Эллиот Уилл: другие произведения.

Цирк Семьи Пайло. Глава 24. Маски сброшены

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


   Глава 24. Маски сброшены.
  
   До Гонко доносился кое-какой шум, но он решил, что этот бардак может разгрести и кто-нибудь еще. Он вытаскивал из карманов штанов различные предметы и клал их на кровать: заряженный пистолет, топорик для метания, отравленный дротик, топор. Он решил, что для его номера можно и пожертвовать одним исполнителем, так что Уинстон рассказал свою последнюю байку. От взгляда Гонко не ускользнул след из зеленых листьев. Его первым порывом было выпотрошить Уинстона прямо на месте, но он сдержался... Такие решения лучше принимать после некоторого обдумывания. Уинстон долго был верным соратником, по крайней мере, настолько долго, насколько казался таковым. Будь все остальное замечательно, Гонко спрятал бы его и сохранил бы ему жизнь. Но все было не замечательно, внезапно, ни с того ни с сего, цирк вдруг стал напоминать зону боевых действий.
   Он остановил свой выбор из эстетических соображений на топоре - по мнению Гонко, в убийстве одного клоуна другим топором было что-то правильное.
   Он поднял его, подбросил в воздух и поймал за рукоять.
   - Я буду скучать по тебе, старина, - пробормотал он, пробуя лезвие пальцем, - но не особо.
   Он вышел в общую комнату и чуть не выронил топор, когда увидел, что там его поджидало.
   Ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, что перед ним Курт, тем более что только обрывок галстука Курта, свисающий с горба на его спине, выдавал это. Чудовищу пришлось низко нагнуться, чтобы сунуть голову в дверь. Курт теперь больше напоминал динозавра, чем человека. Верхняя часть его человеческого лица расплылась по темени зверя, словно части сломанной пластмассовой маски. Его ноги разорвали ткань брюк и выпирали мускулистыми чешуйчатыми колоннами, когти прорвались сквозь ботинки и глубоко впивались в утоптанную землю. Его низкий интеллигентный голос все еще был бодрым, акулья челюсть с трудом двигалась, произнося слова.
   - Гонко... обычно, когда я стучусь... ты говоришь небольшую шутку. Не сделаешь это... сейчас?
   Гонко сглотнул, поморгал, потер глаза и на секунду задумался, о чем говорит Курт. К счастью до него дошло. Он снова сглотнул и сказал:
   - Эээ, да, это можно устроить, босс. Нет, спасибо... нам ничего не нужно.
   Челюсть затряслась. Каждая нота смеха Курта звучала так, словно состояла из двух голосов: низкого рыка, ниже даже, чем у крокодила, и его обычного неровного смеха, сливающихся в гармонии, от которой стыла кровь.
   - Ооох, хо хо хооо.
   Гонко вытер лоб и покрепче вцепился в топор, гадая, сможет ли тот хотя бы отколоть одну из чешуек Курта, если Курт решит броситься на него. Вряд ли.
   - Гонко, у нас проблема, - сказал монстр.
   - Э-э, правда, босс?
   - Да, Гонко.
   Толстый фиолетовый язык вывалился между двумя зубами, которые были уже больше похожи на бивни, и повис, хлопая по дьявольски красным деснам.
   - В цирке завелись предатели, - раздался жуткий голос, - но шоу должно продолжаться. Ты ведь понимаешь это, не так ли, Гонко?
   Голос Гонко превратился в хриплый шепот.
   - Да, босс. Думаю, да.
   - Я думал, что, возможно... за этим стоял Джордж, - сказал Курт Пайло, делая по направлению к нему два гигантских шага.
   Гонко сделал над собой усилие, чтобы не попятиться, чтобы стоять совершенно неподвижно.
   - Вот почему, - продолжал Курт, - я не пытался остановить это безобразие до сих пор. Однако именно мой брат составил этот список.
   Курт протянул руку, которая выглядела как еще одна челюсть, костистая и покрытая чешуей. В ней был зажат клочок бумаги. Глаза Курта впились в Гонко.
   - Двое твоих людей в этом списке. Позор, Гонко. Нам придется поговорить об этом... после.
   - Да, босс, я вас понял, - отозвался Гонко. - Я в таком же шоке, как и вы.
