Fieryrat: другие произведения.

Глава 7. Предсказания, или Когда всё только начинается (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ромуальд, не лезь! Не лезь, Ромуальд! (с) Освобождённые домовые ("Порри Гаттер")
    Говорят, история имеет свойство повторяться. Иногда в это начинаешь верить.
    Вот за это мы как ненавидим, так и любим сериалы. (Снова сентенция)
    P.S. Здесь тоже стихотворчество =]

   Дзинь! Дзинь-дзинь-дзинь! Романд определённо делал успехи, всё чаще и чаще подставляя меч под клинок Марго. Ещё бы не совал туда же руки-ноги, голову и прочие немаловажные части тела - цены бы мальчику как бойцу не было! Дзинь! Шмяк, бум.
   - Ау-у! - вскрикнул юноша. - Больно! У меня рука ранена! Это нечестный поединок!
   - Деточка, - усмехнулся Марго. - Честными бывают только рыцарские турниры - и те редко. В бою, знаешь ли, обязательно кого-то ранят и хорошо бы - твоего врага. К тому же, ранка у тебя неопасная, лёгкая. Царапина, в общем.
   Керлик хмуро глянул на друга, но ничего не сказал - ни ему, ни зятю. Марго ошибался: если бы не чародейское искусство мага, его умение врачевать и случай, Лита уже сегодня примеряла бы белое платье вдовы.
  
   ...Вчера, с ощутимым трудом выбравшись из-под Романда - вымахал да отяжелел, каланча! ещё полгода назад, не кланяясь, Лите губы целовал! - Керлик с глубоким сожалением обнаружил, что благополучно остыл и не имеет ни малейшего желания злиться. Поэтому начал думать.
   Не нравился чародею принесённый драгоценным зятем запах свежей крови, ох не нравился. Конечно, мальчишка мог и поцарапаться - с людьми такое бывает, но аура Романда сверкала болью умирающего Света. Керлик внимательно осмотрел спящего зятя и ужаснулся.
   Из плеча Романда торчал тонкий, острее бритвы серебристый диск-звёздочка, небезызвестное оружие ассасинов. Она глубоко, почти до половины ушла внутрь руки, что не так уж и страшно - хотя зубчатый край существенно осложнял рану, кость не была задета, крови вытекло немного, потому исцелить зятя при помощи волшебства не составляло особенного труда. Если бы не одно но!
   Ассасины славились качеством работы: наверняка и сразу - их девиз! Они смазывали металл гремучим ядом и пропитывали чёрной магией - не одно, так другое угробит светлого чародея, причём очень быстро. Ведь Романд должен был уже умереть, но убийца не принял во внимание всех особенностей организма "клиента", как и случайностей, буквально преследовавших юного мага.
   Во-первых, юноша родился Зелешем - Змеем, которого змеиным же ядом всяко не отравишь. А во-вторых, накачался он крепким и непростым, сейчас единственно правильным пивом. Керлик принюхался - точно! "Янтарный Свет"! Из запасов "Весёлого некроманта", не иначе. Между прочим, его варили по секретной технологии лишь в одном Уединении-от-Мира, в которое принимали только белых магинь. Но чародей в своё время помотался по Миру, к тайнам разным, великим и не очень, доступ отыскал - секрет "Янтарного Света" крылся в сонничке. Эх, хорош цветок сонничка: пустышка пустышкой, а жизнь человеку спас! Дело же Керлика - в теле её удержать.
   Удержал...
  
