Глущенко Александр Григорьевич: другие произведения.

Магадан. Проспект Ленина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История одной из магаданских улиц.

Александр ГЛУЩЕНКО


МАГАДАН.   ПРОСПЕКТ   ЛЕНИНА

Из цикла «К северу от бухты Волок»





От автора.

  Есть у меня задумка: если жизни хватит, написать биографию всех магаданских улиц — и тех, что сегодня город пересекают, и тех, что навсегда исчезли с современных схем и карт. А то ведь уходит история, теряется в глубинах времени. Сегодня и не каждый магаданец вспомнит, что проспект Карла Маркса был когда-то улицей Сталина, а ещё раньше — улицей Берзина, что улица Парковая называлась в своё время Транзитной, а улица Пушкина — с Транспортной заодно — Ново-Магаданской, что улица Дзержинского была в Магадане издавна, но проходила совсем в другом месте. Кто скажет, где была улица Тунгусская? А Карантинная? А Сталинская, существовавшая одновременно с улицей Сталина, или, к примеру, улица ДИТРа? А ведь все они находились в центре — по меркам современного Магадана! Да, много вопросов...

   С домами ничуть не проще. Открываешь пожелтевший номер «Советской Колымы» и не сразу сообразишь — что за адрес такой: Колымское шоссе, 4? Это где? И жутко удивляешься, узнав, что за адресом тем скрывается всем нам известный дом по проспекту Ленина — с номером 11, в котором, между прочим, когда-то размещался центральный универмаг, а затем — магазин КОГИЗа. (Предвижу вопрос: что это ещё за КОГИЗ? Но о том — потом...) И совсем уже сходишь с ума, когда выясняешь, что стоявший во дворе этого здания, практически вплотную к нему, 2-й горкинотеатр, как минимум в 1941 году, имел адрес: Колымское шоссе, 13.

   Много книг и красочных альбомов посвящено истории Магадана. Но... как-то всё не так — где-то автор что-то подзабыл, напутал, где-то источники информации подвели, а где-то и просто чистые выдумки присутствуют. А потому попытаюсь и я в эту тему свою лепту внести. Учтём: я — не профессиональный историк и не работник архива, ошибки и у меня случиться могут. Оттого записки мои будут носить характер в большей или меньшей мере подтверждаемых предположений — в большинстве случаев я воздержусь от категорических суждений и выводов, а сомневаясь, буду делать соответствующие оговорки.

   Ну, пойдём?

А. Глущенко.

И снова от автора.

   Скоро сказка сказывается... Работа над статьёй продолжалась, когда в магаданских СМИ появилась копия следующего документа:

 []

   Теперь уже моя задача заключалась не только в том, чтобы сохранить в памяти историю центральной улицы Магадана, но и выступить в защиту её неповторимого облика, который с каждым днём меняется далеко не в лучшую сторону и вскоре может быть утерян окончательно. Поэтому и рискнул я изложить свой материал в незавершённом виде, заверяя читателя, что в конце концов он, читатель, увидит и полную версию статьи.

А. Глущенко, 10 марта 2019 г.


Проспект Ленина




«Главная улица — проспект Ленина — прямым лучом пронизывает город с юга на север и, переходя за его чертой в автотрассу, уходит в далёкую тайгу. Это главная магистраль, геометрическая ось Магадана.»

Д. Цвик, 1959 г.


 []  []
Дорожные работы на Колымском шоссе, 1932 г. Магадан, проспект Ленина, 1980-е гг.
Фото Ю. и А. Муравиных с открытки 1987 года.

   Пожалуй, общеизвестным является тот факт, что до лета 1928 года на берегах бухты Нагева, именуемой до 1912 года бухтой Волок, не было даже намёка на какое-либо поселение — вокруг только море, сопки и тайга. Некоторые из предшествующих рождению города Магадана и более поздних событий я описал в статьях «Дальстрой. Был ли Сталин авантюристом?» и «В бухте Нагаева, 1928–1932 гг. Информация к размышлению». Здесь же нас интересует лишь два момента.

   Во-первых, к концу 1929 года население возникшего к тому моменту на восточном берегу бухты и сосредоточенного основным образом вокруг только что появившейся здесь Восточно-Эвенской (Нагаевской) культбазы посёлка, получившего по имени бухты название Нагаево, отчаянно нуждалось в источнике пресной воды. Не в меньшей, а может, и в большей степени вода была нужна лошадям, являвшимся здесь единственным, если не считать оленей, принадлежавших местному населению, транспортом. Второй момент заключается в том, что за ближайшим перевалом в долине протекала впадавшая в соседнюю бухту Гертнера достаточно полноводная речка Магадан (названная позже Магаданкой). Летом 1930 года представители «Союззолота», образовавшие Колымское главное приисковое управление, получили в речной долине территорию «под постройку подсобных предприятий, конных и скотных дворов, пастбище и покосы». Вскоре КГПУ организовало здесь конный двор, и проблема с кормами и водой для лошадей была решена, а первые деревянные строения положили начало будущему посёлку Магадан. Сегодня трудно сказать, где именно располагались те домишки, но большинство историков сходятся во мнении, что стояли они в районе пересечения современных улиц Якутской и Пролетарской (отметим, что русло реки тогда подходило к нынешней Пролетарской существенно ближе). Чуть позже в отчёте треста «Дальстрой» за 1932 г. разъяснялось: «Строительство Нагаевской базы охватывает не только строительство в бухте Нагаево, но и посёлок Магадан, строящийся в 2,5 км от Нагаево. Устройство этого посёлка вызывалось, во-первых, отсутствием воды в Нагаево (пос. Магадан находится на реке того же наименования), во-вторых, более удобными топографическими условиями (долина реки) и, в-третьих, лучшими климатическими условиями (меньшая туманность и т. д.), поэтому именно в посёлке Магадан устраиваются и автотранспортная база и временный административный центр и основная масса жилых зданий» (обратим внимание на слово «временный» — к этому моменту мы ещё вернёмся).

   А уже в 1931 году, по утверждению одного из первых исследователей магаданской истории архитектора Д. Б. Цвика, на месте современного Дома связи дорожники Крайдортранса построили два деревянных одноэтажных общежития, простоявшие здесь до самых 1960-х годов.

   Столь очевидное смещение построек дорожников вверх по реке, возможно, объясняется тем, что более поздние дома возводились ближе к тому месту, где через Магаданку должен был быть перекинут мост, — ниже по течению, перед впадением в море, русло делилось на многочисленные протоки. А отсюда вполне можно было начинать строительство трассы, связывающей Нагаево с колымскими приисками на Средникане (именно так писалось тогда название притока Колымы. К слову, поначалу и строящаяся трасса называлась Средниканской).

   Но так или иначе, а из Нагаево к Магаданке начали рубить и корчевать просеки.

 []  []
Схема первых построек в Нагаево и проложенной к Магаданке просеки («карча»), начало 1930-х гг.
Автор неизвестен.
Источник: сайт KOLYMA.RU.
Раскорчёванная просека из Нагаево в Магадан, предположительно, 1930–1932 гг.
Из коллекции В. Образцова.

