение в грядущей войне могут зависеть от одной-единственной души, выбравшей ту или иную сторону.
   - Войны, сэр? - спросил другой тарри.
   - Да, войны. И ее первый открытый конфликт будет здесь, сейчас. Так что соберитесь, тарри! Это битва войдет в учебники истории.
   На разговоры больше не было времени.
   Шум в темноте внезапно усилился, ведьмины костры затряслись, осыпав землю дождем из красных цветов, и на отряд тарри ринулись враги.
  
   С высоты своего купола Захолуст наблюдал за жестоким побоищем, словно жадное до зрелищ дитя, говоря одновременно на дюжине бессмысленно перемешанных языков.
   - Ты только глянь! Йагни! Сблуд, сблуд на талли! И - раз! Бац! Гляни Маланин! Тарри - умри! Тарри - умри! Лаодамия ти, эви и то! Блебс а меррио? Буян! Блебс а меррио! Сул а салис пиадон! Цуберратий! Ха!
   Он радостно стучал по стеклу, когда кошки тарри падали замертво (использовав все девять жизней), снова и снова повторяя одну и ту же отвратительную фразу:
   - Тарри - умри! Тарри - умри!
   Даже с такого расстояния несложно было увидеть, как разворачивалась битва. Это была мясорубка. Солдаты, оттесненные на склоны холмов, пополнили ряды тарри, но костеглавые существа, учинившие на берегу побоище, без труда проходили сквозь ряды кошек. Радость Захолуста возрастала в прямой пропорции к числу остающихся лежать в высокой траве людей и тарри.
   Но битва еще не окончилась. Видя, что границу леса им не удержать, Джимоти Тарри увел маленький отряд с поля боя, намереваясь, как думал Захолуст, подготовить последнюю неожиданную атаку. Джимоти, конечно, был умен, и в этом Захолуст отдавал ему должное. Он преследовал своего врага с большой осторожностью, используя знание рельефа для поддержки своей стратегии. На холмах не было валуна, низины или куста, не знакомого Джимоти и кошкам. Они незаметно следовали за костяными тварями, и полосатый мех отлично скрывал их в стеблях травы и свете факелов.
   Наконец, им пришлось атаковать, но несмотря на всю присущую этим воинам отвагу и умение, они не смогли задержать незваных гостей. Одна за другой кошки падали, а те, кто поднимался, раз за разом лишались своих жизней и в конце концов умирали в последний раз.
   Наконец, Джимоти сдался. Тарри проиграли. Кем бы ни были костяные твари, они добрались до холма. Продолжение битвы означало бессмысленные убийства. Неохотно он приказал отступать, и горстка выживших тарри без всякого желания покинула поле боя, унося с собой раненых.
   - Пусть они забирают Захолуста, - сказал Джимоти. - Они друг друга стоят. И будь они прокляты за это побоище.
  
   Когда Захолуст понял, что тарри уходят, и его освободители вот-вот переступят порог, он отправился готовиться. Отражение в зеркале подсказывало, что в последнее время его внешний вид оставлял желать лучшего. Борода отросла, волосы походили на воронье гнездо, желтый пиджак испачкался (к счастью, пиджаков у него было девятнадцать, все одинакового цвета и фасона), а перед жилета устряпан кусочками макового пирога и пиявочного мороженого - и, разумеется, ромом.
   Времени на умывание не было, поэтому Захолуст опрыскал себя вонючим одеколоном, который приобрел в торговом центре Коммексо незадолго до своего ареста за убийство. Он надел чистый пиджак, постарался подровнять бороду и, водрузив на голову все шесть шляп (тем самым десятикратно увеличив свою силу), пошел к входу встречать гостей.
   Однако прежде, чем он успел до него добраться, что-то с такой силой ударило в дверь, что защелки вылетели, она сорвалась с петель и пролетела в дюйме от Захолуста. Когда облако пыли рассеялось, порог переступило одно из костеглавых созданий, что пролили столько крови солдат и кошек. Захолуст сделал несколько шагов назад, боясь, как бы тварь не сделала что-нибудь и с ним. Где их хозяин? И почему с кончиков ее пальцев срываются нити мрака, сплетая вокруг нее сложные структуры?
   Это оказалось не единственной загадкой. В дом вошли еще два существа, встав по обе стороны от первого. С их рук также стекала тьма, сплетаясь с узорами твари в центре и искусно соединяя их друг с другом.
   Захолуст был напуган, однако знал, когда надо, а когда не надо демонстрировать страх, и оставался на месте.
   - Чего вы от меня хотите? - спросил он.
   Троица отреагировала тем, что одновременно запрокинула костяные головы и издала долгий зловещий вздох. Казалось, их черепа теряют плотность - они тоже испускали нити соединявшей их теневидной субстанции. Трое становились одним, их костяные головы сливались в одно существо, и выглядело оно как человек.
   Так вот кто их хозяин, понял Захолуст. Это был единый, но разделенный натрое ум, и сейчас он объединялся вновь. Но человеческая форма не успокоила Захолуста: в ней чувствовалась угроза, а он был невероятный трус. Однако бежать было некуда. Он мог лишь стоять и следить за процессом, пока лица трех созданий не слились воедино. Появившиеся глаза оказались серыми и жестокими, рот плотно сжат в тонкую линию. Клубящиеся складки ткани закрывали тело с ног до головы, и в их сплетении возникало маленькое морщинистое лицо.
   Наконец, из трансформирующейся формы донесся голос. Женский голос.
   - Ну и ну, колдун, - сказала женщина, и от ее слов все в доме слегка задрожало. - У тебя полный бардак!
   Захолуст огляделся. Женщина говорила правду.
   - Я не виноват, - ответил он. - У меня был раб. Тылкрыс. Но его у меня... увели.
   - Да, я слышала.
   Три формы полностью слились в одно тело. Костяные создания исчезли, а на их месте стояла старуха, одетая в платье, украшенное тем, что выглядело как старые куклы.
   - Знаешь, кто я? - спросила она.
   - Вы - женщина с иглой и нитью, - ответил волшебник. - Бабуля Ветошь.
   Старая женщина улыбнулась.
   - А ты - Каспар Захолуст, убийца пяти членов Магического круга острова Частного Случая. - Каспар раскрыл рот, чтобы возразить, но Бабуля Ветошь только махнула рукой. - Честно говоря, мне все равно, сколько волшебников ты убил, десять или тысячу. Я пришла сюда не для того, чтобы нанимать убийцу.
   - А для чего?
   - Не знаю, насколько ты в курсе моих планов, - сказала она. - Большую часть своих дел я скрываю от посторонних. Так оно безопаснее, иначе люди начнут вмешиваться. Но даже в этом случае, возможно, кое-что ты все же слышал.
   - Более чем кое-что, - ответил Захолуст. - Оставаясь взаперти, я могу немногое, но слушать в состоянии.
   - И что же ты слышал?
   - Вы не хуже меня знаете, как много вокруг обрывков информации. Дует ветер. Падают звезды. Летят облака. Я очень внимательно изучаю такие вещи. Мне ведь здесь особо нечем заняться.
   Бабуля Ветошь была удивлена. Она предполагала, что Каспар Захолуст - пустомеля. Но за этим уродливым, полным горечи лицом с неприятным взглядом и опустившимися уголками рта скрывался ум, который она могла бы использовать гораздо эффективнее, чем собиралась до сих пор.
   - Вы удивитесь тому, что я слышал, - продолжал он. - И у меня есть способы делать то же, что и вы. - Он улыбнулся. - Сплетать вещи вместе.
   - Значит, это я делаю?
   - Так я слышал, - ответил он. - Я слышал, вы живете в Тринадцатой Башне крепости Инквизит и вместе со своими швеями постоянно работаете. Ночь за Ночью. Никогда не спите.
   - Я иногда сплю, - ответила Бабуля Ветошь. - Но даже тогда я шью.
   - Вы творите заплаточников.
   - Да.
   - Армию.
   - Да.
   - И в одну из ночей...
   - Достаточно, колдун. Ты свое доказал.
   - Насколько я понял, вы собираетесь покорить острова? - Бабуля Ветошь не ответила. - Вы можете доверять мне. Клянусь, - сказал Захолуст.
   - Я доверяю только своим швеям.
   - А внуку?
   - Не до конца. И не сейчас. У него возникли некоторые проблемы. Поэтому я здесь.
   - Разумеется, я был бы рад помочь, но я заперт.
   - Тебя только что освободили, колдун.
   - А кошки тарри?
   - Забудь о них. Мы покинем твою тюрьму, и никто нас не остановит.
   - Но они пошлют войска, чтобы вновь меня поймать, - он самодовольно улыбнулся. - Я убил пятерых.
   - Пусть посылают. Мне все равно. У меня кровавое настроение, - она взглянула на портреты, висевшие на стене. - Это твои жертвы?
   - Да. Они были волшебниками. Их сила крылась в шляпах.
   - Значит, ты убил своих друзей из-за шляп?
   - Да.
   - Хладнокровно, колдун, весьма хладнокровно. Признаться, я слышала, что ты припадочный алкоголик, но кажется, тот случай с девчонкой Квокенбуш тебя закалил.
   - Я готов ко всему.
   - Ты готов поклясться мне в верности?
   - Конечно, конечно.
   Захолуст опустился перед Бабулей Ветошью на колени, ухватился за тяжелый подол ее платья и приложил лицо к складкам.
   - Я ваш, - сказал он. - Только прикажите.
   - Ты нужен мне, чтобы следить за моим внуком. Присматривай за ним. Я не доверяю его инстинктам в том, что касается девочки из Иноземья. Могу поклясться, она каким-то образом им завладела, но не понимаю, как.
   Выражение лица Захолуста стало хитрым.
   - Ну... кое-что я слышал.
   - О девочке?
   - Сплетни.
   - Сплетни меня не интересуют, - ответила Бабуля Ветошь. - Я тебя выслушаю, если найдешь твердые доказательства. Но не возвращайся к своим привычкам, колдун. Никакой выпивки, никаких убийств без моего приказа. Я нанимаю тебя следить. Не собирать слухи, а следить. И если я хоть на секунду почую, что ты перестал быть мне полезным, я от тебя избавлюсь. К тарри ты не вернешься. Я спущу с тебя шкуру и набью ее грязью Тодо. Мы друг друга поняли?
   Захолуст снова поцеловал ее подол.
   - Поняли. Абсолютно. Просто скажите, что делать.
   - Для начала, отпусти мою одежду.
   - О да.
   - Теперь встань.
   Захолуст поднялся на ноги.
   - Что вы хотите?
   - Вот письмо. Отнеси его человеку по имени Жуликс Миретак. Он живет в Златобойке, на Утехе Плоти.
   - Как я туда доберусь?
   - Возьми меньшую из лодок в гавани на ранней стороне часа. В письме - указания для тебя и Миретака. Мы встретимся днем, там, где я назову. Передвигайся быстро и без надобности не мелькай. Если узнаю, что ты нарушил договор молчания - а я узнаю, поверь мне, - сделаю то, что обещала. Теперь бери письмо и убирайся с моих глаз.
   Каспар взял письмо у Бабули Ветоши, сделал шаг назад и отвесил поклон. Потом раскрыл рот, чтобы произнести последнюю клятву в вечной преданности, подумал и вместо этого вышел из дома, замедлив шаг на пологом склоне холма, чтобы полюбоваться, как блестит на траве кровь его бывших тюремщиков, кошек тарри. Затем, насвистывая не в лад, он, уже свободный человек, отправился к морю за лодкой.

27. Похищение

  
   Когда Кэнди открыла глаза, она думала лишь о том, как ей хочется обнять маму и получить в ответ такое же крепкое объятье. Это казалось простым, но не было ничего, чего бы ей хотелось больше.
   Она села на кровати поваров и огляделась. В кухне царила тишина. Пока она спала, ветер смолк, и усыпанные листьями и цветами ветви над ее головой больше не шуршали. Птиц тоже не было слышно: они либо улетели, либо помалкивали. Возможно, самым странным казалось отсутствие воскресшего племени Тотемикс. Когда она собиралась спать, они весело шумели, словно говоря: мы живы и свободны! Кэнди не представляла себе более веселых звуков. Но сейчас стихли даже они.
   - Утиль? - сказала Кэнди. - Ты где?
   Тишина. Пока она спала, что-то произошло. Но что?
   - Утиль! - позвала она громче. - Ты там?
   Ответа не было, и она отправилась на поиски. Та же пугающая тишина, которая встретила ее на кухне после пробуждения, охватила весь Сумеречный дворец. Коридоры и комнаты молчали. На ветвях она заметила птиц, но они почему-то перестали петь.
   - Утиль! - снова позвала она. - Ты где? Утиль!
   Наконец, она услышала придушенный крик, и переходя из комнаты в комнату, обнаружила лежащего на полу обезьяна; во рту у него был кляп, руки туго связаны за спиной, ноги замотаны на уровне лодыжек. Кэнди вытащила кляп.
   - Проклятье, - сказал Утиль, отплевываясь от вкуса кляпа. - Я думал, мне конец, правда-правда.
   - Кто это сделал?
   - Не думай обо мне. Он сюда не за мной пришел, а за тобой.
   - Еще раз - кто?
   - Не знаю, как его зовут. Какой-то молодой человек с отвратительным взглядом. Тебе надо отсюда убираться.
   Она развязала ему руки, и первое, что он сделал, это оттолкнул ее.
   - Иди! - сказал он.
   - Без тебя я не уйду.
   - Это, конечно, очень благородно, - сказал Утиль, - но, по правде говоря, не думаю, что рядом с тобой я буду в безопасности. Не тогда, когда за тобой охотится этот звереныш. Он смертоносен.
   - Ты ведь знаешь, кто он? - спросила Кэнди.
   - Есть у меня кое-какие подозрения, - согласился Утиль, - но сейчас не время и не место их обсуждать. Тебе надо идти, пока не... - он замолчал на полуслове, а потом сказал:
   - О нет.
   - Что?
   - Поздно. Он уже здесь.
   Кэнди обернулась.
   - Я никого не вижу.
   - Он умен. Он знает, как использовать тень. - Говоря это, Утиль стрелял глазами во всех направлениях, ища "умника", кем бы он ни был. - Ты уйдешь? - спросил он Кэнди, вновь толкая ее.
   - Куда?
   - Да куда угодно! Просто иди!
   Кэнди начала пятиться и в этот момент краем глаза заметила, что к ней кто-то движется. На секунду она увидела бледное лицо и черные волосы.
   - Беги! - услышала она крик Утиля, развернулась и помчалась по извилистой дорожке, что когда-то привела ее в Сумеречный дворец.
   Однако преследователь был быстрым. Через десять-двенадцать шагов она услышала шлепанье босых ног по мозаике, становившееся все громче по мере того, как ее догоняли.
   Ей не нравилась мысль о том, что на нее нападут сзади, поэтому она резко затормозила и крутанулась назад, чтобы посмотреть на преследователя. Это стоило сделать хотя бы для того, чтобы увидеть лицо молодого человека: его глубоко посаженные глаза внезапно стали комично большими. Но он тут же сосредоточился и направился к ней, что-то вынимая из кармана куртки. Решив, что это нож, Кэнди подняла руки, загораживаясь от лезвия, но юноша вытащил предмет - не нож, а мешок! - и быстро натянул ей на голову.
   Она начала кричать и метаться, но в мешке было что-то, пахнувшее словно гнилые цветы, и этот запах вскружил ей голову.
   - Просто расслабься, - услышала она голос молодого человека. - С тобой все будет хорошо. Расслабься, Кэнди.
   "Кэнди", подумала она. "Он знает, как меня зовут. Откуда?"
   И когда она об этом думала, запах сыграл с ней странную штуку. У себя в голове она услышала голос: "Тебе надо поспать".
   "Нет", пробормотала она, едва шевеля языком.
   "Совсем недолго", сказал голос.
   И в следующую секунду уже не было никаких следующих секунд.
  
   Время своего сна Кэнди знала точно, поскольку голос запаха сообщил ей по пробуждении:
   - С момента, как ты заснула, прошло 37 минут 11 секунд. Если хочешь, просыпайся.
   Второго приглашения не требовалось. Кэнди начала развязывать веревки, удерживавшие мешок. Ослабив их, она стянула мешок с головы и поняла, что находится не в Сумеречном дворце. Темные небеса были усыпаны звездами. За все время своего путешествия она ни разу не видела столько звезд. Звезды были так прекрасны, что ей потребовалось серьезное усилие, чтобы оторвать от них глаза и посмотреть, где она оказалась.
   Кэнди лежала в маленькой одномачтовой лодке, качавшейся на волнах под порывами ветра. На дне лодки сидел ее похититель; расставив ноги, он проделывал руками какие-то пассы над большой картой архипелага. Его блестящие черные волосы жирными прядями свисали по обе стороны головы.
   - Что ты делаешь? - спросила Кэнди.
   Молодой человек немного нервно посмотрел на нее.
   - Я... вычисляю путь, - сказал он.
   - Путь куда?
   - Туда, куда мы направляемся, - ответил он с широкой, но не слишком обнадеживающей улыбкой.
   - Куда бы ты ни направлялся, - сказала Кэнди, - я требую вернуть меня обратно.
   - Неужели.
   - Да, - сказала она. - Требую.
   - Почему?
   Кэнди возмутилась.
   - Как это "почему"! Ты меня похитил, а мне это совсем не нравится!
   - Да ладно, ты ведь не собиралась всю жизнь просидеть в этих старых развалинах!
   - Нет, это ты да ладно, - ответила Кэнди, поднимаясь с сиденья, отчего лодка начала раскачиваться. Такая беззаботность ее бесила. - Ты же надел мне на голову мешок и похитил! Тебя за это в тюрьму надо посадить.
   - Я много раз был в тюрьме. Больше она меня не пугает. - Молодой человек встал. Кэнди заметила, что он немного ниже ее ростом. - Все равно я выполнял приказ, - сказал он.
   - Очень оригинально. Такое новое оправдание... Ну хорошо, - произнесла она. - Если хочешь начать с этого, давай. Чей был приказ?
   - Я не могу сказать, - ответил он.
   - Не можешь? - спросила она, шагнув к нему. Ее неожиданное движение сильно качнуло лодку.
   - Осторожно! - крикнул он. - Ты нас перевернешь!
   - Мне все равно. Я умею плавать.
   - Я тоже, но эти воды опасны. Прекрати!
   Копируя его раздражающий тон, она спросила:
   - Почему?
   - Потому что... - он замолчал, поняв, что над ним издеваются. - Ты сумасшедшая.
   Кэнди посмотрела на него с угрозой.
   - Я тоже в последнее время так думаю, - сказала она, намеренно раскачивая лодку.
   - Он мне не говорил, что ты сумасшедшая! - Юноша так крепко вцепился в борта, что костяшки его пальцев побелели.
   - Кто не сказал? - спросила Кэнди, угрожая своей позой раскачать лодку еще сильнее. - Давай, колись!
   - Мой наниматель. Мистер... мистер Маспер.
   - И сколько же этот мистер Маспер заплатил тебе за то, чтобы ты взял меня в этот небольшой круиз?
   - Одиннадцать патерземов.
   Кэнди была разочарована.
   - Я стою всего одиннадцать патерземов? - спросила она.
   - Что значит "всего"! У меня в жизни не было одиннадцати патерземов. Это же целое состояние!
   - Я не знаю никакого мистера Маспера.
   - Зато он тебя знает. Он очень могущественный человек. Очень влиятельный. И очень тобой интересуется. Он слышал о тебе самое разное и теперь хочет познакомиться лично.
   - Значит, поэтому ты надел мне на голову мешок и притащил сюда без сознания?
   - Запах был невежлив? - спросил юноша озабоченно. - Я выбрал его потому, что он вежливый.
   - Дело не в том, вежливый он или нет. И хватит изображать саму невинность. Это не поможет. У меня, знаешь ли, два брата, и я знаю все ваши мальчишеские трюки. Это сделал он. На меня наговорили. Я больше никогда не буду.
   - Не впечатляет, да?
   - Нет, не впечатляет. Поэтому поверни лодку обратно в Сумеречный дворец. Можешь сказать мистеру Масперу - пусть и дальше довольствуется слухами.
   - Я не могу управлять лодкой. Я наложил на нее заклятье и теперь не могу его снять. На самом деле, когда ты проснулась, я не планировал путь. Я пытался затормозить. Ты же видишь, как быстро мы движемся.
   Кэнди действительно обратила внимание на высокую скорость лодочки. Та стремительно скользила по воде. Но больше она не покупалась на оправдания и невинное выражение лица.
   - Если ты наложил на лодку заклятье, - сказала она, - значит, ты можешь его снять.
   - До этого я пока не доучился, - ответил молодой человек.
   С разочарованным молчанием она смотрела на своего чокнутого колдуна-похитителя, а потом сказала:
   - Ты шутишь.
   - Нет. Я клянусь.
   - Ты... ты дурак!
   - Я не дурак, - возразил юноша. - Меня зовут Летео.
   - Слушай, Летео, если ты не знаешь, как замедлить лодку, что будет, когда мы приплывем?
   - Ну... я думаю, что...
   - Что?
   - Надеюсь...
   - На что?
   - ... что лодка узнает.
   - Что она узнает?
   - Что мы приплыли. Тогда она затормозит и высадит нас на берег... плавно.
   - Я не слишком разбираюсь в магии, но все, что я видела до этого, казалось довольно жестоким. Сомневаюсь, что нас высадят где-нибудь плавно.
   - Не надо на меня так смотреть, - сказал Летео. - Я не подумал. Просто хотел поскорее добраться. Решил, может, он больше заплатит? Вроде как бонус за быструю доставку.
   - Дай мне карту, Летео.
   - Зачем?
   - Потому что если ты еще не заметил, твоя лодка набирает скорость, и если мы ничего не придумаем, то достигнем конца пути более чем в одном смысле.
   По его глазам, стрельнувшим туда-сюда, она поняла, что он признаёт ее правоту.
   - Клянусь Башнями, - пробормотал он, отчасти самому себе. - Что я натворил?
   - Дай мне карту.
   Летео вытащил из-под ноги карту и протянул Кэнди. Из-за скорости лодки карта трепалась по ветру, как перепуганная птица. Кэнди пришлось встать на колени и разложить ее на сыром дне, чтобы изучить во всех подробностях.
   - Куда она нас везет? - крикнула она Летео.
   Он встал на четвереньки по другую сторону карты и ткнул пальцем в один из островов.
   - Ифрит, - сказал он. - Это один из Внешних островов.
   - Да, я знаю об Ифрите. Кое-кого оттуда я уже встречала. А где именно мы сейчас находимся?
   - Я покажу, - ответил Летео. - Такую магию я немного знаю. Держи карту.
   Кэнди старалась, но это было трудно. Даже на дне лодки ветер забирался под бумагу и выгибал ее дугой.
   - Что ты собираешься делать?
   - Смотри, - ухмыльнулся Летео. Он плюнул на ладонь и с силой потер руки друг о друга. Сделав из них нечто вроде дудки, он расслабил кулаки, поставил один на другой и с силой подул в них. Из руки вылетела пылинка красного света (такого же, как и корпус лодки) и ударила по карте.
   - Вот мы где, - сказал он не без гордости за свой успех. Со смесью любопытства и беспокойства Кэнди посмотрела на красную пылинку, быстро двигавшуюся над вздувшейся картой. Даже в таком малом масштабе лодка приближалась к Ифриту с невероятной быстротой.
   Она посмотрела вперед. Здесь, конечно, было темно, но ей показалось, что она различает форму лежащего перед ними острова. Не было никаких признаков, что лодка замедляет ход. Напротив, она прибавляла скорости, так подпрыгивая на волнах, что, казалось, одна из них скоро ударит ее с достаточной силой, чтобы разнести в щепки. Если такое произойдет, у них возникнут большие неприятности. Бившие в лицо брызги были ледяными. Оказавшись в воде, они попросту замерзнут. Если же нет, их наверняка поджидают хищники. Прожорливые мантизаки или жестокие маленькие рыбы-пилы, которых рыбаки называют пилками.
   - У нас такие проблемы! - сказала она, глядя на Летео со злостью и разочарованием. - Ты нас обоих угробишь просто потому, что тебе захотелось бонус за доставку!
   Ответить Летео было нечего. Он отвернулся и посмотрел на скалы вблизи острова.
   - О нет, - сказал он тихо. - Кифрасы...
   Она проследила за его взглядом и увидела, что на скалах сидят существа с плавниками вместо ног, жадно наблюдая за их приближением. Одно за другим они соскальзывали в ледяную воду и плыли к лодке.
   Кэнди вернулась к карте. Может она сотворить заклинание, способное помочь им выбраться из этой передряги? Она просмотрела карту вдоль и поперек, но рисунок ничего для нее не значил. Она не чувствовала ничего, что было бы связано с магией. Язык не призвал никаких магических слов, и никаких внезапных знаний в голове не появилось.
   - Что ты делаешь? - крикнул Летео сквозь шум воды и ветра.
   - Пытаюсь понять, могу ли я использовать свою магию.
   - Ты владеешь магией?
   - Немного.
   - Тогда спаси нас! Пожалуйста!
   Кэнди вновь посмотрела вперед. На Ифрите шел снег. Пейзаж был серо-белым; ветер бросал ей в лицо снежинки.
   - Я не думал, что будет снег, - сказал Летео.
   Внезапно снизу донесся рев, и в тот же миг лодка стукнула одного из кифрасов, высунувшего голову из воды. Когда лодка качнулась вбок, Кэнди заметила желтый глаз зверя. Она ухватилась за сиденье, чтобы не вывалиться за борт. Лодка стукнула еще одно животное, поднявшееся над бортом и готовое их опрокинуть. Когда лодка подлетела в воздух, Летео вскрикнул от ужаса.
   - Держись! - завопила Кэнди.
   Лодка упала в воду, и на секунду она увидела его лицо, с которого исчезли все признаки хитрости. Теперь он выглядел просто испуганным мальчишкой.
   Когда лодка ударилась о воду, ее корпус треснул. Через трещины хлынула ледяная вода. Они вновь подпрыгнули, летя через кифрасов, и чем ближе становился остров, тем выше была их скорость. Любая надежда на то, что магия Кэнди может их спасти, забылась. Карта улетела. Кэнди едва могла держаться за борта.
   А потом они выскочили на пляж. Нос треснул, как яичная скорлупа, и с открытого конца на них повалил снег, пока суденышко закапывалось в сугроб, будто огромная лопата. Глубокий снег спас их. Постепенно он замедлял движение лодки, придавливая ее своим весом. Они все еще двигались, когда лодка достигла деревьев, но это была лишь небольшая доля той скорости, с которой они неслись по воде. Кэнди выглянула из хаоса разлетающихся досок, снега и ледяной крупы как раз вовремя, чтобы увидеть прямо перед собой дерево.
   - Держись! - крикнула она Летео, хотя не знала, здесь ли он, и крепко вцепилась в сиденье. Послышался громкий треск, судно раскололось на части, и в Кэнди полетели щепки. Затем лодка вздыбилась, и она отпустила сиденье, соскользнув в сугроб. Несколько секунд Кэнди лежала без движения, восстанавливая дыхание, а затем, отплевываясь от частичек льда и кусков опавшей листвы, встала и смахнула с глаз снег.
   - Повезло, повезло, повезло, - сказала она, проверяя руки и ноги на случай переломов. Серьезных травм не было, что выглядело чудом, учитывая скорость, с которой они вылетели на остров. В нескольких больших досках, разбросанных между деревьев, все еще оставалось заклятье Летео: они вертелись и кружились, стремясь двигаться дальше.
   Самого заклинателя удар выбросил так далеко от места кораблекрушения, что Кэнди его не видела. Однако она хорошо видела путь разрушений, ведущий от деревьев по пляжу к воде. Были ли в Абарате ангелы-хранители? У нее наверняка был.
   Глаза, наконец, привыкли к странному здешнему освещению - свет звезд, отражавшийся от снега. Отсюда начинался лес, без конца и края; странные деревья, которые благоденствовали в темноте и холоде. Многие были просто усыпаны цветами, огненно-рыжими, толстыми, ничуть не боявшимися зимы.
   До ушей Кэнди донесся голос Летео, звавший ее по имени.
   - Я тебя слышу! - крикнула она в ответ. - Продолжай говорить!
   - Я здесь! - крикнул он, словно Кэнди знала, где находится это "здесь".
   Она последовала на слабый голос и, дойдя до границы разбросанных обломков, увидела его на дне неглубокой ямы, свернувшимся в жалкий комок.
   - Ты жив, - сказала она. - Поверить не могу, что мы выбрались из этого живыми.
   - Мы еще не выбрались, - ответил он.
   - В каком смысле? Мы же здесь. Спасены.
   - Нет. Это Ифрит. На острове живет пять чудовищ. Жуткие твари.
   - Вроде этих кифрасов? Они...
   - Нет, не как они. Эти - всего лишь животные. А то - чудовища.
   - Ясно. - Она вспомнила слова Мицеля, сказанные на Балаганиуме: "У нас тут живут жуткие твари".
   - Но я никого не вижу, - с надеждой проговорила Кэнди. - Может, мы не на той стороне острова?
   Летео покачал головой.
   - Они здесь, - сказал он. - Следят издалека, решая, кто кого будет есть.
   - Может, заткнешься?
   - Это правда!
   - Не хочу ничего слышать. Нам надо двигаться, а то мы замерзнем здесь до смерти.
   - У меня болят ребра и голова.
   Сперва она осмотрела его голову. Над правым ухом Летео оказалась большая глубокая рана.
   - У тебя будет симпатичный шрам.
   - И не первый, - равнодушно ответил Летео. - К тому же, кожа на шраме плотнее, чем обыкновенная.
   - Хм-м, - сказала Кэнди. - Если это такой странный совет, чтобы пораниться, мне это не интересно. Дай я осмотрю твои ребра.
   - Нет, спасибо.
   - Да, - уверенно сказала она. - Не волнуйся, у меня есть братья, и ничего нового я не увижу. Ты просто еще один мальчик.
   Он неохотно расстегнул рубашку, и Кэнди поняла, чего он так стеснялся. На теле Летео обнаружился странный пульсирующий окрас, местами темно-синий, местами фиолетовый, и с каждой вспышкой цвета его кожа из гладкой становилась чешуйчатой. Помимо чешуек, на его тонких руках было несколько грубых татуировок.
   - Ну вот, теперь ты знаешь, - сказал он, мигнув, когда кожа дернулась, изменившись на долю секунды. - Во мне есть звериная часть.
   - Это больно?
   Он коснулся чешуйчатого живота.
   - Да. Когда оно охватывает все тело целиком, это ужасно. Но у мистера Маспера есть лекарство, от которого все проходит.
   - И он тебе его дает...
   - Когда я следую его приказам.
   - Но ты не всегда хочешь их выполнять?
   - Нет, - сказал Летео. - Не всегда.
   - И когда тебе снова понадобится лекарство?
   - Скоро, - Летео отвел глаза. - Надеюсь, мистер Маспер мне его даст.
   - Что-то я не вижу здесь никаких огней. У него большой дом?
   - Огромный.
   - Наверное, лодка доставила нас не на тот берег.
   - Или мы слишком рано, - ответил Летео, медленно поднимаясь на ноги.
   - В каком смысле?
   - Может, мы рано, - повторил он, будто смысл этих слов был совершенно ясен. - Может, дом еще не прибыл.
   - Он движется? - спросила Кэнди.
   - Да, он движется. И если нам повезет, мы увидим, как он приземляется.
   "С ума сойти", подумала Кэнди. Так было всегда - как только ей казалось, что все чудеса Абарата себя исчерпали, и ее вряд ли можно чем-то удивить, возникало нечто совершенно новое.
   - Слушай, - сказал Летео.
   - Что?
   - У нас гости.
   Кэнди прислушалась. Летео был прав. Поблизости ходили животные. До них донесся долгий угрожающий рык. В воздухе распространился резкий запах, словно зверь метил территорию.
   - У нас неприятности? - спросила Кэнди.
   - Мы погибли, - сказал Летео.
   - Но нас еще не поймали.
   - Это вопрос времени.
   - Тогда нам лучше уходить, - сказала она. - Идем.
   Приближаясь к ней, Летео поморщился.
   - Знаю, это больно, - сказала Кэнди. - Но если нас съедят, будет еще больнее.

28. Вызов

  
   На южном берегу Двадцать Пятого Часа три женщины Фантомайя сидели в старых креслах с высокими спинками и наблюдали за бурей, выходящей из тени Горгоссиума в пролив между Полуночью и островом Простофиль. Джефи могла видеть очень далеко благодаря невероятному зрению кальмара, который находился сейчас у нее на лице, словно пара живых очков. Перед ней были все детали бури и сопутствующие явления - молнии из летевшей на запад тучи, корабли в проливах, пробирающиеся через высокие волны. И все увиденное Джефи сообщала сестрам.
   - Что происходит в доме волшебника? - спросила Меспа.
   - Сейчас взгляну, - ответила Джефи, фокусируя внимание на острове Простофиль. Совсем недавно они узнали новость о побеге Каспара Захолуста. Они вышли на берег, чтобы посмотреть, что происходит, и обсудить текущие дела.
   - У подножья холма много тел, - сказала Джефи.
   - Кошки тарри? - спросила Диаманда.
   - И несколько солдат.
   - Кто мог такое учинить... - сказала Диаманда.
   - Вычислить будет нетрудно, - заметила Меспа. - У Захолуста очень мало друзей. Если вообще есть. И вряд ли кто-то из них станет рисковать своей шеей ради его освобождения.
   - Но ведь кто-то же это сделал, - сказала Джефи. - То, что он был в заточении, не означает, что он не мог работать тайком. Строить планы. Собирать какую-нибудь банду. Насколько мне помнится, Захолуст не дурак. Конечно, он уродливый и неприятный... и ужасный пьяница. Но умный.
   - Ладно, - сказала Диаманда. - Примем на секунду твою теорию. Он что-то задумал. И с кем?
   - С тем, кому нужна помощь колдуна.
   - А почему мы решили, что его освободили из хороших побуждений? - спросила Меспа.
   - В смысле?
   - Он убил пятерых добрых людей ради того, чтобы завладеть их шляпами. Может, кто-нибудь из их близких решил, что его наказали не слишком жестоко?
   - И выкрал, чтобы отомстить? - спросила Джефи. - Абсурд.
   - Я просто предположила.
   - Дурацкое предположение.
   - Дамы, дамы, - начала Диаманда, но вдруг замолчала. Вместо этого она поднялась, пошатываясь, с потрясенным выражением лица.
   - О нет, - пробормотала она.
   Джефи аккуратно сняла кальмара.
   - Что случилось, Диаманда?
   - Кэнди.
   - Что - Кэнди? - спросила Меспа. - Что с ней? Думаешь, она как-то связана с побегом Захолуста?
   - Нет, нет, дело не в этом. У меня вдруг было ясное видение... что вытворяет эта девчонка?
   - Где она? - спросила Меспа.
   - Точно не знаю, - ответила Диаманда, закрыв глаза. - Темно... кругом темнота.
   - Для начала неплохо, - сказала Джефи.
   - И везде... перья... Нет, не перья - снег.
   - Можешь сказать, густой или редкий? - спросила Джефи. - На Пятнистом Фрю несколько часов назад была метель.
   Глаза Диаманды осматривали сцену, что представала в ее сознании; глаза двигались туда-сюда в поисках ответа. Наконец, она произнесла:
   - Очень густой, глубокий снег.
   - Она где-то высоко? - удивилась Джефи. - Может, в горах Пино на острове Черного Яйца?
   - Нет, там деревья. Много.
   И три сестры одновременно выговорили название острова, где сейчас находилась Кэнди.
   - Ифрит.
   - Во имя неба, что она там делает? Это место просто кишит чудовищами!
   - Однако она там, - спокойно сказала Диаманда. - И чем быстрее мы заберем ее с этого острова и от чудовищ, тем лучше.
   Она отошла на несколько шагов, тихо бормоча заклятье. Цвет ее одежд внезапно изменился. Черный и фиолетовый уступили место синему, белому и голубому. Подол затрепетал, словно в нем появилась стайка маленьких невидимых птиц.
   - Ты куда-то собралась? - спросила Меспа.
   - На Ифрит, разумеется, - ответила Диаманда. - Что бы наша Кэнди там ни делала, ей нужна помощь.
   - Тогда мы должны отправляться вместе, - произнесла Джефи.
   - Нет, нет, нет. Узнайте, что случилось на острове Простофиль. Захолуста следует строго наказать, если он имеет отношение к этому насилию. Узнайте все из первых рук. Факты.
   - Уверена, что справишься на Ифрите в одиночку? Ты ведь терпеть не можешь холод.
   - Если это вежливый способ напомнить мне о возрасте и поставить под сомнение способность справиться с Пятью Тварями Ифрита, то процитирую тебе слова святой Катамы Деттской: "Мы подчиним адского врага мудростью, а не палкой".
   - Диаманда, дорогая, святую Катаму ели заживо в течение девятнадцати дней, начиная с кончиков пальцев. Не следует тебе ее цитировать.
   - Ладно. Тогда я совершаю безумие. И если я встречу на острове ужасную смерть, то обещаю однажды вернуться сюда, чтобы вы отчитали мой призрак. Отправляйтесь на остров Простофиль, а я - на Ифрит, чтобы, наконец, решить эту проблему.
   Ее сестры не сдавались, но Диаманда не собиралась менять решение.
   - Нам надо шевелиться и не привлекать к себе внимания. Я хочу, чтобы о местоположении Кэнди знало как можно меньше людей. Сейчас она в очень непростом месте. Уверена, что посещение Сумеречного дворца ее как минимум запутало.
   - Ненадолго, - ответила Джефи. - Она не дурочка.
   - Конечно, нет.
   - Рано или поздно она сложит все части головоломки, и тогда нам придется иметь дело не только с путаницей чувств.
   - Ты думаешь? - спросила Меспа. - Будь я на ее месте, я бы с большим удовольствием узнала, что...
   - Не с большим, - ответила Диаманда. - Ты бы взбесилась! Ты бы почувствовала, что тебя обманули, что тебе лгали и использовали. И ты бы хотела знать, кто несет за это ответственность.
   - Хм-м, - сказала Меспа. - Может быть.
   - И что же нам делать?
   - А что мы можем? Что сделано, то сделано. В любом случае, сомневаюсь, что будь у меня возможность, я поступила бы иначе. Да, мы рисковали, но по стоящим причинам. Нам не за что извиняться.
   - Будем надеяться, девочка с этим согласится.
   Последние слова погрузили женщин в молчание; они стояли, глядя на воду, а над их головами с душераздирающими воплями носились чайки.
   Наконец, Диаманда сказала:
   - Ладно, я больше не могу медлить. Пора приниматься за дело.
   Она обернулась в синюю одежду и проговорила слова заклинания. Внезапно ее платье раздулось, наполняясь ветром.
   - Помните, - проговорила она последние указания, прежде чем унестись прочь. - Работайте аккуратно. Мы имеем дело с человеческими жизнями.
   - Думаю, - сказала Джефи, - мы уже давно это поняли.
   Диаманда не ответила. Движение ее синих одежд стало еще активнее, и через секунду она унеслась прочь, растворившись в очарованных небесах, вздыбивших над Двадцать Пятым Часом облака, словно отражение пенного прибоя.
  

Часть третья

Время чудовищ

  
   Высланная из райского сада за свои грехи, Первая Пара, желая отомстить Создателю, украла по плоду с каждого дерева, мимо которого шла к воротам. Присев у стены снаружи Сада, они начали поедать плоды, пока их не затошнило и не вырвало. Семена фруктов разбросало по грязи, и из них родились чудовища мира, не знающие о том, что существует любовь.
   - Из Священной Книги Фиафифо
  

29. Капитан беседует

  
   Несмотря на первоначальное сопротивление командованию славным кораблем Лад Лимбо, Шалопуто быстро понял преимущества своего положения. Капитан - властелин воды, и хотя такое повышение предполагало серьезную ответственность, оно же создавало большие удобства. Через десять минут после отплытия с Балаганиума капитан Шалопуто сидел в невероятно мягком кресле своей изысканной каюты и пил пенистый микленатский эль. Следуя инструкциям нового капитана, До-До детально описывал обстоятельства, что свели их вместе в этом путешествии.
   - Это была идея ведьм, - рассказывал он. - У них случаются такие приступы, когда они видят немного того, немного сего, хотя, конечно, не всё сразу. Так было бы слишком удобно. Всегда существует неопределенность, разные вероятности.
   - Они рассказали содержание пророчества? - спросил Шалопуто.
   - Да, рассказали.
   - И в чем же оно состоит?
   - Когда мы его расшифровали, то поняли, что имеется в виду последняя война.
   - Хм-м.
   - Знаю. Это любой может предсказать. Но, в отличие от них, не предсказал.
   - Война между нами и Ночью, как в старые времена?
   - Видимо, да.
   - А там упоминалось, кто поведет противника?
   - Нет. Но разве в этом есть сомнения? Наш враг - Кристофер Тлен. Он больше всех выиграет, если Ночь победит День.
   - Они как-то намекали, что он замышляет? - спросил Шалопуто.
   - Не особо, но...
   - Что?
   - Дай мне закончить. Это настолько нелепо, что кажется ложью, которую распространяют Тлен с его бабкой.
   - Зачем?
   - Чтобы отвлечь внимание от своих реальных планов.
   - И что это за слухи?
   - Все очень просто, - ответил До-До. - Они собираются создать вечную Ночь.
   - Что?
   - Да, ты не ослышался. Вечную ночь на всех островах. Навсегда.
   - И как же они собираются это сделать?
   - Не знаю. Но женщины Фантомайи считают это правдой. Поэтому они хотят собрать на стороне Дня всех, кого только смогут. Тогда мы встретим врага плечом к плечу.
   - Отсюда путешествие.
   - Да.
   - И кого мы должны найти?
   - По словам сестер, кое-каких очень важных людей. Некогда была целая компания бойцов под предводительством Финнегана Фея.
   - Фея? Того парня, который должен был жениться на принцессе Боа?
   - Да. Он, конечно, на ней не женился, поскольку его любимая принцесса была убита...
   - В день свадьбы.
   - Ага.
   - И что же случилось с Финнеганом?
   - Он развязал священную войну с расой драконов, поклявшись, что не остановится, пока не уничтожит всех до единого. Прямо скажем, клятва неслабая. В Абарате полно драконов, и некоторые из них... ну ты знаешь, как они умеют прятаться под землей. Они могут скрываться в течение целых поколений.
   - Значит, он до сих пор их ищет?
   - Неизвестно. Судя по всему, его друзья решили, что со всеми этими слухами о войне им надо его отыскать. Они наняли корабль, Белбело, с капитаном Хемметом Макбобом и пару месяцев назад отплыли с Веббы Гаснущий День.
   - И?
   - С тех пор о них ни слуху, ни духу.
   - Плохо.
   - Хорошего мало.
   - И что говорят Фантомайя?
   - Они не верят, что те мертвы.
   - Почему?
   - Потому что видели достаточно будущего, чтобы полагать, что Финнеган Фей сыграет в нем большую роль. Как и некоторые из тех, кто за ним отправился.
   - Что это за люди?
   - Во-первых, Женева Персиковое Дерево, воин с острова Черного Яйца. Потом друг Финнегана по имени Двупалый Том, и еще один их приятель, игрок по имени Кудряшка Карлотти. Хотя ведьмы говорят, что он в их видениях не присутствовал. Как знать, что его ожидает. Или уже дождалось...
   - А еще кто?
   - Дай подумать. Девочка по имени Трия, бродяжка со странными способностями. Думаю, через нее Фантомайя и наладили контакт. Еще семья, с которой я познакомился, когда Кэнди приплыла из Иноземья...
   - Джон Хват с братьями?
   - Точно.
   - Кэнди мне о них рассказывала.
   - Братья, живущие на рогах, - сказал До-До. - Помимо Хвата, там есть Джон Ворчун, Джон Удалец, Джон Губошлеп, Джон Хнык, Джон Соня, Джон Филей и Джон Змей.
   - Прямо целая шайка.
   - Ага.
   - Женщины не знают, нашли ли они Фея?
   - Нет - по крайней мере, когда я с ними об этом говорил. Они только знали от Трии, что те держат путь на остров Частного Случая.
   - Частного Случая? И как там? В смысле, Три пополудни... сиеста...
   - Не думаю, что на острове Частного Случая все отдыхают, - сказал До-До. - Насколько я понял, это очень непредсказуемое место. Там всё в постоянном движении. Вещи за секунду вырастают и через секунду погибают. Не знаю, составлял ли кто-нибудь его точную карту - остров постоянно меняется.
   - Ты уверен, что мы сможем туда попасть, - заметил Шалопуто.
   До-До широко ухмыльнулся.
   - Конечно, уверен, - сказал он. - У нас ведь такой замечательный капитан!
   - Ты слишком добр, - ответил Шалопуто и засмеялся.
  
   Когда шкипер покинул каюту, Шалопуто какое-то время сидел, обдумывая все странности, произошедшие в недавнее время. Кто бы мог подумать, что он станет капитаном судна, идущего по Изабелле, да еще и в такие восхитительные и пугающие времена! Даже если он не останется капитаном Лад Лимбо надолго (а он предчувствовал, что это не будет его пожизненной карьерой), по крайней мере, ему доведется испытать замечательные приключения. Какое резкое изменение судьбы! И этим он обязан одному-единственному человеку, Кэнди Квокенбуш. Если бы она не появилась на острове Простофиль, в доме на холме, если бы не бросила вызов Захолусту, Шалопуто до сих пор оставался бы под каблуком у волшебника.
   Вспомнив стычку с отвратительным колдуном, Шалопуто затосковал по Кэнди. В те дни, когда они были вместе, он ни секунды не хотел оказаться где-то еще, наблюдая ее удивление или гнев, глупо шутя, напевая песни или поедая пирог пилигримов. За короткий срок она стала его самым близким другом, и сейчас он по ней скучал.
   Он посмотрел в иллюминатор на бурные воды Изабеллы.
   - Где бы ты ни была, моя леди, - сказал он, - береги себя. У нас будет много удивительных историй, чтобы рассказать их друг другу, когда все закончится.

