Wayfarer2000: другие произведения.

Перекресток ветров судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.72*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Считай это шансом изучить совершенно иной подход к Чародейству, - сказал Зелретч, после чего печально вздохнул и сокрушенно покачал головой. - И за что мне досталась такая неблагодарная ученица?
    Оригинал>>


  
   Автор: WayFarer2000
Переводчик: Фриз
Оригинальный текст: https://www.fanfiction.net/s/9340220/1/Crosswinds-of-Fate

Беты (редакторы): Lutea 

Фэндом: Fate / Stay Night, Роулинг Джоан "Гарри Поттер",
    
Основные персонажи: Чжоу Чанг (Чо Чанг), Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Полумна Лавгуд (Луна, Полоумная Лавгуд), Сэйбер (Артурия Пендрагон), Широ Эмия, Рин Тосака, Сакура Мато (Сакура Тосака), Райдер(Медуза Горгона) 

Пэйринг или персонажи: Рин/Широ/Сакура/Медуза/Артурия, Гарри/Чо, Гермиона/Луна(дружба) Рубин/Шляпа/психика окружающих))

Рейтинг: R 
Жанры: Гет, Джен, Фэнтези, Мистика, AU, Мифические существа, ER (Established Relationship), Учебные заведения 
  
   Хронология:
   Насуверс: Пятая война за Святой Грааль произошла в 2002 году. Клинков Бесконечный Край, хорошая концовка. Зокен Мато уничтожен в 2004 году. Святой Грааль демонтирован в 2012 году.
  

Поттериана: июнь 1995 года, вскоре после окончания Турнира Трех Волшебников

  
  
  
  

Глава 1: Летняя подготовка

  

17 сентября 2012 года, понедельник.
   Мир под сенью кровавой луны.
  
   Кишуа Зелретч Швайнорг, мастер Второй Истинной Магии, терпеливо ожидал ответа своей ученицы, державшейся на этой позиции последние восемь лет.
   - Ты хочешь, чтобы я сделала что? - недоверчиво переспросила Рин Тосака.
   - Полагаю, ты прекрасно меня слышала и в первый раз, - ответил Зелретч.
   Рин в расстройстве помассировала виски.
   - Я только что закончила уничтожать Святой Грааль, и теперь ты вешаешь на меня еще и это?
   - Ну, - протянул старик. - Учитывая, что ты стала причиной трагедии, в которой был потерян путь к достижению Третьей Истинной Магии [38], я предлагаю тебе испытать на себе Вторую.
   - Какая еще "трагедия"?! Айнцберны умудрились повредить Грааль из-за твоих идиотских недоработок! Мы с Вельвет-сенсеем убрали бардак, который ты оставил за собой все эти столетия назад! - парировала Рин. - И теперь ты хочешь, чтобы я ушла в другое измерение?
   - Считай это шансом изучить совершенно иной подход к Чародейству, - сказал Зелретч, после чего печально вздохнул и сокрушенно покачал головой. - И за что мне досталась такая неблагодарная ученица?
   - Неблагодарная?! Я покажу, какая я "неблагодарная", ты, кровососущее... - пара рук не только прервала тираду возмущенной Рин, крепко закрыв ей рот, но и предотвратила ее попытку удушить Мертвого Апостола.
   - Тише, тише, онэ-сан. Пожалуйста, не зли сверхмощное, многомерное существо, - умоляюще сказала Сакура сестре, которая активно пыталась вырваться из ее рук. - Сейбер, мне нужна некоторая помощь!
   - Рин, успокойся, - сказала Слуга, положив руку на плечо своего Мастера.
   Видя, что его ученицу успешно лишили мобильности, Зелретч продолжил:
   - Как я уже говорил, заклинатели того измерения используют свою магию совершенно иначе. Их практики так отличаются от наших, что могут потребоваться десятилетия, если не столетия, на изучение принципов их Мистерий. Так что я поручаю тебе заняться изучением начальных аспектов их Чародейства в течение следующих нескольких лет. Помимо того, что это великолепная возможность для учебы, командировка также позволит высоким кругам Ассоциации успокоиться после твоей последней эскапады.
   Рин хватило совести покраснеть.
   - Это все вина Эдельфельт!
   - Да, да, как скажешь. Не буду притворяться, что стал понимать женщин даже после тысячелетий жизни. Ну, или не-жизни. В общем так, я дам тебе многомерные координаты измерения и схему магического круга. Полагаю, ты уже достаточно компетентна, чтобы добраться до места с помощью этих инструментов. Если ты будешь нуждаться в спасении от очередной совершенно-не-твоей-вины, не стесняйся умолять о спасении через Калейдожезл. Но помни, если ты это сделаешь, я буду иметь полное право издеваться над тобой еще долгие годы.
   - Я вырву тебе глаза и заставлю смотреть на то, как их жрет собака! - рыкнула Рин.
   - И как, скажи на милость, я смогу увидеть хоть что-то после первой части этой процедуры? - полюбопытствовал Зелретч, после чего снова сокрушенно покачал головой. - Какая нелогичная ученица мне досталась. Позор на мои седины.
   Рин снова попыталась вырваться из рук сестры.
   - И последнее. То измерение отстает от этого на семнадцать лет, - сказал Зелретч. - Пожалуйста, постарайся не загрязнять его знанием "будущего".
   Рин глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и посмотреть на ситуацию непредвзято. Это и правда была прекрасная возможность, но она совершенно не могла заставить себя доверять Зелретчу в этом вопросе. Наверняка тут есть какой-то подвох... И все же он прав насчет Ассоциации. "Тупая Лувиагелита! Широ наш и ничей больше!.. И тупой Широ! Его чертова отвага привлекает буквально каждую женщину, которую он встречает..."
   Кхм.
   Несмотря ни на что, это слишком хорошая возможность, чтобы ее упускать.
   - Ладно, я пойду, но не в одиночку, - в конце концов дала она ответ своему учителю.
  

* * *

   28 июня 1995 года, среда.
   Волшебный мир.
  
   - Заходи Гарри, присаживайся, - радушно пригласил его Дамблдор.
   Гарри вошел в кабинет и сел на указанное место. Он пытался не подавать вида, но стресс, накопившийся за прошедший год и на порядок возросший за последние несколько дней, брал свое.
   - Я пригласил тебя сюда, чтобы обсудить несколько вопросов, - продолжил директор. - Заранее приношу извинения, но в этой беседе ты получишь не очень приятные новости.
   - Я так понимаю, министр по-прежнему отказывается нам верить? - спросил Гарри, внимательно глядя на Дамблдора.
   Дамблдор устало вздохнул и, сняв очки, начал их протирать.
   - Да, это одна из тем нашего разговора, и твои подозрения верны. Министр Фадж демонстрирует удивительное упрямство в отношении этого дела и, боюсь, никакие уговоры не изменят его позицию. На самом деле, я считаю, что он намерен попытаться лишить меня титулов Верховного чародея и Президента Международной Конфедерации Волшебников на основании подрывной деятельности против Министерства или чего-то подобного.
   - Что?! - пораженно воскликнул Гарри.
   - Прискорбная истина в том, что деньги и связи могут проложить путь к достижению того, чему следует оставаться вне досягаемости. Но не волнуйся, Гарри. Мои звания не должны занимать твои мысли, я просто хотел ввести тебя в курс дела. Теперь мы должны обсудить планы на лето. Ты помнишь, почему я настаивал, чтобы ты проводил каникулы со своими родственниками?
   - Да, из-за кровной защиты.
   - Именно так. Полагаю, то, что случилось в твой первый учебный год, подтверждает мою правоту.
   Тут же воспоминания промелькнули перед глазами Гарри. Хотя те события были очень неприятны, сейчас он мог достаточно спокойно вспомнить их и понять действия директора. Если бы Гарри жил где-то еще после смерти родителей, его первый год в школе мог стать и последним. Это была горькая правда, но после воскрешения Волан-де-Морта он провел много времени, думая о горьких вещах.
   - Но, к сожалению, теперь все изменилось, - продолжил Дамблдор.
   Мальчик нахмурился. Что могло измениться? После возвращения Дамблдор должен еще более настойчиво отправлять его к родственникам. Неужели Дурсли переехали, ничего не сообщив ему? Ну, Гарри, конечно, не мог отрицать такую возможность. "Переедет" ли кровная защита вслед за ними?
   Стоп... кровная защита...
   - Для ритуала воскрешения использовалась моя кровь, - сказал Гарри. - Кровная защита пропала. На кладбище он безболезненно прикасался ко мне.
   - Да, ты прав. Пять очков Гриффиндору. Как бы ни горько мне было это признавать, сейчас ты так же беззащитен перед Волан-де-Мортом, как и все остальные, - ответил Дамблдор. - Конечно, есть вероятность, что защита восстановится, если ты проведешь время со своими родственниками, но для тебя было бы безопаснее находиться в другом месте, а не рисковать, уповая на неподтвержденную возможность. Если ты хочешь жить там, то я...
   - Нет! Я совершенно точно не хочу, - перебил его Гарри.
   Дамблдор поморщился.
   - Я искренне сожалею, что тебе пришлось пережить столь трудное детство.
   Гарри немного помолчал, собравшись с мыслями, после чего осторожно ответил:
   - Кажется, теперь я понимаю, зачем вы это сделали. Вы могли справиться лучше, намного лучше, - Гарри действительно хотел выместить все эти годы разочарований на директоре, но смерть Седрика и пытки Круциатусом сильно сместили его приоритеты. - Но сейчас это уже не важно. Куда вы хотите отправить меня этим летом?
   - Ну, я бы предложил тебе остановиться в "Норе". Уверен, Артур и Молли с удовольствием примут тебя в своем доме. Уильям, их старший сын, решил остаться в Англии, и так как он ликвидатор чар, я уверен, что ему удастся обеспечить дом мощной магической защитой.
   Гарри старался подавить свое волнение. Лето без Дурслей! Возможно, ему вообще больше не придется видеть их! Его радость омрачал только тот факт, что за ним охотился самый опасный волшебник в мире. Живя у Уизли, он сделает их мишенью. Подумав об этом, Гарри предложил другой вариант:
   - Могу я остаться с Сириусом? Я не хочу подвергать Уизли опасности.
   Дамблдор уже хотел что-то сказать, но остановился и глубоко задумался.
   - Я не рассматривал такой вариант, но думаю, это может сработать, - протянул директор, обдумывая предложение. - Да, да, определенно, это хорошая идея. Сейчас Сириус живет в безопасном месте, полагаю, там будет безопасно и для тебя. И, конечно, он обрадуется компании. Гарри, ты не будешь возражать, если Римус присоединится к вам? Хотя Сириус весьма сильный волшебник, я бы предпочел, чтобы у тебя была дополнительная охрана.
   - Профессор Люпин? Конечно не возражаю, это было бы замечательно, - радостно ответил Гарри.
   - Ну, тогда этот вопрос решен. Но я хочу, чтобы ты следовал одному правилу, - серьезно проговорил Дамблдор. - Ты не должен покидать дом без присмотра ни при каких обстоятельствах. Именно по этой причине я хочу, чтобы Римус был там вместе с вами: Сириус все же несколько ограничен в передвижениях. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя пленником, но тебе должно быть лучше всех известно, как далеко готов зайти Волан-де-Морт, чтобы добраться до тебя.
   - Я буду осторожен. Я не собираюсь сбегать или делать какие-то глупости, - понимающе кивнул Гарри.
   - Хорошо. Когда будешь покидать то место, держи при себе свою мантию-невидимку. Также помни: Питер Петтигрю знает анимагическую форму Сириуса. И, пожалуйста, передай Сириусу и Римусу, когда встретишься с ними, чтобы они освежили свои знания о маскирующих чарах. Лучше не покидать дом без их наложения.
   - Вы не могли бы сделать для нас порт-ключ на случай чрезвычайной ситуации? - озвучил Гарри пришедшую в голову мысль. - Если бы не портал, мне бы не удалось выбраться с кладбища.
   Дамблдор внимательно посмотрел на мальчика.
   - Это отличная идея, но, к сожалению, с этим есть сложности, - директор сунул руку в карман мантии и выложил на стол трое ножниц. - Видишь ли, применение порт-ключей регулируется Министерством, и их несанкционированное создание не одобряется, - легким движением палочки он превратил ножницы в расчески. - Так что, если я превращу эти расчески в порталы, активируемые сжатием, Отдел магического правопорядка будет мною сильно недоволен, - еще один взмах палочки, и на мгновение расчески засветились.
   - Я все понял, профессор, - сказал Гарри, оторвав глаза от расчесок.
   Глаза Дамблдора весело сверкнули, и он создал три специальных мешочка для порт-ключей. Улыбнувшись, он передал их мальчику.
   - Ну, и последнее, - сказал Дамблдор. - Моя просьба, скорее всего, будет неприятна, но я надеюсь, ты будешь готов помочь мне в этом вопросе.
   - Эм... конечно, профессор, - нерешительно ответил Гарри.
   Дамблдор встал и направился к своему Омуту памяти, жестом пригласив мальчика следовать за собой.
   - Я бы хотел, чтобы ты поделился со мной своими воспоминаниями о том, что произошло в лабиринте и на кладбище. Это не причинит тебе никакого вреда. Я всего лишь сделаю копию тех событий, чтобы можно было всесторонне проанализировать их.
   - Вы собираетесь показать их кому-то еще?
   - Если ты хочешь, чтобы эта информация осталась конфиденциальной, я постараюсь оставить ее таковой, - ответил Дамблдор.
   - Нет, я не это имел в виду, - Гарри помотал головой и, собравшись с силами, добавил: - Я думаю, что мистер Диггори хотел бы знать, что произошло.
   Дамблдор посмотрел ему в глаза.
   - Должен сказать, Гарри, это очень зрелое решение. Я передам воспоминания мистеру Диггори, хотя должен предупредить, что он может отказаться смотреть их.
   - Эм... и еще кое-что, - сказал Гарри, вынимая мешок из одежды. - Седрик тоже был победителем, так что я думаю, его семья должна получить половину приза. Не могли бы вы отдать это им?
   Дамблдор торжественно принял кошель.
   - Я прослежу, чтобы мистер Диггори принял его.
   Когда с этим было покончено, они начали извлекать воспоминания.
  

* * *

   19 декабря 2012 года, среда.
   Мир под сенью кровавой луны.
  
   - Семпай, ты уже все упаковал? - спросила Сакура, заходя в мастерскую Широ в компании Райдер.
   - Да, - ответил Широ. - Рин готова?
   - Кажется, она перепроверяет наши деньги, чтобы мы случайно не использовали что-то из "будущего". Хотя, нет никаких гарантий, что в другом измерении будет та же валюта, что и у нас.
   - Разве мы не перевели все в драгоценности и золото? - спросил Широ.
   - Мы перевели большую часть, но было бы удобнее обладать некоторой суммой нормальных денег, поэтому Рин оставила немного наличных.
   - Понятно, в этом есть смысл, - согласился Широ и осмотрелся по сторонам. - Я буду скучать по этому дому.
   - А я буду скучать по кухне, - добавила Сейбер. Не то чтобы она ею пользовалась, но все поняли ее мысль.
   - Надеюсь, тут все останется в целости и сохранности, - сказал Широ.
   - Семпай, с домом все будет в порядке до нашего возвращения. Тайга-сенсей будет присматривать за ним, - попыталась успокоить его Сакура.
   Остальные недоверчиво посмотрели на нее.
   - Ну, мы всегда должны надеяться... - неуверенно добавила она.
   В этот момент к ним подошла Рин со своими вещами.
   - Ну что, все готовы? - дождавшись кивков, она продолжила: - Отлично. Мы должны прибыть куда-то в Англию. Если все пройдет хорошо, нас переместит в отдаленное место возле лей-линии. Чтобы попасть туда, я буду использовать Калейдожезл вместе с остальными атрибутами. По прибытии я хочу, чтобы меня сразу вырубили и засунули Калейдожезл куда-нибудь подальше. Любой, кто скажет хоть слово о кошачьих ушках, будет немедленно расстрелян Гандр.
   За этим заявление последовала продолжительная немая сцена.
  

* * *

   3 июля 1995 года, понедельник.
   Волшебный мир.
  
   - Кикимер! - рявкнул Сириус. - Все, с меня хватит, - он стянул носок и отдал эльфу последние приказы, чтобы обезопасить себя от предательства, после чего бросил носок Кикимеру, навсегда отчуждая его от семейства Блэк. Освобожденный эльф немедленно телепортировался прочь, но прежде, чем покинуть дом, он заскочил в одну из комнат, чтобы прихватить некий золотой медальон.
   - Прости, что тебе пришлось увидеть это, Гарри, - извинился Сириус, взмахом палочки уничтожая отравленный завтрак. Блэк, не собирался оставлять без ответа покушение на жизнь своего крестника.
   - Все в порядке, Сириус, - заверил Гарри. С тех пор, как Римус забрал его с платформы девять и три четверти, прошло несколько дней. За это время его жизнь успела войти в некую колею. Утро каждого дня начиналось с подготовки унылого дома к глобальному ремонту, а во второй половине дня Гарри вытребовал у мужчин уроки дуэлей - он твердо верил, что если бы был лучше подготовлен, то Седрик мог выбраться с кладбища живым. Вечер по большей части оставался свободен, но Римус намекнул, что ему следует заняться домашним заданием на лето.
   - Итак, ты говорил, что твой друг Уизли приедет сегодня? - проговорил Сириус, переключаясь с темы сумасшедшего эльфа.
   - Я сказал Рону передать миссис Уизли, что Римус предлагает репетиторство, - кивнув, сказал Гарри, наполняя тарелку неотравленной едой. - Учитывая, что в этом году СОВ, этого должно хватить, чтобы убедить ее. И это даже не совсем ложь, так как Римус, технически, будет учить нас ЗОТИ.
   Ковыряющийся в еде Римус слегка встрепенулся.
   - Я надеюсь, что он будет готов помочь с уборкой. Стыдно признать, но Рон наверняка знает больше о хозяйственных заклинаниях, чем мы.
   - Хех, это было бы здорово. А мы умолчим о вашем колдовстве на каникулах, - ответил Сириус. - Но я не понимаю, почему бы всей семье не перебраться сюда, учитывая, что Волан-де-Морт совсем рядом.
   - Такую идею обсуждали, но Дамблдор говорил что-то о том, что не стоит складывать все яйца в одну корзину. Полагаю, будет хорошо иметь две "безопасных гавани" вместо одной, - объяснил Римус. - Но ты же просто хочешь, чтобы они сделали за тебя всю работу, не так ли?
   - А вот и неправда. Молли бы точно запретила детям использовать магию для чего-либо за стенами школы, - открестился от обвинений Сириус. - А как насчет твоей прелестной подруги? - с хитрой усмешкой спросил Бродяга.
   На мгновение припомнив Святочный бал, Гарри с усилием выбросил из головы невероятно знойный образ Гермионы. Это не особо помогло, так как его место сразу занял невероятно знойный образ Чо.
   - Гермиона приедет вместе с Роном. Сначала она доберется на "Ночном Рыцаре" до "Дырявого котла", а оттуда в "Нору" через камин. И если говорить о колдовстве на каникулах, нам придется как-то убедить ее, что это необходимо и мы не попадемся.
   - Я заметил, что ты не стал отрицать, что она красотка, - подначил его Сириус.
   - Ой, отвали, Бродяга. Мы просто друзья, - парировал Гарри и приложился к стакану с соком.
   - Ну конечно.
   Осушив стакан, Гарри спросил:
   - Разве ты не говорил мне, что мои родители постоянно цапались, прежде чем сошлись?
   - Да, было дело. Первые несколько лет в школе Лили терпеть не могла Джеймса.
   - Это похоже на то, как Гермиона спорит с Роном? - невинно спросил Гарри.
   В ответ Сириус скорчил рожицу, а Римус тихо посмеялся над ним.
  

* * *

   6 июля 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   Сейбер подняла глаза от "Истории Хогвартса", когда дверь их расширенного семейного номера в "Дырявом котле" открылась. Благодаря сенсорным способностям Райдер у них не ушло много времени, чтобы отыскать в Лондоне самое большое скопление магической активности и таким образом выйти на Косой переулок. Представившись иностранцами, планарные путешественники взяли комнату в пабе "Дырявый котел", который служил внешним прикрытием входа в местное магическое общество. К счастью, у них не возникло проблем с обменом своих денег на валюту этого мира.
   В комнату вошли Сакура и Рин, первая спокойно прошла дальше, а вторая плюхнулась в первое попавшееся кресло, явно демонстрируя свое разочарование. Как только закрылась дверь, сопровождавшая их Райдер тут же вернулась в материальный облик. Она специально не покидала комнату в материальном виде, чтобы скрыть свое существование и в случае чего стать их тузом в рукаве.
   - Что случилось? - спросил сидевший за столом Широ, тоже оторвавшись от чтения. Сакура присела рядом с ним.
   - Проклятые три часа, и ни одна из нас не нашла подходящую палочку, - простонала Рин. - "Палочка выбирает ведьму", - говорит он. Тьфу, по мне, такое можно было бы услышать от третьесортного балаганного фокусника!
   - Ну, Рин, не надо так, - с легкой заминкой мягко пожурила сестру Сакура. Ей все еще было непривычно обращаться к ней просто по имени, но японские суффиксы не очень хорошо сочетались с английским языком. - Я уверена, что мистер Олливандер сделал все возможное, чтобы найти для нас палочки.
   Не став спорить, Рин подошла к Широ.
   - Широ, ты уже закончил просмотр книг из "Путеводителя по магической Британии для маглов"? Я хочу вернуть его в магазин и получить наши деньги обратно.
   - Да. Я возьму "Историю Хогвартса", когда Сейбер закончит. А пока я изучаю "Трансфигурацию".
   - Нашел что-то интересное? - уточнила Рин.
   - Да, - ответил он. - В нашем мире, трансфигурацией называют магию типа Превращение материи, к ней относятся Укрепление и Градация Воздуха. Сама знаешь, что это направление считается бесперспективным. Здесь же оно куда как более развито. Похоже, они легко могут изменять виды химических элементов. У них даже есть перечень заклинаний, относящихся к трансфигурации, и я считаю, что эти заклинания являются продвинутой формой создания проекций.
   - Продвинутой? - оживилась Сейбер, заинтересовавшись вопросом. Хотя они сами и не были магами, героические духи за десятилетие жизни под одной крышей с тремя практиками Чародейства успели разобраться во многих базовых понятиях современной магии, да и до смерти им доводилось контактировать с такими вещами. Так что они точно знали, что Трейсинг, изобретенный Широ, является продвинутой формой проекции. - Насколько продвинутой?
   - Не думаю, что они разработали аналоги Трейсинга, - ответил Широ. - Но их заклинания существуют столь же долго, как и мои простые проекции. И, судя по всему, они могут наколдовать или преобразовать живых существ с помощью однострочной арии и нескольких движений палочкой.
   - Чего?! - заорала Рин, перегнувшись через плечо Широ. Он тут же пролистал книгу до нужной информации. Рин, нахмурившись, задумалась над тем, что только что прочитала. - Тут ничего нет о том, как это работает. Существуют ли какие-либо формулы или теоретическая часть?
   - Э-э, я пока не дошел до продвинутой теории заклинаний. Но наткнулся вот на это, - ответил Широ, открыв другой раздел книги.
   Трансфигурация = ((W*C)/(V*A))*Z, где W - сила палочки, C - концентрация, V - злоба, A - вес, Z - неизвестный фактор.
   - Злоба? - пробормотала Рин. - Как, черт побери, это связано с магией?
   - Мне кажется, что это связанно только с трансфигурацией живых существ, будь то цель или результат, - ответил Широ. - Это не объясняет, как они преобразуют неживую материю в живую.
   - Я слышала, что в нашем мире есть создатель кукол, способный вдохнуть жизнь в свои творения. Возможно, тут нечто подобное? Или они как-то создают временных гомункулов?
   - Меня впечатляет не то, на что они способны, - сказала Рин. - А то, что местные могут сделать это так быстро, легко и эффективно, - она задумчиво посмотрела на формулу. - Итак, мы можем классифицировать их палочки как Мистические знаки усиливающего типа. Но этого недостаточно, чтобы объяснить все это. Даже используя драгоценности, я не смогу так легко производить свои Мистерии.
   - Наверное, это говорит о том, что у них есть нечто, чего нет у нас, - предположил Широ.
   - Я думаю, вы недооцениваете значение палочек, - заявила Райдер. Все вопросительно посмотрели на нее. - Здесь у всех есть палочки; я не думаю, что это просто совпадение. Кроме того, я видела, как один маг обучал другого новому заклинанию, просто назвав устную формулу и показав несколько движений палочкой. Никакой теории. С другой стороны, за исключением пары мелочей, я еще не видела никакой магии без этих Мистических знаков.
   - В "Истории Хогвартса" написано, что беспалочковая магия - очень редкое явление, - вновь присоединилась к беседе Сейбер. - за исключением случайного детского волшебства, только сильнейшие маги могут творить заклинания, не прибегая к Мистическому знаку, и даже они, как правило, не способны на что-то мощное. Можно предположить, что в процессе полового созревания организмы магов изменяются так, что они становятся зависимыми от своих палочек.
   - Тот факт, что беспалочковая магия существует, даже если он ограничивается сильными магами, говорит, что есть факторы помимо палочек, - заключила Рин. - Если мы сможем найти способ использовать палочки, это поможет нам понять, в чем разница между нашими подходами к магии.
  

* * *

   7 июля 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Рон вздрогнул и открыл глаза.
   Он немного проморгался, и мир, наконец, перестал вращаться. Перед ним стоял Римус Люпин с палочкой в руках. "А, понятно, он оживил меня Энервейтом".
   - Спасибо, профессор Люпин.
   - Ты молодец, Рон. Но тебе нужно больше отрабатывать движения палочкой, чтобы не задумываться о них, - заявил Римус. - Заклинание Левикорпус может быть очень полезно в дуэли: если оно пройдет, то наверняка сильно отвлечет противника, но для успеха оно должно слетать с палочки рефлекторно.
   Рон согласно кивнул и повернулся посмотреть на то, как идут дела у остальных. На другой стороне зала Гарри сошелся в дуэли с Сириусом, а Гермиона с беспокойством наблюдала за ними. После нескольких тренировок Гермиона поделилась с Роном своими тревогами, и теперь он видел, что ее опасения подтверждаются.
   Гарри становится одержим своей подготовкой.
   Тщательные тренировки и учеба - это одно, но упорство Гарри превзошло даже то, как Гермиона готовится к экзаменам, а это, по мнению Рона, было эталоном одержимости. Сейчас с Гарри ручьем тек пот, а дыхание было сбито, и тем не менее он продолжал быстро швырять заклинания. Сириус успешно отражал все атаки благодаря опыту, но, похоже, даже он был несколько удивлен напором.
   В конце концов, Сириусу удалось послать Оглушающее прямо между атак Гарри.
   - У тебя талант, Гарри, - спокойно сказал Блэк после того, как привел крестника в чувства. - Меткость неплоха, а в заклинаниях много энергии. Но проблема в том, что ты выкрикиваешь каждое заклинание, так что я сразу знаю, чего ожидать. Поэтому тебе стоит попробовать обучиться невербальной магии.
   - Но ее изучают на шестом курсе, - проговорила Гермиона. - Мы готовы к такому уровню?
   - Неважно, - выдавил Гарри, борясь с одышкой. Его сердце все еще быстро колотилось. - Мы должны этому научиться. Что нужно делать?
   - Во время движения палочкой необходимо мысленно сосредоточиться на заклинании, - ответил Римус.
   - И это все? - удивленно спросил Гарри.
   - Задача намного сложнее, чем кажется, - возразил Римус. - Люди думают быстрее, чем говорят, поэтому нужно внимательно следить за тем, чтобы каждый слог правильно соотносился с движением палочки. Так что, если палочка движется с той же скоростью, как при произнесении заклинания вслух, то ты должен думать медленнее. Конечно, можно попробовать ускорить взмах, но это тоже непросто, так как сбивает точность и концентрацию. Поэтому невербальные заклинания, как правило, быстрее, но даются намного тяжелее обычных.
   - И заклинания становятся слабее, если не произносить их вслух, - добавил Сириус. - Так что, если хочешь обмануть противника, тебе придется пожертвовать силой. Хотя, обычно это стоит того. Ну и, конечно, нужно помнить, что заклинания вроде Протего не нужно создавать молча. Ослабление защиты вряд ли можно назвать разумным шагом. Поэтому лучше сосредоточиться на наступательных заклинаниях. Ах да, и конечно нужно потренировать контрзаклинание против Силенцио.
   - Но если мы попадем под Силенцио, нам может понадобиться закрыться щитом прежде, чем появится шанс развеять его, - указала Гермиона.
   - Ну да, но я говорю о том, что не стоит делать этого в бою, если тебя не вынудят. Пока есть возможность нужно творить Протего вслух.
   - Ладно, не знаю, как вы, ребята, но я устал, - заявил Рон. - Как насчет того, чтобы передохнуть и пойти полетать около "Норы"?
   - Вы идите, - ответил Гарри. - Я хочу начать заниматься невербальными чарами.
   Прежде чем продолжить, Рон многозначительно переглянулся с Гермионой.
   - Слушай, приятель, тебе нужно отдохнуть. Ты должен сменить обстановку. И Сириус тоже. Этот дом - не очень приятное место. Черт, держу пари, Букля предпочла бы полетать у "Норы", чем тут, в городе, со всем этим пылением воздуха.
   - Загрязнением, Рон, - исправила его Гермиона, повторив всемирно известный жест капитана Пикарда.
   Подтверждая мнение Рона, Букля влетела в зал и приземлилась на плечо своего хозяина.
   - Ладно, пошли в "Нору", - посмотрев на сову, сдался Гарри.
  

* * *

   12 июля 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Том был полностью доволен своими новыми сотрудниками. Широ и Сакура были готовы выполнять любую работу - неважно, насколько она была мирской. Тот факт, что они часто предпочитали делать все как маглы, означал, что их спокойно можно попросить исполнять роль официантов в общем зале паба.
   Хотя, было немного странно, насколько редко эти двое пользовались магией. К тому же, они так мало знали о жизни волшебников, что Том почти посчитал их сквибами. Но все же он видел их колдовство. Им открывался проход в Косой переулок. Еще они переделали маглоотталкивающие чары так, чтобы они поддерживали сами себя и пропускали родителей маглорожденных. Даже наложили на паб "барьер", который, по их словам, мог выявлять плохие намеренья. Том относился к этому утверждению скептически до тех пор, пока не услышал звон колокольчиков и не поймал парня, пытавшегося украсть бутылку вина. За одно это он дал группе иностранцев большую скидку на проживание.
   А сейчас эти двое предложили ему несколько блюд на пробу. Они утверждали, что были неплохими поварами и могли добавить к своим обязанностям еще и приготовление пищи. Взяв ложку, Том отведал принесенный суп.
   "Ох!.. Боже мой!.."
   Да, он был очень-очень доволен своими новыми сотрудниками.
  

* * *

   14 июля 1995, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Дамблдор взял у совы письмо. Прочитав его, он покивал сам себе. Отправитель назначил встречу через несколько дней. Отложив письмо, директор потянулся к сове с "Пророком". Посмотрев на заголовок, директор поморщился.
   В прошлый раз Гарри не очень хорошо реагировал на отзывы в прессе.
  

* * *

   15 июля 1995, суббота.
   Волшебный мир.
   - Это Эпоха Богов [40], - с восторгом сообщила Рин.
   Спутники с интересом посмотрели на нее.
   - Первое, высокоуровневые чудеса, которые могут быть легко созданы, - взволнованно начала перечислять Тосака. - Второе, могу поспорить, что их латинские арии являются типом Высокоскоростных Божественных Слов [41], как бы нелепо это ни звучало. Третье, Сказочные существа. Вот поэтому я думаю, что этот мир все еще в Эпохе Богов или чем-то близком к ней.
   - В этом... есть некоторый смысл, - уступила Сейбер. Немного подумав, Сакура направилась к чемодану с книгами, которые они захватили с собой из своего измерения.
   - И что же это значит для нас? - спросил Широ.
   - Это означает, что мы можем узнать об утраченных чудесах прошлого, - в предвкушении сказала Рин.
   - Но мы все равно не сможем воссоздать их, мы же не из Эпохи Богов, - указал Широ на проблему.
   Это заставило Рин приостановиться.
   - Широ, может быть, прав. Это объяснило бы наши проблемы с палочками. Что если только заклинатели из Эпохи Богов могут использовать их? - добавила Сакура. Она начала листать книгу в поиске нужной главы.
   - Однако Эпоха Богов - это не просто мощная магия, - заговорила Райдер. - Она называется так, потому что боги ходили среди смертных.
   Ей это было хорошо известно.
   - Ну, я не видела никаких упоминаний о богах, так что, возможно, они невидимы или выдают себя за редких сказочных существ вроде тех моршерогих кизляков, - предположила Рин. - Но ты затронула очень важную тему.
   Сакура слегка кашлянула, привлекая к себе внимание.
   - Рин, Широ, вы не заметили ничего странного в своих мистериях?
   - Прана-стоимость та же, - ответил Широ. - Но Усиление дается гораздо легче даже если применять его на сложные предметы. И еще мои проекции существуют дольше.
   - У меня то же самое, - сказал Рин. - Цена осталась прежней, но эффективность возросла. Хотя, в случае поддержки Сейбер сумма уменьшилась из-за увеличения общей эффективности.
   - Есть теория, что в Эпоху Богов в мире присутствовало больше Эфира [42], - сказала Сакура, читая книгу. - Избыток Эфира в атмосфере может быть ответственен за увеличение эффективности нашей магии. Думаю, это можно зачесть, как дополнительное очко в пользу твоей теории, Рин.
   - Вы упустили еще один важный аспект, - снова заговорила Райдер. - В то время все человечество было сильнее, в том числе и не-маги. Мы должны видеть признаки существования Героев ли чего-то похожего.
   - Я не заметила ничего подобного, - заявила Сейбер. - Нормальное население кажется точно таким же, как и в нашем мире.
   - Ну, ладно, как насчет частичной Эпохи Богов, которая затрагивает только волшебный мир? - предложила Рин.
   - Это очень неправдоподобное предположение, Рин, - с укором ответила Сакура. - Игнорирование очевидных противоречий для того, чтобы поддержать свою теорию, - это не похоже на тебя.
   - Мы здесь, чтобы проанализировать магию, а не весь мир. Я признаю, что в моей теории есть пробелы, но сейчас у меня нет других идей. К тому же, даже с последним замечанием Райдер, у нас есть слишком много указаний именно на Эпоху Богов, - немного подумав, Рин недовольно сморщилась. - Даже если у нас здесь больше сил, чем дома, мы все равно недостаточно хороши, чтобы использовать магию этой эпохи. Это значит, что все волшебники и ведьмы этого мира обладают большим потенциалом, чем мы, - с завистью и досадой простонала она.
   - Хм, на самом деле, если подумать, то я неправ, - проговорил Широ. - Я могу использовать Небесные Фантазмы из Эпохи Богов.
   - Разве это не просто свойство твоего Трейсинга? Ты теряешь эту способность сразу, как только Фантазм исчезает. Я бы предпочла не "менять режим" всякий раз, как мне захочется выполнить местное заклинание; и все это слишком похоже на твой идиотизм с "нервными цепями", я до сих пор поражаюсь, что ты выжил даже с Авалоном в теле.
   - Смысл в том, что у нас есть потенциал, чтобы использовать магию Эпохи Богов. Я думаю, нам просто сложнее до него добраться в сравнении с заклинателями, рожденными в этот период времени, - пояснил свою мысль Широ.
   Рин щелкнула пальцами.
   - Широ, трассируй палочку и считай ее историю. Тогда ты сможешь рассказать нам, как это работает!
   - Уже пытался, но я могу в полной мере сделать это только с клинковым оружием, - ответил Широ.
   - Но ты можешь воссоздать Разрушитель Правил. Это не настоящее оружие, - недовольно сказала Рин.
   - На самом деле, его можно считать оружием. И для применения Разрушителя Правил не нужны заклинания. Ты просто думаешь о магической связи, которую хочешь разрушить, и колешь объект. Это укладывается в понятие "нанесение урона острым концом", чего вполне достаточно, чтобы считаться клинком.
   - Тьфу, блин, ладно... Значит, мы должны найти палочку, которая физически является кинжалом или чем-то подобным? Заточить палочку так, чтобы ею можно было резать людей? Примотать к ней изолентой столовый нож?
   - Не получится. Я уже думал об этом. Если не лезть в дебри, то могу просто сказать, что, скорее всего, не смогу колдовать даже если мы найдем какую-то странную меч-палочку. К примеру, когда я трассирую твой личный Азот-кинжал, я, конечно, получаю некоторую часть твоих знаний, но все равно не могу воспроизвести твои способности и опыт.
   - Черт побери. Похоже, вариант "Deus ex machina" отпадает, - Рин обижено насупилась.
   - Но вернемся к моей мысли. Я считаю, в нас есть необходимый потенциал, - сказал Широ.
   - Значит, при помощи правильного Мистического знака или, в случае Широ, Небесного Фантазма мы можем получить возможность творить магию Эпохи Богов, - предположила Сакура. - Хотя этот вариант может быть не столь универсален в сравнении с местными.
   - Это оставляет нам выбор тратить наше время здесь либо на документацию возможностей местных - в общем-то, это и есть наше задание, - либо на попытки создать Мистический знак, который позволит нам использовать местную магию, основываясь только на сомнительной гипотезе, - подвела итог Рин. - А это практически невозможно, так как я уверена, что дома существовало множество магов, пытавшихся вернуть утерянные Мистерии таким способом.
   Последовавшее молчание в конце концов прервала Сакура:
   - Ты справишься, нэ-сан.
   Рин удивленно моргнула.
   - Если кто-то и способен создать этот мистический код, то это ты, Рин, - с искренней улыбкой сказал Широ.
   - Н-ну, конечно, я могу, - сказала порозовевшая Рин, отвернувшись. - Пройдет немного времени, и вы увидите блеск моей гениальности!
   Прошло десять лет, а ее реакция все так же мила до чертиков.
  

* * *

   17 июля 1995 года, понедельник.
   Волшебный мир.
  
   Ранним утром этого дня Гарри, запнувшись, вошел в кабинет Дамблдора через камин. Восстановив равновесие, он осмотрелся вокруг. Директор сидел за своим столом напротив женщины сурового вида с сединой в волосах и моноклем на левом глазу. Фоукс занимал свое обычное место и не мигая смотрел Гарри.
   - Здравствуй, Гарри. Хорошо, что ты зашел, - бодро поприветствовал его Дамблдор.
   - Здравствуйте, профессор, - вернул приветствие мальчик прежде, чем внимательнее посмотреть на женщину. То, как она держалась, напомнило ему МакГонагалл, хотя она явно моложе профессора трансфигурации. Ее одежда, похоже, была высокого качества, но не кричаще роскошной, как у Люциуса Малфоя.
   Чертов Люциус Малфой. Чертово кладбище.
   - Гарри, позволь представить тебе главу Отдела магического правопорядка, мадам Амелию Боунс. Мадам Боунс, это Гарри Поттер, - представил их Дамблдор.
   - Эм, здравствуйте мадам Боунс. Приятно познакомиться, - с каплей нервозности сказал Гарри. Он метнул взгляд на Дамблдора, мысленно спрашивая, не попал ли он в неприятности за применение магии вне школы до совершеннолетия.
   - Здравствуйте, мистер Поттер, - кивнула Амелия. - Возможно, вы знаете мою племянницу Сьюзен? Кажется, вы учитесь на том же курсе.
   - Э-э, Хаффлпафф? Да... - Гарри умолк. Сьюзен Боунс была одной из многих людей с Хаффлпаффа, носивших в прошлом году дурацкие значки Малфоя.
   - Не особо радостное выражение лица, - заметила Амелия, вскинув бровь. - Вы и Сьюзен не ладите?
   - Нет-нет! - излишне поспешно ответил Гарри. Заметив подозрительный взгляд женщины, он собрался с мыслями и добавил: - Если честно, мы со Сьюзен никогда не были близко знакомы.
   Амелия Боунс не заняла бы свой пост, не научившись разбираться в людях, поэтому ей было очевидно, что мальчик чего-то недоговаривает. Но прежде, чем она продолжила выяснять, в чем дело, Дамблдор прервал ее легким кашлем.
   - Позволь мне объяснить, зачем я пригласил тебя сюда. Видишь ли, Гарри, я хотел попросить тебя дать мне разрешение показать твою память мадам Боунс. И я был бы признателен, если бы ты ответил на вопросы, которые могут возникнуть у нее после просмотра, - сказал Дамблдор.
   Гарри нерешительно посмотрел на Амелию.
   - Вы верите нам? - с надеждой спросил он.
   - Я очень заинтересована в просмотре вашей памяти, - нейтрально ответила она.
   - Полагаю, твой интерес можно трактовать как разрешение, - сказал Дамблдор. - Если хочешь, можешь присоединиться к нам, хотя будет вполне понятно, если ты предпочтешь остаться здесь.
   - Я в состоянии смотреть на это, - ответил Гарри. Ему уже снилось много кошмаров о случившемся, поэтому он решил, что уже достаточно привык к этому, чтобы увидеть все еще раз. В книгах по психологии пишут, что при ПТСР это совершенно не то, что следует делать, так как проблемы скорее только усилятся. Но, гриффиндорство не лечится, верно?
   Вскоре все трое погрузились в Омут памяти и стали свидетелями разговора между Гарри и Седриком перед тем, как они коснулись кубка. После полного просмотра событий на кладбище они вернулись обратно. Теперь в кабинете стояла мрачная атмосфера. Дамблдор воспользовался молчанием, чтобы разлить чай по чашкам.
   - Мистер Поттер, я сожалею, что вам пришлось пройти через все это, - прервала молчание Амелия. - И должна похвалить вас за отвагу и сообразительность.
   - Этого было недостаточно, - пробормотал себе под нос Гарри.
   - Что вы имеете в виду? - спросила она.
   - Седрик все равно умер, - произнес мальчик, со стыдом отводя взгляд.
   Амелия нахмурилась.
   - Послушайте. Тот, кто завел вас двоих в ловушку, был Барти Крауч-младший, а Седрика убил человек в капюшоне.
   - И тот, кто не сумел защитить Седрика - я, - закончил Гарри.
   - Нет, Гарри, - сказал Дамблдор. - Тот, кто не сумел защитить Седрика - это я, - он устало вздохнул. - Это обязанность учителя - заботиться о безопасности своих учеников, а не твоя. Ты не должен брать на себя и каплю вины за случившееся, - видя, что мальчик предпочел бы не говорить об этом, Дамблдор сменил тему: - Мадам Боунс, если у вас есть какие-либо вопросы, пожалуйста, задайте их.
   - Что ж, хорошо, - сказала Амелия. - Что именно произошло, когда лучи заклинаний встретились? Проклятие Авада Кедавра невозможно заблокировать. Это была какая-то неповторимая особенность мистера Поттера или все же существует реальный способ остановить Первое Непростительное?
   - Отличный вопрос, - проговорил Дамблдор. - Итак, это явление называется Приори Инкантатем; оно имеет место, когда две палочки-сестры используются друг против друга. Эффект очень редок. Палочки Гарри и Волан-де-Морта получили свои сердцевины из одного источника. В них перья Фоукса.
   - Почему эффект редок, если он должен происходить с сердцевинами от одного существа? Мы должны видеть это чаще, ведь есть множество палочек из волос одного единорога, - спросила Амелия.
   - Хм... - Дамблдор задумался. - Возможно, "палочки-сестры" - не очень удачный выбор слов, хотя, я уверен, что это официальное название, принятое среди мастеров палочек. Позвольте мне привести аналогию. Видите ли, когда мужчина встречает женщину, через некоторое время у них может появиться ребенок.
   Амелия и Гарри с трепетом посмотрели на директора, гадая, что же за лекция может иметь подобное начало.
   - И если у них рождается второй ребенок, он обычно отличается от первого. Черты лица, рост, цвет глаз и так далее. Даже пол может отличаться. Но почему? Источник генов одинаков в обоих случаях. Так почему же тогда два экземпляра одних и тех же генов из одного и того же источника в результате дает двух разных детей? Это обычное явление, но если вы не знаете причину, оно заставляет задуматься.
   - Насколько я знаю, маглы проводили глубокое изучение процесса, - заметила Амелия. - Но думаю, что понимаю, к чему вы ведете. Ведь иногда дети все же являются физически одинаковыми. Нечасто, но идентичные близнецы встречаются. И, аналогично, иногда ядра палочек являются не просто сестрами, но близнецами.
   - Именно так, - с улыбкой подтвердил Дамблдор. - Поэтому, возможно, следует называть палочки, способные вызвать Приори Инкантатем, иначе. К сожалению, как я уже говорил, мастера именуют их именно сестрами.
   Амелия задумалась о тактических последствиях этой информации. Было бы легко узнать у Олливандера о ядрах палочек известных Пожирателей Смерти; он почему-то всегда помнил о таких вещах. Однако найти два идентичных ядра все равно будет сложно. Хотя...
   - Фоукс может дать еще два пера? Или возможно третье идентичное перо? Еще одна палочка, способная обезвредить Волан-де-Морта, была бы чрезвычайно полезна.
   Фоукс пропел печальную трель.
   - Ну, стоило попытаться, - вдохнула Амелия. - Все же это не просто воскрешение Волан-де-Морта, там были названы имена нескольких Пожирателей. Хотя, должна признать, я узнала не все.
   Конечно! Гарри с досадой ударил себя по лбу.
   - Тем, кто совершил ритуал, был Питер Петтигрю! Я могу показать вам еще одно воспоминание, доказывающее, что Сириус невиновен! И если у вас есть сыворотка правды, мы могли бы...
   - Гарри, - перебил его Дамблдор. - Пожалуйста, помни, что приказ произвести Поцелуй дементора на Сириуса Блэка все еще в силе. Если мадам Боунс как-то узнает о его местоположении, то она будет обязана следовать постановлению Министерства.
   Стоп... это... он даже не пытается скрывать?
   Амелия требовательно посмотрела на Дамблдора.
   - Это правда?
   - Гарри пытался убедить министра Фаджа в этом еще когда Сириуса поймали в школе, но безуспешно, - кивнул старик. - Возможно, вы готовы взглянуть на это менее предвзято?
   - Хорошо, если Гарри готов, мы можем посмотреть его память позже. Сейчас я бы хотела получить разъяснения, почему Волан-де-Морт чувствовал необходимость физически прикоснуться к нему? Я слышала его слова, но подробности не помешают.
   - Ах, да, - заговорил Гарри. - Я думаю, он хотел убедиться в том, что может обойти кровную защиту моей матери.
   - Ясно. Вы знаете специфику этой защиты? Возможно ли ее воспроизвести и наложить на кого-то еще? Я сомневаюсь, что Волан-де-Морт сможет легко сделать еще одно тело, чтобы опять свести защиту на нет.
   - Не знаю. Я знаю только, что именно из-за нее я пережил смертельное проклятие, когда был ребенком. И она защитила меня на первом курсе, когда Волан-де-Морт прикоснулся ко мне.
   - Первый курс? - Амелия нахмурилась.
   - Да. На первом курсе он вселился в профессора Квиррела и когда прикоснулся ко мне, то просто сгорел.
   Амелия недоуменно посмотрела на Гарри. Потом уставилась на Дамблдора.
   - Объяснитесь. Немедленно.
  

* * *

  
Сакура заканчивала утренний комплекс физических и магических упражнений в компании своей семьи.
   Восемь лет назад, после уничтожения Зокена Мато, Сакура присоединилась к магическим тренировкам Рин и Широ. Однако, учитывая образ жизни, который собирался вести Широ, каждый близкий ему человек должен обладать боевыми навыками в дополнение к уровню магического мастерства, что требовала Рин от коллег-магов. Несмотря на то, что Райдер осталась с ней, Сакура не хотела быть беспомощной в смертельно опасной ситуации, поэтому она занялась и боевой подготовкой.
   Завершив занятие восстановительной дыхательной гимнастикой, Сакура вышла из спортивного зала, который был оборудован в одной из лишних спален. Рин и Сейбер заняли ванную, а Широ уже готовил завтрак. Сакура начала очищать стол от различных учебников и конспектов. Ее глаза задержались на листе, где Рин вывела задачи, которые они вчера решили поставить перед каждым членом группы.
   Райдер: колдовской бой (практика), Боги/Эпоха Богов.
   Сейбер: колдовской бой (практика), законы волшебного мира.
   Широ: трансфигурация, зелья, создание Мистических знаков.
   Сакура: чары, барьеры, целительство.
   Рин: все вышеперечисленное, творение заклинаний.
   Список отражал таланты каждого из них. Хотя Райдер и Сейбер не способны колдовать, они могли помочь в исследованиях, просто изучая книги и передавая важную информацию троице магов, одновременно подбирая тактики противодействия обнаруженным Мистериям. Прожив вместе столько лет, они все успели досконально изучить боевые стили друг друга.
   Рин же должна была свести воедино все найденное другими и отыскать способ для трех магов использовать волшебство этого мира. Все в группе признавали ее гениальность, так что никто не сомневался, что она справится с такой сложной задачей.
   За бортом исследований оставалось несколько тем, изучаемых в Хогвартсе. Местная астрономия была бесполезна, так как не учитывала инопланетян. По травологии и УЗМС, скорее всего, будет достаточно соответствующих энциклопедий. Прорицание, судя по описанию, было слишком расплывчато и неточно; только Широ проявил интерес к предмету. Магический аспект арифмантики рассматривался в чарах и трансфигурации, а немагический едва дотягивал до тригонометрии. Руны в этом измерении, по всей видимости, не обладали никакой практической ценностью за пределами шифрования и переводов старинных книг. Основы рунической магии, что за эти годы выучила Рин (и научила Сакуру), станут полной неожиданностью для местных заклинателей.
   Закончив уборку, Сакура стала сервировать стол при содействии Райдер. Широ уже накладывал три порции - так как у них вскоре начинается рабочая смена, они не будут ждать остальных.
  

* * *

   Когда воспоминания Гарри об эпопее с философским камнем закончились, трое магов вновь отошли от Омута памяти. В отличие от мрачного настроения, что принесли воспоминания о кладбище, на этот раз Амелия пребывала в еле сдерживаемой ярости.
   - Дамблдор, почему никто не был оповещен об этом? - прошипела она.
   - Это вызвало бы излишнее давление на Гарри, - спокойно ответил директор.
   - Излишнее давление? И это ваше оправдание?! - возмутилась Боунс.
   Дамблдор поднял копию "Ежедневного пророка".
   - У нас был только труп и рассказ Гарри. Сейчас, в общих чертах, у нас то же самое - и вот результат, - сказал он и показал главную страницу газеты.
   Мальчик, Который Лжет? - Рита Скитер.
   - В конце первого года дух Волан-де-Морта исчез. И хотя была вероятность его возвращения - в конце концов, он уже попытался один раз, - после смерти Квиррелла не осталось никаких неопровержимых улик. Поэтому я пришел к выводу, что без доказательств нам никто не поверит. Учитывая нынешнюю реакцию Фаджа, я убежден, что поступил правильно. Эта статья - не самая худшая из напечатанных, но, возможно, нам стоит радоваться, что мисс Скитер больше на эту тему ничего не писала.
   Амелия прикрыла глаза и раздраженно потерла переносицу. Она было обязана следовать закону, но все же ей были понятны причины, по которым Дамблдор не сообщил об инциденте.
   - Разница между той ситуацией и этой в том, что теперь Волан-де-Морт вернулся, и поэтому я стараюсь известить людей об этом. Впрочем, Фадж отказывается даже смотреть эту память, так что я стараюсь скрытно сделать это в обход его.
   - Почему скрытно? - спросил Гарри.
   Директор взглянул на мальчика поверх очков.
   - Политика. Если люди услышат, что я показываю твою память всем без разбора, то авторитетные фигуры в Министерстве, вроде Люциуса Малфоя, смогут обвинить нас в клевете. Это не только подорвет доверие к моим словам, но и позволит привлечь нас к уголовной ответственности.
   - Но ведь у нас есть доказательства, - Гарри указал в сторону Омута.
   - Суды не учитывают воспоминания из Омута памяти в качестве доказательств. Их статус аналогичен показаниям, данным под сывороткой правды... - Дамблдор ненадолго умолк, после чего посмотрел на Амелию. - Мадам Боунс, пожалуйста, просветите Гарри по этому вопросу. Думаю, ваш ответ будет полнее, чем мой.
   Амелия решила воспользоваться этой просьбой, чтобы отвлечься и успокоиться.
   - Воспоминания, полученные через Омут памяти, и ответы, данные под действием сыворотки правды, могут быть подделаны. Человек, способный создать сильную ментальную защиту, в состоянии сделать ложные воспоминания и преодолеть действие сыворотки. Использование любого из этих методов в суде может стать опасным прецедентом.
   - Но разве они не могут использоваться как дополнительные свидетельства? - спросил Гарри.
   - При проведении расследования для этих целей используются сыворотка правды, но Омуты памяти - чрезвычайно редкие артефакты. Министерство владеет лишь одним, и невыразимцы очень не любят расставаться с ним. К тому же, суды не используют эти средства по весьма веской причине, - ответила Амелия. - Например, вы слышали о суде над Люциусом Малфоем в конце прошлой войны?
   - Вы имеете в виду, где он лгал, что был под Империусом, и подкупил суд?
   Амелия невыразительно глянула на мальчика.
   - Я думаю, у вас нет права делать такие резкие заявления, мистер Поттер. Теперь представьте, как все могло повернуться, если бы он принял сыворотку правды и успешно преодолел ее действие.
   - Ему бы верили все, - подумав, ответил Гарри.
   - Верно, в этом случае его позиция была бы намного боле прочной, чем нынешняя, - подтвердила Амелия. - Честно говоря, мистер Поттер, многие волшебники и ведьмы считают, что сыворотка должна применяться в судах. Тем не менее, хотя это позволило бы ускорить делопроизводство и повысить общую эффективность, такой подход даст людям с достаточно сильной волей возможность избежать наказания. То же самое с воспоминаниями из Омута памяти.
   Гарри понимающе кивнул. Он уже начал осознавать, сколько проблем стояло на его пути, хотя он просто хотел сказать людям правду о Волан-де-Морте.
   - Спасибо, мадам Боунс, - с улыбкой сказал директор. - Если вы когда-нибудь решите покинуть свою должности, я был бы рад видеть вас на месте профессора ЗОТИ.
   - Не пытайтесь подлизаться ко мне, Дамблдор, - огрызнулась Амелия. - К сокрытию смерти нельзя относиться легкомысленно, несмотря на обстоятельства. Вам может казаться это оправданным, учитывая сегодняшние события, но с моей точки зрения вы просто нагло проигнорировали закон. И нам еще предстоит поговорить об этом, но позже.
   Дамблдор устало кивнул.
   - Итак, вернемся к моему изначальному вопросу, - сказала мадам Боунс. - Я понимаю, что шанс невелик, но есть ли способ дублировать кровную защиту мистера Поттера?
   - Нет, по двум причинам. Первая - кто-то должен будет принести свою жизнь в жертву. Вторая - никто не знает, что именно Лили Поттер сделала в тот вечер, - ответил Дамблдор.
   Мадам Боунс задавала вопросы еще несколько часов, и нужно признать, что многие из них выбивали Гарри из колеи. С другой стороны, он, наконец, чувствовал хоть какой-то прогресс в решении своих проблем. Учитывая беспросветность своей жизни в последние месяцы, Гарри был рад даже такому незначительному сдвигу.
  

* * *

   В обеденный час Гермиона сидела за столиком в "Дырявом котле" и листала свои заметки из учебника по древним рунам. Гарри встречался с директором, а Рона привлекли к большой уборке в "Норе". Несмотря на то, что осталась одна, Гермиона все равно провела день на Гриммо, 12, тратя время на подготовку к СОВ под руководством Сириуса и Римуса. Так как ее родители все равно были заняты до вечера, она решила провести день в компании волшебников.
   Впрочем, сегодня Гермиона решила прервать работу на час раньше, чтобы побаловать себя новым меню "Дырявого котла". Она попробовала кое-что с утра, когда пользовалась камином паба, и теперь вернулась для полноценного обеда.
   Если Рон когда-нибудь узнает, что она прервала занятия, чтобы поесть, он будет подкалывать ее всю оставшуюся жизнь.
   Гермиона так увлеклась работой, что не замечала официантку до тех пор, пока тарелка с лапшой сабо не оказалась перед ней. Гермиона подняла глаза и пораженно уставилась на девушку рядом со столом.
   - Мерлин, ваши волосы великолепны!
   - Спасибо, - с улыбкой ответила официантка.
   - Ой, прошу прощения. Это было грубо с моей стороны, - смущенно извинилась Гермиона. - Я просто никогда раньше не видела натуральных фиолетовых волос.
   - Ах, они не натуральные, - уточнила девушка, разглядывая руны, которыми был исписан пергамент перед школьницей. - Это результат магического явления.
   - Понятно, - сказала Гермиона. - Спасибо за еду.
   - Угощайтесь. Прошу прощения, что помешала вашей работе.
   - Ах, не волнуйтесь. Я просто перевожу отрывок текста в руны. Это хорошая тренировка перед СОВ.
   - СОВ?
   - Стандарты Обучения Волшебству, - ответила Гермиона. Видя растерянность официантки, она пояснила: - Стандартные тесты для учеников пятого курса в Хогвартсе.
   - Ах, понятно. Прошу простить мое невежество, я иностранка и совсем недавно в Англии, - она снова посмотрела на пергамент с рунами. - Если не секрет, что вы переводите?
   - Это отрывок из Беовульфа.
   Девушка нахмурилась и опять взглянула на руны, затем подняла взгляд на Гермиону.
   - Вы делаете это в скандинавском варианте старшего Футарк? Или вы пользуетесь континентальной системой?
   Гермиона застыла. Это было что-то... чего она никогда не уточняла.
   - Хм, скандинавский вариант?
   Официантка начертила в воздухе указательным пальцем руну хагалаз, светящуюся сине-белым светом. Соединяющая линия между двумя параллельными вместо того, чтобы быть прямой горизонтальной, шла с наклоном слева направо.
   - Скандинавский вариант пишется с одной соединяющей наклонной линией, - пояснила девушка. Затем она добавила еще одну наклонную линию. - В континентальном варианте используется двойная связь. Я подумала, что вам, возможно лучше использовать скандинавское написание, так как история о Беовульфе происходит из того региона.
   Гермиона смотрела на застывшую в воздухе руну, которая словно пульсировала силой, только и ждущей, чтобы ее выпустили на волю. Она никогда не видела ничего подобного. И официантка сделала это без палочки! Со времен поступления в Хогвартс Гермиона видела множество чудес, но эта руна, излучающая холод...
   - Кроме того, - продолжила официантка. - Оригинал Беовульфа был написан в более поздней англо-фризский Футарк, а не старший Футарк. Кажется немного странным, что вы переводите "обратно" в руническую систему, которая не имеет отношения к изначальному тексту. Хотя, реальная история Беовульфа происходила в шестом веке при правлении короля Хротгара, и в то время старший Футарк все еще был в ходу. Вы явно используете старший Футарк и, значит, не ограничены коннотациями англо-фризского варианта. Что же касается хагалаз, вариант с двумя связями появился в седьмом веке и относится к англо-фризской рунической системе. До этого руна обладала только одной связью.
   Гермиона вышла из ошеломленного транса и перевела взгляд со странной волшебной руны на удивительно образованную официантку.
   - Простите, нас никогда не учили, что в Скандинавии был другой вариант старшего Футарка. Я предполагала, что это просто вариации написания, - она начала быстро строчить пометки на краю пергамента. - Есть ли какие-то другие руны с вариациями? И то, что вы сделали с руной... это ведь не просто рисунок, не так ли? Я чувствую, как от нее исходит магия. Она что-то делает? Как вы нарисовали ее без палочки?
   Официантка улыбнулась... лукаво? После чего коснулась руны, заставив ее развеяться, вызвав легкий порыв холодного воздуха.
   - Ах, извините. Похоже, я отвлекла вас от трапезы. Пожалуйста, наслаждайтесь едой! - весело сказала она и быстро удалилась.
   - Подождите. Подождите! Ух... - Гермиона была уверена, официантка сделала это нарочно! Девушка пообещала себе вытянуть из нее больше ответов, когда та вернется.
  

* * *

   После подробного допроса в течение нескольких часов и просмотра событий в конце третьего курса, мадам Боунс в конце концов потеряла запал.
   - Ну, полагаю, после столь информативной дискуссии нам всем есть, о чем подумать, - заявил Дамблдор
   - И правда, - нейтрально ответила Амелия, глядя на директора с недобрым прищуром. - Однако, судя по выражению вашего лица, вы хотите поделиться с нами чем-то еще.
   - Да, вы правы, - подтвердил он и посмотрел на парня. - Гарри, в конце своего первого курса ты спрашивал, почему Волан-де-Морт вообще интересовался тобой.
   Мальчик кивнул. Интересовался - это еще мягко сказано.
   - В тот раз я промолчал, так как считал, что тебе не нужно взваливать на себя это бремя в таком юном возрасте, - Дамблдор печально вздохнул. - Но его возвращение все меняет, а ты продемонстрировал способность переносить... тяжелые ситуации.
   Дамблдор отвлекся, чтобы допить свой чай, а слушатели терпеливо ждали продолжения.
   - Незадолго до твоего рождения появилось пророчество. "Грядет тот, у кого хватит могущества победить Темного Лорда... рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, на исходе седьмого месяца". И Волан-де-Морт узнал о нем.
   - Что?! - воскликнули в один голос Амелия и Гарри.
   - И да, это пророчество относится к тебе.
   - Но... что... я... - запинаясь, старался что-то сказать мальчик. - Что?!
   - Мне очень жаль, Гарри, - искренне сказал Дамблдор.
   - Жаль? Жаль?!
   Дамблдор и Амелия почувствовали гул магии, собравшейся вокруг подростка. Чайный сервиз на столе покрылся трещинами, а несколько приборов на полках стали дрожать, жужжать и дергаться.
   - Какого черта это значит?!
   Из приборов повалил дым и полетели искры. Незащищенные документы и книги закружились по комнате.
   - Я должен убить Волан-де-Морта?
   - Но ведь это уже произошло.
   Документы упали на пол, а приборы начали затихать. Дамблдор и Гарри повернулись к Амелии. Гарри замер, пытаясь понять, о чем она говорила.
   - Четырнадцать лет назад Волан-де-Морт был побежден, хотя и временно, - невозмутимо продолжила женщина. - Значит ли это, что пророчество исполнено?
   - Я тоже так думал после той ночи, - невесело произнес Дамблдор. - Но когда я проверил зал пророчеств, оказалось, что шар все еще активен. И есть кое-что еще.
   - Еще? - повторил Гарри, устало падая в кресло.
   - Да. Это только первая часть пророчества.
   Мальчик с интересом ждал продолжения, гадая, какие еще подлянки может подкинуть ему судьба.
   - Гарри, я считаю, что нам следует подождать, прежде чем ты узнаешь остальное, - добавил Дамблдор.
   - Почему? - потребовал ответа мальчик.
   Дамблдор поднял руки в знак мира.
   - Позволь объяснить. Прошу доверься мне; позже я расскажу тебе все. В свою защиту скажу, что Волан-де-Морт знает только то, что я только что сказал. И он наверняка жаждет получить полный текст после того, как ты вновь ушел из его рук.
   - Так, вы хотите, чтобы я все держал в секрете? - спросил Гарри, думая о своих друзьях и Сириусе.
   - Да, я бы хотел, но это решение останется за тобой. Основная причина моего молчания в том, что я думаю, что Волан-де-Морт может найти способ получить от тебя эту информацию.
   Гарри растерянно нахмурился.
   - Вы считаете, что он может напоить меня сывороткой правды вместо того, чтобы просто убить?
   - Легилименция, - проговорила Амелия. Гарри повернулся к ней с вопросом во взгляде. - Искусство чтения мыслей, - пояснила она.
   - Именно. Ранее мы говорили о психической защите, с помощью которой можно преодолеть действие сыворотки. Эта методика называется окклюменция, она же используется для защиты от внешних ментальных атак. Я бы хотел, чтобы ты научился окклюменции прежде, чем узнать все. Волан-де-Морт может иметь шпионов, где угодно; Крауч-младший и Петтигрю хорошо это продемонстрировали. Хотя легилименция - не особо распространенная практика, но у него на службе точно есть люди, готовые без зазрений совести взломать чужие разумы.
   Гарри совершенно не знал, что должен чувствовать и о чем думать. День был богат на хорошие новости, но это все равно изматывало, а к тому же ему рассказали о чертовом пророчестве, которое привязывало его к Волан-де-Морту, и, словно этого было мало, теперь ему сообщают, что есть способ читать мысли. Что дальше? Одержимость призраком? Ой, нет, с Джинни это случилось еще на втором курсе.
   Нет, правда, может ли быть хуже?
   - Я попрошу профессора Снейпа научить тебя окклюменции.
   Чёрт.
  

* * *

   - Надеюсь, вы наслаждались обедом, - мягко сказала официантка, убирая посуду.
   - Это было восхитительно, - ответила Гермиона и неуверенно умолкла. Хотя она уже обещала себе забросать девушку вопросами, но за время трапезы ее решительный настрой снизился. С одной стороны, она понимала, что просто не может так нагло требовать от другой ведьмы рассказать ей про свою магию. С другой, упустить шанс узнать что-то новое полностью противоречило ее образу жизни.
   - Вы хотите что-то еще? - спросила официантка с понимающей улыбкой.
   Если вежливо спросить - это же будет вежливо, да? Пофигу, что она оправдывается сама перед собой тавтологией; новые знания прямо здесь!
   - Та руна в воздухе...
   - Хм?
   - Это был не просто рисунок, верно?
   - Возможно, - с озорной улыбкой ответила девушка.
   Гермиона смущенно замолчала, не зная, что делать дальше. Эту ведьму явно забавляла ситуация, и Гермиона сильно сомневалась, что поток вопросов поможет ей что-либо узнать. Возможно, обильные чаевые смогут подкупить ее?
   Официантка решила не дожидаться продолжения и приняла решение за гриффиндорку. Вынув из фартука салфетку, она положила ее на стол и пальцем вывела на ней руну соулу. На этот раз рисунок переливался желто-оранжевым светом. Через две секунды вся салфетка излучала нежно-желтый свет. То, что какой-то предмет заставили светиться, было не особо удивительно. То же самое можно было сделать чарами, трансфигурацией и даже зельем. Однако здесь использовалась руна, а такое Гермионе было совершенно незнакомо.
   Далее официантка перевернула салфетку и нарисовала еще одну соулу, на этот раз красную. И, наверное, с более острыми углами? Девушка убрала руку от салфетки, и вскоре та вспыхнула.
   Гермиона задумчиво нахмурилась. Одна и та же руна может обладать разными свойствами? Соулу символизирует солнце, поэтому свечение понятно. Изменение цвета позволило создать огонь? Или это была комбинация цвета и наклона линий? Возможно, она чего-то не заметила? Местоположение на объекте? Длина и толщина линий? Это делается без слов или ведьма применила невербальное заклинание?
   Но самое главное, почему она никогда не видела ничего подобного и даже не читала об этом? В Хогвартсе руны учили только для расшифровки древних текстов, так как многие рукописи были написаны еще до английского алфавита: старые книги заклинаний, литература, учебные пособия и законы. Но, насколько она знала, сами по себе руны не обладали магическими свойствами.
   Гермиона посмотрела на мягко улыбающуюся официантку.
   - Как? - спросила она.
   - Магия обладает многими формами, - уклончиво ответила девушка с фиолетовыми волосами.
  

* * *

   - Я так понимаю, вы восстановили свой милый клуб? - спросила Амелия Боунс.
   Гарри пропустил часть беседы мимо ушей, кипятясь из-за своего предстоящего дополнительного ученичества у Снейпа. Он смутно помнил, как разрешал директору рассказать все пророчество мадам Боунс, так как она уже знала окклюменцию. Однако тон, которым Амелия произнесла последнюю фразу, вырвал его из невеселых дум. Она сказала это небрежно, но мальчик заметил стальные нотки в ее голосе.
   И заминка Дамблдора подтверждала, что тут что-то не так.
   - С текущей позицией Министерства было бы сложно получить там помощь для борьбы с Волан-де-Мортом, - осторожно ответил он.
   - Как дипломатично, - сухо произнесла Амелия.
   Глаза Гарри растеряно заметались между двумя грозными фигурами; мальчик гадал об источнике напряжения. Он никогда не видел Дамблдора таким смущенным, и в то же время поведение мадам Боунс в отношении директора Хогвартса был уникальным. Большинство известных Гарри людей уважало старого волшебника и принимало его главенство без вопросов. Преподаватели иногда спорили с ним, но непременно принимали его решения. Те же, кто выступал против, вели себя по-разному. Волан-де-Морт демонстрировал насмешливое снисхождение, Люциус Малфой окатывал аристократическим презрением, Фадж... ну, Фадж был идиотом, так что он не имеет значения. Но Амелия Боунс смотрела на старика, как на равного, и обладала собственным мнением обо всем; что-то совпадало с позицией директора, что-то нет, главное - она совершенно не обращала внимания на его авторитет.
   - Амелия... - начал Дамблдор. - Эдгар...
   - Так на этот раз вы намерены отправлять на смерть несовершеннолетних?
   Дамблдор устало вздохнул.
   - Если я дам вам слово не принимать несовершеннолетних волшебников в Орден, это вас успокоит?
   Амелия внимательно посмотрела на Дамблдора, но промолчала. Гарри почувствовал, что ситуация быстро накаляется, и решил попробовать разрядить обстановку, заодно утолив свое любопытство.
   - Орден? - спросил он. Взрослые обратили внимание на мальчика. Оказавшись под двумя тяжелыми взглядами, он понял, что зря влез в противостояние этих грозных людей.
   - Орден Феникса, - после минутной паузы заговорил Дамблдор. - Видишь ли, у того, что весь волшебный мир боится произносить имя Волан-де-Морта, есть веская причина. Не будет преувеличением, если я скажу, что каждый, кто смел идти против него, был убит. Многие авроры, работники Министерства, простые волшебники и ведьмы, нашедшие в себе силы противостоять Пожирателям смерти. В это тяжелое время я решил, что необходимо собрать союзников, чтобы дать отпор.
   - И так возникла группа линчевателей под названием Орден Феникса, - перебила его Амелия. - С собственными шпионами в Министерстве и среди последователей Волан-де-Морта. Эта группа решила действовать самостоятельно и стала третьей стороной в войне.
   - Ну... можно и так сказать, - признал Дамблдор.
   Гарри задумчиво нахмурился.
   - Мои родители тоже входили в Орден, да?
   - Да, это так. И я бы предпочел не разглашать личности остальных членов, в конце концов, быть известным врагом Волан-де-Морта не совсем безопасно.
   - Сириус и Петтигрю тоже были в Ордене? - спросил мальчик, услышав последние слова директора.
   - Ну, полагаю, эти знания никому не повредят, так что да, ты прав. Хотя, конечно, Питер больше не является членом Ордена, - ответил Дамблдор, поглаживая бороду.
   - Но если Питер был в нем, это означает, что Волан-де-Морт уже знает об Ордене все, что ему нужно, - заметил Гарри.
   Рука Дамблдора замерла на середине бороды. Амелия хмыкнула и по-новому взглянула на мальчика.
   - Гарри, пожалуйста, сделай мне одолжение и не упоминай эту часть разговора при мисс Грейнджер. Это печалит меня, но, похоже, я только что подтвердил ее утверждение, что у волшебников нет "ни грамма логики", - в конце концов, сказал Дамблдор. - И мне надо бы напомнить нынешнему составу Ордена о постоянной бдительности.
   - Полагаю, вы вызвали Аластора с пенсии, - скорее заявила, чем поинтересовалась Амелия.
   - Да, вы правы. Хотя, я хотел бы оставить тайное тайным, но не собираюсь оскорблять ваш ум отрицанием очевидного. Простите, если я разрушил любые попытки привлечь его обратно в аврорат.
   - Подождите, - протараторил Гарри. Его мысли понеслись вскачь. - Вы имеете в виду профессора Грюма? Настоящего?
   - Да, Гарри. То, что Краучу удавалось дурачить меня так долго, будет моим вечным позором.
   - Э-э... да. Я хотел спросить, по-настоящему ли он согласился быть профессором или это сразу был Крауч под оборотным?
   Дамблдор с любопытством посмотрел на мальчика.
   - В прошлом году именно Аластор согласился принять место профессора ЗОТИ. Крауч... вмешался уже после его согласия. Но теперь, когда Волан-де-Морт вернулся, Аластор не хочет быть связанным делами в Хогвартсе, поэтому он не будет учить в этом году, если это то, что ты хочешь знать.
   - Нет-нет. Но если он и правда согласился учить, возможно, он мог бы преподать мне окклюменцию? - с надеждой спросил Гарри.
   - Боюсь, что твоя просьба будет неуместна. Хотя Аластор Грюм, конечно, знает окклюменцию, но он еще не полностью оправился от пережитого. Заключение в столь ограниченном пространстве может быть очень травматичным.
   Гарри недоверчиво посмотрел на директора и нахмурился.
   - Я знаю, - раздраженно буркнул он.
   -С моей стороны это был неудачный выбор слов. Приношу извинения.
   - Кажется, я упустила некий контекст, - перебила их Амелия.
   Дамблдор задержал взгляд на Гарри, прежде чем посмотреть на Амелию.
   - Это кое-что личное.
   Мадам Боунс сощурилась. Нельзя просто так отмахнуться от директора Отдела магического правопорядка.
   Дамблдор прокашлялся, стараясь скрыть смущение.
   - Кажется, мы отклонились от темы. Вернемся к твоей просьбе, Гарри; я не думаю, что Аластор на данный момент будет готов сделать это.
  

* * *

   18 июля 1995 года, вторник.
   Волшебный мир.
   - Грюм! - удивленно воскликнул Сириус, глядя на фигуру, выбравшуюся из камина.
   - Блэк, - кивнул ему седой аврор. Его нормальный глаз быстро прошелся по всей комнате, в то время как волшебный развернулся внутрь черепа.
   - Что ты тут делаешь? - спросил Сириус. Хотя Дамблдор уже попросил его позволить использовать дом на Гриммо, 12, как штаб-квартиру Ордена, здесь еще не было ни одного собрания. На самом деле, единственная на данный момент встреча восстановленного Ордена Феникса прошла пару недель назад в Хогвартсе.
   - Пришел учить Поттера окклюменции.
   - Но я думал, что его будет учить Снейп. Конечно, я совсем не жалуюсь на замену, но все же.
   Аластор фыркнул.
   - Будто я позволю этому Пожирателю смерти лазить в голове Мальчика-Который-Выжил. "Бывший", тоже мне. Уж не знаю, что творится у Альбуса в голове...
   Хлоп.
   - Почтенный гость, позвольте мне-аааааааааа!.. - взвыл Добби как только сообразил, что ему между глаз утыкается палочка. Его руки взметнулись вверх во всемирно известном знаке капитуляции, а поднос с чайным сервизом полетел на пол.
   - Блин, Грюм, перестань пугать эльфа!
   Прежде чем Аластор успел ответить, Добби упал на колени и стал биться головой об пол, приговаривая:
   - Плохой Добби, плохой Добби! Добби должен быть наказан за беспорядок!
   Аластор резко развернулся, уворачиваясь от связывающего заклинания, летящего в него от входа в соседнюю комнату, после чего ему пришлось блокировать оглушающее и только тогда бросить собственное Инкарцеро в ответ.
   Выбежавший в коридор Гарри ловко отразил летящее в него заклинание.
   - Что ты сделал с Добби?! - рявкнул он, указывая палочкой на старика.
   - Ничего я не делал! - рыкнул в ответ Грюм. - Ты всегда бросаешь заклятия, прежде чем задавать вопрос?
   - Ты держал его на прицеле!
   - Он удивил меня, поэтому я посчитал его угрозой!
   - Он бьется головой об пол. В каком месте это угроза?
   - Он аппарировал рядом со мной! Эльфы так не делают.
   - Добби плохой эльф! - снова завыл Добби.
   - Добби прекрати наказывать себя!
   - Заткнитесь! - заорал портрет старухи - матери Сириуса. - С меня достаточно и того, что предатели крови и грязнокровки оскверняют своим присутствием мой дом, а теперь я еще должна страдать от этого адского шума?! И за что на меня свалилась эта галдящая толпа плебеев?!..
   - Ты жалуешься на то, что мы шумим? - недоверчиво спросил Сириус.
   - Добби очень жаль, великий Гарри Поттер, сэр! - со слезами на глазах пропищал эльф.
   - Гарри, как пройти... - Гермиона умолкла, когда увидела, что палочка парня указывает на Грюма. Она быстро достала собственную палочку и присоединилась к нему. - Оборотное? Метаморфизм? Иллюзия? - девушка начала вслух перечислять то, что могло привести к такому положению. - Конфундус? Империус? Искусственное тело, сделанное из кости отца и крови врага?
   Все, включая портрет Вальбурги Блэк, хмуро покосились на нее.
   - Ладно, хватит, успокаиваемся, - объявил Сириус. - Опустите свои палочки, тут все друзья. Ну, кроме мамы.
   Никто не шелохнулся.
   Устало вздохнув, он начал пересказывать последовательность событий с момента прибытия Грюма.
  

* * *

   28 июля 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
   - Нам нужно найти место для постоянного проживания, - заявила Рин. - Работая в "Дырявом котле", Сакура и Широ не могут покрыть все расходы на жизнь, и если мы останемся тут, в конце концов у нас закончатся средства. К тому же, нам очень нужно найти кого-то, готового поделиться своими записями о местном чародействе.
   - Иронично слышать последнюю часть из уст мага, - отметила Райдер.
   - Мы не ищем мощные Мистерии... пока. Сейчас нам нужны просто базовые знания о местной магии, чуть более того, что можно найти в общедоступных книгах. Хотя мы способны дублировать многие эффекты, заклинатели этого мира явно используют иные методы для достижения таких же результатов... И все же на данный момент меня больше беспокоит логистика. Если мы хотим нормально жить здесь в течение многих лет, нам не только нужен приличный доход, но и подходящее место под мастерские.
   - Мы должны оставаться в волшебном сообществе? - задумчиво произнес Широ.
   - Да, - без колебаний ответила Рин. - Так будет меньше шансов раскрыть чародейство немагическому населению - в конце концов, нам предстоит много экспериментов, а они всегда опасны, - и такое положение позволит легче наблюдать за местными заклинателями.
   - Чисто магическими районами, насколько я знаю, являются только Косой переулок и Хогсмид, - сказала Сейбер. - И из этих двух мест я бы предпочла остаться в первом, чтобы у нас был легкий доступ к Лондону на случай, если нам понадобятся немагические ресурсы, - после трех недель наблюдений им было понятно, что магическое общество этого мира было очень сильно оторвано от нормального.
   - На самом деле, Хогсмид может подойти лучше, - возразила Сакура. - Рядом с деревней находится Хогвартс, и у меня есть идея, как нам все сделать с наибольшей выгодой. Хотя, в этом случае всем нам придется блефовать, так как это местные связаны с Эпохой Богов, а не мы.
  

* * *

   - Минерва, - лицо Дамблдора появилось в камине.
   - Что, Альбус? - ответила МакГонагалл, сидевшая в кресле с чашкой чая в руках.
   - Пожалуйста, поднимитесь ко мне на пару минут, я только что получил весьма странную сову.
   Допив чай, профессор трансфигурации встала и накинула мантию.
   - Хогвартс, кабинет директора, - четко проговорила она, войдя в камин, предварительно бросив туда шепотку летучего пороха. Попав в покои директора, МакГонагалл наткнулась на весьма странное зрелище.
   Дамблдор, наклонившись, внимательно рассматривал небольшую сову, тыкая в нее палочкой. Птица уворачивалась от этого непотребства и пыталась укусить надоедливую деревяшку.
   И почему подобные случаи все еще удивляют ее?..
   Подойдя ближе к столу, женщина поняла, что сова была искусственной. Надев очки, Минерва посмотрела на вещь внимательнее.
   - Анимированный камень. Объект пол внутри для увеличения общего объема, но масса изначального предмета осталась неизменна. Двигательные возможности не кажутся столь значительными, как в случае применения Пиертотум Локомотор. Уровень трансфигурации выше, чем СОВ. Высокое внимание к деталям, но ничего удивительного по нашим с тобой стандартам.
   Дамблдор отстал от совы и повернулся к своему заму, безумно сверкая глазами.
   - У вас есть другие комментарии по поводу этой работы?
   Устало выдохнув в ответ на плохо завуалированное "Я знаю что-то, чего вы не знаете", МакГонагалл направила свою палочку на сову.
   - Специалис Ревелио, - произнесла она и нахмурилась, воспринимая поступающую от чар информацию. - Это было создано из топаза. Но я не могу понять, что за заклинание для этого использовали, - она помолчала, воспринимая больше данных. - Подождите, - произнесла Минерва, разглядывая руны на спине вещи. - Эти руны магические? Отал, Лагуз и Райдо.
   - Наследие, вода и движение. Думаю, они и правда магические, - сказал Дамблдор, удивленно качая головой. - Воистину, чудеса волшебства необъятны. Я интерпретирую это так: сова связана с создателем магической связью - "наследие". Оно должно путешествовать, поэтому "движение". А "вода" символизирует жизнь, в данном случае жизнь волшебника.
   - Сова пронизана жизненной силой создателя? - отстраненно уточнила Минерва. Часть ее разума все еще была зациклена на магических рунах.
   - Не совсем. Я предполагаю, что эта магия схожа с магическими портретами.
   - Конечно, это... куда более продвинуто, чем я изначально думала. Насколько "схожа"? Значит ли это, что в объекте есть полная копия личности создателя?
   - Думаю, что нет. Хотя, будь это так, последствия такого открытия могли быть грандиозны. В любом случае, письмо достаточно хорошо разъясняет ситуацию.
   - Письмо? Что за письмо?
   Весело улыбаясь, Дамблдор передал письмо своей заместительнице. Взяв лист, МакГонагалл отметила, что это была магловская бумага, а не пергамент.
   Директору школы чародейства и волшебства "Хогвартс", Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору.
   Приветствую!
   Я и мои спутники, путешественники и исследователи, ищем знаний о чуждой нам магии. Так как Хогвартс является крупнейшим образовательным учреждением Британии, он, естественно, привлек наше внимание. Если вы согласны на обмен знаниями, пожалуйста, назначьте удобное для вас время и место.
   Ответ можете дать моему фамильяру. Если вы согласны на встречу, тогда в знак доброй воли можете изучать конструкт до назначенного времени.
   С уважением
   Рин Тосака, маг.
   - Фамильяр? Это фамильяр?! - воскликнула МакГонагалл.
   Сова кивнула.
   - Вы можете понять меня?
   Еще один кивок.
   Профессора переглянулись.
   - Когда вы свободны, Минерва? - спросил Дамблдор, взволновано улыбаясь.
   Профессор трансфигурации повернулась к сове.
   - Завтра, в два часа дня, таверна "Три метлы" в Хогсмиде. Мы забронируем номер.
  

* * *

   - Черт бы тебя побрал, Поттер, ты что, хочешь, чтобы Снейп шлялся к тебе в голову, как к себе домой? - рыкнул Аластор.
   Гарри немного пришел в себя и, уняв головокружение после последнего удара легилименцией, посмотрел на своего учителя.
   - О чем вы говорите?
   - А кто, по-твоему, продолжит заниматься с тобой окклюменцией, когда ты вернешься в Хогвартс?
   Поняв, на что он намекает, Гарри в ужасе уставился на старого аврора. Гермиона и Рон, присоединившиеся к нему на этих занятиях, пораженно разинули рты.
   - Если ты не гений, способный освоить окклюменцию за пару месяцев, то Снейп, - добил его Грюм.
   - Ладно, понятно, но я не имею понятия, что делать, - нахмурившись, сказал Гарри. - Вы просто читаете мои мысли, и я ничего не могу с этим поделать.
   - Все начинается, как случайное волшебство. Ты очищаешь свой разум, и в ответ на атаку легилименцией барьер, в конце концов, должен активироваться. Когда это произойдет, ты сможешь его почувствовать и научиться контролировать благодаря долгой практике. Под практикой я имею в виду многократные удары легилименцией. И именно это Снейп будет делать в Хогвартсе.
   - Так, если это должно произойти само собой, то почему вы вините меня? Я не могу намеренно сделать что-то случайное, - отметил Гарри.
   - Ты очищаешь свой разум перед сном? - хмуро спросил Аластор.
   - Как? Волан-де-Морт вернулся. Фадж ведет себя, как дебил. Прошло два года, а Сириус до сих пор в розыске. Как мне не думать обо всем этом?
   Грюм устало вздохнул и задумался.
   - Что тебя успокаивает? Чтение? Варка зелий? Игра с книзлами?
   - Полет, - без промедления ответил Гарри.
   - Это точно успокаивает? Или радует? - уточнил Аластор.
   - И то, и другое. В зависимости от того, как летать, - подумав, сказал мальчик.
   - Тогда перед сном представляй, что летаешь, для того, чтобы успокоиться, и засыпай только когда твой ум будет спокоен.
  

* * *

   29 июля 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
   Поднявшись по лестнице на второй этаж трактира "Три метлы" с искусственной совой на руках, МакГонагалл постучала в дверь. Прошло уже много лет с тех пор, как она была так взволнована из-за новых магических знаний. Так как у Дамблдора было много дел за пределами Хогвартса, основная часть управления школой оставалась на ней. Из-за этого у нее оставалось очень мало времени на собственные магические изыскания.
   Но это!..
   Было удивительно не то, на что способна эта сова - Минерва была уверена, что сможет повторить все ее характеристики и возможности, если потратит на это некоторое время. Нет, самым поразительным было то, что для сотворения этого конструкта была использована магия, о которой она ничего не знала.
   Хотя, пожалуй, тут она несколько преуменьшает достоинства этого изобретения. Идея внедрения личности в произвольный предмет, а не просто перенос в магическую картину, безусловно, была новаторской. И Минерва поклялась себе, что никогда не будет упоминать об этом в присутствии двух конкретных Уизли - мир был не готов к ордам сов с личностями этих господ. Одна мысль об этом заставляла МакГонагалл дрожать.
   На стук дверь открыла молодая блондинка.
   Величие.
   Профессор трансфигурации даже чуть отступила в сторону. Несмотря на то, что девушка сделала такую безобидную вещь, само ее присутствие давило на окружение.
   - Приветствую. Директор Дамблдор и заместитель директора МакГонагалл, я полагаю, - с долей торжественности произнесла она.
   - Приветствую, - ответил директор. - Да, вы правы, это именно мы.
   - Пожалуйста, присаживайтесь за стол, - сказала она, сделав приглашающий жест.
   Краем сознания Минерва отметила, что этот жест очень похож на тот, которым Почти Безголовый Ник приветствует студентов в общежитиях. Зайдя в комнату вслед за Дамблдором, она увидела других людей вокруг стола с чайным сервизом.
   Молодая брюнетка с азиатскими чертами лица поднялась со своего места. Это действие показало, что она носит излишне короткую юбку. Вслед за ней поднялась другая девушка схожего возраста: у нее были красивые фиолетовые волосы и куда более скромный наряд. Мужчина в красно-черных одеждах, с легким загаром и седыми волосами, уже стоял, когда они вошли. В отличие от девушек, чья одежда была явно магловской, мужчина носил немного странный плащ, в котором не хватало середины.
   - Благодарю за то, что согласились встретиться с нами. Я - Рин Тосака, - представилась брюнетка с милой улыбкой. - Это мои ученики, Сакура Мато и Эмия Широ.
   - Здравствуйте, - Сакура сделала легкий реверанс.
   - Приветствую, - поздоровался Широ.
   Мисс Тосака кивнула в сторону блондинки.
   - И наша спутница, Сейбер, - девушка кивнула. Какое странное имя.
   - Очень приятно, рад встрече с вами, - улыбаясь, сказал Дамблдор. - Давайте присядем. Перво-наперво, позвольте вернуть вашего фамильяра, - МакГонагалл передала конструкт девушке.
   - Благодарю, - девушки последовали примеру профессоров и сели обратно, Сейбер осталась стоять в стороне, а Широ начал разливать чай. - Надеюсь, этот пример чародейства пробудил в вас интерес?
   - Да, это так, - кивнул Дамблдор, подняв чашку. - Вы продемонстрировали магию, находящуюся за пределами наших знаний.
   - Хорошо, тогда мы достигли нашей цели. Ситуация могла стать неловкой, если бы вы знали все представленные нами Мистерии, - в таком случае у нас было бы мало знаний для обмена.
   - Кажется, вы не только используете незнакомую нам магию, но и иную терминологию, - отпив чай, сказала МакГонагалл. - "Маг", "Чародейство" и слово "Мистерия" - это специализированные термины, да?
   - Совершенно верно, - ответила Рин с довольной улыбкой. - Думаю, мне следует разъяснить мою магическую биографию, так как это будет актуально в нашей последующей беседе.
   - Пожалуйста, начинайте, - кивнула Минерва, возвращаясь к чаю.
   - Мое детство прошло в Японии. Для получения мирского образования я посещала обычную школу, а дома начиная с пятилетнего возраста отец учил меня магии.
   МакГонагалл чуть не подавилась чаем.
   - Что?! - воскликнула она. - Это крайне опасно. Не говоря уже о том, что это нарушает закон об ограничении магии несовершеннолетних. Я не знаю, какие в Японии законы, но, конечно, они не могли позволить обучать пятилетних детей!
   - Мы не настолько наивны, чтобы верить в то, что детям не преподают некоторое волшебство на дому, - добавил Дамблдор. - Но должен согласиться, что пять лет - это слишком рано; все же в этом возрасте магия ребенка очень изменчива.
   - Вы правы, в таком возрасте это очень опасно. Я чуть не погибла, открыв проклятую книгу, когда мне было семь, - согласилась Рин. - Но там, откуда я родом, магии начинают учить именно в таком возрасте.
   МакГонагалл недовольно поджала губы.
   - Когда мой отец погиб через некоторое время после эпизода с книгой - уверяю, эти два события не были связаны, - я должна была заняться своим чародейским образованием самостоятельно, и, вскоре я превзошла отца в практике и теории.
   В ответ на это старый волшебник лишь приподнял бровь, а вот ведьма явно старалась сдержать рвущееся наружу возмущение.
   - В то же время я продолжала свое обучение в мирской школе, - продолжила Рин. - Эта двойная жизнь продолжалась до моего совершеннолетия. В возрасте восемнадцати лет я присоединилась к Ассоциации магов, которая является самой крупной организацией магических пользователей на планете, а конкретно к ветви Ассоциации под названием "Часовая башня", которая расположена под Лондоном. Эта ветвь ставит своей основной целью всестороннее исследование и развитие чародейства.
   - Ассоциация магов? Часовая башня? - переспросила МакГонагалл и на мгновение задумалась. - Вы имеете в виду Отдел тайн?
   Рин вопросительно посмотрела на нее.
   - Отдел тайн - это подразделение Министерства магии, - заговорила Сейбер. - Само Министерство расположено в подземном комплексе под Лондоном. Основной задачей Отдела являются секретные магические исследования.
   - Ах, тогда могу понять причину путаницы, - улыбнулась Рин. - В будущем мне следует посетить это место. Нет, несмотря на совпадение расположения и, в некоторой степени, цели, я не вступала в Отдел тайн. Ассоциация магов никак не связана с Министерством магии, - пояснила она. - Через два года после вступления мои академические успехи и действия в некоторых... инцидентах привлекли внимание известного мага, и в конечном итоге он взял на себя роль моего наставника.
   Девушка приостановила рассказ, чтобы отведать чая.
   - Помимо того, что он опытный маг, наставник также специализируется в Истинной магии, известной как Калейдоскоп.
   Пустая чашка выпала из рук Дамблдора и громко стукнулась о блюдечко.
   - Похоже, вы знакомы с термином. Если ваше определение совпадает с нашим, то, надеюсь, наш рассказ будет более правдоподобен.
   - Альбус? - спросила профессор трансфигурации, явно не понимая, о чем речь.
   - Вы можете использовать магию Калейдоскопа? - немного помявшись, спросил у брюнетки директор.
   - Я очень далека от звания мастера этой Истинной магии, - ответил Рин.
   - Альбус, - вновь обратилась к нему МакГонагалл, с нетерпением ожидая разъяснений.
   - Я случайно наткнулся на этот термин около десятилетия назад, когда изучал записи, полученные Николасом от какого-то волшебника в начале девятнадцатого века, - сказал Дамблдор. - Там только упоминалось, без подробностей, что Калейдоскоп - это волшебство, связанное с другими измерениями.
   Ведьма недоверчиво посмотрела на него.
   - Другие измерения? Вы шутите?
   - Я понимаю, что это звучит невероятно, - вздохнула Рин. - По правде говоря, у нас нет возможности доказать, что мы не лжем, кроме короткой экскурсии в наше собственное измерение. И даже тогда можно было бы предположить, что мы использовали некую форму гипноза, а не Калейдоскоп.
   - Я несколько удивлен тем, что вы готовы признать свое происхождение, - отметил Дамблдор. - Ведь это сродни заявлению о том, что вы прибыли из будущего.
   - Нам известен итог такого варианта. Мы тратим множество усилий на то, чтобы замаскироваться под местных, используя простую и плохо проверяемую историю с участием волшебника-отшельника в качестве нашего наставника или еще чего-то подобного. Но учитывая, что вы являетесь лидером Международной Конфедерации Волшебников и директором Хогвартса, это будет лишь вопрос времени, когда наш обман раскроется. После этого заявление, что мы из другого измерения, будет выглядеть еще более нелепо, чем сейчас. Такой вариант развития событий был бы... утомителен.
   - Я так понимаю, вы жили в интересные времена, да? - весело спросил Дамблдор.
   - Верно, - ответила Рин, улыбнувшись ему. - И спасибо, что поверили нам, директор Дамблдор.
   МакГонагалл посмотрела на начальника и увидела в его глазах веселый блеск, подтверждающий заявление девушки.
   - Альбус?
   - Минерва, нам не следует быть предвзятыми в таких вопросах, - ответил он и снова посмотрел на Рин. - Мисс Тосака, могу я спросить, как вы пришли к такому выводу? Неужели меня так легко прочесть?
   - Напротив, вас очень трудно прочесть, господин директор, - ответила она. - Тем не менее, ранее вы сказали "признать" а не "претендовать".
   МакГонагалл прокрутила в голове ту часть разговора, и у нее по спине пробежал холодок. Определенно, эта девушка была опасно умна и наблюдательна. Покосившись на директора, Минерва подтвердила свои выводы, заметив подобную собственной реакцию.
   - Я вижу, вы двое тоже жили в интересные времена, не так ли? - поинтересовалась Рин, заметив их настороженность.
   - Вы правы, - ответил Дамблдор. - Так, мне кажется, мы собрались здесь для того, чтобы обсудить обмен знаниями...
  

* * *

   2 августа 1995 года, среда.
   Волшебный мир.
   Гарри нырнул под бладжер и помчался к квоффлу. С шестью участниками не было никакой возможности устроить полноценную игру, так что Гарри принял позицию охотника.
   И он определенно лажал в этом.
   Стоит отметить, что из Джинни получился отличный охотник, но Гарри добирался до квоффла чаще, а вот его точность оставляла желать лучшего. Или Рон был хорошим вратарем. Да, давайте остановимся на этом варианте.
   Он потянулся за мячом... и резко ушел в сторону, уворачиваясь от удара бладжером.
   - Ой, Гарри, похоже, ты немножко промахнулся, - с напускной печалью сказал Фред.
   - Ха-ха, - саркастически хмыкнул мальчик, прежде чем вновь понестись за квоффлом.
   Бум!
   Услышав этот звук, все игроки замерли. Повернувшись в сторону шума, Гарри увидел Дамблдора, бегущего по направлению к "Норе". Понимая, что это явно плохой знак, он полетел прямо к директору.
   - Профессор Дамблдор? - обратился к нему мальчик, приземляясь рядом.
   - Гарри! Ты сегодня куда-нибудь отлучался? - пыхтя от бега, спросил директор.
   - Нет, весь день до ужина я был на Гриммо, а потом миссис Уизли позвала нас в гости. Что происходит?
   - Прости, Гарри, - глаза Дамблдора были наполнены тревогой. - Твоих родственников... доставили в больницу.
   - Что?! Что с ними?!
   - Я... - Дамблдор устало вздохнул. - Я думаю, их поцеловали дементоры.
  