   Первая из них вела как раз к конному двору (конной базе) и, как можно судить по примитивной схеме самого начала 1930-х годов, шла от моря в районе современной улицы Нагаевской, а затем, искривляясь левее, пересекала перевал и спускалась к Магаданке вдоль нынешней Якутской. Судя по всему, просека и проложенная по ней дорога первоначально вполне справлялись с возложенными на них задачами — в первую очередь, доставкой строительного леса из долины Магаданки на берег бухты. Однако уже тогда было понятно, что для перевозки поступающих морем грузов к будущему мосту и началу запланированной трассы потребуется иная, более короткая дорога, пусть поначалу даже тракторный «пролаз». Очевидно, для ускорения работ по его строительству предполагалось (было решено) использовать в дальнейшем часть имеющейся дороги к конбазе, а с перевала раскорчевать новую просеку — непосредственно к намечаемому мосту через Магаданку.

   Рассматривался и альтернативный (или параллельный) вариант — строительство дороги непосредственно от моря к мосту, с использованием рельефа местности, минующей перевал. Здесь даже предусматривалась прокладка дековильного пути, «дековильки», а попросту говоря, упрощённой узкоколейной железной дороги на конной или ручной тяге.

   К таким выводам мы приходим, рассматривая старую схему. Надо признать, что в той или иной степени в дальнейшем все три варианта были реализованы.

   С 1932 года «бал» на Колыме начал править Дальстрой. Уже с лета в Нагаево из Владивостока потянулись караваны судов с грузами, вольнонаёмными специалистами и «организованной рабочей силой» — заключёнными.

   Суда разгружались прямо на рейде, а к берегу людей и грузы доставляли кунгасы, для приёма которых в Нагаево, почти по центру восточного берега бухты, был построен небольшой временный пирс. Далее «этапы» следовали пешком, а грузы переваливали на телеги или в немногочисленные пока ещё автомобили и везли — сначала по вполне уже сформировавшейся к тому времени улице Октябрьской, а затем, забирая правее, вдоль перевала, доезжали, очевидно, до той просеки, что была проложена вниз, к мосту.

 []

«Примерная схема поселка Магадан и Нагаева в 1932–34 годах».
Автор неизвестен.
Из коллекции А. Рутковского.
 
   Руководство треста «Дальстрой» в Нагаево задерживаться не стало. Административные, хозяйственные, складские и жилые постройки, а также первые лагерные «зоны» было решено строить в долине Магадана-Магаданки. Очень быстро, в течение буквально нескольких недель здесь возник посёлок, который вполне естественно Магаданом и назвали (хотя на протяжении ещё нескольких лет в официальных документах вся эта местность называлась единственно: Нагаево, иногда с добавлением слова «бухта»).

   А просека постепенно становилась дорогой. К концу 1932 года от бухты Нагаева до Магадана было сделано 2,5-километровое земляное полотно с гравийным покрытием. Кроме того, 600 метров такого же полотна проложили и в Магадане, что обеспечило сравнительно нормальное автотранспортное сообщение между двумя посёлками.

   Собственно, с этого времени и начинается история проспекта Ленина.

   Как мы уже упоминали, поначалу строительство Магадана тяготело к реке: здесь был поставлен первый одноэтажный барак управления трестом — точно на месте известного магаданцам «здания СВЗ». Рядом с дирекцией поставили первую передающую радиостанцию. У Магаданки же началось строительство механических мастерских, выросших впоследствии в Магаданский механический завод. Вот и получалось, что административно-промышленный район города изначально сосредотачивался у реки, вдоль улицы, получившей название Пролетарская.

   А вот район, который мы бы сегодня назвали «спальным», начали строить в другом месте, подальше от «шума городского». В почти не тронутой ещё тайге поставили дом для директора Дальстроя Э. П. Берзина. В том же квартале, чуть выше «дома Берзина», к концу 1933 года было сдано П-образное одноэтажное здание первой магаданской гостиницы. Получив в 1940 году второй этаж, это здание простояло до 1990-х годов. Наверное, поблизости нашлось местечко и для домов других руководителей треста. В конечном итоге образовалась улица. Может, и название её — улица Берзина — возникло вовсе не из желания угодить директору, а лишь из-за того, что на ней стоял дом, где жил Эдуард Петрович со своей семьёй. Название прижилось, и улица Берзина просуществовала на этом месте до конца 1937 года, когда Берзина арестовали. Затем улица эта носила имя Сталина (и именно она на протяжении многих лет считалась главной улицей города), а уже в 1961 году, как только очередное имя было предано анафеме, переименовали её в проспект Карла Маркса. Но это уже совсем другая история...

   Улица Берзина сообщалась с улицей Пролетарской тем самым, 600-метровым участком дороги с отсыпанным полотном; пройти другим путём было сложно, так как с противоположной от улицы Берзина стороны дороги располагался самый большой в Магадане отдельный лагерный пункт — ОЛП-10 (во всяком случае, именно так он именовался в более позднее время, а на первых порах, возможно, с учётом меньших масштабов значился он в отчётах НКВД как «лагерное отделение № 11»). Крупных, сколь-нибудь заметных построек вдоль дороги пока ещё не было, и на городскую (или хотя бы поселковую) улицу она походила мало. А поскольку в продолжение её, сразу за мостом через Магаданку, начиналась Колымская трасса, то и участок дороги между улицами Берзина и Пролетарской получил название Колымское шоссе. Так, известно, что в перечне, указанном в постановлении Э. Берзина о проведении в апреле 1933 года прописки населения, среди значащихся к тому времени в Нагаево-Магадане шестнадцати улиц Колымское шоссе упомянуто было. Та же его часть, что шла выше перекрёстка с улицей Берзина и поворачивала около гостиницы в сторону Нагаево, а впоследствии и морского порта, никак не называлась, а именовалась просто — «дорога» (с последующим, когда началось строительство порта, добавлением прилагательного «портовая»). По этой дороге и дальше, на трассу, шёл весь транспорт. Потому, даже спустя несколько лет, в декабре 1937 года «Советская Колыма» назвала Колымское шоссе не иначе как «транзитной грузовой артерией города».

   Одновременно выходило, что нумерация будущих домов по Колымскому шоссе должна была начаться от пересечения с улицей Берзина, ставшей к тому времени улицей Сталина, а левая сторона шоссе определялась при взгляде сверху, с сопки, вниз — к Магаданке. Так и получилось, и сохранялось такое положение вплоть до 1951 года.

