Fieryrat: другие произведения.

Глава 21. Свадьбы и похороны, или Нескончаемая череда праздников (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Ау! Стражники! У вас там девушка не пробегала?
    - Какая? Красивая такая?
    - Да!!!
    - Не-е, не пробегала. Мимо нас вообще никто не проходил. (с) Вольный пересказ диалога Короля и Стражников из фильма "Золушка"

    P.S. Исключительно в честь праздника открываю и эту часть - Замок очень просил...


   Тин стоял перед вожделенной дверью в келью Лоран. Новую келью - в старую девушка возвращаться отказалась. Тин согласился с невестой, не подозревая, чем это обернётся для него: юношу выперли, окончательно и бесповоротно, с территории общежития Белого отделения. Тёмного подмастерья вообще туда не пускали, а с Лоран дозволялось видеться только в общественных местах и в присутствии, по крайней мере, двух близких свидетелей. Обычно - Ивелейн и Храпика Хро, нередко присоединялся кто-то с Чёрного отделения или Белей Руковичка, но несмышлёному мальчишке быстро надоедала компания взрослых, и он отправлялся бузить с прочей малышнёй. В столь тесном кругу (в смысле - в плотном кольце жестокой осады) не то что не поговоришь по душам, а даже просто рядышком не помолчишь!
   Пытка продолжалась уже два месяца, вплоть до славного грозами Травня - месяца свадеб. И Лоран мучения Тина безусловно поддерживала. Она даже хихикала!..
   И вот Тин, наконец, перед дверью... которую пришлось искать, чтобы, во-первых, доказать свою честность, а во-вторых, показать свои способности и умения. Мол, вдруг жена и дети пропадут - глава семьи обязан их найти! Ага, но в общежитии студиозов можно и себя потерять. А чего только стоило пробиться на территорию Белого отделения!
   Дело было даже не в зачарованном входе, хотя и он тоже сыграл не последнюю роль - уж Зелн-то постарался. Он, успешно выдержав испытание на звание мастера третьей ступени, общежития не покинул, как и студиозы, ставшие в конце зимы подмастерьями. Впрочем, это объяснялось просто: подмастерья ждали распределения и свадьбы Лоран Орлеш, а из учеников на Отделении был только малыш Белей - Круку Попрыгунчика забрал из Школы новый учитель ещё на исходе месяца Лютого, - Зелн решил составить компанию бывшим однокурсникам. Те не возражали - какой повод устроить тёмную для мастера третьей ступени!
   Однако до двери Белого отделения Тина подстерегала масса препятствий.
   Н-даа... Всё-таки в принадлежности к высокому роду есть плюсы: нет нужды платить выкуп за суженую. К несчастью, у мага нет происхождения. По крайней мере, когда за дело берутся другие маги. С Тином так и произошло. И зачем? Доказать, что он достоин Лоран, но не ей, не себе, а окружающим!
   Хорошо, Тин согласен: со стороны виднее - влюблённые часто слепы, - но что можно доказать... например, исполняя на глазах у всей Школы залихватский танец с дворовой кошкой в качестве партнёрши?! Ведь этот Зелн отлично знал, что у Тина аллергия на кошек! Да и танцы - не стихия тёмного мага, хоть все и убеждены в обратном. Но Тин, сжав зубы и стараясь не смотреть на одного из навязанных "дружек", какого-то дворянчика - вот и минусы "голубых" кровей, - отплясал, как полагается, три полных круга. Кошка не сопротивлялась. Одно утешало Тина во время танца: видение магистра Эфеля, с воплями улепётывающего от магистра Новелля, который размахивал шваброй, словно боевым посохом, и костерил заместителя такими словами, что по сравнению с ними обворованный торгаш с Привратного рынка пел вечернюю молитву храмовников Уединения Кротости.