   Курт проговорил очень медленно:
   - Не думаю... что ты настолько шокирован. Не так ли?
   - Нет, босс, - прошептал Гонко.
   - Хммммм. Что ж, пойдем, Гонко. У нас есть дела.
  
   ***
   Всего лишь дверь отделяла Джейми от кошмара снаружи. Он сидел в своей комнате и ждал, когда все это закончится. Он услышал, как что-то вошло в общую комнату, мельком взглянул на то, во что превратился Курт Пайло, бросился обратно к себе и съежился на кровати, дрожа всем телом. Джейми больше не надеялся пережить эту ночь. Курт знал, что он тоже замешан в этом, его видели, когда он спасал священника, когда вел его к расшатанной доске в заборе, когда показывал ему самое безопасное место снаружи и говорил, что вернется за ним, когда станет безопасно - ха-ха, когда станет безопасно. Как он понял, что Курт видел все это? А никак. Логика в его голове взяла небольшой, давно заслуженный отпуск, а ее место заняла отупляющая усталость. Теперь он не был уверен, имеет ли значение то, что он, скорее всего, не переживет эту ночь. Это означало покой.
   Ему вспомнилась узкая тропа, то, как по ней, шатаясь, брел священник, отказываясь даже смотреть в сторону бездны справа от него. В тот момент Джейми показалось, что священнику, наверное, лучше свалиться туда, чем остаться здесь и пережить все, что приготовил для него Курт. Свалиться или прыгнуть. Прыгнуть. "А знаете, - подумал он, - это, возможно, чертовски хорошая мысль". Возможно, самый логичный выбор в данном случае. И все же он продолжал сидеть дальше. Снаружи до него донесся низкий вулканический рев Курта Пайло сбросившего маску.
   Джейми встал и спокойно вышел в общую комнату, без дрожи в ногах и с ровным сердцебиением. Если он успеет добраться до края, прежде чем его найдут, это уже будет своего рода победа. Если нет - что ж, какая будет разница.
  
   ***
   Шлейф из тел становился все длиннее. Гонко старался убивать с максимально подчеркнутым энтузиазмом, так как босс следил за ним. Босс искал предателей повсюду и находил их. Акробаты лежали бесформенной окровавленной кучей. Курт сказал им, что шоу должно продолжаться, после чего разорвал на части, словно вопящих кукол. Скажи кто вчера Гонко, что они с Куртом будут резать акробатов, он бы подумал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, но было во всем этом что-то неправильное. Шоу не продолжалось. Больше было похоже на занавес и вызов на поклон, и Гонко ничего не оставалось, как помалкивать и надеяться, что Курт выйдет из этого его "настроения".
   Курт зашагал к шатру уродов. Гонко следовал за ним по пятам. Фишбой ждал их в дверях. Он выглядел крошечным по сравнению с возвышающимся над ним Куртом, каждый острый выступ тела которого влажно блестел красным. Фишбой стоял, скрестив руки на груди, каким-то образом отвечая на пристальный взгляд Курта таким же взглядом. Его жабры колыхнулись один раз. Из-за спины Курта Гонко, не веря своим глазам, смотрел на Фишбоя, жестами показывая ему убраться с дороги, перестать загораживать дверь... Какого черта он так уставился на Курта?
   За спиной Фишбоя остальные экспонаты молча смотрели на них из своих стеклянных витрин.
   - Ты не спешил, - сказал Фишбой, даже не взглянув на Гонко. - Мы долго ждали этого момента. Мы бы убили себя, если бы не думали, что есть хоть малейший шанс забрать тебя с собой.
   У Гонко отвисла челюсть. О чем вообще Фишбой болтает?
   Курт испустил тихое: "Ох, хо хооо..."
   - Фишбой, что... - начал Гонко, но заканчивать фразу уже не было необходимости. Курт качнулся вперед. Все было кончено за секунду.
   - Видишь, Гонко? - сказал Курт, поворачиваясь к нему с водопадами крови, льющимися между его зубов и стекающими сбоку по его лицу. - Предатели. Везде. Вычисти их, Гонко.