   - У меня голова болит! - заныл Романд.
   Старался он исключительно для жены - кто же ещё пожалеет? Однако Лита не оценила спектакль по достоинству, увлечённо разучивая по книге очередное заклинание.
   - Поменьше бы пива хлестал - по утрам похмельем не мучался бы! - наставительно хмыкнул Керлик и вывернул дочери руку. - Не так, Лита! Читай внимательнее! Дополнительных чудовищ, кроме тебя с мужем и Белобрыськи с потомством, в замке не требуется!
   - Я всего одну кружку выпил, чтобы этот ненормальный Эфель отвязался! - справедливо обиделся на тестя зять.
   - И была она с бочонок, - ехидно пробормотал старший чародей. - Романд! Сзади!
   Дзинь!
   Собрались члены семейства Хрон и верный Марго (а также усталая Белобрыська с тремя неугомонными отпрысками, уже взрослые, но оттого не менее бестолковые вороны Ххар и Хруст, крысёнок-переросток Кузя и нечто круглое, белое и пушистое неизвестного, но скорее всего, романдо-экспериментального происхождения) в тренировочном зале.
   Романд под непосредственным руководством капитана в сочетании с язвительно-нравоучительными советами тестя знакомился с приобретённым вчера в Главели мечом. Не занятая в спарринге компания флегматично наблюдала за избиением нервного подростка.
   По времени, а оно близилось к обеду, Керлик и Лита должны были заниматься в библиотеке. Беременность беременностью, а дочь чёрного мага обязана вырасти хорошей магиней - задатки в папу, да и с детьми проблем поубавится. Однако Романд нарушил устоявшееся за полгода расписание.
   Спасённый от неминуемой смерти зять нуждался в движении и присмотре опытного чародея, поэтому Керлик с дочерью перебрались в тренировочный зал (тем более библиотека находилась за углом). Маг даже смирился с риском полного провала обоих уроков - несмотря ни на какие обстоятельства, если молодожёны оказывались в одном помещении, их интерес к окружающему Миру резко испарялся.
   На этот раз обошлось.
   - Папа, - прошептала Лита, когда Романд с Марго ускакали в дальний угол. Юноша забрался на канат и посылал наставнику при помощи меча какие-то хитрые знаки - то ли ритуально-высокородные, то ли бессовестно-неприличные. - Папочка, зачем ты так на Романда? Он же хороший!
   - Хороший, - Керлик ласково погладил недавно вывернутую руку дочери. - Малышка, ему и тебе ведь известно, что я ни в коем случае не подозреваю его в пьянках и прочем дурном поведении. Я по себе других стараюсь не мерить, - маг усмехнулся. - А если начистоту, то я верю Романду на слово. Он пока не дал мне повода в себе усомниться.
   - Я понимаю, папа, - тихо вздохнула Лита и прижалась к отцу. - Настроение такое. И страшно мне.
   - Не бойся, радость моя. Это срок подходит.
   - Наверное, ты прав. Но предчувствие у меня какое-то нехорошее. Будто мы сладко спим и вот-вот очнёмся, и увиденное вокруг нам не понравится.
   - Успокойся, малышка. Мы все с тобой! - Керлик ободряюще улыбнулся. - Всё в порядке.
   Ещё бы самому поверить в собственные слова! Какой уж порядок, если Лита сквозь беременность ощущает плохое? Серьёзный показатель. К тому же, девочка постепенно учится читать Мир. Учится, но без Книги Мира нет цельности, нет полного понимания. А Книга хранится в Замке Путей, родовом гнезде Хронов. Скоро Литу придётся вести домой. Страшно...
   Мир благодаря снова Романду избавился от одного из своих кошмаров, уродливого нарыва на теле мироздания, но ужасы имеются свойство возвращаться не спросясь, а раны часто напоминают о себе жуткой болью. Страшно... Но есть Романд.
   Керлик в недоумении покачал головой. События, произошедшие ровно через месяц после свадьбы Литы и этого странного и удивительного мальчика, остались навсегда в сердце и памяти чародея. Благодарность Керлика к Романду не измерить.
  
   * * *
  
   ...Бледная запыхавшаяся Лита вбежала в библиотеку, где Романд пытался объяснить маленькому забавному пушистому комочку, что тот не существует. Пушистый комочек преданно глядел на создателя грустными глазами и исчезать не собирался, не считая тех случаев, когда играл со своим "папочкой" в прятки среди книг.
   - Лита, что произошло? - увидев жену, юноша тотчас оставил Пушистика в покое.
   - Романд! Помоги! Пожалуйста! - молодая магиня дрожала, из её глаз тонкими ручейками текли слёзы, руки молитвенно сцепились на груди. Такой потерянной и испуганной свою грозную и смелую да весёлую Литу Романд за общий, семейный месяц ещё не видел. И не хотел видеть! Ни сейчас, ни впредь.
   - Помогу, серебряная! Только в чём?
   - Папа... - всхлипнула Лита. - Он в свой замок собрался. В свой настоящий...
   - Я знаю, - кивнул юноша. - Зо мне говорил - так надо. Несмотря на риск, надо - он ведь читающий! А полноценно читать Мир можно только там, у него.
   - Но я боюсь! Он не вернётся оттуда моим папой! Не вернётся твоим Зо! Не вернётся господином для Марго! Он возвратится нашим хозяином Хроном! Нельзя его отпускать одного! Нельзя!
   - Тебе туда точно нельзя, - тихо напомнил Романд.
   - Я знаю - я тоже Хрон. Но ты - нет... Пожалуйста, Романд! Миленький! Пожалуйста!
   - Я просился - не берёт. Говорит - опасно! А переместиться за ним незаметно не сумею - это к тебе смог, так хотел... - юноша поник головою. - Не научился я ещё...
   - Зато я! Я смогу!
   Вдруг оба юных мага вскинулись - в Чёрном замке творились мощные чары. Замок Путей далеко - нужен надёжный, устойчивый портал, хитрая и умелая магия, много силы.
   - Быстрее! - вскрикнул Романд и сам потащил жену к кабинету Керлика.
  
   Людская молва утверждает, что злодеи живут посреди огромного болота, обязательно знаменитого коварными трясинами, подлыми и страшенными чудовищами, обманными огоньками и удушающими испарениями, вонью.
   Впрочем, злодеи, они тоже разные - некоторые сырость не любят. Этот подвид обитает среди голых, безжизненных скал, на берегах рек и озёр, заполненных вместо воды лавой, - жар, копоть и за слуг демоны да духи огня. В обоих случаях непривлекательные, угрюмые и неприятные места, без ласкового солнышка и ярких, радостных красок. Поживёшь в таких и волей-неволей злодеем заделаешься.
   Нет, на самом деле злодеи предпочитают славные, уютные и тихие местечки.
  