30. Чудовища Ифрита

  
   - Ты можешь идти быстрее? - сказала Кэнди Летео.
   Он вытер с глаза кровь.
   - Да, - ответил он. - Если ты меня понесешь.
   - Очень смешно.
   Позади них из заснеженных просторов раздался рев, и его раскаты были достаточно громкими, чтобы на их головы свалился снег с ветвей.
   Летео в испуге обернулся.
   - Это Вазтрил, - сказал он.
   - Ты можешь определить животное по его реву? - спросила Кэнди, стуча зубами от холода.
   - Я же тебе говорил...
   - Да, они не животные. Они - твари Ифрита. Чудища.
   - В этом вся разница.
   - Ты мне ее объяснишь, если мы выберемся отсюда живыми, - ее голос упал до шепота. - Как выглядит Вазтрил?
   - Красная голова, пятнистое тело, а хвост...
   - С черными веснушками?
   - Точно... Откуда ты знаешь?
   - Один из них стоит сейчас в пятидесяти метрах от нас, - сказала Кэнди, кивая Летео за левое плечо.
   - Вот черт.
   Очень медленно Летео повернулся. Вазтрил, о котором шла речь, был могучим представителем своего вида. От его живота до земли было не менее трех метров, а от земли до макушки - все пять. При дыхании из ноздрей чудовища вырывались облака холодного пара. Несколько остроклювых птиц сидело на его спине, копаясь между чешуйчатыми защитными пластинами в поисках паразитов.
   - Он на нас смотрит, - сказала Кэнди. Глаза чудовища казались крошечными белыми бусинами на гротескной алой маске головы, но Кэнди не сомневалась, что взгляд Вазтрила направлен на них.
   - Нам бежать? Или лучше на дерево? - спросила она Летео.
   - На дерево нет смысла, он нас стряхнет. А если побежим, он схватит нас за три прыжка.
   - И что же делать?
   - Очень медленно идти в другом направлении. Вероятно, он за нами охотится, но возможно - только возможно, - если он решит, что мы не считаем себя ужином, то и он нас им не сочтет.
   - Как скажешь.
   - Продолжай на него смотреть. Ни на секунду не отводи глаз.
   - Не волнуйся, - сказала Кэнди. - Я не собираюсь терять его из виду.
   - Ты... можешь сделать мне одолжение?
   - Какое?
   - Возьми меня за руку.
   - О, - несмотря на всю серьезность ситуации, она улыбнулась. - Конечно.
   Они начали осторожно отступать, держа друг друга за негнущиеся руки. Последние несколько минут шел снег, превратив Вазтрила в подобие призрака.
   Сам он, так же медленно, начал их преследовать, и это движение заставило птиц на спине прекратить искать паразитов и взлететь в морозный воздух.
   - Хорошо бы нам было куда идти, - тихонько пробормотала Кэнди.
   Не успела она договорить, как до них донеслись громовые раскаты, стряхнувшие снег со всех веток и цветов в окрестностях.
   - Вон! - сказал Летео, указывая вверх. - Я же тебе говорил.
   В небе над их головами появилась сложная геометрическая форма, освещенная слабым светом, отражавшимся от заснеженной земли.
   - Дом, - сказала Кэнди.
   - Дом Мертвеца, - проговорил Летео.
   Дом продолжал падать, по мере приближения к земле становясь все отчетливее. Он был невероятно большим и собирался приземлиться в угрожающей близости от них.
   - Он разобьется, - сказала Кэнди, позабыв о страхе перед Вазтрилом перед лицом столь пугающей посадки. Дом падал, и его размеры становились все более внушительными.
   - Он не разобьется, - сказал Летео. - Он все время так делает.
   Летео был прав. Оказавшись метрах в тридцати от верхушек деревьев, дом обрел равновесие. Его скорость уменьшилась, фундамент повернулся к земле. Затем началась контролируемая посадка. Только тогда Кэнди осознала подлинный размер и странность этого сооружения. В Цыптауне, да и во всей Миннесоте, не было здания, хотя бы отдаленно напоминающего Дом Мертвеца. Все в нем являлось крайностью. Окна были высокими и узкими, почти как в церкви, только еще выше и еще уже. Столь же узкими оказались и двери, а широкая крыша - абсурдно крутой. Кэнди совсем не удивилась, что его назвали Домом Мертвеца. Он походил на опускавшийся с неба гигантский мавзолей, чей вес превратил в щепки деревья, которым не повезло оказаться на месте его посадки. Когда дом сел, его древние балки затрещали, а из каменной кладки донесся вздох. Затем дом успокоился, и крышу начало заносить падавшим на Ифрит снегом. Через несколько секунд уже казалось, что Дом Мертвеца стоял здесь всегда.
   - Да, такое не каждый день увидишь, - заметила Кэнди.
   - Нам надо идти, - сказал Летео. - Мистер Маспер нас ждет.
   - Конечно, тебе ведь нужны твои одиннадцать патерземов, - ответила Кэнди и вынула свою руку из его.
   Она посмотрела назад, на Вазтрила. Зверь не меньше нее был потрясен приземлением Дома. Его интерес к Кэнди и Летео угас, по крайней мере, на время. Не успела она об этом подумать, как зверь откинул голову и издал леденящий вопль. Звуки прокатились между стволами деревьев и отразились от стен Дома Мертвеца.
   - Это еще что значит?
   - Вероятно, он зовет своих товарищей, - сказал Летео.
   Кэнди не собиралась любоваться на остальное племя.
   - Если он пойдет за нами, мы разделимся, ладно? Возможно, так мы его запутаем. Иди к входной двери, и пусть Маспер ее откроет. Я не хочу быть снаружи с этой тварью или ее приятелями, - она подтолкнула Летео, который смотрел на Дом Мертвеца, стуча зубами. Ты понимаешь, что нам надо делать?
   - Понимаю. Я не дурак.
   В этот момент кто-то внутри дома начал одну за другой зажигать лампы, и из окон полился теплый свет, покрывая снег янтарными пятнами.
   - Выглядит завлекательно, - сказала себе Кэнди, и они с Летео зашагали вперед, периодически косясь на Вазтрила.
   Зверь следил за ними своими поросячьими глазками и несколько раз собирался двинуться в их сторону, однако так никуда и не пошел. Вскоре выяснилась причина этого промедления. Из лесу донеслись крики других зверей, и Вазтрил проревел им в ответ.
   - У нас гости, - Кэнди кивнула на созданий, появлявшихся из-за деревьев. Ее предположение, что Вазтрил зовет своих сородичей, не оправдалось. Каждое из четырех существ было представителем отдельного вида. Летео, спец по чудовищам, знал имя каждого. Он объяснил, что фиолетовую тварь с маленькой головой и большими выпуклыми глазами зовут Трак, а змеевидное существо с головой в виде лопаты - Вексиль. Лохматый зверь, чья шкура была покрыта красными паразитами, носил имя Сангвиний, а толстое, ходившее на задних ногах создание, голова которого разворачивалась подобно гигантскому вееру, называлось Больной Смехун.
   К ним явились все пять чудовищ Ифрита.
   Стараясь не спускать с них глаз, Кэнди начала отходить к Дому Мертвеца. Снегопад усилился. Ее ноги замерзли и плохо слушались. Летео чувствовал себя не лучше; при каждом шаге он мигал и морщился. Звери могли броситься на них в любую секунду, однако не двигались с места. Они с Летео приближались к дому, но чудовища не шевелились. Возможно, их пугал Дом Мертвеца? Так это было или нет, они держались от него на расстоянии.
   - Можно мне на тебя опереться? - спросил Летео заплетающимся языком.
   - Конечно, - сказала Кэнди и, подбадривая, повела его к дому.
   Они были от него в тридцати метрах, когда Сангвиний, из всей пятерки проявлявший к Кэнди и Летео наименьший интерес, вдруг оглушительно взревел, не дожидаясь ответа остальных. Вероятно, ему удалось преодолеть страх перед Домом Мертвеца, поскольку он опустил голову и начал преследование.
   Кэнди подхватила Летео за руку.
   - Бежим! - крикнула она.
   Очевидно, Сангвиний следил за ними исподтишка, поскольку теперь несся прямо на них, как грузовик, оставляя позади себя просеку. Летео прибавил скорости, но поскользнулся, со всего размаху упал в замерзшую грязь и проехал десяток метров по льду, угодив в кусты.
   Сангвиний мгновенно оценил состояние своих жертв. Он живо затормозил, подняв огромными копытами тучи снега, и повернул рогатую голову к лежащему Летео. Тот сделал отчаянную попытку подняться, но кусты оказались колючими, и колючки вцепились в его брюки, куртку и даже в волосы. Чем активнее он старался освободиться, тем больше они кололи и цеплялись.
   - Кэнди! - закричал он. - Я не могу встать!
   Она подбежала к нему, скользя по замерзшей земле.
   - Не сопротивляйся, - посоветовала она. - От этого только хуже.
   Добравшись до кустов, она начала отцеплять его от колючек. Это был болезненный и сложный процесс. Колючки оказались зазубренными, что усложняло ее работу. Пальцы Кэнди быстро начали кровоточить.
   - Погоди, - сказал Летео. - Слушай. Кажется, он остановился.
   Сангвиний не остановился, но замедлил свой бег, словно понимая, что его жертвы никуда не денутся, и он может позволить себе не спешить. Не спуская глаз с Летео, он начал последний заход, тяжело ступая копытами по снегу. Бедный Летео не видел зверя - перепутанные ветви были слишком густыми. Он дрожал всем телом, почти потеряв сознание от страха и боли.
   - Не оставляй меня, - умолял он Кэнди. - Пожалуйста, пожалуйста, не бросай!
   - Тихо, - мягко сказала Кэнди. - Я не собираюсь тебя бросать.
   - Нет? - спросил он неожиданно спокойным голосом.
   Она оторвала взгляд от колючек. Летео смотрел на нее со странным, почти изумленным выражением золотистых глаз.
   - Нет, - сказал он. - Ты действительно не уйдешь.
   - Конечно не уйду. Я останусь.
   - Большинство бы ушли. Сбежали.
   - Я тебе говорю - замолчи.
   - Они бы спасали себя.
   - То есть мне надо было смотреть, как этот зверь тебя съедает? Нет, спасибо. Потяни левую руку. Давай, тяни!
   Рука Летео освободилась. Он слабо засмеялся.
   Кэнди посмотрела на Сангвиния. Зверь шел неторопливо, но становился все ближе.
   - Ладно, теперь ты более-менее свободен. Готов бежать?
   - Да. А ты что собираешься делать?
   - Отвлеку его.
   Он ухватил ее за руку.
   - Он тебя убьет!
   - Иди к дому. Там увидимся.
   - Нет.
   - Пожелай мне удачи.
   Прежде, чем Летео успел ответить, Кэнди рванула из кустов, крича:
   - Эй, дурья башка!
   Это было оскорбление, которое использовал ее отец, разговаривая с Доном и Рики, и почему оно сорвалось у нее с языка, Кэнди не знала.
   - Слышишь, дурья башка?
   Создание замерло и повернуло к ней голову, нахмурив кустистые брови.
   - Да, я с тобой разговариваю! - сказала она, тыча пальцем в Сангвиния. - Ты такой урод!
   Тот понял, что его оскорбляют, опустил уголки огромной пасти и издал низкое, раздраженное ворчание.
   - Давай, - сказала она, подманивая его к себе. - Я тут.
   Она быстро взглянула на Летео, который уже выбрался из кустов, и помчалась прочь. Сангвиний мигом пустился за ней; под весом его огромного тела дрожала земля. Кэнди зигзагами неслась между деревьев, надеясь запутать чудище, и это сработало, поскольку Сангвиний на несколько метров отстал. Она еще раз посмотрела в направлении Летео, но не нашла его. Решив, что он добрался до дома, она помчалась к двери, вложив в рывок последние силы, чтобы опередить зверя.
   Чем ближе становился дом, тем более древним он выглядел: каждая оконная рама была покрыта изысканной резьбой, каждый камень порос мхом и лишайником. Даже окружавший дом запах, аромат древности, казался непростым. Сладкий, как летний дым, но с примесью горечи.
   Кэнди была метрах в десяти от дома, когда Сангвиний вновь взревел, и она обернулась, увидев, что зверь завернул из-за угла, двигаясь так быстро, что с его длинной шерсти разлетались паразиты. Плечом он задел угол дома, и от стены откололись куски камней. Кэнди припустилась во весь дух и подбежала к задней части Дома Мертвеца. Здесь было две двери. Она дернула первую. Та оказалась заперта. Кэнди начала колотить, уверенная, что слышит внутри какое-то движение. Однако никто не открывал. Она посмотрела на угол. Зверь еще не появился, поэтому вместо того, чтобы бежать к соседней двери, которая тоже могла оказаться запертой, Кэнди продолжила стучать в ту же дверь.
   - Откройте же! Скорее! Скорее!
   Она услышала, как из-за угла заворачивает Сангвиний - еще несколько секунд, и он будет здесь.
   - Пожалуйста! - крикнула она. - Пожалуйста!
   - Я уже давно не говорю "пожалуйста", - произнес голос за ее спиной.
   Кэнди обернулась.
   Перед ней стояла Диаманда, одетая в синее, улыбаясь сквозь падающий снег.

31. Новости с острова Частного Случая

  
   В поисках Финнегана Фея маленькая компания искателей приключений на славном корабле Белбело добиралась до острова Частного Случая несколько недель. У них было мало поводов для оптимизма. Согласно имеющейся информации, он действительно был на Трех пополудни, охотясь на последних драконов, но они никак не могли напасть на его след. Для этого Часа погода была слишком жаркой, влажной и подавляющей, и такая атмосфера начала оказывать на них свое влияние. Постоянный День утомлял; все тяжело дышали, словно уставшие собаки с высунутыми языками. Сейчас компания сидела под огромными листьями дерева жаколиния, а тропический дождь, который шел здесь регулярно, не слишком освежал воздух. Жаколиния цвела (а что не цвело на острове Частного Случая?), и дождь, бивший по ее лепесткам, рождал звон, похожий на звон колокольчиков. Тем, у кого было хорошее настроение, этот звук мог бы понравиться, но здесь таковых не оказалось; никому не хотелось пускаться в пляс под непредсказуемую мелодию жаколинии.
   - Чертовы цветы, - сказал Джон Ворчун, обычно самый терпеливый из братьев. - И еще этот дождь на мозги капает. Меня до смерти достали и цветы, и дожди.
   - Не говоря уже о плодородии, - заметил Джон Соня.
   - Да, - сказал Джон Змей. - Бесконечное плодородие.
   - Ты можешь их заткнуть? - спросила Женева Джона Хвата. - Они начинают действовать мне на нервы.
   - Может, они и живут у меня на голове, - ответил Хват, - но я им не хозяин. У них есть свое мнение...
   - И право его высказывать, - вставил Джон Филей.
   - Ладно, не ссорьтесь, - проговорил Двупалый Том. - Нет смысла спорить. Все просто начинают больше потеть. Нам надо ладить, поскольку мы отсюда не уйдем, пока не сделаем свое дело. Финнеган где-то тут. Это, - он поднял короткий колющий меч, найденный вклиненным между камней, - доказательство.
   - Он может оказаться ничейным, - сказал Джон Змей.
   - Он принадлежит именно ему, - без тени сомнения произнесла Трия.
   - Далек я от того, чтобы соглашаться с Джоном Змеем, - сказал капитан Макбоб, - но у нас нет доказательств. И знаете, это место начинает на меня давить.
   - Что с ним не так, с этим местом? - спросил Джон Хват. - По мне так это рай.
   - Перебор может быть с чем угодно, даже с раем, - ответил Макбоб.
   - А то, что растения здесь меняются каждые полчаса? - сказал Джон Ворчун. - Это очень странно. Начинается дождь, смывает половину цветов, а потом на их месте вырастает что-то новое. Я видел фрукт, похожий на лицо. Это ненормально.
   - Кто мы такие, чтобы оценивать, что нормально, а что нет, - заметил Двупалый Том.
   - Я не удивлен услышать это от тебя, - огрызнулся Джон Змей. - Тебе со своей странной семейкой только и рассуждать о нормальности.
   Томас ничего не сказал. Он просто подпрыгнул, и его толстые мускулистые ноги вознесли его высоко над всей компанией.
   Джон Змей в ужасе захныкал.
   - Он меня сейчас ударит!
   Но на уме у Тома были не кулачные бои. Ухватив три гигантских листа над головами Джонов, он наклонил их. Листья, похожие на кружки, были наполнены сверкающей водой. Он вылил ее на братьев, вымочив их до нитки.
   - Типично! Типично! - воскликнул Джон Змей, отплевываясь от воды. - Человек не может вытерпеть обычного замечания о своей...
   - Второй половине, - сказал Том, все еще покачиваясь на толстых стеблях листьев жаколинии. - Кстати, его зовут Приливной Джим. Он собиратель устриц. И он - мое сердце, а я - его. Так будет до конца света.
   - Ну, теперь мы всё знаем, - пробурчал Макбоб.
   - Мы когда-нибудь с ним познакомимся? - спросила Трия.
   - Приглашаю вас всех отобедать с Джимом, со мной и с нашими питомцами.
   - А сколько у вас животных? - поинтересовалась Трия.
   - По последним подсчетам, девятнадцать. Птица койне по имени Лорд Яйцо. Святой Варфоломей - старый пес-ищейка с отвратительным характером. Старая кошка-тарри, которая однажды пришла в наш дом и осталась. В общем, самые разные.
   - Похоже на психушку, - заметил Змей.
   - Мы все отобедаем с Джимом, Томом и их животными, - сказал Джон Хват. - А вы можете подождать снаружи.
   - Ха-ха, - кисло проговорил Змей. - Просто умираю со смеху.
   - Нет, не умираешь, - сказала Трия.
   - Это ирония, девочка, - огрызнулся Змей.
   - Трия, не обращай на него внимания, - сказала Женева. - Он...
   - Ничтожный, вспыльчивый, очень неприятный человек, - произнесла Трия, и эти прямолинейные слова всех повергли в изумление. - Я тебя не боюсь, Джон Змей. Может, я и девочка, но понимаю разницу между человеком, у которого в сердце есть то, к чему следует прислушаться, и пустобрехом вроде тебя, который просто говорит первую же неприятную вещь, что приходит ему в голову. Кстати, когда у тебя открыт рот, ты выглядишь очень глупо. Я бы на твоем месте его закрыла.
   Змей ничего не сказал. Он был слишком смущен.
   - Кажется, дождь перестал, - сказал Макбоб.
   Все вылезли из-под жаколинии и посмотрели в безупречно ясное синее небо острова Частного Случая. Тучи уплыли на северо-восток, и когда солнце согрело вымокшую землю, его зачарованная почва породила очередное творение, новое поколение флоры и фауны. Их запах был сладким, а цвет и форма являли собой бесконечный алфавит фигур и оттенков. Компания уже не раз видела эту картину, но с тех пор Книга Начал ни разу не повторялась, и у них постоянно возникали новые поводы для изумления. Не стал исключением и этот раз.
   - Взгляни, - сказал Джон Соня. - Фиолетово-желтый цветок.
   Только он это сказал, как лепестки цветка встрепенулись, из них выглянула головка с усиками, и цветок взлетел, вдохновив на то же своих лепестковокрылых сородичей.
   - Может, однажды мы тоже станем, как эти цветочные мухи, - сказала Трия.
   - Что ты имеешь в виду? - спросила Женева.
   - Так, просто глупая мысль.
   - Нет, расскажи.
   Трия нахмурилась. Очевидно, ей сложно было это объяснить.
   - Я имею в виду, что если мы останемся здесь надолго, и будет часто идти дождь, мы тоже изменимся. Тоже однажды взлетим... - Ясными, широко открытыми глазами она посмотрела в небо. Эта мысль определенно ее завораживала. Потом она вспомнила, что все на нее смотрят, и смутилась. - Что я болтаю, - сказала она, посмотрев на своих спутников. - Просто глупость. Извините.
   - Это не глупость, - сказал Джон Ворчун. - Я тоже думал, что если мы здесь застрянем, такое может произойти. Я даже говорил об этом с братьями.
   - Думаю, память тебя подводит, - ворчливо заметил Джон Змей. - По крайней мере, я в подобном разговоре участия не принимал и не мечтал о том, чтобы превратиться в чертово насекомое.
   - Не обращай на него внимания, - сказал Трии Том. - Продолжай.
   Трия пожала плечами.
   - Я все сказала, - ответила она. - Но...
   - Ради неба, что еще!
   - Не думаю, что это происходит только на этом острове. Перемены происходят везде.
   - Большое дело, - сказал Джон Удалец. - Ну перемены, и что в этом такого? Дождь начинается, дождь кончается...
   - Я не эти перемены имею в виду, - сказала Трия.
   - Тогда приведи какой-нибудь более конкретный пример, - попросила Женева.
   Трия покачала головой.
   - Вряд ли я смогу, - сказала она. Присев на корточки, она аккуратно вытащила растущий под ногами крошечный цветок. Он вышел из земли полностью, вместе с бледно-зеленым корнем, который мягко извивался, желая вернуться обратно.
   - Может, вначале эти изменения покажутся незначительными, - мечтательно произнесла она, словно не совсем понимая, что говорит, - но их последствия будут огромны.
   - А что насчет нас? - спросила Женева. - Мы - часть этих перемен?
   - Да, - ответила Трия. - Хотим мы того или нет. Мир изменится полностью.
   Она аккуратно вернула нетерпеливое растение в землю, где оно вновь пустило корни, с вежливой благодарностью повернув к Трии обрамленную лепестками головку.
   - Вы это слышали? - спросил Том.
   - Я ничего не слышу.
   - А я слышала, - сказала Трия.
   Теперь молчали все, однако до них не доносилось ни звука.
   - Я мог поклясться, что слышал голос, - сказал Том.
   - Может, эхо?
   - Нет, это были не мы, - ответила Трия. - Том прав. Тут кто-то есть.
   Женева внимательно осмотрелась в поисках чьего-либо присутствия.
   Трия сделала обратное. Она закрыла глаза и застыла, полностью сосредоточившись. Наконец, она сказала:
   - Он где-то слева от нас. - Глаза Трии все еще оставались закрыты, но она подняла руку. - Очень близко.
   Потом она открыла глаза и посмотрела в направлении своей руки. Ландшафт не был пустым. Омытая последним дождем земля уже создавала новых жителей, и ее, словно ковер, покрывали растения.
   - Мне это не нравится, - сказал Джон Ворчун. - Думаю, нам лучше отсюда убраться.
   - Это не дракон, - сказала Трия.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я не знаю. Просто мне так кажется.
   - Финнеган? - спросила Женева.
   Трия посмотрела в землю.
   - Внизу, - пробормотала она.
   - Поэтому мы его и не нашли, - сказала Женева. - Он под землей!
   - Под землей? - спросил Том.
   - Да.
   - Может, он использует туннели и пещеры под островом, чтобы пробраться к драконам?
   - Или он там потерялся, - предположил Джон Соня. - И теперь не может выйти наверх.
   - В любом случае, надо все выяснить, - сказала Женева. - Мы проделали этот путь не для того, чтобы повернуть назад лишь потому, что Финнеган под землей.
   - Я пойду первой, - сказала Трия. - Отыщу вход в яму, и мы спустимся в туннель.
   - Все согласны? - спросила Женева.
   - Что угодно, лишь бы убраться с этого острова, - ответил Макбоб.

32. У порога

  
   Диаманда выглядела более уставшей, чем помнила ее Кэнди, но казалась обрадованной.
   - Я слышала, у тебя были небольшие неприятности, - проговорила пожилая дама.
   - Можно сказать и так, - ответила Кэнди.
   Она посмотрела на Диаманду и заметила повернувшего из-за угла Сангвиния. Он явно учуял присутствие силы, поскольку замедлил движение и теперь приближался осторожно, оскалив зубы, как помешанная собака.
   Диаманда подняла левую руку и с элегантным взмахом сказала:
   - Замри, тварь!
   Такова моя воля, тварь!
   Или ты пожалеешь, тварь,
   Что вообще родилась, тварь!
   Простота заклинания вызвала на лице у Кэнди улыбку, но, простое или нет, оно свое дело сделало. Выражение лица Сангвиния внезапно стало умиротворенным и довольным, и он покорно опустился на землю, положив голову на передние лапы. Несмотря на свой огромный размер, сейчас он напоминал домашнее животное, лежащее у очага.
   - Вокруг еще четыре зверя, - предупредила Кэнди Диаманду.
   - Знаю. Но к тому времени, как они за нами явятся, мы будем далеко, на Двадцать Пятом Часе.
   - Мне столько надо тебе рассказать...
   - Уверена в этом.
   - Но прежде, чем мы отправимся...
   - Да?
   - ... мальчик, который меня сюда привез - Летео - он где-то здесь, и он ранен.
   - Нам лучше оставить его на милость какого-нибудь местного самаритянина, - ответила Диаманда. - Я не могу тобой рисковать.
   - А нельзя взять его с нами?
   - Он тебе нравится? - спросила Диаманда в обычной для себя прямолинейной манере.
   - Нет, просто я обещала, что не оставлю его, вот и все. А я не хочу нарушать обещаний.
   - Так сложилось, что я знаю этого мальчика. В его крови проклятие. Тебе это известно?
   - Да, я видела. Он говорил, что ему нужно принимать лекарство.
   - Это было до или после того, как он тебя похитил? - спросила Диаманда.
   - Он не хотел причинить мне вреда, я уверена.
   - Ты умеешь прощать, девочка. Меня это не удивляет, учитывая, что я о тебе знаю. Однако, - она снисходительно улыбнулась, - с добротой следует быть осторожнее. Глупые люди обычно принимаю ее за слабость.
   - Я понимаю, - сказала Кэнди. - Я не... - она замолчала и внимательно посмотрела на Сангвиния. - Могу поклясться, что он мигнул, - проговорила она.
   - Невозможно.
   - Диаманда, он...
   Прежде, чем Кэнди успела закончить фразу, взгляд Диаманды тоже отвлекся: не на зверя, но на окно над ними. Она увидела кого-то, отходящего прочь от подоконника.
   - Проклятье, - сказала пожилая дама. - Кто-то в этом доме только что снял мое заклинание. У нас неприятности.
   Мгновением позже Сангвиний издал рев и вскочил на ноги. Его глаза остановились на Кэнди, и он направился к ней, раскрыв рот, словно намеревался ее проглотить.
   Она попятилась на шаг, на два. Но дальше идти было некуда - ее спина уперлась в закрытую дверь Дома Мертвеца.
   Дыхание Сангвиния было отвратительным. Кэнди выставила вперед руки, чтобы отогнать животное, но его атака оказалась уловкой. Когда его челюсти были уже почти рядом с ней, он развернулся и схватил Диаманду. Это случилось так быстро, что у Кэнди не было времени крикнуть, предупредить и тем более спасти старую женщину. Только что Диаманда стояла рядом, а в следующую секунду Сангвиний уже держал ее в зубах. Кэнди никогда не видела ничего более ужасного. Это зрелище коснулось самых глубин ее души. Она всхлипнула и в яростном отчаянии бросилась на тварь.
   - Отпусти ее! - закричала она.
   Но зверь не собирался выпускать свою добычу. Он очень осторожно попятился от Кэнди. Неужели он ее боялся? Но почему? Потому что в ней была сила? Возможно. Она навела заклинание на зетеков в трюме Паррото-Паррото - не может ли это слово помочь и сейчас?
   Слишком разгневанная, чтобы бояться, она пошла за Сангвинием, призывая в свое горло заклинание и его силу. Но прежде, чем она успела выпустить слово, зверь стиснул огромные челюсти, и его зубы пронзили Диаманду в дюжине мест.
   Сестра Фантомайи не вскрикнула. Она лишь издала дрожащий вздох и умерла. После этого Сангвиний развернулся и отправился прочь, а безжизненное тело Диаманды свисало у него изо рта, покачиваясь вправо-влево и оставляя на снегу кровавый след.
   Дрожа от макушки до пальцев ног, Кэнди прислонилась к запертой двери, закрыв ладонями лицо.
   - Нет, - пробормотала она, - пожалуйста, нет...
   Произошло слишком много, и ее нервы были на пределе. Сперва Балаганиум, потом потеря Шалопуто, тайны Сумеречного дворца, похищение, а теперь вот это. Лишиться одного из немногих людей в окружавшем Кэнди беспокойном мире, кто, кажется, понимал ее и знал, кто она есть. Утратить за несколько ужасных секунд. Это было слишком тяжело.
   Через минуту она посмотрела сквозь пальцы. С каждым порывом ветра метель усиливалась. Толстая пелена снега почти скрыла из виду Сангвиния и его жертву. Кэнди смотрела, как они исчезают во тьме.
   А потом из-за спины раздался звук, резкий скрежет отпирающегося замка. Она начала вставать и отходить от двери, но двигалась недостаточно быстро. Дверь открылась, и Кэнди потеряла равновесие, сделав шаг назад. Она потянулась к дверной ручке, чтобы не упасть, но руки онемели, тело было слишком слабым, а сознание - чересчур перегруженным. На краткий миг она увидела место, в которое падала, и ее чувства сдались - она безропотно позволила темноте забрать ее прочь из этого мира.

33. Визит на улицу Марапоча

  
   В своем бессознательном состоянии Кэнди мельком видела Диаманду. Улыбаясь ей, она стояла на берегу Двадцать Пятого Часа. Спокойно сидела в лодке, глядя на воду, и тоже улыбалась. И наконец, к большому удивлению Кэнди, шла по улицам Цыптауна, незамеченная прохожими. Сон, видение, или чем бы это ни было, ее успокоили. Казалось, Диаманда уже занялась какими-то новыми делами, и боль ее жизни и смерти позабылась.
   Во сне Кэнди пробормотала имя пожилой женщины, и звук собственного голоса разбудил ее. Она лежала на огромной кровати в самой странной комнате, какую только видела в своей жизни. Здесь находился огромный камин, вырезанный из черного мрамора. В очаге вился слабый огонь, чьи бледно-голубые языки едва освещали темное отверстие. Однако в комнате был свет, хотя исходил он не от огня. Он пробивался сквозь трещины в различных предметах: из вазы, из-под двери гардероба, даже из стыков паркета. А там, где нити и грани света пересекались - что происходило в трех десятках мест, - возникали искры, похожие на фейерверки. Это мерцание наполняло невероятно высокую комнату танцующими тенями.
   Кэнди поднялась с кровати, в которую ее кто-то заботливо уложил, и постаралась разобраться, где находится, однако постоянно движение света затрудняло оценку. Благодаря искрам все странным образом оживало, словно предметы находились в постоянном движении. Но через пару минут ее глаза привыкли к танцу света, и она начала осторожно исследовать комнату. В кресле у камина лежала одежда, которую явно оставили специально для нее. Пара темно-синих ботинок с ярко-красными шнурками. Мешковатые брюки темно-фиолетового цвета. Рубашка под цвет брюк. Свободный пиджак, украшенный на первый взгляд абстрактным узором, но на второй и на третий в нем обнаруживались создания из некоего абаратского рая: по ткани шествовали рыбы, птицы и дикие животные.
   Она была благодарна за этот подарок. Ее собственная одежда износилась и отсырела. Надев новую, она обнаружила, что материал очень приятен на ощупь: ткань словно предназначалась для того, чтобы ей было хорошо.
   Одевшись, она почувствовала готовность встретиться с владельцем дома; ей даже было немного любопытно. Открыв дверь, она вышла в коридор. Тот освещался так же, как и комната - свет проникал сквозь многочисленные трещины, пересекаясь и искря. Коридор продолжался в обоих направлениях и походил на склад безделушек. В третий раз за эти дни - в Балаганиуме, в Вундеркаммен, в Сумеречном дворце, - она осознала удивительное изобилие Абарата. Он казался энциклопедией вероятностей, странных, поразительных творений от А до Я, сияющих, переполненных готовностью быть Всем, и даже более чем Всем. Иногда она чувствовала, что внутри этого стремления кроется ключ к тому, чем все это являлось на самом деле.
   Может, об этом знает хозяин дома? Она позвала:
   - Эй! Кто-нибудь? Эй!
   Ответа не было, лишь эхо ее голоса разнеслось по коридору. Тогда она повернула направо и пошла вперед, продолжая звать и разглядывая окружавшие ее диковины. Вот чучело головы животного, во рту которого гнездилось множество языков. Ширма, покрытая резными птицами, которые, казалось, ожили, когда она проходила мимо. Стол с игрой, где три сотни фигурок образовывали две армии - Дня и Ночи.
   В доме явно кто-то был. На верхних этажах стучали по полу молотком, а неподалеку высокий тонкий голос напевал печальную и странную песню, которую Кэнди узнала от Шалопуто. В песне шла речь о портном Шмитте; утверждалось, что он был лучшим портным во всем Абарате. Однако Шмитт оказался немного чокнутым. Как-то раз ему в голову пришла мысль, что небо - это плохо сшитый костюм, и скоро удерживающие небеса пуговицы оторвутся.
   Бедный портной Шмитт
   Боялся, что небеса расстегнутся...
   В песне говорилось, что несчастный портной очень этого боялся, поскольку тогда все, что находится по ту сторону неба - чудовища или всепожирающее небытие, - вырвется и заполнит этот мир. Оставшуюся часть жизни он делал пуговицы, чтобы небо оставалось застегнутым, а мир - безопасным.
   Тысячи пуговиц, костяных и свинцовых,
   До своей смерти сделал портной.
   И возможно, теперь, когда он умер,
   Он знает, что ждет нас по ту сторону.
   И мы, вспоминая о нем в этой песне,
   Молим, чтобы он оказался не прав.
   Эта печальная мелодия сопровождала Кэнди на протяжении всего похода по дому. Периодически она открывала двери и заглядывала в помещения. Все указывало на то, что здесь живут. В одной комнате стояла большая кровать, где, судя по отпечатку головы на подушке, недавно спали. В другой был небольшой стол, на котором лежало расколотое большое яйцо, откуда выбиралось разумное растение.
   Исследуя дом, она продолжала звать и, наконец, нашла, к кому тут можно обратиться. Навстречу ней по коридору быстро шла крошечная, одетая в черное женщина с изысканным воротником вокруг шеи. Увидев Кэнди, она поманила ее к себе.
   - Это вы меня сюда привели? - спросила Кэнди.
   Женщина покачала головой.
   - А вы знаете, кто?
   - Мистер Маспер, - тихо произнесла женщина. - И я знаю, что он хотел бы с тобой встретиться.
   - И где мне найти мистера Маспера?
   - Иди за мной, - сказала женщина, с любопытством глядя Кэнди в лицо, рассматривая ее глаза, рот, даже уши и лоб.
   - Что-то не так? - спросила Кэнди.
   - Нет-нет, - сказала женщина. - Просто... ты не такая, какой я тебя представляла.
   - А какой вы меня представляли? - спросила Кэнди.
   - Могущественной женщиной.
   - Меня? Вы ошиблись...
   - Нет. Ты действительно такая. Если бы это было не так, тебя бы здесь не было.
   - Кстати...
   - Да?
   - У дома был мальчик.
   - Летео. Мы его нашли.
   - Он в порядке?
   - Теперь он под защитой мистера Маспера, - сказала женщина.
   - Он в порядке? - настойчиво спросила Кэнди.
   - Я же тебе сказала...
   - Что он под защитой мистера Маспера.
   Женщина повернулась спиной к Кэнди и пошла прочь по коридору.
   - А как вас зовут? - спросила Кэнди.
   - Миссис Киттельнубец, - ответила женщина, не поворачиваясь. - Для меня большая честь служить мистеру Масперу.
   Она помедлила у одной из дверей, а затем уважительно и даже немного опасливо приоткрыла ее.
   - Наслаждайся, - сказала миссис Киттельнубец, впуская Кэнди внутрь.
   - Наслаждаться чем? - не поняла Кэнди, заглядывая в комнату.
   - Улицей сновидений, - ответила миссис Киттельнубец.
   Когда она это произнесла, в центре комнаты (которая, в отличие от остальных помещений и коридора, была темной) зажегся свет. Он осветил стоявший на столе необычный деревянный прибор. Прибор был овальным, примерно двадцати сантиметров в высоту и чуть более полуметра в длину. Его гладко отполированная наружная стенка указывала на то, что кто-то об этой вещи заботился. В предмете виднелись щели, каждая не более сантиметра шириной.
   - Что это такое? - спросила Кэнди, повернувшись к миссис Киттельнубец, однако коридор был пуст. За пятнадцать - двадцать секунд, которые Кэнди, отведя взгляд от женщины в черном, рассматривала прибор, та исчезла, оставив вопрос без ответа.
   - Странно, - произнесла Кэнди.
   Пока она ничего не видела. Снова взглянув на прибор, она заметила, что тот начал вращаться, словно в его основании включился маленький моторчик. Через щели пробивался свет, становившись все более ярким. Заинтригованная Кэнди решила, что в этой музыкальной шкатулке или часах нет ничего опасного, подошла к столу и нагнулась, чтобы посмотреть сквозь щели в крутящийся барабан.
   Жжух, жжух, жжух...
   В этом звуке, как и в движении, было нечто гипнотическое. На ее лице возникла довольная улыбка, и чем более расслабленной она себя чувствовала, тем ярче горел свет в центре барабана.
   Жжух, жжух, жжух...
   Внутри что-то было? Кажется, да. Кэнди прищурилась, пытаясь сосредоточиться на том, что находилось во вращающемся барабане. Она вспомнила о старомодных приборах - зоотропах. В них были особым образом расположенные картинки, создававшие иллюзию движения.
   - Вот здорово, - сказала она, приблизив лицо к щелям.
   Барабан набирал скорость, и скоро щели начали вращаться так быстро, что слились в одно-единственное окно.
   Что же за картинка была на той стороне? Она ожидала чего-нибудь простого, но в барабане оказалась залитая солнце улица. Дома, тротуары, крыши и небеса - все это было не нарисовано, а казалось полностью реалистичным. По улице туда-сюда, словно в обычном мире обычным днем, ходили мужчины, женщины и даже несколько обезьян, однако у всех было нечто общее - на головах они носили какие-то невероятные вещи. Не шляпы и не парики, а странные, фантастические конструкции, выраставшие из черепов наподобие многослойных башен.
   Кэнди в изумлении рассматривала эту удивительную сцену, а кружение окна, ведущего на "улицу сновидений" внутри барабана, мягко ее убаюкивало. Она чувствовала, как он притягивает, соблазняет своей яркостью и красотой, побуждая смотреть, смотреть, пока вращается барабан - смотреть...
   Только сейчас она поняла, что это такое. Миссис Киттельнубец сама назвала эту загадку - улица сновидений. Ее формальное имя, улица Марапоча, было написано на прикрепленной к стене вывеске, но название миссис Киттельнубец являлось куда более точным. Здесь, в этом ярком мире, люди не просто носили на голове странные украшения, следуя моде. Они носили собственные сны. Вот человек с ярко полыхающей башней, где было всего одно окно. Над головой другого была клетка, в которой сидел какой-то закованный бедняга. На макушке у третьего (мужчины с большой рыбой подмышкой, которую, вероятно, он нес домой на ужин) разместился крошечный театр, и на сцене там стояло существо с голым черепом.
   Но иллюзии в приборе оказались только началом. Взгляд Кэнди затягивало в самый центр этого зрелища, раскрывая все новые видения: за каждым углом, в каждом окне и дверном проеме были сценки из жизни, которую не разыгрывали, а вели. Вот женщина смотрит на верхнее окно, а в ее волосах гнездятся маленькие разноцветные птицы. Вот полосатый зверь размером с дворняжку, с длинной шерстью и коротким хвостом, на чьей голове располагается маленькое здание, купол с шестью колоннами, скромный звериный эквивалент сложных, изысканных башен, возвышающихся на головах двуногих обитателей улицы Марапоча.
   Полосатая собака смотрела прямо на Кэнди; ее взгляд был таким целеустремленным, что еще больше увлек ее внутрь. Внезапно глядевшая на нее собака почувствовала себя не слишком уютно, вильнула хвостом и помчалась прочь. Кэнди последовала за ней вдоль проулка. У нее вновь возникло неприятное ощущение, будто ее заманивают в этот маленький мир. Но почему бы и нет, подумала она. Разве это опасно? Животное уводило ее все дальше по переулкам, сужавшимся по мере их отдаления от улицы Марапоча. Но за каждым поворотом, каким бы узким он не был и какими бы ветхими не выглядели дома, раскрывались новые чудеса и странности.
   На углу стоял бледный мужчина, с радостью глядя на ребенка, хотя у того вместо рук и ног были щупальца. В другом месте сидела женщина с толстым куском пиццы на коленях (пепперони, грибы, оливки, без анчоусов).
   Кэнди потеряла из виду животное, за которым бежала от улицы сновидений, но это ее не слишком встревожило. Ей было на что посмотреть: вот человек, выглядевший так, словно в его жилах течет кровь клоунов, что-то рисует на стене. А вот пятнистое животное терпеливо стоит на солнце, кормя своих щенков: двое из них жадно сосали молоко, а третий в любви прижимался к ее ноге.
   Клоуны. Матери. Сновидцы. Что за странный мир? Ее переполняли впечатления - не только виды, но и звуки, запахи этого места. Настало время возвращаться, решила она; пора оторвать глаза от улицы Марапоча и вернуться в комнату. Но как? Она оказалась здесь, влекомая собственным любопытством. Как же ей проделать обратный путь?
   Возможно, если закрыть глаза, подумала Кэнди, иллюзия каким-то образом рассеется, и она вернется в комнату Маспера наблюдать за прибором со стороны.
   Но это не сработало. Она закрыла глаза и несколько секунд ожидала в темноте, но когда открыла их, то стояла на том же месте, запертая внутри прибора.
   - В чем дело? - спросила она у беременной женщины, на голове которой рос маленький лес. - Почему я не могу отсюда выбраться?
   Женщина взглянула на нее с удивлением, будто не поняла ни слова из того, что Кэнди ей сказала.
   - Может мне кто-нибудь объяснить, что происходит? - сказала Кэнди. Ответ пришел из уст краснолицей обезьяны.
   - Где твои сны? - спросила она. - Здесь все носят на голове свои сновидения.
   - Но я не здешняя, - возразила Кэнди. - Я пришла снаружи.
   - Снаружи? - переспросил бородатый мужчина с рыбой подмышкой. - Нет тут никакого снаружи.
   - Очень даже есть, - ответила Кэнди. - Я там живу.
   Она посмотрела на "небо", надеясь доказать наличие комнаты за пределами искусственного мира, однако не увидела признаков подтверждения своих слов. Над головой простирались обычные синие небеса.
   Ее охватила паника. А вдруг совершенное в этот мир путешествие было дорогой только в один конец? Возможно, когда-то все жители улицы Марапоча легковерно посетили это место, а оказавшись здесь, обнаружили, что не могут отсюда выбраться. Но время шло, и они позабыли, что за пределами улицы тоже существует жизнь.
   Что ж, с ними такое могло произойти, но с ней этого не случится! Она путешествовала по Абарату, изучала его чудеса, рисковала жизнью, конечностями и психическим здоровьем не для того, чтобы стать пленницей какого-то искусственного мирка.
   - Я хочу отсюда выбраться! - закричала она. - Сейчас же! Кто-нибудь меня слышит?
   Она запрокинула голову.
   - Мистер Маспер! Вы там? МИСТЕР МАСПЕР!
   - Покажи нам свои сны, - сказал мужчина с горящей башней на голове. - Покажи.
   - Нет, - ответила Кэнди.
   - Не будь извращенкой, - проговорила величавая женщина со сложным столбом снов. Как ни странно, ее голос звучал почти так же, как и голос мужчины с горящей башней.
   - Покажи, - сказал другой житель тем же самым голосом. - Мы хотим увидеть твои сны.
   - Мои сны - только для меня. - ответила Кэнди.
   - Покажи, - потребовал мужчина с рыбой, надвигаясь на нее.
   - Не вынуждай нас применять силу, - произнесла обезьяна.
   - Не подходите, - предупредила Кэнди.
   Мужчина не обратил на эти слова внимания. Он потянулся за спину и взял рыбу за хвост, словно намереваясь ею драться. Кэнди не дала ему такой возможности. Выхватив рыбу из рук, она ударила по сну на голове мужчины. Сон оказался хрупким, и его фрагменты разлетелись во все стороны.
   Человек в ужасе вскрикнул.
   - Мои сны! - завопил он. - Что ты натворила! Мои драгоценные сны!..
   Этот вопль привлек внимание всей улицы, и те, кто видел удар Кэнди и его последствия, тоже закричали:
   - Пусть она покажет!
   - Покажи нам свои сны, детка!
   - Прямо сейчас! Покажи!
   Люди приближались к ней со всех сторон, и их некогда спокойные лица искажала ярость. Она попыталась оправдаться, но никто ее не слушал. Единственное, что Кэнди оставалось, это развернуться и бежать прочь. Она посмотрела назад. Дела были плохи. Покинуть улицу мешала стена тьмы, чей вид сопровождался знакомым звуком.
   Жжух, жжух, жжух...
   Крутящиеся щели проносились в опасной близости от ее лица. Если она выберет для прыжка неправильный момент, то ударится о дерево между щелями. Но как узнать, когда прыгать? Это как вскочить на вертящуюся карусель. Если она рассчитает неправильно, то может потерять сознание от удара, или еще хуже - застрянет в механизме и будет кружиться вечно...
   - Просто прыгни, - сказала она себе и в следующую секунду уже была в воздухе, летя и падая. Несколько секунд она испытывала неподдельный страх, когда весь мир превратился в размытое пятно, наполнившись шумом перемалывающихся шестеренок и распрямляющихся пружин. Она боялась, что кошмар окажется реальностью, и она упадет в крутящийся механизм. За спиной раздавались голоса сновидцев, кричавших, что она умрет, глупая ведьма, и это хорошо, потому что она это заслужила. Звук шестеренок и пружин стал невыносимым, и она зажала руками уши, но это не помогло. Шум проникал сквозь пальцы, вызывая в голове пульсацию.
   - Хватит! - закричала она.
   То ли ее требование услышали, то ли ей просто повезло, и она прорвалась через крутящиеся щели. Как бы то ни было, скрежещущий грохот механизма стих, и она вывалилась на другую сторону. Звук внезапно исчез, и она поняла, что лежит на старом ковре с раскалывающейся от боли головой.
   - Привет, - сказал кто-то.
   Она осмотрелась. У двери стоял человек в темно-серой одежде.
   - Ты в порядке? - спросил он.
   - Да, да, - ответила она, с трудом поднимаясь на ноги. Краем глаза она увидела, что прибор продолжает вращаться, издавая все тот же мощный звук, а где-то на его фоне слышались голоса с улицы Марапоча.
   - Я...
   - Что? - спросил мужчина, протягивая руку и помогая ей встать.
   - Такое впечатление, что меня затащило в эту штуковину, - она потрясла головой, чтобы избавиться от ощущения путаницы. Лишь когда оно слегка рассеялось, Кэнди подняла глаза и посмотрела на стоявшего рядом человека.
   - Я мистер Пий Маспер, - сказал он. - Это мой дом.

34. Секреты и кусок мяса

  
   На неизмеримом расстоянии между Абаратом и Иноземьем, в Цыптауне, все было гораздо спокойнее, чем раньше. Любопытство и тревога, пробужденные анонимным автором надписи на стене в номере гостиницы Древо Отдохновения, сошли на нет и превратились во всеобщее равнодушие; в списке тем для слухов это событие опустилось ниже истории с городским главой Гарольдом Медоузом, обвиненным в получении взятки за то, что он не должен был обращать внимание на определенные нарушения в области здравоохранения (в том числе на утечку с куриной бойни прямо в городские стоки, тогда как очистка забитых труб легла бы на плечи налогоплательщиков Цыптауна). В результате скандала Генри был вынужден унижаться и все отрицать, чтобы не оказаться выкинутым из кабинета, и оправдания в стиле "Я этого не делал" приковали к нему все внимание горожан.
   Однако были и исключения. Несколько стойких приверженцев день и ночь дежурили у гостиницы, ожидая новых проявлений сверхъестественного, а два офицера полиции час в день уделяли внимание исчезновению Кэнди Квокенбуш. Но истина заключалась в том, что обе эти темы уже не являлись горячими. Горожанам было что обсудить и без них.
  
   Даже на Последовательной улице, 34, где жили Квокенбуши, разговоры о Кэнди стали настолько раздражать Билла, что Рики и Дон пошли по пути наименьшего сопротивления и прекратили упоминать ее в присутствии отца.
   А потом однажды, когда все сели ужинать, Билл осушил пару банок пива и сказал:
   - У меня для вас кое-какие новости.
   - О чем, папа? - спросил Рик.
   - Обо всех нас, - сказал Билл Квокенбуш, открывая очередную банку. - Я говорил вашей маме, что собираюсь уехать из Цыптауна. В Чикаго или в Денвер. Но сейчас я думаю, что мы должны уехать вместе. Как семья.
   Мальчики отреагировали одновременно.
   - Чикаго!
   - А когда мы поедем?
   - А как же школа?
   Мелисса подняла руки, чтобы унять восторги.
   - Мы никуда не поедем, пока Кэнди не вернется, - сказала она, в гневе глядя на мужа. - Пока мы снова не станем семьей.
   - Она сбежала, - ответил Билл, произнося эти слова так, словно говорил с идиотом. - Мелисса, она не вернется - по крайней мере, в ближайшее время. Может, через несколько лет она заявится с тремя детьми и мужем, но в данный момент ее нет, и чем быстрее мы прекратим думать, что она вот-вот вернется, тем быстрее заживем нормальной жизнью.
   - Папа, но мы же не можем просто забыть, - сказал Рон, и его глаза заблестели.
   - Даже не думай реветь, - сказал Билл, указывая на сына. - Слышишь, Рик? Клянусь, если начнешь распускать нюни, как девчонка, я тебе дам реальный повод для слез.
   Рик шмыгнул носом и с большим трудом удержался от плача.
   Но Дону, глаза которого оставались сухими, тоже было что сказать.
   - Допустим, она вернется, - проговорил он. - А нас нет. Как она нас найдет?
   - Она не такая дура, - ответил его отец. - Поспрашивает у соседей и узнает, куда мы уехали.
   - Я не хочу идти в новую школу в новом городе, - продолжил Дон. - Мне старые друзья нравятся.
   - Заведешь новых, - ответил Билл. - А школы все одинаковые.
   - Ты все продумал, - холодно сказала Мелисса. - И когда же ты собирался доложить об этом нам? Или предполагалось, что однажды утром мы проснемся, соберем вещички, и сразу в путь?
   - Я - глава этого дома, - ответил Билл. - И я принимаю решения по таким важным вопросам. Если не я, то кто же?
   - Да, это прямо про тебя, - сказала Мелисса. - Сам Мистер Ответственность.
   - Можно мне пойти? - спросил Рики, глядя на слипшиеся макароны, сыр и пережаренный кусок мяса.
   - Ты же еще не доел, дорогой, - сказала мать.
   - Я не хочу.
   - И я, - произнес Дон.
   - Ладно, идите, - сказала Мелисса.
   Мальчики встали и мигом исчезли из кухни.
   - Я не передумаю, - сказал Билл, опустошая банку пива. - Я не собираюсь тут гнить день за днем от безделья.
   - Тогда найди работу.
   - Здесь ничего нет.
   - Здесь полно работы.
   - Не той, которую хочу я.
   Мелисса покачала головой.
   - Знаешь, ты можешь планировать что хочешь, но я не уеду отсюда без Кэнди.
   С минуту Билл ничего не говорил. Затем поднялся, подошел к холодильнику и вынул очередную банку пива.
   - Почему бы тебе просто не признать? - сказал он, не возвращаясь к столу. - Она ушла. Мы оба это знаем. И она никогда не была частью нас.
   Глаза Мелиссы внезапно наполнились слезами. Она приложила руку к лицу, чтобы их удержать.
   - Как ты можешь такое говорить? Она - наш ребенок и всегда им будет.
   Билл прислонился к холодильнику, глядя на темнеющий задний двор.
   - Нет, - сказал он. - Не думаю, что она на самом деле наша.
   - О чем ты?
   - Да ладно, Мелисса. Она всегда была странной. Во-первых, ее глаза...
   - У многих детей глаза разного цвета, - ответила Мелисса, чьи слезы мигом высохли от гнева. - И она не странная. Единственная проблема в том, что ты никогда ее не любил.
   - Я старался, - он пожал плечами.
   - Старался? - Мелисса покачала головой. - Да ты с ней целыми месяцами не разговаривал!
   - Мы никогда не ладили.
   - Ты ее отец, Билл.
   - Я?
   Мелисса уставилась на него.
   - Ты на что намекаешь?
   - Ну ты ведь сама сказала... Что-то случилось в ту ночь, когда родилась Кэнди. Три женщины...
   - А, так ты все-таки хочешь об этом поговорить.
   - Ты мне расскажешь или нет?
   - Расскажу. Но при одном условии.
   - При каком же?
   - Ты выслушаешь. И поверишь мне.
   - Это два...
   - Билл.
   - Ладно. Я слушаю. Рассказывай, что там произошло.
   Десять, двадцать, тридцать секунд Мелисса молчала.
   - Давай, - сказал Билл. - Я не шучу. Я хочу знать.
   Мелисса глубоко вздохнула.
   - Хорошо, - сказала она. - Кое-что ты уже знаешь. Пока тебя не было, к грузовику подошли три женщины. Об этом я тебе говорила. Они просто появились из бури. Я спросила, откуда они взялись, и женщины сказали, что пришли из другого мира, который называется Абарат.
   - И ты им поверила? - спросил Билл.
   - Да, поверила. Не представляю почему, но я знала, знала абсолютно точно, что они говорят правду.
   Билл покачал головой.
   - Ты сказал, что хочешь услышать, что произошло, - отрезала Мелисса, - вот я тебе и рассказываю. Так что слушай.
   Какое-то время она ничего не говорила, ожидая, пока спадет гнев. Она осматривала кухню, словно напоминая себе о том, что надо будет сделать. Выкинуть мусор, вымыть грязные тарелки, выбросить засохшую на подоконнике герань. Эти мысли слегка ее успокоили. Когда она вновь начала вспоминать о случившемся той дождливой ночью, гнев пропал. Она говорила тихо, так тихо, что Биллу пришлось напрячь слух, чтобы разобрать слова.
   - Я до сих пор не знаю, было ли простой случайностью то, что они меня нашли, - сказала Мелисса, - или они же за нами наблюдали. Но я видела, как они боялись, что их может заметить кто-то из их мира. То, что они делали, в Абарате вполне могло быть противозаконным, но женщины были в отчаянии. Они сказали, что должны мне кое-что дать. Нет, не мне. Ребенку, который собирался родиться. Они должны были что-то дать ребенку. То, что изменит ее жизнь навсегда. Так они сказали. Ничто не будет по-прежнему после того, как они ей это дадут.