   Гонко сделал, как ему было велено. Через несколько минут в цирке не осталось ни одного урода. Йети яростно схватился с Куртом, вцепился зубами в его когти и сломал один палец, но Курт просто поиграл с ним немного, после чего раздавил одним быстрым могучим объятьем.
   - Аллея Аттракционов, - произнес Курт, которому речь давалась все труднее и труднее. - Остальные в списке... должно быть прячутся там... Шоу должно продолжаться, Гонко.
   - Думаю, вы правы, - отозвался Гонко, и застыл, когда Курт запрокинул голову к небу и завыл.
   От этого звука холодок пробежался по спине Гонко. В дыхании Курта он почувствовал затхлую вонь болот, древних полей сражений, где сходились чешуйчатые воины, жившие задолго до появления человечества. Монстр кинулся дальше, земля содрогалась под его грохочущими шагами.
   Похоже, помощь Гонко больше не требовалась. Он остался стоять, оглядывая разгромленный шатер уродов, гадая, не снится ли ему все это, ведь только вчера был лишь еще один обычный день. Пора взять небольшой отпуск, решил он. Пора собрать свою труппу и сваливать к чертям собачим из цирка.
  
   ***
   Джей-Джей встал и отряхнулся.
   - Ух ты, вот дерьмо, - сказал он, наклоняясь и помогая Рафшоду встать на ноги. - Спасибо за это. За мной должок.
   - Благодари Гонко, его идея, - сказал Рафшод. - Искал тебя несколько часов.
   Он насторожился, прислушиваясь к крикам балаганных крыс, убиваемых тем, что бы там ни убивало их, потом бросил баночку с гримом и ручное зеркало и рванул назад к шатру клоунов.
   - Идем, - кинул он через плечо.
   Джей-Джей побежал следом за ним через Аллею Аттракционов каким-то путанным обходным путем.
   - ОООООХ ХО ХО ХО!!! - проревело что-то. Звучало смутно похоже на... Это же Курт, больше некому. Джей-Джей замедлил бег, раздумывая, пойти или нет поглазеть на шоу. Он же ждал этого с того самого момента, как первый раз увидел большого болвана.
   И тут он все вспомнил. Джейми не успел очистить разум от воспоминаний в этот раз, перед тем, как Рафшод подкараулил его. Джей-Джей быстренько пробежался по скрытым файлам - о, вы только взгляните-ка на это, тайные собрания, заговор, - он должен был признать, что не осуждает парня за то, что тот прятал все это. Джейми был врагом цирка, а Джей-Джей виновен как соучастник. Хотя и не по своей вине Джей-Джей оказался преступником.
   - Сын грязного бомжа! - воскликнул он.
   - Джей-Джей? - позвал кто-то.
   Он повернулся и увидел стоявшего рядом с Рафшодом Гонко. Гонко был густо забрызган кровью.
   - Это не я, босс, клянусь. Джейми меня подставил, - выпалил Джей-Джей.
   - Ты все еще клоун? Тогда мне плевать, - сказал Гонко. - Мы уходим. Клоуны сваливают отсюда. Найдем себе новый дом, пока эта все хрень не уляжется.
   - Уходим? Куда?
   - Не знаю. Найдем какую-нибудь коммуну хиппи, или оснуем религиозную секту. Пошли, мы идем к фургону Джорджика, чтобы раздобыть себе пропуска. Ты, я, Раф и Уинстон. Я не стану ворошить прошлое, раз уж у нас внезапно стало так туго с персоналом. Гош и Дупс, похоже, все-таки дали себя убить в конце концов. Они вернутся, я так полагаю, но смерть задержит их еще на некоторое время. На сегодня, по крайней мере, точно. Пошли.
   - Хорошо! - сказал Джей-Джей. - Иду!
   Он подскочил к Гонко:
   - Ты же не сердишься на меня за всю эту фигню, а, босс? За весь этот тайный-заговор-с-целью-все-это-устроить, а?
   Гонко искоса взглянул на него:
   - Не думаю, чтобы даже в твой самый лучший день ты смог бы запланировать эту небольшую истерику Курта.
   - Само собой, - энергично закивал Джей-Джей, - это точно последнее, что было у нас на уме.