   Мы знаем, что на первых порах в Нагаево-Магадане основным строительным материалом был лес, который уже в первые годы существования Дальстроя поредел в округе настолько, что к 1935 году даже дрова приходилось заготавливать на 35-м километре трассы. Приехавший в сентябре 1935 года в Магадан будущий ответственный редактор газеты «Советская Колыма» Роберт Апин писал тогда жене: «В городе главным образом ещё только деревянные здания. По краям добротных тротуаров видны пни, кустарники, поросшие мхом кочки. Это и понятно: город начали строить только три года назад, прямо в лесу. Скоро тут будут жилые дома из кирпича...». Кирпичи же надо было завозить «с материка», что обходилось баснословно дорого. Потому осенью 1932 года на левом берегу Магаданки, где были обнаружены запасы глины и песка, построили кирпичный завод мощностью 3 миллиона штук кирпича в год. Пришло время капитального строительства. И первая продукция кирпичного завода пошла на строительство электростанции на территории механических мастерских. А там и очередь общественных зданий и жилых домов подошла.

   Кстати, возводили Магадан тогда по схеме застройки, разработанной проектной группой Капдорстроя в 1932 году; в течение трёх лет она оставалась единственным планировочным документом, которым и руководствовались. В конце 1935 года проектно-изыскательский отдел управления горнопромышленного строительства Дальстроя разработал новую схему, уже рассчитанную на вдвое большую численность населения Магадана — 25 тысяч человек.

 []  []
Работы нулевого цикла на южном крыле центрального телеграфа, 1935 г.
Из экспозиции Магаданского областного краеведческого музея (МОКМ).
Строительство восточного крыла центрального телеграфа, 1935 г.
В перспективу уходит Колымская трасса.
Из коллекции А. Рутковского.
 []  []
Здание центрального телеграфа, конец 1940-х гг.
Открытка.
Перекрёсток ул. Пролетарской и пр. Ленина, 1960-е гг.
Из коллекции И. Шайкина.

   11 июня 1935 года на углу Колымского шоссе и Пролетарской улицы был заложен фундамент первого кирпичного общественного двухэтажного здания — Центрального телеграфа, известного нам по адресу пр. Ленина, 2. Строительство вчерне было закончено к 18-й годовщине Октября, то есть менее чем за пять месяцев. Проектировал здание М. Ф. Булычёв, руководил строительством инженер А. В. Орлянкин. К сожалению, в то время даже инженеры слишком мало знали об особенностях строительства на вечномёрзлых грунтах. Через несколько десятков лет здание начало давать осадку, по фасадам поползли трещины, и в 2002 году аварийный дом был снесён. Сейчас на его месте разбит сквер. А тогда, 4 мая 1939 года, газета «Советская Колыма» не без гордости сообщала, что «на фасаде здания Магаданского дома связи установлены большие электрифицированные часы квадратной формы. В ночное время их циферблат освещают электролампочки. Точность хода часов ежедневно проверяется по московскому времени».

   В начале 1936 года был утверждён генерально-перспективный план Магадана; на том основании c 10 апреля управляющему стройконторы Управления комендатуры Дальстроя А. А. Юрьевичу предоставили права городского архитектора. Генпланом Магадана на 1936 г. было запланировано строительство 4-этажного кирпичного жилого дома, зданий хлебозавода «производительностью до 30 т в сутки» и фабрики-кухни «с ежедневной пропускной способностью до 5000 рационов», клубов НКВД и ВОХР, 4-этажного здания средней школы, нескольких лечебных, коммунальных и складских построек, 2-этажного здания погранотряда. Выступая в октябре 1936 года на Втором межрайонном съезде Советов Колымы, Э. Берзин говорил: «Нужно 12 000 000 шт. кирпича, чтобы всё это построить...»

 []  []
Учебно-тренировочный лыжный поход на Магаданке, 1941 г. В левой части снимка угадывается здание фабрики-кухни.
Советская Колыма. – 1941. — 4 февр.
Колымское шоссе, вид от моста через Магаданку, конец 1940-х – начало 1950-х гг. Белое двухэтажное здание слева — фабрика-кухня, здание справа от дороги — телеграф.
Из коллекции В. Крючкова.

   Что касается 2-этажного деревянного здания фабрики-кухни, открывшегося 6 мая 1937 года (в тот день её посетило 1500 человек), то мало-мальски приличного изображения его, пожалуй, уже и не найти. В моей коллекции отыскались лишь две фотографии, по которым можно определить только, где именно стояло это здание. А ещё обнаружилась весьма своеобразная в сегодняшних оценках того времени заметка из «Советской Колымы»: «С 1 апреля при Магаданской фабрике-кухне работает вечернее кафе. В ассортименте блюд — горячие и холодные закуски. В большом выборе прохладительные напитки и пиво. В кафе ежедневно играет джаз-оркестр. Имеется место для танцев. Кафе открыто с 8 часов вечера до 1 часу ночи ежедневно». И это, заметьте, 1938 год.

   Хотя ещё в 1945 году разработанная проектным отделом Дальстроя схема застройки Колымского шоссе предусматривала строительство на месте фабрики-кухни автовокзала с гостиницей и рестораном, простояло это здание, пока в январе 1950 года горисполком не принял решения о его сносе как непригодного к эксплуатации. Кстати, в последние годы существования в бывшей фабрике-кухне размещался ресторан «Север», частенько упоминаемый в воспоминаниях старых колымчан. И не только, к слову, «в воспоминаниях». Так, в июле 1948 года «Советская Колыма» писала: «Недоброй славой пользуется у жителей нашего города район, где расположен ресторан “Север”. Здесь часто происходят самые возмутительные хулиганские сценки. Между прочим, круг посетителей ресторана давно определился. Люди, желающие только пообедать или поужинать, приходят сюда лишь в исключительных случаях...». Надо ли объяснять, кто подразумевался газетой под «определённым» «кругом посетителей»? В общем, были у горисполкома основания прикрыть сие злачное место... Но автовокзал, гостиницу и ресторан «Магадан» на этом месте в конце концов да и построили.

   Ну, ладно. К лету 1936 года в районе шоссе, ведущего к Марчекану, начал работать 2-й кирпичный завод с выпуском 8 млн штук кирпича в год — мощность предприятий по производству этого вида стройматериалов возросла почти в три раза. И пусть, по-прежнему, большая часть магаданских строений возводилась из дерева, строительству кирпичных, или, как тогда говорили, «каменных», зданий открывалась всё более широкая дорога.

 []  []
Здание бывшего 61-го Нагаево-Магаданского морпогранотряда, 1950-й г.
Открытка.
Второй корпус Магаданского политехникума.
Открытка 1968 года.
 []  []
Митинг в Н-ской пограничной части, посвящённый открытию XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б), февраль 1941 г.
Советская Колыма. – 1941. — 17 февр.
Митинг в Н-ской части, посвящённый выступлению по радио И. В. Сталина, июль 1941 г.
Советская Колыма. – 1941. — 6 июля.
На заднем плане обоих снимков — здание погранотряда, вид со двора.
Все фотокопии материалов газет «Советская Колыма» и «Магаданская правда» из коллекции Б. Пищейко.
 
 []

Автомобили на Колымском шоссе, 1937 г. С левой стороны дороги видны здания погранотряда и телеграфа.
Советская Колыма. – 1937. — 4 сент.
 
