Дёмина Карина: другие произведения.

Мс-2. Глава 30.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Глава 30.

   Стальной король следил за королевой. Ревниво. Хмуро. Пальцы его оглаживали серебряное навершие трости, а выражение лица не предвещало ничего хорошего.
   - Кажется, я несколько недооценил силу эмоций, - сказал он, соизволив обратить внимание на Брокка. - Но извиняться не стану. Не люблю.
   Узкая галерея, опоясывающая бальный зал. Сюда редко заглядывали, и убирались тоже, по-видимому, нечасто. Пахло пылью и сырым бархатом. Обрюзгшие занавеси, перехваченные витыми шнурами. Уютный полумрак альковов. Белесые вазы, вырастающие из мрамора. Нагие нимфы... и виноград с потемневшими желтыми какими-то листьями. Струны цепей, на которых держался светильник, массивное колесо с тысячами хрустальных подвесов.
   - Она необычная женщина, - Король отвернулся. - Знаете, как мы познакомились? Я не хотел давать разрешения на раскопки...
   ...Король-солнце.
   И долгополый сюртук, скроенный по моде прошлого века, расшит золотом.
   Топазы. Янтарь.
   Мозаика драгоценных камней.
   ...парик из конского волоса, щедро припудренный. И корона с длинными изогнутыми лучами, которые слишком остры, чтобы выглядеть безопасно.
   - Трижды отказывал, и тогда она явилась...
   ...королева-луна.
   В серебряном платье с алмазной дорожкой, она почти красива. Но все равно выделяется из толпы. И круглая маска на длинной ручке - не более чем дань традиции. Ей нет нужды прятать лицо.
   - Заявила, что я не способен понять всей важности проекта... она была весьма прямолинейна в речах. Признаюсь, давно со мной не разговаривали так... вызывающе.
   Он снял корону, и маску отложил.
   Золотое лицо на позолоченной ручке. Посмотрел, хмыкнул, точно сам удивляясь, что еще принимает участие в забавах подобного толка...
   - И что вы сделали?
   Вежливость.
   И обязательства. Не стоит злить короля, которому вдруг захотелось поделиться личным.
   ...просто душно.
   ...Кэри никогда не бывала во дворце...
   ...высший свет, и газовые рожки сжигают кислород... они опасны в таком количестве, а дамы часто падают в обморок, из-за духоты и тугих корсетов. Нет оснований не верить королевскому врачу, и все-таки...
   ...обморок и слабость пройдут. Надо лишь отдохнуть...
   ...с Кэри остался Виттар.
   ...и церемония не займет много времени... после церемонии можно будет уйти. Дома станет легче. Белая цапля в ожерелье из серебряных перьев...
   - Она не просила, она требовала это треклятое разрешение.
   Королева-луна замерла у подножия трона. И Брокк мог бы поклясться, что смотрит она на ступени, укрытые белым ковром, с насмешкой.
   - А я предложил ей сделку. Я разрешаю ей вскрыть могильники, она же становится моей любовницей...
   Король не умел улыбаться.
   - Я думал, она разозлится. Или оскорбится. К пощечине готовился... а она глянула так, оценивающе, и сказала, что согласна. Только у нее условие есть.
   Золотая маска следила за Брокком внимательно.
   - ...она дает мне два месяца, но на эти два месяца я избавляюсь от прочих... дам сердца. Она так и выразилась, про сердце. Правда, уже через месяц заявила, что я - бессердечная сволочь. И в чем-то была права. Но разрешение пришлось дать, хотя мне и не нравится эта ее... страсть к прошлому.
   Король задумчиво гладил золотую поверхность маски.
   - ...и к смертельным болезням. Она выдвинула крайне любопытную гипотезу. Мы не чувствительны к чуме, поскольку слишком иные... а вот люди... ее принесли из иного мира, где не осталось иных рас. Вы ведь знаете, что люди не болеют темной потницей? И черной горячкой? А нас не берет оспа... и корь... и дифтерия, краснуха... многое, из того, что им отравляет жизнь.
   Три ступени и трон. Мантия на плечах тяжела. Белые камни в короне луны. Лунные, естественно, какие еще...
   ...серебро и алмазы.
   Остроклювая маска цапли. Улыбка и тень на губах.
   Все будет хорошо. Ложь вежливых слов, и нельзя уйти, потому что вряд ли Король пригласил Брокка, исключительно ради беседы о личном. Это так, вступление, которого не избежать.
   - С альвами то же самое. Нам чужды их болезни, как им чужды наши... и в то же время мы способны скрещиваться. Единство жизни, так она говорит... полукровкам чума не повредит.