Глава 2: Переезд

  

   1 сентября 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
   - Гарри?
   Оторвавшись от созерцания вида за окном, мальчик повернулся на голос подруги.
   - Я в порядке, Гермиона, - автоматически ответил он, заметив беспокойство в ее взгляде.
   Девушка нервно прикусила губу, но промолчала. Рон и Джинни, делившие с ними купе, тоже ничего не сказали. За последний месяц такая сцена повторялась с завидной регулярностью. "Хогвартс-Экспресс" дрогнул и огласил округу мерным стуком колес.
   В начале лета Гарри с головой ушел в учебу, стараясь забыть о своей роли в смерти Седрика. Даже после того памятного разговора в кабинете директора, когда ему сообщили о пророчестве, он пытался делать вид, что все в порядке. Но любой, у кого была хоть капля наблюдательности, видел, что на той встрече что-то произошло.
   Однако когда его родственники подверглись поцелую дементора, этому хлипкому фасаду пришел конец. По правде говоря, Гарри совершенно не знал, что должен чувствовать. Конечно, он не любил Дурслей, но ненавидел ли? Пожалуй, была и ненависть. Но желал ли он им смерти или еще худшей участи? Нет, совершенно точно нет. К сожалению, произошло именно это.
   - Интересно, кто будет учить нас ЗОТИ в этом году? - сказал Рон, нарушая неловкую тишину.
   - Надеюсь, не снова Пожиратель смерти, - ответила Джинни.
   - Как учитель он был неплох.
   Все трое уставились на мальчика со шрамом, да так, что он даже чуть-чуть отодвинулся.
   - Гарри, он завел тебя в ловушку! - возмутилась Гермиона. - И накладывал на нас Империус! Непростительное!
   - Но это же помогло. Мы прочувствовали его на себе. И мне это очень пригодилось на кладбище.
   - Как?
   - Волан-де-Морт наложил на меня Империус, и я его преодолел. Я же уже рассказывал вам об этом, - все трое удивленно смотрели на него. Похоже, эта маленькая часть истории потерялась на общем фоне. Гарри нервно заерзал.
   - Мерлиновы... - начал Рон.
   - Мы можем поговорить о чем-то другом? - сердито перебил его Гарри. Все тут же притихли. Инцидент на кладбище был запретной темой с самого начала каникул. Гарри рассказал друзьям историю со всеми подробностями один единственный раз и в дальнейшем всеми силами избегал любых упоминаний об этом событии. Купе вновь погрузилось в неловкое молчание, нарушаемое только стуком колес.
   Намеренно отвернувшись к окну, чтобы избежать взглядов друзей, Гарри невольно вновь вспомнил воскрешение Волан-де-Морта. Это потянуло за собой размышления о пророчестве и, наконец, привело к нападению на его родственников, истинной целью которого, без сомненья, был он. Этот проклятый треугольник занимал все его мысли с тех пор, как Дамблдор принес вести о случившемся с Дурслями.
  

* * *

   2 августа 1995 года, среда.
   Волшебный мир.
   Белые стерильные коридоры маггловского госпиталя имели совершенно иную атмосферу, чем вотчина мадам Помфри в Хогвартсе. Запахи чистящих средств и антисептиков заменяли знакомые ароматы трав и зелий, а лампы дневного света освещали здесь каждый закоулок, в то время как магические огни и большие окна больничного крыла школы оставляли море тенистых уголков.
   С того момента, как директор Дамблдор объявил о печальной судьбе родственников Гарри, прошло около полутора часов. И вот теперь мальчик был в крыле госпиталя, где размещали коматозных пациентов. Его сопровождали два аврора, Кингсли Шеклболт и Нимфадора Тонкс, еще с ним отправились Аластор Грюм, скрывшийся под мантией-невидимкой, и Римус. Пять других членов Ордена прикрывали их. Никто не верил, что нападение было случайностью, поэтому в больницу шли, как на боевое задание. Сам Дамблдор тоже хотел пойти, но ему нужно было разбираться с этим делом в Министерстве.
   Пройдя стойку регистратуры ("Мистер Шеклболт, вы должны прикрепить бейджик с именем надписью вперед"), группа миновала лабиринт белых коридоров ("Э-э, там было написано "скользкий пол", Тонкс. Давай я помогу"), лифты ("Нет, профессор Люпин, вы не можете заказать нужный этаж по телефону экстренной связи") и проходную нужного крыла ("Вы действительно должны накладывать Обливейт на каждого, кто попадается нам на пути?" "Постоянная бдительность!"). Поездка диких волшебников по неведомым закоулкам мира маглов могла бы позабавить Гарри, если бы не ситуация, из-за которой она происходила. Добравшись до палаты, авроры остались снаружи, а Гарри, Римус и невидимый Грюм вошли внутрь. К несчастью, здесь уже был один гость.
   - Мальчишка! Где ты был? - заревела Марджери Дурсль, как только увидела его. - Наша семья дала тебе кров, кормила, одевала, но когда они попали в больницу, тебе понадобилось несколько часов, чтобы добраться сюда?!
   - Тетя Мардж, - Гарри выдавил приветствие. Сейчас ему совершенно не хотелось иметь с ней дело. На самом деле, он был бы рад вообще никогда не встречаться с этой женщиной.
   - Неблагодарное отродье! Ты ничем не лучше своих никчемных родителей! Клянусь, если это твоя вина, я сделаю так, что побои в школе святого Брутуса покажутся тебе щекоткой!
   Узнав о случившемся, Гарри уже успел прийти к выводу, что нападение произошло именно из-за него. К сожалению, этот вывод ясно отразился на его лице.
   - Значит, это все ты! Я так и знала! - закричала Мардж, увидев его виноватое лицо. - Что ты сделал?! Ты отравил их? Бил их б...
   В следующую секунду тетушка в беспамятстве рухнула на пол.
   - Хорошо, что Кингсли поставил на дверь заглушку, - проворчал Грюм, сняв мантию-невидимку. Переместив бессознательное тело на стул, он наложил на тетушку Обливейт.
   - Побои? - с любопытством спросил Римус.
   - Тетя Мардж не знает о Хогвартсе. Дядя Вернон сказал ей, что я хожу в школу имени святого Брутуса для подростков с преступными наклонностями.
   - Понятно, - ответил Люпин.
   - Неудивительно, что у тебя такие проблемы с окклюменцией, - прокомментировал случившееся Грюм, завершив свою работу. - Ты совершенно не способен лгать, Поттер.
   - Что?
   - Если ты из тех людей, что носят сердце на рукаве, то твое обучение не будет легким, - пояснил он. - В основе окклюменции лежит сокрытие мыслей и чувств. Продвинутая окклюменция - это ложь вопреки собственным мыслям и чувствам.
   - Так ты говоришь, что у Гарри проблемы с окклюменцией, потому что он честный человек? - уточнил Римус.
   - Да. Подробнее объясню на следующем уроке, - бывший аврор подошел к кровати.
   Теперь Гарри наконец смог внимательно посмотреть на Дурслей.
   Бледные.
   Пустые.
   Неестественные.
   Совсем не такие, как Волан-де-Морт, но все равно, от всех троих исходило ощущение неправильности. Сейчас все было совсем иначе, чем когда он увидел безжизненное тело Барти Крауча-младшего два месяца назад; судьба того человека мало повлияло на него. Здесь же Гарри чувствовал, что Дурсли стали такими из-за его "ненормальности".
  

* * *

   В замке Хогвартс путешественникам выделили палаты на четырех человек, хотя на самом деле заселилось туда пять существ. Палаты содержали четыре спальни, три из которых новые жители сразу переоборудовали под мастерские для магов, роскошную ванную, зал и кухню; последняя в ходе переговоров о месте жительства была приоритетом. Все картины и волшебные зеркала были удалены по просьбе гостей - персонал посчитал этот пункт странноватым, но пожелание было исполнено. Еще больше преподавателей удивило заявление пришельцев о том, что они установили на свое жилище специальный "барьер", не пропускающий призраков, а на дверь - другой "барьер", который позволит эктоплазменным жителям замка физически постучать в нее.
   Новички явно очень высоко ценили свою частную жизнь; к счастью их пожелания и действия были куда более вежливы, чем эскапады поддельного Аластора Грюма в прошлом году.
   - Рин, ты уверена, что такая одежда будет уместна? - спросила Сакура, указывая на конкретный очень красный предмет.
   - Вполне. У Дамблдора на мантии анимированный метеоритный дождь - не думаю, что мой плащ привлечет много внимания на таком фоне.
   - Ты права, - согласилась Райдер. - Вот с нарядом Широ будут проблемы.
   - Согласна, - заявила Сейбер. Четыре женщины скрестили взгляды на единственном мужчине в комнате, чья одежда была очень похожа на то, что носил некий Страж Противодействия.
   - Не думаю, что все так уж плохо, - встал Эмия в защиту своего костюма. - Я видел женщину с грифом на шляпе, и на нее никто не обращал внимания.
   - Мне кажется, ты не понимаешь, в чем конкретно будет проблема, Широ, - сказала Рин, совершенно точно не пялясь на плотно облегающую его тело черную броню. Прошло уже десять лет, она видела ее множество раз, поэтому у девушки совершенно не было причин облизываться.
   Честно.
   - Ладно, все готовы? - спросила Сейбер.
   - У нас еще есть несколько часов, - ответила Сакура. - Райдер, ты уверена в своей идее?
   - Да, - без колебаний ответила Слуга.
   - Я должна выразить сомнения насчет этого плана, - призналась Рин.
   - У него много достоинств, - в противовес ей произнесла Сейбер.
   - У того, что Райдер будет скрываться с помощью своей астральной формы, есть свои плюсы, с этим я согласна, но здесь мы имеем дело не с нормальными магами. Если барьеры на этой школе что-то и говорят об уровне их магии, мы оставлены далеко позади. Я не удивлюсь, если местные владеют и духовной магией, учитывая, что призраки свободно гуляют по замку.
   - Их банк защищен слабее, чем Хогвартс, - возразила Райдер.
   Подтекст ее слов был очевиден для Тосаки; мощь защиты Хогвартса - это исключение, а, значит, не может служить критерием для оценки способностей заклинателей этого мира. Тем не менее, Рин продолжала сомневаться.
   - Могут быть неприятные последствия.
   - Ты слишком оптимистична, Рин, - заявила Сейбер. - Что по-твоему случится раньше? Случайное обнаружение Райдер или некая ситуация, вследствие которой ей придется открыть свое присутствие? - пояснила она свою фразу.
   Пауза.
   - Эти слова меня совершенно не успокоили, - печально вздохнула Рин.
   - Утешься тем, что в том случае, если такое случится, скрытое присутствие Райдер, скорее всего, станет решающим фактором в нашу пользу.
   - Мне это не нравится, - сказал Широ, прежде чем Рин продолжила спор. - Ты не должна все время скрываться, мы должны быть все вместе.
   - Прошло десять лет, а ты до сих пор не понимаешь, что такое Слуга, - произнесла Медуза, не выдав эмоций.
   - Вы не просто инструменты, - запротестовал он. - У Слуг есть собственные желания - будь иначе, вы бы не ответили на призыв Грааля. И я знаю, что Слуги могут действовать согласно этим желаниям, как Арчер и Гильгамеш.
   Райдер не удержалась от мягкой улыбки. Хотя у нее не было воспоминаний о пятой войне, остальные рассказали ей достаточно, чтобы представлять всю картину.
   - Так ты думаешь, что было бы лучше, если бы я вела себя как Арчер и Гильгамеш? - с долей веселья спросила она.
   Широ поднял палец вверх и открыл рот... только чтобы закрыть его и опустить руку.
   - Ладно, я сдаюсь, - сказал он.
   - Зелретч не отправил бы нас в это измерение, будь тут все в порядке, - сказала Сейбер.
   - Похоже, ты ожидаешь, что что-то обязательно произойдет, - заметила Сакура.
   - Скажем так, у меня на это есть некоторые причины, - ответила Артурия.
  

* * *

   1 августа 1995 года, вторник.
   Волшебный мир.
   Путешественники прибыли в "Три метлы" через каминную сеть. Райдер ушла на полтора часа раньше, чтобы никто не связал ее с группой, и сейчас присоединилась к ним в астральной форме. Их эскорт уже был в пабе и сразу опознал их.
   - Добро пожаловать! Вы выглядите именно так, как вас описала Минерва, - воскликнул очень маленький старичок, - Ох, простите, где же мои манеры... Я Филиус Флитвик, профессор чар Хогвартса. Позвольте проводить вас в замок! Ах, как же это волнительно - знакомиться с новыми людьми и новым волшебством!
   Рин приветливо улыбнулась старичку, перейдя к своей старой мирской личности "идеальная школьница".
   - Обычно новые преподаватели прибывают сразу в замок, это намного удобнее для переноса вещей, но так как вы здесь впервые, мы подумали, что для вас будет лучше сначала провести небольшую экскурсию.
   Профессор вел их по дороге в сторону Хогвартса, указывая на разные достопримечательности, развлекая рассказами о фактах и легендах этих мест. Его знания и энтузиазм легко могли заткнуть за пояс любого экскурсовода.
   К счастью, первоначальные опасения Сейбер насчет их провожатого не оправдались. Энергичные старики вызывали у нее безотчетную тревогу с тех пор, как произошел один неприятный инцидент с Мерлином. Но живость именно этого старичка, похоже, исходила из научного энтузиазма, а не от менее пристойных наклонностей.
   Рин делала вежливые комментарии и задавала уточняющие вопросы, Широ прямо высказывал свое мнение, а Сакура лишь изредка вмешивалась в беседу. Сейбер же оставалась спокойной и незаметной - ну, насколько может оставаться незаметным неестественно красивое существо с харизмой B-ранга. Как ни странно, меч на ее боку не привлек особого внимания. Райдер вела разведку, перемещаясь по крышам в астральной форме. Перед приездом группа обсуждала возможность того, что волшебники могли устроить ловушку с целью их захвата для допроса, вскрытия и анализа.
   Слуги были настороже.
   После прогулки по Хогсмиду они подошли к кованым воротам, закрывающим проход на территорию Хогвартса. По бокам от них возвышалась пятиметровая стена с двумя статуями крылатых вепрей рядом со входом. Флитвик дважды взмахнул палочкой и послал по снопу зеленых искр в каждую из статуй. С точки зрения обывателя он просто открыл ворота. Однако у пришельцев было достаточно опыта и наблюдательности, чтобы заметить, что профессор использовал ключ к какому-то барьеру.
   Когда решетка открылась, гид повернулся к ним.
   - Добро пожаловать в школу чародейства и волшебства "Хогвартс"! Пока вы не можете видеть замок, но скоро мы подойдем к нему, - за воротами их ожидала лесисто-холмистая местность.
   Из всей группы Сейбер была наименее чувствительна к тонкой магии. Нельзя сказать, что она была плоха в этом, отнюдь. Ученичество у Мерлина и теперь у Рин в принципе не могло оставить такие пробелы в подготовке. Просто остальные были лучше. Поэтому обычно она оставляла анализ мистических явлений своим спутникам.
   Однако, войдя на территорию школы, Артурия почувствовала нечто неожиданное.
   Узнавание и близость.
   За воротами Флитвик продолжил выполнять обязанности гида. Первым он показал им широкое поле с высокими трибунами по периметру.
   - Это наше поле для квиддича. Мы устраиваем шесть игр в год, по одной для каждой пары факультетов.
   - Квиддич? - поинтересовался Широ. - Что это?
   Профессор развернулся к ним почти прыжком, демонстрируя удивительную прыть для своего возраста.
   - В вашем мире нет квиддича?! - пораженно воскликнул он. За этим последовал подробный рассказ о главном спорте магического мира, и они направились дальше.
   - Похоже, это немного опасно, - заметила Сакура.
   - Конечно, там есть некоторый риск, но он просто добавляет остроты ощущений.
   - Значит, мужчины тоже могут летать на метлах? - спросила Рин о более важных вещах.
   - Это необычно? - удивленно спросил ее Флитвик.
   - В нашем измерении Мистерия полета на метле доступна только женщинам.
   - Любопытно, наверное, вы достигли полета иначе, чем мы. Очень любопытно... Ну, я уверен, что наши метлы будут прекрасно работать для мистера Эмии. Ведьмы и волшебники летали на метлах испокон веков.
   - Я с нетерпением жду возможности попробовать, профессор Флитвик, - улыбнулся старику Широ.
   Несмотря на то, что не видела ее, Сейбер переглянулась с Райдер. Героические духи, безусловно, в ближайшем будущем опробуют эти метлы.
   - Так, вон там хижина Рубеуса Хагрида. Он преподает уход за магическими существами, но сейчас у него отпуск. То большое кривое дерево - Гремучая Ива. Пожалуйста, не подходите к ней, она очень агрессивно реагирует на тех, кто находится рядом.
   Когда он закончил последнее предложение, все пятеро иномирян замерли и уставились на дерево.
   - Это дерево нападает на людей? - уточнил Широ.
   - Да.
   - Оно движется из города в город, уничтожая целые районы и питаясь кровью жителей?
   - Э... нет, - удивленно посмотрев на него, ответил Флитвик.
   - Ах, так оно питается кровью только тех, кто подходит близко?
   - Мне кажется... у нас разные представления об агрессивном поведении, - профессор чар чуть отошел от них. - Возможно, лучше продемонстрировать? - в ответ на их кивки он вытащил палочку и выполнил ею сложное движение. - Инаниматус Коньюрус.
   Перед ним появился деревянный ящик.
   - Депульсо!
   Ящик полетел в Гремучую Иву. Сейбер с любопытством наблюдала за тем, как ветви дерева резко дернулись и разнесли ящик в щепки. Теперь было понятно, почему дерево считается опасным для нормальных людей, тем более подростков. Похоже, эти волшебники и ведьмы тоже считали, что магия - это путь со смертью за плечом.
   После выяснения уровня опасности ивы группа продолжила свой путь. Вскоре перед ними возник каменный круг, путь к которому шел через крытый деревянный мост.
   - Это солнечные часы. Чары на камнях заставляют их двигаться так, чтобы тень всегда указывала точное время. Отсюда дорога ведет во двор одной из башен. Мы не будем сейчас использовать этот путь, но там есть еще один вход в замок.
   Солнечные часы остались позади, но Сейбер еще долго ощущала тягу к одному из крупных камней.
  

* * *

   - Так как продвигаются занятия окклюменцией? - спросила Джинни.
   - Ох, не напоминай мне об этом, - простонал Рон, состроив кислую мину. Его результаты были самыми худшими. Хотя, стоит отметить, что в течение всего обучения Грюм уделял основную часть времени Гарри. Но Гермиона, у которой тоже было множество трудностей, продвинулась дальше, чем Рон.
   - Не ной, Рон, это и должно быть сложно. В противном случае каждый бы знал окклюменцию, - упрекнула его Гермиона.
   - Эй, не будь ко мне так жестока! Ты тоже жаловалась на преподавание Грюма. И я вам скажу так: если уж мисс Грейнджер жалуется на уроки, то что-то определенно не в порядке.
   - Ну, я имею полное право на жалобы, - поколебавшись, ответила девушка. - Он заставлял Гарри вспоминать свои неудачи и другие неприятные вещи. Очевидно, что в этом нет необходимости, так как для нас он этого не делал.
   - Нет, это было нужно, - сказал Гарри и добавил в ответ на непонимающий взгляд Джинни: - Мое обучение не закончено, поэтому дальше я буду учиться у Снейпа, - все дружно поежились. - Грюм, возможно, был несколько жестким, но Снейп будет делать гадости изо всех сил.
   - Как далеко это может зайти? - спросила Джинни.
   - Ты же знаешь, что дементоры, заставляют тебя вспоминать самые худшие моменты в жизни?
   - В теории, да.
   Гарри помолчал, осознав, что большинство подростков никогда не подвергалось влиянию дементоров. Только подумав об этом, он понял, что слово "подростков" следует заменить на "людей". Мысленно мотнув головой, он вернулся к разговору:
   - Атака легилименцией похожа на влияние дементора, но без холода и чувства безысходности.
   - Ясно... так это не так плохо, как атака дементоров?
   - На самом деле все может быть хуже. Легилименция позволяет создавать воспоминания, поэтому ты можешь "вспомнить" и прочувствовать то, чего никогда не было. Грюм заставил меня вспомнить, как я ел что-то острое, и после этого мой рот был словно в огне. Мне совсем не хочется смотреть на то, что придумает Снейп.
   На лице девушки отразился ужас.
   - Но я слышала о том, что Снейп - мастер темных искусств! Он может заставить тебя пройти через ужасные вещи! Ты серьезно собираешься учиться у него?
   - О, это совсем не слухи. Профессор Люпин говорил, что Снейп разбирался в темных искусствах еще во время своего обучения в Хогвартсе, - Гарри припомнил те разы, когда Снейп посещал Гриммо, 12. Во время этих визитов его взаимодействие с Сириусом и Римусом было намного хуже, чем худшие уроки зельеварения. - И да, я буду у него учиться.
   - Почему?
   - Я не могу тебе сказать, - помолчав, ответил Гарри. - Даже Рон с Гермионой не знают. Именно для того, чтобы я мог все рассказать, они учатся окклюменции. Я сам учусь окклюменции ради того, чтобы узнать больше. Ты вообще знаешь об этих уроках только потому, что Рон не способен держать язык за зубами.
   - Эй, мне никто не говорил, что это должно быть секретом, - возмутился рыжий.
   - А если бы я научилась... - начала Джинни, игнорируя брата.
   - Нет.
   - Но...
   - Нет.
   - Гарри, ты не имеешь права указывать мне, что делать! - заявила она, надувшись.
   Гарри нахмурился.
   - Ты права. Я не имею права. Если ты хочешь напроситься к Снейпу на частные уроки, во время которых он будет насиловать твой разум, я никак не могу остановить тебя.
   "Ладно, если смотреть на это с такого ракурса..."
  

* * *

   Несмотря на многолетний опыт подготовок к первому дню учебного года, Альбус Дамблдор едва смог найти для себя небольшой перерыв в собственном плотном расписании. Хотя теперь ему больше не нужно было исполнять обязанности Верховного чародея и президента Международной Конфедерации Волшебников, у директора оставалось множество иных дел. Они включали в себя обновление и усиление магической защиты Хогвартса, подготовка всего необходимого для новых профессоров, постановка задач для членов Ордена Феникса и многое другое.
   Прочитав рукописную инструкцию на коробке чайных листьев, полученной в подарок от гостей из другого мира, Дамблдор нагрел воду до указанной температуры, но, прежде чем открыть упаковку, он направил на нее палочку.
   - Гоменум Ревелио.
   Проверив подарок на магические компоненты, он открыл коробку, насыпал смесь в чайник и снова взмахнул палочкой.
   - Пас Ревелио, - хотя обычно определяющее заклинание Скарпина использовалось для выяснения состава зелья, оно также могло применяться и к обычным продуктам.
   Пока чай заваривался, старый волшебник повздыхал о свалившихся на него заботах. В обычное время он бы воздержался от анализа содержимого подарка, так как считал такое поведение грубым, но теперь он в очередной раз жил в интересные времена. И Дамблдор решил, что пара минут "постоянной бдительности" важнее, чем столь же мелкое соблюдение приличий.
   "Ты совсем свихнулся, Альбус? Темный Лорд вернулся, и ты искренне веришь, что иномиряне объявились именно сейчас совершенно случайно?"
   Да, Аластор поднял актуальную тему. Так как он реально ценил мудрость своего друга, Альбус воспринял предупреждение всерьез. Поразмыслив над этим, он вынужден был признать, что его быстрое согласие принять новичков содержит определенную долю эгоистичных мотивов. Ему очень хотелось познакомиться с необычной эзотерической магией. Он искренне желал верить в невероятное заявление пришельцев, так что, возможно, его волнение и любопытство мешали видеть цельную картину.
   Налив чай в чашку, он поднес ее к губам, продолжая размышлять о фактах с точки зрения Аластора. Четверо неизвестных в Хогвартсе рядом с Гарри Поттером. Способных использовать неизвестную магию. Способных создавать удивительных фамильяров. Способных...
   ...способных делать великолепный чайный сбор!
   Глядя в свою чашку, Дамблдор понял, что он будет очень и очень расстроен, если опасения сбудутся.
  

* * *

   5 августа 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
   - Примите мои извинения за то, что не смог встретиться с вами раньше; в последние несколько дней неожиданно появилось много дел, - сказал Дамблдор четверке иномирян, когда они вошли в его кабинет. Из-за случившегося три дня назад с Дурслями у него совершенно не было времени.
   Следуя старому обычаю, директор дал гостям некоторое время на то, чтобы осмотреть кабинет. Краем сознания он отметил, что Рин и Сейбер ограничили время осмотра так, чтобы обозначить свой интерес, но не продлевать молчание достаточно для возникновения неловкости. Обычно такой точный расчет свойственен только опытным политикам.
   - Мы понимаем, что вы очень занятой человек, директор, - ответила Рин. - Благодарим вас за то, что нашли время для этой встречи, и за предоставленную возможность для обмена знаниями.
   Сакура шагнула вперед и протянула ему коробку.
   - Пожалуйста, примите это в знак нашей признательности, - скромно сказала девушка.
   - Ах, боже мой, не стоило утруждать себя, спасибо.
   - О, не волнуйтесь, это просто чайный сбор собственного изготовления. Наши английские знакомые дома высоко оценили его. Пожалуйста, не стесняйтесь угощать им своих сотрудников.
   - С нетерпением жду возможности попробовать, - честно ответил Альбус. - И, пожалуйста, называйте меня профессор, а не директор. Хотелось бы верить, что в первую очередь я остаюсь педагогом, а не администратором. Теперь давайте присядем. У вас были какие-либо сложности с переездом в замок?
   Четверо сели на стулья, наколдованные им специально для этой встречи. Дамблдор отметил, что Сейбер поправила свой меч, словно делала это тысячи раз. Рин, Сакура и Сейбер сосредоточили внимание на нем, а вот мистер Эмия продолжал коситься на полки с магическими безделушками. Особенно он задержался на копии меча Гриффиндора, которую Дамблдор создал с помощью копирующих чар.
   - Есть небольшая сложность, - ответила Сейбер. - У вас есть парковка?
   - Вы привезли из своего измерения автомобиль? - удивленно спросил волшебник.
   - Четыре мотоцикла.
   - Тогда проблем быть не должно. У Хагрида есть... эх, был мотоцикл в течение многих лет, и он позаботился о месте для хранения. К сожалению, сейчас сам Хагрид недоступен для связи, но мы можем поставить ваши транспортные средства у него.
   - Будет ли магия Хогвартса вредить электронным компонентам мотоциклов? - спросила Сейбер.
   - Хороший вопрос, - Дамблдор задумался. - К несчастью, я не в курсе современных маггловских достижений на ниве автостроения. Мотоцикл Хагрида был несколько устаревшим. Честно говоря, не знаю, будут ли новые модели вне опасности.
   - Хорошо, тогда мы используем руны для временной защиты, а потом поставим их в специализированном магическом круге.
   - Я бы хотел наблюдать творение этой магии, - ответил Дамблдор с взволнованной улыбкой. - И осмелюсь предположить, что некоторым из моих коллег также будет любопытно.
   - Конечно, как пожелаете. Не могли бы вы указать нам точку доступа к каминной сети, что позволит нам переместить наш транспорт?
   - Хм, думаю, я могу решить эту проблему. Мы можем транспортировать ваши мотоциклы в Хогсмид с помощью аппарации.
   - Аппарация, - повторила Сейбер. - Это один из методов телепортации, верно?
   - Да, вы правы, - несмотря на их спокойные лица, Дамблдор заметил восторг и нетерпение в глазах гостей. - Итак, есть ли что-то еще?
   - Нет, все в порядке. Остальные профессора уже помогли нам со всем необходимым, - ответила за всех Сейбер.
  

* * *

   Дверь купе открылась, и перед четверкой львов предстала троица змей.
   - Ого, что это тут у нас? - протянул Драко. Винсент Крэбб и Грегори Гойл, как и всегда, стояли за ним.
   - Ох, посмотрите, это же знаменитый летающий хорек! - театрально воскликнул Рон.
   - Заткнись, Уизли!
   - Рон, это впечатляет, - заметила Гермиона. - Тебе удалось взбесить Малфоя одним предложением.
   - Молчать, грязнокровка!
   -Ну не знаю, Гермиона, - Рон изобразил задумчивость. - Само твое присутствие сводит его с ума, вряд ли я смогу сравниться с тобой.
   - Не думай, что можешь игнорировать меня, Уизли! Я теперь староста, поэтому я могу... - слизеринец затих, когда рыжий вытащил свой значок старосты из кармана.
   - Эй, Драко, у тебя так плохо с памятью, что ты забыл о моем назначении старостой?
   - Скорее ты просто не стоишь моего драгоценного внимания, Уизли, - сказал он. Затем на лице блондина возникла пакостная ухмылка, и он посмотрел в сторону своего заклятого врага.
   - А скажи-ка мне, Поттер, каково это - быть на втором месте после Уизли? Или наш Избранный уже не тот?
   В другой реальности из-за отношения Дамблдора и своей собственной зависти к назначению Рона Гарри мог бы вспылить. Однако здесь его разум уцепился за одно конкретное слово. Избранный. На секунду, Гарри даже подумал, что Малфой мог знать о пророчестве, но быстро отмел эту идею. Волан-де-Морт никогда бы не рассказал о своем слабом месте своим последователям. Но эти размышления помогли ему создать другую логическую цепочку, которая привела к следующему вопросу:
   - Драко, не расскажешь нам, какое любимое блюдо у Волан-де-Морта? - при звуке этого имени окружающие вздрогнули.
   - Что? - удивленно спросил Драко.
   - Просто интересно, что он требует от ваших эльфов.
   - Пф, пожалуйста, избавьте меня от своего гавнэ и прочей чуши.
   - Это не гавнэ, а Г.А.В.Н.Э.! - возмутилась Гермиона. - И я даже не буду пытаться убедить тебя лучше относиться к своим эльфам; всем и так ясно, что это пустая трата времени.
   - Не волнуйся, мы очень хорошо тренируем своих эльфов, - самодовольно произнес слизеринец. - Они умеют делать все, что нужно.
   - Как насчет Славы Никербокера? - окружающие недоуменно уставились на Джинни Уизли. - Это было любимое блюдо Тома, когда он учился в Хогвартсе, - Гарри удивленно моргнул. Учитывая тему, спокойствие девушки было неожиданно.
   - Какой еще, черт побери, Том? - в замешательство спросил Драко.
   На некоторое время в купе установилась тишина.
   - Ого, ну это даже как-то грустно, - прокомментировал Гарри.
   - И правда, печально, - согласилась Джинни.
   Рука блондина потянулась к карману, но тут он заметил, что все остальные уже готовы выхватить палочки. С заметным усилием он взял свой темперамент под контроль. Учитывая, что Малфой никогда не умел держать себя в руках, когда проигрывал в словесных поединках, Гарри это показалось странным.
   - Гавнэ? Еда? Том? - с издевкой протянул Драко. - Очевидно, ваши мозги вконец протухли. Думаю мне пора уходить; этот идиотизм может быть заразен.
   - Слава Мерлину, хорек покидает нас, - картинно выдохнул Рон. Выходя из купе, Драко просто презрительно фыркнул.
   Гарри подозрительно сощурился от пришедшей в голову мысли. Как его направили... тфу, на обучение к Снейпу, так и Драко наверняка получил особые указания на этот год. Волан-де-Морт не будет терять такую возможность для шпионажа.
   Как только дверь закрылась, сразу же активизировалась Гермиона.
   - Гарри! - возмущенно зашипела она. - Что это еще за шуточки про эльфов?!
   - Да, друг, я присоединюсь к вопросу Гермионы, - добавил Рон. - Не думаю, что Ты-Знаешь-Кто хочет вступить в гав... - он вздрогнул от яростного взгляда подруги и тут же исправился: - Г.А.В.Н.Э.
   - Это была не шутка, - ответил Гарри. - Я пытался кое-что узнать, но не вышло. Похоже, я слишком сильно насел.
   - Что именно? - потребовала ответа девушка.
   - Я пытался заставить Малфоя как-то подтвердить то, что Волан-де-Морт проводит много времени в их доме, - ответил Гарри, взлохматив и без того встопорщенную шевелюру. - Если бы он это сделал, мы могли бы сообщить директору.
   Друзья удивленно на него уставились.
   - Это задание Ордена? - в конце концов нарушил тишину Рон.
   - А? Нет. Ты же помнишь, что нам нельзя участвовать в делах Ордена?
   - А, ну да. Так ты сам решил это выяснить?
   Гарри пожал плечами.
   - Просто помогаю тем, чем могу.
   Затем он внимательно посмотрел на товарищей.
   - Будьте с ним поосторожнее. Наверняка у него есть задание от отца или Темного Лорда. Не трогайте ничего, что он вам дает; это может оказаться порт-ключ или что-то еще. И следите за словами; ему уж точно приказали сообщать обо всем услышанном.
   - Приятель, похоже, Грозный Глаз тебя заразил.
  

* * *

   - Редко когда увидишь у вас такое выражение лица.
   Альбус Дамблдор, задумчиво смотревший на Распределяющую шляпу, перевел взгляд на портрет бывшего директора Финеаса Найджелуса Блэка.
   - Настали трудные времена, Финеас.
   - Министерство всегда добавляло трудностей, Альбус, - парировал портрет.
   - Странно слышать подобное от истинного слизеринца.
   Финеас хмыкнул.
   - Вы имели дело с правительством с ранних лет. Не верю, что вы сейчас не в состоянии заставить их поступить так, как угодно вам, - он немного помолчал и добавил ворчливо: - Поверить не могу, что в свое время сделал вас представителем британской молодежи при Визенгамоте.
   - Должен признаться, что победа над слизеринцами, которых вы активно проталкивали на это место, доставила мне немалое удовольствие, - отозвался Альбус с лукавой улыбкой.
   - О да, полагаю, это лишний раз подтверждает ваш анти-слизеринский настрой, Альбус.
   - Едва ли, Финеас. Просто все прочие претенденты на то выдвижение были с факультета Салазара.
   - И это правильно. В конце концов, это факультет честолюбивых, - портрет многозначительно поправил зеленый воротник. - Теперь расскажите мне, чем вы обеспокоены?
   - Ах, неужели вы решили продемонстрировать свою заботу обо мне, Финеас? - спросил Дамблдор.
   - Это вряд ли, Альбус, - ответил портрет. - Просто мое злорадство будет куда приятнее, если я узнаю источник ваших проблем.
   В ответ на эти слова очнулись другие портреты.
   - Грубиян!
   - Наш долг помогать новому директору, а не оскорблять его, Блэк.
   - Стойте, стойте, в Визенгамоте должен быть представитель британской молодежи? Почему я об этом никогда не слышал?
   - Хватит этого раболепия! - фыркнул Финеас. - Вы что, не способны выразить свое собственное мнение? И за что мне в соседи достались такие безмозглые лизоблюды...
   - Это еще что такое?!
   - Вы преступаете черту, Блэк! Моя палочка со мной, и я готов продемонстрировать вам мое недовольство.
   - Черт, вы так и собираетесь игнорировать мой вопрос о представителе молодежи?
   Годы практики позволили Дамблдору легко игнорировать склоку между портретами и продолжать размышлять о Шляпе. Встреча с Минервой назначена с минуты на минуту, и до этого момента он должен принять решение.
   Решение пересечь черту.
   В течение последних нескольких дней он разузнал все, что мог. Говорил с Олливандером для проверки заявления иномирян о том, что они не смогли найти совместимые палочки. Наблюдал за тем, как они используют руническую магию и создают постоянную защиту для своих мотоциклов. Ни он сам, ни один из его подчиненных даже никогда не слышали о такой магии. Лично видел их отношение к Сейбер, сквибу. И наконец, Северус подтвердил, что Волан-де-Морт не планировал подсылать новых людей в Хогвартс.
   Все эти свидетельства оставляли только две возможности. Либо они говорят правду о своем происхождении, либо их актерское мастерство способно обмануть весь персонал Хогвартса.
   Барти Крауч-младший водил за нос весь персонал Хогвартса в течение всего прошлого года.
   Если бы год назад кто-то сказал ему, что Пожиратель смерти может успешно выдавать себя за Аластора Грюма, Дамблдор решил бы, что этот человек пьян или любитель глупых шуток. Но случилось то, что случилось. И это привело к воскрешению Тома.
   Может ли он позволить себе еще одну ошибку?
   Когда МакГонагалл вошла в кабинет, директор сделал свой выбор.
  

* * *

   Завершив свои дела в дамской комнате, одна беловолосая студентка плавно подошла к своему купе. Но прежде, чем войти, она замерла и оглядела пустой коридор, словно что-то искала, хотя вокруг не было нечего, способного привлечь ее внимание. Не найдя искомого, она закрыла глаза и к чему-то прислушалась. Через пару мгновений девушка направилась к пустому купе. Посмотрев в окно, она внимательно оглядела пустые места, задумчиво наклонив голову. Войдя внутрь, девушка села на сиденье и уставилась перед собой.
   Когда дверь сама по себе захлопнулась, блондинка улыбнулась своей победе.
   Депульсо мантия-невидимка, - избавившись от преграды, Аластор Грюм направил палочку прямо на нее. - Кто ты?! - тихо рыкнул он.
   - Я Луна Лавгуд, профессор Грюм. Вы будете в этом году преподавать защиту? - спокойно ответила девушка, не обращая внимания на угрозу.
   - Нет. Как ты узнала, что я здесь?
   - Мне показалось, что я слышала, как собираются мозгошмыги, и просто последовала за ними, профессор.
   Искусственный глаз старого аврора начал бешено вращаться в глазнице
   - Не называй меня профессором. Я не преподаю в Хогвартсе.
   - Можно мне спросить, почему вы здесь, мистер Грюм?
   - Нет, нельзя.
   Луна на мгновение задумалась, а потом кивнула сама себе.
   - Итак, мистер Поттер говорил правду, верно?
   На некоторое время оба глаза Аластора сосредоточились на девушке.
   - Рейвенкло?
   Блондинка беспечно кивнула.
   Аластор устало вздохнул.
   - Да, Поттер говорит правду. Темный Лорд вернулся, и как ты правильно поняла, я обеспечиваю безопасность поезда. Ну, все, беги. У меня важные дела, и я не хочу отвлекаться.
   Луна кивнула и вышла из купе. Когда девушка ушла, Аластор вытащил искусственный глаз и тихо наложил на него несколько диагностических чар.
   - Чертов Крауч, - через минуту рыкнул он. - Неудивительно, что я не вижу этих проклятых мозгошмыгов.
  

* * *

   - В чем дело, Широ? - спросила Рин.
   В ответ Широ указал на "Ежедневный пророк".
   - Ты читала это?
   Осмотрев текст, девушка задумалась.
   - Либо Дамблдор говорит правду, либо врет с целью получения какой-то выгоды. Но он определенно не сумасшедший, как утверждается в этой статье.
   - Я знаю, что он не сумасшедший. Мне просто интересно, почему их политики так стремятся дискредитировать такого хорошего человека.
   - Хорошего человека?
   - Ты, конечно, хороша в переговорах. Но если бы в деле не участвовала харизма Сейбер, то нет никакой возможности, чтобы мы могли получить...
  

* * *

   - ...зарплату, проживание и питание на четверых человек так просто, - сказала МакГонагалл. - И, несмотря на все эти бонусы, в их обязанности входит только преподавание двух курсов для смешанных классов и обеспечение безопасности?
   - С этим есть какие-то проблемы, Минерва?
   - Проблема в том, что вы согласились предоставить им все это за меньшее количество работы, чем у других профессоров! Уверяю, когда наши коллеги узнают об этом, вы не будете рады последствиям, - женщина прервала тираду, чтобы перевести дыхание. - Альбус, я, конечно, уважаю вашу готовность доверять их заявлениям, но похоже, что вы позволили своей любознательности выйти на передний план во время переговоров с мисс Тосака.
   Директор слегка усмехнулся.
   - Минерва, я думаю, вы немного...
  

* * *

   - ...недооцениваешь его, - сказал Рин.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Задумайся. Дамблдор не только директор школы, он также занимал высокое положение в правительстве.
   Широ мгновение размышлял над ее словами, а затем устало спрятал лицо в руках.
   - Политика, - простонал Эмия. - Так это снова Часовая Башня, да? - прямо спросил он.
   - Именно, - с улыбкой ответила ему Рин. - Мы - неизвестные...
  

* * *

   - ...переменные, - сказал Дамблдор. - И с учетом заявленной цели прибытия, я счел это прекрасной возможностью, чтобы держать их...
  

* * *

   - ... рядом с собой, где за нами можно приглядывать. Кроме того, мы представляем собой неучтенные ресурсы, потенциально полезные...
  

* * *

   - ...ресурсы, которые могут быть использованы в нашей борьбе с Темным Лордом. Конечно, не в качестве действующих членов Ордена; я не настолько самонадеян. Но их необычная магия могла бы пригодиться. По-моему, полезных связей никогда не бывает слишком много. Обеспечивая их работой и местом для жизни...
  

* * *

   - ...он мешает другим фракциям сформировать с нами союз, например Отделу тайн или даже этому так называемому...
  

* * *

   - ...Темному Лорду.
   Профессор трансфигурации недоверчиво смотрела на старика.
   - О Мерлин, вы приняли все это во внимание...
  

* * *

   - ...во время переговоров? - спросил Широ.
   - Конечно, он это сделал. Как я уже говорила, ты его недооцениваешь. Для такого человека это...
  

* * *

   -...вторая натура.
   - Это кажется очень манипулятивным с вашей стороны, Альбус, - произнесла МакГонагалл.
   Старый волшебник весело сверкнул глазами.
   - Ах, Минерва, все не так плохо, как вы думаете, учитывая, что Рин знает...
  

* * *

   - ...это. На самом деле, он знает, что мы знаем, что...
  

* * *

   - ...я знаю, - закончил директор.
   Ведьма устало помассировала переносицу.
   - Альбус, вы говорите мне, что мисс Тосака может угнаться за...
  

* * *

   - ...твоим безумием? - произнес Широ, мысленно умоляя Исток, чтобы это было не так.
   - Безумие? - переспросила Рин с жутко искусственной улыбкой. Она подняла вверх указательный палец левой руки, где сразу начал формироваться черный шар с красноватым отливом. - На что это ты намекаешь, Эмия-кун?
   - Рин, стой, успокойся!
   - Я успокоюсь, когда дам тебе...
  

* * *

   - ...лимонную дольку, Минерва?
   - Нет, спасибо.
   Дамблдор улыбнулся и взял себе лакомство, после чего разлил чай и протянул ей одну чашку.
   - Что же касается мисс Тосака, я бы хотел узнать ваше мнение о ней.
   - Ну, она очень умная молодая леди, - МакГонагалл сделала глоток. - И...
   Она замерла, посмотрела на свою чашку и сделала еще один осторожный глоток.
   Директор понимающе улыбнулся.
   - Альбус, где вы раздобыли этот чай?
   - Подарок от наших гостей. Они сказали, что это сбор собственного изготовления. Должен признать, у меня была похожая реакция, когда я впервые попробовал его.
   - Ну, тогда можно сказать, что наши таинственные посетители обладают очень разнообразными талантами, - женщина поставила чашку на стол. - Как я уже говорила, Рин очень умна и ненасытна до новых знаний. Если на то пошло, каждый из них кажется очень умным. И хоть мне и не хочется признавать это, я подозреваю, что широта их познаний превышает нашу.
   - Как же так? По-моему было очевидно, что наши чары чужды им так же, как и их нам.
   - Я не имею в виду их магические знания. Скажите, Альбус, вы знакомы с терминами "дифференциальные уравнения", "молекулярная структура" или "окислительно-восстановительные реакции"?
   Директор откинулся на спинку кресла и задумался.
   - Магглы называют молекулами частицы, из которых состоят объекты, на ступень выше атомов. Дифференциальные уравнения... я считаю, это относится к математическим концепциям, отдаленно схожим с нашей арифмантикой. Кажется, они основаны на открытиях маггла по имени сэр Исаак Ньютон, но, честно говоря, я не уверен. Что же касается последнего термина... нет, должен признать, что мне не хватает знаний.
   - Чарити знала примерно столько же, сколько и вы. Когда мы попросили Широ объяснить дифференциальные уравнения, взгляд Септимы потускнел через пять минут. Северус знал некоторые термины и понятия, используемые в ходе объяснения химических реакций. Но когда Широ начал говорить о... как же там было... окислительно-восстановительных процессах, даже он не мог скрыть своего невежества относительно данной темы.
   - Хм... скажите мне, Минерва, эти понятия были на самом деле продвинутыми или они кажутся таковыми только потому, что нам не хватает стандартного маггловского образования?
   - Широ говорил, что эти вещи, как правило, изучают в старших классах средней школы или на первых курсах университетов.
   Дамблдор задумчиво погладил бороду. Еще одно доказательство того, что гости не связанны с Томом и его чистокровным курсом.
  

* * *

  
   Когда Джинни вернулась в купе после того, как проведала своего парня, Гермиона заметила, что за ней следует еще одна девушка.
   - Ну, вернулась от своего Корнера? - проворчал Рон.
   Джинни уперла руку в бок и скептически посмотрела на брата.
   - Да, Рональд. У тебя с этим какие-то проблемы? - когда Гермиона предостерегающе ткнула Рона в бок, она удовлетворенно кивнула и повернулась к своей спутнице. - Знакомьтесь, ребята, это моя подруга, Луна Лавгуд, ее дом не очень далеко от "Норы". Она на четвертом курсе в Рейвенкло. Заходи, Луна.
   - Спасибо Джинни, - ответила блондинка, вплывая в купе. Как и все остальные, она еще не переоделась в школьную форму. Тем не менее, внимание привлекала не одежда, а некоторые странноватые украшения, вроде редисочных серег. Прежде чем кто-либо успел спросить, почему она носит свою палочку за ухом, девушка снова заговорила: - В районе моего купе было слишком много мозгошмыгов, так что мне пришлось покинуть его.
   Не обращая внимания на растерянные взгляды, Луна взмахнула палочкой.
   - Вингардиум Левиоса, - ее чемодан взлетел на полку. Усевшись на свободное место, она вдруг пронзила Гарри пристальным взглядом.
   - Ты Гарри Поттер.
   - Э, да, - неуверенно ответил Гарри на это явное утверждение. Гермиона заметила, что, в отличие от большинства, Луна смотрела парню прямо в глаза, а не на шрам.
   - Ты-Знаешь-Кто действительно вернулся?
   Неожиданно прямой вопрос привлек всеобщее внимание.
   - Да, вернулся, - на этот раз ответ был уверен и тверд.
   - Хм... - нейтрально протянула девушка и уткнулась в принесенный журнал.
   Прочитав название перевернутого вверх ногами журнала, Гермиона определила, что это "Придира". Девушка подавила раздраженный вздох. Хотя она была рада каждому, кто верит им, но судя по выбранной прессе, эта девушка является сторонником Теории Заговора.
   - Эм, ладно... это Гермиона Грейнджер, ну а с Роном ты и так знакома, - продолжила Джинни.
   - Почему ты читаешь журнал вверх ногами? - спросил Рон.
   - Ну, тут сказано, что если прочитать руны вверх ногами, то тебе отроется заклинание, с помощью которого можно превратить уши врагов в кумкваты, - ответила Луна.
   В другой реальности мисс Грейнджер бы лишь фыркнула и сообщила, что думает о "Придире", но здесь...
   - Постой, это руническая магия? - взволнованно воскликнула Гермиона. С тех пор, как официантка в "Дырявом котле" продемонстрировала ей волшебные руны, она перекопала все доступные источники, но так и не нашла ничего о подобной магии, а все попытки расспросить виновницу были мягко пресечены. И вот теперь перед ней возникла другая ссылка на заинтересовавшую тему.
   - Здесь так написано, но, похоже, это не работает, - расстроенно ответила рейвенкловка.
   - Можно мне посмотреть?
   Немного удивленно посмотрев на нее, Луна передала ей журнал. Быстро прочитав инструкцию, Гермиона перевернула его вверх ногами.
   - Хм... я ничего не вижу.
   - Мерлин, Гермиона, ты что, правда, веришь в это? - удивленно спросил Рон.
   - Я познакомилась с ведьмой, которая использовала руническую магию, - рассеяно ответила она. Гермиона опустила газету и отшатнулась назад. Рейвенкловка стояла прямо перед ней.
   - Руническая магия? - поинтересовалась Луна.
   - Да, - подтвердила Гермиона, доставая палочку. Вызвав маленький огонек на кончике, она начертила в воздухе руну Хагалаз. - Ее руна была синей и холодной, я думаю, она была наполнена магией. Не представляю, как ей это удалось.
   - Интересно... - пробормотала Луна. - "Хагалаз" означает "град", должно быть, поэтому она была холодной.
   - Она не холодная, Гермиона. Это больше похоже на огонь, - беспомощно сказал Рон, указывая пальцем на руну.
   Прежде чем она смогла сформулировать адекватный ответ без перебора эпитетов, выражающих недовольство, ее прервал Гарри:
   - Это заклинание Флограте, Рон. С его помощью можно писать огнем в воздухе, - он сам достал палочку и начал писать. Когда он закончил, перед ним висела огненная строка.
   Я - Том Марволо Риддл.
   Гарри взмахнул палочкой.
   Я - лоРд волан-де-МорТ.
   Тишина.
   - Думаю, это выглядело бы лучше, если бы ты написал все заглавными буквами, приятель, - слабо сказал Рон.
   Луна решила, что его фраза была жутко веселой.
  

* * *

   Прямоугольный стол в учительской был достаточно велик для того, чтобы пришельцы без проблем присоединились к собранию. За последний месяц Сейбер и ее спутники успели познакомиться с каждым из сотрудников школы кроме отсутствующего мистера Хагрида и нового профессора ЗОТИ, которому только предстояло прибыть.
   Вместо того, чтобы занять место во главе стола, директор примостился посередине длинной стороны, максимально уменьшив расстояние между собой и всеми остальными. На его одежде и правда был анимированный метеоритный дождь.
   Собравшиеся никак не отреагировали на плащи, что она, Рин и Сакура носили вместо мантий, хотя многие женщины за столом неоднократно косились в сторону Широ. Сама Сейбер чувствовала себя в новом наряде немного неуютно. Изначально она настраивалась на простой строгий костюм с галстуком, подобный тому, что носила во время четвертой войны за Грааль, но ее спутники настояли на хотя бы символичной попытке вписаться в местное общество. В конце концов, Сейбер прислушалась к их пожеланиям и разрешила Широ купить ей длинное пальто.
   Оно было идентично пальто Кирицугу...
   Поэтому сейчас, стоя в учительской, она была одета как этот мужчина и ждала начала собрания. Меч в ножнах был закреплен на внешней стороне пальто. Это был клинок, который Широ сковал несколько лет назад в результате своих Чародейских изысканий. Конечно, ему было очень далеко до Калибурна или тем более Экскалибура, но благодаря ее способностям его было вполне достаточно для противостояния средним магам.
   - Ох, боже мой! Альбус, где вы взяли этот чай? - спорила профессор Стебль.
   - Подарок от наших гостей, - ответил Дамблдор, с улыбкой кивнув в сторону Рин и Сакуры. Другие сотрудники тоже решили попробовать чай.
   - Мерлинова борода! - возбужденно воскликнул Флитвик. - Возможно ли договориться с вами о поставках этого чуда?
   - Я присоединяюсь к просьбе, чай просто великолепен, - согласилась Вектор.
   Снейп промолчал, но судя по взлетевшим после глотка бровям, он тоже оценил творение Сакуры.
   - Извините, - произнесла Сейбер, привлекая всеобщее внимание. - Вы сказали "Мерлинова борода"?
   - О, неужели Мерлин не существовал в вашем мире? - спросил Флитвик.
   - Существовал, - медленно ответила Сейбер, вдруг ощутив приближение злого рока.
   - Ну, так как он был величайшим из волшебников, его имя часто поминают в восклицательных выражениях. "Борода Мерлина". "Мерлиновы кальсоны". "Палочка Мерлина". И другие подобные фразы, - пояснил маленький профессор.
   Годы правления дали Артурии Пендрагон достаточно опыта в подавлении непроизвольных реакций бровных мышц.
   - Он столь сильно почитаем в вашем обществе? - спросил Сакура.
   - Да. А как обстоят дела в вашем мире?
   - Он обладает историческим значением как известный маг, но не почитается до такой степени, чтобы поминать его имя подобным образом.
   Сейбер осознавала, что ее Мастер позже обязательно будет дразнить ее по поводу этого, но все равно была обязана спросить:
   - "Мерлиновы кальсоны"?
   - Эм, да, - сказал профессор чар. - Немного грубо, но не столь вульгарно, как другие... э-э, более вульгарные выражения.
   Сейбер проигнорировала тавтологию в его словах.
   - Мерлин не носил кальсон, - решительно заявила она. Абсолютно все в комнате уставились на нее. Сейбер даже чувствовала взгляд Горгоны, несмотря на то, что на ее глазах была самая мощная в мире повязка... а она сама сидела на потолке в астральной форме. Но король рыцарей не ощущала никакого дискомфорта от столь пристального внимания.
   - Вы должны обладать редчайшим внутренним взором! - воскликнула Трелони. - Вместо того чтобы видеть проблески будущего, вы зрите в прошлое.
   Лица других профессоров отразили удивление и раздражение.
   - Внутренний взор у сквибы, - скептически протянул Снейп.
   - Не совсем, - ответила Рин, поняв смысл фразы "внутренний взор" из контекста слов Трелони. - Просто Сейбер - эксперт в области Артуровских преданий, - простое объяснение удовлетворило сотрудников (и разочаровало Трелони), так что других вопросов не последовало.
   - Ну, давайте начнем наше совещание, - сказал Дамблдор. - Во-первых, помните о дополнительных мерах безопасности. Все вы знаете, как открыть защитные чары Хогвартса. Аргус, Сейбер, я понимаю, что это неудобно, но вам понадобится вол... - он приостановился, глянув на иномирян. - Вам понадобится маг, чтобы открыть для вас ворота. Однако так как вы включены в список доступа, если вы будете сопровождать студентов, даже они смогут открыть их.
   Оба кивнули. Артурия была уверена, что могла бы направить прану, чтобы открыть барьер, но промолчала об этом.
   - Те, чьи покои подключены к сети летучего пороха, должны убедиться, что, пока не используются, их камины остаются заблокированными. И последнее, количество сопровождающих на прогулки в Хогсмид будет увеличено. К счастью, в Отделе магического правопорядка согласились выделять для нас по паре авроров на каждые выходные с момента начала походов.
   - Сейбер? - телепатически спросила Рин.
   - Авроры - полицейские волшебного мира.
   - Спасибо.
   Слушая директора вполуха, Сейбер разглядывала персонал Хогвартса. Основываясь на их взаимодействии и невербальных сигналах, она вывела неофициальную иерархию школы. На вершине был Дамблдор, деканы факультетов стояли на ступень ниже, и среди них МакГонагалл обладала небольшим преимуществом. Остальные преподаватели были примерно на одном уровне, но Трелони явно была ниже всех. Даже к временному заместителю мистера Хагрида, профессору Граббли-Дерг, относились с большим уважением, чем к прорицательнице. На самой нижней ступени находился Аргус Филч, вероятно из-за того, что был сквибом, деятельности или скверного характера.
   - Из-за прошлогоднего успеха мы организуем в этом году еще один Святочный бал, - продолжил Дамблдор. - Возможно, следует сделать это событие ежегодным. Письма с информацией о нем уже разосланы. Кроме того, я предлагаю каждому из вас пригласить на бал особого гостя; я бы хотел, чтобы этот бал стал важным событием для детей.
   - Возраст присутствующих студентов будет ограничен так же, как в прошлом году? - спросила Стебль.
   - Да. Мы уже нарушили традицию, проведя бал во время Турнира, и я думаю, что дополнительные перемены могут вызвать негативную реакцию у некоторых семей.
   Сейбер отметила подтекст с долей веселья. Она уже давно привыкла к тому, что богатые семьи любят бросать пыль в глаза, демонстрируя свою значимость. Престижное учебное заведение, подобное Хогвартсу, просто не могло избежать этого явления.
   - И последнее... новый профессор ЗОТИ прибудет позже, примерно за полтора часа до прихода поезда с детьми, - нехотя объявил директор.
   - Кто у нас в этом году? - спросил Флитвик.
   - Сотрудник Министерства, - Дамблдор устало вздохнул. Порывшись в своих пергаментах, он нашел нужный лист. - Вот, у меня даже есть точная формулировка. "Учитывая характер заявлений, поступающих из Хогвартса, Министерство сочло необходимым гарантировать, что следующее поколение волшебников и волшебниц получит достойное образование в области защиты от темных искусств".
   Персоналу потребовалось некоторое время, чтобы обдумать послание.
   - Впечатляет, - заявил Снейп, прервав тишину. - Формулировка не ставит под сомнение вашу позицию и, по сути, может трактоваться как поддержка, а не противодействие. Остается вопрос, кого же нам назначили?
   - Долорес Амбридж, заместитель министра магии, - только слепец мог не заметить, как комнату заполняет недовольство. Хотя не все сталкивались с этой женщиной, лица тех, кому не повезло, ясно демонстрировали их отношение.
   - Думаю "характер заявлений" намекает на возвращение этого безымянного Темного Лорда, - телепатически заметила Рин.
   - Весьма вероятно. Нам следует расспросить кого-то об этом в частном порядке. Понятно, что не весь персонал полностью осведомлен о политическом курсе директора.
   - Как насчет МакГонагалл? Если Дамблдор недоступен, тогда, возможно, следует обратиться к следующему человеку в местной иерархии.
   Сейбер задумалась.
   - Это было бы приемлемо. К тому же, похоже, что в общении с людьми Дамблдор обычно придерживается образа мудрого и таинственного старца, - в ее сознании промелькнул образ Мерлина. - Мы стали исключением в силу обстоятельств. Но если он решит, что с нами тоже следует общаться так, то возможность нормально говорить с его заместителем станет очень полезна.
   - Хорошо, тогда позже мы соберем больше информации. Я не ожидала, что мы так скоро влезем в местную политику. Надеюсь, нам не придется сожалеть о решении работать в Хогвартсе.
  

* * *

   - ...сочетание темной магии и болезни десен, - объяснила Луна.
   Гермиона посмотрела на блондинку с недоверием.
   - Ты думаешь, что авроры заражают министерских работников болезнью десен?
   - Да. Это общеизвестный факт.
   - Ладно... - ответила девушка. Веселье на лицах других гриффиндорцев совершенно не помогало. После разговора о рунической магии рейвенкловка по-видимому решила, что нашла единомышленника относительно эзотерических знаний. Это привело к описанию целого перечня скорее всего вымышленных существ, а также к абсурдным темам вроде "заговора гнилозубов", о котором она говорила только что.
   - Ну, я не уверена, используют ли они темные искусства, чтобы распространять болезнь десен, или делают это каким-то иным способом, - добавила Лавгуд.
   - Да, - проговорила Гермиона, устало массируя висок. Решив немного подшутить над своей новой знакомой, она спросила: - Так какое именно заболевание десен они распространяют?
   Блондинка удивленно моргнула.
   - Есть разные типы заболевания десен?
   - Да. Гингивит и пародонтит, - она не стала уточнять, что второе по большей части является следствием первого.
   - Я думаю, они используют то, которое вызывают невидимые существа, заселяющиеся под зубы.
   - Ты имеешь в виду бактерии? На самом деле, обе болезни вызываются ими.
   Оба Уизли шокировано уставились на нее. Гарри подавил смешок. Во взгляде Луны появился нешуточный интерес.
   - Бактерии? - переспросила она, одновременно пробуя произнести незнакомое слово. - Это название существ? Как им удается оставаться невидимыми?
   - Ну, они не совсем существа. Это одноклеточные организмы, а значит, они настолько малы, что наши глаза просто не способны их видеть.
   - Мерлин! - выдохнул Рон. - Ты хочешь сказать, что невидимые существа, о которых постоянно говорит Луна, действительно существуют?
   - Конечно они существуют, Рональд, - ответила блондинка. - Зачем мне говорить о них, если бы они не существовали? - все остальные воздержались от озвучивания своих мнений по этому вопросу. - Так значит, авроры используют темную магию, чтобы создавать этих бактериев, и с их помощью проклинают работников Министерства заболеванием десен... - задумчиво протянула девушка.
   - Бактерии, Луна, - поправила ее Гермиона. - Бактерии - это множественное число. Бактерия - единственное, - девушка на секунду приостановилась, осознав, что теперь, когда хотя бы часть темы вращалась вокруг фактов, она действительно начала наслаждаться беседой. - Болезнь десен возникает в случае плохого ухода за зубами или если человек ест слишком много сладкого. Если хочешь, я могу отправить сову своим родителям и попросить их прислать несколько брошюр о болезнях десен. Они были бы рады помочь.
   - Твои родители знают о заговоре гнилозубов?! - пораженно воскликнула Луна.
   - Нет, они стоматологи, - и заметив непонимание, пояснила: - Маггловские целители, специализирующиеся на зубах и деснах.
   - О! В таком случае, они могли бы подтвердить, что маггловское правительство тайно противодействует заговору гнилозубов, добавляя маггловские целебные зелья в еду?
   - Это вовсе не секрет. Правительство добавляет фториды в питьевую воду. Но не в еду.
   - Ты серьезно? - удивленно спросил Гарри.
   - Да, Гарри. В среднем люди сейчас едят слишком много сахара, так что эти методы позволяют избежать некоторых проблем со здоровьем.
   - Ага, понятно, просто никогда не знал об этом, - ответил он. Брат и сестра Уизли молча переводили недоверчивые взгляды с одного на другую.
   - В любом случае, это никак не связано с заговором гнилозубов, Луна, - Гермиона открыла чемодан, порылась в нем и достала толстую книгу. - Вот, это книга о биологии. Тут есть кое-что о бактериях. Хотя, нет ничего именно про те, что вызывают заболевание десен.
   - Ты имеешь в виду, что есть несколько видов этих невидимых существ? - спросила Джинни, все еще ошалевшая от того, что Гермиона подтвердила существование одного из существ Луны.
   Гермиона весело фыркнула.
   - Джинни, существует больше видов бактерий, чем растений, даже если включить в перечень все магические виды.
   - Эм, извините? - Луна указала на слова в книге. - Что такое клетка?
   - Оно выделено жирным шрифтом? - спросила Гермиона. - Тогда загляни в конец книги. Там есть словарь терминов.
   - Отличная маггловская придумка, - заметила Луна. - Жаль, в книгах волшебников так не делают.
  

* * *

   - Заместитель директора.
   МакГонагалл обернулась на голос.
   - Вы что-то хотели, Сейбер?
   - У вас найдется пара минут для небольшого разговора?
   - Конечно. Давайте пройдем в мой кабинет.
   Сейбер согласно кивнула и последовала за ней.
   - Львиная гордость, - МакГонагалл произнесла пароль, когда они дошли до портрета, скрывающего вход в ее комнаты.
   Войдя, Минерва заметила, что Сейбер остановилась, разглядывая большой гобелен, висящий на стене. На нем был изображен коллаж из трех воинов. Левый был ранен, он устало оперся на копье и прислонился к валуну. Бородатый мужчина справа гордо расправил плечи, в руках у него были меч и щит. По центру находился высокий брюнет с голубыми глазами, он замахивался на невидимого врага двуручным мечом, инкрустированным драгоценными камнями.
   - Пес Ольстера, Кухулин, - заявила Сейбер. - Знаменитый военачальник Уильям Уоллес.
   МакГонагалл кивнула.
   - Я не признаю центральную фигуру, - добавила мечница.
   - Учитывая то, о чем только что говорили на собрании, это удивляет, - сказала Минерва, вскинув бровь. - Это король Артур.
   В ответ на это блондинка резко перевела взгляд на собеседницу.
   - Я полагаю... художник излишне вольно подошел к своей работе, - с некоторым трудом проговорила она.
   - Возможно, - пожилая ведьма с улыбкой кивнула на стул. - Присаживайтесь. Что вы хотели обсудить?
   Ее гостья грациозно опустилась на предложенное место.
   - Настало время прояснить неудобную тему, которую все старательно избегают.
   МакГонагалл удивленно заморгала, прежде чем понять, о чем речь, и устало вздохнуть.
   - К сожалению, эта тема требует больше, чем несколько минут.
   - Тогда мы сведем этот разговор к тому, что непосредственно относится к безопасности замка.
   - Ваш самоотверженный подход к работе достоин уважения, - заметила Минерва. - Однако в ваши обязанности входит только патрулирование Хогвартса после комендантского часа. Защита школы от сил Сами-Знаете-Кого находится вне вашей юрисдикции.
   Сейбер сощурилась.
   - А если этот противник нападет на Хогвартс? Что будет подпадать в мою юрисдикцию в этом случае?
   Ведьма отметила небольшое изменение в выражении лица собеседницы. По правде говоря, этот легкий прищур вызвал у нее необъяснимую нервозность.
   - Хогвартс обладает множеством защитных чар. Если они полезут в столь глупую атаку, то вашим долгом будет охрана студентов, а Пожирателями смерти займутся преподаватели.
   Девушка некоторое время смотрела на профессора на удивление тяжелым взглядом. Минерве очень не хотелось это признавать, но ей пришлось прилагать немалые усилия, чтобы не заерзать перед этой юной леди.
   - Хорошо. Безопасность студентов - это приемлемая задача, - объявила Сейбер.
   Напряжение немного рассеялось. Нет, Минерва не вздыхала облегченно. Да, именно так.
   - Итак, перейдем к конкретной информации о Сами-Знаете-Ком...
  

* * *

   Когда в дверь купе постучали, Гарри повернулся к входу. Джинни, сидевшая рядом с дверью, открыла ее и обнаружила Чо Чанг. В отличие от хозяев купе, она уже была в школьной мантии.
   - Привет, Гарри. Луна. Мм... Джинерва, да?
   - Нет, правильно Джиневра. Но можешь остановиться на Джинни.
   - Ой, прости, Джинни.
   - Ты здесь для работы старост? - спросила Луна, с трудом оторвавшись от книги по биологии. - Рональд и Гермиона ушли на обход вагонов. Надеюсь, они будут держаться подальше от мозгошмыгов.
   - Нет... - Чо в замешательстве умолкла и нервно глянула на Гарри. - Эм... Гарри, мы можем поговорить? Наедине?
   - Конечно, Чо, - выходя из купе, он заметил странный взгляд Джинни.
   Идя по вагону, Гарри старался подавить бабочек, запорхавших в животе. И память о советах Сириуса о том, как следует обращаться с девушками, совершенно в этом не помогала. В конце концов, они нашли пустое купе и сели напротив друг друга.
   - Так... как прошло твое лето? - спросила Чо, нервно теребя длинные волосы.
   - Очень... насыщенно, - ответил он, припомнив последние два месяца. - А твое?
   - Я... Ну... бывало и лучше... - Чо умолкла.
   - Ты в порядке? - заметив что-то неладное, спросил он.
   Девушка глубоко вздохнула и выговорила на одном дыхании:
   - Ты можешь рассказать мне о том, что случилось с Седриком?
   Ой.
   Ой.
   Конечно. Это могла быть единственная причина, по которой она бы хотела поговорить с Гарри. Почему он вообще ожидал, что привлекательная девушка захочет с нимпросто поболтать?
   Эх...
  

* * *

   Когда Сейбер вошла в комнаты, выделенные для иномирян, Райдер перешла в физический облик для участия в обсуждении. Пока король рыцарей шла в зал, где собралась вся группа, Рин раздавала каждому записи о встрече с МакГонагалл, за которой она наблюдала через глаза своей Слуги.
   - Какие у тебя впечатления? - спросила ее Рин. Взгляд через магическую связь все же несколько отличается от собственных глаз.
   - МакГонагалл, несомненно, верила в то, о чем говорила, - заявила Сейбер. - Однако она сама не была свидетелем прошлогодних событий кроме разоблачения преступника, скрывавшегося под личиной профессора.
   Движением головы Рин отбросила волосы назад.
   - Если это правда, то угроза серьезна. Любой, кто способен терроризировать магическое общество уровня Эпохи Богов, не может считаться незначительной проблемой. Особенно если большинство людей попросту боится произносить его имя. Но у меня есть сомнения насчет воскрешения.
   - Прикосновение небес? - предположила Сакура. Она, конечно, имела в виду Третью Истинную Магию, а не конкретный ритуал по достижению оной с тем же названием.
   - Может быть да, может быть нет. Нам необходимо узнать больше, прежде чем определить свое мнение по этому вопросу, - Рин внимательно посмотрела на единственного мужчину в комнате. - Широ, ты опять собираешься играть в героя?
   Названный герой поморщился на ее тон, но все же ответил.
   - Этот Темный лорд в данный момент скрывается. Если он что-то предпримет, то правительство не сможет отрицать заявления Дамблдора. Пока этот человек ждет своего часа, у меня немного вариантов. До тех пор, пока он не начнет действовать, я не против заниматься охраной сотен детей.
   - Хорошо, - с облегчением сказала Рин.
   - Ну, я, наверное, мог бы сделать себя приманкой и вывести его, если он...
   - Нет! - безапелляционно заявили четыре женщины в один голос.
   - Я просто озвучил идею... - пробурчал Широ, отвернувшись от колючих взглядов. Даже суперповязка на одной паре глаз не делала взгляд менее колючим.
   - Это меняет наши планы? - спросила Сакура, возвращаясь к основной теме.
   - Я не уверена, - ответила Рин. - Давайте рассмотрим ситуацию с точки зрения местных. Сначала Дамблдор делает нелепое заявление о том, что этот Темный лорд возродился. И после этого он сделает еще более нелепое заявление о пришельцах из другого измерения, которые будут преподавать в школе. Он уже потерял два высоких поста из-за первого утверждения, не думаю, что второе упрочнит его положение. Но второе, в отличие от первого, можно проверить.
   Сейбер согласно кивнула.
   - Скорее всего, в какой-то момент местные власти попытаются нас допросить. Очень вероятно, это произойдет через новую преподавательницу ЗОТИ.
   Сакура задумчиво склонила голову набок.
   - Сейбер, ты могла бы убедить ее поверить нам? Я знаю, что ты не любишь использовать свою харизму для таких целей, но в данном случае мы никого не вводим в заблуждение.
   - Я сомневаюсь, что это сработает, - общее внимание переключилось на Райдер. - Если мы будем держать маскарад, то они продолжат относиться к Сейбер с пренебрежением из-за ее положения сквиба.
   - Райдер права, - согласилась Артурия.
   - Думаю, ты недооцениваешь свою харизму, Сейбер, - прокомментировала Рин. - В любом случае, на данный момент мы будем следовать нашим текущим планам. Безусловно, и персонал Хогвартса, и правительство будут использовать проводимые нами уроки с целью оценки наших утверждений.
   - Что насчет этого Гарри Поттера? - спросил Широ. - Именно он стал свидетелем воскрешения. Дамблдор просто поддерживает его слова.
   - МакГонагалл упоминала, что до побега он успешно держался в схватке с Темным лордом, - сказала Сейбер. - Если Гарри Поттер говорит правду, то его способности заслуживают уважения.
   - Учитывая, что они преобразуют пуговицы в жуков в двенадцатилетнем возрасте, я склонна считать, что все ученики обладают значительными способностями, - заметила Рин. - Она сказала, что он учится на пятом курсе, верно?
   - Да, - подтвердила Сейбер. - Пятнадцать не так уж далеко от семнадцати, - она многозначительно посмотрела на Широ и Рин. Во время пятой войны за Грааль им было семнадцать.
   - Я могла бы понаблюдать за ним, - предложила Райдер. Под наблюдением она понимала преследование и шпионаж. Взгляды сосредоточились на Сакуре, так как это было ее решение.
   - Нет, - сказала она. - На данный момент, если мы хотим изучить его, следует использовать менее навязчивые методы.
   - Да, Мастер.
  

* * *

  
   Наедине с привлекательной девушкой...
   В уютной обстановке...
   С освещением в виде парящих огоньков Инсендио...
   И девушке требуется эмоциональная поддержка...
   Увы, вся обстановка шла коту под хвост из-за ее первопричины и того, что на плачущую Чо Чанг... было тяжело смотреть.
   Сириус определенно что-то упустил, когда рассказывал о таком варианте.
   Гарри сидел и не знал, что делать. Он начал свою историю со входа в лабиринт, но затих, добравшись до "кости отца", так как был уверен, что девушка перестала его слушать с момента описания смерти Седрика. Пытаясь решить, как поступить, мальчик подумал, что эта сцена определенно не то, чего он ожидал от "наедине с прекрасной Чо Чанг". Подняв палочку, Гарри произнес заклинание:
   - Креаре Вестис.
   Создание платка. За время ремонта Гриммо, 12, он узнал целую кучу подобных заклятий. Посмотрев на девушку, он создал еще несколько платков и протянул ей. Через некоторое время Чо удалось немного успокоиться. Гарри думал о том, чтобы уйти, но ему совершенно не хотелось покидать девушку, в которую он был влюблен уже целый год.
   - Спасибо, Гарри, - выдавила она между всхлипами.
   - Не за что.
   Они замолчали. Гарри изо всех сил пытался найти слова, чтобы заполнить тягостную тишину; через несколько минут у него не было ничего кроме одной не особо приятной темы.
   - Ты мне веришь? - осторожно спросил он.
   - Конечно верю, - удивленно ответила девушка.
   - Слава Мерлину, - облегченно выдохнул Гарри.
   - Почему бы мне не верить? - растерянно спросила Чо.
   - Ты читала "Пророк"? - через пару мгновений на ее лице проступило понимание. - Министерство считает, что я вру, и эта макулатура печатает то, что они хотят. Я уверен, что в школе мне никто не верит. Все будет опять как в прошлом году и на втором курсе.
   - О... ну... мы... я, имею в виду, Седрик и я никогда не верили, что ты бросил свое имя в Кубок.
   - А... спасибо.
   Девушка нервно поерзала.
   - Ничего, если я попрошу тебя закончить рассказ?
   - Ах, да, конечно, - Гарри задумался. Возможно, будет лучше показать ей это в Омуте памяти? Но тогда она увидит действие Приоре Инкантатем, чего, наверное, лучше избежать. С другой стороны, куча Пожирателей и сам Волан-де-Морт уже и так все видели, так что это уже давно не секрет. Потом Гарри вспомнил слова Дамблдора о просмотрах памяти, но ведь он сам согласился показать ее семье Диггори. Чо была девушкой Седрика, стоило ли сохранять это от нее в тайне?
   Хотя, был еще один вариант, но Гарри сомневался в своей способности сделать это. Обученный легилимент мог создать фальшивые воспоминания в голове другого человека. Хотя обычно это делают из злого умысла, ничто не мешает использовать тот же метод для передачи реальной памяти без Омута.
   К сожалению, легилименция Гарри все еще оставляла желать лучшего...
  

* * *

   21 августа 1995, понедельник.
   Волшебный мир.
   - Нет.
   - Но... - начала было Гермиона.
   - Нет! - безапелляционно рыкнул Аластор. - Легилименция - это темное искусство. Я думал, ты умнее; как тебе в голову пришло то, что я возьмусь обучать вас, как залезать в головы к другим людям?! Я! Обучать темным искусствам?!
   - Но у нас есть веская причина! - воскликнула Гермиона. Как и было договорено, Гарри с Роном молчали, а она говорила.
   - Неужели? - саркастически спросил старый аврор. - Ну, давай, рассказывай.
   Ведьма достала пятифутовый пергамент, исписанный ее ровным почерком.
   Постоянная бдительность встретила лохматого книжного червя.
   - Мерлинова борода, ты что, написала целое сочинение?! - воскликнул Грюм, уставившись на свиток обоими глазами.
   Девушка довольно улыбнулась и передала пергамент. Ворча о том, что он на самом деле никогда не был профессором, старик начал читать. Подростки терпеливо ждали.
   - Так, в итоге, у тебя есть три причины, - заявил он. - Первая и главная: вы трое хотите легилиментить друг друга, чтобы тренировать окклюменцию и не давать Снейпу лазить в ваши головы. Вторая причина: вы хотите применять поверхностную легилименцию во время дуэлей. И третья: аврорам разрешено изучать это искусство, и учитывая, что двое из вас хотят поступить в аврорат, то вы просто начнете тренироваться раньше времени.
   - Да, - подтвердила Гермиона.
   - Гермиона, как ты умудрилась расписать это на пять футов? - спросил Рон, недоуменно морща лоб.
   - Я привела примеры волшебников подросткового возраста с положительной репутацией, которым легилименция помогла в различных ситуациях. Перечислила волшебников с положительной репутацией - не только подростков, - которые погибли в ситуациях, где применение легилименции в непротивозаконной манере могло спасти их жизни. Затем я привела перечень погранично темных заклинаний, которые используют авроры и которые могут на законных основаниях изучаться не аврорами и аврорами-курсантами во время подготовки к службе. И наконец, я указала, что в запретной секции библиотеки Хогвартса есть книги с заклинаниями, влияющими на разум, вроде Обливейта. Если нам доверяют такие вещи, то нам можно доверить и легилименцию.
   - Эти аргументы не сработают, девочка, - старый аврор фыркнул. - Иначе и мелкий Малфой мог потребовать права учиться легилименции. Можешь ли ты, глядя мне в глаза, честно сказать, что у него нет на это права, если исходить из твоей логики?
   Гермиона посмотрела прямо в глаза Грюму... и даже не дрогнула.
   Черт побери, постоянная бдительность просто не работала на лохматых книжных червях.
   Старик бросил пергамент через плечо.
   - Я не буду учить тебя, Грейнджер, - сказал он и повернулся к Гарри. - Поттер, я научу тебя, и только тебя.
   - Почему? - спросил мальчик. - Зачем вам учить меня, но не Рона с Гермионой?
   Аластор хмыкнул.
   - Я копался у тебя в голове в течение последнего месяца, Поттер. Думаю, сейчас я в достаточной степени тебя знаю, чтобы судить о твоей благонадежности. Ты сможешь тренировать Грейнджер и Уизли, но тебе все равно придется идти к Снейпу. Если Альбус хочет, чтобы ты освоил окклюменцию, то нужно учиться у профессионала. С любительской легилименцией далеко не уедешь.
   Гарри задумался. Шанс спасти своих друзей от мозголомки Снейпа?
   - Согласен.
   - Хорошо. Теперь еще кое-что.
   - Что?
   - Легилименс!
   Возможно, Грюм прежде был грубоват во время своих уроков, но это конкретное нападение можно было честно назвать злобным и жестоким.
   Знакомая комната. Точно такая же, какой он ее запомнил, увидев в собственных забытых детских воспоминаниях на третьем курсе.
   - Не Гарри! Пожалуйста! Убей меня вместо него! - кричала его мать.
   - Убирайся с дороги, глупая девчонка!
   - Нет! Не Гарри... сжальтесь... не Гарри...
   Зеленая вспышка - и он беспомощно наблюдает, как Лили Поттер падает на пол безвольной куклой.
   - Так значит, эту память вызывают у тебя дементоры?
   Обернувшись на голос, он увидел Грюма, прислонившегося к косяку дверного проема. Когда Гарри, наконец, осознал, что произошло, в нем вспыхнула ярость. Не помня себя от бешенства, он подсознательно изменил возраст своего тела, которое здесь стало детским.
   - Ты! - прорычал он, выхватив палочку. - Ты мудак!
   - Пять лет, Поттер.
   - Что?!
   - Незаконное использование легилименции карается пятью годами заключения в Азкабане. Пять лет эта память будет бурить твой мозг двадцать четыре часа в сутки.
   Юный волшебник стиснул зубы, его руки сжались в кулаки.
   - Если ты заставишь меня сожалеть о твоем обучении, я лично брошу тебя в камеру.
   Мальчик глубоко вздохнул.
   - Успокойся и вышвырни меня из своего разума. Гнев в этом только помеха.
   Через некоторое время Гарри вновь оказался в реальности. Он лежал на полу и тяжело дышал, по его щекам текли слезы. Он едва заметил беспокойно причитающую над ним Гермиону и что-то орущего на старика Рона.
   - Мы поняли друг друга, Поттер? - чуть смягчившись, спросил старый аврор.
   - Идеально, сэр, - проговорил он скрипучим голосом, посмотрев на учителя.
  

* * *

   - Они уже почти в Хогвартсе, верно? - спросил Сириус, глядя на часы. И только тогда заметил свой тон. - Знаешь, я честно не думал, что начну чувствовать себя родителем.
   Римус оторвался от книги "Король Артур: человек, миф, легенда" и посмотрел на друга.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил оборотень.
   - Что буду отправлять Гарри в Хогвартс. Это должны были делать Джеймс и Лили. Все, на что я способен, это подсунуть небольшую пакость в его чемодан и рассказать кое-что о подходах к девушкам.
   - Ты волнуешься, - внес вердикт Люпин.
   - Конечно я волнуюсь! Ты-Знаешь-Кто вернулся! - выкрикнул Сириус. - А я застрял здесь в качестве домохозяйки для тайной штаб-квартиры Ордена!
   Римус вздохнул, воздержавшись от комментариев о том, что такая роль тоже важна, ведь он знал, что Сириус предпочел бы более прямые действия.
   - По крайней мере, этот дом уже не такая помойка, как раньше, - вместо этого заметил он.
   Сириус огляделся. Благодаря Добби и наглому игнорированию закона об ограничении магии несовершеннолетних жилая часть особняка была отремонтирована и очищена от различных вредителей и опасного магического хлама. Работы еще хватало, но площадь Гриммо перешла из состояния "отвратительно" к состоянию "терпимо".
   - Все равно, лучше быть на передовой, чем торчать здесь, - буркнул Сириус.
   - Ну, пожалуй, у меня есть идея, чем ты мог бы занять себя, пока сидишь тут.
   - И чем же?
   Вопреки его ожиданиям Римус заговорил не о продолжении ремонта.
   - Ты мог бы заняться тем, чем занималась Лили во время прошлой войны.
   - О чем ты говоришь? - Сириус непонимающе нахмурился. - Она боролась с Пожирателями вместе с нами.
   - Не очень часто. Но я говорю об исцелении и варке зелий для Ордена. Если в штаб-квартире будет запас зелий, это может очень помочь, - Римус с сожалением закрыл книгу. - Ты помнишь рассказы Гарри? Он попадал в больничное крыло каждый учебный год и не по одному разу. Думаю, Поппи не будет против дополнительных поставок зелий.
   - Постой, а разве не Нюниус должен держать хогвартские запасы зелий полными? - возразил Сириус. - Почему этим должен заниматься я?
   Римус помолчал и начал говорить, медленно подбирая слова:
   - Сириус... ты полагаешь нам... довериться Снейпу?
   Сириус немедленно вскочил с кресла и вскинул вверх сжатый кулак.
   - Вперед в лабораторию зельевара! - и побежал туда.
   Римус весело усмехнулся, отложил книгу, встал и спокойно пошел вслед за ним.
   - Риддикулус! - где-то раздался хлопок. - Эй, Лунатик, хочешь увидеть, как Сам-Знаешь-Кто поет "Я маленький чайник"?
  

* * *

   На ходу поправляя галстук, Гарри вышел из вагона вместе со своими друзьями. После разговора с Чо ему едва хватило времени, чтобы переодеться.
   На улице было темно, поэтому он решил добавить света.
   - Люмос.
   Получив возможность лучше видеть, он обнаружил, что "безлошадные" кареты больше не "безлошадные".
   - Что, во имя Мерлина, это такое?! - прошептал он, разглядывая существо.
   - Что? - спросил Рон.
   - Те твари, которые запряжены в кареты.
   - А? - красноречиво выдал его рыжий друг.
   - Гарри, о чем ты говоришь? - в замешательстве спросила Гермиона.
   - Ах, это просто фестралы, - он совсем не удивился, что Луна знала название этих существ.
   - Очень костлявые кони с крыльями? - уточнил Гарри. - Клыкастые?
   - Угу, - рейвенкловка кивнула. - Не бойся, хогвартские фестралы одомашнены. Но если встретишь диких, следует быть осторожным.
   - Гарри, я ничего не вижу, - нервно сказала Джинни. Доказательство существования еще одного странного зверя Луны явно обеспокоило ее. Кроме того, она, вероятно, вспомнила, что случилось в последний раз, когда Гарри чувствовал что-то, не замечаемое другими.
   Чертов василиск.
   - Не думаю, что кто-то еще видит их, - отметил он, оглядываясь вокруг.
   - Ой! - ахнула Гермиона, что-то припомнив.
   - Ну и ладно, - сказал Рон, отметая тему. - Я не вижу лошадей, но я вижу Невилла. Пошли, - Гермиона нахмурилась, но решила не озвучивать то, о чем только что подумала.
   Облегчив свои чемоданы чарами, юные волшебники зажгли люмосы и направились к Невиллу, который пытался открыть дверь кареты, в то время как его руки были заняты багажом и каким-то растением, похожим на кактус.
   - Привет, Невилл, - с улыбкой поприветствовал его Гарри. - Как дел... уф...
   Причиной его заминки стал мощный поток вони, пришедшей от гриффиндорца.
   - Привет, ребята, - смущенно ответил Невилл.
   - Это мимбулус мимбелтония? - спросила Луна, зажав нос и наклонившись ближе к растению.
   - Эмм, да, мимбулус мимбелтония, - со смущением подтвердил Невилл, так как, похоже, у блондинки было мало представлений о личном пространстве. Затем он посмотрел на остальных и взмолился: - Может кто-нибудь помочь мне убрать смердящий сок с моей палочки? Один из гнойников растения лопнул в поезде, и я смог удалить все, кроме этого. Похоже, Экскуро не чистит, если не направлять на объект палочку.
   - Ох, боже мой. Прости, Невилл, я не доучила тебя этому в прошлом году, - запричитала Гермиона.
   - Все в порядке, Гермиона. Я рад, что ты научила меня достаточно хорошо, чтобы убрать все остальное.
   Гарри взмахнул палочкой, и остатки смердящего сока пропали. Еще один взмах, и мысленное "Вентус" вызвало порыв ветра, разметавший вонь в воздухе.
   - Ого! - воскликнул Лонгботтом. - Ты использовал Экскуро невербально?
   - Эм, да... за это лето у меня было много практики с этим заклинанием, - ответил Гарри. Затем он снова посмотрел на костлявую лошадь, запряженную в карету. - Ребята, вы серьезно не можете видеть это? - пауза. - Я имею в виду, кроме Луны.
   - Что видеть? - спросил Невилл.
   - Больших, костлявых, невидимых, крылатых лошадей, которые тянут кареты, - саркастически ответил Рон.
   - Конечно, мы видим их, Гарри, - непонимающе ответил Невилл. - Ну, вокруг темно, но ты светишь люмосом прямо на одну из них... Подождите, что ты подразумеваешь под "невидимыми", Рон?
   - Стоп, ты тоже их видишь?
   - Все потому что это фестралы, - лекторским тоном начала Гермиона. - Их можно видеть только, если...
   - Ученики, - прервал их мягкий, но сильный голос. Группа обернулась к источнику.
   Этот момент Гарри запомнит на всю жизнь. Невысокая девушка перед ними была потрясающе красива, словно совершенное произведение искусства из горного хрусталя. Но, в противовес эфирной внешности, само ее присутствие давило на мир вокруг нее, и это совершенно не походило на ауру строгости, что излучала профессор МакГонагалл. Мальчик просто не знал, с чем это можно сравнить. Рефлекторно поправив галстук и встав прямее, он начал замечать другие детали вроде ее молодого возраста, маггловского пальто и меча в ножнах на боку.
   Его инстинкты, появившиеся за годы учебы, подсказали ему, что эта девушка отлично знала, как пользоваться оружием.
   - Что-то случилось?
   Вопрос немного привел их в чувства.
   - Гм, извините меня. Вы староста? - спросила оправившаяся первой Гермиона. - Я не видела вас на встрече.
   Мечница посмотрела на девушку.
   - Нет, я работаю охранником замка Хогвартс. Вы можете называть меня Сейбер.
   Гарри удивленно моргнул. Несмотря на еженедельные визиты профессоров, связанные с собраниями Ордена, об этом никто не упоминал. Хотя он и не участвовал в заседаниях, Сириус рассказывал ему обо всем, что на них обсуждалось. Хотя, учитывая возвращение Волан-де-Морта, это вполне логично. Однако у него возникли сомнения насчет эффективности меча в противостоянии с Пожирателями смерти. Но девушка, конечно, выглядела весьма уверенно. Гарри предположил, что у нее где-то в пальто спрятана палочка.
   И "Сейбер". Что это вообще за имя такое?
   - У вас возникла проблема, препятствующая завершению путешествия? - спросила она.
   Мальчику потребовалось мгновение, чтобы понять, о чем она говорит.
   - Да. Что это за твари? - спросил он, указывая на коня.
   Сейбер взглянула на зверя.
   - Меня уже информировали о фестралах. Несмотря на несколько устрашающую внешность, они совершенно ручные. Кроме того, эти животные используются для передвижения карет в течение многих лет, - она вновь посмотрела на Гарри. - Возможно, вы новенький? Вам не следует беспокоиться; они хорошо исполняют свою задачу.
   - Стойте. Эти штуки были тут все это время?
   - Да, - в замешательстве ответил Невилл. - На втором курсе я их до чертиков испугался, - он посмотрел на сопящего фестрала. - Если честно, они все еще пугают.
   - Почему я увидел их только сейчас? Когда мы уезжали в прошлом году, в каретах никого не было.
   - Я все еще не вижу их, - пробормотала Джинни.
   Гермиона решила продолжить свою прерванную лекцию:
   - Потому что человек может увидеть фестралов, только если он видел и принял смерть, - она немного запнулась, когда осознала, что сказала. - Ну... поэтому... хм...
   Невилл посмотрел на землю и шаркнул ногой. Луна начала внимательно изучать свой кулон.
   - Юный волшебник, - торжественно произнесла Сейбер. - Примите мои соболезнования о вашей недавней потере.
   Это заявление застало врасплох всю группу. Гарри резко повернулся к ней, но на ее лице не было никаких признаков издевки.
   - Спасибо, - спустя пару мгновений ответил он ровным тоном.
   Женщина вновь осмотрела их всех.
   - Теперь вам следует идти, мы уже достаточно задержались. Обряд и праздник ждут вас; любое опоздание будет оскорблением труда тех, кто все подготовил.
   Гермиона уже открыла рот, чтобы что-то сказать... но, не издав даже звука, закрыла его и нахмурилась. Гарри знал, что она подумала об эльфах, но мечница технически их не оскорбляла. На самом деле, она призвала учеников уважать и ценить их усилия.
   Когда они начали усаживаться, Сейбер покинула их. Гарри задумался о своих впечатлениях, о ней. Она казалась хорошей, решил он. Хотя, несколько излишне формальной. И, если честно, немного пугающей.
   Когда карета двинулась в путь, Рон прервал затянувшееся молчание:
   - Ну, у нее правильные приоритеты.
   - Боюсь спросить, но что ты под этим подразумеваешь? - сказала Джинни, подозрительно взглянув на брата.
   - Нельзя опаздывать на праздник, - ответил он с довольной улыбкой.
   - Я уверена, что она далеко не такая обжора, как ты, Рон, - произнесла Гермиона, закатив глаза.
  

* * *

   - Я просто... чувствовала твой чих через нашу телепатическую связь.
   - Я... не уверена.
   - Если мы можем передавать тактильные ощущения через нашу связь, то следующий наш тантрический ритуал прано-обмена будет включать в себя несколько экспериментов...
   - Было бы лучше, если бы Широ узнал об этом как можно позже.
   В конце концов, было бы плохо, если бы он успел сбежать.
  

Глава 3: Официальное знакомство

   - ...Потому что иные из перемен приносят подлинное улучшение, в то время как другие с течением лет выявляют свою ненужность. Точно так же некоторые из старых обычаев подлежат сохранению, тогда как от тех из них, что обветшали и изжили себя, следует отказаться. Сделаем же шаг в новую эру - в эру открытости, эффективности и ответственности, сохраняя то, что заслуживает сохранения, совершенствуя то, что должно быть усовершенствовано, искореняя то, чему нет места в нашей жизни.
   Долорес Амбридж. "Гарри Поттер и Орден Феникса". Глава 11.
   1 сентября 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
   - Люциус.
   - Да, милорд?
   - Ты проинструктировал своего сына о его задаче?
   - Конечно, милорд. Как вы и приказали, он узнает все возможное об этих так называемых пришельцах.
   - Хорошо. Давайте посмотрим, что за игры ведет этот старый маразматик.
  

* * *

   За время, проведенное в этом мире, путешественники уже несколько раз сталкивались с примерами магических изобретений, выглядящих анахронизмами на общем фоне. Например, из-за того, что быт магического мира отставал от нормального общества примерно на столетие, их очень удивило волшебное радио.
   Осматривая интерьер "Хогвартс-Экспресса", Сейбер пришла к выводу, что он тоже выглядит неожиданно современным, несмотря на внешний вид поезда. Ее восхитило высокое качество работы дизайнеров. Поэтому Артурия чувствовала некоторое смущение и сожаление за нанесение ущерба этому творению местных мастеров.
   Подняв свой зачарованный мобильник к уху, Сейбер послала вызов Рин. Конечно, она могла просто прибегнуть к телепатической связи между Мастером и Слугой, но конспирацию следовало соблюдать всегда, особенно когда дело без сомнения привлечет пристальное внимание.
   - Рин, встреться со мной в больничном крыле. Присутствие директора или его зама было бы очень кстати, - закончив разговор, Сейбер позвонила Широ, после чего отключила телефон и положила в карман.
   Затем вытащила платок и стерла кровь со своего меча.
  

* * *

   Карета была достаточно велика для комфортного размещения шести взрослых людей, и учитывая, что Невилл был единственным крупным человеком в компании, ни у кого не возникло жалоб на тесноту. Даже когда недокактус пошел по рукам для удовлетворения любопытства, это никому не мешало.
   - Невилл, я знаю, что ты любишь растения, но зачем тебе эта мумбул-штука? Я к тому, что это она забрызгала тебя той вонючей фигней, верно? Этот кактус годится для чего-то еще? - спросил Рон, когда горшок с растением дошел до него.
   - Ну, это очень редкое растение из Ассирии. Я давно хотел такое.
   - Ага, ясно, - понятливо кивнул Рон. Учитывая пристрастия его отца к собиранию маггловских штучек, он мог понять желание получить что-то для коллекции.
   - Еще его смердящий сок можно использовать для приготовления сильного целебного зелья, но я слышал, что его очень трудно сварить.
   - Ты знаешь название этого зелья? - с интересом спросила Гермиона.
   - Эх, к сожалению, нет. Я только знаю, что оно сильнее Рябинового отвара, и бабушка говорила, что такое в Хогвартсе не проходят.
   - В библиотеке может найтись рецепт.
   - Ну, ты же знаешь, насколько я плох в зельях, но если хочешь попробовать сварить это зелье, я мог бы добыть для тебя смердящий сок.
   Гарри, Рон и Гермиона переглянулись. Все трое посчитали, что других посетили схожие мысли, но в реальности каждый подумал о своем.
   Гарри думал о том, что такое зелье было бы полезно иметь под рукой.
   Гермиона спрашивала себя, придется ли им снова произвести налет на запасы профессора Снейпа для получения других редких ингредиентов, как это было на втором курсе.
   Рон задумался о последствиях сбора смердящего сока для их общей спальни.
   - Эм, Невилл, - неуверенно начал Рон. - Может быть, нам всем лучше потренировать Экскуро, прежде чем что-то делать со смердящим соком, а?
   - А, не волнуйся, я займусь этим в первую очередь, - от всего сердца согласился с ним Невилл. - Ах, да. Гарри ты говорил, что у тебя было много практики с Экскуро этим летом, да? Значит ли это, что твои родственники позволили тебе использовать магию?
   Все остальные гриффиндорцы в карете удивленно моргнули. "Вот блин", - была их общая мысль.
   - Гм... - взгляд Гарри метнулся по сторонам. - Невилл, Луна, вы не могли бы никому не говорить об этом?
   Глаза Невилла слегка расширились, но он все равно утвердительно кивнул.
   - Конечно.
   - Разумеется, - ответила рейвенкловка, не отрываясь от книги по биологии.
   Их разговор прервал громкий стук в дверь.
   - Проверка безопасности, - раздался мужской голос.
   Сидящая у двери Джинни уже хотела открыть, но Гарри остановил ее. Он достал свою палочку и кивком показал остальным сделать то же самое. Немного сбитый с толку Невилл поставил горшок с растением на пол кареты и тоже выхватил палочку, как и все остальные. Луна спокойно продолжала читать. Когда все гриффиндорцы подготовились, Гарри кивнул на штору дверного окна. Поняв, что он от нее требуется, Джинни отдернула занавеску, открыв их взглядам верхнюю часть груди и голову мужчины с азиатскими чертами лица. Его белые волосы сильно контрастировали со смуглой кожей. Он был одет в какую-то странную куртку красного цвета поверх черного, э-э... бронежилета?
   - Не могли бы вы открыть дверь? Мне нужно убедиться, что внутри нет никого невидимого, - спросил он спустя пару мгновений.
   - В чем дело, мистер... - спросил Гарри; в последнее время он слишком часто общался с Грозным Глазом, чтобы просто так открывать дверь какому-то незнакомцу.
   - Ах, да, извините. Я Широ Эмия, охранник Хогвартса. Сейбер... то есть, моя коллега, нашла в поезде неучтенного пассажира, скрывавшегося невидимостью, и захватила его. Поэтому теперь я осматриваю все кареты на случай, если у этого злоумышленника был сообщник.
   Ученики удивленно ахнули.
   - Она тоже следовала за мозгошмыгами? - с интересом спросила Луна, наконец оторвавшись от книги.
   Широ перевел взгляд на блондинку.
   - Мозгошмыги? Извините, английский не мой родной язык. Не могли бы вы описать этих мозгошмыгов?
   По мнению Гарри, мужчина очень хорошо говорил на английском. Он сам почти пропустил легкий акцент.
   - Я думаю, что мозгошмыги - это вид бактерий, они залетают в уши и вызывают размягчение мозгов.
   - Луна, люди не могут видеть бактерии, поэтому за ними невозможно следовать, - сказала Гермиона, повернувшись к девушке.
   - А что если использовать магию? - привела аргумент рейвенкловка.
   Гермиона хотела было что-то ответить, но закрыла рот и задумчиво наклонила голову.
   - Хм, пожалуй, тогда это может быть возможно.
   - Гермиона, Луна, сосредоточьтесь, - перебил их Гарри. - Они нашли кого-то в поезде, - он снова повернулся мужчине, стоявшему на ступеньке движущийся кареты, - Откуда нам знать, что вы сами не злоумышленник?
   - Гарри! - зашипела на него Гермиона, пораженная этим наглым заявлением.
   Широ коротко усмехнулся.
   - Знаете, вы первый, кто задал мне этот вопрос. Я уже устал ждать, когда хоть кто-то проявит некоторую осторожность, - и добавил, переведя взгляд на Луну: - И нет, я сильно сомневаюсь, что Сейбер следовала за штаммом микробов, когда нашла нарушителя.
   Гарри удивленно моргнул.
   - Вы знаете, что такое бактерии?
   Мужчина нахмурился.
   - Ладно, я, конечно, понимаю, охрана это не самая престижная работа, но вам не кажется, что с вашей стороны немного грубо сразу предполагать, что у меня нет образования?
   - Извините, я не это имел в виду. У большинства волшебников нет маггловского образования, - смущенно пояснил Гарри. И наверняка такого образования не было у почти всех Пожирателей смерти, так что этот человек явно не мог быть одним из них. - Джинни, впусти его.
   На лице Широ проступила некоторая растерянность, но быстро исчезла.
   - Спасибо, - сказал он, когда дверь открылась. Он не стал заходить внутрь, а просто наклонился и внимательно осмотрелся. Теперь ребята заметили, что красная куртка на самом деле является очень странным пальто, состоящим из двух отдельных частей. И да, он определенно носил бронежилет.
   - Вы знаете, кого мисс Сейбер нашла в поезде? - спросил Гарри, выбросив странную одежду из головы.
   Но, как ни странно, ответ пришел от Луны:
   - Ой. Это просто мистер Грюм, который совершенно точно не будет преподавать в этом году.
   Широ удивленно посмотрел на ее.
   - Постойте, вы знаете того, кто скрывался в поезде?
   - Мм, да. Он сказал, что охраняет поезд.
   - Извините, мне нужно позвонить, - сказал мужчина и вытащил из кармана мобильный телефон.
  