   В соответствии с генпланом на Колымском шоссе, по другую сторону ул. Пролетарской от телеграфа, в 1936 году было построено 2-этажное здание 61-го Нагаево-Магаданского морпогранотряда (совр. пр. Ленина, 4), на котором уже в наше время была установлена мемориальная доска (автор А. В. Семёнов, 1989 год) с текстом: «Одно из первых каменных зданий Магадана. Построено из местного кирпича в 1936 г.». 1 октября 1949 года в это здание переехал Магаданский горный техникум, учащиеся которого прежде занимались в Средней школе в вечернюю смену. А само здание теперь уже 2-го корпуса Магаданского политехникума эксплуатируется и по сегодняшний день. И, между прочим, для сведения: приказом Минкультуры РФ от 06.11.2015 г. № 14144-р «Здание учебного корпуса Магаданского политехникума, 1936 г.» отнесено к объектам культурного наследия.

   На том строительство каменных домов в этой части Колымского шоссе было приостановлено на несколько лет — теперь благоустроенное жильё строили поближе к «спальному», так сказать, району. И хотя иным улицам в дальнейшем мы посвятим отдельные истории, о некоторых стоящих на них угловых домах вспомним всё же здесь, поскольку фасады их, выходящие на Колымское шоссе (и, в конечном итоге, на проспект Ленина), во многом определяют архитектуру центра Магадана.

   Практически одновременно с первыми каменными строениями на Колымском шоссе возводились здания средней школы и первого в Магадане кирпичного 36-квартирного жилого дома на улице Берзина. Кстати, о не слишком высоком статусе Колымского шоссе в городской инфраструктуре того времени свидетельствует и тот факт, что упомянутый жилой дом строился не по Колымскому шоссе, а на углу с улицей Коммуны (современная ул. Дзержинского являлась в то время её частью), вдоль которой уже стояли двухэтажные деревянные, так называемые «стандартные» щитовые дома. Жилой дом (позднее — ул. Сталина, 6; совр. пр. Карла Маркса, 27) был закончен строительством в феврале 1936 года, школа — в апреле 1937-го.

   Новые дома требовали и новых, основательных коммуникаций. 28 июля 1937 года газета «Советская Колыма» сообщила: «Магаданская стройконтора производит сейчас работы по устройству нового водопроводного кольца. Канаву для укладки труб роет сложная машина — канавокопатель. На машине работает стахановская бригада Гапонцева. Работы ведут в две смены. Уже прорыт ров от Советской улицы до Колымского шоссе (по ул. Берзина. — А. Г.). Сделав круг, канавокопатель свернёт на Ново-Магаданскую улицу и выйдет на Советскую улицу, где и замкнётся водопроводное кольцо. На нём уложат 7060 погонных метров труб. Во второй половине сентября будет подана вода в дома, расположенные в районе нового водопроводного кольца».

 []  []
Справа — строительство второго в Магадане каменного жилого дома на ул. Берзина, 1936 г. Далее по правой стороне улицы видны строящееся здание средней школы и первый в городе каменный жилой дом. Фото сделано супругой Э. П. Берзина — Эльзой Яновной.
Советская Колыма. – 1937. — 23 февр.
Тот же дом на ул. Сталина в 1950-х годах.
 []  []
Фасад жилого дома по пр. Карла Маркса, 31/18, выходящий на проспект Ленина, конец 1960-х – начало 1970-х гг.
Правое фото Ю. Васильева, левое — из коллекции М. Васильевой.
 
 []  []
Тот же дом, 2011 г. Нелепая раскраска здания, разномастное остекление и псевдо-лоджии, вульгарная нашлёпка на крыше и безвкусное крыльцо — новодел «от “Адмирала”» — от былой архитектуры и следа не осталось...
 
Тот же дом, сентябрь 2013 г. Был «Адмиралом» — стал «Пассажем», был продовольственным — стал ювелирным... А фасад осыпается по-прежнему.
Фото Н. Алексеевой.
   Но ещё до сдачи школы в эксплуатацию началось строительство очередного жилого кирпичного здания на 36 квартир: одним фасадом оно выходило на улицу Берзина, другим — на Колымское шоссе. В октябре 1937 года строительство было полностью окончено. По этому поводу «Советская Колыма» писала 9 октября 1937 года: «На днях сдана в эксплуатацию последняя, шестая секция нового жилого дома, построенного на углу Колымского шоссе и улицы Берзина. Внутренняя отделка дома закончена. К концу месяца полностью будет оштукатурена цокольная часть здания». В современной адресации города этот дом значится как пр. Карла Маркса, 31/18 (номер 18 выходит на проспект Ленина), а тогда, к моменту ввода, он получил адрес ул. Сталина, 2. И именно от него начиналась, как считалось в то время, центральная магаданская магистраль.

   Теперь уже требовалось каким-то образом превращать городские «дороги» в улицы, благоустраивать их. В том же октябре 1937 года «Советская Колыма» сообщила, что по правой стороне Колымского шоссе — от улицы Дзержинского до фабрики-кухни и от Колымского шоссе до Центральной площади у здания управления Дальстроя началась укладка деревянных тротуаров. Однако, дерево — дерево и есть. Со всей его недолговечностью. Очевидно поэтому 2 апреля 1940 года газета писала: «Строительно-ремонтная контора Горкоммунотдела приступила к заготовке деревянных тротуаров для мощения улиц Магадана. К 1 мая строители сдадут в эксплоатацию первую очередь тротуаров по одной стороне улиц Сталина, Пролетарской и Колымского шоссе». И всё же деревянные тротуары в Магадане самым честным образом отслужили почти два десятка лет (а кое-где и больше), пока не подошла пора заменить их — где-то на асфальтовое покрытие, а в центре города — на знаменитые «шестигранники» (помните — «Этот странный шестигранный Магадан»?). А к 20-й годовщине Октябрьской революции Управление комендатуры закончило работы по освещению центральной части Магадана. На улицах Пролетарской, Берзина, Советской, Коммуны, Дзержинского и на Колымском шоссе установили 70 электрических фонарей. Весной 1938 года дом по ул. Сталина, 2 был радиофицирован.

   Мало кто знает, что во время Великой Отечественной войны городской штаб местной противовоздушной обороны (МПВО) имел, как о том пишет, ссылаясь на архивные документы, А. Г. Козлов, «очень хороший по объёму и по своему оборудованию командный пункт при доме № 2, ул. Сталина, откуда был связан по всему городу с главными объектами». При командном пункте имелась «большая комната, которая будет использоваться как бомбоубежище».

