Кац Юрген Дмитриевич: другие произведения.

Жемчужная нить; глава восьмая: Воровской притон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасаясь от преследования, Суинни Тодд попадает в воровской притон. Сможет ли он обмануть их и сойти за своего или же ему вновь придется спасать свою жизнь бегством? Узнаете в новой главе Жемчужной нити


ЖЕМЧУЖНАЯ НИТЬ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВОРОВСКОЙ ПРИТОН

     
   Через несколько минут Суини Тодд обнаружил, что в этом дворе нет прохода, а значит, нет ни выхода, ни лаза, но тут же решил, что здесь можно найти нечто большее, чем можно было увидеть на первый взгляд, и, бросив украдкой взгляд в ту сторону, откуда он пришел, положил руку на дверь, стоявшую рядом. Дверь поддалась, и Суини Тодд, услышав, как ему показалось, шум на улице, вбежал в комнату и закрыл за собой дверь. А затем, не думая о последствиях, прошел в конец длинного грязного коридора и, толкнув дверь, спустился по короткой лестнице. Стоило ему дойти до ее конца, как чья-то рука отворила дверь, стоявшую перед ним у подножия лестницы, и он внезапно очутился в присутствии нескольких мужчин, сидевших вокруг большого стола. В одно мгновение все взоры обратились на Суини Тодда, который был совершенно не готов к такой сцене, и с минуту он не знал, что сказать; но так как нерешительность не была свойственна Суини Тодду, он тотчас же подошел к столу и сел. Люди, сидевшие в этой комнате, проявили некоторый интерес, их было гораздо больше, чем два десятка, и между ними велось много разговоров, которые, казалось, не прекращались и при его появлении. Те, кто был рядом с ним, пристально смотрели на него, но в течение нескольких минут не произносили ни слова, и Суини Тодд огляделся вокруг, чтобы понять, если сможет, каково его положение, хотя в характере присутствующих не могло быть никаких сомнений.
   Их внешность явственно указывала на их призвание, потому что там были собраны все сорта самых худших негодяев, что были враждебны всей человеческой натуре. Были среди них самые отчаянные головорезы, которых только можно было найти во всем Лондоне. Суини Тодд огляделся по сторонам и сразу же понял, в какое отчаянное он ввязался сборище. Они были одеты по-разному, некоторые на городской манер, некоторые более пестро, а некоторые наполовину по-военному, в то время как немало из них носили гражданскую одежду; но во всем этом чувствовалась какая-то бесцеремонность, плутоватость, не без примеси жестокости.
   - Друг мой, - сказал один из сидевших рядом с ним, - как ты попал сюда?
   -Я пришел сюда, потому что нашел дверь открытой, и кто-то сказал мне прийти сюда, когда меня преследовали.
   - Преследовали?
   - Да, кто-то бежал за мной, понимаешь.
   - Я знаю, что такое преследование, - ответил тот, - а вот про тебя я ничего не знаю.
   -Это вовсе не удивительно, - сказал Суини, - ведь я никогда не видел вас раньше, а вы - меня. Я в затруднительном положении, и я полагаю, что человек может сделать все возможное, чтобы избежать последствий?
   -Да, может быть, но это не причина, по которой он должен приходить сюда; это место для свободных друзей, которые знают и помогают друг другу.
   -И я хочу быть таким же, но в то же время, нужно же с чего-то начинать. Я не могу быть инициирован без того, чтобы кто-то не представил меня. Я искал защиты и нашел ее; если есть какие-либо возражения против моего дальнейшего пребывания здесь, я уйду.
   -Нет, нет, - сказал высокий человек по другую сторону стола ,- я слышал, что вы сказали, а мы обычно не допускаем подобных вещей; вы пришли сюда без приглашения, и теперь мы должны получить небольшое объяснение--этого может потребовать наша собственная безопасность; во всяком случае, у нас есть свои обычаи, и они должны соблюдаться.
   -А каковы ваши обычаи?- вопросил Тодд.
   - Вот что: ты должен ответить на вопросы, которые мы тебе зададим; теперь ответь правдиво на наши вопросы.