   Как выяснилось позже, прохождение двора при помощи кошки было одним из наиболее лёгких испытаний! Только Тин вошёл в здание Школы, как его окружила стайка разновозрастных... да вообще разных девушек. Зелн потребовал от жениха указать на тех дам, которые обрядились в любимые платья Лоран. Для того чтобы тёмный подмастерье не стоял с глупым лицом, светлый маг объяснил, что таким образом пытается проверить наблюдательность Тина. Тот, едва не задохнувшись от возмущения, чуть не ткнул пальцем в девушку, по пропорциям очень близкую к Лоран, однако дружек от Чёрного отделения вовремя остановил Тина шёпотом "Это моя знакомая, это её!". Дворянчик рядом лишь удивлённо хлопал глазами.
   Жених вздохнул, успокоился и внимательно осмотрел платья, а не тех, на кого их нацепили. Признаться, Тин почти не обращал внимания на наряды Лоран - их имелось у неё немало, - зато он знал вкус невесты, потому и не ошибся, указав на двух толстушек и девочку лет семи.
   Проход к лестнице освободился... только её ступени добрые студиозы измазали дёгтем. С этим жених справился без труда: просто взлетел наверх, подстраховываемый дружкой. Не зря, кстати, подстраховываемым! Для того чтобы не тратить силы, Тин использовал скользящий полёт, очень близко к поверхности пола, а в данном случае - ступенек. Будучи в курсе предпочтений тёмного подмастерья продавец "товара", Зелн, где-то посередине пролёта натянул тонкую, оттого невидимую лесу. Естественно, Тин об неё зацепился каблуком - и быть юноше всему в дёгте, если бы не дружек, который подхватил Тина и уже сам доставил наверх.
   А дальше следовало найти келью Лоран. Конечно же, Тину предоставили множество подсказок: нередко они крылись на стенах, потолке и даже на полу, чаще являлись призом за выполнение какого-нибудь очередного дурацкого задания или же вовсе были ответом на какую-нибудь загадку. Если Тину с дружками становилось совсем худо, то неизменно из-за ближайшего угла появлялся Храпик Хро, обряженный в какой-нибудь торговый костюм (причём каждый раз новый), и с воплем "Не можешь - плати!" предлагал за золотую монетку купить подсказку. Монетки с преогромным удовольствием жених вытряхивал из дворянчика - сам напросился.
   Но в конце концов Тин почувствовал, что пробродит по Белому отделению весь день. И тотчас юношу осенило: он ведь маг! А маги умеют многое! Он прочёл маленькое заклинание поиска... И вот она - дверь!
   Рядом уже стоял Зелн.
   - Ох, - в притворном огорчении заявил он. - Конечно, нормальный человек догадался бы и раньше. А если бы не догадался, то дружки бы подсказали... Впрочем, тебя исправить ещё можно - не совсем тупица. Что ж, раз отыскал, то бери, что нашёл! Прошу!
   Зелн повёл рукой, и дверь распахнулась. Тина встретило облако из кружева. Напрочь замороченный юноша уже собирался подхватить невесту на руки, но вовремя сдержал порыв... так как Лоран не могла выглядеть столь... безвкусно.
   - Где Лоран?! - рявкнул Тин.
   - А разве это не она? - изумился Зелн. - Ты что, не Лоран искал, а её келью?! Ой, как всё запу-у-ущено!
   Нервы Тина сдали, и он в одно мгновение сотворил заклятье воздушного кнута, который разметал ворох кружев по комнате. Напялили их не на кого иного, как на Белея. Мальчишка дурашливо улыбался, вытягивал губы трубочкой и демонстрировал всем присутствующим табличку.
  
   Ты найдёшь меня там, где спас.
  
   Тин рванул к Радужному залу так, что остальные просто не успели последовать за ним. Впрочем, им и не пришлось: юноша вдруг замер и нахмурился. Нет, конечно же не Радужный зал, другое место. Место первой встречи.
   ...Тин тогда уже умел общаться с другими студиозами, но так и не отвык от одиночества. Он часто гулял в небольшом внутреннем дворике, у искусственного пруда. Скорее - прудика-аквариума, там плавали сазаны, которых нередко подавали на ужин. Это местечко Тин заметил, когда Хру в качестве наказания за несделанное домашнее задание отправил лентяя на кухню... с которой мальчишку быстро выгнали. Как оказалось, к готовке Тин был более чем приспособлен, но ещё сильнее - к неуёмной дегустации блюд и просто продуктов.