   - Радует.
   - Язвить ты не умеешь. Не нравится?
   - Разве может нравится мысль о том, чтобы уничтожить несколько миллионов...
   - Десятков миллионов, - поправил Король.
   - Тем более.
   - Тебе это кажется циничным?
   - Да.
   - Но есть и те, кто полагает, что превентивные меры не повредят... мир не так и велик. Всем в нем места не хватит. Скажу так, на сегодняшний день мнения разделились. И я пребываю в некотором... затруднении.
   Король-солнце в короне из золотых клинков.
   - Вам не хватает моего мнения?
   - Твое мнение, Брокк, известно не только мне, - королевские пальцы скользят по золотой кромке, приглушая чрезмерно яркое сияние алмазов. - Мне нужны твоя голова.
   - Надеюсь, не отдельно от тела?
   Стальной король хмыкнул.
   - У тебя чувство юмора прорезалось? Вижу, женитьба пошла тебе на пользу... к слову...
   - Ей стало дурно.
   Приподнятая бровь и пальцы касаются края губ. Молчаливый вопрос, на который приходится отвечать.
   - Обморок.
   ...от духоты, с непривычки.
   У него и самого, давно избегавшего посещать двор в дни празднеств, голова болит. А Кэри - куда как слабее... и Брокк обещал не задерживаться.
   Пусть она спит, но ведь он обещал не задерживаться.
   И Король понял верно.
   - Еще четверть часа, и на церемонию можешь не оставаться.
   - Даже так?
   - Чего ты там не видел? А присягу... принесешь ее в частном порядке.
   Вокруг королевы-луны собирались черные облака. Сверху толпа гляделась на редкость пестрой, разнородной. Алый. И синий. Зеленый... а желтого почти нет. Кто дерзнет соревноваться с королем?
   Или королевой?
   Она сидит прямо, глядя перед собой, и серебряная маска заслоняет лицо от чрезмерно любопытных взглядов. Многим она не по нраву, королева из ниоткуда, нежданная фаворитка, шагнувшая из постели на трон. Но Король в своем праве, а права уступать он не привык.
   - Оружие будет создано, Брокк. С твоей помощью или без оной.
   - Будет?
   - Уже, - признался Король, неотрывно глядя на жену. Рядом с нею постаревшая Королева, до того дня сторонившаяся балов, гляделась черным неряшливым пятном.
   ...черного много.
   От черноты в висках ломит, но эта боль не столь сильна, чтобы отвлечь.
   - Однако я не желаю применять его, - Король поднялся, оставив трость. Он двинулся по узкой галерее, и обнаженные мраморные нимфы напрасно дразнили Его Величество. Каменные прелести не были удостоены и взгляда. - К слову, саму идею я почерпнул у альвов... они немного не успели. Месяц. Или два... может, и того меньше, но в подвалах их Храма нашлось немало презабавных вещей... да и не все лагеря были просто для содержания.
   Неприятная тема.
   Бархатные портьеры отделяют короля-солнце от подданных, но вряд ли им становится темней.
   - Если это успокоит твою совесть, то мы просто успели ударить первыми.
   - И теперь вы желаете повторить?
   - Не желаю. Но повторю. Если мне не оставят выбора.
   Неприметная дверь и пара алебард на стене, не то охрана, не то предупреждение. Дверь распахивается от прикосновения, и сквозняк шевелит тяжелые гардины. Король хмурится.
   - Маску забыл... ладно, возвращаться - плохая примета.
   Маску принесут. А если и нет, то кто упрекнет Его Величество в нарушении традиций?
   - Удалось не только выделить поражающий агент, но и ввести его в стазис, - шаги Короля отдавались в висках гулкими ударами.
   Ступенька.
   И еще.
   Живой огонь, от вида которого к горлу подступает тошнота. И проходит. Надо же, еще немного, и Брокк сам упадет в обморок, что было бы крайне неудобно.
   Не на лестнице.
   Не в присутствии Короля.
   А дышать надо глубже, воздух жжет легкие, заставляя часто сглатывать. Что с ним происходит?
   - Я хочу, чтобы ты создал хранилище, - Король останавливается в широком коридоре. - Локальное, наподобие твоих шаров для пламени. И глобальное.
   - Почему я?
   - Потому что это будет самое надежное хранилище, которое возможно вообразить. Ты сделаешь все возможное, чтобы не допустить случайной утечки.
   - Замок на вас?
   - На меня, - Король коснулся острой короны и, сняв каплю крови, протянул платок. - На мою жену. И на нашего сына.