   Через весь цирк пронесся рев, от которого, казалось, затряслась сама земля. За ним последовал грохот, словно разрушили что-то большое, возможно, дом.
   - Бог ты мой, вот разошелся-то, - проворчал Гонко.
   - Кто упоминает... имя Господа... всуе? - голос Курта прогремел над цирком будто гром.
   - Ух ты, а вот и он, - сказал Гонко. - Топайте живее!
   Гонко, Рафшод и Джей-Джей помчались к фургону Джорджа. Вскоре они натолкнулись на кое-кого, преграждающего им путь. По мантии и тюрбану Мугабо пробегали голубые волны электричества. У Джей-Джея волосы встали дыбом, а в воздухе сильно запахло озоном.
   - Мугабо! - весело вскричал Гонко. - Как, блин, делишки?
   В качестве ответа Мугабо как будто вырос в размерах, он поднял руки над головой, растопырив пальцы.
   - Белый человег незет чуму, - прорычал он.
   - Ну здорово, - проворчал Гонко, засунув обе руки в карманы. - Мугабо, дружище, не воображай себе ничего такого, только потому, что ты шибанул меня в тот ра...
   Руки Мугабо рухнули вниз, и два белых огненных шара пронеслись по воздуху. Гонко отпрыгнул в сторону, перекатился и вскочил на ноги - за это время он каким-то образом умудрился извлечь из карманов небольшой огнетушитель. Он сделал два прыжка вперед и залил фокусника пеной с ног до головы. Мугабо принялся вслепую размахивать руками и отплевываться. Гонко кинул в него пустой огнетушитель. Он ударил Мугабо точно в лицо с глухим металлическим звоном, и тот рухнул на землю. Пробегая мимо, Гонко пнул его ногой.
   Они подбежали к фургону Джорджа, и Гонко остановился и собрал клоунов в кружок.
   - Итак, мы потребуем у Джоржика пропуска, и если он не выкладывает их, то его рабочая смена с нашего любезного позволения заканчивается. Насколько я знаю, Джорджику нечего нам противопоставить, кроме фамилии да умения сотрясать воздух. Замысел ясен?
   Рафшод и Джей-Джей кивнули. Гонко ногой постучал в дверь фургона, но ответа не последовало. Он пожал плечами и рванул ее на себя, и клоуны ввалились внутрь. Гонко выдергивал ящики стола и шарил в них, пока не нашел пропуска. Как только он показал их и сказал: "Пошли", - дверь фургона захлопнулась. Гонко подошел к ней и толкнул плечом. Она не поддалась. Он пнул ее, потом пнул еще раз. Дверь не шевельнулась.
   - Это что-то новенькое, - хмыкнул он.
   - Мне страшно! - заплакал Джей-Джей, только наполовину притворяясь.
   - Мы движемся, - заметил Рафшод. - Гляньте...
   Он рванул занавеску на боковом окне. Пейзаж снаружи медленно полз мимо. Фургон тряхнуло.
   - Что, во имя панталон Клеопатры, происходит?! - заорал Гонко.
   А, во имя панталон Клеопатры, происходило следующее: Джордж противопоставил им все, что смог - крысиную хитрость, за неимением ничего большего. Курт был так увлечен священником, которого ему подарили на день рождения, что позабыл проследить, чтобы к его фургону доставили распятие из красного дерева. Джордж приметил его и сразу понял, что это, вероятно, единственная достаточно крепкая преграда, способная удержать его предполагаемого пленника - Курта - внутри фургона. Тем не менее, он был вполне счастлив и тем, что поймал клоунов, которые так и так не выбрались бы из этой передряги живыми - с его, Джорджа, помощью. Он дал сигнал лесорубам заблокировать распятием дверь. Распятие удерживали на месте тяжелые металлические кольца, недавно приваренные по передним углам фургона. Эту ловушку он приготовил для следующей попытки убийства. Сейчас же он медленным ходом буксировал фургон, подцепив его небольшим багги. Он слышал, как клоуны кричат и барабанят в стены фургона, и улыбался, наслаждаясь одной из немногих горьких побед в своей жизни. Остальные вполне еще могут ждать его впереди - сначала он должен доставить этих клоунов к Дому чудес.
