Гюбрис Максимилиан: другие произведения.

П.Б.Шелли. Ведьма Атласа

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    перевод одной из наиболее загадочных поэм Шелли, "Ведьма Атласа", 1824г; при переводе я старался, по-возможности, следовать традициям классического канонического перевода. (Из-за несовершенств модерации, к сожалению, здесь не может быть помещён оригинальный текст поэмы с разделением страницы на два столбца; однако, думается, что для любителей не составит труда, при желании, сверить текст сего перевода с оригиналом) Все необходимые сноски публикуются, как обычно, в конце текста.

  "ВЕДЬМА АТЛАСА"
   П. Б. Шелли (1824) - /пер. М.Гюбрис, 2006; ред.-2012/
  
   1.
  
  Пред тем, как Близнецы, рожденны раз
  В кровей смешении Времён Отца, -
  Ошибка с Правдой, - с земли сживут в злой час
  Все прелести чудес, весне подстать,
  Сгубят все лучшие мечты, сейчас
  Нам пусть историю здесь рассказать
  О ворожее, жившей (дальне) на горе
  Атласа, близ фонтана вод, в пещере.
  
   2.
  
  Матерь сей была одной из Атлантесс:
  Все-зряще Солнце никогда не знало
  В хождениях своих моря и континенты чрез,
  Здесь существо прелестней, как возлежала
  Та укрыта, - суть душа блаженств;
  Целована была лучами та, и зала
  В скале пещеры, этак, златой стала: -
   Там, в счастия мечте, сия растаяла.
  
   3.
  
  Говорено, сперва была ведь дымкой;
  Вслед - облачком порхающим, - сродне
  Злат-моли вкруг свечи в витаньях пылких, -
  Пред огнем запада, где солнце гаснет в тьме:
  Вслед - метеором, каперс точно был кой
  Над даль-холмом, где лунный брезжил свет;
  Так, после обернулась вдруг звездою
  Из тех, таятся что меж Марсом и Землёй.
  
   4.
  
  Десять в числе раз Матерь Месяцов
  Склоняла лик над пеленованной звездой
  И знаком спосылала ряд валов
  Преобразить сушь брега: в веленьи той,
  Что дети, те резвились у песков;
  От толь в пещеру вдруг сшёл свет невинный
  В движеньи, в образе - в росе живой
  Дух воплощал в тепле пещеры той.
  
   5.
  
  Из света милая та дева изошла
  Своей красы: о, томна бездна глаз,
  Стать, в синей, что ночи проблеска два,
  Сиять каким и смерча полог чрез ; -
  О, локон черный; исподня мысль сполна
  Преображала образ, а сиянье грез
  Даль лилось; глас низкий ж был подстать любви:
  Тварь всяку видну к деве устремил.
  
   6.
  
  Сперва жираф пришёл к началу дня;
  Во след ему - бесстрашный мудрый слон;
  Змей хитрый следом, в золоте огня
  Своих колец сплетенных, а потом
  Тварь всякая к ней устремила взгляд.
  Все напивались во ключе её живом;
  Сердец биенье ж учащалось тварей
  Сколь много в видах нежной власти сей.
  
   7.
  
  Справляла львица львят своих идти к той,
  Чтоб было знать им, как преодолеть
  Страсть врожденну к убийству*(1); там младой
  Лев - уже в ногах её: забавно видеть
   Было во гримасе оного благой,
  Сколь нежен сей, в угоду самке, впредь.
  В волшебных чарах гласа Той и взгляда,
  Животный всякий грех предстал отрадой.
  
   8.
  
  И старь-Силена*(2) - диво, несша ветвь
  Там диких лилий, боги леса с ней,
  Толпясь, явились дружно, тем сродне
  Цикадам, кто в оливах пьян росою дней:
  Дриопа с Фавном им спешили вслед,
  Дразня там Бога, чтоб пел веселей*(3), -
  К тому всё, им что(б) в пещере деву зрить,
  На камне-эмеральде севшу править.
  
   9.
  
  Вселенский Пан, говорено, был там
  Тайком для глаз; чрез гор ущелия
  Из адаманта, по эфировым волнам,
  Живых средь, сам любовный дух влеченья,
  Он крался из своих укрытий там,
  Где Сердце Мира билось в восхищеньи,
  Почтением чтоб деву одарить,
  На камне-эмеральде севшу править.
  
   10.
  
  И всяка нимфа вод аль пышна древа;
  И всяк пастушка беспокойных волн,
  В пенистых стайках что не знают брега;
  Седых влас Океан сам, и Приап-бог,
  С компанией чудной туда, где дева,
  Все явились, ^полнясь удивленья о том,
  В бесплодных скалах диво как родилось;
  К её ж любви дивлено всё стремилось.
  