   ...Как известно, вплоть до 1938 года, в силу ряда причин, которые мы здесь рассматривать не будем, не был окончательно решён вопрос о выборе места для административного центра Дальстроя. Ещё в августе 1935 года Э. П. Берзин издал приказ, предписывающий «начальнику Горного управления т. Кандеру произвести работы по выбору площадки для строительства административного центра <Дальстроя> в районе р. Таскан...» По окончании работ Берзин говорил: «Вопрос о выборе административного центра решён окончательно — это Тасканский район, в устье реки Таскана...» А 21 сентября 1936 года директор Дальстроя Берзин издал приказ, в котором, в частности, говорилось: «В соответствии с результатами изысканий и на основании личного осмотра приказываю: 1. Строительство адмцентра Колымского района осуществить на острове близ устья р. Таскан и на прилегающей к нему части левого берега реки Колымы...» Таким образом, вполне могло сложиться, что Магадану суждено было стать всего лишь «опорным пунктом дороги» к приискам, как то предлагал руководитель работавшей в 1928–1929 годах в бассейне реки Колымы «партии по исследованию реки Колымы Центрального управления внутренних водных путей НКПС» гидрограф И. Ф. Молодых, или, иначе говоря, «порт-базой», как о том писал в краевой газете в 1928 году первый председатель Ольского райисполкома М. Д. Петров. И следовало ли в таком случае вкладывать в дальнейший рост и развитие города огромные средства? — Да, — отвечал Берзин в октябре 1936-го,«Магадан, конечно, будет тоже расти, но он останется для Дальстроя только перевалочной базой... И мы сидим здесь только потому, что здесь находятся Управления». (Кстати, сегодня эти слова вновь обретают актуальность — Магадан из города-труженика постепенно превращается в город контор, паразитирующий на останках прошлого.)

   Однако всё получилось по-другому. Заступивший в декабре 1937 года на место арестованного вскоре после того Э. П. Берзина К. А. Павлов, отказавшись от «вражеской» точки зрения бывшего руководства Дальстроя о переносе административного центра на Таскан, решил проблему однозначно: административный центр Дальстроя остаётся в Магадане. Как позднее писала «Советская Колыма», «по инициативе старшего майора Государственной безопасности тов. Павлова начались первые работы по перестройке Магадана. Составление проекта генеральной реконструкции города было поручено архитектору Д. А. Межибовскому».

   18 января 1938 года «Советская Колыма» опубликовала заметку Д. Межибовского «Контуры нового Магадана», в которой, в частности, говорилось: «...Сейчас мы составляем схему нового Магадана... В схеме показаны те мероприятия, которые будут предприняты для благоустройства города. Промышленная зона чётко отделена от жилой и административной. Предусмотрено устройство двух площадей: административно-деловой и культурно-бытовой. Кварталы будут комплексными: жилые, отведённые под детские учреждения, школы, клуб. Театральная площадь запроектирована вдали от шумной, проезжей части города. Около площади — сквер, который тянется вдоль всей главной магистрали нового Магадана — улицы имени Сталина... Авторы схемы придают большое значение реке Магаданке, вдоль которой будет направлен рост нового города...»

   Однако на состоявшемся 10 февраля 1939 года заседании научно-технического совета Дальстроя эскизный проект генерального плана строительства Магадана утверждён не был. «Члены научно-технического совета подвергли резкой критике многие положения проекта, — писала «Советская Колыма» 15 февраля 1939 года. — В частности, было указано, что проект страдает крупным принципиальным дефектом — гигантоманией. Совершенно не оправдана чрезмерная ширина улиц — проспект Сталина, например, по проекту достигает ширины 72 метров. Совершенно ясно, что эта ширина не только не нужна, но при отсутствии асфальтобетонного покрытия (а оно не запроектировано) будет препятствием для пешеходного пересечения улицы. ...Совершенно излишним представляется предполагаемое количество клубов, яслей, детских садов, столовых, проектируемых в каждом жилом квартале города...» Доработку схемы генплана до стадии технического проекта поручили проектному отделу Дальстроя.

   1 октября 1939 года при горкомхозе было организовано архитектурно-планировочное отделение, начальником которого и главным архитектором города стал Н. П. Давыдов. В конце октября авторский коллектив, возглавляемый архитектором Ю. М. Мироновым, представил на рассмотрение технического совета новую схему генерального плана Магадана. В новой схеме с расчётной численностью населения города в 45 тыс. человек предусматривалось развитие города в центральной части по Колымскому шоссе, улицам Транзитной (впоследствии — Парковой), Сталина, Советской и другим. Одновременно был составлен проект развития инженерных сетей. Схема генплана была одобрена и утверждена.

 []  []
Строительство жилого 37-квартирного дома на углу Ново-Магаданской улицы и Колымского шоссе, 1938 г.
Советская Колыма. – 1938. — 12 июля.
Завершающая стадия строительства здания, 1938 г.
Советская Колыма. – 1938. — 17 нояб.
 []  []
Фасад здания, выходящий на Колымское шоссе, начало 1950-х гг.
Из коллекции В. Лукина.
Фасад здания, выходящий на Ново-Магаданскую (Пушкина) улицу, 1950-е гг.
   Затеваемая «перестройка» не могла не затронуть Колымское шоссе. В июне 1938 года началось строительство четырёхэтажного 37-квартирного жилого дома на углу Ново-Магаданской улицы и Колымского шоссе.

   Строительство здания постоянно находилось «под прицелом» местной печати. Так, 3 октября «Советская Колыма» писала: «Колымское шоссе. За досчатым забором высятся широкие корпуса. Пятый месяц идёт строительство 37-квартирного жилого дома. ...Утром 1 октября наделал бед неожиданно ударивший мороз. Замёрз водопровод, прекратилась подача воды. (Оказывается, и в те времена зима наступала неожиданно. — А. Г.) Но строители доказали, что они готовы во всеоружии встретить наступающую зиму. Водопровод быстро утеплили, и работы продолжились... Накануне 30 сентября по колымскому крылу здания была закончена укладка кирпича на третьем этаже. Сегодня приступили к возведению стропильных лесов для следующего этажа. Начали бетонировать сейсмический пояс, который прокладывают после каждого этажа, предохраняя здание от разрушения...»

   В номере от 27 ноября сообщалось: «Основные строительные работы по кладке стен в основном закончены, за исключением одной капитальной стены, которую возводят по железобетонному прогону. Железобетонные работы будут закончены к 1 декабря. Крыша наполовину готова. По Ново-Магаданской улице навешены и застеклены оконные переплёты. Внутри дома работают плотники и штукатуры. Отделочные работы начаты с первой секции (Ново-Магаданская улица). Рабочие подшивают потолки, устанавливают временные печи...»

   Тем временем в начале 1939 года Магадан был взбудоражен новостью об ожидаемом приходе «Сталинского каравана». К этому событию готовились и строители. 16 января начальник Магаданской стройконторы В. Акимов и парторг И. Белов рапортовали через «Советскую Колыму»: «...На пароходах приедут пассажиры, наши товарищи по совместной борьбе за освоение дальнего Севера. Наш долг — проявить о приезжающих сталинскую заботу, обеспечить их хорошим жильём. К этому и направлены сейчас усилия строителей. Мы обязуемся к 20 января вчерне закончить строительство первой секции каменного дома, возведённого на углу Колымского шоссе и Ново-Магаданской улицы... Работники сантехмонтажного участка к 20 января оборудуют отопительную сеть в первой секции нового каменного дома и быстро произведут все необходимые работы... Электромонтажники обязались провести освещение... не позже чем через три дня после окончания строительных работ...».