   - Говори, - сказал Тодд, - и я отвечу на все вопросы, что ты задашь, если это возможно.
   - Мы тебя сильно не обременим, будь уверен. Итак, отвечай, кто ты такой?
   - Откровенно говоря, - сказал Тодд, - я не хочу отвечать на этот вопрос и не думаю, что вам следует его задавать. Мне неудобно называть себя - вы должны пропустить этот вопрос.
   - Так мы и сделаем?- спросил распрашивающий у тех, кто стоял вокруг него, и, поняв по их взглядам намек, он, немного помолчав, продолжил:
   -Ну, это мы пропустим, так как в этом нет необходимости, но ты должен сказать нам, кто ты - карманник, разбойник или кто-то еще?
   -Я ни то, ни другое.
   -Тогда расскажи нам все своими словами, - сказал Человек, - и будь с нами откровенен. Кто ты?
   - Я производитель искусственного жемчуга, или же, производитель липового жемчуга, как вам будет угодно.
   - Мастер по изготовлению фальшивого жемчуга! Это, может быть, честное ремесло, но вряд ли оно станет вашим пропуском в наш дом, друг фальшиво-жемчуженник!
   -Может быть, ты и прав, - ответил Тодд, - но я готов бросить вызов любому человеку, равному мне в моем призвании. Я сделал жемчуг, который почти одурачил ювелира, и который сработал бы почти со всей знатью.
   -Я начинаю понимать тебя, друг мой, но мне хотелось бы иметь некоторые доказательства того, что ты говоришь; Ты можешь рассказать нам очень хорошую историю, и все же ничего из этого не будет правдой; мы не те люди, которых можно обмануть, кроме того, мы можем отомстить, если мы этого захотим.
   - Да, точно - Сказал грубый голос с другого конца стола, который передавался эхом от одного к другому, пока не достиг края стола.
   - Докажи! Докажи! Докажи! - тотчас же начало раздаваться из одного конца комнаты в другой.
   - Друзья мои, - сказал Суини Тодд, вставая, подходя к столу, засовывая руку за пазуху и вытаскивая оттуда бусы из двадцати четырех жемчужин, - я призываю вас или кого-нибудь другого сделать такой же набор искусственных жемчужин. Это моя работа, и я готов заплатить любую разумную сумму, ставя на то, что вы не найдете человека, который побьет меня в моем ремесле.
   - Просто передай их мне, - сказал человек, который назначил себя дознавателем.
   Суини Тодд небрежно бросил жемчуг на стол и сказал:
   - Ну вот, посмотрите на них хорошенько, они эту проверку выдержат, и я думаю, хотя среди вас могут быть хорошие судьи, что вы не смогли бы отличить их от настоящих жемчужин, если бы вам не сказали, что они - фальшивка.
   - О да, мы прекрасно разбираемся в этом, - сказал человек, - у нас на руках бывают иногда хорошие бусы, и судить о них мы можем. Ну, это, конечно, очень хорошая имитация.
   - Дайте-ка взглянуть, - сказал толстяк. - Я вырос ювелиром и, можно сказать, был им с рождения, хотя, конечно, это невозможно; никому не нравится работать годами за мизерное жалованье, а не веселиться с девчонками. Я говорю, давай сюды!
   -Ну что ж, - сказал Тодд, - если вы или кто-нибудь другой когда-нибудь создаст такую же хорошую имитацию, я проглочу все бусы зараз; а зная, что в их составе есть яд, мне бы не очень этого хотелось бы.
   -Конечно, нет, - ответил толстый, - конечно, нет, но отдай-ка их мне, и я вам все о них расскажу.
   Жемчужины были отданы ему в руки, и Суини Тодд почувствовал некоторое беспокойство по поводу своей драгоценности, но не подал виду, потому что повернулся к человеку, сидевшему рядом с ним лицом, и сказал:
   -Если он может отличить от них настоящие жемчужины, значит, он знает больше, чем я думаю, он нем, потому что я Мастер и часто держал в руках настоящие жемчужины.
   - И я полагаю, - сказал мужчина, - что вы пробовали свои силы в том, чтобы выдать их за настоящие, в надежде втюхать их какому-нибудь простаку.
