Есликова Ольга: другие произведения.

(1.1)Карандашом на полях, или записки дилетанта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Номинация "Произвольное стихотворение", часть первая

  Вот и еще один конкурс подходит к концу. Заканчивается, оставляя после себя чувство опустошенности. Каждый раз ждешь чуда. Хочется удивляться и радоваться удачному слову, образу, строчке... и нельзя сказать, что этого нет. Однако, радость - что вода. Уходит, выкипает, выпаривается... Каждый раз хочется сохранить то немногое, что остается в душе. Каждый раз не успеваю. Но ведь никогда не поздно предпринять попытку. Правда?
  
  Я не критик и, думаю, никогда им не стану. Так что ниже - не обзор. Ниже попытка рассказать авторам о том впечатлении, о том послевкусии, что возникло по прочтении, заметки на полях. Буду рада, если кому-то покажется интересным.
  
  
  ПРОИЗВОЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ
  
  В такую ночь остаться одному... Конопка Матеуш
  
  Остаться одному в такую ночь
  Почти что жутко. По углам крадутся
  Немые блики. Если превозмочь
  Свой первобытный страх, то прикоснуться
  Вполне удастся к тайне темноты.
  И с нею поболтать о светотени -
  Не худшая из прочих тем. Но ты,
  Как будто онемел. Обняв колени
  Одной рукой, другой обняв стакан,
  Сидишь, часы считая до рассвета.
  В такую ночь - один. И, златоткан,
  Ковёр луны в окне грустит об этом.
  
  Говорят, опасно спать при лунном свете. Даже с неспящими он творит свою волшбу. То сжимает сердце в радостном предвкушении, то обнажает боль, то разрывает чем-то невыразимым существо - чем-то, что нельзя назвать ни плохим, ни хорошим. И всегда усугубляет ощущение одиночества. Ведь необыкновенно хорошо вдвоем на лунном ковре, в лунной реке, в серебряной истоме. А одному... Одному и тем, что в стакане, не согреться. И в темноте от себя не спрятаться.
  Автору - сердечное спасибо за возникший видеоряд.
  
  
  Опять в жестоких лапах грусти Васильевский Дима
  
  Опять в жестоких лапах грусти
  Сижу один я у окна.
  И жду, когда меня отпустит
  Хотя бы раненым она.
  
  А за окном - то снег, то дождик,
  И кот взъерошенный сырой.
  Я знаю - день почти что прожит,
  Но вслед за ним придет другой.
  
  И глядя в эту безысходность,
  Глаза копируют с небес
  Их пустоту и однородность.
  И боль разлуки сердце ест...
  
  И подсознанья голос глохнет -
  Что дождь и приступ грусти злой -
  Они пройдут, и кот обсохнет,
  И будет солнце над землей.
  
  Образ кота чудесен. Между ним и лир. героем непроизвольно вырастает знак равенства. И не смотря на то, что солнцу над землей не суждено победить унылое настроение, финал вызывает добрую улыбку. Мне легко посочувствовать, почувствовать описанное состояние: в Питере сейчас такие дожди, что надежды обсохнуть нет совершенно. И все же... Чего-то мне в этом стихотворении не хватает. Может быть, интересных рифм, может, своеобразия в передаче ощущений.
  
  
  ...ну, осень... Виленкин Нахум
  
   ...ну, осень - мало ли причин?
  во-первых, во-вторых и в-третьих
  не пересчитывать морщин
  игрою слов и междометий,
  
  пытаясь вычислить следы
  борьбы со временем, извивы
  напрасно льющейся воды,
  и воздух утра уязвимый,
  
  и звук сорвавшихся плодов,
  и жухлый лист, и лучик редкий,
  и щели высохших полов
  на дне заброшенной беседки...
  
  Экий листопад мыслей! С какой ветки сорвался - и не отследишь, а финал один.
  Осенью уходящее время почти осязаемо. Его приметы бросаются в глаза. Смотришь вокруг, смотришь в зеркало - нет разницы. Часовой механизм запущен и неумолим.
  Близкое состояние. Яркая картинка.
  Да, и с измененными знаками препинания и подправленными строчками стихотворение мне нравится больше.
  Тем не менее, показалась неудачной последняя строка. Мешает мне присутствующее там "дно". Кажется, что даже резкий обрыв
  
  И щели высохших полов
  В беседке...
  
  был бы более оправдан, чем лишнее слово.
  