   - Сколько?
   - Полдюжины локусов.
   ...шары подойдут. Стазис-капсулы с локальными питающими кристаллами... уровень четвертый, чтобы не требовали частой смены... и укрепленная внешняя оболочка. Давно хотелось поэкспериментировать с наслоением контуров.
   - Хранилища будет два, - Король зализал царапину. - Одно здесь...
   - Второе?
   - В долине.
   - Время?
   - Почти на исходе. Локальные нужны сейчас и... послезавтра Ее Величество отбывают на воды. Поправлять здоровье.
   - И Его высочество...
   - Естественно.
   - Ваша матушка?
   Король поморщился.
   - Порой она чересчур упряма. И теперь упрямство затмевает разум. Она пытается доказать, что в чем-то превосходит мою Альгрид. Женская ревность... сейчас у них хотя бы временное перемирие. Обе надеются уговорить меня уехать.
   ...бесполезно.
   Он останется, потому что есть Город, и есть материнская жила, чье пение завораживает Стального короля. И он наклоняет голову, не замечая, что растопыренные золотые клинки короны пробивают золотой же сюртук.
   Король-солнце.
   И его подданные, которые вот-вот предадут короля. И это даст повод...
   ...суток хватит, чтобы сделать один шар.
   ...Король знает?
   Холодный взгляд, расчетливый. Знает. И ждал до последнего, потому как... не верит? Или в ином дело, в том, что, возможно, нужда в первом хранилище отпадет сама собой.
   - Если огонь...
   - Ветер идет над огнем, - Король устало оперся на стену. - А Северная башня открыта многим ветрам...
   ...он придет с запада, в это время года всегда дуют западные ветра, которые выдувают с улиц Верхнего города желтые дымы. Они строят мосты через медлительную грузную реку, перебираются по влажным спинам барж.
   Ветер унесет чуму, рассыплет во влажном сыром лабиринте многоэтажек. И жила, выбравшаяся на поверхность, плеснувшая в реку живого огня, не спасет.
   Многие погибнут.
   ...но если выживет хотя бы один зараженный...
   - Меня не устраивает ни пафосная смерть, ни очередная затяжная война. Если люди решаться ударить, то...
   ...три заряда и драконье сердце синхронизатором. Король знает. Он читал доклад.
   Но почему не ответил?
   - Могу я задать вопрос?
   - Почему я просто не ликвидировал угрозу?
   Угрозу.
   Четыре... пятеро, считая самого Брокка. Чего уж проще. Пять несчастных случаев... одного хватило бы, скажем, на испытаниях. И никто бы не удивился, а те, кто понял, одобрили бы решение.
   Молча.
   И со всем пониманием.
   - Я не буду лгать, что вовсе не думал об этом. Или что твоя ценность настолько высока, что данный вариант я вовсе отмел. Будь я уверен, что дело лишь в вашей пятерке... мне действительно жаль.
   Признание - чем не знак высочайшего доверия, правда, сомнительный весьма. И шутка про голову уже давно не шутка, но нет чувства более бессмысленного, нежели обида на королей.
   - Мне бы тебя не доставало.
   - Не могу сказать того же о вас.
   Откровенность за откровенность. И кривоватая улыбка Короля.
   - Твой метод достаточно... прост, чтобы обучить кого-то, даже полукровку. Да и... хватило бы бомб, оставшихся где-нибудь в тихом подвале... Торнстен уговаривал применить форсированные методы допроса, но... тот продажный полицейский умер, так и не дав показаний. И даже Торнстен в конце концов признал, что высока вероятность, что я получу труп, но не получу необходимой информации.
   Раскрытая ладонь короля уперлась в стену, точно желая эту стену подвинуть.
   - И да, если говорить о ситуации в целом, то я был бы не против остановить бойню. Я, знаешь ли, только-только начал от жизни удовольствие получать. Поэтому было бы как-то вот... нерационально самому избавлять себя от тех, кто способен предотвратить взрывы.
   Достаточно веская причина?
   В сумме - да. По отдельности... на каждую озвученную можно найти довод... и да, Брокк лучший, но далеко не единственный.
   Инголф? За ним стоит род, который, пусть и осознает правильность решения, но обиду затаит.
   Олаф... тихий безумец, влюбленный в пламя, правда, кажется, в сердце его появился кто-то кроме огня, и пламя ревнует...
   Риг...
   ...обещанная встреча.
   - Вижу, ты готов назвать имя?
   - Да.
   - Доказательства?
   - Откуда?
   - Ниоткуда, - согласился король, и пальцы выписывали по стене узоры.