* * *

   Обычно "Верховая езда ранга B" не позволяет автоматически управлять любыми Сказочными зверями, хотя Слуга все же может научиться этому, приложив некоторые усилия. Но если уж подростки, впервые севшие на хогвартских фестралов, могут без особых проблем долететь на них из Шотландии до Лондона, то у Слуги и подавно не возникнет проблем с этими животными. Так что Рин не выказала никакого удивления, когда Сейбер прибыла к наружному входу в больничное крыло верхом на огромной крылатой лошади. Хотя, конечно, на ночном фоне существо выглядело несколько устрашающе. Тело, лежавшее на спине зверя перед ее слугой, тоже не вызвало какой-либо реакции; у Рин не было никаких иллюзий насчет того, что первый день учебного года не пройдет без происшествий.
   Хотя, если судить по пораженным вздохам неподалеку, Дамблдор и Помфри были с ней в этом не согласны.
   - Этот человек прятался в поезде, - заявила Сейбер, стаскивая тело с лошади.
   Помфри тут же взмахнула палочкой и пробормотала: "Вингардиум Левиоса". Судя по тому, как натянулось пальто злоумышленника, заклинание действовало на него, а не на тело. Ведьма сделала еще один взмах, и мужчина перелетел на ближайшею кровать больничного крыла.
   - Мерлин мой, это Аластор Грюм! - воскликнула целительница. Рост мужчины был примерно метр восемьдесят, его правая нога была заменена на деревянный протез, человек без сомнения находился в отключке. Рядом с его правым виском вздулась шишка, а правый рукав пальто был испачкан кровью. Помфри ткнула палочкой в бессознательное тело. - Ренервейт. Что случилось?
   К этому моменту Сейбер уже спешилась, а ее ездовое животное улетело.
   - Этот человек скрывался в одном из купе с помощью зачарованной одежды, которая делала его невидимым. Я оглушила его и, сообщив Рин о происшествии, привезла его сюда. Вероятно, некоторые ученики на озере видели мой полет, но я решила, что скорость важнее.
   - Он потерял много крови. Мне нужно дать ему кроветворное зелье, - заявила ведьма и направилась в кладовую.
   - Рин, я разоружила его, но на нем было еще более двадцати магических предметов, включая правый глаз и ногу. Большинство из них на первый взгляд вполне обычные.
   - Понятно, - если бы Сейбер лишила его и этих предметов, то могли возникнуть вопросы о том, как сквибу удалось почувствовать магию. Когда человек на кровати зашевелился, Рин насторожилась и пустила прану в свою Магическую метку[43]. Сейбер просто подошла к кровати; ее поза осталась расслабленной, а меч спокойно покоился в ножнах. Несмотря на то, что ее позиция не показывала угрозы, Дамблдор решил остановить ее:
   - Не волнуйтесь, Сейбер, все в порядке.
   - Вы знакомы с этим человеком? - спросила Слуга тоном, который больше подходил для приказов.
   - Воистину так, он мой старый друг, это все просто недоразумение. И несколько неожиданное, я бы сказал.
   Мужчина на кровати открыл глаза, и его правое око сразу продемонстрировало свою искусственную природу, бешено провернувшись вокруг, прежде чем остановиться на Сейбер.
   - Альбус?
   - Аластор. Добро пожаловать обратно в мир бодрствующих, - с улыбкой поприветствовал его Дамблдор. - Вижу, ты уже познакомился с Сейбер.
   - Тьфу, черт, не припомню, чтобы меня прежде резали мечом, - простонал Аластор, приподнимаясь на кровати. Морщась от боли, он засунул здоровую руку в карман. - Где моя палочка?
   - Я разоружила вас, - заявила Сейбер.
   Пострадавший посмотрел на нее обоими глазами, а его рука двинулась к другому карману пальто.
   -От шести палочек, что я нашла.
   Рука замерла.
   - Шесть палочек? - спросил Дамблдор. - Правда, Аластор? Серьезно?
   Грюм проигнорировал директора, продолжая пристально смотреть на мечницу. Слуга стоически выдержала его взгляд. Затем он перевел глаза на последнего человека рядом с кроватью.
   - Какого черта? Что у тебя с рукой?! - воскликнул старый аврор.
   В более раннем возрасте Рин Тосака точно бы потеряла самообладание из-за подтекста этого возгласа. Сейчас же она лишь улыбнулась и склонила голову набок.
   - Боже-боже, вы можете видеть сквозь мою одежду.
   Ее улыбка была до жути искусственной.
   - По сути, вы только что нарушили мое личное пространство, нагло осматривая мое голое тело, - учитывая, что лишь один из местных мог видеть сквозь одежду, Рин не поленилась закатать рукав и продемонстрировать всем светящиеся линии Магической метки рода Тосака.
   Однако прежде, чем кто-то успел среагировать на это зрелище, Сейбер прервала зарождающийся конфликт, который мог закончиться только членовредительством.
   - Рин, это вотчина целителя. Успокойся, - строго произнесла она.
   С видимой неохотой Тосака натянула рукав обратно.
   - И правда, - сказала Помфри, вернувшись к кровати с подносом, уставленным зельями. - Я не потерплю здесь никакого насилия, - и протянула пациенту бутылку с красной жидкостью, к которой тот сразу же приложился.
   Дамблдор поднял руки в примирительном жесте.
   - Пожалуйста, успокойтесь, это просто недоразумение. Очень большое... и несколько ироничное недоразумение. Позвольте представить. Аластор Грюм, аврор в отставке. Аластор, это профессор Тосака и мисс Сейбер, пришельцы из другого измерения, о которых я упоминал ранее. Теперь позвольте объяснить. Я попросил Аластора охранять "Хогвартс-Экспресс" во время поездки, так что он присутствовал там на законных основаниях. Сейбер была назначена встречать поезд на станции и сопровождать учеников по пути в замок. Дальнейшее вполне понятно; когда Сейбер обнаружила Аластора, она приняла его за злоумышленника, что и привело к последующим событиям.
   - Профессор Дамблдор, - беззаботно произнесла Рин. - Ваши слова не дают оснований для наглого вуайеризма со стороны этого джентльмена.
   - Я не вуайерист, - проворчал Аластор, допив зелье. - Я искал свои палочки. И мантию-невидимку.
   - Профессор Тосака, - начал Дамблдор. - Хотя я понимаю, что Аластор был... несколько излишне навязчив в поиске своего имущества, уверяю вас, он никого не хотел обидеть. И я хотел бы отметить, что Аластор уже пострадал от рук вашей подруги - просто выполняя свою работу, хочу заметить, - так что, возможно, было бы приемлемо для обеих сторон просто оставить этот случай позади?
   Пока они ждали ответа брюнетки, мадам Помфри спокойно суетилась над пациентом.
   - Хорошо, - согласилась Рин, хотя всем было очевидно, что она осталась недовольна результатами.
   - Кажется, мы обошли стороной один важный момент, - сказала Сейбер. - Профессор, вы никогда не задумывались о том, что ваши сотрудники безопасности должны знать о существовании друг друга?
   - Ах, Аластор должен был оставаться незаметным, - объяснил директор. - Я не ожидал, что вы найдете его.
   Сейбер хмуро посмотрела на старого волшебника.
   - Вы намекаете, что ожидали от меня провала моих обязанностей?
   Все замерли - гнев, наполнивший комнату, был так ясно ощутим, что остановилась даже мадам Помфри. Как ни странно, эта короткая фраза и молчаливое возмущение создали больше напряжения, чем обвинения в вуайеризме со стороны Рин, хотя она сама отлично понимала, что это произошло благодаря невероятной харизме короля Рыцарей.
   - Скорее я переоценил навыки Аластора, - дипломатично ответил Дамблдор, осторожно подбирая слова.
   Пару минут в палате стояла тишина. Сейбер неотрывно смотрела на директора. Судя по ее лицу, его обходной маневр ее совершенно не успокоил.
   Неожиданно она отвлеклась.
   К вящему удивлению волшебников и ведьмы, Сейбер достала из пальто мобильный телефон. Откинув крышку, Слуга ответила на звонок.
   - Да, Широ? Да, мы в больничном крыле. Да... Да, Дамблдор тоже утверждает, что Грюм охранял поезд, несмотря на очевидные свидетельства того, что он педо-вуайерист... он владеет имплантированным Мистическим знаком в виде глаза, который позволяет ему видеть сквозь одежду. Он уже видел Рин голой и скорее всего меня тоже...
   Мгновение напряженной тишины.
   - Нет, Рин не прокляла его, но... нет, я не калечила его больше того, что сделала в поезде... потому, что никто не должен совершать насильственные деяния в вотчине целителя... нет, Сакуры здесь нет... Конечно, мы будем держать его от нее подальше... На самом деле, я считаю, что оптимальным подходом будет поиск возмездия через косвенные методы... Скорее всего, будет достаточно просто проинформировать родителей учеников об известных нам фактах.
   До сих пор молчавший Аластор одними губами вопросительно произнес: "Факты?".
   - Подозрительный старик. Скрывается невидимостью. В поезде, наполненном школьниками. Способный видеть сквозь одежду. Старик, помещенный туда самим директором школы.
   Рин довольно наблюдала за тем, как на лицах троих аборигенов, слушающих Сейбер, происходит смена эмоций от недоверия к опасению и смутному ужасу.
   - Родители могут сделать собственные выводы и без официальных обвинений с нашей стороны, - продолжила Слуга. - Мадам Помфри здесь и все слышала. Так как она целитель, ее показания должны иметь значительный вес... Широ, если это общество достаточно бескультурно, чтобы игнорировать слова целителя, то тут куда большие проблемы, чем старые педо-вуайеристы... правильно... да... поняла... пока, - повесив трубку, блондинка заметила, что местные жители неотрывно пялятся на нее.
   -Полагаю, с этой точки зрения вся ситуация действительно выглядит очень компрометирующе, - признал Дамблдор.
  

* * *

   Широ отключил телефон.
   - Чтоб мне провалиться, мисс Сейбер достала Грозного Глаза Грюма?! И он был невидимым?! - пораженно воскликнул Рон.
   - Вы можете называть ее просто Сейбер, - ответил мужчина. - Этот Аластор Грюм... он должен был быть вашем профессором в прошлом году, верно?
   - Да. Он отставной аврор.
   - Понятно.
   - Мистер Эмия, все в порядке? - нерешительно спросила Гермиона. Некоторые слова, произнесенные мужчиной во время разговора, заставляли нервничать. Особенно "проклясть" и "калечить".
   - Да и нет, - ровно ответил охранник. - Грюм в настоящее время находится в больничном крыле, и Дамблдор сообщил Сейбер, что он не представляет угрозы. Однако, по всей видимости, этот тип может видеть сквозь одежду.
   - Ах, да, его волшебный глаз, - сказал Рон.
   - Вы знаете об этом?
   - Ну да, все об этом знают.
   - И всех устраивает тот факт, что он может видеть сквозь одежду? Скрываясь невидимым в поезде, полном детей? Или даже преподавать в школе?
   Ученикам понадобилось несколько мгновений, чтобы осознать суть произнесенных слов. Джинни и Гермиона неуклюже поправили юбки и двинули коленями, Луне, по всей видимости, было все равно. Невилл растеряно смотрел на охранника, а Гарри в раздумьях наморщил лоб.
   Рон, с другой стороны, кое-что знал о глазе Грюма.
   - Такая магия находится под особым контролем министерства, - пояснил он. - Только отличившимся аврорам и главе Отдела магического правопорядка разрешено наносить такие чары на очки или монокли. Или на искусственный глаз в случае Грозного Глаза. Так что да, даже если он может видеть сквозь одежду, все считают это нормальным, так как он не будет злоупотреблять этой возможностью.
   Из-за того, что Рон вообще редко блистал демонстрацией каких-либо знаний, другие гриффиндорцы посмотрели на него шокировано.
   - Правда? Где ты об этом узнал? - первой нарушила тишину Гермиона.
   - Ну, я спросил у братьев, - уклончиво ответил он, наивно надеясь, что девочки не поймут, почему он вообще этим интересовался.
   Когда глаза Джинни и Гермионы сузились, его надежды канули в бездну.
   - Я не уверен, что согласен с этим, но спасибо за информацию, - сказал Широ. - Полагаю, что теперь, когда проблема решена, я должен вас покинуть.
   - Пожалуйста, подождите, - воскликнула Гермиона. - Мистер Эмия, как ваш телефон может работать здесь? Электроника не работает в Хогвартсе.
   - Магия. На самом деле, он отключен, - пояснил Широ, показывая пустой экран. - Мы зачаровали их так, чтобы они могли передавать информацию друг между другом.
   - Ах, понятно. Спасибо, - ответила ведьма. Сириус подарил Гарри сквозное зеркало, так что она была знакома с подобными чарами не понаслышке.
  

* * *

  
   - Я не педо-вуайерист! - выкрикнул Аластор. После чего на мгновение замолчал. - Что еще за "педо"?
   - Педофил, - уведомила его Сейбер.
   - Я не педо-вуайерист!
   - Эм, Сейбер... мне казалось, мы уже решили этот вопрос, разве нет? - попытался исправить ситуацию директор.
   - Ох, хватит! Занимайтесь своими словесными выкрутасами в другом месте! Мне нужно лечить пациента! - сорвалась на них мадам Помфри. - Так, Сейбер, расскажи, что именно ты с ним сделала.
   - Солнечное сплетение: удар каблуком. Правый трицепс: прямое попадание мечом, лезвие покинуло рану спустя четыре секунды борьбы с поворотом на десять градусов. Пальцы правой руки: сломаны каблуком, пока он держал палочку. Височная кость: удар о дверной проем с достаточной силой для потери сознания и видимых повреждений древесины.
   Трое магов удивленно моргнули на ее четкую выкладку. Медведьма вздохнула и взмахом палочки закатала рукав пальто Аластора. Она направила палочку на рану от меча и произнесла заклинание:
   - Тергео, - очистив руку от крови, мадам Помфри взяла бутылку с фиолетовым зельем и отточенным движением вылила на рану. При контакте с зельем от поврежденной плоти пошел дымок. Когда дым рассеялся, она снова направила палочку. Рин внимательно смотрела на то, как рана начинает закрываться.
   Интересно. Целительница сделала это без использования местной вариации Божественных слов. Рин уже приходилось видеть бессловесные заклинания в исполнении аборигенов, но прежде их последствия не особенно впечатляли.
   Тем не менее, Помфри была недовольна результатом.
   - Сейбер, ваш меч волшебный?
   - Да.
   - Проклятие?
   - Нет. И не яд. Септик против демонов, фей, инопланетян или иных существ нечеловеческого происхождения.
   И снова волшебники и ведьма смотрели на Сейбер оторопело. Рин пришлось приложить некоторые усилия, чтобы скрыть свое веселье. Первым отмер Дамблдор.
   - Я думаю... это хорошо? По крайней мере, в данном случае.
   Помфри проигнорировала его.
   - Вы можете рассказать больше об этих чарах? Рана сопротивляется моему исцелению. Я бы хотела точно знать, с чем столкнулась, прежде чем попробовать снова.
   Она, определенно, хороший целитель.
   - Позвольте мне, - сказала Рин, вынув зеленый камень из кармана. - У меня был опыт исцеления ран, нанесенных этим мечом.
   Божественная мистерия, называемая Слугой, могла навредить другому Слуге даже с помощью простой вилки. Таким образом, любое оружие, что Сейбер брала в руки, приводило к повреждениям, исцеление которых требует куда более затратных методов, чем работа с простыми ранами. К тому же, хотя меч и не был Небесным Фантазмом, он был разработан и выкован Эмией Широ и отвечал высоким стандартам Артурии Пендрагон. Именно поэтому бессловесное заклинание мадам Помфри впечатляло - оно имело видимый эффект на рану, нанесенной рукой Слуги.
   Рин не хотелось бы, чтобы местные получили подсказки об их тайнах через изучение нанесенных повреждений.
   - И почему я должен вам доверять? - спросил Грюм, уставившись на нее обоими глазами.
   - Если вы не заметили, Сейбер не позволит мне проклясть вас, пока мы в лазарете. К тому же, если я захочу получить возмездие, то сделаю это без свидетелей.
   - Это... ладно... на самом деле... стоп... у меня сотрясение мозга, да? Потому что эти слова звучат до странности убедительно, хотя они совершенно точно не должны быть такими.
   - Ферула, - произнесла заклинание мадам Помфри.
   - Аргх! - Аластор дернулся. Его сломанные пальцы встали на место, забинтовались и были зафиксированы деревянными штифтами. Он бросил на ведьму хмурый взгляд. - Можно было и предупредить!
   - Разве не ты сам все время орешь о постоянной бдительности? - риторически спросила она. - В следующий раз не будешь пялиться своим глазом, куда не надо, - из женской солидарности добавила Поппи.
   - Еще раз повторяю, я не вуайерист!
   Отойдя от кровати, мадам Помфри кивнула Рин. Приблизившись к Грюму, девушка расположила руку с зажатым камнем над раной. Приняв молчание аврора за разрешение, она проговорила арию.
   Verheilt. Ich bin verheilt, - зеленый свет вырвался из ее сжатого кулака и вошел в руку пациента. Когда Мистерия закончила действовать, Рин шагнула назад.
   - Очень интересно. Заклинание на немецком, - пробормотал Дамблдор.
   Мадам Помфри тут же приступила к обследованию пациента.
   - Ты чувствуешь какие-либо боли? - спросила она, осторожно ощупывая исцеленную руку.
   - Нет, никаких, - удивленно ответил Аластор. Он попробовал подвигать пальцами. - Вы исцелили и пальцы тоже?
   - Да, - ответила Рин. - Раны были на одной конечности. Хотя, для этого нужно несколько больше праны, но гораздо проще исцелить все физические повреждения в непосредственной близости, чем выбирать что-то одно.
   - Прана? - в один голос переспросили Поппи и Аластор.
   - Наши гости используют это слово для обозначения магической энергии, - с долей веселья пояснил Дамблдор.
   Целительница повернулась к Рин.
   - Пожалуйста, научите меня этому заклинанию!
   На этот раз улыбка девушки была искренней.
   - Вопросами, связанными с целебной магией, занимается Сакура. Уверена, вы сумеете договориться о взаимовыгодном обмене знаниями.
   Сейбер направилась к выходу.
   - Я вернусь к выполнению своих обязанностей. Вы больше ничего не забыли мне сообщить, директор?
   - Ах, нет-нет, Сейбер. Больше ничего, и я приношу извинения за любые оскорбления, которые, возможно, нанес вам по недомыслию.
   Слуга кивнула ему и, посмотрев куда-то вдаль, пронзительно свистнула. Через две минуты перед ней приземлился фестрал.
   - Вниз, - приказала она, и существо послушно опустилось на колени. Сняв со спины лошади сверток, девушка повернулась обратно ко входу и бросила его потерпевшему.
   Аластор развернул ткань - внутри были его палочки.
   - Вы оставили мою мантию-невидимку и палочки на фестрале?
   - Да, с целью препятствия использованию телепортации ближнего радиуса действия или телекинеза. Я не знала ваши возможности и поэтому решила удалить оружие из непосредственной досягаемости.
   - Определенно, профи... - пробормотал Аластор и добавил из чистого любопытства: - И почему вы их возвращаете? Если вы планируете нанести мне дополнительные увечья, когда я покину больничное крыло, разве не было бы логично оставить их при себе?
   - Нападение на безоружного противника в таких обстоятельствах свидетельствует об отсутствии мужества и воинской гордости. Вам стоит воздержаться от дальнейших рассуждений в этом направлении, Аластор Грюм.
   Это была не просьба.
   Посчитав, что разговор окончен, Сейбер, несмотря на свой малый рост, легко вскочила на высокую спину фестрала.
   - Поднимись, - приказала она существу. Фестрал поднялся с колен, прыгнул высоко вверх и быстро растворился в темноте. Некоторое время все смотрели ему вслед.
   - Альбус... - заговорил Аластор, но сразу умолк.
   Дамблдор понимающе похлопал его по плечу.
   - Ну, так как недоразумение разрешилось... и опасность прошла, давайте обсудим все это немного позднее, - предложил Дамблдор. - Скоро начнется церемония распределения, и мне бы не хотелось ее пропустить.
  

* * *

   Как только Широ исчез, между учениками завязался оживленный разговор.
   - Крутое пальто! - объявил Рон.
   - А еще он носит бронежилет, - задумчиво добавил Гарри. Он не мог понять, из чего сделана броня, но внешне материал походил на какую-то странную кожу. Неужели его сделали магглы?
   - Да, это выглядело необычно... на нем, - мечтательно протянула Джинни.
   - Я до сих пор не могу поверить, что кто-то схватил Грозного Глаза, - сказал Невилл.
   - Ага, я тоже, - согласился Рон. - Может быть, Сейбер застала его врасплох?
   - Как? Это он был невидим, а не она. У него есть глаз, с которым можно видеть все вокруг. Это же Грозный Глаз!
   - Да, ты прав. Я к тому, что если бы на него напал Дамблдор или Сам-Знаешь-Кто, тогда бы все было понятно, но так...
   - Как думаете, это будет проблемой? - перебила их Гермиона. - Я имею в виду, если мисс Сейбер напала на мистера Грюма, как она может быть на нашей стороне?
   - Мистер Эмия говорил, что это было недоразумение, - напомнил Гарри.
   - Может, она его не узнала? - предположила Джинни. - Или... ну, может быть, она думала, что это Пожиратель смерти под Оборотным?
   К сожалению, учитывая прошлогодний опыт, последнее предположение казалось вполне разумным.
   - Но разве профессор Дамблдор не должен был рассказать мисс Сейбер и мистеру Эмия, что мистер Грюм охраняет поезд? - спросила Гермиона.
   - Я уже давно даже не пытаюсь понять этого человека, - ответил Рон, пожав плечами.
   Гарри погрузился в размышления. У него была теория, но так как Невилл и Луна ничего не знали об Ордене Феникса, он решил пока держать ее при себе.
   - Может быть, мистер Грюм еще не оправился от своего прошлогоднего заключения? - предположила Луна. - Или мозгошмыги размягчили его мозги, - ребята покосились на рейвенкловку, но решили не комментировать ее слова из-за вежливости, секретности, а кое-кто из-за пошатнувшейся уверенности в том, что мозгошмыгов не существует.
   В карете повисло неловкое молчание, а фестралы продолжали мерно тянуть ее за собой. В Гарри боролись предвкушение и страх. Обычно побег от Дурслей и возможность вновь пользоваться волшебством, предоставленные возвращением в Хогвартс, вызвали бы у него только радость и эйфорию. Но этим летом он и так мог свободно пользоваться магией, а жизнь с Сириусом и Римусом была гораздо приятнее жизни с Дурслями.
   В обмен на его приятное лето Дурсли поплатились душами...
   А самое смешное, что большая часть британского волшебного мира не верит ему и просто вторит тому, что пишет "Пророк". Его единственной отдушиной стал директор: Дамблдор поверил ему. Но так как он сам не был свидетелем событий на кладбище, его вера столкнулась с неверием Министерства. Даже показания Барти Крауча-младшего не помогали, так как бредни явного психа вряд ли можно считать достоверными свидетельствами. А после применения к нему Поцелуя какие-либо проверки стали невозможны.
   Из невеселых мыслей его вырвало замедление кареты. Ученики собрали вещи и направились на выход, Невилл нес свой кактус с особой осторожностью. Покинув экипаж, они увидели, как другие ученики неспешно двигаются в сторону главного входа в замок. Многие из них зажгли Люмосы, так что света было вполне достаточно.
   - Широ! - привлек их внимание возглас со стороны. Это был не крик, но, тем не менее, слышно было очень четко.
   Он пришел откуда-то сверху.
   Подняв голову, Гарри увидел над собой Сейбер на фестрале. Существо сделало круг над их головами, после чего изящно опустилось на землю. Маленькая девушка очень необычно смотрелась на фоне своего огромного скакуна. Кроме того, ее современный наряд несколько диссонировал с общим образом, несмотря на то, как естественно она выглядела в нем. Припомнив свой первый полет на Клювокрыле, Гарри пришел к выводу, что предпочел бы летать на гиппогрифе, чем на этом чудище.
   Но, похоже, Сейбер чувствовала себя вполне комфортно в компании костлявого коня-рептилии с огромными клыками.
   - Чтоб мне провалиться, она что, умеет летать?! - выдохнул Рон. Широ вышел из толпы студентов и направился к своей коллеге.
   - Вряд ли, - ответила Гермиона. - Гарри, она верхом на фестрале?
   - О да, именно так, - ответил он, только сейчас сообразив, что для всех неспособных видеть драконо-лошадь в воздухе была только Сейбер с... ногами в странном положении.
   Мечница плавно соскользнула со зверя и мягко хлопнула его по боку. Существо издало шипящий звук, после чего направилось прочь. Сейбер о чем-то заговорила с мистером Широ.
   - Может быть, нужно рассказать всем о лошадях? - спросила Джинни, не особо ожидая ответа.
  

* * *

   Краем глаза следя за распределением, Дамблдор размышлял о трех важных темах.
   Во-первых, Сейбер.
   Она победила Аластора, используя меч. Волшебный меч, но нанесенные травмы говорили о том, что оружие не обладало какими-либо магическими атаками. Иными словами, Сейбер могла бы сделать то же самое и совершенно обычным мечом. Альбусу обязательно нужно было спросить Грозного Глаза о том, использовала ли она какие-то магические защиты или нет. Любой, кто способен победить невидимого Аластора, заслуживает уважения и пристального внимания. Но сквиб?! Это просто поражало воображение.
   Несмотря на ситуацию и удивление, победа сквиба над волшебником определенно доставляла Дамблдору некоторое удовлетворение. Теперь он мог с уверенностью сказать, что не следует недооценивать достижения не-волшебников. Подобные неожиданные напоминания, случающиеся с периодичностью в несколько лет, помогали освежать представления о другой части мира. Чтение магловских книг и газет все же совсем не то, что личный контакт.
   Еще один приятный момент. Дамблдор считал этот случай последним гвоздем в крышку гроба для теории о том, что пришельцы связаны с Пожирателями. Они очень одаренные и потенциально опасные люди, да, но уж точно не в союзе с Томом. Мысль о том, что Волан-де-Морт может использовать сквиба для проникновения в Хогвартс, даже вырвала у Альбуса мысленный смешок.
   Ну и самая неприятная часть. Две его гостьи явно посчитали навязчивое внимание глаза Аластора очень агрессивным действием. Информирование родителей вполне могло вызвать неприятные последствия и, следовательно, являлось реальной угрозой. В то время как семьи чистокровных и полукровок, скорее всего, не будут слишком возмущаться из-за репутации Аластора, семьи маглорожденных могут поднять шум. К тому же, Министерство наверняка воспользуется этим поводом для дальнейшего разрушения его собственной репутации.
   Проблему можно было решить достаточно легко: просто нужно было убедить гостей в том, что Аластор и вправду никого не хотел обидеть. Вопрос остался висеть в воздухе из-за необходимости присутствовать на церемонии, но оскорбленные леди, кажется, начали поддаваться его увещеваниям. В конце концов, действия говорят больше слов; Рин исцелила Грозного Глаза, а Сейбер вернула его вещи. Таким образом, Дамблдор счел, что ситуация больше касалась уязвленной гордости, чем моральных аспектов, а с этим работать куда проще.
   Кстати, говоря о гордости, интересно, как сейчас себя чувствует Аластор. Альбус сильно сомневался в том, что Сейбер победила только благодаря удаче.
   Но вернемся к Сейбер. Альбусу никогда не доводилось видеть сквиба, столь комфортно чувствующего себя в волшебном мире. Даже Аргус держался обособленно от остального персонала замка, несмотря на долгие годы совместной работы. Если откинуть веру многих волшебников в свое превосходство над не-волшебниками, все равно очень сложно влиться в общество, где все вертится вокруг определенной способности, не обладая этой самой способностью. Даже в семьях, где не почитают чистоту крови, рождение сквиба считается проблемой и бедой.
   Тем не менее, Сейбер непринужденно игнорирует нормы и ожидания. Она говорит с волшебниками и ведьмами на равных и ждет в ответ того же. Она следует просьбам своих друзей магов, но и они без возражений выполняют ее требования. Она держалась на фестрале естественнее, чем Хагрид, и победила опытного аврора.
   По правде сказать, последние два достижения станут нелегкой задачей для большинства волшебников. Хм... Кто же она?
   Дамблдор поднял чашку с чаем и сделал глоток.
   Во-вторых, его мысли занимала Долорес Амбридж. Дамблдор был старым и мудрым человеком, его нелегко было вывести из себя. Но эта женщина успешно доказала, что даже у его терпения есть пределы.
   Сколько она может натворить за год? Проклятие на должности профессора ЗОТИ обеспечит то, что в конце года (или даже раньше) она покинет Хогвартс. И в самые раздражающие моменты общения с ней директор позволял себе надежду, что конец ее преподавательской карьеры произойдет в несколько более... драматическом ключе.
   Если говорить о квалификации Долорес по преподаваемому предмету, то нужно отметить, что она, по крайней мере, сдавала Ж.А.Б.А. по ЗОТИ. Тем не менее, предложенные ею учебники ясно показывают ее нежелание чему-либо учить детей. К сожалению, именно сейчас значение этого предмета многократно возросло.
   Возможно, Филиус и Минерва могли бы преподать несколько оборонительных заклинаний во время своих уроков. И Помона тоже; она наверняка сможет предложить несколько творческих методов применения травологии для собственной защиты. Плюс, они могли бы скрыть обучение некоторым заклинаниям через дополнительные задания. Он знал, что Гарри и его друзья успели подтянуть свои знания по ЗОТИ за это лето, но для других саботаж Долорес останется проблемой.
   В любом случае, Дамблдор сильно сомневался, что она ограничится ухудшением образовательного уровня нынешнего поколения учеников. Скорее всего, главной целью Долорес будет подрыв его влияния. В конце концов, Министерство придерживалось этой линии в течение всего лета.
   Возможно ли, что она также планирует проповедовать свои убеждения? Вполне возможно. В Визенгамоте Долорес открыто поддерживала политику чистокровных и активно продвигала дискриминацию магглов, сквибов, магглорожденных и не-людей.
   Эх, если бы он только мог убедить Сейбер заколоть Долорес Амбридж, ну хоть чуть-чуть...
   Боже-боже, его разум заблудился в своих собственных мечтах. Эта женщина точно его доведет. Потихоньку мотнув головой, директор постарался очистить мозг от непрошеных мыслей. На чем он остановился? Ах, да: попросить Филиуса, Минерву и Помону незаметно переориентировать свои уроки ближе к оборонительной направленности и, возможно, попросить Северуса включить в курс больше целебных зелий.
   Секундочку... Северус и Долорес...
   И Гарри...
   Да...
   Да, это может сработать...
   Эту ситуацию можно использовать для чего-то полезного. Мудростью называют способность видеть возможности там, где на первый взгляд остались одни лишь проблемы.
   И в-третьих, директор думал о песне Распределяющей шляпы. Никогда прежде она не делала таких смелых заявлений, причем противоречащих самой цели своего существования. Да, это явный признак того, что нынешние времена будут даже хуже прошлой войны.
   Положа руку на сердце, сам Дамблдор был скорее не согласен с жесткой системой разделения по факультетам. Тем не менее, в этом вопросе он, как и его предшественники, решил положиться на мудрость Основателей. Даже спустя все эти годы он продолжал находить в Хогвартсе новые тайны; воистину, Основатели были поразительными ведьмами и колдунами. Конечно, у него было свое собственное величие, но Основатели, без сомнения, стояли куда выше него. И поэтому он не смел нарушить введенные ими традиции.
   Но Шляпа... что же делать?
   Хм... наверное, следует передать эту задачу деканам факультетов. Ведь любые действия по объединению четырех соперничающих (и даже откровенно враждующих) групп учеников потребуют значительных усилий с их стороны. Плюс, это позволит ему заняться другими своими обязанностями. Должности Верховного чародея Визенгамота и президента Международной Конфедерации Волшебников отнимают очень много времени.
   Ах, совсем забыл, его же лишили этих постов.
   Все равно, это остается лучшим вариантом. По крайней мере, если он передаст это дело им, деканы должны будут придумать план, с которым согласятся все четверо. И ему не придется выслушивать ссоры, которые, без сомнения, будут происходить в процессе. Особенно между двумя конкретными личностями. Возможно, Помона будет лучшим выбором на должность руководителя группы по решению этой проблемы. В конце концов, Хаффлпафф - наиболее сплоченный из четырех факультетов.
   Хм, почему весь зал смотрит на него?..
   Ой, сортировка закончилась!
  

* * *

  
   Течение празднества приблизительно соответствовало ожиданиям Гермионы. Школьники пялились на Гарри несколько больше, чем обычно, но такие всплески интереса за последние годы стали вполне обыденными. Однако кое-что беспокоило ее гораздо больше привычных косых взглядов и шепотков; приторная улыбка розового ужаса, сидящего за преподавательским столом, жутко нервировала Гермиону. Старательно игнорируя эту "даму", девушка перевела взгляд на другого новичка в компании профессоров.
   Это точно была Сакура Мато, официантка из "Дырявого котла". Что привело ее сюда? Ведь она говорила, что находится в Лондоне проездом, а преподавание в Хогвартсе поставит крест на дальнейшем путешествии. Может быть, она профессор по обмену?
   Гермиона посмотрела на Гарри и заметила, что его внимание сосредоточено на чем-то позади нее. Когда он заметил ее взгляд, то тут же уставился в свою тарелку и набросился на еду. Повернув голову, Гермиона оглядела стол Рейвенкло.
   Ах, понятно. Чо Чанг.
   Гриффиндорка хотела уже повернуться и подколоть друга, но заметила кое-что необычное в объекте его воздыхания. Чо сидела очень тихо и ни с кем не общалась. Она не особо обращала на это внимания, но раньше эта девушка точно была гораздо активнее. Наверняка смерть Седрика Диггори очень сильно ударила по ней.
   - Гарри, Чо подходила к тебе сегодня, да? - спросила Гермиона. Когда они с Роном вернулись со своего патруля и не обнаружили Гарри в купе, Джинни просветила их о том, куда он делся.
   - Да, - ответил Гарри.
   - О чем вы говорили?
   Гарри собрался с мыслями и тихо произнес:
   - Волан-де-Морт.
   Услышав это имя, Рон поперхнулся едой, у Джинни тоже была привычная реакция, но в гораздо меньшей степени. Гермиона задумалась о том, когда же младшая Уизли начала терять иррациональный страх перед именем, что был свойственен большинству жителей магической Британии. Возможно, процесс медленно шел еще со времен инцидента в Тайной комнате?.. А односложный ответ Гарри, видимо, подразумевает, что он рассказал ей о произошедшем на кладбище. Ведь Чо встречалась с Седриком и, естественно, захотела узнать подробности его кончины.
   - Она тебе верит?
   Кивок.
   - Это хорошо, - Гермиона снова повернулась в сторону Чо. До сегодняшнего дня она никогда активно не контактировала с рейвенкловцами. Теперь же у нее начала завязываться неловкая дружба с Луной Лавгуд, несмотря на то, что их мнения относительно некоторых "фактов" разительно отличались. Гермиона надеялась, что одолженная книга по биологии немного приблизит к реальности ее взгляд на мир.
   С другой стороны, ее различия с Чо Чанг находились в несколько иной плоскости. Красивая, популярная спортсменка, игрок в квиддич и просто милая девушка. Очевидно, что интерес Гарри к рейвенкловке в основном обусловлен ее физической привлекательностью и, возможно, общим пристрастием к квиддичу (и почему каждый в волшебном мире так зациклен на этом спорте?). В любом случае, каждый дополнительный голос на стороне Гарри - это плюс в противостоянии с политикой Министерства и планами Темного Лорда. То, что Чо поверила ему, доказывало наличие у нее здравого смысла, а по мнению Гермионы это было самое важное.
   - Гермиона, - начал Гарри. - После праздника мне нужно сходить к директору.
   - Зачем? - с интересом спросила она.
   - Я тебе потом все расскажу, - уклончиво ответил мальчик.
   Гермиона нахмурилась, но кивнула. Учитывая, что он обещал все рассказать, она решила, что не стоит настаивать на этом сейчас.
   Вернув свое внимание к главному столу, она продолжила изучать двух женщин с азиатскими чертами лица. В отличие от всех других профессоров они вместо мантий носили маггловские плащи. Удивительно, но их наряды не слишком выделялись на общем фоне. Конечно, она помнила, что тот же Грюм большую часть времени ходил в тяжелом плаще и легко мог выйти в нем в обычный мир и не привлекать внимание. Но, наверное, не следует использовать очень эксцентричного человека как базовый знаменатель волшебной моды. В любом случае, преподаватели, как правило, одевались как обычные волшебники, и поэтому Гермиона считала тот факт, что эти двое одевались по-маггловски, очень примечательным.
   Когда праздник кончился, директор сделал стандартное замечание о списке Филча и про Запретный лес, а потом неожиданно объявил, что будет еще один Святочный бал. Он уже собирался перейти к напутственной речи, но был прерван розовым ужасом, оказавшимся новым преподавателем ЗОТИ, решившей осчастливить их своей собственной речью.
   Услышав этот спич, Гермиона нахмурилась.
  

* * *

   Рон был вынужден признаться себе, что до него не дошли слова Гермионы о том, что розовая профессорша здесь, чтобы вмешиваться в дела школы. Конечно, Министерство и "Ежедневный пророк" отказывались признать возращение Сами-Знаете-Кого, но это же Хогвартс! Ну правда, что может сделать эта жаба? В лицо обвинить во лжи Альбуса Единственного-кого-боялся-Сами-Знаете-Кто Дамблдора?
   - Гермиона, почему ты постоянно оглядываешься на женщину с фиолетовыми волосами? - спросил Гарри.
   - Этим летом она работала в "Дырявом котле". И именно от нее я узнала о магии рун, - взволнованно прошептала Гермиона. Похоже, она уже выбросила Амбридж из головы. Рон решил тоже посмотреть на эту девушку. По правде, он уже давно заметил ее и периодически разглядывал, как и брюнетку, которая сидела рядом с ней. Обе были очень красивы; в его личном рейтинге красоток они стояли выше Тонкс и ниже Флер. Ну, может быть, не совсем ниже Флер. Хм... они для него староваты, и поэтому вейла, естественно, будет привлекать больше внимания.
   Поблагодарив Амбридж за познавательную речь, Дамблдор снова обратился к ученикам. В этот раз в его голосе явно слышалось легкое волнение, поэтому его слова удостоились особого внимания школьников.
   - И теперь перейдем к особой новости этого года. Думаю, многие из вас уже заметили, что у нас есть четыре новых сотрудника. Позвольте представить вам профессора Тосака и профессора Мато, - две девушки встали со своих мест. Затем директор указал на знакомые фигуры охранников, стоящих у двери. - Также в связи с прошлогодними событиями мистер Эмия и мисс Сейбер будут исполнять роль службы безопасности замка.
   К счастью, в отличие от жабы, эти четверо воздержались от длинных и нудных речей. Вместо этого девушки за столом просто поклонились, а охранники ограничились коротким кивками. Уже только за это Рон их почти обожал. И охранники были куда приятнее, чем Филч.
   - Их присутствие означает больше, чем кажется на первый взгляд, - продолжил Дамблдор. - Видите ли, эти четверо прибыли сюда с помощью столь редкой магии, что ее даже не существует в этом мире.
   Это заявление вызвало у Рона непонимание, он даже нахмурился, пытаясь придумать, чтобы это могло быть. Рядом с ним Гермиона что-то бормотала о том, что это не имеет смысла, если только как-то не связано с настоящими путешествиями во времени и глобальными парадоксами... Рон не знал, о чем она, но звучало очень сложно.
   Дав ученикам некоторое время для обдумывания его слов, Дамблдор спокойно продолжил:
   - Эта магия называется Калейдоскоп. Иначе говоря, магия связана с манипуляциями с параллельными измерениями. Наши новые друзья прибыли сюда из другого мира.
  

* * *

   В ответ на заявление директора по залу разлетелся шелест голосов. Дети удивленно переглядывались и шептались. Наиболее ощутимая реакция на слова шла со стороны стола Рейвенкло; воронята так и лучились азартом. Но внимание Райдер привлек один конкретный человек за другим столом.
   - Мастер, - телепатически обратилась она. - Одна ученица очень пристально наблюдает за тобой.
   - Кто?
   Нематериальная Слуга "взглянула" на ученицу сквозь повязку и передала Сакуре чувство направления.
   - Стол Гриффиндора. Девушка около пятнадцати лет. Каштановые волосы, очень густые и пышные.
   Вижу ее. Ах, ясно. Это Гермиона Грейнджер. Мы познакомились в "Дырявом котле", - Сакура послала ученице мягкую улыбку.
   - Полагаю, многие из вас гадают, что же следует из моего заявления, - продолжил Дамблдор спустя некоторое время. - Наши гости прибыли сюда ради знаний. Поэтому они предложили обмен наших знаний на их собственные, и хотя нам не будут преподавать способ перемещения между измерениями, но магия наших новых друзей очень сильно отличается от нашей с вами.
   - Похоже, она очень взволнована, - сказала Райдер, заметив оживление мисс Грейнджер в ответ на эти слова.
   Через связь пришло ощущение веселья.
   - Да, ей очень нравится учиться новому. Я показала ей пару рун, чтобы протестировать реакцию местных на эту магию. Уверена, сейчас ее просто сжигает любопытство.
   - Наши новые профессора будут преподавать два факультатива: преобразование материи и руническую магию. Эти курсы будут проходить сразу после дневных занятий. Учитывая, что сегодня пятница, мы воспользуемся выходными для проведения открытых вводных лекций по тематике этих предметов. Позже деканы факультетов предоставят вам более подробную информацию.
   Райдер переключила внимание на товарищей мисс Грейнджер. Феромоны, выделяемые высоким рыжим мальчиком, свидетельствовали о том, что он, как и большинство подростков мужского пола, находящихся здесь, испытывал физическое влечение к Рин и Сакуре. Девушка рядом - скорее всего, сестра первого мальчика - проявляла только легкое любопытство. Точно так же себя вел и второй мальчик, от которого пахло жабой и навозом; впрочем, второй запах был слишком слаб для человеческих чувств. Но этот последний мальчик, в отличие от большинства других учеников, которые успели почти забыть о Сейбер и Широ, похоже, был очень заинтересован во всех четверых видимых пришельцах.
   Интересно. Его взгляд был оценивающим.
   - Согласно традиции Хогвартса, мы проведем дополнительное распределение для иностранных профессоров.
   Райдер сосредоточилась на преподавательском столе. А точнее, на конкретном объекте в руках МакГонагалл. Живом, объекте для чтения мыслей.
   - Мато, Сакура, - объявила замдиректора, придерживаясь алфавитного порядка.
   Слуга быстро направилась к своей хозяйке. Если их секреты будут выявлены, начнется хаос.
   - Мастер...
   Держа на лице свою обычную мягкую улыбку, Сакура спокойно села на сортировочный табурет.
   - Все в порядке. Мы ожидали чего-то подобного, помнишь? В конце концов, наши выводы необходимо проверить. Мистический знак для чтения мыслей - хороший способ сделать это, - когда она села, МакГонагалл положила Шляпу на ее голову.
  

* * *

   - Ну и ну, интересненько. Не думаю, что мне раньше доводилось видеть такую защиту разума. Это не окклюменция, но, безусловно, эффективная вещь.
   - Здравствуйте, мистер Шляпа.
   - Приветствую, профессор Мато. Хотелось бы поблагодарить вас за возможность увидеть нечто новое; такое для меня редкость. К счастью, мои создатели предвидели возможность для меня исполнить свою работу при встрече с человеком со слишком сильной ментальной защитой. Так что вместо того, чтобы считывать черты вашего характера, я просто задам вам несколько вопросов. Вы готовы?
   - Конечно.
   - Если бы у вас был выбор, какое зелье вы бы предпочли изобрести: а) любви, б) славы, в) мудрости и г) силы?
   - Мне бы не хотелось грубить, мистер Шляпа, но, кажется, я могла бы легко выбрать ответ, чтобы попасть на любой факультет, какой выберу.
   - Ну... вы правы. Мои вопросы были сформулированы для одиннадцатилетних детей. Возможно, мне просто нужно спросить, к кому бы вы хотели присоединиться?
   - Ах, я буду рада любому факультету. Сделайте выбор сами.
   - Вы уверены? Если у ученика нет склонности к конкретному факультету, я должен просто передать его в тот, что идет первым в моем списке.
   - Да, меня устроит любой вариант.
   - Тогда... ХАФФЛПАФФ!
  

* * *

   Улыбнувшись, Сакура кивнула в сторону аплодирующего стола под барсучьим флагом и пошла обратно на свое место.
   - Тосака, Рин, - объявила следующее имя МакГонагалл.
  

* * *

   - Хм... ну, следовало ожидать, что у вас тоже ментальная защита, которую я не могу преодолеть...
   - Внимание! Обнаружено психическое вмешательство! Активирую контрмеры...
   - Руби, стоп.
   - Аууу, но это было бы так весело! - заныла Рубин. - Ты совсем не выпускаешь меня поиграть...
   -Ладно... какого черта? - спросил Шляпа.
   Рин вскинула бровь. Учитывая, что у Шляпы не было тактильных чувств, а щит женщины отрезал возможность визуализации, мимический жест являл собой просто ментальную передачу. Живой головной убор походя отметил, что для такого контроля за мыслеобразами нужно обладать многолетним опытом в телепатическом общении.
   - Знаете что? Я просто притворюсь, что ничего не происходило, - решил Шляпа.
   - Просто здорово, теперь меня игнорирует еще и другой разумный артефакт! - возмущенно проворчала Руби.
   - Это к лучшему, мистер Шляпа, - согласилась Рин, тоже притворившись, что Рубин ничего не говорила. - Или я должна говорить, мисс шляпа?
   - Мистер... я думал, что мой голос достаточный намек.
   - С анатомической точки зрения вы больше похожи на даму.
   - "Я думаю до него не дошло!" - воскликнула Руби. - "Ты должна нарисовать для него схему со стрелочками и пояснениями."
   - В этом нет необходимости! - выпалил Шляпа.
   Пауза.
   - Кхм. Приношу свои извинения за несдержанность. Как на счет того, чтобы перейти к распределению? Я определю ваш факультет по ответам на ряд вопросов...
   - Рейвенкло.
   Пауза.
   -... или я просто распределю вас в РЕЙВЕНКЛО!
  

* * *

   - Сейбер? - Широ тихо обратился к своей бывшей Слуге, наблюдая за тем, как Рин идет на свое место.
   - Все в порядке, - ответила она.
   Широ тихо перевел дух; Рин и Сакуре удалось отстоять свои секреты. Ведь проблема не только в героических духах. Рин решила обучить местных преобразованию элементов и рунам не просто так; она считала, что передача основ этих направлений будет безопасно в первую очередь для их группы.
   Он сам не проходил распределения, что было очень хорошо - его собственная сопротивляемость магии до сих пор оставляла желать лучшего. Атрофированные схемы не были хорошим подспорьем для этого направления, да и его тренировки в основном оставались направлены на анализ, бой и разноплановую активацию Зеркала души.
   - Всем спасибо за внимание, - сказал Дамблдор. - И еще раз, добро пожаловать в Хогвартс! - поаплодировав директору, ученики начали собираться в дорогу к общежитиям.
   Пока Широ и Сейбер наблюдали за выходом детей из зала, к ним подошли Рин с Сакурой. Иномиряне привлекали много внимания, особенно наряд Широ и меч Сейбер, но никто не решился к ним подойти.
   - Что там со Шляпой? - спросил Широ.
   - Это был интересный опыт. Не похоже на другие формы телепатии, с которыми я сталкивалась, - ответила Сакура. - Но ничего слишком примечательного.
   - У меня в основном то же самое, - сказала Рин.
   - Хорошо, - произнес Широ. - Тот глазастый тип все еще в лазарете?
   - Думаю, да. Мадам Помфри не пришла на пир, поэтому я считаю, что она все еще разбирается с его сотрясением мозга.
   - Широ, - заговорила Сейбер. - В ближайшее время ученики прибудут в свои общежития. Мы должны воспользоваться этой возможностью для быстрого приема пищи. Затем можешь начинать патруль, а мы с Рин закончим наши дела с Грюмом.
   Широ осмотрел их.
   - Если я иду в патруль, то это значит, мы не ожидаем никаких боевых действий, да?
   - Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем, - заверила его Рин. - Мне бы не хотелось покидать это место в первый же учебный день.
  

* * *

   - Рон, - прошептал Гарри другу по пути к гриффиндорской башне. - Можешь передать МакГонагалл, что я пошел к директору?
   - Конечно, приятель, - ответил Рон.
   К сожалению, многие гриффиндорцы то и дело хмуро поглядывали на него. Решив привлекать поменьше внимания, Гарри зашел в первый попавшийся им по пути мужской туалет. Выглянув за дверь спустя тридцать секунд, он осмотрелся по сторонам, убедился, что все прошли, и направился к месту встречи неподалеку от Большого зала.
   - Ого, только взгляните, это же Шрамоголовый. Первый день, и уже нарывается на штрафы, - протянул знакомый голос. - Куда собрался, Поттер?
   Посетовав на свою неудачу, Гарри повернулся к Драко Малфою.
   - Не твое дело, Малфой.
   - Да еще и неуважение к старосте! Думаю, минус пять очков с...
   - Гарри, - прервал их женский голос. Обернувшись, они увидели Чо Чанг. Как и у Драко, на ее мантии блестел значок старосты.
   - Извини, что заставил ждать, - ответил Гарри.
   - Что, Поттер, заигрываешь со старостой? - съязвил Малфой.
   - Вы на что-то намекаете? - сухо осведомилась Чо, хмуро глянув на него.
   Драко немного помолчал, подбирая слова. Более опытная коллега могла бы устроить ему проблемы.
   - Просто интересуюсь, почему Поттер не в львятнике. В конце концов, у него нет права бродить по школе.
   - Нам нужно встретиться с профессором Дамблдором, - ответила Чо.
   - О да, наверняка, - блондин фыркнул. - Полагаю, вы не будете возражать, если я сообщу об этом профессору Снейпу?
   Рейвенкловка глубоко вдохнула и медленно выдохнула, успокаиваясь.
   - Так значит, нам следует проинформировать директора Дамблдора о том, что профессор Снейп скоро посетит его кабинет? - ровно спросила она.
   Драко немного помолчал, после чего скорчил кислую мину. Резко развернувшись, он пошел прочь.
   - Я слежу за тобой, Поттер, - выдал он на прощание.
   Гарри нахмурился, но ничего не сказал. Обычно он что-нибудь бы крикнул в спину Малфоя, но присутствие рядом Чо охладило его вспыльчивость. В конце концов, ему хотелось произвести хорошее впечатление. Удивительно, как сильно подростковые гормоны могут влиять на поведение даже в таких мелочах.
   - Спасибо, Чо, - поблагодарил он.
   - Нет проблем, - тихо ответила она, шагнув к лестнице.
   Гарри пошел следом, но внезапно кое-что вспомнил.
   - Подожди, - он осмотрелся по сторонам на предмет лишних ушей. - О походе к директору...
   - Да?
   - Мы можем по дороге зайти в другое место?
   - Куда? - поколебавшись, спросила девушка.
   - В больничное крыло.
   - Тебе нездоровится?
   - Эм, нет, это не то, - Гарри почесал затылок. - Вот в чем дело. Грозный Глаз получил ранение. Я слышал, что его отправили в больничное крыло, и мне бы хотелось навестить его, - после того особо неприятного урока окклюменции их отношения более-менее наладились.
   - Профессор Грюм? Настоящий? - спросила Чо.
   - Да, настоящий, - увидев ее удивление, Гарри осознал, что большинство старост получили свои должности за реальное следование правилам. Малфой был просто исключением.
   И еще Рон. Если подумать, учитывая все те правила, что он нарушил за эти годы, возможно, ему и впрямь не положен значок старосты.
   Их внимание привлек звук шагов.
   - Не думай о больничном крыле, - быстро сказал Гарри. - Забудь об этой просьбе.
   Когда шаги стали громче, они обернулись в сторону звука. К ним приближались четверо новых сотрудников, предположительно из другого мира. Совершенно диковинное утверждение, надо сказать. Заметив, что взрослые обратили на них внимание, Гарри и Чо неуверенно переглянулись. С каждым шагом их план сталкивался все с большими проблемами.
   - Здравствуйте, профессор Тосака, профессор Мато, - вежливо поздоровалась девушка. - Мисс Сейбер, мистер Эмия.
   Гарри с трудом выдавил то же самое. Его голова была погребена под ворохом мыслей, среди которых были: красота трех женщин, сомнения в реальности других измерений и вопрос о том, как же Сейбер удалось обнаружить и победить Грюма.
   - Можно просто Сейбер, - заявила блондинка. - Вы исполняете какое-то задание, староста?
   - Нет, мы хотели увидеть профессора Дамблдора, - правдиво ответила Чо.
   Эмия посмотрел на Гарри.
   - Вы были среди учеников, рассказавших мне о Грюме.
   Его слова привели мысли Гарри в относительный порядок.
   - Да, мистер Эмия. Вы знаете, как у него дела?
   - Он поправится. Рин исцелила его самые серьезные травмы, - ответила Сейбер, но потом поправила себя: - То есть, профессор Тосака.
   Гарри уцепился за одно конкретное слово в ее заявлении.
   - Серьезные?
   - Да.
   После минуты тишины он понял, что пояснений не будет.
   - Мы можем навестить его?
   Гарри удивленно посмотрел на Чо - он уже не ожидал от нее помощи в этом деле.
   - О? - профессор Тосака посмотрела на них, склонив голову набок. - Я думала, в прошлом году его подменил какой-то самозванец. Есть ли у вас конкретная причина желать встречи с ним, если вы даже не знакомы?
   Чо вопросительно посмотрела на Гарри. Поняв намек, он попытался придумать правдоподобную отговорку. Об Ордене говорить было нельзя, а к этому относились и его летние уроки.
   - Когда он был спасен в прошлом году, я был там. Ну, конечно, не я его спасал, но я присутствовал при этом.
   - Понятно, - сказала Сейбер. - Мы тоже идем туда, вы можете следовать за нами.
   - Сакура, я провожу тебя до наших комнат, - предложил Широ.
   - Хорошо. Увидимся позже, - профессор Мато кивнула Сейбер и профессору Тосака.
  

* * *

  
   Чо и сама себе удивилась, когда спросила про больничное крыло. Секунду подумав, она решила, что этим может вернуть долг Гарри за то, для чего они шли к директору. Вся эта экскурсия попахивала злоупотреблением привилегиями, но Чо уже согласилась с предложением Гарри и должна была дойти до конца хотя бы для того, чтобы получить некоторую определенность.
   Седрик...
   Поначалу они с Гарри шли вслед за взрослыми, но профессор жестом пригласила их идти рядом.
   - Судя по списку старост, вы должны быть мисс Чо Чанг? - с улыбкой спросила профессор Тосака.
   - Да, - девушка кивнула.
   - И, учитывая ваши слова о прошлогоднем инциденте, вы, наверное, мистер Гарри Поттер? - переведя взгляд на единственного парня в их компании, добавила она.
   - Да, вы правы, - ответил юный волшебник, обернувшись к ней.
   Тосака кивнула.
   - Профессор МакГонагалл рассказывала нам о тех событиях. Вы отбивались от этого Волан-де-Морта, верно?
   Чо тихо охнула.
   - Вы в порядке? - спросила профессор, вопросительно приподняв бровь.
   - Эм... ну... то есть... - начала заикаться девушка, краснея.
   - Большая часть жителей волшебного мира боится произносить имя Волан-де-Морта, - пояснил Гарри, смутив Чо еще больше. Ведь когда он рассказывал ей о кладбище, она уже прекратила вздрагивать при каждом упоминании имени Темного лорда.
   - Мне нужно было увидеть это собственными глазами, чтобы поверить, - задумчиво произнесла профессор. - Даже декан Гриффиндора называет его "Сами-Знаете-Кто". Это же факультет храбрости, верно?
   - Эм, да, - неуверенно ответил Гарри. Всем была понятна ирония, кроющаяся за этими словами. - У вас, кажется, нет проблем с его именем.
   - А? - Тосака весело улыбнулась. - Мы прибыли в это измерение только несколько месяцев назад. Почему у нас должно быть такое предвзятое отношение к имени этого человека?
   - Так вы и правда из другого измерения? - почти выпалила Чо. Смущение начало отступать.
   - Хм... - задумчиво протянула профессор, замедляя ход, тем самым вынуждая остановиться всю группу. - Полагаю, наше заявление достаточно необычно, чтобы я могла проигнорировать ваш намек на то, что я солгала.
   Глаза Чо широко открылись, когда она осознала свою бестактность.
   - Рин, прекрати дразнить девушку, - сказала Сейбер. - Она ученица, следовательно, никак не может защититься от твоих шуток. И, как рационально мыслящий человек, она обладает всеми основаниями сомневаться в наших утверждениях.
   - Ладно, ладно, - сказала Тоска с беззаботной улыбкой. - Рейвенкло... я предполагаю, вы изучали руны? - увидев ее немного нервный кивок, профессор подняла указательный палец и нарисовала в воздухе руну Дагаз. Руна стояла одной из плоских сторон параллельно полу, из-за чего походила на песочные часы. Она пульсировала зеленым светом, чередуя яркие и тусклые периоды.
   - Дагаз, - сказала Чо, с интересом рассматривая руну. - В Старшем Футарке она символизирует день.
   Профессор Тосака жестом предложила ей говорить дальше. Чо решила отнестись к этому как к импровизированному тесту.
   - Хм... это не могут быть чары Флаграте, потому что нет огня... - девушка умолкла. На первый взгляд, написание в воздухе пульсирующей руны было не более внушительно, чем огненные записи тем же Флаграте. Тем не менее, Чо чувствовала... волны магии... исходящие от руны. Это было похоже на ощущение от пролетающего рядом заклинания. Совершенно ясно, что руна была не просто надписью в воздухе, даже если она меняет свою светимость примерно раз в секунду.
   Подождите...
   - Время! - воскликнула Чо. - Руна меняет интенсивность цвета каждую секунду. Смысл этой руны "день", что можно трактовать как единицу времени. Вы использовали смысл руны, чтобы создать таймер?
   - Правильно. Когда руна Дагаз используется в сочетании с другими, это добавляет в Мистерию элемент времени. Суть зависит от того, как руна вписывается.
   - Мистерия?
   - Волшебное воздействие. В нашем мире их называют Мистериями, - пояснила Тоска. - Предполагаю, теперь я должна наградить ваш факультет очками? Это стандартное действие в случае правильного ответа на вопрос, верно?
   - На усмотрение профессора, - честно ответила Чо.
   Профессор задумчиво склонила голову набок.
   - Нет, не в этот раз. Только идиот не смог бы ответить на этот вопрос.
   Гарри слегка нахмурился. Она только что назвала его идиотом?
  

* * *

   - В любом случае, за рунами кроется много значений и нюансов, - продолжила профессор Тосака. Она нарисовала еще две руны: Иса и Альгиз. - Можно получить множества различных магических эффектов в зависимости от значения рун, их сочетаний и особенностей самого процесса записи. Я объясню подробнее в течение курса.
   Чо заворожено наблюдала за тем, как руны преобразуются в лед, сливаются воедино и разрастаются до размеров бильярдного шара. Мгновение повисев в воздухе, шар начал менять форму. Как она и подозревала, опираясь на значение рун, шар преобразовался в статуэтку лося. Очень детализированную статуэтку. Закончив преобразование, ледяная скульптура упала в подставленную руку профессора Тосака.
   - Я, конечно, понимаю, что этот чародейский эффект сложно назвать "чудом". Но это была просто демонстрация метода создания рунической Мистерии. Существует ли в этом мире подобная форма сотворения волшебства?
   Рейвенкловка задумчиво нахмурилась. Люди могли использовать магию несколькими способами.
   Заклинания - самый очевидный пример.
   Естественная магия, например, волшебные места, существа и растения.
   Создание зелий, хотя технически это часть предыдущего пункта, так как использует части существ и растений. Но процесс происходит при воздействии собственной магии зельевара; именно поэтому сквибы не способны варить зелья.
   Личные способности вроде внутреннего ока и метаморфизма. К этому же перечню относят анимагию, так как считается, что после завершения обучения это уже личная способность, а не заклинание.
   Но, то, что она только что видела, было Чо совершенно незнакомо.
   - Я никогда не видела ничего подобного.
   Профессор кивнула.
   - Мы пришли к этому выводу, когда изучали ваш мир, - неожиданно ледяная скульптура лопнула, превратившись в туман из белой пыли. Женщина двинула рукой, и все еще мерцающая зеленая руна Дагаз тоже распалась на пылинки соответствующего цвета.
   Чо удивленно уставилась на это.
   - В чем дело? - спросила профессор, заметив ее удивление.
   - Вы использовали заклинание Эванеско невербально и без палочки? - смущенно спросила она.
   Профессор Тосака на мгновение задумалась, после чего снова написала те же руны, которые немедленно слились в ледяную скульптуру.
   - Продемонстрируйте заклинание Эванеско.
   Девушка достала палочку и пробормотала заклинание, заставив фигурку исчезнуть.
   Профессор удивленно моргнула.
   - Нет, это не то, что я сделала. Вы заставили ее исчезнуть?
   Кивок.
   - Я просто разгадала Мистерию, - добавила Тосака.
   - Разгадали?.. - непонимающе произнесла Чо.
   - Рассеяла магию.
   - О, это контрзаклинание? Как заклинание Финита?
   - Может быть, - сказала профессор. - Возможно, еще одна демонстрация поможет нам это определить. Не могли бы вы создать для меня какую-то проекцию?
   - Проекцию?
   - Кажется, здесь вы называете это заклинаниями трансфигурации.
   Чо взмахнула палочкой.
   - Инаниманатус коньюрус, - перед ней возникла деревянная чаша; подняв ее, Чо передала предмет профессору.
  

* * *

   Структурный анализ - тихо пробормотала Рин, осматривая проекцию.
   За исключением трейсинга, деревянная чаша превосходила все примеры градации воздуха, какие ей доводилось видеть в родном мире. Большинство магов считают это направление бесполезным по веской причине: спроецированные объекты обладают очень малым присутствием в мире и легко поддаются разрушению. Для того, чтобы создать предмет сопоставимой прочности с этой чашей, необходимо либо неоправданно усложнить арию, либо вложить больше праны, а лучше объединить эти два метода.
   Здесь же ученица воплотила объект легким движением палочки и арией из двух слов. Только проекции Широ превосходили этот... пример трансфигурации.
   Анализируя прана-конструкт в основе этой чаши, Рин обнаружила краеугольный камень Мистерии и удалила его. Проекция быстро рассыпалась в пыль, а вскоре исчезла и она, когда Гайя стерла из существования любой намек на неестественный объект. Рин ненавидела это признавать, но если бы не время, потраченное на изучение трейсинга, ей бы вряд ли удалось разгадать эту Мистерию так просто. Конечно, она в любом случае справилась бы за несколько минут. Просто не за пару секунд, как сейчас.
   - Вот, я разрушила структуру праны, из которой формировалась прое... заклинание, - поправила себя Рин.
   - Прана? - с любопытством спросила Чо.
   Тосака с трудом подавила вздох. Как же эти волшебники вообще в состоянии развиваться, если у них даже нет названий для различных типов магических энергий?
   - Представьте, что я сделала дыру в воздушном шаре; одно движение - и на первый взгляд крупный объект разлетается на куски. Нужно только заменить "воздушный шар" на "структуру заклинания", а "воздух" на "магическую энергию". Это похоже на то, как работает заклинание Финита?
   Девушка немного подумала, после чего смущено отвела взгляд.
   - Я не знаю деталей работы заклинания Финита в таких подробностях, как ваше описание своих действий, - нерешительно призналась она. - Тем не менее, Финита не превращает объекты в пыль, так что я думаю, это не то же самое, - более уверенно добавила она.
   - Вы можете сотворить его?
   - Да.
   - Так вы можете использовать его, несмотря на то, что не понимаете, как оно работает?
   - Да, - смущенно подтвердила она.
   - Так же с большинством заклинаний, профессор, - встрял в разговор Гарри, непонимающе глядя на нее.
   Рин с трудом подавила желание постучаться головой о ближайшую стену. Вместо этого лишь махнула рукой, предлагая двигаться дальше.
   - Полагаю, мы разберемся с этим в течение года.
  

* * *

   Открыв дверь, Сейбер предложила остальным войти. Как только они переступили порог, мадам Помфри тут же кинулась к своему старому пациенту, на ходу доставая палочку.
   - Мистер Поттер! Вы уже успели пораниться?! Что случилось на этот раз? Только не говорите мне, что попробовали полетать на фестрале, как Сейбер.
   - Мадам Помфри, я просто хотел навестить мистера Грюма, - подняв руки вверх, быстро проговорил Гарри.
   Медведьма опустила палочку и подозрительно прищурилась.
   - Просто посетитель?
   -Да.
   Немного помолчав, мадам Помфри устало вздохнула.
   - Хорошо. Только быстро. Сейчас вам следует быть в общежитии, - сказала она и отошла к своему столу.
   Ученики подошли к Грозному Глазу. Он сидел на кровати и протирал платком свои волшебные палочки.
   - Мистер Грюм, вы в порядке? - спросил Гарри, приблизившись. - Что случилось?
   - Поттер, - в то время как нормальный глаз Грюма смотрел прямо на ученика, волшебный неотрывно следил за Рин и Сейбер. - Сейчас я в порядке. А насчет случившегося... - старик устало вздохнул. - Я расслабился и не смог последовать собственному совету: "Постоянная бдительность"!
   От внезапного выкрика стоящая рядом Чо слегка вздрогнула.
   - Пусть это будет тебе уроком, Поттер. Мантия-невидимка не спасет тебя от пинка и пореза.
   - Пореза?
   - Да, - подтвердила Сейбер.
   Взгляды сошлись на ее мече. Женщина осталась совершенно равнодушна к повышенному вниманию. Гарри снова посмотрел на Аластора и неуверенно спросил:
   - Так мадам Помфри обо всем позаботилась?
   - Нет, - сказал Грюм, переведя взгляд здорового глаза на Рин.
   - Ну, как поживает мой пациент? - спросила она с милой улыбкой, которой нельзя было обмануть и тролля.
   - Это ваш предлог, чтобы вернуться сюда? Проверить меня?
   - Нужно заканчивать начатое. В конце концов, халатность - это враг.
   - Хорошо, что хоть кто-то понимает важность правильного исцеления, - сказала мадам Помфри, подойдя к ним. - Как твоя голова, Аластор? Сотрясение еще чувствуется?
   - Кажется, теперь все в порядке. Зелье сработало.
   - Хорошо. Но ты должен остаться здесь на ночь.
   - Я в порядке! Бывало и хуже, к тому же мне нужно идти.
   - То, что у тебя было хуже, не убедит меня отпустить тебя!
   - Наверное, это к лучшему, - прервала их Рин. - Все же нам следует защищать честь наших учеников.
   - Все еще продолжаете гнуть свою линию? - раздраженно спросил он.
   Несмотря на попытку остаться незамеченным, все услышали тихий вопрос Чо к Гарри:
   - Честь?
   - Ну, ты знаешь, что глаз Грюма может видеть сквозь объекты? Это включает в себя одежду, - неловко ответил юный волшебник.
   Тишина.
   Чо робко шмыгнула за спину Гарри.
   - Большое спасибо, Поттер, - сухо сказал Грюм. - Так ты даже не спросишь, почему на меня напали?
   Прежде чем ответить, Гарри глянул на Сейбер.
   - Предполагаю, что профессор Дамблдор попросил вас понаблюдать за Сейбер и мистером Эмией, чтобы убедиться, что они не Пожиратели смерти или что-то в этом духе. Вот почему вы прятались под мантией-невидимкой. Но потом Сейбер нашла вас и решила, что вы злоумышленник, пытающийся проникнуть в школу.
   - Не уверен, должен ли я похвалить вас за ваши дедуктивные способности, мистер Поттер...
   Обернувшись ко входу, Гарри увидел профессора Дамблдора с Распределяющей шляпой в руках.
   - ...или начать сокрушаться из-за того, что мой план был настолько очевиден.
   - Здравствуйте, директор, - в унисон произнесли двое учеников.
   - Вы завершили вторую половину своего плана? - спросила его Рин.
   - Вторую половину?
   Тосака кивнула на Распределяющую шляпу.
   - Что может лучше подойти для нашей проверки, чем артефакт, читающий мысли?
   - Мне не нравится такой курс действий, - со вздохом ответил Дамблдор.
   - Ага, - Рин улыбнулась. - Так вы все же рассматривали этот вариант.
   - Бросьте, профессор Тосака. Вы же совсем недавно так красочно озвучили свое желание проклясть Аластора, разве нет? Конечно же, у меня тоже есть право на свободу мысли, верно?
   - Конечно, у вас есть такое право. Я больше удивлена тем, что вы не довели дело до конца.
   - Вы правы, хотя Шляпе нельзя раскрывать подробности распределения учеников, Основатели не запрещали такие действия в отношении людей, не обучающихся в Хогвартсе. Это было мерой безопасности, принятой, чтобы убедиться в намерениях иностранных преподавателей. Несмотря на это, я считаю, что влезание в чужой разум - недостойный поступок, даже если это происходит через посредника.
   - О, ради Мерлина! - воскликнул Грюм. - Альбус, да опроси ты уже чертову Шляпу! Она же сама просит тебя это сделать.
   - Так значит, если бы вы использовали Шляпу на Квиррелле или фальшивом Грюме, мы бы знали, что они преступники? - перебил их Гарри.
   Тишина.
   - Профессор Квиррелл был преступником? - тихо спросила Чо.
   - Ага, он пару раз пытался убить меня, - на автомате ответил Гарри.
   Девушка пораженно посмотрела на него. Мадам Помфри сдавлено охнула.
   - Эм, ну вот так... - запинаясь, пробормотал Гарри и затих.
   - Ваша школа, похоже, довольно опасное место, профессор Дамблдор, - заметила Рин.
   - Хогвартс - самое безопасное место в Британии, - ответил директор.
   Ни от кого не укрылись недоверчивые взгляды Гарри и мадам Помфри, брошенные на Дамблдора.
   - Кхм, - директор прокашлялся. - Хотя всегда есть место улучшению безопасности! Именно поэтому я нанял мисс Сейбер и мистера Эмию. Учитывая, что Сейбер успешно захватила живую легенду аврората без магии, думаю, этот год будет намного безопаснее.
   - Без магии? - переспросил Гарри, удивленно глядя на мечницу.
   - Я не маг, - ответила Сейбер.
   - Маг?
   - "Маг" - это общее название для практиков Чародейства в нашем мире. Термины "волшебник" и "ведьма" обладают специфическими коннотациями, связанными со способностями и положением. Проще говоря, я не являюсь практиком Чародейства.
   - Вы сквиб? - выпалил мальчик и только после этого понял бестактность своего вопроса.
   - Я не отказываюсь от этой метки, - конечно, это была неверная метка, но она согласилась на обман.
   - Постойте, - вмешался Грюм и, потратив мгновение на то, чтобы собраться с мыслями, продолжил: - Очевидно, что вы профессионал. У вас большой опыт в захвате магов?
   Сейбер внимательно посмотрела на Грюма.
   - Захват подразумевает, что мой противник пережил встречу. Нет, у меня нет большого опыта в захвате магов.
   На больничное крыло опустилась звенящая тишина.
   - Сейбер... - Рин опустила голову и прикрыла глаза рукой.
   - Ну, этот разговор был весьма информативен! - объявил директор. - Но я думаю, что нашим ученикам пора вернуться гостиные своих факультетов.
   - Профессор Дамблдор, вообще-то изначально мы хотели увидеть вас, - сказал Гарри.
   - А? - старик посмотрел на учеников и понимающе кивнул. - Ах, да, понимаю. Пароль для входа в мой кабинет: "Кровавый чупа-чупс". Полагаю, вы помните, как работает артефакт?
   - Вас там не будет? - спросил Гарри, наморщив лоб.
   - Я верю, что вы не будете злоупотреблять полученной возможностью. И пусть это останется нашим маленьким секретом, хорошо? - Дамблдор перевел взгляд на Чо. - Мисс Чанг, Филиус частенько хвалит ваш ум. Безусловно, вы многое поймете из этой беседы. Я только надеюсь, что вы будете осторожны со знаниями, которые получите этим вечером.
   Чо кивнула.
   - Я провожу вас до кабинета, - объявила Сейбер. - Мне все равно пора начинать патруль.
   - Благодарю вас, Сейбер, - сказал директор. - Ах да, мисс Чанг, будьте добры, доставьте Шляпу в мой кабинет.
   - Стоп, - встрял Грюм. - Ты позволяешь Сейбер сопровождать учеников после того, что она сейчас сказала?
   Уже шагнувшая к выходу женщина вновь посмотрела на старого аврора.
   - Я пощадила вас, не так ли?
   Грозный Глаз задумался.
   - Ладно, похоже, у меня все еще сотрясение, потому что в этом неожиданно есть смысл, хотя его не должно бы быть.
  

* * *

   В ночь новолуния старая ведьма плела сложную вязь заклинаний. Пока ритуал продолжался, потоки магии, текущие через Стоунхендж, становились все сильнее.
   Наконец, после часа безостановочного плетения заклинаний, ведьма устало опустила палочку. Два готовы. Осталось десять.
  

* * *

   Группа из трех человек молча поднималась по лестнице. Детям было о чем подумать, а Сейбер просто не стремилась к общению. Гарри отметил, что Чо то и дело нервно теребит Шляпу; он понимал ее состояние и старался не показывать собственную нервозность. То, как легко Сейбер призналась в убийстве волшебников и ведьм, заставляло нервничать. Она была охотником на ведьм? Ой, подождите, магов, а не ведьм и волшебников. Значит, она охотник или убийца магов, так получается?
   - Хогвартс опасен для всех своих студентов или вы исключение, мистер Поттер? - спросила предполагаемая убийца.
   Учитывая, что его судьба сражаться с Волан-де-Мортом, правильно будет сказать, что он в опасности независимо от своего местоположения. Тем не менее, пророчество должно оставаться в тайне.
   - Я просто исключение.
   - Кажется, вы двое почему-то нервничаете.
   Ученики переглянулись. Потом огляделись, чтобы убедиться, что поблизости нет лишних ушей, живых, мертвых или нарисованных.
   - В больничном крыле вы говорили... что у вас мало опыта в захвате своих противников... - собрав свое гриффиндорство в кулак, сказал Гарри.
   Сейбер остановилась и посмотрела на них. Хотя в нем не было ничего такого, ее взгляд заставил их замереть.
   - Ранее вы легко говорили о Пожирателях смерти, о покушениях на вашу жизнь со стороны профессора. Я предполагала, что вы привыкли к насильственным ситуациям. Возможно, я переоценила глубину вашего знакомства с вопросом?
   - Ну, я никогда не убивал... - Гарри осекся. В его памяти всплыла картина того, как Квиррелл горел под его руками.
   - Гарри? - когда Чо окликнула его, ее голос дрогнул.
   - Люди говорят, что, будучи ребенком, я убил Волан-де-Морта, - торопливо сказал Гарри, прикрывая свою заминку. - Смертельное проклятие отразилось от меня и попало в него. Но на самом деле все сделала моя мама, а не я.
   Сейбер кивнула и двинулась дальше.
   Возобновившаяся тишина почему-то начала давить на юного волшебника, поэтому он продолжил:
   - В общем, по-моему, есть разница между тем, чтобы разобраться с нападающими и реальным убийством.
   - Это действительно так.
   - Так... это была самооборона?
   Некоторое время мечница молчала.
   - В этом мире существует явление, известное как "нежить"? - в конце концов, спросила она.
   - Да, - ответила Чо. - Вы говорите о инферналах?
   - Мне не знаком этот термин.
   - Зомби, - пояснил Гарри. - Их называют инферналами.
   - Тогда этот мир тоже знает эту мерзкую магию. Однажды мы обнаружили мага, который экспериментировал на мирных жителях, превращая их в нежить ради своих опытов.
   Гарри и Чо застыли на месте.
   - В контексте той ситуации я не могу ссылаться на самооборону.
   Увидев, что женщина отдаляется от них, ребята нагнали ее и пошли дальше. Вновь наступила тишина.
   - Так вы аврор? - первой нарушила молчание Чо.
   - Было время, когда я занималась обеспечением соблюдения законов, но те времена давно минули, - немного подумав, произнесла Сейбер. - Тем не менее, моя отставка не мешает мне делать то, что правильно.
   "...настало время, когда мы должны сделать выбор между тем, что легко, и тем, что правильно..."
   Теперь слова из прошлогодней речи Дамблдора звучали совсем иначе. Гарри по-новому взглянул на Сейбер; хотя ее признание все еще настораживало, все явно было не так просто. Прежде чем он успел что-то сказать, они добрались до горгульи, закрывающей вход в кабинет директора.
   Сейбер остановилась и снова повернулась к ним.
   - Хотя у меня нет сожалений о содеянном, похоже, мое прошлое может напугать учеников этой школы. Учитывая, что вы, мистер Поттер, пережили близкое столкновение с насилием и все еще нервничаете в моем присутствии, реакция ваших коллег будет еще хуже. Кроме того, так как ваш директор назначил меня на должность, сплетни и клевета могут плохо отразиться и на нем тоже. Я бы предпочла, чтобы неудобные моменты моей биографии остались между нами.
   Это определенно не было просьбой.
   Прежде чем они что-то ответили, их прервал голос Шляпы:
   - Что вы такое?
   Троица обратила внимание на артефакт.
   - Я встречал сотни тысяч волшебников и ведьм, но вы - нечто совершенно иное. Что вы? - спросил Шляпа из свернутого положения в руках Чо. Девушка с изумлением уставилась на артефакт. Из них двоих только Гарри видел, как Шляпа говорит вне распределения. Однако Сейбер не продемонстрировала ни грамма удивления, она лишь пристально рассматривала волшебный предмет.
   - Если я позволю вам заглянуть в свой разум, вы дадите клятву под страхом вечных мук бесчестия, что будете молчать об увиденном?
   Почему-то ученикам показалось, что "муки бесчестия" - это то, чего следует избегать любой ценой.
   - В моем существовании редко случаются столь необычные события. Хорошо, я готов сохранить ваши секреты.
   Сейбер подошла к Чо, и Гарри неожиданно осознал, что мечница на самом деле ниже девушки.
   - Мисс Чанг, прошу вас.
   С небольшой заминкой Чо надела шляпу на голову Сейбер. Артефакт шевельнулся, устраиваясь на новом месте. И вскоре Гарри увидел то, что будет помнить до конца своих дней.
   Распределяющая шляпа начала громко хохотать.
  

Омак от ThirdFang

   Иерархия
   Сакура гуляла по замку, который, возможно, станет их домом на несколько лет.
   Это было очень интересное место. В некотором отношении все было, как она и предполагала, а в других не совсем. Большая часть здания была намного чище, чем можно было ожидать от такого строения. Сам воздух древнего замка был наполнен маной. Дома такая концентрация ей попадалась только в мистических центрах духовных земель, ну и, конечно, на полях сражений Слуг, активно применяющих свои Фантазмы. Здесь было столько тайн, что на них можно было легко потратить всю жизнь и даже не приблизиться ко дну.
   С другой стороны, многие предметы, которые она рассматривала, были несколько... мирскими, за отсутствием лучшего слова. О, Мистерии в них были весьма интересны, но они были предназначены для повседневного применения. Уборка, свет, шпионаж - для всего этого магию применяли и в ее мире, но здесь это было до такой степени расточительно, что это вызывало даже не зависть, а недоумение.
   Но несмотря на все интересные вещи, больше всего Сакуру интересовали призраки...
   Завернув за угол, девушка обнаружила самого гнусного духовного жителя старого замка за подготовкой своей очередной шутки.
   - Новый год, Новый год, он веселье нам несет, хе-хе! - весело кудахтал себе под нос Пивз, плавая по воздуху с резиновым шаром, наполненным явно чем-то менее приятным, чем простая вода.
   - Что? - новый профессор склонила голову набок, с любопытством рассматривая главный объект своего интереса. Она слышала о Пивзе от учеников, но лично еще не видела этого необычного призрака, столь легко взаимодействующего с материальными объектами. Сакура молча задалась вопросом, может ли природа этого существа быть как-то связана со Слугами или более вредоносной духовной фауной ее мира. - Вы Пивз, верно?
   - Э-э? - полтергейст моргнул и уставился на профессора. - О! Пивз помнит тебя! Одна из вредных новичков с какой-то дурацкой защитой на своей комнате!
   - Вы правы, - искренне улыбнулась она. - Приятно наконец...
   Плюх.
   - Хе-хе-хе-хе-хе-хе-хе! - мерзко захихикал летающий человечек. Разлетевшийся вокруг смердящий сок забрызгал девушку с головы до ног. - Вонючка! Вонючка! Теперь ты вонючка!
   Полтергейст пролетел мимо нее, намереваясь продолжить радовать всех новыми ароматами...
   На его дороге встала черно-красная стена.
   - Эй?! Что это за фигня?! - Пивз недовольно посмотрел на препятствие и медленно попятился от него. Почему-то это странная штука заставляла его нервничать сильнее, чем рассерженный Дамблдор. - Тьфу! Брысь! Кыш от Пивза!
   - Ну и ну, - тихий голос Сакуры почему-то заставил призрака покрыться холодным потом (буквально!). Несмотря на бессмертие и слабую уязвимость, его инстинкты просто вопили о том, что ему ни за что нельзя оборачиваться. - С вашей стороны это было очень грубо, мистер Пивз. Честно говоря, я давно хотела побеседовать с вами, но теперь... что ж, давайте просто скажем, что разговор будет несколько иным, чем я изначально планировала...
   Первогодкам Хогвартса повезло увидеть небывалое зрелище даже прежде, чем они вошли в Большой зал. К сожалению, никто из старших учеников не поверил в их рассказы.
   Ведь кто в здравом уме поверит, что Пивз пронесется над головами детей, в страхе вопя о демонической королеве, что гонится за ним, и даже ничего на них не скинет?
  

Глава 4: Первые впечатления

  

   Первого сентября соглядатаев собралось на площади больше обычного. С полдюжины людей в длинных плащах стояли молча и настороженно, не сводя, как всегда, глаз с одиннадцатого и тринадцатого домов, однако те, кого они ожидали, видимо, так и не объявились.
   "Гарри Поттер и Дары Смерти". Глава 12.
   2 сентября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
   Намазывая сливочный сыр на хлеб, Гермиона размышляла о том, что Гарри рассказал им с Роном после того, как вчера вернулся в гостиную Гриффиндора. Откусив от бутерброда, девушка незаметно покосилась на основных действующих лиц вчерашних событий.
   Сейбер. Элегантно, но очень быстро и последовательно поглощает обильный завтрак.
   Профессор Тосака. Неторопливо пьет чай.
   Профессор Дамблдор. Тоже пьет чай и читает маггловскую газету.
   Мадам Помфри. Она уже закончила завтракать и теперь спокойно общается с профессором Мато.
   Чо Чанг. Тихо сидит рядом со своей подругой Мариэттой Эджком. Азиатка изредка прикладывает платок к покрасневшим глазам и носу.
   И, конечно же, Гарри Поттер. Вот он, сидит на другой стороне Гриффиндорского стола и, позевывая, пытается есть.
   - Где Рон? - спросила Гермиона у него.
   - Спит, - ответил Гарри. - Он не собирается ходить на новые курсы, поэтому решил просто проспать завтрак и вводную лекцию.
   - Но такая возможность бывает раз в жизни! - возмущенно воскликнула Гермиона. - Он теряет шанс познакомиться с новой формой магии!
   Гарри устало посмотрел на нее. Он поставил правый локоть на стол и установил ладонь перпендикулярно полу.
   - Новая магия.
   Затем он сделал то же самое второй рукой, демонстрируя две параллели.
   - Рон.
   - И правда! - Гермиона возмущенно фыркнула.
   - Да ладно тебе, Гермиона. Вчера мы очень поздно легли. Вполне естественно, что он хочет спать.
   Девушка нахмурилась и откусила кусок булки. После того как Гарри вчера вернулся, он рассказал им о встрече с иномирянами по пути в кабинет директора, где собирался показать Чо свои воспоминания в Омуте памяти. Гермиона с трудом подавила вспышку зависти: ей самой очень хотелось посмотреть на такой редкий артефакт и увидеть эти воспоминания. В любом случае, последующее обсуждение заняло трех друзей до поздней ночи.
   - Я все равно думаю, что он теряет замечательную возможность, - пробурчала Гермиона.
   - Ну, мы с ним все равно не можем поступить на эти курсы. Ведь ни один из нас не занимался древними рунами и арифмантикой, а ты говорила, что для того, чтобы изучать эти новые предметы, сначала нужно изучить те два. Поэтому он и не считает это важным.
   Гермиона подавила недовольный вздох.
   - Интересно, как себя почувствовала профессор Бабблинг, узнав о рунической магии.
   - Наверное, так же, как я, когда впервые заговорил со змеей. Ну, или как когда мы с тобой узнали о существовании настоящей магии.
   - Разве это не важнейшие и замечательнейшие моменты в твоей жизни? - спросила его девушка, недоуменно нахмурившись.
   - Ну, да...
   - Тогда почему в твоем голосе нет восторга?
   - Может, потому что я хочу спать? Мне казалось, что мы с этим уже разобрались. Ну же, Гермиона, не покидай меня ради грез о новых книгах, - подколол ее Гарри, заставив девушку раздраженно дернуть глазом. - Так когда будут лекции?
   Прежде чем ответить, Гермиона возмущенно фыркнула.
   - Магия рун через час после завтрака. Преобразование материи после обеда. И это будет прямо здесь, в Большом зале, - ответила она и приложилась к кубку с соком. - Гарри, ты им веришь? - через некоторое время спросила Гермиона. - Думаешь, они и правда из другого мира?
   Юный волшебник призадумался. Затем он повернулся к главному столу. Проследив за его взглядом, Гермиона поняла, что он смотрит на Сейбер.
   - Да, они не местные.
   - Почему ты в этом так уверен? - спросила она. Гермиона сама была готова им поверить, но это по большей части было связано с собственным богатым опытом взаимодействия с маховиком времени. Так что ее разум был достаточно открыт. Но даже это не позволяло ей отбросить некоторые сомнения.
   - Не думаю, что мне следует говорить...
   - Почему нет?
   - Просто не думаю, что хочу познать муки бесчестия, и я совершенно точно не хочу докучать тому, кто может обезвредить Грозного Глаза. Без магии.
   - Муки бесчестия? Откуда взялась эта фраза?
   Гарри просто кивнул в сторону мечницы.
   - Сейбер тебе угрожала? - широко раскрыв глаза, спросила Гермиона.
   - Нет, - ответил он, запустив пальцы в волосы. - Слушай, просто доверься мне, хорошо? На самом деле не произошло нечего важного, но я уверен, что они говорят правду. Кроме того, думаю, ты и сама во всем убедишься на лекции.
   Некоторое время посмотрев ему в глаза, девушка наконец кивнула.
   - Что собираешься делать до начала лекции?
   - Не знаю. Может быть, сыграю с кем-то в шахматы или во что-то еще. Конечно, если кто-то захочет играть с таким лжецом, как я.
   Гермиона оглядела зал, стараясь определить количество недовольных взглядов, направленных на ее друга.
   - Похоже, все не так плохо, как мы ожидали. Что думаешь?
   Гарри пожал плечами.
   - Кто знает? Думаю, они просто решили игнорировать меня.
   - Скорее объявление профессора Дамблдора о пришельцах из другого измерения захватило большую часть внимания.
   - Ну, не скажу, что меня это печалит.
   - Дети, - раздался чей-то голос. Подняв голову, Гермиона увидела Почти Безголового Ника, с тоской осматривающего стол. - Первый завтрак года. Ешьте! Никогда не принимаете как должное эту великую радость.
   - Привет, Ник, - в унисон поздоровались они с призраком.
   - Приветствую. Рад видеть, что некоторые ученики уже не спят. У вас явно боевой настрой, и это прекрасно! - весело сказал он.
   - Как прошло твое лето, Ник? - спросила Гермиона.
   - Ну, должен признать, что все было иначе, чем обычно. Новые профессора приехали месяц назад, и с тех пор не-жизнь стала гораздо интереснее! Эти четверо очень вежливые люди. И очень умные.
   - Ты видел их магию? - жадно спросила девушка.
   - Нет, их магию я не видел, но видел ее последствия, - призрак наклонился к двум гриффиндорцам и заговорил, заговорщически понизив голос: - Как-то раз я узнал от одного призрака Хаффлпаффа, что некий депрессивный призрак из женского туалета видел, как Пивз пытался проникнуть в комнаты наших гостей. Конечно, я сразу поспешил извиниться перед ними за неприятности, которые он, без сомнения, причинил. Но они успокоили меня и рассказали, что окружили свои комнаты особым барьером, который не позволяет призракам попадать внутрь, и это, к нашему вящему восторгу, отлично действует на полтергейстов. С их разрешения я лично проверил барьер, попытавшись пройти сквозь стену, и натолкнулся на твердую преграду!
   Гермиона была впечатлена.
   - И это еще не все. На их двери стоит другой барьер, который позволяет нам по-настоящему стучаться! Просто поразительно!
   - Я никогда не слышала о подобной духовной магии. В Хогвартсе ничему подобному не учат, верно? - спросила Гермиона.
   Гриффиндорсий призрак на мгновение задумался.
   - За последние несколько столетий я ничего такого не видел. Хотя, подобные заклинания точно существуют. Ведь духовное подразделение Отдела регулирования магических популяций и контроля за ними как-то должно воздействовать на мне подобных. К тому же, замок обладает кое-какими чарами, что позволяют директору держать призраков в узде. Не то чтобы от них было много проку после того, как Пивз поселился здесь в начале прошлого века, - Ник мечтательно посмотрел вдаль. - Эх, как прекрасна была наша не-жизнь до этого момента.
   Приятный женский голос, раздавшийся за спиной юной ведьмы, прервал их разговор.
   - Сэр Николас, можете уделить мне несколько минут своего времени?
   Все трое и часть других учеников за столом перевели взгляды на неожиданного визитера.
   - Конечно, Сейбер. Чем я могу быть вам полезен?
   - Не могли бы вы сегодня днем поучаствовать в демонстрации для лекции по преобразованию материи?
   - Всенепременно, - призрак с интересом посмотрел на мечницу. - Что от меня потребуется?
   - Просто позвольте профессору Мато использовать на вас магию. И она просила оставить специфику в тайне, чтобы не портить сюрприз.
   - Хо-хо, я заинтригован, - дух призадумался. - Отлично! В конце концов, я не зря призрак башни Гриффиндор!
   - Примите нашу благодарность, сэр Николас, - Сейбер кивнула и ушла, оставив свидетелям распаленное любопытство.
  

* * *

   Рин должна была признаться себе, что вчера ее маска "школьного идола" немного скользнула. Хотя подобная реакция на такой наглый взгляд на ее обнаженное тело вполне естественна, ей все же следовало лучше контролировать себя. К счастью, она еще во время первой встречи поняла, что директор был достаточно подкован в политических играх и легко мог видеть сквозь ее общественную личину. Так что она, по крайней мере, не выдала местным никакой новой информации.
   Вместо этого каждый сделал свои выводы на основе действий другого, и таким образом их взаимоотношения перешли на новый виток.
   - Профессор Тосака?
   - Да? - Рин повернулась к заместителю директора, которая сидела через пару мест от нее. Находящаяся между ними Аврора Синистра немного отклонилась назад, чтобы не мешать разговору.
   - Для вашей лекции необходимы еще какие-то подготовительные мероприятия?
   - Можно передвинуть учительский стол? Для лекции по преобразованию материи нам понадобится свободное место и некоторое время на подготовку.
   МакГонагалл осмотрела стол перед собой.
   - Да, конечно. А что конкретно вы имеете в виду под подготовкой к лекции о преобразовании материи?
   - Мы уже переговорили с профессором Граббли-Дерг о доступе к необходимым материалам. В остальном же нам нужны только свободная площадь пола и время на создание магических кругов.
   - Ясно, - МакГонагалл кивнула.
   - Профессор Тосака, - обратилась к ней Синистра. - Насколько сложно будет изучить руническую магии без знаний по древним рунам?
   - Я воздержусь от повторения того, что изучают на курсе профессора Бабблинг, так что у учеников, не изучавших ее предмет, могут возникнуть проблемы с усвоением материала.
   - Понятно, - хотя она и пыталась это скрыть, Синистра выглядела немного разочарованной.
   - Все профессора в любом случае приглашены, - с учетом иной природы преподаваемой магии большинство сотрудников будут посещать не только эти две вводные лекции, но и сами занятия. Иными словами, классы будут состоять из детей и взрослых.
   - Ах, благодарю.
   - Не стоит. Предлагаю вам заняться рунами самостоятельно. По курсу в скором времени потребуются углубленные знания смыслов, вложенных в каждый символ.
   - В таком случае, мне придется попросить Батшеду об услуге, - сказала Синистра.
   - Думаю, мы все присоединимся к тебе, - заявила МакГонагалл. - После изучения вашего фамильяра, профессор Тосака, я решила просмотреть свои старые конспекты по древним рунам. Могу точно сказать, что успела забыть большую часть того, что изучала в свое время.
   - Уверена, вы быстро все наверстаете, профессор, - ответила Рин. - Ой, чуть не забыла. В этой школе есть круглые столы?
   - Круглые столы? Зачем?
   - Для моих уроков.
   - А что случилось со столами, которые сейчас стоят в вашем классе?
   - Ряды столов на две персоны не очень подходят для моего метода преподавания, - сказала Рин.
   - Да? Ну, тогда мы можем просто трансфигурировать их в круглые, - ответила МакГонагалл. - Но позвольте полюбопытствовать, что у вас за метод преподавания?
   Ах.
   Ну да, верно.
   Рин до сих пор поражалось тому, что аборигены используют магию буквально для каждой мелочи. Такое поведение казалось ужасно легкомысленным и расточительным. У нее самой не было проблем с применением магии для экспериментов и починки сломанных вещей, но по большей части каждая лишняя капля праны запасалась в Мистических знаках.
   С другой стороны, такое свободное применение магии обладало своим собственным очарованием.
   Рин выбросила эти мысли из головы, когда заметила, что Помона Спраут, находившаяся справа, с интересом посмотрела на нее, когда услышала вопрос МакГонагалл.
   - Я планирую организовать учеников в группы для совместного решения поставленных задач, - ответила Тосака всем заинтересованным лицам.
   - Вас учили таким методом? - спросила Спраут.
   - Нет. Однако, приняв эту должность, я провела некоторые исследования относительно методик преподавания. Современные немагические исследования в области образования показывают, что совместное решение задач в процессе обучения является очень эффективным методом передачи знаний.
   - Немагические исследования? - удивленно произнесла Синистра. - Вы и правда просматривали их?
   На лице Рин проступило легкое беспокойство.
   - Это проблема? Количество обычных школ превосходит количество магических в тысячи раз. Исследования, проведенные в немагическом обществе, будут намного более достоверными из-за объема вводных данных.
   - Ах, думаю, мне просто никогда не приходило это в голову. Вы часто бываете в маггловском мире?
   Рин растерянно посмотрела на нее. Она, конечно, заметила разрыв между магическим и немагическим обществом, но на самом деле не понимала, что он настолько велик.
   - Я вас не совсем понимаю. Это тот же самый мир.
   - Ну, для нас несколько неудобно бывать на маггловской территории, так как там нам нельзя использовать магию из-за Статута о секретности.
   - У нас на родине тоже есть подобное ограничение, - признала Тосака. - Тем не менее, я не вижу сложности во взаимодействии с нормальным обществом.
   - Нормальным? - повторила Стебль. - Вы называете маггловское общество "нормальным"?
   - Магия, по сути своей, ненормальна, - видя их растерянность, Рин продолжила: - Магия - это навязывание своей воли естественным законам мира. С каждым заклинанием мы бросаем вызов природе и извращаем реальность согласно нашим желаниям.
   Ее слова заставила ведьм призадуматься.
   - Это необычная точка зрения на магию, профессор Тосака, - сказала МакГонагалл.
   - Подобные взгляды довольно распространены в моем измерении, я пойму, если вы со мной не согласитесь, - вежливо ответила Рин. - Но вернемся к методикам преподавания; мое предложение не соответствует вашим стандартам? Надеюсь, я не разрушила свой учебный план еще до первого урока?
   - Не беспокойтесь, мы позволяем профессорам самим определять, как преподавать свой предмет.
   - А, хорошо. Хочу напомнить вам, что мой опыт преподавания невелик, так что, пожалуйста, не стесняйтесь поправлять меня, если я буду делать что-то не так.
   - Уверена, вы отлично справитесь, профессор Тосака, - сказала Спраут. - Если вы будете нуждаться в помощи, не стесняйтесь обращаться.
   - Ну, тогда, пожалуйста, позаботьтесь обо мне, - сказала девушка с легким поклоном.
  

