Fieryrat: другие произведения.

Глава 6. Плясовая, или Деловая столица

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что бы такого сделать плохого? (с) Пират из мультика "Голубой щенок"
    Любовь творит чудеса... к сожалению.

   В кабачке "Пьяное солнышко" царило необыкновенное благолепие. Необыкновенное как для любого заведения подобного типа, так и конкретно для данного кабачка.
   Располагался он как раз на стыке Чаровника и Арфистки, граничной улицы небольшого квартала музыкантов. Правда, когда дело касается магов, в Главели всё относительно, особенно нахождение в пространстве.
   "Пьяное солнышко" было одним из излюбленных мест сборов чародеев. Потому с утра здесь витали ароматы горького шоколада, бодрящего кофе и душистых чаёв и лишь к вечеру в кубки тонкой струйкой лилось красное вино или огромные кружки заполняло пенящееся пиво. Здесь предпочитали эль. Впрочем, если кто-то требовал молока или ключевой воды, никто выбору не удивлялся - у каждого свои пристрастия. С другой стороны, и надраться самым что ни на есть дешёвым пойлом дозволялось. Маги - тоже люди... ну-у, эльфы, гномы, гоблины и прочая. В общем, разумные существа, которые разум успешно теряют с завидной регулярностью. На том питейные заведения и стоят.
   Однако примечателен кабачок был всё-таки не этим - один из двух входов располагался на приличном расстоянии от самого "Солнышка", где-то в районе Купцов. Таким образом, кабачок посещали не только чародеи, что несколько разнообразило обстановку. Особенно сегодня - ни одного мага не наблюдалось.
   Хозяин кабачка взглянул на календарь. Экзамены. У Белого отделения, отделений Духа и Огня. И у чёрных - тоже, но они "Солнышко" посещали редко, предпочитая трактиры своего района.
   Дзинь. Словно ударили по малому серебряному треугольнику.
   - Хозяин, а это кто? - за стойкой бара с раннего утра сидел тощий парнишка с голубыми наивными глазами. С наличностью, одет хорошо, но не по моде, с чуть заметным южным акцентом - по всей видимости, из провинциальных дворян.
   С самого своего появления в кабачке юноша задавал один и тот же вопрос. Не такой уж и праздный, надо признать, - хотя в "Солнышке" имелись два входа, они вели в одну и ту же дверь.
   - Купцы, наверное.
   - А как вы это определяете?
   - Если бы входили с Чаровника, мы бы услышали арфу, - пояснил кабатчик.
   Он не ошибся - дверь растворилась и впустила двух дородных пропахших холодом мужчин. Глава Гильдии купцов и его помощник без труда узнавались по медальонам - миниатюрным, стилизованным под аптекарские, весам на толстых золотых цепях. Поговаривали, что этими весами изредка пользовались по назначению, но хозяин не мог себе представить настолько дорогой товар.
   Новоприбывшие расположились в углу, у кадки с вечнозелёной берёзой - дар магов Земли - и подозвали разносчицу.
   - Вот же! - молодой дворянчик стукнул кулаком по столешнице, старательно не попав по чашке с недешёвым в Главели кофе. - Решил, раз уж в столице, посмотреть на чароплётов - и ни одного не увидел!
   - А что, у вас дома нет магов? - искренне удивился хозяин.
   - Есть. Но они все старые - вот я и собрался проверить, попадаются ли среди них молодые... Поспорил с приятелем... Ну, знающие люди сюда направили.
   - Правильно сделали. Только вы, господин, неудачное время выбрали.
   - Что так?
   - Экзамены на ранг Подмастерья.
   - И сегодня я никого не встречу? - лицо юноши обиженно вытянулось. - Но я завтра уезжаю!
   - Встретите! - кабатчик широко улыбнулся. - Причём уже скоро - обязательно придут сюда щеголять своими новенькими жезлами. Традиция у них такая!
   - С чего это вы взяли, что кто-то из них экзамен выдержит? - продолжал допытываться посетитель. - Я слышал, экзамены - трудное дело.
   - Трудное, - согласился хозяин. - Но у меня примета верная имеется. С утра я ни одного мастера не встретил - значит, кто-то да сдаст и будет здесь веселиться. А не боитесь, господин, на развлекающихся магов смотреть?
   - Ха, - фыркнул дворянчик. - Я же за этим и пришёл!
   Но голос его чуть заметно дрогнул - хорохорился мальчишка, но любопытство лёгкий испуг всяко перевесит. Не уйдёт, дождётся. А хозяин - и подавно. Сегодня в кошель рекой потекут золотые и серебряные монетки.
  