   Керлик стоял на уступе, утопая по колено в изумрудной траве - здесь царила поздняя весна, - и смотрел вниз, на небольшую красивую долину посреди кольца гор. Снежные острые пики гордо серебрились в лучах яркого полуденного солнца. Звенели-шумели многочисленные водопады. Они срывались с зелёных склонов, чтобы дать начало речушкам, питающим огромное озеро, в центре которого, а соответственно и долины, на острове-кляксе высился величавый замок.
   Замок Путей, родовое гнездо Хронов.
   Ни одна дорога не вела к Хронам, но все пути сходились в их Замке. Ибо в Замке хранилась Книга Мира.
   Керлик вздохнул. Красиво! Уютное, милое место, обещающее покой и счастье... Но какова сердцевина этого изумительного цветка-долины!
   От ног чародея бежала тропинка, почти незаметная за несмелой травой - здесь редко ходили. Вздохнув ещё раз, Керлик отправился в путь, вниз по склону к кривобокому горному соснячку. Там тропинка скроется под длинными сухими иголками, укутается целебным воздухом и кинет под сапоги огромные пустые шишки, обязательно заставит пожалеть об отсутствии маслят. Для них ещё не пришло время.
   Потом отряхнётся, вновь запетляет в траве, огибая неожиданные валуны, заросли кизила и колючего терновника. Затем резко поскачет по ступенькам-скалам вдоль водопадов и спустится к величественным лиственным лесам. И уж к концу дня придёт черёд невысоких, но раскидистых садов - Керлик подойдёт к человеческому жилищу. К своему дому.
   Красиво.
   Он здесь родился и рос. Несмотря на постоянный страх перед отцом и липкий, вызывающий омерзение ужас его рабов, Керлик находил время для радости, смеха и беззаботности. Они вместе с Жииной носились неугомонными бесенятами по холмам, забирались на скалы, барахтались в ледяных озерцах под водопадами. Играли в разбойников и принцесс, по осени собирали сладковатый, чуть вяжущий кизил, горную кислую сливу и, если повезёт, грибы. Ещё они ходили за травами, высоко-высоко и загорали там, прямо на белом снегу до черноты.
   Зря он вернулся. Не следовало ему! Ради памяти сестры!.. Но долг. Керлик долго и намеренно игнорировал свои обязанности читающего Мир и продолжал бы в том же духе дальше, но в доме появился новый человек. Романд. Не обращать внимание на юного мага было уже не грехом, но чистым безумием...
   Из мрачных, тревожных дум чародея вырвал камешек, чувствительно врезавшийся в пятку. За ним последовали собратья. Они, в отличие от первопроходца, сумели обогнуть неожиданное препятствие. Сзади донёсся шорох, переросший в топот и протяжный вопль.
   По неизвестной причине Керлик не сдвинулся в сторону, потому принял на себя болезненный удар: затормозил чьё-то костлявое тело, вместе с которым немного проехался по склону. После чего медленно-медленно обернулся и улыбнулся. Точнее - скорчил рожу "кобра медовая". То есть ласковая-ласковая и сочащаяся ядом, словно пчелиные соты мёдом.
   - Зо! Ну, у тебя и спина! - как ни в чём не бывало, заявил Романд, потирая рукой ушибленный лоб. - Камни и те мягче.
   - Романд! - прорычал Керлик, благо имя зятя позволяло.
   - Да, Зо? - невинно откликнулся тот.
   - Романд!!
   - Зо?
   - А, демоны с тобой! - плюнул маг, смиряясь с судьбой. - Ладно, будешь идти со мной, но меня слушаться беспрекословно! Далеко не отходить! Ничего не трогать! И разговорами меня не раздражать!
   - Договорились, Зо! - радостно кивнул мальчишка и с криком укатил вниз по склону.
   - А потом скажет, что не удержал равновесия, - пробормотал в пустоту Керлик. - Эх, хоть бы кости не переломал!
   За месяц проживания под одной крышей маг выявил в зяте человека спокойного, рассудительного и склонного к сидячей деятельности, но где-то внутри мальчишки горел всепоглощающий огонь, который рано или поздно, в зависимости от стимулов и общей ситуации, вырывался наружу и превращал тихоню в бесшабашного парня. В последнее время всё чаще и чаще, что неудивительно - слишком многое он скрывал в себе, сдерживал, а теперь ему позволили накопленное выпустить.
   Пусть его. Освободится, очистится - и Керлик с Марго научат, как уравновесить оба начала, безудержное движение вперёд и ледяное сонное замирание... Но только не сейчас.
   - Зо, это абрикос?
   - Верно.
   - А где ягоды?
   - Романд, - вздохнул Керлик. - Абрикос - это не ягода. Он не плодоносит, потому что высоко. К тому же, здесь ещё лето не наступило, а абрикосы ближе к осени появляются.
   - Не знал, - изумился зять.
   - Оно и видно - герцогский сынок, одним словом!
   Сейчас Романд походил на щенка-переростка, который всю жизнь провёл на небольшом хозяйском дворике и вдруг был отпущен на свободу за калитку. Как бы под колёса соседской телеги не угодил!.. Так ведь, Романд взрослый и умный мальчик - почти шестнадцать лет, в войне и не простым солдатиком поучаствовал, Мир видел, имя Зелеш при рождении получил... Что с юнцом?
   - Зо! А ты здесь родился, да?
   - Да, Романд.
   - Красивое место.
   - Красивое, - согласился Керлик. - Но опасное для тебя, Романд.
   Он присмирел внешне.
   - И чем?
   - А тем, мальчик, что испокон веку здесь рождались, жили и умирали чёрные маги!
   - И что? В Главели их сотни! - резонно возразил зять.
   - Но там и тысячи обычных людей и других чародеев, а в этой долине небольшое население и царствует над ней аура Хронов! Убиваемых из поколения в поколение, мучивших невинные души, уничтожавших...
   - Зо! - младший чародей бесцеремонно перебил старшего. - Зо! Скажи мне на милость! Чем эта аура, чем эта долина страшна для меня? - Романд забежал вперёд и требовательно вгляделся в глаза тестю. - Нет, пожалуй, не говори. Я сам скажу. Здесь я могу быть замученным, стать мёртвым...
   - Здесь ты можешь потерять душу! - рявкнул Керлик.
   - Наверное, - не стал спорить в этом юноша. - Но даже если оно случится, я не буду виновным... И это будет означать, что ты потерял душу! Эта долина опасна для тебя!
   - И что? Что ты предлагаешь?
   - Ничего, - просто ответил Романд. - Позволь быть рядом с тобой. Я... Может, я плохо разбираюсь в людях, но я чувствую, что ты хороший человек. Я недавно нашёл тебя и не хочу потерять... и Лита тебя очень любит!
   - Лита... - Керлик кивнул. - Следовало догадаться, кто переместил тебя сюда. Хорошо хоть вам обоим хватило ума только тобой ограничиться.
   - Она... она ведь мама, - юноша зарделся. - О малыше заботится.
   Интересно. Старший маг чуть заметно улыбнулся: потрясающе устроен Мир и существа его населяющие! С Романдом сколько они живут рядышком? Недолго, верно, но вполне достаточно.
   Вместе решали его проблемы, иногда очень даже личные, интимные. Он учился под руководством тестя магии и владению мечом, старался помочь в обычных хозяйских делах - Романда как белого мага и "угнетаемого злобным тестем зятя" людишки боялись меньше, чем Керлика и Литы. Мальчик понемногу рассказывал о себе, доверял сокровенные тайны, делился страхами. Да и Керлик не оставался в долгу перед зятем: иной раз поведает что-нибудь из своей жизни, заведёт беседу о приключениях глупой молодости, наконец, примется травить байки.
   Но лишь разговор касался Литы и Романда, что-то неуловимо менялось. Юноша смущался и стыдливо прятал глаза, словно любимый племянничек-наследник, застигнутый дядюшкой за ненужным воровством. Керлик же внутренне раздражался и сердился, ощущая себя подло обманутым.