   И вот сидя на короткой траве и кормя рыбу хлебными крошками, Тин увидел Лону. Та шла прямо на чародея, но не замечала его. Вдруг она упала, крича от боли и катаясь в припадке... Тин бросился к Лоне, и неожиданно девушка успокоилась. На его руках. И вдруг что-то внутри перестало жечь - дар подчинился хозяину.
   Пожалуй, тогда Лоран спасла Тина. Или они - друг друга.
  
   У самого прудика никого не было - внутри у Тина всё оборвалось, но не успел юноша прочувствовать ошибку, как заметил, что на скамейке среди цветущей бархатной сирени кто-то сидит. Тин осторожно подошёл. Лоран вскинулась, зарделась и медленно-медленно поднялась, чтобы оказаться в объятиях жениха.
   - Всё! - заявил Тин. - Больше я тебя одну не оставлю!
   Лоран, всё такая же смущённая, молча кивнула.
   - То есть, Тин, ты всё-таки намерен жениться? - позади раздался ехидный голос Зелна. - А то я уж засомневался...
   - Язва! - оборачиваясь, процедил сквозь зубы Тин.
   - А что, язва? - невинно хлопнул глазами молодой мастер. - Язвой был - ею и останусь. Да, я, собственно, по-другому поводу. Если вы твёрдо решили соединить свои судьбы в одну, то храмовники и гости ждут.
   Он поклонился и плавно, словно профессиональный танцовщик, повёл левой рукой от себя. Прямо перед Тином и Лоран замерцал портал перемещения. Необычный, овальной формы, переливающийся, словно зеркальный водопад на солнце. Внешнюю границу портала увивали тоненькие ветви молодой берёзы и цветы: снова бархатная сирень, белые лилии и пушистые звёздочки-астры - тотчас Тин заметил, что чело Лоран коронует венок из этих чудо-малюток, перемежаемых голубыми с зеленоватыми прожилками у тычинок незабудками. Волосы девушки опять серебрились - Лоран, да и всё вокруг, переполняла магия.
   - А у тебя нос обгорел, - непонятно зачем сказал Тин.
   Медовые глаза ответили счастливой улыбкой.
   - Я тебя ждала. И боялась уйти. Даже пошевелиться боялась.
   Юноша обхватил ладони Лоран своими и посмотрел на Зелна. Тин испытывал к светлому магу, истинному мастеру, бесконечную благодарность. Такое сотворить для них, не пожалеть себя, своих сил... Хм, а ведь как умело притворялся! Да! Мастер! Раз столько лет, что бы ни говорил Эфель, притворялся неучем перед магистрами - для этого нужны и талант, и умение! Того и другого в Зелне имелось в избытке. Как и безудержной фантазии.
   - Ну что же вы? - улыбнулся молодой мастер. - Чего это вдруг перепугались?
   - Зелн, - Тин недоумённо покачал головой. - Когда-нибудь ты возглавишь Круг Старших!
   - С ума сошёл?! - отшатнулся белый чародей, но очевидно ему понравился комплимент.
   - Нисколько.
   - Ну... - на мгновение Зелн замялся, а потом вдруг расхохотался в голос. - Только если вы проголосуете.
   - Безусловно, - хмыкнула Лоран.
   Тин подал ей руку, и они вдвоём шагнули в портал.
  
   На той стороне их встретила огромная поляна перед Летней резиденцией императора, находилась она в трёх конных переездах от столицы. Обычно тихое местечко: уютный замок, настолько маленький, что с ним в размерах могли спорить иные купеческие терема. Парк с речушками-ручейками и озерцом, яблоневый сад и даже некое подобие холмиков-гор. Говорят, здесь владыка Гулума, ещё будучи принцем-наследником, изучал особенности различных областей империи - действительно местность позволяла, а маги чуток подсобили.
   Сейчас Льеэфа Л-лотай с удовольствием предоставил родовые владения на временное пользование Лоран и Тину. К тому же, император редко здесь останавливался, предпочитая либо Императорский дворец в Главели, либо Горную резиденцию, что на Западе Гулума. Да и таким образом не возникало проблем с выбором места для венчания: род Орлеш и род Яруш не обижены, владыкой облагодетельствованы... в общем, без политики обойтись не удалось.