   11.
  
  И девственницы с гор, и чернь явились;
  Цари грубы с пасторий Гараманта, -
  И содрогались души оных здесь,
  Как пламя средь камней сих в играх ветра:
  Пигмеи, Полифем, и сброд имён весь
  Разных, и Кентавр, Сатиры; - все, кто
  Был в расщелине, и те, - как ведал сказ, -
  Кто волчеглав, и птицелап...и грудоглаз.
  
   12.
  
  Она ж была прекрасна: прелесть той
  Затмила свет дневной; и всё окружно
  Стало следом тени, зыбкой и пустой :
  Узреть что-либо было невозможно
  В кругу сиянных глаз, кроме самой
  Её, взиравшей к вещи всяк-приложной,
  К всяк-образу мечты небес летящих
  Пред существом сим, из себя глядящим.
  
   13.
  
  Когда узналось ей, - то веретено
  Взяла, взметнув три раза дымн туман;
  Так прочертило три луча оно,
  Рассвет что дарит тучам, морю и горам, -
  Она ж, что в утро звёзд сиянье само,
  Облачность лунну эту озаряла там;
  В клубах тех редкую сплела вуаль -
  Тень для господств любви, смотряще вдаль
  
   14.
  
  Тайно-цветущи ниши Той жилища
  Были в убранстве сказочном - созвучья
  Воздушны, очарованья душам несши,
  Таились в уголках Тиш^и, беззвучно;
  Как те, что к слуху юному приявше,
  Относим верности чувств, - толь в скучность
  Как не обратятся оне, и звучанья
  Оставят нам лишь разочарованья.
  
   15.
  
  Пред ней таились В^иденья чудн^ые,
  Легко телесны в коконах своих;
  Одни - в распад летящие, иные -
  Блаженств в себе исполнены земных;
  Смысл сих - туда, где алчут круг-святые,
  Возведшие храм для сердец благих,
  Нести всё, что в Любви; - так всякий Образ
  Цвета, формы стал в послуженьи оной враз.
  
   16.
  
  И нежны ароматы, из сплетений
  Что дерев в-цвет-вечного Эдема,
  Та хранила, - в ткани, от томлений
  Страсти Фея что ткала влюблено
  В ночь безлунную, из рос; сравнений
  С мышью во крылах, в окне смятенно
  Бьющейся, им было б много; тот всяк дух
  Особо мог вживаться и во внутрен слух.
  
   17.
  
  Настои ж ч^исты и приятны в вкусе,
  Во свойствах чьих лечить недужных в сне,
  А смерть извечну превратить от грусти
  В ночь торжества мечты, или ещё слезе
  Чтоб литься лишь в восторге, - пусть мне,
  Я скажу, - хранила в колбах, в хрустале;
  Коль люд про те настои мог бы знать,
  Тогда б живым зла смерти/мёртвых(4) не знавать.
  
   18.
  
  Пещера свитками полн^илась, в знаках
  Странных, трудов-де Сатурнических вех,
  Наука в чём об искупленьи всяких
  Зол, чтоб в долголетьи счастию для всех
  Быть, юности сродне, и чтоб двоякий
  В них изжить порок; ещё о том, как грех
  Прейти злобств во крови и в злате, - чтоб знать,
  Как жить в гармонии всем, звездам подстать.
  
   19.
  
  О том ещё, дичайши как явленья
  Неисповедимо-вечных сил призвать
  Все-колдовским искусством в услуженье;
  Время, Твердь и Огнь - Океан и Ветер, стать,
  И воплощенья сих, - и в воле всевеленья
  Мужа; так и труды иные, разыскать
  В чём можно тайный код любви - профану
  Было б трепетать по тайне написанной.
  
   20.
  
  И дивные труды незнанных смыслов,
  В которых Той отца волшебна власть
  Преобразила суть основ и граней истин,
  Сложила в стопках, чтоб не растерять;
  Резные лампы, кубки в огне чистом
  Дня сияли златом, - тем цветкам подстать,
  С чьих лепестков ночных подчас слетая,
  Светлячок, тень в кипарисах освещает.
  
   21.
  
  Сперва, ведь, одиноко та жила
  В сим диком доме, всяка ж мысль спосланно
  Ей служила, - что пенная волна
  Представ, аль бриз, аль огне-всполох знанный, -
  Сподручно всяк намеренью ума
  Её, чтоб скрасить явь; Отцом власть данна
  Была столь велика в них, чтоб витать
  Везде и всюду им, где можно свет видать.
  