 []  []
Дом на углу Колымского шоссе и Ново-Магаданской улицы (впоследствии — ул. Пушкина).
Советская Колыма. – 1940. – 25 июля.
То же здание, 2010-е гг.
 []  []
Ремонт фасада жилого дома № 14 по проспекту Ленина, сентябрь 2013 г.
Фото Н. Алексеевой.
 []  []  []
А так здание выглядит со двора в 2019 году.

   Прошла зима, прошла весна, наступило лето. Долгострой? Я так не считаю... Четырёхэтажное 37-квартирное здание из кирпича было выстроено «с нуля» практически за год! И вот 10 июля 1939 года (к слову, ровно за четыре дня до получения рабочим посёлком статуса города) «Советская Колыма» в заметке «На стройках Магадана» сообщила: «В новом каменном доме, выстроенном на главной городской магистрали — Колымском шоссе, закончились все строительные работы. Каждая из 37 квартир дома состоит из 3–4 комнат, ванной и отдельной кухни... В первом этаже здания, где сейчас временно находится почта, предполагается открыть большой гастрономический магазин...» Почта, между прочим, в этом здании прижилась, поскольку уже на моей памяти Главный почтамт до самого переезда в Дом связи в августе 1970 года находился именно здесь. А в 1950-х1960-х годах, как я помню, вместо «большого гастрономического магазина» в части цокольного этажа и нескольких подвальных помещениях здания располагался другой магазин — овощной.

   И опять мы, вместе со строителями, возвращаемся на перекрёсток Колымского шоссе с улицей Сталина. 20 декабря 1938 года «Советская Колыма» известила читателей, что «архитектурно-планировочная группа Дальстроя выделила место для постройки жилого 37-квартирного дома высотой в четыре этажа. Дом будет построен на территории, расположенной против Парка культуры и отдыха. Одним из фасадов он выйдет на Колымское шоссе, другим — на улицу Сталина. В первом этаже нового дома запроектирован большой универсальный магазин... На днях строители приступят к работам по сооружению фундамента», — писала газета. Как водится, журналисты слегка поднапутали: во-первых, дом был запроектирован (автор проекта — архитектор Н. Н. Юргенсон) 57-квартирным, а во-вторых, четырёхэтажным он должен был стать только по фасаду, выходящему на Колымское шоссе, да и то — не по всей длине; в большей же части — пятиэтажным.

   10 июля 1939 года «Советская Колыма» в расширенной статье «На стройках Магадана» писала: «На углу улицы Сталина и Колымского шоссе два месяца назад началось строительство огромного 5-этажного каменного жилого дома. В этом доме будет 57 квартир, состоящих из 1–2 комнат и кухни. В нём будут также отведены специальные помещения для газоубежища, стрелкового тира и большого универсального магазина. Сейчас со стороны Колымского шоссе уже возведены стены первого этажа...»

 []  []
Строительство жилого 57-квартирного дома на углу улицы Сталина и Колымского шоссе, 1940 г.
Советская Колыма. – 1940. — 5 марта.
 
Завершающая стадия строительства здания, 1940 г.
Советская Колыма. – 1940. — 20 июля.
 []  []
Фото жилого 57-квартирного дома (1940 г.) с регистрационной карточкой фотографии из Центрального Государственного архива кинофотодокументов МВД СССР.
Из коллекции Р. Зайнеева.
 
 []  []
Жилой дом по ул. Сталина, № 1, конец 1940-х – начало 1950-х гг. Архитектор — Н. Н. Юргенсон.
Фотомонтаж из двух открыток.
Тот же дом по адресу пр. Ленина, 20/36, 2016 г.
Фото В. Степанова.
 
   А уже 6 октября газета извещала: «На строительстве 57-квартирного дома закончена кирпичная кладка второго этажа. Работы приостановлены из-за отсутствия кирпича. Если Лесной отдел не примет мер к снабжению кирпичного завода дровами, то возможен срыв плана постройки. Не лучше положение и на строительстве 8-квартирных (брусчатых. — А. Г.) домов. Такое положение больше нетерпимо, тем более, что в Армани (! — А. Г.) имеются значительные запасы лесоматериалов...» Вот такая банальная причина: одна стройка остановлена из-за отсутствия дров на кирпичном заводе, вторая — из-за отсутствия строевого леса. И это в Магадане! В тайге!

   Нет, от тайги вокруг Магадана остались одни воспоминания. Лес заготавливали всё дальше и дальше от города, о чём мы уже говорили. А заготавливал кто? Понятное дело, заключённые. Но заключённые же работали и на приисках, обеспечивая государственный план по металлам, что было гораздо важнее, чем строительство магаданских домов. И здесь уместно вспомнить, что в августе 1939 года на трассе прошли сильнейшие проливные дожди, вызвавшие мощные паводки и затопления приисковых полигонов. Угроза срыва правительственных заданий оказалась вполне реальной. Все «лишние» руки были отправлены на прииски — здесь не до заготовки дров, знаете ли... К тому же, и начальник Дальстроя Павлов, проведя самые тяжёлые дни на Колыме (да-да, на реке Колыме, мост через которую вот-вот мог обрушиться — а это полнейшая катастрофа), тяжело заболел и в начале сентября был освобождён от должности и отправлен в Москву. Заменивший его комиссар госбезопасности 3-го ранга Иван Фёдорович Никишов приступил к исполнению обязанностей только 19 ноября 1939 года. Допускаю, что в период в некотором роде «безвластия» произошло некоторое расхолаживание «личного состава».

   5 марта 1940 года «Советская Колыма сообщила»: «С 27 февраля возобновлено строительство 57-квартирного дома. Форсированно работают здесь на укладке балок, ведут внутреннюю отделку в двух секциях, устанавливают и оштукатуривают переборки. По графику эти две секции должны быть сданы не позднее 1 мая. К этому же сроку должна быть окончена конструкция всего здания. Полностью оно будет закончено к 1 июля нынешнего года». Ещё через четыре дня газета проинформировала, что «на двух секциях приступили к кладке последнего — пятого этажа». 2 июня: «Продолжается кровля крыши... Внутри здания идут работы по устройству перегородок и касоуров для лестниц. Из-за отсутствия стекла и извести задерживаются внутренние отделочные работы». 9 июня: «К 18 июня строители закончат кровлю крыши и выполнят 60 процентов внутренних штукатурных работ... На стройке этого дома попрежнему ощущается острый недостаток в извести, стекле и шурупах. Это тормозит ход внутренних отделочных работ».