   Часть, дальнюю от Лоран и Тина, занимали длинные столы, уже уставленные всевозможными яствами и украшенные весенними цветами и берёзовыми ветвями... Ох! Сколько же мучений пришлось пережить устроителям праздника! Ведь следовало рассадить гостей так, чтобы те ни в коем случае не поцапались: высокородные, мелкое дворянство, воины и маги без роду-племени - дикая смесь. Пожалуй, гарантом отсутствия крупных свар служил лишь недавно объявленный престолонаследник: одновременно принадлежащий высшим родам, с другой стороны, бастард (как ни крути), опять же маг (утверждают, что невиданной силы) и женатый неизвестно на ком (по чистоте происхождения).
   Рядом с пиршественными столами установили беседку для музыкантов и расчистили да отделили от остального пространства цветастыми лентами площадку для танцев. Позади столов начинался вечно модный лабиринт из кустарников, центром которому служило нечто вроде башенки-беседки, сделанное из настоящего камня и явно имитирующее дозорную башню. По крайней мере, наверху, под черепичной крышей со шпилем для родовых стягов имелось место для часовых.
   Там, где на поляну вышли из портала Лоран и Тин, пространство заполонили кресла и скамьи, на которых сидели люди. Много людей. И не-людей тоже: эльфы (как же Ивелейн Златая без свиты да на официальное торжество?!), кобольды (недалеко имелось их редкое наземное поселение), несколько гномов (естественно, раз кобольды - значит, рядом и гномы), кажется, затесались сирены (причём мужеского пола, так что отцы следили за дочерьми, не смыкая глаз), был даже один тацет (особо уродливый и занятый исключительно любованием на себя в зеркальце)... Далее рассматривать да изучать гостей ни у Лоран, ни у Тина сил не хватило - опять сплошная политика.
   Когда юная пара только появилась, над поляной царил нестройный гул, периодически переходящий в гам и шум. Но вот виновников торжества заметила какая-то служанка - она охнула в восхищении и застыла. Кто-то, удивлённый странным поведением, проследил её взгляд и тоже замер. За ним ещё и ещё. И наконец все смотрели исключительно на Тина и Лоран и боялись вздохнуть, чтобы не нарушить удивительную тишину.
   Никогда ещё Тин не был объектом пристального внимания столь огромной и разношерстной толпы. Юноша почувствовал себя крайне неуютно - от позорного бегства чародея спасла Лоран. Она могла похвастать тем, что в её жизни встречалось такое сомнительное развлечение, как взгляды сотни незнакомцев. Но и Лоран уже отвыкла от них - давно, очень давно она перестала считать себя герцогской дочкой и не посещала положенные по рангу балы и торжества. И вот снова ей пришлось быть на виду у всех - на миг спины коснулся призрак прошлой боли, но та быстро исчезла. Рядом стоял Тин.
   Жених и невеста, собравшись с силами, шагнули из-под арки. Резной свадебной арки, в которую вывел портал Зелн. От ног пары бежали две голубые словно небо ковровые дорожки. Они огибали гостевые ряды по периметру и вновь соединялись у лёгкой, явно новостроенной беседки, где венчающихся ожидали храмовница и храмовник в белых одеждах. Откуда они явились, из какого Уединения или храма, никто не знал - кандидатур для обрядов и ритуалов храмовники отбирали промеж собой, внутрь их дел без нужды не вмешивались. Впрочем, судя по тонким синим линиям, что вились по рукавам и полам балахонов, эти двое прибыли из Уединения Брака и, скорее всего, носили серьги-колечки друг друга. Удачный выбор!
   Хотя Тину и Лоран не хотелось расставаться, они разошлись - под венец жениха и невесту принято вести родителям. Ход к браку начался.
   Пройдя в разные стороны по ковровым дорожкам, юные чародеи одновременно склонились перед отцами, те возложили руки детям на чело.