   * * *
  
   В сопровождении мелодичного перелива арфы, мороза и веселья в кабачок "Пьяное солнышко" вкатилось Белое отделение в полном составе, исключая только Романда Отказника. Даже эльфийка Ивелейн присоединилась к неожиданно сдружившейся после экзаменов компании.
   Угрюмец тоже не отказал себе в удовольствии погулять со всеми и посмеяться, порадоваться жизни, в которой нет ни зависти, ни огорчений, ни предательства. Нет в ней и обязательств, в том числе и перед Белоплащником. Чародей не сообщил нанимателю о появлении Романда в стенах Школы. Пусть маги спорят, пусть способны убивать друг друга и не видят в том ничего зазорного, но без причины против Гильдии и её членов не идут.
   Покушение на императора и бой с его сестрой - одно, а слежка за Романдом - абсолютно другое. Нет, нужен Белоплащнику мальчишка, пусть сам его и ищет! Угрюмец против отказника ничего не имеет.
  
   Едва компания появилась в кабачке, за спиной хозяина, среди кубков, бутылей зелёного стекла и пивных кружек завибрировал огромный амулет. Со стороны он походил на ромашку с разноцветными лепестками, а по сути являлся аллегорической моделью Гильдии.
   Сердцевину на равных делили большой кусок горного хрусталя в форме полусферы, и того же размера и вида чёрный турмалин. Прозрачность и невидимость. День и ночь. Свет и Тьма. По кругу расположились шестью лепестками камни, символизирующие ту или иную Стихию.
   На общем фоне почти терялся дорогой, но отнюдь не приковывающий взгляд тёмно-синий сапфир - Вода, источник жизни. Она всегда рядом, но обычно не заметна. Винно-золотистый топаз Воздуха напоминал, что ничто так не пьянит, не кружит голову, как вовремя сделанный вдох. Кроваво-красный пироп пугал страшной и неукротимой в безумном гневе стихией Огня, а изумрудно-зелёный хризолит, наоборот, обещал безмятежное спокойствие Земли. И, наконец, почти сливались в один "лепесток" молочно-белый опал Духа и водянистый гиалит Пси.
   Прозрачный хрусталь с появлением Белого отделения наполнился нестерпимо ярким, ослепляющим светом, затем по кругу, один за другим, вспыхнули разноцветные каменья Стихий - и амулет погас, успокоился. Лишь чёрный турмалин, казалось, ещё больше потемнел.
   Такова же была и Гильдия.
   - Всем вина! - прозвенел неожиданно голосок Лоран. - Я теперь подмастерье!
   - И музыку! - подхватила Ивелейн и притопнула изящной ножкой в сапожке на меху шурша.
   Обе девушки вдруг заискрились, засияли.
   - Танцы? - восхитился голубоглазый паренёк у стойки и, не долго думая, закружил стоявшую ближе всех к нему герцогскую дочку. А та, позабыв обычное высокомерие, смеялась в объятиях незнакомца.
   Эльфийка не отставала - потянула за собой до сих пор расстроенного Белея. Упустившее момент Белое отделение не долго простояло в покинутом одиночестве - в кабачке присутствовали женщины и девушки, которые тоже были не прочь повеселиться. Посетительницы, разносчицы, служанки с радостью пустились в пляс - партнёров сразу разобрали. Но вскоре появились новые.
   Озарился кровавым отсветом далёких пожаров пироп, весенним утренним туманом напомнил о себе опал - в "Пьяном солнышке" стало тесно от новоиспечённых подмастерьев и всё ещё учеников. Счастье одних и досада, перемешанная с неприкрытым облегчением, других слились в бурном празднестве.
   Благородное вино наполняло вытянутые кубки, а огромные кружки с элем надевали впечатляющие по размерам пенные шапки. Руки с одинаковым усердием тянулись к жареным утиным ножкам и бараньим рёбрышкам, пытались ухватить горячий печёный картофель и модные по зиме за дороговизну крестьянские пирожки с зелёным луком. Фрукты и сладости сметались в одно мгновение - чародеи те ещё сладкоежки.
   Звенели монеты, но маги не обращали внимания на эту очаровывающую кабатчика музыку - в праздник Жезла не принято скупиться. И не только на золото, но и на волшебство: главную залу "Солнышка" осветили тысячи тысяч пушистых разноцветных огоньков. Они кружили в воздухе, липли к потолочным балкам и стенам, падали на плечи посетителей и мебель. И улыбались. Да-да, за каждым огоньком чувствовалась улыбка. Задорная или нежная, иногда грустная, но всегда добрая.
   Центром праздника была плясовая. Круг-хоровод, без конца и начала, при новом танце распадающийся на отдельные пары и вновь сливающийся в целое при весёлом галопе-связке. Символ Мира. Символ Времени. Символ Гильдии.
   Угрюмец тоже танцевал. Вот перед ним мелькнула пышногрудая раскрасневшаяся подавальщица, в контрасте скользнула тощая ученица отделения Огня, отпихнула бедром купеческая жена и проход завершился перед идеальной Лоран Орлеш. Девушка лучезарно улыбнулась и сама пристроила ладони Угрюмца на своей талии.
   Серые глаза чародея встретились с карими очами магини. Этот миг был прекрасен!
  