   Как же так? Ведь сколько раз он был на месте Романда и в отличие от него не проявил ни честности, ни влюблённости, и, возможно, где-то бегает по Миру... Нет, себя не обманешь. У Керлика лишь одна Лита, и та уж принадлежит больше Романду, нежели отцу.
   Жизнь - сыновья не уходят, дочери не остаются. Жизнь.
   - Видишь вон то дерево, Романд?
   - Какое дерево, Зо? - зять вздрогнул от неожиданности, заозирался.
   - Да вон то, - указал точнее Керлик.
   - Зо! Это же скала!
   - Э нет, Романд. Это дерево...
   Несколько неуклюже, нарочито весело начав беседу, Керлик не останавливался до большого озера в центре долины. За байками из самого раннего детства дорога и день пробежали незаметно и легко, тяжёлые грустные мысли запрятались где-то глубоко внутри и не смели показываться. Хорошо, что Романд рядом - не так страшен последний путь. Последний.
   - А это то самое озеро Грёз, - чародей властным, хозяйским жестом обвёл водную гладь и остров с замком.
   Закатное солнышко окрасило гордые вершины в нежные золотисто-розовые цвета, уже нисколько не заботясь об освещении укромной долины. Пользуясь этим, горы укрыли длинными тенями прекрасные густые леса. Склоны почернели, и только луга едва заметно светлели на далёкой высоте, ниже снегов, но всё-таки очень близко к ещё сияющим небесам. Там, в чистой голубизне бледнел тоненький серп луны. С его приходом, не дожидаясь исчезновения солнца, зажглись первые звёзды, правда, пока внизу, в долине - в крестьянских домишках и замке затеплились лучины, заиграли живым огнём свечи и факелы, засияли волшебные лампы.
   И одно лишь озеро не признало власти ночи и её предтечи сумерек - оно светилось изнутри. Словно второе небо.
   - Нам на остров?
   - Да, Романд.
   - Но как же мы туда попадём? - подивился юноша, требовательно и озадаченно крутя головой. - Я не вижу лодок.
   - Ох, детка, - Керлик ухмыльнулся, затем не выдержал и хихикнул. - Здесь же дом мага! Зачем нам какие-то лодки?
   Чародей спокойно двинулся вперёд, к воде - вот-вот сапоги намокнут, но вдруг, с очередным шагом оказался не в озере, а над его гладкой, спокойной поверхностью. Романд, хоть и был полноценным чародеем со стажем в два с половиной года, во все глаза уставился на чудо, даже рот приоткрыл.
   - Пошли? - Керлик обернулся, поманил рукой. - Или решил на берегу остаться?
   - Как это? - пролепетал мальчишка.
   - Просто. Не бойся, Романд. Ты, помнится, хотел стать воздушным магом - вот и опробуй себя в этой Стихии.
   - Здесь водная нужна! - возразил зятёк.
   - Трусишка, - расхохотался маг. - Что ж на это Лита скажет...
   Сработало: Романд, словно дитя малое за мамку, ухватился за протянутую руку тестя и поднялся в воздух, под ногами чувствовалась упругая и надёжная, хоть и невидимая, опора.
   - Но... я же не...
   - Да. И я тоже нет - никакой магии, - подтвердил Керлик.
   - Но как же так?
   - Романд. Ты забыл, что можно не только творить чародейство, но и пользоваться чужим, готовым? - чёрный маг покачал головой. - Какой ты всё-таки забавный мальчик, Романд! - Они направились к острову, вдвоём, всё так же держась друг за дружку. Вдали по воде скользнула лодочка - припозднившийся рыбак возвращался домой. - Ему мы не помеха, а он - нам, - мгновенно принялся за объяснения Керлик. - Хитрое здесь устройство: на остров попадёшь с любой стороны, а уж как захочется это сделать - на лодке, плотике, или просто вплавь, или, как мы, пешком - личное дело каждого.
   - А чары какие? Заклятья?
   - Вот уж не знаю, - пожал плечами маг. - В книгах об организации озёрной дороги ничего не написано, самому разбираться времени не было. Один раз у папули осмелился спросить. Он чего-то рыкнул - наверное, тоже интересовался в детстве, но тайны не открыл. Чародейство-то единственное на всю долину белое!.. Да, - Керлик по достоинству оценил глупую мину на лице зятя. - Был среди Хронов белый маг. Собственно, он - основатель рода.
   - Основатель? - Романд замер на миг, что-то напряжённо вспоминая. - Выходит, тогда, в пещере, когда ты меня от Ловцов Чар спас, ты не понаслышке знал, что говорил о...
   - Магах Ненависти? - закончил за юношей тесть. - Да. Хрон Найя женился на белой магине, человеческой дочери эльфийского короля, и ровно через девять месяцев после свадьбы она родила мальчика, тёмного чародея. То ли Хрон решил, что жена изменила ему (а это не так), то ли испугался неведомого (ребёнок не только принадлежал другой стороне магии, но и был сильнее), но отец проклял сына и его потомков, своих потомков... Возможно, причина имелась и серьёзная - кто знает? - но результат один. Проклятый основателем род стал проклятьем для других, а Хрон превратился в истинного чёрного мага, хоть до смерти служил Свету и Дню.
   - Быстро он преодолел этот путь...
   - Да, Романд. Ведь тысячу шагов можно пройти по прямой вперёд или пролететь со скалы вниз. Хрон выбрал второй путь, обрекая своих потомков всегда ступать на первый, мучительный, долгий, но всегда приводящий на дно всё той же пропасти.
   Юноша понурился - не хотел он говорить с тестем сейчас о грустном и страшном, а само вышло. И ясно теперь, отчего Хроны лютой, жгучей ненавистью ненавидели белых магов - за себя, за свою загубленную с рождения... нет, до рождения, далеко до рождения жизнь. Романд вздрогнул - скотина! Как он мог?! Вскинулся, чтобы вымолить (как тут по-другому?) прощение, успокоить Керлика... и с воплем очутился у тестя на руках.
   Из воды высунулась маленькая головка на длинной шее - огромная змея, не иначе. Лазоревая чешуя, как сияющее озеро, вся в серых пятнышках - наверное, для маскировки, чтобы неосторожная добыча до срока не заметила. Уляжется чудовище на дно - и поди, отличи от гальки. Глаза печальные - вот-вот заплачет. Двигалась же незваная гостья (или гостеприимная хозяйка?) прямиком к воздушным ходокам.
   - Романд! - взвыл ошарашенный Керлик. - Мне семьдесят лет, а сколько в тебе весу! Слезь с меня!
   - Змея! - юноша чувствительно боднул тестя головой в челюсть и крепче вцепился в стальные плечи.
   - Урождённый Зелеш! Змеёныш! И тебе бояться змей?!
   - Она большая, - покрасневший Романд разжал пальцы и тотчас полетел вниз, к ногам старшего мага. Тем временем чудище, сообразив, что чародеям (по крайней мере, одному) оно без надобности, обиженно мяукнуло и величественно поплыло за рыбаком, гребущим в своей лодчонке вдоль берега.
   - Кстати, это не змея, а кракозяб - безвредное и бесконечно глупое существо, - Керлик вгляделся в тушу. - И, кажется, это вообще иллюзия, мираж. Ведь не зря же это озеро называется озером Грёз.
   - Мм-м?
   - Здесь и не такое привидеться может: я, например, всё больше голых баб лицезрел да русалок всяких, особенно после одиннадцати лет.
   Романд, надувшись, поднялся, отряхнулся от невидимого мусора и промаршировал куда-то вбок, но через мгновение вернулся и ухватился за руку тестя. Вслед за юношей двигалась настоящая армада разнокалиберных, в основном извивающихся и змееподобных существ. Некоторые из них фосфоресцировали, и все обладали острыми, саблевидными клыками.
   Керлик удручённо вздохнул - воспалённая фантазия.
   - Впрочем, у названия имеется второй смысл, - грустно продолжил маг. - Здесь, на этом озере расставались с последними иллюзиями, мечтами... грёзами пленники Хронов...
   На этом разговор окончательно увял, и остаток пути, вплоть до ворот родового замка Хронов чародеи проделали молча.
  