   22.
  
  Уж Океана нимфы, Гамадриды,
  Орид, зеленоватых круг Ниад
  Ей прочили царенье во всех видах:
  В морях и под землёй, и где ущелий ряд,
  И средь корней, где дубы крепко-виты,
  Непокорны, и в дуплах их; все говорят: -
  Там рады быть с ней, чтобы в ореоле жить
  Её присутствий - и в приближенных быть.
  
   23.
  
  "Так не должно быть", - дева отвечала;
  "Ключи, в которых локон чистый свой
  Ниады плещут, время иссушало;
   Дуб стройный, уж без сил, свой лист сухой,
  Повсюду разбросал средь гор шуршаво;
  Бескрайний океан, будь он росой,
  Истает также - и се место знанно
  Что равно пыль, вслед будет развеяно.
  
   24.
  
  "Так вам и гибнуть с ними вместе, в раз:
  Коль мне вздыхать по мысли, чтоб быть так,
  Коль мне скорбеть, когда светилу в час
  Хожденья умиляться вашей смерти всяк(о) -
  Не спрашивай меня тогда любить вас;
  Погибнуть, вас средь, мне нельзя однако; -
  Листве стать украшением, знайте,
  А ручьям - тропою мне, прощайте!"
  
   25.
  
  Рекла и плакала так: преисполняясь
  В тёмной глуби слез её, родник сиял,
  И всякий в водах круг, преображаясь,
  Под свод тот новый блик свой посылал,
  Из линий разных света; возвышаясь,
  Хор в траур-тон там уху Сей предстал
  В печальных голосах форм пришлых,
  Над лесом всем, над белых вод всей тишью.
  
   26.
  
  День цельный, удалившись, ворожея
  В античных разбиралась свитках там,
  Под сводом, в бликах вод, в своей пещере;
  Ан то вдруг обращалась и к местам
  Страниц поэзии, в блажн^ой манере
  Возносила стих, и сладки сей уста
  В умильи рисовали небо ново -
  Красой и большей рисовалось слово.
  
   27.
  
  Очаг, убр^анный ею, здесь пылал
  Сандалом златистым, редкой камедью;
  Едва ли люд об огне узнавал,
  Прекрасен сколь он, - россыпью каменьев,
  Всполох, в блике талом, всяк блистал
  И рос собою, будь он днесь знаменье.
  Ан Ведьма же к тому не обращалась:
  В руке держа, жезл^ом своим игралась.
  
   28.
  
  Сон дева та не знала, пребывая
  В трансе чрез всю ночь, в водах фонтана.
  Взгляд оной изумруд хранил, сияя:
  В торжестве ^зелено-вод, спонтанно,
  Звёзд круги та зрила, наблюдая
  Пляс их, - мушек света; - постоянно
  В том умолчна, созерцательна в себе..,
  Прямой взор, рукой объемля ножки две.
  
   29.
  
  Когда ж ветра злы, тучи отнеслись
  От белых шпицев хладной той горы,
  С росой сошла в открыто место близ;
  Глазам предстал луг, асфоделель-цветы
  Росли где, ели, кедры поднялись,
  И где разверзся зев всей красоты
  Вулканна огня, - чаша, стать, что до краёв
  Там наполнялась, ^огнем изливаясь вновь.
  
   30.
  
  Там и была, когда жестока сила
  Ветров зимы вниз устремила ту
  Жар-массу, в смех нощного светила,
  Покрыть чтоб лес и луг. - Змей, встретив тут
  Сей шум, в трепете кольц^ами засветил
  И скрылся. - В снегу ж, лист незаметен вкруг
  Где был, - волшебница на то взирала
  Так, будто б снег сей пламя пожирало.
  
   31.
  
  У девы Челн*(5) был, кой, гласят, Вулкан
  Венере дал - карету звёздной славы, в дар;
  Но не вместителен был он и мал,
  Служить потребностям чтоб сфер и чар, -
  Засим был продан, и Аполлон узнал
  О том, и взял сей дочке: карету ж Жар
  Тогда-то в Челн так и преобразил,
  Земной поток ещё кой не носил.
  
   32.
  
  Ещё говорено, что, в возрасте часов
  Трёх от роду, Амур перворожденный,
  С люльки спрыгнув в Хаос, - тот до основ
  Пройдя в златых крылах; - как искушенный
  К воровству адепт из сёл, зернь*(6) взял без слов,
  И посадил то, маме посвящено
  И её звезде; росой поил всё лето,
  Крылами ж к росту овевая этак.
  
   33.
  