   А внутри фургона Джей-Джей плакал навзрыд, заново познакомившись со своим внутренним трусом. Он немного побыл Ангелом Смерти, когда убивал спящих балаганщиков, но теперь, когда опасность косо посмотрела на него, он вытирал нос о занавеску и скулил как щенок. Рафшода, похоже, совершенно не беспокоило происходящее, он глазел в окно, отпуская небрежные комментарии по поводу мертвых тел, мимо которых они ехали.
   - Эй, я его знаю! Этот тот лавочник, что продал мне ту неработающую зажигалку. Он скопытился! Гляньте, у него голова развалилась на три части!
   Гонко вытаскивал из своих карманов разнообразные предметы, с помощью которых можно было бы открыть дверь: болторезы, динамит, отмычки - но ничего не работало.
   - Проклятье! - прорычал он, попытавшись взломать замок кредитной картой. - Иногда мне кажется, что у этих штанов есть чувство юмора.
   Он ожесточенно сражался с дверной ручкой еще какое-то время, потом остановился и вздохнул:
   - Что ж, парни, я так думаю, это Джордж поимел нас, и поимел он нас хорошо. Если мы выберемся из этого фургона, даю вам свое разрешение сделать ему очень больно. Может, ты утопишь его в своих слезах и соплях, Джей-Джей. Как полезно иметь тебя под рукой в критической ситуации.
   - Простите, - надувая носом пузыри, всхлипнул Джей-Джей.
   - Я видел трупы, которые сопротивлялись храбрее, чем ты. Жалкое ничтожество.
   - Отстань от меня! - взвизгнул Джей-Джей.
   Фургон резко остановился, сильно врезавшись во что-то, и клоуны повалились с ног. Гонко присел.
   - Приготовьтесь, - сказал он, - как только дверь откроется.
   Они слышали, как снаружи Джордж Пайло выкрикивает приказы. Что-то тяжелое ударилось об дверь, и со зловещим скрипом пол накренился. Фургон подняли с дальнего конца и наклонили вперед. По полу поехал стол вместе с комодом и шкафом для документов. Клоуны отпрыгнули в стороны, и мебель врезалась в закрытую дверь. Внезапно все стихло. Гонко нахмурился, залез на гору из мебели и наклонился к двери, прислушиваясь. Он осторожно толкнул ее и отпрянул назад, когда она распахнулась.
   - Что за... - произнес он. - Ох, твою ж мать! Мы у Дома чудес.
   Джордж поднял фургон под углом сорок пять градусов, пытаясь вытряхнуть их. Перед ними, словно распахнутый рот, зияла открытая рана, образовавшаяся после взрыва в Доме чудес. Внизу были недра цирка. Подвал Дома чудес представлял собой просторную пещеру с каменными сводами в десяти футах под полом. В центре нее была яма - вход в длинный туннель, уходящий вниз и теряющийся из вида. Из глубины его поднималось оранжевое зарево, и исходила вонь, похожая на запах жженной резины и жареного мяса.
   Джей-Джей бросил быстрый взгляд за дверь фургона и завопил:
   - О нет, нет, я не хочу, пожалуйста, не заставляйте меня спускаться туда, пожалуйста...
   - Ты сейчас говоришь как Дупс, - произнес Гонко с отвращением, - только он бы стал...
   Он прервался, когда фургон под ними снова мотнуло.
   - Эй! - крикнул он.
   - А ну тихо там, - раздался где-то рядом голос Джорджа Пайло, в котором слышался чистый и неподдельный восторг. - Вы все еще работники цирка. Делайте, что вам сказано. Прыгайте. Вон из моего фургона.
   - Иди в жопу! - крикнул Гонко.
   Фургон снова тряхнуло. Гонко напряженно прислушался.
   - Лесорубы, - сообщил он. - Пытаются вытряхнуть нас.
   Он залез в штаны и вытащил из кармана пистолет, который бросил Рафшоду.
   - Убери их, - велел он.
   Рафшод прицелился в заднюю стенку фургона и выстрелил дважды, проделав в стенке две маленькие дырочки. Джордж снова проорал приказ, и фургон затрясся еще яростнее, чем прежде. Все три клоуна потеряли равновесие, пистолет выпал из руки Рафшода, вылетел в дверь и с бряцанием упал на каменный пол подвала, едва не попав в сияющую яму.