   - Мне это кажется? - Романд осмелился подать голос.
   Они уже минут десять стояли перед огромными, наглухо закрытыми воротами - каждая досочка, их составляющая, из цельного ствола столетнего дуба. Замок Путей был несколько больше, чем представлялся издали.
   - Нет, - вздохнул Керлик. - Я всё-таки здесь родился, потому подсознательно выстроил Чёрный замок уменьшенной копией этого.
   - Зо, - кисло протянул зять. - И после не говори, что ты надо мной не издеваешься!
   Старший чародей промолчал - возразить-то нечем. Романд не о том спрашивал. Поверх надёжных старых врат был размашисто начертан знак Иаф - эльфийская руна, исполненная, правда, в угловатой гномьей манере. Переводилась руна как "изгородь" или попросту "забор". Писали же её не краской или мелом, а чарами, и видима она была только чародеям. Что там видима! Для чародеев и поставлена как предупреждение - вежливый хозяин у замка.
   - Романд, внутрь магам без разрешения хозяина не пройти.
   - Хозяин - это ты. Верно?
   - Да, - согласился Керлик. - Однако мне следует это доказать.
   - И как?
   - Не то чтобы просто. Отойди-ка, Романд, во-он за тот деревце.
   - Зачем это? - насторожился юноша.
   - Романд, потому что я тебе так велел, - сердито отрезал Керлик. - Шутки кончились, мальчик! Пришло время магии Тьмы... Мне бы не хотелось случайно тебя задеть - у разъярённой Литы заклятья окажутся сильнее.
   Убедившись, что зять осознал серьёзность предупреждения, чародей глубоко вздохнул. Первая часть самая простая и почти безвредная.
  