  
  Огни Дарья Рубцова
  
  - Отчего ты боишься вечерних огней?
   - Оттого что с огнями гораздо больней,
   Оттого, что душа пламенеет в огне
   И сгорает, и гаснет, и холодно мне.
  
   - Отчего ты боишься холодных ночей?
   - В холода до утра не сомкнуть мне очей,
   И от мыслей спасения нет в холода,
   Мерзнут руки, и в чайниках стынет вода.
  
   - Отчего ты боишься остывшей воды?
   - Оттого что на ней образуются льды,
   А внизу подо льдами тогда - тишина
   Полноправной царицей. До самого дна.
  
   - Отчего ты боишься, скажи, тишины?
   - Оттого, что в молчании дни холодны,
   И стремительней к вечеру катятся дни,
   А под вечер опять - все огни и огни...
  
  Замкнутый круг. Круг, в который лирический герой сам себя загоняет. Холодно, холодно, холодно - в каждом катрене холодно. Никакой надежды на изменение этой составляющей.
  Понравилась выбранная форма. Стихотворный диалог позволяет акцентировать внимание. Как накатывающаяся волна вопрос-ответ. Но меня эта волна не увлекла.
  
  Зато захотелось продолжить:
  - Что же из этого следует?- Следует жить,
  шить сарафаны и легкие платья из ситца...
  и далее по тексту.
  Кабала и опала зимы, в том числе зимы душевной - не навсегда.
  
  
  Движение. Гишер Вероника
  (К сожалению, не нашла ни стихотворения, ни страницы автора. Очень жаль, поскольку и другие стихи Вероники весьма интересны)
  
  Мимо меня люди идут, люди спешат.
  Как механизм пульсы стучат, туфли стучат.
  Дотемна в дом, затемно в дом -
  бе-гом.
  Судьбы трещат, судьбы по швам -
  раз-лом.
  
  В тихом углу, в темном углу
  пор-трет
  строго молчит, тускло молчит,
  от бед
  не бережет, не стережет
  пор-тьер.
  И не спешит, и не звенит
  фу-жер.
  
  Плещет вино, хлещет вино,
  по-стой,
  не убегай, не обгоняй
  пус-той
  старый трамвай, визгливый трамвай -
  наш мир
  катится вдаль, катится в дым
  мор-тир.
  
  Стихотворение пульсирует и рвется. Душевный раздрай усиливает, вырывает звуки из окружающего контекста (бывало ли с вами такое, что несмотря на всеобщий гам, один звук врывается в уши, врывается, хотя должен был бы утонуть). Так и здесь звук разрываемой ткани, судьбы ли гонит вперед. Подчиняешься ритму, загораешься заданным напряжением и... И все. Средняя часть, кажется, должна бы стартовое напряжение усилить, но этого не происходит. Возможно, поэтому образность финала не помогла мне вернуть настрой.
  
  
  Памяти Игоря Михалёва Гурфинкель Елена
  
  Ко мне постучали. Я даже спросила: "Кто там?"
  Нелепо рванула к двери в предвкушении гостя...
  Возилась с ключами, а там за дверьми - пустота,
  Глухая, сравнимая лишь с тишиной на погосте.
  Откуда б я знала, что нет никого за дверьми?
  Соседка танцует, а дочка стучит "До, ре, ми",
  Сосед за стеной целый день заколачивал гвозди...
  И мне показалось, что кто-то торопится в гости.
  Где в воздухе пепел кружит, там мосты сожжены...
  Мы часто не слышим того, что расслышать должны,
  И, собственной боли не чувствуя в будничном гаме,
  Пристанище мерим шагами, а ценность - деньгами.
  Казалось: то ветер легонько коснулся волос,
  И тоже метнулся к двери, но застыл на пороге...
  А сердце стучало,
  а сердце из тела рвалось
  В надежде, что кто-то расслышит сигналы тревоги...
  
  Иногда слова лишние. Иногда молчание - лучшее, что ты можешь сделать. Молчу.
  
  
  Собачья радость Грин Ирина
  
  Песню протяжную ветер осенний пел под окном.
  Дождь бродил по листве.
  Пес у подъезда сидел в нетерпеньи,
  Взглядом моля о еде и тепле.
  Мокрая шерсть, весь дрожит, бедолага,
  Грязные лапы в косматых репьях.
  Жалко его -
  Но куда мне дворняга,
  Я ведь сама здесь на птичьих правах -
  В этой насквозь продуваемой ветром старой мансарде с огромным окном,
  Где потеплеет немного лишь летом...
  Самую малость...
  А впрочем...
  - Пойдем!
  Пес подскочил, угловат и порывист: вот этот миг, что являлся во снах!
  И озарила земную унылость радость в горящих собачьих глазах.
  
