Гунин Михаил: другие произведения.

Аллен Гинзберг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Переводы избранных стихов главного поэта "разбитого поколения" Америки

Аллен Гинзберг


В переводах Михаила Гунина


Номинировано в конкурсе "Тенета-2002" в категории "Переводы стихов"

Обсуждение конкурсной работы

ЗЛАТОЦВЕТ

О дорогая милая роза
  недоступное желание
...как жаль, никак
  не изменить безумный
культурный златоцвет,
  доступную реальность...

и листья эпидермы
  ужасают - как вдохновлены
они так лгать, лежа
  в гостиной пьяными, нагими
и мечтая в отсутствии
  электричества...
снова и снова пожирая тощий корень
  златоцвета,
унылая судьба...

  собрание поколения
на цветастом ложе
  как на берегу в Ардене -
сейчас моя единственная роза -
  радость собственной наготы.

Осень 1953

ПЕСНЯ

Бремя мира -
  любовь.
Под ношей
  одиночества,
под ношей
  недовольства

  бремя,
бремя, что несём мы -
  любовь.

Кто отрицает?
  Во сне
она касается
  тела,
в мыслях
  сооружает
чудо,
  в фантазиях
страдает,
  пока не рождена
в человеке -
смотрит из сердца,
  горит непорочно -
ведь бремя жизни -
  любовь,

но мы несём это бремя
  устало,
и должны найти покой
  в объятьях любви,
  в конце концов,
найти покой
  в объятьях любви

Нет покоя
  без любви,
нет сна
  без сновидений
о любви -
  безумствуй или будь холодным,
преследуемым ангелами
  или машинами,
последнее желание -
  любовь
- не может быть горьким,
  нельзя отрицать
и невозможно скрыть
  при отрицании:

  груз слишком тяжёл

  - нужно отдать
безвозвратно,
   как мысль,
пришедшую
  в одиночестве,
во всём блеске
  её излишества.

Тёплые тела
  сияют вместе
в темноте,
  рука движется
к центру
  плоти,
кожа трепещет
  от счастья,
и душа радостно
  приходит в глаза -

да, да,
  вот чего
я хотел,
  я всегда хотел,
я всегда хотел
  вернуться
в тело,
  где я был рождён.

Сан-Хосе, 1954

ХАЙКУ

  Пью свой чай
Без сахара -
  Безразлично.

Воробей гадит
  вверх ногами
- а! мой мозг и яйца.

Голова Майя тиха
На древесном стволе
- Однажды стану жить в Нью-Йорке.

Оглядываюсь через плечо -
мой зад укрыт
вишнёвыми цветами.

Зимнее хайку
Я не знал имён
цветов - теперь
мой сад исчез.

Я хлопнул комара
и промахнулся.
Что заставило меня?

Читая хайку,
я несчастлив
в тоске по Безымянному.

Лягушка плавает
в аптечной банке:
летний дождь на серых мостовых.

Cтою на балконе
в одних трусах;
свет фар под дождём.

Прошёл ещё
один год -
мир не изменился.

Первое, что я искал
в моём старом саду -
Вишнёвое Дерево.

Мой старый стол:
первое, что я искал
в моём доме.

Мой старый дневник:
первое, что я нашёл
в моём старом столе.

Дух моей матери:
первое, что я нашёл
в гостиной.

Я кончил бриться,
но глаза, смотревшие на меня,
остались в зеркале.

Безумец
выходит из кинотеатра:
улица в обеденный перерыв.

Города парней
в своих могилах,
и в этом городе...

Лежу на боку
в пустоте:
Дышу через нос.

На пятнадцатом этаже
Пёс обгладывает кость -
Визг шин такси.

Эрекция в Нью-Йорке,
мальчик
В Сан-Франциско.

Луна над крышей,
черви в саду.
Я снимаю этот дом.