   Взываю ко Тьме!
   Всевидящий сын...
   Во Свете брожу,
   Всесилен, всевластен,
   Ничем не рушим.
  
   Укрой же от знаний,
   От тайн огради!
   О, Тьма, я молю -
   Меня охрани!
  
   Из сложенных кривобокой лодочкой ладоней ввысь, к небесам поднялся... Трудно описать это - будто спускающаяся на долину среди гор ночь сгустилась над Керликом, скрутилась рогом чёрного единорога и пронзила ни о чём не подозревающие светлые небеса. Так же благородный рыцарь насаживает на копьё неудачника-дракона, а ведун-алхимик или другой учёный муж - бабочку на булавку. И словно брюхо раненного ящера кровью, небеса растеклись в месте удара тьмой... А затем изукрасились росписью мерцающих звёздочек - ночь пришла.
   Иаф на вратах задрожала и испарилась лёгкой дымкой-иллюзией. Дубовые отполированные створки медленно раскрылись - Замок Путей склонился, приветствуя возвратившегося хозяина.
   - Теперь они все... - тихим, срывающимся голосом пробормотал в пустоту Керлик. - Знают, что Хрон в своих владениях.
   Романд не слушал. Он дрожал. Ужас... Кто-то поселился... владел его телом, а сила... такая родная, такая привычная... Ведь она всегда была с ним! И сейчас здесь, но он не может... не имеет права её коснуться... даже думать боязно... потому что... никто... не... разрешал.
   - Это моя власть, - Керлик заметил полубезумное состояние зятя. - Ты находишься в месте привязки моих корней. Здесь я господин над всем и всеми. Я всесилен и всемогущ... Впрочем, если ты сумеешь уничтожить это место, то уничтожишь и меня.
   - Зачем?.. - юноша во все глаза уставился на тестя, но тот мастерски изобразил недоумение. Мол, о чём ты, мальчик?
  
   Во внутреннем дворе их ждали - ветхий благообразный старичок в длиннополом плаще склонился в земном поклоне. Казалось, дедок так и останется согбенным - более чем преклонный возраст не позволит разогнуться. Однако встречающий выждал положенные регламентом пять минут и без охов да стонов (и без скрипа, чего подспудно ожидал Романд) вернулся в вертикально-прямоходящее положение.
   - Приветствую, господин! - голос у старичка оказался густым, звучным. Закроешь глаза - и внутренний взор явит менестреля. Говор, кстати, тоже подходящий. - Мы рады вашему возвращению!
   - Врёте, - буркнул негромко Керлик, мотнув головой на гаснущие одно за другим окна. - Я иду к Книге, а ты за этим присмотри. - Маг кивнул на Романда и специально для того добавил. - А ты стой и ничего не трогай!
   "Если услышишь колокол, беги! У тебя в кармане две монеты. Сломаешь одну - перенесёшься в Чёрный замок. Предупредишь там всех. Хватай Литу и ломай вторую - попадёшь в другой Мир. В какой - не знаю, поэтому у вас есть шанс спастись!"
   Юноша вскинулся, пытаясь как-то возразить, но тесть уже ворвался внутрь Замка Путей.
   "Это приказ! Ради Литы! Ради вашего ребёнка!.. Ради себя и меня..."
   Романд покорно запустил руку в карман - там действительно лежали две монетки. Золотые. Те, на которых поверх лаврового венка волшебством чеканится профиль действующего императора Гулума... И когда только тесть успел? Неужели знал, что Романд за ним увяжется?
  