35. Двое в комнате 19

  
   Генри Мракитт больше не спал. Его попытка оторвать народ Цыптауна от телевизоров и слухов не увенчалась успехом, так что он день и ночь предавался пугающим размышлениям о том, что ожидало город, некогда носивший его имя.
   Захватившие его видения не исчезали из-за бессонницы. Вместо этого они приняли форму грез, которые в определенном смысле оказались более кошмарными, чем обычные кошмары. Он стоял у окна комнаты 19, глядя сквозь грязное стекло на обычных людей, ведущих обычную жизнь, когда внезапно над улицей пронеслась легкая тень, словно некий смертный приговор, которому суждено все стереть с лица земли. За себя он не боялся (чего бояться призраку? смерти?), но боялся, страшно боялся за те невинные души, что занимались своим делам и ни о чем не подозревали.
  
   - Ты выглядишь грустным.
   Генри отвернулся от окна, и его глаза в изумлении расширились. Напротив него стояла женщина, которую он не видел уж очень много лет.
   - Диаманда? - спросил он. - Это ты?
   - Да, Генри, это я.
   Годы ее пощадили. Хотя волосы, как всегда длинные, были теперь седыми, а лицо украшала сеть тонких морщин, кости, поддерживавшие ее плоть, оставались столь же элегантными. В те далекие годы, когда она являлась его любящей женой, Диаманда была прекрасна - и вопреки всем ожиданиям оставалась прекрасна и теперь. Первые несколько секунд, когда глаза Генри вновь ее увидели, нетрудно было вспомнить, где брала начало его любовь.
   - Это действительно ты? - спросил он, едва дыша и боясь, что этот прекрасный мираж исчезнет, вновь оставив его в одиночестве.
   - Да, Генри, - сказала она. - Это действительно я.
   - Но как... после всех этих лет?
   - Честно говоря, Генри, я недавно умерла. И когда я парила над местом своей гибели, которая оказалась не из приятных, то вдруг поняла, что думаю о тебе. Из всех людей - о тебе. Тебя я хотела видеть, а остальное могло подождать. Думаю, я пришла, чтобы помириться.
   - Ты пришла, а это самое главное. Ты пришла. Как ты узнала, где меня искать?
   - Это очень короткая и очень долгая история. Если кратко, у меня есть глаза, и я искала.
   - А что случилось с твоим поклонником из Чикаго?
   - С моим кем? - засмеялась Диаманда.
   - Твоим поклонником. Все мне говорили...
   - Давай-ка кое-что проясним, Генри Мракитт. Какие бы сплетни ты не слышал, у меня не было никаких поклонников из Чикаго. Или откуда-либо еще.
   - Правда?
   - Генри. Думаешь, я бы вернулась из мира мертвых, чтобы тебе соврать?
   - Думаю, нет, - он с облегчением вздохнул. - Но ради интереса, - продолжил он, - почему ты вернулась?
   - Во-первых, Генри Мракитт, для этого.
   Диаманда подошла к Генри и легко поцеловала. А потом еще шесть раз, для ровного счета. Это был первый человеческий контакт, который он ощутил за долгие годы.
   - Боже, я так скучал, - произнес он. - Значит, мы теперь просто два призрака?
   - Как ты и сказал, просто два призрака.
   - Что случилось? Как ты умерла?
   - Я пыталась защитить девочку из твоего мира, Генри, беглянку по имени...
   - Кэнди Квокенбуш.
   - Ты о ней слышал?
   - Несколько недель назад она была в этой комнате, готовила материал для какого-то школьного задания. Довольно обаятельная.
   - Мисс Квокенбуш оказалась очень могущественной девушкой.
   Генри казался изумленным.
   - Правда? Ты меня удивила. Она была приятной, но вполне обыкновенной. Где вы встретились?
   - В мире, о котором мы до сих пор не говорили, - сказала Диаманда. - В Абарате.
   - А! В легендарном Абарате! Хотя последние полвека я и был заперт в этой комнате, но даже я немного о нем слышал. Если можешь рассказать что-нибудь еще, расскажи.
   - Об Абарате всегда можно рассказать что-нибудь еще. Это мир без границ.
   Генри был озадачен, и Диаманда попыталась объяснить, не особо усложняя историю. Но чем больше она говорила, тем больше он хотел знать, и вскоре ей пришлось выложить ему все, что случилось. О том, как она отправилась путешествовать по Абарату, как впервые встретила женщин Фантомайя, и как после значительной подготовки ее взяли на пик Одома, на Двадцать Пятый Час, где посвятили в тайны Времени без Времени. Хотя Диаманда рассказывала невероятную историю, он ни на миг не усомнился в ее истинности. Он слишком хорошо знал эту женщину. Если она говорила, что есть архипелаг, где каждый остров существует в своем времени суток, он ей верил. Лишь в конце, когда она упомянула о своих занятиях магией, он стал более осторожным.
   - Знаешь, что Библия говорит о колдовстве? - сказал он. - Ведьму - убей.
   - Ох уж эти старые лицемеры. Они говорят об убийствах ведьм, но сама Библия полна магии. Превращение вод Нила в кровь, расступившееся Красное Море. Что это, если не старая добрая магия? А как насчет воды в вино? Без проблем. А воскресение Лазаря? Только слово скажи.
   - Ты ходишь по тонкому льду, Диаманда!
   - Нет, не хожу. Я просто говорю правду. А тот, кто любит Истинное Слово, любит Истину, ведь так?
   Бедный Генри смешался. За несколько секунд Диаманда окружила его сложными теологическими построениями. Она заметила его непонимание и, наконец, смягчилась.
   - Подумай об этом иначе, - сказала она. - Магия - это связывание вещей. Наблюдение за тем, как в мире движется сила. От тебя до той трещины в стене, до паука в трещине, до песни в его голове, возносящей хвалу Господу...
   - Пауки не поют.
   - Все поют хвалу своими собственными способами. В этом и заключается магия. В пении хвалы. И слова этих песен соединяются, пока не возникнет сила... Я помогу тебе узнать их, Генри Мракитт, и клянусь, что однажды ты услышишь такую волшебную песнь...
   Генри покачал головой.
   - Не знаю, кто из нас более сумасшедший: ты, говорящая это, или я, почти в это поверивший.
   Осторожная улыбка, возникшая на его лице, увяла, и он сказал:
   - У меня видения. Ужасные видения.
   - О чем?
   - Думаю, о конце мира. По крайней мере, о конце Цыптауна.
   - Ты веришь в них?
   - Разумеется, верю! Я даже пытался предупредить жителей о том, что грядет. - Он указал на стену, где все еще оставалось его слово, выцарапанное на штукатурке.
   - Наверх? - прочла Диаманда.
   - Знаю, это довольно расплывчато, - сказал Генри, - но в тот момент я мог думать только об этом. К сожалению, люди ничего не хотят слушать.
   - Возможно, мы сможем сделать так, чтобы они услышали.
   - Надеюсь.
   - Должна сказать, Генри, ты изменился. Мне казалось, ты ненавидишь Цыптаун.
   - Когда я потерял тебя, мне больше нечего было любить. Либо Цыптаун, либо ничего.
   - Ты только послушай себя. Ты говоришь такие печальные вещи...
   - Так и есть. Я должен был провести с тобой всю жизнь.
   - Теперь ты можешь все наверстать. Мы вновь нашли друг друга. Ты хороший человек, Генри Мракитт, и заслужил свое счастье. Свою свободу. Как часто ты покидал эту проклятую комнату?
   - Вообще-то ни разу.
   - Ты шутишь!
   - Нет. Я чувствовал, что согрешил, отняв у себя жизнь, и, как мне кажется, заслужил оставаться здесь до Страшного Суда.
   - Какая же это чушь, Генри. Да ты и сам это знаешь. Мы уйдем отсюда вместе. Под солнце.
   - Мы? Когда?
   - Сейчас, Генри, прямо сейчас!
   И они вышли на улицу, рука об руку - призрак из комнаты 19 и Диаманда Мракитт, любовь всей его жизни. Для большинства они были невидимы, поскольку глаза, случайно обращенные в их сторону, замечали только расплывчатые тени или едва уловимое колебание воздуха, способное подтолкнуть шедших мимо людей.
   Однако все это не касалось голосов. Они не были такими четкими, как голоса живых, но их все равно можно было услышать. Они звучали подобно шепоту людей, обменивавшихся неподалеку слухами. И тема их разговора - неотвратимое разрушение города, - заставляло людей прислушиваться. Несколько раз, пока Генри и Диаманда шли и беседовали, они замечали, как горожане удивленно смотрят на место, где они только что были.
   - Думаешь, нас услышат? - спросил Генри Диаманду, стоя рядом с загаженной голубями статуей своего пра-прадеда, основателя города.
   - Они точно нас слышат, - ответила Диаманда. - Но обращают ли внимание? В смысле - кто мы для них? Какие-то голоса, бормочущие в глубине сознания.
   Генри не ответил. Он просто смотрел на Диаманду, пока та говорила.
   - Это интересно. Ты замечал, что младенцы и собаки совершенно нормально воспринимают наше присутствие? Думаю, будущее Цыптауна было бы вполне безопасным, принадлежи оно младенцам и собакам. - Диаманда замолчала и тоже взглянула на Генри. - На что ты смотришь? - спросила она.
   - На тебя. Я смотрю на тебя. Ты все еще очень красивая.
   - Сейчас не время для флирта, Генри.
   - А когда время? После стольких лет ожидания... разве мы не заслужили право рассказать друг другу наши глубочайшие секреты?
   - Ты такой сентиментальный, - ласково произнесла Диаманда.
   - И очень этим горжусь, - ответил Генри. - Боже, Диаманда, мир может исчезнуть в любую минуту. Мы должны выговориться. Ты красивая. Вот. Я сказал. - Он улыбнулся, щурясь от солнца, и посмотрел на Мейн-стрит. - Как думаешь, каким будет первый признак? - спросил он. - В смысле, признак того, что грядет?
   - Дождь и ветер, - сказала Диаманда. - Соленый дождь.
   - Кажется, нечто в этом роде ты уже видела.
   - Да, похожее случалось. И я тебе скажу, будет довольно паршиво. Чем больше мы сделаем, чтобы поднять людей наверх или увести из города, тем меньше будет горя и слез, когда все закончится.
   - Ты что-нибудь придумала? - поинтересовался Генри.
   - Чтобы ускорить дело, нам надо разделиться. Станем придерживаться основных улиц. И пока идем, мы должны говорить с людьми. Шептать им на ухо предупреждения. Советовать убираться из города. Но делать все так, чтобы они не догадывались о нашем присутствии. Пусть им кажется, что это их собственные мысли.
   - Очень умно, - сказал Генри.
   - Будем говорить, чтобы они не собирали вещи. Что им просто надо уехать.
   - Сколько у нас времени? - спросил Генри.
   Диаманда посмотрела в небо, ища намеки. Очевидно, ей не удалось найти ни одного, и она сказала:
   - Не знаю, Генри. Часы, не дни. - Она посмотрела на него. - Нужно сделать все, чтобы спасти этих людей, или вокруг появится множество разгневанных духов, указывающих на нас пальцами.
   - Нет, этого мы не хотим, - сказал Генри. - Только не теперь, когда мы нашли друг друга.
   Диаманда улыбнулась.
   - Должна сказать, я рада видеть тебя, Генри. Очень рада. А теперь давай-ка примемся за работу.
   - Нести слово, - сказал он.
   - Нести слово, - ответила она.
  

36. Откопанный жених

  
   Голос, который компания слышала из-под плодородной почвы Частного Случая, становился то громче, то тише, но сомнений в его силе и ярости не возникало.
   - Расходимся, - велела Женева. - Давайте-ка поищем подземный ход.
   - Только осторожней, - предупредил Хват. - Кто бы там ни был, он кажется слегка с приветом.
   Аккуратно двигаясь, чтобы не разозлить и не побеспокоить человека внизу, они разбрелись в разные стороны, ища путь в туннели.
   - Я кое-что нашла! - сказала Трия.
   Действительно, перед ней был невероятно узкий туннель, пронизанный корнями и населенный многочисленными жителями грязи, квиллимедками, палочковыми вшами и скорпитонами. Вход в туннель вызвал самые разные реакции.
   - Лезть туда - самоубийство, - прямо заявил Джон Ворчун. - Если нас не закусают до смерти, то туннель наверняка обвалится нам на голову.
   - В любом случае, мы перепугаем любого, кто засел там внизу, - сказал Джон Соня.
   - Но нам все равно придется это сделать, - заметила Женева.
   - То есть похоронить себя заживо? - спросил Змей.
   - Ладно, - сказал Том братьям. - Вы стойте здесь, охраняйте вход, а остальные пойдут вниз. - Он направился к туннелю.
   - Стойте! - сказала Трия. - Я меньше всех. Я должна идти первой.
   - Прежде, чем кто-то преисполнится избыточного энтузиазма для спуска, - сказал Джон Хват, - может, имеет смысл изучить ситуацию чуть детальнее? Предположим, там внизу действительно Финнеган Фей, великий охотник на драконов. Давайте спросим себя: что он там делает?
   Ответом было молчание. Все обменивались мрачными взглядами.
   - Верно, дамы и господа. Скорее всего, он там с драконом.
   - Если дракон такой же уязвимый, как тот, кого мы убили в море, - сказал Том, - не думаю, что нам стоит его опасаться.
   - Не слишком-то храбрись, - сказала Женева. - У морских драконов хрупкое сложение. Их много что может убить. Но земляные черви гораздо крепче. Они живут до тысячи лет - по крайней мере, некоторые из них, - а их кожа становится тверже с каждым разом, как они ее сбрасывают.
   - Я слышал то же самое, - сказал Джон Ворчун.
   - Тихо, - сказал Хват.
   - Не затыкай мне рот! - возмутился Ворчун.
   - Нет, Ворчун, - сказал Джон Филей, который смотрел в другую сторону. - Это ради тебя же.
   - Что?
   - Все вы! - сказала Женева Джонам. - Пригнитесь.
   - Почему? - пробормотал Хват.
   Женева взяла кинжал, который до сих пор натирала, и произнесла всего два слога:
   - Дра-кон
   - Где? - спросил Том.
   Стоя на месте, Женева сделала полный оборот на 360 градусов, указывая вокруг себя кинжалом.
   - Везде, - сказала она.
   - С ума сойти, - выдохнул Хват.
   - Уроборос, - сказала Трия.
   - Что это значит? - поинтересовался Хват.
   - Змей, который кусает свой хвост, - прошептала она.
   - Поэтому он вокруг, - сказала Женева так тихо, что все были вынуждены напрячь слух.
   - Я его не вижу, - сказал Том.
   - Видишь, - ответила Трия.
   Ее голос, пусть очень негромкий, обладал странной ясностью.
   - Вот, - она указала на золотисто-зеленый склон. - И вот, - на гребень, казавшийся гнездом разнообразных кактусов. - И вот. Тот сине-зеленый камень.
   - Он дышит, - сказал Том, и в его голосе чувствовалось больше удивления, чем страха. - Я его слышу.
   - А он знает, что мы здесь? - спросил Джон Змей.
   - Вот ты и ответь, - сказал Ворчун. - Как змей про змея.
   - Ха-ха, - очень недовольно буркнул Змей.
   - Другими словами, ты не в курсе.
   - Навскидку, - ответил Змей, - он знает. Просто пытается понять, сколько нас.
   Пока он отвечал, из-под земли вновь донеслись крики.
   - Думаю, червяк припер его к стене, - мрачно сказала Трия.
   - Поэтому столько шума, - согласился Двупалый Том. - Он пытается привлечь его внимание. Пытается не дать ему напасть на нас.
   Не успел он договорить, как земля вокруг затряслась, и в воздух взлетела огромная стена травы и грязи, которая затем с шумом начала рушиться вниз.
   - Она права! - закричал Джон Змей. - Дракон вокруг нас!
   Женева больше не шептала. Она кричала изо всех сил.
   - К оружию! - крикнула она. - Он знает, что мы здесь. Готовьтесь к бою!
   Те, у кого при себе было оружие, выхватили его, а остальные начали искать хоть что-нибудь, чем можно защититься. В это время земля задрожала вновь, и из нее показалась голова червя, похожая на большую лопату - плоская, широкая, злобная и такая огромная, что шея с трудом ее удерживала. В драконе не было ничего элегантного или красивого. От его черепа во все стороны разлетались трава и цветы, а с нижней челюсти свисала грязная борода из корней растений. Он исторг зловонное дыхание, словно его организм сгнил после долгого лежания в сырой земле. С огромного тела отрывались и падали куски, и невозможно было понять, то ли это драконья плоть, то ли грязь и глина.
   - Отвлеките его! - закричала Женева, и пока Том и Макбоб атаковали передние лапы дракона, Женева со своим кинжалом отправилась к рылу и попыталась как можно глубже пронзить его. Однако лезвие коснулось чешуи и не нанесло дракону никакого вреда. Видя, что на него напали, он напал в ответ, раскрыв пасть и готовясь проглотить Женеву. Со скоростью бывалого воина она уклонилась влево, затем метнулась вправо и ударила кинжалом в нежную плоть вокруг драконьих ноздрей, проделав широкую рану. Из отверстия начала хлестать кровь, распространяя жгучий жар и резавший глаза запах экскрементов.
   Червь был ранен. Он отшатнулся, издав жалобный всхлип. Но этот звук был уловкой; скоро он вновь напал на своего обидчика, набросившись на Женеву с такой удивительной быстротой, что под его телом лопнула земля. Грязь и камни взмыли в воздух, образовав плотное облако, от которого все начали задыхаться. Несколько секунд окрестности затмевала грязь, и все ждали, пока воздух очистится.
   А затем произошла катастрофа. Откуда-то из поднятого облака земли раздался шум оползня и крик Трии.
   - Ты где? - закричал Том.
   - Я ее вижу! - ответил Джон Хват и махнул рукой сквозь оседающую пыль. Земля под бедной Трией разверзлась, и она соскользнула вниз, во тьму.
   Несмотря на рану, дракон быстро сообразил, что у него появилась готовая жертва. Создание зарычало, обернулось к Трии и внезапно поползло на животе, словно змея.
   Том бросился наперерез, но дракон оттолкнул его своим носом и продолжал двигаться.
   - Он ее схватит, - сказал Джон Хват, садясь на край склона и готовясь прыгнуть вниз.
   - Джон, - сказал Ворчун. - Ты сошел с ума?
   - Мы даже не знаем, что там, - запротестовал Змей.
   - Там Трия, - ответил Хват.
   - О, избавь меня от своего героизма! - воскликнул Змей. - Она наверняка уже умерла...
   Хват не стал терять времени на споры. Он просто оттолкнулся и вместе с братьями скатился по склону туда, где исчезла Трия, скрывшись в темноте.
   Дракон поднял гигантскую голову на шишковатой шее и осмотрелся; на испачканной грязью морде горели глаза. Теперь он заметил Макбоба. Когда земля осыпалась, капитан тяжело упал и теперь никак не мог подняться. Он сидел неподалеку от норы, поглаживая ушибленную ногу.
   - Макбоб, - сказал Джон Соня. - Осторожней.
   - Знаю, знаю, моя нога...
   - Нет, капитан, я беспокоюсь не об этом.
   Прежде, чем Соня закончил, дракон раскрыл гигантскую, словно туннель, пасть и рванул на Макбоба, оказавшись рядом так быстро, что у того не было времени защититься. Нижняя челюсть дракона подхватила капитана, и тот провалился прямо в горло твари. Падая, он закричал, и этот жалкий вскрик отразился от нёба гигантского зверя.
   - Нифагания Пижония!
   Дракон замер. Том, Трия, Женева и Джоны посмотрели вниз, туда, откуда раздавался голос, назвавший зверя по имени. На дне ямы стоял молодой человек. Его кожа была темной, блестящие глаза - зелеными, а волосы, заплетенные в дреды, ярко-красными.
   - Ты видишь меня, Нифагания Пижония?
   Червь наклонил голову, словно раздраженный попугай, и его зрачки расширились при виде своего собеседника.
   - Да, я тебя вижу, - сказал червь, и с его рта начали осыпаться лепестки цветов. Мужчина с красными дредами поднял босую ногу, чтобы червяк точно понимал, на что смотрит.
   - Вижу, - повторил червь с холодной яростью в голосе.
   - Тогда скажи, что ты видишь.
   - Финнеган, зачем ты меня бесишь?
   - Я сказал - говори.
   - Это яйцо, Финнеган Фей. Мое яйцо.
   - Твое единственное яйцо.
   - Да, да, единственное.
   - Я могу его разбить.
   - Нет! Только не это.
   - Тогда выплюни человека, которого ты только что проглотила.
   - Я? - проговорила дракониха, пытаясь изобразить невинность. - Я никого...
   Финнеган занес над яйцом длинную босую ногу и сделал вид, что опускает ее, едва не сделав это на самом деле.
   - Чудовище! - взревела дракониха.
   - Отпусти его, червяк! Я считаю до трех. Раз...
   - Безбожное чудовище!
   - Два...
   - Ладно, ладно! Будь по-твоему.
   Червяк произвел несколько отрыгивающих движений, и из его горла исторгся рвотный звук. Через секунду оттуда появился капитан Макбоб. Он скользнул по драконьему языку и с недостойным плюхом свалился на кучу земли, взбаламученной последними движениями драконихи. Покрытый толстым слоем драконьей слюны, в остальном капитан был в порядке.
   - А теперь, Финнеган Фей, - сказала дракониха, - выполняй свою часть сделки.
   - Женева Персиковое Дерево! - крикнул Фей. - Это ты?
   - Да, это я.
   - Уведи отсюда своих друзей, включая и его, - он указал на Макбоба. - Этот жрун-червяк и я - у нас остались кое-какие нерешенные дела. И они закончатся смертью одного из нас. Так что иди!
   И с этими словами он со всей силы опустил ногу прямо на драконье яйцо, нарушив свое обещание.
  

37. Владелец Дома Мертвеца

  
   Мистер Маспер был самым нормальным человеком из всех, кого Кэнди встречала за свое путешествие по Абарату. Он смутно напоминал мистера Виппеля, цыптаунского аптекаря: оба выглядели кроткими, с бледным, печальным лицом и круглыми очками на носу. Как и Виппель, мистер Маспер лысел (несколько последних прядей прилипли к его черепу, лежа от уха до уха). На нем был темный, слегка потертый костюм, а серый галстук испачкан пятнами от еды. В общем, выглядел мистер Маспер довольно уныло, но его обыкновенная внешность только обрадовала Кэнди после той дикой переделки, в которую она попала на улице Марапоча.
   - Рад, что ты вернулась, - сказал он.
   - Что это за штука? Меня там как будто заперли.
   - Это просто ментальница, древняя безделушка. Конечно, ее бы надо спрятать под замок, где она никому не навредит...
   - А то место внутри настоящее?
   Маспер снял очки, вытащил из нагрудного кармана пиджака белый платок и, протирая стекла, ответил:
   - Честно говоря, я не знаю, настоящее оно или нет. Я всегда считал подобные вопросы не слишком важными. Важно то, какое влияние оно на тебя оказывает.
   - Мне там не понравилось. Все спрашивали про мои сны.
   - Ну, это совершенно безопасно, - ответил Маспер. - Ты неплохо выглядишь.
   - А вот и нет, - в Кэнди внезапно вспыхнул гнев. - Я потеряла своего друга, Диаманду, снаружи этого вашего кошмарного дома. И вы заставили Летео меня похитить. Мне это совсем не нравится.
   - Что ж, будем откровенны, - сказал Маспер, и в его голосе почувствовался первый легкий намек на невежливость. Он приблизился к одному из абсурдно высоких и узких окон и посмотрел на бесцветный пейзаж Ифрита. Сейчас на улице шел густой снег, и ветер дул так сильно, что снежные хлопья громко били по стеклу.
   - Мне нужно было как-то доставить тебя сюда. Я прошу прощения, если мой способ оказался слегка грубым.
   - Зачем я вам? Я вас даже не знаю.
   - Зато я знаю тебя, Кэнди. Летео был с тобой груб?
   - Нет.
   - Потому что если он...
   - Я же сказала - нет. Теперь я могу отсюда уйти?
   - Прямо сейчас это было бы не слишком мудро. Снаружи очень холодно, как видишь. - Он подошел к двери и позвал:
   - Летео! Подойди сюда, пожалуйста.
   Через несколько секунд появился Летео. Сейчас он выглядел иначе. Хотя рана на голове еще не зажила, он умылся, причесался и переоделся в черные брюки и пиджак, чьи блестящие серебристые пуговицы были застегнуты до самого адамова яблока. Остановившись у порога, он щелкнул каблуками блестящих черных ботинок.
   - Взгляни на него, - с гордостью сказал Маспер. - Первый солдат новой армии.
   - Чьей?
   Маспер едва заметно улыбнулся.
   - Думаю, разговор об этом мы оставим до следующего Дня, Кэнди. Точнее, до следующей Ночи.
   - Могу я поговорить с вами, сэр? - сказал Летео. - Наедине.
   - Сейчас?
   - Да. Это срочно.
   На секунду Маспер утратил выражение доброжелательного равнодушия, и на его лице вспыхнул гнев
   - Не трать мое время попусту, - предупредил он.
   - Разумеется нет, сэр.
   - Тогда живее, - сказал Маспер. Он повернулся к Кэнди.
   - Будь здесь. Я ненадолго.
   Он прошел мимо Летео в коридор. Как только он вышел, Летео прошептал:
   - Убирайся!
   - Что?
   - Поверь мне - просто беги. Если понадобится, разбей окно. Он собирается тебя убить...
   - Летео, - позвал Маспер из коридора.
   - Я иду.
   Маспер вернулся к двери с выражением легкого удивления на лице.
   - Что ты делаешь, мальчик? Подписываешь себе смертный приговор?
   Он шагнул в комнату, и его фигура начала дрожать, словно в окружении потоков жаркого восходящего воздуха.
   - Я только...
   - Я знаю, что ты сделал, Летео. - Он покачал головой. - Ты должен запомнить раз и навсегда - невозможно быть на обеих сторонах одновременно. - Он кивнул. - Хватит этих игр. Я думал, что смогу получить твои сны наиболее легким способом, но после нашего краткого разговора вижу: тебя сложно убедить, и ты слишком умна, чтобы обмануться. Так что придется сделать это несколько иначе.
   Пока он говорил, Кэнди увидела, как глаза Маспера становятся глубже и темнее, а рот - шире. Он поднес руку к лицу, снял очки, и они расплавились в ладони, протекли сквозь пальцы, и вещество, из которого они были созданы, испарилось в воздухе.
   - Что с ним? - спросила Кэнди у Летео.
   - Просто уходи, - ответил Летео.
   - Всего несколько снов, - произнес бывший мистер Маспер. - Разве я многого прошу? Просто хочу посмотреть, что творится в твоей головке. Разве это слишком? Нет. Нет. - Он обернулся к Летео, указывая на него пальцем. - А что до тебя, - сказал он, - я предупреждал, что будет, если ты меня предашь. Предупреждал? Предупреждал!
   Движение воздуха усиливалось. Человеческая фигура заколебалась, и иллюзия мистера Маспера начала пропадать. Обычный пиджак исчез, на его месте появилась черно-золотая мантия. Черты лица, мерцавшие так, словно за ними вспыхивали молнии, растворялись и на третьей или четвертой вспышке исчезли совсем, обнаружив за собой совершенно другого человека. От его плеч поднимался прозрачный воротник, закрывавший нижнюю половину головы и являвшийся сосудом с темной жидкостью, которую он вдыхал столь же легко, как рыба - воду. В жидкости что-то двигалось, скользило, будто стая разгневанных угрей, отбрасывая немилосердный свет на его лицо.
   Что это было за лицо! Настоящий живой мертвец. Мышцы наполовину иссохли, через тонкую кожу проглядывали кости. Глаза утопали в глазницах, а плоть вокруг них была полупрозрачной и вздрагивавшей. Когда он повернулся, Кэнди увидела, что жидкость в воротнике (или создания, что в нем обитали) изливалась из задней части почти безволосого черепа. Зрелище было ужасным. Но еще ужаснее казалось жить в этом, проводить внутри все Дни и Ночи.
   Однако остальное тело, словно компенсируя хрупкость головы, было могучим, а черно-золотой костюм сшит так, чтобы еще больше подчеркивать скрытую под ним анатомию. Большие кисти были голыми, однако длинные пальцы, все до единого, оказались унизаны изысканными кольцами. Средние пальцах обеих рук украшали изящно выделанные металлические футляры с отверстиями для ногтей.
   Он мог бы не произносить своего имени. Она узнала его в тот же миг, как рассеялся мираж невинного облика. Кристофер Тлен, Повелитель Полуночи. Она находилась в его обществе, даже не подозревая об этом; в каком-то смысле он почти зачаровал ее. Но больше ему это не удастся. Не теперь, когда она увидела его истинный облик - больше никогда, поклялась она.
   - Держи ее, Летео, - произнес Тлен. - Мне надо кое-что у нее спросить.
   Возникло секундное колебание, когда казалось, что Летео не выполнит приказ Тлена, и Кэнди воспользовалась этой возможностью. Она метнулась к двери, и ее тень упала на стену в мерцающем свете скользивших в воротнике созданий.
   - Не теряй времени, пытаясь отсюда сбежать, - сказал Повелитель Полуночи. - Даже если ты выберешься из дома - что само по себе маловероятно, - что ожидает тебя снаружи? Смерть от холода? Вазтрил или Сангвиний? Спроси себя - почему ты бежишь? Я ведь и пальцем тебя не тронул, разве не так?
   - Все равно я лучше рискну там, чем здесь.
   - Глупая, глупая девчонка, - сказал Тлен. - Летео, говорю тебе в последний раз - держи ее.
   Летео отвернулся от Тлена и посмотрел на Кэнди. В его глазах она увидела сигнал. Он говорил - беги.
   Так она и сделала.
   - Хватай! - взревел Тлен.
   Обернувшись на краткий миг, она увидела, что Летео встал на пути своего хозяина, когда тот двинулся к двери. Одним могучим ударом Тлен отшвырнул его с дороги; Летео ударился об окно, и стекло разбилось, накрыв его дождем осколков.
   - А теперь... - сказал Тлен, направляясь к Кэнди. Он поднял руку, сжал кулак, и все лампы в комнате и коридоре погасли. Единственным источником света оставались создания в воротнике Тлена, чья призрачная люминесценция отбрасывала на стену его тень.
   Повелитель Полуночи покачал головой и снисходительно улыбнулся.
   - Довольно, леди, - сказал он. - Подойди. Давай.
   Он поднял руки, словно приглашая Кэнди в свои объятия.
   - Я хочу лишь немного узнать о твоих снах, - сказал он.
   - Значит, это вы поймали меня в этой штуке?
   - Ментальнице? Обычно это безболезненно. Но ты - ты, Кэнди Квокенбуш, та еще штучка. Я слышал о тебе самые разные истории. Куда бы ты ни пошла, ты несешь одни неприятности. - Он направился к ней, не спуская глаз, словно мог удержать ее одним взглядом. - Но мне ты неприятностей не причинишь.
   - Разве?
   - Нет. Твое путешествие закончилось, Кэнди. И единственное место, куда ты теперь отправишься, это яма в земле. Поверь, я еще добр. Вряд ли ты захочешь быть здесь, когда придет Полночь...
   - Полночь?
   - Абсолютная Полночь. Последняя великая тьма, что покроет острова от заката до восхода, а все Часы Ночи - еще более глубокой тьмой. Ни луны, ни звезд. - Он улыбнулся, и эта улыбка была улыбкой смерти. - Лучше тебе быть в земле. Там нет кошмаров. Только черви.
   Кэнди постаралась выкинуть из головы все те ужасные образы, что возникли при этих словах. Если она выживет в стычке, ей бы хотелось лучше понимать, о чем он говорит, передать его слова другим, предупредить о его планах. Поэтому чем больше она услышит, тем лучше. Надо просто найти способ выудить из него эту информацию.
   - Вряд ли вы сможете погасить звезды, - пренебрежительно сказала она. - Это нелепость.
   - Нет, если у тебя правильные союзники, - ответил он. - Но ведь невинные души вроде тебя даже не слышали о расплоде.
   - О расплоде? Нет. А кто это?
   - Тебе не узнать, - сказал он.
   Кэнди пожала плечами:
   - Ну и ладно.
   - Думаешь, я не догадываюсь, что ты пытаешься сделать, девочка? - Он вновь улыбнулся. Жутко до слез.
   - И что же я пытаюсь сделать? - спросила Кэнди.
   - Спровоцировать меня. Вынудить рассказать нечто такое, что ты могла бы передать своим друзьям. Однако... кому тебе рассказывать? Некому. Ты одна. Абсолютно.
   Как ни странно, мысль о том, что она одна, показалась Кэнди настолько нелепой и глупой, что она не удержалась и засмеялась.
   - Что смешного?
   - Я не одна, - ответила она, не понимая смысла этих слов, но более чем наверняка зная, что это правда.
   Смех разъярил его.
   - Замолчи, - сказал Тлен.
   Кэнди продолжала смеяться.
   - ЗАТКНИСЬ! КАК ТЫ СМЕЕШЬ НАДО МНОЙ ПОТЕШАТЬСЯ!
   На миг его ярость выплеснулась наружу, и создания, плавающие в воротнике, испустили ветвящиеся молнии. Вспышки застали его врасплох, и он прикрыл глаза.
   Кэнди воспользовалась этим моментом, развернулась и побежала, а исходившая от врага мерцающая яркость освещала ей путь. Захлопнув за собой дверь, она повернула в замке ключ и нырнула во тьму коридора, не беспокоясь о том, что может во что-то врезаться.
   Впереди, за пределами темноты Тлена, виднелась лестница, спиральная конструкция, что вела вниз, в другую чернильную тьму, и наверх, на крышу. Снова, как в начале своих приключений, Кэнди полезла вверх, чтобы избежать смерти. Вдруг это сработает и во второй раз? Позади нее Тлен с такой силой рванул запертую дверь, что та слетела с петель.
   Кэнди не оборачивалась. Она карабкалась вверх.

38. Сердце полуночи

  
   Она лезла через две, иногда через три ступеньки, пока, наконец, не достигла третьего этажа. Здесь пролеты заканчивались, хотя ей казалось, что в доме минимум пять этажей. Где же лестницы, что ведут вперед и вверх? Площадку, на которой стояла Кэнди, украшало несколько висевших на стене картин - ни одна из них ей не понравилась, - а рядом располагалось три двери. Она постаралась не обращать внимания на картины, где одно создание поедало другое, то поедало третье, которое в свою очередь кусало четвертое, и так далее в дикой серии уничтожений. Этот сюжет произвел на нее особое впечатление. Кэнди подошла к дверям и начала открывать их одну за другой, пока не увидела следующую лестницу.
   Она обернулась. Тлен стоял на предыдущей площадке, глядя на нее изнутри стеклянного воротника. Его глаза, повернутые в глазницах, наблюдали за ней, закатившись, как у мертвеца. Она поежилась, мысленно клянясь, что скорее умрет, чем позволит его холодным рукам к ней притронуться.
   - Оставьте меня в покое! - крикнула Кэнди, хотя отлично знала, что это его не остановит.
   Она продолжила карабкаться вверх; ее легкие и ноги горели от напряжения. По мере подъема лестница сужалась и с каждым шагом становилась все менее надежной. Она вновь вспомнила о лестнице, с которой начались ее приключения: как она споткнулась на спиральных ступенях маяка, преследуемая отвратительным Мендельсоном Остовом, взбирающимся за ней, словно паук.
   - Не так быстро, дитя, - крикнул Тлен ей вслед. - Ты никуда не уйдешь.
   - Я вас не боюсь! - ответила она.
   - Не боишься? - переспросил он. И повторил еще раз, медленно и мягко:
   - Не боишься?
   Когда он это сказал, озарявший лестницу свет мигнул и внезапно погас. Несколько секунд Кэнди оставалась в кромешной тьме, а потом - и в каком-то смысле это было хуже темноты, - снизу начали пробиваться стрелы ледяного света. Она ощущала их прикосновение, словно через их яркость Тлен касался и ласкал ее кожу. Такой контакт вызвал в ней отвращение. Она постаралась отклониться, вжавшись в стену, и продолжала свой подъем.
   - Я хочу так мало, - сказал Тлен, взбираясь за ней. - Только увидеть твои сны. Разве я многого прошу? Мне кажется, если б я узнал твои сны, то ты как будто бы навсегда осталась рядом.
   - Зачем? - спросила Кэнди. - Вы ведь даже не знаете, кто я.
   - Ты Кэнди Квокенбуш из Цыптауна. Но ты - больше чем только это. Ты и сама знаешь...
   - Нет, не знаю.
   - Да ладно... все, что ты сделала, все неприятности, которые причинила, жизни, которые разрушила...
   - Я не...
   - Не трать время на доказательство своей невиновности, - ответил Тлен. Она обернулась и посмотрела вниз, на его лицо, плавающее в темноте и освещенное болезненным блеском кошмаров. - Мы оба знаем, что в тебе кроется больше, чем видно глазу. Почему ты не расскажешь, что происходит в твоей голове?
   - А почему вы сначала не расскажете, для чего меня преследуете? - возразила Кэнди.
   - Хорошо, - к ее большому удивлению сказал Тлен и остановился на ступенях. - Слушай, - спокойно продолжил он. - Сейчас ты уже должна понимать, что оказалась здесь не случайно. По той или иной причине, твоя жизнь связана с судьбой этих островов. Не спрашивай, почему. Я знаю лишь то, что с первой минуты, как мне стало известно о твоем существовании, я понял, что какая-то часть того, кто есть я, связана с какой-то частью того, кто есть ты. И пока я не пойму, в чем тут дело, я не могу тебя отпустить.
   - Но если вы решите загадку, я больше никогда вас не увижу?
   - Не слишком-то радуйся, - обиженно сказал он.
   - Тогда спрашивайте, - проговорила Кэнди. - Но не подходите ближе.
   - Спасибо, - ответил Тлен, улыбнувшись своей улыбкой смерти. - Что ж, с чего бы начать? Что ты помнишь самое первое? Первые небеса, которые увидела? Первую песню, что услышала?
   Она едва не засмеялась, услышав из его уст такие простые вопросы. Но что плохого, если она ответит? Наверное, ничего.
   - Помню очень холодный ветер, - сказала она. - Думаю, в нем был запах моря, но на самом деле это невозможно, - добавила она, отчасти самой себе. - В Миннесоте нет моря.
   - Есть, - напомнил ей Тлен. - Ты сама вызвала его несколько недель назад. Мне рассказывал Остов.
   - Я почти забыла об Остове, - сказала Кэнди. - Как он?
   - Он умер, - просто ответил Тлен. - Упал с лестницы, кстати. Без ноги, знаешь ли... погоди-погоди! К чему я заговорил об Остове? Ха! Умная девочка. Продолжай о воспоминаниях. Расскажи о своей жизни.
   - Она была скучной до тех пор, пока я не попала сюда.
   - В ней должны были быть знаки, ключи. Утра, когда ты просыпаешься и думаешь: однажды я буду в другом мире.
   - Нет.
   - Ты от меня что-то скрываешь.
   - Правда, нет.
   - Это плохо. Ты говорила, что расскажешь, - он поднял руки и показал ладони, словно в шутку сдаваясь. - Ты ведь знаешь, что тебе нечего бояться. Правда. Уверен, многие рассказывали обо мне страшные вещи... - Он оставил это замечание без продолжения, ожидая, что она согласится или опровергнет. Кэнди не сделала ни того, ни другого. - Что ж, может, они и правы, - наконец, сказал Тлен. - У меня не было человека, кто показал бы иной путь, более милосердный. Если угодно, вдохновил. У меня была только бабушка, Бабуля Ветошь. Не самая добрая женщина.
   - А где ваша остальная семья?
   - Тебе никто не рассказывал?
   - О чем?
   - О ночи в поместье Тленов. - Кэнди отрицательно покачала головой. - У меня было двадцать шесть братьев и одна сестра. Мы жили в огромном поместье на Пайоне, рядом с которым росла целая роща деревьев смирион. Моя сестра Феридия очень любила фрукты. Она постоянно забиралась в рощу и воровала их.
   - Пайон же ночной остров.
   - И что?
   - Там есть фруктовые деревья?
   - Конечно! В Иноземье всегда нужно солнце, чтобы созревали плоды?
   - Да.
   - Но некоторые самые вкусные фрукты в Абарате созревают под лунным светом. Например, плоды смириона. В общем, Феридия ела слишком много фруктов. Однажды в горле застряла косточка, она подавилась и умерла прямо в роще.
   - О Боже, - выдохнула Кэнди.
   - Дальше - больше. Хочешь послушать окончание истории?
   - Да, - тихо сказала Кэнди.
   - У отца был жуткий характер. Мы все страшно его боялись. Он очень скорбел по моей сестре. Его первой мыслью было наказать виновника. В данном случае - дерево. Он отослал всех нас в дом, а потом вместе со слугами пошел и поджег рощу... - Тлен замолчал, глубоко вздохнув. Кошмары, вертевшиеся в жидкости воротника, удалились, их свет погас. - На Пайоне мало дождей, - продолжал он. - По крайней мере, в те дни было мало. Думаю, у Пикслера есть погодная машина, которая приносит в Коммексо дождь раз в 25 часов. Но тогда стояла очень сухая погода. Мой отец поджег деревья, и огонь быстро распространился от ветки к ветке, от ствола к стволу. В ярости отец не заметил, что искры летели по воздуху прямо к зданию. Он запер двери, чтобы уберечь детей от огня, даже не думая, что огонь может до нас добраться. Пламя охватило дом за несколько минут. Спаслись только двое, я и бабушка. Я был еще малышом. Она выхватила меня из колыбели и унесла в безопасное место.
   - А ваша мать и братья?
   - Все мертвы.
   - А отец?
   - Исчез после похорон, и мы больше никогда его не видели. Думаю, он может быть еще жив... где-нибудь. Кто знает.
   - Это очень печально...
   - Жизнь продолжается. Ты пытаешься найти в этом смысл, но в конце концов думаешь - а зачем? В этом нет смысла. Жизнь. Смерть. Ничто не имеет значения. - Он помолчал. - И вдруг, совершенно неожиданно, происходит нечто удивительное. Ты встречаешь того, кто способен помочь тебе найти смысл в печали, если этот человек всегда будет рядом... - Он отвернулся от Кэнди, но теперь вновь смотрел на нее, и в его глазах она увидела такое чувство, что ей трудно было выдержать этот взгляд. - И ты думаешь - а вдруг она поможет остановить кошмары? Понимаешь, что я хочу сказать?
   - Не очень...
   - Сперва это была она. Принцесса Боа. Она была первой, о ком я подумал, что она может меня спасти. Она была такой хорошей. Нежной. Полной любви. - Его голос внезапно изменился. В нем прорезалась жесткость, глаза в гневе вспыхнули. - Но ей было на меня наплевать. Она хотела только этого красавчика Финнеган, ее любимца с дредами. Я ее умолял. Я говорил: ты нужна мне больше, чем ему. Моя боль глубже. И разумеется, когда для этих островов настанет время перемен - а оно настанет, и очень скоро, - я бы посадил ее на трон рядом с собой. Но нет. Нет. Нет. Это был Финнеган, как всегда. Я оказался для нее недостаточно красив. Недостаточно знатен. Не такой герой. В конце концов, она устала от моей назойливости и отвергла меня, - его голос опустился до тихого шепота. - Надеюсь, она прожила достаточно, чтобы пожалеть о своем выборе.
   - Ее убили, да?
   - Да. Ужасный случай. В день свадьбы, надо же так подгадать. Ее убил дракон! - Он глубоко вздохнул. - Так мы оба ее потеряли. И Финнеган, и я. А когда она погибла, мне казалось, я больше никогда не почувствую надежду, которую принесло в мою жизнь ее существование. - Он нахмурился, словно озадаченный своими словами и мыслями. - Но я ошибался, - сказал он. - Я вновь ощутил эту надежду. Благодаря тебе.

39. Кости дракона

  
   В яйце под ногой Финнегана оказался не драконий желток. В нем был младенец, полностью развившийся и вполне способный себя защитить. Верткий, как змея, он за пару секунд подполз к его ноге и укусил в ляжку. Финнеган вскрикнул, ухватил младенца за основание черепа и начал дергать туда-сюда, чтобы избавиться от цепкой хватки.
   В это время дракониха подняла свое массивное тело и сказала:
   - Раньше надо было думать, Фей. Мы, драконы, с самого рождения умеем убивать человека. Кусай его, дитя. Высоси все до капли!
   Нифагания Пижония была так занята трудами своего отпрыска, что не замечала других нападавших. Женева нацелила свой меч и устремилась на червя, держа клинок, словно короткое копье. Он вошел в живот Пижонии, и Женева вонзила его до самой рукоятки. Хлынула красная кровь. Дракониха металась, корчилась, дергалась и визжала; ее ярость привела к новому оползню в яме, куда свалилась Трия.
   Видя бедственное положение Трии, к ней на помощь бросился Хват и вместе с братьями скрылся глубоко в норе.
   - Помедленнее! - заорал Джон Ворчун.
   - Ты всех нас убьешь! - пожаловался Змей.
   - И следи за детенышем, - вставил Соня.
   Детеныш дракона действительно представлял для них угрозу, поскольку Финнегану удалось освободиться от его челюстей и сбросить на куски скорлупы. Почувствовав вкус человеческой крови, младенец повсюду сновал в поисках свежего мяса. Он приковал свой жадный взгляд к Трии и с бесстрашным отчаянием новорожденного скользнул в яму рядом с ней.
   - Мы должны его отвлечь, - сказал Джон Хват.
   - Знаю! - воскликнул Джон Соня. - Песня Пагвита! А ну-ка, все вместе - запевай!
   И с этими словами Соня запел очень странную песню.
   - Зумит! Зимит!
   Кила Кала Куумит!
   Бессмысленные слова подхватил Джон Хнык, но он начал петь сначала, а Соня продолжал:
   - Шамшу! Шешу!
   Шалат Шом!
   Теперь Джон Змей и Джон Филей начали петь с начала, а Соня продолжал:
   - Пагвит! Вагвит!
   Вила Вола Вагнит!
   Чамшу! Чашу!
   Чолат Чом!
   Когда этот абсурдный цикл запели все братья, возникла довольно устрашающая какофония. Однако она сделала свое дело. Младенец-дракон был полностью сбит с толку. Он позабыл о Трии - по крайней мере, на какое-то время, - и, угрожающе рыча, смотрел на распевающих братьев.
   К сожалению, со всеми этими песнями и танцами склон ямы утратил твердость, и земля начала обрушиваться вниз.
   - У нас проблема! - заорал Ворчун.
   - Знаю, знаю, - ответил Хват.
   - Девочка, держись! - крикнул Джон Соня.
   Трия схватила братьев за руку, а другой рукой вцепилась в Финнегана. Все они быстро выбрались наверх по оседающим склонам ямы, едва не попав под обвал.
   - Ты ранен, - сказала Женева Финнегану.
   - Эта ерунда меня не остановит, - ответил он. - Но я потерял свой меч. У тебя есть?
   - Есть, - Женева указала на живот Пижонии, где ей пришлось оставить свой короткий клинок.
   - Мне он нужен.. - сказал Финнеган, ковыляя к бьющемуся червю.
   - Не вздумай! - воскликнула Женева.
   Пижония поняла, что собирается делать Финнеган, и приподняла гнойные губы, обнажив пугающие клыки.
   - Ах ты нелепый клоун, - прошипела она со злостью, которую усиливала боль от клинка Женевы. - Иди сюда! Давай! Я тебя проглочу и на пару лет сохраню в желудке живьем, чтобы переваривать постепенно. Как тебе такая смерть, Финнеган Фей? Ты умрешь во тьме, медленно, медленно, медленно...
   Если Финнеган и слышал эту отвратительную речь, то не подал вида. Он пересек вздыбленную землю, пригибаясь и петляя, как солдат под огнем, чтобы не дать убийственному взгляду дракона прицелиться для удара, а когда добрался до брюха, то ухватился за рукоять меча и тут же начал тянуть. Однако большую часть работы проделала дракониха, с оглушительным ревом отпрянув от всаженного в нее меча. Рев поднял в воздух красно-фиолетовую птицу джаффет с головой в виде колпака, и она взлетела, жалуясь: "Джаффетиджаффетиджаффети..."
  