   * * *
  
   Произошедшее в сторожке при Королевском парке не забывалось, а слова смотрителя навеки врезались в память Угрюмца.
   "Ты не даёшь себе труда вглядеться в душу!"
   Чародей решил начать с Лоран. Покорпеть и впрямь пришлось изрядно - не то чтобы девушка таилась, но и открытой книгой назвать её было трудно. Судьба и жизнь герцогской дочки оказались непростыми и в то же время донельзя обыкновенными.
   Не единственный и не первый ребёнок у отца, к тому же девочка, Лоран была красивой, хорошо отчеканенной, но всего лишь разменной монетой в политических играх и амбициях герцога Орлеша. С самого крика рождения её обещали какому-то заморскому князьку, однако из-за корыстных интересов империи ещё не состоявшийся брак расторгли. Да и болезная девочка, каковой в детстве казалась малютка Лоран, не походила на желанную невесту.
   Невеста - будущая жена. Жена - мать наследника. Хилое здоровье младшенькой герцога Орлеша вызывало сомнения, что Лоран способна выносить ребёнка. Девочку оставили в покое и разбаловали - она превратилась в любимую куколку отца и братьев.
   Но однажды девочка выросла. Оказалось, что это всё-таки не куколка, а прекрасная девушка. На которую заглядываются мужчины, а выбор их - велик. К тому же, игры с братьями не прошли даром - Лоран окрепла, а заодно научилась великолепно стрелять из лука и арбалета. Последнее - интересно, а первое означало, что она идеальная пара, а кому... Кому - уж отец отыщет!
   Далеко и долго искать не пришлось - три жениха маячили перед самым носом. По возрасту и положению, вроде бы не уроды, богатые и... без какого-либо намёка на присутствие невесты.
   Первым в честолюбивых планах отца значился сам император. Но его оборону не смог (или не захотел?) пробить даже герцог Зелеш, что уж говорить об Орлеше! Вторым заботливый батюшка выбрал третьего сынка того же Змея - Романда Зелеша. Мальчишка, конечно, не наследник рода, но матушка его не бесприданницей замуж шла. Да и родство с Первым советником императора - не шутка. А когда ещё его внучки подрастут!
   Тиллон Яруш, единственный сын графа Яруша, оказался третьим.
   Когда двенадцатилетнюю Лоран просветили о кандидатурах, девушка пришла в ужас - и о Романде, и о Тиллоне ходили весьма противоречивые, но всегда нелицеприятные слухи. "Женихов" шёпотом называли странными, того и другого окружали неприятные несчастные случаи, в основном - смерти. Оба жили затворниками в отцовских владениях. Однако, если для Романда, тогда ещё десятилетнего ребёнка да при много старших братьях, находились приемлемые объяснения, то о Тиллоне, приближающегося к своему первому совершеннолетию - четырнадцати годам, никто ничего хорошего не говорил.
   Наслушавшись сплетен и советов, Лоран попыталась склонить папеньку к выбору Романда, тем более что до свадьбы дело дойдёт ещё не скоро. Однако герцог решил, что Орлу по пути с Ястребом, а не со Змеёй. Правда, на эту мысль Орлеша натолкнул недвусмысленный отказ Зелеша, но результат был однозначен - Тиллон. Батюшка жениха, граф Яруш, не возражал.
   И дочь герцога решилась на откровенное безумие - побег. Подогреваемая страхом, избалованностью и читанными по ночам книгами из отцовской библиотеки, а также малыми крохами волшебства, Лоран умыкнула из конюшен лучшего жеребца и была такова. В погоню за ней отец отправил своего лучшего ловчего, преданнейшего из слуг. И совершил страшную ошибку!
   О! Охотник быстро загнал неумелую дичь, но оказался настоящим фанатиком и поведение дочери господина счёл за его оскорбление. Лоран не была запорота кнутом до смерти только благодаря полностью открывшемуся дару. Однако девушка была на краю гибели, когда подоспевший отец собственноручно убил чересчур преданного слугу.
   Лично выходив дочь, Орлеш за руку отвёл её в Школу при Гильдии. О замужестве он не заикался, да и навещать Лоран не осмеливался. Но только пояс Подмастерья и жезл на нём окончательно освободили девушку от обязательств перед родом. Теперь она имела право снять со своей шеи Орла...
  