  Росток зазеленился, стал сильнее:
  Цвет снежный спал, - как тыква длинная,
  Плод впитывал росу и свет, - смелее
  Рос, храня то, ^что в нём есть власть дивная;
  Узор ветвист в материи светлее
  Вился, вязь веера-листа извивная
  Точь, - из чего Челн и соделан, впрочем:
  Стремлен Любовью к океану дня и ночи.
  
   34.
  
  Сей Челн оставлен у фонтана был
  И дух живой хранил в своём строеньи,
  От вздоха девы взяв стремительности смысл.
  Он, как пантера в добром настроеньи,
  Усевшись подле ног Евангелисты,
  ^Иначе - как пламень в Вестовом веленьи
  Жезла той, иль как Гомера ^иста мысль
  В сне чувства, ждал чаянья чтоб сбылись.
  
   35.
  
  Вот, снег и огнь способом чудесным
  Она собрала в цельну массу, в раз
  Скрепив любовью слез, - ведь, повсеместно,
  Всё в гармоньи душ подвластно правдам глаз;
  Вот, с рук её слетел вдруг Дух прелестный -
  Живой же Образ, что в сей претворился час
  В черты, превосходящи редкой красотой
  Лик в камне, жизнь взял у Пигмалиона кой.
  
   36.
  
  Бесполо было существо сие, но
  С ростом, дескать, не нашлось изъяна
  В нём, - в красе от двух полов, - ни одного; -
  В сих чреслах сила зрилась без обмана;
  Грудь напитал сок юности; оно -
  Созданье это - было столь желанно,
  Как лик живой, с волшебного портрета,
  В искусствах гения, в мечтанных ^чертах.
  
   37.
  
  От плеч покатых два росли крыла, -
  В строении, седьмой достойном сферы, -
  В биениях быстрей, чем молния сама,
  В тонах радужных аур атмосфер(ы);
  Там, к гейзерам его ж влекла она:
  Туда, где челн; - рекла, во знаке верном: -
  "Садись вперёд!" - ему так повелела,
  Сама ж, к рулю, расслабив ножки, села.
  
   38.
  
  Так, по течению, меж раздвоенных скал,
  Средь скрытых островков, - меж тех громад, -
  Сквозь чащи, страшен где пантер оскал,
  Где в тайне дышит тень, где аромат
  И прелесть скрыты грустью, челн пролетал;
  Средь Пирамид из льда, вкруг звездный ряд
  Над коими зар^ит пурп^ур небесный,
  Пещерны зевы где незримы и чудесны.
  
   39.
  
  Полдень сребрян в извивистой лощине,
  Где луч кривой отблескивал от крон,
  Предстал, что вечер в злата-дня личине*(7);
  Пылающий в зеленом блик: был он,
  Как тот - что в лилиях, - светляк в причине
  Где найдён, земля ж в фате скрывает сон, -
  Средь гор угрюмых виден был высоко,
  В просвете неба над ручейным стоком.
  
   40.
  
  И где б ни плыли, это существо
  Покоилось во трансе тихих крыл
  И глаз сомкнутых; на лице его
  Таились страсти грёз, как если б был
  Рой мушек пред улыбкою сего,
  Что тешатся, и льнут к слезам, коль мил
  Им вздох, - тот, в лепете кой бредовом
  В мир спослан сердцем, жизни полным.
  
   41.
  
  Вдаль, к пышным долам, облаку сродне
  В теченьи ветреном, челн устремился:
  Уж он в озерах, где лишь тишине
  Бывать и тени, коих воплотился
  Образ во застывшей, в ^миг сей, глубине;
  Уж по вспен^енной мели он пустился,
  Песок и гальку чрез: - корабль простой
  Не проскочил бы сей порог крутой.
  
   42.
  
  И вдаль, где горны трещины, - потоком
  Что вод снежных леденят злат-воздух,
  В схожденьи их в бездонность все-глубоку
  К дальним, гневу тех открытым безднам
  Чрез портал подземный, - в водных стоках
  Уж летел он. - Радуг свет любезных
  Играл кругами средь брызг ^льдяных,
  В цветах рисуя виды в далях дальних.
  
   43.
  
  Когда же ведьма-дева пронеслась,
  Кружа, по лабиринтам дол извивных,
  Как по тропе, что вкруг горы б вилась,
  Она звала: "Гермафродит!", и дивный
  Лик оттенок бледный там оставил враз, -
  Так, словно б это в образе картинном
  Было, если б к лику вод слетела тень,
  С прибрежна луга пав в речную темь*(8).
  
   44.
  