   - Проклятье, - пробормотал Гонко и сменил тактику: - К чему все это, Джордж? Чего ты хочешь от нас?
   - Хочу, чтобы вы заткнулись и сдохли, - ликующе отозвался Джордж.
   Тело Гонко затряслось от ярости. Он дал себе секунду успокоиться, затем заговорил спокойным голосом:
   - Нет, серьезно, Джордж. Это как-то связано с Куртом? Почему бы тебе не дать нам поучаствовать в этой шутке? Возможно, мы могли бы помочь.
   - Вы можете отправиться в Дом чудес, вот, что вы можете, - ответил Джордж, в его голосе послышалось нетерпение. - И захватите с собой этого Джея-предателя. Курт скоро спустится.
   Гонко нахмурился и немного подумал.
   - А-а, - прошептал он остальным, - он собирается заманить Курта в подвал. Только на кой черт?
   Он помолчал секунду, потом снова обратился к Джорджу:
   - Значит из нас тебе нужен только Джей-Джей?
   - НЕТ! - завопил Джей-Джей. - ПОЖАЛУЙСТА!
   - Заткнись, - отрезал Гонко, - просто проверяю почву. Доверься мне. Ну что скажешь, Джордж? Только Джей-Джей?
   Джордж пропустил его слова мимо ушей и снова рявкнул несколько команд лесорубам. Фургон опять затрясся и встал под крутым углом. Шкаф с документами вывалился в открытую дверь и едва-едва не унес с собой Гонко, который разминулся с ним буквально на фут. С громким треском он упал в яму под ними, провалился в туннель и скрылся из вида. Когда он упал, из шахты вырвалось оранжевое пламя и поднялось вверх в виде миниатюрного ядерного гриба. В огне плясали тени, черные призрачные силуэты, похожие на летучих мышей.
   Гонко грозно глянул на Джей-Джея:
   - Сукин ты сын, если ты не перестанешь реветь...
   Джей-Джей перестал реветь - кое-что привлекло его внимание. Это был маленький деревянный шкафчик, встроенный в стену прямо перед ним. Он и сам не понимал, что именно привлекло его в нем или подарило ему чувство слабой надежды. Он поставил ногу на стол у двери, не обращая внимания на опасность свалиться, если его нога вдруг соскользнет, и потянулся к ручке шкафчика. Гонко вернул его внимание обратно к Джорджу.
   - Да ладно, я был хорошим работником, делал свою работу и не жаловался. К чему вся эта фигня с жертвоприношением клоунов?
   - Ха! - последовал ответ Джорджа.
   Вдалеке послышался другой звук, далекий грохот, который становился все ближе. Курт шел сюда. Джордж свирепо рявкнул команду лесорубам, и фургон снова затрясся.
   Джей-Джей достал до ручки шкафа. Он оказался закрыт.
   - Эй, Гонкс...
   - Не хочу слушать, Джей-Джей, захлопни варежку, - отрезал Гонко.
   Джей-Джей уже собирался попросить у него что-нибудь, чем открыть шкафчик, но увидел лежащий на письменном столе мастер-ключ, который Гонко вытащил из кармана. Он наклонился, пытаясь дотянуться до него, и в тот момент, когда фургон в очередной раз тряхнуло, ключ влетел ему в руку. Фургон затих на мгновение, затем снова яростно содрогнулся. Джей-Джей и Гонко удержались на ногах, а Рафшод проскользнул в дверь, отчаянно пытаясь ухватиться за ручку, и полетел в Дом чудес. Джей-Джей зачарованно смотрел, как он падает, кувыркаясь словно тряпичная кукла, промахивается мимо ямы и приземляется на что-то похожее на жертвенную плиту рядом с ней, упав точно на спину. Он остался лежать, корчась от агонии и наслаждения. Гонко поморщился.
   - Слышал, Джордж? - проорал он. - Джей-Джей только что упал. Он там внизу. Давай, опусти фургон. Ты получил своего предателя.
   - Один есть, - сказал Джордж.
   Тут уже Гонко растерял остатки своего хладнокровия.