   -Да, да, это уловка, я очень хорошо вижу, - сказал другой, подмигивая первому, - и очень хорошая, я видел, как они проворачивают то же с бриллиантами.
   - Да, но не с жемчугом. Однако, есть некоторые ремесла, которые желательно бы знать.
   - Да, тут ты прав.
   Толстяк внимательно изучил жемчужины, положил их на стол, затем вновь пристально посмотрел на них.
   - Сейчас, я вас побеспокою. Вы не настолько хороший судья, чтобы не знать, если бы вам не сказали, что это фальшивые жемчужины, вы бы поверили, что они настоящие.
   - Должен сказать, что вы создали самую лучшую имитацию, какую я когда-либо видел. Вы должны были бы сколотить состояние за несколько лет - большое состояние!
   -Так и должно было быть, если бы не одно обстоятельство.
   - Какое же?
   - Трудность в том, - сказал Тодд, - чтобы избавиться от них; если вы попросите цену ниже их стоимости, вас заподозрят, и вы рискуете быть задержанным и потерять их, как минимум, и, возможно даже, повлечь за собой судебное преследование.
   - Чистая правда. Но риск - повсюду. А кто не рискует - не пьет шампанского.
   -Может быть, - сказал Тодд, - но это особенно опасно. У меня нет возможности познакомиться с самой знатью, а если бы и была, то я и то засомневался бы, потому что они сказали бы, что рабочий человек не может честным путем добыть такие ценные вещи, и тогда мне пришлось бы сочинять всякие сказки, лишь бы избежать мэра Лондона.
   - Ха, ха, ха.
   - Ну, все же, ты можешь отнести их к ювелиру.
   -Не так уж много найдется таких, кто поступил бы так: они не стали бы ими торговать; и, кроме того, я был у одного или двух из них; что же касается того ювелира, то его не так легко обмануть.
   - А ты пытался?
   -Пытался, и мне пришлось сделать все возможное, чтобы уйти, преследуемый так быстро, как только они могли бежать, и я думал, что вот-вот меня остановят, но несколько удачных поворотов привели меня сюда, когда мне сказали повернуть на этот двор.
   -Ну, - сказал один из мужчин, рассматривавший жемчужины, - и ювелир обнаружил, что они ненастоящие?
   -Да, и он хотел задержать меня с бусами; однако я бросился к двери, которую он попытался захлопнуть, но я был сильнее, и вот я здесь.
   -Для тебя это был очень близкий шанс быть пойманным, - сказал один из них.
   - Да, именно так, - ответил Суини, взяв нитку жемчуга, которую он положил обратно в свой карман, продолжая беседовать с окружающими его людьми.
   Теперь все шло своим чередом, и на Суини обращали мало внимания. За столом началась какая-то пьянка, в которой все приняли участие. Кое-что нашлось и для Суини, и он предусмотрительно опустошил свои карманы на глазах у всех и отдал им часть своих денег, чтобы расплатиться за свое положение. Такова была его тактика. Все они выпили за его успех и были очень приятными собутыльниками. Суини, однако, очень хотелось поскорее убраться отсюда, и он не раз бросал взгляд на дверь; но он видел, что на него смотрят, и не смел возбудить подозрения, потому что, тем самым, он мог все испортить. Потерять драгоценное сокровище, которым он обладал, было бы безумием; он преуспел в блефе, внушив им, что то, что он показывал им, было простой подделкой; но он-то, конечно же, знал, что бусы были настоящими, и что смутное чувство, что они были обмануты, могло бы повиснуть в атмосфере; и что первое же подозрительнее его движение будет немедленно замечено, и за этим последует отчаянная попытка заставить его отказаться от них. Он с немалым ожесточением прислушивался к их разговору и, казалось, проявлял интерес к происходящему.
   -Ну, - сказал один из них, сидевший рядом с ним, - я как раз выхожу на Северную дорогу.
   - А там фартит?
   - Не особо. Но я не жалюсь, за последние две недели лучшее что у меня было - две шестидесятки.
   - Ну, не так уж плохо.
   - Да, последним человеком, которого я остановил, был обычный лондонский фраерок; он был похож на Дона, на настоящего светского человека, но, черт его дери! Когда я его обшманал, оказалось, что у него нихрена и нет, зря двадцать четыре мили по дороге протаскался!