  И сей расправил крылья в цвет небесный,
  В звезд^ах огня, дразнил что ^водны блики;
  С высот владений Солнцевых, чудесных,
  Рисуясь в славе, будь в жар-золоте великий
  Фаворит он, - как, в час вешний и прелестный,
  Друг-зеленокрыл. Ан вкруг, к его там лику,
  Вид такой был, где б, в луну, пух снежный
  Дарил бы хвоям в инее блеск нежный.
  
   45.
  
  Так, вознес^я сей в Елисеевый*(9) эфир,
  Какой над девою той вкруг светился,
  В ве^яньях неземных - пронзил тот мир,
  Как звёздный дождь, что в ночь струился б,
  Иль как орёл, под утро взмыв в сиян сапфир,
  Неистово (б) в ветрах небес носился;
  Челн же сей, в волшебной силе крыл,
  Летел туда, исток где рек сих был.
  
   46.
  
  Вода играла бликом солнца, как стрелой
  Дневного метеора, в Рай что взмыл небесно;
  Воздух же стальной, казалось бы, волной
  Сходил в потоке буйном с гор, - прелестны
  Власы девы вкруг струились красотой:
  Внизу ж, валы боролись в бесполезном
  Возмущении между собой, ревуще
  Под днищем челна, скоро сколь бегущим.
  
   47.
  
  Аль то луны свет шёл на убыль как,
  Аль то в часы стоянна полнолунья,
  Деве чудной не обуздать было никак
  Свой дух; лишь всё неслась даль во безумьи
  Света падающих звёзд, и вместе ж так
  С Гермафродитом, в смелом легкоумьи;
  Уж оне вышли в южны дальни воды,
  За край чудес страны Тамандаконы*(10).
  
   48.
  
  Там, луг косы и раз не ведал где, -
  Дождь раз кой не примял, шторм не трепал, -
  В цвету созвездий, в антарктической звезде,
  В Canopus"е*(11) с сородством, открывал
  Взор вид Даль-озера; - вот, гавань где
  Она устроила, из облаков; - где шквал
  Ветров из них соделал бастионы,
  И гений бури громыхал в злых стонах.
  
   49.
  
  Та гавань: под её прозрачным полом
  Сонм робких звёзд искрил непостижимо,
  А вкруг - густым и ^седым пологом,
  От вод до неба, рос туман, сколь живо
  Возводя весь ужас форм; - там сколом
  Брега, будь, от зимних гор, недостижимых,
  Каймлён был вид в расплыве этом, сером,
  Средь бухт и скал, нависших мощью мерной.
  
   50.
  
  И там, где дальне озеро под плетью
  Злых ветров вспенилось, будь что зверь раним, -
  Град, в камнепад точь, не престал звенеть,
  В рябь обращая воды; - гордостью стремим,
  Баклан в крылах вспарил где, лицезреть
  Чтоб молниевый свет, а вид производим
  Его был, дымной точь природой; - гавань та
  Всё ж, ведь, подобьем редким Рая в том была.
  
   51.
  
  Проказливо ж играла дева там, -
  Кружась, рисуясь будь что метеор,
  И, тигр словно на брегу Гидасповом,
  Опережая в беге Антелоп, -
  Во ^челне том; с тем, страстно, по волнам
  Пускала рябь во плеск, лишь силой слов:
  До толь, луна как ленна госпожа,
  От муть-востока в небо не взошла.
  
   52.
  
  И призвала там с башен со священных, -
  Что в дальних тучах, в цвет злат-вермильона, -
  Отряды духов, ^оной посвященных -
  В числ^ах мильонных силы легиона
  Стали гордо впредь, средь испещренных
  В звёздной славе стягов; как павильона
  Купол был уж всяк шатёр, где рос их стан,
  В пластах воздушных, над водою, злато-ткан.
  
   53.
  
  Они ж воздвигли для Царицы Дивной
  Тент державный, из паров легчайших,
  Пред ^молниевым ^огнем, что как видный
  Был там свод из кости белой, все-редчайшей,
  Украшен алым шёлком - безобидный
  Огнь всяк светил вкруг, и, из тончайшей
  Будто б ткани гобелен, туман пред Ней
  Светлел в луне, и устилал он путь Сией.
  
   54.
  
  На троне ж звёздна света, принесенном
  С дивленных островков росы небесной,
  Недосягаемых для гор стесненных,
  Так села, внемля к новости окрестной,
  Что от владений лунных али ^земных
  Им было в мысли несть уместной, - вместе
  С тем, бледнела, как луна во влажну ночь,
  И было плакала.., и в смехе, будто точь.
  
   55.
  