   - Ублюдок! Если я выберусь отсюда, Джордж, я буду убивать тебя очень-очень медленно. Усек? Мелкий сопливый кусок дерьма. Я годы ждал этой возможности, и я растяну твое убийство на годы, слышал меня?!
   - Ты только что все провалил. Я уже собирался торговаться, - откликнулся Джордж. - Хрена с два ты собирался! Ты - мертвый гном, Джорджик, и не удивительно, что твой папочка не доверял тебе руководство цирком. Плаксивый говнюк - он плаксивым говнюком и останется. Каждый раз, когда ты пытался избавиться от Курта, я тут же рассказывал ему твой план. Было так весело смотреть, как твое лицо кривится, и ты вот-вот расплачешься.
   - Ха! А как выглядит сейчас твое лицо, а, Гонко?
   За всем этим слышались грохочущие шаги Курта, которые становились все ближе. Джей-Джей вставил ключ в замок шкафчика. Он повернул его, и маленькая деревянная дверь распахнулась. Привстав на цыпочки, он увидел кучу бархатных мешочков. Они высыпались из шкафчика и вывалились в открытую дверь фургона. Джей-Джей подхватил на лету один из тех, что побольше, и принялся дико озираться в поисках чего-нибудь, куда можно было насыпать порошок. Гонко обернулся:
   - Что ты там... запасы Джорджа! Ох, чтоб меня, мы были уже на волосок. Джей-Джей, бросай сюда.
   - Нужна миска, - сказал Джей-Джей, - и зажигалка.
   - Ага, ага, сготовь мне порцию, - Гонко вытащил из карманов тигель и зажигалку. - Я пока отвлеку Джорджа. Эй, Джорджик! Помнишь тогда в сорок четвертом, кто-то убил твоего ручного попугая? Как там его звали, Рейнольд? Ну, ты помнишь, твоего единственного друга? Это был я, Джордж. Я затрахал его до смерти и скормил Гоши.
   - Когда окажешься в аду, сможешь передать привет маленькому поганцу! - визгливо крикнул Джордж. Гонко в конце концов задел его за живое.
   Опасно балансируя на столе, Джей-Джей держал пламя под тиглем, пока не расплавил примерно три маленьких мешочка порошка. Гонко протянул к нему руку, чтобы взять чашу.
   - Скорей, Джей-Джей, ради Христа!
   Воздух прорезал новый рев: "ИМЯ ГОСПОДА... ВСУЕ!!!" Курт был близко, Курт был здесь. Нельзя было терять ни секунды. Джей-Джей протянул тигель Гонко... и отдернул руку.
   "Погодите-ка", - подумал он. Нельзя было терять ни секунды, особенно на то, чтобы быть Мистером Хорошим Парнем, Мистером Товарищем, Мистером Благородным, Который Спасет Кого-Нибудь Ценой Собственной Жизни. Такое когда-нибудь входило в репертуар Джей-Джея? Нет, сэр, он так не думал. Так же как и Мистер На, Гонко, Давай Ты Первый.
   Без единого слова извинения он проглотил жидкость.
   Гонко вытаращил на него глаза:
   - ДЖЕЙ-ДЖЕЙ! КАКОГО ЧЕРТА ТЫ...
   "Вытащи меня отсюда, - прошептал Джей-Джей, зажмурившись. - Из всей этой передряги. Из фургона, сейчас же, сию же секунду. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста".
   Джей-Джей открыл глаза и огляделся. Фургон снова дернулся. Ничего не произошло. Он в ужасе уставился на Гонко, который качал головой, а его глаза сверкали.
   - Ну ты доигрался, тупой сукин сын. Ты доигрался...
   Внезапно фургон со всей силы швырнуло в сторону, словно в него врезался грузовик. Курт влетел в заднюю часть фургона, и два клоуна упали на дно Дома чудес. Желание Джей-Джея сбылось.
  
   ***
   Джейми видел все это. Он пришел в сознание так резко, словно внезапно был разбужен землетрясением. Он лежал на траве в тридцати метрах от Дома чудес, где ему открывался прекрасный вид на Курта, который вырос до гигантских размеров и теперь пошел на второй заход, мчась головой вперед на фургон. Вся задняя часть фургона была вдавлена внутрь и смята, будто жестяная банка. Когда фургон мотнуло, Джейми увидел, как Гонко упал в Дом чудес, и увидел, как упал еще кто-то. Кто-то, кто выглядел в точности как он.