  Есть история с хорошим концом, есть тепло и участие, есть соответствующий ситуации антураж... Перечитала, наверно, раз десять. И ничего не почувствовала.Не заинтересовалась. Возможно, из-за собственной душевной черствости.
  И еще. Первоначальный вариант мне нравится больше. То, как теперь разбиты строчки, скорее, напрягает. Измененная первая строчка настраивает на то, что и дальше ритм будет рваться. Однако, меняется только вид. Приходится возвращаться, чтобы прочитать должным образом.
  
  
  Несомненно Туненко Анастасия
  
  Напиши мне пароль - адреса, указатели, явки
  Перепутались вместе в немыслимый сердца клубок.
  Доктор выписал нам не покой, а обычную справку,
  Что здоровы. От жизни. Рой букв да несколько строк.
  
  Тридцать первый сентябрь похож на безумный корабль:
  Здесь матросы играют на крыс и бутылку вина.
  И уже не понять, где гиена, где лев, а где - падаль.
  И я пью вместе с осенью - кисло, не морщась, - до дна.
  
  И я жду океан, так знакомый по привкусу соли
  На ладонях твоих и губах, мной забытых давно.
  Алой кровью с налетом печали и сладостной боли
  Напиши мне пароль - твоя кровь мне заменит вино,
  
  Мне заменит тебя... Как давно я мечтал о бессилье,
  О желанье заснуть и забыться. Реальность проста.
  И мечтам на замену лишь соль - отливается синим -
  И манит белизной кромка рваного флага холста.
  
  Я бы сдался, да ты не берешь в плен людей и животных.
  И взаймы не живешь, хоть и деньги обычно не в дар.
  Я готов быть хоть первым, хоть третьим, хоть пятым, хоть сотым,
  Лишь бы ты приняла, как судьбы принимаешь удар.
  
  Лишь бы ты возвратилась - мы будем скитаться по свету
  На дырявом плоту, грея спины под песню дождя.
  Если ты не заметишь меня на последнем рассвете,
  Я смогу обернуться назад, навсегда уходя.
  
  Ты - сыграешь ноктюрн на дрожащих и стонущих венах.
  Я - умру в час, когда будет пробит последний прибой.
  Когда грянет зима, мы успеем укрыть непременно
  Всех озябших от снега и пуль. Не щитами. Собой.
  
  Красиво, грамотно написано. Эффектный, веский финал. Увлекаешься музыкальностью строчек, плывешь по течению, пока вдруг не останавливает вопрос "о чем это все написано?" Хуже нет, когда автору нужно объяснять, что он имел в виду. Это значит, что или он напоролся не на своего читателя, или чего-то недоработал. Мне не удалось увидеть единого полотна - много ярких мазков, да. Но не более.
  
  
  За минуту до срока Неизвестный Теолог
  
   ...И запела сердитые песни пурга, ночь кипела бураном, мрачна и долга - ощетинившись хвойно, седая тайга многоглаво скрипела и выла. Где-то в ясной выси, где черны небеса, новый год торопился явить чудеса и, согласных желаний сомкнув голоса, мы о светлом мечтали вполсилы.
  
   За минуту до срока, с собой заодно мы смотрели - но льдом затянуло окно, и манило рубиновой гладью вино, и сквозняк теребил занавеску. Загудел перегруженный счастьем эфир, и явилось добро, и очистило мир, и надежда, искуснее всех ювелир, огранила мне душу до блеска.
  
   Ношу тяжких сомнений, тревоги и бед растворил без остатка грядущего свет - он явился из дали, где времени нет, где ничто не проходит навечно. И, поднявшись над прежней пустой суетой, я горящего неба дышал красотой; я во тьму горизонта летел за мечтой - беззаботно, легко и беспечно.
  
  Понравилось. Не все ударения у меня легли гладко при прочтении, некоторые обороты показались спорными. Но общее впечатление более, чем положительное. Ясное, светлое, не перегруженное, доброе. Уже за это стоит сказать автору спасибо.
  