  Ей ^спосланные радости. - Сколь часто
  По лестнице чудес взбиралась в облака
  Она, к небесну мысу, и сколь страстно;
  Сродне ж и Ариону, в миг объяв бока
  Дельфина-рыбы, с пением прекрасным,
  Рассекала воздух; молния ж легка
  Вела её чрез толщ ветров, змеясь;
  Она же в смехе, меж шаров огня неслась.
  
   56.
  
  А с тем, подчас, во дуновеньях высших,
  Земля вихренно где всегда кружится,
  Она-де побеждала духов слышной
  Песнью, в гласе к хору их. Случится
  Смертным знать, сколь более утишным
  Было небо в оны дни, где впечатлиться
  Всякий мог даль-отголоском пенья той,
  Что, как мысль счастий, веял над землёй.
  
   57.
  
  Но ей хотелось веселиться, и, в час сна,
  Над старым Нилом быстро уж скользила, -
  Роднит кой с Эфиопией Египт*(12), - когда
  С горы Аксьюма*(13) многая вод сила,
  Как стадо добрых ^овец из сребра,
  Уж выйдет на равнину: расцветила
  Где ночь ^главы городов и храмов,
  Где Пирамид ряд - в дымках и туманах.
  
   58.
  
  Мариса*(14) близ, у вод Мареотид,
  Как на ковре цветов, что в спальных залах,
  Свадебных; где пляшут голыши, творит
  Где их талант чудес порой немалых
  Ряд, - с ужами, с крокодилами; там вид
  Где форм жив у сам^ой воды: - видала,
  Как в Лабиринте, за дверьми вдруг спали
  Монстр и паж, во свете Ассирийских таин.
  
   59.
  
  И где, во гладях вод большой реки,
  Лежали статных храмов странны тени, -
  Нестиранные во век, но столь тонки,
  Как сущности, по прихоти затмений,
  Кои с дрожью гибнут, - лотуса цветки
  Цвели где в руслах, и где ряд творений
  Мира - башни, храмы - упирались в небо; -
  Во тьме дивилась всем, чтоб глаз не ведал.
  
   60.
  
  В движеньи, подобавшем духу ветра, -
  Тому, чей шаг упрочит забытье, -
  Шли стопы оной среди мест заветных
  Человека, кои в новой красоте
  Преображались во глазах сюжетно:
  Во дворцах, в садах, и в улиц темноте
  Под Нилом; в лабиринтных залах: -
  Шла, и смертных, в снах их, наблюдала.
  
  61.
  
  Беспорно, зрить было сколь прелестно
  Сих, в образах сколь разных, павших в сон.
  Вот - сёстры, одноликие в младенстве,
  А, вот - юнец, кто в дрёме плачет, в стон;
  Глядишь, там - пара, близкая в ест^естве,
  В единстве нежном вздоха, в один тон,
  В сплетеньи влас вкруг тел их, - так, и дале",
  Старость седовласа, упокоив длани.
  
   62.
  
  Ан, прочие там, странны виды спящих,
  Узрела что, в свят-песне не казать;
  Зло-вредства, сверхестественно страшащи,
  Распутный образ, что нельзя назвать;
  Примеры, в зло-обычае представши
  В возрастах тех, кому лишь на закон пенять;
  "Сие есть", - дева нарекла, - "вражда,
  И жизнезеркалу в ней чистым быть - нужда."
  
   63.
  
  И был вдруг вид, что душу омрачил той; -
  Нам, в корабельщиках тех дальних мест,
  Не знать сей, безнадёжно курс ведя свой
  Лишь туда, где брег - вода, где нету звезд,
  Где кормчий - неизвестность за кормой; -
  Она ж достигла здесь столь тайных бездн,
  Где, в светлых нишах уж, бессмертны формы,
  Под водами разливов, ждут покорно.
  
   64.
  
  И увидала принцев облаченных,
  Как в солнцесвете жемчугов; в садах
  Цветистых дортуаров сонм священных
  Видела жрецов, почивших: все - в годах
  Одних, и как один быть наученных.
  Видала и крестьян в их гниль-домах,
  В порту ж - баюканных волною моряков,
  И мёртвых, кто во тьме спит старь-гробов.
  
   65.
  
  И всяки формы, в коих дух таился,
  Пред оком сей прозрачными предстали,
  И словно б сотканы из фат, светился б
  В коих женский стан, сокрыв едва ли
  Стыд всех таинств их: таки ж, струился
  Свет их красоты там, где себя являли.
  Сии ж, все вместе, здесь справляли время сна;
  Задумавшись, разглядывала их она.
  
   66.
  