   - Отпускаю тебя, Лоран! - торжественно произнёс чуть дрогнувшим голосом герцог Орлеш. Когда ему принесли весть о предстоящей свадьбе, герцог просто-напросто не поверил. Однако сюрпризы в тот день не кончились: гонец снял с лица дорожную маску... и отец увидел свою дочь, свою малышку. Та, немного постояв в дверях, бросилась к родителю на шею. Она простила его! Больше ни в чём герцог не нуждался... а Лоран уверила отца, что любит Тиллона Яруша. - Иди. И будь хорошей женой.
   Герцог осторожно поцеловал дочь в лоб. Теперь настала очередь графа Яруша.
   - Приведи ко мне дочь, Тиллон! - его глаза сияли. - Иди. И будь достойным мужем.
   Сын тоже удостоился от отца поцелуя-благословения.
   Дети подошли к матерям. Мать Лоран умерла, когда девочке исполнилось десять, и сейчас на её месте стояла Умелла Облачная, что правильно - ведь наставница, учитель, тоже в некотором роде мать.
   Лоран поклонилась магине - та накрыла голову девушки длинной кружевной вуалью-фатой, прячущей лицо. Затем обняла и прошептала на ухо:
   - Я её сама вязала, как положено, - чародейка прижала ученицу к себе чуть крепче, а затем отпустила, но слова всё так же слышала только Лоран. - Не бойся замужества: я вот магистр и муж у меня магистр - и ничего, живём потихонечку.
   Девушка в изумлении округлила глаза. Это же как? Умелла Облачная - и замужем! Наставница всё отлично поняла и, подмигнув, едва заметно кивнула на Новелля Спящего, который в тот момент усиленно изучал небо, словно пытался гадать на птицах.
   Тем временем на плечи Тину лёг плащ-накидка - для ношения абсолютно не приспособленный, зато имеющий глубокий капюшон.
   - Ну, Тин, - тихо-тихо проговорила довольная за сына мать. - Порадуй нас внуками где-нибудь на исходе зимы.
   Юноша отчаянно покраснел, но к счастью его смущения кроме родителей никто не увидел - матушка накрыла голову сына капюшоном и тем упрятала от свидетелей горящие щёки.
   Теперь лица жениха и невесты были надёжно скрыты ото всех. Родители повели детей по голубым дорожкам к венчальной беседке. К судьбе.
  
   Магистр Новелль Спящий стоял чуть в стороне от основной группы гостей и разглядывал оных... немножко, перемежая это "важное" дело с изучением неба. То радовало безукоризненной солнечной голубизной - ни облачка, ни птиц. Ни драконов, на худой конец. Зелн явно перестарался. И не только с небом, но и с погодой - что здесь будет творится в начале осени Новелль спрогнозировать не брался, но в ураганных ветрах и продолжительных ливнях нисколько не сомневался. Впрочем, теперь есть, чем занять Зелна. Заодно научится просчитывать если не все, то хотя бы общие последствия глобальных заклинаний. А то распоясался после испытания на мастера! Мальчишка!.. Но они с Эфелем сами виноваты - спрашивается, зачем они повесили на него малышню?
   Н-да - Новелль проверил ощущения - небо в ближайшее время ничем сомнительным не порадует. И ладно. Магистр вернулся к прежнему занятию - разглядыванию... на самом деле, не гостей. И даже не Лоран с Тиллоном. Хотя этой чудесной паре стоило уделить внимание: юноша и девушка идеально подходили друг к другу и были великолепны, даже несмотря на несколько забавный вид из-за брачных накидок. Впрочем, Лоран неимоверно шла кружевная вуаль.
   Девушка словно плыла над голубой дорожкой и казалась ненастоящей, нереальной - мечтой! Мечтой любого мальчишки от тринадцати и... ну, там сколько позволит природа или сила. Её незабудковое платье осторожно подчёркивало девичьи прелести, вроде бы и не выставляя их напоказ, но с ещё большей яростью заставляющее свидетелей кусать локти оттого, что эта девушка не для них. По правому боку, словно кисточка пояса, струился тонкий, всего в два пальца толщиной, жезл подмастерья мага. Лоран гордилась тем, кто она есть.