Беркли, 1955

29 ФЕВРАЛЯ 1958

Прошлой ночью мне снился Т. С. Элиот
он звал меня с собою в царство грёз
Кровати диваны туман над Англией
Чай в его доме радуга в Челси
Шторы на окнах, дым поднимается
вверх по трубе, а в тихом и тёплом доме
невероятно милый крючконосый
Элиот любил меня, приютил меня,
предложил лечь на диван и поспать,
был очень вежлив и слушал серьёзно
спросил моё мнение о Маяковском
я читал ему Корсо Крили Керуака
советовал Берроуза Олсона Ханке
бородатая леди в зоопарке
мудрая пума в Мехико Сити
шестеро мальчиков из хора в Занзибаре
измученно пели на разных языках
суахили и пульсирующий ритм
Ма Рэйни и Рэйчел Линдсей.
На Королевском острове
мы вели долгую вечернюю беседу
Потом он накрыл меня,
лежащего в красных семейных трусах
на диване у камина,
мягким шёлковым одеялом
отдал мне недокуренную трубку
и с грустью отправился в постель,
Сказав ах Гинзберг я так рад
встретить такого чудесного юношу, как Вы.
Потом я проснулся, стыдясь за себя.
Так ли он добр и хорош? Так ли велик я?
С чего это я вдруг мечтаю
о манне небесной? Кого во всей Англии
хотел поразить я? Что я сделал не так,
чтобы стать совершенным пророком?
Мне снится моя доброта к Т. С. Элиоту
ведь я желаю быть частью истории
и владеть частью его воображения -
амбициозная мечта эксцентричного мальчишки.
Боже, пусть не сбудутся мои злые мечты.
Прошлой ночью мне снился Аллен Гинзберг.
Т. С. Элиоту не было бы стыдно за меня.


ПОД МИРОМ МНОГО ЗАДНИЦ И ДЫРОК

Под миром много задниц и дырок,
много ртов и членов,
много спермы и много слюны, текущей ручьями,
Много дерьма, текущего реками под городами,
много мочи струится под миром,
много соплей в индустриальных ноздрях мира, пота под железной рукой мира, крови,
хлещущей из груди мира,
бесконечные озёра слёз, моря болезненной рвоты, несущейся между полушариями,
плывущей к Саргассову морю, старые жирные лохмотья и тормозная жидкость, газолин -
Под миром есть боль, переломанные бёдра, напалм, горящий в чёрных волосах, фосфор, разъедающий локти до костей,
инсектициды, загрязняющие океаны, пластмассовые куклы, плывущие через Атлантику,
Игрушечные солдаты, толпящиеся у Тихого океана, бомбардировщики Б-52, засорившие воздух джунглей следами выхлопа и яркими вспышками,
Беспилотные роботы, проносящиеся над полями риса, сбрасывая пачки гранат, пластиковая дробь пронзает тело, противотанковые мины
и огни напалма падают на соломенные крыши и буйволов в воде,
осколочные бомбы, сверлящие лачуги в деревнях, траншеи, наполненные бензином-газом-ядовитой взрывчаткой -
Под миром есть проломленные черепа, раздробленные ноги, вырезанные глаза, отрубленные пальцы, разорванные рты,
Дизентерия, миллионы бездомных, измученные сердца, опустошённые души.

Апрель 1973

МЫ ВОСХОДИМ С СОЛНЦЕМ И ПАДАЕМ В НОЧЬ

Сфера заката, как апельсин без кожуры, освещает палисадники,
голые теснящиеся ветви растут из болот -
Нью-Джерси, мой отец ведёт машину
по шоссе к Ньюаркскому аэропорту - шпиль Эмпайр Стэйт,
остроконечные вершины зданий, Манхэттен возвышается,
как в глазах У. С. Уильямса, над линиями электропередач -
шестиколёсные грузовики размеренно движутся мимо,
проезд мимо Нью-Йорка - я здесь,
крошечный под солнцем в бесконечном белом небе,
глазею на каркасы новых зданий,
и просыпаюсь с карандашом в руке...

11 декабря 1974

ГМ... БОМ!

Кого бомбят?
Мы их бомбим!
Кого бомбят?
Мы их бомбим!
Кого бомбят?
Мы их бомбим!
Кого бомбят?
Мы их бомбим!