  В ве^яньях сна, те разные фигуры
  Дева зрила, суть, духовным зреньем -
  Краса душ их человеческой натуры
  Открылась ей; презрев на отвращенье
  К плоти, зрила прелесть форм иной текстуры:*(15
  С тем, будь это тайно причащенье,
  В силах шарма, к мёртвым нашептав губам,
  Дух со своим скрещала вслед таким словам.
  
   67.
  
  Ах, Аврора! Во сколько б оценилась
  Сила чар, когда б Тифону стать в них пеплом?
  И скольким б ты, Венера, насладилась
  Во сокровищницах неба сребром,
  Когда бы Прозерпиною простилась
  Адон^ису часть лишь долга, кой - в честь первой,
  Весть сию донесшей ведьмы, всякой?
  Не знала ж Гелиада цен, однако.
  
   68.
  
   Говорено, чрез время, дух свободный,
  В ней постиг любовь интимных истин:
  Но и Дианы девственней природа
  Не была пред Эндимионом в этом смысле,
  Чем в нашей Деве. Пчеле бесполой сходно,
  Вкусит кто цвет, чтоб от того опять нестись
  К другому, средь покойных, Ведьма-Дева
  Шла с чистым сердцем, с добрым взглядом, смело.
  
  
   69.
  
  Тех, кто изящен был в глазах её,
  Поила дивной панацеей с чаши.
  Во сне, из рук сей, те прияли питиё,
  Восстав так, будто б рок их оживлявший,
  Был сильнее жизни; здесь, ново бытиё
  Преобразило погребальны ниши
  В зелено-арочные, стать, купели
  Под звездоцветом радуги отсель.
  
   70.
  
  Засим, под ночь, когда сойти им было
  В землю, всем мумиям их вид придала;
  А, в ^огнях траура, не то, чтоб освятила
  Смертный зал, но дню подобье создала;
  Пелен веленевых слой раскрутила,
  В чём образ жил второго детства*(16), и взяла
  Гробы - фатальны люльки те - из ниш сама,
  И, со презрением, даль в ров их все снесла.
  
   71.
  
  Из века в век, пребыли их тела
  Впослед дыханно, немо, не презренно, -
  Во сне, как в эрмитаже, где цвела
  Весна, - в грезе, под тишью век найденной,
  Живя вдали, так, от гневлива зла
  Жизнесправленья или смерти; строенны
  В облачении ж ливрей своих, слепые
  Там были поколения людей, иные.
  
   72.
  
  Грезою заповедной вслед ссудила
  Умы и тех, кто не изящен был;
  От жажд извр^ащенных их исцелила,
  Стерев из мыслей так, как если б смыл
  Песок путь змея во пустыне; - в силе
  Грёз сиих, скупец бы разом уж делил
  С несчастным свою прибыль; - ложь пред^ав,
  Чиновник стал бы честен, взяток не сбирав.
  
   73.
  
  Жрецы б собрали полно описанье,
  Иероглифику сведя для Греков,
  О боге Аписе и тех канонах знанья,
  В которых - только бык он; то ж, от века
  Что - геральдическая ветвь, в признаньи
  Краха ханжеств, стало б славой храма: этак,
  Стали б больше уделять вниманья мысли
  О ястребах, котах, гусях в духовных письмах.
  
   74.
  
  Царь вдруг короновал бы обезьяну,
  Одел бы в мантью, на трон бы усадил;
  По праву ж руку, в золоте сиянном,
  Возвёл бы попугая, кой бы разгласил
  Вердикты новой власти. Признанно,
  Всяк при дворе бы честь в том находил,
  Припасть под утро чтоб пред оны*(17) стопы
  В поцелуях, - ах! - и многих уж там сколько!
  
   75.
  
  Солдаты б в кузнецах себя видали,
  И из казарм ушли б в сомнамбулизме;
  Их сталось бы узрить вкруг наковален,
  Подобно там Циклопам во тьме-бездне
  Дел Вулкана, сплавлявших бранны стали*(18)
  В сохи: - сеющих же либеральны схизмы*(19),
  Стражники , в раз, отпускали б в Мемфис,
  Чему, надеюсь, не был (б) рад Ам^асис.*(20)
  
   76.
  
  Влюблённы ж пары, в страхе кто пытает рок,
  Кому не догадаться, что любим иль нет,
  Преодолели б всё, взяв сч^астливый урок,
  И, в наслажденной мысли, преходили б бред;
  В день новый уж, там девушка и паренёк
  Встречались бы, - против всего, корит что свет,
  Смущаясь, разве лишь, одной предвзятой,
  Фантазьей ранней - вплоть до луны десятой;
  
   77.
  