   Жезл из белого золота одновременно отпугивал и притягивал взоры, все знали, что это опасное оружие, но внешне он казался ещё одним женским украшением, словно комплект к эльфийскому браслету-памятке - наверняка подарок Ивелейн, - серьгам-цепочкам и высеребренным магией волосам. Сейчас те скрывались под фатой.
   Тиллон, напротив, смотрелся более чем реально: юноша всё-таки после долгих уговоров сменил привычный чёрный костюм на камзол и штаны цвета загустевшего липового мёда, что куда больше подходило и к светлым волосам подмастерья, и к украшенному коричневатыми шерлами поясу, и к жезлу. Тот, несмотря на ясный солнечный день, тускло мерцал кровавым золотом и уж не вызывал сомнений в том, что и он, и его владелец очень и очень опасны. Соперничать с таким - нет уж, увольте!.. Но один взгляд на Лоран - и хотелось сразиться с богами за её благосклонную улыбку.
   Однако Новелля интересовала совсем другая женщина. Женщина, которая выдавала Лоран замуж. Умелла Облачная. Мел. Его неповторимая жена. Ласковая, нежная, желанная. И грозная. И вообще-то стерва преизрядная. Но всегда заставляющая мужа смотреть на себя с... пожалуй, глуповатой улыбкой.
   Мел всегда была подобна небу, по которому ветер гонит облака. Нешуточный ветер, но высоко-высоко - на земле ощущаешь лишь приятную прохладу. И Новелль мог вечно наслаждаться этой прохладой, но ещё он знал, что ради этой женщины следует без страха подниматься вверх, чтобы то ли сразиться в облаках с ветром, то ли подчиниться его напору... Сейчас Новелль подчинялся напору... Нет, сейчас он стоял внизу и издали наблюдал, зная, что ветер ныне благосклонен - он спустится к земле и умерит силу. Мел ведь такая на самом деле хрупкая...
   - Фу! Ну у тебя и видок! Прямо светишься умилением! - к замечтавшемуся Новеллю неслышно подошёл Эфель, но до конца скрыться ему не удалось - белый маг в любом состоянии без труда улавливал отголосок ауры тёмного чародея. - Слюни-то подбери, глава Круга Старших. Что о тебе студиозы подумают?
   - Ты чего сюда припёрся? Ты ж вроде свадьбы не любишь.
   - Я не люблю свадьбы, на которых участвую в качестве жениха! - возмутился чёрный маг.
   - Да ты же ни разу не пробовал, - усмехнулся Новелль.
   - Послушай! Не придирайся к словам! - тотчас взвился Эфель. - Я что, уже и на свадьбу племянника явиться не имею права?
   - Твой племянник только на исходе Листопада с Миром здороваться будет, - откликнулся белый чародей.
   - Что?! - вылупился на коллегу Эфель. Получилось громко - на магистров мгновенно зашикали, несмотря на весь их грозный статус.
   - То.
   - Нет. Ты толком объясни!
   - Да заткнись ты! - буркнул Новелль. - Из-за тебя начало пропустили!
   Действительно, Лоран и Тиллон уже стояли внутри беседки и храмовники о чём-то их спрашивали. Оба магистра замолкли, прислушиваясь.
   - Чего ты хочешь, Тиллон Яруш? - вопросила храмовница.
   - Быть рядом с Лоран, - спокойно ответил Тин.
   - Ты уверен? - уточнил храмовник. - Ты уверен, что хочешь именно этого, Тиллон Яруш?
   Юноша задумался, некоторое время постоял молча, затем кивнул - капюшон качнулся, но венчающие пару храмовники видели сверкающие приморским янтарём глаза жениха.
   - Я хочу, чтобы Лона была счастлива! - твёрдо заявил он.
   - Желание ясно, - храмовник обернулся к магине. - А ты, Лоран Орлеш, чего хочешь?
   - Я хочу, чтобы Тин был счастлив! - та чуть ли не один в один повторила слова жениха. - И потому больше всего в Мире я хочу быть рядом с Тином!
   - Хороший ответ, - признала храмовница.
   - Есть ли здесь тот, кто знает о препятствии к браку этих двоих детей Мира? - воззвал к присутствующим храмовник. Поляну окутала идеальная тишина: слышался даже писк какой-то наглой мухи. Хотя, возможно, это храпел тацет: на зеркальное отражение налюбовался, к столам пока не звали - что ещё делать?