  
  Мегалупа Алексеева Саша
  
  А я-то сразу тебя - в систему небесных координат.
  Незамедлительно нараспашку окно -
  Смотрите! Видите? Кружась, обвиваясь вокруг нас
  Что они скажут - мне все равно!
  Узкие брюки в шотландку
  наспех заправлены в кофе со сливками
  Капли дождя с козырька балкона
  подхвачены суховея вихрями
  клиньями в круг калейдоскопа
  найденного на чердаке детства...
  Кофе стынет. Стук неподдающейся старой фрамуги.
  Шепот тлеющей сигареты: не спеши
  Морщинки у переносицы щекочут
  отлучками-появлениями
  итак. В созвездии Хамелеон
  тридцать одна звезда.
  И взгляд не нужно вооружать.
  Фаянсовая балерина на комоде
  вне движений взглядом прямо перед собой
  упрямо, стойко
  буравит воздух.
  А я зачем-то
  без телескопа и лупы
  звезды вешаю, задрав голову.
  Глупая...
  
  Вот та степень неровности, которая не оставляет меня равнодушной. Я читаю и становлюсь лирической героиней. А в таком состоянии я готова простить любые выверты. Потому что человек на пике чувства должен быть немножко безумным и счастливо глупым.
  
  
  "Бег" Суренова Юлиана
  
  Генералу Хлудову снится висельник.
  Генералу Хлудову всюду холодно.
  И в аду подводами бредят выселки.
  И в раю окраины мрут от голода.
  
  Тараканий бег.
  Тараканий век.
  Таракану снег
  по колено.
  И ложится в снег
  Человек,
  Сквозь смех
  Плача в монастырские стены.
  
  Убегай. Бока у России порваны.
  Кровь течет по белому крупу лошади
  В эмигрантский бред, где портки над портами,
  Заменяя флаг, на ветру полощутся.
  
  А в России слезы всегда бесплатные.
  А в России в Летнем саду Ахматова.
  И повсюду мат.
  Веселись, народ!
  Новый бог,
            новый мир,
                
            новый год!
  
  ...Но стихи растут, как цветы на кладбище.
  И от строк таких бы креститься истово
  Генералу Хлудову со товарищи.
  Пусть хоть все кухарки уйдут в министры, но
  
  Не в поэты. пОнятым дела нет.
  Понятых натыкано в пистолет.
  А поэт смеется, всегда готов
  На расстрел, в бессмертье своих стихов.
  
  Глоток свежего воздуха. Замечательное стихотворение! Умное, горькое, глубокое. Интересная форма, точеные образы. Респект автору!
  
  
  Октавиан и Клеопатра Попов Иван
  
  Открылась дверь. В большой и душный зал
  Октавиан заходит с кислой миной -
  Такой анфас всем римлянам привит.
  "Ты что же, спишь?" - негромко он сказал.
  Действительно: закутавшись периной,
  Царица с безмятежным видом спит.
  Октавиан поморщился. "Ну что ж,
  Я подожду". И, отойдя в сторонку,
  Уселся на египетский диван.
  Какая духота! Дворец похож
  На фабрику злодея Вилли Вонка -
  К безлюдности прибавьте зной саванн.
  "И спит укрывшись. Надо же!" - в душе
  Октавиан, ей-богу, добрый малый -
  Конечно, с точки зренья римлян, но
  Эпохой избираются клише.
  Последний луч, как путник запоздалый,
  Глядит в полуоткрытое окно.
  "А если вправду..." - думает тиран.
  "Да нет, не смей и думать! Безнадёжно.
  Такая ситуация в стране:
  Сперва великий Цезарь сдох от ран,
  Потом восстал Антоний... Невозможно
  Мне было оставаться в стороне.
  И вот Антоний мёртв... Она была,
  Я слышал, для него намного большим,
  Чем куклой, чем рабыней для утех, -
  Он был влюблён. Она же уплыла,
  Когда мой верный флот, как будто коршун,
  Атаковал. И это был успех,
  Но - для меня. Теперь она раба.
  Могу с ней поступить, как пожелаю.
  Однако стоит сразу взять в расчёт,
  Что власть моя сейчас ещё слаба.
  Одна ошибка - тотчас проиграю:
  Коль враг в тылу, то войско не спасёт".
  И он сидит, растерянный, пока
  Царица спит и видит сон, в котором
  Октавиан, Антоний, Цезарь, Рим
  Не существуют. Экая тоска!
  Октавиан глядит несчастным взором
  На то, что он не сделает своим.
  
  Добротное стихотворение. Во всех отношениях. Но, каюсь, я нетерпелива. Финал очень порадовал, очень. Но как много слов, какой длинный путь к двум последним строчкам! Возможно, они не заиграли бы так, не будь такой прелюдии. Тем не менее, пробираться к ним мне было тяжеловато.
  