   - Да? А может он их куда-нибудь запрятал?
   - Эх, да!- хорошо сказано, старина, - ответил другой, - это верно, не стоит судить о человеке по внешности. Черт! Кто бы мог подумать, что тебе так не подфартит? Что ж, жаль, но ты знаешь, что это длинная дорога, которая не имеет поворота, как говорит Мистер Некто, так что, возможно, в другой раз подфартит. Но не унывай, пока я расскажу-ка тебе о своих недавних похождениях. Неплохо мне тогда повезло, ведь вы все же знаете, что фермеры, возвращающиеся с рынка, обычно бывают не слишком осторожными и осмотрительными, особенно, когда принимают на грудь и дрыхнут по пути. Так вот, встретился мне один из этих "джентльменов" навеселе, верхом на лошади, который заявил, что у него нет с собой ничего, кроме нескольких жалких гиней; однако так не годится - я обшманал его и нашел спрятанные при нем сто четыре фунта.
   - И где же?
   - При нем. Я разорвал его одежду в клочья. Уверяю вас, он выглядел уморительно, сидя верхом на лошади. Клянусь Юпитером, я едва мог удержаться от смеха; на самом деле я засмеялся над ним, и это так взбесило его, что он немедленно пригрозил выпороть меня, но все же не осмелился защитить свои деньги; но я пригрозил застрелить его, и это
привело его в чувство.
   -Полагаю, что да. Вам когда-нибудь приходилось вступать в драку?- осведомился Суини Тодд .
   - Да, несколько раз. Да! Это отнюдь не легкая жизнь, ты можешь быть уверен. Вольная, но опасная. В меня стреляли шесть или семь раз.
   - Так много?
   - Да. Однажды я был под Йорком и остановил одного джентльмена; я считал его легкой добычей, но как оказалось, все было не так просто, потому что он оказалмя сущим дьяволом.
   - Оказал сопротивление?
   - Да, это так. Я шел мимо, когда встретил его, и потребовал у него денег. "Я лучше оставлю их при себе, - сказал он, - я не нуждаюсь ни в чьей помощи, чтобы их сохранить.
   - Но мне они нужнее, - сказал я, - кошелек или жизнь!
   -Тебе придется забрать и то и другое, - сказал он, доставая пистолет, - потому что, пока я жив - ты ничего не получишь! - и тогда у меня остался лишь один миг на то, чтобы спастись от выстрела. Я ударил по пистолету хлыстом, и пуля прошла мимо виска, почти оглушив меня. Я взвел курок и выстрелил; он сделал то же самое, но я попал в него, и он упал. Однако он все же выстрелил, но промахнулся. Я навалился на него, и он отчаянно замолил о пощаде.
   - И ты его пощадил?
   - Да, я оттащил его на обочину и оставил там. Потом, я вскочил на коня и ускакал так быстро, как только мог, а затем отправился в Лондон и провел там несколько веселых дней.
   -Я могу себе представить, что вы, должно быть, наслаждаетесь поездками в деревню, а потом, приехав в Лондон, еще больше радуетесь переменам--переменам таким великим и полным.
   -Так оно и есть, но разве вам никогда не везло в вашей профессии? Я думаю, что вы должны иногда преуспевать в обмане публики?
   -Да, да - сказал Тодд, - время от времени мне везет, но я говорю вам, что это только время от времени, и я боялся сделать слишком много. В маленьких сделках я всегда преуспевал, но я хочу сделать что-то грандиозное. Я попытался, но в то же время потерпел неудачу."
   - Это плохо, но со временем у тебя может появиться больше возможностей. Удача - это дело случая.
   -Да, - сказал Тодд, - это правда, но чем скорее, тем лучше, потому что я начинаю терять терпение.