   20 июня 1940 года «Советская Колыма» проинформировала своих читателей:

   «Строящийся в Магадане по проекту архитектора Юргенсона 57-квартирный жилой дом — самое большое, высокое здание на Колыме.
   В новом доме — 14 двухкомнатных квартир, 7 — трёхкомнатных и 36 квартир, состоящих из двух комнат и одной маленькой для домашней работницы. В комнатах монтируются стенные шкафы, устраиваются антресоли.
   Все квартиры имеют кухню, ванную и переднюю. В каждой квартире — изолированный выход на лестничную площадку.
   В комнатах, где расположены санитарные приборы, полы настилают метлахской плиткой, изготовленной магаданским бетонным заводом. Полы в жилых комнатах и на кухнях будут деревянные, крашенные. Стены комнат окрашивают в белый цвет с колерными панелями и фризами по выбору будущих жильцов. Масляной панелью окрасят помещения кухонь, ванн и уборных. На кухнях и в ванных комнатах устанавливают вытяжную вентиляцию. В квартирах будет усовершенствованное электроосвещение.
   Интересен внешний вид здания. Наружные стены фасада строители оштукатурят под рустовку. В некоторых местах дома устанавливают баллюстрады. Часть балконов здания украсят металлические решётки, окрашенные в стальной цвет. Некоторые балконы будут иметь решётки из бетонных балясин, с установленными по углам бетонными тумбами, окрашенными в белый цвет. Все выступающие части стен фасада строители окрасят “шведским составом” в белый цвет. Плоскости стен будут окрашены в светлопалевый цвет.
   Наружные стены первого этажа строители отделают более тёмными колерами.
   Каждая наружная дверь дома будет иметь красивое бетонное крыльцо. Со стороны Колымского шоссе и улицы Сталина у дома проложат асфальтовый тротуар.
   В новом жилом здании устанавливают водяное отопление, подключаемое из центральной котельной.
   Со стороны Колымского шоссе в первом этаже дома выделено помещение в 300 квадратных метров под магазин»
.

   С позиций 1940 года звучит, как сказка, правда?

 []  []
 []  []
Фото зданий на Колымском шоссе (январь 1945 г.) с регистрационными карточками фотографий из Центрального Государственного архива кинофотодокументов МВД СССР. На верхнем снимке слева — 57-квартирный дом по адресу ул. Сталина, 1. На нижнем снимке слева — то же здание, справа — дом № 5 по ул. Дзержинского.
Из коллекции Р. Зайнеева.
 
   Комиссия приняла дом 29 сентября 1940 года, и к 10 октября он был заселён. Через несколько месяцев в здании открылся центральный универмаг. После переезда в 1949 году универмага по другому адресу в доме по Колымскому шоссе был открыт продовольственный магазин № 3, позже переименованный в гастроном «Полярный». В этой же части дома размещались и два других, весьма популярных среди магаданцев магазина: «Хлеб» и «Рыба». В подвале той части дома, что выходила на улицу Сталина, размещался приёмный пункт прачечной, а со двора с некоторых пор был вход в магаданский медвытрезвитель. Ещё, как вспоминают старые магаданцы, в 1940–1950-х годах со двора здания можно было попасть в два закрытых магазина-распределителя — «десятку» и «тринадцатый»: «десятка» — для самого высокого начальства, для тех же, кто пониже рангом — «тринадцатый». Вход, естественно, по спискам. В «десятке» было всё — от вкусной колбасы до красивого крепдешина на платье. А вот мясо, купленное в «тринадцатом», обычно оказывалось весьма костлявым, но в других-то, не «закрытых» магазинах и такого не найти — не самое сытое время было...

 []  []
«Красный дом», 2010-е гг.
Фото блогера Voron.
«Красный дом», обшивка фасада со двора, 2013 г.
Фото Т. Ковальчук (Барановской).
 
   Да, знаменитое строение... Осталось только добавить, что внешние фасады его оштукатурили и окрасили лишь в первой половине 1960-х годов, фасады со двора оставались «красными» до самых «постперестроечных» времён, отчего у магаданцев здание долгое время именовалось «красным домом».

   И ещё несколько примечательных моментов, связанных с этим домом. На фотографиях вплоть до середины 1950-х годов мы не видим венчающей угловой фасад здания башенки, только прямоугольный выступ. В 1944 году, опасаясь возможного нападения японских самолётов, площадку на этом «выступе» использовали во вполне утилитарных целях, организовав на ней пост воздушного наблюдения, оповещения и связи противовоздушной обороны (ВНОС ПВО). А надстроенная башенка появилась здесь в 1950-х, но не позднее 1954 года. В ноябре 1967 года на «выступе» под башенкой установили первые городские электронные часы, которые в 2005 году были заменены на новые — с мелодией песни «Колымская трасса». Ещё позднее, на рубеже 2010-х годов, башенку архитектурно завершил шпиль с силуэтом магаданского «золотого оленя».

 []  []
Слева, у телефона-автомата, вход в «Булочную самообслуживания», чуть дальше — продовольственный магазин № 3 (впоследствии — гастроном «Полярный»), 1960-е гг.
Из коллекции В. Голод (Ищук).
Меняются времена — меняется содержание.., 2010-е гг.
Из коллекции А. Рутковского.

   К тому времени, надо полагать, магаданцы стали то ли меньше хлеба и прочих продуктов потреблять, то ли денежкой лишней обзавелись и по мобильникам всё больше болтали, — вместо булочной появился офис «МТС», вместо рыбного — «Евросеть» и «Мегафон», а вместо гастронома «Полярный» — очередная контора Сбербанка. Тротуар перекрыла нелепая конструкция торговой палатки, совмещённой с автобусной остановкой. Будку телефона-автомата не сохранили даже для истории... O tempora, o mores!

   Теперь, пожалуй, подошло время поделиться с читателем сравнительно редким — с учётом его полноты и размера — снимком: «Аэрофотосъёмка Магадана, лето 1939 года». Уменьшенные копии его мне в интернете встречались, а вот полноразмерное изображение, по которому можно делать некоторые заключения, прислал мне один из магаданцев. Спасибо ему! Должен предупредить: объём снимка составляет около 4 МБ; кого это устраивает, — скачивайте. А для сравнения рядом может быть открыта «Карта-схема Магадана, начало 2000-х годов» (объём тоже не маленький — 5,3 МБ).

   Отдельно, для большего удобства, ниже я привожу лишь два фрагмента полноразмерных иллюстраций, касающиеся Колымского шоссе «образца» 1939 года и современного проспекта Ленина.

 []  []
Колымское шоссе и прилегающие кварталы, лето 1939 г. Проспект Ленина и прилегающие кварталы, начало 2000-х гг.
 
   Сетка улиц на обоих изображениях угадывается. Упомянутые выше строения на аэрофотоснимке имеются — можно сопоставить их с современными адресами. Единственно: на месте 57-квартирного дома левее перекрёстка Колымского шоссе с улицей Сталина мы видим развернувшуюся стройку. А по другую сторону шоссе, правее улицы Дзержинского, целый квартал занимают ряды одноэтажных построек и бараков. Это и есть 10-й ОЛП УСВИТЛа, Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей.

   К весне 1933 года в УСВИТЛе был построен собственный клуб — добротное деревянное здание, впоследствии несколько раз реконструированное, простоявшее в городе до самых 1970-х годов, пока не было уничтожено пожаром (сейчас на этом месте обосновался универсам «Магадан»). О том клубе более подробно мы ещё когда-нибудь поговорим — он того заслуживает. Здесь же скажем, что в начале 1938 года здание клуба УСВИТЛ'а было передано в распоряжение райкома союза золота и платины, а сам клуб переехал на территорию 10-го ОЛПа, поближе, так сказать, «к личному составу», заняв самый большой барак из тех, что видны на аэрофотоснимке.