   - Ты это слышал, До-До? - спросил капитан Шалопуто.
   Они стояли на извилистой дороге из желто-белого камня, уводившей в глубину острова Частного Случая.
   - Думаю, это птица джаффет, - ответил До-До.
   - Нет, раньше птицы, - ответил Шалопуто. - Там был рев. Где-то дальше по этой дороге. До-До, нам надо разведать.
   - Может, имеет смысл сходить за помощью? - спросил шкипер.
   - Времени нет. Ты ведь слышал этот рев?
   - Может, и слышал.
   - Это был дракон.
   - Ну... возможно.
   - Очень раздраженный дракон. И не говори "возможно".
   - Наверное.
   - Тогда пошли. Где драконы, там и Фей. Надеюсь, он будет не один.
   - Ладно, - сказал До-До. - Только дай мне секунду. - Он полез в кусты, вытащил два больших ореха и разбил их друг о друга. - Для шкипера тут слишком жарко, так что надо бы окатиться.
   С этими словами он обрызгал плечи и лицо прохладным чистым ореховым молоком.
   - Так-то лучше, - сказал он и отправился следом за Шалопуто.
   - Странная дорога, - заметил Шалопуто, перепрыгивая с камня на камень. - Эти валуны...
   - Прошу прощения, капитан, но это не валуны.
   - Тогда что?
   - Кости.
   - Кости дракона? - переспросил Шалопуто.
   - Разумеется. Ты ведь слышал о Драконьей Дороге? Это скелет гигантского червя, убившего принцессу Боа. Его голова лежит в пятнадцати метрах от двери, через которую он пробрался в собор, вытянул свой язык и...
   - Как же случилось, что этого никто не видел? - спросил Шалопуто.
   Хотя они с До-До порядком запыхались, прыгая с позвонка на позвонок, Шалопуто было очень интересно.
   - Многие по этому поводу недоумевают. Вероятно, те, кто оставался снаружи, погибли от рук убийц и не могли предупредить о приближении дракона. Что до самого деяния, дракон был очень хитер. Он не входил в собор. Он просунул рыло в дверь, а его язык, который оказался истинным орудием убийства, развернулся по всему проходу. Он оказался почти девять метров длиной.
   - Язык девяти метров в длину? Как же эта тварь сама-то им не подавилась?
   - Кто знает, как живут эти звери. Или почему делают то, что делают. Суть в том, что он был хорошо информирован. Он знал, что свита принцессы подошла к двери, и что он может раскатать язык, пряча его за арками и цветами. Никто не смотрел вниз. Все смотрели на Боа и Финнегана. Они как раз готовились обменяться клятвами.
   - И не успели.
   - Нет. Тварь ждала до самого последнего момента, как раз когда принцесса должна была произнести "да". Слово уже было у нее на губах. Но прежде, чем она его сказала, язык дракона обернулся вокруг шеи, и...
   - Да, да. Я могу обойтись без деталей, - сказал Шалопуто.
   - Извини. Ты сам спросил.
   - И кто за это ответил? Ведь кто-то же тренировал дракона?
   - Разумеется, - сказал До-До.
   - И кто?
   - Неизвестно. Но кто бы это ни был, он был очень жестоким. Во время дрессировки драконы реагируют только на боль; по крайней мере, так мне рассказывали.
   - Ясно. Значит, после всех этих лет никто так ничего и не узнал? Удивительно. А что сам дракон? Его допросили?
   - Нет. Финнеган взбесился и убил его. Тот и десяти метров не прошел.
   - Как же он убил такое чудище?
   - Он был бесстрашным. Прыгнул дракону прямо в пасть и позволил себя проглотить. А потом начал разить мечом во все жизненно важные органы и проделал отверстие в боку. Так и убил. Было много разговоров о том, что делать с телом, но в конце концов его решили оставить гнить здесь. Со временем оно стало дорогой и чем-то вроде памятника.
   - И никто за это не предстал перед судом?
   - Для обвинений не было достаточных доказательств, - сказал До-До. - Хотя вряд ли кто-то сомневается в виновнике.
   - Кто же он?
   - Дом Тленов, - ответил До-До. - Старуха, Бабуля Ветошь, все это и замыслила.
   - Но ее не допрашивали?
   - Не допрашивали. И в Большом Совете нет судьи, который отважится выйти против Бабули Ветоши. Они слишком боятся проснуться однажды ночью и обнаружить у себя в спальне заплаточника, точащего свой хвост.
   Они добрались почти до конца Драконьей Дороги. Взойдя на невысокий хребет, Шалопуто и До-До увидели огромную массу развороченной земли, откуда появилась Пижония, и яму, над которой висела пыльная пелена.
   - Так-так, - сказал Шалопуто. - Ты глянь. Мы нашли, кого искали. Теперь главное не дать дракону их сожрать.
   До-До вытащил длинный тонкий нож.
   - Ты когда-нибудь дрался с драконом? - спросил Шалопуто.
   - Нет, - сказал До-До. - А ты?
   Шалопуто покачал головой.
   - Все бывает в первый раз, - сказал он и, издав душераздирающий вопль, бросился вниз к яме и к тому, что могло из нее появиться.

40. История о бесконечных расставаниях

  
   Хотя она была тяжело ранена, дракониха не закончила со своим обманщиком. В последних конвульсиях она сплетала и расплетала свое тело, выплевывая безумную вереницу абсурдных фраз, перемежая их жутковатым смехом и говорением на языках. Внезапно она пришла в себя и бросилась на тех, кто оказался вблизи ее челюстей. Следующей жертвой стал Хват. Пижония ухватила братьев и откинула голову, чтобы разом проглотить их, однако Хват не собирался легко сдаваться. Он уперся ногами в нижнюю челюсть зверя, руками - в верхнюю, и ухватился пальцами за зубы. Затем он напрягся, словно доска, и не позволил драконихе сомкнуть пасть.
   Не будь Пижония ранена, это бы не сработало. Червь бы просто захлопнул свою пасть, сломав Хвату позвоночник и проглотив его согнутым пополам. Однако рана от меча Женевы ослабила ее. Теперь, когда меча в ране не было, оттуда свободно текла кровь, и все быстро испачкались. Воздух наполнял горький запах греха и испорченности.
   - Мы не можем оставаться здесь вечно! - закричал Хват. - Поможет нам кто-нибудь?
   Филей, Соня, Ворчун, Удалец, Змей, Губошлеп и Хнык выкрикнули вместе с Хватом:
   - ПОМОГИТЕ!
   В этот момент на краю ямы появился До-До вместе с Шалопуто.
   - Вы кто? - спросил Финнеган.
   - Нас послали Фантомайя.
   - ДА ПОМОГИТЕ ЖЕ НАМ! - вновь заорали братья.
   - Прикончим тварь, - воскликнул Финнеган. Он махнул вновь прибывшим. - Если у вас есть оружие, вперед!
   До-До вытащил из ножен кинжал, прыгнул в яму, и по команде Финнегана шкипер, Том, Женева и Фей бросились на дракона, одновременно вонзив ей в горло свои клинки. Не было слышно ни визга, ни даже вздоха. Глаза дракона вдруг стали пустыми, и она осела на землю, в собственную кровь.
   - Умерла, - очень тихо сказала Трия.
   Хват, все еще зажатый между челюстями Пижонии, внезапно поскользнулся, и две-три пугающих секунды казалось, что братья свалятся в горло мертвого дракона. Джоны завопили вновь. Макбоб первым поспешил им на помощь.
   - Держитесь, держитесь! - крикнул он, вцепившись в руку Джона Хвата. Братья зашумели во второй раз (на этот раз благодаря своего спасителя), а затем, когда Хват, наконец, спрыгнул на землю, все захлопали в ладоши.
   - Это было как-то уж слишком близко, - заметил Ворчун.
   - Что случилось с младенцем? - спросил Финнеган, оглядываясь.
   - Уполз, - ответил Джон Филей.
   - Видел, куда? - спросил Финнеган. - Почему ты его не остановил?
   - Потому что в тот момент мы были во рту его родительницы, - ответил Филей.
   - Он не уйдет далеко, - ответил Шалопуто. - К тому же, что он может сделать плохого? Он один.
   Финнеган был мрачен.
   - Я тебе скажу, что он может сделать. Он может породить других таких же, когда повзрослеет, - сказал он. - Драконы - гермафродиты, и даже если остался всего один, со временем возникнут другие. Кстати, как тебя зовут?
   - Шалопуто, - ответил тылкрыс, и все начали знакомиться, объясняться, приветствовать и благодарить друг друга. Когда приветствия закончились, а пыль, взметнувшаяся в битве, начала оседать, из кустов возникла радостная мелодия, быстро подхваченная в самых разных уголках острова. Казалось, животная жизнь пела от радости, празднуя конец владычества Нифагании Пижонии.
   На самом деле у неожиданной песни оказалась более прагматичная причина: это был призыв полакомиться мертвым драконом. Через полминуты отовсюду слетелись птицы: некоторые не больше колибри, другие - размером с грифа, одни элегантные, как цапли, другие неловкие, как пингвины. Сперва их были десятки, потом - сотни, а затем тело Пижонии от рыла до хвоста покрыли тысячи птиц, засовывая клювы под чешуйки, чтобы выудить оттуда клещей и вшей, множившихся на драконьем теле, а затем прорваться сквозь кожу к сытно пахнущему мясу.
   Шум их обеденной болтовни оказался таким громким, что говорить стало невозможно, и по совету Финнегана они оставили птиц пировать и последовали за ним в маленький дом из белого камня, его резиденцию на время поисков дракона. Жилище Фея было весьма аскетичным: на полу лежал матрас, старое одеяло и плоская подушка; в очаге горел огонь, а на огне стоял горшок с тушеными овощами. Стену украшала карта острова Частного Случая с широкой сетью линий, представляющих многочисленные путешествия Финнегана по Часу. А на самом видном месте, над неудобной кроватью, к стене была прилеплена простая картина, изображавшая бледную темноволосую девушку в синей с оранжевым тунике.
   - Кто эта леди? - спросил До-До. Шалопуто ткнул его под ребра. - А что такого я сказал? - возмутился До-До.
   - Это моя леди, - ответил Финнеган, глядя на картину. - Моя принцесса Боа.
   - О, да... понятно, - пробормотал До-До.
   - Она очень красивая, - сказала Трия.
   - Картина не может передать всей ее красоты. Это лишь эхо эха. Она изменяла воздух, которым дышала; землю, по которой шла. Она меняла все, что видела, и сам мир становился новым, - Финнеган отвернулся от картины и посмотрел в окно, хотя вид частично закрывали густые растения, выросшие после недавнего дождя. - Единственное, в чем я вижу для себя какой-то смысл после ее ухода, это в уничтожении убившей ее расы. А когда все драконы умрут, я избавлюсь и от своей жизни.
   - Избавишься от своей жизни? - в ужасе переспросила Женева. - Как ты можешь такое говорить - как можешь даже думать об этом!
   - Моя жизнь не здесь, не на Часах, а с ней. Я хочу быть там, где моя Принцесса. Я очень хочу уйти отсюда навсегда. Но не раньше, чем уничтожу всех червей.
   - Вряд ли их осталось много, - радостно сказал Джон Хват.
   - Ты прав, - ответил Финнеган, и в его голосе послышалось удовлетворение. - Моя работа почти сделана. Жаль, что я потерял младенца... по собственной глупости. Надо было помнить, что он уползает. Но если я найду его сейчас, тварь не успеет подрасти.
   - Ты ранен, - возразила Женева.
   - Я легко выздоравливаю. У меня бывали раны и похуже, но я все равно поправлялся. Не следует терять времени. Драконы, принадлежащие королевским родам, как этот младенец, растут невероятно быстро. Если они хорошо питаются, то могут за час удвоить свой размер.
   - Ты шутишь.
   - Я редко шучу, - с сожалением ответил Финнеган. - И точно не о червях. - Он грустно взглянул на своих спутников. - Пожалуйста, оставайтесь здесь, если хотите, - сказал он. - Вот еда, ее мне приносит местное племя кадош. В горшке - миджабы с кэрри, есть пироги мичельмас. Хватит на всех. Простите, что не могу составить вам компанию.
   - Пожалуйста, подождите, - сказал Шалопуто, когда Финнеган направился к двери. - У меня строгие инструкции забрать всех, включая и вас, мистер Фей. Женщины Фантомайя считают, что вам принадлежит очень важная роль в грядущей войне.
   - Я объявил свою войну, мистер Шалопуто, - ответил Фей. - И сражаюсь уже почти пятнадцать лет. Год я провел на склонах горы Галигали, следя за драконами, жившими в лавовых реках. Это была сложная кампания. Несколько раз, когда начинал извергаться вулкан, я едва не поджаривался, но все-таки убил червей. Все шестнадцать. А затем на Вздоре, таком же красивом и зеленом острове, как этот, только без странной эволюции, я охотился за пятью членами клана Казиамия, отвратительными, убийственными созданиями, маленькими, но жестокими. На это ушло больше года. На Внешних островах был только один, но он жил в руинах дворца, и местные крестьяне поклонялись ему, утверждая, что капля его крови излечивает любые заболевания. Бред, конечно. Эти твари могут быть очень умными, очень ловко обманывают...
   - Думаю, ты уже объяснил свое отношение, - сказал Джон Соня.
   Наступила долгая тишина. Очень-очень медленно Финнеган посмотрел на братьев.
   - Мое отношение? - переспросил он. - Мое? А какое отношение может быть еще? Думаешь, хватило бы десяти мертвых червяков? Или сотни? Или, чтобы объяснить мое отношение, достаточно смерти одного?
   Соня раскрыл рот, чтобы ответить, но Джон Хват молча приложил указательный палец к его губам и тихо сказал:
   - Помолчи, Джон.
   В разговор вступила Женева.
   - Мистер Фей, - с большим уважением сказала она. - Мы лишь хотим, чтобы вы поняли - вы нам нужны. В данный момент есть только мы и женщины Фантомайя...
   - И Кэнди, - сказал Шалопуто.
   - Возможно, - кивнула Женева. - Но нас очень мало, вот что я имею в виду. А Тлен очень силен.
   Все глаза были прикованы к Финнегану, все ждали, что он ответит. Сам он смотрел в окно.
   - Мне надо подумать, - наконец, сказал Финнеган. - Угощайтесь пока миджабом и пирогом.
   С этими словами он слегка наклонил голову и вышел.
   - Странный парень, - заметил Джон Ворчун.
   - Он не хочет идти, - сказала Трия.
   - Он должен, - произнес Шалопуто. - Диаманда очень настаивала. Думаю, она считает, что по какой-то причине он сыграет в деле ключевую роль.
   - Только гляньте, - сказал Том. - Опять дождь.
   Он был прав. Несколько толстых капель упали на подоконник, и вскоре по крыше застучал ливень.
   Шалопуто подошел к Женеве.
   - Думаешь, мне стоит с ним поговорить? - спросил он.
   - С Финнеганом?
   - Да.
   - Попробуй. Но я бы не слишком надеялась.
   Шалопуто вышел под теплый дождь. Финнеган стоял в нескольких метрах от дома, подставив лицо струям дождя. Он быстро посмотрел на Шалопуто, а потом вернулся к своей дождевой ванне.
   - Знаешь легенду этого Часа? - спросил он.
   - Нет. Кажется, нет, - ответил Шалопуто.
   - В общем, где-то на острове (хотя сам я никогда их не видел) живет племя крылатых созданий, которые называются фататаи. Тихие, застенчивые люди, похожие на ангелов. Их очень мало, потому что... - он опустил глаза, - потому что им трудно найти свою любовь, и в брак фататаи вступают редко. В легенде говорится, что жил-был фататай по имени Дитя Нума, который влюбился.
   - Счастливчик.
   - И да, и нет. Видишь ли, он влюбился в женщину, которую встретил здесь, на острове. Ее звали Элатурия. Он считал, что Элатурия - самая прекрасная женщина, какую он только видел. Была только одна проблема.
   - И какая же?
   - Элатурия оказалась не из плоти и крови, как он.
   - Неужели?
   - На этом острове обитают очень странные создания, и Элатурия была одним из них. - Он помолчал, затем посмотрел на Шалопуто и сказал: - Она была цветком.
   Шалопуто постарался подавить смешок, поскольку лицо убийцы драконов было абсолютно серьезным. И хотя он не улыбнулся, Финнеган, тем не менее, сказал:
   - Ты думаешь, я шучу.
   - Нет...
   - Я в своей жизни понял две вещи. Первая: любовь - начало и конец всему смыслу. И вторая: она одинакова, какую бы форму для своего путешествия не избрали наши души. Любовь - это любовь. Это любовь.
   Шалопуто кивнул.
   - У меня не было... личного опыта, - сказал он Финнегану. - Но я читал о ней в книгах. Все великие с тобой согласны. - Финнеган кивнул, и впервые с тех пор, как они встретились, Шалопуто заметил на его лице нечто похожее на улыбку. - Пожалуйста, расскажи мне остальную историю, - попросил тылкрыс.
   - Когда Дитя Нума впервые встретил Элатурию, та только что расцвела. Она была совершенством. Нет иных слов, чтобы ее описать.
   - Невероятно.
   - Дальше все становится более странно. Дитя Нума влюбился мгновенно. В буквальном смысле мгновенно. Он увидел Элатурию, и это произошло. Его судьба была решена.
   - Любовь с первого взгляда.
   - Да.
   - Ты в это веришь?
   - Конечно. Так случилось и со мной. Как только я увидел принцессу Боа, то понял, что нет другой души, которую я смогу полюбить. Никого, до конца Времен, - Финнеган взглянул вверх, на дождь, который начал стихать. Он слизал с губ капли, а затем продолжил рассказ.
   - Дитя Нума обратился к Элатурии: "Леди, - сказал он, - я никогда никого не полюблю так, как тебя". И к его удивлению, Элатурия позволила ему себя поцеловать.
   "Торопись, - сказала она. - Солнце высоко, и время уходит".
   Нума не слишком задумался о значении этих слов. Он был счастлив поцеловать ту, которую любил. Они поцеловались, начали разговаривать, вновь целовались, а время шло и шло.
   - Насколько я понимаю, конец будет печальный, - сказал Шалопуто.
   Финнеган не ответил. Он продолжал:
   - И вот, когда Дитя Нума поцеловал ее в очередной раз, он ощутил на губах Элатурии горечь.
   "Что происходит?", спросил он.
   Она сказала: "Время уходит, любовь моя".
   И к своему ужасу он увидел, как ее цветки, что были такими яркими и прекрасными в момент их встречи, теряют свою ослепительность, а зеленые листья становятся в золотыми и коричневыми.
   Перейдя к этой части рассказа, голос Финнегана стал мягче и печальнее.
   - Наконец, она сказала: "Не уходи, моя любовь. Обещай, что никогда не уйдешь. Найди меня снова, где бы я ни оказалась. Найди". Конечно, Нума не понял, о чем она говорит. "Что ты имеешь в виду?", спросил он.
   Но вскоре это стало ясно. Она его покидала. Ветер усиливался, она дрожала под его порывами, словно дерево, цветы и листья опадали, унося с собой всю ее красоту. Вот что происходило с Элатурией. На глазах Нумы она теряла жизнь. Это было ужасно.
   Финнеган запнулся, и Шалопуто увидел, что по его щекам текут слезы.
   - Элатурия была еще сильна и продолжала говорить. "Ищи меня там, куда дует ветер, - произнесла она тающим голосом. - Я вырасту вновь из семечка, которое улетело отсюда". Нума, конечно, был счастлив это слышать, но в нем возникли вопросы и сомнения. "Это будешь действительно ты?", спросил он. "Да, - сказала она. - Это буду я, целиком и полностью. Кроме одного". "И чего же?", спросил Нума. "Я тебя не вспомню", ответила она.
   С этими словами резкий порыв ветра затряс ее так, что все листья и цветы Элатурии полностью осыпались.
   - Нет! - сказал Шалопуто. - Она умерла?
   - И да, и нет. Ветер разбросал семена на большом расстоянии, но Нума решил найти ее следы и искал без устали, словно безумец, пока его поиски не увенчались успехом. Он нашел ее на новом месте. Она только начинала расти, но он сразу же узнал ее и снова влюбился, как в первый раз.
   - А она его полюбила?
   - Разумеется.
   - Хотя не помнила, кто он такой?
   - Да. Но ведь это была та же душа. Как и он.
   Теперь Шалопуто начал понимать значимость только что услышанного рассказа. Финнеган неслучайно поведал ему эту историю - в конце концов, он оказался здесь, потому что потерял любовь всей своей жизни. Вполне понятно, что эта легенда покорила его воображение.
   - Значит, история себя повторила? - спросил Шалопуто.
   - Повторила. И не раз, и не два - снова и снова. Дитя Нума поклялся в вечной преданности Элатурии, но проходил час, налетал ветер, и она уносилась в какое-то другое место. Иногда он находил ее быстро. Иногда нет.
   - И ты действительно веришь, что они до сих пор здесь, любят друг друга, разлучаются, он вновь ее находит, а через какое-то время теряет опять?
   - Да, верю, - сказал Финнеган.
   - Какая кошмарная жизнь.
   Финнеган некоторое время подумал.
   - Любовь предъявляет свои требования, и ты их слушаешь. Не заключаешь сделок. Не возражаешь. По крайней мере, если действительно любишь.
   - Ты говоришь о Дитя Нуме и Элатурии? - спросил Шалопуто.
   Финнеган взглянул на него.
   - Я говорю обо всех влюбленных, - ответил он.
   - А, понятно, - проговорил Шалопуто. - Это твой способ сказать, что ты к нам не присоединишься.
   - Нет, нет. Ты не так понял. Это мой способ сказать, что я присоединюсь. Но когда все закончится, я вернусь сюда.
   - Чтобы убить оставшихся драконов?
   - Чтобы продолжать искать, - ответил Финнеган. - Остановимся на этом определении. Просто чтобы искать.

41. Совместное заклятье

  
   - Нам пора! - сказала Трия, когда Шалопуто и Финнеган вошли в дом.
   - К чему такая спешка?
   - У нее было видение! - сказал До-До.
   - Очень впечатляющая сцена, - заметил Джон Соня.
   - Об одной из женщин Фантомайя, - сказала Женева. - О Диаманде. Она мертва, Шалопуто.
   - Как это случилось? - огорченно спросил Шалопуто. - Неужели началась война?
   - Нет, нет. Она отправилась на помощь Кэнди Квокенбуш, и ее убила одна из тварей Ифрита. Не самая спокойная смерть.
   - И она хочет, чтобы мы убили зверя, который убил ее? - оживился Финнеган.
   - Нет! - воскликнула Трия гораздо громче, чем когда-либо раньше. - Дело не в том, чтобы отомстить за Диаманду. Мы должны спасти Кэнди. Она в Доме Мертвеца, на Ифрите.
   - Что там делает Дом? - спросил Хват.
   - Его привел туда Повелитель Полуночи, - сообщила Трия.
   - Как ловушку?
   - Да.
   - В которую, разумеется, девчонка и попала, - сказал Джон Змей.
   - Откуда ей было знать? - спросил Джон Ворчун.
   Змей застонал.
   - Почему все всегда ее защищают? Я же вам говорю, эта девочка приносит одни неприятности. Она была проблемой с самого начала, и останется...
   - Заткнись! - сказала Трия. Ее тон, не говоря уже о нехарактерной страстности, вынудил Змея замолчать.
   - Да, - сказал Шалопуто чуть тише. - Ты свое сказал. А теперь нам надо вызволить Кэнди из Дома Мертвеца, прежде чем Тлен... - Он покачал головой, не в силах озвучить худшее развитие событий.
   - До корабля довольно далеко, - безрадостно заметил До-До.
   - А когда мы к нему доберемся, надо спланировать курс, - добавил Макбоб.
   - Молись на попутный ветер, - сказал Том.
   - Нет времени, чтобы плыть, - ответил Шалопуто.
   - Что у тебя на уме? - спросила Женева.
   На мгновение воцарилась тишина, и Шалопуто произнес только одно слово:
   - Глиф.
   На лицах компании отразились самые разные эмоции, от сомнения и непонимания до маленькой надежды.
   - И где нам взять такой редкостный транспорт, как глиф? - спросил Джон Хват у Шалопуто.
   - Для этого потребуется магия, - сказал Макбоб.
   - Серьезная магия, - подтвердила Женева.
   - Но его можно сделать, - ответил Шалопуто. И несмотря на внутренние колебания, с уверенным видом добавил: - Я могу.
   - Ты? - удивилась Женева.
   - Я уже делал его. Один раз.
   - И глиф летал? - спросил Финнеган.
   - Да. Летал. Правда, он был только двухместный - этот должен быть гораздо больше.
   - Мы поможем, - сказала Трия. - Все вместе.
   - Думаю, выбора у нас нет, - произнес Финнеган. - Если спасти эту девочку надо так срочно, корабль не сможет доставить нас туда вовремя.
   - Тогда ладно, - кивнул Том. - Пора начинать.
   - Во-первых, надо расчистить место, - сказал Шалопуто.
   На острове Частного Случая повсюду были растения, однако Том мигом взялся за дело и организовал расчистку поляны шириной порядка двадцати метров. В вечном разгаре дня это оказалось тяжелой и жаркой работой, но они сделали ее быстро. Особенно старались Том и Финнеган.
   Тем временем Шалопуто отошел от расчищенной территории и начал размышлять над делом, которое ему надлежало совершить. Когда он вернулся, Джон Хват спросил:
   - Как именно работает заклинание? Несколько раз я видел действие магии, но никогда не понимал ее принципа.
   - Я тоже, - ответил Шалопуто. - Это заклинание я прочел в одной из книг Каспара Захолуста.
   - А если что-то пойдет не так?
   - Будем надеяться, что не пойдет.
   Земля была расчищена, и все ждали, не глядя на Шалопуто (если только краем глаза), когда он начнет колдовать. Сам Шалопуто переступал с ноги на ногу, словно ему надо было в туалет.
   - Ты как? - спросил До-До.
   - Нормально. Только волнуюсь немного.
   - У тебя все получится, - заверил шкипер. - Мы же все вместе, верно?
   - Верно.
   - Но пора начинать, мой друг. Время не ждет.
   Шалопуто кивнул.
   - Знаю, знаю, - сказал он. - Я только слегка расслабился. - Он вытер со лба капли золотистого пота и встал в середине расчищенной поляны.
   - Мне понадобится вся ваша концентрация, - сказал Шалопуто. - Мы должны действовать как единое сознание. Тянуть вместе.
   - Что делать? - переспросил Джон Ворчун.
   - Я начну читать заклинание, а вы ко мне присоединитесь.
   - И это поможет заклясть? - спросил Хват.
   - Нет, я просто смущаюсь колдовать в одиночку, - с ухмылкой сказал Шалопуто. - Да, Хват, это очень поможет. Когда я начну кружиться и бросать воздух...
   - Бросать воздух? - удивился Том.
   - Скоро увидишь, - ответил Шалопуто. - Вы должны делать то же, что и я. Теперь встаньте в круг. Вот так. Ни о чем не волнуйтесь. Если заклинание не сработает, мы просто не получим глиф.
   - И Кэнди останется на милости Кристофера Тлена, - сказал Хват. - Ну уж нет. - Он пристально посмотрел на всех по очереди и сказал: - У нас все получится.
   - За дело, - произнес Шалопуто и закрыл глаза. В его сознании возникла сцена на острове Простофиль, где они с Кэнди проделывали этот ритуал вместе. Он увидел его совершенно отчетливо. Шалопуто глубоко вздохнул, поднял руки над головой и трижды хлопнул, а затем начал произносить слова заклятья:
   - Итне асме ата,
   Итни манамой,
   Друта лотаката,
   Глиф, предстань передо мной.
   Итни, инти,
   Асме ата:
   Глиф, предстань передо мной.
   Слова легко срывались с губ, и когда он установил ритм, то открыл глаза и начал ходить по кругу, сгребая воздух и бросая его в центр.
   - А, - пробормотал Двупалый Том. - Вот что значит бросать воздух.
   Женева первой присоединилась к Шалопуто, начав вторить ему своим сильным голосом. Затем один за другим в дело вступили и остальные, копируя слова и жесты: все кружили, произносили слова заклинания и бросали воздух.
   - Когда мы узнаем, сработало или нет? - где-то между четвертым и пятым повтором прошептал Макбоб Хвату.
   - О, мы узнаем, - ответил Хват.
   Не успел он договорить, как в середине круга вспыхнуло несколько искр; их цвета были яркими даже в разгар солнечного дня. Искры оказались не просто красными и синими, как те, что возникли при первом исполнении ритуала. Теперь они были фиолетовыми, зелеными и золотистыми. Они мелькали, словно помешанные мухи, оставляя за собой разноцветные следы по мере увеличения скорости.
   - Отлично! - сказал Шалопуто. - Началось. Не останавливайтесь. Продолжайте ритуал.
   Красота этого зрелища придала новичкам-волшебникам уверенности. Их голоса стали громче, бросание воздуха - ритмичнее. С ростом уверенности усилился и эффект. Танец света стал более активным, цвета образовывали все более сложные формы. Шалопуто воскликнул от удовольствия, понимая, что его амбициозное желание создать второй глиф увенчалось успехом. Он уже различал огромную дугу корпуса и скошенную назад кабину.
   Количество искр росло, их элегантный танец усложнялся, и все в круге заклинателей (даже упрямо равнодушный Джон Змей) выглядели очень довольными, глядя на то, как их слова обретают материальное воплощение.
   - Мы можем остановиться, - наконец, сказал Шалопуто. - Он сам себя закончит.
   Все отошли назад и радостно следили за тем, как глиф завершает свое создание. Точки света явно знали, что делать, словно сплетаясь на невидимом ткацком станке, двигаясь вперед, назад и вокруг до тех пор, пока на поляне не возник полностью законченный блестящий аппарат, сверкающий на дневном солнце и парящий от жара, возникшего при его рождении.
   - Мне однажды снился такой, - пробормотал Финнеган, в изумлении глядя на глиф. - Давно. Будто бы он прилетел из другой галактики.
   - Нам пора, - сказала Трия.
   - Действительно, - согласился Шалопуто. - Мы нужны Кэнди.
   - Есть у кого-нибудь карта? - спросил Макбоб.
   - У меня есть старый Альменак, - ответил Том.
   - Нам не понадобится карта, - сказал Шалопуто. - Глифа направят наши мысли.
   - Умная штуковина, - заметил До-До.
   - Так оно и есть, - сказала Женева. - Удивительно.
   Она открыла дверь и просунула голову внутрь. Впечатлить ее было непросто, но радужный свет глифа, возникшего из воздуха и слов, вызвал на лице Женевы улыбку. - Поздравляю, Шалопуто, - сказала она. - Он замечательный.
   - Не торопись с поздравлениями, - осторожно ответил Шалопуто. - Мы еще не летим.
   Но мало кто сомневался, что глифу под силу выполнить свои обязанности. Казалось, он просто жаждал отправиться в первый полет. Тысячи крошечных искр энергии мерцали внутри его формы, стаями пробегая от носа и собираясь на противоположном конце, где находился двигатель, шар света и силы, пребывающий в постоянном хаотичном движении. Когда все забрались внутрь, завелся мотор. Его звук был похож на хор тысяч людей, шепчущих на тайном языке стихотворение. Аппарат слегка вибрировал. С мягким вздохом закрылись двери.
   - Мы готовы? - спросил Шалопуто.
   - Нет! - возразил Джон Хват. - Мне эта штука не нравится! - Он начал толкать дверь. - Она всех нас убьет!
   - Успокойся, - сказал До-До. - Мы в безопасности.
   - Нет, мы не в безопасности! Не в безопасности. Я хочу наружу!
   - А я не хочу, - сказал Джон Ворчун.
   - И я, - проговорил Джон Филей.
   Через две секунды возник оживленный спор: все Джоны одновременно решили высказать свое мнение.
   - Слишком поздно, - крикнула Женева, заглушая их гневные голоса. - Мы уже летим.
   - Она права, - сказал Том. - Мы взлетаем!
   - Держитесь! - закричал Шалопуто.
   Не успел он договорить, как корабль начал подниматься в воздух.
   - Ух ты! - завопил Джон Ворчун.
   - Я вас предупреждаю, - сказал Джон Змей. - Меня будет тошнить.
   Глиф замер в шести метрах над землей и начал поворачиваться, сперва указав носом на Полдень, затем на Двадцать Пятый Час, а потом на Полночь.
   В этот момент Джон Змей открыл дверь, решив выполнить обещанное.
   - Осторожнее, сынок, - с капитанской заботой в голосе проговорил Макбоб. - Не спеши.
   - Я уже не могу им управлять, - сказал Шалопуто. - Думаю, он чувствует наше нетерпение и хочет скорее отправляться.
   - Тогда вперед, - сказал Финнеган и привстал, выглядывая в переднее окно. - Мне вдруг очень захотелось сразиться с Тленом! - Он повернулся к Шалопуто. - Он меня слышит?
   Шалопуто не потребовалось отвечать. Глиф слышал. Внезапно вся его структура вспыхнула переливчатыми волнами блеска.
   - Поехали! - сказал До-До.
   С этими словами глиф развернулся в направлении Ифрита и покинул небеса острова Частного Случая с такой скоростью, что вызвал над местом своего рождения спонтанный ливень. И в этом дожде расчищенная земля начала покрываться пышными маленькими зарослями новых растений и порхающими среди них стайками птиц.

42. Лабиринт на крыше

  
   Несмотря на все удивления и потрясения, пережитые в Абарате, эта встреча на узкой лестнице показалась Кэнди самой странной. Ниже на ступенях стоял Повелитель Полуночи, ужас всех островов. Она слышала о нем такое, будто он - сам дьявол во плоти. Но сейчас она уже не была в этом так уверена. Конечно, он казался уродливым и опасным, однако вызывал в ней жалость. Кэнди не сомневалась, что за этим иссохшим лицом скрывались страдания и печаль.
   Он смотрел на нее снизу бесцветными глазами.
   - Ты ведь знаешь, что я должен тебя здесь убить? - спросил он. - Моя бабушка считает, что ты несешь Абарату один только вред. Она утверждает, что если тебя не остановить, ты будешь причинять нам и нашим планам... неудобства.
   - Ваша бабушка меня даже не видела.
   - Думаешь, если бы она тебя увидела, то поменяла бы свою точку зрения?
   - Взгляните на меня, - сказала Кэнди. - Я не представляю для вас опасности. И вообще ни для кого. Я просто девочка из Цыптауна, которая потерялась и совершенно случайно оказалась здесь.
   - А разве существуют случайности? - спросил он.
   - Конечно. Всегда происходит что-нибудь, что... - она собиралась сказать "что не должно происходить", но поняла, что больше в это не верит. Слова исчезли сами собой.
   - Закончи мысль.
   - Уже неважно.
   - Если это тебя успокоит, я тоже потерян. Потерян и одинок.
   - А ваша бабушка?
   - Она для меня - не слишком большое утешение, - с едва заметной улыбкой ответил он. - Впрочем, как и я для нее. Хотя мы - последние в нашем роду, и ты могла бы решить, что нам следует научиться искать утешение, где только возможно... - Он замолчал, и создания в его воротнике замедлили движение, словно отразив его меланхолию. - Однако это не так, - наконец, сказал он. - Я искал того, кто мог бы меня понять. Пусть немного. И все. Только немного понимания. Иногда ночь так темна. А на Горгоссиуме еще и бесконечна.
   Была ли печаль в его голосе и в выражении лица притворством, подумала Кэнди. Почему-то ей так не казалось. Человек, стоявший на лестнице, признавался ей в чем-то очень личном. Но почему? Его следующие слова стали ответом на этот невыраженный вопрос.
   - Возможно, ты могла бы понять...
   - Я?
   - Ты говорила, что потерялась. Быть может, у нас больше общего, чем это кажется.
   Она хотела ответить, что он сошел с ума, и вряд ли в этом мире или в Иноземье есть тот, с кем у нее меньше общего. Но она придержала язык. Так безопаснее. Вместо этого Кэнди попыталась вернуть разговор к Бабули Ветоши.
   - Вы говорили, что ваша бабушка хочет моей смерти.
   - Я смогу убедить ее в обратном, - уверенно ответил он. - Я докажу, что нам нечего тебя бояться. Что мы понимаем друг друга.
   Было очень странно слышать, что Повелитель Полуночи говорит о ней, а не о себе как о человеке, которого люди могут бояться.
   - Ты кажешься растерянной, - сказал Тлен.
   - Да... думаю, так и есть, - согласилась Кэнди. - Просто я не понимаю, что ваша бабушка и вы видите во мне. Что бы это ни было... я не такая.
   - Нет? - очень тихо сказал он.
   Улыбнувшись, он потянулся, чтобы взять ее за руку. Совершенно невинный жест, но что-то странное было в том, как улыбка изменила его лицо, сделав похожим на ухмылявшийся в гнили череп, и Кэнди отвела руку, чтобы он до нее не дотронулся.
   Его реакция на отказ была мгновенной и пугающей.
   Успокоившиеся в воротнике кошмары вспыхнули ярко, будто молнии, и он стремительно рванулся к ней. На этот раз она была недостаточно быстрой. Его пальцы переплелись с ее, и в момент, когда это произошло, все изменилось.
   Кошмары, которые, как ей казалось, она заметила, глядя на исчезающее лицо Пия Маспера (и которые, в чем ей удалось себя убедить, она не видела), окружили ее во всем своем отталкивающем блеске. В момент, когда Тлен сомкнул свои пальцы на ее руке, вокруг Кэнди возникла процессия чудищ, торжествующих, смотрящих, с распахнутыми пастями, словно дьявол выпустил из адских психушек всех тамошних тварей и вывел перед ней танцевать.
   - Нет! - закричала она и с большей силой, чем от себя ожидала, отдернула руку.
   Одно ужасное мгновение Кэнди казалось, что это не освободит ее от инфернального танца, и создания продолжат прыгать и скакать вокруг. Но потом тошнотворный спектакль начал угасать, словно фейерверк, и, наконец, исчез.
   Она вновь стояла на лестнице, словно ничего и не было.
   Но на самом деле, конечно, было.
   Теперь она знала истину. Только что ей представилась возможность взглянуть на настоящего Кристофера Тлена. Взглянуть не глазами, а сознанием.
   Тлен отлично знал, что произошло. Его блеф раскрылся, разложение его души предстало перед Кэнди во всех своих отвратительных подробностях.
   - Мне... стыдно, - сказал он.
   - Да, - медленно пятясь, ответила Кэнди. - Я вас не виню. Мне бы тоже было плохо, будь я такой.
   Он попытался вернуться к прежним манипуляциям.
   - Это ужасно, - сказал он. - Жить с этой... с этой гротескностью. Пока я тебя не увидел, я не надеялся на исцеление. Но возможно, ты могла бы помочь мне измениться.
   Кэнди не требовалось долго размышлять над ответом.
   - Мне жаль насчет этой... как вы сказали...
   - Гротескности.
   - Да. Но я не могу вам помочь, - она старалась говорить как можно убедительнее, при этом медленно отступая и боясь, что он вновь набросится на нее, схватит и наполнит сознание парадом своих чудовищ. Второй раз она бы этого не вынесла. Но за спиной оказалась запертая дверь. В этом доме их было слишком много. Она уперлась в запертую дверь, когда пыталась сюда войти, и теперь, когда хотела выбраться наружу, наткнулась на еще одну.
   - Послушай, Кэнди, - спокойно и убедительно сказал Тлен. - Я знаю, чего ты боишься. И я клянусь, клянусь, что ты никогда больше не увидишь то, что видела несколько секунд назад. Это было непростительно. И хотя это было непростительно, я все же прошу у тебя прощения. Ты можешь меня простить? Нет, я знаю, что можешь. Вопрос в другом - простишь ли?
   Она не ответила. Она повернулась и надавила плечом на дверь. Замок был ржавым, дерево вокруг покрывала темная гниль, и она ощутила небольшую надежду, что все-таки сможет отсюда сбежать.
   - Что ты делаешь? - спросил он, будто действительно не понимал, чем она занята.
   Кэнди не сочла нужным ответить. Она всем телом ударила по двери. Раздался треск, и гнилое дерево вокруг замка начало поддаваться.
   - Пожалуйста, подумай, - прошептал Тлен. - Даже если ты откроешь эту дверь, тебе некуда идти. Вокруг только снег. Ты замерзнешь до смерти за несколько минут.
   - Есть вещи и похуже, - сказала Кэнди. Вложив в удар последние силы, она стукнула по двери и распахнула ее. В лицо сразу ударил ветер, стена жалящих ледяных крошек и снега.
   Она в последний раз обернулась к Повелителю Полуночи, на мгновение встретив его отчаянный взгляд. Казалось, он собирается сказать ей что-то еще, сделать последнюю попытку, но она не дала ему такой возможности. Щурясь от ледяных порывов, она шагнула на крышу и захлопнула за собой дверь, отлично зная, что та не остановит Тлена даже на десяток секунд.
   Ему потребовалось и того меньше.
   Буквально через мгновение дверь резко открылась, и болезненный свет кошмаров выхватил из темноты снежную пелену, поймав в свой круг и Кэнди.
   - Кэнди! - крикнул он. - Прекрати эти глупости! Ты упадешь и сломаешь шею!
   Она посмотрела перед собой. Крутая остроконечная крыша была скользкой от мокрого снега. Легко убежать не получится.
   - Вернись, - сказал Тлен. - Я не сделаю тебе ничего плохого. Никогда, Кэнди. Я никогда бы не причинил тебе зла. Разве ты не видишь - ты мое спасение! Понимаешь, спасение!
   Кэнди не обратила внимания на его противоречивые слова и начала пробиваться сквозь снег. Чем дальше от двери она отходила, тем плотнее он становился. Вскоре она была по лодыжки в снегу. И кроме света кошмаров, становившегося то ярче, то слабее, в зависимости от того, насколько далеко Кэнди отрывалась от своего преследователя, других огней, способных помочь ей пройти по опасному лабиринту шифера, горгулий и водостоков, здесь не было. Но какой у нее выбор? Остановись она хоть на секунду, и он ее схватит. Надо двигаться, пусть даже наугад, с каждым шагом рискуя жизнью.
   Тлен продолжал звать, продолжал убеждать ее вернуть назад, к нему, а потом прекратил говорить о спасении и перешел к угрозам.
   - Хочешь, чтобы я тебя здесь оставил? - спрашивал он. - С северо-запада движется еще одна буря. Через час снег станет три метра глубиной. И ты будешь лежать под ним, маленькая, синяя, мертвая. Так ты хочешь закончить свою жизнь, Кэнди? Ты, которая может стать чем-то гораздо большим!
   Она снова не ответила. Ей не хотелось радовать его своими взглядами через плечо. Он не мог сказать ничего такого - ни угроз, ни лести, ни просьб, ни сантиментов, - чтобы изгнать из ее головы образ своей подлинной личности. Какими бы здравыми не были его слова, в глубине души он был чудовищем.
   Поэтому она продолжала бежать. Крыша напоминала огромный лабиринт, вздымавшийся по обе стороны к темному небу, и проходы здесь были невероятно запутанными. При каждом повороте Кэнди наталкивалась на одну из страшных каменных горгулий. Пока она шла мимо, горгульи следили за ней, словно в любой момент могли наброситься. И лишь когда перед ней вновь возникла горгулья с раскрытым зубастым ртом, она поняла, что бегает по кругу.
   Кэнди надеялась, что сможет найти выход по своим следам, но снег падал так быстро, что мигом заметал их.
   Она бы расплакалась от разочарования, будь у нее на это энергия. Но ее не было. Она полностью обессилела. Ноги едва шевелились от холода, как и руки, и лицо. Все, что она могла, это ковылять в поисках выхода и слушать угрозы Тлена - ты будешь лежать под снегом, маленькая, синяя, мертвая.
   После очередного порыва ветра она заметила странно яркое облако снега и на мгновение ослепла. Сметя с глаз колючие снежинки, она внезапно увидела перед собой Тлена. Каким-то образом он перехитрил ее в темноте, опередив в лабиринте или перебравшись через одну из крыш.
   - Охота закончена, - сказал он. - Идем, - он развел руки. - Взгляни на себя. Ты замерзла. Я же сказал - идем.
   Он вновь потянулся к ней. У Кэнди было так мало сил, что она едва могла дышать. Но все же она собрала их, чтобы ответить:
   - Раз и навсегда... ОСТАВЬ МЕНЯ!
   Ее голос отразился от крыш и вернулся к ней, непохожий на привычный: высокий, слабый от усталости и ужаса. Странность этого звука на миг уберегла Кэнди от пленения. Тлен смотрел на нее так, словно внутри нее было нечто, что он хочет увидеть, прежде чем убьет. Воспользовавшись его колебанием, Кэнди развернулась и посмотрела туда, откуда пришла, пытаясь найти путь для побега.
   У нее была только одна возможность. Слева возвышалась крутая крыша с узкой металлической лестницей, запорошенной снегом. Собрав последние силы, она быстро заковыляла к ней на онемевших ногах, бросив взгляд на Тлена, пойдет ли он следом. Он пошел. В отчаянии она бросилась к крыше, ухватилась за металлические поручни и, стараясь не думать о том, кто ее преследует и что ожидает ее на вершине, начала взбираться по замерзшим ступеням.