   Теперь разговор шел своим чередом; каждый рассказывал о своих подвигах, которые всегда представляли собой какую-нибудь разновидность подлости и грабежа, обычно сопровождавшуюся насилием; некоторые были полуночными разбойниками или домушниками, взломщиками чужие дома; в сущности, здесь были собраны все преступления, какие только можно было вообразить. Это место было, по сути, настоящим домом свиданий для воров, карманников, разбойников с большой дороги, бандитов и грабителей всех мастей и видов - внушительная группа людей самой решительной и отчаянной наружности. Суини Тодд не знал, как бы уйти отсюда, хотя было уже очень поздно, и ему очень хотелось поскорее выбраться из этой норы; но как это сделать, оставалось загадкой, которую еще предстояло решить.
   -Сколько сейчас времени?- пробормотал он человеку рядом с собой.
   - Уже за полночь, - ответил тот.
   -Тогда я мне пора уходить отсюда, - ответил Суинни, - потому что у меня есть работа, которой я должен заняться очень скоро, и у меня не так уж много времени.
   Сказав это, он воспользовался удобным случаем, встал, подошел к двери, отворил ее и вышел; после этого он поднялся по пяти ступеням, ведущим в коридор, и едва успел сделать это, как открылась входная дверь, и в ту же минуту вошел другой человек и встретился с ним лицом к лицу.
   -Что ты здесь делаешь?
   -Я ухожу, - сказал Суини Тодд.
   -Ты возвращаешься, пойдем со мной.
   -Не буду, - сказал Тодд. - Вы, должно быть, думаете, что лучше меня, если заставляете меня; я сделаю все, что в моих силах, чтобы противостоять вашей атаке, если вы намереваетесь это сделать.
   -Намереваюсь, - ответил Человек и решительно бросился на Суини, который едва ли был готов к такому внезапному нападению, и был оттеснен назад, пока не достиг верхней площадки лестницы, где произошла борьба, и оба скатились вниз по ступеням. Дверь распахнулась настежь, и все выбежали посмотреть, в чем дело, но прошло несколько мгновений, прежде чем они смогли что-то разглядеть.
   -А что он здесь делает?- сказал первый, как только смог говорить, и указал на Суини Тодда.
   -Все в порядке.
   - Все не в порядке, говорю я.
   -Он мастер по изготовлению фальшивого жемчуга и показал нам бусы из фальшивого жемчуга, превосходного качества.
   - Тьфу!
   - Я настаиваю на том, чтобы увидеть их; отдай их мне, - сказал он, - или ты отсюда не уйдешь.
   -Не хочу, - сказал Суини.
   - А придется. Вот, помогите-ка - хотя не надо, я и сам справлюсь.
   Говоря это, он сделал отчаянную попытку схватить Суини и повалить его на землю, но он просчитался, когда вообразил, что превосходит Тодда, который был намного сильнее его, и успешно сопротивлялся нападению. Внезапно, сделав титаническое усилие, он схватил своего противника ниже пояса и, подняв его, с огромной силой швырнул на пол. а потом, не желая видеть, как отнесутся к этому бандиты--примут ли они сторону своего товарища или его самого, он не знал- он решил, что у него есть преимущество на расстоянии, и помчался вверх по лестнице так быстро, как только мог, и добежал до двери, Прежде чем они смогут догнать его и помешать ему. В самом деле, больше минуты они не знали, что делать, но почему-то были настроены предвзято в пользу своего спутника и бросились вслед за Суини, как только он побежал к двери. У него было бы время убежать от них, но каким-то образом дверь захлопнулась, и он не мог открыть ее, как ни напрягался. Нельзя было терять ни минуты; они приближались к верхней площадке лестницы, и Суини едва не успев добежать до нее и взлететь вверх, как почувствовал, что его схватили за горло. От этого захвата он вскоре освободился, потому что нанес человеку, который схватил его, сильный удар, и тот упал навзничь, а Тодд поднялся на второй этаж, но его преследователи были очень близко. Здесь произошла еще одна схватка; и снова победителем оказался Суини Тодд, но на него сильно давили его преследователи, но - к счастью для него, в ведре с водой осталась швабра, которую он схватил и, размахнувшись над головой, обрушил на голову первого попавшегося человека. Удар шваброй пришелся точно в цель, мягкий и влажный, плеснув водой на некоторых других, стоящих рядом. Поразительно, какой эффект иногда производит новое оружие. Среди разбойников не было ни одного человека, не столкнувшегося бы с опасностью много раз, который не бросался бы сломя голову на смертоносное и сокрушительное оружие, но который не был бы очень напуган, получив по лицу тяжелой мокрой шваброй. Они были совершенно парализованы на мгновение; действительно, ситуация была нечто средним между шуткой и серьезным делом, и они не знали, в каком качестве стоит эту ситуацию рассматривать.