   Джейми похлопал себя по рукам, по груди, чтобы убедиться, что он и правда был здесь, целый и невредимый. Он не знал, как так вышло, но это было так. Он был одет с ног до головы в свой клоунский наряд, но когда он потрогал лицо, то не почувствовал ни следа грима, только кожу и пот.
   "Как?!" - кричал его разум, но с этим можно будет разобраться попозже. Он вскочил на ноги и побежал.
  
   ***
   Курт бросил терзать фургон своего брата и взмахом руки отшвырнул его в сторону. Тот закувыркался в воздухе и с треском приземлился прямо на лесорубов, которые наслаждались заслуженным перерывом рядом с любимым местом отдыха курильщика Слимми. Слишком измотанные чтобы двигаться, они успели лишь обменяться усталыми взглядами, прежде чем фургон накрыл их.
   Тем временем Курт уставился вниз на подвал Дома чудес. Он дышал как дракон, отрывистыми рычащими глотками. От покрытой чешуей головы до когтей на ногах он был мокрым, как будто попал под ливень из крови. Джордж Пайло осторожно наблюдал за своим братом из-за груды нарубленных бревен. Он шагнул из-за кучи, пойдя на обдуманный риск, причем довольно большой.
   - Эй, Курт! - позвал он.
   Курт повернул голову и прищурился на брата.
   - Осторожнее там, - сказал Джордж, прекрасно изображая искренность. - Штаны Гонко... опасные.
   Губы Курта растянулись, блеснули клыки.
   - Спасибо, братишка.
   - Без проблем. Разделайся с предателями, Курт. О, и смотри... ты, наверное, захочешь взять это. Чтобы защититься, ну, ты понимаешь, - Джордж указал на деревянное распятие, лежащее неподалеку.
   Будь лицо Курта способно отражать человеческие эмоции, оно бы засветилось от радости. Он прорычал:
   - О-о, чудно, - Курт поднял распятие и покачал на руках.
   Он сказал:
   - В самый раз, правда ведь?
   - Да, Курт, - откликнулся Джордж, ныряя за кучу дров. - В самый раз для предателей. Иди, разделайся с ними.
   Курт снова повернулся к Дому чудес и прыгнул в подвал, его полет являл собой величественное зловещее зрелище, как вид рушащегося моста, или как уносимая смерчем машина. И игра была окончена. Шах и мат, Джордж Пайло. С горящими триумфом глазами он бросился к Дому чудес. Ребята внизу не слишком-то хорошо относятся к распятиям, совсем не хорошо.
   Курт Пайло был жалким щенком по сравнению с тем, что бродило в конце этого огненного туннеля, но в этой звериной форме рациональное мышление едва ли было доступно ему. В такой компании принести крест являлось непростительным нарушением этикета, хотя ему вырывавшийся из глубин рев казался приветственными криками товарищей, подбадривающих его. Все, кому удалось выжить, услышав этот рев, до конца жизней слышали его потом в своих кошмарах.
   В три удара Курт забил Рафшода насмерть, затем повернулся к Гонко. Как бы яростно Гонко ни дрался, ничего в его карманах не могло противостоять сбросившему маску Курту, и он даже не смог поставить зверю ни одного синяка, до того как Курт вырубил его, сильно ударив об стену, после чего повернулся к Джей-Джею. Моля о пощаде, Джей-Джей умер стоя на коленях.
   Выронив распятие, Курт наклонился и поднял тело Гонко, сунул его подмышку и стал нежно гладить главного клоуна по голове, бормоча ему ласковые упреки, которые терялись в первобытном рыке, исходящем из его горла. Распятие упало в яму, вспыхнув на лету, кувыркаясь и ударяясь о стенки туннеля.
   В своем ликовании, Курт, этот адский меч, не заметил, что что-то здесь неладно, даже когда пламя с ревом вырвалось из ямы, и гигантские призрачные руки подняли его и утянули к себе в глубину. Он упал среди себе подобных, навеки сбросив маску, с бессознательным Гонко в руках.
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"