* * *

   Большую часть времени до первой лекции Гарри потратил на попытки помочь Невиллу с заклинанием Экскуро. Именно "попытки", так как ему не удалось найти ошибок ни в произношении заклинания, ни в движениях палочки Лонгботтома.
   Они сидели в гостиной Гриффиндора, а неподалеку от них близнецы Уизли отчаянно рубились во Взрыв-Карты. У одного на лице были два пятна сажи, а второй подпалил брови. Правда, у кого что, Гарри понять не мог.
   - Ты пойдешь на вводные лекции? - спросил Невилл.
   - Да.
   - Знаешь что-нибудь про преобразование материи?
   - Не-а.
   - А про руническую магию?
   Гарри вспомнил о том, что видел прошлым вечером, когда профессор Тосака устроила Чо маленький зачет.
   - Похоже, что можно колдовать, рисуя руны пальцем в воздухе. Результат зависит от значения руны и от того, как она рисуется.
   - Пальцем? - удивленно переспросил Невилл. - Хочешь сказать, что это беспалочковое волшебство?
   - Профессор Тосака делала это без палочки. Не уверен, особенная ли она или так делают все в ее измерении.
   Последние слова привлекли внимание близнецов.
   - Так ты веришь, что они из другого измерения? - спросил тот, что был с сажей на лице. Гарри решил называть его Форджем.
   - Мне казалось, уж ты-то точно будешь недоверчиво относиться к новым профессорам, - добавил подпаленный Дред.
   - Почему ты им веришь?
   - Знаешь что-то, чего не знаем мы?
   Гарри вздохнул, это было похоже на дежавю. Одно замечание Невилла вызвало логическую цепочку, которая привела к неудобным вопросам точно так же, как на завтраке его неосторожные слова навели Гермиону на то же самое.
   - Ну, вчера вечером после пира мы с Чо встретили профессора Тосака, и она продемонстрировала ей руническую магию. Без палочки.
   - Это не от мира сего! - театрально воскликнул Дред.
   - Постой, ты серьезно? - спросил Фордж.
   - Ну, именно это мы и пытаемся выяснить, - сказал Дред, задумчиво потирая подбородок.
   - Ладно, ладно, - перебил его Гарри. - Еще она сказала, что не знает заклинание Финита.
   Это заставило всех притормозить.
   - Так, она знает магию и если может творить ее без палочки, то точно хороша в этом. Но она не знает нашу магию. Ну, я к тому... есть страны, в которых волшебники не используют палочки?
   - Нет, - ответил Невилл. - Все волшебники в мире используют палочки.
   - Ну вот, о том-то и речь, - заключил Гарри.
   - Она не могла просто соврать о том, что не знает Финита? - Фордж наклонился вперед.
   - Возможно, она могла соврать, но я думаю, что ты упустил кое-что очень важное, дражайший брат, - с усмешкой сказал Дред.
   - Ой, и что же это такое?
   - То, что наш милый маленький Гаррикинс вчера встречался с красавицей Чо Чанг!
   Гарри закатил глаза. Теперь чтобы предсказать будущее этого разговора не нужно быть провидцем.
   - Ну, так что, дорогой Гарри, как это было?
   - Прогулка в полночь? Свечи, полумрак, атмосфера, мм?
   - Постой, это была не полночь. И коридоры освещают факелы, а не свечи.
   - Тише, брат мой, лучше поддержи меня.
   - Мы ходили к директору, - сухо отрезал Гарри.
   Близнецы синхронно выдохнули.
   - Мерлин мой, вы прошли мимо всех укромных углов и пошли к самой вершине!
   - Воистину, наш юный друг не разменивается на мелочи!
   Гарри прикрыл глаза рукой.
  

* * *

   После завтрака, Чо решила не составлять компанию своим друзьям. Они наверняка будут болтать о том, как провели лето, а учитывая ее собственное состояние этим летом и то, что случилось вчера, сейчас ей совершенно не хотелось в этом участвовать.
   Ночью после просмотра воспоминаний о кладбище она разрыдалась прямо в кабинете директора. Гарри явно было некомфортно наблюдать за этой сценой, но она не могла ничего с собой поделать. Перед ее глазами раз за разом повторялась смерть Седрика. Через некоторое время ей все же удалось достаточно успокоиться, чтобы проводить Гарри к башне Гриффиндора, а самой добраться до общежития Рейвенкло. Но когда она легла в кровать, истерика началась заново. Хорошо, что она успела наложить на себя Силенцио, прежде чем снова разрыдаться.
   "Убей лишнего".
   Чо закрыла глаза и постаралась подавить вновь накатывающие слезы.
   Через пару минут ей удалось успокоиться и перевести дух. К счастью, сейчас в библиотеке почти никого не было, а те, кто были, находились вдалеке от нее. Вообще, в первый день в библиотеку могли попасть только очень старательные ученики. Хотя в этом году народу было несколько больше, чем обычно, но большинство из них ушло в раздел, посвященный древним рунам и арифмантике. Сама же Чо искала книги по чарам.
   Найдя пару полезных книг, Чо проверила время и поняла, что первая лекция уже скоро начнется.
   По пути к выходу она наткнулась на упавшую книгу. Не заметив никого вокруг, Чо решила поставить ее на полку. Подняв ее, девушка увидела название: "Сборник распространенных проклятий и контр-проклятий".
   "Тебя учили сражаться на дуэли, Гарри Поттер?"
   Вдох. Выдох. Успокоиться.
   Придя в себя, девушка двинулась дальше, прихватив с собой третью книгу.
  

* * *

   Райдер испытывала некоторое раздражение и мягкий интерес.
   Когда она ощутила чье-то приближение, ей пришлось быстро дематериализоваться, уронив книгу на пол. К сожалению, случайный прохожий решил подобрать "упавший" фолиант. Слуга признала давешнюю старосту, которую они встретили вчера вечером.
   Раздражение от потери интересной книги перебивалось занимательным открытием: ведьмочка была даже милее Аяко.
  

* * *

   По спине Чо пробежали мурашки.
   - Вы в порядке, мисс Чанг? - спросила ее мадам Пинс.
   - Д-да, - неуверенно ответила девушка.
   Взяв разрешение на вынос книг, Чо направилась в Большой зал. Сев за стол Рейвенкло, она заняла место для своих друзей, которых еще не было. Оглядевшись по сторонам, Чо отметила, что собралось уже много народа, даже слишком много, учитывая, что обычно немногие ученики выбирают древние руны как свой дополнительный предмет на третьем курсе. Наверное, большинство пришло просто посмотреть на так называемых иномирян.
   Там, где раньше стоял длинный стол учителей, сейчас находились новые профессора и наблюдали за учениками, а пара их спутников осталась немного в стороне. Ее взгляд задержался на мужчине в красно-черном костюме. Ну, он вообще привлекал много внимания со стороны женской части аудитории. Тем не менее, несмотря на то, что он выглядел внушительно, это было ничто по сравнению с тяжелым присутствием Сейбер. Как такой маленькой девушке удавалось так давить на окружающих? Может быть, это все меч? Или ее спокойствие и уверенность? Или то, что она признала вчера ночью?..
   "В контексте той ситуации я не могу ссылаться на самооборону".
   Чо с трудом отодвинула мысли о Сейбер в сторону.
   - Эй, - поприветствовала ее Мариэтта, упав в на ближайший стул. - Ты где была?
   - В библиотеке.
   - Смотрела руны и арифмантику?
   - Нет, чары. Мне нужно было кое-что найти, - ей очень хотелось разобраться с тем смущением, что она испытала во время разговора с профессором Тосака. Общее контр-заклинание Финита описывалось в стандартной книге заклинаний за второй курс. Просмотрев свой старый учебник, Чо обнаружила, что там нет точного описания работы этого заклинания, поэтому она направилась в библиотеку за дополнительной литературой. Кроме того, ей очень хотелось знать, что профессор подразумевала под "разрушением структуры праны", так как это звучало намного глубже и полнее, чем действие Финита Инкантатем.
   Чо продолжила разглядывать пришедших на лекцию. Ее взгляд зацепился за стол Слизерина.
   Малфой. Крэбб. Гойл. Нотт.
   Фамилии четырех учеников.
   Фамилии четырех Пожирателей смерти.
   Что же делать? Ей стоит предупредить своих родственников и друзей об этом? Вчера вечером директор предупредил ее быть осторожнее с тем, что узнает. Означает ли это, что она должна сохранить это в тайне? Ведь Драко Малфоя назначили старостой: что если он станет злоупотреблять своим положением?
   "Убей лишнего".
   Девушка прикрыла глаза и высморкалась в платок.
   Мариэтта обеспокоено посмотрела на нее. Ей нужно с кем-то посоветоваться. И, по правде, был только один человек, с которым она могла об этом поговорить. Рейвенкловка перевела взгляд на Гарри Поттера, сидящего за гриффиндорским столом рядом со своей подругой, Гермионой Грейнджер.
   В этот момент на ее лицо упала снежинка. Посмотрев вверх, Чо не увидела никаких источников снега: он просто возникал ниже летающих свечей и медленно падал вниз. По мере того, как все больше людей замечало неожиданное изменение погоды, Большой зал начинали заполнять растерянные шепотки. Посмотрев в сторону учителей, Чо увидела рядом с профессором Тосака большую руну Хагалаз.
   - Доброе утро, ученики, - произнесла профессор, прерывая болтовню. - И, конечно же, уважаемые коллеги, - она чиркнула пальцем по руне, тем самым заставив ее распасться на блестящие синие пылинки. Вместе с исчезновением руны кончился и снегопад.
   - Итак, первую лекцию мы посвятим введению в руническую магию, - продолжила профессор Тосака. - За одну лекцию невозможно охватить весь перечень интересных направлений, связанных с рунами, ведь эту тему можно изучать всю жизнь и даже к старости постоянно находить неизвестные аспекты и совершать удивительные открытия, поэтому сейчас вы услышите лишь краткий обзор самых общих вещей. Однако прежде, чем приступить, нужно сделать еще кое-что. Мы обнаружили, что наша терминология для описания чародейских явлений и связанных с ними понятий зачастую не совпадает с местной. Поэтому сначала я дам вам несколько ключевых терминов и их определений, некоторые из них будут непосредственно связаны с рунической магией, другие же станут актуальны на поздних лекциях по преобразованию материи. Если в этом измерении существуют аналоги тех терминов, которые я назову, прошу вас сообщить мне, и позже для этих вещей мы попробуем использовать вашу терминологию.
   Сказав это, она начала писать на доске слова и пояснять их значение.
   Мана. Одические силы (Од). Прана. Магические цепи.
   Мистерия. Гайя. Алайя.
   Ария. Самогипноз.
   Барьеры. Мистические знаки.
   Через десять минут все представление Чо о волшебстве было перевернуто с ног на голову.
  

* * *

  
   - Милорд.
   - Макнейр, - Волан-де-Морт взглянул на припавшего к полам его мантии последователя. - Встань. Что привело тебя сюда? Мне казалось, ты должен быть на своем посту в Министерстве, - из-за побега Поттера с кладбища Дамблдор собрал Орден жареной курицы, и всем Пожирателям смерти было приказано затаится и не вызывать подозрений.
   - Как вы и велели, господин, я старательно сохраняю маску образцового сотрудника и в процессе обнаружил информацию, которая может вас заинтересовать.
   Легким кивком Темный Лорд приказал ему продолжать.
   - Сегодня мне удалось переговорить с дементорами, и я выяснил кое-что неожиданное. Месяц назад двоих из их числа отправили на охоту за Гарри Поттером.
   - И кто же из вас проигнорировал мой приказ оставить Поттера в покое? - произнес Волан-де-Морт, встав со своего трона.
   - Никто, милорд. Потребовались некоторые усилия, но я узнал, что приказ дементорам исходил от заместителя министра, Долорес Амбридж.
   Волан-де-Морт задумался. Из всех его слуг, оставшихся на свободе, только у Люциуса была возможность провернуть нечто подобное через третьи руки, но он бы не посмел воспротивиться прямому приказу. Здесь что-то еще.
   - По всей видимости, дементоров постигла неудача. Что произошло?
   - Им не удалось обнаружить мальчишку по известному адресу. Вместо Поттера они поцеловали его маггловских родичей.
   - Интересно, - пробормотал он, обдумывая ситуацию. - Ах, конечно же.
   Решение лежало на поверхности. Ритуал воскрешения свел на нет кровную защиту, следовательно, было бы верхом глупости оставлять ребенка в беззащитном доме магглов. Из-за того, что нынешний план не предполагал активных действий, он сам не обдумывал эту возможность. Волан-де-Морт внутренне скривился; похоже, Дамблдор продумал это еще месяц назад и, получается, в этом аспекте конфликта был на шаг впереди него.
   Но это также показывает, что Дамблдор не защищал семью Поттера. Недосмотр или осознанное решение?
   - Ты правильно поступил, сообщив мне об этом, Макнейр. Возвращайся к исполнению своих обязанностей.
  

* * *

   Рин могла бы на автомате пересказать основы чародейства даже в своем полумертвом состоянии после ранней побудки, но не так, чтобы все было понятно куче подростков без стандартного магического образования. Так что по ходу лекции ей пришлось делать множество упрощений и оставить некоторые вещи недосказанными.
   - Итак, переходим к магии рун. Руны старшего Футарка... что вы хотели, профессор Флитвик?
   - Вы не... вы не можете просто сказать все это, а потом сменить тему! - взволнованно взмахнув руками, пропищал маленький волшебник.
   - В моей лекции были непонятные моменты? - спросила Рин.
   - Нет, совсем наоборот! - воскликнул Флитвик. - Но там было так много всего! Вы говорите, что на фундаментальном уровне понимаете, как магия взаимодействует с телом?
   - А вы нет? - с искренним удивлением спросила она.
   - Похоже, в некоторых аспектах наших знаний есть значительные пробелы, - ответил профессор.
   - Цель нашего прибытия сюда - это сравнение двух систем магии, и если такое возможно, разработка общей чародейской теории, - немного помолчав, произнесла Рин. - Вы не возражаете, если мы перенесем этот разговор на более позднее время и не будем тратить на это ограниченное время лекции?
   - Конечно, конечно, буду с нетерпением ждать этого момента, профессор Тосака, - улыбаясь, протараторил Филиус.
   Дамблдор поднял руку, привлекая внимание Рин.
   - Не могли бы вы сейчас прояснить один вопрос? - спросил он, когда она кивнула ему.
   - Да, конечно.
   - Вы сказали, что цепи в теле мага преобразуют ману и Од в прану. И... Мистические знаки, да? Магические фокусировщики, подобные нашим палочкам, выполняют роль усилителей при выполнении заклинаний. Вы можете использовать только цепи для сотворения заклинаний, не прибегая к помощи Мистического знака?
   - Ну что же вы, профессор Дамблдор, ваш вопрос неуместен, - перебила его Амбридж. - Всем известно, что творить волшебство без палочки ужасно сложно.
   Рин задумалась.
   Что это было?
   Многие из учителей видели, как они используют руническую магию и преобразование элементов без Мистических знаков, когда создавали защиту для своих мотоциклов. Так почему Дамблдор спрашивает об этом?
   Он хочет пояснений о том, как это происходит? Нет, тогда вопрос должен был быть сформулирован иначе. Зачем задавать вопрос, на который уже знаешь ответ?
   Ах. Понятно. Вот старый пройдоха...
   Для того, чтобы парировать сомнения Амбридж, сохранив авторитет, Дамблдору нужно, чтобы она публично продемонстрировала нечто впечатляющее. Иными словами, старик поставил ее перед выбором либо выдать частицу своих тайн, либо получить урон своей гордости мага.
   Планы внутри планов.
   Наследница семьи Тосака усмехнулась. Она знала, как играть в игру: вынуди другого раскрыть свои секреты. Конечно, не крупные; интуиция подсказывала ей, что нынешняя ситуация просто легкий способ скоротать время и получить в процессе некоторые бонусы, а не что-то серьезное.
   Она подняла руку, и по ее ладони заплясал язык яркого пламени. Огонь отделился от руки, вспыхнул ярче и разделился на четыре концентрических круга, диаметр самого большого из которых составлял два метра. В пробеле между вторым и третьим кругом возник белый контур октограммы.
   Заклинание агрессивного щита семьи Тосака, хранимое в Магической метке. Оно не было ее сильнейшей защитой, но обладало возможностью активно отвечать на атаки.
  

* * *

   По Большому залу разнеслись пораженные вздохи в ответ на внушительную демонстрацию беспалочковой магии. Дамблдор же старался не слишком сильно наслаждаться явным шоком на лице Амбридж, так как это не совсем его заслуга.
   Эх, ну кого он пытается обмануть? Альбус смаковал каждое мгновение.
   - Защитное заклинание, - пояснила профессор Тосака.
   Дамблдор внимательно смотрел на ее творение. Даже находясь в шести метрах от него директор отчетливо чувствовал жар. Переведя взгляд на мага, Альбус встретился глазами с Рин. Она пристально посмотрела на него, а затем указала глазами в сторону пламенного щита.
   Ах, вызов.
   Первой его реакцией был отказ. Но через мгновение Альбус решил, что это было бы невежливо по отношению к девушке, которая так легко согласилась поддержать эту маленькую игру.
   - Вы не возражаете, профессор Тосака? - спросил он, доставая палочку.
   - Нет, нет, прошу вас, профессор Дамблдор, - кивнула она в ответ.
   Волшебник поднялся из-за стола, и шепотки учеников тут же стихли.
   - Ступефай! - красный луч влетел в щит и исчез с легким всполохом и шипением.
   - Бомбарда! - к щиту полетел серый луч. В точке соприкосновения произошел небольшой взрыв, но не более.
   Дамблдор на мгновение приостановился, чтобы подумать.
   Затем он снова взмахнул палочкой, но ничего не сказал. В щит устремился синий луч заклятия. В этот раз произошел сильный взрыв, а вспышка синего света резанула по глазам. До ближайших наблюдателей даже дошла небольшая ударная волна. Невербальное Экспульсо.
   Щит остался стоять.
   Директор еще раз взмахнул палочкой, но теперь луча не было. Лишь бесцветная волна искажения прошла сквозь воздух.
   Рин быстро щелкнула пальцами, выпустив в пламя пучок красного света.
   Заклинание поразило щит, заставив его лопнуть с оглушительным ударом гонга, оставившим в ушах наблюдателей легкий гул.
   Щит исчез, но вместе с ним исчезло и атакующее заклинание.
  

* * *

   - Заклинания рангов D, слабое C, сильное C и B, - телепатически отрапортовала Райдер. - Но все медленные.
   - Спасибо, Райдер, - ответила Сакура. - Я не слышала вербальных формул у двух последних заклинаний. А ты?
   Нет.
   - Похоже, нам придется пересмотреть теорию о том, что их латынь является аналогом высокоскоростных Божественных слов.
   - В дополнение скажу, что в третьем заклинании было немного Темной магии, но четвертое, несмотря на свою мощь, не относится ни к Темной магии, ни к смертельным.
   - Благодарю вас, профессор Тосака, - сказал Дамблдор, с улыбкой склонив голову.
   - Всегда пожалуйста, директор, - ответила Рин, повторив его жест. - Итак...
   - Стойте!
   Сакура перевела взгляд на вскочившую со своего места Амбридж. Дамблдор замер на полпути к стулу.
   - Что это было?! - почти проверещала Долорес.
   - "Что было" что? - спокойно спросила Рин. Сакура отметила про себя, что им следует разработать стратегию для борьбы с потенциальной проблемой в лице заместителя министра.
   - Что это было за заклинание? Это не Протего! Как вам удалось блокировать нечто настолько мощное? И где ваша палочка?
   - Протего? И что же это такое?
   - Заклинание-щит против физических и магических воздействий, - четко ответила Сейбер. - Ранг: неизвестен. Тип: барьер. Максимальная область воздействия: соответствует размерам колдующего. Ария: Протего. Движение палочки: взмах по косой линии снизу вверх и удержание в положении блокирующего клинка.
   Почти все присутствующие в зале удивленно уставились на "сквиба".
   - Продолжительность? Наблюдаемый эффект? - спокойно спросила Рин.
   - Зависит от концентрации. Полупрозрачный синий или белый барьер.
   - Вижу, вы успели воспользоваться нашей библиотекой, Сейбер, - заметил Дамблдор, наконец садясь на место.
   Слуга молча кивнула.
   Рин повернулась к заместителю министра. Когда она заговорила, все внимание аудитории вновь сосредоточилось на ней.
   - Вы полностью правы, профессор Амбридж. Я не творила заклинание Протего.
   - Но... как же... Протего - это заклинание щита... - начала лепетать Амбридж.
   - От нее пахнет страхом, - отметила Райдер.
   - Ах, ну тогда все понятно, - ответила ей Сакура. - В отличие от Дамблдора она не способна использовать заклинания ранга B. То, что Рин создала щит "без палочки", делает все еще хуже. И это плохо. Страх и паника вполне могут заставить ее сделать что-то глупое.
   В их родном мире высокоранговые заклинания для творения нуждались в магических кругах и десятистрочных ариях; такое было практически невозможно применить в боевой обстановке. Даже магия ранга B могла использоваться только в ограниченных обстоятельствах, например при применении Мистических знаков с готовыми Мистериями, семейных Магических меток или при битве на подготовленном поле, таком как мастерская мага. Хотя многие маги способны воспроизвести заклинания такого уровня в контролируемой среде, но при тех скоростях, на которых, как правило, ведутся схватки в мире под кровавой луной, у них редко появляется возможность исполнить все необходимые условия.
   Такие маги как Кишуа Зелретч Швайнорг, Лорелей Бартомелой и Аоко Аозаки были редкими исключениями, которые только подтверждали правило.
   Сакура знала, что благодаря своим Мистическим знакам в виде драгоценных камней ее сестра способна использовать в бою Мистерии ранга А. Без камней ей приходилось сильно ограничивать себя, хотя ее репертуар все равно оставался разнообразнее, чем у большинства других магов. Хотя и в меньшей степени, чем вышеупомянутые легенды, Рин Тосака тоже была исключением из правил. Ну и конечно никак нельзя забывать о факторе под названием Рубин.
   По всей видимости, Альбус Дамблдор кидается B-ранговыми заклинаниями лишь с помощью движений палочки, не используя вербальный компонент.
   Однако.
   - Посмотри на реакцию сотрудников школы, - протелепатировала Сакура. - Они явно впечатлены демонстрацией директора. Не думаю, что все волшебники способны так легко творить такие мощные заклинания.
   - Согласна, - ответила Райдер.
   Сакура заметила, как на лице Рин расцвела хищная улыбка. Похоже, сестра пришла к тем же выводам, что и она.
   - Не могу говорить за это измерение, профессор Амбридж, но в нашем существует множество различных типов защитных заклинаний. В частности, это было изобретено моим прадедом.
   - Прадед... - проговорила Амбридж и умолкла.
   - Если вы считаете это заклинание излишне опасным, то не волнуйтесь. Я не собираюсь учить ему кого-либо за пределами моей семьи.
   - Семья, эм... О! Понимаю, - сказала замминистра. - В таком случае, пожалуйста, продолжайте, - неожиданно закончила она приторно-сладким голосом .
   Сакура нахмурилась.
   - Я что-то пропустила? Рин ее загипнотизировала?
   -Нет - ответила Райдер.
   - Хм... думаю, Рин и Сейбер присмотрят за ней сами. Проследи, пожалуйста, за остальными сотрудниками.
   - Да, Мастер, - передала по связи Слуга.
   - Отлично, - сказала Рин, возвращаясь к работе. - А теперь приступим непосредственно к лекции. Пожалуйста, помните, что некоторые концепции и эффекты, о которых я буду говорить, существуют и в отрыве от магии рун. Например, несмотря на то, что эта чародейская методика хорошо справляется с установкой различных барьеров, то же самое можно сделать и с помощью других магических дисциплин. Сам Хогвартс обладает несколькими различными барьерами, а в этом году ваши преподаватели установили дополнительные защиты того же типа.
   Пока ее сестра поясняла основы рунической магии, Сакура просто рассматривала детей. Учитывая особенности образования магов в целом и свое собственное в частности, она испытала укол зависти, отметив выражения нетерпения и волнения на лицах многих учеников. Учитывая требования к изучению преподаваемых ими предметов, здесь собрались только самые любопытные и старательные дети.
   Бродя взглядом по лицам учеников, Сакура заметила кое-что интересное.
   Райдер, медленно подойди ко мне, - пока ее Слуга двигалась к ней, Сакура внимательно следила одной ученицей. Заметив внимание своей хозяйки, Райдер тоже сосредоточилась на ней.
   Глаза некой пепельной блондинки с факультета Рейвенкло следовали за движением невидимой Слуги.
  

* * *

   Смыслы рун. Комбинации знаков.
   Длина линий. Толщина. Угол наклона. Положение в пространстве.
   Инструменты написания. Количество праны.
   Гарри сосредоточенно записывал свой конспект. Каждая руна обладала несколькими смысловыми коннотациями. Применение конкретного смысла зависело от переменных, перечисленных выше. Кроме того некоторые уровни смысла было невозможно открыть без многолетних исследований и тренировок.
   Иными словами, нельзя было просто нарисовать руну на чем-то и заставить ее правильно работать.
   Насколько он мог сказать, магия рун намного сложнее чар и трансфигурации. Было намного проще взмахнуть палочкой и сказать Инсендио, чем правильно написать в воздухе руну для создания огня.
   С другой стороны...
   Никто не слышал о подобной магии, даже Дамблдор. А значит, Волан-де-Морт тоже наверняка ничего не знает об этом. И учитывая, что эту магию можно творить без палочек и заклинаний, то если он пройдет этот курс, в следующий раз, когда его схватят, он не останется беспомощным, даже если его свяжут по рукам и ногам.
   Но он не может этого сделать, потому что никогда не изучал древние руны.
   Зачем ему писать конспект?
   В целом лекция была очень познавательной. Учитель не пыталась произвести на них впечатление с помощью примеров чудес, которых можно достигнуть с помощью этого волшебства. Вместо этого она просто объясняла понятия и рассказывала о направлениях применения так, словно все ее слова были констатацией фактов. Каждое свое пояснение она сопровождала небольшой демонстрацией рунического заклинания, добавляя к этому дополнительные аналогии, что позволяло лучше понять ее слова.
   - И предупреждаю, - веско произнесла профессор Тосака. - Никогда не экспериментируйте с рунами на своих телах и одежде. Любая ошибка или случайное изменение рунической надписи может привести к фатальным последствиям. Например, если нанести руну Иса на одежду, можно обеспечить себя прохладой в жару. Однако если в месте расположения надписи порвется даже одна нить, это может вызвать активацию неправильной Мистерии, и в результате вся вода в вашем теле мгновенно замерзнет.
   Ух ты, звучит неприятно. На заметку: никогда не наносить руны на одежду и тело. Еще одна заметка: всегда проверять одежду на наличие рун, если близнецы Уизли когда-либо проявят интерес к рунической магии.
   - Итак, есть вопросы?
  

* * *

   - Ах, это так здорово! - всю дорогу в гостиную факультета Гермиона просто фонтанировала энтузиазмом.
   - Интересно, что будет на лекции по изменению материи, - сказал Гарри, весело глядя на подругу.
   - Надеюсь, она будет столь же впечатляющей. Я имею в виду, что она сделала все без палочки и одним щитом остановила все заклинания профессора Дамблдора; понятно, что это была не руническая магия, но все равно очень интересно. А в самом начале она поразила даже профессора Флитвика своим рассказом про магические цепи, ману, прану, Од и все те другие вещи, о которых я никогда не слышала и...
   - Окислительно-восстановительные реакции, - прервал ее Гарри, назвав Полной Даме пароль. - Я так понимаю, ты собираешься взять еще и эти предметы? - спросил он, когда они вошли в общежитие.
   - Конечно, Гарри, - безапелляционно заявила она.
   - Оба?
   - Скорее всего, - девушка огляделась по сторонам, чтобы убедится, что их никто не подслушивает. - Эти занятия будут проходить вечером, после того, как обычные уроки закончатся, так что мне не понадобится тот кулон, что я носила на третьем курсе.
   - Но сможешь ли ты справиться с этим? На третьем курсе ты чуть не спятила от нагрузок. Я к тому, что... именно поэтому ты бросила два предмета. И оба они были достаточно легкими. А эти новые, похоже, будут очень сложными.
   - Я что-нибудь придумаю. К тому же, эти два предмета кажутся очень интересными. Ну, по крайней мере, магия рун кажется интересной, и я уверена, что преобразование материи будет таким же. Более того, если они действительно из другого измерения, то это возможность, которая появляется раз в жизни!
   - Ах, так теперь ты веришь, что они из другого измерения? - спросил он.
   - Полагаю, об этом пока рано говорить, - ответила Гермиона, немного подумав.
   - Что же я вижу? - произнес Гарри с картинным недоверием. - Наша чопорная Гермиона Грейнджер не верит профессорам?
   - Ой, лучше помолчи, - фыркнув, сказала девушка.
   - А если серьезно, не забывай о наших других дополнительных занятиях, - добавил он. - Ну, тех, где нужно очищать разумы.
   Гермиона молча кивнула. В этот момент они как раз подошли к одному из столов, за которым сидели Рон и Невилл. Перед ними были разложены книги, пергаменты и перья. Видя это безобразие, Гермиона надвинулась на них с неотвратимостью цунами.
   - Рон, Невилл. Вы что, только сейчас взялись за летнее домашние задание?
   Посмотрев на возмущенную ведьмочку, Невилл отпрянул от нее. На его лице проступила легкая паника.
   - Стой, стой, я уже сделал домашнее задание! Там просто была пара мест, которые я хотел перепроверить.
   Приняв его оправдание, Гермиона сосредоточила все свое недовольство на Роне.
   - А что? - спросил рыжий, как обычно просто углубляя свою могилу. - Я же не ждал до последней минуты.
   - Каким образом это не последняя минута? Мы уже вернулись в Хогвартс!
   - Ну и что? - Рон пожал плечами. - У нас еще есть целых два дня. Это же не только я. Посмотри вокруг.
   Осмотревшись по сторонам, Гарри понял, что Рон прав. Никогда не следует недооценивать готовность подростков лентяйничать и тянуть резину.
   - Вы двое пропустили очень интересную лекцию, - сказал Гарри, решив прервать разгорающийся спор.
  

* * *

   Обычно в выходные дни в учительской бывает мало народу. Профессора предпочитали проводить время за своими делами, а встречи назначали в собственных апартаментах. Однако в этот раз в помещении собрался почти весь преподавательский состав. В конце концов, всем хотелось обсудить первую лекцию новых сотрудников.
   Или всему виной было ограниченное количество некой чайной смеси.
   - Что скажешь, Батшеда? - спросил Флитвик, осторожно дуя на свою чашку.
   - У меня такое чувство, словно я вновь на первом курсе, - ответила Бабидж. - Никогда даже не предполагала, что рунам присуща своя собственная магия. Положа руку на сердце, скажу, что я несколько смущена, ведь я по идее должна быть экспертом по старшей Футарка.
   - Уверяю, вы не одиноки, - сказала МакГонагалл. - И дело не только в рунах. Я никогда не слышала о магических цепях, пране или большинстве иных концепций, представленных на лекции, - отметила она. - И все же у меня такое чувство, что наши гости правы в своих высказываниях. Я бы даже предположила, что они полностью систематизировали беспалочковое волшебство. Вы все видели тот пылающий щит.
   - Да, демонстрация была весьма впечатляющей, - согласился Флитвик. - Даже интересно, на что они способны, если будут использовать свои Мистические знаки.
   - Принимаете их терминологию? - спросила Вектор.
   - А почему нет? Понятно, что у них используют разные виды магических фокусировщиков, так что называть их все "палочки" было бы некорректно. Кроме того, фраза "Мистический знак" звучит так... мистически.
   - Это было ужасно, Филиус, - сказала МакГонагалл, подарив Флитвику блеклый взгляд.
   Маленький профессор просто улыбнулся и отпил чай.
   - Кстати говоря, о Мистических знаках, - привлекла общее внимание Бабидж. - Правда ли, что они не могут использовать палочки?
   - Профессор Мато упоминала о том, что они не смогли найти у Олливандера ни одной совместимой палочки, - ответил Флитвик, поставив чашку. - Но она говорила, что у них есть собственные аналоги.
   - Да? А на что они похожи?
   - Я их не видел, но думаю, мы скоро узнаем.
  

* * *

   Хотя этот прием пищи нельзя было назвать самым роскошным, что видели стены Малфой-менора, но тем не менее сервис был вполне терпим. Все от столового серебра до продуктов питания просто кричало роскоши. А собравшиеся за столом люди только повышали аристократизм действа.
   В конце концов, Темный Лорд не часто назначал встречи за столом, и такие случаи должны были проводиться по высшему разряду.
   Этим утром чета Малфоев неожиданно получила сову от своего сюзерена с сообщением о скором визите. Нарцисса тут же велела эльфам приготовить все необходимое, а Люциус занялся отменой назначенной встречи с одним из своих политических союзников в Визенгамоте. К счастью, у него уже был опыт с неожиданными визитами Лорда, так что он был готов. После воскрешения владыки, Люциус сразу предложил свое поместье в качестве главной резиденции, но Темный Лорд предпочел остановиться в одном из менее известных домов, принадлежащих роду Малфой.
   В любом случае, они втроем наслаждались обедом, подходящим для благородных людей их уровня. Ну, по крайней мере, гость наслаждался, так как хозяев дома присутствие столь могущественного человека заставляло нервничать.
   - Люциус, - начал Волан-де-Морт, мгновенно меняя тон трапезы. - Скажи мне, что ты знаешь о Долорес Амбридж.
   - Заместитель министра? - с долей удивления переспросил Малфой. - Амбициозная подхалимка. У меня были с ней некоторые контакты, потому что она яро поддерживает чистокровную политику.
   - Неужели? Так ты думаешь, что она будет добровольно поддерживать наше дело?
   - В целом, да, - ответил он, смочив горло вином. - Но так как план включает привлечение темных существ на нашу сторону, Амбридж может стать проблемой. Несколько лет назад она лично принимала самое активное участие в принятии законов против оборотней. Милорд, могу ли я сделать предложение? - и, увидев утвердительный кивок, продолжил: - Я считаю, что от нее будет больше толка в роли слепого инструмента, чем осознанного агента влияния. Если ее аккуратно направить в нужное русло, эффективность ее действий будет выше, чем от прямого приказа.
   - Учитывая то, что я недавно узнал о ней, это очень интересный выбор, Люциус.
  

* * *

   - Ты знаешь, в чем дело? - спросил глава аврората, Руфус Скримджер, у своего спутника.
   - Нет, сэр, - ответил Кингсли Бруствер. Два аврора добрались до места назначения и вежливо постучали в дверь.
   - Войдите, - раздался приглушенный ответ.
   Руфус и Кингсли вошли в кабинет своего непосредственного начальника. Когда дверь захлопнулась, на ней активировались чары конфиденциальности, ограничивающие распространение звука за пределами помещения, но свободно пропускающие все, что шло извне.
   - Господа, - поприветствовала их Амелия Боунс деловым тоном.
   Мужчины настороженно переглянулись.
   - Как продвигается розыск Блэка?
   Руфус покосился на Кингсли.
   - Мы все еще ищем его, мэм, - ответил Бруствер, поняв, что этот огонь ему предстоит принять самому.
   Амелия одарила аврора взглядом прищуренных глаз.
   - Аврор Бруствер. Я была о вас лучшего мнения, - произнесла она, поднимаясь из-за стола.
   Плохое предчувствие Кингсли по поводу этой встречи внезапно обострилось.
   - У вас было два года на то, чтобы выследить беглеца, и все, что вы множите сейчас мне сказать: "Мы все еще ищем его"?
   - Мэм! По нашим последним сведениям, его видели в Тибете, мэм, - четко отрапортовал он. К его вящему облегчению, взгляд Амелии стал чуть менее жестким.
   - И сколько лет этой вести? - спросила мадам Боунс.
   - Около недели, мэм.
   - Понятно. Вы проинформировали об этом оперативную группу?
   - Что? - спросил Кингсли.
   - Международную оперативную группу, дислоцирующуюся в Тибете, - сказала Амелия. И увидев недоумение на лицах подчиненных, добавила. - На протяжении многих лет МКВ держит там дежурную оперативную группу для контроля контактов йети с магглами.
   Мужчины понятливо кивнули.
   - Аврор, почему вы об этом не знаете?
   - Мэм?
   - Если следы ведут в Тибет, то почему вы не узнали про оперативную группу во время подготовки к путешествию в это место? - взгляд Амелии вновь посуровел. - На самом деле, мне интересно, почему вы еще не там. Подготовка к такой поездке не должна занять целую неделю.
   Под ее взглядом у Кингсли возникло непреодолимое желание заерзать.
   - Руфус, - Амелия переключила внимание на другого визитера.
   - Мэм! - Скримджер вытянулся по стойке смирно.
   - Вы запрещали своему подчиненному ехать в Тибет?
   - Никак нет, мэм.
   - Вы налагали на своего подчиненного дополнительные обязанности, препятствующие его отбытию из Британии?
   - Никак нет, мэм.
   - Чем именно ваш аврор занимался на этой неделе?
   Глава аврората посмотрел на подчиненного.
   - Должен признать, мне самому было бы интересно узнать, - перевод стрелок. Типичнейшее поведение Руфуса.
   - Мэм! - воскликнул Кингсли. - Наша подготовка почти завершена! Мы не планировали передавать сообщений тибетскому правительству или МКВ на тот случай шпионажа со стороны Блэка.
   - Мы? - вскинув бровь, уточнила Амелия.
   - Мой напарник, Нимфадора Тонкс, мэм.
   - Руфус, почему мне знакомо это имя? - склонив голову набок, спросила глава Департамента.
   - Она не так давно в аврорате, - немного подумав, начал Скримджер. - Возможно, вы слышали о ней из-за ее способностей метаморфа?
   - Ах, да, верно. Полагаю, от этого может быть польза, - Амелия вернулась за стол и набросала что-то на фиолетовом листе пергамента. - Аврор Бруствер, вы отправитесь в Тибет, и прочешите эту страну вдоль и поперек. При следующей нашей встрече вы представите мне конкретные результаты, иначе я самолично скормлю вас йети. Это понятно?
   - Так точно, мэм!
   Ведьма взмахнула палочкой. Пергамент сложился в самолетик и взлетел со стола.
   - Свободны, - мужчина покинули кабинет, а фиолетовый самолетик вылетел вслед за ними. Амелия вернулась к разбору документов.
   Следующие две минуты в помещении звучал только шелест пергамента и скрип пера.
   - Мне кажется, ты слишком увлеклась, - заявил Аластор Грюм, развеивая дизиллюминационные чары и скинув с головы мантию-невидимку.
   Амелия как ни в чем не бывало продолжила строчить текст.
   - Передай Альбусу, что он задолжал мне за передачу в его полное распоряжение двух авроров.
   - Я удивлен, что старик вообще просил тебя об этом.
   - Он не просил.
   - Тогда откуда ты знаешь, что те двое в Ордене? - нахмурившись, спросил Аластор.
   Ведьма отложила перо и медленно подняла глаза на отставного аврора. После целой минуты игры в гляделки Грюм фыркнул и отвел взгляд.
   - Ты можешь хотя бы сказать, на чем они прокололись? - буркнул он.
   Амелия снова сосредоточилась на своих документах.
   - Лондон, Инслингтон, площадь Гриммо 12, - произнесла она.
   Спустя минуту, Грозный Глаз нахмурился.
   - Родовое гнездо Блэков. Адрес легко найти, - сказала Амелия, не уточняя, почему она лично интересовалась этим, но старик был достаточно опытен, чтобы читать между строк. - Посетив тот район, я была несколько удивлена отсутствием дома. К счастью, мне совсем недавно довелось обновить свою память на тему чар Фиделиуса.
   Аластор что-то неразборчиво пробурчал себе под нос. Несмотря на распространенное заблуждение, чары Фиделиуса скрывали только место, а не само знания о его фактическом местоположении. В недалеком будущем одной близлежащей параллельной вселенной, Пожиратели смерти следили за местом между одиннадцатым и тринадцатым домами на площади Гриммо, потому что знали о том, что Гарри Поттер унаследовал место после смерти своего крестного.
   Мадам Боунс спокойно обмакнула перо в чернила.
   - Ты помнишь, что для того, чтобы воспользоваться каминной сетью, необходимо точно и ясно указать пункт своего назначения?
   Грозный Глаз прикрыл глаза и молча выматерился.
   - Не думаю, что мне нужно уточнять, какие заклинания я использовала для слежения за каждым камином в атриуме Министерства, - Амелия отложила пергамент и достала палочку. - Артур Уизли, глава Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов. Элфиас Дож специальный консультант Визенгамота.
   Взмахнув палочкой, мадам Боунс заставила готовый документ сложится в самолетик и потянулась за следующим.
   - И так как Артур один из моих непосредственных подчиненных, было легко пропустить через него документ с "секретной" информацией. Что было в том документе, совершенно не имеет значения. Важно то, что Артур сделал, получив эту информацию. Можно было подумать, что он как порядочный сотрудник немедленно вернет этот документ мне. Вместо этого мистер Уизли отправился в аврорат и показал пергамент Кингсли Брустверу и Нимфадоре Тонкс.
   Амелия взяла следующий документ.
   - Отмечу, что считаю такие действия веским основанием для лишения свободы. Ах, и думаю, тебе следует намекнуть некоторым людям из этого вашего "Ордена" использовать для перемещения в штаб с помощью летучего пороха несколько перевалочных станций, разбросанных по всей стране.
   Аластору пришлось очень постараться, чтобы не продемонстрировать своих чувств по данному вопросу выразительной встречей правой руки со своим лицом.
  

* * *

   - Я не знал, что под ее фасадом скрывается такое злобное коварство, - признал Люциус, услышав о нападении дементоров на семью Поттера.
   - А еще капля находчивости, ведь сейчас она находится в замке, - добавил Волан-де-Морт. - Возможно, от ее пребывания там будет польза.
   - Я прослежу за этим, милорд, - покорно ответил Малфой.
   Мужчины пригубили вино из бокалов, а Нарцисса мягко промокнула салфеткой уголок рта, обозначая окончание приема пищи.
   - Прошу простить меня, господа, но я должна покинуть вас и уделить свое внимание зельям, которые сейчас варю, - произнесла она.
   - Идите, Нарцисса, - степенно кивнул Волан-де-Морт. - Полагаю, эти зелья будут для нас полезны?
   - Конечно, милорд. Хотя некоторые из них - это часть благотворительной посылки в Мунго.
   - Понимаю. В конце концов, следует соблюдать внешние приличия.
   После ухода Нарциссы за столом некоторое время царила тишина.
   - Милорд, действия Амбридж подарили нам уникальную возможность, - сказал Люциус, чуть приподняв бокал.
   - Хм, и какую же? - нейтрально ответил Темный Лорд.
   - У Гарри Поттера теперь нет законных опекунов. Было бы вполне естественно, если бы он поселился в доме волшебников соответствующего положения.
   - Забавно. Ты хочешь усыновить Поттера?
   - Только для того, чтобы передать его вам, господин. Я не предвижу больших трудностей. Семьи магглолюбцев будут разделены, так как каждый будет пытаться получить мальчишку для увеличения собственного престижа. С другой стороны, ваши вассалы смогут выступить единым фронтом в поддержку одной конкретной семьи.
   Сказав это, Люциус умолк, терпеливо ожидая ответа.
   - Умно, но недостаточно. Ты недооцениваешь старика.
   Лорд Малфой удивленно моргнул.
   - Влияние Дамблдора падает с каждым днем, учитывая, сколько усилий Фадж...
   - Ты действительно думаешь, что старику есть дело до общественного мнения, законов и занимаемых должностей? - произнес Темный Лорд со смесью раздражения, веселья и снисхождения. - Дамблдора волнуют только две вещи: его драгоценный замок и победа надо мной. Мальчишка - это важный символ борьбы, - конечно Поттер был чем-то большим, но Волан-де-Морт не собирался с кем-либо делиться информацией о пророчестве. - Загони старика в угол, и он набросится. Ты правда веришь, что можешь противостоять ему в прямой конфронтации?
   От такой постановки вопроса Люциус даже несколько опешил.
   - Думаю, я точно смог бы пережить такое противостояние - как известно, он не убивает. Если мы заставим его действовать вопреки закону, победа сильно ударит по нему. Ради такого исхода я был бы готов рискнуть.
   - Твоя преданность нашему делу похвальна, Люциус. Но ты забыл, что у старика есть актив, благодаря которому убийство может легко сойти ему с рук.
   Мужчина непонимающе нахмурился. Кроме невозможной ситуации, в которой его убийство представят актом самообороны, в голову ничего не приходило. Дамблдор не нанимает убийц. По словам Хвоста, в Ордене только Наземникус Флетчер мог считаться уголовником.
   Стоп... уголовник...
   - Сириус Блэк, - возвестил Люциус.
   - Молодец, ты все правильно понял, - похвалил его Волан-де-Морт.
   И Люциус действительно все понял. Благодаря тому, что Блэк считается беглым преступником, убийцей и предателем Поттеров, никто ничего не заподозрит, если он убьет новых опекунов мальчишки. Дамблдор легко избежит удара по своей репутации. Нарцисса и Драко тоже окажутся в опасности.
   Тем не менее, кое-какой подтекст в словах Темного Лорда обеспокоил его.
   - При всем моем уважении, милорд, я справлюсь с Блэком.
   - Похоже, я поторопился с выводами, - пробормотал Волан-де-Морт, массируя висок. - Люциус, скажи, ты волшебник или нет?
   - Конечно, милорд, - быстро ответил Малфой, заметив недовольство в голосе своего повелителя.
   - И ты думаешь, что способен справится с семью Сириусами Блэками? Или даже тринадцатью?
   Мгновение Люциус растерянно смотрел на Темного Лорда, но вскоре его осенило.
   - Оборотное.
   - Именно, - сухо сказал Вола-де-Морт, поднимаясь из-за стола. - Мне понадобилось меньше пяти секунд, чтобы найти контрмеры на твое предложение. Никаких необдуманных действий. Мы будем придерживаться плана. Все изменения я буду утверждать лично.
  

* * *

   Услышав стук в дверь, Грюм снова закутался в мантию-невидимку.
   Получив разрешение, Артур Уизли вошел в кабинет и встал перед столом Амелии. В руках он нес фиолетовый самолетик, покинувший эту комнату вместе с прошлыми гостями.
   - Вы хотели меня видеть, мадам Боунс?
   - Да, Артур, - ответила она, не отрываясь от бумаг. - Некоторое время назад к тебе случайно попал документ, относящийся к делу Сириуса Блэка.
   Артур растерянно поморгал и задумался. Через пару мгновений на его лице расцвело осознание.
   - Ах, да! Я вспомнил. Кажется, это было три дня назад?
   - Да, - ровно ответила Амелия.
   - Да-да, кажется он у меня в кабинете. Если хотите, я могу сейчас его принести, - протараторил мужчина и начал поворачиваться к двери.
   - Артур, - тон голоса заставил Уизли замереть на середине движения. Он снова повернулся к своей начальнице, всеми силами стараясь скрыть нервозность. Неудачно. - Знаешь, почему я попросила тебя явиться лично? - спросила Амелия.
   - Эм, нет, мэм, - неуверенно ответил Артур.
   - Есть какая-то особая причина, по которой ты до сих пор не принес мне этот пергамент?
   Только сейчас Артур Уизли полностью осознал, что идет по лезвию бритвы.
   - По правде говоря, учитывая то, что вы явно читали часть текста, пергамент должен был вернуться ко мне в тот же день. Почему этого не произошло?
   - Прошу прощения, мадам Боунс. Я просто отвлекся на что-то срочное и совершенно позабыл об этом.
   Перо Амелии замерло на пергаменте, а ее взгляд медленно поднялся на подчиненного.
   - Если я правильно помню, вы помогали продвигать проект закона о защите магглов. Следовательно, я могу предположить, что вы очень серьезно относитесь к их безопасности, верно?
   - Да, конечно, - ответил волшебник с небольшой заминкой.
   - Так что же было настолько срочным, что вы забыли о документе, связанным с человеком, убившим двенадцать магглов в одиночном акте террора?
   Артур нервно поправил воротник.
   - Ну... - начал он, но остановился на секундное колебание. Эта пауза явно не осталась незамеченной. - Громовещатели от моей жены очень громкие и сильно отвлекают.
   Амелия Боунс внимательно разглядывала Артура, пристально следя за каждым его движением.
   - Свободен, Уизли.
   Артур сумел удержать вздох облегчения до тех пор, пока не закрыл за собой дверь. Тем не менее, оставшиеся в кабинете совершенно отчетливо его услышали.
   Как и в прошлый раз, Грюм подождал пару минут, прежде чем снять мантию.
   - Неосторожно. Но ложь была неплоха, - нехотя произнес он.
   - На самом деле это даже не было ложью, так как он не ответил на мой вопрос. Просто вспомнил громовещатели и понадеялся на то, что я сделаю очевидный, но ошибочный вывод.
   - Ну да, это я и имел в виду, - буркнул Грозный Глаз. - Что это было? Ты не из тех, кто изводит подчиненных просто ради удовольствия.
   - Только четверо знают о моем участии, и я хотела проверить самое слабое звено, - ответила Амелия. - Сын Артура - лучший друг Гарри. Если бы он проболтался, то весьма вероятно, что Артур уже бы все знал. Поэтому я решила проверить это.
   Грюм пробурчал нечто одобрительное.
  

* * *

   По большей части обед прошел для Гарри вполне стандартно. Утренняя лекция по рунической магии вызвала целое цунами сплетен. Те, что посетили занятие, старательно пересказывали все тем, кто решил отоспаться, сопровождая свои рассказы иллюстрациями с помощью заклинания Флаграте. Но пока что никто не знал, как заставить руны работать.
   Единственным, что привлекло внимание Гарри во время трапезы, был мистер Эмия, который пересек Большой зал, неся в руках клетку с курицами.
   - В школе завелся еще один Василиск? - спросил Гарри, проследив за ним взглядом.
   Его друзья недоуменно покосились на него.
   - Приятель, ты проводил слишком много времени с Грозным Глазом, - прокомментировал Рон его вопрос.
   Гермиона немедленно ткнула рыжего локтем в бок.
   - Тихо ты, это же тайна. Забыл? - прошипела она.
   Немного поразмышляв о птицах, они пришли к выводу, что новые профессора намерены использовать кур для демонстрации. Кроме того, Гермиона указала на то, что у них должна быть некая причина для того, чтобы принести кур в Большой зал сейчас, а не часом позже. Следовательно, им нужно сделать какую-то подготовку.
   И естественно, мисс Грейнджер предпочла использовать послеобеденное время для наблюдения за этой подготовкой. Из любопытства Гарри решил последовать е примеру. Рона было легко уговорить присоединиться к ним, так как все сейчас болтали о первой лекции, которую он пропустил.
   Когда обед закончился, для наблюдения за подготовкой к лекции в Большом зале задержались почти все профессора и около тридцати учеников. Дальнейшие события были весьма поучительны. Мягко говоря.
  

* * *

   - Кхе-кхе, - раздался фальшивый кашель.
   Рин старательно спрятала свое раздражение. С учетом реакции преподавателей, а также своих собственных впечатления после встречи, путешественники успели сформировать некоторое представление об этой Долорес Амбридж. Если исключить использование Мистических знаков с готовыми заклинаниями и знакомство с высшей темной магией вроде призыва демонов, ей явно недоставало боевого потенциала. С другой стороны, в отличие от большинства преподавателей Хогвартса она обладала политическим влиянием. Рин даже испытала толику ностальгии по Часовой Башне, поняв весь расклад. Тем не менее, скрипучий голос и снисходительный тон в течение пары минут вызвали жгучее желание убить эту ведьму хотя бы ради того, чтобы избавить мир от лишнего раздражителя.
   На лице Амбридж расплылась фальшивая улыбка.
   - Что это и что вы собираетесь с этим делать, дорогуша? - проскрипела она, указывая на руки Рин, в которых та держала живую курицу и кинжал Азот.
   Учитывая, что предмет обладал широким лезвием длинной в тридцать сантиметров и десятисантиметровой рукоятью, в то время как наиболее длинные палочки, как правило, были менее тридцати сантиметров, Амбридж была далеко не единственной, чье внимание привлекло холодное оружие.
   - Это кинжал Азот. Мистический знак вроде вашей палочки, - ответила Рин, не вдаваясь в подробности. Хотя прошлой ночью она уже продемонстрировала свое использование драгоценностей для актуализации Мистерий, когда исцеляла Грюма, Тосака хотела, чтобы маги демонстрировали хотя бы видимость однородности. Поэтому все трое планировали использовать копии кинжала Азот как свои стандартные Мистические знаки.
   Курица дергалась и хрипела, пытаясь вырваться из железной хватки Рин.
   - И я просто собираюсь собрать куриную кровь, - ответила она, посмотрев на ведьму с мягкой улыбкой. - Что-то не так?
   - Вы используете кровь в своем волшебстве?
   - Поскольку это будет просто демонстрация, использование более ценных компонентов для построения магических кругов было бы бессмысленной тратой ресурсов, - вместо сестры ответила Сакура.
   - А вам не кажется, что обучение студентов магии крови несколько сомнительная практика? - спросила Амбридж, переведя взгляд на Мато.
   Не глядя на курицу, Рин отточенным движением сделала надрез на горле материала. По Большому залу разнесся писк и бульканье умирающего животного, а кровь весело побежала в ведро, наполненное другими реагентами. Воспользовавшись тем, что курица привлекла к себе общее внимание, Рин бросила вопросительный взгляд на Дамблдора. В ответ на это его глаза чуть расширились, а затем он незаметно качнул головой.
   Ответ был ясен: сейчас нежелательно обострять отношения с Амбридж.
   - Я просматривала некоторые рецепты зелий, что преподают в школе, - вставила Рин. - Рог двурога, крысиная селезенка, кровь саламандры, сок пиявки, нарезанные гусеницы. Предполагаю, что вы сталкивались с такими ингредиентами во время учебы, профессор Амбридж?
   - Ах, да... - чуть стушевалась замминистра. Упоминание крови саламандры парировало все ее намеки.
   - Прошу простить, если мой вопрос был глупым. Из-за того, что мы совсем недавно прибыли в это измерение, я стараюсь не делать слишком много предположений без проверки. К сожалению, это приводит к некоторым лишним вопросам, - мелкое извинение, чтобы вызвать у Долорес ложное чувство превосходства.
   - Вы прощены, - приторным голосом ответила Амбридж, снисходительно улыбнувшись.
   Так как ей пока были не нужны конфликты с этой женщиной, Рин решила не возвращать обвинения в использовании магии крови. Вместо этого она с той же милой улыбкой добавила:
   - Если вы считаете использование куриной крови более неприятным, чем крысиной селезенки или нарезанных гусениц... нарезанных волосатых гусениц... будьте уверены, эта кровь не предназначена для приема внутрь.
   Когда заместитель министра внезапно побледнела, на лице главы семьи Тосака не отразилось ни единого признака удовлетворения от содеянного. Хотя стоит отметить, что у других преподавателей тоже возникли признаки накатывающей тошноты. Они правда не знают, что попадает в их желудки вместе с зельями?
   - Что ж, - начала Амбридж, немного восстановив душевное равновесие, - я буду с нетерпением ждать вашей следующей демонстрации.
   Приняв ее слова за окончание разговора, сестры вернулись к своей работе. Отложив в сторону мертвую курицу, Рин перемешала содержимое ведра с тем, что подготовил Широ. В то же время Сакура убрала тушки. После тщательного перемешивания смеси они разделили ее на три части и приступили к подготовке своих магических кругов.
   Несмотря на различные вербальные формулы, Рин и Сакура использовали для построения своих кругов одинаковые методы. Наполнив свои пальцы праной, они выпустили ее вместе с каплями собственной крови прямо в ведра с реагентами. Проговаривая арии (Рин на немецком, Сакура на английском), девушки вылили содержимое ведер на каменный пол. Вместо того, чтобы просто разлиться, смесь приняла форму в соответствии с их желаниями.
   Во-первых, возникли две пары концентрических кругов практически идентичного размера, тем самым создав основные границы магических рисунков.
   Во-вторых, появились звезды и многоугольники с различным количеством вершин, более мелкие круги и иные узоры.
   В-третьих, последовали соответствующие сигилы в нужных местах композиций.
   В-четвертых, произошли мелкие изменения рисунка, утолщение или уменьшение линий, добавление мелких штрихов.
   Под конец маги вручную добавили несколько записей в различных древних алфавитах.
   В отличие от сестер Широ делал все иначе.
   - Trace. On, - на столе перед ним возникли пять небольших кинжалов.
   - Беспалочковая магия? - прошептал кто-то из учеников.
   - Нет, он держался за свой кинжал, - так же тихо ответил другой.
   Широ взял два кинжала и воткнул их в пол, тем самым обозначив центр и радиус. Когда он вылил свою порцию смеси, круг образовался в соответствии с указанными рамками. Повторив процедуру несколько раз, Эмия завершил основные круги. Затем Широ вонзил все пять кинжалов во внутреннем круге, остатки вылитого материала образовали пятиконечную звезду. Но всю дальнейшую подготовку ему пришлось проводить вручную, так как в отличие от своих спутниц он обладал весьма малыми навыками в данной области чародейства.
  

* * *

   Любопытно.
   Дамблдор внимательно наблюдал за реакцией других зрителей. Кажется, только он и еще пара человек заметили, что Эмия легко воткнул кинжалы в монолитный камень.
   С помощью заклинаний было невозможно получить магические же предметы: будь иначе, все бы наколдовывали для себя гоночные метлы и иное в том же роде. Даже если Эмия обладал достаточной физической силой для того, чтобы вогнать клинок в камень (нечеловеческие корни?), само лезвие должно было обладать достаточной прочностью, чтобы выдержать процесс.
   Вариант один: зачарованные клинки были призваны из какого-то иного места. Возможно, зачарование предоставляло им не только прочность, но и способность входить в камень, словно в масло.
   Вариант два: маггловская металлургия успела достичь такого уровня, при котором возможно реальное изготовление таких прочных клинков.
   Вариант три: мистер Эмия способен наколдовать зачарованные лезвия, пробивающие каменный пол.
   В дополнение к этому Дамблдор размышлял над тем, почему эта группа людей из другого измерения так одержима мечами и кинжалами.
  

* * *

   Все с интересом смотрели на то, как из-под рук магов выходят кроваво-красные глифы. Тот тут, то там вспыхивали шепотки. Ученики пытались разобрать смыслы символов и обсуждали не латинские заклинания новых профессоров. Сам процесс занял некоторое время, большую часть которого отняла работа Широ, так как значительная часть его круга рисовалась вручную.
   Закончив свой круг, Рин обратилась к коллегам:
   - Профессор Флитвик, профессор МакГонагалл. Существуют ли какие-то заклинания, которые позволяют ведьмам и волшебникам формировать из разных веществ произвольные рисунки вроде тех, которые только что сделали мы?
   - Есть, - ответил профессор чар. - Я уже начал обдумывать то, как мы могли бы сделать такие круги. Думаю, чары Ликуорис справятся с этим.
   - Должна признать, что плохо знакома с латынью, - сказала Рин. - Тем не менее, судя по вербальной формуле заклинания, оно ориентируется только на жидкости, верно?
   - Верно. Это будет проблемой?
   - Для построения кругов может использоваться большой перечень материалов. Мел, ртуть, перетертые в порошок металлы вроде серебра или платины, древесные опилки, почвы из определенных мест. Из-за этого необходимо манипулировать рядом различных типов смесей: твердые массы, жидкости, растворы, суспензии, коллоиды.
   - Ну, для твердых веществ есть свое заклинание, - ответил Флитвик. - Чары Формам Ликуорис будут отлично работать с растворами и суспензиями... но должен сказать, что не знаком с термином "коллоиды".
   Рин вскинула бровь и, оглядев остальных профессоров, убедилась, что те в таком же замешательстве, как и Флитвик, хотя по лицам Снейпа и Дамблдора нельзя было сказать что-то конкретное.
   - Кто-нибудь из учеников знает, что такое коллоиды? - спросила Сакура, решив немного прояснить ситуацию.
   Вверх взметнулась одинокая рука.
   - Назовите ваше имя и курс обучения, - сказала Сакура, улыбнувшись знакомой ведьмочке.
   Глаза ученицы радостно сверкнули.
   - Гермиона Грейнджер, пятый курс. Коллоиды представляют собой не совсем однородные смеси. Они являются промежуточным звеном между растворами и взвесями. В то время как в растворах вещества расщепляются до молекул и ионов, частицы коллоидов не столь малы, но все же меньше частиц суспензий.
   Быстро оценив состояние аудитории, Рин поняла, что большинство все еще пытается осознать суть сказанного.
   - Верно, мисс Грейнджер, - подтвердила Сакура. - Мм, теперь я должна начислить очки факультету за правильный ответ, верно? - увидев кивки нескольких профессоров, она продолжила: - Хорошо. Три очка Гриффиндору. Вы получили ответ на свой вопрос, профессор Флитвик?
   - О, мисс Грейнджер прекрасно ответила на мой вопрос, - весело сказал маленький профессор. - Увы, я его не совсем понял, так как не знаю, что такое молекулы и ионы.
   - Магглы называют молекулами частицы объектов, Филиус, - вмешалась в разговор МакГонагалл. - На ступень выше атомов.
   - Да? Тогда не могли бы вы просветить меня и насчет ионов, Минерва? - спросил Флитвик.
   - Ну... ионы... - задумчиво начала профессор трансфигурации. - Кхм, - она смущенно кашлянула в кулак. - Думаю, было бы лучше, если бы это сделала Чарити, в конце концов, это ее епархия.
   Внимание аудитории сосредоточилось на профессоре маггловеденья, Чарити Бербидж.
   - Хм, ионы? Ионы - это частицы, которые образуются, если атомы или молекулы теряют или присоединяют к себе лишние электроны и таким образом получают электрический заряд и возникает неравное количество протонов и электронов.
   - Эм... - начал было Флитвик. - Есть менее сложное определение?
   - С непрофессиональной точки зрения, коллоиды - это просто не совсем однородные растворы, - произнесла Рин, беря под контроль разговор. - Как пример можно привести майонез, крем или дым.
   - В таком случае, Формам Ликуорис будет работать и на коллоидах, по крайней мере, на жидких, - сказал Флитвик.
   - Насколько сложно ученикам будет выучить это заклинание?
   Флитвик задумчиво посмотрел на нарисованные глифы.
   - Сами чары не особенно сложны, но подобные рисунки потребуют многократного повторения. Каждая фигура и сигил будут нуждается в отдельном заклинании. Хотя тут многое зависит от опыта исполнителя.
   - Тем не менее, это все равно будет полезно. Нарисовать идеальный круг от руки гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд, а возможность исправить ошибки с помощью заклинания станет неоценима. Могу ли я попросить вас об одолжении?
   - Полагаю, вы хотите, чтобы я обучил студентов этому заклинанию? - усмехнулся Флитвик.
   - Не стану отнимать ваше драгоценное время, - ответила Рин с искренней улыбкой. Бодрый настрой профессора чар был очень заразителен. - Если вы укажите книги с инструкциями для изучения этих чар, я скопирую их и раздам ученикам. Сделаем это их первым домашним заданием.
   - Кхе-кхе, - снова вмешалась Амбридж. - Так ли мудро давать детям изучать новое заклинание без присмотра преподавателей?
   Хм... вопрос о кинжале был бы вполне уместен. Но это?..
   Попытка показать, кто главный? Просто помехи работе? Часть более крупной схемы?
   Или все вышеперечисленное вместе?
   Рин решила осторожно прощупать почву:
   - Так ученикам волшебной школы запрещено изучать магию?
   - Магия есть первородное право волшебников и волшебниц, - начала Амбридж с приторной улыбкой. - Министерство магии считает этот дар почти священным. Развитие этого таланта следует осуществлять со всей возможной аккуратностью, ведь в ином случае результаты могут быть трагическими...
   Рин отключилась от остальной части этого представления, просто кивая в нужных местах. Слова явно были хорошо отрепетированы, следовательно, женщина давно планировала оказывать влияние на школу. В первую очередь с целью присмотра за Дамблдором и нивелирования его попыток убедить население в возвращении так называемого Темного Лорда. Это будет одним из основных факторов, влияющих на положение дел в Хогвартсе.
   Хотя Рин и осознавала, что Амбридж не является чисто ее проблемой, она была достаточно опытна, чтобы знать, что их всех обязательно втянут в политическую борьбу. Ведь того факта, что они являются неизвестными переменными, достаточно для всех участников игры, чтобы попытаться включить их в свои планы.
   - ...должно происходить с соблюдением надлежащих традиций, - замминистра наконец умолкла.
   - Благодарю, профессор Амбридж. Это было очень информативно, - Рин почти в точности повторила вчерашние слова директора. - Я с нетерпением буду ждать возможности понаблюдать за вашими методами преподавания.
   - Понаблюдать? - озадачено переспросила Амбридж.
   - Ах, похоже, из-за того, что вы прибыли только вчера, вас еще не успели проинформировать об этом. Мы четверо будем посещать занятия вместе с учениками, чтобы узнать магию этого мира, - пояснила Тосака.
   Розовая ведьма резко повернулась к Дамблдору.
   - Директор, вы хотите, чтобы эти ведьмы и волшебник срывали наши занятия?!
   - О Мерлин, конечно же нет, - ответил Дамблдор, степенно поглаживая бороду и сверкая глазами из-за очков-половинок. - Во-первых, они называют себя магами и никак иначе. Ну, кроме Сейбер, она сквиб. Во-вторых, хотя в это и сложно поверить, они действительно прибыли из другого мира, чтобы изучить нашу магию. Должен отметить, что они проделали замечательную работу, чтобы убедить меня в этом. Какой способ изучения магии может быть лучше и безопаснее, чем вместе с нашими учениками?
   С каждым словом директора глаза Амбридж становились все уже. Аудитория наблюдала за разгорающимся противостоянием, затаив дыхание. Наблюдаемая картина навела Рин на две мысли. Либо заместитель министра собиралась использовать свои уроки, чтобы сделать что-то за пределами внимания директора, либо она просто была помешана на контроле. Первое могло сработать, только если она планировала сделать нечто очень тонкое, так как ничто не мешает ученикам проинформировать других преподавателей. Последнее будет просто еще одним мелким раздражителем.
   Почему-то Рин сомневалась, что Амбридж - "просто раздражитель".
   Противостояние было прервано звуками тринадцатой симфонии Моцарта.
  

* * *

   Освященная кровь.
   Полное несоответствие простых и даже где-то грязных ингредиентов с почти святым результатом.
   И опасная. Невыразимо, ужасающе опасная субстанция.
   Это было лучшее описание, которое Луна Лавгуд могла дать тому, что видит.
   Пока профессор Тосака разговаривала о магии с другими учителями, невидимая, но ясно ощутимая сущность, обычно висящая рядом с профессором Мато, приблизилась к столу Рейвенкло. Луна прекрасно осознавала, что больше никто не чувствует это существо.
   Поправка.
   Посмотрев на учителей, Луна увидела, что взгляды профессора Мато и Сейбер следуют за сущностью, которая как раз подошла к ней. Через пару секунд это нечто двинулось к выходу из Большого зала. Когда рейвенкловка снова посмотрела на профессора Мато, женщина мягко улыбнулась ей и кивнула в сторону удаляющейся сущности.
   Блондинка тут же отложила перо и пошла вслед за нематериальным существом к пустому женскому туалету.
   Со вспышкой фиолетового света существо материализовалось. Перед Луной предстала потрясающе красивая женщина с повязкой на глазах. У нее были самые красивые волосы, какие Луна видела в своей жизни. В следующее мгновение ее магические и мирские чувства наконец в полной мере ощутили присутствие женщины. Все ее естество вздрогнуло и забило тревогу, приказывая Луне сделать выбор между единственно возможными вариантами: немедленным нападением и бегством. Глубинные животные инстинкты забились в ужасе от присутствия истинного хищника.
   Итак, Луна сделала единственное, на что была способна в такой ситуации.
   - Извините, вы чертохолопый головосек?
   Повязка не давала сказать точно, но у девушки сложилось впечатление, что женщина вскинула бровь.
   - У головосеков четыре ноги, - ответила она.
  

* * *

   Пришло время для начала второй лекции.
   Магические круги. Ритуалы. Жертвы.
   Равноценный обмен. Компоненты.
   Гермиона была несказанно рада, что подготовила перо и пергамент еще до начала лекции. Не то чтобы профессор Тосака двигалась излишне быстро, совсем нет, просто все проходило в совершенно иной манере, чем привычные занятия. Несмотря на различия в стилях, у магии были некоторые точки соприкосновения. Например, другие профессора упоминали, что некоторые вещи, включенные в курс арифмантики, применимы и для преобразования материи. Гриффиндорка едва могла сдержать волнение. И не только из-за новых знаний. Профессор Тосака явно хорошо разбиралась в маггловских понятиях и походя применяла их во время лекции несмотря на то, что, по всей видимости, сама была чистокровной или полукровкой.
   Гермиона взглянула на круг, построенный мистером Эмией. В его центре лежал простой маггловский плеер, который совсем недавно проиграл тринадцатую симфонию Моцарта. Маггловская электроника не могла работать в Хогвартсе, но тем не менее вот здесь, прямо перед ней, это правило было сломано.
   Она снова чувствовала себя, как на первых уроках первого года.
   Прикосновение к плечу привлекло внимание волшебницы к Гарри, сидевшему позади нее. Чуть отклонившись, Гермиона показала ему, что слушает. Краем глаза она заметила, как Гарри что-то пишет на куске пергамента. Когда она повернулась к нему, он поднял обрывок и показал ей надпись.
   Ария - отец, слуга, враг, и т.д.
   Жертва.
   Ритуал = Преобразование материи?
  

* * *

   Что-то не так.
   Всю лекцию по преобразованию материи что-то не давало Чо покоя. Например, демонстрация первых двух кругов: эффекты Мистерий были интересны, но, казалось, не обладали никаким практическим применением.
   По ходу лекции ей удалось провести некоторые параллели между преобразованием материи и зельями. Обе магии требовали тщательной подготовки и точного исполнения определенного порядка действий. В обоих случаях требовался большой объем теоретических знаний. И там, и там использовались смеси мирских и магических материалов. Плюс, оба метода требовали от создателя лишь небольшого воздействия собственной магией.
   Круг мистера Эмии создал небольшой барьер, который не позволял внешней пране влиять на то, что находится внутри круга, будь то что-то магическое или нет. Он продемонстрировал его эффективность, включив внутри маггловский музыкальный прибор, наполнив Большой зал звуками классической музыки.
   Впервые в истории Хогвартса электронное устройство работало здесь должным образом. Удивительное событие.
   Но благодаря своим урокам по маггловедению, Чо знала, что если в Хогвартсе не найдется розетка, у любого устройства, в конце концов, кончится энергия. Батарейки могли бы решить проблему, но в Хогсмиде ничего такого не продавали.
   Так какая польза от круга мистера Эмии?
   Магический круг профессора Мато был намного более впечатляющ, но столь же смутно полезен. Для демонстрации она пригласила гриффиндорского призрака, Почти Безголового Ника. Он вплыл прямо в круг, и профессор активировала Мистерию. Взвывший ветер и багровое зарево от кровавого рисунка привели зрителей в восторг.
   А когда все закончилось, Ник уже не был Почти Безголовым.
   Вслед за этим последовало столпотворение из людей и духов, желавших поздравить призрака с исцелением его давней беды. То тут, то там раздавались возгласы об удивительном волшебстве.
   - Ну, это бесполезно, - сказала Мариэтта, обернувшись к Чо.
   И она была права. Несмотря на свою зрелищность, это волшебство было практически бесполезно. Или она чего-то не понимает.
   Она определенно чего-то не понимает.
  

* * *

   До сих пор все шло хорошо.
   Рин терпеливо ждала, пока толпа живых и не очень волшебников, хлынувшая поздравлять уже-не-Почти-Безголового-Ника с избавлением от его посмертной травмы, успокоится. Исцеление призрака от раны, полученной до наступления смерти, было нетривиальной задачей. Собственно, у нее самой были бы некоторые проблемы с исполнением этой Мистерии. Однако благодаря сродству с элементом "мнимые числа" Сакура могла намного легче других управляться с духовными явлениями.
   Утренняя лекция, похоже, прошла вполне удачно. Но урок по преобразованию материи был несколько менее наглядным, так как у нее не было возможности проводить произвольные демонстрации по ходу дела. Большинство преподавателей уже видели нечто похожее на круг Широ, когда они ставили защиту для своих мотоциклов. Демонстрация духовного исцеления от Сакуры была хорошим выбором, поскольку позволяла показать, насколько эзотерической может быть эта чародейская дисциплина.
   Но собственная демонстрация Рин была нужна больше не для того, чтобы впечатлить, а скорее чтобы послужить ложным следом в будущем.
   - Мистер Филч, не могли бы вы помочь мне с демонстрацией? - спросила Рин у завхоза, когда все вернулись на свои места.
   Старик удивленно глянул на нее, но тем не менее поднялся.
   - Вы же в курсе, что я сквиб? Если хотите просто подшутить надо мной, я этого так не оставлю, - сказал он, с опаской подойдя к ней.
   - Не волнуйтесь. Такой непрофессионализм ниже моего достоинства, - ответила Рин. - На самом деле, вам это может даже понравится. Пожалуйста, встаньте в центр круга и вытяните вашу основную руку перед собой ладонью вниз.
   После того, как он выполнил указания, Рин встала за пределами круга, лицом к завхозу, выставив перед собой открытую ладонь правой руки. Запястьем левой руки, в которой был сжат обратным хватом кинжал Азот, она подперла правое.
   - Не беспокойтесь, это совершенно безопасно. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, пока я не закончу.
   С первой строкой арии кровавый рисунок начал светиться багровым светом. Теперь, после демонстрации Сакуры, публика уже была готова к этому.
   С третьей строкой копия круга, состоящая из красного света, начала медленно подниматься вверх, вращаясь по часовой стрелке.
   На четвертой строке из круга возникли порывы ветра.
   На пятой копия круга поднялась до вытянутой руки Филча и начала сжиматься.
   С седьмой, последней, строкой вращающийся круг уменьшился до размера руки и отпечатался на ладони завхоза.
   Свет потух, а ветры стихли. Филч удивленно посмотрел на свою ладонь. Красный символ впитался в кожу, став похожим на татуировку.
   - Выйдите за пределы круга, мистер Филч, - попросила Рин. - Держите руку ладонью вверх, да, вот так. Теперь четко повторяйте за мной, - убедившись, что старик готов, Тосака произнесла арию: - Eu ignis.
   - Eu ignis, - повторил он. Из ладони завхоза вырвался язык пламени и замер на некотором расстоянии от руки, собравшись в шар размером с дыню. Старик дернулся от неожиданности, но через мгновение осознал, что его рука в безопасности. От шара исходило лишь легкое тепло.
   На основании пораженных вздохов и тихого ропота, наполнивших Большой зал, Рин предположила, что сделала нечто неслыханное для этого измерения. Решив пока проигнорировать публику, она вернулась к демонстрации.
   - Переформируйте его, мистер Филч.
   Старик поднял на нее ошалелый взгляд; похоже, он был настолько поражен, что забыл обо всем вокруг.
   - О чем вы говорите?
   Вместо ответа Рин зеркально повторила жест Филча, подняв собственную ладонь.
   - Aktivieren Flamme, - на ее ладони возник точно такой же шар огня, только синего цвета. Она сжала кулак, и вслед за этим шар синего пламени вытянулся в ровную палку длиной около полуметра. - У вас есть ограниченный контроль над формой пламени.
   Глаза Филча выпучились еще сильнее, он уставился на свою руку. Через секунду напряженной концентрации его огонь превратился в кольцо. По всей видимости, он вдохновлялся заклинанием огненного щита, которое Рин продемонстрировал утром. Хотя, конечно, между эффектами этих Мистерий не было никакой связи.
   - Профессор Тосака! Вы только что сделали сквиба волшебником?! - потребовала ответа Амбридж, своим возгласом затушив все шушуканья.
   - Конечно нет, - ответила Рин, мило улыбнувшись. - Я просто наложила на мистера Филча Мистерию, - заметив, что замминистра растерянно на нее уставилась, Тосака добавила: - Хм, давайте, приведем местный пример. Сквиб способен сварить зелье, профессор Амбридж?
   - Конечно нет. На определенном этапе приготовления требуется взмахнуть над зельем палочкой, иначе ничего не получится.
   - А может ли сквиб выпить зелье и получить то же воздействие, что и волшебник? - задала Рин следующий наводящий вопрос.
   Амбридж было открыла рот, но растерялась и закрыла.
   - Да. Я часто пью перечные и успокоительные зелья. Иногда они единственное, что держит меня в этой школе, - ответил Филч.
   - Здесь то же самое, - сказала Рин, благодарно кивнув Филчу. - Я наложила заклинание и позволила мистеру Филчу использовать его эффект. Он сам не направляет прану для активации Мистерии. Так что нет, я не сделала из него волшебника.
   - Профессор Тосака, какое заклинание вы использовали? - спросил Флитвик, подняв руку.
   - Я выделила концепцию "человечество приручило огонь" и закрепила ее на мистере Филче, - ответила Рин.
   - Это звучит очень глубокомысленно, - произнес профессор чар, немного помолчав.
   - Концептуальная магия часто бывает очень глубокой. Полнее этот вопрос будет рассматриваться, когда мы перейдем к изучению более высокоуровневых частей моих предметов, - синие пламя в руке Рин разделилось на три части и начало вращаться по кругу. - Эффект временный, - сказала она, повернувшись к Филчу. - Он пройдет либо через несколько часов, либо когда вы исчерпаете запас подпитывающей его праны. Не стесняйтесь экспериментировать. Однако я предлагаю вам делать это вдали от легковоспламеняющихся предметов. Ах да, если вы сожжете школу, я тут не при чем.
   Когда она закончила свою речь, три языка пламени сорвались с ее руки и стали быстро уничтожать материалы, из которых состояли использованные круги.
  

* * *

   Гарри покосился на взволновано шепчущихся близнецов Уизли. Факт того, что их Немезида получил способность управлять огнем, явно не сулил ничего хорошего двум великим шутникам. Но ему самому нужно подумать о более важных вещах.
   - Итак, - продолжила профессор Тосака. - Эта демонстрация закончена. Если у вас есть вопросы, прошу, задавайте.
   Профессор МакГонагалл подняла руку.
   - Что делает это заклинание? - спросила она, указав на три синих костра на месте магических кругов.
   - Ах, это просто заклинание для уничтожения отходов чародейской практики. Я всего лишь прибираюсь за собой.
   - Почему вы просто не заставили их исчезнуть?
   - Нам только один раз довелось видеть заклинание исчезновения, - ответила Тосака.
   - Полагаю, не стоит говорить об этом на вашем уроке. Если желаете, мы можем углубиться в эту тему позднее, - после секундной заминки сказала МакГонагалл.
   - Буду с нетерпением ждать этого момента, - искренне произнесла профессор Тосака
   Другие профессора задали свои вопросы, на часть из которых ответы будут получены на более поздних уроках. Вскоре ученики тоже присоединились к дискуссии. А Гарри все думал, стоит ли задавать собственный вопрос.
   - Мы сможем использовать свои палочки? - кто-то спросил.
   - Да. До тех пор, пока вы достаточно не освоитесь, мы рекомендуем использовать Мистические знаки.
   - Этот предмет сильно сложный?
   - Преобразование материи требует глубокого изучения магической теории и точного контроля. Но мы понимаем, что у многих учеников, заинтересованных в изучении этого предмета, есть и другая дополнительная нагрузка. Таким образом, хотя домашние задания и экзаменационные работы останутся на месте, материал будет подаваться с учетом этих ограничений, - ответила профессор.
   Несмотря на то, что Гарри не был таким любителем новых знаний, как Гермиона, его очень заинтересовали эти предметы. По правде говоря, большая часть этого интереса появилась скорее из-за происхождения учителей, чем от фактического содержания лекций. Но в любом случае, из-за особых требований он сможет поступить на эти курсы только в следующем году. И для этого сейчас ему придется поступить на древние руны и арифмантику, два очень тяжелых предмета.
   - Еще один вопрос, и на этом, пожалуй, закончим, - возвестила профессор Тосака.
   Ну, гриффиндорцы, вперед на баррикады...
  

* * *

   Одинокая рука поднялась за столом Гриффиндора.
   Сакура узнала парня, которого они повстречали прошлой ночью. Когда она обратилась к нему, он встал и четко произнес:
   - Гарри Поттер, пятый курс. Если можно использовать преобразование материи для того, чтобы исцелить призрака, то тогда возможно осуществить и настоящее воскрешение, да?
   Тишина.
   - Кхе-кхе, - от фальшивого кашля Амбридж по Большому залу разнеслось громкое эхо. Замминистра приторно улыбнулась, покровительственно глядя на мистера Поттера. Она открыла рот...
   - Хороший вопрос, - неожиданно произнес Дамблдор. - Должен признать, мне тоже любопытно.
   Замминистра уставилась на старого профессора, посмевшего прервать ее. Однако через секунду она отвернулась.
   - Не идет на битву, которую не может выиграть, - Райдер прокомментировала поведение Амбридж.
   - Согласна, она готова прощупывать нас, но не Дамблдора, - ответила ее хозяйка. Во время этой секундной заминки Сакура обменялась с Рин выразительными взглядами. Старшая сестра незаметно кивнула младшей. Выбросив из головы мысли о розовой ведьме, Сакура неспешно пошла ближе к Рин, а та в это время занялась слушателями.
   - Преобразование материи - это просто одно из возможных средств для достижения поставленной цели. Думаю, в этом мире есть зелья и заклинания, обладающие схожими последствиями, верно? - получив подтверждение, она продолжила: - То же самое относится и к чародейским направлениям, известным нам. Таким образом, несущественно, возможно ли создать конкретное воздействие через инструменты отдельной ветви магии. Более важно, осуществима ли вообще такая Мистерия.
   Сакура подняла руку.
   Первый палец: - Истинное воскрешение.
   Второй палец: - Без негативных последствий.
   Третий палец: - Произвольного человека.
   - Мистерия, удовлетворяющая всем трем критериям, была потеряна так давно, что вполне возможно, она и вовсе никогда не существовала в нашем измерении.
   Прежде чем кто-либо успел обдумать сказанное, Рин встала рядом с Сакурой. Точно повторяя движения сестры, она начала свою часть представления:
   Первый палей: - Восстановление.
   Второй палец: - Без негативных последствий.
   Третий палец: - Материализация души.
   - Мистерия, удовлетворяющая этим критериям, существовала в человеческой истории нашего измерения и была потеряна только около тысячелетия назад. Это потерянное волшебство называется Касание Небес.
   Сакура перехватила внимание аудитории, сделав шаг вперед.
   - Хотя осколки Касания Небес до сих пор практикуются семьей ее бывших владельцев, никто не смог добиться истинной материализации души в течение нескольких веков.
   - Как правило, душа привязана к телу через мозг, - без перерыва продолжила Рин. Они перекидывали друг другу внимание слушателей, словно мяч. - Когда мозг умирает, человеческая душа покидает эту плоскость существования и возвращается к Акаши.
   - Материализация души является формой трансцендентного существования, - снова заговорила Сакура. - В таком состоянии душа не нуждается в мозге, чтобы существовать в этом плане бытия. Таким образом, тот, кто применил эту Мистерию, не умрет, даже если его физическое тело будет уничтожено.
   - Такой человек может подготовить для себя новое тело или восстановить старое, - опять перехватила нить лекции Рин. - Кроме того, если душа правильно соединится с телом, она переформирует его согласно воспоминаниям о старом вместилище. Все это можно сделать без негативных последствий.
   - Негативные последствия, - четко продекламировала Сакура и сделала небольшую паузу, чтобы еще больше подчеркнуть свои слова. - Негативные последствия, как правило, подразумевают осквернение, повреждения или загнивание души. Любая магия с такими результатами не может считаться Касанием Небес. Вместо этого такое волшебство - просто плохое подражание и, как правило, относится к Темной магии.
   - С технической точки зрения, Касание Небес - это не истинное воскрешение, так как в этом случае душа просто никогда не возвращалась в Исток всего сущего, - добавила Рин. - Поэтому мы используем термин "восстановление", так как он точнее описывает процесс.
   - Как уже отмечалось ранее, Касание Небес - потерянное волшебство, и поэтому нам не известны все подробности применения этой Мистерии, - сказала Сакура.
   Обе сестры умолкли.
  

Глава 5: Просвещение, первая часть

  
  
Вопрос: Могут ли магглы сварить зелье, если у них есть все ингредиенты и точные инструкции?
   Ответ Дж. К. Роулинг: Ну, я бы сказала нет, потому что в приготовлении всегда... присутствует волшебное действие, а не просто ингредиенты. Так что в какой-то момент им придется воспользоваться палочкой.
   Вечер с Гарри, Кэрри и Гарпом.
   2 сентября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
   - Хотелось бы услышать, что вы обо всем этом думаете, - мягко сказал Дамблдор. Напротив его стола сидели деканы факультетов. - Есть какие-то мысли? - спустя пару минут тишины спросил он.
   - Слишком много, чтобы все озвучить, - ответила МакГонагалл. Сегодня произошло так много событий, что ведьма еще не успела оправиться от информационной перегрузки. И дело не столько в самих лекциях, сколько в последствиях, вытекающих из слов и действий гостей школы.
   - Давайте начнем с двух новых видов магии, которые нам продемонстрировали, - предложил директор. Деканы легко уловили подтекст: оставим Прикосновение Небес на потом.
   - Ну, по-моему, это очень увлекательно, - Спраут улыбнулась. - Если же немного отстранится от моих собственных чувств по этому поводу, профессор Тосака продемонстрировала способность хорошо держать аудиторию и понятно объяснять свои предметы ученикам.
   - У нее есть педагогический талант, - сказал Снейп.
   - И, похоже, теперь мы знаем, почему Основатели включили древние руны в перечень предметов, которые должны обязательно преподаваться в Хогвартсе, - произнесла Минерва, поставив свою чашку на стол. - Если они знали о существовании рунической магии, то все становится ясно. Хотя я не удивлюсь, если даже они никогда не были знакомы с тем, что нам продемонстрировали, - жестом руки она левитировала чайник и наполнила свою опустевшую чашку. Ей очень нравился этот чай. - Что же касается самих лекций, то должна признать, что очень впечатлена демонстрацией к преобразованию материи. Я бы хотела попробовать найти пути достижения сопоставимых магических воздействий с помощью нашего волшебства.
   - Мистерии, Минерва. Правильное слово "Мистерии", - поддразнил ее Флитвик.
   - А что думаете вы, Филиус? - спросила МакГонагалл, одарив маленького волшебника блеклым взглядом.
   - Как бы ни были интересны руническая магия и преобразование материи, я считаю, что описание того, как они творят свои заклинания, обладает куда большим значением, - ответил он.
   - Да? - переспросил Дамблдор. - Пожалуйста, уточните.
   - Наши гости творят свои Мистерии без магических заклинаний и без движений палочки, - заявил Флитвик.
   И обе эти вещи были очень важны для волшебства. Неправильно произнесенные магические слова могут вызвать сбои в действии заклинаний; волшебник Баруффио испытал это на собственной шкуре. Движения тоже обладают большим значением, иначе бы волшебники так не заморачивались с их точностью.
   - Их пояснения были предельно четкими, - продолжил профессор чар. - Арии не универсальны. Они просто должны быть значимы для конкретного человека. Таким образом, сами по себе арии не обладают волшебством, как наши заклинания. Хотя они не молчат, когда творят волшебство, но все же их действия равноценны тому, что мы называем "невербальная магия".
   - Кроме того, они не используют палочки и таким образом вообще не могут использовать магию, сокрытую в движениях, - добавил Флитвик, достав свою палочку. - Вместо этих двух компонентов наши гости используют самогипноз и, по сути, просто убеждают себя, что могут сотворить любое заклинание, которое хотят.
   Помона Спраут уставилась на него широко открытыми глазами.
   - Филиус, вы полагаете, они используют эквивалент беспалочкового, невербального волшебства и достигают этого просто благодаря сильной концентрации?
   - У них есть собственные Мистические знаки, - указала МакГонагалл. - Тем не менее, ваши доводы весьма убедительны, Филиус. Кроме того, мы должны учитывать тот факт, что они, по всей видимости, обладают намного более глубокими знаниями того, как человеческий организм взаимодействует с магией.
   - Азот-кинжалы вместо палочек и их движений, - начала загибать пальцы Спраут. - Самогипноз для усиления концентрации вместо волшебных заклинаний и плюс к этому лучшее понимание... процесса преобразования праны.
   - Это может объяснить то, что мы наблюдали во время их жизни здесь, - сказала МакГонагалл. - Вы замечали, как редко они используют магию?
   Остальные удивленно посмотрели на нее.
   - Например, сегодня за завтраком Рин попросила круглые столы для своих уроков, - продолжила замдиректора. - Ей не пришло в голову трансфигурировать столы. Более того, я думаю, ей даже не пришло в голову попросить нас сделать это.
   - Да, мне тоже это показалось странным, - согласилась Спраут.
   - Я предполагаю, что они обычно не используют магию без крайней необходимости. Когда они хотели добиться конфиденциальности своих покоев или защитить свои мотоциклы, то без проблем решили это с помощью волшебства. Но в остальном они, похоже, привыкли действовать маггловскими способами.
   - Помнится, Эмия вручную писал на доске, когда объяснял нам маггловскую математику, - добавил Снейп.
   - То есть, они, как Хагрид, редко прибегают к магии? - уточнил Дамблдор.
   - Верно. И мне кажется, теория Филиуса объясняет эти различия в менталитете. Насколько эффективны были бы мы без волшебных палочек и заклинаний? - спросила Минерва, обведя взглядом своих коллег. - Если отбросить скромность, каждый в этой комнате является образцовым примером волшебника или ведьмы. Мы способны на невербальное волшебство и некоторую беспалочковую магию. Однако наши возможности с палочками очень сильно превосходят то, что мы можем без них. А теперь посмотрите на средних представителей нашего общества.
   - Так значит, наши гости нашли способ обойти отсутствие палочек и волшебных заклинаний, но, тем не менее, этот способ не столь эффективен, - резюмировал Снейп. - И поэтому их менталитет предполагает использование магии только когда это необходимо.
   - Я не совсем согласен с вашим анализом, Северус, - произнес Дамблдор. - Фраза "не столь эффективен" может быть немного неточной.
   Все вспомнили пламенный щит Рин, который остановил несколько довольно мощных заклинаний.
   - Альбус, вы не могли бы описать то, что продемонстрировал мистер Эмия во время собеседования на должность охранника? - спросил Снейп, желая прояснить этот вопрос. В отличие от Сейбер, Широ был магом и должен был показать свои способности.
   - Ой! - воскликнул директор, закидывая себе в рот лимонную дольку. - Я знал, что о чем-то забыл, когда нанимал их.
   Деканы удивленно взглянули на него.
   - Однако я не единственный виновный. Минерва тоже была там.
   Бровь МакГонагалл начала раздраженно подергиваться.
  