   - Достаньте жемчуг!- крикнул тот, кто первым остановил его, - хватайте шпика! Схватить его - обездвижить - броситься на него! У вас должно хватить мужества, чтобы удержать одного человека!
   Суини Тодд видел, что дело принимает серьезный оборот, и энергичнее всего обрушивал свою швабру на тех, кто поднимался наверх, но они уже немного привыкли к этой швабре, она утратила большую часть своей новизны и отнюдь не казалась более опасным оружием. Они бросились вперед, несмотря на тяжелые удары Суини, и ему пришлось уступать ступень за ступенью. Головка швабры оторвалась, и осталась только ручка, которая служила эффективным оружием и производила страшный урон на головах нападавших; и, несмотря на всю ту защиту, что их вислые шляпы могли дать, все же посох произвел сокрушительный эффект. Самый лучший бой в мире не может длиться вечно, и Суини снова обнаружил, что численному превосходству нельзя долго сопротивляться; в самом деле, у него не хватило бы физической энергии, чтобы долго продлжать собственные усилия, даже если бы он не получал ответных ударов. Он повернулся и побежал, когда его вынудили вернуться на площадку, а затем отступил к следующей лестнице и снова отчаянно остановился. Так продолжалось ступенька за ступенькой и продолжалось более двух-трех часов. Были моменты затишья, когда они все замирали и смотрели друг на друга.
   - Стрелай в него! - сказал один.
   - Нет, нет, на нас тогда обрушатся власти, и тогда все пойдет наперекосяк.
   -Я думаю, что нам лучше было бы оставить это в покое с самого начала, так как вы можете быть уверены, что это не заставит его хранить тайну; мы все будем разделены так же верно, как судьба.
   - Ну, тогда бросайтесь на него и заваолите его. Не выпускайте! На него! Ура!
   Они побежали, но были решительно встречены шваброй Суини Тодда, набравшегося новых сил после короткого отдыха.
   - Долой шпиона! - Кричали разбойники, но стоило им приблизится, они тот час же были сбиты с ног. Очутившись на площадке второго этажа и испугавшись, что кто-то спустится сверху, Тодд бросился в одну из внутренних комнат. В одно мгновение он запер сильные и мощные двери.
   - А теперь, - пробормотал он, - ищи способ сбежать.
   Он остановился ненадолго, чтобы вытереть пот со лба, а затем подошел к окну, которое было открыто. Это были старомодные эркерные окна с тяжелой орнаментной резьбой, которое были установлены в некоторых домах, они нависали над низкими дверными проемами и защищали их от непогоды.
   -Вот это подойдет, - сказал он, глядя на тротуар, - вот это подойдет. Я попробую спуститься, если не упаду.
   Люди по ту сторону двери напрягали все силы, чтобы выломать ее, и она уже издала один или два зловещих скрипа, а еще через несколько минут, вероятно, впустит их в комнату. Улицы были чисты - ни единой души, виднелись слабые признаки приближения утра. Он остановился на мгновение, чтобы вдохнуть свежий воздух, а затем выбрался из окна. С помощью добротных дубовых украшений он ухитрился спуститься на балкон гостиной, а затем вскоре выбрался на улицу. Медленно удаляясь, он слышал, как хлопнула дверь и раздались радостные возгласы, когда они вошли в комнату, и представил себе лица тех, вошедших, когда они увидели, что птаха уже упорхнула и комната была пуста. Суини Тодду идти было недалеко; вскоре он свернул на Флит-стрит и направился к своему дому. Он огляделся, но никого поблизости не было; он устал и измучился, и был очень рад, когда очутился у своей двери. Затем он осторожно вставил ключ в замок и медленно вошел в дом.
     
     
     
     
     

Конец Восьмой Главы

Перевод Юргена Каца

  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"