   Внутри Замок Путей существенно меньше походил на Чёрный замок, что не удивительно - скопировать внешнюю оболочку легко, а повторять внутреннее устройство - бессмысленно. Особенно, при столь очевидной разнице в размерах. Впрочем, убранство родового замка Керлик специально не изучал - невелика радость растягивать путь к неизбежной плахе и топору палача. Маг целенаправленно и скоро шёл к центральному покою - округлой комнате. Пустой, без мебели и украшений.
   В ней, ближе к восточной стороне - там встаёт солнце, но там же сгущается первая тьма - на алтаре-подставке лежала Книга.
   Это действительно Книга, прародительница всех книг. Она огромная - в половину человеческого роста, в руку толщиной. Она всегда открыта. На какой странице - не имеет значения, ею пользуются не как простой книгой. Потому что это Книга Мира.
   Вопреки устойчивому мнению, читающих Мир много и у каждого есть своя книга, однако лишь у Хронов имеется Книга Мира. Она передаётся из поколения в поколение. Её не отнять и не скопировать. Она уникальна. И только Хроны способны Её правильно читать. Лишь в Замке Путей, где поселилось родовое проклятье.
   Мелькали по бокам двери в покои и тёмные ниши, ловили в давящие объятия огромные залы. В шагах трёх-четырёх впереди вспыхивали факелы и затем гасли позади, превращая путь в длинный угрюмый ход-туннель. Без начала и без конца, предназначенный для одиночества, вечный... Как только эта невесёлая мысль сформировалась, маг сразу же уткнулся носом в ещё одни створки. Тоже ворота, также деревянные и с магической эльфийской руной, выполненной по гномьим канонам. Тэль - конец.
   - Спасибо, - проворчал Керлик. - Просветили. А то я не понял!
   Он небрежно махнул рукой - Тэль исчезла, однако врата не собирались распахиваться. Более того - на месте предыдущей руны появилась новая. Амарт. Рок, судьба. Керлик молча склонился - свою судьбу, своё предназначение он принимал... А с проклятием ещё поборется!
   Простые палочки-составляющие символ перегруппировались, на миг задержались в форме Феа - дух - и осели замысловатым узором поверх старых досок.
   Дверь в Центральный покой открывалась вполне традиционным, несколько старомодным способом - руками Керлика.
  
   Голый, грубый, но чистый - здесь сухо - камень стен, не скрытый за красочными гобеленами, не разбавленный прозрачными окнами. Застоявшийся, но вполне пригодный для дыхания воздух. Нерушимая тишина - некому шуметь.
   Здесь всегда мрачно. Не темно, а именно мрачно, печально, траурно. Единственным источником света служит волшебная лампа, подвешенная на столбе - точно городской фонарь в зажиточном районе. Тот же и вид, и результат работы: света хватало на алтарь и Книгу, а вокруг сгущалась тьма. В ней всегда чудилось движение - казалось, там кто-то бродит, бесшумно вздыхает, но не осмеливается подойти ближе к светлому кругу.
   Керлик замер на пороге. Страшно.
   Интересно.
   Трудно сделать шаг.
   Тянет войти.
   Он маленький мальчик, впервые заглянувший в эту комнату и увидевший работающего отца. Вот такой, со спины, не замечающий сына, Гакал казался спокойным и усталым. Чудилось, что отец обернётся и ласково улыбнётся... Но Керлик знал, что это не так. Могло быть. Наверняка могло быть! Но не было.
   Не так...
   Маг покачал головой - нет смысла тянуть. Что бы ни случилось - это его судьба... Керлик шагнул к Книге, перевернул страницу - удобней - и всмотрелся в причудливую вязь. Древний человеческий язык.
   - Романд, - попросил чародей.
   Буквы изменились на современные, родные. Простые, как и сам текст, ими явленный.
  
   Когда трижды змеёныш озарится Светом,
   Закроет Врата и склонится пред Тьмой,
   Мир раздвоится, не рухнув при этом,
   Но сменится Власть - к Чтецам перейдёт,
   И жалобный плач жизни начнёт.
  