43. Отверженная тьма

  
   - Моя бабка была права! - заорал Тлен, пока Кэнди поднималась. - Ты сумасшедшая! Сумасшедшая и опасная! Почему ты не смиришься с неизбежным? Сдавайся, девочка! Ты лишь усиливаешь боль. Я же тебе говорю - бежать некуда!
   К этому времени Кэнди была на середине лестницы и видела, что Тлен прав - когда она достигнет конца, дальше пути не будет. Тлену оставалось лишь схватить ее и вновь раскрыть свою жуткую процессию чудовищ, заполнив ими ее голову.
   - Ты меня слышишь, Кэнди Квокенбуш? - крикнул Тлен.
   Кэнди обернулась и посмотрела на него. Под этим углом его голова выглядела так, словно плавала в сверкающем котле. Он смотрел на нее из жидкости, пузырившейся вокруг лица, словно какое-нибудь призовое каннибальское блюдо. Напряжение, гнев, или сочетание того и другого сделало белки его глаз темно-фиолетовыми. Радужная оболочка, напротив, почти лишилась цвета.
   - Сдавайся, - сказал Тлен. - Ты всем приносишь одни неприятности. Несчастья. Страдания. Смерть. Теперь все закончится. Лучше тебе умереть - ради блага остальных.
   Эти слова задели Кэнди острее, чем несущиеся по воздуху льдинки. В них было слишком много правды, потому они и причинили ей такую боль.
   В Цыптауне она жила скучной, но безобидной жизнью. Она не вредила тем, с кем общалась, но и не улучшала их жизнь. Однако здесь, в Абарате, по какой-то неизвестной причине она значила гораздо больше. Куда бы она ни пошла - на Веббу, стоявшую на Восьми Часах Вечера, на остров Простофиль, на Время вне Времени - Двадцать Пятый Час, на Балаганиум, Окалину и даже на Ифрит, - ее присутствие действительно влияло на жизни тех, с кем она сталкивалась. Она не знала, почему это так, но рядом с ней всегда что-нибудь происходило. Установленные правила мира, в котором она оказалась, переворачивались с ног на голову.
   Это не всегда вело к катастрофе. Иногда она помогала - например, Шалопуто. Но Кэнди боялась, что однажды случится действительно что-то непоправимое, трагическое. И скорее всего, не с ней, а с теми невинными, кто окажется у нее на пути.
   Все это молниеносно пронеслось у Кэнди в голове, в то время как Тлен поднялся еще на три ступени. Он мог бы добраться до нее за несколько секунд. Теперь она не могла взбираться, повернувшись к нему спиной. Двигаясь медленно из страха поскользнуться на обледенелых ступеньках, она аккуратно повернулась, чтобы остаток лестницы преодолеть лицом к своему преследователю. Если он подберется слишком близко, она его ударит. Глядевшее на нее лицо выглядело уязвимым, несмотря на все те кошмары, что за ним скрывались, но черт побери, она его ударит, если другого выбора не останется.
   Он смотрел, как она смотрит на него.
   - О чем ты думаешь? - спросил он. - Ты настоящая загадка, девочка.
   Пока он это говорил, она полезла дальше, то и дело рискуя соскользнуть со ступеней. Но ее предосторожность оказалась полезной. Без происшествий Кэнди достигла верхушки крыши и заглянула на другую сторону. У нее оставалась последняя хрупкая надежда, что ей каким-то образом удастся вернуться в дом, однако возможностей для этого не оказалось. Все было плохо, слишком плохо. Впереди находилась крутая крыша и спуск вниз, к ледяной земле. Это была бы быстрая смерть, подумала она. Но, тем не менее, смерть.
   - Разве я тебя не предупреждал? - спросил Тлен, видя, как на лице Кэнди возникает разочарование. - Идти некуда.
   Он потянулся к ней.
   - Пойдем. Я все сделаю быстро. Обещаю.
   - Погодите...
   - Что?
   - Предположим...
   - Что?
   - Предположим, я пообещаю уйти.
   - Куда?
   - Домой, - сказала она. - В Иноземье.
   - Торгуешься?
   - Вы ведь не хотите меня убивать.
   - Откуда ты знаешь, чего я хочу?
   - Я не знаю, откуда - просто знаю. Может, вы правы. Может, мы понимаем друг друга. И я вижу, что вы не хотите меня убивать, что бы там ни говорила ваша бабушка. Вы не хотите идти против совести.
   - Ха! Вы только ее послушайте! Я Тлен, девочка. У меня нет совести.
   - Я вам не верю, - твердо ответила Кэнди.
   - Тогда позволь мне это доказать, - произнес Тлен, и на его лице отразилось столько противоречивых эмоций, что Кэнди не смогла их разобрать.
   Он начал карабкаться к ней, но в этот момент налетел порыв ветра, собрав кучу ледяных крошек и бросив их Кэнди в лицо. На мгновение она ослепла, вцепилась в поручни, пытаясь удержаться на ступенях, но лестница под ногами была слишком скользкой. Она пошатнулась и начала заваливаться назад. На пару секунд Кэнди почти удалось обрести равновесие, но отсрочка была краткой. Ее левая пятка соскользнула с крыши, и она опрокинулась.
   На краткий пугающий миг Кэнди оказалась в воздухе, не зная, где небо, где земля, а затем ударилась лицом о крышу. Удар оглушил ее, и она начала скользить по шиферу вниз головой. В какой-то момент ей почудилось, что между низкими снежными тучами промелькнуло нечто, какая-то яркая форма, появившаяся на секунду, а затем вновь исчезнувшая. Но этот миг был столь краток, что она не знала, было ли там что-то на самом деле.
   Может, это луна? Но луна не движется так быстро...
   Секундой позже она ударилась о широкую трубу, выраставшую из крыши, и удар развернул ее. Тело среагировало быстрее мозга. Не думая, она ухватилась за трубу. Та затрещала, но не подалась. Несколько секунд она просто висела, отчаянно пытаясь перевести дыхание. Трудно было висеть, вытянувшись во весь рост на крыше, в буквальном смысле цепляясь за жизнь. А затем, словно до сих пор у нее было мало неприятностей, Кэнди услышала над собой шум и увидела, что на верхушку крыши забрался Тлен. Он встал, раскинув руки, словно приветствуя бурю во всей ее смертоносной ярости.
   - Какой вид! - сказал он. - Небеса. Ты. Падение.
   Он присел на корточки, с невероятной легкостью балансируя на крыше, и склонился к ней.
   - Я бы мог тебя подтолкнуть, - сказал он.
  
   - Там! - крикнул Финнеган. - Там, внизу!
   - Я ее вижу! - воскликнул Шалопуто.
   Глиф мгновенно откликнулся на их мысли. Он устремился вниз, через облака, к крыше Дома Мертвеца.
   - Мы не успеем! - завопил Джон Хнык. - Она упадет!
   - Я не могу смотреть, - сказал Джон Соня. - Хват, закрой мне глаза.
   - Вниз! - приказал Финнеган спускающемуся аппарату. - Вниз!
   Глиф немедленно отреагировал на его указание, но упал с такой скоростью, что пролетел мимо Кэнди.
   - Вверх! Вверх! - рявкнул Финнеган. Он стукнул кулаком по крыше кабины. - Чертова машина!
   Вращаясь, глиф вновь поднялся. Путешественники катались от одного борта до другого, но никто не жаловался, даже Джон Змей. Всех завораживало зрелище, которое было сейчас перед ними: Кэнди, висевшая на крыше, вцепившаяся пальцами в трубу.
   Финнеган открыл верхний люк глифа, намереваясь подхватить Кэнди, как только она окажется рядом. До-До пошел еще дальше: он пробрался мимо Финнегана и вылез наверх. Движения глифа ему не мешали. В конце концов, он ведь шкипер и привык к качке. До-До балансировал на вращающемся глифе, словно серфингист на доске.
   - Кэнди! - крикнул он.
   Она быстро обернулась через плечо и даже смогла улыбнуться.
   - Тебе надо отпустить руки! - сказал Финнеган.
   - Я упаду!
   - Мы тебя поймаем!
   - Доверься нам! - хором закричали братья Джоны.
   Кэнди в последний раз взглянула на Тлена. Что бы ни произошло, подумала она, я надеюсь, что никогда больше не увижу его лица.
   И она отпустила трубу.
   - Лови меня! - крикнул До-До Финнегану, прыгнул вперед и схватил Кэнди за руку. Этот поступок был актом чистого доверия. Если бы Финнеган не оказался достаточно быстрым и не вцепился До-До в руку и в ногу, Кэнди и шкипер свалились бы на землю. Несколько опасных секунд все они держались друг за друга, в то время как глиф раскачивался и вращался.
   Тем временем стоявший на крыше Тлен указывал на глиф, что-то бормоча себе под нос. Шалопуто издал низкий стон, но в царившей суете никто его не услышал.
   - Тяни! - крикнул капитан Тому, и вместе они затащили Финнегана в глиф, а Женева помогла До-До и Кэнди. Несколько секунд все с облегчением смеялись, но затем Шалопуто вновь застонал, прижимая руки к лицу, и через секунду глиф будто сошел с ума и начал яростно бросаться во все стороны.
   - Закройте люк! - крикнул Макбоб. - А то кто-нибудь вылетит!
   Финнеган захлопнул дверь, и очень вовремя. Глиф перевернулся, потом еще, и еще, так что все находившиеся в кабине свалились в кучу, набив себе множество синяков и шишек.
   - Что происходит? - крикнул Хват Шалопуто. - Ты можешь это остановить? - Какое-то время ему удавалось не спускать глаз с тылкрыса и понять источник проблемы. - Шалопуто совсем плохо! - проговорил он.
   Женева ухватила его за руку. Тот был словно деревянный, с остекленевшими глазами.
   - Это Тлен, - сказала Трия. - Он держит Шалопуто под контролем.
   Шалопуто всеми силами старался сопротивляться, но такой отпор причинял ему боль. Он крепко стиснул зубы, из обеих ноздрей текла кровь.
   Тем временем глиф начал серию самоубийственных маневров, наклоняясь, вращаясь и подпрыгивая, словно тарелка в руках безумного жонглера. Пассажиры держались, как могли, а судно двигалось прочь от дома, сбивая ветви с ближайших деревьев. Внизу, на крыше, Тлен следовал его хаотическим маршрутом, раскинув руки. Ясно, что он продолжал управлять глифом. Сомнений в его намерениях тоже не было. Он равномерно поднимал руки, приказывая глифу взлетать, пока тот не достиг шестидесятиметровой высоты. Тогда на несколько секунд он остановил его, дав всем, кто был внутри, возможность представить худшее.
   И оно случилось. Тлен опустил руки, глиф подчинился его инструкциям и начал падать с неба, как камень
   - О нет, - проговорил Джон Хват.
   Кэнди сзади обняла тылкрыса, прижав его к себе.
   - Шалопуто, - сказала она. - Это я.
   С такой позиции она не видела лица Шалопуто, но его видела Женева, и ее взгляд был мрачен.
   - Ты должен бороться, - сказала Кэнди.
   Она посмотрела на Женеву, но та покачала головой.
   - Борись с ним, пожалуйста, - попросила она. - Ради меня. Ради всех нас.
   Наконец, Шалопуто услышал ее и медленно повернул голову.
   - Кэнди?.. - спросил он.
   - Да! - она улыбнулась. В этот момент глиф ударился о верхние ветки и наклонился, замедлив падение после толчка. Времени перенаправить его не было. Машина ударилась о землю, врезавшись в сугроб, и проскользила по снегу еще тридцать-сорок метров. С каждым метром ее скорость снижалась, пока, наконец, глиф рывком не остановился, уткнувшись носом в разросшиеся корни дерева.
   Прошло несколько секунд, наполненных стонами, тяжелым дыханием и ворчанием. Наконец, братья Джоны в один голос спросили:
   - Живы?
   Со всех сторон раздались подтверждающие это возгласы.
   - Кэнди? - спросил Хват.
   - Я жива!
   Такой ответ вызвал всплеск радости у Хвата и его братьев - даже у Джона Змея.
   - Жива! Жива! Кэнди жива!
   - Обними нас!
   - Крепче!
   - Еще крепче!
   - Мы так по тебе скучали!
   - Я тоже по вам скучала! По всем вам! Спасибо, что вытащили меня оттуда! - Она обернулась к Шалопуто, все еще сидевшему в кресле пилота. - Как ты?
   Кожаные веера по обе стороны его головы встопорщились и дрожали.
   - Кажется, в порядке, - ответил он. - Мне очень жаль. Он завладел мной, и я не мог от него избавиться.
   - Он был в твоей голове? - спросила Женева.
   - Да, - ответил Шалопуто. - Кошмарное дело...
   Почему Тлен не попытался сделать того же и с ней, подумала Кэнди. Если бы он просто приказал ей сдаться, погоня бы сразу прекратилась. А вдруг он пытался, но у него ничего не вышло? Возможно, человеческое сознание сложнее завоевать, чем сознание тылкрыса?
   - Так, - сказал Джон Филей. - Тлен с нами еще не закончил.
   Кэнди подняла глаза.
   - Вон он, - сказала Женева.
   Она указала на разбитое стекло в задней части глифа. Изящная резная дверь Дома Мертвеца распахнулась, и на пороге появился Повелитель Полуночи. На нем была огромная черная шуба из блестящего меха. Мумифицированные головы животных, из чьих шкур она была сшита, образовывали собой воротник (в незрячем восторге глядя вверх, на его лицо). В левой руке он держал посох вполовину выше своего роста, чье навершие было скелетом огромной крылатой жабы. Из глаз жабы лился свет, отбрасывая в густую метель демонические отблески.
   - Вот человек, замысливший убийство, - тихо произнес Финнеган.
   - А что это за тип с ним? - спросил Хват.
   - Его зовут Летео, - ответила Кэнди.
   В последний раз, когда она видела Летео, он врезался в окно от удара своего вспыльчивого хозяина. Но, очевидно, его неповиновение простили, поскольку он вновь был в тени Полуночи.
   - Ты его знаешь? - спросил Том.
   - Это он меня сюда привез. Тлен держит его под контролем.
   - Кажется, Тлен собирается драться, - сказал Финнеган, вынимая из ножен короткий меч. - Не будем его разочаровывать.
   - Он собирается убить нас, Финнеган, - сказала Женева.
   - Пусть попробует.
   - Сейчас не время и не место для боя.
   - Она права, - сказала Кэнди.
   - И что же ты предлагаешь? - спросил Финнеган, в гневе поворачиваясь к Кэнди. - Сбежать? Ну нет. Я его не боюсь.
   - И я, - сказал Двупалый Том, засучивая рукава, словно готовился сразиться с Тленом врукопашную.
   - И я, - присоединился До-До. - Бояться только потому, что он Король Темных Часов... или как он там себя называет? - До-До распахнул дверь и начал выбираться из глифа. - Хочешь драки? - закричал он Тлену.
   Кэнди схватила его.
   - Не надо! - воскликнула она.
   - Пора дать ему отпор.
   - До-До, пожалуйста, - умоляла Кэнди. - Здесь, прямо на моих глазах, погибла Диаманда. Я не хочу, чтобы из-за меня пострадал кто-то еще.
   - Кэнди права, - сказала Трия. - Это место пахнет смертью. Мы не хотим тут оставаться.
   - У нас нет выбора, - ответил Финнеган. - Что нам делать? Закрыться в глифе и надеяться, что Тлен уйдет? Он этого не сделает.
   - Я могу сдвинуть глиф, - сказал Шалопуто, тыльной стороной руки утирая лившуюся из носа кровь.
   - Так вперед! - сказал Хват. - И побыстрее.
   Тлен не торопился. Кажется, он был уверен - а почему бы и нет? - что поймал их и теперь может сосредоточиться перед нанесением последнего смертельного удара. Но Кэнди, которая несколько минут назад была так близко от своего врага, уже чувствовала его приближение. Воздух в глифе стал наполняться горечью.
   - Он в десяти шагах, - пробормотала Кэнди.
   - Не волнуйся, - успокоил ее Шалопуто. - Мы успеем. Затащи шкипера обратно.
   - Финнеган! - сказал Кэнди. - Ты можешь вернуть До-До?
   Финнеган разочарованно посмотрел на нее. Ему явно хотелось встретиться с Тленом лицом к лицу, невзирая от опасность и последствия. Однако он понимал, что его стремление не поддерживают, и не стал возражать. Схватив До-До за пояс, он сказал:
   - В другой раз, шкипер. Мы отправляемся.
   Не успел он договорить, как по глифу прошла волна энергии, хотя на этот раз не такая плавная, как перед падением. Звук двигателя стал более гортанным, и свечение, прокатившееся по кораблю, мерцало как лампа, которая вот-вот перегорит.
   Кэнди следила за Тленом. Она знала, что он отреагирует на исчезновение До-До в глифе, и оказалась права. Он мгновенно ускорил шаг, что-то крикнув на ходу Летео. Мальчик-зверь побежал, вытаскивая нож с длинным лезвием.
   Шалопуто взял Кэнди за руку.
   - Помоги мне! - сказал он. Она обняла его. - Нужно объединиться и поднять эту штуку в воздух. - Он приблизился к ней и очень тихо добавил: - Он спутал все мои мысли, и я никак не могу сосредоточиться.
   - Не беспокойся, я с тобой.
   Он улыбнулся.
   - Знаю.
   - Тогда начнем взлет. Держитесь!
   Кэнди вновь посмотрела на Тлена. Он был в четырех-пяти шагах от глифа, что-то бормоча себе под нос. Заклинание? Несколько магических слов, чтобы разрушить то, что сотворено магией?
   - Ты готова? - спросил Шалопуто Кэнди.
   - Как всегда.
   - Вверх, - пробормотал Шалопуто.
   Она увидела это слово в своем сознании.
   - Вверх, - сказала она.
   Ничего не произошло.
   - Почему он не движется? - спросила Трия. - Кэнди, помоги ему взлететь!
   Повелитель Полуночи был почти рядом, протягивая одну руку к глифу, словно желая удержать его на месте, а в другой руке поднимая посох, готовясь расколоть глиф, словно яйцо...
   - Надо сделать это вместе, - сказал Шалопуто.
   - Да, - ответила она. - В одном дыхании.
   Вместе они сделали вдох, и на выдохе произнесли:
   - ВВЕРХ!
   На этот раз глиф подчинился, с неожиданной плавностью взмыв в воздух, несмотря на поломки. Тлен ударил его посохом, но опоздал. Глиф уже летел. Путешественников тряхнуло, но судно не сбилось с курса. Оно поднималось, быстро оказавшись за пределами досягаемости Тлена и по пути сломав несколько веток ближайших деревьях.
   Их осветила луна. Метель ушла на север, небеса были чистыми и ясными.
   - Поверить не могу, - хрипло сказала Кэнди.
   - Чему, луне? - спросил Джон Хват.
   - Нет. Тому, что выжила. Выжила! Спасибо, спасибо, спасибо вам всем! Я жива! Мы все живы!

44. Принц и мальчик-зверь

  
   Тлен вернулся в Дом Мертвеца в дикой ярости.
   - Летео! - рявкнул он. - Сюда! ЖИВО!
   Раньше Летео уже видел, как Принц Полуночи выходит из себя. Такие вспышки были крайне неприятными, но убежать он не мог. Во-первых, бежать некуда, а во-вторых, он был болен и слаб. Проклятие в крови овладело им почти полностью, и единственной надеждой на исцеление, пусть даже временное, являлось лекарство, которым обладал Тлен. Без него Летео ожидало скорое превращение в кровожадную рептилию.
   Ему оставалось только ответить на призыв своего Повелителя и господина. Тлен поднимался по лестнице; следом за ним волочилась огромная шуба из шкур и голов. Высокий посох дымился, наполняя коридор едким запахом. Почувствовав появление своего слуги, Тлен обернулся.
   - И это конспирация, - проворчал он. - Откуда они узнали, что она здесь? Кто им сказал? И кто они все - кроме Финнегана, конечно. - Произнося это имя, он оскалил зубы. - Видел, как он выпендривался? Всегда идеальный Принц. Отважный красавчик. Конечно, она думает, что он безупречен.
   - Кто, Кэнди?
   - Конечно, Кэнди. Кто же еще.
   Уставший и дрожащий Летео прислонился к стене.
   - Забудьте о ней, - сказал он. - Она - никто.
   - Никто?
   Тлен ударил посохом по лестнице. Огни ламп погасли, и на секунду Летео испугался, что они потухнут навсегда, оставив его наедине со светящимися кошмарами хозяина. Но прошла секунда, и огни вспыхнули вновь.
   - Не будь идиотом. Эта девочка - помеха. Теперь я это вижу. Старая ведьма была права. В ней есть сила.
   - Какая, Повелитель?
   - Не знаю, какая. Мне все равно. Я хочу, чтобы она умерла. Я должен убить ее, Летео, чтобы снова спать спокойно.
   - Да, Принц.
   - Знаю, о чем ты думаешь, звереныш.
   - Правда, Принц?
   - Ты думаешь, что она может тебя спасти...
   - Нет...
   - Заткнись! - проговорил Тлен. - Я увидел это в твоих глазах, когда ты вернулся из Сумеречного дворца. Ты думал, что встретил свое спасение. Услышал историю о том, как она помогла бежать рабу Захолуста, и подумал - а вдруг ты будешь следующим, кто получит свободу благодаря ней? Но я за тобой слежу. Ты начинаешь меняться, не так ли? - Летео неохотно кивнул. - Скоро ты превратишься в зверя, и аппетит у тебя тоже будет зверский.
   - Пожалуйста, Повелитель, я не хочу...
   - Конечно, не хочешь, - сказал Тлен, медленно спускаясь по лестнице. - Ты хочешь это. - Он сунул руку в глубокий карман и вытащил флакон с лекарством зеленый туаз, способным обращать вспять процесс трансформации Летео. При виде него дыхание юноши участилось. На лбу, щеках и груди проступил болезненный пот. - Ну, скажи, - приказал Тлен. - Скажи мне, что ты это хочешь.
   - Да, Повелитель. Вы же знаете...
   - И что будет, если я дам это тебе, Летео? Что если твоя звериная половина временно заснет? О чем ты тогда будешь мечтать, мальчик?
   - О том, чтобы служить вам, Принц.
   За два шага Тлен спустился со ступеней в коридор и ударил его по плечу посохом.
   - Лжец!
   Летео упал на пол.
   - Почему все мне лгут! Все от меня отворачиваются! Даже эта девчонка! Я пытался показать ей то, что ее маленькая головка и представить себе не может, а она от меня улетела. Улетела! От меня!
   Посох опустился вновь, на этот раз в дюйме от носа Летео.
   - Ты больше не позволишь ей сбежать, ясно?
   - Нет, Принц, - ответил Летео. - Она будет ваша и только ваша. - Его голос стал хриплым и неприятным из-за происходивших в нем перемен. На худом темноглазом лице оставалось все меньше человеческого и появлялось все больше звериного. - Принц, можно мне...
   - Это? - спросил Тлен, вертя в руке флакон с зеленым туазом.
   - Пожалуйста, пожалуйста.
   - Только одну каплю, - сказал Тлен. - Чтобы ты мог рационально мыслить.
   - Мне больно.
   - Получишь еще, когда девчонка Квокенбуш будет мертва. Понял?
   - Да, Повелитель. Когда девчонка будет... будет мертва, - сейчас слова Летео едва можно было разобрать.
   - Повернись.
   Летео послушно перекатился на спину.
   - Открой.
   Летео поднес руку ко рту и открыл его. Тлен аккуратно наклонил флакон, и оттуда на язык юноши упала капля густой жидкости. Реакция Летео была мгновенной. Он свернулся в комок, задыхаясь и плача.
   - Благодари, благодари, - сказал Тлен.
   - С-с-спасибо, Повелитель.
   - Так-то лучше.
   Судороги прекратились, и Летео лежал спокойно.
   - Теперь слушай меня, мальчик, - произнес Тлен.
   Летео издал тихий болезненный звук, который отдаленно напоминал да.
   - У нас, Тленов, есть боевой корабль Полынь. Я приказал ему встретить нас на берегу. Мы отправимся за Кэнди Квокенбуш и поймаем ее. Если ей предоставят убежище, мы разрушим это место. - Он наклонился, схватил мальчика за волосы и поднял его на ноги. - Перестань выглядеть таким жалким. Будет весело. Мы отправляемся собирать улов жизней. Разве не за этим ты пришел ко мне на службу?
   Летео кивнул. По его лицу текли слезы боли и облегчения.
   - Хорошо. Может, я даже позволю тебе забрать жизнь самой Кэнди Квокенбуш, если буду щедр. Ты бы этого хотел, Летео? А? ТЫ БЫ ЭТОГО ХОТЕЛ?
   Снова болезненный кивок.
   - Тогда мы поняли друг друга. Иди и собери мои книги.
   Он толкнул Летео к дверям.
   - Да, и последнее.
   - Повелитель?
   - Больше никогда не помышляй о предательстве. Если хоть раз ты... Летео, посмотри на меня.
   Мальчик повернулся и со странным вызовом взглянул на своего господина.
   - Если ты хоть на секунду подумаешь о том, чтобы меня предать, - сказал Тлен, - это будет последняя секунда твоей жизни.

45. Решение

  
   Под управлением Кэнди и Шалопуто глиф быстро летел над Изабеллой прочь от заснеженного Ифрита. На востоке мерцал утренний свет, но над головой путешественников все еще сверкали яркие звезды. Какое-то время никто ничего не говорил, погрузившись в собственные размышления.
   Наконец, Кэнди ощутила, что на нее кто-то смотрит, повернулась и увидела рядом с собой симпатичного, но уставшего молодого мужчину с темной кожей, яркими зелеными глазами и красными дредами.
   - Нас не представили, - сказал он тихо, словно не желая нарушить ход мыслей остальных. - Меня зовут Финнеган Фей.
   - Приятно познакомиться, - сказала Кэнди. - Я - Кэнди Квокенбуш.
   - Спасибо за то, что сделала там, внизу, - проговорил Финнеган. - Ты спасла нам жизнь.
   - А вы спасли мою, - ответила Кэнди. - Спасибо.
   - Что ты делала на крыше Дома Мертвеца?
   - Пыталась не умереть от руки Кристофера Тлена.
   Финнеган медленно покачал головой, словно под тяжестью этого чудовищного мира, наполненного смертью.
   - Он говорил, почему хочет тебя убить?
   - Ему кажется, я собираюсь расстроить его планы.
   - Какие планы? - спросил Финнеган.
   Кэнди задумалась, стараясь поточнее вспомнить слова Тлена.
   - Он сказал, что собирается вызвать... как это... великую тьму. Абсолютную Полночь. И еще он говорил о расплоде. Что они ему помогут. Не будет ни луны, ни звезд.
   - Расплод? - переспросил Финнеган. - Они же вымерли.
   - Позволю себе не согласиться, - заметил Двупалый Том. - Когда Пикслер копал фундаменты для Коммексо, он нашел гнезда расплода.
   - Правда? Он их убил?
   - Нет. Я слышал, он продал их Тлену. Для частного зоопарка.
   Финнеган покачал головой.
   - Умно. Пикслер любит выгоду. И неважно, из чего он ее выносит. Но я не слишком понимаю, как расплод поможет ему затмить звезды.
   - И я, - сказал Хват. - Он просто псих.
   - Ты согласна? - спросил Финнеган Кэнди. - Тлен сошел с ума?
   - Я бы так не сказала.
   - А как он на тебя вышел? - спросил Макбоб. - Ведь это кажется полным безумием. Ты не можешь представлять для него настоящую угрозу.
   - Даже если он так считает, скоро я перестану ему угрожать, - ответила Кэнди.
   - Что ты имеешь в виду?
   Кэнди бросила взор на изящные перемежающиеся внизу пятна: свет и тьма, суша и море. Через несколько секунд она ответила:
   - Потому что меня здесь не будет.
   Чувствуя странную силу взгляда Финнегана, Кэнди вновь посмотрела на него. В его зеленых глазах отражался идущий с востока золотистый свет. На секунду их взгляды встретились. В нем есть что-то знакомое, подумала она. Что-то связанное зеленым и золотым. Может, они уже встречались? Может, она видела его на улицах Тацмагора, или на Веббе Гаснущий День, или пересекалась взглядами, как сейчас, пусть даже на секунду? Она хотела его спросить, но не знала, как сделать так, чтобы вопрос не выглядел странным.
   - Эй, следи за дорогой, - сказал Джон Хват, помахав рукой между Кэнди и Финнеганом, словно выводя их из транса.
   Покраснев, Кэнди вернулась к управлению глифом.
   - Скажи-ка, - непринужденно произнес Джон Ворчун. - Где ты была после того, как мы расстались?
   - Везде, - ответила Кэнди. - На Балаганиуме, на Окалине.
   - Что ты делала на Окалине?
   - Это долгая история, - ответила Кэнди. - Я собираюсь записать ее, когда вернусь домой. Попробую прислать вам экземпляр.
   - Когда вернешься домой? - переспросил Шалопуто. - В каком смысле?
   - Я тут подумала, - сказала Кэнди, - и решила вернуться в Иноземье.
   - Во имя богов, почему?
   - Потому что куда бы я ни отправилась в Абарате, происходит то, чего не должно происходить. Люди сходят с ума. Люди страдают. Думаю, будет безопаснее, если я вернусь домой.
   Несколько секунд все в глифе молчали. Наконец, Шалопуто сказал:
   - Ты ведь этого не сделаешь. Ты не можешь.
   - Могу. Очень даже могу. Я много думала и не собираюсь менять решение, Шалопуто, так что пожалуйста, не старайся меня переубедить.
   Она услышала, как Шалопуто глубоко и печально вздохнул и скользнул в кресло рядом с ней.
   - Конечно, ты можешь делать так, как считаешь нужным, - тихо сказал он. - Это твоя жизнь. Но я буду очень по тебе скучать.
   - Я тоже буду по тебе скучать. Но разве мы оба не знали, что однажды я все же должна вернуться? Я скучаю по семье, Шалопуто. По крайней мере, по маме. И там у меня своя жизнь - хочешь верь, а хочешь нет.
   - Не такая, как здесь, - проговорил Двупалый Том.
   - Конечно, не такая. Там во мне нет магии. Или даже если есть, я об этом не знаю. Там никто не пытается меня убить. Ты скажешь, что по сравнению с этой она скучная, но я не могу бегать от нее вечно.
   - А если ты бежала не от нее? - сказал Финнеган. - Может, когда ты прибыла сюда, ты бежала к чему-то. Об этом ты не думала?
   Кэнди устало покачала головой.
   - Может быть. Я не знаю. Для меня это перебор. Всего слишком много.
   - Дай-ка я поведу глиф, - мягко сказал Шалопуто. - Ты устала.
   - Да, - ответила Кэнди. - Спасибо. Я устала.
   - У тебя есть полное право, - проговорил Шалопуто. - То, что ты сделала за последние восемь недель...
   - Лучше отвези нас обратно на Лад Лимбо, - сказал капитан Макбоб. - Если юная леди считает, что настало время отправляться, мы должны уважать ее желание.
   Кэнди промолчала. Она смотрела в окно на звезды, вспоминая изумление, которое испытала, обнаружив, что созвездия здесь отличаются от тех, что были над Миннесотой. Я в другом мире, подумала она, и ее сердце наполнилось множеством противоречивых чувств: восторгом и страхом, трепетом и удивлением. Но настало время уходить. Вернуться на Последовательную улицу, 34, и снова стать обычной девочкой (если получится); просыпаться и ходить в школу, а в выходные держаться подальше от отца. На самом деле какая-то ее часть немного боялась быть в Абарате, боялась того, что рано или поздно ее здесь настигнет смерть. И все же, и все же... многие люди стали ей дороги, поэтому мысль о том, что она с ними расстанется, причиняла боль.
   - Ты грустишь, - сказал Джон Хват.
   Кэнди кивнула.
   - Думаю, в глубине души мне не хочется уходить, - согласилась она.
   - Так не уходи, - сказал Финнеган. - Если это причиняет боль, оставайся.
   - Если я останусь, будет еще больнее.
   - Почему? - спросила Женева. - Ты стала здесь довольно известной. А в Иноземье кем ты будешь?
   - Никем, - сказала Кэнди.
   Над ними падала звезда, тихо летя сквозь фиолетовую тьму. Кэнди смотрела, как она ударилась о воду и продолжала освещать глубины моря, опускаясь все ниже и ниже.
   - Столько чудес... - тихо проговорила Кэнди, - столько новых друзей... - Она глубоко вздохнула. - Но если я останусь, и кто-то из вас пострадает... или еще хуже... я никогда себе этого не прощу.
   С этим, конечно, спорить никто не стал. Кроме Трии, которая до сих пор не произнесла ни слова.
   - Мне кажется, ты родилась, чтобы быть здесь, - сказала она. - И если ты останешься, то навсегда изменишь Абарат.
   Кэнди еле слышно ответила:
   - Может, как раз этого я и боюсь. Думаю, лучше оставить все как есть и не вмешиваться в жизнь Абарата.
   - Поздно, - сказал Джон Соня, широко улыбнувшись.
   - В конце концов, это твое решение, - произнес Джон Ворчун. - Но все мы, братья, согласны с юной Трией. Ты должна остаться. Если надо будет рискнуть, мы рискнем вместе.
   Кэнди была изумлена, ее мысли смешались. Здесь так ее любили, но разве это причина, чтобы рисковать?
   Наконец, она сказала:
   - Я приняла решение.
   - И какое же? - поинтересовался Хват.
   - Я возвращаюсь.
   - Что ж, если так... - сказала Женева деловым тоном.
   - Да.
   - Тогда меньшее, что мы можем сделать, это сопроводить тебя на берега Иноземья.
   - Изабелла не заходит так далеко, - произнес Двупалый Том.
   - Есть заклинание прилива, - ответил Макбоб. - Оно открывает путь между Абаратом и Иноземьем.
   - Мы его знаем, - ухмыльнулся Хват.
   - Моряки использовали его в прежние дни, когда корабли ходили туда-сюда постоянно, - продолжил Макбоб. - Меня научил ему дед.
   - Ты знаешь магию? - спросил Том. - Поразительно.
   - Ты удивишься тому, что я знаю, - со смешком ответил Макбоб.
   - Долго нам туда добираться? - спросила Кэнди.
   - После того, как вернемся на Частный Случай и окажемся на борту? Часов восемь. Может, девять. Если на стороне рассвета нет штормов.
   Пока он говорил, Кэнди взглянула на Финнегана. Он продолжал смотреть на нее, слегка нахмурившись, словно пытаясь решить какую-то загадку. Он улыбнулся ей, и эта улыбка так сильно сжала ее сердце, что она подумала: возможно, ему известен ответ на вопрос, который она начала задавать себе, попав в Абарат, и если она покинет это место, то так никогда и не найдет на него ответа. Это был самый сложный вопрос, какой только существовал в мире:
   Кто я?
  

Часть четвертая

В Цыптаун приходит море

  

Не вини ветер.

Он несет все, что несется,

Славное или бесславное.

Он разносит слухи, смех и молитвы,

И песни любви.

Он разносит речи безумцев и детей,

Не делая между ними отличий.

Не вини ветер.

   - Заошаран, поэт Тотемикса

46. Отплытия

  
   Пассажиры глифа достигли северных берегов острова Частного случая как раз вовремя. Аппарат, созданный под руководством Шалопуто, начинал исчезать, и не успели они приземлиться на дюны вблизи Лад Лимбо, как глиф задрожал, а его двигатель заглох.
   Все выбрались на песок и отошли подальше, глядя, как расплетается их волшебное творение. Зрелище было печальным, словно костер, который некогда горел высоко и ярко, а теперь затухал, чтобы скоро исчезнуть совсем. Но они досмотрели до конца из странной преданности тому, что вместе создавали. Только когда угасла последняя яркая искра, они покинули это место и направились по дюнам и пляжу к небольшой весельной лодке, чтобы добраться до Лад Лимбо.
   Кэнди забралась в лодку последней. Она медлила, понимая, что покинув землю Абарата, больше на нее не ступит. Ей вспоминались места, где она побывала во время своего путешествия: Вебба Гаснущий День, остров Простофиль, Пик Одома, чудеса Двадцать Пятого Часа, холодный ужас Ифрита, дикий карнавал Балаганиума, Окалина и красота Сумеречного дворца; остров Частного Случая с его бесконечными видениями и тайнами. Из двадцати пяти островов она посетила двенадцать - неплохо для восьми недель. Но Кэнди понимала: она лишь мельком увидела то, что мог бы показать ей Абарат. Здесь было столько, чего она не видела, даже на островах, где она уже была. На нижних склонах горы Галигали находились руины городов, которые она с удовольствием бы исследовала; невероятная эволюция на Частном Случае сама по себе была чудом, не говоря уже о бесконечных возможностях, скрывавшихся за чудесами Двадцать Пятого Часа. И конечно, тринадцать островов, на которых она не была и теперь не побывает никогда. При этой мысли у нее замерло сердце. Столько чудес она оставляет не увиденными...
   Над пятном густых зарослей недалеко от пляжа возникло серое дождевое облако, и условия для его формирования были настолько идеальными, что оно разбухло, пока Кэнди за ним наблюдала, и тут же пролилось дождем. Верхушки деревьев раскачивались и волновались, словно огромное зеленое море, и это зрелище наполнило Кэнди невероятной благодарностью за то, что она успела здесь увидеть.
   - Ты идешь? - спросил Финнеган.
   Он выбрался из лодки и сейчас стоял позади нее.
   - Да, - неохотно ответила она. - Я просто хотела посмотреть на дождь.
   - В Миннесоте нет дождей?
   - Есть, - ответила она. - Там бывают невероятные ливни. Но не такие. Посмотри!
   - Ты всегда можешь передумать, - сказал Финнеган. - Мы могли бы путешествовать вместе. Я буду тебя охранять.
   - Знаю. Спасибо. Но я уже решила. Странно - дома люди обычно говорили, что я нерешительная. Наверное, мне было просто все равно. Но, возможно, я изменилась. Эти места изменили меня. Я нашла... - она помолчала, подбирая правильные слова, - то, о чем можно заботиться.
   Ее сердце внезапно защемило от этой мысли, и она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы.
   - Надо идти, - сказала она, всеми силами стараясь не расплакаться. - У вас есть более важные вещи, чем меня ждать.
   Финнеган кивнул.
   - Если ты готова.
   Они прошли по теплым неглубоким водам, поднимая медленные тучи песка. Трия и Женева сели на весла, Макбоб - на румпель. Лодка с некоторым трудом преодолела прибрежные волны, и вскоре они оказались за полосой прибоя, резво двигаясь по спокойной воде между разбивающимися волнами и местом, где на якоре стоял Лад Лимбо.
   Они были уже в нескольких метрах от красного борта корабля, когда Трия вдруг встала и указала на берег.
   - Смотрите! Смотрите! - в восторге крикнула она.
   Все посмотрели туда, куда указывала Трия. Облако, пролившееся дождем, стало прозрачнее и приняло восходящую спиральную форму, через которую светило яркое солнце. Однако внимание Трии привлекло не оно, а то, на что падали солнечные лучи. Там, на краю прибрежной стороны леса, покачивалась сияющая зеленая форма, словно только что родившись из пропитанной влагой земли. Это была человеческая фигура, женщина, чью пышную, яркую одежду украшала то ли роса, то ли драгоценные камни.
   - Все видят то же, что и я? - спросил Том.
   - Женщина, - ответила Кэнди.
   - Не просто женщина, - сказал Джон Хват. - Это Элатурия.
   - Точно, - пробормотал Финнеган. - Во имя всех божеств любви, это она! Элатурия!
   - А где Дитя Нума? - спросил Шалопуто.
   - Кто? - поинтересовалась Кэнди.
   - Тот, кто ее любит. Кто ищет ее по всему острову, ожидая, пока она...
   - Вон! - воскликнула Кэнди, широко улыбаясь. - Я его вижу!
   И действительно, он был там, взбираясь на гребень холма, аккуратно сложив на широкой спине фиолетово-синие крылья.
   - Дитя Нума, - сказала Кэнди, словно пробуя эти слова на вкус. - Он действительно ангел? То есть прямо с небес?
   - Кто знает, - сказал Финнеган. - Но они снова вместе.
   - Снова? - спросила Кэнди, не слышавшая его рассказа.
   - Это печальная история, - ответил Финнеган. - Думаю, тебе хватит печалей.
   - Может, в другой раз, - сказал Шалопуто, но вдруг понял, что другого раза не будет, и погрузился в мрачную тишину.
   Они смотрели на далекий берег, где ненадолго воссоединились Элатурия и Дитя Нума, а затем тучи вновь пролились дождем, и серая пелена скрыла за собой их встречу.
  
   Тлен отправился к Предательской гавани на юго-западной оконечности Ифрита, где увидел, что новости о прибытии Полыни уже разнеслись по островам, и на знаменитый боевой корабль собрались взглянуть многочисленные зеваки.
   - Какую жалкую жизнь они ведут, - сказал он Летео, глядя на толпу. Богатые мужчины и женщины грелись в своих экипажах, а рабочие были одеты в то, что позволяло им их скудное жалование (сшитые старые козлиные шкуры или шкуры грызунов; соломенные и плетеные одежды; деревянные башмаки).
   Тлен не желал находиться среди этого вонючего скопища даже в наряде, способном скрыть его от просителей, а потому нашел себе место чуть выше гавани, сел и стал ждать прибытия Полыни.
   Долго ждать не пришлось. Вскоре спокойная поверхность моря забурлила, и среди волн начала появляться рыба. Не стаи мелких рыбешек, обычно населявших эти воды, а создания, жившие в глубинных впадинах и вызванные из тьмы срочным приказом. Они выглядели устрашающе: некоторые были покрыты броней и колючками, другие, с шумом вырываясь на поверхность и мелькая спинами в прибое, говорили на рыбьем языке.
   Наконец, из тьмы донеслись звуки корабля, призвавшего это чешуйчатое множество: скрип веревок, треск досок, а когда судно приблизилось к берегу - голос первого помощника капитана, называвшего глубину (шесть саженей! пять саженей!) и пение команды, исполнявшей морскую песню, ведя Полынь в гавань. Перед зрителями возник гигантский корабль. Его появление вызвало такой ужас, что некоторые из собравшихся в страхе бежали, панически моля о защите. Винить их было не за что - Полынь являлась поистине адским судном. Из отверстий вдоль бортов и центральной башни вырывался черно-красный дым. Нос украшали две демонических головы: одна смотрела в небеса, а другая - в глубины Изабеллы. На корме находились их столь же причудливые собратья, глядевшие на правый и левый борта корабля. Вокруг них вился дым, создавая жутковатый эффект оживления, словно в любой момент они могли сорваться со своих мест и уплыть, замыслив что-нибудь недоброе.
   Полынь двигало две силы. В темных глубинах трюма сидели рабы-гиганты, обитатели гор острова Черного Яйца, всю свою долгую жизнь обреченные оставаться прикованными к веслам Полыни. Второй силой был ветер, и ловившие его широкие паруса окрашивались в фиолетовый цвет как последнее доказательство - если до сих пор их было мало, - того, что судно несет с собой горе и отчаяние.
   Оно бросило якорь в четверти мили от берега. К тому времени Тлен, за которым следовал хромающий Летео, подошел к краю воды и с помощью краткого заклинания, придававшего воде перед ним твердость, проложил путь до самого корабля, в корпусе которого открылась дверь, чтобы их впустить. Только они собрались войти, как Летео ухватил хозяина за одежду.
   - Ваша бабушка, - сказал он. - Она здесь.
   Тлен автоматически замедлил шаг. Он окинул взглядом огромный корабль, ища признаки Бабули Ветоши.
   Не успел он сказать и слова, как из тьмы корабля в сопровождении двух членов команды появился человек. Однако это оказалась не бабка Тлена, а колдун, о чьей репутации Тлен был наслышан - некий Каспар Захолуст. Нелепый человечек носил ярко-желтый пиджак, который не мог менее подходить настроению Тлена. Волшебник, однако, улыбался до ушей.
   - Добро пожаловать! Добро пожаловать! - светясь от счастья, заговорил он.
   - Захолуст?
   - Вы меня помните! - воскликнул колдун. - Как это приятно. Как приятно! Я и представить себе не мог, что вы меня знаете, но все же надеялся...
   - Что ты делаешь на Полыни?
   - Меня пригласила ваша бабушка, - ответил Захолуст.
   - Значит, она здесь.
   - Да, она здесь, - Захолуст кивнул. - И она настаивает, чтобы вы как можно скорее уделили ей внимание.
   - Ну разумеется, - резко произнес Тлен.
   Сейчас они были в темных глубинах корабля. Поблизости плакал один из гигантов в цепях, и этот звук отражался от бортов корабля. Услышав плач, Тлен улыбнулся.
   - Могу я проводить вас в ваши покои, Повелитель? - предложил Захолуст.
   - Сам найду, - отрезал Тлен. - Возьми Летео и дай ему что-нибудь поесть.
   - Мне приказано помогать вам, Повелитель, а не этому мальчику.
   - А я приказываю устроить моего слугу, волшебник. Накорми его и переодень. Таковы мои приказы.
   - Как пожелаете, - сказал Захолуст, всеми силами стараясь удержать маску дружелюбия, несмотря на кипевшую злость. - Но если вы будете в чем-то нуждаться, Принц, позовите меня. Я весь к вашим услугам.
   Он продолжал глубоко и напыщенно кланяться, однако Тлен уже отправился исследовать корабль. Ему очень редко удавалось бывать на Полыни, и он позабыл, что это за шедевр. Корабелом был человек по имени Дитер Селт, который в буквальном смысле отдал ради Полыни свою жизнь, поскольку замысел, создание и постройка огромного корабля настолько его изнурили, что в конце концов мастер умер от истощения. Однако смерть не стала препятствием для его появления на борту Полыни. Иногда, слышал Тлен, моряки утверждали, будто видели на палубе призрак Селта, глядевшего на надутые ветром паруса неподалеку от места, где он умер.
   - Добро пожаловать на борт, - сказал голос из тени. Кошмары, плававшие вокруг его головы, внезапно оживились.
   - Бабушка... - сказал Тлен.
   Перед ним возникла старая женщина.
   - Одна? - спросил Тлен.
   - Нет, нет. Я взяла с собой швей, так что ни одно мгновение не будет потеряно. Мы продолжим создавать армию заплаточников, охотясь за девочкой.
   - Я бы с удовольствием сделал это и без тебя.
   - С удовольствием? Ты? Когда в последний раз ты что-то делал с удовольствием?
   Тлен поднял бровь.
   - Ты пришла сюда возражать всему, что я скажу, или по какой-то другой причине?
   - Есть такая причина.
   - И в чем она?
   - Я тебе не доверяю.
   - А.
   - Ты слишком привык все делать по-своему. Конечно, ты имеешь право. Ты мужчина. Можно сказать, почти совершенство.
   - Что ты хочешь сказать? - спросил Тлен, скривившись.
   - Мы не можем позволить этой девочке жить.
   - Я и не собирался...
   - Не усложняй свое положение ложью, - сказала Бабуля Ветошь. - Ты не знаешь, что бы ты сделал, будь она действительно в твоей власти.
   - На что ты намекаешь?
   - Что ты мог бы ее отпустить... из-за своей чувствительности.
   - Я не идиот, - огрызнулся Тлен. - И не чувствительный. Лучше отправляйся домой, бабушка. Дай мне делать мою работу, а ты делай свою.
   - Нет. Я останусь. Буду шить. Наблюдать.
   - Тогда я схожу на берег, - сказал Тлен. - Если ты мне не доверяешь, то катись ко всем чертям! - В ярости он повернулся к старухе спиной.
   Неожиданно Бабуля Ветошь шагнула вперед и схватила Тлена за мантию.
   - Не смей разговаривать со мной в таком тоне! - гневно произнесла она. - Я всегда тебя защищала! И что я вижу в результате? Одно неуважение! Я не потерплю этого, Тлен. Слышишь?
   - За мной не надо следить, как за заблудшим ребенком, бабушка. Ты слышишь меня? - Говоря это, он медленно поднял руку и отцепил ее пальцы от своей одежды. - Я видел достаточно, чтобы желать убрать девчонку с нашего пути, уж поверь мне.
   - Тогда почему ты позволил ей ускользнуть с Ифрита?
   - Меня... отвлекли, - раздраженно ответил Тлен. - Такого больше не случится. Я решил убить Кэнди Квокенбуш, и она умрет, даже если мне придется преследовать ее до конца моря. Она умрет. Чего ты хочешь в доказательство? Голову? Я тебе ее принесу.
   - Нет, спасибо, - ответила Бабуля Ветошь так, словно мысль о подобном подарке казалась ей тошнотворной. А затем добавила:
   - Только глаза.
   - Они разные. Ты это знаешь? Разного цвета.
   - Разумеется. Они говорят о ее сути.
   - Если я принесу тебе глаза, ты оставишь меня в покое?
   - Вот что я тогда сделаю. Я удалюсь в крепость со своими женщинами, и мы будем шить. Ты останешься с адмиралом Копотью и колдуном Захолустом. Если я тебе понадоблюсь, я приду. Если нет, ты меня не увидишь. Ну как? Подходит?
   Тлен обдумал соглашение, а потом кивнул.
   - Кстати, - сказал он. - Зачем ты освободила этого отвратительного волшебника?
   - Он знает девочку. Она была у него дома и забрала с собой его раба. Мне подумалось, что он может оказаться нам полезен. Он определенно заинтересован в ее гибели. Используй его, как захочешь. Обещай власть, если потребуется. А потом, когда девчонка будет мертва, я избавлю его от страданий.
   - Как нам узнать, где она находится?
   - Сейчас она на борту судна Лад Лимбо. В последний раз его видели покидающим остров Частного Случая.
   - И кто там был еще?
   - Обычные подозреваемые. Сбежавший от Захолуста раб, тылкрыс Шалопуто. Революционерка Женева Персиковое Дерево, участвовавшая в нескольких актах агрессии против организаций Великого Совета Островов. Ее товарищи - Двупалый Том и капитан Макбоб. Девочка Трия, которая могла бы стать превосходным членом моего сестринства, не свяжись она с этими дураками. Ее нашла Персиковое Дерево. И, разумеется, Хват с братьями.
   - Еще Фей. Ты забыла Фея.
   - Нет, не забыла. Я бы никогда не совершила такой ошибки. За ним стоит следить, если дело дойдет до личной встречи. Финнеган за нее умрет. Конечно, он не знает, почему...
   - Мы это проверим, - сказал Тлен, позволив себе слегка улыбнуться. - Возможно, он не будет таким храбрым, когда я погружу его в свои кошмары.
   - Может, и не будет, - сказала Бабуля Ветошь. - Но я бы предпочла не испытывать его преданность. Лучше убить их всех, и дело с концом.
   - Ну наконец-то, бабушка, - сказал Тлен. - Хоть в чем-то мы согласны.
  