   - Что-то ты сегодня какой-то не такой! - промолвила через силу Лоран. Девушка раскраснелась в непрерывном танце, слова, в целом, бессвязные, выталкивала с трудом - задыхалась. - Впрочем, мы сейчас все не такие!
   - Ты потрясающе танцуешь! - воскликнул в ответ Угрюмец.
   - Признайся, ты думал, что в герцогских замках не умеют веселиться! - она рассмеялась и сделала положенный оборот вокруг партнёра.
   - Но ведь это крестьянская плясовая. Ею разве что бароны с окраины балуются! - в грохоте притопов и прихлопов, шуме разговоров и звоне весёлой музыки приходилось кричать.
   - Кто тебе сказал подобную глупость? - изумилась Лоран. - Видел бы ты, как отплясывает госпожа Руника Л-лотай! Да и император в своё время ноги в этом танце отбил по колени!
   Она с показной суровостью оттолкнула Угрюмца - снова менялись пары. На этот раз юноше досталась девушка с гостевого двора при кабачке. Партнерша, очевидно, несколько переусердствовала с вином - её движения не отличались уверенностью и плавностью, а зелёные глаза и заговорщицкая улыбка на что-то намекали. На что - Угрюмец предпочёл не понять.
   Встречал он таких не единожды. Хорошенькая, наверняка отличная хозяйка, но всего лишь охотница на мужа. Чародея!
   Слухи утверждают, что маги отличаются вольным нравом, но на самом деле это только сказки. Всё в жизни чародея подчинено строгим правилам. По крайней мере, когда речь идёт о подмастерье. С ученика-то ни спросу, ни толку, а мастер, или того пуще - магистр, существо высшего порядка. А у подмастерья всё по-другому.
   Соблазнил - женись. И наверняка рядышком матушка-нянюшка девицу караулит, свидетельницей "уговоров да посулов пламенных" служит.
   Эх! В подобные моменты можно было завидовать девушкам-подмастерьям. Их жезл освобождал, тогда как юношей - обязывал. Таково различие в новоприобретённой самостоятельности.
  