  
  Нетопырь. Ос Светлана
  (К сожалению, еще один интересный автор снес свой раздел. Ссылаться некуда)
  
  Там, где неба грани колки и остры,
  Где за полем брани эльфы жгут костры,
  И в тумане тонет лёгкая зола,
  Лепестки бегоний, рвы и купола
  Изумрудных башен плавит липкий зной,
  Где закат украшен бархатной каймой,
  Струи в водопаде призрачно бледны,
  Где по тёмной глади мёртвый лик луны
  Катит южный ветер, где цветёт имбирь,
  Пойман звёздной сетью чёрный нетопырь.
  И скользит на плечи тень его крыла...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  
  В иствудском бокале пенится крюшон.
  Губы цвета стали, белый капюшон.
  Вязким сном охвачен сумрачный ландшафт.
  Выпьем за удачу и на брудершафт.
  Искрами играет, оседая, яд,
  За рекой смолкает хор лесных наяд.
  Сброшена рубаха, сняты образа..
  Кто сказал: "У страха серые глаза" -
  Взор пылает медью... сердце не стучит.
  Венчанных со Смертью смерть не разлучит.
  Тайну этой встречи скроют зеркала...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  
  Скрип ворот печальный, церковь на горе.
  Скорбное молчанье. Сгорбленный кюре..
  А за синим гротом, в дальней стороне,
  Знаю, будет кто-то думать обо мне.
  И когда уныло день оставит трон,
  И, теряя силу, колокольный звон
  Эхом растворится в городской тиши,
  Выйдет он молиться за покой души,
  За тоску и слякоть, за мои грехи.
  Будет пить и плакать, и читать стихи,
  И, сжигая свечи, память жечь дотла...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  Умело рассказанная сказка. Сказка на ночь. Отдаю должное автору, сделавшим гармоничным форму и содержание.
  
  
  Рваное Министр-Ель
  (Прошу прощения у министра. Он снял стихотворение с конкурса, но строчки были написаны. Не в корзину же их.)
  
  Я помню тебя ланью.
  Сейчас ты - вялая герань.
  А похмелюся ранью -
  Снова лань.
  
  Хотелось бы мне кваску, да
  Водку опять льёшь.
  Вот она жизнь, паскуда:
  Проснулся - пьёшь.
  
  Не оттого, что слабый.
  Что ты, наоборот!..
  Эх, не лилось ещё с утра бы
  В рот.
  
  Так отчего же снова?..
  Силы своей боюсь.
  Поле, дома, коровы -
  Русь.
  
  Смотрит взором туманным,
  И кажется - проклянёт.
  Но чувствую (странно!):
  Любит, надеется, ждёт
  
  Ценю способности автора и его умение нарисовать зримую картинку, четко описать состояние лирического героя. Но воспринимаю стихотворение, как стеб. Вернее, балансирование на... Первое четверостишие задает тон, а потому к остальным сложно относится серьезно. Хотя строчки там есть ого-го какие.
  
  
  Странная девочка Скорпиошка
  
  Странная девочка... тонкая талия...
  кожа прозрачная, глазки - усталые...
  книг начиталась и в принцев поверила.
  ты не из нашего, девочка, времени...
  музыка, танцы, театр, воспитание,
  выставки -/ вставки в твое мироздание/
  школа, ребята и /- в губы!/ несмелые
  чьей-то любви поцелуи неспелые...
  ты же - другая... вздыхаешь - плечами
  гордо ведёшь, но в подушку - ночами
  плачешь, и снова листаешь страницы,
  ищешь рецепты.. советы... /влюбИться?/
  ждёшь, не меняя свой рубль на копейки..
  странная девочка.. тонкая шейка...
  
  
  странная женщина... тонкая талия...
  первых морщин паутинка усталая...
  кофе, коньяк, две подряд сигареты,
  шторами плотными окна одеты...
  музыка старых пластинок - иголками -
  те же дорожки.. за теми же полками -
  книги, в которых - всё так же - про принцев...
  не помогли... задрожали ресницы...
  плачешь который уж год...невлюбленная
  и не любимая... временем сломлена...
  где-то в веках твоя истина... место
  ты лет на сто опоздала, невеста...
  
  ты потерялась...в душе, не запятнаны,
  эти богатства остались запрятаны,
  ты не смогла - золотой - на копеечки...
  странная женщина ... вечная девочка...
  