   Ветер был попутным, течения - благоприятными, и корабль, несмотря на свой размер, быстро набрал скорость, лавируя между островов. Адмирал Копоть, неприятный на вид человек, пребывавший из-за этого в вечной тупой ярости, считал, что они догонят беглецов не позже чем через час.
   - Мы их просто протараним, если хотите, - сказал Копоть Тлену. - Они тут же потонут. А когда они пойдут ко дну, мы выльем в море дюжину ведер козлиной крови. После этого начнется что-то несусветное - через минуту их просто заживо сожрут.
   - Судите по собственному опыту?
   - Повелитель, невозможно стать адмиралом на Горгоссиуме, если любить мир и справедливость, - ответил Копоть.
   - Полагаю, да.
   - Начать забивать коз?
   - Начинайте, - ответил Тлен, испытывая легкое отвращение к адмиралу и его энтузиазму в связи с предстоящими жестокостями. - Начнем и покончим с этим.
   - Мир станет лучше, Повелитель, если эти преступники умрут.
   - Станет ли? - пробормотал Тлен, отвернулся от Копоти и, отойдя подальше, повторил: - Станет ли?
  

47. Предчувствие беды

  
   В тот день Цыптаун пребывал в странном настроении. Город проснулся после ночи беспокойных снов: в два часа, в три часа ночи люди выходили на кухни, чтобы успокоить себя мороженым, или смотрели в своих каморках какое-нибудь старое кино, но на самом деле не чувствовали вкуса еды и не видели фильма, поскольку их мысли были где-то далеко.
   По городу распространялись слухи, множились шепоты и предупреждения о том, что Цыптауну грозит ужасная опасность. Не слышал об этом разве что глухой. Играющие школьники пересказывали друг другу последние сплетни; собачники болтали об этом, пока их подопечные здоровались с задницами друг друга; пациенты в приемной стоматолога ради собственного спокойствия переводили разговор на нечто более худшее, чем сверло.
   В очередях супермаркетов, на перекрестках, на куриной фабрике, где днем раньше бойня перевыполнила план, и даже в менее дружелюбных кварталах города, где люди подозрительно прислонялись к дверям и не было принято чесать языками, сегодня говорили, говорили так, как не говорили никогда прежде и вряд ли заговорят потом. Люди говорили, что им снилось несколько ночей подряд и что омрачало любую надежду на завтра или послезавтра. Что вынуждало их принять решение отложить свои дела, каким бы важными и срочными они не казались, и на время уехать из города.
   И чем чаще эти слухи повторялись, тем убедительнее звучали. Люди начали строить планы. Пришел момент, когда они перестали беспокоиться, что могут сказать соседи (пусть сами о себе заботятся) - они собирали чемодан, брали семью, животных и везли их в безопасное место.
   Наверх.
   Так начался исход из Цыптауна. Чем больше семей собирали свои вещи и уезжали, тем больше соседей отваживалось делать то же самое. Скоро Мейн-стрит почти на милю оказалась забита автомобилями, и многие, видя, что по улице им не проехать, вышли из машин и пошли пешком. Все двигались в одном направлении. В конце концов, рядом было лишь одно высокое место, хребет к востоку от Цыптауна, прозванный в народе Холмом. Вряд ли его высота над уровнем улиц превышала восемьдесят метров, но недоверчивость людей говорила о том, что этого вполне достаточно, поскольку многие цыптаунцы уже взбирались наверх.
   Следует сказать, что кое-кто жил там уже довольно долго: примерно два десятка человек разбили на вершине Холма лагерь, выстроив кольцо из палаток с костром посредине. Лагерь был простым, но отлично послужил своей цели, став маяком для тех, кто решил сделать то же самое. Поднимайтесь на Холм, сигналили палатки и дым от костра, поднимайтесь на Холм! Наверх!
   И в течение дня к ним присоединялось все больше народу, оставляя свои офисы, магазины, покупателей, начальство и дома.
   - Работает, - сказал Генри Мракитт, когда они с Диамандой осматривали город, оценивая последствия своей кампании. Посеянные ими семена сомнения принесли плоды.
   - Что происходит в Абарате? - спросил Генри заклинательницу.
   - О, и не говори, - раздраженно ответила Диаманда. - Я почти увидела Кэнди, но потом все пропало. Знаю только, что она на корабле.
   - Одна?
   - Нет, нет. С ней люди. Но никто из них не кажется счастливым...
   Генри вздохнул.
   - У меня очень плохое предчувствие.
   - Не у тебя одного, - заметила Диаманда. - Мы на самом краю, Генри. Ни в чем больше нельзя быть уверенным. - Она взяла его за руку. - Кроме любви.
   - Ты боишься? - спросил он.
   - За нас? Нет. Но за этих людей, за этих бедных, запутавшихся людей, которые не верят, что их жизнь имеет смысл - да, за них я боюсь.
   - Боишься, что они могут умереть?
   - Хуже, чем это. Боюсь, что когда придет конец, они будут в ужасе, поскольку не поверят, что есть рай, куда они могут отправиться.
   - Может, они и правы, - ответил Генри. - Ведь это жестокий мир, и я сомневаюсь, что Абарат лучше. Во что верить, когда дело доходит до такого?
   Диаманда убрала свою руку и повернулась к нему лицом.
   - Генри Мракитт, - сказала она. - Ты только послушай себя, чертов идиот! Любой может пожать плечами и сказать, что жизнь - простая случайность, возникшая из грязи и молний. Но это не так. За то время, которое у нас есть - час, день, или сколько бы его ни осталось, - я покажу тебе, что надо просто открыть сердце и посмотреть - слышишь, посмотреть! И тогда ты увидишь, что каждую минуту существует сотня причин верить.
   - Правда? - сказал Генри, раздраженный тоном Диаманды. - И где же я найду эту сотню причин?
   - Везде! - ответила она. - Генри, мы родились в таком огромном, прекрасном, полном смысла мире, что за отведенные нам семьдесят или восемьдесят лет можем надеяться понять лишь крошечную его часть! Но однажды все станет ясно. И в этот день я бы хотела встать рядом с тобой и сказать...
   Окончание фразы они произнесли хором:
   - Я же тебе говорила!
   Они засмеялись так громко, что оказавшиеся поблизости люди удивленно начали оглядываться, словно действительно слышали смех, но не видели смеющихся и не могли представить, что веселого может быть в этот день страха, шепотов и оставленных без ответа молитв.
  
   В доме Квокенбушей разговоров о том, чтобы покинуть город, не было. По крайней мере, после ссоры из-за переезда семьи в Колорадо. Сегодня дом казался необычно тих. Телевизор работал беззвучно; Билл с вялой заинтересованностью смотрел баскетбол. Мелисса одержимо мыла ванную; это был ритуал, который она выполняла всегда, если ее что-то беспокоило. Она чувствовала себя странно далекой, будто не полностью очнулась от разговора, который был у нее с Кэнди во сне. Она не слышала шепотов о том, чтобы убраться из города: ее захватили воспоминания о голосе дочери и мытье ванной. Мальчики играли в войну в доме Хови Гейджа в двух кварталах отсюда. Билл разрешил им уйти еще несколько часов назад. Но сейчас Мелисса внезапно появилась в дверях и заявила, что собирается их забрать.
   - Ради бога, почему? - спросил Билл.
   - Нам сейчас нужно быть вместе.
   - Да пусть они играют в свои стрелялки, - проворчал Билл. - Ничего с ними не случится.
   - Мы этого не знаем, - сказала Мелисса, снимая желтые резиновые перчатки.
   - О чем ты говоришь? - спросил Билл с мученическими интонациями человека, считавшего, что его жена сошла с ума, и он вынужден в одиночку нести бремя ее безумия.
   - Неважно, Билл. Я просто пойду и приведу их домой.
   - Мелисса...
   Она прекратила спор, отрицательно покачав головой. Билл пожал плечами.
   - Как хочешь, - пробормотал он, включив звук телевизора.
   Мелисса не собиралась делиться с ним своими страхами. В кои-то веки она была рада, что он домосед. По крайней мере, о его местонахождении можно не тревожиться. Любить его было трудно, но она его любила и не хотела, чтобы с ним случилось что-то плохое.
   Взяв на кухонном столе ключи от машины, она направилась на улицу через боковую заднюю дверь. Когда она вышла из тени на солнце, случилось сразу две вещи: со стороны улицы налетел ветер, и ее окликнула Карен Портасио, жившая в соседнем доме. Сперва Мелисса не обратила на нее внимания, думая о ветре и о том запахе, что он с собой принес. Но Карен была настойчива и явно желала услышать ответ.
   - Прости, что ты сказала? - спросила Мелисса.
   - Если ты собираешься куда-то ехать, лучше не трать время, - повторила Карен. - Я так и не смогла добраться до Лорел-стрит. Наверное, где-то авария - все улицы забиты машинами.
   - Спасибо, - сказала Мелисса. - Я просто хотела забрать детей. Тогда пройдусь пешком.
   Она сунула ключи в карман и направилась к дому Гейджев, но через несколько шагов Карен окликнула ее вновь:
   - Есть какие-нибудь новости о Кэнди?
   Как только она произнесла имя Кэнди, Мелисса поняла, что это был за запах.
   - Море... - пробормотала она.
   - Что ты сказала?
   Но Мелисса уже торопилась - бежала, а не шла - по улице, намереваясь скорее забрать сыновей, пока не станет слишком поздно, и ее страхи не воплотятся в реальность.

48. Рассекая волны

  
   Когда Кэнди была маленькой и отправлялась в какое-нибудь путешествие, ей казалось, что добираться до цели всегда очень долго, а вот обратный путь домой занимает вдвое меньше времени. Сейчас она уже не была ребенком и покидала не летний лагерь и не парк аттракционов, в котором провела счастливый, беззаботный день. Она оставляла свой рай, свою страну чудес, и ощущение потери разрывало ей сердце. Казалось, она никогда не испытывала ничего подобного. Впрочем, нет, это не совсем так. Был еще один похожий момент. Пять лет назад ее кенар Монти, которого она вырастила из яйца и кормила с рук, пока тот не научился есть самостоятельно, заболел и внезапно умер. Она нашла его на дне клетки, холодного и окаменевшего. Кэнди не стала звать маму, желая провести с ним несколько минут наедине, попрощаться прежде, чем здесь соберется вся семья. Она коснулась его щекой, сказала, как любит его, и попросила ее ждать, поскольку наступит день, когда она присоединится к нему, и они начнут новую жизнь, которую смерть никогда не оборвет. Чувства, которые она тогда испытывала, разговаривая с ним и зная, что он ее не слышит, гладя его по голове и понимая, что он не чувствует ее прикосновений, ужасная, разрывающая сердце боль, напоминали ее теперешнее состояние.
   Однако воспоминания постепенно изглаживаются. С годами память о Монти потускнела, и воспоминания об Абарате когда-нибудь тоже уйдут. Что у нее есть, чтобы они остались навсегда? Фотография с Шалопуто в Тацмагоре? Альменак Клеппа? Не слишком-то много. Она решила, что как только вернется домой, первым делом запишет все, что запомнила - все разговоры, что вела; все чудеса, что видела; всю еду, которую ела...
   - О чем ты думаешь? - спросил Джон Хват.
   - О том, чтобы записать свои воспоминания, - ответила Кэнди.
   - Тебе не кажется, что ты слишком молода для мемуаров? - сказал Джон Ворчун.
   - Это особая ситуация, - возразила Кэнди. - Мне кажется, что... - Она замолчала, ощутив, как в ней вновь поднимаются слезы.
   - Продолжай, - сказал Джон Хнык. - Тебе кажется, что...
   - Что если я не запомню это сейчас, то, возможно, потеряю навсегда.
   - Не потеряешь, - сказал Джон Филей.
   - Ты уверен? - спросила Кэнди. - Моя тетя Джессика заболела болезнью Альцгеймера и мало помалу забыла все, что было в ее жизни. По всему дому нам пришлось расклеивать записки с напоминаниями о самых простых вещах. Запирать дверь, выключать свет. Потом она стала забывать имена друзей, родных. Это было страшно. И для нее, и для всех нас. Предположим, то же случится со мной, только я забуду Абарат.
   - Но это совсем другое, Кэнди. Здесь же двойная связь.
   - Не поняла.
   - Дело не только в том, помнишь ли ты Абарат. Абарат тоже будет помнить тебя.
   Теперь глаза Кэнди действительно наполнились слезами.
   - Правда? - спросила она.
   - Да, - сказал Хват. - Скажите ей, братья!
   - Да! - хором сказали братья Джоны. - Да! Да! Да!
   Этот счастливый момент прервал крик Финнегана, который забрался на мачту Лад Лимбо, на марсовую площадку, чтобы лучше видеть, что их ждет впереди. Однако встревожило его совсем не то, что находилось перед кораблем, а то, что приближалось к нему сзади.
   - Судно за кормой! - крикнул он сверху. - Судно за кормой!
   Услышав сигнал Финнегана, все на корабле оглянулись. Над Изабеллой образовывалось пятно болезненно желтого тумана, и пока они смотрели, туман заклубился, раздвинулся, словно огромный занавес, и из него появился корабль в десять раз больше Лад Лимбо. Корабль был чудовищным не только по своим размерам, но и по виду. Корпус украшали чугунные фигуры мифических зверей; паруса выглядели так, словно были сшиты из саванов - на некоторых до сих пор оставались пятна смерти, - а из недр корабля доносились полные страданий стоны.
   - Это корабль Тлена! - воскликнул Двупалый Том.
   - Полынь! - крикнул капитан Макбоб. - Дамы и господа! Спасайте свои души! Нас преследует Полынь!
   Казалось он не верит собственным глазам, словно его сознание отказывалось принимать то, что перед ним было - самый знаменитый боевой корабль, что когда-либо ходил по Изабелле.
   - Полынь! - продолжал говорить он, - Полынь! Полынь! - словно по велению какой-то парадоксальной магии знание имени чудовища могло бы его уничтожить.
   Но корабль приближался. И чем ближе становились друг к другу два судна, тем яснее члены команды Лад Лимбо понимали грозящую им опасность. Полынь была не только устрашающим кораблем - на нем находилась не менее устрашающая команда. Со снастей свисали заплаточники самых чудовищных форм; они же находились у перил и на палубе. Некоторые отдаленно напоминали животных: гигантский паук, созданный из ярко раскрашенных фрагментов; существо наподобие собранной в кучу стаи диких собак, кусающих и рычащих, словно бешеные (каковыми они, возможно, и являлись). На поручнях сидели птицы-заплаточники, похожие на безумную версию птеродактилей. Они прыгали по поперечным балкам, визжа и клюя друг друга.
   Кэнди заметила нелепо разодетую фигуру с красными щеками и татуировками на лысой голове, прохаживавшуюся по палубе юта.
   - Кто это? - спросила она.
   - Это адмирал Г. Г. Копоть, - сказал капитан Макбоб. - Один из самых жестоких людей, какие только ходили под парусами по Изабелле.
   - А рядом с ним... - почти шепотом произнесла Трия. - Это он? Он?
   Ей ответила Кэнди.
   - Да, это он. Кристофер Тлен.
   Конечно, Трия видела его и раньше, на Ифрите, но теперь он не был той зловещей фигурой в шубе с мумифицированными головами. Сейчас Тлена украшала великолепная мантия черного, золотого и алого цветов.
   - Отвернись, - сказал кто-то Кэнди. Это был Хват. - Пожалуйста. Отвернись.
   - Здесь он не сможет причинить мне вреда, - ответила Кэнди.
   - Не будь так уверена.
   Пока Хват говорил, Тлен согнул левый указательный палец и поманил ее. Она вновь услышала голос Джона Хвата, но не желала выказывать испуг перед позерством Тлена и продолжала на него смотреть.
   - Леди... - снова сказал Хват.
   - Я не собираюсь бояться его лишь потому, что он на меня таращится.
   Джон Ворчун сказал:
   - Нас тревожит не Тлен.
   - А что?
   - Волна.
   - Какая волна?
   - Если ты на секунду оторвешься от Принца Тьмы, то увидишь, - сказал Джон Змей.
   С трудом большим, чем она ожидала, Кэнди отвела взгляд от Тлена. Сомнений в словах Джона не было. За те полминуты, что Кэнди смотрела Тлену в глаза, из-под дымной кормы Полыни начала подниматься огромная масса воды.
   - У нас неприятности, - мрачно сказал капитан Макбоб.
   Волна росла и неуклонно надвигалась. Скоро она должна была обрести невероятную мощь, чтобы не только понести вперед чудовищный корабль, но и разрушить все на своем пути.
   - Я не знал, что Тлен имеет власть над стихиями, - прокричал Джон Хват, наблюдая за тем, как Изабелла приходит все в большее неистовство.
   - Вряд ли это он, - сказал Финнеган, одной рукой ухватившись за снасти Лад Лимбо, а во второй держа направленный на Полынь телескоп. - Это его бабка, Бабуля Ветошь.
   Не успел он произнести имя старой ведьмы, как изнутри Полыни вырвалась стремительная волна энергии, и на палубе возникла женщина, призвавшая силу Изабеллы. Ее тонкие руки были подняты, вокруг головы развевались седые волосы.
   Как только она появилась, все на борту Лад Лимбо услышали ее слова, и каждому казалось, что она говорит с ним и только с ним одним. Послание было мрачным и кратким:
   - Лад Лимбо скоро утонет, и когда он пойдет ко дну, утонете и вы. Примиритесь со смертью. И поживее.
   Когда ее речь закончилась, бурлящее под кораблем море внезапно начало расти, словно водяная башня.
   - ТОПИ ИХ! - крикнула старуха.
  

49. В Иноземье

  
   Волна под кораблем Тлена поднималась, и создававшая ее сила вызвала из глубин великое множество рыб, не все из которых были приспособлены к свету. Некоторые, оказавшись на поверхности, лопались, словно воздушные шарики. Другие, напротив, встречали свет, извиваясь от удовольствия, словно в экстазе от возможности продемонстрировать свою мерзкую наружность. И многие действительно были отвратительными: вздувшаяся зелено-серая плоть, призрачно сверкающие глаза, раскрытые рты, усаженные острыми зубами. Принадлежность некоторых созданий невозможно было определить, поскольку у них не было ни глаз, ни рта. Они являли собой извивающиеся нити жизни, взбаламучивая воду, словно оболочки проклятых душ.
   Все это было лишь пеной взбудораженного моря, а под этой бурлящей массой рождался гигантский объем темной, сверкающей воды, поднимавшей невероятную массу Полыни. Сперва корму, а затем и сам корабль, накрывший своей тенью Лад Лимбо.
   - Беда! - крикнула Женева. - Взгляните на заплаточников!
   Множество этих созданий вылезло из трюма и теперь взбиралось на перекладины или выстраивалось на палубе, словно пародируя военный сбор.
   - Да здесь будет пара батальонов! - сказал Том.
   - Грядет битва, - согласился Финнеган.
   - Нас всех убьют. Точно, убьют, - сказал Джон Хнык. - Если, конечно, мы сперва не потонем.
   - Чья это была умная мысль вернуться в Иноземье? - спросил Джон Змей, бросая на Кэнди обвиняющие взгляды.
   - А ну прекратить разговор! - сказал капитан. - Или я выкину нарушителя за борт.
   Другие братья зашептали Джону Змею: "Тсс". Они не собирались страдать лишь потому, что он был не в силах удержать язык за зубами.
   - Мы все знали риск этого путешествия, - сказал Финнеган. - Так что не будем расслабляться. Надо подготовиться к рукопашной. У кого есть оружие?
   Начался осмотр вооружения. Оно не вызывало оптимизма. У Хвата был короткий нож, как и у Тома. Макбоб вытащил два старых пистолета и ржавый меч; у Трии (ко всеобщему удивлению) оказались два тонких, отлично отполированных ножа, а у Финнегана - нечто похожее на мачете. У остальных были лишь руки да воля.
   Прежде, чем Финнеган успел оценить их жалкое положение, Макбоб закричал:
   - Держитесь!
   Через две секунды снизу в Лад Лимбо ударила вода, поднятая магией Бабули Ветоши. Всех швырнуло вперед, и несколько угрожающих секунд казалось, что маленькое суденышко действительно может пойти ко дну. Финнеган вылетел с площадки и разбился бы о палубу, однако успел ухватиться за перекладину и повиснуть на ней. Лад Лимбо раскачивался из стороны в сторону, его доски стонали, словно жалуясь на жестокость вод. Но капитан Макбоб видел в море Изабеллы бури и похуже. Он знал, как превратить силу этой массы воды в их спасение.
   - Держитесь! - снова крикнул он и повернул штурвал.
   Лад Лимбо лег на правый борт. Пенистые волны перекатились через палубу, и судно задрожало от носа до кормы. Но маневр сработал. Макбоб вывел корабль на путь стремительного потока, который понес его прочь.
   - Умно, - сказал Тлен.
   Он стоял на носу Полыни, заведя руки за спину и держа в них посох с крылатой жабой. Расстояние между Полынью и кораблем, на котором была его добыча, увеличивалось с каждой секундой, но он не волновался. Полынь могла развивать невероятную скорость: в трюме была команда гребцов-гигантов, а на палубе Изабеллой командовала Бабуля Ветошь со своими ведьмами-швеями, имевшими власть над стихиями. Его бабушка и ее пугающая свита могли вызывать не только бури и фонтаны воды; они поднимали из глубин призраки тех, кто тонул здесь в течение тысячелетий - рыбаков, пиратов, адмиралов и юнг. И разумеется, чудовищных созданий, поедавших мертвецов, существ, сбивавшихся в отвратительные, абсурдные стаи. Гигантские черноспинные крабы-скорпионы, чьи клешни способны перерубить человека пополам; крошечные рыбы-скальпели, известные тем, что проделывали на утонувших разнообразные операции, столь безупречные, что тела утопленников поднимали и изучали врачи в Коммексо; рыбы-печи, неизвестным образом поддерживающие огонь в своих пяти желудках, где готовили свою добычу, прежде чем переварить ее в шестом.
   Но присутствие всех этих созданий являлось проблемой. Взбудораженные воды становились слишком плотными из-за всплывшей жизни, и ход Полыни замедлялся.
   - Бабушка! - крикнул Тлен.
   Бабуля Ветошь не обратила на него внимания. Он закричал вновь, но она все равно его проигнорировала. Его ярость росла. Он нашел адмирала Копоть; тот стоял у перил с двумя гардемаринами, заряжавшими для него пистолеты, и стрелял в извивавшихся за бортом созданий.
   - Адмирал, какого дьявола вы тут творите?
   - Тренирую меткость, - ответил Копоть. - Видите ту злобную тварь с синими полосками? Я сделаю ее одним выстрелом!
   - У нас есть более серьезные дела, чем тренировка меткости, адмирал.
   - Какие?
   Тлен ухватил Копоть за толстую руку, забрал пистолет и швырнул его за борт.
   - Лад Лимбо! - сказал он. - Наши враги удирают.
   - Тогда отпустите меня, сэр, - с легким раздражением ответил адмирал. - Я не стану задерживать Лад Лимбо, пока со мной не будут обращаться с должным уважением.
   Тлен с отвращением выпустил его, и Копоть отошел подальше. Адмирал вынул телескоп, оценил положение Лад Лимбо, а затем, кланяясь и шаркая ногами, приблизился к Бабули Ветоши. Между ними произошел краткий разговор, который Тлен не слышал. Его внимание привлекло нечто иное. Туман, покрывавший границу между Абаратом и Цыптауном, разошелся, и он впервые увидел тот, другой мир: высокая трава, качающаяся и мерцающая в жарком воздухе, а за травой - крыши домов и колокольня.
   - Цыптаун, - пробормотал он.
  
   - Цыптаун! - сказала Кэнди.
   - Что? - спросил Хват.
   - Где? - спросил Ворчун.
   - Да вон же! - она указала вперед. - Видите?
   - Я вижу, - ответил Шалопуто.
   - Это мой родной город.
   - Мы скоро прибудем, - проговорила Женева.
   - Оглянись, девочка, - не без злорадства сказал Джон Змей. - Скоро Абарат скроется из виду, и больше ты его не увидишь.
   Это было правдой, поняла Кэнди. Сейчас она увидит Абарат в последний раз. Взяв себя в руки, она обернулась. Внешние Острова исчезли из виду, превратясь в туманные, аморфные формы, но она все еще чуяла сладкий аромат цветов, доносящийся из мест, которые она никогда не увидит и чьих названий никогда не узнает.
   Она глубоко вздохнула. Ее сердце до краев наполнилось чувствами, рожденными этим прощанием. Сожалением, что она посмотрела так мало; печалью, что не встретила больше людей. И горькой благодарностью за то время, что провела в Абарате и успела в нем увидеть.
   ... каменную голову Веббы Гаснущий День, переполненную беглецами всех мастей, выхваченными из волн...
   ... красоту Пика Одома, погруженного в видения прошлого и будущего, в которых она не смогла разобрать, что реально, а что нет...
   ... остров Простофиль, где на деревья опускалась ночь, а кошки тарри вглядывались в тени своими всевидящими очами...
   ... Балаганиум с его сверкающими видениями чудовищного и фантастического, шумом радующихся людей...
   ... Окалину, где в небе навсегда застыли вечерние звезды, а между туманными деревьями сплетались печальные песни Биларки...
   ... и всегда, когда стихали звуки печальных песен и счастливых разговоров, ветер приносил ей музыку необъятного моря - непостижимой Богини Изабеллы, матери смерти и тайны. Это Изабелла нашла ее тогда, и она же несла ее домой сейчас. Кэнди нагнулась, опустила пальцы в воду и поднесла их к губам.
   - Спасибо, - прошептала она. Затем с большим трудом отвела взгляд от мест, где была, и перевела его туда, куда направлялась - в Иноземье, домой.
   - Держитесь! - крикнул Макбоб.
   Волны разбивались о лежавшую впереди сушу, и их обратное течение ударило Лад Лимбо, подняв судно вверх.
   Кэнди вцепилась в поручни, чтобы не упасть, и в эту секунду сзади послышалось пение. С Полыни доносилась монотонная музыка, судя по ее пронзительности, исполнявшаяся женщинами швейного круга Бабули Ветоши. Звуки, которые они издавали, были сложными и странно мучительными. Ее желудок перевернулся. На пение отреагировали и воды Изабеллы. По мере ускорения ритма песни море становилось все более бурным, вздымая под Полынью волны, словно жидкие горы, призванные из глубин в огромном спиральном движении. Что внизу, то и наверху: та же песня, поднимавшая воды, породила серое спиральное облако молний, сосредоточившееся над главной мачтой Полыни. Теперь в движении было все, кроме огромного корабля, который благодаря невероятной силе собственного бесстрашия держался ровно, в то время как море и небеса совершали широкое, неумолимое кружение.
  
   - Буря? - сказала себе Мелисса Квокенбуш и опустила грязную тарелку в серую воду раковины. Вошел Рики с кислым выражением лица, обиженный, что его забрали из дома Гейджев, и вынул из холодильника пакет апельсинового сока. Она посмотрела на сына:
   - Немедленно перестань дуться. - Рики открыл сок. - И в тысячный раз говорю - не пей из пакета!
   - Папа пьет!
   - Ты не...
   Мелисса не закончила фразу. Одна за другой ударили две молнии, ярко блеснув на фоне темнеющего неба; вслед за ними раздался оглушительный раскат грома. Она медленно попятилась от раковины. Тарелки дрожали, стуча друг о друга, а по грязной воде расходились волны.
   - Что происходит? - спросил Рики.
   - Не знаю, милый. Думаю, тебе лучше отойти от окна.
   Снова ударила молния, похожая на трещину в небесах. Секундой позже громыхнуло так сильно, что звуковая волна сбила висевшие на кухонной стене часы.
   - Будь внутри, - сказала она Рики, а затем, вопреки собственным словам, в тревоге вышла на задний двор.
   Земля под ногами дрожала. Может, это землетрясение? Насколько она знала, раньше здесь не было землетрясений. Однако вибрация усиливалась. Прислоненные с стене старые доски забора упали. Где-то наверху раздался стук, словно ваза или флакон с дезодорантом скатились с полки и ударились об пол.
   - Боже, - сказала она.
   Вдалеке, у самой границы города, что-то блестело. Нет, за его границей. Оно накатывалось, становясь все ближе и поворачивая серебристую спину к пустым синим небесам, словно волна.
   Словно волна.
   - Поверить не могу, - пробормотала она.
   Словно гигантская волна.
   - Этого не может быть.
   Она попятилась к дому. Из-за дрожи по всей улице включились автосигнализации.
   - Билл! - закричала она. - БИЛЛ!
   Когда она оказалась в кухне, Билл бросал в мусорное ведро пустую банку из-под пива.
   - Что за шум? - спросил он.
   Мелисса указала на окно. На этот раз ему не пришлось ничего объяснять. Он все увидел сам.
   - Это же чертова волна, - сказал он.
   - Да, Билл, так и есть.
   - Откуда она взялась?
   - Какая разница! Нам надо что-то делать.
   - Это конец света, - произнес Билл пустым голосом.
   - Нет, не конец. Это просто наводнение. Прорвалась дамба, или...
   - В округе нет дамб.
   - Все равно. Она идет прямо на нас.
   - Тогда надо ехать.
   - Мы не можем ехать. Шоссе забито.
   Люди уезжают, внезапно подумала она. Я была как в тумане, а люди в это время уезжали.
   - Поздно, - сказал Билл, все еще глядя на волну. - Мы все умрем.
   - Нет. Нам надо подняться...
   - На чердак?
   - На крышу. Мы можем выбраться на крышу?
   - Думаю, да. Через чердачное окно. Но я не знаю, насколько это безопасно.
   Окна начали дрожать, с крючков срывались чашки, из холодильника, который не закрыл Рики, падали продукты. Яйца разбивались, молоко пролилось на пол, создавая свое маленькое наводнение.
   Мелисса посмотрела на открытый холодильник.
   - Еда! - сказала она. - Нам надо взять еды, если мы застрянем там надолго.
   - Может, мне найти какие-нибудь лекарства? - предложил Рики.
   - Да! Я возьму аптечку, ты - воду. Дон, иди сюда...
   - Там волна.
   - Мы знаем, - сказал Рики.
   - Я возьму ружье, - проговорил Билл.
   - Тогда поспешим, - ответила Мелисса.
   Все разошлись. Мелисса поднялась наверх, чтобы взять аптечку, а потом направилась в спальню за теплыми одеялами. Фотографии, висевшие над кроватью, дрожали, стуча о стену. Несколько секунд она смотрела на них. Здесь была фотография мальчиков, а также снимок Кэнди во Флориде, с дедушкой и бабушкой. Губы Кэнди улыбались, но глаза - нет. В них была странная печаль. Мелисса смотрела на фотографию сотни, возможно, тысячи раз, но до сих пор не замечала этой грусти.
   Однако сейчас у нее не было времени на изучение. Отвернувшись, она принялась собирать одеяла, подняв глаза лишь для того, чтобы увидеть, как полоса серебристого света становится все ближе и ближе.
  
   В 13.38 первая волна моря Изабеллы достигла Цыптауна.
   Она пронеслась по улицам, словно гигантская очистительная река. Она выкорчевывала деревья и швыряла машины, как детские игрушки. Ее напора было недостаточно, чтобы снести кирпичные дома, но она срывала с них крыши, выбивала окна и двери, входя без приглашения и унося все следы жизни, которую в них вели. Она вымывала крупу с кухонных столов, выдавливала зубную пасту из тюбиков на умывальниках, переворачивала незаправленные кровати и швыряла в стены телевизоры. Она опустошала шкафы, ящики столов и аквариумы с золотыми рыбками.
   Улица за улицей, воды Изабеллы затапливали город, двигаясь между домами, будто решая загадку, заворачивая, заворачивая, заворачивая и вновь встречаясь за соседним углом...
   Шум наводнения оказался ужасен. Рев самой воды был низким, но поверх него накладывались сотни других звуков, свидетельствующих о разрушении. Разбивались стекла, падали трубы, двери разносило в щепки, завывали автомобильные сигнализации.
   А посреди прибывающей воды и того хаоса, что она с собой несла, были люди. Их оказалось не слишком много. Капания слухов, предпринятая Генри с Диамандой, прошла успешно. Большинство жителей Цыптауна наблюдали за наводнением сверху. Но все же в городе оставалось достаточно тех, кто не слышал призыва и оказался в плену. Некоторые, как семейство Квокенбушей, поднялись на крыши, сочтя их безопасным убежищем. Другие быстро строили из подручного материала плавательные средства (колыбели, надувные детские бассейны), а у некоторых в гаражах даже оказались лодки, в которые они забирались по мере приближения волны.
   Тем, кому удалось выжить во время этого прилива, было что рассказать потом. Истории о спасении в последнюю минуту, о людях, возвращавшихся в дома за какими-нибудь сентиментальными сувенирами и обнаруживавших в гостиной рыб; о жителях старых домов на колесах, которых вода унесла и бросила в милях от города. Но будут и печальные истории. Жизни, потерянные по глупости или нерешительности; люди, смытые пенящимся потоком по дороге к автомобилю, или сорванные течением с водостоков домов.
   Кроме того, были события не счастливые и не печальные, а те, что можно отнести только к категории странных. Наиболее значимое из них случилось в 13.31, за семь минут до того, как воды Изабеллы начали заполнять Иноземье. Некто (а именно, Генри Мракитт) организовал массовое освобождение кур. К сожалению, никакого исхода к свободе и спасению не произошло. Несчастные птицы всю жизнь прожили в мире ложных рассветов и собственных экскрементов. Когда пришла свобода, они понятия не имели, что с ней делать. Но, по крайней мере, они не погибли в своих клетках. Полубессознательное состояние, в котором они пребывали, многих спасло. Когда пришла волна, они просто понеслись вместе с ней и навсегда уплыли из своего плена. Это было впечатляющее зрелище. Тысячи и тысячи кур, освобожденных волшебной волной, безучастно глазели в небо, которого они до сих пор ни разу не видели.
  
   В центре этого наводнения несся Лад Лимбо, движимый силой самого моря. Путешествие, которое и без того было достаточно опасным, приобрело еще более угрожающий характер, когда корабль оказался среди разрушенного Цыптауна. На поверхности бурных вод плавал самый разный мусор: уличные знаки, велосипеды, стулья, столы, умывальники и ограды, кафедра из церкви св. Стефана на Фуллер-стрит, грузовик свиных скелетов, вывески, кусты, и прочее, и прочее, и прочее.
   Каждый раз, когда о борт ударялось что-то большое, Лад Лимбо вздрагивал и качался.
   - Это надо просто пережить! - кричал Макбоб, а в окружающей воде и на палубе корабля появлялось все больше мусора.
   Вцепившись в поручни, чтобы не свалиться за борт, если Лад Лимбо внезапно наклонится, Кэнди начала продвигаться к носу. Окружающий вид свидетельствовал о масштабах катастрофы: из бурлящей серой воды, где плавал мусор, торчали лишь крыши и верхние этажи домов. На глазах у нее выступили слезы. Еще два месяца назад это был ее мир, она знала здесь все улицы и здания, а воды Изабеллы поглотили его всего за несколько минут. Сознание Кэнди не желало принимать такую правду.
   - Этого не может быть, - проговорила она. - Не может быть.
   Финнеган подошел к ней и обнял за плечи, успокаивая. Она посмотрела ему в лицо. В его глазах было столько боли, столько безутешной печали, что собственная боль вдруг показалась ей не такой тяжелой. Корабль качался, но они держались друг за друга.
   - Где-то там моя семья, - сказала Кэнди. - И все это - моя вина.
   Финнеган покачал головой.
   - Нет, - ответил он. - Ты этого не делала. Это сделали они.
   Он указал на боевой корабль, продолжавший преследовать Лад Лимбо. От левого и правого борта Полыни распространялся серо-зеленый туман, словно окутывая ее саваном.
   - Воды вызвала Бабуля Ветошь, - сказал Финнеган. - Она подняла волну, а не ты.
   - Но если бы я не хотела сюда вернуться, они бы за нами не погнались.
   - Ты себя с ума сведешь такими мыслями, - сказал Финнеган. - Ты точно также можешь сказать, что все это случилось потому, что ты была на маяке и встретила Хвата. Или потому, что родилась. Но тогда ты бы никогда не пришла в Абарат, и мы бы не встретились.
   - Нет...
   - И не были бы сейчас здесь.
   - Не были бы.
   - Кто может знать, как было бы лучше? Мы делаем то, что делаем, и сами разбираемся с последствиями. Ты просто должна знать, что это не твоя вина.
   Он говорил так уверенно, что Кэнди не смогла возразить. По крайней мере, не сейчас. Возможно, в другое время и в другом месте она сможет обдумать услышанное, согласиться или нет. Но сейчас ее мысли вернулись на Последовательную улицу.
   - Просто я надеюсь, что моя семья сумела спастись, - сказала она.
   - Можешь определить, где твой дом?
   Кэнди изучила безрадостный пейзаж.
   - Так... вон башня старой школы. Она рядом с моим домом, - и указала на далекую башню, выступающую из воды. - Видишь?
   - Да.
   Финнеган обратился к Макбобу, который был в рулевой.
   - Капитан! Видишь ту башню с часами?
   Макбоб подтвердил, что видит.
   - Нам надо туда.
   - Это будет непросто, - ответил Макбоб. - В воде мусор, и рано или поздно в нас что-нибудь врежется. Ты видишь, что там плавает?
   - Кэнди должна найти свою семью, Макбоб, - сказал Финнеган. - Ты поможешь, или за руль встану я?
   - Ладно, ладно, не надо так волноваться. Сделаю, что смогу. Но если мы пойдем ко дну...
   - Мы не станем тебя винить, - сказал Финнеган. - И пока у тебя такое хорошее настроение, не мог бы ты передать мне свой телескоп?
   - Однажды... - проворчал Макбоб, угрожающе грозя Финнегану пальцем.
   - Да, да. Однажды ты преподашь мне урок вежливости. Сейчас просто дай телескоп, а завтра можешь набить мне морду. - Макбоб передал Тому свой телескоп, и тот принес его Кэнди. - Или я набью тебе, - с ухмылкой прибавил Финнеган.
   Кэнди приложила телескоп к лицу, сфокусировала его и начала последовательно осматривать воду. Это было страшно: поверхность настолько плотно покрывали свидетельства жизни, которую здесь вели, что казалось, по воде можно ходить. То тут, то там среди мусора возникало нечто очень личное - маленький четырехколесный велосипед, кровать с подушками, пустая конура, - и Кэнди трудно было удержаться от слез. Но того, чего она боялась больше всего - тел утонувших людей, - было очень и очень мало. Изредка она видела высовывающиеся из грязной воды фрагменты и скорее отводила глаза, но такое случалось крайне редко.
   - Погибших очень мало, - сказала она Тому.
   - Думаю, их кто-то предупредил, - ответил Том, махнув рукой на холм по правому борту. На холме Кэнди увидела людей. Не несколько человек, а сотни - возможно, тысячи. В небо поднимался дым от костров, а склон усеивали многочисленные палатки.
   - Их предупредили, - сказала Кэнди, ощутив, наконец, надежду, которую не отваживалась чувствовать с начала катастрофы.
   - Может, твоя семья тоже наверху? - спросил Финнеган, кивая на палаточный городок.
   - Надеюсь, - ответила Кэнди. - Но...
   - Ты так не думаешь?
   - Мой папа никогда в жизни не делает того, что ему говорят. Наоборот, чем больше ему говорят, что он должен что-то сделать...
   - ... тем меньше вероятность, что он послушается, - сказал Том.
   - Точно.
   - Прямо как моя вторая половина, - сказал Том, нежно похлопав по карману, где хранилась помятая фотография его семьи.
   - Думаешь, мы должны искать на воде, а не на холме? - спросил Финнеган.
   - Будем искать, пока нас не догонят, - сказала Трия, присоединившаяся к компании у поручней. Она повернулась к Полыни. - Куда исчез корабль? - спросила она.
   Полынь действительно пропала, полностью спрятавшись за двадцатиметровой стеной тумана, что распространялся во все стороны, скрывая корабль и добрую часть Изабеллы.
   - Думаю, они собираются выждать момент, - сказал Том. Облако тумана все росло, подбираясь по замусоренным водам к Лад Лимбо. Невозможно было понять, как далеко за этой стеной прячется корабль: в двухстах метрах, в сотне или в десяти.
   - Мы будем готовы, - сказал Финнеган. - Когда бы они ни напали, мы будем готовы.

50. Отец и дочь

  
   - Я вижу маму и папу! - закричала Кэнди Макбобу. - И братьев! Они живы!
   Капитан обследовал вид перед Лад Лимбо, стараясь зафиксировать взгляд на доме Квокенбушей, но это было непросто: слишком много вокруг находилось полузатопленных зданий; на некоторых из них сгрудились маленькие группы спасающихся, сидя вокруг труб или вдоль карнизов, словно огромные испачканные птицы. К тому же, когда начался потоп, несколько домов неожиданно загорелось из-за замыкания или утечки газа и теперь яростно полыхало, скрывая за дымом обзор и усложняя поиски дома Квокенбушей.
   - Где они? - спросил Макбоб Кэнди.
   - Ты их не пропустишь, - ответила Кэнди, указывая вперед. - Мои мама и папа - это те двое, что кричат друг на друга.
   Судя по всему, за время ее отсутствия ничего не изменилось: мать и отец действительно ссорились, и их голоса были настолько громкими и яростными, что их наверняка слышали даже в Абарате. Мама Кэнди стояла на крыше вместе с Доном, а отец покачивался в маленькой лодке (не красной) с Рики и несколькими другими пассажирами. Очевидно, Билл пытался забрать в лодку и старшего сына, но Мелисса не позволяла тому спускаться. Чем больше злился отец, тем сильнее раскачивал лодку, угрожая потопить в бушующей воде остальных пятерых пассажиров маленького судна. Наличие доступной пищи заинтересовало рыб; с выпученными глазами и острыми рылами они кружили у болтающейся лодки, словно стая голодных вампиров вокруг банка крови. Их присутствие заметили пассажиры. Один из них, молодой человек, работавший в гараже, куда отец Кэнди отвез свой грузовик, когда тот сломался, с возрастающей паникой посматривал на воду.
   - Там в воде какие-то твари! - крикнул он. - О боже, там огромные рыбы! Акулы! В воде акулы! Рядом акулы!
   Реакция остальных была вполне предсказуемой: вопли, визг и молитвы.
   - Надо поторопиться! - крикнула Кэнди Макбобу. - Там мантизаки...
   - ... в воде, - подсказал Макбоб. - Да, я вижу!
   - Скажи отцу вывести всех из лодки, - сказала Женева Кэнди. - Иначе кто-нибудь пострадает.
   - Он меня не послушает, - ответила Кэнди.
   - Тогда, может, он послушает нас? - проговорил Джон Хват.
   Он встал на носу корабля и оттуда вместе с братьями начал произносить речь, адресованную пассажирам. Испуганные окружавшими их рыбами, они быстро обратили внимание на человека, перегнувшегося через перила и приказывающего им убираться из лодки, пока их не сожрали заживо. Требования Билла потонули в шуме голосов Джонов, и он разочарованно замолчал. Только он это сделал, один из самых больших мантизаков, каких Кэнди когда-либо видела, высунулся из воды рядом с лодкой, где стоял ее отец, и оценивающим взглядом окинул шведский стол. Человеческая еда с ужасом воззрилась на рыбу.
   - Тут эта чертова дрянь! - завопил один из пассажиров.
   - Папа! - закричал Рики. - Застрели ее!
   Кэнди бросила панический взгляд на Финнегана, который сложил ладони рупором, приложил ко рту и закричал:
   - Не стреляй!
   Билл посмотрел на того, кто к нему обращался, и на его лице появилось выражение презрения.
   - Ты мне приказываешь? - рявкнул он на Финнегана.
   - Папа, это я! Это Кэнди! Он прав, не стреляй!
   Однако ответил ей не отец - ей ответила мать.
   - Милая! Ты жива!
   - Мама, забери их оттуда! Быстрее! Эти рыбы съедят любую лодку, если она не красная!
   - Что она болтает! - крикнул Билл. - Какая разница, какого цвета лодка! Рыбы не различают цветов!
   В этот момент три мантизака опровергли его утверждение, начав кусать раздражающую их лодку. В ней тут же забили фонтаны воды, и маленькое суденышко начало погружаться. Раздался хор панических воплей, однако Мелисса утихомирила пассажиров, крикнув:
   - Заткнитесь и возвращайтесь на крышу! Рики, ты первый!
   Рики не надо было повторять дважды. Истинный сын своего отца, он отпихнул локтем мисс Холловей, старую даму, жившую на углу Последовательной улицы, стукнул ее в живот, чтобы та не выбралась вперед него, и перепрыгнул на крышу в руки матери. Проклиная мальчишку весьма нехристианским образом, мисс Холловей влезла следом за ним, и ее примеру последовали остальные пассажиры тонувшей лодки. Остался только Билл Квокенбуш, пожелавший доказать свою меткость. Он навел ружье на одного из жевавших лодку мантизаков и выстрелил. С такого расстояния вряд ли можно было промахнуться. Грубая голова животного разлетелась облаком крови и рыбьей плоти. Билл издал восторженный крик и начал стрелять в остальных мантизаков.
   - Это твой папа? - спросил Макбоб.
   Кэнди кивнула.
   - Прими мои соболезнования, - сказал капитан.
   - Думаете, он утонет?
   - Нет, я думаю, что он идиот, - ответил капитан. А потом, оценив ситуацию, добавил:
   - Вообще-то, если он не уберется из лодки сей же момент, думаю, да - он утонет.
   Не успел он закончить фразу, и через борта лодки, в которой стоял Билл Квокенбуш, начала переливаться вода. Кэнди видела, как выражение удовольствия на лице ее отца превращается в страх. Внезапно, несмотря на свой пивной живот и присущую ему ярость, он стал похож на маленького мальчика. Вот какой он на самом деле, подумала Кэнди. Не раздавшийся от пива мужчина перед экраном телевизора, а потерянный среди хаоса, в который он сам превратил свою жизнь, испуганный и одинокий. Злость, что она испытывала к нему все эти годы, внезапно исчезла, и на ее месте появилось нечто вроде легкой грусти.
   Она перевела взгляд на людей, которые были гораздо ближе к ее отцу, чем она, и с ужасом поняла, что никто из них не собирается его спасать. Все, даже мама Кэнди, просто стояли и в страхе смотрели на то, как Билл Квокенбуш медленно опускается вниз в тонущей лодке, как в воде белым животом вверх плавает застреленный им мантизак, и как другие рыбы пожирают его, вспенивая воду.
   - Мы должны подобраться к нему ближе, - сказала Кэнди Макбобу.
   - Делаю что могу, - крикнул в ответ капитан и повел Лад Лимбо через неистовые воды к маленькой лодке.
   - Папа! - позвала его Кэнди. - Готовься прыгать!
   Положение ее отца с каждой секундой становилось все хуже. Лодка погружалась, а рыбы, большие и малые, становились все активнее, время от времени бросаясь вперед и атакуя маленькое суденышко.
   С большой осторожностью капитан подвел Лад Лимбо достаточно близко, чтобы Билл мог попытаться прыгнуть, но по какой-то причине тот не двигался с места.
   - Прыгай, папа, прыгай! - крикнула Кэнди.
   Но то ли от страха, то ли из чистого упрямства Билл стоял и ничего не делал.
   - Я его заберу, - сказала Кэнди Финнегану.
   - Должен быть какой-то другой способ, - сказал Финнеган.
   Но Кэнди уже решила. Она перебралась через перила Лад Лимбо и без лишних слов повисла в воздухе между двумя лодками. На секунду казалось, что течение отнесет лодку прочь, и Кэнди не дотянется, свалившись прямо в кишащие рыбами воды. Но удача была на ее стороне. Внезапно лодка дернулась в ее направлении, она прыгнула, растянувшись на полузатопленном днище, а вокруг нее прыгала и плескалась рыба.
   - Прямо настоящий герой, - сказал ей Билл Квокенбуш.
   - Героиня, - ответила Кэнди.
   - Что?
   - Неважно.
   - Хочешь, наверное, заставить меня прыгнуть? - спросил он. - Только я не собираюсь.
   - Не будь дураком, папа.
   - Не смей называть меня дураком!
   - Ты ведь не хочешь, чтобы тебя съели заживо?
   - А может, мне прыгнуть и оставить тебя здесь? - спросил Билл. - Ведь это ты во всем виновата. Разве нет?
   Взгляд Кэнди прошел мимо ее отца и уперся прямо в Полынь; глаза расширились от изумления.
   - На что ты смотришь? - сказал Билл Квокенбуш. Не получив ответа, он обернулся, следуя взгляду дочери.
   У борта Полыни появилась лестница, казавшаяся сотканной из пыли до тьмы. На глазах Кэнди она росла и уплотнялась, а по ее ступеням, разведя руки, словно приветствуя девочку в тонувшей лодке, спускался Повелитель Полуночи.
  