 []  []
2-й горкинотеатр, 1948 г. На заднем плане — строительство жилого дома с современным адресом пр. Ленина, 11.
Фото из книги Д. Цвика «Магадан. Очерк-хроника. Городу 20 лет».
 
Афишка в газете, 1939 г.
Советская Колыма. – 1939. — 6 марта.
   Однако и здесь он продержался недолго. История умалчивает о том, где в дальнейшем заключённые удовлетворяли свои культурные потребности. Но здание теперь уже лагерного клуба после ремонта отдали под городской кинотеатр. «Советская Колыма» сообщала 5 марта 1939 года: «Сегодня в Магадане откроется городской кинотеатр, которому отведено помещение бывшего клуба УСВИТЛ'а. С 8 час. 30 мин. демонстрируется звуковая комедия “Богатая невеста”. В фойе кинотеатра играет оркестр. Перед началом киносеанса будут выступать артисты». А Д. Цвик, вспоминая события двадцатилетней давности, писал в 1959 году: «В самом центре города, где теперь находится здание с магазином книготорга, стоял огромный барак. Это был городской кинотеатр».

   «Горкинотеатр № 2» добросовестно выполнял свои функции до конца 1948 года, когда вступил в эксплуатацию кинотеатр «Горняк». Более того, на протяжении двух с половиной лет он, если не считать клубы, был единственным кинотеатром в Магадане. Но в октябре 1941 года, после переезда театра им. М. Горького из здания на улице Дзержинского, принадлежавшего райкому профсоюза (помните, чуть выше мы о том писали?), в новый Дом культуры на улице Сталина, освободившееся здание отвели под «1-й горкинотеатр», бывшему же лагерному бараку пришлось довольствоваться номером 2. Такова историческая несправедливость и очередной повод для исторической путаницы...

   ...Весьма характерный для советского времени факт: при всём при том, что основной задачей Дальстроя на 1930-е годы являлось строительство трассы к приисковым районам и собственно добыча металлов, а основной рабочей силой его были заключённые УСВИТЛа, одновременно не оставались в загоне и социальные инфраструктурные стройки. Через четыре с небольшим года после образования треста в числе первых «каменных» зданий Магадана была построена великолепная (другое слово не подходит) по тем временам средняя школа. Затем встал вопрос и об организации досуга школьников.

 []  []
Магадан, 1940-й или 1941-й год. В правой части снимка — Дом пионеров. Фото сделано с установленной в парке в 1937 году парашютной вышки.
 
Г. Данилов. Вид из окна магаданского Дома пионеров. 1945 г.
   Под Дом пионеров выделили участок парка культуры и отдыха, неподалёку от входа — место удобное и, в своём роде, почётное. В моей коллекции первое упоминание о строительстве магаданского Дома пионеров нашлось в заметке «Советской Колымы» от 5 марта 1940 года, в которой главный инженер Колымгражданстроя Сизов сообщал, что на строительстве «с 1 марта начаты подготовительные работы по освоению площадки, заготовка “стульев”, рытьё котлованов под фундаменты». Строители взяли социалистическое обязательство: сдать Дом пионеров к 1 мая (впрочем, вскоре начальник Колымгражданстроя «передвинул» это событие на 15 мая). Через два дня началась закладка фундамента. 10 марта «Советская Колыма» опубликовала заметку «Каким будет Дом пионеров»: «...Над проектом Дома пионеров работает архитектор тов. Улитина ...В Доме пионеров будет свой зрительный зал на 100 мест. ...Для удобства ребят городскую детскую библиотеку переведут в Дом пионеров... В новой библиотеке предусматривается специальное книгохранилище на 5000 томов и просторная читальная комната. Кроме этих основных помещений в Доме пионеров расположатся комнаты мастерских и кабинетов. Намечено создать авиамодельную и горно-обогатительную мастерские, автотракторный кабинет, военный, радиолабораторию, скульптурную и рисовальную комнаты, хоровую, народных инструментов. У нас немало детей, проявляющих способности к музыке. Для индивидуальной работы с ними выделяются три отдельные комнаты».

   Проект здания в целом принадлежал архитектору Н. П. Давыдову, строительство из местной лиственницы производила Магаданская стройконтора № 2, возглавляемая А. Е. Ашаниным, а отделку и оборудование выполнил Магаданский промкомбинат (начальник — Я. Н. Ясногородский).

   Однако строительство затянулось. Прошло и 1-е мая, и 15-е... 12 июня «Советская Колыма» сообщила: «В здании Дома пионеров строители приступили к устройству парадной лестницы. Сегодня начнутся работы по разбивке и благоустройству территории, окружающей Дом пионеров», а ещё через полмесяца известила: «В Доме пионеров строители производят штукатурку потолков и мест, где будут установлены радиаторы тепловой сети. Заканчивается остекление здания и устройство лестницы, ведущей к балконам второго этажа. В ближайшие дни строители произведут некоторую реконструкцию зрительного зала. За счёт вынесения сцены за габариты зрительного зала площадь последнего увеличится. Одновременно строители начнут работы по благоустройству территории Дома пионеров (разбивка газонов, асфальтирование и устройство заборов)».

   К слову. Я пишу эти строки в день, когда в стране объявлен траур по жертвам пожара в кемеровской «Зимней вишне». Более 40 детей задохнулись в дыму и сгорели заживо... А здесь — «лестница, ведущая к балконам второго этажа» — нормальный эвакуационный выход. Случись что — и не пришлось бы детишкам из окон прыгать. К счастью, не случилось. Но за лестницами, судя по фотографиям, следили. Не крушили и балясины себе на дачи не вывозили.

 []  []
Дом пионеров, 1940-е гг. Дом пионеров, 1950 г.
Советская Колыма. — 1950. — 24 ноября.
 []  []  []
Магаданский Дом пионеров, начало 1950-х гг.
Из коллекции Г. Галкина.
«Пионеры» и «пионерка», апрель 1970 г.
Фото В. Степанова.
 
Дом пионеров, начало 1960-х гг.
 []  []
Колымское шоссе, вид с крыльца Дома пионеров, 1946–1947 гг. Начинается строительство 82-квартирного жилого дома — самого большого на то время здания в Магадане. Слева, в просвете видны здание Магаданской средней школы и «Дом Берзина». Проспект Ленина, вид с крыльца Дома пионеров, 1958 г. На «красном доме» появилась башенка, вдоль проспекта — фонари на металлических опорах, изменились скульптуры на крыльце Дома пионеров.
Фото из книги В. Урина «По Колымской трассе — к Полюсу холода» (Магадан, 1959).
 
 []

Магадан, проспект Ленина, 1-я половина 1990-х гг. По левую сторону проспекта, в центре снимка — Дом пионеров.