* * *

   В гостиной Гриффиндора ученики занимались своими делами, такими как завершение в последнюю минуту летнего домашнего задания, споры о квиддиче, игры в шахматы, плюй-камни или взрыв-карты.
   И, конечно, обсуждением лекций иномирян.
   К вечеру все заинтересованные в новых предметах должны были сообщить деканам об изменениях в своих расписаниях. Хотя эти уроки не должны мешать обычным занятиям, но дополнительные требования могут привести к некоторым конфликтам, поэтому преподаватели хотели иметь хотя бы день для отработки расписаний.
   Сидя за столом с Роном и Гермионой, Гарри задумчиво смотрел на свое расписание. Ученики пятого курса должны были изучать не менее двух и не более четырех дополнительных предметов: если предметов будет пять, то для учебы понадобится Маховик времени. В свое время он выбрал прорицание и УЗМС из-за их простоты и ради компании Рона. После открытия существования пророчества и всего прочего Гарри решил приложить больше усилий к своему образованию. Но смогут ли эти уроки реально помочь?
   Или он должен перейти на предметы, изучение которых позволит ему взять на следующий год руническую магию и преобразование материи?
   - Гермиона, насколько трудны древние руны и арифмантика? - в конце концов спросил Гарри.
   Его друзья удивленно уставились на него.
   - Не особенно, если ты ответственно относишься к занятиям, - ответила девушка.
   - Ладно, давай я перефразирую. Насколько сложны эти два предмета для людей со средними мозгами? - уточнил Гарри.
   - Стоп-стоп. Гарри, ты что, собираешься взять эти предметы? - недоверчиво спросил Рон.
   - Может быть. Я подумываю бросить прорицание.
   - Тогда кто будет моим партнером?! - в ужасе воскликнул рыжий.
   - Рон. Образование Гарри не вертится вокруг тебя, - с укором произнесла Гермиона.
   - Эй, я не это имел в виду. Мы с Гарри решили взять прорицание как партнеры по составлению сонников. Если он выходит из нашего соглашения, то, по-моему, я имею право быть немного расстроенным.
   - Думаю, Гарри мог бы взять все курсы... - задумчиво протянула ведьма.
   - Нет, - четко заявил Поттер. - Если я это сделаю, то у меня будет больше предметов, чем у тебя, Гермиона, и мне кажется, все согласятся, что это было бы просто ужасно.
   - Все не так плохо Гарри. В конце концов, сначала ты пройдешь вводные курсы по этим предметам, как я на третьем году учебы.
   - Так что... у меня будет доступ к твоим записям? - спросил он с ослепительной улыбкой, которой мог бы гордиться даже Локхарт.
   Гермиона просто одарила его сухим взглядом.
   - Блин, друг, ты серьезно собираешься бросить прорицания ради двух сложных предметов? - вцепился Рон в самую важную, по его мнению, часть.
   Гарри вздохнул.
   - Ты же слышал, что профессора Тосака и Мато говорили о Прикосновении Небес. Учитывая то, что сделал Волан-де-Морт...
   Дрожь. Одышка. Игнор.
   - ...это кажется очевидным выбором, верно?
   - Ты серьезно? - вклинился в их беседу новый голос.
   Обернувшись, Гарри увидел Джинни, стаявшую чуть поодаль.
   - Что?
   - Профессор Тосака знает, что сделал Том?
   Гарри моргнул. Это был второй раз, когда она так называла Темного Лорда. Немного подумав, он решил, что это куда лучше, чем "Ты-Знаешь-Кто" и прочее в том же духе.
   - Не знаю, но прямо сейчас это лучшая наша зацепка. И думаю, профессор Дамблдор тоже будет заинтересован в этом, даже если у него есть свои соображения по этому вопросу.
   - Но ты не можешь взять эти предметы без обучения древним рунам и арифмантике, - сказала Джинни, занимая свободное кресло.
   - Мы как раз это обсуждали, - пояснила Гермиона. - Гарри думает бросить прорицания. А Рон начал жаловаться на отсутствие партнера. Понятия не имею, почему. Все, что он делает, это пишет всякую чушь и бездельничает.
   - Ну правильно, именно поэтому мы и взяли этот предмет, - парировал Рон.
   Прежде чем эти двое успели продолжить перепалку, Джинни посмотрела на Гарри.
   - Хочешь взять руны и арифмантику вместе со мной? Мы могли бы стать партнерами.
   Гарри задумался. Совместная учеба, конечно, поможет легче пережить переход на эти два сложных предмета.
   - Да, думаю, это хорошая идея, - никто не мог обвинить Гарри Поттера в том, что он не может быстро принимать решения.
   Хорошие они или плохие, это уже другой вопрос.
   - Гарри, ты серьезно? - воскликнул Рон.
   - Не возражаешь, если мы посмотрим твои конспекты? - с улыбкой спросила Джинни у Гермионы, полностью игнорируя брата.
   - Хм, пожалуй, я могу одолжить их...
   - Эй! Почему ей можно брать твои конспекты, а мне нет? - возмутился Гарри.
   - Гарри, але? Кто-нибудь меня слышит? - спросил Рон.
   - Потому что ты пойдешь ленивой дорогой и просто скопируешь их, - как ни в чем не бывало ответила Гермиона.
   - Ленивой? Когда это я был ленивым?
   - Давай-ка подумаем. Я помогала тебе в учебе последние четыре года, палкой загоняя делать домашние задания, иногда буквально. Одним из твоих выбранных предметов на третьем курсе было прорицание, которое ты взял исключительно из-за его простоты. И, полагаю, мне не нужно напоминать тебе о качестве твоих эссе по зельям?
   - Серьезно, народ, вы так и будете меня игнорировать? - требовательно вопросил Рон.
   - Ладно, та последняя часть не имеет ничего общего с ленью, все дело в отсутствии мотивации, ведь все равно это будет без толку, - ответил Гарри.
   - Тем не менее, когда Джинни просит мои конспекты, я верю, что она будет именно учиться, а не просто использует готовые ответы, - постановила мисс Грейнджер.
   - Спасибо, Гермиона, - сказала рыжая ведьмочка, приобняв подругу.
   - Ладно, я все понял, - проворчал Рон. - И за что мне достались такие бесчувственные друзья...
   - Знаешь, Рон, раз уж у нас есть шанс изменить наши расписания, то ты тоже мог бы бросить прорицания, - заметила Гермиона, наконец одарив рыжего приятеля некоторой долей внимания.
   - Мне все равно понадобится один дополнительный курс. Это обязательный минимум.
   - Ну, тебе повезло, что существует предмет, идеально подходящий для тебя. Он легок, практичен и из-за работы твоего отца у тебя есть преимущество над многими другими учениками. Кроме того, мы с Гарри можем легко помочь тебе с этим, - проговорила Гермиона.
   Рон задумчиво нахмурился, но через мгновение его осенило.
   - Маггловедение?
   Джинни, сразу пришедшая к этому выводу, ярко улыбнулась и нежно погладила брата по голове.
   - Ах, только посмотрите на него, он умеет думать!
  

* * *

   - Думаешь, она обладает Глазами Чистоты [44]? - спросила Рин в шестьдесят седьмой раз качая пресс. Вся женская часть их компании сейчас находилась в заброшенном классе неподалеку от выделенных им комнат; некоторое время назад они попросили у директора разрешение использовать его как спортивный зал.
   - Это похоже на правду, глаза Луны Лавгуд явно обладают особыми свойствами, - поддержала вывод своей Слуги Сакура, не прерывая собственных упражнений. - В Часовой Башне есть обладатели этой Мистерии?
   - Насколько я знаю, нет, - ответила Тосака. - Сейбер, на что это похоже для тебя? Ты видишь других Слуг в астральной форме?
   - Нет, - сказала блондинка. - Я просто чувствую, что там что-то есть: нет никакой визуальной составляющей. Однако, учитывая мое уникальное состояние, для других все может быть иначе.
   - Ну что ж, наш секрет вскрылся в первый же день учебного года. Это произошло быстрее, чем я ожидала, - печально вздохнула Рин.
   - Она согласилась молчать об этом, - произнесла Райдер.
   - Меня это нисколько не успокаивает. Откуда нам знать, что ей можно доверять? - спросила Тосака.
   - Предчувствие, - ответила Слуга. - Я буду продолжать наблюдение за ней.
   Сестры перешли к другим упражнениям.
   - После совещания с МакГонагалл было решено, что мы будем ходить на уроки пятого курса. На пятом году учебы у них проходит первое стандартизированное тестирование, поэтому в течение учебы в основном идет повторение пройденного за прошлые годы. Программа должна быть для нас достаточно проста, чтобы понять, и не настолько элементарна как то, что изучают в первые годы.
   - Как насчет плана по разделению труда, который мы составили летом? - спросила Сакура.
   - Мы можем оставить это для более глубоких исследований, но ничто не должно помешать нам посещать все занятия. Ученики же это делают.
   Хотя некоторые предметы они все же решили игнорировать. Маггловедение, астрономия и древние руны никак не относились к магии. Историю магии будет посещать только Сейбер. А Широ хотел посмотреть на прорицания.
   - Где Широ? - спросила Сейбер.
   - До сих пор охотится на кухню, - ответила Сакура.
   Рин весело фыркнула. Кулинария была одним из немногих видов деятельности, в котором троица магов намеренно воздерживались от использования магии. Плюс, это хобби стало для них чем-то вроде дружеского соперничества. В их покоях, конечно, была полностью функциональная кухня с полным холодильником, куда постоянно телепортировались продукты из... откуда-то. Но они все равно хотели увидеть кухню старого замка.
   Так что охота за кухней превратилась в маленькую игру. С детским упорством каждый из них хотел самостоятельно найти это место, воспринимая это как новый уровень их кулинарного соперничества. И, конечно же, просить помощи было строжайше запрещено.
   До сих пор ни у кого не было хоть каких-то результатов.
  

* * *

   - Меня немного смутило то, что я не знала некоторые маггловские термины, которые они использовали, - признала Спраут.
   - И правда, хорошо подмечено, Помона, - сказал Дамблдор. - Скажите мне, как учителя, нам не хватает знаний в отношении достижений наших маггловских коллег? Пожалуйста, будьте честны.
   В то время как лицо Снейпа оставалось бесстрастным, остальные явно призадумались.
   - До сегодняшнего дня я бы сказал, что у нас все в порядке, - первым заговорил Флитвик. - В конце концов, это волшебная школа, а мы учим магии и культуре волшебного мира. Однако, учитывая, что сегодня ученики успешно отвечали на вопросы, на которые мы, профессора, не знали ответов, то нам явно следует обратить на это внимание.
   - Не думаю, что то, что мисс Грейнджер может отвечать на вопросы о маггловской науке, является поводом для пересмотра образовательной политики Хогвартса, - протянул Снейп.
   - Ах, Северус, но ведь дело не только в мисс Грейнджер, - ответил Флитвик. - Другие магглорожденные тоже отвечали на вопросы.
   - Верно, - согласилась Спраут. - Что еще более важно, когда профессор Тосака читала лекцию, она использовала маггловские аналогии так, словно это были примеры из жизни. Я наблюдала за учениками из семей магглов, и они явно понимали все, что она говорила.
   - Хотя я и понимала большую часть, кое-что прошло мимо меня, - согласилась МакГонагалл. - Однако эту проблему не так-то просто решить. Мы же не можем в одночасье пройти полный курс образования средней школы обычного мира.
   - Давайте разбирать один вопрос за один раз; мы уже нашли проблему, и пока можно на этом остановиться, - произнес Дамблдор. - Думаю, мы можем перейти к последней теме, которая у нас осталась.
   - Ах да. Прикосновение Небес, - как ни странно, первым выступил Снейп.
   - Мне показалось или в твоем голосе правда есть нотки скептицизма, Северус? - спросил Дамблдор, посмотрев на своего бывшего ученика поверх очков-половинок.
   Профессор зельеварения слегка приподнял голову.
   - Мне лишь кажется странным, что наши гости по счастливой случайности так много знают о магии, которую они, по всей видимости, не практикуют, - заявил он. - Магии, что по стечению обстоятельств имеет некоторое отношение к вашему нынешнему противостоянию с Министерством, Альбус.
   - Вы считаете их шарлатанами? - спросила Спраут. - Мне казалось, они предоставили достаточно доказательств касательно чужеродности их магии.
   - Это другой вопрос, - ответил Снейп. - Да, они могут использовать волшебство, которое мы никогда не видели. Но я говорю именно об их упоминании так называемой "материализации души". И должен отметить, само действие казалось хорошо отработанным. Такую синхронность я прежде видел только от близнецов Уизли, и вполне очевидно, что Тосака и Мато не родственники.
   - Что вы хотите сказать, Северус? - спросила МакГонагалл, слегка склонив голову.
   - Они говорят то, что мы хотим услышать, - заявил он. - Точнее, то, что хочет услышать директор.
   Другие деканы нахмурились.
   - Вчера я рассказала Сейбер о возвращении Сами-Знаете-Кого, - нарушила тишину заместитель директора. - Вы думаете, что они придумали это в ответ?
   - У вас есть другие варианты? Магия, что была потеряна в их собственном измерении. Информация, которую мы не можем проверить. Они знают о ней достаточно, чтобы возбудить наш интерес, но недостаточно, чтобы дать нам что-то существенное. Что мы тоже не можем проверить. Их слова слишком удобны и неприступны для расследования.
   - Часть плана Сами-Знаете-Кого? - спросила Спраут.
   - Нет, - ответил Дамблдор. - Темный Лорд хочет, чтобы волшебный мир не верил в его возвращение. Засылка агентов, которые публично признают возможность воскрешения, идет вразрез с его планами.
   - Эта вряд ли часть какой-то подлой интриги, - признал Снейп. - Очень может быть, что это просто маленькая ложь с целью повысить их собственную значимость.
   - Все же мне кажется, что ваша теория немного притянута за уши, - возразил Флитвик. - Откуда им было знать, что кто-то спросит о воскрешении?
   - Они вложили в лекцию тонкую ловушку, надеясь, что, кто-то будет достаточно умен, чтобы увидеть связь между исцелением Ника и воскрешением Темного Лорда, - ответил профессор зелий.
   - Скажи мне, Северус, ты уловил эту связь? - спросил Дамблдор с огоньком в глазах.
   - Нет, я не... - Снейп вдруг умолк и скривился.
   МакГонагалл тоже уловила намек директора.
   - Думаю, что мистер Поттер будет рад узнать, что профессор зельеварения считает его умным, - сказала она, скрыв ехидную усмешку за чашкой чая.
  

* * *

   Драко Малфой писал письмо родителям.
   Здравствуйте, дорогие отец и мать!
   Надеюсь у вас все хорошо. У меня самого все прекрасно. С учебой нет никаких проблем, и я уверен, что наберу за семестр множество баллов.
   В этом году у нас появилось два новых предмета: руническая магия и преобразование материи. Новые преподаватели недавно продемонстрировали их...
   Хотя последующее описание демонстрации было вполне подробным, его собственное мнение переполняла предвзятость и высокомерие:
   Если вы считаете, что эти два типа волшебства не впечатляют, то я согласен. Большую часть из того, что профессор делала с рунами, я могу сделать палочкой намного быстрее и проще. Что же касается преобразования материи, то кому какое дело до работы маггловского мусора в школе или временного наделения сквиба магией?
   Тем не менее, как вы и просили, я постараюсь записаться на оба предмета, чтобы присмотреться к так называемым пришельцам. С этим не должно быть проблем. Древние руны, которые нужны для поступления на руническую магию, я и так изучаю, а с преобразованием материи попрошу помочь декана, думаю, он сможет уговорить нового профессора позволить мне записаться. Я уверен, что смогу изучить всю необходимую арифмантику по ходу дела.
   Еще я должен кое-что отметить о профессоре Тосака. Она демонстрировала руническую магию без палочки, а также без палочки наколдовала огненный щит, который остановил несколько заклинаний директора (это была не дуэль, а просто незапланированная часть демонстрации). Я буду и дальше изучать ее возможности в беспалочковом волшебстве.
   В конце лекции Поттер спросил о возможности воскрешения, и профессора ответили, что такая магия существовала в их родном измерении, но была утрачена тысячу лет назад. У нее было какое-то глупое название, Прикосновение Небес, и она предполагала материализацию души или нечто подобное.
   На этом все. Я заканчиваю письмо и иду к декану, чтобы обсудить изменения в моем расписании. Всего вам хорошего.
   Ваш сын, Драко.
   P.S. Это может показаться странным, но вы случайно не знаете кого-то важного по имени Том?
  

* * *

   4 сентября 1995 года, понедельник.
   Волшебный мир.
   Понедельник.
   Первый урок.
   История магии.
   Тьфу, блин.
   Краем уха отметив, что сегодня Бинс бубнит о войнах с великанами, Рон посмотрел на свой пергамент.
   Голова и туловище уже свисали с виселицы. Еще четыре ошибки, и он проиграет раунд. На данный момент счет был 3 : 2 в его пользу.
   - Профессор, если общество великанов было на уровне охотников-собирателей, то они были бы не способны заготавливать пищу и другие средства, необходимые для военной компании. Как такое общество могло вести затяжную войну?
   Все ученики уставились на Сейбер, которая сидела за одной из парт первого ряда. На истории магии редко задавали вопросы, но, видимо, общая тишина ее совершенно не смущала. Кроме того, если человек, открыто носящий меч, задает конкретный вопрос о войне, люди склонны обращать на это внимание.
   Рон пожал плечами и вернулся к своей игре. Итак, после трех промахов...
   К сожалению, вскоре к фигурке добавилось две ноги, до проигрыша осталась лишь пара росчерков пера.
   - Какую тактику волшебники использовали, чтобы победить великанов? Есть некий набор заклинаний, который может обойти или перебороть их сопротивление магии?
   Услышав этот вопрос, Гарри вдруг встрепенулся. Он что, на самом деле собирается обращать внимание на бубнеж призрака?
  

* * *

   Сейбер изучала свои заметки.
   "Атаковали уязвимые места: глаза, уши и т.д".
   "Усиленные магией физические атаки дальнего и ближнего боя".
   "Подготовка местности/ловушки".
   "Преодолевали превосходство в силе за счет командной работы".
   Конечно, ей больше было интересно, как местные преодолевали проблему сопротивления магии. Однако при борьбе с противником вроде великанов всегда существовали простые обходные пути, которые и описал призрак-преподаватель.
   - Профессор, у волшебников есть магическое оружие, которое может быть эффективно против великанов?
   Все больше и больше учеников начали смотреть на нее странными взглядами. Так как у нее всегда были проблемы с пониманием простого народа, Сейбер не могла осознать причину этого.
   Бинс удивленно моргнул в ответ на столь необычный интерес к его лекции.
   - Эм, ладно, мисс Рапира, эм... Заранее зачарованное оружие, возможно, могло бы быть более эффективно, но волшебники обычно накладывали заклинания непосредственно перед боем. Что же касается более мощных образцов, которые слабо зависят от магии владельцев, то они, как правило, оказывались в руках магглов и сквибов. Примером здесь может служить Экскалибур короля Артура. Очень немногие волшебники использовали подобное оружие, ведь в этом не было нужды, у нас же есть волшебные палочки.
   Король Артур решила не озвучивать свое мнение относительно этого заявления.
   - Уточнение, - продолжил учитель. - Многие волшебники изучали маггловское фехтование для участия в маггловских дуэлях. Но в таких случаях, чтобы схватка была справедливой, они должны были использовать обычное оружие. Конечно, существовали заметные исключения. Например, в свое время Годрик Гриффиндор заказал особый меч у Рагнака I, короля гоблинов. И прежде чем вы спросите, Клеймор, это оружие было давно утеряно.
   - У этого оружия есть имя? - секунду помолчав, спросила Слуга.
   - Ничего конкретного. Мы просто называем его меч Гриффиндора.
   Сейбер приняла к сведенью информацию о потенциальном Небесном Фантазме.
  

* * *

   Второй урок.
   Свободное время.
   Гермиона смотрела вслед Гарри, оттаскивающему в сторону Рона, попытавшегося вступить с Чо в спор по поводу квиддича. Девушке пришла мысль, что это ей следовало оттащить Рона прочь, ведь рейвенкловка явно хотела поговорить с Гарри. Это просто было бы логичнее. Впрочем, Гарри сам взял инициативу на себя.
   - Извини, Чо. Тактичность никогда не была сильной стороной Рона, - сказала гриффиндорка.
   - Все в порядке, - ответила Чанг. - Я пришла не вовремя?
   - Нет-нет, у нас нет никаких важных дел. Мы просто гадали, что профессор Снейп может заставить нас варить на первых сдвоенных зельях.
   - В прошлом году он дал нам Умиротворяющий бальзам на первом уроке, - сказала Чо.
   Гермиона на секунду замерла в ответ на неожиданную подсказку.
   - Спасибо. Думаю, нам хватит времени на подготовку, - перебрав в голове темы для разговора, девушка в конце концов остановилась на чем-то нейтральном, но наверняка интересном для собеседницы. - Как тебе субботняя демонстрация?
   - Это было очень интересно и ново. Я с нетерпением жду уроков по обоим предметам. Преобразование материи напомнило мне зелья, - немного подумав, ответила Чо.
   - Ах, ты тоже заметила?! И то, что могут делать эти круги! Теперь мы могли бы привезти в Хогвартс электронные приборы из дома.
   - Но разве они не будут нуждаться в розетках для питания? Ведь в батареях энергия, в конце концов, закончится.
   Гриффиндорка немного опешила. На основании слов Чанг в разговоре с мальчиками о том, что она болела за "Торнадо Тутшилла" с шести лет, Гермиона отнесла ее к чистокровным. Но такие познания в маггловском мире были необычны для потомственных волшебников. Возможно, она полукровка?
   - Да, - согласилась Грейнджер. - Есть аккумуляторы, но их тоже нужно подзаряжать. Я еще не видела солнечных зарядных устройств для аккумуляторов, хотя это нужно проверить, такие вещи уже могут быть в продаже. Или, возможно, новые профессора знают заклинание для подзарядки.
   - Солнечные зарядные устройства? Солнечный свет можно превращать в электричество?
   - Да. Магглы часто используют калькуляторы, которые можно заряжать светом.
   Пауза.
   Глаза Гермионы возбужденно вспыхнули.
   Она сможет использовать в Хогвартсе калькулятор!
   - Что такое калькулятор? - спросила Чо.
   Ах, вот и ожидаемое чистокровное невежество. Наверное, она просто ходит на маггловеденье.
   - Это устройство, которое выполняет математические действия. Нажимаешь кнопки с цифрами и знаками, а оно выдает тебе результат. Они даже могут вычислять тригонометрические функции и квадратные корни, а лучшие модели способны строить графики.
   - Ты имеешь в виду какие-то счеты?
   - Очень продвинутые. Я могу показать тебе, когда сова принесет мне их из дома после того, как мы научимся делать круг, защищающий от внешней праны.
   Прежде чем Чо ответила, к ним подошли отлучавшиеся мальчишки. Рон выглядел раздраженным, но молчал.
   - Извини, Чо, - сказал Гарри, взглянув на азиатку.
   - Все в порядке, - ответила девушка. - Я хотела кое о чем спросить, - прежде чем продолжить, она собралась с духом. - Драко Малфой и другие слизеринцы... с ними будут что-то делать?
   Для Гермионы этот вопрос стал неожиданностью. Они и не предполагала, что разговор может свернуть в эту сторону. Хотя в ретроспективе в этом был смысл, ведь Чо всего два дня назад видела воспоминания о кладбище.
   - Нет, - мгновенно ответил Гарри. - Если бы Дамблдор собирался что-то делать, Малфоя не назначили бы старостой.
   Если предположить, что дети пошли по стопам родителей, этот вполне логичный вывод становился весьма неприятен и даже пугающ.
   - Но как же мои друзья? - спросила Чо. - Я должна как-то предупредить их о тех слизеринцах.
   - Мы ничего не можем говорить, потому что из-за этого могут возникнуть большие проблемы, - пояснил Гарри. - Дамблдор уже лишился должности Верховного Чародея Визенгамота и места президента Международной Конфедерации Волшебников. Он говорил мне, что если мы попытаемся раскрыть правду, Люциус Малфой и другие Пожиратели смерти смогут обвинить нас в клевете или сделать еще какую-то идиотскую вещь, которую Министерство с радостью проглотит.
   - Но я же должна им что-то сказать! Если он староста, то ничто не мешает ему злоупотреблять своим положением.
   - Скажи им, что Малфой конченый мерзавец, который ненавидит магглорожденных и полукровок, - встрял Рон. - Он вечно называет Гермиону грязнокровкой и издевается над другими. Думаю, тогда твои друзья будут избегать его.
   - Это может сработать, - подумав, согласилась Гермиона. - Ты можешь указать им на то, что Малфой делал в школе, не упоминая Пожирателей. Ведь он сам активно пытался подвести Клювокрыла под казнь. И за ним числится много других неприятных дел. Этого должно послужить достаточным предупреждением для твоих друзей, чтобы не связываться с ним.
   - Хорошо, я использую этот подход, - пару мгновений спустя сказала Чо. - Спасибо.
   - Обращайся в любое время, Чо, - ответил Гарри.
  

* * *

  
   Третий урок
   Двойные зелья.
   - Поттер! Перестаньте пялиться на других и обратите внимание на свой котел, или вы порадуете нас копотью от своего очередного провала.
   Мысленно пробурчав, что не пялился на троицу магов, Гарри вернулся к своему вареву, напоследок раздраженно глянув на Снейпа.
   Как и должно было быть, четыре секунды спустя зелье сменило цвет с фиолетового на бледно-розовый. Спасибо, Господи, за своевременную подсказку Чо. Только благодаря тому, что перед парой читал рецепт зелья, он не забыл добавить в него сироп чемерицы, когда оно было бирюзовым.
   Спустя пару мгновений Гарри дважды взмахнул над зельем палочкой.
  

* * *

   Сакура наблюдала за тем, как ученик по имени Гарри Поттер делает над зельем пассы палочкой. За месяц пребывания в замке они обнаружили, что на конкретном шаге варки зелья часть окружающей маны втягивается в котел и уже там преобразуется в прану.
   Это было важное открытие.
   Они заметили это, когда профессор Снейп сварил при них несколько простых зелий в качестве демонстрации. Благодаря незаметному применению структурного анализа им удалось определить, что он сам едва использовал свои цепи для исполнения этого преобразования. Большая часть магии исходила от ингредиентов и окружающей среды.
   Другими словами, Снейп просто запускал процесс помощью своей праны, а цепная реакция ингредиентов делала все остальное. В некоторых случаях схожим образом работало преобразование материи.
   Хотя Гермиона Грейнджер и Чо Чанг заметили сходство между этими предметами, у них была всего одна лекция, и поэтому они упустили еще одну связь.
   Круглая форма котлов тоже имела значение.
   Некоторые зелья требовали добавления еще и живых существ. Это можно было назвать жертвоприношением.
   И, пожалуй, самым главным было малое количество энергии, требуемое от зельевара. Другими словами, представители слабых родов могли исполнить эти Мистерии, компенсируя отсутствие магической силы знаниями и сложностью.
   К концу двойного зельеварения перед каждым из трех магов стояли котлы с жидкостью разных оттенков белого, над которыми клубились серебристые пары. Результат Сакуры был ближе всего к чистому цвету, который указывался в рецепте. Хотя варка зелья отличалась от приготовления пищи, но все же многие шаги были схожи. Так что им было вполне комфортно работать с этой формой чародейства.
   - Приемлемо, - заявил Снейп, осмотрев их результаты.
   Они уже давно усвоили схему оценок этого учебного заведения, так что "приемлемо" могло означать только одно.
   Они могли бы сделать лучше.
   Тем не менее, тот факт, что им удалось получить такой результат всего за месяц, в то время как Умиротворяющий бальзам является довольно сложным составом, который варят ученики с четырехлетним опытом, был довольно примечателен.
   С другой стороны, они точно не собирались еще когда-либо, готовить Умиротворяющий бальзам, так как это была совершенно пустая трата ресурсов. Порошок из рога единорога был слишком ценен, чтобы переводить его на то, что легко можно заменить обычным успокоительным. Или парой бокалов вина.
   - Ну что ж, мистер Поттер, - протянул профессор. - Мне говорили, что вы стремитесь получить дополнительные занятия по зельеварению, чтобы подтянуть свои знания. Хотя я лично считаю, что подобные попытки пропадут втуне для ученика вашего уровня, но пусть никто не говорит, что я отказываю гриффиндорцам. По понедельникам и средам у вас будут личные занятия по моему предмету.
   Со стороны слизеринцев раздались приглушенные смешки.
  

* * *

   Обед.
   Дамблдор постучал палочкой по своему бокалу.
   Дзынь-дзынь - разнесся по всему Большому залу усиленный магией звук.
   - Небольшое объявление, - произнес директор, когда на нем сосредоточилось внимание собравшихся. - Ради обеспечения единства факультетов мы произведем некоторые изменения в рассадке.
   Он никого не предупредил о своем плане. Иногда Альбусу просто нравилось так подтрунивать над своими подчиненными.
   - На завтраке и обеде все будет как обычно, но на ужин наши уважаемые деканы пересядут к ученикам.
   В ответ на это деканы недоверчиво уставились на него. У всех четверых в глазах застыла разная степень шока.
   - И они не останутся со своими факультетами. Вместо этого деканы поочередно будут садиться за один из трех других столов. Мы надеемся, что ученики в этой более непринужденной обстановке станут чаще говорить с деканами. И, конечно же, другие преподаватели могут... Нет, не так. Очень желательно, чтобы они приняли участие в этом маленьком действе.
  

* * *

   Пятый урок.
   Прорицания.
   - Смерть! Я вижу смерть в вашем будущем! Ваш путь неизбежно окрасят краски насилия и разрушения! Примите мои искренние соболезнования, мистер Эмия, ваша судьба просто ужасна.
   - Спасибо, это очень интересно, - кивнул Широ. - Вы настоящий провидец.
   Трелони должна была признаться самой себе, что ее внутреннее око не предвидело такой ответ.
  

* * *

   Шестой урок.
   Двойная защита от Темных искусств.
   В кабинете присутствовали все пятеро путешественников. Райдер, конечно же, оставалась в своей астральной форме, а присутствие Сейбер по большей части игнорировали. Так как учитель прямым текстом заявила, что на ее уроках практики не будет, у Артурии не было никаких причин пропускать этот урок.
   Ученики явно были недовольны тем, как Амбридж заставила их принять ее методы преподавания. Или скорее их полное отсутствие. Гермиона Грейнджер выразила протест, но, в конце концов, даже она была вынуждена сесть и просто читать главу учебника. К счастью, никто не получил никаких наказаний, иначе урок стал бы еще хуже.
   Путешественники даже не пытались вмешиваться в местную политику. Похоже, на уроках этого предмета им не удастся ничего узнать о местных методах магического боя.
  

* * *

  
   Восьмой урок.
   Преобразование материи.
   Войдя в класс, первое, что заметила Гермиона, были ученики старших курсов. Иногда на пятом или шестом курсе школьники меняли свои дополнительные предметы, как Гарри и Рон в этом году, но такое случалось редко, поэтому она привыкла видеть на своих дополнительных уроках в основном ровесников.
   Вторым в глаза бросилось большое количество профессоров. Вполне понятно, что им тоже хотелось познакомиться с новым волшебством.
   И только в третью очередь девушка заметила инструкцию на доске.
   "Разделение на команды от трех до пяти человек".
   "Проектные задания будут выдаваться на группу".
   "Команды останутся неизменны в течение всего года".
   "Рекомендация: по крайней мере один человек в команде должен изучать древние руны".
   Процесс формирования команд наполнил комнату приглушенной болтовней и движением. Профессора Тосака и Мато терпеливо ждали, стоя перед классом, а мистер Эмия неподвижно застыл в задней части комнаты. Гермиона огляделась, вокруг ища знакомых. Большинство из ее одноклассников по арифмантике были здесь, но она ни с кем из них особо близко не общалась.
   - Привет, Гермиона, - вырвал ее из размышлений голос. - Ты знала, что у чертохолопых головосеков четыре ноги?
   Повернувшись к Луне, Гермиона уже открыла рот, чтобы ответить что-то резкое... но в следующее мгновение закрыла его, не проронив ни звука. По правде говоря, рейвенкловка не сказала ничего слишком диковинного за исключением несколько глупого названия существа. Но животное с четырьмя ногами? Вполне разумное замечание.
   - Нет, я не знала, - в конце концов, ответила она.
   - Хм, хорошо. Я просто хотела проверить, только ли я была в неведенье относительно этого факта.
   - Ага, - выдала Гермиона самое нейтральное, что пришло в голову. Затем задумчиво посмотрела на собеседницу. Их контакт в поезде и карете явно намекал на различия в мировоззрениях, так что у нее были некоторые сомнения на счет того, смогут ли они вместе работать. С другой стороны, Луна была готова читать книги по маггловской биологии. По мнению Гермионы, это был очень позитивный момент. За исключением Артура Уизли, ей еще не доводилось встречать чистокровного волшебника, желавшего изучить культуру и достижения обычного мира глубже, чем достаточно спорная информация с маггловеденья.
   Ну, ее все же отсортировали в Гриффиндор, так что...
   - Луна, хочешь быть со мной в команде?
   И вот так она узнала, что глаза блондинки могут становиться еще больше, чем обычно.
   - Думаю, это было бы чудесно! Спасибо за предложение.
   Гермиона начала оглядываться в поисках третьего участника, но ее прервал мужской голос:
   - Грейнджер, мы можем к вам присоединиться?
   Обернувшись, Гермиона увидела Эрни МакМиллана и Сьюзен Боунс.
   Пара хаффлпафцев неуверенно посмотрела на внезапно нахмурившуюся девушку. При взгляде на них у Гермионы возникло две неприятные мысли. Во-первых, они были из тех хаффлпафцев, что в прошлом году носили значки в поддержку Седрика, сделанные Малфоем. Во-вторых, она еще с младшей школы опасалась тех, кто сам подходил к ней с предложением о совместной учебе. Тогда одноклассники искали ее общества только для того, чтобы воспользоваться чужими мозгами.
   Она ненавидела такие ситуации.
   Луна не попадала в эту категорию, так как сама не навязывалась и была рада узнать что-то новое, но насчет этих двоих у Гермионы были сомнения.
   - Мне кажется, они больше не кишат мозгошмыгами, - отстраненно произнесла Лавгуд.
   Пока хаффлпафцы удивленно пялились на блондинку, Гермиона припомнила описание этих предполагаемых тварюшек, которым Лавгуд поделилась еще в поезде. Она была не совсем уверена, но может быть, Луна просто шифрует свои слова? Если так, то...
   - Почему вы в прошлом году носили значки "Поттер вонючка"? - прямо спросила она.
   Сьюзен тут же покраснела и отвела взгляд.
   - Мир, Грейнджер, - осторожно начал Эрни, подняв руки. - Мы напортачили в прошлом году. И в отличие от того времени, сейчас я верю Поттеру. Если Дамблдор говорит, что это все правда, то у меня нет сомнений.
   - Я тоже, - добавила Сьюзен. - Ты можешь передать Гарри, что я хотела бы извиниться перед ним? Лично.
  

* * *

   После того, как большинство учеников разделились, Рин повернулась к профессорам, рассевшимся вдоль стены.
   - Коллеги... не желаете разделиться на команды? - сказала она, приглашающе махнув рукой в сторону детей.
   Большая часть аудитории пораженно уставилась на нее. Прежде чем кто-либо успел что-то сказать, директор поднялся со своего места и целенаправленно двинулся к одному из круглых столов.
   - Мистер Малфой, вы и ваша команда готовы приютить у себя одного скромного гриффиндорца? - вежливо спросил он с мягкой улыбкой.
   - К-конечно! - ответил Драко. Когда старый волшебник занял место за столом, на лице мальчика мелькнула гордость. Вскоре примеру Дамблдора последовали другие учителя. В конечном итоге, большая часть персонала присоединилась к детям, лишь одна команда состояла полностью из взрослых.
   Краем глаза Рин наблюдала за Луной Лавгуд. На данный момент она представляла самый большой интерес для иномирян. В ее команду входили Гермиона Грейнджер и пара хаффлпафцев, но профессоров не было. Последняя часть показалась немного странной, так как гриффиндорка явно была одной из тех умненьких детей, которых можно назвать учительскими любимцами. Возможно, она просто относилась к тем надоедливым умницам, что на самом деле учителей раздражают?
   - Итак, прежде чем мы начнем, я бы хотела задать несколько вопросов, - проговорила Рин, когда все расселись. - Здесь есть кто-нибудь, кто не посещал наши субботние демонстрации?
   Никто не отреагировал.
   - Ну, тогда нет нужды повторять предоставленную там информацию. Следующий вопрос: есть ли среди вас те, кто использует или планирует использовать на уроках какие-то усиливающие Мистические знаки, кроме палочек?
   И снова тишина.
   - Хорошо. Кто здесь способен использовать магию без Мистических знаков?
   Публика явно не ожидала такого вопроса.
   - Не могли бы вы уточнить, - заговорил Флитвик. - Заклинания, какого уровня вы имеете в виду?
   Хороший вопрос. Рин взяла с учительского стола бутылку, укрепила ее и подбросила в воздух. Грохнувшись на каменный пол, стеклянный сосуд остался полностью цел. На гладкой поверхности не появилось ни единой царапины или трещины.
   Игнорируя перешептывания аудитории, Рин подняла бутылку за горлышко, вытянула из объекта лишнюю прану и укрепила собственную руку. Затем она разбила бутылку о край стола, все, что было чуть выше ее руки, разлетелось на куски.
   Некоторые зрители пораженно ахнули, но Рин не обратила на это внимания.
   -Minuten vor Schwei?en, - пробормотала она, положив руку на кучу осколков. Теперь, спустя десятилетие после войны за Грааль, ей уже не нужно было добавлять каплю своей крови, чтобы исполнить такое простое заклинание. Через мгновение стекло вновь собралось в цельную бутылку.
   - Что-то на этом уровне, профессор Флитвик, - сказала Рин, посмотрев на декана Рейвенкло.
   Ропот стал громче, но ответ старого профессора утихомирил толпу:
   - На четвертом курсе изучают чары неразрушимости, с помощью которых можно сделать стекло и иные предметы менее ломкими. Мне любопытно, как называется это заклинание, профессор Тосака?
   - Укрепление, - ответила Рин.
   - О, это очень подходящее название, - сказал Флитвик. - Что же касается ремонта бутылки, чары восстановления изучают на первом курсе и их гораздо проще сотворить, чем любую магию, схожую с вашим укреплением.
   - Тогда, если заклинание столь элементарно, я полагаю, здесь каждый может сотворить восстанавливающие чары без палочки?
   - Думаю, вы не совсем понимаете, насколько трудно колдовать без палочки, - покачал головой маленький профессор. - То есть, насколько нам сложно так колдовать.
   - Понятно, - произнесла Рин. - А если без заклинания, но с палочкой?
   - Ах, невербальное волшебство, конечно, продвинутый уровень, но это намного, намного проще, чем без палочки. Мы учим такому волшебству на шестом курсе.
   Это... полностью разрушало их теорию о высокоскоростных божественных словах.
   - Похоже, нам предстоит еще многое узнать об этом измерении, - сказала она вслух. - Давайте продолжим этот разговор позже.
   Помфри подняла руку, привлекая внимание.
   - Вы не поранились о стекло? - спросила она.
   - Не волнуйтесь, со мной все в порядке, - с улыбкой ответила Рин, продемонстрировав руку. - Прежде чем бить бутылку, я укрепила себя.
   - Что вы сделали? - пораженно выдохнула медведьма.
   Маг непонимающе моргнула, демонстрируя свое удивление ее реакции.
   - Я признаю, что укрепление живого тела довольно сложная и опасная практика, но, кажется, ваша реакция намекает, что в этом мире такое редкость?
   - Наверное, это не очень сложно и опасно, если вы можете сделать это без палочки и заклинания, - Амбридж перебила Помфри прежде, чем та успела открыть рот.
   - Ну, полагаю это разумное предположение, - ответила Рин с милой улыбкой, хотя была уверена, что такой человек как Дамблдор смог бы заметить насмешку за этим фасадом.
  

* * *

   Тихо сидя на потолке одного из практически заброшенных коридоров замка, Райдер прислушивалась к движению потока учеников, обновляя свои ментальные карты передвижения по Хогвартсу. Ее целью был поиск тихого места для установки магического сигила.
   Кровавый Форт Андромеда[45].
   Честно говоря, она вообще не планирует на самом деле активировать свой Фантазм. Просто... предосторожность. Конечно, Сейбер, Широ и Сакура, наверное, не одобрят такой подход, так что при них об этом лучше не упоминать.
   Райдер готова на все, чтобы защитить свою хозяйку.
   Даже пожертвовать школой, полной детей.
  

* * *

   - Итак, приступим к занятию, - сказала Рин аудитории. - Ради удобства мы разделим все наши уроки в этом году на три категории. Первая: анализ существующих преобразующих кругов. Вторая: активация этих кругов и получение результатов. Третья: построение известных кругов с нуля. Существует и четвертая категория, но в этом году мы к ней не подойдем: разработка своих собственных преобразующих кругов.
   Рин подошла к столу и взяла стопку пергаментов с подготовленными кругами.
   - Пожалуйста, возьмите по одному пергаменту на команду и передайте стопку дальше, - сказала она, подойдя к ближайшей парте.
   Профессор МакГонагалл, которая как раз сидела за этим столом, на секунду замерла, услышав ее слова.
   - Что-то не так? - спросила Рин, заметив эту заминку.
   - Позволите помочь? - сказала профессор трансфигурации, указав на стопку пергаментов.
   Маг посмотрела на волшебницу с легким недоумением, но все же кивнула. МакГонагалл взмахнула палочкой над листами, а затем обвела ею по всей аудитории. Взмыв вверх, пергаменты разлетелись по всем остальным столам. Глядя вслед листам, Тосака краем сознания отметила, что профессор трансфигурации внимательно следит за ее реакцией.
   Блин. Прокол.
   - Спасибо, профессор МакГонагалл, - спокойно ответила Рин, забрав лишние материалы. Круги, что она подготовила для занятия, представляли собой урезанную версию тех, на которых она сама тренировалась еще двадцать лет назад, во время четвертой войны за Грааль. Этот вариант не мог предоставить какую-либо практическую пользу в изучении магического ремесла ее семьи.
   Рин подошла к доске и начала лекцию. Она вырисовывала на доске отдельные элементы круга и поясняла цель и особенности каждого из них. В течение следующих двадцати минут ее рисунок все больше приближался к тем, что были на пергаментах.
   Закончив с этим, она подошла к своему столу и взяла из коробки кусок кварца. Положив его в центр рисунка на одном из лишних пергаментов, Рин поставила свою ладонь в нескольких сантиметрах от внешней линии и снова обратилась к аудитории.
   - Теперь мы перейдём к активации этого простейшего круга. Пожалуйста, внимательно наблюдайте за процессом.
   Из ее руки прана плавно потекла в рисунок, заставляя линии светиться. После завершения активации, от всех линий круга вверх тянулись тонкие струйки энергии.
   - Самое важное в активации магических кругов - это контроль. Нельзя просто бухнуть в них максимально возможный поток и получить результат. Вместо этого вы должны передать рисунку строго определенное количество силы, меняя интенсивность потока в зависимости от используемых компонентов и реакции рисунка. В некотором смысле это подобно игре на музыкальном инструменте, где метод игры зависит от круга, а выдаваемая мелодия - от вас.
   Зарево праны стало усиливаться. Пальцы Рин напряглись, словно удерживая нечто невидимое.
   - Избыток праны в круге может повлечь за собой множество различных последствий, в том числе магической вспышке и дезинтеграции объектов.
   Кристалл кварца неожиданно взорвался. Как и ожидалось, результат вызвал среди зрителей осторожный ропот. Рин спокойно взяла новый кристалл. Этот был несколько больше первого и размерами приблизительно соответствовал человеческому кулаку.
   - Возможный ущерб не ограничен пределами круга. В случае неудач вполне могут пострадать ваши Мистические знаки и тело.
   На лицах некоторых учеников возникла явная опаска. Далее Рин несколько раз подряд правильно активировала круг.
   - В процессе передачи праны в круг вы будете чувствовать обратную связь с кругом и его реакцию на поток. Вы должны стараться передавать в круг только необходимое количество праны независимо от того, пытается ли он втянуть в себя больше энергии, чем нужно, или сопротивляется вашим действиям. Однако в то же время необходимо подстраиваться под эти приливы и отливы, так чтобы не создавать слишком много ряби в циркуляции праны Мистерии.
   Зрители наблюдали за тем, как несколько потоков праны возвращаются в руку Рин и она отвечает на это в зависимости от интенсивности всполохов круга.
   - Я признаю, может показаться, что мои слова противоречат друг другу. Подходящей аналогией может быть управление парусной лодкой в бурной воде при сильном ветре. Ваша цель добраться до определенного пункта назначения, не перевернувшись в процессе. Вам нужно двигаться приблизительно в одну сторону, но для этого необходимо следить направлениями воды и ветра, в случае чего временно совершенно меняя свое направление, чтобы получить возможность продвинуться дальше.
   Сорок секунд спустя кварц переформировал себя в совершенную кристаллическую форму с прекрасной и очень сложной огранкой. Рин отошла от стола.
   - Теперь вы можете приступить к практике. Работайте по очереди со своими товарищами по команде. После каждой попытки, даже если она была неудачной, передавайте очередь следующему человеку. Новички часто делают одни и те же ошибки, так что наблюдение за другими может вам помочь найти решение своих собственных проблем, - Рин кивнула на коробку с кварцами. - Подходите и берите по куску минерала на человека. Если вы испортите или уничтожите свой кристалл, не стесняйтесь брать еще.
  

* * *

   - Легилименс.
   Гарри почувствовал, что плывет, это было схоже с тем, как он ощущал себя в озере после того, как съел жабросли, хотя и менее интуитивно и приятно. Вместо воды он плыл по потокам памяти.
   Окклюменция в исполнении Рона была ужасна, а вот способности Гарри к легилименции за это время несколько возросли. Через некоторое время ему наконец-то удалось найти воспоминание о последнем объявлении, появившимся на доске в гостиной Гриффиндора...
   Гарри удивленно моргнул, осознав себя в реальном мире, через пару мгновений дезориентации он понял, что другу все же удалось разорвать их связь. Рон схватился за голову и застонал.
   - Эй, ты в порядке? - спросил Гарри.
   - Да, дай мне минутку, и я буду в норме, - через некоторое время рыжий глубоко вздохнул и открыл глаза. - Ну что? Ты видел?
   - Вроде как. Я видел лист с объявлением о наборе в команду и ощутил, что ты хочешь попробовать, но не смог понять, на какое место ты наметился.
   - Ну хорошо, похоже, мне хоть что-то удалось сделать правильно, - саркастически пробормотал Рон.
   - Радуйся, что я не Снейп. Мне-то еще сегодня предстоит с ним встретиться, - ответил Гарри, поморщившись.
  

* * *

   Дамблдор очень давно не чувствовал себя так умиротворенно. Так как урок предназначался для школьников, у него не было проблем с пониманием материала. Что еще более важно, он улавливал множество следствий из того, что им показывали, и уже с нетерпением ждал будущих занятий.
   Альбус посмотрел на то, как сын Люциуса в четвертый раз пытается переформировать свой второй кусок кварца: первый давно взорвался. Большинство преподавателей уже выполнили задание, но только у него самого и Филиуса все получилось с первой попытки. В отличие от персонала, среди учеников лишь немногим улыбнулась удача. И почти все из них были на седьмом курсе. Только мисс Грейнджер и еще пара исключений были младше.
   - Меньше праны, мистер Малфой, - подсказал директор юному волшебнику. Еще на втором курсе все ученики учились задерживать заклинания на кончике палочки, чтобы придать им дополнительных сил. А на этот предмет пошли дети не младше четвертого курса, так что у всех был кое какой опыт в управлении своей магией.
   Однако заклинания обычно творились с помощью волшебных слов и движений палочки. Проще говоря, это не были потоки сырой энергии. Поэтому у учеников были некоторые проблемы с простым направлением своей праны вовне.
   - Не получается, - скрепя зубами от напряжения, ответил Драко.
   - Вы должны плавно направлять свою магию, но в тоже время делать это твердо и решительно, - сказал Дамблдор.
   - Как? Первое противоположно второму.
   Старый волшебник был опытным педагогом и поэтому легко нашел способ донести свою мысль до подрастающего поколения.
   - Представьте, что вы мешаете густое зелье хрупкой деревянной ложкой. Начинать нужно медленно и аккуратно, чтобы не сломать ложку. Но, тем не менее, следует постепенно увеличивать скорость движения, чтобы зелье двигалось так, как следует.
   Драко понимающе кивнул и начал ослаблять поток своей праны через палочку. Циркуляция энергии в кругу сразу стала тише. Дамблдор следил за тем, как ученик вновь увеличил поток. К сожалению, Драко снова поторопился и надавил слишком сильно, в результате чего произошел небольшой взрыв.
   - Очень хорошо, мистер Малфой, вы были близки, - подбодрил его директор. - Полагаю, теперь у вас есть лучшее представление о приливах и отливах, про которые говорила профессор Тосака. Я думаю, ваша следующая попытка будет гораздо успешнее.
   Драко кивнул, немного приободрившись, несмотря на неудачу. Оставшиеся участники их команды приступили к своим попыткам. Первым был пятикурсник со Слизерина, у которого тоже ничего не вышло, но директор и тут смог пояснить проблему. Вторым - шестикурсник с Рейвенкло, чья попытка стала успешной. Наблюдая за этим, Дамблдор решил, что мисс Тосака была права: начинающие делают одинаковые ошибки, а командная работа помогает им учиться не только на собственных, но и на чужих.
   Как педагог он мог оценить перспективы такого подхода к обучению.
   - Пятый круг попыток. Вы хотели бы сделать с кругом что-то еще, профессор Дамблдор? - вежливо спросил Драко.
   Альбус задумался. Возможно, он мог бы показать своим сокомандникам еще одну успешную попытку для закрепления результата...
   - Может быть, вы хотите попробовать сделать это без Мистического знака? - спросила профессор Тосака, подходя к ним.
   Дамблдор поднял глаза на собеседницу. Несмотря на беспечный тон, многие соседи наблюдали за ними. Давно привыкнув быть в центре внимания, Альбус просто весело сверкнул глазами из-за очков-половинок.
   - Ну что ж, недаром я гриффиндорец.
   Он положил руку рядом с кругом. Неожиданно край его уха уловил шепот со стороны Рин: "Структурный анализ". Сорок секунд спустя его кварцевый мишка, оставшийся от прошлой попытки, превратился в точную модель астрономической башни.
   - Впечатляет. У меня ушло две недели на освоение этого круга, - заявила Тосака.
   - Две недели? - недоверчиво переспросил Драко. Он глянул на своего сокомандника из Рейвенкло, которому понадобилось всего около двадцати минут.
   - Я думаю, что это подразумевает без палочки, мистер Малфой, - указал Дамблдор.
   - О, понятно, - пробормотал молодой волшебник, немного смутившись своей бестактности.
   - И еще я бы предположил, что вы были моложе, чем наши студенты, профессор Тосака?
   - Мне было семь, - с улыбкой ответила она.
   Несколько людей вокруг пораженно ахнули в ответ на признание беспалочковой магии в столь юном возрасте. В свою очередь, Дамблдор припомнил другого волшебника, часто использовавшего беспалочковую магию в детстве.
   Том Марволо Риддл.
   - А что делало то заклинание, которое вы сотворили? - спросил он ее на чистом немецком языке, понизив голос, решив немного развеять свои печальные воспоминания.
   - Именно то, что говорили слова арии, - так же тихо ответила она, но с небольшим акцентом. - Весьма прогрессивное заклинание: этот вариант был разработан Широ.
   - Неужели? - директор глянул через комнату на охранника. - Он гений, как и вы?
   Ответ девушки был полон веселья:
   - Напротив, в целом он ужасный маг, - произнесла она, перейдя на английский. - Это просто одна из немногих сфер, где он очень хорош.
   Дамблдор мысленно задался вопросом, а обратила ли она внимание на то, что такой формулировкой признала собственную гениальность?
   Но важнее было то, что он заметил, как Эмия наградил девушку раздраженным взглядом. Похоже, молодой человек слышал их приглушенный разговор, несмотря на большое расстояние и фоновый шум класса.
   - Я хотел бы поблагодарить вас, профессор Тосака, за посильный вклад в дело обеспечения единства факультетов, - сказал Альбус, тоже вернувшись к английской речи.
   - Не стоит благодарности, профессор Дамблдор. Когда древний артефакт что-то советует, нужно к нему присушиваться, - ответила она.
   - Тогда почему ты не выпускаешь меня? - спросил голосок изнутри плаща девушки.
  
  

* * *

   Когда Руби выпорхнула из кармана и начала нарезать круги вокруг ее головы, Рин устало помассировала переносицу и печально вздохнула. Зная, что сопротивление бесполезно, она направилась ближе к центру класса, чтобы все могли ее видеть.
   - Урок почти закончен. Домашнее задание: продолжайте практиковаться с этим кругом, если вы еще не смогли его успешно активировать и для закрепления результата. Помните, я буду оценивать работу всей команды, так что вам стоит помогать своим менее успешным товарищам. Кроме того, в дополнение к этому вам нужно приступить к изучению чар Формам Ликуорис. Мне сообщили, что эти чары изучают на старших курсах, поэтому советую обратиться за консультацией к учащимся последних лет и профессорам.
   Заметив паузу в ее речи, Руби остановила свой полет и зависла справа от Рин, материализовав свою длинную рукоять.
   - Позвольте представить вам мою...палочку, Калейдожезл Рубин.
   - Привет-привет! - радостно приветствовала Руби, изгибая рукоять и маша одним крылом.
   - Это ваша палочка?! - воскликнула Амбридж.
   - Конечно! - пискнула Руби, вертясь в воздухе.
   - Но... палочки не разговаривают.
   - Конечно я говорю, - возмущенно постановила Руби, подлетев к розовой ведьме. - Пожалуйста, не применяйте стандарты своих третьесортных Мистических знаков к чему-то столь замечательному и великолепному, как...
   Палочка вдруг на секунду замерла. А в следующее мгновение резко дернулась в другом направлении и затормозила перед одной конкретной женщиной.
   Все наблюдали за этим, затаив дыхание.
   - Привет вам, Минерва МакГонагалл! Вы случайно не хотите стать седзе?
   Рин и Сакура синхронно взметнули руки и впечатали их в свои лица, прикрыв глаза.
   - Седзе? - сухо переспросила шестидесятилетняя ведьма.
   - Да! Милая и прекрасная седзе, что борется со злом во имя любви и справедливости! - пафосно возвестила Руби, изгибая себя всеми возможными способами. -Чтобы принять этот магический контракт, просто возьмитесь за мою рукоять и высвободите великую силу! Вместе мы достигнем пика в ошеломляющей кульминации и УРРКК...
   Рин схватила жезл за рукоять и направилась к своему столу. Она хлопнула палочку в центр пергамента с преобразующем кругом и высыпала на Руби весь кварц, оставшийся в коробке. Продолжая удерживать верещащий артефакт, Тосака активировала рисунок.
   - Подожди! Извиняюсь! Пощады!
   Маг проигнорировала ее, продолжая вливать в круг прану.
   - Сдаюсь! Перемирие! Мы объявляем прекращение огня!
   Пробившись через кучу кварца, Руби вытянула вверх крыло, на конце которого развевался маленький белый флаг. Рин продолжала творить свою Мистерию, совершенно не обращая внимания на всемирно известный знак перемирия.
   - За что, хозяйка?! За что?! - завывала палочка.
   Вскоре Руби была полностью заключена в монолитный блок кварца. Переведя дух, Рин обернулась к ошеломленно пялящимся на нее зрителям. Оглядев их, девушка сделала единственное, что приходило в голову.
   - Все свободны! - объявила Рин с напускной жизнерадостностью.
  

* * *

   - Рон уже спит?
   Гарри повернулся на голос. Невилл только что зашел в их общую спальню и обнаружил, что рыжий сосед валяется на кровати, уткнувшись в подушку. Еще во время летних практик по Окклюменции у них вошло в привычку отдыхать после тренировок, чтобы очистить голову. Воздействие друг на друга легилименцией имело тяжелое влияние. После каждого такого случая ребятам требовалось некоторое время без лишних контактов друг с другом, чтобы прийти в себя.
   - Нет, у него просто разболелась голова, - ответил Гарри. Только озвучив это, он осознал, что такую отговорку нельзя будет использовать для постоянно повторяющихся событий.
   - Понятно, - прошептал Невилл, стараясь не мешать Уизли. Тихо пройдя к своей кровати, он приступил к уходу за своим странным кактусом.
   Решив, что подумает об альтернативных отговорках позже, Гарри вернулся к разбору своих книг и пергаментов. На домашнее задание уже почти не осталось времени. Скоро они пойдут на ужин, а сразу после его ждет урок окклюменции со Снейпом.
   Просто восторг.
   Гарри покосился на угол своего чемодана, где хранилась основная причина того, почему он должен изучать это мутное волшебство.
  
   * * *
   20 июля 1995, суббота.
   Волшебный мир.
   - Полагаю, Гарри, ты хочешь знать, почему я прошу тебя забрать шар с пророчеством себе, - произнес Дамблдор. Они находились в одной из комнат родового гнезда Блэков. Ранее в тот же день они посетили зал пророчеств в Отделе тайн и забрали вышеупомянутый шар.
   - Я немного удивлен, - признался Гарри. С тех пор, как директор познакомил его с мадам Боунс, прошло два дня. Учитывая то, о чем они тогда говорили, было весьма неожиданно получить в собственные руки полную копию этого проклятого пророчества.
   - Есть три причины, - сказал старый волшебник. - Первая и самая простая: это вопрос безопасности. Тут дело не только в тебе, но скорее в самом факте изъятия его из Отдела тайн. Ведь к шару очень легко получить доступ. Поэтому мало что мешает Волан-де-Морту проникнуть в зал под покровом ночи и забрать его. И это если игнорировать возможность применения оборотного зелья.
   Гарри понятливо кивнул.
   - Вот почему на фальшивом шаре, что мы там оставили, есть несколько очень интересных чар, - добавил директор.
   - Постойте, так это ловушка?
   - Да, но не слишком скрытая или опасная. Понимаешь, сейчас Волан-де-Морт не желает раскрывать своего возвращения, поэтому он, скорее всего, попытается взять пророчество чужими руками.
   - Вы говорите о Пожирателях смерти?
   Дамблдор задумчиво посмотрел вдаль, поглаживая бороду. Когда он, наконец, снова заговорил, тишина уже почти начала действовать Гарри на нервы:
   - Ты помнишь описание стандартной защиты, стоящей на пророчествах?
   - Да. Их может брать только тот, о ком в них говорится.
   Вместо пояснения своих мыслей на этот счет Дамблдор просто смотрел на мальчика своими поблескивающими глазами. Этот ожидающий взгляд заставлял Гарри немного нервничать. Очевидно, что директор хочет, чтобы он сделал собственные выводы.
   - Империус и портал? - в конце концов, озвучил он свое предположение.
   - Хорошее замечание, хотя существует гораздо более простой способ, - сказал Дамблдор, и взмахнул палочкой. - Инаниматус Коньюрус, - чуть в стороне возник деревянный ящик с квоффлом. - Вингардиум Левиоса, - мяч вспарил вверх.
   - Вы что, хотите сказать, что шар можно было забрать просто с помощью магии? - недоверчиво спросил Гарри.
   - Помнишь, что мисс Грейнджер говорила о волшебниках, верно? - спросил старик с долей веселья в голосе. - В любом случае, не думаю, что нам стоит зацикливаться на безопасности. Вторая причина тоже проста, но, полагаю, несколько неприятна. Шар должен находиться в твоих руках на случай моей смерти.
   Гарри уставился на директора, уронив челюсть от потрясения.
   - В прошлом году у Барти Крауча-младшего было множество возможностей убить меня. Честно говоря, мне совершенно невдомек, почему он этого не сделал, так что сейчас я просто рад тому, что выжил, - произнес Дамблдор. В его голосе сквозила усталость. - Суть в том, что я прекрасно осознаю, что смертен. На самом деле, я считаю, что любой, кто верит в свое бессмертие, просто слишком слаб, чтобы признать реальность.
   Мальчик смущенно отвел взгляд, уставившись в пол. Он совершенно не знал, что на это можно ответить.
   - И наконец, третья причина: отдавая тебе шар, я выказываю свое доверие.
   Гарри вскинул голову.
   - Я говорил еще в июне, что ты проявил храбрость, достойную людей, погибших в прошлую войну с Волан-де-Мортом. Это не было просто комплиментом; я верю в свои слова. Если ты сочтешь, что я ошибаюсь, заставляя тебя учиться окклюменции, ты можешь пойти против моей воли и использовать шар. Выбор останется за тобой. Так ты будешь уверен, что я тебя ни к чему не принуждаю.
  

* * *

   Ужин.
   Когда Гарри и его друзья вошли в Большой зал, их глазам предстал профессор Флитвик, сидящий за гриффиндорским столом. Даже после вчерашнего предупреждения директора эта картина заставила их на секунду замереть. Учителя чар любили все ученики, так что Гермиона быстро сориентировалась и повела их к свободным местам возле него, по дороге продолжая свой рассказ о первом уроке по преобразованию элементов.
   - И ее палочка разговаривает! - взволнованно воскликнула она.
   - Ну и что? - спросил Рон, занимая свое место.
   - Ты совсем не впечатлен этим? - спросила Гермиона, возмущенно глядя на рыжего.
   - Почему это должно впечатлять? Шахматы говорят. Мое зеркало говорит. Портреты говорят. Блин, даже тупые садовые гномы и то говорят. Я каждое лето слушаю болтовню этих проклятых вредителей.
   - Ну, знаешь, Рон, Рубин явно гораздо умнее, чем гномы.
   - Серьезно? - встрял Гарри, отвлекшись от наполнения своей тарелки. - Что она сказала или сделала?
   Гермиона открыла рот, но на мгновение замерла, смущенно отвела взгляд и кашлянула в кулак.
   - Эм, неважно, - пробормотала она.
   Гарри с Роном переглянулись, а потом уставились на свою подругу с неподдельным интересом.
   - Гм... Рубин сделала несколько неуместное замечание в адрес профессора МакГонагалл, - произнесла девушка, поняв, что сопротивление бесполезно.
   - "Неуместное" говоришь? - в один голос протянули Фред и Джордж, присоединяясь к беседе.
   Оглядываясь по сторонам, Гермиона осознала, что говорила слишком громко, и это привлекло внимание окружающих. Среди них был и профессор чар, который сейчас весело смотрел на нее.
   - Не стоит обсуждать это на ужине, - пробормотала она, из последних сил стараясь обойти неудобную тему.
   - Ах, не волнуйтесь, мисс Грейнджер, вы можете рассказать всем, что видели и слышали, - неожиданно произнес Флитвик. - Уверен, что скоро об этом и так узнает вся школа. Пусть лучше историю расскажет кто-то с хорошей памятью.
   - Кому нужны рассказы, если я могу просто всем все показать?
   Веселый голосок привлек внимание всех присутствующих. Руби неспешно порхала вокруг профессора Тосаки, пребывая в своей компактной форме, без рукояти. Те из учеников, что были свидетелями недавнего заключения палочки в кусок кварца, немного удивились, увидев ее на свободе.
   - Да? А как вы это сделаете? - с любопытством спросил профессор чар.
   - А вот так! - заявила Руби, ко всеобщему шоку вытянув из себя видеопроектор. Мгновение спустя на каменной стене появилось большое изображение лица профессора МакГонагалл.
   - Привет вам, Минерва МакГонагалл! Вы случайно не хотите стать седзе? - громкости и чистоте звука из маготехнологических динамиков Калейдожезла мог обзаводиться любой звукорежиссер.
   Короче говоря, все в Большом зале слышали это ясно и четко.
   Прежде чем запись пошла дальше, профессор Тосака схватила свою распоясавшуюся палочку.
   - Руби. Что я тебе говорила о третировании наших глубокоуважаемых хозяев?
   - Но он же сам напрашивался! Я просто выполнила его желание.
   - Думаю, ты уже достаточно похвасталась своими способностями. Не нужно еще больше раздражать профессора МакГонагалл.
   - Эх, жаль, из нее бы вышла отличная седзе, - сокрушенно пробухтела Руби, убирая проектор.
  

* * *

  
   - Должен согласиться. Чем бы ни была эта седзе, я уверен, вы были бы прекрасны в этой роли.
   - Ох, лучше помолчите, Альбус.
  

* * *

   - Как... как у вас внутри может быть видеопроектор?
   - Вы Гермиона Грейнджер, верно? - уточнила Рин. - Руби обладает множеством встроенных функций, - начала пояснять она, дождавшись кивка. - Запись и воспроизведение аудио и видео, ежедневник, связь, навигация, беспроводной доступ в Интернет. По правде говоря, я еще не изучила все ее возможности.
   - Хозяйке плохо дается работа с техникой.
   - А ну-ка цыц!
   - ...а еще Хозяйка очень строгая.
   Рин перевела взгляд на Флитвика, который сидел напротив того места, где она стояла.
   - Как насчет того, чтобы возобновить нашу беседу о беспалочковой и невербальной магии? - спросила она.
   - Конечно! - с энтузиазмом ответил профессор. - Пожалуйста, присаживайтесь.
   - О, вот оно что! - вдруг воскликнула Гермиона. Когда взгляды окружающих скрестились на ней, она тут же покраснела. Как она могла так невежливо перебить учителей?
   - Что такое, мисс Грейнджер? - спросила Рин, решив проявить снисхождение.
   - Мм, у меня возникло предположение, что у Руби внутри есть защитный круг, как в демонстрации мистера Эмии, - смутившись еще сильнее, ответила ученица. - Поэтому ее электронные компоненты могут работать в Хогвартсе, да?
   - Не-а! Я работаю на магии, - ответила палочка. - Ну и, конечно, на любви со справедливостью, но в основном на магии.
   - Ой. Это... впечатляет еще больше. Извините, что помешала, - когда преподаватели отвернулись, девушка повернулась к своему рыжему другу и веско произнесла: - Видишь Рон, Руби намного умнее садовых гномов.
   - Что? - возмущенно воскликнула Руби. - Кто смеет сравнивать меня с садовыми гномами?!
   Близнецы Уизли тут же указали пальцами на своего брата.
   - Делайте с ним, что хотите.
   - Да, у нас полно других братьев, одним больше, одним меньше, не велика потеря.
   - Стойте-стойте! - затараторил Рон, пытаясь успокоить разумный артефакт, внезапно повисший прямо перед его носом. - Просто узнав о том, что вы говорите, я сказал, что эти надоедливые вредители тоже могут говорить, вот и все.
   Палочка полетела обратно к хозяйке.
   - Хозяйка! Я требую, чтобы ты немедленно вызвала этого волшебника на дуэль в защиту моей чести! Сравнение великолепной меня с такими вещами не может остаться без наказания!
   Рин одарила свой Мистический знак блеклым взглядом.
   - Ты хоть знаешь, что такое садовый гном?
   - Нет, - призналась Руби.
   Маг повернулась к рыжему ученику.
   - Так значит, садовые гномы умеют говорить?
   - Ну да.
   - И они раздражают?
   - Да.
   - Они слушаются ваших приказов?
   - Что? Конечно нет.
   - Вам иногда хочется, чтобы они просто исчезли и перестали портить вам жизнь?
   -Эм, да. Постоянно.
   Рин отвернулась и многозначительно посмотрела на Руби.
   - Хозяйка, так жестока, - печально засопела палочка. Несмотря на то, что у нее не было лица, поникшие крылья прекрасно демонстрировали ее эмоции.
   - Кхм, - Флитвик кашлянул, чтобы привлечь внимание. - Профессор Тосака, вы не возражаете, если я спрошу, почему вы не использовали свою палочку на демонстрациях? Или точнее, почему до сегодняшнего дня мы вообще не видели вашу палочку?
   - Прежде всего, потому что она обладает собственным разумом, и этот разум, в лучшем случае, совершенно не зрел.
   - Очень, очень жестока.
   - Кроме того, это было бы нечестно.
   - Хм? Как так?
   Пауза.
   Черт.
   Рин мысленно прокляла свою так не вовремя расслабившуюся паранойю. Руби была их козырем, нельзя так просто раскрывать ее возможности. Хотя, стоп, у ее слов есть и альтернативное толкование, кроме очевидного предположения о мощи "палочки". Калейдожезл принадлежит Зелретчу, а не ей. Таким образом, его использование будет сродни мухлежу.
   - Все потому что я совершенно невероятна.
   ...Или Руби как обычно все испортит.
   - Так что, если она будет использовать меня, все остальное будет просто пшик.
   - Ах, так вы считаете себя легендарной Бузинной палочкой? - спросил Флитвик, снисходительно улыбнувшись артефакту.
   Руби, повернулась на бок, создавая впечатление, что она склонила голову.
   - А ваша Бузинная палочка может сбежать из кварцевой тюрьмы?
   Старик удивленно заморгал.
   - Хм, признаться, я полагаю, нет, не может.
   - Тогда очевидно, что я куда более невероятна. И если деревянный ширпотреб, что вы тут используете, говорит о ее внешности, то я еще и намного красивее.
   - Ну что ж, если смотреть на это так, то мне нечего вам возразить.
   - Вы не могли бы немного подробнее пояснить то, о чем сейчас говорили? - спросила Рин, стараясь отвлечь общее внимание от мощи Руби. - Что за Бузинная палочка?
   - Ах, это просто детская сказка о палочке, которую невозможно победить, - ответил Флитвик. - Многие пытались найти это сокровище, но в этой истории очень сложно отличить правду от вымысла. Так что мы даже не можем точно сказать, существовала ли она вообще.
   Рин вскинула бровь.
   - Ну, тогда давайте отложим детские сказки и вернемся к актуальной магической теории.
  

* * *

   Вечером того же дня Гарри возвращался в гостиную факультета, страдая от жуткой головной боли. Ему не терпелось прилечь, чтобы хоть немного оправиться от снейповской окклюменции.
   Как он и ожидал, урок прошел плохо.
   Летние занятия с Грюмом тоже не отличались мягкостью, но по крайней мерее в действиях старого аврора не чувствовалось лютой злобы и презрения. А вот об уроках Снейпа того же сказать было нельзя. Хотя, по правде, Гарри ожидал, что все пройдет хуже. Ему даже удалось обнаружить и парировать беспалочковую, невербальную атаку легилименцией.
   Он всеми фибрами своего подросткового отрицания реальности, старался игнорировать тот факт, что это была чертова невербальная и беспалочковая легилименция!
   Тем не менее, все изменилось, когда Снейп все же соизволил взять свою палочку. Несмотря на ежедневные тренировки с Грозным Глазом в течение месяца, Гарри не удалось удержать профессора за пределами своего разума. За пробоем его куцых щитов последовал целый час полный неудач, унижений и мигрени. Хотя ради справедливости нужно сказать, что в конце концов ему все же удалось выдворить зельевара из своей головы, но это потребовало много времени и усилий. А тонны насмешек, изливающиеся из этого сальноволосого урода все то время, пока Гарри пытался защититься, совсем не способствовали наслаждению хоть и маленьким, но успехом. Да и сами попытки из-за них сильно страдали.
   - Мистер Поттер? Вы в порядке?
   Гарри оглянулся на голос и обнаружил неподалеку профессора Мато.
   - Я в порядке.
   Женщина задумчиво посмотрела на него, чуть склонив голову набок.
   - Понимаю, - в конце концов, ответила она загадочным тоном.
   - Понимаете?
   - Да. Мне знаком тон вашего "я в порядке". Я знаю кое-кого, кто точно так же говорит, что в порядке, когда он совсем не в порядке.
   Мальчик на мгновение замер, не зная, как на это реагировать. Некоторое время в коридоре стояла тишина.
   К счастью, профессор не стала затягивать неловкое молчание.
   - Вы задали очень интересный вопрос на демонстрационной лекции.
   Гарри задумался над тем, что на это ответить. Вообще тот его вопрос о воскрешении привел к некоторому изменению в поведении школьников. Большинство просто стало как-то странно на него коситься. Например, Симус, который после ссоры начал просто игнорировать его и Рона, теперь, когда новые учителя рассказали о Прикосновении Небес, иногда просто смотрел на него без выражения.
   - Спасибо, - смущенно ответил Гарри. Он был не совсем уверен в том, что это правильная реакция.
   - Я полагаю, вы возвращаетесь с вашего дополнительного урока по зельям, верно? - спросила мисс Мато, мягко улыбнувшись.
   - Да. Просто иду в гостиную, - на автомате сказал он.
   Уголки ее губ чуть приподнялись.
   - Где ваш комплект зельевара?
   В очередной раз за эту встречу Гарри застыл на месте.
   - Понимаю, - повторила она тем же тоном. - Желаю вам удачно провести остаток вечера, мистер Поттер, - сказала профессор и продолжила свой путь.
   Гарри не знал, что и думать об этом разговоре.
  

* * *

   Поздней ночью пара иномирян растянулась на футоне, наслаждаясь послевкусием оргазма.
   Сакура лежала рядом с Широ, обнимая его мускулистый торс, а он нежно поглаживал ее побелевшие волосы. Его пальцы двинулись ниже к ее плечу и неспешно начали двигаться по красным узорам, что проявлялись на ее коже, когда она переходила в темную форму.
   Проклятый Зокен.
   Старый червь имплантировал осколки Граалей, оставшиеся после четвертой и пятой попытки провести ритуал, в тело своей приемной внучки. Из-за хаотичных эффектов от взаимодействия осколков двух Граалей и призыва Слуги вне войны, состояние Сакуры было совершенно непредсказуемо. Обычно благодаря осколкам она обладала изобилием праны, но иногда ее тело начинало требовать чужой праны. В другое время ей требовался просто секс. Предсказать проявление тех или иных симптомов было в принципе невозможно. И в дополнение к этому существовало тонкое воздействие Ангра Майнью на ее личность.
   К сожалению, ее лечение было вне досягаемости способностей Рин и Широ. Разрушитель правил вроде работал, но временно и не всегда. Поэтому им пришлось воспользоваться вторым из наилучших доступных вариантов решения проблемы.
   Секс. Много-много секса.
   Это заняло некоторое время, но в итоге Сакура научилась полностью переходить в темную форму, не теряя рассудок. Тем не менее, в процессе у нее проявлялись некоторые садистские наклонности.
   В таком состоянии она, как правило, обладала невероятным запасом праны, широким потоком льющимся из осколков Граалей. Будучи, как и все маги, очень практичным человеком, Рин предложила сестре переносить избыток энергии в драгоценности, Азот-кинжалы, Райдер и Широ через прана-ритуал.
   Когда же ей самой требовалась прана, она снова исполняла с Широ тантрический ритуал с той лишь разницей, что сила текла в обратном направлении. Или если он по каким-то причинам был недоступен - обычно, когда он играл в героя, - у нее всегда был доступ к кинжалам и драгоценностям в качестве резервного источника.
   Что же касается садистских наклонностей... ну, существовала целая сексуальная субкультура, что позволяла Сакуре удовлетворить эти желания без излишнего членовредительства. К тому же, у Широ был Авалон.
   Последствия двух последних частей не нуждаются в пояснениях.
   В общем, благодаря регуляции хаотичных порывов и контролируемым переходам в темную форму, шансы ее невольной активации сводились к минимуму. Кроме того, так она могла помочь Широ, который теперь постоянно держал в резерве два Азот-кинжала, содержащих прану, которую он регулярно получал от сестер. Это позволяло ему повысить свою эффективность и живучесть, когда он шел делать что-то героическое... и, скорее всего, глупое.
   Несмотря на то, что она, вероятно, оставалась бомбой замедленного действия, Сакура втайне была вполне довольна сложившейся ситуацией. Так она хоть немного отплатит Широ за спасение, и он ни под каким предлогом не мог от этого отказаться.
   Из их общей спальни раздался прерывистый стон наслаждения.
   Они несколько мгновений смотрели друг другу глаза, прежде чем разорвали контакт с веселыми улыбками. Завершив свой ежевечерний ритуал добавлением избытка праны в Мистические знаки, они присоединились к остальным путешественникам на общей кровати.
  

Глава 6: Просвещение, вторая часть

  

- Беда в том, что их сверхчеловеческие рефлексы таковы, что они могут увернуться от града пуль, в процессе внимательно осмотрев каждую из них.
   В отношении Мертвых Апостолов.
  
   5 сентября 1995 года, вторник.
   Волшебный мир.
  
   Несмотря на все те годы, что она была свидетелем этого утреннего ритуала, Райдер все еще чувствовала потрясение от разворачивающегося действа. Особенно рутинность, с которой все происходило. Перед ней были два экземпляра ножен "Авалон, Та Далекая Утопия". Даже зная, как и почему все так, ей все равно каждый раз приходилось подавлять собственное изумление, возникавшее из-за возможность создания полностью функциональных проекций Небесных Фантазмов. В ее время и греческим богам было не под силу магией дублировать кристаллизованные мистерии, даже те, которые они создавали своими собственными руками.
   Так что как-то раз назло им Райдер позволила Широ увидеть свои воспоминания о божественном оружии той эпохи.
   Трезубец Посейдона.
   Луки Аполлона и Артемиды.
   Множество ранних творений Гефеста.
   И однажды, в момент болезненного веселья, этот перечень пополнился образом Эгиды Зевса до того, как в нее вложили собственную голову Райдер. Да, возможно, в тот вечер она немного переборщила с саке.
   В любом случае, Райдер продолжала наблюдать за процессом, сменив повязку на очки. Широ завершил тщательный трейсинг Авалона, и теперь Сейбер направила прану в оригинал, немного подняв его общий запас. Затем она сделала то же самое с дубликатом, тем самым укрепляя его. Поскольку Авалон реально работал только с энергией короля Артура, ради выживания Широ было уместно ежедневно добавлять в него прану Сейбер. Так как они больше не были связаны через контракт Мастера и Слуги, этот трудоемкий процесс с извлечением артефакта из тела Широ и его наполнением стал необходим для достижения оптимального результата.
   Что же до проекции, то она даже с подпиткой от изначальной хозяйки исчезала через два дня, но в любой момент этого периода Сейбер могла воспользоваться всей мощью чудесного предмета. Единственной проблемой была необходимость по прошествию этого времени заменять Фантазм. Таким образом, для того, чтобы максимально укрепить свою защиту, они каждое утро проводили этот ритуал.
   Очень прагматично.
   Райдер мысленно вздохнула, принимая свою зависть. Ведь когда Сейбер призвали, у нее не было Авалона. Ну почему нечто подобное не могло произойти с ней самой? Не мог же этот придурок Персей из-за своей неуклюжести где-то потерять Харп? Так потерять, чтобы он оставался скрыт в течение тысяч лет, до тех пор, пока гнилая туша Зокена не наткнулась бы на него и не передала Сакуре для ее призыва?
   Ладно, это скорее привело бы к призыву Персея, а не ее, так что эта мысль не особенно логична, но ей ведь можно немного помечтать, да? К счастью, Райдер было хорошо известно, во что могут превратиться зависть и ревность, если оставить их без внимания, и у нее не было никакого желания в конце концов стать подобной Гере. Так что она признала свои чувства и оставила их позади.
   Закончив ритуал, Сейбер потянулась за своим мечом, который для нее выковал Широ. Клинку не хватало надписи, что в свое время красовалась на оружии, чей дизайн использовался как основа, но в целом меч был очень красив. Райдер наблюдала за тем, как Сейбер, закрыв глаза, наполняет свой Мистический Знак праной.
   - Не успела сделать это прошлым вечером? - спросила она, когда блондинка закончила.
   - Верно, - ответила Сейбер. - Рин была очень увлечена вчерашним тантрическим экспериментом, так что я упустила свой шанс.
   - Ах да, я помню. Очень увлечена.
   Посчитав разговор завершенным, Сейбер поднялась и вложила меч в ножны.
   Заметив, что взгляд Райдер задержался на оружии, Артурия вопросительно взглянула на нее.
   - В чем дело?
   - Я не понимаю, почему ты так привязана к этому оружию, - ответила Райдер, склонив голову набок. - Это из-за всех тех проблем, что мы пережили ради его изготовления?
   В ответ на эту формулировку Сейбер весело фыркнула, явно припомнив те события. Проблемы - это еще мягко сказано.
   - Нет, это не причина моего отношения к этой симуляции Калибурна, - ответила она. - Представь, что после того, как ты приобрела свой мотоцикл, тебе подарили такой же, но технологически более совершенный и усиленный чародейством. Однако, несмотря на это, он все равно явно уступает твоему старому мотоциклу. Как ты отнесешься к такому подарку?
   - Могу понять твою точку зрения, - ответила Райдер спустя пару секунд.
   - Постойте, - вдруг произнес Широ. - Что за тантрический эксперимент?
   Слуги переглянулись.
   - Кхм... думаю, ты скоро узнаешь, - ответила Сейбер, слегка покраснев.
   Райдер с легкой улыбкой наблюдала за тем, как на лице Широ расцветают понимание и трепет.
  

* * *

   Первый урок.
   Двойные чары.
   - У вас хорошо получается, мистер Поттер, - похвалил ученика профессор Флитвик.
   Вздрогнув от внезапного появления учителя, Гарри дернул палочкой и случайно отправил подушку в полет на другой конец комнаты.
   - Спасибо, профессор, - ответил он.
   - Не могли бы вы повторить заклинание еще раз?
   Гарри кивнул и, направив палочку в сторону улетевшей подушки, сделал точный взмах.
   "Акцио, подушка", - мысленно продекларировал он, призывая предмет обратно.
   - Отлично! Десять очков Гриффиндору за невербальное волшебство, - воскликнул Флитвик и перевел взгляд на другого ученика. - Мистер Лонгботтом, прошу вас, попробуйте.
   В отличие от своего соседа на этот урок, Невилл творил заклинание вслух. Его подушка прилетела обратно быстрее, чем должна была, и приложила его по лицу.
   Вокруг раздалось несколько смешков, но они были достаточно тихими, чтобы не вызвать санкций от профессора.
   - Заклинание выполнено правильно, но вам стоит уделить чуть больше внимания контролю, мистер Лонгботтом, - заявил Флитвик, поглаживая свою густую бороду. Сейчас шло повторение манящих чар, которые изучались в прошлом году, так что Невилл не получил очков за свой успех. - Вот оно! Дети, давайте кое-что поменяем в нашей сегодняшней практике.
   Флитвик указал палочкой на стопку неиспользованных подушек.
   - Коловириа Виридис, - все подушки в куче сменили цвет на ярко-зеленый. - Для улучшения контроля тех из вас, кто уже владеет этим заклинанием, у нас здесь слишком мало активности. Мистер Поттер, будьте добры, встаньте напротив и помогите мне с демонстрацией.
   Немного удивившись просьбе, Гарри поспешил выполнить указание.
   - Ну а теперь, мистер Поттер, запустите в меня подушку с помощью отталкивающих чар.
   Призвав одну зеленую подушку, Гарри прицелился, сосредоточился на заклинании Депульсо и отправил ее в учителя.
   - Акцио подушка, - Флитвик взмахнул палочкой. Повинуясь его заклинанию, другая подушка взлетела с пола и перехватила снаряд Гарри в полете.
   - Вы готовы, мистер Поттер? - спросил он, сам обзаведясь снарядом. - Депульсо подушка, - произнес он, как только получил утвердительный кивок.
   Гарри успел призвать подушку, но не смог попасть ею по снаряду и был поражен точно в грудь.
   - Спасибо, мистер Поттер. Десять очков за помощь учителю, а также успешную демонстрацию невербального применения различных заклинаний, - Флитвик обернулся к классу. - Как вы можете видеть, это не так просто, как кажется. Теперь те, кто считает себя готовым к этому упражнению, соберитесь в правой части класса и, разбившись на пары, приступайте к тренировке скорости и управления движением, остальные перейдите в левую и приступайте к дополнительной отработке заклинания. Ну, вот и все! Действуйте!
  

* * *

   - Акцио подушка, - произнесла Сакура, делая кинжалом движение, показанное учителем.
   Подушка не двигалась.
   Она перехватила кинжал так, чтобы точно повторять то, как местные держат свои палочки.
   - Акцио подушка.
   Подушка не двигалась.
   Сакура направила в кинжал прану, вместе с тем задействуя часть энергии, накопленной в Мистическом знаке.
   - Акцио подушка.
   Подушка осталась на месте.
   - Дамы и господин, как у вас дела? - спросил Флитвик, подходя к ним.
   Сакура оглянулась на Рин и Широ, тоже пытавшихся сотворить мистерию. Как и у нее самой, их успехи были нулевыми.
   - Должны признать, что на данный момент вы продвинулись в преобразовании материи намного больше, чем мы в чарах, - с толикой сожаления ответила она.
   - Хм... - Флитвик задумался. - Думаю, прежде чем вы продолжите, я должен кое-что пояснить. Большинству учеников требуется по крайней мере пара дней, чтобы выучить новое заклинание. Некоторые таланты иногда укладываются во время одного урока, но это исключение, а не норма.
   Троица иномирян понимающе кивнула.
   - Если позволите, я побуду тут и посмотрю на ваши попытки, возможно, я смогу что-то подсказать.
  

* * *

   Упражнение, представляющее собой призыв предмета с целью перехвата летящего в вас ярко-зеленого нечто.
   Спустя пять минут практики Гарри захотелось врезать себе в лоб за то, что он сразу не понял истинный смысл этой тренировки. С другой стороны, похоже, больше никто этого не понял.
   Хотя, было ясно, почему дошло только до него одного. Ни одному из других учеников не приходилось убегать от Авады. Никто не видел, как их товарищи падают бездыханными от этого проклятия. Никому из них не приходилось разбираться с чувством вины за собственное выживание.
  

* * *

   - Не хотела бы показаться бестактной, но нам кажется странным, что при сотворении заклинаний никто, похоже, не думает о количестве вносимой праны, - сказала Рин спустя еще некоторое время постоянных неудач. Она не стала упоминать, что в теории Высокоскоростные Божественные Слова ее мира вообще работают непосредственно не касаясь цепей мага.
   - Видя то, что вы демонстрировали на своих уроках, я могу понять ваши сомнения, - признал Флитвик. - Однако наше волшебство в основном зиждется на заклинаниях, движениях палочки и концентрации на результате. Обучая учеников первых курсов, мы не вникаем в непосредственный процесс передачи волшебной силы.
   - В таком случае, возможно, нам стоит начать с более легких заклинаний? - предложила Сакура.
   - Полагаю, это может быть правильным решением. У вас нет с этим проблем?
   - Не думайте о возможном оскорблении нашей гордости, - начала Рин с милой улыбкой. - Нам хорошо известно, насколько опасным может быть неправильный метод обучения магии, - она скосила глаза вбок. - Верно, Широ?
   - Я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь, - нагло соврал Эмия. Это могло звучать куда убедительнее, если бы его тон был чуть менее чопорным.
   Немного подумав, Флитвик принял решение в отношении обучения гостей замка.
   - Мисс Грейнджер, пожалуйста, подойдите сюда, - попросил он, обернувшись к группе учеников, бросающих друг в друга подушки. - Не могли бы вы обучить наших гостей левитирующим чарам первого курса? Мне нужно присматривать за остальными учениками, - сказал он, когда она подошла к ним.
  

* * *

   Третий урок.
   Двойная трансфигурация.
   Гермиона никогда бы не признала этого даже под пыткой, но в этот раз она просто не могла сосредоточить все свое внимание на речи профессора МакГонагалл о важности СОВ. Все их учителя на предыдущих уроках уже произносили подобные речи, к тому же ее мозг был зациклен на том, что произошло на чарах.
   У иномирян ни разу не получилось сотворить простейшую Левиосу.
   Ей было невдомек, это результат того, что они вообще неспособны научиться магии волшебников, или все из-за отсутствия нормальных палочек. И, честно говоря, она немного опасалась загадывать.
   - А теперь мы приступим к изучению заклятия исчезновения, - произнесла МакГонагалл, договорив, и начала читать лекцию по теории этого заклинания. Гермиона встрепенулась. Как и всегда, она была рада научиться чему-то новому.
   Когда лекция подошла к концу, Невилл поднял руку.
   - В чем разница между заклинаниями Экскуро и Эванеско? - спросил он, когда профессор заметила его.
   - Хороший вопрос, мистер Лонгботтом, - похвалила МакГонагалл. - В чистящем заклятии Экскуро и правда присутствует исчезающий эффект. Вслед за этим эффектом идет сотворение мыльной воды в целевой области. Однако в отличие от заклятия Эванеско оно применимо только к жидким веществам и влажной грязи. Чистящие чары нельзя применять на произвольных объектах вроде улиток, на которых вы будете сегодня тренироваться. Если вы попытаетесь это сделать, то только удалите с них слизь.
   Неожиданно вверх поднялась рука мистера Эмии.
   - Значит, в заклинании Экскуро соединены три аспекта? Исчезновение, сотворение моющего средства и поиск веществ с заданными свойствами?
   - Да, - подтвердила профессор.
   - В таком случае, почему его относят к чарам, если по вашим собственным словам два из трех его аспектов относятся к трансфигурации?
   Его слова заставили МакГонагалл мгновение помедлить с ответом.
   - Верно подмечено, мистер Эмия, но в то же время в нем присутствует и элемент чар. Следовательно, это заклинание можно отнести к обоим направлениям. В таких случаях мы обычно оставляем классификацию в руках изобретателя конкретного заклинания.
   Эмия понимающе кивнул.
   Так как больше вопросов не было, профессор продолжила урок.
  

* * *

   Они очень внимательно слушали лекцию. Из слов профессора МакГонагалл следовало, что исчезающий объект отправляется в "небытие".
   Пустоту.
   Что было просто еще одним названием пятого воображаемого элемента: эфир.
   Подвергнув исчезающие объекты анализу, они подтвердили этот вывод. В течение некоторого времени после исчезновения эти объекты можно было вернуть обратно. Но если упустить этот период, эфир в конечном итоге развеет их, словно легкий ветерок, разгоняющий принесенный запах.
   Местные могли сделать это с живыми существами. Последствия просто ужасали.
   Как и на прошлом уроке, им не удалось сотворить заклинание. Впрочем, в этот раз это касалось почти всех учеников, так как это было не повторение пройденного. Поэтому такое сравнение не совсем уместно.
   МакГонагалл уделила некоторое время наблюдению за их действиями, но не высказала никаких замечаний по поводу неудач.
  

* * *

   Пятый урок.
   Уход за магическими существами.
   - Извините, - встряла Рин. - Мисс Грейнджер, не могли бы вы повторить, чем питаются эти существа?
   - Лукотрусы питаются мокрицами и яйцами фей, - ответила Гермиона, повторив недавнее пояснение профессора Граббли-Дерг.
   - Понятно, - нейтрально произнесла Тосака. - Прошу прощения, что отвлекла.
   Рин вопросительно посмотрела на свою Слугу, которая тоже присутствовала на этом занятии.
   - Нет, фейри не откладывают яиц, - протелепатировала она, поняв молчаливый вопрос. - Скорее всего, они ошибочно используют этот термин для обозначения каких-то других существ.
  

* * *

   Перерыв между пятым и шестым уроком.
   Гарри Поттер был немного удивлен тем положением, в котором неожиданно оказался. Сперва Эрни Макмиллан во всеуслышание заявил о том, что верит в возращение Волан-де-Морта, а теперь Сьюзен Боунс захотела поговорить с ним наедине. По дороге к теплицам они вместе отошли в сторону от основного потока учеников.
   - Я хотела извиниться перед тобой за то, что носила в прошлом году значки Малфоя, - искренне произнесла она.
   Гарри не знал, как должен реагировать на такой поворот. Одной его части было плевать на это. Вторая часть просто жаждала дать какой-то злой и ехидный ответ. Ну а третья задавалась вопросом, связана ли с этим событием директор Боунс.
   Последнее вполне возможно.
   К сожалению, эту часть он не мог никак проверить, потому что дал слово никому не говорить и не намекать на то, что мадам Боунс связана с Дамблдором. Даже своим друзьям.
   - Ладно, все в норме, - ответил он.
   - Ты не злишься? - спросила Сьюзен, удивившись такому спокойному ответу.
   - У меня есть более важные дела, чем злость на кучу хаффлпаффцев, вступивших в шайку Малфоя.
   - Я не вступала в шайку Малфоя! - возмутилась девушка.
   Гарри устало вздохнул.
   - Послушай, я принимаю твои извинения. Окей? Слышал, что на преобразовании материи ты в одной группе с Гермионой, поэтому нам наверняка еще придется встречаться друг с другом. Так что давай просто... не будем вспоминать о прошлогодних проблемах, хорошо?
  

* * *

   Шестой урок.
   Двойная травология.
   - Драконы, - резко произнесла Артурия Пендрагон.
   - Да, Сейбер. Драконий навоз - это одно из самых замечательных удобрений, - ответила профессор Спраут.
   Без сомнения, существовало множество пошлых шуток, которыми можно было на это ответить. К счастью, спутники Сейбер не были склонны к пошлостям такого типа.
   - Кажется, вы этим удивлены, - сказала профессор.
   - Просто драконы очень редки в нашем измерении, можно даже сказать, что они полностью вымерли.
   - Понятно, - ответила Помона Спраут. - У нас есть специальные заповедники, призванные сохранять и развивать их популяцию.
   Это заявление вызвало у пришельцев нервное подергивание бровями.
  

* * *

   Восьмой урок.
   Руническая магия.
   Как и на первом уроке пришельцев, на доске были написано задание классу разделится на команды. Учитывая, что ее друзья взяли оба курса, Чо оказалась в той же группе, что и на преобразовании материи.
   Мариэтта Эджком, Рейвенкло.
   Латиша Рэндл, Рейвенкло.
   Максин О'Флаэрти, Хаффлпафф.
   Долорес Амбридж, Слизерин.
   Присутствие последней персоны ее немного нервировало. Вообще, результаты прошлого урока были очень поучительны, потому что никому в их команде, включая профессора ЗОТИ, не удалось активировать преобразующий круг.
   Чо была не совсем уверена, стоит ли ей расстраиваться по этому поводу. В конце концов, она вполне осознавала свои слабые стороны. Несмотря на хорошую память и знание теории, над практической частью ей еще стоило поработать. Что явно демонстрировала ее оценка по ЗОТИ на СОВ. На экзамене она даже не смогла правильно сотворить оглушающее заклинание.
   Курс рунической магии должен был проходить в том же ключе, что и преобразование материи. В этом году они будут, во-первых, анализировать начерченные руны; во-вторых, активировать и применять готовые комбинации, и в-третьих, чертить выученные комбинации рун с нуля. Исследование неизвестных комбинаций и разработка новых оставались на следующий год. Чуть позже команды получили пергаменты с руническими записями. Прежде чем позволить классу приступить к практике, профессор Тосака рассказала им о каждой Мистерии, представленной в раздаточном материале.
   Было немного жутковато от того, насколько этот урок был похож на тот, который новые профессора провели ранее. Подход можно было понять, так что никто не жаловался. Тем не менее, казалось очень странным то, что два столь разных типа волшебства - а они были очень разными - можно изучать почти идентичным способом.
   Приступив к своей третьей попытке, Чо направила палочку на одну из нескольких вариантов руны "соулу". Каждая из них была прописана немного иначе, таким образом выражая различные Мистерии. Она направила прану в свою палочку; как и многим другим ученикам, ей это давалось тяжело, ведь они больше привыкли просто касаться предметов, как при открытии прохода в Косой Переулок, чем осознано проводить через палочку поток силы. Однако в этот раз, к ее радостному удивлению, руна успешно активировалась, налившись свечением, прежде чем создать сгусток холодного света размером с рисунок.
   Это была первая успешная попытка в их группе. К сожалению, ее радость была быстро потушена вспышкой раздражения на лице профессора Амбридж, быстро скрывшейся за фальшивой улыбкой.
   Чо мысленно вздохнула. Это будет тяжелый год.
  

* * *

   7 сентября 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   Первый урок.
   Полеты.
   - Вверх, - сказала Рин.
   Метла осталась неподвижно лежать на земле.
   Мгновение спустя воображаемый кинжал проткнул воображаемое сердце.
   - Вверх, - приказала Рин.
   Метла повиновалась и прыгнула в руку.
   Метла Сакуры тоже полетела к Рин, но, к несчастью, как раз в этот момент Широ неудачно наклонился, и Мистический знак огрел его по голове. Это событие могло бы повеселить Рин, если бы ее команде не повиновался еще десяток метел, лежавших на земле. Небольшой вал древесины накрыл ученицу Зелретча, в процессе уничтожив большую часть ее достоинства.
   - Профессор Тосака, - начала мадам Хуч с внешней строгостью. - Пожалуйста, поделитесь с другими учениками.
  

* * *

   Вечер.
   - Вы хотите помогать мне в уборке замка? - с недоумением переспросил Филч.
   - Если вы не возражаете, - ответил Широ.
   - Почему?
   - Мне нравится быть полезным.
   Молчание.
   - У вас есть какие-то проблемы с кошками?
   - Нет.
   - Ладно. Идите за мной.
  

* * *

  
   - Исходя из того, что я почерпнула на истории магии, они способны творить множество точечных заклинаний с вариативными последствиями, отражающие щиты, действенные против физического и магического урона, изменять объекты и территорию. Кроме того, мы все видели их способности к телепортации.
   - В этот перечень также входят заклинания, которые маги сочли бы неэффективными, - добавила Райдер
   - Что ты имеешь в виду?
   - Например, одно проклятие заставляет цель танцевать, а другое парализует ниже пояса. В обоих случаях воздействия временные.
   Рин удивленно моргнула.
   - Их можно развеять, прогнав прану через организм? - спросила она, придя к очевидному для любого мага вопросу.
   - Неизвестно, - ответила Райдер. - Помни, что в этом мире заклинатели не мыслят с точки зрения праны и цепей, поэтому книги не освещают подобные вопросы. Но для большинства проклятий существует универсальное контрзаклинание.
   - Это чары Финита, верно?
   - Именно. Само заклинание Финита Инкантатем.
   - М-да, нужно будет попросить кого-нибудь из профессоров продемонстрировать мелкие проклятия, - Рин задумчиво прикусила губу. - Сейбер, что насчет твоего столкновения с Грюмом?
   - От борьбы с Аластором Грюмом у меня осталось впечатление, что его заклинания медленные, - ответила Слуга. - Не скорость сотворения, а сама скорость перемещения рабочего тела Мистерии из точки А в точку Б.
   - Насколько медленно? - спросил Широ.
   - Не могу определить. Дистанция между нами была менее трех метров. Думаю, у обычного человека были бы проблемы со своевременной реакцией на нападение, но я двигалась, не выходя за рамки способностей людей современной эпохи.
   - Это можно проверить, - произнесла Сакура. - Мы можем стрелять в тебя стрелами с разной скоростью, пока не приблизимся к тому, что приблизительно соответствует твоим воспоминаниям.
   - С этим можно повременить, - махнула рукой Рин. - Хотя я не уверена, насколько такая проверка будет полезна. На таком расстоянии даже перехват хорошего броска потребует скорости реакции в десятые доли секунды. Если Грюм рассчитывал сражаться против нормального человека, то вполне мог просто воздержаться от высокоскоростного обстрела.
   - Что насчет увеличения личных физических параметров? - спросил Широ.
   - Я ничего об этом не нашла, - ответила Райдер.
   - Помнится, Помфри на первом уроке очень удивилась возможности укрепления тела, так что, похоже, у них нет аналогов подобных методик, так же как рунической магии, - добавила Сакура.
   - Все было бы намного проще, если бы Амбридж реально преподавала самооборону, а не занималась черти чем, - недовольно пробурчала Рин, тяжело вздохнув. Хотя, по правде говоря, она подозревала, что будет очень разочарована ведьмой, даже если та займется делом.
   - Ты могла бы вызвать ее на дуэль, - заявила Сейбер. - Так как Амбридж - профессор защиты от темных искусств, в случае отказа она опозорится.
   - Заманчиво. Очень заманчиво. Но Дамблдор явно хочет, чтобы мы оставили ее в покое, - с сожалением ответила Рин.
  