51. На борту Полыни

  
   Кэнди услышала, как ее отец бормочет ругательства, вызванные ужасом, который он испытал при виде Кристофера Тлена.
   - Ты отец, я полагаю? - произнес Тлен, сходя по лестнице, продолжавшей расти по мере его спуска.
   - Не втягивай в это моего отца! - крикнула Кэнди.
   - Почему? - спросил Тлен. - Разве он невинен? Почему-то мне так не кажется. Думаю, он жестокий и дурной человек. Верно, Квокенбуш?
   - Иди к черту.
   - Почему бы тебе не встать передо мной на колени, Квокенбуш?
   - Я ни перед кем не встаю на колени.
   - Разве? - Тлен медленно поднял руку.
   - Не смотри на него, папа! - крикнула Кэнди.
   Но Билл никогда не следовал советам дочери и не собирался слушать ее сейчас. Будто назло Кэнди, Билл посмотрел Тлену прямо в глаза. Повелитель Полуночи улыбнулся и сжал ладонь в кулак. Отец Кэнди издал беспомощный всхлип, его ноги подогнулись, и он упал на колени посреди рыбы, гибнувшей на дне лодки.
   - Замечательно, - сказал Тлен. Он повернулся к Кэнди, продолжая улыбаться. - Разве так он не выглядит лучше?
   - Оставь его! - сказала Кэнди.
   Тлен посмотрел на Билла Квокенбуша.
   - Ты знал, что у твоей маленькой дочурки такой бунтарский дух? Нет? Однако это так. Она доставила мне большие неприятности. И моим друзьям. Видишь вон того человека на палубе? Ты можешь смотреть. Разрешаю.
   Билл посмотрел, как и Кэнди.
   - Его зовут Каспар Захолуст, - продолжал Тлен.
   Это действительно был Захолуст, со всеми своими шляпами, надетыми и привязанными к голове, чтобы их не сорвали порывы усиливающегося ветра.
   - Так вот. Твоя дочь нанесла этому бедняге немыслимый ущерб, и я уверен, она бы с радостью тебе о нем поведала. Но тебе будет приятно узнать, что сегодня она заплатит за все свои преступления.
   Лестница, по которой сходил Тлен, коснулась лодки, и он остановился на нижней ступеньке. Внезапно он вытянул руку, неестественно далеко, словно она выросла в два-три раза, и схватил Кэнди.
   - Попрощайся, - сказал он ей.
   Кэнди посмотрела на отца. Она никогда не видела на его лице такого выражения, как сейчас. Непонимание, гнев, страх - все смешалось. Он смотрел на свою дочь так, словно видел ее впервые и не мог поверить, что она - его потомство.
   С крыши дома Мелисса начала кричать на своего мужа:
   - БИЛЛИ! СДЕЛАЙ ЖЕ ЧТО-НИБУДЬ!
   Но Билл Квокенбуш не ответил. Его хрупкое воображение не могло справиться с тем, что он видел за последние минуты. Он не делал ничего, только смотрел, раскрыв рот и сомневаясь в собственном рассудке.
   На палубе Полыни мужчина в желтом пиджаке хлопал в ладоши, пока Тлен тащил Кэнди вверх по лестнице.
   - Ведите ее сюда! - говорил он, раскрывая руки. - Пожалуйста. Приведите ее мне! Я так долго ждал этой встречи.
  
   На крыше дома 34 Мелисса в отчаянии смотрела, как человек в роскошной мантии, с головой, похожей на голый череп, тащил ее дочь по призрачной лестнице в смутно виднеющийся корабль. Неужели она встретила Кэнди лишь для того, чтобы вновь потерять? Это было мучительно.
   А ее муж, праздно стоявший, когда похищали его дочь? Это оказалось последней соломинкой. Если они переживут ужасный день, подумала Мелисса, она начнет процесс развода сразу же, как только отыщет сухого адвоката.
   Во всех этих катастрофических событиях было лишь одно слабое утешение: они раз и навсегда доказывали, что видения, сны и воспоминания о ночи рождения Кэнди - не фантазии и не безумие. Перед ней раскрывалась глубокая история, и она видела лишь ее фрагмент - дочь, которую Мелисса знала просто как Кэнди, оказалась чем-то большим. Частью непонятной ей тайны, которая, возможно, останется таковой навсегда.
   С палубы Полыни Кэнди обернулась к матери, словно почувствовав взгляд Мелиссы, но Повелитель Полуночи потянул ее от поручней, и они оба исчезли из виду в глубинах корабля.
  
   Первым начал действовать Финнеган. Он спрыгнул с Лад Лимбо на лестницу, по которой всходил Тлен.
   - Вперед! Поднимемся, пока лестница не исчезла!
   Остальные члены команды последовали за ним, хватая все оружие, какое смогли найти, и взбегая по крутым ступеням за своим лидером.
   - Готовьтесь! - предупредил Финнеган, когда они ступили на палубу корабля. - Он знает, что мы за ним пойдем.
   Не успели они оказаться на Полыни, как услышали крик Тлена, породивший нестройный хор воплей из недр корабля.
   - Не нравится мне этот шум, - сказал До-До.
   - Все надо сделать быстро, - сказал Финнеган. - Давайте найдем Кэнди и уберемся из этого проклятого места.
   Больше говорить было не о чем. Они отправились к трюму и распахнули двери. Там во всей своей ужасной красе их поджидали пугающие плоды трудов Бабули Ветоши и ее сестер. В какофонии визгов, воплей и пронзительных криков они хлынули из трюма, словно содержимое прорвавшейся канализационной трубы, вонючие и отвратительные.
   Даже отдаленно они не были похожи на людей. Некоторые оказались огромными: например, гибрид паука, чьи ноги украшали разноцветные шипы, а над грудной клеткой возвышалась женская голова; или позвоночник с пришитой к нему сотней рук, словно в подражание конечностям многоножки, на обоих концах которого щелкали зубастые пасти. Другие заплаточники были маленькими, похожими на безумных крабов или угрей с кукольными головами. Но каким бы ни был их размер и форма, все они обладали неукротимой яростью. Они визжали, ревели и стрекотали, отравляя воздух своими ругательствами.
   Кажется, у них не было ни лидера, ни стратегии нападения. Через несколько секунд палуба Полыни оказалась залита грязью и кровью.
   Финнеган сражался у рубки, с каждым шагом выкрикивая имя Кэнди. Ответа не было, как не было видно и ее самой. Он схватил круглого растрепанного заплаточника, который висел вниз головой на перекладине, плюясь в тех, кто находился внизу, и прижал лезвие меча к шву на его горле.
   - Где леди? - требовательно спросил он.
   Создание хихикнуло, точно восторженная гиена. Финнеган вдавил клинок в тело заплаточника. Из разрыва выплеснулась тонкая струйка грязи Тодо.
   - Отвечай, мразь, - сказал он. - Или поможешь, или я тебя покромсаю на заплатки. Куда Захолуст увел девочку?
   Создание плюнуло в него. Финнеган стер с лица отвратительный плевок и вонзил свой кинжал чуть глубже. Из заплаточника полилась грязь.
   - Ладно! Ладно! - отвечал он. - Ее увели вниз. Но ты ее не спасешь.
   Финнеган убрал меч и повернулся к заплаточнику спиной, однако заметил, что тот вытаскивает из кармана нож, и одним круговым движением снес ему голову. Та ударилась о палубу, продолжая хихикать, и покатилась к ногам Женевы и женщины-паука, сражавшихся неподалеку. Макбоб, Том и До-До дрались с четырьмя врагами, головы которых находились на уровне их животов. Тем временем Хват вскарабкался на мачту, где бился с трехрогим чудищем; свисая с фока и вцепившись клешнями в парус, оно пыталось ударить братьев ядовитым хвостом.
   Всем приходилось непросто, но в самой большой опасности оказался Шалопуто. Как только он ступил на палубу, его окружили несколько швей Бабули Ветоши. Вытащив смертоносные иглы, они оттеснили его в угол.
   - Мы тебя знаем! - сказала одна из них.
   - Помогаешь врагу?
   - Жалкий тылкрыс.
   - Каспар нам о тебе рассказывал, - произнесла женщина, стоявшая к нему ближе всех, и уколола его руку иглой. - Ты его раб.
   - Больше нет.
   - Единожды раб - всегда раб, - ответила женщина, вновь кольнув его иголкой.
   - Нет! - ответил он, отталкивая ее руку.
   - Как ты посмел коснуться меня, раб! - прошипела швея. - Заколем его до смерти, сестры! Сперва глаза! Потом сердце!
   Окруженный иглами, Шалопуто лихорадочно вспоминал какое-нибудь защитное заклятье. Он поднял голову, глядя на многочисленные веревки, паруса и балки. Заклинание! Быстрее! Надо найти что-нибудь мощное...
   Есть! Ему вспомнилось кое-что, способное помочь. Подходящее заклятье он видел в одном из гримуаров Захолуста, Завете Девятого Паламуудиана. Глядя на верхушку мачты, на паруса и веревки, он произнес:
   - Приди, нелюбящая вещь.
   Возьми жизнь,
   Возьми жизнь!
   Отсюда...
   Он выдохнул в ладонь и бросил дыхание в сторону такелажа...
   - И отсюда!
   Он выдохнул и снова бросил...
   - Забери жизнь!
   - Ты что это делаешь, тылкрыс? - произнесла женщина полным презрения голосом. - Поздно умничать.
   Шалопуто не обратил на нее внимания, продолжая смотреть на паруса.
   - Взгляни на меня! - приказала женщина.
   Он снова проигнорировал ее слова.
   Она с силой ударила Шалопуто по лицу.
   - Я сказала, посмотри на меня, раб!
   Шалопуто в своей жизни получал столько пощечин, что еще одна ничего не меняла.
   - Не надо было тебе этого делать, - тихо сказал он.
   Женщина засмеялась и подняла руку, чтобы ударить вновь, но не успела - сверху на нее упала извивающаяся веревка и обернулась вокруг запястья. Швея в гневе воскликнула:
   - Это еще что? Убери веревку, тылкрыс!
   Шалопуто покачал головой.
   - Вверх, - приказал он.
   Веревка мгновенно подчинилась, подняв швею в воздух. Она вскрикнула и ткнула в него иглой, но такелаж тут же отреагировал на выпад. Из-за парусов протянулась еще одна веревка и ухватила ее за руку, обратив иглу против своей хозяйки и воткнув острие глубоко в горло женщины. Несколько секунд она сопротивлялась, потом борьба превратилась в конвульсии, а потом стихли и они.
   Увидев свою сестру мертвой, женщины мстительно закричали:
   - Смерть тылкрысу!
   - Разорвем его в клочки!
   - Съедим глаза!
   Со всех сторон на него надвигались сверкающие иглы, но заклинание, которое Шалопуто вдохнул в веревки и паруса, постепенно начинало действовать. Над головой раскалывались древесные детали, трещали туго натянутые веревки; вслед за громким скрежетом что-то начало рваться, и сквозь паруса на палубу полетели обломки балок. Женщины - скорее, удивленные, чем разозленные, - глянули вверх, а веревки разматывались, переплетались, связывались, и по всей длине мачты сворачивалась ткань.
   - Что происходит? - проговорила одна женщина.
   - Это он! Это его рук дело! - сказала другая.
   - Тогда убьем его!
   В тот же миг наверху раздался шум, и на палубу спустилось рукотворное создание, казавшееся необычным даже на фоне тех странностей, что были рассеяны по палубе Полыни. Его пальцы представляли собой щепки, тело - тогу из разорванного паруса, а голова походила на гнездо веревочных змей, что поднимались, словно кобры, и бросались на сестер.
   - Не бойтесь! - произнес кто-то за спинами женщин. - Это ничто. - С порывом горького воздуха перед ними появилась Бабуля Ветошь. - Просто чепуха, которую вызвал тылкрыс. Убейте его, и оно умрет вслед за ним.
   Но веревочное создание испугало женщин. Оно было вполовину их выше, и ветер, раздувая шлепающий парус тела, еще больше увеличивал его размер.
   - Молись, тылкрыс! - сказала Бабуля Ветошь, вытаскивая из складок своего одеяния две иглы, длина которых достигала пятнадцати сантиметров. Приближаясь к Шалопуто, она, словно ассассин, била ими вправо и влево. Шалопуто пригибался и нырял, уклоняясь от мелькавших перед ним игл. Краем глаза он заметил, что веревочное создание породило хаос в стане сестер-ведьм. Не обращая внимания на иглы, оно затаскивало их наверх и бросало через поручни прямо в море.
   - Будь ты проклят, тылкрыс! - рявкнула Бабуля Ветошь. - Клянусь, твоя кровь прольется из тысячи ран!
   Она вновь ударила его, но в последний момент Шалопуто отпрянул, и иглы прошли мимо цели, воткнувшись в одну из демонических голов, охранявших корму Полыни. Старуха смачно выругалась и потянула за иглы, вытаскивая их из разукрашенного дерева. Но только она успела это сделать, как резной демон вдруг зарычал и поднял большую рогатую голову.
   - Мне больно, - произнес он.
   На мгновение Шалопуто испытал невероятное удовольствие, заметив на морщинистом лице Бабули Ветоши тень страха. Но она тут же взяла себя в руки, и страх превратился в презрение.
   - Глупец, - сказала она и повернулась к Шалопуто, чтобы, наконец, покончить с ним. - Дерево и краска меня не испугают.
   Это оказалось ошибкой.
   Уколотый демон поднял грубо вырезанный кулак, до сих пор прижатый к обнаженной груди, и ударил старуху так, что она отлетела прочь и рухнула на палубу.
   Шалопуто не стал смотреть, нанес ли ей демон сколь-нибудь серьезный урон. Он мысленно вознес молитву в благодарность за свое спасение, а затем, искушая судьбу подбросить ему что похуже, отправился искать Кэнди.
  

52. Тайна тайн

  
   Чем дальше в недра Полыни тащил Кэнди Каспар Захолуст, тем более угрожающими становились его слова.
   - Спорю, ты думала, что никогда больше меня не увидишь. Он не сможет причинить мне вред, думала ты. Он же заперт. Вот тут ты и ошиблась. Разве ты не знала, что те, кто умеет ждать, всегда дожидаются? И я ждал - о да, я был терпелив! - я ждал возможности отплатить тебе за свое... унижение. И когда я с тобой покончу, то найду раба и заставлю его заплатить. Да. Я буду бить его до тех пор, пока у него не останется слез.
   Кэнди ничего не сказала, давая Захолусту возможность свободно разглагольствовать.
   - Как видишь, я больше не пленник. Нет, я свободный человек. Она поняла, насколько я важен, и пришла ко мне сама, лично.
   - Кто?
   - А ты как думаешь? Бабуля Ветошь. Она поняла, что я единственный, кто знает, как иметь с тобой дело. Как разузнать все твои маленькие секреты.
   - У меня нет никаких секретов.
   - Неужели, - он засмеялся. - Ты и половины их не знаешь, правда-правда.
   Пока он говорил, с палубы над ними доносились крики и плач.
   - Слышишь? - сказал Захолуст. - Это кончают с твоей компанией. Мы не будем терять время на то, чтобы поразвлечься. Просто повесим их, и дело в шляпе.
   Это было слишком. Кэнди повернулась лицом к волшебнику.
   - Вы и правда ничтожество, - сказала она. - Когда я встретила вас впервые, то подумала, что вы просто отвратный алкаш, но чем больше узнавала вас, тем лучше понимала, какой вы ненавистник.
   - Ненавистник? - спросил Захолуст. - Вы только послушайте ее! Всего несколько недель в Абарате, и ты вдруг меняешь весь расклад сил! Думаешь, у тебя есть такое право, потому что ты принцесса?
   - Я не принцесса!
   Захолуст взглянул на Кэнди с изумлением.
   - Так они тебе не сказали? - проговорил он и через секунду добавил: - Нет, не сказали. Ну надо же. Значит, это предстоит сделать мне. Ха! Не замечательно ли?
   - Сказали что?
   - Пока я сидел под замком в проклятом доме, у меня была тьма времени, чтобы слушать.
   - И что вы слушали?
   - Все, что только можно. Как я сказал Бабули Ветоши, в основном, сплетни. Но если проявить терпение, то можно научиться связывать их воедино.
   - Думаете, я понимаю, о чем вы?
   - Неудивительно, что тебе не сказали. То, что они сотворили, идет против всех правил. Возможно, это даже святотатство. Никогда не следует наделять женщин силой, иначе начнутся неприятности. - Он ухмыльнулся. - Особенно тех трех.
   - Диаманду...
   - Джефи и Меспу. Да.
   - Какое они имеют ко мне отношение?
   - А ты подумай. Почему ты здесь?
   - Случайно.
   Захолуст покачал головой.
   - Ты ведь знаешь, что это не так.
   - Тогда почему?
   - Я расскажу, потому что тебе от этого будет больно.
   - Как мило.
   - После того, что ты со мной сделала, это меньшее, что я могу. - Он взглянул на свои ногти, сделав паузу, прежде чем продолжить. - Знаешь, кто такая принцесса Боа? - поинтересовался он.
   - Конечно.
   - Значит, ты знаешь, что ее убили?
   - В день свадьбы, да. Ее убил дракон.
   - Если точнее, дракон, которого послал Кристофер Тлен, - Захолуст оторвал свой взгляд от ногтей и посмотрел Кэнди в лицо. - Удивлена?
   - Не слишком, - ответила Кэнди. - Почему он хотел, чтобы она погибла?
   - Любовь, вероятно. По крайней мере, таков краткий ответ. Он ее любил, а она его не любила. Нисколечко. Собиралась выйти замуж за Финнегана Фея. А Тлен не смог вынести мысли о том, что потеряет свою возлюбленную из-за этого метиса.
   - Значит, лучше убить ее, чем видеть счастливой? - спросила Кэнди.
   - Разумеется, - ответил Захолуст, словно это было совершенно очевидно. - Не веришь?
   Она подумала несколько секунд.
   - Нет, я вам верю.
   Кэнди помнила ненависть в глазах Тлена. И печаль, и гнев. Он был вполне способен уничтожить то, что любит.
   - Мне продолжать? - спросил Захолуст. - Есть кое-что еще.
   - Да... да... продолжайте.
   - Принцесса Боа погибла. Разумеется, это было ужасное потрясение. Ее считали великой силой добра, и предполагалось, что когда она выйдет за Финнегана, наступит новая эра Света и Любви. Однако некоторые глупцы не желали оставлять подобные надежды даже после ее смерти.
   - Не понимаю.
   - Они считали, что если нарушат кое-какие правила, то смогут спасти душу своей ненаглядной принцессы.
   - Вы говорите о Диаманде... - произнесла Кэнди.
   - ... Джефи и Меспе. Да. О сестрах Фантомайя. Сильные, могущественные женщины. Готовые рискнуть - кто знает, чем? - чтобы исправить нанесенный урон. Они совершили над телом нужные ритуалы и забрали душу принцессы Боа.
   - Кто же об этом знал?
   - Никто, кроме них. Я ведь говорил, что это запретная магия. Святотатство. Чем меньше людей об этом знают, тем ниже вероятность, что тот, кто заказал убийство, услышит, что душа принцессы жива, и постарается закончить начатое. Поэтому женщины проводили ритуал с большой осторожностью. И когда они это сделали, то унесли душу принцессы подальше от Абарата.
   - Куда?
   - Думаю, ты и сама это знаешь, - ответил Захолуст.
   - В Иноземье, - тихо сказала Кэнди.
   Колдун улыбнулся.
   - Так и есть. Они перенесли душу принцессы через Изабеллу к берегам Иноземья. В ту ночь разыгралась ужасная буря, что вполне естественно, учитывая, какое великое преступление против природы они совершили. Маленькая лодка едва не утонула, но они перебрались на другую сторону. И знаешь, кого они там нашли?
   Кэнди знала. Знала абсолютно точно.
   - Мою мать, - сказала она.
   - Да, - ответил Захолуст. - Твою мать. Мелиссу Квокенбуш. Она сидела в грузовике на пустой дороге. И вот-вот готова была родить...
   - ... меня.
   - Верно. Та еще оказалась ночка. Женщины Фантомайя, разумеется, решили, что все это - судьба. Что им суждено было высадиться на берег и найти в сломанном грузовике твою мать.
   - И что они сделали?
   - А ты как считаешь? - сказал Захолуст. - Они отдали твоей матери душу Боа, чтобы ты и она росли вместе.
   - Но у меня нет сестры...
   - Она тебе не сестра, Кэнди. Ее душа - внутри тебя. Делит с тобой одно тело.
   - Что?
   Дыхание Кэнди участилось, став почти паническим. Она подняла руки и взглянула на них, вспоминая то, как они выглядели в Вундеркаммен, освобождая Тотемикс, когда сквозь кожу и кости просачивался золотистый свет.
   - Во мне? - сказала она. - Принцесса во мне?
   - Да.
   Внезапно все, что она переживала в Абарате, обрело смысл. Бесчисленные моменты, когда она испытывала ощущение уже виденного или знала о чем-то, что невозможно было узнать в Цыптауне (например, как зажигать маяк, призывающий море, как говорить Слово Силы или встречаться с кем-то во сне). Все это делала не Кэнди - это совершала принцесса, жившая внутри нее.
   - Как вы узнали? - спросила она.
   - Невозможно сохранить нечто столь значительное в абсолютной тайне, - ответил колдун. - Земля слышит. Ветер слышит. Возникают слухи; они рождают другие слухи. Кто-то рано или поздно сложит всё вместе. И вот на моем пороге появилась ты, обладая большей силой, чем может иметь любой ребенок из Иноземья. Что мне надо было думать?
   - Значит, вы догадались?
   - Не сразу, но все же я связал твое появление и слухи. И скоро мыслил немыслимое.
   - Кому вы об этом рассказали?
   - До сих пор - никому. Как известно, знание - сила. Я собираюсь использовать то, что знаю, чтобы получить массу всего полезного.
   - А если вы ошибаетесь?
   - Но я ведь не ошибаюсь, верно? Видишь ли, я за тобой следил, Кэнди. Я знаю, что ты делала. Дралась с зетеками. Освободила Тотемикс. Убила Живореза. Ты не обычная девочка. Ты уникальна. В определенном смысле, для меня честь иметь даже малое отношение к твоей гибели. Ты была последней надеждой на хорошее в мире, который начинает поглощать тьма. И когда ты уйдешь, наступит замечательная Ночь. Ужасная, замечательная Ночь!
   Речь истощила Захолуста, выплеснув из него все самое ядовитое и злобное.
   - Вы такой жалкий, - сказала Кэнди.
   - Очень может быть, - ответил он. - Но также я твой палач.
   - Заткнись, дурак, - донеслось из темноты.
   Захолуст оторвал взгляд от Кэнди и уставился во тьму.
   - Кто это назвал меня дураком?
   - Я, - последовал ответ. Из темноты выступило существо, в котором Кэнди никогда бы не признала Летео, не носи он ту же темную форму, что и в Доме Мертвеца. Он полностью преобразился: большие глаза светились, рот усеивали острые зубы, тело покрывала мелкая серебристо-серая чешуя. Летео дрожал с головы до пят.
   - Чего надо, звереныш? - сказал Захолуст. - Здесь тебе делать нечего, и ты это прекрасно знаешь.
   - Я пришел за девочкой.
   - Ты ее не получишь, - Захолуст направился к Кэнди. - Она останется со мной.
   Летео преградил ему дорогу, но для своего веса Захолуст оказался удивительно прытким. Тыльной стороной руки он ударил Летео, и юноша-перебежчик отлетел к стене. Казалось, он соскользнет на пол, потеряв сознание, но тут глаза его вспыхнули, и он отскочил от стены так, будто сзади его что-то толкнуло. Взгляд Летео стал безумным, словно у бешеного животного.
   Видя, что он в опасности, Захолуст начал произносить кажущиеся бессмысленными слова:
   - Агрез моннифо
   Псих глаз
   Дрему драму
   Фтортигре!
   Заклинание выстраивало вокруг Летео клетку из вращающихся энергий.
   Но мальчик не собирался легко сдаваться. Он протянул руку сквозь прутья и схватил Захолуста за горло.
   - Отпусти меня, урод! - завизжал Захолуст, яростно тряся Летео.
   - Нет! - крикнул Летео. - Ни за что!
   В ярости Захолуст так оцарапал ему руку, что из ран полилась кровь. Летео вскрикнул, попытался удержать врага, но Захолуст был тяжелее. Вырвавшись, он отошел от клетки подальше.
   - У тебя необычные друзья, девочка, - сказал он Кэнди. - А этого следует прикончить прямо сейчас.
   Он произнес еще несколько слов, и окружавшие Летео энергии внезапно вспыхнули, словно молнии. Мальчик заметался, пытаясь избежать боли.
   - Прекратите! - крикнула Кэнди. - Пожалуйста! Пожалуйста!
   - Дело сделано, - ответил Захолуст. Он что-то пробормотал, клетка вспыхнула и исчезла, и Летео упал на пол с искаженным от боли лицом. Кэнди подбежала к нему, присела рядом и погладила по щеке.
   - Осторожнее, - предупредил Захолуст. - Он кусается.
   Глаза Летео открылись.
   - Я не... - пробормотал он, - ... не тебя.
   Глядя в глаза Летео, Кэнди заметила в них отражение Захолуста, наклонившегося, чтобы ее схватить. Она мигом упала, перекатилась на спину и ударила волшебника в живот. Он отшатнулся к стене. Кэнди вскочила, схватила застежку, удерживавшую его шесть чудесных шляп, потянула и сбила их на пол.
   Захолуста это не обрадовало. Нисколечко.
   - НЕТ! - заорал он, краснея от ярости. - НЕТ! НЕТ! НЕТ!
   Тем временем Летео поднялся на ноги.
   - Уничтожь шляпы! - крикнула Кэнди. - Скорее!
   Мальчик-зверь с большим удовольствием сделал то, о чем его просили. Схватив шляпы, он начал терзать их когтями и зубами. Из рвущегося материала полетели колючие искры энергии, взрываясь при столкновении со стенами и потолком. Воздух наполнился запахом пороха. Захолуст продолжал кричать, в мучении глядя на то, как исчезают его драгоценные шляпы, а лоскутки головных уборов порхали вокруг, словно радужные снежинки. Но Летео еще не закончил. Он хватал лоскутки и рвал их на мелкие кусочки, пока от шляп не осталось ничего, кроме рассыпанных по полу безжизненных конфетти.
   Гибель шляп сломала и Захолуста. Он вдруг стал выглядеть более слабым. Даже одежда обвисла на его некогда упитанном теле, будто атака Летео превратила колдуна в тень самого себя.
   Но злился он не на Летео. Его мишенью была Кэнди.
   - Ты, - указал он на нее дрожащим пальцем. - С самого начала ты пыталась меня унизить. Ты, ты... АДСКОЕ ОТРОДЬЕ! - Он бесновался все сильнее; с его губ полетела густая белая слюна. - Все мои лучшие планы! Драгоценные мечты! ТЫ РАЗРУШИЛА ВСЁ!
   Внезапно на его лице возникло выражение боли.
   - ПОЧЕМУ? - воскликнул он, поднося руку к груди. - ЧТО Я ТЕБЕ СДЕЛАЛ? - Его пальцы ползали по грудной клетке, а лицо наполняло все большее отчаяние. - Я НЕВИННЫЙ ЧЕЛОВЕК! - закричал он. - СЛЫШИШЬ? НЕВИННЫЙ...
   Он остановился. Слова. Дыхание. Сердце. Остановилось все, в единый момент.
   Его рука упала, он медленно качнулся и рухнул на бок, ударившись о пол.
   Летео тихо сказал:
   - Надо же...
   Изо рта Захолуста медленно вытекла струйка слюны и остановилась, подобно всему остальному.
   Кэнди была поражена. По ее представлениям, волшебники (даже такие нелепые, как Захолуст) не умирали от сердечного приступа, просто упав на землю.
   Но Абарат и его жители полны сюрпризов до самого горького конца.

53. Уничтожение

  
   Стоя на крыше дома, Мелисса вертела головой, ища, ища - но что? Знак того, что в царившем хаосе и страхе есть смысл? Или проблеск надежды на чудо, на то, что весь этот ужас через секунду исчезнет, и боль, которую он принес, исцелится? Но куда бы она ни посмотрела, нигде не было даже намека на спасение Цыптауна. Прилив нес воды мимо ее крыши, увлекая за собой бесконечную вереницу обломков. Иногда то, что она видела, было так ужасно, что сгладить эти сцены можно было лишь спрятавшись у трубы и закрывая лицо руками до тех пор, пока воды не очистят улицы, унеся свой груз мертвых, живых и никогда не живших, и открыв глаза только когда дом перестанет сотрясаться рассекающими город течениями.
   Но она не могла отвести взгляд. Не сейчас, когда Кэнди была в темных недрах Полыни. Разве не она, Мелисса, несла ответственность за случившееся с ее ребенком? Если бы в ту дождливую ночь на пустом шоссе, когда из Абарата пришли три женщины, пахнувшие морской водой и магией, она лучше соображала, то заперла бы от них окна и двери, не позволив наложить на дочь проклятье ответственности иной жизни.
   Но в ту ночь ум ей не подчинялся. Она была измучена болью и усталостью, так что когда старая женщина раскрыла свою маленькую шкатулку чудес, и из нее появилась успокаивающая волна теплого, яркого воздуха, Мелисса позволила этой волне ласкать ее, начав тем самым жестокую игру причин и следствий, которая сейчас привела безжалостные воды Изабеллы к крышам, улицам и невинным душам жителей Цыптауна.
   Она посмотрела на лица своих детей, в том числе и самого ранимого из них, ее мужа, которого после исчезновения Кэнди вытащили с лодки и устроили на крыше. Как они это выдерживали? Судя по всему, не лучшим образом. Ну да неважно. Мальчики юные и сильные. А Билл? Завтра - если, конечно, это завтра будет, - он найдет способ придумать ложь о своем героизме.
   Глядя на мужчин, она услышала голос.
   - Нам надо поговорить, мать Квокенбуш.
   Мелисса подняла глаза, хотя еще до того, как она это сделала, знала, что не увидит человека, сказавшего ей эти слова.
   - Ты где? - прошептала она, не желая привлекать к себе внимание.
   - Здесь, - печально ответила женщина. Диаманда действительно была рядом, похожая в дневном свете на прозрачный дым.
   - Помнишь меня? - спросила она.
   - Конечно, - кивнула Мелисса.
   - Знаю, что ты думаешь, - произнесла женщина. - Но что бы ты не думала, не жалей о выборе той ночи. Это делалось ради блага.
   Мелисса взглянула на царивший вокруг хаос, на обломки цыптаунской жизни, плававшие в безжалостных водах Изабеллы.
   - Как такое может быть ради блага? - пробормотала она.
   - Не всегда просто увидеть большую цель, если смотреть на нее изнутри одной-единственной жизни.
   - А кто смотрит иначе? - спросила Мелисса.
   Женщина странно улыбнулась, и печально, и радостно одновременно.
   - Ты удивишься, - ответила она.
   - Так удиви меня.
   Их разговор прервал Билл. Он глядел на Мелиссу так, словно та сошла с ума.
   - С кем, черт подери, ты болтаешь? - спросил он, изогнув губы в привычном презрении.
   Секунду Мелисса не знала, что ответить, но Диаманда шепнула ей на ухо.
   - Сама с собой, - сказала она. Мелисса улыбнулась и ответила мужу то же самое.
   Тот покачал головой.
   - Глупая корова, - пробормотал он.
   Мелисса не обратила на него внимания. Ей было чем заняться и без того, чтобы обмениваться оскорблениями с человеком, чьим мнением она уже давно перестала интересоваться.
   Вместо этого она вновь обернулась к дымке, из которой была соткана Диаманда.
   - На чем мы остановились? - прошептала она.
   Диаманда улыбнулась.
   - Удиви меня, сказала ты.
   - Да, точно.
   - Тогда я объясню все очень быстро, и хотя в мои слова трудно поверить, клянусь Катушкой Бытия - это чистая правда.
   - Я готова, - сказала Мелисса.
   - Хорошо. Тогда слушай. Ночь, когда мы встретились. Дождливая ночь на шоссе. Помнишь?
   - Конечно.
   - Со мной кое-что было. Помимо сестер.
   - Да. У тебя была шкатулка. А в ней - свет.
   - Это был не свет, Мелисса.
   - А что?
   - Это была душа, - ответила Диаманда. - Душа мертвой принцессы.
  
   На палубе Полыни Кристофер Тлен наблюдал за тем, как битва между силами Финнегана Фея и заплаточниками становится все беспощаднее. Древний корабль разрушался у него на глазах. Настил и переборки были сломаны, паруса разорваны, такелаж упал. На корме занимался огонь, и не желая сгореть заживо, два резных существа, охранявшие эту часть корабля, сорвались со своих изукрашенных постаментов и с грохотом устремились по палубе, вдохновив фигуры на носу сделать то же самое.
   Зрелище разрушения - любого разрушения, - радовало Тлена всегда, сколько он себя помнил. Разрушение Полыни не стало исключением. Но он уделял этому слишком много внимания. Пришла пора найти и прикончить девчонку из Иноземья. Он был удивлен, что Захолуст не возвращался, но возможно, волшебник увлекся, пугая девочку, и его следовало остановить.
   Отведя взгляд от зрелища, доставлявшего ему такое удовольствие, он направился вглубь трюма. На его пути появилась маленькая фигура. Он схватил ее за шиворот, но это оказался Летео, полностью превратившийся в зверя.
   - Туаз, - выговорил он (хотя его рот настолько изменил форму, что едва мог произносить слова). - Пожалуйста... Повелитель. Мне больно... быть таким. Мне нужен... зеленый туаз.
   После наслаждения сценами уничтожения Полыни у Тлена было необычайно щедрое настроение. Он отпустил Летео, и тот упал на пол.
   Он вновь попросил:
   - Принц... пожалуйста...
   - Хорошо, хорошо, - сказал Тлен, доставая из кармана маленькую бутылочку. - Почему бы нет?
   Он повертел бутылочку в руках, с удовольствием следя за неотрывным взглядом Летео, и, наконец, бросил ее мальчику. Дрожащими пальцами Летео откупорил флакон и сделал большой глоток. Лицо его исказилось от горького вкуса лекарства. Он согнулся пополам, дико стуча зубами. Тлен немного отступил и с необычным бесстрастием наблюдал за тем, как противоядие оказывает свой болезненный эффект.
   - А я все думала, где же ты будешь, - донесся голос из тени.
   Тлен отвернулся от корчившегося Летео и увидел девочку из Иноземья, его одержимость, его неотвратимую угрозу.
   - Так-так, - сказал Тлен. - Ты сбежала от мистера Захолуста?
   Девочка покачала головой.
   - Захолуст мертв.
   - Как?!
   - Я не врач, но его, вероятно, одолела собственная ярость. Сердце отказало.
   - Ты шутишь.
   - Что в этом смешного?
   - Господь небесный... И куда только катится мир?
   - Хороший вопрос, - сказала Кэнди. Она не отводила глаз от Тлена, пока под их ногами трещала палуба Полыни, а огонь пожирал наверху паруса. - Почему ты мне об этом не скажешь?
   - Нет, - ответил Тлен. - Сначала ты. Я настаиваю. Ведь это с самого начала был твой план? Ты явилась в Абарат, чтобы разрушить заведенный порядок вещей. Господи, ты ведь настоящая разрушительница.
   - Я ничего не планировала, - произнесла Кэнди. - Но, возможно, планировал дух внутри меня. - Она рассматривала лицо Тлена, ища признаки понимания этих слов, однако он выглядел искренне удивленным, и она продолжала.
   - Я не Кэнди Квокенбуш, - сказала она. - По крайней мере... не только Кэнди Квокенбуш.
   Тлен все еще удивлялся.
   - Во мне - душа человека, которого ты когда-то знал.
   Постепенно до него начало доходить, что она имеет в виду, и его бесплотное лицо еще больше обмякло в своем призрачном бассейне.
   - Боа? - спросил он так тихо, что его слова были едва слышны среди грохота разрушений. - Моя принцесса? Моя любимая принцесса?
   - Да.
   Теперь настала очередь Тлена в лихорадочном возбуждении изучать лицо Кэнди.
   - Нет. Это невозможно, - наконец, проговорил он. - Я бы знал.
   - Только не тогда, когда она сама себя не знала, - сказал третий голос.
   К их компании присоединилась Бабуля Ветошь, спускавшаяся с лестницы в своем платье проклятых. Хотя Кэнди не обрадовалась появлению этой женщины, присутствие ведьмы было уместным и правильным. Впервые за это время они встретились все вчетвером. С одной стороны, Повелитель Полуночи и его бабка. С другой - девочка из Иноземья и принцесса, делящие единое тело - двое в одном.
   - Это правда? - спросил Тлен. - В ней действительно душа Боа?
   Взгляд Бабули Ветоши казался непроницаем. В нем не было ни следа человеческого чувства.
   - Да, - ответила она. - Это правда.
   - И все это время ты знала? - спросил Тлен. - Ты знала, что женщина, которую я любил, была рядом, и ничего мне не сказала?
   - А что бы это изменило? - ответила Бабуля Ветошь. - Думаешь, эта девочка полюбила бы тебя за то, что ты сделал? Ты убил Боа, дитя. И за что? За то, что она тебя не любила. Как будто любовь в этом мире имеет значение!
   - Она любила меня. Она не могла этого сказать, не могла показать, но она меня любила.
   - Ты бы себя слышал, - сказала старуха. - Говоришь, словно влюбленный подросток! Время, что ты был ею одурманен, следовало потратить на планирование и стратегию. Но нет, тебе надо было по уши втюриться. Разбить свое сердце из-за какой-то красотки, хотя любой, у кого есть глаза, прекрасно видел, что ОНА ТЕБЯ НЕ ЛЮБИТ!
   Это было уже слишком. Тлен больше не мог этого терпеть. В ярости и разочаровании он закричал, как может кричать лишь тот, чье сердце действительно разбито. Звук отразился от бортов корабля, напугав тысячи крошечных синих тараканов, выскочивших из отверстий в досках. Кошмары тоже оживились, начав кружиться в воротнике и выбрасывать дуги молний, ударяющих о прозрачное стекло.
   Пока Тлен и его бабка были увлечены друг другом, Кэнди на миг подумала о побеге, но не смогла заставить себя от них отвернуться. Не сейчас, когда причиной этой стычки являлась она, пусть даже отчасти. Ее жизнь, ее прошлое и будущее, были тесно связаны со спором, который эти двое сейчас вели.
   Кошмары в воротнике Тлена начали расти; их вид становился все более устрашающим. Казалось, Тлен этого не замечал. Он был полностью поглощен своими чувствами. С огромным усилием Кэнди отвела от него взгляд и посмотрела на Бабулю Ветошь. Женщина с неприкрытым удовольствием наблюдала за мучениями своего внука, словно давно ждала этого момента и теперь собиралась в полной мере им насладиться.
   Раздался громкий треск. Кошмары в воротнике стали слишком большими, и стекло раскололось. Темная жидкость, в которой они плавали, с шипением полилась на одежды Принца Полуночи. Когда он осознал, что его драгоценные кошмары готовы вырваться на свободу, на его лице мелькнуло беспокойство, но затем оно ушло, а безгубый рот на секунду растянулся в легкой улыбке.
   Трещина в воротнике расширилась, и жидкость пролилась наружу, с влажным стуком ударившись о доски у его ног. Впервые Кэнди увидела кошмары Тлена во всей их зловещей красоте: бледными, изогнутыми телами они обвивали его шею, свиваясь и переплетаясь между собой. Но там они не задержались. Как только воротник опустел, они вновь начали разбухать, чуть ли не выворачиваясь наизнанку в стремлении поскорее вырасти, кожа за кожей, то пятнистые, то фиолетовые, то покрытые желтыми пятнами...
   У кошмаров были глаза. Гроздья длинных глаз, словно лепестки блестящих черных цветов, вокруг которых появлялись яйца, начинавшие свой собственный жизненный цикл. Они стряхнули себя с родителей и отправились в свободное падение, но упали только на фут, после чего выпустили маленькие крючки и зацепились за ткань мантии. Затем начало разбухать и уплощаться следующее поколение, так что вскоре Принц Полуночи превратился в гротескный инкубатор, окруженный мяукающими, плюющимися тварями; некоторые за секунду становились воплощением внезапной ядовитой смерти, другие продолжали пассивно пребывать в младенческом состоянии.
   К этому моменту Тлен преодолел свою ярость. Он начал хохотать. Причина этого смеха была Кэнди непонятна, но хохот нарастал, становясь все сильнее и громче, так что скоро в нем ясно почувствовалось безумие.
   - Успокойся, Кристофер, - произнесла Бабуля Ветошь. - У тебя начинается истерика.
   - И на то есть причина, - ответил он.
   - Неужели?
   Он начал к ней приближаться.
   - Ты все знала...
   - О чем?
   - О ней! - ответил Тлен, и хотя он не смотрел на Кэнди с тех пор, как та начала потихоньку отступать, его палец с пугающей точностью указал прямо на нее. - О ней, - повторил он. - Все это время ты знала, что она была в ней, и ничего мне не говорила.
   Краем глаза Кэнди увидела Летео, ползущего прочь, словно он чувствовал приближение чего-то катастрофического и не хотел это видеть. Но Кэнди не двигалась. Все внимание Тлена было сосредоточено на его бабушке. Смех и ярость ушли, но оставили в нем свой след. Его голос дрожал, глаза опасно бегали из стороны в сторону.
   По выражению лица Бабули Ветоши Кэнди поняла, что сейчас даже она, чья кровь струилась в венах этого человека, слегка его опасалась. Она очень внимательно наблюдала за ним, словно готовясь мгновенно отразить любую атаку.
   И как будто во встрече этих коварных сил было мало опасности, сверху раздался шум: крики атакующих и раненых, треск ломающихся досок, нарастающий гул пламени. Огонь распространялся очень быстро. В коридоре, где стояли Кэнди, Тлен и Бабуля Ветошь, дым становился гуще, и скоро здесь окажется нечем дышать.
   Однако такого рода проблемы Тлена не беспокоили. Он приближался к своей бабке, и его голос был наполнен холодной яростью.
   - Ты хоть понимаешь, как я страдал? - говорил он. - Понимаешь? Часы, что я лежал в муках отчаяния и жаждал только одного - ее прощения? Но как это было возможно? Я думал, она мертва. Я заплатил целое состояние, чтобы ее убить. Что проку от моих сожалений? Я не знал, где обрела покой ее вечная душа. - Ярость в его голосе стал сильнее. - НО ТЫ ЗНАЛА! ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ТЫ ЗНАЛА!
   Внезапно кошмары, наполненные болью и яростью, пылавшими в сердце Тлена, и не способные больше сдерживаться, сорвались с него и бросились на Бабулю Ветошь.
   Старуха была готова к нападению. Она вытянула перед лицом руки, и в одну невероятную секунду Кэнди показалось, что глаза Бабули Ветоши прожгли их насквозь. Возможно, этот эффект был не иллюзией, а элементом страшной магии, поскольку кошмаров Кристофера Тлена встретили две ладони, созданных из света, в десять раз больше рук старой заклинательницы. И когда эти силы столкнулись, произошел мощный выброс энергии; ее сила моментально разнеслась вокруг, распространяясь, где только можно, проломила непрочный потолок и вырвалась наружу с такой силой, что снесла часть палубы над коридором.
   Кэнди ничего не могла поделать. Даже если бы у нее оставалось время за что-то уцепиться прежде, чем ее поднимет волна взрыва, ухватиться было не за что, поскольку все вокруг превратилось в кашу из обломков.
   Сила энергий подхватила ее. Не имея возможности сопротивляться, она вылетела из коридора и упала в самом центре яростной битвы, что шла наверху.

54. Живые и мертвые

  
   Несколько секунд она в прострации лежала на палубе, едва не потеряв сознание от удара. Потом она села, чувствуя боль и головокружение. В глазах то и дело возникали белые вспышки. Несколько раз она глубоко вздохнула, не позволяя себе терять сознание. Здесь для этого было не самое безопасное место. Не тогда, когда вокруг трещит и стонет корабль, словно готовясь к смерти.
   Наконец, когда угроза обморока миновала, Кэнди с трудом встала на ноги.
   Из недр корабля доносились крики и шум масштабных разрушений. Нижние отсеки заполняла вода, и рабы-гиганты, сидевшие на Полыни на веслах, вырывались из своей тюрьмы, чтобы не утонуть в подступающих водах. Вся палуба была охвачена огнем; от мест пожаров в воздух поднимались столбы едкого дыма. И повсюду среди дыма и пламени она видела следы битвы: заплаточники, распластавшиеся в лужах собственной грязи, несколько швей Бабули Ветоши, погибших либо от меча, либо от упавших на них обломков.
   А неподалеку она увидела капитана Макбоба и малышку Трию, лежащих рядом друг с другом с обращенными к небу пустыми глазами.
   - О нет... нет... - прошептала Кэнди.
   Она начала пробираться через царивший на палубе хаос, не желая верить в то, что уже знала. Дважды она теряла их из виду: один раз прямо перед ней из трещины в палубе вырвался столб огня, а во второй с оглушительным треском обрушился настил, образовав такую широкую яму, что ей пришлось с разбегу перепрыгивать на другую сторону. Наконец, вся в саже и пыли, едва дыша, она достигла цели.
   Она сразу же поняла, кто явился причиной их смерти: палуба вокруг Трии и капитана несла следы той волны энергии, что вырвалась от Бабули Ветоши. Вне всякого сомнения, в этой гибели была виновна она.
   Со слезами на глазах Кэнди опустилась подле тел. Она провела руками по лицам друзей, и голос в ней (не совсем ее голос) тихо поблагодарил их за то, что они были рядом, пожелав счастливого пути в том странствии, которое они сейчас начинали.
   Затем она встала и вернулась обратно, вновь перепрыгнув через провал в палубе и пройдя через огонь к той яме, что образовалась при первом выбросе энергии. Судя по ударным волнам, продолжавшим сотрясать палубу, убийца все еще была внизу. Она быстро обдумала варианты своих действий и их возможные последствия. Одним из них было то, что она могла стать очередной жертвой Бабули Ветоши. Но с другой стороны, зачем старой ведьме с таким трудом следить за ней и пытаться убить, если Кэнди не представляла для нее реальной угрозы?
   Во мне есть сила, подумала Кэнди.
   Возможно, ее источник был в Боа, а возможно, сила была бы в ней все равно. В любом случае, она была реальна. Кэнди чувствовала ее внутри, слышала слова, видела ее влияние. Настало время принять эту силу как свою. Владеть ею. Распоряжаться.
   Она взглянула назад, сквозь дым, на тела Трии и капитана Макбоба, укрепляя свою волю, усиливая то, что бы в ней ни скрывалось.
   И пока она на них смотрела, палуба под ее ногами задрожала, вздыбилась и разлетелась, отбросив Кэнди прочь. Сверху обрушился целый град сухой смолы и щепок. А над трюмом Полыни поднимались Тлен и ведьма, стиснутые в спиральном столбе черного огня. Они яростно кричали, исторгая волны звука, что бились об их лица, словно удары.
   Через несколько секунд они взлетели высоко над палубой, оказавшись за пределами досягаемости Кэнди. Она могла лишь наблюдать за их битвой. Тлена окружали его кошмары, образовывая сеть из болезненно бледных чудовищ, а кончики пальцев Бабули Ветоши и щель в середине ее лба выстреливали тонкими иглами темного яда. Они были достойными соперниками. Бабуля Ветошь пронзала - Тлен душил; Бабуля Ветошь ранила - Тлен давил; вперед и назад, вокруг и вверх, и дальше, в яростной дуэли ран и взаимной ненависти.
   Словно апокалиптический дождь, вниз сыпались ошметки раненых кошмаров и фрагменты ядовитых игл; некоторые пронзали палубу, другие падали в яму, откуда появились две сражавшиеся силы.
   Кэнди безотрывно наблюдала за этим внушающим трепет зрелищем (даже училась на нем) и не замечала подошедшего Шалопуто до тех пор, пока он не коснулся ее руки.
   - Нам надо отсюда выбираться!
   Она оторвала взгляд от сцепившихся бойцов и посмотрела на него. Он возник из клубов дыма и выглядел словно ветеран многих битв: заляпанный грязью Тодо, в одежде, опаленной огнем, со струйками крови из полученных в битве ран. Но он не обращал внимания ни на свое состояние, ни на разыгрывавшееся над ним сражение. Все, что его заботило, это Кэнди.
   - Полынь идет ко дну, - сказал он.
   - Знаю, - ответила она и вернулась к схватке.
   - Если мы не уберемся отсюда, то утонем вместе с кораблем. Ты меня слышишь?
   - Да.
   - Тогда пошли! Немедленно!
   - Погоди...
   - Забудь о них, Кэнди.
   - Я хочу посмотреть!
   - На что тут смотреть! Пусть поубивают друг друга!
   - Как ты думаешь, могла бы у меня быть такая сила? - спросила она, отчасти обращаясь к самой себе. - Если бы, конечно, я осталась в Абарате.
   - А ты бы хотела? - спросил Шалопуто.
   Кэнди продолжала смотреть, почти боясь ответить правду. Но кому еще она могла ее сказать, если не Шалопуто? Разве не он был с ней в начале этого самораскрытия, в доме Захолуста? И снаружи, на равнинах острова Простофиль, когда она чудесным образом знала, как сотворить глиф? Она должна была дать ему честный ответ.
   - Думаю... если бы я знала, как правильно с ней обращаться... - сказала она и вновь взглянула на него. - Почему не иметь всю силу, которую только можно получить?
   - Здесь ты ее не получишь, - сказал он. - Здесь ты просто умрешь. - Он потянул ее за руку. - Пожалуйста, Кэнди, пойдем.
   - Но эта проклятая женщина убила...
   - Знаю, я видел.
   - Она заслужила...
   - ... суда. Я согласен. Согласен! Но не сейчас. Не здесь. И не твоего.
   Прежде Шалопуто с ней так не говорил: казалось, он всегда помнит о свободе, которой ей обязан. Но сейчас было не до любезностей, и они оба это знали. Корабль разрушался, и его могучая конструкция распадалась от огня, сражений и магии.
   - Ладно, - сказала она, согласившись на уговоры Шалопуто и отведя глаза от Тлена и ведьмы. - Иду, иду.
   Они побежали к поручням, и Шалопуто подвел Кэнди к борту. До-До удерживал Лад Лимбо рядом с Полынью, и маленькое судно царапало бока, сталкиваясь с кренящимся военным кораблем.
   - Нам придется прыгать?
   - У нас нет выбора. Видишь кучу парусов и веревок?
   - Вижу!
   - Тогда вперед!
   Он крепко ухватил ее за руку, и вместе они прыгнули, тяжело, но благополучно приземлившись в кучу парусов. На секунду Кэнди задохнулась и едва успела перевести дыхание, как Лад Лимбо накренился, и паруса, на которые они с Шалопуто упали, закользили к краю палубы.
   Вода вокруг кораблей кишела рыбами, сопровождавшими Полынь. Сейчас их лихорадило от голода и предвкушения сытного обеда. Кэнди и Шалопуто оказались бы в зубастых челюстях этих созданий, не ухватись Кэнди левой рукой за поручни, удержав в правой Шалопуто. Несколько ужасных секунд их болтало из стороны в сторону, а собравшиеся внизу чудовища щелкали зубами. Затем Лад Лимбо вновь выровнялся, и они сползли назад к середине палубы.
   - Надо убираться! - крикнул Шалопуто стоявшему у руля До-До.
   Битва между бабкой и ее внуком набирала силу, и по Полыни прошла смертельная дрожь; нос огромного корабля снова ударил Лад Лимбо, накренив его. На этот раз Кэнди и Шалопуто были готовы. Они держались, пока судно заваливалось на бок, а затем выпрямлялось.
   - Чем скорее все вернутся на борт и уберутся отсюда... - начал Шалопуто.
   - Где Том, Хват, Женева и Финнеган?
   Шалопуто помрачнел.
   - Забирают мертвых, - сказал он.
   Кэнди вздохнула, кивнула и посмотрела на Полынь. Женева и Том с печальным грузом в руках готовились спустить его на палубу Лад Лимбо. Затем она обернулась к крыше дома 34, где в маленькой кучке сидевших там людей находился и ее отец. Сейчас все они были в безопасности, но эта безопасность казалась не слишком надежной. Рыбы, что окружали маленькую лодку, чуяли потенциальную добычу и на крыше. Самые амбициозные пытались добраться до своих жертв. Некоторые обладатели рудиментарных конечностей закрепились на карнизах и не сводили блестящих влажных глаз с желанного обеда.
   Семья Кэнди была не единственной, попавшей в такие неприятности. Вблизи плавала еще одна маленькая лодка; она перевернулась вверх дном, и ее борта (белые) оказались пробиты в нескольких местах. Пассажиры ютились на обросшем ракушками днище. Вокруг плавал огромный мантизак, периодически высовывая из воды нос, чтобы понюхать или напугать своих жертв.
   - Сколько людей может поместиться на Лад Лимбо? - спросила Кэнди До-До.
   - Не знаю, - сказал шкипер. - Не так уж и много.
   - Нам надо забрать с крыши мою семью. И вон тех людей в лодке. И вообще всех, кого мы найдем в воде.
   - Согласен. Хватит на сегодня погибших.
   Кэнди ничего не могла с собой поделать и вновь посмотрела на Полынь. Однако не на останки тел, а на Бабулю Ветошь и Повелителя Полуночи, сошедшихся в битве высоко над палубой.
   - Двоих, по-моему, недостает, - холодно проговорила она.
  