   - Тогда, - выждав положенную и мучительно бесконечную паузу, продолжила храмовница, - с согласия Мира, свидетелей и родителей объявляем Тиллона Яруша и Лоран Орлеш мужем и женой до конца Света и Тьмы!
   Юноша коснулся родового медальона - ястреб клюнул кожу - и на ладонь легло кольцо. Тин мгновение любовался скрученным двойной спиралью хвостовым пером, а затем осторожно надел его на палец Лоран.
   - Скрепите союз поцелуем.
   Тин раздвинул вуаль и отчего-то несмело коснулся губ возлюбленной, та залилась краской. Поцелуй вышел каким-то... скомканным, неумелым. К счастью, за свадебными накидками это могли увидеть лишь храмовники и близкие свидетели, да, возможно, стоящие чуть поодаль родители.
   - Снимите накидки.
   Пара подчинилась. Руки обоих ощутимо дрожали.
   - Явите свой брак Миру!
   И Тин вдруг обнял Лоран и крепко её поцеловал - их покинул страх. Чистые небеса вдруг пересёк ястреб. Он хищно клёкотал. Добрый знак.
   - Тин, - прошептала девушка, как только смогла чуть отдышаться. - Смотри!
   Вместо орла на груди Лоран висел ястреб. Тин счастливо улыбался.
   - Идите в Мир, Тиллон и Лоран Яруш!
   Поляна огласилась радостными криками, свистом и аплодисментами. На мгновение молодожёнам даже захотелось раскланяться и пустить тарелочку для пожертвований... Однажды, на одной из летних практик, пара так и сделала, будучи оставленной без медной монетки. Обворовали тогда юных студиозов подчистую благо, что оба уже поднаторели в магии.
   - Ну-с, а теперь... - Новелль в предвкушении вытянул шею. Эфель, недоумённо нахмурясь, отошёл от друга - что-то белый маг в детство впадать начал.
   А Тин с Лоран подошли к краю беседки и снова развернулись друг к другу. Нет, на этот раз не для поцелуя - они окончательно стянули с плеч свадебные накидки, сложили их вместе, и новоиспечённый муж стал позади жены, старательно держа "тряпочки" двумя пальцами.
   - Судьба, яви их нам! - хором воскликнули храмовники и молодожёны. Лоран и Тин размахнулись и швырнули накидки вверх, к небу. Те на миг зависли в воздухе, а затем вдруг разлетелись в разные стороны. Фата невесты спланировала на какую-то миловидную девушку.
   Плащ Тина настиг Эфеля Душевного в тот момент, когда тёмный магистр нагнулся подправить шнуровку на сапоге (позже чародей с пеной у рта доказывал, что нисколько не прятался, - ему не верили). Маг вскочил, сдёрнул с себя накидку - та накрыла его с головой - и бешеным взором окинул свидетелей. Молодожёны снова целовались... исключительно из благой цели - боялись расхохотаться в голос. Всё ещё стоящая рядом Умелла прятала лицо за ладонями, но судя по тому, что женщину трясло, как в лихорадке, магиня неудержимо, хоть и тихо смеялась. Новелль кусал губы.
   - Э-э, - протянул он. - Т-тебе идёт.
   - Я сейчас это, - Эфель сердито тряханул плащом перед носом коллеги, - на тебя напялю! Чтоб не зубоскалил!
   - Ты хочешь иметь дело с моей женой? - невинно осведомился Новелль.
   - Это ты подстроил?!
   - Я? - обиженно надулся белый маг. - Ой, нужно мне на тебя, бестолочь, тратиться! Я бы её на тацета надел - всё шансов больше!
   Эфель попытался было ответить, но не найдя слов, резко развернулся и зашагал куда-то прочь из хихикающей толпы.
   - Нов, я тебе это припомню! - процедил сквозь зубы тёмный чародей... но накидочку не выкинул.
  
  * * *
  
  
   Глава 21. Свадьбы и похороны, или Нескончаемая череда праздников (Часть 2)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"