* * *

   Хогвартс стал не таким, как раньше.
   Чем больше времени проходило, тем отчетливее это чувствовалось. Да, Гарри как обычно ходил на занятия, посещал тренировки по квиддичу и ел вкусную еду, приготовленную домашними эльфами.
   Но еще к этим обычным приятным вещам добавилась серьезная нагрузка от подготовки к занятиям по древним рунам и арифмантике; нервное напряжение от предстоящих СОВ и головная боль от уроков окклюменции; иномиряне ходят на уроки вместе с его классом; ученики смотрят на него, как на сумасшедшего, а от учителя ЗОТИ так и несет предстоящими бедами.
   Ну, если подумать, то последние два пункта были совсем не новы.
   Прошла только первая неделя, а он уже хотел на каникулы.
   Тяжело вздохнув, Гарри откинулся на спинку стула, снял очки и устало протер глаза. Сейчас он был в почти пустом классе и как раз заканчивал свою домашнюю работу; вскоре он отправится на тренировку по квиддичу, а позже на него свалится еще большее количество уроков, которые он должен выполнить согласно их с Джинни плану по подготовке к двум новым предметам. Радовала только нулевая сложность задания по ЗОТИ, которое представляло собой все то же чтение глупой и скучной книги. Конечно, это эгоистичная мысль, учитывая, что из-за этого у других учеников не будет никакой подготовки к грядущим опасностям от Пожирателей Смерти, но после целого часа строчения эссе на тему "Почему то чертово зелье не сварилось как надо" его мозг просто отказывался печалиться по поводу отсутствия дополнительных проблем.
   - Закончил? - спросила его Гермиона.
   - Да! Наконец-то. Можно браться за травологию.
   - Ну, скоро сюда придет моя команда по преобразованию материи. Ты, конечно, можешь остаться, но наша практика может стать весьма громкой, так что решай сам.
   - Громкой? - непонимающе переспросил он.
   - Да. Если направить слишком много праны в круг, кристалл кварца может взорваться. Именно поэтому мы занимаемся здесь, а не в библиотеке.
   Кажется, Гермиона уже что-то говорила на этот счет. Вроде бы после того, как третья команда решила заняться преобразованием материи в библиотеке, шум и возможная опасность для книг вконец взбесили мадам Пинс, и она наложила полный запрет на подобные дела вблизи своей вотчины. К сожалению, из-за смешанного состава команд заниматься в гостиных факультетов тоже было невозможно. Так что вскоре учителя выделили для таких работ неиспользуемые классы в одном из коридоров замка.
   Из-за количества команд и участия учителей обычно здесь присутствовало куда больше народа вместе с профессорами. В итоге эти классы стали отличным местом для выполнения домашних заданий всеми школьниками, а не только теми, кто поступил на иномирные предметы. Хотя здесь было не так тихо, как в библиотеке, но, похоже, всем нравилось. И к тому же, теперь ученики всегда могли легко обратиться за помощью к преподавателям.
   Большинство об этом не знало, но Альбус Дамблдор был очень доволен таким результатом инициативы профессора Тосака. Удивительно, сколько всего может произойти только за одну неделю.
   - Взрывы, да? - задумчиво протянул Гарри. - Думаю, я останусь только ради того, чтобы посмотреть на это.
   - А разве тебе не нужно идти на квиддич? Кажется, Рон уже ушел туда.
   - Еще целый час. Рон пошел раньше ради дополнительной тренировки.
   - Ну что ж, Гарри, мне жаль тебя расстраивать, но я уже прошла этап взрывов и могу правильно исполнить это заклинание, - чопорно известила его мисс Грейнджер.
   - Почему-то я этому совершенно не удивлен.
   Спустя некоторое время в класс вошли Луна Лавгуд, Сьюзен Боунс и Эрни Макмиллан.
   Вместо того, чтобы полностью погрузиться в "увлекательное" чтение о самостоятельной подкормке кустарников, Гарри краем глаза наблюдал за редким явлением: Гермиона Грейнджер поучает ребят за пределами своей обычной компании. Он сам, Рон, Невилл и Джинни уже успели привыкнуть к ее неожиданным порывам преподать им урок. К тому же, после инцидента с троллем в их первый год она стала куда менее навязчивой.
   Несмотря на то, что они тренировались всю учебную неделю и взорвали уйму кварца, из их группы только Гермиона смогла правильно активировать заклинание. А вот с рунами уже справились все: похоже, их активировать куда проще, чем подстроиться под странные флуктуации праны в преобразующем круге. Ну, по крайней мерее, это было то, что Гарри понял от своей наглой прослушки.
   - Как ты так легко увеличиваешь и уменьшаешь поток праны? - спросила Сьюзен. - У меня получается только медленно усиливать его и резко прерывать.
   - Все дело в концентрации, - пояснила Гермиона.
   Заметив краем глаза какое-то движение, Гарри повернулся к двери. Незаметно для увлекшихся работой ребят, сидящих ко входу спиной, в класс вошла Чо Чанг. Неуверенно улыбнувшись Гарри, она направилась к его парте, обходя остальных стороной.
   - Можно поподробнее? - попросила Боунс. - Мне нужно медитировать на круг или что-то еще?
   Гермиона нахмурилась, пытаясь придумать, как попонятнее выразить свою мысль.
   - Я просто концентрируюсь на этом. Вроде как когда тщательно нарезаю ингредиенты, чтобы ненароком не испортить сложное зелье, или осторожно помешиваю его во время варки.
   - Постой, как ты связала это с зельеварением? - растерянно спросил Эрни. - Кроме пары взмахов палочкой в определенный момент там нет никаких волшебных действий.
   - Это просто то, что я думаю о процессе. Не знаю, как иначе сформулировать.
   Быстро успокоив сердце, давшее перебой из-за появления объекта своего воздыхания, Гарри быстро кивнул Чо на стул рядом с собой. Улыбнувшись чуть более раскованно, девушка присела на предложенное место.
   - Они занимаются преобразованием материи? - спросила она в неуклюжей попытке начать разговор.
   - Ага, - ответил Гарри. - Ты тоже ходишь на эти предметы?
   - Да.
   - Кто еще в твоей команде? - когда Чо ответила, Гарри не узнал имена ее подруг, но не мог не споткнуться об имя Амбридж. - Серьезно?
   - Да, - вздохнула она, опустив плечи. - Это трудно... я имею в виду, мы трудимся!
   - Так ты пришла заниматься? - спросил он, пытаясь перевести тему с Амбридж на что-то менее отстойное.
   Чо кивнула и достала из сумки пергамент с таким же сложным рисунком, как у ребят.
   - Надеюсь, мои взрывы тебе не слишком помешают.
   - Думаю, с этим проблем не будет, - ответил Гарри, кивнув в сторону Гермионы и остальных.
   Чо сконцентрировалась на своем пергаменте, а Гарри вернулся к книге, краем глаза любуясь девушкой.
   - Это как пытаться хорошо запомнить внешность дабберблимпа, чтобы можно было позже его нарисовать? - вопрос Луны отлепил взгляд Гарри от Чо, спасая его и без того плохое зрение от развития косоглазия.
   - М-м... Может быть, - неуверенно ответила Гермиона, явно не совсем понимая, о чем речь. - Думаю, это может быть похоже на то, как художник концентрируется на запоминании деталей.
   Эрни раздраженно выдохнул.
   - Без обид, Грейнджер, но это не намного лучше прошлого варианта, - он беспомощно пожал плечами. - Уверен, это не твоя вина, вот только мне все так же непонятно, что делать.
   Неожиданный хлопок слева, заставил Гарри слегка подскочить на месте.
   - Извини, - смущенно сказала Чо.
   - Тоже не получается разобраться с этим, да, Чанг? - спросил Эрни, оглянувшись в их сторону.
   Чо была в курсе своей популярности, так что не удивилась тому, что посторонние люди знают ее имя.
   - В нашей команде еще ни у кого не получилось, - кивнув, ответила она. - А у вас?
   - Только у Грейнджер.
   - Хочешь позаниматься с нами? - спросила Луна свою товарку по факультету.
   Переглянувшись, Гарри и Чо решили присоединиться к ребятам.
   Было даже забавно смотреть на отчаянные попытки Гермионы объяснить то, что ей толком не удавалось описать. Из-за этого она то и дело говорила одно и то же другими словами, и так и эдак пытаясь донести свою мысль.
   Гарри окончательно отказался от попыток заняться своей домашней работой и теперь просто с интересом наблюдал за практикой по новому предмету, прислушиваясь к разговору. Спустя десять минут такого времяпрепровождения он, наконец, заметил во всем происходящем кое-что странное.
   - А разве не должно быть арии? - внезапно спросил он, не понимая, почему бы им не использовать заклинание.
   - Не для этой работы, - ответила Чо.
   - Получается, профессор Тосака самого начала преподает невербальную магию?
   Чо покачала головой.
   - Это очень простое заклинание, поэтому для него не нужна ария.
   - Вот оно! - вдруг воскликнула Гермиона. - Гарри, ты гений!
   - Эм, да? - немного опешив от этого возгласа, выдал он.
   - Невербальная магия, - заявила Гермиона. - Это похоже на невербальную магию.
   - Ты о чем? - спросила Сьюзен.
   - Это словно концентрация на синхронизации слов и движений палочки при невербальной магии. Если твои движения и слова идут вразнобой, заклинание не сработает. Тут то же самое. Когда направляешь прану, ее поток нужно контролировать точно так же.
   - Ладно... - медленно начал Эрни. - Думаю, в этом было бы больше смысла, если бы я знал, как колдовать невербально. Разве это не программа шестого курса?
   Взгляды ребят сошлись на единственной шестикурснице в их группе.
   - Мы еще это не изучали, - ответила Чо.
   - Все нормально, я могу вас всех научить, - вызвалась Гермиона.
   - Стой, ты что, уже изучила невербальное колдовство? - удивленно спросил Эрни.
   - Только для простых заклинаний. Мы...
   - Она помогала мне изучать это, - перебил ее Гарри, быстро подбирая правдоподобную ложь для не посвященных в их дела. - В прошлом году, когда я готовился к испытаниям Турнира.
   Он покосился на Гермиону, которая явно с трудом сдерживала желание поправить его. Луна же почему-то глянула на него с некоторым напряжением. К счастью, остальные ничего не заметили, так как упоминание о Турнире тут же заставило вспомнить Седрика.
  

* * *

   Вообще, маги в большинстве своем - очень терпеливый народ. Систематические исследования чародейства требуют много времени, труда и ресурсов, прежде чем они начинают приносить плоды. Разработка некоторых магических практик требовала целые жизни на выявление и доводку до рабочих моделей. Именно поэтому многие поколения исследований были одной из основных причин веры общества магов в превосходство старых семей над теми, кто только-только начинает делать первые робкие шажки на пути страшных чудес мира под багровой луной.
   Однако любое терпение будет испытано на прочность, когда дети учатся быстрее вас.
   - До сих пор у нас нулевые успехи в изучении чародейских методик местных заклинателей, - постановила Рин с оттенком горечи в голосе. Несмотря на неделю резких взмахов, плавных движений и уколов кинжалами Азот в сочетании с точным повторением местных арий, им все еще не удалось воспроизвести ни одной Мистерии. Никто из трех магов так и не смог ни левитировать перо, ни преобразовать спичку в иголку; да даже огонек света на кончике клинка остался вне их возможностей.
   Эта ситуация усугублялась слухами, начавшими бродить по школе. Конечно, никто не мог назвать из сквибами, так как они демонстрировали магию, но тот факт, что им не довались местные заклинания, определенно не красил их в глазах аборигенов.
   - Думаешь, это связано с нашей неспособностью использовать палочки? - спросила Сакура.
   - Возможно. По крайней мере, похоже, это наиболее простой и логичный вывод, - сказала Рин. - Особенно если мы принимаем на веру их слова о том, что сотворить их волшебство без палочки ужасно сложно. Из-за того, что у нас нет палочек, мы не можем научиться воспроизводить местные заклинания.
   Этот вариант подтверждался некоторыми известными им прецедентами. Даже такой гений как Рин спустя годы учебы не могла сделать с силой Калейдоскопа что-то стоящее без помощи Мистического знака. Конечно, на это можно заметить, что магия Калейдоскопа не идет ни в какое сравнение с заклинаниями волшебников, но тут необходимо учитывать, что ученики, не закончившие образование, могут превратить мышь в табакерку и отправить живую улитку в эфир. Взрослые же могут с легкостью выполнять пространственные перемещения. Такие достижения уже можно сравнить с настоящим волшебством.
   Сакура покачала головой.
   - На самом деле, я говорю о том, что мы не можем выучить их заклинания по той же причине, что не можем пользоваться палочками. Просто мы не способны использовать их магию в целом.
   Н-да, а слона-то Рин и не заметила.
   - Одной недели не достаточно для таких выводов, - сохраняя на лице нейтральную маску, сказала старшая сестра.
  

* * *

   11 сентября 1995 года, понедельник.
   Волшебный мир.
  
   Тем утром Сакура, как и многие другие, получила свежий номер "Ежедневного пророка". Взглянув на первую страницу, она обнаружила там большую улыбающуюся фотографию Амбридж. Передав краткий телепатический призыв Райдер, которая сидела неподалеку на стене в своей астральной форме, Сакура дождалась, пока Слуга окажется у нее за спиной, после чего приступала к чтению статьи.
   МИНИСТЕРСТВО ПРОВОДИТ РЕФОРМУ ОБРАЗОВАНИЯ
   ДОЛОРЕС АМБРИДЖ НАЗНАЧЕНА НА НОВУЮ ДОЛЖНОСТЬ
   ГЕНЕРАЛЬНОГО ИНСПЕКТОРА
   В статье упоминалась пара знакомых фамилий, которые Сакура видела в списке старост: Малфой и Уизли. Учитывая небольшое население волшебного мира, она предположила, что те, о ком говорилось в газете, родственники этих учеников.
   Но больше всего ее внимание привлек фрагмент, в котором упоминали их группу.
   Кроме того, в этом году директор школы объявил о приеме на работу группы путешественников из параллельного мира! По всей видимости, четыре человека, один из которых сквиб, прибыли из своего мира в наш и теперь работают в Хогвартсе в качестве учителей и охранников. Их история на самом деле правдива или же Альбус Дамблдор стал жертвой очередного обмана?
   Сначала он верит в возмутительные рассказы Гарри Поттера о том, что Вы-Знаете-Кто вернулся, а теперь принимает за чистую монету заявление о прибытии людей из неведомого нам мира.
   Мы просим наших уважаемых читателей сформировать собственное мнение на этот счет с учетом того, что директор Дамблдор нанял сквиба для защиты наших детей.
   - Ну что ж. Это не заняло много времени, - сказала Рин, наклонившись к газете сестры. - Будет интересно посмотреть, как она проинспектирует наши занятия.
  

* * *

   Первый урок.
   История магии.
   Впервые за многие десятилетия проведения уроков истории, ученики на нем использовали палочки в процессе обучения.
   Гарри был одним из нескольких людей, участвовавших в реконструкции битвы далекого прошлого на уменьшенной модели местности с деревьями, холмами, по-настоящему текущей водой и фигурками, представляющими войска людей и великанов. Совсем не нормальное положение дел для урока истории магии; все это происходило только потому, что Сейбер настояла на визуализации одного из сражений той войны. Одно потянуло за собой другое, и вот уже Гарри зачаровывает статуэтки, заставляя их двигаться согласно тому, что рассказывает Бинс.
   - Отсюда армия великанов начала фланговую атаку, - сказал Бинс, указывая бесплотной рукой в сторону нужного места на модели местности. - Из-за засухи река в том году была неглубока, так что они рассчитывали без проблем ее форсировать. Хороший выбор, учитывая, что никто не думал об атаке с этой стороны.
   Взяв длинную палку, Сейбер передвинула фигурки великанов на новую позицию.
   - Прежде чем они переправились, боевое подразделение волшебников трансгрессировало сюда и заморозило реку, разрушив план нападения и обездвижив часть их войск? - вопросительно произнесла она.
   - Да, произошло именно это, Цвайхендер, - немного опешив, ответил Бинс. - Мне показалось, что вы только что предсказали их действия, а не просто знали ответ из учебника.
   - Учитывая способности волшебников к пространственному перемещению и изменению местности, это был бы логичный курс действий, - пояснила мечница. - Пожалуйста, заморозьте "реку", - попросила она, обернувшись к ученикам.
   - Гласиус, - голубоватый луч заклинания вылетел из палочки Гарри и ударил в воду.
   - Заморозив реку, тем самым обездвижив многих великанов, волшебники напустили на них заранее зачарованные телеги с закрепленными копьями и иным древковым оружием. Некоторые из пик были подожжены, в то время как на другие были наведены чары вроде Конфринго и Экспульсо, модифицированные для срабатывания при контакте.
   - Какие чары использовались, чтобы направить телеги в атаку? - спросила Сейбер.
   - Проклятие Оппуньо.
   Поняв, что от него требуется, Гарри трансфигурировал несколько миниатюрных телег. Другие участники тоже приступили к работе, но когда он начал отправлять телеги в атаку с помощью проклятья, остальные помощники несколько растерялись, поскольку никто из них не знал заклинания Оппуньо. Что же до зачарования объектов с помощью Конфринго, то это заклинание было слишком опасным для демонстрации в классе, кроме того его не знал и он сам. Так что Гарри выкрутился, колдуя слабые Бомбарды прямо на фигурки великанов. От мини-взрывов лед и древесина разлетались на куски.
   Это было просто офигенно!
   Раньше ему бы и в голову не пришло, что урок истории может быть таким. По правде говоря, он сомневался, что у любого другого ученика Бинса могли возникнуть подобные мысли. Плюс к этому, многочисленные вопросы Сейбер о заклинаниях и тактике волшебников позволили Гарри больше узнать о самом важном предмете этого года. Происходящее почти позволяло забыть о жутко скучной макулатуре, которую приходилось читать на уроках Амбридж.
  

* * *

   Третий урок.
   Двойные зелья.
   Когда Гарри и другие ученики вошли в класс, их глазам предстала картина спора. Самым поразительным в этой картине были личности спорщиков.
   - Что вы здесь делаете? - без предисловий потребовала ответа Амбридж.
   - А? Мое присутствие здесь - лишь естественное следствие вашего, - ответил Дамблдор, поглаживая бороду. - Я здесь, чтобы учиться у вас.
   - Учиться у меня? - тупо повторила Амбридж. Ее ставший еще более писклявым голос резко впился в уши Гарри.
   - Ну конечно! - с улыбкой подтвердил директор. - Как главный инспектор, назначенный министерством магии, вы, несомненно, должны обладать большим опытом в обучении детей различным видам волшебства.
   Краем сознания Гарри отметил, что на этом месте Снейп закатил глаза.
   - Следовательно, с моей стороны будет логичным шагом стать вашей тенью, - продолжил старый волшебник.
   - Моей тенью? - снова повторила Амбридж.
   - Именно так, - подтвердил Дамблдор. Потом он вытянул откуда-то хорошо знакомую Гарри вазочку. - Лимонную дольку? - предложил он своей визави.
   - Что? Нет, я не хочу лимонную дольку, - сердито отплевалась розовая ведьма. - Мне кажется, у вас должно быть много более важных дел, чем быть моей тенью.
   - О нет, тут все как раз наоборот, моя дорогая Долорес, - ответил директор, добродушно сверкая глазами. - Теперь, когда я больше не верховный чародей Визенгамота и не президент Международной Конфедерации Волшебников, у меня неожиданно оказалось очень много свободного времени. Годы... нет, десятилетия опыта работы на трех важных должностях одновременно чудесным образом сказались на моих способностях использовать ограниченные временные ресурсы. Можете об этом не волноваться. К тому же, что может быть важнее, чем убедиться в том, что у Хогвартса есть директор, которому все могут полностью доверять?
   Совсем недавно он слушал статью из "Ежедневного пророка" в исполнении Гермионы, и поэтому Гарри легко опознал очень знакомое предложение. Ему даже пришло в голову, что директор готовился к этому заранее, специально подбирая фразы.
   У Амбридж явно возникли трудности с тем, чтобы подобрать достойный ответ.
   - Если это так, то почему вы не следили за мной на моем уроке ЗОТИ этим утром?
   Дамблдор чуть удивленно моргнул, а затем широко улыбнулся.
   - Это отличная идея! Спасибо, Долорес, что указали на мою ошибку. Похоже, я был прав в решении учиться у генерального инспектора Хогвартса. Постараюсь в ближайшее время исправить эту оплошность. Несомненно, ваша методика преподавания произведет революцию в волшебном образовательном процессе!
   Розовая ведьма гневно поджала губы. Но вскоре вспомнила, что у них были зрители, и быстро нацепила на лицо приторную улыбку, но под ней продолжала скрежетать зубами от злости.
   - Прекрасно, - натянуто ответила она.
   Почувствовав, как Гермиона дернула его за рукав, Гарри пошел к своему месту, стараясь скрыть наползающую на лицо улыбку. Хотя Амбридж еще не успела ничего сделать лично ему, беседа с Сириусом на минувших выходных открыла ее намеренье как можно сильнее испортить его любимый предмет. То, как она таращилась на него во время занятий, совсем не улучшало настроение. Картина того, как Дамблдор побил Амбридж ее же собственным оружием, живительным бальзамом легла на душу юного волшебника.
   - Если мы закончили со всякими глупостями, то можете посмотреть свои эссе, - негромко произнес Снейп.
   И вот так приподнятое настроение Гарри погибло мучительной смертью, когда он посмотрел на свое домашнее задание с жирной отметкой "C". Учитывая, сколько работы у него было, он уделил домашней по зельям не очень много времени. Радовало лишь то, что это не "О".
   Убедившись, что правильно понял рецепт, он с осторожностью приступил к варке. С учетом результатов его домашней, последнее, чего он хотел, так это дать Снейпу повод поиздеваться над ним прямо перед Дамблдором. К сожалению, достижению этой цели сильно мешало желание подслушать разговор Амбридж с профессором зелий.
   - Поттер! - вдруг рявкнул Снейп.
   Гарри замер на полпути к тому, чтобы бросить в зелье пару пауков.
   - Прочитайте вслух пятый пункт.
   Гарри начал исполнять требование, стараясь игнорировать то, что весь класс внимательно его слушает. Добравшись до последней фразы, он умолк, осознав, что совершенно не заметил эту часть инструкции. Борясь со стыдом, Гарри закончил читать рецепт.
   - Меня переполняет восторг от вашей неспособности следовать четким инструкциям, Поттер, - прошипел Снейп. - Как видите, мне нужно следить за некоторыми болванами, так как у них есть склонность считать инструкции... необязательными к исполнению, - сказал он чуть менее резким тоном, обернувшись к Амбридж. - Прошу меня простить, мне нужно вернуться к преподаванию, - прежде чем она успела что-то сказать, он прошел к доске и заговорил с учениками.
   Гарри хотел злобно зыркнуть на Снейпа. Очень хотел. Но правда была в том, что сальноволосый ублюдок только что спас его зелье. Положив пауков на стол, он приступил к завершению пятого пункта инструкции.
  

* * *

   Обед.
   - Эй, Гермиона, - пробубнил Рон с полным ртом.
   - Что? - отозвалась она.
   - Мы можем перенести наш завтрашний патруль на попозже? - спросил он, проглотив еду. - Моя тренировка по квиддичу совпадает с патрулем.
   - Ты не мог сказать мне об этом раньше? - хмуро спросила Гермиона.
   - На самом деле, нет, не мог, - сказал Рон. - Анжелина сказала мне про расписание только минут десять назад, когда я вошел в зал. Видишь, я же не ждал до завтра, чтобы сказать тебе об этом.
   Гарри кивнул, подтверждая слова друга.
   Гермиона тяжко вздохнула.
   - Ладно, я попробую поменяться местами с Падмой и Энтони.
   - Сколько времени вы должны патрулировать? - спросил Гарри.
   - Час или полтора, в зависимости от дня, - ответила девушка.
   Хм... похоже, ему нужно будет найти, чем себя занять пока друзья выполняют свои обязанности старост.
  

* * *

   Пятый урок.
   Свободное время.
   Теперь, когда он не ходил на прорицание, у Гарри появилось неожиданное окно в занятиях. Так что по просьбе Гермионы он воспользовался этим временем, чтобы сходить в библиотеку и найти заклятие Экспульсо, о котором Бинс говорил этим утром.
   Бродя по лабиринту из книжных шкафов, столов, лестниц и дверей, Гарри искал книги, в которых могло бы быть это заклинание. Весь поиск сводился к блужданию по секции защитных чар и просмотру корешков книг пока не найдется то, что необходимо. Ну, конечно если книги с заклинанием были не в Запретной секции. Хотя в Хогвартсе и был каталог литературы, в подробностях ему было далеко до маггловских аналогов. Проще говоря, по нему нельзя было найти книгу с конкретным заклинанием или вообще конкретное местоположение книги в определенной секции.
   Просматривая уже пятый по счету том, Гарри услышал, чьи-то шаги. Посмотрев по сторонам, он заметил Сейбер.
   - Здравствуйте, Сейбер, - вежливо поздоровался он.
   - Мистер Поттер, - кивнула она.
   Взгляд Гарри уцепился за меч. Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, что он находится наедине с убийцей. Как ни странно, ее компания его ничуть не смущала. Частично потому что Сейбер посещала некоторые его занятия и частично из-за реакции Шляпы, когда та оказалась на ее голове. Они молча обернулись к полкам, каждый занялся своим делом.
   Двадцать минут спустя Гарри был близок к выводу, что заклинание Экспульсо было достаточно Темным, чтобы оказаться в Запретной секции. Следовательно, поиски пора бросать. Хотя ему и было интересно это заклинание, но в своем любопытстве и упорстве он сильно недотягивал до Гермионы. Двадцать минут блуждания среди книг по большей части исчерпали его лимиты.
   - Вы что-то хотели, мисс Лавгуд? - голос Сейбер вывел Гарри из раздумий. Обернувшись в ее сторону, он обнаружил, что Луна стоит перед ней и напряженно вглядывается в Сейбер. Похоже, она пришла, пока его внимание было сосредоточено на книгах.
   Девушка еще полминуты не мигая смотрела на Сейбер своими широко распахнутыми глазами. Как ни странно, охранница никак не реагировала на это и просто ждала.
   - Вы похожи на нее? - в конце концов, нарушила молчание школьница.
   На кого?
   - В сущности, да, - ответила Сейбер спустя пару мгновений.
   - Я так и думала, - сказала Луна, склонив голову набок. - Как вы себя называете?
   - На данный момент мы намерены хранить эту информацию в тайне.
   - Хм... могу я тогда придумать название?
   Сейбер повернулась к полке, чтобы вернуть на место книгу, которую просматривала.
   - Давая название понятию, ваш разум придает ему форму и смысл. Однако если в терминологии есть неточности, они вводят вас в заблуждение, искажая суть названной концепции, - она снова посмотрела на Луну. - Вы хотите принять на себя этот риск?
   Этот вопрос заставил девушку на некоторое время задуматься.
   - Думаю, я лучше подожду. Тогда могу я хотя бы взять у вас интервью?
   - Интервью? - переспросила Сейбер, вопросительно вскинув брови.
   - Да. Мой отец - владелец журнала "Придира", и я уверена, он будет рад опубликовать статью о пришельцах из иного мира.
   - Не вижу для этого никаких препятствий. Если хотите, я передам ваши слова профессору Тосака.
   - Да, конечно, - просияла Луна.
   Гарри просто стоял и молча смотрел на них, не совсем понимая, что это только что было. К его удивлению, Луна неожиданно повернулась к нему.
   - Привет, Гарри.
   - Э-э, привет, Луна.
   - Я слышала слухи о том, что Корнелиус Фадж планирует ввести военное положение, чтобы предотвратить возможный бунт волшебников. Даже сейчас он продолжает готовить свою армию гелиопатов.
   Гарри замер, пытаясь осознать ее слова.
   - Эм, это верно. Но не совсем.
   - О, так ты уже слышал об этом?
   - Вроде того, - Гарри решил не уточнять, кто вообще такие эти гелиопаты.
   - Так значит, вот почему профессор Амбридж не учит нас ЗОТИ? - спросила Луна.
   Гарри нахмурился, пытаясь поточнее вспомнить тот разговор с Сириусом и Римусом, сравнивая его с тем, что только что услышал.
   - Достаточно близко.
   - М-да... - задумчиво протянула рейвенкловка. - Можешь сказать, что вы изучали на четвертом курсе? Я не хочу отстать и завалить из-за этого мой СОВ по ЗОТИ в следующем году.
   - Хм, мы изучали Непростительные, - ответил Гарри. - Но здесь о них ничего не найдется. Вся информация в Запретной секции, и туда так просто не попасть.
   - Понятно, - сказала Луна.
   - Непростительные? - с любопытством спросила Сейбер, вклиниваясь в их разговор.
  

* * *

   Прорицание.
   - В опасности находитесь не только вы, - заявила Трелони, затравленно бегая глазами по сторонам.
   Скептически осмотрев гадалку, Амбридж сделала очередную пометку в своем блокноте.
   - Да? Тогда кто же еще? - спросила она, даже не стараясь скрыть своего недоверия.
   Мечущийся взгляд Сивиллы уцепился за единственного здесь взрослого человека, который точно серьезно относился к ее словам.
   - Мистер Эмия! - ляпнула Трелони. - В самом ближайшем будущем его жизнь окажется под угрозой.
   Перо Амбридж застыло в середине написания. На ее лице проступило выражение неуверенности, но в следующую секунду оно исчезло. Дамблдор успел заметить это только потому, что находился поблизости.
   - Я? - спросил маг, который сидел напротив Невилла Лонгботтома. Перед обоими лежали дневники снов.
   - Да! Серьезная опасность. Вы должны подготовиться к этому, - подтвердила Трелони.
   Эмия поднялся из-за стола в полный рост. Его внушительная фигура грозно возвышалась над классом, а крепкая мускулатура была хорошо заметна, выступая через плотное боевое одеяние.
   - Вот оно как, - нейтрально произнес он.
   Трелони немного отшатнулась от мужчины, чей образ вмиг наполнился некой угрозой. Амбридж осталась на месте, но все равно заметно съежилась под действием этой ауры.
   - Если наша уважаемая Сивилла права, то думаю, мы должны по мере сил помочь мистеру Эмии с его подготовкой, - произнес Дамблдор.
   - Что? - удивленно вытаращилась Амбридж.
   - Ну конечно же! В конце концов, мистер Эмия охранник. Угроза для него предполагает угрозу для школьников. А учитывая, что он новичок в нашем мире, местные опасности ему незнакомы. Это обязывает нас убедиться, что они достаточно подготовлен к этим опасностям.
   - Подготовка... - неуверенно пробормотала главный инспектор. Дамблдор терпеливо ждал, пока она разберется в той каше, что образовалась у нее в голове. Он хорошо знал обо всех выдумках и страхах Амбридж, так что просто решил сыграть на них. Возможно, в его методах недоставало тонкости и изящества, но, откровенно говоря, Долорес никогда не отличалась пониманием тонкостей, так что просто могла не заметить менее прямой подход.
   - Но он не будет в опасности, - объявила Амбридж.
   - Стоит ли нам полагаться на вероятность? - настоял директор. - К тому же, нет никакого вреда в том, что мистер Эмия будет лучше подготовлен...
   - Я сказала, он не будет в опасности! - почти прокричала она.
   Этот взрыв заставил всех тех учеников, что еще не смотрели на сцену, оторваться от своих работ и уставиться на профессоров. Дамблдор внутренне улыбнулся. Остался всего один шажок, чтобы заставить Амбридж раскрыть то, что она скрывает.
   - Кажется, вы почему-то в этом очень уверены, - заявил Эмия, опережая директора.
   Под всеобщим вниманием на лице ведьмы расплылась ее обычная приторно-сладкая улыбочка.
   - Вы не будете в опасности, мистер Эмия. Как и весь персонал, в стадии рассмотрения вы должны будете пройти аттестацию в качестве охранника.
   - Аттестация?
   - Именно! Одобренные Министерством... специалисты должны прибыть сегодня после ужина, чтобы испытать вас и мисс Сейбер.
   - Понятно.
   - Не беспокойтесь, они будут сдерживаться. В конце концов, это всего лишь проверка, а не реальный бой.
  

* * *

  
   Спустя десять минут импровизированной лекции о Непростительных Гарри запнулся на полуслове, наконец осознав, что сейчас он, по сути, учит этих двоих трем самым Темным заклинаниям волшебного мира. Луна быстро строчила за ним, прикрепив пергамент к трансфигурированному планшету, а Сейбер неотрывно смотрела на парня, впитывая каждое слово.
   - Прощу подробнее остановиться на антимагических свойствах убивающего проклятия, - ровно произнесла она.
   - Ну, это не совсем антимагия. Оно просто проходит сквозь магическую защиту.
   - Понятие включает в себя предметы, воплощенные с помощью чародейской практики под названием трансфигурация?
   - Конечно, - ответил Гарри. - Если бы волшебники могли блокировать Аваду трансфигурировав что-то перед собой, то она не была бы так опасна.
   - Похоже на правду, - вставила Луна. - Предметы, созданные волшебством, непостоянны, потому что состоят из магии. Через некоторое время они исчезают. И теперь благодаря профессору Тосака мы знаем почему.
   Сейбер перевела взгляд с Гарри на Луну, прежде чем вновь вернуться к гриффиндорцу.
   - Примите мою благодарность за этот маленький урок, мистер Поттер.
   - Да, Гарри, спасибо, - добавила Луна.
   - Не за что.
   - Можешь подсказать, что я могу подучить по ЗОТИ для четвертого курса, не заходя в Запретную секцию?
   - Вроде бы есть что-то про отклоняющие чары, - немного подумав, сказал Гарри. - Гермиона нашла их в книге из этой секции, - он неуверенно оглядел полки, пытаясь вспомнить, где искать тот талмуд.
   - Попробуй призвать книгу, - предложила Луна.
   - А это вообще работает? - недоверчиво спросил он.
   - Думаю, да, - ответила девушка, смущенно теребя свое пробочное ожерелье. - В прошлом году я слышала, как семикурсник рассказывал об этом пятикурснику. Кажется, мы недолжны рассказывать это тем, кто не на нашем факультете, но Шляпа говорила, что мы должны сломать то, что нас разделяет, верно?
   Учитывая, что он сам практически прослушал песню этого года, Гарри предположил, что она права. Вытащив палочку, парень сделал соответствующее движение и произнес: - Акцио книга с отклоняющими чарами, - фолиант послушно слетел с полки и прыгнул ему в руки.
   - Еще раз спасибо, Гарри, - с яркой улыбкой сказала Луна.
   - Да нет проблем.
   - Интересно, - задумчиво протянула Сейбер. - Так значит, манящие чары заменяют компьютерную индексацию.
   - О чем вы говорите? - с любопытством спросила Лавгуд.
   - Просто маггловское понятие. Не обращайте внимания, - ответила охранница, оглянувшись на нее.
   - Понятно, - Луна кивнула. - Извините, но мне пора идти, до свиданья.
   Когда рейвенкловка скрылась из вида, Гарри решил еще раз опробовать новообретенные знания.
   - Акцио книга с Экспульсо, - как и в прошлый раз, искомое быстро оказалось в его руках.
   - Вижу, вы пришли сюда по той же причине что и я, - отметила Сейбер.
   - Эм... - выдал Гарри. В ретроспективе он мог бы и сам догадаться. В конце концов, именно она убедила Бинса детально воспроизвести сражение. - Давайте я найду для вас копию. Акцио книга с Экспульсо.
   Следует отметить, что его манящие чары были очень хороши. Так что, когда он произнес заклинание, книга в его руках, дернулась вверх и ударила Гарри по лицу. И так как парень продолжал ее держать, со стороны это выглядело, словно он бьет сам себя.
   - Надеюсь, никто не видел, - саркастически хмыкнул Гарри.
  

* * *

   Шестой урок.
   Двойная защита от Темных искусств.
   Гермиона тихо кипятилась из-за очков, потерянных Гриффиндором за ее активное несогласие с откровенно глупыми постулатами, изложенными в этой книге. Впервые ей встретилась настолько бестолковая литература. Да даже в бульварных маггловских романчиках смысла больше! Не то чтобы она их читала... но все равно! Метнув взгляд в сторону Дамблдора, сидящего за одним столом с гостями из иного мира, девушка заметила, что директор пристально смотрит на Гарри. Покосившись на друга, Гермиона увидела, что тот тоже смотрит на директора.
   Он явно был зол за нее. Гермиону очень тронула такая забота.
   Девушка успокаивающе похлопала друга по ноге, и задумалась: почему Дамблдор спускает Амбридж эти бесчинства? Ведь очевидно, что жаба саботирует их образование.
   Вернув руки на стол, Гермиона вспомнила об идее, пришедшей ей в голову еще на выходных, когда они говорили с Сириусом. Может быть, она все же должна предложить Гарри этот вариант? Хотя, еще непонятно, как он это воспримет.
  

* * *

   Директор на мгновение опустил глаза, жестом предлагая Гарри посмотреть вниз. Когда парень посмотрел на свою книгу, директор выполнил беспалочковое невербальное заклинание, переставив часть букв в книге на другой стороне комнаты.
   Терпение.
   Мгновение спустя Дамблдор отменил волшебство, после чего перевернул страницу своей копии учебника, притворяясь, что очень увлечен содержимым этой макулатуры. Иногда стоит просто подождать и позволить желанной возможности самостоятельно проявить себя. Хотя такой подход может показаться слишком пассивным, но из-за собственноручно созданной ситуации могут возникнуть непредвиденные последствия, а этого сейчас лучше избегать. Тот провал с Локхартом стал для Дамблдора хорошим уроком. Он нанял Локхарта в надежде вывести его на чистую воду, но у Дамблдора и в мыслях не было подвергать детей опасности попасть под Обливейт этого идиота.
   Кроме того, учитывая, что случилось на прорицании, Амбридж, вероятно, скоро сама предоставит ему возможности для удара без вмешательства с его стороны.
   Через пару мгновений после того, как его заклинание развеялось, интуиция директора взвыла, оповещая о том, что он попал под чье-то пристальное внимание. Осторожно оглядевшись, Дамблдор отметил, что Гарри и мисс Грейнджер больше на него не смотрят, так что это точно не они. Только Амбридж изредка украдкой поглядывала в его сторону, но Альбус почему-то был уверен, что то внимание исходило не от нее.
  

* * *

   Райдер выпустила в пространство каплю своего убийственного намеренья, внимательно наблюдая за людьми. В течение прошедшей недели она систематически проверяла боевые инстинкты профессоров. Большинство из них ничего не заметили, но деканы факультетов оказались неожиданно чувствительны к угрозам.
   И, конечно, директор.
   Любопытно.
  

* * *

   Восьмой урок.
   Преобразование материи.
   Отметив, что время урока подходит к концу, Рин приступила к последнему выступлению перед учениками и преподавателями.
   - На следующем занятии мы начнем изучение более полезной мистерии. Круг, создающий барьер, который будет изолировать область от внешней праны. Мистер Эмия продемонстрировал вам его на прошлой неделе. Урок почти закончен, так что если у вас есть вопросы, вы можете их задать.
   Вверх поднялось несколько рук.
   - Говорите, мистер Малфой.
   - Какая польза от этого магического круга? Что толку от работы маггловских приборов в Хогвартсе?
   Рин весело хмыкнула.
   - Я так понимаю, вам нет дела до электроники? - спросила она и, увидев утвердительный кивок, продолжила: - Могу сказать, что множество магов согласились бы с вами.
   Эта новость явно стала для Драко приятным сюрпризом.
   - Вне зависимости от особенностей той демонстрации, от такого барьера может быть и другая польза, - сказала Рин. - Кто-нибудь хочет предположить, какая?
   Как уже успело сложиться, преподаватели дали детям некоторое время на раздумья и только когда убедились, что ответов не последует, сами вступили в беседу. На этот раз первое слово досталось медперсоналу замка.
   - Существует ряд целительских заклинаний, которые можно творить только в слабомагической среде, - произнесла мадам Помфри. - Тоже ограничение на внешние условия есть у некоторых зелий. По превалирующей в научных кругах теории, в процесс создания этих зелий и заклинаний вмешивается внешняя магическая энергия. Если этот преобразующий круг может блокировать рассеянную магию, то с ним мы сможем творить эти заклинания и варить зелья на территории Хогвартса и других волшебных районов.
   - Верно, - подтвердила Рин. - Есть и другие варианты, но мы рассмотрим их на следующем уроке. Еще вопросы?
   Руку подняла девушка, сидевшая за одним столом с Амбридж.
   - Мариэтта Эджком, шестой курс. Мы будем изучать другие магические круги с демонстрации?
   - Не совсем, - Рин покачала головой. - Круг духовного исцеления на самом деле очень сложен для любого, кроме профессора Мато. Что же касается последнего круга... вы уже поняли значение подобных заклинаний?
   - Значение? - непонимающе повторила ученица.
   Во взглядах большей части присутствующих появилось неприкрытое любопытство.
   - Кажется, эта тема интересна многим. У кого-нибудь есть идеи?
   Никто не вызвался. Рин отметила, что профессора, похоже, были в таком же недоумении, как и дети. Хотя основной целью той демонстрации было не обучение, оно все равно оставалось на втором плане.
   - Преобразование материи можно использовать для усиления людей с низким магическим потенциалом или происходящих из слабых родословных.
   Шок.
   Настороженность.
   Согласие.
   Неодобрение.
   Гамма чувств на лицах слушателей заставила Рин притормозить.
   - Я сделала какое-то неуместное замечание? - спросила она, вопросительно изогнув бровь.
   - Ах, просто наше младшее поколение еще не получило достойное образование по данной теме, - сказала Амбридж, улыбаясь. В этот раз выражение ее лица, похоже, было искренним. - Вы считаете, что некоторые родословные превосходят другие?
   - Конечно, - на ум Рин сразу пришли Бартомелои. - В этом измерении это не так?
   По классу прошел разноплановый ропот, а лицо Амбридж вдруг стало очень самодовольным.
   - Мнения относительно чистоты крови иногда расходятся. Не могли бы высказать собственные взгляды на этот вопрос?
   Рин отметила, что многие профессора явно недовольны происходящим. Особенно ярко это выражалось у заместителя директора МакГонагалл. Еще нужно отметить, что мнения учеников сильно разнились от полного согласия до резкого неприятия на фоне изрядной доли общего замешательства.
   Было вполне понятно, что своим высказываньем Рин подняла очень сложную для местных тему.
   Прежде чем рваться в бой, желательно произвести разведку.
   - Боюсь, мы не знаем, что подразумевает под собой термин "чистота крови", как не в курсе связанных с ним проблем. Не будете ли вы так любезны прояснить для нас этот момент?
   Амбридж поднялась с места и начала долгую речь. В отличие от того раза, когда она говорила о важности правильного подхода к обучению, в ее словах было меньше снисходительности и куда больше искренней веры. По ходу импровизированной лекции все больше профессоров явно обозначали свое недовольство тем, что слышат.
   - ...И очень трагично то, что истинно чистокровные семьи встречаться все реже из-за всех тех маггловских примесей, которых становиться все больше, - почти рыдая, возвестила Амбридж. - Хуже того, некоторые семьи совсем перестали заботиться о сохранности чистоты своего наследия.
   - Тут есть, о чем подумать, - произнесла Рин, подмечая явную злость, проявившуюся на многих лицах. Ей совсем не хотелось повторять свою ошибку, говоря еще что-то, что может вызвать такую реакцию у аборигенов. К счастью, своей лекцией Амбридж успешно сдвинула фокус недовольства с Рин на себя, поэтому она как правильный маг решила воспользоваться предоставленной возможностью.
   - Итак, подводя итог вашим словам: чем меньше немагического наследия в родословной, тем сильнее личный потенциал волшебника? И кроме того становится все сложнее найти семьи, в чьих жилах практически нет немагических примесей?
   - Да, верно. Вы все очень лаконично упростили, - согласилась розовая ведьма.
   Отлично. Зная точную позицию Амбридж, будет куда легче найти места, в которые можно бить. Другими словами, вместо того, чтобы править свой образ в глазах аудитории, Рин попытается еще больше ухудшить положение Амбридж. В данном случае такой подход будет гораздо эффективнее, чем построение и доказательство собственной позиции. Политики очень часто используют подобные приемы.
   - Предполагаю, что существуют заклинания и ритуалы, которые помогают нивелировать негативные последствия? Или, возможно, зелья?
   - Что за негативные последствия? - неуверенно переспросила Амбридж, удивленно хлопая глазами.
   Стоп.
   Подождите, что?
   - Безрассудная селекция аристократических фамилий, - пробормотала Сакура на родном языке.
   Рин подавила желание содрогнуться от отвращения и ужаса. Хотя в Японии браки двоюродных родственников были в порядке вещей, но речь Амбридж явно указывает на последовательную практику близкородственных связей.
   - Профессор Амбридж, скажите, вам знакомо такое понятие как решетка Пеннета?
   - Нет, - похоже, поворот темы ввел Долорес в еще большее недоумение.
   - Кто-нибудь знает? Персонал или ученики? - Рин переадресовала вопрос аудитории.
   Вверх поднялись руки только двух людей, Гермионы Грейнджер и Альбуса Дамблдора.
   - Как насчет генетической теории Менделя?
   Все те же две руки.
   - Попробуем что-нибудь попроще, - заговорила Сакура. - Кто-нибудь знаком с аббревиатурой "ДНК"?
   В этот раз среди учеников оказалось гораздо больше знакомых с темой. Однако в то же время многие не понимали, о чем вообще идет речь. К профессорскому сектору добавилось только четверо: Минерва МакГонагалл, Северус Снейп, Поппи Помфри, и Чарити Бербидж.
   - Кто может сказать, как расшифровывается эта аббревиатура?
   Почти все руки вновь опустились. Круг замкнулся, в воздухе остались все те же две руки, что и в самом начале опроса. Сакура уже собиралась сказать что-то еще, но прервалась, заметив, как поднимается еще одна рука. Поняв, что кто-то нашел ответ, Сакура кивнула ученице.
   - Луна Лавгуд, четвертый курс. ДНК расшифровывается как дезоксирибонуклеиновая кислота. Это структура внутри клеточного ядра, содержащая генетическую информацию организма, - прочитала по учебнику блондинка.
   - Правильно. Если вы не возражаете, я бы хотела спросить, что это за книга?
   - Это учебник по маггловской науке. Книга называется "Биология".
   - Кхе-кхе, - встряла Амбридж. - Почему вы спрашиваете о маггловской науке? - спросила она со своего места. - Какое это имеет отношение к волшебной чистоте крови?
   - Если ваш генофонд ограничен и становится все меньше с течением времени, то основы генетической наследственности связаны с этим напрямую, - вежливо ответила Сакура.
   - Я не верю, что маггловская наука может иметь важность в вопросах волшебных родословных, - надменно заявила Амбридж. - Согласно этому учебнику, магглы считают, что внутри наших тел есть какие-то клетки и кислота. Это абсурд.
   Рин и Сакура обменялись выразительными взглядами. Если некто отказывается верить установленным фактам, что тут еще скажешь? Что они вообще могли с этим поделать?
   В утверждениях Амбридж есть доля истины. Родословные не равны и осторожная селекция способна привести к увеличению магического потенциала. Однако получить негативные последствия от инбридинга было гораздо легче. Причем повредить таким образом магические цепи нового поколения на порядок проще, чем заработать физическое заболевание. В итоге, теория чистокровности, проповедуемая Амбридж, для магов была совершенно неприемлема. За подобную безумную практику легко можно было заработать метку еретика и награду за голову от семей, посчитавших такие действия оскорблением всего, за что они стоят.
   Магические семьи были очень осторожны с введением новой крови в свой род, дабы предотвратить опасность получения нежелательных результатов и общего сокращения генофонда. На самом деле, существуют даже семьи, которые специализируются на выведении селекционных партнеров для магов, в то время как сами чародейство не практикуют. Мать Рин и Сакуры, Аои Тосака, в девичестве Зенджоу, сама не обладала цепями, но была одной из таких специально выведенных людей. Качественный скачок в следующем поколении семьи Тосака говорил сам за себя.
   Но невзирая на это, важнее было то, что, по-видимому, большая часть магического общества этого мира с упорством, достойным лучшего применения, погребала себя под горой невежества. Неужели надменное неприятие Амбридж - это признанный курс местной правящей верхушки? Этот вывод был неприятен, но куда более значим, чем сама тема "чистоты крови".
   - Существуют ли иные точки зрения на эту проблему? - спросила Рин у аудитории.
   Прежде чем Амбридж успела что-то сказать, МакГонагалл ухватилась за возможность выразить собственное мнение.
   - Исходя из нескольких десятилетий моего собственного опыта обучения учеников Хогвартса, могу с уверенностью сказать, что чистота крови не влияет на волшебные силы. Перед моими глазами проходили бездари и самородки из числа чистокровных, полукровок и магглорожденых. Ни одна из этих групп не проявляла какого-либо превосходства над другой
   - Значит, общего мнения относительно чистокровности не существует? - спросила Сакура.
   - Верно, - произнес Дамблдор, привлекая внимание аудитории. - Этот вопрос довольно спорный. В конечном счете, важно не то, кто кем рождается, а то, кем люди становятся и как проживают свои жизни.
   - Хорошо сказано, - искренне согласилась Сакура.
   - Ну что ж, можно с уверенностью утверждать, что между нашими методами усиления магических родословных есть большая разница, - дипломатично сказала Рин, пытаясь уйти от спорной темы. Прежде чем продолжать такие дискуссии было бы лучше сделать дополнительные исследования относительно местной политической ситуации.
   К сожалению, кое-кто хотел, чтобы этот разговор двигался дальше.
   - Ах, пожалуйста, просветите нас относительно ваших методов, - сладко, но непреклонно пропела Амбридж. - Вы слышали... разные мнения нашего общества. Будет справедливо, если вы представите нам свое.
   С такой постановкой вопроса от ответа уклониться уже невозможно. Подавив тяжкий вздох, Рин повернулась к доске, стерла последнюю запись и начала писать.
   - Считайте это дополнительной темой урока, - сказала она аудитории.
   Прогресс:
   > Усиление положительных признаков;
   > Снижение отрицательных признаков.
   Борьба с регрессом:
   > Предотвращение снижения положительных признаков;
   > Недопущение роста отрицательных признаков.
   Новая тема урока собрала несколько неуверенных взглядов и вызвала шелест шепотков.
   - Научные постулаты, лежащие в основе развития магического рода и недопущения его впадения в стагнацию и как следствие регресс. Обратите внимание, что речь идет о работе в течение нескольких поколений. Проще говоря, как убедиться в том, что следующее поколение превзойдет предыдущее? Как каждый человек в этом классе может гарантировать, что его или ее дети превзойдут их самих?
   - Дети? - неуверенно повторила МакГонагалл.
   - Да. Улучшение магической родословной - это не усиление определенной личности. Речь идет о закладке фундамента для совершенствования следующего поколения, - на лицах многих зрителей были явные признаки отсутствия понимания. - Позвольте объяснить иначе. Кто здесь из чистокровной семьи? - вверх поднялось несколько рук. - Мистер Малфой, - обратилась она к ближайшему человеку. - Верно ли то, что вы наследник рода Малфоев?
   - Да, - с гордостью ответил он.
   - Вы сильнее своего отца?
   Когда смысл вопроса, наконец, дошел до него, улыбка вмиг исчезла с лица Драко.
   - Простите?
   - Вы более могущественный волшебник, чем ваш отец? - пауза. - Если это так, то кровная линия Малфоев развивается. Однако если вы слабее своего отца, то ваша линия находится в стагнации и под угрозой регресса. Итак, Драко, вы сильнее своего отца?
   По Хогвартсу разнесся звонок, возвещающий о завершении занятий. Тем не менее никто не сдвинулся с места. Каждый человек в классе с болезненным любопытством ожидал развязки этого разговора. Признает ли Драко, что он сильнее своего отца, человека, которым он всегда хвастался и восхищался, или же он скажет, что слабее, подразумевая, что род Малфоев регрессирует?
   - Едва ли такая постановка вопроса справедлива, - разорвал тишину бархатный голос. Прежде чем продолжить, Снейп слегка фыркнул, демонстрируя свое отношение. - Отец мистера Малфоя на десятилетия превосходит его в опыте.
   - Хорошее замечание, - признала Рин. - Профессор, вы говорили, что преподавали в Хогвартсе в течение десятилетий, верно? - спросила она, повернувшись к МакГонагалл.
   - Да.
   - Вы случайно не учили отца Драко?
   - Да, учила.
   - Не могли бы вы, не вдаваясь в конкретику, сказать нам, превосходит ли Драко своего отца как волшебник по сравнению с тем, каким он был на пятом курсе?
   - Вы хотите сказать... - прищурившись, произнесла профессор трансфигурации.
   - Что вы можете оценить, развивается род Малфоев или нет, - вот и все, маневр удался. Рин несколькими фразами повернула разговор в нужное русло. Добавила несколько напряженных моментов и подвела все к завершению. Эффективный подход. - Но, конечно, было бы неправильно раскрывать конфиденциальную информацию без соответствующим образом оформленного разрешения.
   - Конечно, - с осторожностью согласилась МакГонагалл, явно не понимая, к чему все идет.
   - Однако, мистер Малфой, есть один факт, который вы не учли, - сказала Рин, возвращая внимание к ученику. Прежде чем продолжить, она позволила Драко провести пару секунд в нервно-озадаченном состоянии. - Вы изучаете две новые формы магии, неизвестные вашим родителям. Так что вы уже позитивно обогащаете род Малфоев.
   Было интересно наблюдать, как понимание и облегчение одновременно проявляются на лице парня.
   - Это же касается всех в этом классе, а не только мистера Малфоя, - Рин подвела свой тактический ход к кульминации. Момент, где каждый ученик может быть польщен и счастлив. - Для первого пункта на доске есть два простых ответа, - продолжила лекцию Рин. - Во-первых, обучение новой магии, - вдруг, весело улыбнувшись, она начала снимать с себя пальто. - И во-вторых, щедрые пожертвования Хогвартсу, обеспечивающие будущим поколениям более обширный образовательный процесс. Так что не забывайте заботиться о своей школе после ее окончания.
   Сняв пальто, она засучила левый рукав блузки и направил немного праны в узор зеленых линий на предплечье.
   - Профессор Амбридж спрашивала, как маги в нашем мире увеличивают силу семьи с течением поколений. Скажите, в вашем измерении существует такая вещь, как родовая магическая метка?
  

* * *

   В то время как весь класс таращился на зеленые линии и пытался уложить в голове саму возможность реальной передачи части своей магии другому человеку, ум Дамблдора метался, пытаясь просчитать возможные последствия последнего маленького откровения Тосаки.
   В первую очередь он задался вопросом, почему она вообще раскрыла эту информацию. Правда, технически, он сам вместе с Поппи и Аластором уже видел метку, но тогда не было никаких указаний на то, что именно предстало их глазам. Так зачем показывать и рассказывать? Тем более что Тосака уже успешно развеяла возникшее напряжение.
   Конечно! Вдруг директора поразило озарение.
   Авторитет. Все дело в нем.
   Слухи о том, что иномиряне не могут сотворить даже простейшие заклинания, уже активно курсируют по школе. Это был ответ Тосаки на любые сомнения в том, что они способны колдовать. Главный вопрос в том, поверили ли ей.
   Сам Дамблдор четко чувствовал, что она говорит правду.
   - С помощью этого вы колдуете без палочки? - спросил шестикурсник со Слизерина.
   - Те заклинания, что хранятся в нем, да. Но метка не нужна для обычных Мистерий. Например, у мистера Эмии нет родовой метки, тем не менее он способен творить заклинания без Мистического знака.
   Второй темой были долгосрочные последствия. Если Тосака поделится с волшебным миром методом создания меток, то потрясение будет ужасающим. Магические рода получат реальное доказательство своего возвышения над остальными. Вообще-то, метки не совсем связаны с вопросом чистокровности, но результат будет тем же: чистокровные станут смотреть на полукровок и магглорожденых с превосходством, что чревато дальнейшим углублением и эскалацией противоречий, которые и так разрывают их общество.
   И это было только одно откровение иномирян. Так или иначе, Дамблдор считал, что это только верхушка айсберга. Учитывая обыденность того, как Тосака признала, что одни родословные могут быть сильнее других, там явно было больше представленного сегодня. Если судить по постулатам на доске, то, в отличие от приверженцев чистокровности, которые просто повторяют бездоказательные речи и надуманные аксиомы, эти маги систематически разрабатывали пути совершенствования своих родословных. Они даже включили в свой анализ маггловскую науку.
   Похоже, гости из иного измерения могут стать для волшебного мира реальной угрозой.
  

* * *

  
В связи с предстоящей аттестацией охранников ужин закончился раньше обычного. Еще до того, как еда заполнила тарелки, Амбридж объявила о событии на весь зал и пригласила всех учеников остаться посмотреть. При этом она выглядела донельзя довольной.
   Когда все поели, гриффиндорцы со слизеринцами выстроились на одной стороне зала, а другие два факультета на другой. Столы убрали, освобождая в центре площадку, как было на единственном собрании дуэльного клуба три года назад, но в отличие от того раза помоста для бойцов не было. Все преподаватели равномерно распределились среди учеников, чтобы в случае чего защитить их от шальных заклинаний.
   Осматриваясь по сторонам, Гарри отчетливо чувствовал, что сегодняшний бой будет совершенно отличаться от той давней дуэли между Снейпом и Локхартом.
   Дальнейшие размышления на этот счет быстро вылетели из его головы, когда двери Большого зала неожиданно отворились. Амбридж впорхнула в помещение, как обычно слащаво улыбаясь всем и каждому, но сегодня этот уже привычный раздражитель быстро ушел на второй план, скрывшись в тени четырехметровой туши боевого тролля, следовавшего сразу за ней. Розоватое нечто и монстр собрали на себе столько внимания, что большинство зрителей упустило из виду седого человека, одетого в коричневое пальто, вошедшего вслед за ними.
   Боевой тролль не был для учеников совсем уж в новинку. Им уже доводилось видеть пару таких два года назад около портрета Полной дамы после попытки Сириуса Блэка проникнуть в гриффиндорскую башню. Подобные тролли были куда умнее и опаснее дикарей вроде того, которого Гарри и Рону чудом удалось нокаутировать на первом курсе. Даже взрослый волшебник дважды подумает, прежде чем связываться с этими тварями.
   - Думаю, этот тролль из Гринготтса, - прошептал Рон, опознав знак на ошейнике существа.
   В отличие от давешних охранников портрета, этот боевой тролль был с ног до головы закован в пластинчатый доспех. Узнать, что перед тобой не оживленная магией статуя, можно было только благодаря открытому шлему. В руках тролля была массивная алебарда, а на поясе висел меч. Тролль уверенно шел вперед, внимательно оглядывая толпу своими маленькими глазами. Во взгляде существа явственно читались ум и хитрость. Несмотря на свой прошлый успех в столкновении с подобным созданием, Гарри совершенно не хотел связываться с этим представителем тролльего племени. И, судя по шепоткам других учеников, такие мысли были не у него одного.
   Дойдя до середины Большого зала, Амбридж громко кхекхекнула.
   - Позвольте представить вам мистера Джона Долиша, высококвалифицированного мракоборца из аврората Министерства магии... И гринготтского тролля-охранника. Они призваны оценить способность мистера Эмии и мисс Сейбер выполнять обязанности по охране школы и для этого проведут два учебных поединка.
   Сейбер спокойно шагнула вперед, поправляя перчатки.
   - Я должна биться с обоими или это будут дуэли? - произнесла она. Ее ровный голос без намека на сомнения разнесся по всему залу. В ответ на ее смелые слова ропот учеников разразился с новой силой.
   - Черт побери, а она уверена в себе, - пошептал Рон, озвучивая мысли большей части аудитории.
   "Захват подразумевает, что мой противник пережил встречу. Нет, у меня нет большого опыта в захвате магов", - вспомнилось Гарри.
   - Думаю, у нее есть для этого основания, - прошептал он в ответ.
   - Честно говоря, я не уверена, что было бы уместно выставлять против вас аврора, прошедшего министерское обучение, - надменно произнесла Амбридж.
   - Верно, - подала голос Тосака. Она была на другой стороне комнаты, среди рейвенкловцев. - Бой между Сейбер и волшебником будет несправедлив.
   - Я рада, что вы вняли голосу разума, профессор Тосака, - довольно ответила главный инспектор Хогвартса. Ее губы вновь расплылись в жутковатой улыбке. - Итак, мисс Сейбер будет сражаться с троллем, а мистера Эмию проверит аврор Долиш.
   Толпа по обеим сторонам комнаты недовольно загалдела.
   - Тролль против Сейбер?! Но это же слишком опасно! - воскликнула МакГонагалл.
   - Гоблины уверили меня, что он прекрасно понимает, как следует проводить бой... - Амбридж умолкла, уставившись на картину: Сейбер четким шагом целенаправленно двигалась к троллю. Блондинка остановилась на расстоянии вытянутой руки (человеческой) перед четырехметровым существом. Будучи чуть выше полутора метров, голова Сейбер доходила только до середины бедра противника, но во взгляде, которым девушка смотрела в глаза противнику, не было ни намека на страх или неуверенность.
   От этого молчаливого столкновения взглядов на Большой зал опустилась тишина.
   Гарри вынужден был признаться себе, что его поражает несокрушимая уверенность Сейбер. Это было далеко не самодовольное высокомерие вперемешку с презрением, что источал вокруг Малфой, а нечто совершенно иное. Можно сказать, даже возвышенное.
   - Кхм. Ну, кажется, у мисс Сейбер нет возражений по этому поводу. Так что, если жалоб больше нет, мы можем начинать.
   Как только прозвучали последние слова Амбридж, тролль нанес резкий фронтальный удар.
   Сейбер быстро сдвинулась, повернув тело, и легко ушла из-под атаки.
   Не дожидаясь ответных действий, тролль атаковал снова, на этот раз взмахнув оружием параллельно полу приблизительно на уровне шеи своей противницы, которая тут же нырнула под свистнувший клинок. Из полусогнутого положения Сейбер отскочила назад, выходя из зоны доступа оружия врага.
   Амбридж в панике завизжала, испугавшись летающей стали в непосредственной близости от себя. Долиш схватил ее за руку и потащил в сторону. Когда лишние люди покинули поле боя, воины уже стояли друг перед другом, готовясь продолжить. Тролль поднял секиру в защитную позицию, а Сейбер вытащила из ножен меч.
   Оружие было красиво. Даже с большого расстояния Гарри заметил элегантность меча. Дизайн рукояти и клинка великолепно сочетался с ножнами. И отсутствие инкрустации драгоценными камнями, как у меча Гриффиндора, совершенно не влияло на впечатление.
   Сейбер бросилась в атаку.
   Гарри практически ничего не знал о боях на мечах, поэтому не смог бы хорошо описать то, что происходило перед его глазами. Хотя его знаний было достаточно, чтобы понимать, что тролль должен обладать преимуществом в силе и расстоянии ударов, но почему-то мечница легко парировала и с изяществом уходила от атак на любой дистанции.
   - Тролль умеет фехтовать? - пораженно выдохнул Финниган. Присмотревшись, Гарри, наконец, понял, что монстр не просто пытается ударить верткую маленькую цель перед собой, но на самом деле сошелся с ней в настоящем танце стали, точно чередуя парирования и атаки своим громоздким оружием. В один момент тролль даже попробовал достать Сейбер тупой стороной алебарды, после взмаха сразу поведя оружием назад. Тем не менее, несмотря на мастерство чудовища, ни один удар не прошел.
   Вдруг тролль с рычанием резко сократил разорванную ранее дистанцию и мощным движением опустил свое оружие сверху в низ. Сейбер небрежно уклонилась от удара, позволяя алебарде выбить немного каменного крошева из пола, после чего подняла правую ногу и опустила на обух.
   Тролль резко поднял оружие верх и в сторону, словно перекидывал землю лопатой. Четырехметровая гора мышц - это не шутки, так что это действие, естественно, отправило Сейбер в полет. Каким-то неведомым образом, словно предвидев такой поворот, мечница сделала сальто и изящно приземлилась на ноги.
   Все происходило невероятно быстро. Никто из зрителей не был готов к тому, что бой с самого начала превратится в такой шквал размывающихся ударов. Только теперь, когда сражение добралось до второй паузы, они начали осознавать то, что видели их глаза.
   Тролль выронил алебарду, металлический лязг об каменный пол заполнил Большой зал новой волной эхо. Монстр схватился правой рукой за левое локтевое сочленение доспеха. Когда он убрал руку, все увидели, что его перчатка окрасилась красным. Взгляды многих зрителей тут же метнулись к мечу Сейбер. И действительно, на лезвии виднелись явные следы крови. Гарри даже не мог вспомнить, когда, между последним ударом чудовища и приземлением, она успела атаковать.
   - Некоторые чувства можно выразить лишь в битве, - заявила Сейбер, разрывая тишину, опустившуюся на Большой зал. - Каждый удар несет мне песнь вашего боевого духа.
   Гарри совершенно не понимал, о чем она. Сейчас он осознавал только то, что этот тролль в тысячи раз превосходит того увальня, с которым он встретился на первом курсе.
   Тролль зашагал вперед.
   Восемь метров.
   Продолжая двигаться, он выхватил свой меч. Полутораметровый железный клинок был длиной с Сейбер.
   Пять метров.
   Охранница не двигалась. Она просто расслабленно стояла на месте с опущенным мечом, похоже, совершенно не заботясь о надвигающейся туше.
   Три метра.
   Тролль уже достиг расстояния удара.
   Полтора метра.
   Тролль замер примерно на том же расстоянии от соперницы, как в начале боя. Никто не проронил ни звука. В густой тишине Большого зала можно было расслышать потрескивание зачарованных огней на факелах и свечах.
   Бойцы начали двигаться одновременно. Оба неспешно сместились назад и вбок по часовой стрелке, выходя из зоны досягаемости оружия противника. Затем, остановившись на долю секунды, они выставили мечи перед собой и столь же неспешно направились навстречу друг другу, пока их клинки не скрестились.
   Дзынь!
   Сейбер превратилась в вихрь стали, явно превысив ранее демонстрируемую скорость. Тролль напрягал все силы, чтобы поспевать за своей соперницей, и не думавшей сбавлять темп. Охранница еще сильнее сблизилась оппонентом, и лязг металла о металл стал еще громче.
   Все произошло очень быстро, но Гарри, каким-то чудом краем глаза удалось поймать момент, когда очередной удар Сейбер достиг колена тролля. В следующее мгновение она отступила назад. На ее клинке оказалась новая порция крови.
   Яростно рыкнув, тролль сделал горизонтальный выпад на максимальное расстояние, стараясь достать виновницу своей раны. Сейбер же быстро ушла из зоны досягаемости.
   Но расчет был неверен.
   Меч монстра вытянулся.
   Гарри понял это только когда все уже произошло. Меч существа состоял из связанных сегментов, так что, разделившись, он смог легко достать до Сейбер...
   ...которая небрежно взмахнула мечом и отрезала кусок этого "хлыста".
   Верхняя часть теперь-уже-не-совсем-меча отлетела в сторону, а тролль замер на месте, шокировано пялясь то на Сейбер, то на остатки оружия у себя в руке. Через несколько секунд он издал какой-то гортанный скрипучий звук.
   - К чему такое удивление? - произнесла Сейбер. - Вы уже опробовали мои навыки владения мечом. И после этого такое уверенное шествие вперед было обязано иметь под собой скрытое основание. Хитрость или магия, я была готова к обоим вариантам.
   - Она говорит на тролльем? - удивленно прошептал Гарри.
   - Думаю, это гоббледук, - шепнул в ответ Рон.
   - Скорее она поняла, о чем он, по его поведению, - присоединилась к ним Гермиона. - А почему ты решил, что это гоббледук?
   - Билл выдавал что-то подобное, когда говорил с гоблинами.
   Следующее действие Сейбер застало зрителей врасплох. Особенно странным это выглядело на фоне сражения, бушевавшего мгновение назад.
   Она достала платок и вытерла кровь со своего меча, а потом спокойно вложила его в ножны. Эта картина так всполошила Амбридж, что она выдала следующую фразу без своей вечной писклявой приторности:
   - Вы сдаетесь?
   - Он разоружен, - спокойно произнесла мечница, посмотрев на инспекторшу. - Этого результата вполне достаточно для аттестации.
   От ее ответа Амбридж подавилась словами и что-то тихо забормотала себе под нос.
   Следующая реплика, разнесшаяся по Большому залу, пришла из весьма неожиданного источника.
   - И это, дети, отличный пример честной игры, - объявила Стебль. - Когда есть возможность, нужно выигрывать милостиво, не сокрушая соперника лишь ради самого процесса.
   Закончив говорить, она захлопала в ладоши, и естественно, ее ученики последовали примеру своего декана. Вскоре аплодировала уже вся аудитория. Даже у Амбридж не было выбора, кроме как присоединиться, хотя и через силу.
   Сейбер отвернулась от тролля и пошла к выходу с открытой площадки, но ее остановил вопрос:
   - У вас есть опыт борьбы с троллями, Сейбер? - спросил Снейп.
   - Нет, - ответила она. - Но в прошлом мне доводилось сражаться с великанами. Точнее будет сказать, cewri.
   - О, правда?! - воскликнул Дамблдор. - Очень интересно! В нашем мире этот подвид великанов вымер тысячи лет назад.
   - Вот как? - нейтрально произнесла Сейбер.
   - Да, видите ли, король Артур в свое время вел кампанию по их искоренению. После этого они так и не смогли восстановить свою популяцию.
   - Понятно, - ответила она после небольшой паузы, после чего возобновила движение к своему месту около мистера Эмии.
  

* * *

   Как Широ и ожидал, Амбридж пришлось признать, что Сейбер соответствует занимаемой должности, хотя даже слепой мог видеть, как ей этого не хотелось. Хотя он сам избегал политики, как чумы, ему приходилось видеть свою долю махинаций Часовой башни, поэтому Широ вполне осознавал, что Амбридж планировала использовать эту аттестацию в своих играх. Тот факт, что она призвала студентов наблюдать за боями, намекал на ее желание продемонстрировать всем свое превосходство. "Неожиданная" победа Сейбер означала, что для того, чтобы Амбридж окончательно не села в лужу, аврор просто обязан победить.
   Чтобы обезопасить зрителей от шальных заклинаний, для второй аттестации в центре зала установили дуэльную платформу. Она представляла собой длинный постамент шириной около двух метров. Широ не понимал, почему ее не сделали сразу. "Возможно, местные посчитали, что для немагического спарринга нужна более открытая местность?" - думал он, вставая на свое место.
   - Кхе-кхе. Мистер Эмия, - обратилась к нему Амбридж.
   - Что? - спросил Широ не отрывая глаз от Долиша, вставшего с другой стороны. В руках аврора была палочка.
   - Вы можете вынуть свой кинжал... Азот.
   - Ах, вот вы о чем, - пауза. - Я не использую его в бою за исключением особых случаев, - эти слова явно удивили окружающих.
   - Вы планируете - как вы это называете - беззнаковую дуэль?
   Широ кивнул.
   - Отлично, - просияла Амбридж. - Если вы хотите сражаться без Мистического знака, это ваш выбор. Есть еще какие-то вопросы?
   - Вы говорили, что маггловские бои не допускаться, - спросил Широ. - Как насчет оружия, созданного магией?
   - Если вы хотите биться со мной как маггл вместо того, чтобы использовать палочку, это ваше дело, - фыркнул в ответ Долиш, прежде чем ведьма успела что-то сказать.
   - Спасибо, - искренне поблагодарил его Широ.
   - Готовы? Начали! - объявила Амбридж.
  

* * *

   Анализируя ситуацию, Широ исходил из трех постулатов.
   Мракоборцы - это элитные бойцы местных правоохранительных органов, которые охотятся на волшебных преступников.
   Волшебники могут творить заклинания, используя одно-два слова.
   Взрослые волшебники способны с легкостью выполнять пространственные перемещения.
   Проще говоря, Широ будет сражаться с эквивалентом запечатывающего охотника Башни, обладающего доступом к подобию Высокоскоростных Божественных Слов и способного на использование ограниченного спектра Истинной магии.
   Наиболее схожей ситуацией можно было назвать его столкновение с Кастер, однако присутствовали и значительные отличия. В первую очередь, отличались окружение и логистика. Кастер успела накопить значительный объем праны и подготовить территорию, Долиш же прибыл в Хогвартс только около получаса назад. Следовательно, в сравнении со Слугой его использование высокоуровневой магии должно быть ограничено. Этот вывод также подкрепляло наличие зрителей. Конечно, есть способы свести последний фактор на нет, и к этому следует быть готовым.
   На первый взгляд, у Долиша не было ничего магического, кроме палочки. Значит, либо у него нет других инструментов, либо предметы хорошо скрыты. Учитывая род деятельности Долиша, верилось только в последнее, поскольку выходить на бой, вооружившись одной лишь палочкой - это несусветная глупость.
   Но, несмотря на сложности, ситуация предоставляла отличную возможность для получения информации. Учитывая, что Амбридж продолжала планомерно саботировать уроки защиты, этот поединок, вероятно, надолго останется для них единственным шансом воочию увидеть боевые Мистерии этого мира. А предполагаемая нелетальность мероприятия позволяла выполнить желание Рин для получения максимальной отдачи от эксперимента в относительно контролируемых условиях. Так что в дополнение ко всем ожидаемым трудностям Широ должен заставить своего оппонента продемонстрировать как можно больше.
   В итоге Широ оставалось только на сто процентов согласиться с предсказанием Трелони о серьезной опасности.
  

* * *

   - Trace. On.
   В такт арии прана начала укреплять тело Широ. Руки взлетели вверх, привычно выхватывая из воздуха пару формирующихся клинков. Для этого боя он предпочел Черные Ключи. Эти орудия Святой Церкви были достаточно крепки, чтобы легко пробивать бетон, и в случае нужды могут быть дополнительно усилены. Как правило, их более чем достаточно против средних магов. К тому же, в случае их разрушения - а такое случалось частенько - он мог просто создать новые, не вызывая никаких подозрений. Плюс к этому, с ними он мог использовать не только навыки прошлого владельца, но и свои собственные. Конечно, Черные Ключи и близко не стояли с его излюбленным оружием, унаследованным от Арчера, но ради сокрытия своих особых способностей за эти годы ему очень часто приходилось пользоваться именно ими.
   Долиш взмахнул палочкой, направив ее на Широ.
   - Ступефай! - красный луч покинул его мистический знак и пошел вдоль дуэльной платформы.
   Семь метров.
   Широ ждал...
   Пять метров.
   ...и ждал...
   Четыре метра.
   ...и ждал...
   Три метра.
   ...немного растерялся.
   Полтора метра.
   Спокойно установил один из клинков на пути луча.
   Контакт.
   Красный луч со звоном ударился о лезвие и создал небольшой взрыв. Проверив Структурным анализом свое оружие, Широ на основании урона и того, что успел ощутить от рабочего тела заклинания, оценил его силу не выше ранга D. Это был не очень точный метод оценки заклинаний, но он давно привык пользоваться им в случаях отсутствия проработанной стратегии и дополнительной информации. Однако от кого-то на уровне силовика Широ ожидал большего. В сочетании с низкой скоростью, это вводило в растерянность.
   Потом его осенило: Долиш перед ним - это ловушка.
   В конце концов, эти волшебники могут создавать живые объекты. Логичным следующим шагом из этого будет удвоение себя. В свое время Кастер демонстрировала нечто подобное. Слабые заклинания и низкая скорость должны были притупить его бдительность.
   Нужно найти настоящего.
  

* * *

  
   - Что он ищет? - спросил Рон.
   - Без понятия, - ответил Гарри, наблюдая за тем, как мистер Эмия быстро оглядывает каждый сантиметр Большого зала, включая потолок. По правде говоря, потолку он уделил больше внимания, чем своему противнику.
   - Экспеллиармус! - выкрикнул Долиш.
   Эмия одарил луч мимолетным взглядом и снова поставил на пути удара свой меч. Парадоксально, но разоружающее заклинание не сработало, попав в объект в руках цели, а не в самого человека. Гарри очень хорошо знал, как оно должно действовать при попадании в противника. Если все сделано правильно, то что бы ни было в руках цели, оно вырвется и полетит в сторону.
   Продолжая запутывать зрителей, Эмия начал осматривать Большой зал по новому кругу.
   Из палочки Долиша вырвалась серия невербальных заклинаний. Судя по цвету лучей, это были все те же экспеллиармусы и ступефаи. Каждое из четырех заклинаний двигалось по немного иной траектории, метя в разные части тела противника - так их должно было быть гораздо сложнее блокировать.
   Но, несмотря на это, мечник несколькими точными движениями остановил их все.
   Долиш снова молча взмахнул палочкой. В сторону Эмии полетели веревки. Охранник чуть нахмурился, но все равно перерубил веревки, почти не обращая на них внимания.
   - Бомбарда!
   Эмия принял луч на скрещенные клинки. Взрыв в точке контакта был больше, чем раньше, но, похоже, на охранника это не произвело особого впечатления. Следующее заклинание Долиша - фиолетовый луч - постигла та же участь.
   Гарри считал, что может несколько лучше других оценить навыки, которые мистер Эмия использовал для обороны. Создать щит на все тело было гораздо проще, чем перехватывать тонкими клинками быстрые лучи. Будучи ловцом, он понимал, насколько сложной может быть правильная и, главное, своевременная реакция, а Долиш явно не старался облегчить жизнь своему противнику, целя только в одну точку. И все же, мистер Эмия успевал перехватывать все, что в него летело, даже ни разу не сдвинувшись с места.
   - Бомбарда Максима!
   Прогремевший взрыв заставил подскочить многих учеников. В этот раз вспышка и звук были куда сильнее. Когда дым рассеялся, все увидели, что мечей больше не было. Секундой позже в руках охранника возникла новая пара. Внимательные люди отметили, что этот взрыв заставил Эмию сдвинуться на шаг назад, но не более того.
   После последнего заклинания он, наконец, прекратил оглядываться и сосредоточил свое внимание на авроре.
  

* * *

   Последнее заклинание было на ранг выше остальных. Возможно, этот Долиш на платформе все же не приманка. Если так, то до сих пор непонятно, почему заклинания настолько медленны. Сейбер уже говорила об этом, но Широ казалось, что то, кем она является, могло повлиять на ее суждение.
   Широ и в голову не приходило, что его собственный опыт битв со Слугами и Мертвыми Апостолами мог повлиять на его ожидания.
   Решив начать действовать по отработанной схеме, он перековал свой левый Ключ в тонкую метательную форму. Теперь оружие немного напоминало стрелу, им даже можно было выстрелить из лука, но вес изделия из прочной стали значительно превосходил любые современные стрелы.
   Чувствуя в руке знакомую тяжесть, Широ мысленно порадовался, что в свое время подружился с экзекутором церкви, которая ради шутки согласилась создать Черный Ключ именно такой формы.
   Взамен он дал ей несколько советов о практическом применении сотворения клинков.
  

* * *

   14 февраля, четверг.
   Мир под сенью кровавой луны.
  
   Сотня лезвий зависла немного выше и позади рычащей Сиэль, каждый клинок был направлен на одну единственную цель. В руках девушка сжимала измочаленную коробку конфет. Подарок на день святого Валентина.
   - Я же извинилась! - крикнула Арквейд, чуть нервно отступая назад, подняв руки в успокаивающем жесте. По каким-то неведомым причинам она была одета в эротичный наряд французской горничной. На самом деле, у нее была для этого очень конкретная причина, но сейчас ситуация как-то не располагала...
  

* * *

   5 сентября, вторник.
   Волшебный мир.
  
   Пользуясь мастерством экзекутора, которое осталось в ее оружии, Широ метнул ключ в противника со скоростью двести сорок километров в час - примерно таких показателей достигают современные арбалеты. Кроме того, из-за большей массы в сравнении с болтами импульс и сила снаряда возросли пропорционально. Против кого-то вроде запечатывающего охотника такая атака была лишь пробным камнем, который мог показать тип только первой линии обороны врага.
   Лезвие преодолело расстояние на скорости, в три раза превосходящей ту, на которой шли заклинания. Нужно отдать должное обучению мракоборцев, Долиш успел заметить снаряд, но вот на какие-либо действия времени уже не было. Оружие прошло разделяющие их метры за десятую долю секунды и пробило правое плечо Долиша, выйдя с другой стороны на приличную часть лезвия.
   - Аргх! - волшебник инстинктивно схватился за плечо рядом с ранением и скривился от боли. К счастью, он был левша. Спустя несколько мгновений он пришел в себя и направил палочку на клинок, застрявший в плече.
   - Эванеско.
   Ничего не произошло.
   - Эванеско! - рявкнул аврор.
   Клинок исчез. Он не распался на пылинки света, а просто исчез без следа.
   Широ недоверчиво уставился на это. Хотя и прилагая усилия, Долишу удалось отправить в эфир концептуальное оружие. Конечно, трассированное, но, тем не менее, обладающее всеми возможностями оригинала. Или это потому что сама суть такого объекта предполагает возможность исчезновения? В любом случае, Широ это по-настоящему впечатлило.
   - Эпискеи!
   Эмия узнал одно из лечебных заклинаний, что Сакура обнаружила еще во время летних исследований местного целительства.
   После применения заклинания Долиш продолжал придерживать плечо, так что, похоже, полностью залечить рану не удалось. Учитывая сложность любой лечебной магии, у Широ не возникло и мысли о халатности мракоборца.
   - Акцио броня! - один из латных доспехов с двуручным мечом, украшавших Большой зал, подлетел к Долишу и приземлился перед ним. Прикрываясь от новых атак импровизированной баррикадой, аврор выглянул из-за нее, махнув палочкой в сторону своего противника.
   - Инфлекто Телум, - из Мистического знака вылетело три снаряда, но, несмотря на смену наступательной магии, ее скорость не возросла.
   Широ создал новую копию Черного Ключа и играючи отразил атаку.
   - Авис, - палочка аврора выпустила наружу стайку птиц. - Оппуньо!
   Сотворенные существа с самоубийственной яростью бросились на мага, и, как и должно было произойти, два меча в считанные мгновения сделали из них кровавое месиво. Широ отстраненно удивился такой точности копирования живых существ, но не позволил мелкому неудобству отвлечь себя. Тем более что эти останки даже не принадлежали людям. Охота на сумасшедших магов и Мертвых Апостолов ко многому приучает.
   Пока он разбирался с птицами, рядом с Долишем возник новый комплект брони, полностью идентичный первому. Когда взгляд Широ упал на меч, тот тут же добавился в его Зеркало Души.
   Это была копия. Из этого можно сделать вывод, что скопирован весь доспех.
   Его мысль подтвердилась, когда через пару мгновений рядом начали материализоваться новые копии. Продолжая скрываться за оригиналом, мракоборец направил палочку на новосозданные доспехи.
   - Пиертотум Локомотор!
   Пять копий кинулись вперед, размахивая оружием, как дикие макаки. Хотя, пожалуй, тут Широ несправедлив к этим импровизированным боевым конструктам. В конце концов, любой человек без специальной подготовки, если попытается использовать меч, будет выглядеть приблизительно так же.
   Из-за того, что платформа была узка, одновременно к нему могла подойти только пара конструктов, остальные бестолково толпились за их спинами. Широ легко защитился от первых ударов, после чего сбросил доспехи на пол Большого зала. Оставшиеся копии сразу пошли вперед, а выброшенные стали подниматься и карабкаться обратно на платформу.
   В этот момент Широ понял, что если так пойдет дальше, то Долиш просто будет заваливать его копиями. Процесс был медленнее трейсинга, но пока он сам воздерживается от жестких действий, у его противника не будет проблем со временем. Маг начал перебирать в голове варианты действий, сразу отбросив слишком эффектные.
   Взрывающиеся стрелы? Малоэффективно против полых доспехов.
   Монохоши Зао? Слишком вычурно против полых доспехов.
   Каменный топор-меч? Совсем перебор.
   А, черт с ним!
   Впервые с начала поединка Широ двинулся вперед, по пути сбросив вниз еще пару копий. Теперь на платформе кроме оригинала остался только один экземпляр.
   - Депульсо доспехи!
   Вместо того, чтобы атаковать его, как остальные, стараниями Долиша последняя копия превратилась в снаряд. Увернувшись от летящих доспехов, Широ выбил их в сторону боковым ударом в прыжке. Еще до того, как его ноги вновь коснулись платформы, Эмия отметил, что теперь на месте оригинальных доспехов в воздухе висит пара десятков кинжалов и меч, оставшийся от брони.
   - Оппуньо! - рявкнул Долиш.
   Град снарядов с расстояния трех метров мог смести любого, у кого не было соответствующей защиты или достаточных физических параметров. У Широ защита была. Его доспех вполне мог справиться и с зачарованными клинками, не говоря уже о простом трансфигурированном железе, но принимать эту атаку на броню было бы слишком небрежно с его стороны.
   Широ двигался вперед, виртуозно парируя и отклоняя поток снарядов. Скорость движения Черных Ключей была столь велика, что часть времени наблюдатели могли видеть на их месте только сверкающие диски. Преодолев оставшееся расстояние, он тут же...
   - Протего!
   ...вонзил меч в невидимый щит, выбивая сноп голубоватых искр.
   Долиш еле-еле успел поставить защиту, в мгновении ока оказавшись в самом неудобном положении при схватке с мечником: на расстоянии длины клинка. Он попытался отступить назад, попутно усиливая щит, но противник не собирался давать ему время.
   Широ ударил в барьер второй раз.
   Судя по результату структурного анализа, который он пустил по своему лезвию в момент удара, прочность барьера где-то на уровне железобетонной плиты толщиной в десять сантиметров.
   Правильно используемый Черный Ключ режет такой стройматериал как масло.
   Щит разлетелся снопом синих лоскутов, которые тут же были стерты миром. В следующее мгновение Широ нанес новый удар, но теперь он бил тупой стороной оружия по руке с палочкой. Маг, приложивший чуть меньше сил, чем нужно, чтобы переломать кости, легко выбил Мистический знак из рук аврора.
   В опустившейся на Большой зал тишине было слышно только тяжелое дыхание Долиша.
   - Сдавайтесь.
  

* * *

   Камешек, брошенный в пруд...
   Дрожь паутины от легкого ветерка...
   Взмах крыла бабочки...
  

* * *

   - Хотелось бы услышать, что вы думаете обо всем этом, - произнес Дамблдор.
   - Такие встречи теперь будут проходить постоянно? - фыркнув, спросил Снейп с нотками яда в голосе. Нынешнее собрание в кабинете директора почти полностью повторяло их прошлую встречу по поводу гостей замка.
   - Ну, в этом же нет ничего плохого, - весело ответил Флитвик. - По крайней мере, это значит, что происходит что-то интересное.
   - Думаю, иногда "интересного" бывает слишком много, - чопорно ответила МакГонагалл. Все собравшиеся отлично понимали, что послужило причиной недовольства их коллеги: бесспорная поддержка профессора Тосаки идеи неравенства разных родословных.
   - Тогда давайте начнем с события, что еще свежо в наших воспоминаниях, - сказал Дамблдор, мягко улыбнувшись своей заместительнице. - Что вы думаете о выступлении Сейбер?
   - Это была хитрость, - заявил Снейп. Его слова явно вызвали некоторое удивление у собравшихся. - Помните демонстрацию Тосаки на первой лекции по преобразованию материи? Она одолжила часть своей магии Филчу.
   - Умно, - задумчиво протянул Флитвик. - Так вы считаете, что победа над троллем обусловлена тем что...
  

* * *

   - ...я зачаровала Сейбер, - объявила Рин. - Именно для этого я выбрала тот круг для демонстрации. Они подберут этот кусочек мозаики и, отталкиваясь от него, соберут логичную, но неправильную картину. И учитывая, что она и правда пользуется моей праной, их выводы даже нельзя будет назвать по-настоящему неверными.
   - Итак, самостоятельно придя к такому выводу, они должны сами отбросить какие-либо иные объяснения сверхчеловеческих способностей Сейбер, - подытожила Сакура план сестры. - Не слишком ли тонко?
   - Не думаю. Любое другое объяснение будет выглядеть попыткой схватиться за соломинку. Нет, ну правда, с чего им думать, что Сейбер...
  

* * *

   - ...не человек, - заявила Амбридж. - Скорее всего, в ней есть нечеловеческая кровь, - сама Долорес была просто в ужасе от того, что такой извращенный смесок посмел ступить под крышу Хогвартса. Единственным утешением служило то, что Сейбер явно подчиняется Тосаке, а та точно чистокровная.
   - Ох, Мерлин. Ох, Мерлин великий! - запричитал Корнелиус Фадж. - Альбус всегда с пониманием относился к гибридам. Если они решат присоединиться к нему... Моргана побери!
   - Не беспокойтесь, министр, - попыталась успокоить его Амбридж сквозь камин. - Вскоре я обязательно найду неопровержимые доказательства его подрывной деятельности. Уверена, пройдет еще немного времени, и его клика начнет...
  

* * *

   - ...обучать других, - закончила Гермиона свою мысль, не отрываясь от вязания шапки для домовиков.
   Гарри просто отстраненно смотрел на нее. Он совсем недавно пришел с урока окклюменции и еще не успел толком очухаться.
   - Чё? - умно спросил он, наконец, собрав ее слова в более-менее цельную картину.
   - Эта отвратительная старуха губит наше образование... - раздраженно пробормотала Гермиона, а потом пустилась в пространные рассуждения по поводу своей идеи.
   Гарри начал протестовать. Это же полное безумие!
   Немного послушав их перепалку, Рон присоединился к ним, встав на сторону Гермионы, еще больше распаляя разговор. Некоторое время спор шел по кругу.
   - Слушай, Гермиона, если дело в опыте, то, думаю, ты должна поговорить с Сейбер или мистером Эмией. Я к тому, что мистер Эмия одолел мракоборца, применив всего лишь...
  

* * *

   - ...два заклинания, - отметила Стебль. - Создал свои мечи, а потом изменил у одного форму.
   - По правде говоря, я думаю, он использовал еще одно заклинание, - не согласился с ней Флитвик. - Помните, как на прошлой неделе в начале первого урока по преобразованию материи мисс Тосака использовала нечто, что она назвала укреплением, сначала на бутылке, а потом на собственной руке?
   - Считаете, что он применил укрепление к собственному телу, Филиус? - спросила МакГонагалл. - Но он не произносил никаких дополнительных заклинаний.
   - Рин тоже. И мне не верится, что одними только маггловскими методами можно отбить более двух десятков кинжалов, летящих с такого малого расстояния и таким потоком, - Флитвик поставил чашку. - Я это к тому, что нам следует сместить фокус нашего внимания с самих возможностей гостей школы на то, как именно они творят свою магию.
   - Вроде как на передачу магии родителей детям? - с небольшой издевкой поинтересовался Снейп.
   - Позвольте мне угадать ваши мысли, Северус, - сказал Дамблдор, весело сверкнув глазами. - Эта возможность способна легко привлечь внимание определенной группы людей, но реальное существование методики не может быть доказано, если только мы не позволим им провести на ком-то весьма опасную операцию, верно?
   - Ну, уж простите, что не принимаю все за чистую монету, - отрезал профессор зельеварения. - Они же не могут...
  

* * *

   - ...сотворить даже простейшие заклинания, - объявила Амбридж. - Так что вам совершенно незачем беспокоиться об этих новых сотрудниках школы.
   - Точно? - с сомнением спросил Фадж. - Вы же говорили, что один из них победил мракоборца.
   - Это случилось только потому, что я приказала аврору Долишу сдерживаться. Если бы он оставил какие-либо серьезные травмы, это могло усложнить мою работу, и еще до боя я сказала ему, что их кинжалы куда хуже наших палочек. Предполагаю, что из-за этого Джон недооценил Эмию, но такое вряд ли случится во второй раз.
   - Ну, если вы уверены...
   - Да, я уверена. В начале дуэли Эмия выглядел совсем растерянным. Кроме того, до сих пор он в основном занимался уборкой Хогвартса. Совсем без магии! Я очень сомневаюсь, что такой человек может представлять для нас опасность, - ведьма успокаивающе улыбнулась своему начальнику. - И помните, старик ведь так и не нашел учителя ЗОТИ. Если бы у него были варианты, меня бы здесь не было. Учитывая, что он нанял этих четверых, но никто из них не занял должность, подразумевается, что у них нет необходимых навыков.
   Министр некоторое время размышлял над ее словами. Постепенно остатки беспокойства покинули его лицо, а губы расплылись в улыбке.
   - Конечно! Вы зрите в корень, Долорес. Спасибо, что развеяли мои сомнения!
   - Всегда, пожалуйста, Корнелиус, - довольно ответила она. - Как дела в Министерстве?
   - По большей части спокойно. Только Амелия настаивает на усилении охраны Азкабана.
   - Она верит старому маразматику? - слегка прищурившись, спросила Амбридж.
   - Думаю, нет, - ответил Фадж. - Она настаивает, что реорганизация назревала еще...
  

* * *

   - ...с побега Сириуса Блэка, - сказала Амелия.
   - Как долго ты собираешься использовать этот предлог? - немного подумав, спросил Грюм.
   - После побега министр самолично отправил дементоров в Хогвартс, чего до того никогда не делалось. Так что пока мои расходы не превышают определенного уровня, я могу без проблем продвигать свои решения. После такого-то прецедента, - работая с политиканами вроде Фаджа, нужно использовать правильный подход, и Амелия за годы службы успела хорошо изучить эти окольные пути.
   - Но удалить дементоров ты не можешь?
   - Как бы мне этого ни хотелось, такой шаг с мой стороны будет слишком резок, - Амелия внимательно посмотрела на старого аврора. - Есть какая-то веская причина, по которой Альбус считает, что Темный Лорд начнет с их вербовки?
   - Не знаю. Может быть, он знает, что творится в голове у этой твари. По правде говоря, такой ход будет просто гениален, - буркнул Грюм.
   - Скорее уж кошмарен, - поправила его Боунс. - Нужно принять превентивные меры. Темный Лорд наверняка использует своего Пожирателя из Отдела по регулированию магических популяций, чтобы договориться с дементорами.
   - Ты про...
  

* * *

   - ...Макнейр, - Волан-де-Морт посмотрел на слугу, приклонившего колено. - Я слушаю тебя, - произнес он, отложив в сторону книгу о портключах, которую читал.
   - К сожалению, я вынужден сообщить вам, что переговоры с дементорами задерживаются, - смиренно проговорил Пожиратель смерти.
   - Объяснись, - раздраженно прошипел Темный Лорд.
   - На данный момент очень сложно поговорить с кем-то из них наедине. Сейчас все мои визиты в Азкабан проходят под конвоем. Какая-то новая политика.
   - И что же из этого следует? - спросил Волан-де-Морт спустя пару секунд молчания.
   - Э-э, н-ну... - начал Макнейр, заикаясь. - М-мой Л-лорд, эта новость означает, у Дамблдора есть человек в Отделе магич-ч-ческого правопорядка!
   Даже не удосужившись достать палочку и произнести заклинание, Волан-де-Морт небрежно махнул рукой в сторону нерадивого слуги. Пожиратель смерти тут же дернулся и до скрежета сжал зубы, стараясь не выпустить предательский крик боли.
   - Кем ты меня считаешь? - спросил Волан-де-Морт. - Естественно, у него есть там связи. Мальчишка видел тебя после моего возвращения, так что ты и другие под пристальным...
  

* * *

   - ...наблюдением. Ну, это последнее, что я слышала, прежде чем нас отправили в Тибет, - сказала Нимфадора Тонкс.
   - Постой, постой, директор Боунс связана с Орденом? - удивленно спросил Сириус.
   - Вряд ли, - Тонкс покачала головой. - Я как-то слышала, как она ругалась на Дамблдора. Очень сильно ругалась. Кажется, это было из-за того, что случилось с сыном Амоса Диггори. А тревогу она подняла из-за тебя, Сириус.
   - В смысле?
   - Похоже, она считает, что ты убил Седрика Диггори.
   - Прекрасно, - саркастически протянул он.
   - Но еще она говорила, что ты мог так долго скрываться только если тебе кто-то помогал. Так что все "бывшие" Пожиратели смерти теперь под негласным наблюдением.
   - Ну, по крайней мере, от этого есть какая-то польза, - Сириус кивнул. - Конечно, не для меня, но хоть что-то.
   - Эй, а это что такое? - спросила Тонкс, углядев что-то на столе.
   Сириус вскочил с места и спрятал за спиной прототип волшебной шутихи.
   - Ничего.
   Ведьма скептически осмотрела его, скрестив руки на груди.
   - А что? В этом нет ничего...
  

* * *

   - ...противозаконного, - закончила Гермиона. - Мы просто будем готовиться к С.О.В. Большая группа для дополнительных занятий и не более того.
   Гарри устало вздохнул. Он уже успел не раз выразить сомнения по поводу своих педагогических способностей, но, похоже, у его лучших друзей было по этому вопросу совсем другое мнение.
   - Не думаю, что с Амбридж это прокатит, - сказал Рон. - Ты же помнишь, эта психопатка думает, что Дамблдор готовит армию. Поэтому даже если мы не нарушаем никаких правил, она все равно не даст нам заниматься.
   - Нам просто нужно найти для этого секретное место, - чопорно ответила Гермиона.
   - Вроде Тайной комнаты? - ехидно спросил Гарри.
   В разговоре повисла пауза.
   К своему вящему ужасу, мальчик осознал, что его шутку восприняли на полном серьезе.
   - Отличная идея! - воскликнула Гермиона, подтверждая его опасения. - Туда же и попасть без тебя будет невозможно!
   Гарри с трудом подавил желание спрятать лицо...
  