  Таки ж, вслед Ведьма их спасла б от зла
  Болезней: средь планов для влюблённых,
  Многих, та выбрала один, - дала
  Им счастье в днях супружне-разделённых.
  Друзей, по злу кто был сведён с ума,
  По завистии ближних, разведённых
  В мысли, друг другу вновь тогда дарила,
  В виденьи их истинной любви и силы.
  
   78.
  
  Сии ж дела справляла, так играя
  В градах смертных. Творимо ж что для Фей,
  Богов и Эльфов было ей, плутая
  Сказками в экспромтах всех своих затей,
  Поведаю вам позже; так, ведь, знаю,
  Что сей сказ скорей пойдёт для зимних дней,
  Чем для поры уж летней, в коей час
  Едва ли верим в то, что не встречает глаз.
  ______________________________________
  
  
  *СНОСКИ:
  
  1)
  2) Силена - прародительница кикимор; представлялась обычно с ветвью диких лилий в руке;
   3) мне думается Шелли допустил невольную ошибку, перепутав образ Силены с божественным сатиром Силеном*,- тем самым, песни и сказки кого так любили слушать все лесные существа, когда он столь любил пить и гоняться за нимфами, нередко падая при этом с осла или с козла (я даже не помню). Иначе как бы можно было объяснить те слова в строке, где все они "дразнят бога, чтоб пел веселее"?
   4) "..the living were not envied of the dead." - "...живым зла смерти не знавать" - наиболее привычное выражение сего смысла по-русски, однако в контексте выше-сочинённых строк, это именно так, что Шелли оставляет за мертвецами право к действенности, что по смыслу полагало бы, конечно, способность причинения зла мертвецами; этот вопрос, однако, относится уже к роду заповедно-мистических представлений Шелли, да, в том, - и не одного только Шелли, между прочим...
  5) Вообще, в этом месте Шелли позволяет себе гениальный экспромт трактовки эллинистической легенды, этак, объемля и древнюю и более позднюю версию истории "подарка Гефеста для своей супруги Афродиты"; - под "каретой звёздной славы" здесь предполагается божественная колыбель новорожденной звезды. - Безусловно, что, в идеале, сия публикация требовала бы гораздо большее число сносок и уточнений, о чём, в своё время, определённо высказывался Ли Хант;
  6) зернь, зерно - из словаря Даля;
  7) личина, маска - из словаря Даля;
  8) темь, темень - не уверен, если кто либо, по примеру Пушкина, иль даже он сам, когда-либо использовал это слово; - я, однако, помню ещё, как бабушка позволяла себе этак выражаться, чуть утрируя язык ("в темь какую"); что бы ни говорили, а мне нравится это слово, и его подчас звучание;
  9) Елисеевый, в этом месте - равно как, Елисейский; - Elysian air; - существуют Елисейские поля, а существует Елисейский воздух;
  10) название и пра-история страны Тамандаконы остаются для меня пока-что нераскрытыми;
  11) Canopus - увы, опять-таки, я не знаю, какое из созвездий соответствует этому названию; быть может, даже это название не английского рода;
  12) Египет, Египт - угода, несомненно рифме, но, мне кажется, у кого-то из классиков я вычитывал такое сокращённое его название;
  13) Axum^e - Аксьюм, мной точно переведённое название мне незнакомого места.
   14) Марис; увы, мне неизвестно, откуда Шелли брал эти названия; беспорно, что здесь не обошлось без Геродота и др. историков. - Дело в том, что концепция "поэтического дедуктивизма" Шелли, изначально, не позволяет перевирать или нарочито вольно интерпретировать историзированные факты, будь то реальных событий, будь то устоявшихся мифов; безусловно, что это относится и к географическим, и к оккультным названиям. (Мы можем только догадываться, что Шелли в этих станцах подспудно касается, также, образов Нилом некогда-затопленных городов...)
  15) материя свойств, в их составляющих;
  16) Из Библии от Матфея известен образ Второй Смерти; - соответственно, здесь образ Второго Детства;
  17) "пред оны", т.е. пред обезьяньи стопы в этом контексте; не правда ли, какое предрицание всему последовавшему в истории дарвинизму!
  18) бранна/бранная сталь - конечно же, мечи;
  19) схизм - разлад, раздор, разделение; - в этом месте проявляет себя особенно тонкая английская ирония Шелли, который в "...those of a liberal schism" имеет в виду противников сатирически-провозглашаемой здесь, "солдатски-кузнечной реформы"; говоря ж о царе, он имеет в виду, непременно, царя-либерала.
  20) Amasis - некто, вправду, Египта царь,
   кто должно быть правил встарь;
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"