Кого бомбят?
Бомбишь себя!
Кого бомбят?
Бомбишь себя!
Кого бомбят?
Бомбишь себя!
Кого бомбят?
Бомбишь себя!

Что делаем?
Кого бомбим?
Что делаем?
Кого бомбим?
Что делаем?
Кого бомбим?
Что делаем?
Кого бомбим?

Что делаем?
Да ты их! Ты бомбишь!
Что делаем?
Да ты их! Ты бомбишь!
Что делаем?
Да мы их! Мы бомбим!
Что делаем?
Да мы их! Мы бомбим!

Кого бомбят?
Да мы тебя!
Кого бомбят?
Да мы тебя!
Кого бомбят?
Да ты себя!
Кого бомбят?
Да ты себя!

16 июня 1984

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

В шестьдесят шесть только учусь заботиться о своём теле,
Бодро встаю в 8 утра, пишу в тетради,
встаю с постели обнажённым, оставляя голого мальчика спать у стены,
смешиваю мясо, грибы, лук и зиму в кашу - завтрак,
Проверяю сахар, аккуратно чищу зубы, щётка, зубочистка, нить, жидкость для рта,
мажу ноги, одеваю белую рубашку, трусы и носки,
одиноко сижу перед раковиной,
прежде, чем причесаться, счастлив ещё
не быть трупом.

1992

СМЕРТЬ И СЛАВА

Когда умру я

Мне плевать, что будет с моим телом

бросайте пепел в воздух, рассыпьте вдоль Ист Ривер

похороните урну в Элизабет, Нью Джерси, на кладбище Б'нэй Исраэл

Но я хочу большие похороны

Собор Святого Патрика, церковь Святого Марка, большая синагога на Манхэттене

Прежде всего семья, мой брат, племянники, бодрая старая Эдит, мачеха, ей девяносто шесть,
и тётя.
И милая из старого Ньюарка,
Кузина Минди, Доктор Джоэл, братец Джин, одноглазый, одноухий,
и невестка
Блондинка Конни, пять племянников, сводные братья, сёстры и их внуки,
мой компаньон Питер Орловски, заботливые Розенталь и Хэл, Билл Морган -

Затем, дух моего учителя Трунгпы Ваджрачарьи, Гелек Ринпош, потом Сакьёнг.
Мифам, бдительный Далай Лама, возможность посетить Америку, Шатчитананда Свами
Шивананда, Дехорахава Баба, Кармапа XVI, Дуджом Ринпоче, духи Катагири
и Судзуки Роши

Бэйкер, Уален, Дэйдо Лури, Квонг, Фрэйл Белоголовый Кэплю Роши, Лама Тарчен -

И главное, потом, любовники за все полвека

Дюжины, сотня и больше, старые парни, с деньгами и лысые
мальчики, недавно встреченные в постели, толпы удивлённых увидеть друг друга,
несчётные, интимный обмен воспоминаниями

"Он учил меня медитировать, теперь я старый ветеран тысячедневного уединения -"
"Я играл музыку на платформах в метро, я гетеро но любил его он любил меня"
"Я получил от него больше любви в 19, чем потом от кого-то ещё"
"Мы лежали под одеялами, болтали, читали мои стихи, обнимались и целовались живот к животу
обхватив руками друг друга"
"Я всегда залезал к нему в кровать в трусах, а утром они уже лежали на полу"
"Японец, всегда хотел пристроить к мастеру мою задницу"
"Бывало, говорили с ним всю ночь о Кэссиди и Керуаке, сидели в позах Будды, а после спали
в постели гения-поэта."
"Ему, похоже, было нужно столько любви, так стыдно не сделать его счастливым"
"Я был одинок, никогда раньше не был голым в постели с кем-нибудь, он был так нежен,
мой живот трепетал, когда он проводил по нему пальцем, спускаясь к бёдрам -"
"Я просто лежал на спине с закрытыми глазами, он доводил меня до оргазма ртом,
пальцами обняв меня за талию"
"Он здорово сосал"

И будут слухи от любовников из 1948-го, дух Нила Кэссиди соединится с плотью
и юной кровью 1997-го