   На очередном проходе Угрюмец выскользнул из общего круга передохнуть - не один он, кстати, такой оказался - и мгновенно натолкнулся на Белея. Мальчишка под шумок напробовался дорогого вина и теперь протягивал каждому встречному трясущейся рукой бутыль мутно-белого самогона. Судя по запаху калёного железа, гномья "Серди-Гора". Где это уворовал Белей, выведать не представлялось возможным - разумом мальчишка убрёл в запредельные дали.
   От греха подальше Угрюмец изъял опасный "напиток", а его "владельцу" отвесил лёгкий подзатыльник. Белей нисколько не обиделся, так как ничего уже не замечал - свалившись на старшего товарища, мальчишка заснул. Угрюмец вручил это чудо гороховое кабатчику на сохранение. Тот лишь понятливо кивнул и повёл головой в сторону танцующих. Угрюмец благодарно улыбнулся и вклинился в круг. Юноша снова оказался в паре с Лоран.
   - Нет силы удержаться, - пояснил он, когда девушка вопросительно приподняла бровь. В ответ магиня вновь рассмеялась.
   Угрюмец, стараясь не упустить нить очередного танца, заворожено слушал эту божественную музыку, непостижимым образом перекрывающую грохот, как казалось раньше, нежных цимбал. Следил за плавными ласковыми движениями Лоран и ловил искорки в карих глазах девушки... А карих ли?
   Медовых, янтарных, как у всякого представителя рода Орлеш... Они тянули, завлекали. Угрюмец смотрел и смотрел в эти глаза. В какой-то миг они приблизились, заняли весь обзор... а затем удалились в бесконечность - новый проход.
   В бешенстве чародей снова выскочил из круга.
   Ему почти удалось! Он уже целовал её губы! И она не была против!
   На исходе осени, в самом конце Грудня, когда над Главелью резвились снежные северные тучи, Угрюмец чётко осознал - он влюбился. Бесконечно влюбился в высокомерную Лоран Орлеш. Но та искала встречи лишь со Старшим учеником Чёрного отделения и не обращала на своего сокурсника ни малейшего внимания. Но сегодня появилась надежда. По беззаботному поведению Лоран - небезосновательная. Это шанс, которым грех не воспользоваться!
   Тин, кажется, так зовут её тёмного, вряд ли выдержал испытание - по собственному опыту Угрюмец точно знал, что Старшим на Отделении называли отнюдь не лучшего, хотя и не худшего, ученика. У Тина экзамен первый, следовательно, ему для успешной сдачи потребуются как минимум ещё две попытки. Угрюмец сумеет отбить за это время Лоран! Достаточно доказать, что белый маг ей подходит больше, чем какой-то чёрный!
   Она же светлая магиня! Её союз с тёмным да ещё учеником осудят и свои, и чужие, и посторонние...
   На этой почти оптимистической мысли звуки празднества перекрыла задорная трель пастушеской свирели.
   - Завитушка? - удивленный голос кабатчика отчётливо разнёсся по мгновенно затихшему "Солнышку".
   Амулет-ромашка вновь задрожал и... Нельзя сказать, что чёрный турмалин вспыхнул Тьмой - такого просто-напросто не бывает, но создалось именно это впечатление. Тьма ослепила собравшихся в кабачке не хуже Света.
   За турмалином ожил и хрусталь, затем по "лепесткам" пробежала волна разноцветных огоньков. Она символизировала то, что Тьме, как и Свету, доступны все Стихии.
   Скрипнула дверь и впустила в залу новоиспечённого подмастерья, бывшего Старшего ученика Чёрного отделения, ненавистного Тина. На его боку сурово сверкал красноватым золотом жезл.
   Надежды Угрюмца жестоко разбили прямо у него на глазах.
   - Э-э, молодые люди... - хозяин, уловив грозовое напряжение, попытался остановить избиение нежданного гостя, однако был перебит задорным и одновременно злым голосом Ивелейн.
   - Тинни! Если ты решил испортить нам праздник Жезла, - заявила в тишине эльфийка, - то я отберу твою палочку и так отделаю твою костлявую спину, будешь до смерти лечиться! А если мало покажется, я тебя ещё танцу стрел научу!