   - Видишь ее? - тихо сказала Диаманда.
   - Вижу, - ответила Мелисса. - Поверь, я вижу. Она изменилась. Это уже не та Кэнди, которая уходила отсюда.
   - Так оно и есть, - сказала Диаманда.
   - Она не боится, - проговорила Мелисса, в изумлении глядя на Кэнди, стоявшую на носу Лад Лимбо, который теперь был на полпути между носом Полыни и крышей дома Квокенбушей, и наблюдавшую за подъемом выживших с перевернувшейся лодки. Мантизак разочарованно плавал взад-вперед перед спасательным кораблем, глядя на Кэнди так, словно понимал - это она виновата, что он сегодня не поужинает.
   - Надеюсь, ты ею гордишься, - сказала Диаманда.
   - Горжусь, - ответила Мелисса.
   Билл, вполуха слушавший разговор Мелиссы, скривился.
   - Ты точно с кем-то говоришь, - произнес он. - С кем?
   - Ты не поверишь, если я скажу, - ответила Мелисса.
   Билл покачал головой и отвернулся, что-то бормоча себе под нос.
   - Он был когда-нибудь привлекательным? - спросила Диаманда у Мелиссы.
   - Да. Он был привлекательным. Симпатичным. Забавным. Я его любила. И люблю до сих пор. - Она увидела, как Билл повернулся, словно собирался что-то сказать, но потом передумал и продолжал молчать.
   - Мне пора идти, - сказала Диаманда.
   - Это необходимо?
   - Да. Нужно кое-что сделать. Увести души в лучшее место.
   - В Абарат.
   Диаманда улыбнулась.
   - Думаешь, это Рай? - спросила она. - Увы, нет. Может, когда-то и был... по крайней мере, чем-то вроде. Но времена меняются. - Она вновь улыбнулась. - Даже там.
   Протянув руку, она призрачными пальцами коснулась лица Мелиссы.
   - Будь сильной, мать, - сказал она. - Я знаю, ты можешь.
   - Правда? - с сомнением в голосе произнесла Мелисса.
   - Конечно. Помни, в ней я вижу тебя. И то, что я вижу, прекрасно. - Она посмотрела на Кэнди и, попрощавшись, покинула крышу и направилась прочь по воде.
  

55. Начало конца

  
   За несколько минут Лад Лимбо подобрал всех в окрестностях дома 34 и оказался рядом с находившимися на крыше людьми (миссис Хаген из дома 37 со своей собакой, Роуз-Мэри, старый Том Шей из дома на углу, овдовевшие сестры Люси и Рут Макджинн, а также семья Кэнди). Все они также поднялись на борт Лад Лимбо. Когда оказавшиеся в безопасности пассажиры сохли под жарким дневным солнцем, события на Полыни приблизились к мрачной развязке.
   Для наблюдавших за битвой оставалось неясно, кто победит - кошмары ли Тлена или темные силы его бабки. К этому времени пожар распространился от кормы до носа, и корабль был охвачен пламенем и дымом, закрывавшим от зрителей детали сражения. Но сомнений в том, что гибельная схватка двух сил продолжается, не было. Иногда судно взрывалось всплесками энергии, словно на фабрику фейерверков попадала случайная искра, и все вспыхивало в одну секунду. Затем возникало странное затишье, когда искры гасли, и собравшиеся на Лад Лимбо видели - или им это только казалось? - две фигуры, сцепившиеся так крепко, что только смерть могла бы оторвать их друг от друга. Но огонь и дым взметались вновь и закрывали всю сцену.
   - Бабуля Ветошь стара, - заметил Шалопуто. - Хрупкие кости.
   - Да, - сказала Кэнди. - Но могу поспорить, у нее много сюрпризов.
   Постепенно становилось ясно, что Кэнди права. Бабуля Ветошь действительно побеждала. Хотя кошмары Тлена могли себя воссоздавать, принимая все более отвратительные формы, старуха раз за разом изничтожала их. Сейчас, когда его воротник был уничтожен, а жидкость вылилась, некогда могучий Повелитель Полуночи выглядел болезненно уязвимым. Хрупкими казались его кости, а не кости его бабки. Хотя между ним и направленными на него ударами постоянно вставали кошмары, ранящие заклинания Бабули Ветоши проникали сквозь них, ослабляя и истощая Тлена.
   Периодически он делал выпад, нанося женщине сокрушительный удар, но она оказывалась сверхъестественно стойкой. Она сгибалась, кричала, и Тлен посылал кошмары закончить работу, но это было лишь притворство. В мгновение ока она выпрямлялась и безжалостно рвала творения своего внука, разбрасывая во все стороны их ядовитые клочки.
   - Он долго не протянет, - пробормотал Шалопуто, когда на секунду в этом хаосе показалось сломанное, израненное тело Тлена.
   - Может, он хочет уйти вместе с кораблем, - сказала Кэнди.
   - И забрать ее с собой?
   - Почему бы и нет?
   - Слишком хорошо для такой парочки.
   - Погоди, - сказала Кэнди.
   - Что?
   - Смотри!
   Она увидела, как ведьма подняла руки, и из них вырвалась волна силы, полетев прямо в Тлена. Он поднял руки в жалкой попытке защититься, но все его защитники погибли. Когда волна до него добралась, он укрыл голову мантией, но тщетно. На него изливался поток силы Бабули Ветоши, и к своему нападению она прибавила слова.
   - Мне следовало оставить тебя в огне, - проговорила она. - Это бы сэкономило время.
   Ее фразы ознаменовали поражение Тлена. Он отпустил мантию, и волна силы сбила его вниз. Он рухнул на палубу и несколько секунд лежал без движения. Затем по призыву своей хозяйки из ядовитого облака дыма выбралась стая заплаточников и подняла его в воздух. Повинуясь указаниям ведьмы, они начали делать все, чтобы в последние мгновения жизни он чувствовал только боль и унижение. Они плевали в него грязью, срывали последние слои богатых одеяний, обнажая его жалкое, израненное тело, подбросили его в воздух, словно мяч, уронили, подобрали и бросили вновь.
   Кэнди смотрела на это с глубоким отвращением. Хотя во время своего пребывания в Абарате Тлен был ее главным мучителем, она испытывала к нему какие-то остатки сочувствия. Она не знала, в чьем сердце рождалась эта неожиданная нежность - принцессы или ее собственном, - но в конце концов, какая разница? Чувство есть чувство, кто бы его ни ощущал.
   - Почему они не оставят его в покое? - пробормотала она. - Ненавижу заплаточников. И эту женщину. Больше всего я ненавижу эту женщину.
   К тому времени создания устали от своей забавы. Они посмотрели на Бабулю Ветошь, продолжавшую парить в грязном воздухе внутри колонны вращающихся пылинок, и та указала на воду. Подхватив его, словно мешок с мусором, заплаточники принесли свою игрушку к перилам и выкинули за борт. Тлен быстро пошел ко дну, и там, куда он упал, вода забурлила, став ярко-красной, когда на него набросились рыбы. Но он, вероятно, оказался ядовит даже для мантизаков, поскольку их пир очень быстро прекратился.
   - Это то, о чем я думаю? - спросил Джон Змей, глядя на Полынь.
   - Не Тлен ли? - сказал Джон Соня с потрясением в голосе.
   - Как кусок тухлого мяса, - произнес Джон Хнык.
   - А чем он может быть? - сказал До-До. - Чем еще может быть Тлен?
   Кэнди хотела возразить До-До, но понимала, что сейчас любые ее возражения просто не поймут. Возможно, позже, когда все эти ужасы закончатся, она кому-нибудь расскажет, что то немногое, что она узнала о Принце Полуночи, указывало на человека гораздо более сложного, чем можно было судить из слухов о нем. Но сейчас не время для правды. Сегодня людям требовался злодей, а Тлен был идеальным кандидатом. Так что она промолчала.
   К тому же, во внимании нуждались и другие события. Одно из них оказалось делом первейшей важности: Изабелла начала отступать.
   Все происходило медленно. Плававшие на воде обломки развернулись и устремились в обратном направлении. Первым это заметил Хват.
   - Тем, кто собирается на берег, пора сходить, - сказал он. - Следующая остановка - Абарат!
   Пассажиры Лад Лимбо внезапно испугались. Миссис Хаген готова была выпрыгнуть за борт, лишь бы не отправляться в безвозвратное путешествие в страну, о которой она никогда не слышала, и слегка успокоилась только после слов Кэнди.
   - Помогите мне с веревками! - сказала она.
   - Что мы собираемся делать? - спросила Женева.
   - Пришвартуем корабль к трубе нашего дома, пока вода немного не сойдет.
   - Это рискованно! - сказал Финнеган.
   - А что ты предлагаешь? Они же не хотят попасть в Абарат...
   - Я хочу, - заявил Рики, поглядев на своего отца. - Ты ведь туда уезжала, Кэнди?
   - Да, твоя сестра уезжала туда, - сказала Мелисса. - Но на это у нее была особая причина. Ты принадлежишь своей семье.
   - Ну мама...
   - Рики, не спорь. Ты никуда не пойдешь.
   Во время этого разговора Кэнди, Джон Хват, Женева и Том отыскали веревки. Финнеган забрался на крышу к трубе и поймал брошенные ему концы, тогда как другие члены команды привязывали веревки к мачте Лад Лимбо. Никто из жителей Цыптауна и пальцем не пошевелил, чтобы им помочь. Они держались от команды подальше, словно только сейчас, по окончании завораживающей битвы, начали сознавать, какими чуждыми были эти существа. Высказался только Билл Квокенбуш, произнеся самую глупую из возможных жалоб.
   - Я построил эту трубу! - сказал он, указывая пальцем на Финнегана. - Только попробуй с ней что-нибудь сделать...
   - Ради бога, Билл, - сказала Мелисса. - Ты ее не строил.
   - Все равно это моя труба, - разъяренно проговорил он.
   - Выбора нет, извини, - ответил Хват, подойдя к нему вплотную, так что он и лица всех его братьев оказались в нескольких дюймах от Билла.
   - Либо так... - сказал Ворчун.
   - ... либо ты и твоя семья... - сказал Хнык.
   - ... окажутся в воде... - произнес Филей.
   - ... там... - продолжал Соня.
   - ... где ты бы не хотел... - сказал Удалец.
   - ... закончить свои... - добавил Змей.
   - ... дни, - завершил Губошлеп.
   - Там тебя съедят, - произнес Хват, - начиная с ноздрей.
   Братьям очень понравилось последнее замечание.
   - Начиная с ноздрей! Это хорошо! - заметил Соня среди всеобщего хохота.
   - Вы надо мной смеетесь? - спросил Квокенбуш. - Уроды!
   Он ударил братьев, но промахнулся по всем восьми мишеням. Хват подставил ногу и толкнул его. Тот отшатнулся назад и свалился бы в воду, не поймай его Рики и Дон.
   - Перестань, папа, - произнес Рики.
   - Нам нужна помощь, - сказала Кэнди. - Помогите, кто может!
   Билл злился, что-то бормоча себе под нос, пока остальные изо всех сил тянули веревки и помогали Финнегану закреплять их вокруг трубы. Дело было не из легких. Отступающая вода тащила корабль за собой, и только все вместе они могли удержать Лад Лимбо, чтобы его не смыло прочь. Но благодаря совместным усилиям жителей Цыптауна и Абарата он удачно пришвартовался к дому Квокенбушей - по крайней мере, на некоторое время. Люди утирали пот со лба или прислонялись к поручням, переводя дыхание, когда Том вдруг сказал:
   - Посмотрите-ка туда.
   Все, кто были на крыше и на палубе, взглянули на Полынь, чья структура, ослабленная огнем, магией и кошмарами, разрушалась тем самым течением, которое ее сюда привело. Корма серьезно пострадала в двух местах, а передняя часть начала опускаться, утягивая за собой расположенную на ней мачту. Наконец, та упала и скатилась по палубе в море, потащив за собой вторую мачту, находившуюся рядом с ней.
   - Где Бабуля Ветошь? - спросил Финнеган Кэнди.
   - Она там, на носу. Вон, видишь?
   Единственная победительница сегодняшних битв была не одна. В схватке выжили несколько швей и вместе с заплаточниками, избавившимися от тела Тлена, толпились вокруг нее. Женщины исполняли жуткую музыку: хор дисгармоничных голосов пел песню силы. Скоро ее цель стала ясна. Звук создавал ореол скользящих энергий, которые начали оборачивать Бабулю Ветошь с головы до ног.
   - Она уходит, - сказал Финнеган и выдал целую речь на абаратском, в переводе которой Кэнди не нуждалась. Это были сплошные проклятия.
   Песня-заклинание становилась все более негармоничной. Сейчас пелена переноса окружала старуху полностью.
   Финнеган посмотрел на Кэнди.
   - Ты можешь ее остановить?
   - Я?
   - Ты ведь владеешь магией. Останови ее.
   - Я не знаю, как.
   - Прокляни, - сказал Финнеган таким тоном, будто абсолютно искренне, до глубины своей души желал, чтобы ведьма оказалась в аду.
   - Если это кого-то успокоит, она не уйдет невредимой, - сказала Женева. - Я видела у нее раны. Тлен тоже ее достал.
   Пение швей внезапно прекратилось. Как только они смолкли, вызванный ими поток закрутился внутрь и исчез, унеся с собой Бабулю Ветошь.
   - Если справедливость существует, раны должны ее доконать, - мрачно заметил Хват.
   - Сомневаюсь, что так оно будет, - проговорила Женева. - Но мы, конечно, можем надеяться на худшее.

56. Вниз

  
   Когда Бабуля Ветошь исчезла, Полынь уступила отливу. Остатки палубы сломались, в воду рухнула последняя мачта, и после ее падения некогда могучее судно вздрогнуло и балка за балкой начало складываться в себя. Корабль тонул со звуком, похожим на вздох, вручая свои печальные останки объятиям Изабеллы, чьи воды тушили огонь. Всего за минуту море приняло остов корабля и утащило его с собой, оставив на поверхности лишь темные пятна грязи Тодо, пепел и мелкие обломки.
   Один только Джон Змей нашел хорошие слова, уместные при таком мрачном зрелище.
   - Это был великий корабль, - сказал он, - каким бы ужасным целям он не служил. Хват, отдай ему честь за всех нас. Мы должны проявить уважение. Он был славным, в своем роде.
   Кэнди покосилась на Змея.
   - Конечно, если ты не против, леди... - добавил он более вежливо, чем обычно.
   - Нет. Пожалуйста. Хотя лично я рада, что его больше нет.
   - Ты молодая, - тихо сказала Женева. - Смерть тебя не волнует, потому что ты не можешь представить, что такое когда-нибудь случится и с тобой.
   Кэнди на мгновение задумалась.
   - Думаю, я могу представить, - наконец, сказала она.
   За ее спиной Билл внезапно разразился громкими криками.
   - Вы посмотрите! Моя труба! Я же говорил, что так будет!
   Кэнди обернулась и увидела, что под давлением корабля, тянувшегося отливом, труба начала трескаться.
   - Неважно, папа. Мы ведь все равно переезжаем, - разумно заметил Дон
   - Заткнись! Я твоего мнения не спрашивал!
   - Я только сказал...
   - И не спорь со мной! - заорал Билл.
   Он замахнулся, намеревался ударить сына, однако на этот раз Дон не отступил, как раньше. Он стоял, с легким любопытством глядя на вымокшего отца.
   Внезапно Билл осознал, что на него смотрит множество людей. Опустив руку, он повернулся к Мелиссе.
   - Мы собираемся плыть на этой чертовой лодке? - спросил он.
   Мелисса даже не взглянула на него. Она смотрела на свою дочь.
   - Что ты собираешься делать, Кэнди? - спросила она.
   - Сперва мы доставим вас в безопасное сухое место, где можно остаться, пока вода не сойдет. Скоро сюда прибудет помощь.
   - Да, я знаю. Но что потом? Что ты будешь делать после?
   - Я останусь, - ответила Кэнди. - Поэтому я здесь. Пришло время вернуться домой.
   На лице Мелиссы возникла улыбка облегчения.
   - Милая, я так рада. Я так по тебе скучала. Боже, как я скучала!
   - И я скучала по тебе, мама, - сказала Кэнди.
   Они обняли друг друга и расплакались, словно только что встретились, а остальные старались делать вид, что не смотрят.
   - Мама, почему ты мне ничего не сказала? - спросила Кэнди.
   - Я не знала, как, - ответила Мелисса.
   - О чем вы обе говорите? - требовательно спросил Билл Квокенбуш.
   - Забудь об этом, Билл, - сказала Мелисса.
   - Ну нет. Только не сейчас. Это какой-то сговор, да?
   - Не глупи.
   - Я не глуплю. Я тут единственный нормальный. - Он в ярости обрушился на абаратцев. - Только взгляните на этих уродов!
   - Они не уроды, папа, - сказала Кэнди. - Они - мои друзья.
   - Друзья? Эти? Да они даже не люди! - Он ткнул пальцем в братьев Джонов. - Как ты можешь называть его своим другом? - Затем он уставился на Финнегана. - Или эту... гадость. Что за извращенец! Черная кожа! Красные волосы! Зеленые глаза! Это же противоестественно! Я вас предупреждаю, всех вас. Убирайте свои жалкие задницы из этого штата прежде, чем сойдет вода, потому что это Цыптаун. Мы тут не водимся со всяким отребьем!
   - Замолчи, папа, - произнесла Кэнди.
   Она сказала это негромко, но громкость не требовалась. В ее голосе было нечто иное, что она слышала в нем и раньше: Билл оказался не настолько туп, чтобы это игнорировать. Он прекратил угрозы и в изумлении посмотрел на дочь. Нет, не в изумлении. В испуге. Впервые за свою жизнь Билл Квокенбуш немного боялся своей дочери. Кэнди увидела в его глазах страх, и помня то, что он говорил и делал все эти годы, на миг ощутила удовольствие.
   - Слушай меня внимательно, - сказала она. - Потому что повторять я не буду. Это мои друзья. Они из...
   Но продолжить она не успела. Раздался шум, труба раскололась, и на крышу и в воду обрушилась лавина кирпичей. Больше Лад Лимбо ничего не удерживало. Он затрещал и, покачиваясь, отправился вслед за уходящими водами Изабеллы.
   - Внимание! - закричал Финнеган. - Хотим мы того или нет, корабль возвращается в Абарат.
   Возникла паника и замешательство; все, кого прежде подняли на борт Лад Лимбо, начали вылезать. Они не представляли, куда направляется корабль; они знали только то, что не хотят на нем оставаться. Крыша дома 34 была хоть и непрочным убежищем, но, по крайней мере, этот адрес они знали. Люди толкались, ругались и напирали друг на друга, стремясь поскорее покинуть лодку.
   Испытывая отвращение и стыдясь того, как ведут себя жители родного города, Кэнди отвернулась и вгляделась в воду. Было ли там что-то, кроме находящейся начеку рыбы?
   Да, было. Из сумрака на нее смотрело лицо, человеческое лицо. Она знала, кто это. Глубоко посаженные глаза, густые темные волосы...
   Она попятилась от перил, но в этот момент человек выскочил из воды и крепко схватил ее. Палуба была мокрой и скользкой, она потеряла равновесие и упала вперед. В ее плечи и шею вцепились руки. Она закричала.
   На мгновение человек улыбнулся, словно это была невинная игра, а затем выдернул ее из-под перил и потащил в глубины быстро отступающих вод.

57. "Не бойся..."

  
   Ее похититель был сильным и тянул Кэнди все глубже, хотя она сопротивлялась, как могла. Однако его хватка оказалась слишком крепкой, чтобы ей удалось освободиться. Лишь раз она смогла бросить взгляд вверх и увидела над собой Лад Лимбо. Кипение и упорство прилива уносили его прочь, а вместе с ним и любую надежду на спасение.
   Она отвела глаза от темного судна и вновь посмотрела на своего похитителя. Конечно, это был Летео. Она пыталась дать ему понять, что ей нужно на поверхность, но он только качал головой. Он сошел с ума? Ее легкие готовы были взорваться от отсутствия кислорода.
   Она отчаянно пыталась отцепиться, и на этот раз, к ее удивлению, он ослабил хватку, указав на дверь. Но это была не просто дверь. Хотя в серо-зеленой воде и плавающем мусоре Кэнди моментально утратила всякое понимание направления, сейчас она знала, где находится. Летео притащил ее к входной двери собственного дома, которая открывалась и закрывалась по воле овладевших ею течений. Летео толкнул дверь, и они вплыли через знакомый порог, оказавшись в совершенно незнакомом мире. Разумеется, все это она видела не раз: фотографии, сделанные в Орландо, дрейфовали у стены гостиной вместе с несколькими пивными банками, мебелью и старым ковром. Она очень хорошо знала эти вещи. Но, словно во сне, и вещи, и дом были погружены в воду, превратившись в темные, чужие пространства, через которые она плыла вопреки гравитации.
   Теперь Летео показывал наверх. Кэнди мигом поняла, что он хочет сказать, и поплыла вдоль лестницы. Через четырнадцать ступеней она вынырнула на поверхность, глубоко вздохнула, затем преодолела оставшиеся ступени и села на втором этаже, тяжело дыша и откашливаясь. Летео высунул голову из воды, и когда Кэнди перевела дыхание, она спросила:
   - Ты собирался меня утопить?
   - Нет!
   - Тогда зачем утащил с лодки?
   - Из-за него, - Летео указал ей за спину.
   Кэнди обернулась. Дверь в комнату родителей была открыта. Она встала и, хлюпая водой в ботинках, подошла к спальне.
   Она посмотрела на Летео, думая, что он пойдет с ней, но он остался, выглядывая из воды. Позади него плавала коробка с крупой, и ее разбросанное по поверхности содержимое клевали маленькие серебристые угри.
   - Иди, - сказал Летео, кивая на дверь. - Он тебе ничего не сделает. Он больше никому ничего не сделает.
   Когда Летео произнес из-за него, Кэнди сразу поняла, о ком он говорит. Из спальни доносилось слабое, жалобное дыхание. Он был там. Но действительно ли он безопасен, как утверждал Летео? Она вспомнила, как он выглядел в самом конце, когда заплаточники бросали его за борт Полыни. Нет, он не в том состоянии, чтобы причинить кому-то вред. Ей ничего не угрожало. Кэнди чуть шире открыла дверь и вошла в комнату.
   Это было святилище ее матери, где она скрывалась от детей и человека, за которого вышла замуж. Здесь стояла двуспальная кровать, хотя последние пять-шесть лет отец не спал в ней. Но сейчас - каким бы странным это ни казалось, - в комнате находился мужчина, и этим мужчиной был Кристофер Тлен. В кровати ее матери лежал Повелитель Полуночи, неподвижный, словно мертвец.
   Его тело превратилось в месиво. В попытке укрыть себя он натянул простыню, но на ней все равно проступала кровь из ран. Разбитый воротник оставил в шее несколько осколков. Кошмары исчезли, умерли или сбежали.
   Однако самым поразительным было его лицо. Изможденный вид, эта голова скелета, всегда страшили Кэнди, но теперь он не мог ее напугать. Битва на борту Полыни вычистила из него всю злобу; жестокость исчезла, как и устрашающий взгляд. Кажется, он даже не понимал, что в комнату кто-то вошел. Наконец, она сказала:
   - Тлен?
   Желто-серые веки приоткрылись, и к ней повернулись тусклые, бесцветные глаза.
   - Значит, Летео тебя нашел. Хорошо.
   Его голос был таким тихим и слабым, что она едва разобрала слова.
   - Подойди... - попросил он. Она не двинулась с места. Пальцем едва ли толще самой кости он поманил ее.
   - Пожалуйста, - сказал он. - Подойди.
   Она сделала шаг к кровати. Мимо ее ног, словно раненый краб, проползли ошметки существа, принесенного в комнату вместе с телом Тлена, и спрятались под столом. Она вздрогнула. Ей очень хотелось уйти сейчас, пока он молчит. Но тогда она никогда не узнает, что он собирался ей сказать. А ей хотелось это услышать.
   Он потянулся и очень мягко взял Кэнди за руку. Его плоть была ледяной и влажной. Большой палец провел по ее ладони и замер в центре. Затем он смог найти в себе какие-то силы, и в его глазах, сосредоточенных на ней, загорелись два огонька.
   - Принцесса, - сказал он. - Ты там? Я хочу с тобой поговорить.
   Кэнди начала тянуть руку, но несмотря на всю свою немощь, Тлен крепко держал ее.
   - Принцесса, - вновь произнес он. - Поговори со мной. Умоляю.
   Кэнди покачала головой. На глазах выступили слезы, в груди возникла невыносимая боль. Из-за давления воздуха в столь крошечном пространстве, со всех сторон окруженном водой, в ушах стучала кровь.
   - Пожалуйста, - повторил он. - Я только хочу поговорить с тобой в последний раз. Разве это много?
   Ответ возник в Кэнди без ее усилий; язык выразил мысли, которые не формулировало ее сознание.
   - Я здесь, - сказала она.
   Так и было. Она ощутила в себе принцессу, как если бы они стояли рядом. Но самым удивительным оказалось то, что в этом ощущении не было ничего нового. Она поняла, что принцесса была с ней всегда, с самого рождения, и ее присутствие являлось для Кэнди настолько привычным, что стало частью самоощущения Кэнди Квокенбуш, и она никогда об этом не задумывалась.
   - Я... тебя... вижу, - сказал Тлен, прищуриваясь. - Во имя сил... я тебя вижу.
   В дверях раздался шум. На секунду Кэнди отвела глаза от Повелителя Полуночи и оглянулась. Сзади стоял Летео. То, как он на нее смотрел, породило в Кэнди беспокойство. Ты должна уходить, сказал голос в голове.
   Принцесса? - подумала Кэнди. - Это ты?
   Да, это я, - ответила мысль. - Отсюда надо убираться, сестра, пока у нас еще есть возможность.
   Тлен может услышать наши мысли?
   Нет. Но скоро он догадается. Он не дурак. Нам надо уходить. На этот раз рядом не будет никаких женщин Фантомайя, готовых нас спасти.
   Он все еще хочет нам вреда? - подумала Кэнди.
   Конечно, - пришел ответ. - Конечно.
   - О чем ты думаешь? - спросил Тлен.
   - Ни о чем. Просто говорю с собой.
   - Боишься?
   - Нет, - сказала она с уверенностью большей, чем в ней была.
   Она намеренно избегала смотреть ему в глаза, боясь, что он прочтет в ее взгляде правду.
   - Принцесса, - сказал он. - Забудь о девочке. Поговори со мной.
   Надо составить план, думала Кэнди, пока Тлен говорил. Если они хотят выбраться отсюда живыми, то должны быть готовы, и как только представится возможность, немедленно ею воспользоваться.
   Но ясно мыслить внутри давящего пузыря комнаты было непросто. С каждым вдохом воздух становился все более затхлым. В голове стучало так, что ей казалось, она вот-вот потеряет сознание. Здесь было так жарко, и воздух так давил...
   Погодите! В этой мысли крылось нечто полезное, и возможно, ей удастся это обнаружить. Что она только что представляла? Пузырь затхлого воздуха под самой крышей; воздух, что дает им возможность дышать и не позволяет водам Изабеллы наполнить остальное пространство дома.
   Да! В этом все дело! Воздух удерживает воду! Окна были закрыты, и Море не могло пробраться внутрь. Но если одно из окон разбить...
   - О чем ты думаешь? - спросил Тлен.
   - Я? - ответила Кэнди.
   - Да, ты. Посмотри на меня. Я хочу увидеть твои глаза.
   Кэнди попыталась засмеяться.
   - Просто все это странно, - ответила она, все еще отворачиваясь. - Видеть тебя... лежащим вот так... на кровати моей мамы.
   - Я сказал - посмотри на меня.
   В его голосе стало больше силы. Это была уже не просьба. Это был приказ.
   Осторожно, - предупредила Боа. - Он не так слаб, каким притворяется. У нас будет только одна возможность сделать то, о чем мы думаем. Он хочет умереть вместе с нами.
   - Почему ты на меня не смотришь? - спросил Тлен.
   Больше она не могла это откладывать. Успокоенная присутствием принцессы, она взглянула на Тлена, а он - на нее: взгляд встретил взгляд встретил взгляд.
   - Вот ты где, - тихо сказал Тлен, и по нежному тону его голоса Кэнди поняла, что он в этот момент говорит не с ней, а с Боа. Она немедленно воспользовалась его отвлечением, аккуратно избавившись от хватки Темного Принца. А затем, не спуская глаз с Тлена (точнее, позволив принцессе поддерживать зрительный контакт), медленно попятилась от кровати.
   Его глаза мерцали, словно огоньки в молоке.
   Она едва дышала, моля, чтобы он не вышел из своего молитвенного транса и продолжал смотреть на свою принцессу, продолжал любоваться ей.
   Она начала делать второй шаг. Но в этот момент с крыши донесся шум, и Тлен издал негромкий удивленный звук, внезапно осознав, что его покидают.
   Очень тихо он сказал:
   - ... нет...
   И сел на кровати. С израненного тела свалилась простыня, и Кэнди почуяла отвратительный запах, похожий на вонь, иногда доносившуюся с куриной фабрики - запах смерти и гниющего мяса.
   Она отвернулась и подбежала к окну, пытаясь сосредоточиться на том, что собиралась сделать.
   За ее спиной Тлен заговорил вновь. Уже не так тихо. И не с ней.
   - Принцесса, - сказал он. - Куда это ты?
   Кэнди зажмурилась с такой силой, что глазам стало больно, пытаясь не обращать внимания ни на вопрос, ни на того, кто его задавал. Однако здесь разворачивалась история принцессы, а не Кэнди. Принцесса не могла оставаться равнодушной к этому человеку. В конце концов, он ее убил - или, по крайней мере, спланировал ее смерть. Отмахнуться от такого было нелегко.
   - Вернись, - сказал Повелитель Полуночи. - И давай покончим с этим раз и навсегда. Я ждал, принцесса. И ты ждала. Даже эта девочка из Иноземья ждала, хотя не знала, чего. Но все очень просто. Мы все ждали конца этой печальной игры в прятки.
   - Прости... - услышала Кэнди свой голос, хотя не собиралась ничего говорить; слово произнесла другая девушка в ее голове, принцесса. Было ли это уловкой принцессы Боа, пытавшейся своим извинением отвлечь Тлена от того, что они планировали? Или в этом было то, чего Кэнди не понимала? То, что принцесса сделала Тлену и за что действительно просила прощения?
   - Одного прости недостаточно, ангел, - сказал Повелитель Полуночи. - Ты должна мне больше. И ты это знаешь.
   Постель ее матери заскрипела, когда Повелитель Полуночи начал подниматься, что в его истерзанном состоянии требовало невероятного усилия воли. Она заставила себя не оборачиваться, даже когда услышала, как он медленно и тяжело приближается к ней. Она смотрела в окно, за которым плавали рыбы, мечась в облачках серебристых пузырьков.
   Он остановился позади нее. Она чувствовала на шее его дыхание, которое было еще холоднее, чем прикосновение его пальцев. В нем был лед Полуночного Часа, холод Горгоссиума, Часа вечного безумия, отчаяния и печали. Все это было в его прикосновении. Она ощутила, как ее плеча коснулись кончики пальцев.
   - Не бойся, ангел, - сказал он с ужасающей нежностью. - Теперь ты моя. Навсегда.
   Нет, подумала Кэнди. Нет...
   Он их не возьмет. Она не позволит. Тем более после той схватки, когда она вырвалась от него и поняла, кто он есть. Она не даст ему наложить на них свои руки и забрать с собой, к смерти.
   Принцесса услышала ее сопротивление. Сейчас Кэнди ощущала присутствие Боа ближе, чем обычно. Внутри, рядом, рука в руке, сердце в сердце. Это ее успокоило.
   Больше того - это придало ей силы.
   Вместе, подумала она.
   Вместе, ответила принцесса.
   - Ангел, - сказал Тлен. Принцесса не ответила. Вместо этого они глубоко вздохнули, двое в одном, и из глубины легких вырвался крик, соединив их голоса в едином мощном слове-звуке:
   - Джассассакья-тюм!
   Слово Силы ударилось о стекло. На миг стекло задрожало, сохраняя свою целостность благодаря давлению воды. А потом треснуло.
   За секунду до того, как оно разлетелось вдребезги, Кэнди почувствовала, что ноги перестают ее слушаться и подгибаются - принцесса заставила ее упасть на ковер. В следующий миг стекло вылетело внутрь, и поток черной воды с серебристыми рыбками хлынул в спальню ее матери. Тогда же Кэнди мельком увидела Тлена. Его белые глаза расширились, челюсть отвисла. Но тут их всех подхватила стена воды, и образ Повелителя Полуночи стерся, словно темная рука унесла его с собой.

58. Возвращение моря

  
   Те, кто собрался на крыше дома 34, услышали звук разбивающегося стекла и почувствовали, как весь дом затрясся, когда в него хлынул вода. Однако никто не представлял, что происходило внизу, и никто не видел трех людей - Кэнди, Тлена и Летео, - которых уносил мощный отлив. Они были слишком заняты молитвами, плачем или наблюдением за небесами в поисках признаков спасения. Но даже если бы люди кого-то заметили, то вряд ли узнали бы лица в бурном потоке воды. Из дома Квокенбушей уносилось слишком многое: кресло, которое Билл превратил в свой трон; телевизор, перед которым он сидел, пребывая в отчаянии от своей жизни; семейные фотоальбомы и любовные письма, которые он писал Мелиссе, когда за ней ухаживал; кухонный стол, где все они собирались и ели в подавленной тишине. Все это забрал отлив.
  
   То же происходило и во всем Цыптауне. Когда воды Изабеллы начали отступать, они уносили с собой весь мусор, очищая улицы уставшего города. Конечно, в процессе этого разрушалось и то, что имело истинную ценность и что нельзя было заменить. Смыло здание муниципалитета и все его записи; парки и кладбища превратились в грязь; были уничтожены целые улицы, и сотни машин уплыли прочь. Даже самые большие постройки Цыптауна - курятники, где обитали яйценоские драгоценности города, - оказались разрушены яростными водами.
   Однако несмотря на весь этот ужас разрушений, жертв оказалось очень мало. Дело было не только в том, что большинство жителей укрылись в безопасных местах незадолго перед наводнением: казалось, сами воды проявляли сверхъестественную вежливость по отношению к тем, кого обстоятельства привели в их объятия. Множились истории о том, как людей спасали от наводнения сами воды, как волны несли их, а не топили, баюкая, словно младенцев в жидкой колыбели, защищая и оберегая.
   Все это было очень странно, говорили люди, обсуждая позже этот день: День Цыптаунской Волны. Очень, очень странно. Трагично, конечно, и иногда страшно, но в основном странно.
  
   Понятно, что с уходом воды ничего не кончилось. Пока Цыптаун подсчитывал убытки и хоронил мертвых, власти пытались решить проблему, откуда эти воды пришли. Сразу были отброшены наиболее нелепые варианты ответов: другое измерение или мир, который человек не может увидеть. К счастью, появились иные, более правдоподобные версии. Через четыре дня после наводнения в город приехала группа геологов из университета Миннеаполиса с четким приказом главы своего отделения найти рациональное объяснение случившемуся. Много времени им не потребовалось. Через двое суток они сообщили прессе, что обнаружили подземные тоннели, которые, вне всякого сомнения, и явились источниками затопившего город наводнения. Они предполагали, что глубоко под землей скопились большие объемы воды, которая из-за трещин в стенах полости внезапно вырвалась на свободу. Вода находилась слишком глубоко, чтобы до нее можно было добраться и доказать ее существование с помощью снимков, но все же эту версию событий приняло большинство людей. В конце концов, это было научное объяснение, что, безусловно, придавало ему вес. Конечно, было достаточно значимых свидетельств, указывавших на совершенно иное объяснение: снимки маяка и судна, сделанным фотографом Курьера, несколько мешков с сушеной рыбой и другой собранного подле маяка мусора. Но полицейские отчеты были смыты. Как и маяк, и судно, и все, что оставалось на уровне полной воды. Смыто приливом и отливом Изабеллы.
  
   Те же очистительные воды на огромной скорости несли Кэнди прочь от Цыптауна, но их неистовство успокоилось сразу как была пройдена граница между Иноземьем и Абаратом.
   Я возвращаюсь... подумала Кэнди, когда над головой начали темнеть небеса и возникать незнакомые созвездия.
   Я пыталась уйти, но все равно возвращаюсь.
   Такая мысль вызвала у нее улыбку. И эта улыбка продолжала оставаться на ее лице, даже когда она уснула...
   Новости о том, что случилось в Иноземье, стремительно достигли островов. Некоторые были необоснованными слухами, другие - чистой выдумкой, но фактом или выдумкой они оставались недолго. Была огромная волна, соглашались все. Она ушла далеко в иной мир, преодолев границу между Абаратом и Иноземьем. Произошли серьезные разрушения, было много смертей. Вероятно, случилась великая морская битва. Возможно (хотя в это почти никто не верил), знаменитый военный корабль Полынь пошел ко дну. Еще менее вероятными (хотя многие молились, чтобы это оказалось правдой) были сообщения о кончине матриарха клана Тленов, Бабули Ветоши, и ее смертоносного внука.
   Наконец, в этих нагромождениях вероятностей появились твердые факты. Первым стало прибытие Лад Лимбо на Веббу Гаснущий День, где уставшие путешественники, возглавляемые, ко всеобщему удивлению, человеком, которого в Абарате давно считали умершим - а именно, Финнеганом Феем, - предстали перед властями и потребовали немедленного созыва Великого Совета Островов. Им многое надо было рассказать и лидерам Часов, и их народу. Совет быстро известили, и через полдня в трехкупольном Зале Решений на Утехе Плоти собрались представители всех Часов, чтобы услышать историю, рассказанную Финнеганом, Томом, Женевой, братьями Джонами и Шалопуто (и даже До-До, пропущенным на слушания).
   - Есть ли какие-нибудь новости о Кэнди Квокенбуш? - спросил лидер совета, выслушав все свидетельские показания. - Все это так или иначе связано с ней. Она жива? И если да, то где она?
  
   Ответ на этот вопрос знала лишь Изабелла. С нежностью любящей матери воды несли спящую Кэнди по проливу между Внешними островами - Закраиной и Ифритом, - защищая ее от ледяных ветров, ревевших вокруг последнего острова, вызвав для этого течение из термальных источников под коралловыми шельфами к северу от Смеха-до-Упаду. Иногда Кэнди приоткрывала глаза и на миг замечала какой-то вид, говоривший о том, что она снова в Абарате. Однажды мимо прошел огромный корабль, на палубе которого был целый город: дома, церкви, извилистые улицы. В другой раз она сквозь сон увидела, что плывет мимо скалы, где возвышается церковь с двумя колокольнями из черепа огромного дракона. Она сонно улыбнулась. Столько еще нужно увидеть, подумала она. Столько узнать. Столько прожить.
  
   Наконец, ее разбудило пение птиц. Открыв глаза, она обнаружила, что воды несут ее к маленькому острову, в нескольких метрах от которого находится второй остров поменьше. Ей даже не требовалось плыть, течение само вынесло ее к берегу. Здесь не было мелкого дна - остров поднимался из воды почти вертикально, - но она без труда выбралась на траву, пышно разросшуюся под высоким раскидистым деревом, на котором прыгали и пели разбудившие ее птицы, клюя фрукты, в изобилии свисавшие из листвы. Кэнди очень проголодалась и тоже решила попробовать фрукты, о чем ни на миг не пожалела. Они оказались не только сытным и питательным; внутри скрывалась косточка, полная сладкой воды. Утолив голод и жажду, она улеглась в густую траву по деревом, думая о том, что не мешало бы составить планы на будущее. Но усталость взяла верх. На нее накатила приятная дрема, и она вновь провалилась в сон.
  
   А вот на Горгоссиуме не спал никто. Полуночный Час видел больше ужасов, чем любой другой, но сейчас его охватили муки нового приступа страха. Бабуля Ветошь вернулась на остров раненой, но быстро излечилась и продолжила править Полуночью, опираясь на новый свод законов - ее собственный. Первой из драконовских мер явился приказ арестовывать и казнить без суда любого, кого она или ее швеи заподозрят в симпатиях к Тлену. Она объявила о его смерти, и любой, кто был ему предан, последовал за ним в небытие. Не успели начать работу гильотины, как несколько батальонов заплаточников приступили к разрушению всех башен - кроме Тринадцатой, где давным-давно обитала Бабуля Ветошь, - уничтожая каждый предмет мебели, на котором Кристофер Тлен сидел или спал, каждую книгу, которую он читал, каждый клочок бумаги, на котором писал, подарки, статуи - в общем, все, на что он когда-либо смотрел или что ему нравилось.
   Официальное объяснение такой чистки заключалось в том, что бабушка потрясена потерей внука и желает избавиться от всего, что о нем напоминает. Однако в это мало кто верил. Все знали правду. Начиналась новая Ночь, которая обещала стать темнее, чем любая из предыдущих, и в ее центре была ведьма Бабуля Ветошь, лелеявшая в своей исковерканной душе такие жестокости, которые бы отверг даже ее внук.
   Одна в своей башне, Бабуля Ветошь шила и шила, словно одержимая, а пока шила, думала о том, как замечательно в ту Ночь выглядел объятый пламенем фруктовый сад, и как горда она была своим пожаром...
  
   Кэнди вновь проснулась.
   На этот раз ее разбудили не птицы, а плеск волн. Она села. Небеса, видневшиеся сквозь ветки, были полны звезд, а луна, круглая и яркая, поднималась над вторым островком, с берега которого донеслись разбудившие ее звуки. Но разве это возможно? Остров не был виден, когда она сидела под деревом и ела фрукты. К тому же, тогда была не Ночь.
   Этому есть лишь одно разумное объяснение. Остров, на котором она нашла приют, двигался. И он действительно двигался, вместе с маленьким островком-спутником скользя к берегу, о который разбивались серебристые волны.
   - Странно, - сказала Кэнди, подходя к краю своих маленьких владений и глядя на пики приближающихся гор. Это был Хафук, догадалась она. Точно, Хафук. Она видела огромную пещеру, где они с Шалопуто прыгнули в реку несколько приключений назад. Но как сюда попал этот остров? Она узнала ответ, когда путешествующие островки добрались до мелководья. Маленький остров впереди поднялся из волн, и к ней повернулась кустистая зеленая голова улыбающегося животного с большими дружелюбными глазами.
   Кэнди не знала, что сказать. А что можно сказать улыбающемуся острову? Она улыбнулась в ответ. Зверь посмотрел вперед и начал выходить на берег, поднимая из волн свое огромное тело с растущим на спине деревом, под которым она так сладко спала.
   Она увидела, что в лесу вдоль пляжа замерцали огни, и из лесной тени на залитый лунным светом песок вышли люди...
  
   А в Пирамидах Ксуксукса, в ульях под ними множился расплод, и скоро места для них не останется.
   И тогда они будут ждать, зная, что их время придет, и придет скоро.
  
   А на берегах Двадцать Пятого Часа Диаманда представила Меспе и Джефи своего бывшего мужа Генри и начала обсуждать с ними будущее, в котором было больше тьмы, чем света, и даже этот свет казался неопределенным, мерцая, как свеча на ветру.
  
   А далеко-далеко, в номере мотеля, за пределами омытых волнами Изабеллы руин Цыптауна, Мелисса Квокенбуш лежала без сна. Рядом в темноте храпел ее муж, а она думала, что было бы, если б она тоже прыгнула в отступающие воды. Ибо Мелисса знала, что именно это должна была сделать Кэнди, а не оставаться здесь, в унылом, безрадостном месте. Какие бы виды ей открылись, какие чудеса предстали бы ее глазам? Но сейчас вместо чудес в них были только слезы.
  
   На берегу Хафука Кэнди соскользнула со спины огромного острова-зверя и к своему огромному облегчению поняла, что знает людей, вышедших на песок. Они смеялись, называли ее имя и раскрывали объятья, приветствуя ее возвращение криками и песнями.
  
   Вот так Кэнди Квокенбуш и принцесса Боа вернулись, наконец, домой, на острова Абарата.
  
  

Ведьма, сделай это для меня:

Найди луну,

Сотворенную из страсти,

Тонко нарежь ее серебро,

И нарезав, повесь высоко

Над домом моей возлюбленной,

Чтобы сегодня ночью

Она посмотрела вверх

И увидела ее,

И глядя на нее, думала обо мне,

Как я думаю о ней,

Есть на небе луна или нет.

  
   - Кристофер Тлен
  

Так заканчивается Вторая Книга Абарата

  
  
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Славина "Высшая школа целительства" (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Равновесия 3. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Vera "Переиграть судьбу" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Проклятие." (ЛитРПГ) | | О.Райская "Полное счастье Владыки" (Фэнтези) | | Дени "Матушка" (Боевое фэнтези) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Котянова "Новогоднее желание" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"