какой сюрприз - "Ты тоже? Я думал, ты не голубой!"
"Да, но Гинзберг - исключение, мне почему-то с ним было хорошо"

"Я забывал, был я гетеро, геем, забавным или странным, я был собой, нежным
и любил, когда меня целуют в макушку,
мой лоб, горло и сердце и солнечное сплетение, пупок, мой член, мой
зад, который он щекотал языком"

"Мне нравилось, как он цитировал : 'Но позади всегда я слышу/как колесница времени мне в спину дышит,'
головы лежат рядом, глаза в глаза, на подушке -"

Среди любовников один юный красавец бродит сзади

"Я посещал его уроки поэзии 17-летним парнем, бегал по поручениям в его дом без лифта,
соблазнил меня, я не хотел, заставил меня кончить, ушёл домой, никогда не видел его больше,
никогда не хотел... "

"У него не вставал, но он любил меня," "Чистый старый человек." "Он убеждался, что я кончил первым"

Скопление удивлённых и гордых на почётном месте церемонии.

Потом поэты и музыканты - гранджевые группы парней из колледжа - звёзды старой эпохи "Битлз",
честные трудяги-гитаристы, голубые дирижёры классики,
неизвестные композиторы высокого Джаза, фанки-трубачи, чёрные гении изогнутого баса и валторны,
скрипачи-фольклористы и домры тамбурины гармоники мандолины
арфы свистульки и казу

Затем, художники Итальянцы романтики реалисты обученные мистике в Индии в 60-е,
Поздние любимцы

Этрусские художники-поэты, Классики-художники Массачусетс сюрреалисты нахалы
с европейскими жёнами, скудные альбомы гипс масло акварель
мастера из американских провинций

Потом, школьные учителя, одинокие ирландцы-библиотекари,
утончённые библиофилы, нет движению за свободу секса

армии, дамы обоих полов

"Я видел его десятки раз он никогда не помнил моего имени я любил его
как бы то ни было, настоящий художник"
"Нервный срыв после менопаузы, юмор в его стихах спас меня от больниц для самоубийц"
"Чародей, гений сдержанных манер, умывался, обедал в моей студии
гостил неделю в Будапеште"

Тысячи читателей, "'Вой' изменил мою жизнь в Либертвилле, Иллинойс"
"Я видел, как он читал Монклера в педучилище, решил стать поэтом -"
"Он завёл меня, я начинал гаражным рокером, пел в Канзас Сити"
"После 'Каддиша' я плакал о себе и об отце, тогда ещё живом, в Неваде"
"'Cмерть отца' утешила меня, когда сестра умерла в Бостоне в 1982-м"
"Я увидел его слова в журнале, мне стало так светло, я понял, что есть другие люди,
такие же, как я"

Глухонемые барды поют при помощи рук, быстрые блестящие жесты

Потом Журналисты, секретари редакторов, агенты, портретисты и фотографы
ревностные поклонники, рок-критики, культурные трудяги, историки культуры
приходят лицезреть исторические похороны

Суперфаны, графоманы, стареющие Битники и Примыкалы, охотники за автографами,
беспокойные папарацци, интеллигенты-простофили

Все знали, что они были частью "Истории", кроме покойного,
который никогда точно не знал, что происходит, даже когда я был жив

1997


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Круз "Эпоха мертвых. Прорыв" И.Сыромятникова "Разрушители" Р.Артемьев "Селеста" О.Мяхар "Дневник мага" Е.Самойлова "Грозовой Сумрак" В.Ночкин, А.Левицкий "Череп мутанта" В.Романов "Охота на монстра" Н.Щерба "Двуликий Мир" В.Рощин "Зови меня Ястребом" А.Алисон "Герцогиня" О.Баумгертнер "Связующая магия" Д.Распопов "Мастер клинков. Начало пути" О.Верещагин "Чужая земля" И.Зорин "Гений вчерашнего дня" Ю.Иванович "Отец Императоров-3. Империя иллюзий" А.Гурова "Последний воин Империи"

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"