   Что?! Ерунда какая-то! До сего "откровения" любой мало-мальски образованный гадатель самостоятельно дойдёт и вовсе не требуется Талант читать Мир, чтобы понять - эти слова связаны с Романдом, но не более того. Не обязаны относиться конкретно к нему!
   Да, мальчишка трижды змеёныш - третий сын герцога Зелеша. Родовое имя в переводе с древнего означало "змея", причём не какая-то конкретная, а просто змея, вид живности такой. И остальное сходится один к одному: магический дар проявился неожиданно, вдруг и поздно - вполне мог и не открыться. Как раз о таких случаях ещё при существовании Старой Школы говорили "Озариться Силой", но выражение довольно-таки быстро вышло из обихода. "Озарение" случалось разными Стихиями, в том числе и Тьмой, причём в эпоху правления династии Лоххалей последнее происходило всё чаще и чаще. "Озарение Тьмой" звучало несколько глупо и дико, и о термине предпочли забыть или вспоминать пореже.
   Врата, чтобы остановить иномирное вторжение, Романд действительно закрывал, но этим занимались многие, а за Ключом ходила целая команда. Керлику были известны расчёты гильдейских магов: работать с Ключом наиболее эффективно мог именно "трижды змеёныш, озарённый Светом", опять же Романд. Потому мальчишку и послали в опасный поход к Орлиным горам, однако из-за желания Мехена переночевать в Чёрном замке произошёл некий казус, после чего Романд Ключ в руки-то взять не имел возможности, что, впрочем, не помешало юнцу действовать через пажа, который, к счастью, девственность в пути потерять не догадался.
   "Склонится пред Тьмой" - тоже ясно, правда, пока не до конца понятно, каким образом. Хорошо бы ограничиться здесь женитьбой Романда на чёрной магине. Но пророчества редко настолько просты и прямолинейны.
   Про раздвоение Мира ничего определённого - вполне возможно, что имеется в виду рождение двуцветного мага. Это не катастрофа, но её признак. Тогда, кстати, можно объяснить "жалобный плач" всего лишь криком младенца... Но опять же - слишком прямо, чётко. Не бывает так.
   И уж, как объяснить "смену Власти"? Если уж Хроны захватят трон Гулума (а это произойдёт лишь в одном случае - Керлика передёрнуло), то Романд никак не может оказаться причиной - дополнительным средством, не более того. Но в мальчишке чувствовался центр, толчок, импульс... Романд был причиной... Так же думали многие и многие. Даже Книга.
   Но неужели Она предложит только эти куцые пять строчек, которые уж давно известны!..
   - Романд! - потребовал маг.
   И в конце строфы вместо окончания-точки появилось многоточие - неопределённость, продолжение. По привычке Керлик перевернул страницу. Новая строфа, опять не малоизвестная, снова многоточие. Взгляд переполз на соседний лист...
  
   Читай - не читай, не плачь, не проси -
   Навеки Книга закроет ответы!
   Не грей змей на широкой груди -
   Погибель Хрону от пасынка Света!
  
   Пасынка? Ну конечно! Ведь он озарённый и "склонившийся перед Тьмой"! Естественно, не сын, а именно пасынок! Причина!!! Пока не поздно, следует убить мальчишку!..
   - Правильное решение, достойное великого мага!
   Керлик резко обернулся на знакомый до боли и ужаса неоправданных надежд голос. В темноте действительно кто-то бродил и наконец-то дождался, осмелился подойти к границе светового круга. Гакал.
   - Отец?
   Маленький мальчик застигнут на месте преступления и в страхе ждёт неминуемого и немилосердного наказания.
   Маленький мальчик смотрит на строгого мужчину и отчего-то видит лишь взгляд тёмных глаз в ореоле каштановых волос. Мягкие, чуть вьющиеся локоны ниспадают на плечи, струятся... Такие же были у Жиины.
   - Я. Кого ещё ты собирался здесь увидеть? - Голос. Манящий, чарующий голос. Отец великолепно пел, что сын понял даже по заклинаниям, занудным, без мелодии речитативам. - Смотрю, вернулся к Книге. Это правильно, это твоя судьба. И уже принимаешь решения - это тоже правильно, так как тоже судьба. Это право!
   - Нет у читающих никаких прав! Кроме оказания помощи Миру!
   - Именно, - не стал спорить Гакал. - Иногда помощь Миру означает уничтожение какого-нибудь человека. Тебе ли это не знать?
   - Да. Я знаю! - крикнул Керлик. - Но к одной цели ведёт множество путей! И убийство - наихудший! - чародей шагнул к отцу. - Ты внушил мне эту поганую мысль?
   - Какую? - подивился тот в ответ. - Про убийство Романда? - Гакал сочувственно покачал головой и недоумённо развёл руками. - Нет, Кер, нет. Это твоё решение. Это ТЫ захотел убить Романда. А я, - он хмыкнул, - даже не знаю, о ком идёт речь.
   - О ни в чём не повинном мальчике, которого я люблю! Я не мог без раздумий приговорить его к смерти! Я люблю! Слышишь?!
   - Не ори - не глухой. Ну, любишь - и что? Я тоже любил... например, тебя, - Гакал фальшиво, плотоядно улыбнулся, а в его тёмных глазах вдруг возникло перевёрнутое изображение Жиины. Потом исчезло - отец отвернулся и медленно двинулся прочь от сына.
   Что-то вспыхнуло внутри Керлика. Бешенство. Ярость. Поглощающая. Непобедимая... Маг бросился вперёд. В руках сам собою появился нож. Керлик не брал с собой оружия - и что с того, значит судьба. Судьба распорядилась, а он, Керлик, всего лишь её орудие. Возмездие... Он всадил нож в незащищённую спину - всё лезвие, по самую рукоять, - но не удовлетворился и крутанул оружие. Чтобы наверняка... А потом перевернул тело - проверить, убедиться. Гакал всё ещё жил.
   - Добро пожаловать домой, сынок! - прошептали белые, без кровинки губы и... тело исчезло.
   Замок Путей содрогнулся, когда ударил колокол.
   Хрон вернулся.
  
  
   Глава 7. Предсказания, или Когда всё только начинается (Часть 2)

Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"