* * *

   ...в ладони. Учитывая, что Райдер сейчас была в астральной форме, никто бы не заметил, если бы она не справилась с собой. Даже ее нынешняя спутница, Луна Лавгуд, со своими чудесными глазами.
   - Это невозможно.
   - Существует множество свидетелей, - ответила блондинка, неспешно прогуливаясь по коридору.
   - Даже если так, то те существа, что они видели, не были гелиопатами, - настаивала на своем Райдер.
   Луна разочарованно посмотрела в сторону своей призрачной собеседницы.
   - Вы думаете, они не существуют?
   - Гелиопаты - это сказочные звери, - ответила Слуга. - Даже у богов были проблемы с их укрощением.
   Девушка остановилась на полушаге и вопросительно уставилась на свою спутницу.
   - Что это значит?
   Пять минут спустя Луна начала взволновано подпрыгивать на месте.
   - Ой, было бы так здорово, если бы я написала об этом статью в...
  

* * *

   - ..."Придира", - тихо пробормотала себе под нос старая ведьма, взяв журнал. Сидя в своем кресле, она неспешно читала заголовки.
   - Хм, межпространственные путешественники...
  

Глава 7: Интриги и маневры

  

   Отныне и впредь распускаются все школьные организации, общества, команды, группы и клубы. Под организацией, обществом, командой, группой или клубом понимается собрание на регулярной основе школьников в составе от трех человек и выше. За разрешением на возобновление деятельности организации, общества, команды, группы или клуба следует обращаться к генеральному инспектору школы (профессору Амбридж). Школьные организации, общества, команды, группы и клубы не имеют права функционировать без ведома и одобрения генерального инспектора. Учащиеся, замеченные в создании (либо принадлежности к) какой-либо организации, обществу, команде, группе или клубу, созданным без санкции главного инспектора, подлежат немедленному отчислению из школы.
   Декрет об образовании N24
  
   13 сентября 1995 года, среда.
   Волшебный мир
  
   - Легилименс.
   Очередная атака Снейпа была не боевым кличем, призванным запугать цель, но вкрадчивым шепотом, что словно отравленный клинок ассасина незаметно скользнул меж ребер, не оставляя жертве даже призрачной надежды на спасение.
   Гарри снова попытался очистить свой разум и поставить ментальный барьер. Спокойный разум и подавленные эмоции были обязательными составляющими ментальной защиты. Очень сложная задача для любого подростка чью кровь переполняют гормоны, а уж для того, чей характер не расположен к подобному, так и вовсе практически невозможная.
   Постоянная бдительность!
   Учитывая все выше перечисленное, можно было сказать, что эта любимая фраза Грюма была единственным дельным советом, что у Гарри был на данном этапе обучения. Слова о том, что нужно очистить мысли, без пояснений, как это вообще делать, совершенно не помогали. Но старый аврор как-то во время занятий отметил, что "Постоянная бдительность" - это просто осторожность. Вот это Гарри мог понять. Осторожно относиться к своим эмоциям совсем не то же самое, что бессмысленное "Очисти разум, Поттер!", с этим можно работать. Ну, по крайней мере, такой подход помог сдвинуться с мертвой точки.
   "Этим утром Гарри проснулся с удивительно ясной головой и полным энергии, по правде говоря, он не чувствовал себя таким отдохнувшим с..."
   Когда Гарри, наконец, выкинул Снейпа из своего сознания, профессор ничем не продемонстрировал своего дискомфорта от этого действия, а ведь гриффиндорец по опыту знал, что борьба разумов влияет и на атакующего. Мальчик устало помассировал виски, привычно пытаясь унять мигрень. К его удивлению, в этот раз все было не так уж плохо.
   - Этого не достаточно, - холодно заявил Снейп. - За прошедшие четыре занятия у вас наметился... кое-какой прогресс в выдворении меня из вашего разума. Похоже, вам все же удалось что-то почерпнуть из уроков Грозного Глаза.
   Гарри так и подмывало огласить свое мнение о преподавательских способностях некого сальноволосого учителя. К счастью, он не зря учится контролировать свои эмоции.
   - Однако на данный момент ради этого вы полностью жертвуете способностью ориентироваться в пространстве, - продолжил зельевар. - Настоящий окклюмент вообще бы не позволил чужаку попасть в свою голову.
   Гриффиндорец растеряно нахмурился.
   - Грюм говорил, что окклюменционные щиты появляются как естественная реакция на нападение.
   Снейп предостерегающе прищурился.
   - Сэр, - быстро добавил Гарри.
   - Верно, но это только часть процесса, - ответил профессор, удовлетворившись тем, что беспардонный гриффиндорец вспомнил о вежливости. - Безусловно, необходимая, но если разум не дисциплинирован, естественный щит никогда не наберет реальную мощь, - он убрал палочку. - Думаю, на сегодня достаточно.
   - Да, сэр, - ответил Гарри, наконец позволив чувствам выплеснуться, пусть только через тон.
  

* * *

   14 сентября 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   Стрела прошла мимо десятисантиметровой мишени.
   Последовавшие за первой две другие отклонились еще больше.
   Стоя за триста метров от цели, Сакура медленно опустила руку, с прищуром прикидывая необходимую корректировку своих действий, чтобы в следующий раз не промазать.
   Сейчас она находилась в глубине Запретного леса, одетая в свою форму для кюдо, и практиковалась в стрельбе, под ее ногами был подстелен бамбуковый коврик, спасающий традиционные белые носки от грязи. Свет почти полной луны пробивался сквозь листву и немного подсвечивал мишень. Это место, находящееся вдалеке от поселений большинства местных жителей, Райдер специально подобрала для тренировок, которые нельзя осуществить в замке.
   - Следи за дыханием, когда отпускаешь тетиву. Если чуть ошибиться, то с каждым выстрелом погрешность только усиливается.
   - Да, семпай, - покорно произнесла Сакура. Плавным движением она вытянула из колчана за спиной еще три стрелы и сразу наложила одну из них на свое оружие древком с левой стороны от рукояти.
   Да, это была стрельба, но совсем не кюдо.
   Когда она впервые увидела, как Широ таким образом ставит стрелу, Сакура сразу допросила его об этом странном нововведении. А после несколько сбивчивого объяснения о наследии Арчера, который за годы жизни успел подхватить несколько привычек из западной школы стрельбы, немедленно попросила научить себя этой методике.
   Такая постановка вопроса немного выбила из колеи практически всю их компанию, включая самого Широ. Казалось, только Тайга все поняла без слов, ведь она-то знала, что Сакура вообще вступила в клуб кюдо только ради того, чтобы чаще видеться с ним. Если ее семпай решил изменить свой стиль стрельбы, то, естественно она, последует его примеру точно так же, как и всегда.
   Она давным-давно поклялась себе всегда следовать за ним.
   Ведь жизнь Мато Сакуры не имеет никакого смысла без Эмии Широ.
   Очистив голову от посторонних мыслей, Сакура взяла под контроль дыхание и сделала еще три последовательных выстрела.
   Транк. Транк. Транк. Снова промах, но в этот раз последующие выстрелы отклонялись от первого совсем немного.
   - Пожалуй, на сегодня хватит, - сказал Широ, когда она опустила руку.
   - Хорошо, семпай, - ответила она тем же тоном. Сакура обула сандалии гэта и присоединилась к сбору вещей. Покончив с этим, девушка повернулась к своему спутнику, после чего поклонилась, словно выходя из додзе.
   - Волнуешься по поводу Амбридж, да? - спросил Широ по пути в замок.
   Сакура кивнула. Даже если те "аттестации" были просто проверками, неоспоримый факт, что Амбридж ожидала их унизительного поражения и даже травм. В конце концов, она намеренно собрала зрителей для представления и, следовательно, считала, что это будет успешной демонстрацией ее власти. Примитивная и хорошо знакомая игра.
   - А я волнуюсь о том, чем Рин решит ответить, - сознался Широ.
   - Вы с Сейбер без проблем выиграли, не открыв ничего незапланированного, так что я думаю, сейчас нэ-сан не будет ничего делать, - поделилась своими мыслями Мато.
   - Мы говорим об одной и той же Рин? - скептически спросил Эмия. - Та Рин, которую я знаю, ни за что не пройдет мимо возможности нанести упреждающий удар.
   - Тут скорее дело в том, что Амбридж все равно продолжит что-то предпринимать, но в ближайшее время вряд ли решится на что-то радикальное, поэтому мы можем позволить себе пропустить еще пару ударов, прежде чем начать мстить, - слегка улыбнувшись его словам, ответила Сакура. - Такой подход позволит нам, по крайней мере, сохранить высокие моральные устои.
   Широ понимающе кивнул. Действительно, Рин бы однозначно учла такие нюансы.
   - Как думаешь, что Райдер хочет на ужин? - спросил он, меняя тему.
   - Думаю, она будет рада чему угодно, - так как ее Слуга пропускала общие трапезы в Большом зале, троица магов решила нивелировать эту несправедливость, начав соревноваться в приготовлении пищи специально для нее. - Хотя, наверное, сегодня она вернется позже, чем обычно.
   - А? Она опять засела в библиотеке?
   - Нет. Похоже, она подружилась с Луной Лавгуд и сегодня решала прогуляться с ней.
  

* * *

   - И почему я решил, что это хорошая идея? - с напускной печалью спросил Гарри.
   - Может быть потому, что этим же занялась большая часть школы, включая профессоров? - со смешком предположила Джинни. Был вечер, тренировка по квиддичу уже закончилась, и теперь они вдвоем сидели в факультетской гостиной, а стол перед ними был завален книгами по древним рунам и исписанными пергаментами.
   - Лично я во всем виню Гермиону, - фыркнув, заявил Поттер.
   - Разве это была ее идея?
   - Ну... нет, - признал он. - Но она сказала, что это будет легко.
   - Вообще-то эти задания и правда легкие, - заметила Джинни; в конце концов, то чем они сейчас занимались, предназначалось для третьего курса.
   - Тебе так кажется потому, что у тебя в этом году нет С.О.В. Лично у меня вообще ни на что времени не остается.
   - Хватит жаловаться на жизнь, вон у Рона с его обязанностями старосты еще больше дел, чем у тебя.
   - Эх, и то верно, - нехотя согласился с ней Гарри, откинув голову на спинку кресла. По правде говоря, Рон с Гермионой прямо сейчас были на встрече старост. За прошедшие две недели он виделся со своими лучшими друзьями гораздо реже, чем в прошлые годы.
   - Эй, Гарри? - позвала его Джинни, понизив голос.
   Заметив смену тона, он тут же встрепенулся.
   - Ты правда, будешь учить нас защите? - тихо спросила она, оглянувшись по сторонам.
   Парень мысленно застонал. За последние дни эту тему поднимали уже не раз, поэтому ему следовало ожидать, что, в конце концов, в это влезет и Джинни тоже.
   - Рон и Гермиона серьезно загорелись этой идеей, так что уже точно, да.
   - И мы будем собираться там?
   - Да, в Тайной комнате, Гермиона думает... - Гарри умолк, наконец осознав, с кем говорит о том месте. - Я думаю, у нас есть хорошая причина не лезть туда, - собравшись с мыслями, закончил он.
   - Нет-нет, все в порядке! - вдруг воскликнула Джинни. - Не нужно останавливаться из-за меня, все будет нормально, - чуть успокоившись, прошептала она.
   Между ними повисло молчание.
   - Уверена? - в конце концов спросил Гарри, так и не придумав, что еще можно на это сказать.
   Девушка решительно кивнула
   - Ну, тогда можешь мне немного помочь?
   - С чем? - удивленно спросила Джинни.
   - Ты помнишь, как ты спускалась и поднималась по трубе? - поинтересовался Гарри. Это был один из организационных вопросов, к которому он совершенно не знал, как подступиться. Фоукса вряд ли обрадует просьба подработать лифтом.
  

* * *

   15 сентября 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Пятый урок.
   Защита от Темных искусств.
   Открыв учебник на второй главе, Дамблдор подготовился к очередным сорока пяти минутам, полным скуки. Первая неделя пребывания Амбридж на должности генерального инспектора немного потрепала нервы персоналу замка, но его собственное присутствие смогло сгладить самые серьезные проблемы. Что же до неудобного вопроса чистокровности, поднятого в понедельник на преобразовании материи, то иномиряне больше никак не касались данной темы. Правда, сдача дополнительных работ по методам усиления родословных была назначена на более поздний срок, но проблемы следует решать по мере их поступления.
   В целом Альбус был вполне доволен относительным спокойствием этой недели, особенно после резких событий понедельника. Продержалось бы все так же до конца дня, и можно будет с чистой совестью сказать, что все прошло хорошо.
  

* * *

   - Мистер Эмия, не могли бы вы ответить на несколько вопросов? - обратилась к охраннику Амбридж.
   Когда ее писклявый голос разорвал вязкую скуку класса, Гарри, как и большая часть учеников, тут же вернулся в реальность из своего полусонного состояния. Чуть проморгавшись, мальчик отметил, что даже Дамблдор обратил пристальное внимание на инспекторшу.
   - Почему на аттестации в понедельник вы настояли на использовании магловских средств ведения дуэли? - не дожидаясь его ответа, заносчиво спросила розовая профессорша.
   - Ну, я предпочитаю именно такой стиль ведения боя, - ответил маг.
   - В самом деле? Вы предпочитаете маггловскую драку цивилизованной волшебной дуэли? - с картинным удивлением продолжила жаба.
   - Под волшебной дуэлью вы подразумеваете обмен заклинаниями и телекинетический контроль окружающих объектов? - спустя пару мгновений уточнил Эмия.
   Амбридж кивнула.
   - Ну, я не могу этого сделать. Или, если точнее, могу, но не так хорошо, как вы. Например, те ожившие доспехи меня весьма впечатлили.
   - Вы... - запинаясь, начала Амбридж, ошарашенная таким прямым ответом. - Что?
   - Я ужасный маг, - беззастенчиво признал Эмия. - Поэтому не могу так просто бросаться заклинаниями.
   Жутковатая улыбка, через некоторое время расплывшаяся на лице розовой жабы, возвестила о том, что Амбридж уже справилась с этим откровением. От нее так разило радостным предвкушением, что даже самый недалекий садовый гном мог бы это заметить. Профессор открыла рот, намереваясь что-то сказать...
   - Тем не менее, то, как вы провели дуэль, было впечатляюще, мистер Эмия, - мягко произнес Дамблдор.
   ...и захлопнула его, клацнув зубами. Гарри быстро спрятал усмешку за толстой книгой. Было приятно видеть, что директор контролирует ситуацию.
   - Кхе-кхе, - откашлялась Амбридж, возвращая своему лицу обычное выражение. - Ну, в любом случае, в Хогвартсе мы не учим маггловским дракам. Такие методы ниже настоящих волшебников. В конце концов, палочка намного превосходит любое маггловское оружие.
   - Правда? - с интересом спросил Эмия. - Вы намекаете, что стандартные щиты этого мира могут остановить крупнокалиберные пули?
   - Что? - растерянно захлопала глазами инспекторша.
   - Мощные ружья, - пояснил маг.
   - Ружья? Вы имеете в виду огнестрелы? - на лице Амбридж появилось презрение. - Я с трудом верю, что эти металлические палочки, которыми магглы убивают друг друга, могут что-то сделать настоящему волшебнику.
   Несмотря на усилия, в этот раз Гарри не удалось сдержать веселого фырканья. К счастью, он был в этом не одинок, так что профессорше не удалось обвинить в смехе кого-либо конкретного. А вот Гермиона вместо того, чтобы смеяться, подняла руку, явно намереваясь вступить в спор.
   - Думаю, теперь мы лучше понимаем точку зрения профессора Амбридж, - произнесла Тосака. Как и многие другие магглорожденные и полукровки в классе, Гарри отметил в ее голосе явные признаки скрытого веселья. Гермиона медленно опустила руку, ведь, по сути, профессор Тосака положила конец обсуждению этой темы. Девушка нахмурилась, переводя взгляд с иномирянки на учителя ЗОТИ.
   - В чем дело? - шепотом спросил ее Гарри.
   Вместо того, чтобы говорить вслух, Гермиона быстро чиркнула ответ на клочке пергамента:
   Почему проф. Т. не исправила проф. А?
   Гарри последовал ее примеру и тоже чиркнул рядом:
   А какая разница?
   Следующая запись Гермионы напоминал целое сочинение.
  

* * *

   - Откровенно говоря, меня просто поражает то, как мало волшебники знают об остальном мире.
   Рон равнодушно кивал в такт разглагольствованиям Гермионы, мысленно коря себя за недальновидность. Сейчас они бродили по коридорам на своем вечернем патруле, и он решил немного поболтать с ней о том, верит ли она в то, что гости замка прибыли из другого измерения. Одно за другим, и вдруг все скатилось к нынешней теме.
   - Во всем Хогвартсе только профессор Бербидж старается донести до всех, на что сейчас похож мир магглов. Но теперь есть еще профессор Тосака, которая не только понимает, как там все работает, но и использует маггловские термины и примеры, чтобы объяснять свой предмет.
   Слушать ее болтовню было не самым приятным времяпрепровождением, но нет худа без добра: под таким предлогом он мог без проблем ею любоваться. После прошлогоднего бала Рон стал делать это гораздо чаще.
   - Это прекрасная возможность просветить чистокровных и полукровок. Но она почему-то об этом совершенно не заботится.
   Да, такое "добро" без сомнения стоит этого "худа".
   - Рон, как ты думаешь, почему? - спросила Гермиона тоном, который подразумевал какой-то очень конкретный ответ.
   Разум парня заметался, пытаясь собрать из пазла беседы то, что от него требовалось.
   - Может. она считает, что это не ее обязанность? Я к тому, что она и так ведет два предмета, верно? Поэтому, наверное, у нее много других дел.
   Девушка тяжко вздохнула. Этот ответ ей явно не пришелся по душе.
  

* * *

   16 сентября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
  
   Фестрал облетел очередное дерево на своем пути. Легким движением ног и рук Райдер сообщила зверю о следующих требуемых от него действиях. Рептилия почти вертикально приземлилась на следующий крупный ствол, вцепившись в древесину когтями, и прежде, чем импульс прошлого движения полностью затух, оттолкнулась от этой странноватой площадки и продолжила свое движение совсем в другую сторону.
   На вкус Райдер обычный полет был слишком прост. Так что этакий воздушный паркур в Запретном лесу нравился Медузе гораздо больше.
   За ее спиной, крепко схватившись за талию Слуги, сидела Луна Лавгуд. Спиной Райдер отлично чувствовала, как быстро бьется ее сердце, а легкие жадно захватывают воздух. Такое вполне можно было принять за страх, но дочь древней Эллады достаточно разбиралась в людях, чтобы знать, что в данном случае это явные признаки восторга.
   Предупредительный выстрел заставил всадницу осадить своего скакуна. Фестрал быстро затормозил, зигзагом скакнув по стволам двух ближайших деревьев, и приземлился на твердую почву леса. Райдер предусмотрительно оставила деревья прямо за спиной, прикрывая тыл.
   - Уже все? - разочарованно спросила Луна, явно не заметив выстрел.
   - Кентавры, - мягко ответила Медуза.
   Слева раздался грохот копыт, и вскоре среди деревьев замелькали тела полуконей - их окружили. Большинство кентавров было вооружено готовыми к бою луками, хотя некоторые из них предпочли копья. Руки вокруг талии Райдер сжались крепче. Вот теперь страх.
   - Не двигайся, нарушитель! - крикнул кентавр, выскочивший вперед. Этот экземпляр был крупнее остальных. - Кто ты?
   - Я просто всадник, - спустя мгновение ровно ответила Слуга. Она ясно чувствовала нервозность конелюдов даже несмотря на их численное превосходство. Ну, в конце концов, чувства этого вида острее, чем у людей нынешней эпохи, и они вполне могли ощутить от нее нечто странное. Хотя, возможно, все дело в том, что она ездила на фестрале с завязанными глазами.
   - Мы не любим, когда наши границы пересекают без приглашения.
   - Понятно.
   - Ты думаешь, это смешно?! - рявкнул другой кентавр. Его шевелюра была дико всклокочена.
   Лик Райдер остался нейтрален.
   - Тогда мы просто уйдем, - произнесла Слуга, не отрывая внимания от первого кентавра.
   - Вы не смеете нагло приходить в наши земли, а потом просто уйти, не поплатившись! - опять взъярился дикарь, поднимая лук. Когда Райдер снова проигнорировала его, двинув фестрала с места, он выстрелил. Но конелюд совсем не ожидал, что женщина с повязкой на глазах просто поймает стрелу в полете. - Как... нет, это неважно. Ты все равно не сможешь защитить себя и свою сообщницу от нас всех!
   Остановив скакуна, Медуза медленно обратила свой скрытый взгляд на наглеца.
   - Причинишь ей вред, и я задушу тебя потрохами твоего собственного потомства.
   Ее тихий голос сопровождался волной первобытной ярости, от которой на этом небольшом участке леса даже воздух стал казаться гуще. Все кентавры здесь были опытными бойцами, так что почти физически ощутили кровожадность странной женщины. Даже Луна почувствовала, что что-то изменилось.
   - Мы не нападаем на жеребят, Бэйн, - произнес еще один кентавр.
   - Я сомневаюсь, что она принадлежит этой женщине, Ронан, - ответил дикарь.
   - Тем не менее, убийство жеребят - это ужасное преступление, мы не причиняем зла невинным, - снова произнес первый оратор. В его тоне явно прослеживались нотки приказа.
   - Раз таково твое решение, Магориан, я согласен. Мы позволим жеребенку уйти, - раздраженно произнес Бэйн. - Но что насчет женщины?
   Когда они огласили решение относительно Луны, Райдер тут же прекратила давить на них своей кровожадностью. Пожалуй, несмотря на любовь к позерству, эти кентавры заслуживают некоторое поощрение за свое здравомыслие. Далеко не все люди способны сохранить холодную голову перед Слугой, проецирующим такое бешенство.
   - Справедливый обмен, - произнесла она.
   - Что? - Бэйн непонимающе нахмурился.
   - Я вторглась. Вы напали. Думаю, это справедливый обмен.
   - Человеческая болтовня, - презрительно усмехнулся дикарь. - Вы все...
   - Она не человек, - прервал его Магориан. Его ноздри раздулись. - От тебя несет кровью. Что ты?
   Райдер промолчала.
   - Одна из пришельцев, - вдруг произнес Ронан. - Свет Нептуна замерцал и угас месяц назад. Пришельцы извне будут мешать грядущему, - среди кентавров прошел шепот, слишком тихий для человеческого уха, но ясно различимый для Слуги.
   Магориан шагнул вперед.
   - Убирайся прочь и больше не нарушай наши границы.
  
  

* * *

  
   - Откройся, - прошипел Гарри.
   Раковина медленно сдвинулась, открывая скрытый ход. Стоящая рядом Джинни глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. К сожалению, в таком поведении перед трубой были свои минусы.
   - Кха-кха, фу-у, - девушка закашлялась, прикрыв рот и нос рукой. - Я и забыла, как тут воняет.
   - Вентус, - порыв ветра, вызванный Гарри, загнал смрад обратно в трубу, но как только заклинание перестало действовать, он опять вышел наверх. Решив, что от такого подхода все равно никакого толку, Поттер переключил внимание на более важные вопросы.
   - Ты как? - спросил он Джинни, положив руку ей на плечо.
   От этого прикосновения девушка на секунду замерла.
   - В-все в порядке, - ответила она, старательно не обращая внимания на его прикосновение.
   Собравшись с духом, Джинни достала собственную палочку и, взмахнув ею, выдвинула над провалом круглую жаровню, которая до этого скрывалась в боковой стене прохода.
   - Инсендио, - жаровня занялась серебряным пламенем, которое через мгновение быстро побежало вниз по трубе, поглощая накопившуюся грязь. Младшая Уизли достала из кармана мешочек летучего пороха, который они умыкнули из гостиной факультета, и стала терпеливо ждать, пока огонь дойдет до нижнего выхода.
   - Как определить, что труба прогорела до самого низа? - спросил Гарри, убрав руку с ее плеча.
   - Просто огонь должен стать красным, - ответила Джинни.
   Поттер понимающе кивнул, припомнив, как удивился, когда она сказала ему, что начало и конец трубы соединены между собой замкнутой линией каминной сети. Джинни даже смогла прошипеть ему команды для подъема и спуска. Конечно, она не понимала, что шипит, но после нескольких повторений Гарри смог разобрать их. Оказалось, это банальные "вверх" и "вниз".
   Когда летом перед четвертым курсом Артур Уизли подключил камин дома Дурслей к сети, он упоминал, что ему пришлось для этого получить разрешение в транспортном отделе Министерства. Учитывая то, как стара Тайная комната, Гарри предположил, что ее уж точно не может быть в общей сети. Хотя, возможно, тут могли быть замешаны какие-то дурости волшебного мира, вроде как с защитой пророчеств.
   - Ты готова? - спросил Гарри, когда огонь, наконец, сменил цвет.
   - Думаю да, - неуверенно произнесла Джинни, после чего бросила в пламя шепотку пороха. - Вниз, - прошипела она позеленевшему огню.
  

* * *

   19 сентября 1995 года, вторник.
   Волшебный мир.
  
   Первый урок.
   Сдвоенные чары.
   - Вингардиум Левиоса.
   После того, как она продемонстрировала учителю свои чары Силенцио, Гермиону снова назначали помощником иномирян. И теперь она наблюдала за тем, как, повинуясь движению кинжала, перо воспарило над столом.
   - Поздравляю, профессор! - через две недели после начала занятий у профессора Тосаки наконец-то получилось использовать чары левитации.
   - По правде говоря, это было не то заклинание, которое вы нам демонстрировали, - ответила японка.
   - Эм... а какое? - удивленно спросила Гермиона.
   - Заклинание нашего мира со сходным воздействием. Я просто использовала "Вингардиум Левиоса" в качестве арии для его активации, - пояснила Тосака. Она заставила перо опуститься и отложила кинжал. - На это изменение ушло около недели и, как и ожидалось, этот вариант гораздо менее эффективен, чем тот, которым я обычно пользуюсь.
   - Hochheben, - перо снова поднялось в воздух. На этот раз оно остановилось на трехметровой высоте и, повинуясь легкому движению пальцев профессора, начало быстро крутиться на месте, одновременно произвольно меняя положение. Совершенно точно не Вингардиум Левиоса, этим заклинанием нельзя вращать объекты. Кроме того, Гермиона мысленно отметила, что заклинание было сотворено без Мистического Знака и практически без движений.
   - Ладно, думаю, пришло время немного разнообразить наши уроки, - внезапно объявила Тосака. Она поднялась из-за стола и отошла на пару шагов в сторону. - Итак, мисс Грейнджер, вы знаете контрзаклинание для чар немоты?
   - Да.
   - Отлично. В таком случае, будьте так добры, зачаруйте меня Силенцио.
   - Что? - растерянно переспросила Гермиона.
   - Сотворите применительно ко мне заклинание Силенцио. Я хочу кое-что проверить, - повторила профессор, разведя руки в стороны.
   Девушка неуверенно покосилась на других иномирян, стоявших вокруг. Мистер Эмия, Сейбер и профессор Мато ободряюще кивнули ей, подтверждая просьбу своей компаньонки. Гермиона поднялась из-за стола, встала напротив иномирянки и направила на нее палочку.
   - Силенцио! - несмотря на некоторую нервозность, луч заклинания легко сорвался с ее палочки и попал прямо в женщину.
   Тосака зашевелила губами, но, как и следовало ожидать, ни единого звука не последовало. Проверив работу чар, профессор подошла к столу и что-то написала на пергаменте, после чего подошла к делу более серьезно. На глазах у Гермионы маг начала последовательный поиск границы воздействия заклинания. Она свистела, хмыкала, смеялась, щелкала пальцами и хлопала в ладоши. И, как ни странно, два последних действия оказались вне диапазона глушения.
   Глядя на это девушка, наконец, осознала разницу между тем, как профессор Тосака подходила к изучению магии и всем, что она видела до этого. Будучи ученицей Гермиона слушала лекции, читала книги и выполняла полученные инструкции. Иномирянка же сейчас подошла к делу с позиции эмпирического наблюдения и всестороннего тестирования. В своих маггловских учебниках Гермиона читала о научном методе и шуточные истории об ученых, заходивших в этом излишне далеко. Но за свою жизнь в волшебном мире она ни разу не замечала, чтобы кто-то так относился к волшебству. Конечно, профессор сделала всего лишь несколько отметок и тестов, но контраст менталитетов был поразителен.
   По правде говоря, раньше ей даже в голову не приходило, что такое возможно.
   Профессор Тосака взяла у мистера Эмии трансфигурированный свисток и снова попробовала издать звук, но ничего не получилось. Сделав еще пару пометок в свитке маггловской ручкой, маг снова взяла кинжал. Неожиданно по лезвию прошло белое свечение, но за этим ничего не последовало. Хмуро осмотрев Мистический знак, Тосака положила его обратно на стол, после чего вытащила из плаща Калейдожезл Рубин.
   - Обнаружено инородное прана-образование! - объявила палочка. - Анализирую... анализ завершен. Начинаю очистку системы. Три... два... один... Готово,- на краткое мгновение тело иномирянки окружил белый свет.
   - Ну что ж, впечатляющие результаты, - вслух пробормотала Тосака.
   - Ух ты! Вам удалось развеять чары! - воскликнула Гермиона.
   - Нет, не мне. Это сделала Руби, - поправила ее маг. - Впечатляет то, что вашему заклинанию удалось преодолеть мою естественную сопротивляемость магии.
   - Сопротивляемость? - девушка знала, что некоторые существа вроде великанов и оборотней обладают устойчивостью к магии, но у людей же такого нет, верно?
   - Я объясню чуть позже, - ответила Рин. - Давайте продолжим, - добавила она, спрятав свою палочку обратно. - Зачаруйте меня еще раз.
   Радуясь возможности поучаствовать в эксперименте, словно это был лучший подарок на День Рожденья, Гермиона с готовностью направила свою палочку на учителя.
   - Силенцио!
   - Один, два, три - ага, все получилось, - беспрепятственно произнесла Тосака.
   - Что... почему?.. - растерянно залепетала Гермиона. Неужели она где-то ошиблась?
   - В данном случае профилактика легче лечения, - ответила маг. - Я вполне могу осознанно сопротивляться воздействию, пока оно не полностью активно.
   - Профессор Тосака, - позвал ее Флитвик, прервав разговор. Обернувшись, Гермиона осознала, что в их сторону смотрит весь класс.
   - Приношу извинения за то, что отвлекла ваших учеников, профессор Флитвик, - произнесла Тосака, чуть склонив голову.
   - Не беспокойтесь об этом... но что случилось? У мисс Грейнджер сорвалось заклинание?
   - Нет, ее заклинание сработало правильно. Дело в том, что чужеродная прана обычно вызывает естественную реакцию отторжения у людей со здоровыми магическими цепями. И хотя эта Мистерия была достаточно сильна, чтобы преодолеть такое пассивное сопротивление, когда я заставила прану активно циркулировать, ее возможностей не хватило для подавления этого типа защиты.
   - И я так понимаю, вы сделали это без палочки? - задумчиво нахмурившись, уточнил Флитвик.
   Тосака приглашающе взмахнула рукой.
   - Если хотите, можете попробовать заклясть меня самостоятельно.
  

* * *

   Обед.
   - Минерва! - выкрикнул Флитвик, влетев в Большой зал. Дамблдор отстраненно отметил, что несколько нетипичное поведение профессора чар привлекло к нему множество взглядов.
   - Что случилось, Филиус? - спросила МакГонагалл.
   - Пожалуйста, наложите на меня чары Силенцио, - протараторил старичок, разведя в стороны руки. Палочки нигде не было.
   Директор переглянулся с замом и, пожав плечами, указал ей, что это ее решение.
   - Ну, хорошо, - пробормотала Минерва, вынимая палочку. - Силенцио.
   - Один, два, три - ох, Мерлин мой, это сработало! - воскликнул Филиус, будто на нем и не было чар немоты.
   - Что... как?..
   Следом за этим последовала череда вопросов, тестов, пояснений и испытаний прямо во время обеда. Когда Филиус рассказал остальным профессорам то, что узнал от мисс Тосака, мысли Дамблдора ушли в куда более неприятную сторону, чем у всех остальных. Возможно ли, что именно так Тому удавалось подавлять действие некоторых заклинаний, которым он специально позволял попадать в себя? Подобные демонстрации значительно укрепляли его имидж непобедимого Темного Лорда.
  

* * *

   30 сентября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
  
   Спустя месяц после начала учебы Гарри, наконец, удалось отрегулировать свой неожиданно плотный график и распределить время так, чтобы его хватало сразу на все заботы. В перечень дел входили такие вещи как тайное общение с известным уголовником, продолжение мозгоклюйских практик с друзьями, квиддич и подготовка к скорому обучению кучки подростков способам навредить ближним и дальним.
   Последнему вопросу также посвящался сегодняшний поход в Хогсмид, и именно поэтому Гарри только что вошел в трактир "Кабанья голова". Несмотря на солнечную погоду, в помещении стоял полумрак, а обшарпанный интерьер с несколькими столь же обшарпанными клиентами наводил на мысль, что они серьезно ошиблись дверью.
   - Гермиона, почему ты выбрала это место? - прошептал Рон, у которого, видимо, были те же мысли. - Тут просто отвратительно.
   - Ну, я хотела такое место, в которое ученики обычно не заходят, чтобы нас не подслушали.
   - Ага, понятно, но почему именно здесь? - настаивал Рон. Учитывая то, что при входе на них уставились все местные темные личности, Гарри посчитал этот вопрос очень правильным.
   - Я просто вспомнила, что Хагрид ходит сюда. Помните, как он рассказывал нам на первом курсе, что выиграл здесь яйцо Норберта?
   Рон нахмурился, силясь вспомнить те времена.
   - Так это здесь Хагрид рассказал Сама-Знаешь-Кому про то, как пройти мимо Пушка? - наконец спросил он.
   Гермиона кивнула и только через секунду осознала, что именно он сказал.
   - Ой, стоп, похоже, это была плохая идея.
   Да, была. Назначать встречу в трактире, куда в прошлом захаживал Волан-де-Морт - определенно плохая идея.
   - Но уже поздно что-то менять, - хмуро продолжила Гермиона. - Мы сказали всем, чтобы они приходили сюда.
   - Давай узнаем, есть ли здесь отдельные помещения, - предложил Гарри, направляясь к бармену, который почему-то был очень похож на Альбуса Дамблдора.
  

* * *

   Драко поднялся по лестнице на второй этаж паба и постучал в дверь с номером, что был указан в письме, которое ему прислали несколько дней назад.
   - Заходи, - донеслось из комнаты.
   Войдя, Драко увидел мать. Как только он закрыл дверь, Нарцисса Малфой поднялась из-за стола и запечатала вход Коллопортусом.
   - Ты готов? - спросила она у сына.
   - Да, - решительно кивнул Драко.
   - Не забудь проявить почтительность, - напомнила она ему и, дождавшись утвердительного кивка, взяла за руку. В следующее мгновение раздался хлопок, и они оба исчезли.
  

* * *

   - В трактире на отшибе проходит встреча группы учеников, - протелепатировала Райдер своей хозяйке.
   - Там есть кто-то интересный? - спросила Сакура.
   - Гарри Поттер и Луна Лавгуд. Остальные в основном гриффиндорцы, несколько рейвенкловцев и хаффлпаффцев. Ни одного слизеринца.
   Сакура задумалась. Хотя она еще с той давней встречи в коридоре сильно подозревала, что дополнительные занятия по зельям, которые посещает Гарри Поттер - прикрытие для чего-то другого, девушка не стала просить Райдер проследить за ним; в конце концов, вмешиваться в чужие дела не в ее характере. Но, похоже, сейчас мальчик собирается втянуть в свои тайные посиделки других учеников. Потратив еще несколько секунд на размышления, Сакура пришла к компромиссу между своим характером и здоровой осторожностью.
   - Поступай, как хочешь, - ответила она своей Слуге. Это хорошая возможность заставить Райдер следовать собственным желаниям, а то она даже после всех этих лет частенько слишком серьезно воспринимает свое положение.
   - Понятно, Мастер.
   Несмотря на то, что она уже не первый раз посещала деревню, Сакура не уставала поражаться невероятному контрасту между культурами местных волшебников и магов ее родины. Магазины, продающие волшебные конфеты и безделушки, явно созданные без заботы о затратах праны. Свободно бродящие нелюди, которых не спешили привязывать к столу для вивисекции или целиком помещать в банки с сохраняющей жидкостью. И этот список можно было продолжать дальше. Даже для нее это все смотрелось весьма странно, а более ортодоксального мага, наверное, привело бы в исступление.
   Взглянув в сторону, девушка заметила, что ее сегодняшняя спутница для сопровождения учеников немного отстала, так что Сакура остановилась, чтобы ее подождать.
   Через некоторое время Долорес Амбридж все же ее догнала.
   - Профессор Мато... - начала разговор главный инспектор Хогвартса. - Вы провели в Хогвартсе уже месяц, верно?
   - На самом деле, мы переехали еще в начале августа, - слегка исправила ее Сакура.
   - Ну, в таком случае, что вы можете сказать о своих впечатлениях об этом учебном заведении? Оно похоже на подобные учреждения вашей родины?
   Хотя Сакура и не являлась заправской интриганкой, прошедшей суровую школу Часовой Башни, как Рин, она была далеко не глупой простушкой. Вполне понятно, что этот разговор - начало ее собственной "аттестации", хоть и в иной форме, чем та, которую прошли Сейбер и Широ. Неважно, планировала ли Амбридж это изначально или же решила сменить подход после результата первой пары, итог один. Так что в случае нужды Райдер появится здесь через мгновение.
   - В Ассоциацию магов обычно вступают люди несколько старше, чем ученики Хогвартса.
   - Правда? Тогда как проходит начальное образование юных волшебников? - продолжила опрос Амбридж.
   - Магии обычно учат дома, - ответила Сакура.
   - А что насчет тех, кто происходит из семей магглов? - немного подумав, спросила Амбридж.
   - Честно говоря, очень немногих "магглорожденых" знакомят со сверхъестественной стороной мира, - не вдаваясь в подробности, сказала Мато.
   - Так у вас общепринято, что родовитые маги держат волшебный мир для себя и своих потомков?
   - Именно.
   - Для этого есть какая-то конкретная причина?
   Удержав себя от недоверчивого взгляда на ведьму, Сакура в общих чертах рассказала ей о всем известной сути мистерий: их конечности.
  

* * *

   Страх меняет людей. Тихоня неожиданно может броситься на источник, словно загнанная крыса, а гордец с высоко поднятой головой - сжаться до комка всепоглощающего ужаса.
   И Драко Малфой в этом плане не был исключением.
   Когда мать трансгрессировала с ним к их родовому поместью, в его голове царили энтузиазм, волнение и небольшая толика нервозности. Ведь он, наконец, должен встретиться с самим Темным Лордом! Тем, кто возвеличит достойных и поведет волшебный мир в будущее! Грязнокровкам, наконец, укажут их место. Так как его отец - права рука Лорда, Драко без сомнения ожидал, что семья Малфоев будет занимать достойное место. То, которое принадлежит им по праву.
   Все эти мысли тотчас погибли, когда его взгляд коснулся Вол... Волд... нет, под взглядом этих красных глаз он даже не мог выговорить то имя.
   - Сын, - тихо одернула его Нарцисса.
   Ее шепоту удалось проникнуть сквозь марево страха, помогая Драко осознать свою ошибку. Как и его мать, он опустился на колени и подался вперед, чтобы поцеловать подол мантии Владыки. Медленно попятившись назад, мальчик стал ждать дальнейших приказаний.
   Темный Лорд сидел на любимом библиотечном кресле Люциуса и смотрел на него. Даже не поднимая глаз, Драко чувствовал этот пронизывающий взгляд.
   - Поднимись.
   Драко повиновался.
   - Он пошел в отца, - отметил Лорд, обращаясь к Нарциссе.
   - Так и есть, мой Лорд.
   Когда красные глаза вновь сосредоточились на нем, Драко пришлось приложить все силы на то, чтобы не уткнуться взглядом в пол. Помещение, в котором был знаком каждый угол, ощущалась, словно тронный зал чужого государства. Как вообще такое может исходить из родного дома?
   - Подойди ближе, Драко, - прошелестел шипящий голос.
   Мальчик повиновался.
   - Так уж получилось, что я заметил, что в твоих письмах не хватает информации об этих предполагаемых пришельцах из другого мира.
   Драко внезапно почувствовал, словно на него давят стены, его сердце бешено заколотилось.
   - Я... писал обо всем, о чем мог, - выдавил он, старательно пересиливая страх разочаровать Владыку.
   - Неужели? - в голосе возник намек на веселье. - Посмотри мне в глаза.
   Драко повиновался.
   - Легилименс.
  
  

* * *

   Райдер без всяких проблем смогла поприсутствовать на собрании детей. Из всей компании ее астральную форму могла заметить только Луна, но та просто поприветствовала ее, слабо махнула рукой, никак иначе не выдав остальным присутствующего в помещении неучтенного гостя. Медуза надеялась, что здесь сможет разузнать о так называемом Темном Лорде, но, к сожалению, мистер Поттер говорил о прошлогодних событиях только в общих чертах. Хотя Слугу весьма заинтриговала реакция учеников на прозвище "Волан-де-Морт".
   Через некоторое время разговор подошел к выбору названия зарождающегося импровизированного школьного клуба.
   - ОД хорошо звучит, только давайте назовемся Отряд Дамблдора, - предложила Джинни. - Ведь это именно то, чего Министерство больше всего боится, верно?
   - Нет, предложение Чо лучше, - не согласился Гарри, хотя остальным такое название явно пришлось по вкусу. - Нам нельзя как-то связывать нашу группу с Дамблдором, он и так сильно рискует, защищая нас от Амбридж во время уроков. Если нас поймают, то с таким названием старая жаба сможет легко использовать это против директора.
   Дети растерянно посмотрели на своего новоизбранного лидера - им такие мысли явно не приходили в головы.
   - Приятель, когда это ты начал думать как слизеринец? - озадачено спросил Рон.
   - Меня пару раз предупреждали о том, что в этом году нужно вести себя тише, - уклончиво пробормотал Гарри, украдкой переглянувшись с Чо. Этот обмен взглядами заметили только Джинни, Гермиона и Райдер. - В любом случае, пора заканчивать, на сегодня уже все обсудили. После того, как мы определимся со временем первой встречи, на монеты придет сообщение.
   Когда толпа учеников отправилась к выходу, Райдер приблизилась к Луне.
   - Интересная идея, не правда ли? - тихо произнесла Лавгуд.
   Медуза согласно хмыкнула. По крайней мере, теперь она, наконец, сможет увидеть больше примеров боевой магии местных.
   - Где твое ожерелье? - прошептала Райдер, заметив, что на девушке сегодня нет ее любимого украшения из крышек.
   - Думаю, его утащили нарглы, - чуть громче, чем следовало, заявила Луна, но пара учеников, слышавших ее слова, просто проигнорировали странноватую девчонку.
   Двинувшуюся к двери толпу кроме Луны замыкали трое организаторов встречи и чуть замешкавшаяся ведьмочка по имени Чо. Последняя, похоже, хотела задержаться, но ее рыжая подруга явно стремилась скорее уйти, так что девушка покорно позволила утянуть себя вперед.
   - Мне кажется или Чо ведет себя иначе, чем в прошлом году? Как-то тише? - спросил Рон. И верно, за всю встречу кроме предложения о названии клуба девушка не проронила ни звука.
   - Конечно она ведет себя по-другому, - ответила Гермиона. - Бедняжка только месяц назад узнала всю правду о смерти Седрика и возвращении Волан-де-Морта. Такие откровения без следа не проходят.
   - Понятно. Я вот еще чего хотел спросить, - добавил Рон, повернувшись к Гарри. - Ты собираешься пригласить ее в этом году на Святочный бал?
   - Чего? - Поттер чуть не поперхнулся. - Святочный бал... я совсем забыл о нем. Ну, думаю, на этот раз я не обязан идти. Да и вообще, в прошлом году все получилось как-то не очень.
   - Хм, даже не знаю, как ее можно об этом спросить, тем более сейчас, - протянула Гермиона, словно он ничего не говорил. - Не рановато ли?
   - Ну, бал будет только на Рождество, так что время терпит, - как ни в чем не бывало ответил Рон.
   - Ребята... - пробормотал Гарри, впечатав ладонь в лоб.
   Райдер решила, что если она и дальше будет проводить столько времени в зоне действия подобных подростковых драм, то ее мозги точно сгниют, и хваленая устойчивость Слуг ее не спасет - эта зараза явно работает на концептуальном уровне.
  

* * *

   Сакура считала, что эта утренняя прогулка в Хогсмид прошла вполне нормально. День ясный, дети не шалят, происшествий требующих внимание нет. Даже с вопросами Амбридж проблем не возникло, так как она в основном интересовалась особенностями общества магов, а не ее личной жизнью. И еще, похоже, Долорес очень обрадовалась, когда узнала некоторые общеизвестные факты из их мира.
   - Так вы говорите, что чем больше магглорожденных учится магии, тем меньше ее остается для всех остальных?
   - Не вдаваясь в детали, вы уловили суть более-менее верно...
   Время подходило к полудню, и вместе с этим к концу приближалось ее дежурство, так что Сакура уже собиралась расстаться со своей напарницей и пойти по своим делам.
   Девушка неспешно гуляла по улицам, размышляя о том, куда идти на обед. Конечно, проще и дешевле просто вернуться в Хогвартс, но она знала, что как только уйдет, Райдер немедленно отправится за ней следом, а Сакуре хотелось, чтобы ее излишне заботливая Слуга в полной мере насладилась своим временем за пределами территории замка.
   - Профессор Мато, меня просили передать вам приглашение на обед, - сказала ей подошедшая Амбридж.
   - Обед? - слегка удивившись, переспросила Сакура.
   - Да. Я бы хотела познакомить вас с отцом одного из ваших учеников. Он входит в Совет попечителей школы и является главой одного из самых известных чистокровных семейств Британии.
   Из вежливости Сакура скрыла свое отношение к хамству и высокомерию, что сквозили в этом сообщении. Ее ничуть не смущало приглашение через посредника, но его прибытие буквально в последний момент представляло собой серьезное нарушение этикета. Такой легкомысленный подход подразумевает, что она просто обязана его принять, словно у нее не может быть более важных дел. Очень самонадеянно со стороны этого "попечителя". Кроме того, Амбридж действовала так, словно делает Сакуре невероятное одолжение введением в "высший свет" местного общества.
   К тому же, контакты с аристократами были работой Рин, а не ее. У самой Сакуры, конечно, был кое-какой опыт взаимодействия с вершиной пищевой цепи Часовой Башни, но те случаи были исключениями и практически не затрагивали реальную политику. К сожалению, сестра планировала сегодня заняться сортировкой дополнительных работ по развитию магических родословных, которые ей начали сдавать, так что Сакуре волей-неволей придется заняться этим самостоятельно.
   - Я бы сама хотела присоединиться к вам, - продолжила Амбридж с сожалением в голосе. - Но увы, у меня назначена важная встреча в Министерстве, так что я покину вас почти сразу, - женщина картинно вздохнула. - Работа во благо магического общества иногда очень утомляет.
   Подавив желание скорчить кислую мину, Сакура связалась со своей Слугой.
   - Райдер, ты не занята?
  

* * *

   Драко почти не заметил, как свалился на пол; единственное, что волновало мальчика - это облегчение, пришедшее после того, как чужая воля покинула его разум. Боль и жуткое ощущение того, как чьи-то руки копаются у тебя в мозгу, выбили его из реальности как только появились, а теперь, когда они ушли, он, наконец, мог передохнуть.
   Когда Драко пришел в себя, то обнаружил, что распластался на ковре, а его голова лежит на коленях у матери. Подняв глаза вверх, мальчик обнаружил Темного Лорда, стоящего неподалеку с книгой в руках.
   - Вижу, он, наконец, очнулся, - произнес Владыка с толикой недовольства в голосе. - По-моему, ты слишком сильно его оберегаешь, Нарцисса. Если бы он был лучше подготовлен, то не провалялся бы на полу столько времени, - отметил Волан-де-Морт, захлопнув фолиант и поставив его обратно на полку.
   - Мой Лорд, прошу вас, - умоляюще произнесла Нарцисса Малфой.
   Проигнорировав женщину, Волан-де-Морт кивнул на кресло Люциуса, где сам сидел в начале приема.
   - Что ж, Драко присаживайся, и мы продолжим разговор.
   Медленно поднявшись с пола, мальчик, пошатываясь, подошел к указанному месту и осторожно присел.
   - Похоже, мне следует пояснить цель твоего задания, так как, видимо, у нас получилось небольшое недопонимание, - произнес Лорд, неспешно расхаживая по комнате. - Если бы я хотел знать содержание программы этих предметов, то мог бы просто... допросить любого ученика. Понимаешь, о чем я?
   Драко заставил себя кивнуть, хотя больше всего на свете ему хотелось застыть и притвориться мертвым.
   - И из этого следует, что твоя задача совсем не в том, чтобы пересказывать мне информацию, которую можно получить в любой момент.
   Темный Лорд говорил совершенно буднично и спокойно, но младший Малфой все равно едва смел дышать.
   - Хотя, в конце концов, ты всего лишь ребенок, - степенно продолжил Лорд. - Знай, что мне тоже знакомо милосердие, так что я готов дать тебе еще одну попытку.
  

* * *

   Блюдо состояло из трех видов мяса: фазанины, крольчатины и оленины. Мясо рубилось и смешивалось с нарезанными сосисками особого сорта. После этого оно приправлялось сбалансированной смесью пряностей из розмарина, тимьяна, тархуна и муската. Также в блюде присутствовали белое вино и можжевеловые ягоды. Далее готовая начинка перекладывалась в пирог из свежего теста, и все это запекалось в печи. После доведения до готовности в верхней части пирога прорезалось отверстие и туда заливали соус, изготовленный из остатков начинки, после чего блюдо оставляли охлаждаться в течение ночи. Следующим утром пирог разрезали на части и подавали к столу с гарниром из маринованных овощей под горчичным соусом.
   Именно такие мысли блуждали в голове Сакуры, пока она смаковала второй кусочек предложенного блюда. Пожалуй, ей и самой было сложно точно сказать, чего в этом было больше: размышлений повара-любителя, дошедшего в своем увлечении до уровня высококлассных мастеров, или обработки информации от Структурного анализа, рефлекторно наложенного на пищу, принимаемую вне семьи. В конце концов, она тоже маг, а такие проверки -- один из залогов долгой жизни. Было бы обидно после всех усилий приложенных ради того чтобы отвертеться от "Высшей Чести" стать материалом для чужой лаборатории потому что недоглядела за собственной тарелкой.
   Девушка проглотила пищу, после чего сделала небольшой глоток красного вина.
   - Надеюсь, вам пришлось по вкусу это блюдо, - произнес Люциус Малфой, отрезая кусочек от собственной порции.
   - Все очень вкусно, - честно ответила Сакура. - Спасибо.
   - Не стоит благодарностей, - это было почти незаметно, но девушка все рано уловила, как взгляд мужчины скользнул по ней.
   - Он пялится на тебя, - телепатически отметила Райдер с легким весельем.
   - Вряд ли, просто моя одежда немного выделяется на фоне местных, - ответила Сакура. В отличие от ведьм волшебного мира она носила не традиционную мантию, а длинное пальто, под которым была блузка с высоким воротником и длинными рукавами. - Я же не ношу что-то вызывающее.
   - Всего лишь тонкое и облегающее.
   Девушка с трудом подавила желание застегнуть пальто.
   - Что вы думаете об образовательной программе Хогвартса? - небрежно спросил Люциус.
   - Здесь все сильно отличается от того, как все происходит на моей родине.
   - В самом деле? Тогда как же обучали вас?
   Маринованные овощи очень хорошо подходили к основному блюду. Привносимая ими кислинка мягко щекотала язык, смягчая вкус мясного пирога. Это немного напоминало то, как Зокен позволял ей дружить с Широ и посещать клуб кю-до. Мимолетные проблески надежды сделали страдания и отчаянье от "уроков" с червями гораздо эффективнее.
   - Я была на домашнем обучении, - ответила Сакура. - Вообще, начальное образование магов обычно проходит один на один с преподавателем.
   - Вроде как ученичество у мастера?
   - Верно.
   Прежде чем продолжить беседу, Люциус пригубил вино.
   - Мой сын писал, что маги могут... передать часть собственной магии своему ребенку. Кажется, это называется Магическая метка, верно?
   Сакура кивнула.
   - Так как я чистокровный волшебник и желаю процветания своей семьи и будущего наследника, меня сильно заинтересовала эта практика. Драко написал все о том, что про это говорили на уроке, но я бы хотел услышать более подробное объяснение.
   Сакура заколебалась с ответом. Что-то было не так. Приглашение Амбридж было адресовано лично ей. Зачем специально приглашать ее, если для таких вопросов Рин была бы куда лучшим и правильным выбором? В этой вселенной никто не знал о метке Мато, так к чему обсуждать это с ней?
   Здесь что-то определенно не так.
   - По правде говоря, Рин была бы куда лучшим собеседником для разговора о магических метках, - ответила Сакура.
   - О? Из писем сына у меня сложилось впечатление, что только мистер Эмия не обладает такой вещью.
   - Я ошиблась, - протелепатировала Райдер. - Он не пялится на тебя, а изучает.
   Так значит, он собирает информацию об их группе. Это было самое простое объяснение, но у магической политики всегда существовало несколько подтекстов. Какие еще цели он может преследовать? К сожалению, Сакура не обладала достаточной практикой в таких играх, чтобы сделать какие-либо дополнительные выводы.
   - Мой отец решил не передавать мне метку, - сказала она, решив не ломать себе голову.
   - Ах, тогда я приношу извинения за свои скоропалительные выводы, - вежливо произнес Люциус.
  

* * *

   Выйдя из ломбарда, Гарри застегнул сумку, в которой теперь лежал крупный мешок с летучим порохом. Прежде чем попасть сюда, мальчик изрядно поблуждал по Хогсмиду и выяснил, что в деревне его вообще не продавали, так как любой взрослый мог просто трансгрессировать в Лондон, а школьникам порох вообще обычно не нужен. Найти искомое ему удалось только тут, да и то с пятидесятипроцентной наценкой.
   Поттер осмотрелся по сторонам и неспешно побрел к более оживленным улицам. Из-за сомнительной репутации района здесь было куда меньше прохожих, чем в других частях деревне.
   Мальчик затормозил, когда в поле его зрения мелькнула знакомая белобрысая шевелюра. Оглянувшись, он увидел, как Драко Малфой выходит из какой-то таверны. Гарри подозрительно прищурился. Начинающий параноик в нем просто орал о том, что это неспроста.
   Пару мгновений спустя Драко увидел его и сразу хмуро уставился в ответ. Так они и играли в гляделки, пока вслед за Малфоем на пороге таверны не появился кто-то еще.
  

* * *

   - В чем дело, Драко? - спросила Нарцисса сына.
   - Ничего, мама, - ответил Драко, не отводя взгляда от своего противника. - Просто Поттер.
   Проследив за взглядом сына, Нарцисса тоже посмотрела на мальчика со шрамом. Когда она это сделала, Поттер на мгновение перевел взгляд на нее, после чего развернулся и ушел. Драко довольно фыркнул, радуясь своей маленькой победе в гляделки.
   - Пойдем, мам, - сказал Драко. У него были более важные дела, чем всякие тупые гриффиндорцы.
  

* * *

   Теперь, когда его заметили, было невозможно тихо проследить за Малфоями. Конечно, это могла быть просто семейная прогулка, но чертов Люциус Малфой был среди Пожирателей на том чертовом кладбище, и Драко наверняка последовал по стопам отца. Но Гарри все равно не представлял, куда они шли и как...
   - Привет, Гарри, - грубый мужской голос раздался прямо у него за спиной.
   Резко развернувшись, мальчик уставился на какого-то уродливого мужика с кривым носом и бородавкой на полморды, который палился на него, скаля кривые зубы.
   - Почему ты ходишь здесь в одиночку? Это плохой район, - заявил мужчина.
   - Мы знакомы? - напряженно спросил Гарри. Может быть, это очередной фанат Мальчика-Который-Выжил?
   Улыбка мужчины на мгновение расширилась, сделав его еще уродливее, а в следующее мгновение нос незнакомца превратился в свиной пяточок.
   - Тонкс?
   Метаморфиня шикнула на него и зашептала:
   - Ты забыл, что Сам-Знаешь-Кто жаждет получить твою голову? Какого Мордреда ты тут делаешь? Мог бы хотя бы взять с собой друзей, чтобы они прикрыли тебе спину, балбес.
   Эм... ладно, это было дельное замечание.
   - Гермиона вернулась пораньше, чтобы сделать эссе, а Рон пошел с ней, чтобы попытаться выпросить домашнюю. Я не хотел им мешать.
   - Мешать? - фыркнув, спросила Тонкс. - Эта парочка, наконец, прошла этап тоскливых взглядов?
   Гарри пожал плечами; вряд ли он мог говорить о чужих сердечных делах, если и в своих толком не разбирался.
   - Ты видела Малфоев? - спросил Поттер, решив сменить тему. - Они только что вышли из того трактира, - добавил он, мотнув головой. - Как думаешь, они что-то замышляют?
   - Без понятия. Может, они просто обедали вместе. Школьники иногда на выходных встречаются в деревне с родителями, ты разве не знал об этом?
   Гарри попытался представить себе тетю и дядю в волшебной деревне. М-да, это даже могло бы быть забавно, если бы их не поцеловали дементоры.
   - Слушай, может быть, ты проследишь за ними?
   - Нет, Гарри у меня нет на это времени, - безапелляционно заявила Тонкс. - Моя работа защищать тебя, и учитывая, что ты любишь шляться по всяким злачным местам, я ни на секунду не собираюсь выпускать тебя из виду.
   Вот блин.
  

* * *

   Сакура наслаждалась изысканным вкусом десерта из персиков, фламбированных в виски со сладкими блинчиками. Возможно, прежде она недооценивала возможности британской кухни, и на нее стоит обратить более пристальное внимание.
   В противовес хозяйке, Райдер мысленно сокрушалась из-за впустую пропавшего высококачественного виски.
   Отпив чая, Сакура краем глаза посмотрела на своего соседа за столом. Немного ранее она спросила, были ли в его семье другие дети кроме Драко. Эта тема в конечном итоге привела к разговору о положении рода Малфоев среди других чистокровных семейств Британии. Похоже, он предполагал, что Сакура будет заинтересована и впечатлена их возможностями, а она сама была слишком вежлива и осторожна, чтобы сообщать ему, насколько ошибочны такие мысли.
   - Так значит, ваш род выделяется силой даже среди других чистокровных семей? - спросила она, подводя итог под его прошлыми высказываниями.
   - Верно. У нас есть все основания гордиться тем, что мы носим имя Малфоев.
   - По правде говоря, меня как раз интересовал этот вопрос.
   - Меня не удивляет ваше любопытство. Я слышал, что вы, маги, хорошо понимаете важность крови, - объявил он с довольной улыбкой.
   - На самом деле, я говорю конкретно о силе.
   - Боюсь, мне потребуются некоторые пояснения ваших слов, - чуть помолчав, ответил волшебник.
   - Как вы оцениваете магическую мощь людей? Мы не смогли найти никакой литературы о методиках, используемых в этом измерении.
   - Чем чище кровь, тем сильнее род, - чуть растеряно ответил Люциус. - Как я понял, в вашем мире придерживаются таких же взглядов.
   - Не совсем, - с улыбкой произнесла Сакура, но больше ничего не сказала.
   - В таком случае, не могли бы вы рассказать мне, как магическую силу измеряют на вашей родине? - спросил Люциус.
   За время обеда Сакура хорошо поняла, что Люциус всеми силами пытается выудить из нее информацию, так что ей ни к чему было облегчать ему работу. К тому же...
   - Я совсем не хочу ввязываться во вторую дискуссию о магии за один день, - с мысленным вздохом пожаловалась она своей Слуге.
   - Тогда просто не отвечай ему. Насколько я помню, маги вообще очень скрытный народ.
   - Это весьма сложная тема, и ее обсуждение займет слишком много времени, - сказала она Малфою.
   - Очень жаль. Тогда не стоит в это углубляться, - ответил Люциус.
   Как она и надеялась, он без проблем уловил этот практически неприкрытый намек.
   - У вашей группы есть планы на обучение детей чему-либо за пределами преобразования материи и рунической магии? - спросил Малфой, пригубив вина.
   Вот теперь все встало на свои места.
   - Все дело в наших планах на прием помощников, - протелепатировала Сакура. И как такая простая идея прошла мимо нее?
   - Вот почему он пригласил тебя, - заключила Райдер. - Просто ищет протекцию для своего сына.
   - Терпеть не могу такие игры, - печально заявила Мато.
  
  

* * *

  
Гарри и Тонкс сидели в кафе и неспешно пили чай, закусывая булочками. Когда они вышли на нормальные улицы деревни, девушка сменила свою внешность на менее приметный вариант, так что теперь "сопровождающий" Поттера совсем не походил на законченного уголовника.
   На другой стороне улицы от них красовался один из самых шикарных ресторанов Хогсмида, и это было совсем не случайно. Через некоторое время после разговора с Гарри Тонкс решила направить активность начинающего параноика в мирное русло и рассказала ему, что старшие Малфои частенько посещают это заведение. Поттер тут же ухватился за возможность все же проследить за Драко, чем полностью подтвердил подозрения Нимфадоры о плохом влиянии на мальчика некоего старого аврора с очень приметным глазом.
   С тех пор прошло полчаса.
   С точки зрения любого разумного человека, это была совершенно бессмысленная попытка, ведь у них не было совершенно никаких доказательств, что Малфои вообще собираются сюда прийти. Но Гарри относился к тем людям, что готовы потратить несколько месяцев на приготовление Оборотного зелья только ради того, чтобы проникнуть в гостиную Слизерина и попытаться разговорить Драко, основываясь лишь на ничем не подкрепленных подозрениях и собственной антипатии.
   Самой же Тонкс жаловаться было не на что. Охраняемый прямо здесь и не стремится никуда сбежать, они в тепле, кружка наполнена чаем, а на подносе сладкие пирожные. Можно сказать, что жизнь прекрасна!
   - Спасибо за угощение!
   - Не за что, - ответил Гарри, косясь на другую сторону улицы.
   - Так зачем тебе понадобился летучий порох? - спросила Тонкс, припомнив, почему он вообще оказался в том районе.
   - Ты видела, что я покупал? - чуть растерянно спросил Гарри.
   Девушка одарила его скептическим взглядом.
   -Эм... это для одного школьного проекта, - нашелся с ответом парень.
   - Ясно, ясно, - покивала она, явно не купившись на эту отговорку.
   Тут в голову Гарри пришла мысль.
   - Подожди минутку. Ты же аврор! - выпалил он.
   - Ага, а Гермиона - девочка, - невозмутимо ответила Тонкс.
   - Нет, я не... Постой, так ты уже знаешь?
   - У нас, девочек, много общего, вот в чем штука, малыш, - произнесла она соблазнительным женским голосом, который страшно бил по нервам из-за того, что шел от ее мужской формы.
   Гарри поежился.
   - Ладно, ты можешь нам помочь? - пробормотал он, стараясь игнорировать последнюю фразу.
   - А, так ты приглашаешь меня в свой жутко секретный проект? - заинтересованно спросила Тонкс.
   - Ну, видишь в чем дело, мы как бы решили продолжить наши летние практики в дуэлях. И нам очень пригодится, если ты расскажешь про какие-нибудь полезные заклинания. В смысле, из тех, которыми пользуются авроры.
   - Эх, не могу тебе ничем помочь, - погрустнев, ответила она. - Многие из этих заклинаний опасно учить без инструктора. В Хогвартсе такому не учат совсем не просто так.
   - Но наверняка же должны быть заклинания, с которыми не будет таких проблем, верно? - с надеждой спросил Гарри.
   - Хм... пожалуй, несколько есть, - задумчиво протянула Нимфадора.
   - Запиши, что вспомнишь, - быстро сориентировался Гарри, достав из сумки пергамент и перо.
   - Хорошо, - сказала она, забрав протянутое. - Но только если ты расскажешь мне, для чего тебе летучий порох.
   На этом месте Гарри притормозил. В этом году он уже накопил много разных секретов: пророчество, директор Боунс, чтение памяти Рона и Гермионы, разговор Сейбер со Шляпой и теперь еще существование ОД. К тому же, хотя последний секрет был менее опасным и щекотливым, чем другие, при раскрытии он обещал массу неприятностей лично ему и его друзьям.
   С другой стороны, Тонкс - дипломированный мракоборец, так что это может быть даже полезно. Пока он рассказывал ей про то, что они собрались организовать, мимолетная мысль сформировалась в полноценную идею, так что под конец он озвучил и ее тоже.
   - Ты понимаешь, что Бродяга прибьет тебя, если ты ему все не расскажешь? - спросила Тонкс, когда он закончил. - Особенно с учетом того, что ты просишь помощи у меня, а не у него.
   - Но это же будет опасно, - хмуро сказал мальчик.
   - Да, но, по-моему, сейчас ему просто необходимо что-то такое. К тому же, мы будем соблюдать осторожность. Постоянная б... - Тонкс умолкла, заметив что-то снаружи кафе.
   Проследив за ее взглядом, Гарри увидел, как из ресторана выходят Люциус Малфой и Сакура Мато. Мальчик нахмурился. Что бы это могло значить?
  

* * *

   Вечером того же дня, когда женская часть компании иномирян собралась за обеденным столом, а Широ отправился готовить специальный ужин для Райдер, Сакура подробно пересказала сестре и Сейбер события сегодняшнего обеда.
   - Почему имя Люциуса Малфоя звучит знакомо помимо того, что он отец одного из учеников? - задумчиво спросила Рин, силясь выцепить что-то вертящееся на краю памяти.
   - В "Ежедневном пророке" цитировали его слова, - ответила Сейбер.
   - Когда это?
   - Когда Амбридж назначили генеральным инспектором. Он высказался в поддержку этой инициативы правительства.
   - Ага, понятно, - кивнула Рин. - Хм, с тех пор прошло уже несколько недель, странно, что ты вспомнила такую мелочь. Или в том номере газеты тебя заинтересовало что-то еще?
   - Нет, просто я пытаюсь лучше понять обычных людей, а размышления над общественными новостями - неплохой способ продвинутся в этом деле, вот и запомнилось, - ответила Сейбер, после чего нахмурилась. - Из этой информации следует, что Амбридж и Малфой союзники, так что мы обязаны отнестись к этому со всей серьезностью.
   - Верно, - согласилась Рин, откинувшись на спинку стула. - Либо у этих двоих общие убеждения и цели, либо это временное объединение против общего врага, а именно Дамблдора.
   - Они оба верят в чистоту крови, - отметила Сакура. - Пункт за общие убеждения. К тому же, интерес к меткам полностью согласуется с этими идеями.
   - Не думаю, что это была основная причина встречи с тобой, - сказала Рин. - У него слишком мало информации о таких Мистериях. В Хогвартсе мы, по большей части, изолированы от внешнего мира, так что все, что он знает, получено через вторые и третьи руки - недостаточно для начала активных действий. И если бы он хотел получить реальные детали, приглашение должно было прийти мне.
   Некоторое время Сакура размышляла об обеде в этом контексте, неспешно попивая чай.
   - Так это была просто ни к чему не обязывающая беседа? - спросила она.
   - Такие беседы - важная часть большой игры, - ответила Рин. - Но ты говорила, что он больше интересовался нашими планами на прием личных учеников.
   - Да, у меня сложилось такое впечатление.
   - Почему? - задумчиво протянула Рин, похоже, больше обращаясь к себе самой. - Он просто хотел протолкнуть на это место своего сына взамен на введение нас в высшее общество или тут есть что-то еще?
   - Возможно, у этого предложения нет второго дна, - предположила Сейбер.
   - Это вряд ли, - безапелляционно заявила Райдер. - Вы слышали слухи, что о вас ходят?
   - Насчет нашей неспособности использовать местное волшебство? Мне казалось, что мы уже разобрались с этим, - небрежно ответила Рин.
   - Все хуже, чем ты думаешь. Новизна нашей магии быстро проходит. На данный момент факт в том, что у местных есть успехи в нашей магии, а у нас в местной нет.
   - Мы можем варить зелья, - возразила Рин. Эта дисциплина сильно походила на преобразование материи...
   - До этого никому нет дела, - ответила Райдер.
   ...и отношение к ней схоже с тем, как к преобразованию относятся на их родине. Рин нахмурилась. С этим нужно что-то делать.
   - Понимаю, к чему ты клонишь, Райдер, - произнесла Артурия. - Если местные считают, что превосходят Рин и Сакуру, то общественность не будет считать ученичество у них чем-то выдающимся. Такой человек, как Люциус Малфой, не стал бы прилагать усилия ради того, чтобы его сын попал в ученики к людям с сомнительной репутацией.
   - Так значит, его действия плохо стыкуются с ситуацией? - уточнила Сакура.
   - Похоже на то, - Сейбер задумалась. - Я хочу сказать, что это больше похоже на попытку втереться в доверие. Очевидной причиной может быть желание изучить вероятного противника. В конце концов, мы вошли в это общество через Дамблдора, поэтому для его врагов было бы естественно считать нас союзниками, если вообще не полностью его людьми.
   - А как насчет менее очевидных причин?
   - Их слишком много, - ответила сестре Рин. - Для того, чтобы выбрать более вероятные, нам нужно больше информации о местных раскладах.
   В этот момент Широ вышел из кухни и установил перед Райдер три тарелки.
   - Спасибо, - улыбнувшись, поблагодарила его Медуза.
   - Всегда пожалуйста, - ответил Широ, сняв фартук. - Что у вас тут происходит.
   - Влиятельный отец одного из учеников решил подкупить или надавить на нас, демонстрируя свое влияние. Вот и пытаемся понять, почему, - кратко изложила суть Рин. - Сейчас мы собираемся просто подождать, что будет дальше. Я не намерена брать себе личного ученика с сомнительными данными только потому, что его отец в будущем обещает оказать нам какую-то поддержку.
   - Эм... Ну ладно, - поняв, что вопрос уже исчерпан, кивнул Широ. - Так... кто-нибудь из вас уже нашел замковую кухню?
  

* * *

   Волан-де-Морт сидел в кресле, прикрыв глаза, и прокручивал в голове то, что увидел в памяти Драко.
   Прикосновение Небес.
   Восстановление и материализация души без негативных последствий.
   Спустя десять минут повторов этого момента он открыл глаза и мгновенно переместился из Малфой-менора в лачугу Мраксов близь деревушки Литтл-Хэнглтон. Быстро сняв защиту, что сам установил много лет назад, Лорд взял кольцо с частицей своей души и снова исчез.
  

* * *

   В ночь новолунья старая ведьма приступила сотворению последней серии чар. Мощные потоки магии бурно текли вокруг Стоунхенджа, вздымаясь и опадая в такт творимому ритуалу.
   Наконец спустя час беспрерывного колдовства старая ведьма устало опустила свою палочку. Три готово. Осталось девять.
  

* * *

   2 октября 1995 года, понедельник.
   Волшебный мир.
  
   - Не могу поверить, - приглушенно прошептала Гермиона. - Как она узнала? - ее руки крепко сжимали последний номер "Пророка", в котором была статья о двадцать четвертом образовательном декрете. Этот указ запрещал в Хогвартсе не санкционированные инспектором группы численностью более трех человек. Очевидно, что Амбридж как-то прознала о том собрании в "Кабаньей голове".
   - Мы ведь даже специально устроили все в отдельной комнате, - хмуро пробормотал Рон, резко воткнув вилку в колбасу. - Наверное, кто-то увидел, как там собралась целая куча учеников, и решил донести об этом Жабе.
   Гарри отметил, что с разных концов зала в их сторону поглядывают участники их недавно созданного и уже запрещенного тайного общества.
   - Ой, постойте, а как же наши команды? - вдруг всполошилась Гермиона. - Мне нужно проверить, относится ли это к учебным группам по преобразованию материи и рунической магии!
   Рон растерянно покосился на нее.
   - Как это ты так быстро перескочила от "Не могу поверить" к "Я должна немедленно разобраться с этим ради учебы"?
   - Ну, у меня свои приоритеты, - смущенно ответила девушка.
  

* * *

   4 октября 1995 года, среда.
   Волшебный мир.
  
   Восьмой урок.
   Преобразование материи.
   - Сегодня у меня есть для вас дополнительное задание, - объявила Рин, взглянув на часы.
   Присутствующие в классе оторвались от своих магических кругов и посмотрели на нее.
   - Я заметила, что все сданные мне работы сильно отличаются. Некоторые представляют собой просто перечни, другие написаны в форме эссе. Одни группы выполняли задание всей командой, а другие предпочли работать в одиночку. Почти нигде не представлены источники приводимых сведений.
   По классу разнеслось неуверенное бормотание.
   - Я никого не критикую, - уточнила Рин. - Если кто-то здесь и виноват, так это я. Мне следовало предоставить вам более полные требования к написанию. Примите извинения за мой недосмотр.
   Она чуть помедлила, быстро оценив настрой класса, уделив особое внимание Дамблдору и Амбридж. Похоже, ее речь не вызвала никакого негатива.
   - Итак, приступим. Сейчас я приведу общие требования к работам, и после этого каждый желающий сможет выполнить прошлое задание повторно. Срок сдачи будет назначен на третье ноября, так что на выполнение у вас будет месяц. Вы можете помогать друг другу в поисках информации, но работы должны быть индивидуальны. И конечно, во всех работах должны быть цитаты и списки литературы с соответствующими ссылками.
   - Это должна быть исследовательская работа? Вроде диссертации? - спросила шестикурсница из Рейвенкло, подняв руку. Многие дети явно были удивлены предполагаемыми объемами задания.
   - Нет, - ответила Рин. - Одного месяца недостаточно для такой работы, кроме того, у вас много других уроков. Я бы не стала предъявлять такие высокие требования в этих условиях.
   Последние слова успокоили большую часть учеников, но некоторые все еще выглядели неуверенно.
   - По моему мнению, цитаты и список используемой литературы - это неотъемлемая часть любой школьной работы подобного толка, - продолжила Рин. - Можете считать это небольшой практикой для более сложных работ, которыми вы, возможно, займетесь в будущем, если решите вплотную заняться исследовательской деятельностью.
   - А если мы не собираемся заниматься чем-то подобным? - спросил ученик из Слизерина.
   - Тогда не выполняйте работу. В конце концов, это просто дополнительное задание, а не экзамен, - беспечно ответила Рин. - Если у вас нет опыта в приведении цитат и составлении списка, то не стесняйтесь обращаться за помощью к другим профессорам, думаю, они будут рады помочь. Это не так сложно, как кажется на первый взгляд, кроме того, при оценивании я учту то, на каком вы курсе, - девушка посмотрела на ближайших преподавателей. - Естественно, к работам уважаемых коллег будут предъявляться более высокие требования.
   Такое задание было совсем не случайным. Рин планировала сами работы и списки литературы для своих собственных исследований в области методов развития магических сил с течением поколений, характерных для этого мира. Другими словами, она решила сбросить первичный набор материала и выделение хоть сколько-нибудь перспективных направлений на бесплатную рабсилу.
   - Например, большинство ответов, которые я получила по вопросу об увеличении силы родословных, в основном сводились к женитьбе только на чистокровных. Как и насколько происходило усиление конкретной линии? Какие источники вы использовали для того, чтобы сделать эти выводы? Такие вещи требуют более глубокого разъяснений, а также приведения источников информации.
   - Это всего лишь здравый смысл, - объявила Амбридж, не поднимая руки. - Зачем что-то цитировать, если все и так знают, что это правда.
   Рин ожидала подобного ответа от Долорес, как, впрочем, и недовольства этим многих присутствующих, особенно МакГонагалл.
   - Как вы измеряете магическую силу? Дети таких пар обладают большим количеством цепей? Качество цепей повышается? Они могут пропустить через себя больше праны?
   Амбридж открыла рот, чтобы что-то сказать, но Рин продолжила, не дав ей издать и звука:
   - Существуют ли графические или иные записи роста магической силы для чистокровных по сравнению с теми, кто женится на маглах, маглорожденных или сквибах? Какие критерии используются для определения разницы?
   - Это просто факт, - отрезала Амбридж.
   И это тоже было ожидаемо.
   - Профессор МакГонагалл, вам доводилось публиковаться в изданиях, посвященным развитию магического искусства? - спросила Рин у заместителя директора.
   - Да, - сказала Минерва, чуть смягчив свою хмурость, возникшую от заявлений министерской ставленницы.
   - Как по-вашему, смогли бы заявления профессора Амбридж удержать позицию под пристальным взглядом научного сообщества волшебного мира?
   - Нет, - ответила она, поджав губы.
   - Что... - начала Амбридж, но МакГонагалл перебила ее:
   - Вы правы, профессор Тосака, подобные утверждения должны подкрепляться соответствующими исследованиями. Строгий порядок выдвижения и доказательства теорий существует уже не первое столетие.
   - Уверен, что в следующем месяце профессор Амбридж сможет представить нам работу должного уровня, - неожиданно произнес Дамблдор.
   - Я... что? - растерянно спросила Амбридж.
   - Вы же публиковались в серьезных изданиях, верно, Долорес? - спросил Дамблдор. И прежде, чем она ответила, продолжил: - Ох, конечно же, вы публиковались. И зачем я вообще спросил об этом? Министерство магии не могло отправить в Хогвартс посредственного профессора.
   Амбридж неуверенно замялась.
   - Поэтому у меня нет сомнений, что вы сможете порадовать нас очень глубоким и проницательным докладом, освещающим данную проблему. Очень жду шанса сравнить его со своим собственным докладом и с докладами наших коллег - в конце концов, у работы мастера всегда есть, чему поучиться, - директор повернулся к преподавателю чар. - Филиус, когда вы в последний раз публиковались?
   - Пять лет назад, - ответил Флитвик. - Надеюсь, что еще не разучился.
   - Я полностью уверен в ваших силах, Долорес, - добавил директор, снова повернувшись к ней.
  
  

* * *

  
   6 октября 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Пятый урок.
   Защита от Темных искусств.
   Заходя в класс ЗОТИ, Гермиона Грейнджер размышляла над тем, чем бы заняться на этом бесполезном уроке. Может быть, попрактиковаться в управлении циркуляцией праны? В отличие от профессора Флитвика, которому удалось разобраться в этом еще когда профессор Тосака продемонстрировала методику, у нее самой и ребят до сих пор ничего не получалось несмотря на уйму попыток за прошедшие две с половиной недели. Полезное и незаметное упражнение, которым можно заниматься даже под носом у Амбридж. Пусть даже Гермиона совсем не чувствует себя способной делать это без палочки, ее можно просто держать под столом или в кармане с совершенно одинаковым результатом. К тому же, это форма защитной магии, что очень уместно на ЗОТИ.
   Заняв свое место, Гермиона услышала какие-то стуки и скрипы. Осмотрев класс, она заметила в дальнем углу подрагивающий гардероб, который частично прикрывал одно из окон.
   - Боггарт? - предположил Гарри, тоже заметив новую мебель.
   - Похоже на то, - ответила Гермиона.
   Внимание девушки привлек еще один скрип с другой стороны; звук исходил от большого сундука у дальней стены класса. Наверно, еще один боггарт. У Гермионы были двоякие чувства по поводу этого неожиданного изменения в плане занятий. С одной стороны, они изучали боггартов еще два года назад, поэтому тема не особо интересная; с другой стороны, это куда лучше, чем чтение той отвратительной книги, которой их мучают с самого сентября.
   - Сегодня мы уделим некоторое внимание практике, - когда все сели, слащаво объявила Амбридж.
   В классе тут же поднялось несколько рук. Амбридж кивнула Лаванде Браун.
   - Но мы изучали боггартов еще на третьем курсе, - сказала девушка.
   - Да, верно, но я хочу убедиться, что вы все правильно усвоили эту тему, - ответила профессор. - Все же в тот год у вас был профессор, чья компетентность вызывает серьезные сомнения.
   - Профессор Люпин был отличным учителем! - воскликнул Дин Томас
   - Прежде чем говорить, нужно поднимать руку, мистер Томас, - пожурила мальчика Амбридж, подходя к шкафу с боггартом. - И прежде чем начать наш урок, я бы хотела дать нашим гостям... возможность столкнуться с одним из существ.
   Гермиона посмотрела в сторону иномирян, которые сидели в противоположной стороне от нее, как раз неподалеку от шкафа.
   - Столкнуться с боггартом? - вопросительно произнесла профессор Тосака.
   - Именно. Обитают ли такие создания в вашем измерении? - спросила Амбридж сладким голоском.
   - Мне не знакомо это название, - ответила женщина, вопросительно посмотрев на своих товарищей, которые также отрицательно покачали головами.
   - Ах, я уверена, что у вас не будет проблем с дублированием заклинаний, которые изучают наши третьекурсники, - пропела Амбридж, противно улыбаясь.
   Последние слова были неприкрытой насмешкой и, судя по взгляду иномирянки, это не прошло мимо ее внимания. Теперь Гермиона осознала, что урок вовсе не имел целью повторение пройденного материала - вместо этого Амбридж приготовила ответ на то, что произошло на преобразовании материи в эту среду. Учитывая, что замминистра абсолютно ничего не рассказала о боггартах, ее желание было совершенно очевидно. И поскольку боггарты практически не представляли опасности, тем более при таком количестве людей вокруг, она могла беспрепятственно натравить это "безобидное" существо на Тосаку и заодно узнать, чего та боится.
   - Ну что ж, - начала Амбридж. - Не будем разводить лишние церемонии... Алохомора.
   Замки шкафа со щелчком открылись. Профессор ЗОТИ быстро отошла в сторону и жадно уставилась на происходящее.
   Дверцы медленно открылись, оглашая класс противным скрипом. Свет, идущий из окна, затенял шкаф, не позволяя толком рассмотреть, что было внутри.
   Из темноты выскользнула женская босая нога, вся покрытая какими-то красными пятнами - о господи, это кровь?! Гермиона вытянулась, силясь разглядеть, что там такое, но так и не смогла толком все разобрать. Далее последовали какие-то черно-красные ленты.
   Неожиданно мистер Эмия и Сейбер резко поднялись со своих мест.
   Движение продолжилось. Ленты, не прекращающие как-то тревожно двигаться, словно развеваясь на неощутимом ветерке, оказались частью странноватого платья, хорошо очерчивающего женскую фигуру.
   Боггарт медленно выступил на свет, и в тот же миг атмосфера класса полностью изменилась.
   Давящий мрак. Почти физически ощутимая злоба.
   И сила. Мощь, от которой перехватывало дыхание.
   Боггарт выглядел словно младшая сестра профессора Мато. Их лица были практически идентичны, с поправкой на возраст, но у копии были красные глаза и бледно-белые волосы. Гермиону сковал страх, источник которого не поддавался осмыслению. Нечто подобное с ней было только в присутствии дементоров, но сейчас не хватало безнадеги и апатии вместе с холодом, что пробирал до костей. Их место заняли угроза и чужой голод. На фоне этого то, что ее собственный боггарт на третьем курсе превратился в профессора МакГонагалл, выглядело особенно глупо.
   Минутку.
   Летом в "Дырявом котле", профессор Мато говорила, что ее волосы поменяли цвет из-за магии. А что если раньше они были белыми? Сходство между боггартом и учителем было настолько сильным, что это скорее должно быть изображением профессора Мато в молодости, чем ее родственника. Но почему вообще главный страх профессора Тосаки так выглядит?
   - Нэ-сан, - произнес боггарт мягким голосом и продолжил говорить на том же чужом языке. Гермиона не понимала ни слова и, по правде говоря, из-за новой атмосферы класса даже толком не могла сосредоточиться на словах.
   Когда боггарт произнес еще несколько предложений, профессор Тосака, замершая еще когда из шкафа показались ленты, наконец, сдвинулась с места. Она оглянулась на профессора Мато, а потом снова уставилась на существо.
   - Руби, - в холодном голосе иномирянки звучал отчетливый приказ, а лицо было абсолютно бесстрастным. Гермиона мысленно посочувствовала учителю - было легко понять, что форма, принятая боггартом, задела что-то очень личное, и профессор была этим сильно расстроена.
   Мистический знак выпорхнул из пальто мага и немедленно подставил ей под руку свою длинную ручку.
   - Не хочешь использовать Гандер, да? - небрежный тон Руби совершенно не подходил для зловещей атмосферы, что заполняла класс.
   - Слишком грязно, - ответила Тосака, сжав палочку в руке. - Малая Призматичная Трансформа, - все вокруг осветила яркая вспышка. Когда Гермиона проморгалась, то увидела, что профессор Тоска зачем-то сменила прическу. Ее волосы вдруг стали объемнее, в них появились два черных банта.
   Иномирянка вытянула руку, указав палочкой на боггарта. Перед ней возник широкий магический круг из белого света. Гермиона не могла всего рассмотреть, но в круге точно были шестигранные звезды и какие-то надписи. Возможно, рунические.
   Затем на некотором расстоянии перед кругом возникли еще два и начали вращаться в разные стоны. Все это действо не заняло и пары секунд.
   - Эванеско, - произнесла Тосака.
   Бум!
   Резкий звук от широкого луча, неожиданно возникшего между кругом и стеной за шкафом, гулко ударил по барабанным перепонкам всех присутствующих, а от магической мощи, расходящейся от заклинания, спины покрылись мурашками. Чтобы такое не почувствовать, нужно быть трупом. Через пару мгновений луч стал медленно уменьшаться, и только благодаря этому Гермиона поняла, что он на самом деле перемещался, а не просто возник между источником и целью, как ей показалось сначала.
   Когда поток магии исчез, девушка увидела, что на месте боггарта были лишь пара кусочков черных лент, словно осенняя листва медленно падающих на пол, а от шкафа остались щепки. На стене, в которую пришелся удар заклинания, красовалась глубокая воронка со множеством трещин.
   - Открыто новое достижение! - объявила Руби, включив какую-то помпезную музыку и выстрелив дождем из конфетти. - Получено заклинание Эванеско!
  

* * *

   - Стена выдержала взрыв, - с некоторым удивлением отметила Тосака.
   - Поразительно. Заклинание повредило стену, - в один голос с ней сказал Дамблдор.
   Директор и иномирянка переглянулись. Прежде чем Гарри успел обдумать это, Амбридж подала голос.
   - Это не чары Эванеско! - взвизгнула она.
   От этих слов у Гарри почему-то возникло дежавю. Немного покопавшись в голове, мальчик вспомнил, что слышал такой вопль еще на первой обзорной лекции по новым предметам в ответ на демонстрацию магии от той же женщины, что и сейчас. Гарри мог бы над этим посмеяться, если бы сам все еще не находился в некоторой прострации от увиденного.
   - О чем это ты говоришь? Мы совершенно точно заставили это существо исчезнуть, - возмущенно ответила Руби.
   Амбридж подавилась воздухом и, беззвучно открывая рот, ткнула пальцем в сторону черных кусочков, разбросанных на полу.
   - Ну, большую его часть, - поправила себя палочка и повернулась к Тосаке. - И правда, Хозяйка, результат какой-то сомнительный. От человека с твоим опытом в бессмысленных разрушениях можно было ожидать более тщательного подхода.
   - Сомнительный? - невозмутимо переспросила профессор Тосака, смерив свою палочку взглядом.
   - Похоже, с возрастом кое-кто становиться небрежным. Наверное, это старость.
   - Извините, что отвлекаю! - опять взвизгнула Амбридж. - Но не могли бы вы объяснить мне, что сейчас произошло?
   - Я использовала свою палочку, - сказала Тосака, отвлекшись от разговора с Мистическим знаком, и демонстративно помахала им.
   - Что?
   - Концентрация. Движение палочки. Заклинание, - спокойно перечислила профессор. - У меня было впечатление, что волшебники используют магию именно так. Что удивительного в том, что я могу поступить так же?
   - Вы... палочка... но... - залепетала заместитель министра, растерянно переводя взгляд с палочки на ее хозяйку.
   Здесь Гарри должен был признаться себе, что так же, как и Амбридж, сильно недооценивал Тосаку. Хотя всем должно быть очевидно, что если у нее столько возможностей без палочки, то с палочкой ее сила должна быть на порядок больше. Вот только до этой наглядной демонстрации ему подобное даже в голову не приходило.
   - Сильно упрощаете, профессор Тосака, - прокомментировал Дамблдор. - Хотя я могу понять, почему на это можно смотреть таким образом.
   - Кхе-кхе, - прервала его Амбридж. - Давайте вернемся к теме. Профессор Тосака, мне жаль это говорить, но это был неверный способ борьбы с боггартом. То, что вы сделали, было слишком опасно и жестоко для того, чтобы обучать этому детей.
   - Правда? В таком случае, я жду подробных инструкций правильного метода, - надменно известила ее маг. - Продолжайте урок.
   Замминистра явно была недовольна тоном разговора, но тем не менее кратко рассказала о боггартах и чарах Ридикулус.
   - Я так понимаю, там находится еще один боггарт? - спросила профессор Тосака, кивнув на сундук.
   - Да, - ответила Амбридж. - Я специально приготовила двух, чтобы разделить учеников на две группы, но теперь это уже невозможно.
   - Тогда, пожалуйста, продемонстрируйте нам одобренный Министерством метод борьбы с такими созданиями, - сказала иномирянка.
   Замминистра чуть замешкалась, явно совсем не горя желанием показывать всем свой самый большой страх.
   - Хорошо. Я уверена, что здесь найдутся ученики, готовые продемонстрировать то, как они это освоили на третьем курсе, - заявила Амбридж, быстро оглядев класс. - Мистер Поттер, прошу вас выйти сюда.
   Пока он поднимался из-за стола, Гарри осенило, что старая Жаба хочет узнать, чего он боится. Двигаясь вперед, мальчик силился вспомнить, знают одноклассники про то, что перед ним боггарт превращается в дементора, или нет. Ремус в тот раз не дал ему бороться с существом вместе со всеми, а Рон и Гермиона вроде бы никому не рассказывали о том, как он тренировался вызывать Патронуса, верно? Малфой с подельниками пытались напугать его своими нелепыми нарядами под дементоров на матче по квиддичу, но для этого был другой повод. Ну да Моргана с ним. От того, что все увидят дементора, будет немного толку. Он уже сталкивался с ними раньше и готов сделать это еще раз.
   - Вы готовы, мистер Поттер? - спросила Амбридж, и как только он кивнул, применила Алохомору к крышке.
   Гарри крепче сжал палочку, готовясь испытать давно знакомый высасывающий холод азкабанских стражей, но его вера в то, что за дверцей ожидает все тот же знакомый ужас, разлетелась в клочья, столкнувшись с реальностью.
   Из сундука в комнату ступила высокая фигура Волан-де-Морта.
   Второй раз за урок класс заполнила ощутимая аура угрозы.
   Кроме него самого и Дамблдора никто в классе не видел внешность Темного Лорда, возможно, за исключением некоторых из детей Пожирателей, но тема прошлогодней встречи на Турнире поднималась достаточно часто, чтобы у людей не было проблем с определением, кому принадлежит эта зловещая фигура.
   Реакция последовала незамедлительно. От осознания личности представшего перед ними... существа некоторые ученики сдавленно охнули, другие от страха замерли соляными столбами, третьи же дрожащими руками без особого успеха попытались достать палочки.
   С учетом того, как на всех действует одно только имя, результат почти личной встречи был вполне ожидаем.
   - Тебя учили сражаться на дуэли, Гарри Поттер? - тихо спросил боггарт, повторяя то, что мальчик слышал от оригинала.
   Не обращая внимания на происходящее у него за спиной, Гарри во все глаза смотрел на своего противника. Он чувствовал, словно опять стоит на кладбище, а от близости убийцы его шрам горит огнем. По телу мальчика пробежала дрожь. От нахлынувших воспоминаний и неожиданности голова совершенно не хотела искать способ сделать боггарта смешным. Да и что тут можно придумать?
   - Мы должны поклониться друг другу, Гарри, - произнесло существо, слегка склонив голову. - Ну же, приличия надо соблюдать... Дамблдор был бы рад увидеть твои хорошие манеры... Поклонись смерти, Гарри...
   Поттер крепко сжал палочку.
   - Я сказал пок...
   - Ридикулус!
   Существо резко сместилось в сторону, пропуская невидимое заклинание мимо.
   - Ай-яй-яй. Нельзя демонстрировать старшим такое неуважение, Гарри, - прошелестело существо.
   Разум мальчика метался от одной мысли к другой, стараясь придумать, что же делать дальше.
   - Воистину, ты заслуживаешь сурового наказания... Авада Кедавра, - с палочки Боггарта сорвался зеленый всполох.
   - Акцио стул! - на автомате выкрикнул Поттер, ставя перед лучом импровизированный щит. Иллюзорное заклинание безвредно исчезло, столкнувшись с предметом мебели. - Депульсо!
   Боггарт увернулся от снаряда и снова поднял палочку...
   - Ридикулус! - снова выкрикнул мальчик и на этот раз попал.
   Палочка существа превратился в револьвер, а рука, следуя воле заклинателя, подняла его к виску.
   Выстрел.
  

* * *

   Волан-де-Морт чихнул.
   Хотя, из-за оказии, случившейся с его носом после воскрешения, это больше походило на яростный зевок, чем на нормальный чих. Мотнув головой, Темный Лорд продолжил внимательно изучать движущуюся фотографию Нурменгарда.
  

* * *

   Кровь и мозги забрызгали пол. Эхо выстрела уже стихло, но в ушах присутствующих все еще стоял звон.
   Первой от потрясения оправилась Амбридж.
   - Что это было, Поттер?! - взвизгнула она, и как по команде вслед за ней зашумели ученики.
   - Полагаю, я могу ответить на этот вопрос, - встрял Дамблдор, вставая. Когда директор поднялся со своего места, одним этим действием он легко заглушил нарастающий галдеж.
   - Это был пистолет.
   - Что?
   - Пистолет. Огнестрельное оружие, понимаете? Кажется, вы называли такие вещи "металлическими палками, которыми маглы убивают друг друга". Полагаю, сейчас вы видите, что они довольно эффективны...
   - Я не об этом! - огрызнулась Амбридж и резко развернулась к Гарри. - Поттер! Я не собираюсь больше терпеть ваши выходки! Превращение боггарта в Сами-Знаете-Кого переходит все границы. Тридцать очков с Гриффиндора и вечерние отработки на неделю начиная с сегодняшнего дня!
   - Ваше нежелание верить в реальность не мешает другим следовать доводам разума, - спокойно произнес Дамблдор, прежде чем Гарри успел что-то сказать.
   Амбридж злобно уставилась на директора, беззвучно открывая рот.
  

* * *

   8 октября 1995 года, воскресенье.
   Волшебный мир.
  
   Как и следовало ожидать, у пятничного урока ЗОТИ были последствия. Море слухов расползлось по школе буквально на следующий день, хотя нужно отметить, что, как ни странно, в этот раз случившееся пересказывалось в основном верно, без излишних приукрашиваний, за которыми ничего нельзя понять. Но вот мнения о том, как на это смотреть, сильно разнились.
   Большая часть учеников все еще верила в пропаганду Министерства и быстро ухватилась за слова Амбридж, обвинившей Гарри в подтасовке внешности боггарта с помощью заклинания, поэтому его репутация зазвездившегося вруна так и осталась на месте. Меньшая же часть, которая считала слова Дамблдора правдой, приняла случившееся как доказательство своей правоты. Кроме того, после памятного урока в первой группе появились те, кто начал сомневаться в своей вере Министерству, хотя таких было совсем немного.
   Но независимо от мыслей по поводу этой ситуации все ученики школы одинаково поражались действиям пришельцев из другого измерения.
   Разгорающееся противостояние между директором и главным инспектором быстро сошло на нет, когда профессор Тосака, ничуть не смущаясь, спокойно вмешалась в их спор:
   - Так значит, это правильный метод уничтожения боггартов? Я не совсем понимаю, чем мои действия так сильно отличаются от метода, который нам продемонстрировал мистер Поттер.
   От этих слов большая часть присутствовавших в классе просто растеряно уставилась на Тосаку, не совсем понимая, о чем она говорит. Только спустя некоторое время ученики, наконец, осознали, что иномирян намного больше интересует магия, примененная к боггарту, чем предположительное возращение какого-то там Лорда и социальные встряски, с этим связанные. А дальше все стало еще непонятнее, когда, получив ответ, Тосака продолжила задавать вопросы. Разумны ли боггарты? Есть ли у них какие-либо законные права или иные причины, не позволяющие применять к ним инвазионные методы изучения. Ах да, вы не возражаете, если мы заберем выжившего? Или, возможно, у вас найдется парочка лишних?
   Это было очень странно.
   После рассказов о судьбе боггарта презрительные высказывания относительно неспособности иномирян колдовать практически полностью стихли. Что и понятно, после такой-то демонстрации.
   Резкий свист, разнесшийся над полем для квиддича, вырвал Гарри из отвлеченных размышлений. Игроки сборной Гриффиндора посмотрели в сторону своего капитана.
   - Ладно, на сегодня хватит. Рейвенкловцы уже скоро придут занимать поле! - крикнула своим подопечным Анджелина Джонсон.
   Игроки, дружно галдя, начали планировать в сторону раздевалки. Гарри направил свою метлу к земле, где его уже ждал Рон. Рыжий сидел на земле и утирал трудовой пот.
   - Тренировки всегда такие? - спросил Уизли, когда Поттер приземлился.
   - При Оливере было гораздо хуже, - со смешком ответил Гарри. - В чем дело, друг? Для тебя это слишком тяжело?
   - Ха-ха, не выпендривайся, приятель.
   Гарри хотел сказать что-то еще, но как раз в этот момент на поле вышла сборная Рейвенкло, и хорошо знакомая ему девушка, выступающая у них в роли ловца, одарила мальчика улыбкой. Гарри уже дернул рукой, чтобы помахать ей, но передумал и просто улыбнулся Чо в ответ. Через мгновение рейвенкловцы ушли дальше, а он остался стоять, глядя им вслед.
   - Святочный бал, говорите... - пробормотал Гарри себе под нос.
  