   Угрюмец довольно ухмыльнулся. Танец стрел - старинная эльфийская забава. Ставишь пленника с одной стороны поляны, ряд лучников - с другой...
   - Да празднуйте себе на здоровье! - нисколько не смутился подмастерье чёрного мага. - Только Романда выдайте! Я с ним немного потолкую и уйду с миром!
   - Романда? - вклинился в разговор кабатчик. - Отказника?
   - Его самого.
   - А зачем это тёмному наш Романд? - гневно прищурилась Лоран.
   - В глаз кулаком да с хорошего замаха дать! - с подкупающей искренностью ответил Тин.
   - В глаз? - Храпик Хро тоже решил, что слишком долго стоял в сторонке. Ещё бы! Оскорбляют своего! Белого мага! - Интересно, и за что же?
   - А по-вашему, забавно в ночь Жезла бегать по району Духов от здоровенной пантеры?
   Зрители загоготали - до того уморительно-обиженную рожицу скорчил тёмный подмастерье.
   - Это, что же, - отсмеявшись, с трудом выговорила Лоран. - Великий чёрный маг Тинни испугался кошечки и пришёл сюда бить нашего Романда?
   - Нет, - кисло скривился Тин. - Она меня сюда загнала. Я об этом ходе ничего не знал.
   Судя по лицу кабатчика, он - тоже, хотя и определил без труда, откуда явился новый гость.
   - О-ой! - протянула герцогская дочка. - Бедная, обиженная нехорошей пантерой деточка. Прибежал к нам жаловаться на плохого гадкого Романда... - Зал полным составом слёг от хохота. - Нам Тинни жалко?
   - До безумия! - согласился Храпик и, не сдержавшись, снова прыснул.
   - Мы его пожалеем? - продолжала изгаляться Лоран. - Приголубим?
   - Приголубим! - неожиданно для себя фыркнул Угрюмец. - Не выгонять же его, тёмненького, маленького, в ночь, на морозец! - он показательно потянул носом. - Там метель начинается.
   - Ну, иди сюда! - девушка раскрыла объятия - так же матери призывают своих растерявшихся малышей сделать первые шаги. Ребёнок стоит в одиночестве, но рядом любимая мама, надо только до неё добраться, быстро-быстро, и всё будет хорошо, замечательно, как прежде.
   От столь неприкрытого издевательства Угрюмец на месте Тина вылетел бы из кабачка рассерженной пчелой или вовсе превратился в горстку пепла, но тёмный подмастерье, спотыкаясь, поплёлся к Лоран. Сделал один шаг, второй и уткнулся носом в обтянутое кружевной шалью плечико, спина юноши мелко задрожала... В следующий миг Тин крепко сжимал тонкие ручки магини своими лапищами, на лице чародея гуляла наглая ухмылка.
   - Белое отделение, - презрительно бросил он. - И кто вас учил верить чёрным магам?
   - Н-никто, - пролепетала ошарашенная Лоран.
   - Вот поэтому мы и сильнее!
   - Уверен? - Храпик одарил пришельца не менее мерзопакостной улыбочкой.
   Тин недоумённо нахмурился, очевидно подозревая подвох, чем пленница и воспользовалась. Она легко повела кистями и вывернулась из объятий тёмного подмастерья, а затем, на взгляд Угрюмца, повела себя несколько странно. Не по ситуации.
   Лоран чуть сдвинулась - её правое плечо оказалось перед носом Тина - и прихлопнула ладонями над левым ухом, лучезарно улыбнулась. Гость в диком возмущении открыл рот.
   - Мне что же, танцевать придётся?!
   - Видимо, - подтвердил Храпик.
   - Ненавижу я это дело, - Тин закатил глаза, но затем с тяжким вздохом полного повиновения жестокой судьбе поклонился "пленнице". Та в ответ притопнула ножкой - и грянула музыка.
   Некоторое время посетители кабачка любовались ладной парочкой, а потом весёлый круг восстановился. Угрюмец на этот раз не присоединился. Он с ненавистью наблюдал за Тином и Лоран.
   Вот они осторожно покинули общий хоровод и спрятались в тёмном закутке под лестницей, ведущей на второй этаж "Солнышка". Присели на удачно подвернувшуюся лавочку - видимо "романтический" уголок пользовался спросом. Угрюмец незаметно приблизился. Чтобы слышать. И видеть.
   - Тин, зачем ты перед всеми позорился?