  Стихотворение цепляет. Оно живое. Оно дышит искренностью и беззащитностью какой-то. Не так уж часто случается, когда чужие строчки отзываются, не отпускают равнодушной. Тем не менее, стих показался немного "сыроватым", не продуманным до конца.
  
  
  Черный жемчуг Аркадьева Светлана
  
  Не удержится осень в седле -
  Сторожит золотую ворьё.
  К очагу, что горел десять лет,
  Вдруг слетелось враньё-вороньё.
  
  Я всю ночь призывала ветра:
  "Вы не дайте огню умереть!
  Раздувайте с утра до утра
  И следите за ветреным впредь".
  
  Чёрный жемчуг не угли ещё.
  Выше сплетен гнездо у орла.
  Под твоим непроглядным плащом
  Прячет тень два вороньих крыла.
  
  Ложь и месть, - слепо глухи они,
  Да у каждой есть свой поводырь.
  День за днём собиралось на нить
  По жемчужине тёмной воды.
  
  Но Земля не слетела с оси.
  Я, не знавшая правды кривей,
  Научилась красиво носить
  Драгоценности чёрных кровей.
  
  Не прощёная ночь, как удав.
  ...Дверь в себя допускает ключи,
  И бежит, и бежит в никуда
  Чёрный жемчуг дождём меж ключиц.
  
  Вот прямо сразу, сходу напрягло "ворье-вранье-воронье". Я люблю игры со словами. Но здесь почудился перебор. Дальше - без каких бы то ни было замечаний. Последние три строчки - великолепны.
  
  
  Развязка гладиаторской схватки глазами побежденного и победителя Алексеев Алексей
  
  
  МИРМИЛЛОН:
  
  Эй, довольно кружить!
  За тобой уследить
  Уже нет ни желанья, ни силы.
  Опротивело жить
  И по трупам ходить.
  Где твои смертоносные вилы?..
  
  Ну, набрасывай сеть,
  Я готов умереть!
  Что ж ты медлишь, дружок-ретиарий?
  Приближается смерть,
  Как зубастая жердь,
  Как вот этот порхающий парень...
  
  Молод ты и учен,
  И борьбой увлечен.
  Так искусно немногие бьются.
  Эх, достать бы мечом!
  Не достать нипочем!
  Ну так ты доставай, друг с трезубцем!..
  
  Вот желанный конец!
  Бьешь в живот? Молодец!
  Рукоплещут тебе, ретиарий,
  И возложат венец,
  Ну а я, я - мертвец,
  Я же, слава богам, умираю...
  
  РЕТИАРИЙ:
  
  Что-то мой мирмиллон
  Грузным стал словно слон.
  Закружил его я, ретиарий!
  Дрался здорово он,
  Да теперь утомлен
  И последние силы теряет...
  
  Надо быть начеку,
  Рана в левом боку
  Не опасна, но боль причиняет.
  Дам пожить старику
  И толпу развлеку,
  Претор лавром меня увенчает...
  
  Старикан огорчен,
  Старикан удручен,
  Он хотел побеждать бесконечно!
  Жалок он и смешон,
  Грозно машет мечом.
  Дать в живот ему или в предплечье?..
  
  Вся арена ревет!
  Я бью точно в живот,
  Я - великий боец-ретиарий!
  Он кривится и вот...
  "Лучшим другом" зовет,
  Шепчет, что... за удар благодарен...
  
  
  
  Всегда интересно выслушать две противостоящие стороны. Спасибо автору за этот виртуальный поединок. Хочу отметить легкость изложения и способности автора, как портретиста. Персонажи выписаны достаточно зримо. Если бы еще и тема была мне близка...
  
  
  Платье застегнуто... Усманова Александра
  
  Платье застёгнуто
  Не на те пуговицы:
  Антиреальный привет
  В стиле Кустурицы.
  
  Дымом табачным клубя
  Клюнула литера.
  Или ты вне себя,
  Или - из Питера.
  
  Черный и белый кот
  Инеем ранены.
  Если тебе не везёт,
  Будешь Сусаниным.
  
  Пол во дворцах - скользит,
  Люди таращатся.
  Если ты - Белый Кит,
  Это же счастье!
  
  "И я, и я из Питера!" - хочется воскликнуть мне, дочитав стиховорение. Улыбаюсь всему: застегнутому не на те пуговицы платью, клюющей литере, раненым инеем котам... Мне очень понравилось. И я точно знаю: счастье есть.
  
  
  (продолжение следует)
  
  

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Избранница владыки Тьмы"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"