* * *

   Услышав стук в дверь, Дамблдор отложил в сторону пергамент и поднялся из-за стола, чтобы поприветствовать свою гостью. Предстоящий разговор обещал быть весьма интересным.
   Когда Рин Тосака со свободно порхающей вокруг Руби вошла в кабинет, она приостановила движение, сосредоточив внимание на чем-то, находившемся чуть позади директора. Альбус понимающе улыбнулся в бороду. Такое часто бывает, когда люди впервые видят феникса. При прошлом посещении иномирянки пернатый проказник где-то летал в свое удовольствие, так что она его еще не видела.
   - Здравствуйте, мисс Тосака, и позвольте мне представить вам моего фамильяра Фоукса. На случай, если вы раньше не видели ему подобных птиц, он феникс.
   Девушка некоторое время стояла без движений, внимательно разглядывая существо.
   - В вашем мире существуют фениксы? - спросил Дамблдор спустя пару мгновений тишины.
   - Они давно вымерли, - ответила маг. - Этот Сказочный зверь - ваш фамильяр?
   - Ну, Фоукс, вероятно, мог бы обидеться на то, что его именуют зверем, - сказал Дамблдор, отмечая, что Тосака так и не расслабилась, несмотря на то, что вступила в разговор. - Но полагаю, "Сказочный зверь" - это некий специфический термин, верно?
   Тосака кивнула, продолжая неотрывно следить за Фоуксом.
   - Он способен воскреснуть из пепла, как сказано в легендах? - спросила она, наконец, оторвав взгляд от птицы.
   Молчавшая до сих пор Руби немедленно порхнула ближе и протянула своей хозяйке рукоять.
   - Да, хотя я был бы рад, если вы не станете сейчас проверять это на практике.
   - Ну во-о-от облом... - расстроенно простонала палочка, пряча рукоять.
   - Руби, веди себя хорошо, - приказала Рин. - Мы не собираемся вступать в схватку со Сказочным зверем.
   Если бы Дамблдор не смотрел на свою посетительнице со всем возможным вниманием, он бы наверняка не заметил, как на последней фразе она слегка вздрогнула. Честно говоря, это очень впечатляло. Хотя многие люди при виде феникса испытывали трепет от встречи с легендой, очень редкие исключения демонстрировали настороженность, которой достойны такие создания.
   - Так вот как ты выглядишь, - проскрежетал голос с одного из шкафов.
   - О! Это же гендерно неоднозначный шляп! - воскликнула Руби подлетая к полке, где находилась Распределяющая шляпа.
   - Сказал круглый предмет с женским голосом, у которого есть самопроизвольно выскакивающая продолговатая часть, - проворчала Шляпа в ответ.
   Неожиданно директор осознал, что в жизни еще существуют ситуации, способные выбить его из колеи. Ни разу за все сто с лишним лет ему не приходило в голову, что почтенный артефакт Основателей может вести разговор в такой неподобающей манере.
   - Так почему мы больше не виделись? - спросила Руби задумчиво потирая крылышком свой круг. - Директор редко выпускает тебя на прогулки?
   Шляпа сдвинулась в сторону и окинула директора пронзительным "взглядом" поверхностных неровностей, представляющих глаза.
   - Вряд ли я могу поспорить с этим заявлением, - пробурчал артефакт.
   - Кхм, - чуть смущенно кашлянул старый волшебник. - Ну, давайте пока дадим этим двоим познакомиться поближе, а сами перейдем к нашей собственной встрече, - предложил он гостье, кивнув на кресло рядом со столом.
   - Конечно, - ответила Тосака и прежде, чем сесть, в последний раз взглянула на феникса. - Что вы хотели обсудить?
   - Ваша интерпретация заклинания Эванеско была очень оригинальной, - собравшись с мыслями, произнес директор.
   Ты специально сделала все так показушно, чтобы припугнуть Амбридж и подавить слухи о своей неспособности колдовать.
   - Благодарю за высокую оценку, - ответила Тосака с понимающей улыбкой.
   Да. Именно так.
   Итак, невысказанная повестка дня установлена.
   - Планируете ли вы и дальше использовать такой подход к изучению нашего волшебства? - спросил директор.
   - Должна признать, что это была импровизация на фоне встречи с боггартом, - сказала девушка. - Кто может точно предсказать, будут ли в дальнейшем происходить столь мотивирующие события?
   -Хотя я не возражаю против поиска альтернативных путей для развития, однако должен попросить вас принимать во внимание потенциальный ущерб для замка, - произнес директор.
   - Не переживайте, я обязательно буду помнить о таком важном критерии.
   Они смотрели друг другу в глаза, не спеша разрывать контакт. В этом взгляде не было ни грамма враждебности, лишь обоюдное понимание и уважение.
   Чувствуя, что его предупреждение с готовностью приняли к сведенью, Дамблдор отвел глаза и улыбнулся собеседнице.
   - Не могли бы вы прояснить для меня некоторые особенности культуры магов? - вежливо спросил он.
   Тосака некоторое время молчала. В ней не было удивления или неуверенности, она просто взвешивала все "за" и "против", раздумывая над решением.
   - У нас говорят, что путь магии - это дорога жизни со смертью за плечом, - наконец произнесла девушка.
   На кабинет опустилось молчание. Старый директор откинулся на спинку кресла и задумался, сопоставляя услышанное с тем, что уже знал о гостях из другого мира. На ум приходило несколько моментов: Сейбер сражается с троллем; выделение интонацией фразы "негативные последствия"; Эмия вонзает клинок в каменную плиту; Мато исцеляет призрака.
   Да, в этом определенно что-то есть. Для уверенности нужно узнать больше, но Дамблдор был убежден, что уловил часть смысла, вкладываемого в эту поговорку. Придя к таким мыслям, Альбус решил кое-что проверить.
   - Тот, кто вмешивается в глубочайшие тайны мироздания: истоки жизни, сущность бытия, - должен быть готов к последствиям самого опасного и непредсказуемого толка, - директор процитировал слова своего недавно почившего коллеги, Адельберта Уоффлинга.
   Тосака улыбнулась. Его ответ ее явно порадовал.
  

* * *

   12 октября 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   Гарри чувствовал, что у него скоро начнется нервный тик, и как ни странно, в этом была виновата не хихикающая под потолком Миртл, а группа хаффлпаффцев, которые уже битый час отказывались использовать "летучую" трубу.
   - А как нам вернуться обратно? - с сомнением спросила Ханна Аббот.
   - Мы точно так же будем отправлять вас с той стороны трубы, - ответила Джинни.
   - И с чего мы должны на тебя полагаться? - потребовал ответа Захария Смит. - Почему вы просто не скажите нам команды для этого недокамина?
   - Да без проблем. Чтобы спуститься вниз, нужно сказать "Сссшшсс", а чтобы подняться "Ссшшсссшс", - с ухмылкой сообщила ему девушка.
   От резкого шипения ребята нервно вздрогнули.
   - Повтори еще раз, - попросил Смит.
   - Вверх: "Сссшшсс". Вниз: "Ссшшсссшс", - повторила Джинни.
   - Как мы должны это выговаривать?! Или хотя бы отличить одно от другого? - возмутился Захария.
   - Сам хотел узнать команды, а теперь еще и жалуешься?!
   - Так вот как выглядит женский туалет, - изумленно объявил только что прибывший Эрни Макмиллан, оглядываясь по сторонам. - Воняет по-другому.
   - Там безопасно? - спросила Ханна, игнорируя вошедшего парня.
   - Да. Василиск мертв, - сказала Джинни, возведя глаза к потолку. - И уже давно. Дамблдор объявлял об этом еще четыре года назад.
   - Ну не знаю. А вдруг у него были змеята? Ему же было очень много лет! - Ханна развернулась к Гарри. - Ты проверял, это был мальчик или девочка?
   - Ты из семьи маглов? - невозмутимо спросил Гарри в ответ на дурацкий вопрос.
   - Нет.
   - Тогда тебе не о чем беспокоится. Маленькие василиски тебя не тронут.
   - Стой! Там есть другие?! - всполошился Джастин Финч-Флетчли, в свое время побывавший перед глазами бывшего жителя комнаты Слизерина.
   - Конечно нет, - раздраженно ответил Гарри. - За каким Мордредом я должен выбирать для занятий опасное место? Вы что, совсем с ума сошли? Мы с Джинни уже там все проверили, и я заплатил домовику, чтобы тот все подготовил.
   - Погоди-ка, ты заплатил домовику? - недоверчиво переспросил Смит. - Вот теперь я уже серьезно сомневаюсь в безопасности этого места. Комната, прибранная домовиком, которому нужно платить за работу. Это ж надо, - парень покачал головой.
   Прежде чем Поттер успел ответить, дверь открылась, и в туалет ввалилась гриффиндорская часть их большой компании во главе с Гермионой. Как-то неожиданно помещение стало очень тесным.
   - Так вот как выглядит женский туалет, - с любопытством оглядываясь, сказал Дин Томас. - Воняет по-другому.
   - Я тоже заметил, - из мужской солидарности ответил ему Эрни.
   - Воу, ты сделал из трубы камин? - спросил Рон, подойдя к проходу.
   - Нет, эта штука уже была встроена, - ответил Гарри. - Наверно, Салазар Слизерин не любил кататься по склизкой трубе.
   - Но это невозможно, - нахмурившись, отметила Гермиона.
   - Ага, верно, - сказал Рон. - Слизерин и так слизняк, с чего бы ему привередничать?
   Джордж Уизли спрятал лицо в ладонях.
   - Наш брат безнадежен, - простонал он.
   - Я отрекаюсь от тебя, - патетично объявил Фред.
   - Знаешь Рон, тебе стоит начать вести себя немного взрослее. Вроде уже не маленький, - со вздохом сказала Гермиона. - Летучий порох изобрели только в тринадцатом веке. То есть через два или три столетия после строительства Хогвартса.
   - Ну, тогда значит, жаровню установил Волан-де-Морт, - пожав плечами, ответил Гарри.
   Отдышка, панические восклицания, охи. Один парень ухнул в кабинку, еле удержавшись за дверцу. Миртл смыла себя в унитаз. Все как всегда.
   - Мы что, должны пользоваться каминной сетью, которую создал Сами-Знаете-Кто?! - всполошилась Ханна.
   - Вот уж нет! - отрезал Захария.
   - Круто! - воскликнул Деннис Криви. - А мы увидим василиска?
   - Леди, вы не возражаете, если я воспользуюсь этим туалетом? - учтиво спросил Ли Джордан. - Я не облегчился перед приходом и теперь с такими новостями...
   - А ну-ка тихо! Все уже забыли, зачем мы сюда пришли? - шикнул на собравшихся Гарри. - Джинни будет активировать огонь для всех по очереди. Рон, спускайся.
   Рыжий кивнул и подошел к "камину". Он уже бывал внизу, так что теперь сильно радовался тому, что в этот раз ради спуска ему не придется извозюкаться во всякой дряни. Джинни прошипела огню команду, и Рон шагнул в него без единого колебания. Знаете-Кто, Не-Знаете-Кто, а удобство есть удобство.
   - Видели? Все вполне безопасно. Джинни бы не отправила собственного брата в опасное место, - сказал Гарри.
   - Смотрю, ты не особенно хорошо знаешь Джинни, да? - спросил Фред.
   Когда все уставились в ее сторону, девушка постаралась придать себе вид сущей невинности. Но это никого не обмануло.
   - Эх. Там мертвый василиск. Хотите проверить или как? - риторически спросил Гарри, в очередной попытке организовать этот дурдом.
   Близнецы тут же метнулись к огню.
   - Не поминайте лихом! - хором объявили они, прежде чем исчезнуть.
   К счастью, после этого дело, наконец, сдвинулось. Народ потянулся ко входу, а вскоре в туалет Миртл прибыли и рейвенкловцы. В конце концов, и Гарри с Джинни присоединились ко всем на другом конце трубы.
   - Ладно, идите за мной, - произнес Гарри, выходя вперед. Ведя группу все глубже, мальчик размышлял о том, что предпочел бы идти рядом с Чо, а не выступать экскурсоводом.
   - Ты тут уже бывала? - спросила Луна у Гермионы.
   - Еще нет. Гарри и Джинни готовили все сами, а у меня было слишком много дел, - ответила девушка, оглянувшись на напарницу. - Луна, почему ты не обута? - растеряно спросила Грейнджер, краем глаза увидев ее ноги.
   - Похоже, мои ботинки украли нарглы, - сказала Лавгуд.
   - И их тоже?
   Хотя другие дети, по большей части, не обратили внимания на суть разговора, слова смогли разрушить гнетущую тишину подземелий, и народ начал потихоньку болтать между собой.
   - Разве где-то здесь не должна валятся старая шкура? - спросил Рон, когда они дошли до более крупной трубы.
   - Нет, Добби от нее избавился, - ответил Гарри приятелю.
   Когда они попали в главное помещение, Поттер сразу взялся за дело, не обращая внимания на труп василиска, потому что уже успел привыкнуть к тому, как Добби справился с этой проблемой. Домовик свернул монструозное тело в кольца, приподнял оскаленную пасть на полтора метра над всем остальным, после чего как-то заморозил всю конструкцию.
   - Думаю, нам стоит начать с заклинания Экспеллиармус, - с ходу начал Гарри, развернувшись к остальным. - Я знаю, что оно очень простое, но мне оно сильно помогло... - мальчик умолк на полуслове, когда осознал, что все остальные просто застыли, уставившись на василиска. - Эй, народ?
   - Ты победил эту штуку? Один? - в восторге выдал Джордж, озвучивая общую мысль.
   - Не совсем. Фоукс - феникс Дамблдора - сначала его ослепил. В любом случае, думаю...
   - Эта штука парализовала меня? - пораженно выдохнул Джастин.
   - Ну, да... ты посмотрел на него. И он на тебя, - чуть растерянно ответил Гарри. Он же должен был уже видеть эту змею, чтобы попасть под воздействие, верно? Потом Поттер вспомнил рассказ Миртл про собственную смерть и понял, что люди в такой ситуации просто не успевают осознать происходящее.
   - Оно жило здесь со времен Основателей? - продолжила серию вопросов Падма Патил.
   - Ага. Ползал по трубам и так далее. За статуей Слизерина было гнездо. Она открывает рот, если прошипеть пароль, - Гарри кивнул головой в сторону статуи и замер, заметив одну вещь, на которую не обращал внимания раньше. - Хм, а почему рот закрыт? - растерянно пробормотал он.
   - Он закрывается автоматически, - просветила его Джинни.
   - А, понятно.
   - Можешь его открыть?! - спросил Колин Криви, во все глаза пялясь на статую.
   Гарри нахмурился. Он совершенно не понимал, что такого в этой статуе, пусть даже с открывающимся ртом.
   - "Говори со мной, Слизерин, величайший из хогвартской четверки", - прошипел мальчик, решив с этим покончить. Как и предполагалось, статуя медленно открыла рот. - Ну, теперь мы можем начать? Разбейтесь на пары и практикуйте обезоруживающие чары.
  

* * *

   Заклинание Экспеллиармус применяет к цели концепцию "обезоруживание".
   Райдер достаточно знала о чародействе, чтобы прийти к такому выводу, основываясь на лекции Гарри Поттера перед его клубом. Но оставался ряд вопросов, на которые можно ответить только экспериментально. Например, куда полетит оружие, если цель стоит не перед волшебником? Все равно к заклинателю? Или же ось движения определяется положением руки и центром массы тела? Как насчет положения самого заклинателя?
   Долгое общение с Рин определенно на нее плохо влияет.
   Учитывая уровень магии, исходящий от летящих заклинаний, Райдер определила, что защита циркуляцией праны, которую Рин недавно продемонстрировала местным, легко справится с этими чарами. Кстати говоря, несколько профессоров уже успешно освоило этот метод, а вот среди учеников успехов пока не было.
   Не видя на данный момент вокруг ничего интересного, Райдер решила снова полюбоваться невинной красотой Чо Чанг. Слуга должна было признать, что такое поведение несколько жутковато, но ведь она не собиралась поддаваться каким-либо импульсам, верно? Кроме того, в свое время Зевс проявлял интерес к даже более юным девам и... ладно, сравнение себя с Зевсом - это уже совсем не хороший признак.
   - Экспеллиармус! - выкрикнула Чо, направляя заклинание в сторону своей кудрявой подруги.
   В целом, вечер получился очень познавательным. Несмотря на ужасный акцент, Гарри Поттер реально разговаривал на языке змей. В замке была тайная комната под названием Тайная Комната, расположенная под озером. И в ней находился мертвый василиск, от которого изрядно фонило магией. Конечно, ему было далеко до ее пегаса, но чтобы получить такую ауру, существо должно было прожить не менее тысячи лет. Еще интереснее было то, что зверь погиб от руки Гарри Поттера. Этот мальчик определенно был полон сюрпризов.
   Но больше всего Райдер интересовало, почему у Луны Лавгуд нет обуви.
  

* * *

   14 октября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
  
   Восстановив равновесие после перемещения, Гарри оглядел знакомую пещерку. Легкий, прохладный ветерок дунул ему в спину, и мальчик инстинктивно обернулся. Проход открывал вид на шевелящиеся кроны деревьев. Стоял отличный денек шотландской осени. Ради конспирации Тонкс трансгрессировала с ним сюда из случайно выбранного уголка Хогсмида.
   - Привет, Гарри, давно не виделись! - весело поприветствовал его Сириус, а стоящий рядом Ремус просто устало улыбнулся мальчику.
   - Привет. Ага, аж с прошлой ночи, когда разговаривали через сквозное зеркало, - ответил Поттер. - Ремус, ты в порядке?
   - Все нормально. Завтра же полнолуние, - ответил оборотень.
   Блин. И точно.
   - Ты теперь за Роном и Гермионой? - обратился Люпин к Тонкс, съезжая с неприятной темы.
   - Не-а. В этот раз их не будет.
   - Хм? Удивительно, я даже не могу себе представить, что Гермиона может упустить шанс поучиться.
   Тонкс просто пожала плечами и вопросительно глянула на Гарри, а тот тщательно старался подобрать слова, чтобы не сболтнуть лишнего. Он уже полтора месяца учил своих друзей окклюменции, что подразумевает периодическое чтение их мыслей. Конечно, его легилименции было далеко до Снейповой или Грюмовой, но и у ребят не было никакого опыта в защите разума. Как результат, сейчас он знал их чувства, пожалуй, даже лучше их самих, но давать посторонним намеки на некоторые аспекты было бы совершенно неуместно. Даже хорошим знакомым.
   Кроме того, такое знание ставило его в положение стороннего наблюдателя. Друга, но, тем не менее, постороннего, которому в это влезать совершенно не следует. Ситуация немного беспокоила, в конце концов, раньше такого отчуждения между ними не было даже в худшие времена. Ссоры были совершенно другим делом.
   - Я все равно потом буду ее учить. К тому же, у них с Роном были какие-то дела в Хогсмиде, так что ребята придут к ланчу, - пояснил Поттер. - Вы уверены, что нам стоит заниматься здесь? - спросил он у мужчин. - Может, было бы безопаснее остаться в доме на Гриммо?
   - Нет, не получится, - ответил Сириус. - Снейп все еще читает твои мысли, верно? Если ты будешь периодически сбегать в Лондон, то можешь нарваться на проблемы. А вот оставаясь в районе деревни, ты ничего не нарушаешь, и если даже Сальновласка это увидит, то не сможет тебе ничего пришить, - затем он сердито посмотрел на Гарри и рыкнул: - Слышал, Нюниус?! Ни хрена ты тут не сделаешь! - после чего сразу вернулся к обычному тону: - Покажи ему это, если он начнет рыться там, где не надо.
   - Эм... ладно, - заторможено ответил мальчик.
   - Ну что, приступим? - спросила Тонкс, достав палочку. - Ты хочешь что-то конкретное, или мне начать с каких-то аврорских хитростей?
   - А, да, я кое-что надумал. Ты знаешь заклинание Экспульсо?
   - Это Темное заклинание, - нахмурившись, сказал Ремус.
   - Я знаю. Услышал про него на истории магии, и мне стало интересно, на что оно способно.
  

* * *

   19 октября 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   На втором совещании ОД они совместными усилиями вывели общую схему, по которой участники будут покидать туалет Плаксы Миртл так, чтобы не вызывать подозрений. Гарри будет дежурить наверху и проверять по карте ближайшие районы. Если все чисто, он открывает проход, а Джинни начинает отправлять наверх небольшие группы ребят, которые сразу будут покидать туалет той же компанией, после чего процесс повторяется. Сами же группы составлялись по принципу наименьшей подозрительности.
   Гарри внимательно следил за тем, как группа, в которой были Гермиона, Эрни, Сьюзен и Луна спускается на первый этаж. Эти четверо были в одной команде по новым предметам, так что лучший предлог для совместного времяпрепровождения и придумать сложно. Когда они разошлись, мальчик решил снова проверить место вокруг туалета.
   Переведя глаза на свое имя, Гарри застыл на месте. Рядом с его отметкой была еще одна.
   Медуза.
   Мальчик выхватил палочку и начал быстро вертеть головой по сторонам, но никого не нашел. Краем глаза посмотрев на карту, Гарри убедился, что ему не чудится. Невидимость? Он не знал заклинаний для выявления невидимок, но проверить можно и по-другому.
   - Агуаменти, - струя воды брызнула из его палочки в то место, где предположительно должна была находиться эта Медуза. Безрезультатно. Гарри быстро перебирал варианты. В последний раз что-то подобное было, когда он видел на карте Петтигрю.
   - Анимагус Ревелио, - пусто.
   - Акцио мантия-невидимка, - и снова ничего.
   Гарри внимательно осмотрел лужи на полу, но не нашел никаких следов. Мальчик поднял палочку и повторил все то же самое в потолок, но опять ничего не произошло.
   Немного постояв на месте, Поттер, наконец, решился попробовать кое-что менее безопасное.
   - Инсендио, - направив в палочку побольше силы и сконцентрировавшись на кончике, Гарри превратил простенькое заклинание первого курса в слабенький огнемет, после чего повторил маневр, для которого раньше применял Агуаменти. И в этот раз результатов не было.
   Мальчик посмотрел на карту.
   Медуза двигалась. Более того, она двигалась сквозь стены. Может, это чье-то домашнее насекомое или грызун, ползающий сквозь щели в стенах? В конце концов, карта показывала имена людей, животных и призраков.
   Стоп. Призраки могут проходить сквозь стены. Может быть, они и совсем невидимыми становятся?
  

* * *

   Дождь барабанил по подоконнику открытого окна, но отталкивающие чары на раме не позволяли воде проникнуть в кабинет директора. Сам Дамблдор сидел за столом и строчил пером на пергаменте, как раз завершая работу по преобразованию материи. И кто бы мог подумать, что в этом году он будет выполнять домашнее задание? Задавать - это еще куда ни шло, хотя даже такого давненько не бывало.
   Выведя последний завиток, Альбус отложил перо и поднялся из-за стола, чтобы размять спину. Его взгляд зацепился за волшебные часы, которые с укором подмигивали ему надписью "пора спать". И с этим нельзя было не согласится. Директор повернулся к шкафу, чтобы в последний раз проверить показания своих инструментов и...
   Минутку.
   На улице шел ливень, а один из его особых пергаментов указывал, что во дворе замка кто-то есть. Собственно, это не так уж и странно, в конце концов, дети частенько там собирались даже вечерами. Но время уже очень позднее, а погода для простой прогулки слишком уж отвратна, так что нужно все проверить. Тем более что возвращение Тома требует соблюдать повышенную осторожность.
  

* * *

   Даже несмотря на шум ливня вокруг Сейбер услышала, как кто-то идет от замка по направлению к кругу солнечных часов. Сама Артурия просто стояла среди валунов, не обращая внимания на погоду. Ей хотелось немного побыть здесь и подумать в одиночестве. Но, видимо, Альбус Дамблдор был достаточно хорош в своей роли старого мудрого волшебника.
   - Репеллум Аква.
   Инстинкты, отточенные еще при жизни, говорили, что в действиях профессора не было злого умысла, а слова заклинания только подтверждали его безвредность, так что она дала ему свободно пройти, сознательно подавив свою способность отражать магию. Как и ожидалось, магия просто создала барьер вокруг тела, который не позволял воде ее касаться.
   Когда директор подошел ближе, он снова взмахнул палочкой, от чего ее одежда быстро высохла, выпустив влагу в виде пара.
   - Примите мою благодарность, - произнесла Артурия, чуть склонив голову.
   - Всегда пожалуйста, Сейбер, - ответил Дамблдор.
   Некоторое время они просто молча стояли, вслушиваясь в шум дождя.
   - Я хотел спросить, почему вы здесь, но думаю, вам не хочется слушать мои старческие шарады, - произнес директор.
   Сейбер молча посмотрела на крупную каменную плиту, чья высота достигала ее колен.
   - Полагаю, ваши спутники заметили, что сад солнечных часов связан с магией замка и линией в глубине земли. Камни служат системой обнаружения для этой части территории Хогвартса.
   Сейбер продолжала молчать, никак не реагируя на эту информацию.
   - Их здесь установили еще Основатели, - продолжил директор, улыбнувшись. - Думаю, это была попытка спрятать нечто на самом видном месте. Хотя в случае с вашими друзьями они явно потерпели неудачу. Должен отметит, что ваши друзья удивительно талантливые люди, ведь за все мое время на посту директора никто никогда не замечал в этом месте чего-то особенного. Но мне все же интересно, почему вы пришли сюда только сейчас, да еще и в такую погоду?
   Сейбер повернулась к волшебнику и внимательно посмотрела ему в глаза, ища нечто ведомое только ей.
   - Ваше предположение о причине моего прихода сюда ошибочно, - наконец произнесла она.
   - О?
   - Возможно, со временем вам откроются истинные причины моих действий.
   Спустя пару мгновений молчания Дамблдор весело усмехнулся.
   - Ох, мисс Сейбер, я думал, вы лучше знакомы с этой игрой.
   - Хм? - Артурия вопросительно посмотрела на старика, чуть склонив голову набок.
   - Как правило, это старики дают молодым смутные и зловещие напутствия, а вы только что поменяли нас ролями.
   - Не могу с вами не согласиться, - слабо улыбнувшись, произнесла она. - Мне самой довелось получить столько расплывчатых советов от пожилых волшебников, что хватит на десять жизней.
   - Хотите присоединиться ко мне за чашкой чая? - спросил Альбус. - Несмотря на поздний час у меня вдруг возникло желание выпить чего-то теплого.
   - С удовольствием принимаю ваше предложение, - Сейбер склонила голову.
   И они стали неспешно удаляться от древней каменной плиты, из которой когда-то торчал Калибурн этого мира.
  

* * *

   Лежа у себя на кровати, Гарри в очередной раз изучал карту мародеров, пытаясь снова найти Медузу. После того, как она ушла (из-за происхождения имени мальчик предполагал, что это именно "она"), он продолжил выпускать народ из Тайной комнаты, а позже, так как Рон и Гермиона ушли на свои патрули, Гарри решил попробовать разобраться с этой загадкой самостоятельно.
   Замок был большим, а имен на карте много, поэтому было сложновато найти кого-то конкретного, хоть приблизительно не зная, где искать. Гарри решил начать поиски с коридоров и классов, так как в такое время там редко кто бывал, но спустя десять минут он наткнулся на кое-что другое.
   Дамблдор двигался к своему кабинету, и рядом с ним шел некто по имени Артурия Пендрагон.
  

Глава 8: Конфронтации

  
   В то время как первоначально существовало значительное сопротивление распространению этого революционного метода создания волшебных палочек, волшебники быстро осознали, что палочки Олливандера намного превосходят все то, что существовало ранее. Его методы подбора древесины, ее сочетания с сердцевиной и последующий подбор идеального хозяина вскоре стали самыми желанными секретами для всех иных производителей волшебных палочек.

Pottermore

  
  
   20 октября 1995 года, пятница.
   Волшебный мир.
  
   Он движется вперед по длинному коридору.
   Тусклое освещение не дает хорошо разглядеть все вокруг, но...
   В самом конце коридора находится одинокая дверь без опознавательных знаков.
   ...это выглядит знакомо.
   Шрам начинает покалывать.
   Он тянется к ручке и наконец понимает, что это вход в помещения Отдела тайн. Еще летом Дамблдор привел его сюда и...
   ...ручка не поворачивается. Дверь заперта.
   Странно.
   В прошлый раз она была открыта. Что-то неправильно.
   Что-то неправильно и знакомо.
   Очень знакомо.
   Такое не должно происходить в...
   Гарри подскочил на своей кровати, схватившись за голову.
  

* * *

   - Тсссшш, - из безгубого рта Волан-де-Морта вырвалось раздраженное шипение.
   Он открыл глаза и хмуро осмотрел комнату. Оказывается, мальчишка знает окклюменцию. Впервые за месяц его естественная защита была проницаема для воздействия через ту странную связь, но мальчишка все равно заметил, что сон не настоящий, следовательно, и щит у него не естественный, а образовавшийся от тренировок обладает такой прочностью.
   Черт.
   В следующий раз следует действовать тоньше. Учитывая, что Поттеру коридор казался знакомым, Дамблдор, должно быть, уже водил его в Отдел тайн. Нет никакой гарантии, что пророчество еще в Министерстве, если вообще не уничтожено. Старик на один шаг впереди него.
   К тому же вполне возможно, что Поттер уже сам знает полный текст, так что в будущем лучше попытаться получить доступ к его памяти, а не пробовать подтолкнуть к действиям, от которых, вероятно, не будет толку.
  

* * *

   Это была легилименция.
   Гарри, прищурившись, настороженно огляделся по сторонам, стараясь понять, кто мог попытаться читать его мысли, пока он спал. Не увидев ничего интересного, он протер глаза и, нацепив очки, полез за картой мародеров.
   В комнате общежития и вокруг нее не было никого подозрительного.
   Он прошелся по карте несколько раз, особенно старательно ища имя "Медуза", поскольку после случившегося накануне в туалете Миртл все еще был насторожен по этому поводу. Но карта ничего не показывала.
   Мальчик тяжело вздохнул. После уроков со Снейпом и Грюмом он был совершенно точно уверен, что опознает последствия воздействия легилименции в любое время дня и ночи. Так что это была определенно она, а не просто сон.
   Гарри сильно сомневался, что кто-то из его соседей проснулся, бросил на него сложное, запрещенное заклинание и потом снова притворился спящим. Невидимка? Но тогда бы карта кого-то показала, а там пусто.
   И что же получается? Ему приснились последствия заклинания? Ну, это, конечно, возможно.
   Или... Может быть...
   Ой.
   Ох, твою ж!..
  

* * *

   - Доброе утро, Гермиона, - донеслось из-за спины сидящей за столом Грейнджер.
   - Доброе утро, Луна, - ответила девушка, обернувшись к Лавгуд.
   - Можно я оставлю книгу по биологии у себя еще на некоторое время? - спросила Луна, неуверенно потеребив себя за редисочную сережку.
   Гермиона задумалась. С тех пор как, она одолжила книгу, прошло уже семь недель, и хотя она была рада приобщить кого-то из волшебников к науке, учебник понадобится ей для выполнения заданий из обычной школы. Конечно, сейчас у нее еще были задания по химии, физике, тригонометрии и прочему, но как заядлая библиофилка, Гермиона не очень любила одалживать свои книги надолго.
   - Ты еще не дочитала? - в конце концов спросила она.
   - Ну, там много непонятных маггловских терминов, для которых нет определений в конце, но в основном я хотела бы использовать ее для цитат к дополнительному заданию.
   - Понятно, - кивнула Гермиона. - Я тоже хотела взять из нее несколько цитат.
   - Если хочешь, мы могли бы поработать вместе, - тут же предложила Луна.
   -Э-э... да, думаю, это хорошая идея, - сказала Гермиона после недолгого размышления. Такое сотрудничество могло стать полезным. - Я могла бы помочь тебе с маггловской частью, а ты бы взглянула на мою работу с точки зрения чистокровных волшебников.
   - Замечательно, - обрадовалась рейвенкловка. - Тогда я сегодня принесу книгу с собой.
   - Хорошо, - согласилась Гермиона и, попрощавшись с Лавгуд, вернулась к еде.
   - Что за дополнительное задание? - спросил Рон, весь разговор просидевший с набитым ртом.
   - На преобразование материи, - ответила девушка. - Профессор Тосака предложила нам изучить методы усиления магических родословных.
   - Чего? Но это же чушь! Чистокровные и магглорожденные одинаково сильны, - безапелляционно заявил Рон. Он был чистокровным и по сравнению со своими друзьями не особо много знал о маггловском мире, но когда дело доходило до подобных вопросов, Рон не без гордости считал, что родители дали ему правильное воспитание.
   - Не думаю, что профессор Тосака согласна с этим. Она прямо говорила, что одни родословные могут быть сильнее других.
   - И как только Дамблдор ее нанял? - недовольно пробормотал Рон. - Как думаешь, это происки отца Малфоя?
   Когда Рон озвучил последнюю часть, сидевший рядом Гарри поперхнулся тыквенным соком.
   - Погодите, - просипел он, откашливаясь. - Я видел, как Люциус Малфой и профессор Мато вместе выходили из одного из хогсмидских ресторанов, - тихо сказал Гарри, как только вновь смог дышать. Гомон Большого зала легко скрыл его слова от посторонних.
   - Серьезно? - удивленно переспросила Гермиона.
   - Да, это было в первые свободные выходные, когда мы разошлись в разные стороны.
   Ребята призадумались.
   - Не думаю, что Дамблдор нанял бы их из-за давления Малфоя, ведь они ведут совершенно новые предметы, которые ввели только благодаря самому директору. Попечители и Министерство тут ничего не смогли бы сделать, даже если бы хотели, - заявила Гермиона. - Кроме того, Драко явно куда менее самоуверен на преобразовании и рунической магии, чем на уроках Амбридж. И еще новые профессора очень хорошо понимают маггловский мир, а ведь Пожиратели и сочувствующие им презирают все с магглами связанное.
   - Хм... - задумчиво протянул Рон. - А ведь если подумать, это очень хитрый ход. Использовать маггловские методы чтобы доказать превосходство чистокровных.
   - И лицемерный, - возмущенно заявила Гермиона.
   - Так докажи, что она не права, - предложил Гарри.
   - А?
   - Напиши в своей работе, что невозможно увеличить силу рода. Это необязательное задание, верно? Так что нет никакой разницы, что ты за него получишь.
   - Я не собираюсь получать тролля за свою работу. Да еще и специально, - отрезала девушка. Нет, серьезно, как ему в голову вообще могла прийти такая ересь?
   - Блин! - воскликнул Рон, выпучив глаза.
   - Что? - спросили Гермиона.
   Он просто ткнул пальцем во что-то у нее за спиной.
   - Рон, тыкать пальцем в людей не вежливо, - строго сказала она.
   Парень опустил руку и мотнул головой в том же направлении. Обернувшись, Гермиона проследила за другими взглядами и сразу поняла, на что уставился ее рыжий друг. Сегодня директор Дамблдор пришел в Большой зал с Распределяющей шляпой на голове.
   Выкинув из головы эту несущественную деталь, девушка снова повернулась к друзьям и заметила, что Гарри очень пристально смотрит на директора. Учитывая, что это был самый ясный его взгляд за все сегодняшнее утро, что-то явно было не так.
   - Гарри, что с тобой? Ты с самого утра какой-то замученный.
   - Я сегодня плохо спал, - ответил парень, устало потерев глаза. - Забыл вчера очистить разум.
   - Понятно, я тоже заметила, что после этих тренировок очень хорошо спится, - покивала девушка.
   - Правда? - с интересом спросил Рон. - Наверное, мне стоит делать это чаще.
   Гарри и Гермиона изумленно уставились на нерадивого приятеля.
   - Рон, ты хочешь сказать, что не тренируешься? - строго вопросила Гермиона, осуждающе уставившись на него.
   -Э-э... ладно, я частенько об этом забываю и просто ложусь спать, - признал он.
   - Ну, значит, я не могу рассказать вам о сне, который видел, - прервал Гарри зарождающуюся перепалку.
   От того, как он выделил голосом слово "сон", Гермиона сразу поняла, к чему он клонит.
   - Сон? - переспросил Рон, как обычно подтормаживая.
   - Да. Он напомнил мне некоторые другие сны, которые у меня уже бывали, -уклончиво ответил Гарри.
   - Какие-то конкретные сны? - осторожно спросила Гермиона, желая узнать еще хоть что-то.
   Гарри скосил глаза в сторону, после чего наклонился к ним и тихо произнес:
   - Помните тот острый суп, которым "накормил" меня Грюм? Тут было что-то вроде этого.
   Да. Гермиона хорошо помнила тот урок, на котором старый аврор заставил Гарри пережить нереальные воспоминания, но тогда...
   - Так это было не видение? - тихо уточнила она.
   - Нет, не похоже на другие. В этот раз оно было искусственным.
   - И что же ты видел? - спросил Рон, наклонившись ближе.
   - Не могу вам сказать, - ответил Гарри. - Это связано с тем... для чего вы очищаете разум. Вот когда у вас будет лучше получаться, тогда все и узнаете.
   Гермиона недовольно сморщилось. Это вынужденное неведенье начинало серьезно раздражать.
   - Ты должен обязательно сказать профессору Дамблдору, - произнесла она.
   - Да. При первой же возможности, - согласился мальчик.
  

* * *

   Прежде чем коллеги успели переварить его нынешний выбор головного убора, Дамблдор успел занять свое место и наполнить чашку чаем.
   - Альбус, - нерешительно начала Минерва. - Зачем вы надели Распределяющую шляпу?
   - Хм, я подумал и решил, что это именно то, что делают со шляпами. Их носят, - ответил директор, наполняя тарелку завтраком.
   МакГонагалл посмотрела на него со вселенской печалью.
   - Еще слишком рано для этого, - пробормотала она, озвучив свое отношение к ситуации.
   - Ой, бросьте, Минерва. Не нужно драматизировать. Это просто маленькая шутка. Знаете ли вы, что маггловские исследователи считают, что улыбка с утра может улучшить настроение на целый день?
   - Возможно, если бы ваши шутки на самом деле были смешны, то окружающие могли бы получить реальную пользу от этой части маггловской культуры, - известил своего носителя головной убор.
   Столь неподобающее поведение со стороны древнего артефакта вызвало среди профессоров целую эпидемию временных проблем с дыхательными путями.
   - В таком случае, я буду считать это поводом для дальнейших тренировок моего чувства юмора, - беспечно ответил Дамблдор, приступая к еде.
   МакГонагалл спрятала лицо в ладонях.
   - Ох, ради Морганы, пожалуйста, не надо.
   Директор мягко улыбнулся своей заместительнице, но ничего не сказал.
   - В чем дело, Сейбер? - весело спросил артефакт.
   Повернувшись к охраннице, профессора заметили, что она почему-то прервала свое последовательное уничтожение обильного завтрака.
   Тяжело вздохнув, девушка одарила Шляпу на голове директора хмурым взглядом.
   - По крайней мере, она не сказала "Мерлиновы подштанники", - сочувственно сказал головной убор. - Я помню, что в свое время он вообще их не носил. Мальчик травмировал своей волосатостью целую кучу народа.
   - Стоп, - резко скомандовала Сейбер. - Вы знакомы с Мерлином?
   - Да, он прибыл в школу еще при Основателях, и я направил его на факультет Салазара. Думал тогда, что его просто назвали в честь Мерлина из Камелота. Мне даже в голову не приходило, что он путешественник во времени.
   - Так значит, в этом измерении Мерлин учился в Хогвартсе, - задумчиво пробормотала Сейбер.
   Постепенно последствия этого откровения начали доходить до всех присутствующих. Невероятная возможность получить знания о величайшем волшебнике всех времен!
   - То, что Мерлин посещал Хогвартс, без сомнения, великий источник гордости для школы, - первым опомнился директор. - Возможно, вы могли бы рассказать нам какие-то истории с его участием?
   - Ну, его главным достижением во время учебы было одновременное соблазнение Ровены и Хельги. Это был его пятый...
   - Что?! - ошарашенно выпалила МакГонагалл.
   - О, так вы хотите узнать подробности запретного романа между учеником и двумя учителями? - с интересом спросил артефакт, после чего сразу начал рассказ, не дожидаясь реплик от слушателей: - Ну, дело было так. Однажды ночью Мерлин надел мантию и меня...
  

* * *

   Первый урок.
   История магии.
   На сегодняшнем уроке, к сожалению, разбирали не тактику какой-либо битвы, а события, случившиеся на переговорах 1357 года с великанами во время четвертой войны с ними. Вот поэтому для Гарри история в этот раз была почти что такой же скучной, как обычно. Хотя присутствие Сейбер с ее вопросами и замечаниями все равно значительно меняло сонную атмосферу.
   - Итак, обе стороны согласились на встречу под белым флагом в условленном месте, - бубнил Бинс. - Однако, волшебник Олден О'Лири, представлявший на этой встрече людей, нарушил строгий протокол подобных встреч и устроил засаду на делегатов с другой стороны, в числе которых был Онкус, сын вождя великанов.
   - Какой предосудительный поступок, - отметила Сейбер.
   - Верно, подмечено, Ятаган, - ответил Бинс. - Когда генерал человеческой армии узнал об этом, он немедленно освободил пленников и передал О'Лири великанам в качестве извинений за нарушение перемирия. Позже великаны отмечали, что из-за этого волшебника у них было несварение.
   Несколько учеников сморщилось на последней фразе. Похоже, им эта информация показалась лишней.
   - Но между ними же была война верно? - спросил Симус Финниган. - Почему вообще волшебника осудили за засаду?
   - Переговоры под белым флагом нельзя нарушать ни в коем случае, мистер Финеган, - провозгласил Бинс.
   - Верно. Такой поступок будет считаться военным преступлением, - торжественно добавила Сейбер.
   - Почему?
   - Сторона, нарушающая перемирие, не достойна доверия, - пояснила иномирянка. - Такое бесчестие бросает тень на все их будущие действия. Любой договор, заключенный с ними, будет подвергаться сомнению. Неважно какой, условия ли примирения, обмен ли пленными или будущая торговля. У войны есть правила; если они не соблюдаются, то это просто варварская бойня.
   До этого момента Гарри никогда о подобном не задумывался; ему просто в голову не приходила мысль даже о возможности каких-либо переговоров с Пожирателями Смерти, ведь он не доверял им ни на йоту.
   - А что делать тем, кто стремится соблюдать правила, если противники их уже нарушили? - спросил он, немного обдумав новую информацию.
   - Всегда быть готовым к предательству, - заявила Сейбер.
   - И еще в случае нарушения правил одной стороной другая может обратиться за помощью к другим державам, - добавил Бинс. - Подобный акт может послужить поводом для вмешательства международных сил.
   - Вы имеете в виду Международную конфедерацию волшебников? - спросила Гермиона.
   - Да, мисс Гарден, - подтвердил призрак. - Пять баллов Гриффиндору.
  

* * *

   Третий урок.
   Двойные зелья.
   Широ подошел к столу Снейпа и поставил перед преподавателем склянку с окрашивающим варевом для волос. Хотя для него было странновато видеть волшебную краску для волос, долговременное действие зелья с постепенной подкраской корней в течение всего периода использования может быть намного удобнее обычной краски, если ему понадобится скрыть свою седину.
   Профессор Снейп взболтал прозрачную бутылочку и внимательно посмотрел на радужную смесь.
   - Выше ожидаемого, - в конце концов заявил преподаватель.
   Широ кивнул и отошел в сторону. Следом за ним к столу подошел Гарри Поттер. Возвращаясь на свое место, Эмия краем глаза отметил, что, изучив работу мальчика, профессор раздраженно фыркнул, после чего поставил мальчику "выше ожидаемого".
   Поразмышляв об этом, Широ решил, что совершенно не понимает, чем расстроен профессор.
  

* * *

   Шестой урок.
   Двойная защита от Темных искусств.
   - Откройте пятнадцатую главу учебника и приступайте к работе.
   После случая с боггартом уроки ЗОТИ снова вернулись к скучнейшему общению с дурацким учебником. Глядя в текст Гарри размышлял над тем, что, возможно, стоит читать эту галиматью перед сном. С таким подспорьем ему даже стараться не придется, разум сам без проблем очистится до скрипа.
   Когда прозвенел звонок, Гарри украдкой глянул в карту мародеров, чтобы кое-что проверить.
   Как выяснилось, Сейбер на самом деле звали Артурия Пендрагон, а за профессором Мато следовал некто по имени Медуза. Вот только его видно не было, так что варианты с любимцами, призраками и невидимками так и остались на повестке дня. В конце концов, это легко мог быть даже анимаг в виде жука, как Рита Скитер, что прячется где-то в ее одежде. Или призрак под чарами невидимости. Мато же смогла исцелить уже-не-почти-безголового-Ника, поэтому, наверно, может зачаровать призрака и по-другому, правильно?
   Хм, минутку... невидимый сопровождающий, который может проходить сквозь стены... Может быть, это домовик?
   Они всегда стараются оставаться незаметными и могут трансгрессировать в Хогвартсе; на этом фоне способность проходить сквозь стены не кажется таким уж большим достижением. Плюс среди имен Добби, Винки и Кикимера "Медуза" не смотрится слишком необычно.
   Прокручивая в голове эту идею, Поттер незаметно спрятал карту и направился к выходу.
  

* * *

   После последнего урока Гарри отправился к стихийно образовавшемуся крылу замка для выполнения домашних заданий. Учитывая, что в его планах был разговор с Дамблдором о странном сне, а после ужина еще будет урок окклюменции, позже на это не останется времени. Так что, отогнав посторонние мысли, Гарри постарался сосредоточиться на работе, пока для этого была возможность.
   Ну, еще нужно отметить, что выполнять домашнюю в эти классы он ходил только ради возможности встретить Чо, и даже ментальное нападение Темного Лорда не заставило его пренебречь мощью подростковых гормонов.
   Дорисовав схему китайской жующей капусты для травологии, Гарри перешел к эссе по трансфигурирующему заклинанию Инаниматус Конюрус. Эта штука была настолько сложной, что МакГонагалл дала задание изучить его, прежде чем попробовать приступить к практике в классе.
   Когда он уже заканчивал работу, в класс влетела Гермиона.
   - Гарри! Угадай, что случилось! - взволнованно протараторила она.
   Немного растерявшись от восторженного напора подруги, Гарри ляпнул первое, что пришло в голову:
   - Рон наконец пригласил тебя на Святочный бал? Давно пора!
   - Нет, профессор Тосака объявила, что собирается взять личного ученика. Если у нас есть такое желание, можно поговорить с деканом факультета, и он передаст ей рекомендацию. Нужно будет пройти несколько испытаний и... Стоп, что ты только что сказал?
   - Эм... - неуверенно протянул Гарри, лихорадочно ища пути отступления. - Так ты хочешь записаться? - спросил он, быстро смахнув заклинанием свои вещи в сумку.
   - Гарри!
   - Блин, у тебя теперь, наверное, больше дел, чем на третьем курсе, - продолжил он, притворившись, будто не заметил ее возгласа. - Обязанности старосты, подготовка к СОВ, очистка разума, ОД, а теперь еще и ученичество...
   - Не игнорируй меня! - возмутилась девушка. - Что ты говорил про то, что Рон...
   - Извини, мне нужно срочно рассказать Дамблдору про безносого мозгоклюя, - поспешно протараторил он, выскользнув из класса.
   - Гарри Джеймс Поттер! Вернись!


* * *

  
   Дым от благовоний витал над столом, выписывая в воздухе разные узоры и причудливые рисунки. Последняя форма напоминала гоблинское ухо, а рядом висело что-то наподобие ленточки.
   А это значит, что Невилл скоро встретит гоблина с ленточкой на ухе... Или часть гоблина должна символизировать золото? Ведь они связаны с золотом, да? Хм... он найдет золотое ухо?
   Невилл начал быстро чиркать свою интерпретацию дымного предсказания на пергаменте маггловской ручкой. Было немного странно держать в руке не перо, а этот инструмент, но он сегодня забыл пишущие принадлежности и поэтому ему пришлось обратиться за помощью к своему сокоманднику по прорицаниям, мистеру Эмии. Обычно Невилл бы оставил это домашнее задание на воскресенье, но мистер Эмия решил, что не следует ждать до последнего, немного напомнив этим Гермиону. И, в отличие от Гарри и Рона, с которыми Лонгботтом работал раньше, пришелец из другого мира относился к предмету со всей серьезностью.
   Правда, был один вопрос, который не давал Невиллу покоя уже некоторое время. Спрашивать об этом было как-то невежливо и грубо, но с другой стороны, если судить по тому заявлению на ЗОТИ, это совсем не беспокоило его соседа, а разобраться очень хотелось. Любопытство накапливалось уже несколько недель, и мистер Эмия на протяжении их знакомства показывал себя очень дружелюбным человеком, так что, еще немного поразмышляв об этом, Невилл наконец решился.
   - Мистер Эмия, вы не возражаете, если я у вас кое-что спрошу?
   - Конечно нет. Тебе нужна какая-то помощь?
   - Нет-нет, мне просто было интересно то, о чем вы говорили в прошлом месяце на ЗОТИ. Вы тогда сказали, что вы ужасный маг.
   - Верно, ужасный, - беспечно ответил мужчина.
   Невилл растерянно моргнул; как и в прошлый раз, это было сказано без какого-либо стеснения или стыда.
   - Но вы же победили мракоборца, - указал мальчик, силясь понять, как соотнести тот удивительный спарринг с этим заявлением. Мракоборцев обучали гораздо серьезнее, чем простых служителей Отдела правопорядка, а если судить по тому, что Невилл слышал о Долише, тот весьма хорош в своей работе.
   - Быть хорошим бойцом и талантливым магом - это разные вещи, - сказал Эмия и, заметив, что ученик растерялся еще больше, решил пояснить: - Например, ты знаешь какое-нибудь сложное заклинание, не связанное с боем, которое может сотворить только сильный и талантливой волшебник?
   - Да, - кивнул Невилл. На ум сразу пришли чары Фиделиус, о которых рассказывал профессор Флитвик.
   - И поэтому вполне вероятна ситуация, когда талантливый человек тратит много времени на изучение и разработку сложных заклинаний, но как следствие не занимается боевой подготовкой. Это значит, что тот, кто менее талантлив, но специализируется на бое, может победить первого в поединке.
   - Так значит, вы специализируетесь на дуэлях? - понятливо кивнув, решил уточнить Невилл.
   - Верно, - с улыбкой ответил Широ. - Я владею всего несколькими заклинаниями, а свое магическое образование по большей части ориентировал на бой.
   - Но авроры же тоже специализируются на дуэлях, - отметил мальчик. - Поэтому, если вы плохой маг, не должны ли они быть лучше вас?
   - Не знаю, - пожал плечами Эмия. - Я не местный, так что не знаком с возможностями авроров.
   - Ах да... - смущенно пробормотал Невилл, осознав, что сказал нечто очень неуместное. Получив ответ, он почувствовал странное сочетание сочувствия и зависти к мистеру Эмии. Сочувствие от того, что сам Невилл был слабым волшебником, которому очень тяжело давались заклинания, а зависть от того, что иномирянину явно удалось обойти свои ограничения, хоть и только с одной стороны. Конечно, Невилл был хорош в травологии, но ему всегда хотелось чего-то большего.
   - А зачем тогда вы ходите на прорицания? - снова спросил он.
   - Меня в первую очередь интересует прорицание прошлого, а не будущего. Косвенно это может сильно помочь в битве, - ответил мистер Эмия, не уточняя, как именно, и Невилл не стал настаивать. - Почему ты спрашиваешь?
   - Эм, я просто не понял, как прорицание связано с дуэлями.
   - Нет, я про твой первый вопрос.
   - Эх... ну... - нервно забормотал Невилл. - Я сам не очень хороший волшебник, - собравшись с духом, все же признал он.
   - Понятно, - ответил Эмия.
   Лонгботтом даже растерялся от отсутствия какого-либо продолжения. Большинство других людей попробовали бы сказать ему что-то обнадеживающее. Эмия же просто принял его слова как факт. В этом было что-то странное.
   Странное... и освежающее.
   - В здоровом теле здоровый дух, - внезапно продекларировал охранник.
   Это настолько не сочеталось с остальным разговором, что гриффиндорец просто тупо уставился на своего соседа.
   - Эм... извините, что?
  

* * *

   Помимо тиканья часов ничто не нарушало тишину в кабинете директора. Гарри как раз только что закончил рассказ о странном сне и своих подозрениях. Теперь оставалось только ждать ответа от глубоко задумавшегося Дамблдора.
   - Это хорошо, - нарушил тишину старый волшебник в древней волшебной Шляпе.
   - Что?! - воскликнул Гарри, подскочив в кресле. В каком месте это вообще было хорошо?
   - Ах, извини меня, Гарри, - похоже, я немого поторопился, - успокаивающе произнес Дамблдор. - Давай я поясню свои мысли, хорошо? Думаю, ты прав, предполагая, что Волан-де-Морт специально послал тебе это видение. Скорее всего, он таким образом пытается заманить тебя в Отдел тайн, чтобы ты сам взял для него пророчество.
   - Но вы же говорили, что он будет использовать кого-то другого, верно? - растерянно пробормотал Поттер.
   - Это было всего лишь предположение, - пояснил директор. - Он вполне мог предвидеть, что я попытаюсь сделать из пророчества ловушку. Или же это просто осторожность, ведь особенности защиты зала пророчеств - не общеизвестная информация даже в самом Отделе тайн. Действия Волан-де-Морта сложно предугадать, как и их причины.
   Ну, это было неожиданно. В разум Гарри с трудом могло пробиться осознание того, что даже великий Альбус Дамблдор способен ошибаться. Или, по крайней мере, знает не все.
   - Так вот, я сказал "хорошо", потому что результат этой атаки показывает нам твои успехи на пути самостоятельного решения существующей проблемы.
   - Вы про окклюменцию? - чуть склонив голову, уточнил мальчик.
   - Именно. Ты смог обнаружить вторжение и начать противодействовать очень опытному легилименту. Это весомое достижение.
   Гарри выдохнул от досады и устало откинулся на спинку стула. Он ожидал, что Дамблдор просто предоставит какое-то чудесное решение, а не оставит все в его руках.
   - Вас это не беспокоит? - спросил он директора.
   - Ну, я бы соврал, если бы ответил утвердительно. Но думаю, я совсем не зря верю в твои способности.
   - Правда? - с сомнением произнес Гарри. С учетом того, что Волан-де-Морт смог проникнуть в его разум без зрительного контакта и, вероятно, находясь очень далеко, он был совсем не уверен в своих "способностях".
   - Да, Гарри. Если бы я считал, что твоя защита разума слаба, то провел бы этот разговор глядя в потолок, чтобы не смотреть тебе в глаза, - сказал Дамблдор, после чего попробовал это продемонстрировать, отчего Шляпе пришлось поспешно изменить свое положение, чтобы удержатся на его голове. - И я этому очень рад, иначе мои старые кости начали бы поминать меня недобрым словом уже спустя пару минут. Возможно, мне бы после разговора даже пришлось наколдовать диван, чтобы их успокоить.
   Уголки губ Гарри чуть дернулись вверх, но он быстро подавил непрошеную улыбку. Ситуация-то была серьезная.
   - Однако если тебе нужна более точная оценка своих успехов, думаю, я знаю, как все проверить, - сказал директор, опустив взгляд с потолка.
   И прежде чем Гарри успел уточнить, о чем он говорит, директор просто снял Шляпу со своей головы.
   - Вообще-то я не умею учить окклюменции, - проворчал артефакт в его руке.
   - Но вы можете с высокой точностью определить, насколько сильна защита, верно?
   Гарри принял шляпу из рук Дамблдора. Сейчас она казалось гораздо меньше, чем на его втором курсе. Мысленно готовя себя к легилиментной атаке, он осторожно надел Шляпу себе на голову.
   - Тьфу. Твоя защита никуда не годится, - спустя мгновение ворчливо заявил артефакт.
   - Все так плохо? - растерянно спросил Гарри, не ожидавший такой резкой отповеди. Он же даже не почувствовал никакого вторжения!
   - Открылся! - выкрикнула Распределяющая шляпа, сразу атаковав отвлекшегося ученика.
   Лежа на своей кровати, Гарри внимательно разглядывал карту Мародеров. Рядом с кабинетом директора было две надписи: Альбус Дамблдор и Артурия Пендрагон...
   Поняв, что его нагло обманули, Гарри тут же принялся выпихивать из своей головы непрошеного гостя. Мгновение спустя видение исчезло, погрузив все вокруг в темноту.
   - Это был грязный прием!.. - возмущенно подумал Поттер.
   - Вполне неплохо держишься, когда сосредотачиваешься на этом, - игнорируя обвинения, начал реальную оценку артефакт. - Но если отвлекаешься, то защита значительно снижается.
   Представив в голове образ урока Грюма, на котором тот объяснял, что шиты усиливаются от частых нападений, Гарри толкнул его в сторону Шляпы.
   - Так получается, мне нужно еще больше уроков со Снейпом? - удрученно подумал Поттер.
   - Я не знаю, как учить этому людей.
   Гарри вспомнил последние уроки окклюменции. Снейп уже некоторое время не мог продавить его защиту без палочки, но у него все еще периодически получалось сделать это невербально, несмотря на все усилия Гарри не допустить этого. Он знал, что прогресс есть, но это слабо утешало, когда Гарри также точно знал, что Волан-де-Морт может залезть ему в голову, даже не находясь рядом. Это пугало.
   - Не надо паниковать, - успокаивающе произнес артефакт. - Ты близок к цели.
   - Правда? - с некоторым сомнением спросил Гарри.
   - У меня нет причин лгать. Ты уже ощущаешь вторжения и можешь успешно обороняться. Это самое главное.
   - Но Волан-де-Морт может добраться до моей головы, пока я сплю.
   - А еще он может отправить к тебе убийцу. Так что страшнее? Чтение мыслей во сне или перерезанное горло?
   Неприятное сравнение. Вообще.
   - Хотя я никогда и не учил окклюменции, но могу предположить, что в конце концов твой автономный щит станет таким же крепким, как и осознанный, - продолжил артефакт. - Аластор говорил об этом на уроке, и ты наверняка уже и сам ощутил это на занятиях с Северусом.
   Гарри тяжело вздохнул. Моральная поддержка все же немного помогла, так что теперь его настроение не было таким мрачным, как раньше. Хотя опасения все равно остались.
   - Давай отвлечемся. Прими мои поздравления с открытием истинного имени Сейбер, - сказала Распределяющая шляпа.
   От осознания Гарри аж встрепенулся на месте, тем самым немного всполошив Дамблдора, который внимательно наблюдал за ним.
   - Конечно! Вы же прочли ее мысли, а значит в курсе, что она назвала поддельное имя!
   - Ну, она не совсем лгала, называясь так. Сейбер - это титул.
   - А?
   - Я не могу сказать больше, если не хочу испытать боль бесчестия, помнишь?
   - Она не опасна для школы?
   Неожиданно артефакт разразился гомерическим хохотом, почти как тем вечером, когда оказался на голове Сейбер, только мысленно.
   - Я бы сказал, что пока она здесь, школа как минимум в сто раз безопасней, чем раньше.
   - Гм, - ну, если артефакт основателей так уверен, это, конечно, хорошо. - Значит, с Медузой тоже все в порядке?
   -С кем?
   - Ну, есть кто-то невидимый с именем Медуза, следующий за ними, - мысленно затараторил Гарри. - Не знаю, анимаг ли это, призрак, домовик или кто-то еще.
   На некоторое время повисло молчание.
   -У меня нет никакой информации, чтобы опознать личность этой Медузы или судить о ее опасности, но я готов полностью положиться в этом вопросе на Сейбер, - наконец, произнес артефакт.
   Ну... Шляпа определенно оказывает Сейбер очень высокое доверие. По правде говоря, такой уверенности со стороны старого артефакта было вполне достаточно, чтобы Гарри прекратил волноваться по поводу Медузы. Вообще, этот год и так был излишне богат на поводы для беспокойства, так что грех не воспользоваться шансом избавиться хотя бы от одного.
   - Не мог бы ты сделать мне одно небольшое одолжение, Гарри? - спросила Шляпа.
   - Эм, ладно. Что от меня требуется?
   - Пожалуйста, не говори никому, профессорам тоже, об Артурии и... Медузе.
   - Почему? - чуть нахмурившись, спросил Гарри.
   - Потому что я думаю, если это пока останется в тайне, дальше все будет намного веселее.
  

* * *

   Закончив ужин, Гермиона встретилась в коридоре с Луной, и они вместе пошли в крыло для работы над домашними заданиями. Дойдя до места, девочки поздоровались с МакГонагалл и Спраут, работавшими там над собственными заданиями по преобразованию материи, после чего заняли стол чуть в отдалении от профессоров.
   Пока они разбирали вещи, Гермиона невольно вспомнила о ситуации, из-за которой прошедший ужин не был так приятен, как мог бы быть. Из-за того, что сегодня ляпнул Гарри, прежде чем трусливо сбежать, она ела в ожидании приглашения на Святочный бал от одного рыжего типа.
   Но вместо того, чтобы сделать что-то полезное, Рон просто наелся, не подав ни единого намека.
   А потом еще Гарри со своим невразумительным "Все нормально" после встречи с Дамблдором и совершенно неубедительной попыткой притвориться, будто раньше ничего не говорил...
   Ох уж эти мальчишки!
   - Так о чем ты будешь писать, - спросила Луна, вырвав Гермиону из философских размышлений об ущербности бытия.
   - Змееусты и метаморфы. А ты?
   - Подбор подходящих палочек.
   Гермиона на мгновение замерла, пытаясь осознать связь темы с усилением родословных.
   - Как это связано с заданием, - в конце концов спросила она.
   - Ты покупала палочку у Олливандера? - с энтузиазмом спросила Луна, начав пояснять свою идею.
   - Да.
   - Помнишь, как он давал тебе разные палочки, верно?
   - Да, его линейка измеряла разные части тела, даже голову и нос, а потом он начал предлагать разные варианты, - этот момент ее жизни до сих пор был одним из самых странных после того, как пришло письмо из Хогвартса, поэтому Гермиона отлично помнила поход в пыльный магазин палочек.
   - Хорошо, - просияла Луна. - А ты знаешь, как обычно получают палочки чистокровные, если не идут к Олливандеру?
   - Ну, - задумчиво протянула Гермиона. - Я знаю только, что их можно передавать по наследству. Первая палочка Рона до него принадлежала его брату.
   - Правильно, это один из двух стандартных путей, - подтвердила Луна. - Второй, основной путь - это простая передача изготовителю палочек материала - дерева и ядра - и оформление заказа.
   - Постой, получается, нет подбора лучшего соответствия? - удивленно спросила Грейнджер.
   - Именно, - кивнула Лавгуд. - Этот метод все еще в ходу, но после того, как Гаррик Олливандер встал во главе семейного бизнеса, он ввел систему подбора, и на данный момент в Англии этот подход наиболее популярен.
   - Серьезно? - пораженно произнесла Гермиона. После покупки палочки она заочно отнесла подбор к стандартной практике и никогда прежде не замечала признаков того, что это, оказывается, новшество.
   - Да. Мой дед брал у мистера Олливандера интервью для "Придиры" более сорока лет назад. В то время к этому подходу еще относились очень скептически, а принят обществом он стал не так давно, - сказала Луна, после чего положила на стол учебник по биологии. - Однако многие семьи до сих пор предпочитают следовать старой традиции, как делали и сами Олливандеры в течение более двух тысячелетий.
   Гермиона припомнила, что до того, как палочка сломалась, Рон успешно ею пользовался весь первый год. Уж кому как не ей это знать - будь у рыжего много проблем из-за несоответствия, и трое вполне могли стать несколькими новыми пятнами на дубине тролля. Так можно ли вообще сказать, что новая палочка лучше старой?
   - А как это вписывается в задание профессора Тосаки?
   - Если предположить, что Гаррик Олливандер прав в своем начинании, тогда получается, что у него есть система, по которой он определяет, какая палочка лучше всего подходит человеку, - затараторила Луна, явно подбираясь к самой сути своей идеи. - И еще он упоминал, что некоторые сочетания материалов палочки указывают на их сродство с определенными типами волшебства. Одни хороши для чар, другие для трансфигурации и так далее.
   - Ты хочешь сказать!.. - ахнула Гермиона, выпучив глаза.
   - Да! - воскликнула Луна. - Методика Гаррика Олливандера может определить, в какой области человек будет силен даже прежде, чем он применит свое первое заклинание!
   - Это... хм...
   - Итак, судя по твоей книге, длинна рук - это фенотипический признак, и вообще на всю внешность человека влияют гены. Из этого можно сделать вывод, что если заводить детей с людьми определенного фенотипа, то есть вероятность дать своим потомкам преимущество в определенной ветви магии.
   Гриффиндорке понадобилось некоторое время, чтобы обдумать запутанную логическую цепочку одногруппницы. Хотя взгляд был несколько необычен, но в этом определенно что-то было.
   - Насколько помню, есть связь между этнической принадлежностью человека и средним ростом, - задумчиво произнесла она.
   - Ух ты, а я об этом и не думала, - Луна радостно ухватилась за новую мысль. - Получается, волшебники должны быть расистами в этом отношении, если они хотят усиливать своих потомков, да?
   - Эм... "должны" - не самое подходящее слово, Луна. Вообще, по-моему, тебе лучше вообще не упоминать расизм.
   - Хм, но если у меня будут подтверждающие цитаты, профессор Тосака должна будет принять этот довод, верно? - спросила рейвенкловка.
   - Не уверена, - ответила Гермиона. - А у тебя есть еще информация о системе мистера Олливандера?
   - К сожалению, нет, - расстроено сказала Луна. - Во время интервью он не вдавался в подробности, а в ответ на мою сову написал, что не будет раскрывать семейные секреты.
   - Может быть, заведующий хогсмидским отделом магазина сможет что-то сказать? - предположила Гермиона. - Ты могла бы разузнать, какие сочетания для чего хороши.
   - Хорошая идея. Спасибо, Гермиона, - лучезарно улыбнулась соседке Лавгуд.
   - Не за что, - кивнула одногруппнице гриффиндорка. Несмотря на некоторые странности поведения, Луна было очень умной девушкой. Хотя ее идеи часто на первый взгляд казались причудливыми и изобиловали аналогиями из сомнительных статей своей семейной газеты, она понимала тонкости преобразования материи и рунической магии лучше, чем другие их сокомандники.
   По правде говоря, нынешняя теория была похожа на другие идеи Луны, возникавшие раньше при обсуждении предметов. Но в этот раз Гермиона отнеслась к ее словам серьезнее, чем обычно, так как сама покупала палочку у Олливандера и не понаслышке знала, о чем речь. Возможно, ей чаще стоит прислушиваться к словам новой подруги, ведь несмотря на запутанность, у нее явно бывают очень хорошие мысли.
  

* * *

   Спраут и МакГонагалл обменялись хмурыми взглядами. Луна с таким рвением объясняла свою теорию, что профессора невольно отвлеклись от своих дел и прислушались.
   Если мисс Лавгуд права, у ее теории могут быть далекоидущие последствия.
  

* * *

  
   - А что у тебя, Гермиона? Ты говорила про змееустов и метаморфов, да?
   - Верно, - кивнула гриффиндорка. - Я буду писать про магические способности, которые передаются по наследству. Например, потомки Слизерина могут говорить со змеями. Это, конечно, не совсем о силе, но это наиболее известный дар, который можно использовать как пример наследуемой магии. И если есть один, должны быть и другие, верно?
   - Вроде метаморфизма, - понимающе кивнула Луна.
   - Да. Я знакома с одной метаморфиней, и она говорила мне, что в отличие от анимагии, которой может овладеть каждый, этому нельзя научиться, но способность может проявиться у детей.
   Гермиона умолкла, решив дать Луне возможность озвучить очевидный вывод. Но ответа не последовало, так что гриффиндорке пришлось продолжить самой.
   - Эм, ну и получается, что, создав семью с людьми, обладающими такими способностями, можно "усилить" родословную, - чуть неуверенно сказала она. - Это, конечно, не сила заклинаний, но при прочих равных условиях метаморфизм можно назвать наследственным преимуществом.
   - Это... так просто, - пробормотала Луна, нахмурившись.
   - Думаешь, профессор Тосака не примет такую простую идею как основу для работы? - зачастила Гермиона. - Мне тоже приходило это в голову. Я к тому...
   - Нет! - перебила ее Лавгуд. - Я про другое... В смысле, это настолько очевидный способ усилить род, что... это почти гениально.
   - Правда? Но твоя теория куда более интересна, - смущенно ответила Грейнджер.
   - Моя теория - это просто теория, основанная на методе Гаррика Олливандера, про который я знаю далеко не все. Кроме того, его предки на протяжении веков просто делали палочки без подобных ухищрений, так что еще неизвестно, прав ли он, - отметила Луна, сильно удивив гриффиндорку отношением к собственной идее. - Я просто удивилась тому, что семьи, которые ценят чистоту крови, уже давно не делают то, о чем ты говоришь.
   - Все потому, что они изначально неправильно выбрали свою цель.
   Девочки были так увлечены беседой, что даже не заметили, как в ответ на безапелляционное заявление Гермионы прислушивающиеся к ним профессора уставились в их сторону, растеряно хлопая глазами. Такого они точно не ожидали.
   - Ты о чем?
   - Ну, они сосредоточены на "чистоте крови", - начала пояснять Гермиона. - С точки зрения тех пунктов, которые профессор Тосака писала на доске в конце урока, когда эту тему подняли впервые, старые семьи пытаются не допустить снижение положительной черты. Однако нет никаких доказательств, что "чистота крови" делает магию людей сильнее. Так можно ли вообще называть эту черту положительной?
   - А, теперь понятно, зачем профессор Тосака спрашивала о графиках роста силы в течение поколений, - задумчиво протянула Лавгуд.
   - Похоже на то, - кивнула Грейнджер. - Кроме того, пытаясь держать кровь "чистой" и заводя семьи только с другими чистокровными, они не могут уменьшить шансы появления отрицательных черт. Наоборот, в ограниченных популяциях шанс появления наследственных проблем только выше из-за кровосмешения. Рон как-то показывал мне свое генеалогическое древо, и если судить по нему, то он не такой уж далекий родственник Гарри и Драко Малфоя. По тем данным, которые я видела, получается, что большинство чистокровных семейств Англии достаточно плотно связаны между собой.
   - Постой, так значит, что большинство людей здесь мои родственники? - спросила Луна, склонив голову набок.
   - Вроде того.
   - Тогда получается... что я потеряла и недодарила много рождественских подарков, - пробормотала рейвенкловки, нахмурив лоб.
   - Мм, ага, - согласилась с ней Гермиона. - В любом случае, не похоже, что "чистота крови" соответствует хоть одному критерию из тех, которые представила профессор Тосака. Точнее даже, нарушает как минимум один. Я говорю о другом. Конечно, метаморфов в Англии мало, но если не ограничиваться в этом вопросе одной страной, то можно избежать проблем с инбридингом.
   Луна понимающе кивнула.
   - Значит, ты предполагаешь, что можно было бы измерять успех практики по количеству детей, которые унаследуют способность?
   - Да, и еще по уровню владения метаморфизмом. Некоторые из них могут полностью преображать свои тела, в то время как у других способность может быть куда более ограниченной.
   - Получается, что вся твоя работа будет по метаморфам? - спросила Луна.
   - Я бы хотела написать больше, но не нашла упоминаний ни о каких наследуемых способностях кроме метаморфизма и змеиного языка, - наморщив лоб, призналась Гермиона. - И последнее сложно назвать впечатляющей способностью. Ну, если не считать возможности болтать с василисками.
   - Ты же вроде оцепенела из-за одного на втором курсе, да? - вспомнила Лавгуд.
   - Ну... да, - согласилась девушка. - Я к тому, что разводить василисков незаконно, так что и способностью змееуста в полной мере не воспользоваться.
   - Внутренне око, - вдруг выдала Луна.
   - Что? - растерянно переспросила Гермиона.
   - Внутреннее око. Думаю, это наследуемая способность.
   Гермиона уже открыла рот, чтобы ответить, но почти сразу закрыла, не издав ни звука, и задумалась. На ум пришло то, как она бросила прорицание на третьем курсе. Ей до сих пор было легко вспомнить то раздражение, разочарование и обиду на снисходительное заявление Трелони о том, что она родилась с совершенно слепым внутренним оком.
   Ее тогда это очень сильно задело. Но как соотнести с этим нынешнюю работу и то, что она вообще знала о пророчествах? Гарри рассказывал ей о сбывшемся предсказании, которое Трелони сделала в конце третьего курса, - получается, она не просто мошенница, верно? Значит ли это, что Трелони превосходит других из-за врожденной способности? Это будет соответствовать тому, что Гермиона хочет написать в своей работе.
   Так в каком же случае ее мысли верны? То неприятие идеи невозможности научиться чему-то из-за врожденных талантов или нынешняя работа о ровно противоположном?
   Гермиона Грейнджер ненавидела ошибаться.
  

* * *

   - Альбус.
   Услышав голос своей заместительницы, Дамблдор отвлекся от проекта по рунической магии, над которым работал вместе со своей командой. И благодаря тому, что очень хорошо ее знал, директор сразу заметил, что Минерва чем-то сильно недовольна.
   - Давайте возьмем небольшой перерыв, - предложил он ученикам и, дождавшись согласия, поднялся из-за стола.
   Покинув комнату, профессора вошли в ближайший пустой класс, чтобы переговорить за закрытыми дверями.
   - Что-то случилось, Минерва? - спросил Дамблдор, посмотрев на нее поверх очков.
   МакГонагалл мгновение помолчала, после чего глубоко вздохнула и спросила:
   - Вы понимаете, что Тосака делает с нашими учениками?
   - Хм, возможно, сперва поясните, о чем речь? - предложил Дамблдор.
   В ответ на это Минерва коротко изложила суть дискуссии между Луной Лавгуд и Гермионой Грейнджер, которую она услышала немногим ранее.
   Когда она закончила, директор спокойно кивнул и спросил:
   - Считаете, что в этом есть что-то плохое?
   - Гермиона Грейнджер - одна из самых талантливых волшебниц, каких мне доводилось обучать за всю мою карьеру, пожалуй, даже более талантливая, чем Лили Эванс, - нахмурив брови, произнесла МакГонагалл. - И теперь, несмотря на то, что сама является магглорожденной, она выдвигает теорию, за которую с жадностью ухватится большинство последователей идей чистокровности! Да, по-моему, в этом определенно есть что-то плохое!
   - Итак, значит, вы видите в их идеях зерно истины. Именно поэтому вы так расстроены, верно? - предположил Дамблдор. - Теории мисс Лавгуд и мисс Грейнджер действительно кажутся правдоподобными.
   - Конечно нет! - резко начала протестовать волшебница, больше полагаясь на эмоции, чем на логику.
   Альбус же отстраненно задумался об общем и самом опасном аспекте этих теорий: они были полностью основаны на общеизвестных фактах, а не на информации от иномирян. Даже если гости замка завтра исчезнут, Луна Лавгуд и Гермиона Грейнджер могут продолжить развивать эти идеи.
   Директор мысленно вздохнул.
   Итак, начало положено.
  

* * *

   Осторожно отойдя от двери, Драко начал заново прокручивать в голове то, что услышал. Похоже, эти иномиряне добились успеха там, где провалились все чистокровные семьи Британии: убедили грязнокровок в важности крови.
   Даже маглолюбцы начинали видеть истину.
   Темный Лорд будет рад об этом услышать.
  

* * *

   21 октября 1995 года, суббота.
   Волшебный мир.
   Шел первый матч по квиддичу между командами факультетов Гриффиндор и Слизерин.
   - Значит, участникам запрещено колдовать во время матча? - спросила Сакура, кутаясь в куртку. Прохлада шотландской осени норовила забраться даже под теплую одежду, а высокие трибуны поля для квиддича еще и продувались со всех сторон.
   - Верно, помимо самого полета во время матча нельзя применять никаких Мистерий, - подтвердил Флитвик. - Ну, разве что кроме специального перечня пассивных чар для некоторой защиты от погодных условий.
   Сакура кивнула и повернулась к Широ. Он сидел рядом и внимательно смотрел на поле.
   - Ты видишь снитч? - спросила она.
   - Да, - коротко ответил он.
   - Что?! - громко воскликнул Флитвик, привлекая внимание окружающих. - Вы ведете снитч?
   - Он там, - указал Широ куда-то вдаль. Его палец четко двигался вслед за перемещением крылатого шарика размером с грецкий орех. Сакуре пришлось укрепить глаза, чтобы увидеть, куда он указывает.
   - Возможно, вам стоит попробовать сыграть, мистер Эмия, - предложил профессор чар. - Если у вас так легко получается следить за снитчем, то из вас получится отличный ловец.
   - Думаю, нет, ведь я использовал магию, - беспечно ответил Широ.
   - Правда? Это какие-то следящие чары? - поинтересовался Флитвик.
   - Нет. Я просто укрепил свои глаза.
   - Да? - теперь в голосе профессора чар было неприкрытое любопытство. - Вы случайно не планируете как-нибудь научить нас этой магии? Держу пари, многие были бы рады избавиться от очков. И я тоже.
   - Лучше не стоит. Это довольно опасно и, к тому же, не может окончательно решить проблему плохого зрения.
   - Эх. Так и знал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, - посетовал Флитвик. - А насколько опасно?
   - Если ошибиться в исполнении, то глаза могут атрофироваться... или взорваться.
   - Полагаю, это сравнимо с нашей трансгрессией, - ответил профессор чар, легко проглотив жутковатые подробности. - При ошибке можно легко расщепить себя.
   - Расщепить?
   - Ага. Забыть на другой стороне части тела или даже внутренние органы.
   Эта информация отвлекла Сакуру от ее наблюдений за золотым мячиком. Похоже, в этом мире тоже существуют весьма привередливые Мистерии. Любопытно.
  

* * *

   Сейбер сидела на трибуне в стороне от общей массы зрителей и внимательно следила за полетами. Как раз сейчас Гарри Поттер резко поднялся вверх, уходя от бладжера, и вошел в крутое пике, устремившись за снитчем.
   - Неплохой маневр, - отметила Райдер, незримо составлявшая компанию своей коллеге.
   Сейбер молча кивнула в знак согласия.
  

* * *

   В другой вселенной после этого матча должна была произойти некая ссора, благодаря которой у Амбридж должен был появиться повод ввести новый образовательный декрет, дающий ей власть над выдачей наказаний за проступки в стенах школы.
   Но это была не та вселенная.
   После личной встречи с Темным Лордом жизненные приоритеты Драко Малфоя претерпели значительные изменения, поэтому данное событие так и не произошло.
  

* * *

   В гостиной Гриффиндора шумело бурное празднество по случаю победы, гремела наколдованная музыка, звенели бутылки сливочного пива и взрывались хлопушки близнецов. Каждый развлекался, как только мог.
   Немного подустав от всего этого, Гарри решил покинуть сборище пораньше и лишний раз просмотреть карту мародеров. Кроме того он не хотел мешать Рону и Гермионе играть в свои "скрытые" поглядывания друг на друга. Может быть, они хоть сейчас сдвинутся с мертвой точки? Хотя, конечно, не ему судить.
   Но вернемся к карте. В обычной ситуации он бы уже рассказал друзьям про последние открытия относительно Медузы и Сейбер, но в этот раз Гарри решил потворствовать шутливой просьбе Распределяющей шляпы. Хотя ему самому было очень любопытно, что это за невидимка и что такого в настоящем имени Сейбер.
   Упав на кровать, парень активировал карту и принялся искать в мельтешение разных имен интересующую его пару.
   Спустя несколько минут поисков Гарри наконец обнаружил Медузу.
   Она была рядом с Луной Лавгуд.
  

* * *

   22 октября 1995 года, воскресенье.
   Волшебный мир.
   Ярко светило утреннее солнце, щебетали птички, а троица учеников шла по тропинке в сторону хижины Хагрида.
   Еще вчера вечером во время последнего обхода Рон с Гермионой заметили свет в окнах домика на опушке Запретного леса, но время уже было позднее, поэтому ребята решили не давать Амбридж лишних поводов сделать гадость. Но вот как только наступило утро, трое друзей быстро перекусили в Большом зале, после чего сразу направились в гости к полувеликану. Позже они еще планировали попасть в Хогсмид на очередной марафон уроков от Сириуса и Ремуса, так что надо было спешить.
   Подойдя к двери, Гарри немедленно постучался.
   - Иду! - раздался знакомый рокот с другой стороны. Дубовая дверь открылась, и перед учениками предстала огромная фигура Хагрида. - Гарри! Рон! Гермиона! Рад вас видеть! Заходите!
   Но ребята и не подумали следовать приглашению, пораженно застыв, уставившись на лесничего. Лицо Хагрида походило на один сплошной синяк с кучей ссадин и порезов. Левый глаз почти заплыл от гематомы чуть выше виска, а к правой стороне лица лесник прижимал кусок сырого мяса зеленоватого цвета. То еще зрелище.
   - Хагрид, что с тобой?! - обеспокоенно воскликнула Гермиона. Сириус говорил, что Хагрида отправили дипломатом в племя великанов на континенте, но что же с ним могло случиться? Его избили и вышвырнули вон?
   - Что случилось? - вторил ей Гарри.
   - А, это ничего, - сказал Хагрид, с некоторой осторожностью выходя на крыльцо. - Не беспокойтесь.
   - Ага, "не беспокойтесь". Ты себя хоть в зеркало видел? - спросил Рон.
   - Говорю же, все нормально... э-э, да.
   Ребята заметили, что Хагрид уставился на что-то за их спинами, и тут же повернулись в ту сторону и увидели, что к хижине приближается профессор МакГонагалл в сопровождении профессора Мато и Сейбер. Последняя несла какую-то большую корзину.
   - Уверена, что профессор МакГонагалл тоже скажет тебе, что это не "ничего", - сказала Гермиона, снова посмотрев на полувеликана.
   Хагрид только удрученно вздохнул, печально глядя на приближение заместителя директора. Когда МакГонагалл подошла достаточно близко, чтобы разглядеть лицо преподавателя УЗМС, она заметно посуровела и ускорила шаг, обогнав своих спутниц.
   - Рубеус, вы немедленно отправляетесь к Поппи, - сходу заявила она, подойдя к Хагриду. - Мерлин мой, что вообще с случилось? - спросила профессор трансфигурации, переходя к менее важной теме.
   - Я в порядке, да, - угрюмо пророкотал гигант.
   - Верю, - сухо произнесла волшебница. - И именно поэтому вы приложили к лицу кусок протухшего мяса.
   - Он не... э-э... протухший. Это драконий стейк. Соки вытравят всю иф... инфекцию, вот. Все знают, что им можно лечиться, да, - ответил Хагрид, указав свободной рукой на кусок зеленоватого мяса. К несчастью, из-за этого неосторожного движения ему пришлось прислониться к стене хижины, охнув от боли, тем самым выдавая куда более серьезные раны, чем видимый синяк. - Эм, ладно, наверно не совсем... э-э... в порядке. Но зелья и заклинания все равно на мне плохо работают.
   МакГонагалл тяжело вздохнула.
   - Возможно, я бы могла помочь, - предложила подошедшая к ним профессор Мато.
   Хагрид удивленно посмотрел на незнакомку, и МакГонагалл их представила, попутно подтвердив, что они действительно из другого измерения.
   - Хотите вылечиться, мистер Хагрид? - улыбнувшись, спросила профессор Мато.
   - Эм, можно просто Хагрид, - смущено пробасил он. - И, ну...
   - Из-за своего... наследия, Хагрид обладает некоторой устойчивостью к магии, - пояснила профессор трансфигурации.
   - Понятно, - кивнула профессор Мато. - У меня есть некоторый опыт в исцелении тех, кто обладает высоким сопротивлением. Не возражаете, если я попробую?
   - Э-э... хорошо, - ответил Хагрид, не совсем понимая, на что соглашается.
  

* * *

   Чтобы приступить к лечению, Хагрид, МакГонагалл и Мато зашли в хижину, а ребята остались ждать снаружи вместе с Сейбер.
   Охранница молча стояла, держа свою корзину. Очень ровно стояла. Словно на каком-то официальном мероприятии, но все равно создавалось впечатление, что для нее такое положение - самая естественная вещь в мире.
   Соседство заставляло ребят немного нервничать.
   - Мы прервали какую-то важную встречу между вами и профессором Хагридом? - в конце концов, нарушила молчание мечница.
   - Нет-нет, мы просто зашли в гости, - зачастила Гермиона. - А мы вам не помешали? - добавила она спустя секундную заминку.
   - Нет. Мы всего лишь решили зайти представиться и поблагодарить мистера Хагрида за выделенное место для стоянки наших мотоциклов, - произнесла Сейбер и немного приподняла корзину. - Сакура решила угостить его домашней выпечкой, а профессор МакГонагалл навела на корзину чары расширения пространства.
   - Сложное заклинание, - отметила Гермиона. Насколько она знала, это были одни из тех чар, применение которых контролировалось Министерством.
   - Я предполагала, что оно будет сложным, - сказала охранница. - В нашем мире искажение пространственной реальности - непростая и редкая практика.
   - Искажение пространственной реальности? - растерянно повторил Рон. - У вас это так называется? Но это не редкость. Волшебники используют его всюду.
   - Полагаю, подходы к магии в наших мирах кардинально отличаются, - произнесла Сейбер, медленно кивнув. - Надеюсь, профессор Мато и профессор Тосака вскоре изучат ваш подход к решению проблемы.
   Ученики переглянулись, не зная, что сказать, ведь они все видели, что иномиряне не способны использовать магию волшебного мира.
   - Сейбер, а профессор Мато медведьма, да? - решила сменить тему Гермиона.
   - Это не ее основная специальность, но она владеет некоторыми целительскими мистериями, - ответила женщина. - Кроме того, Сакура прошла курсы фельдшера.
   - Понятно, - кивнула Грейнджер.
   - Это какой-то подвид врача или медсестры? - тихо спросил Рон у Гарри.
   - Первая помощь при чрезвычайных ситуациях, - пояснила Сейбер, видимо, все равно услышав его. - Фельдшеры оказывают первую помощь и обеспечивают выживание пациента до тех пор, пока их не доставят в больницу.
   - Получается, профессор Мато на самом деле не доктор? - чуть нахмурившись, спросил Рон.
   - Верно. Ее обучение было не столь глубоким, как у врачей, изучающих какие-либо конкретные области.
   - Понятно... - пробормотал Рон, обеспокоенно глянув в сторону хижины.
   - Но ей уже доводилось спасать жизни. Уверяю вас, мистер Хагрид в надежных руках, - добавила охранница, заметив его взгляд.
   Это замечание успокоило гриффиндорцев.
   - А как профессор Мато справится с сопротивляемостью магии? - продолжила расспросы Гермиона.
   - Не думаю, что она знает, - шепнул Рон подруге.
   Осознав свою ошибку, девушка чуть стукнула себя по лбу. Сейбер же сквиб!
   - Ой, простите, - быстро извинилась она. - Я, наверное, потом спрошу у профессора Мато...
   - Скоро вы сами поймете, как, - ответила Сейбер на вопрос, проигнорировав извинения. И как по команде от хижины разошлась мощная волна сырой силы. Все трое детей широко открытыми глазами уставились в сторону дома Хагрида. От количества свободной праны, казалось, словно сам воздух загустел.
   - Что происходит?! - панически воскликнула Гермиона.
   - Профессор Мато преодолевает магическую устойчивость мистера Хагрида, - невозмутимо ответила Сейбер.
   - Но это невозможно, - сказал Гарри. - Чтобы преодолеть магическое сопротивление великана, необходимы совместные усилия нескольких волшебников.
   - Да, профессор Бинс говорил об этом на уроке, - кивнула Гермиона, не отрывая взгляда от хижины.
   - Так значит... мистер Хагрид великан? - спросила Сейбер.
   Гарри замер на месте, осознав, что выдал чужой секрет. Хотя, происхождение Хагрида и было в некоторой степени общеизвестным фактом из-за статьи Скитер, так что все не так плохо.
   - Он полувеликан, - уточнил Поттер. - Это проблема? - нахмурившись, спросил он, ухватившись за новую мысль.
   Рон и Гермиона растерянно покосились на друга, не понимая, почему его тон стал таким резким.
   - Почему это должно быть проблемой? - спросила Сейбер, склонив голову набок.
   Гарри понадобилась пара мгновений, чтобы сформулировать ответ, в котором не было бы лишней информации.
   - Вы раньше брали в плен великанов? - наконец спросил он.
   Пауза.
   - Одного или двух, - спокойно ответила Сейбер.
   - Ухты, это впечатляет! - воскликнула Гермиона.
   Рон согласно закивал.
   - Да я бы помер от страха, если бы встретил великана.
   Сейбер и Гарри молча смотрели друг на друга, не реагируя на эти реплики.
   Прежде чем кто-то успел продолжить разговор, из дома донесся возглас Хагрида.
   - Ого! Все вылечилось!
  

* * *

  
   24 октября 1995 года, вторник.
   Волшебный мир.
  
   Близился конец октября. С тех пор, как Чо узнала всю правду о смерти Седрика, прошло уже почти два месяца, и четыре месяца -- с самого события. Как говорят, время лечит любые раны, а почти личное присутствие во время тех событий благодаря Омуту памяти очень сильно помогло. И теперь...
   Это же не предательство, что часть ее уже хочет двигаться дальше?
   Собрание их маленького тайного общества походило к концу. Чо огляделась по сторонам и наткнулась взглядом на Гарри, который как раз давал последние советы отстающим ребятам. Но хотя именно он последнее время занимал очень важное место в ее мыслях, сейчас она искала другого. Двинувшись дальше, девушка быстро обнаружила свою цель: Гермиону Грейнджер. Гриффиндорка находилась чуть поодаль, склонившись над Невиллом Лонгботтомом, который почему-то лежал на полу.
   - Невилл, ты в порядке? - обеспокоено спросила Гермиона.
   Когда Чо подошла ближе, ее нос уловил знакомое амбре раздевалки квиддичиствов. Что бы ни думали гриффиндорцы, Вуд был отнюдь не единственным капитаном-извергом.
   - Все нормально, уф, просто решил сделать несколько подходов ВИТ, пока была возможность, - с одышкой ответил парень, непонятно сократив какое-то словосочетание.
   - Как-как?
   - Высокоинтенсивный Интервальный Тренинг, - пояснил Невилл.
   - Что это такое? - растерянно переспросила Грейнджер.
   - А, не обращай внимания, - махнул рукой Лонгботтом. - Это маггловская штука.
   - Но... постой... что?..
   - Гермиона? - обратилась к ней Чо, решив прервать беседу.
   - Привет, Чо, - ответила Гермиона, повернувшись к рейвенкловке.
   - Привет, - тоже поздоровалась Чанг; как-то так получилось, что на этой встрече они еще друг с другом не пересекались. - Извини, что прерываю, но мне нужно с тобой кое о чем поговорить. Найдется минутка?
   - Да, конечно. Нет проблем.
   - Я хотела задать пару вопросов о Протеевых чарах, - сказала Чо, вытаскивая из кармана свой фальшивый галлеон.
   - Хорошо. Что ты... - Гермиона умолкла, зацепившись взглядом за что-то за спиной Чанг. - Подожди минутку, кажется, Гарри хочет что-то сказать.
   И верно, Гарри как раз зачем-то пытался привлечь общее внимание.
   - Так, народ, я хочу, чтобы вы кое-что сделали к следующей встрече.
   - Ты задаешь нам домашнее задание?! - в притворном ужасе воскликнул один из близнецов Уизли.
   - Не ной, это легкое задание, - хмыкнул Гарри. - Найдите кого-то, кто может наложить на ваши палочки чары неразрушимости. Например, старосту или еще кого. Желательно, конечно, навести постоянные чары, но если специалиста не найдется, используйте обычные незадолго до следующего собрания.
   - Почему палочки должны быть неразрушимыми? - подозрительно спросил Захария Смит. - Что ты собрался с ними делать?
   - Я хочу начать изучение проклятия Редукто, - ответил Гарри, после чего сделал неуловимое движение палочкой и произнес соответствующее заклинание. Ярко-голубой луч устремился к столу на другом конце комнаты и мгновенно превратил его в облако древесной пыли.
   - Как видите, было бы полезно заранее обезопасить себя от несчастных случаев, - продолжил он. - Кроме того, я слышал, что во многих волшебных семьях защита палочки - и так стандартная практика. Идея не нова.
   - Он прав, Смит, - подтвердила Падма Патил. - У нас, например, все взрослые так делают. Гарри не просит ничего необычного.
  

* * *

   26 октября 1995 года, четверг.
   Волшебный мир.
  
   - Даже представить не могу, как она будет выбирать учеников, - с тревогой пробормотала Гермиона, уткнувшись в учебник по химии. Только сев за стол она быстро смела свой ужин и взялась за уроки, пока Гарри и Рон ели.
   - Уверен, ты со всем справишься, Гермиона, - заверил ее Гарри, наливая себе гороховый суп. - Кстати говоря, мне все еще интересно, не перегрузишься ли ты, если станешь учеником профессора Тосаки?
   - Даже если так, это не важно, - отмахнулась она. - Такой шанс выпадает раз в жизни, и я не собираюсь его упускать!
   - По-моему, это все очень странно, - пробухтел Рон. - Групповые задания, подозрительные проекты, личное ученичество, обучение совместно с профессорами. И ладно бы это были только заморочки для тех дополнительных уроков, так Дамблдор еще и заставил учителей есть за нашими столами. Это же еще не отменили, да?
   - Нет, и это только деканы... - начала Гермиона, но умолкла на полуслове, уставившись на что-то чуть в стороне. И Гарри, естественно, немедленно повернул голову в ту сторону.
   К своему вящему ужасу парень узрел, как рядом усаживается сама Амбридж.
   - Здравствуйте, ученики, - приторно пропищала она.
   Мерлин, как же он ненавидел этот противный голосок!
   - Надеюсь, вы наслаждаетесь замечательным ужином этого прекрасного вечера, - пропела она, демонстративно положив на стол рядом со своей тарелкой газету.
   Когда Гарри увидел заголовок, его глаз раздраженно дернулся. Несмотря ни на что, "Ежедневный пророк" по-прежнему стабильно продолжал выдавать какие-то бредовые статейки о Дамблдоре раза два в неделю. Как правило, в эти дни Амбридж просто довольно улыбалась, но ничего не говорила и не делала. Но, видимо, сейчас ей захотелось дополнительно поддеть своего самого ненавистного ученика в школе.
   Пользуясь тем, что перед ним никто не сидел, Гарри начал усердно смотреть в ту сторону, старательно игнорируя розовый раздражитель рядом с собой. Он ясно чувствовал, как она сверлила его взглядом целых полминуты, прежде чем сама приступила к еде. Н-да, не удивительно, что вокруг них было тихо как в склепе.
   Гарри начал быстро наворачивать свой суп, намереваясь закончить как можно быстрее и свалить отсюда, но вскоре к еще большему ужасу парня место напротив него занял Снейп.
   - ...этот кусок пергамента принадлежит Поттеру. Я узнаю его! Поттер здесь, в своей мантии-невидимке!
   Гарри резко оттолкнул от своего разума инородное вмешательство. Несмотря на злость из-за происходящего, он очень старался держать себя в руках. В конце концов, Амбридж была практически самым последним человеком, которому он хотел выдать свои занятия окклюменцией.
   - Ну что ж, мистер Поттер, должен отметить, что, несмотря на ряд коррекционных уроков по моему предмету, вам еще есть, чему поучиться, - протянул Снейп.
   Еще одно нападение, но на этот раз Гарри был готов.
   - Неужели? -