   - Да ладно тебе, Лона, - легкомысленно отмахнулся юноша. - Они поняли, что я дурачусь. И плевать мне на их мнение!.. - он вдруг осёкся. Его лицо исказилось от внутренней боли, рука, будто бы против воли, потянулась к лицу собеседницы. - Лона, я не могу без тебя! Я так соскучился!
   - Мы же виделись ночью, - Лоран несмело улыбнулась и сама прильнула к ладони Тина.
   - Это было давно. Очень. Бесконечно!
   - Значит, про Романда ты всё придумал? - её глаза говорили о другом.
   - Представь себе, нет, - он продолжил беззвучную беседу взглядов. - Наткнулись на него неподалёку от "Весёлого некроманта", это у нас, в районе Духов. Ну-у, не смогли удержаться, за что и поплатились. Впредь наука будет - не связываться с полоумными белыми магами!
   - А как же я?
   - Я слышал, как меня называли тупицей. Это правда - одного урока мне не достаточно! - Тин второй рукой дотронулся до растрепавшихся волос магини. Сейчас девушка не выглядела идеальной картинкой - щёки красны, платье измято, шаль съехала набок, а кулон с орлом и хрустальной капелькой вовсе переместился на спину.
   - А ты знаешь, что Романд был моим женихом? - глаза Лоран хитро блеснули, но надолго удержать выбранную роль девушка не сумела.
   - Выходит, мне всё-таки придётся его отыскать и познакомить со своим кулаком? - притворно возмутился тёмный чародей, однако тоже не смог продолжить игру.
   На лицах обоих отражалось одно-единственное, всепоглощающее чувство. Рты же что-то говорили, скорее, выпуская наружу ненужные звуки, чем отражая творящееся в сердцах Тина и Лоран.
   - Только в мечтах моего отца. И он женился. Думаешь, за что его батюшка имени лишил?
   Чародей ничего не ответил - он просто смотрел. Затем вдруг моргнул, очнувшись.
   - Лона, пойдём отсюда!
   - Праздник Жезла проводят в "Солнышке"! Это традиция Белого отделения!
   - Ночь прошла, Лона. Скоро настоящее солнце проснётся и озарит башню Творения. Мы никогда не встречали там рассвет!
   - Но...
   - Теперь мы имеем на это право. Ты забыла? Мы подмастерья!
   - Тогда? - вопросила она.
   - Поспешим! - подтвердил он.
   Лоран и Тин выскользнули прочь из кабачка. Никто не обратил внимания на их исчезновение, кроме Угрюмца.
   - Невинная Лоран Орлеш, - процедил он. Лицо его исказилось в ненависти и презрении. Внутрь желудка залилась сразу половина припрятанной для худших времён бутыли гномьего самогона. - Согреваешь по ночам чёрного мага? И ведь сама к нему приходишь - наши кельи хорошо защищены от Тьмы! Шлюха! Подстилка!..
   Угрюмец осёкся, но его гнева не заметили. Хорошо. Он отомстит этой дряни! И начнёт, пожалуй, с Романда... Почему? Но ведь это он загнал в "Солнышко" Тина и разбил все надежды и мечты Угрюмца! Он! Никто другой! Значит, он первый должен расплатиться! Потом настанет черёд тёмного подмастерья. А последней будет Лоран Орлеш!
   Чародей выскочил в район Купцов. Мороз не отрезвил юношу, что тому очень понравилось, к тому же вторая половина "Серди-Гора" нашла своё законное место в без того отравленном организме... Угрюмец рванул из-за пазухи маленький стеклянный шарик на кожаном шнурке.
   - Эй, Белоплащник! Герой здесь!
   "Я знаю, - ответ, минуя уши, ворвался прямо в мозг. - С ним покончено!"
   - Что?! - возопил Угрюмец. Его священная месть была выполнена без его участия?!
   "Для тебя у меня имеется другое задание!"
   - Какое? - чародей сразу поскучнел.
   "Ключ..."
   Ключ - так Ключ. Юноша утратил какой-либо смысл своей жизни. А был ли тот вообще?..
  
   * * *
  
   В Чёрном замке творилось волшебство. Так как разрушения были отложены на неопределённый срок, Замок философски наблюдал за столь привычным и всегда новым действом. Особенно хороши оказались сонные комментарии белого мага и недоумевающая в поисках их смысла физиономия хозяина.
  
  
   Глава 7. Предсказания, или Когда всё только начинается (Часть 1)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"