   - Я не уверен, что не ошибся.
   - Но меж тем...
   - Инстинкты, - Брокк смял платок и спрятал в рукаве. - Мне не так давно говорили, что инстинктам стоит доверять...
   ...но хватит ли этого доверия, чтобы обречь Рига на смерть?
   - Снова выбор, да, Мастер? Не переживай, я не намерен вот так и сразу избавляться от этой фигуры. Вам же, если не ошибаюсь, пора.
   Время, спрятанное в стальном корпусе часов, меж шестеренок и пружин, вновь обманула Брокка. Ему казалось, что времени прошло изрядно, но королевские часы не лгали.
   Полчаса.
   И Кэри, если Брокк правильно помнил лабиринт королевского дворца, рядом.
   Спит. И будет лучше, если проснется она дома.
   - Присягу принесут все и сегодня, - Король толкнул дверь и посторонился. - Прошу, Мастер.
   ...запах молока и младенца, нянек... и металла.
   Его Высочество не оставят без охраны, пусть бы он, завернутый в кружево, не понимает, сколь важен.
   - Нет, - Брокк отступил от двери. - Прошу прощения, но я не войду...
   ...потому что чернота бального зала до сих пор давит на виски. И пить хочется... невыносимо просто-таки хочется пить. Король ждет объяснений. Зол? Скорее насторожен, и значит, все-таки доверяет.
   - Я очень... странно себя чувствую.
   Кивок.
   За дверью пятерка нюхачей, как минимум... и королевские алхимики... и охрана, наверняка, охрана есть, но Брокк не желает рисковать.
   Ведь можно иначе.
   Преклонить колени, оставаясь за чертой порога, над которой повисает кружево силового полога. Его плетение почти совершенно, и эта малость, "почти", мешает сосредоточиться.
   - Я, Брокк, райгрэ рода Белого никеля, говоря за себя, род свой и со-родичей...
   ...слова, которые он однажды произносил, не в коридоре королевского дворца, но в малом тронном зале, под перекрещенными взглядами... друзей? Врагов?
   Здесь легче. И слова его слышны там, по другую сторону завесы. Свидетелей достаточно, но... примет ли Король подобную присягу.
   Молчит.
   - ...обещаюсь и клянусь жилой первозданной, железом в крови своей, в том, что хочу и должен своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю, и законному Его Величества престола Наследнику...
   Светлые глаза, яркие, и темная россыпь родинок кажется чужеродной на бледном детском личике.
   - ... верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови, и все к высокому Его Величества Самодержавству, силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять...
   Выдох. И ноющая боль в груди.
   Достаточно ли?
   - Я и мой сын принимаем твою присягу.
   Достаточно.
   И протянутая рука - еще один знак высочайшего доверия...
   - Не смею вас больше задерживать, Мастер... - молчаливый вопрос в глазах Короля. И собственное обещание, сдержать которое придется.
   - Завтра.
   Дрожит натянутый нерв материнской жилы. Слышит ли ее Король? Несомненно. Но хватит ли у него сил ее подчинить?
   ...и захочет ли он...
   Нельзя не верить своему королю, вот только верить не получается. И Брокк отступает, он уходит обманчиво пустыми коридорами, почти бежит, стараясь отрешиться от голоса геральдических рожков.
   - Мастер, - женщина в костюме черного ворона выступает из тени колонны. Черное платье и короткий черный плащ без рукавов. Черные кружевные перчатки на белых руках. Черный воротник и черная маска... от вида черноты мутит.
   - Возьмите, Мастер, - она протягивает бокал, к счастью, не черный.
   - Лэрдис?
   - Мне показалось, тебе хочется пить.
   - Что там?
   - Возьми, станет легче, - за маской бледное лицо, ненапудренное, и оттого ли, или же из-за чрезмерно яркого света, выглядящее старым.
   А пить и вправду хочется безумно.
   - Пей, - она смотрит, считая глотки...
   ...вода имеет кислый вкус, и кислота эта остается во рту, странным образом усмиряя жажду. Дышать и то становится легче.
   - Перчатки должны были тебя защитить, - Лэрдис принимает пустой бокал, вертит в тонких пальцах, а затем пальцы разжимаются, и бокал падает на каменный пол.
   Звенит стекло.
   - С другой стороны, если бы не эта твоя привычка... знаешь, я ведь давно тебя ищу.
   - Что происходит?
   Хриплый голос, надсаженный.
   - Сейчас? Мы разговариваем... чуть раньше я спасла тебе жизнь... а еще немного раньше, ты едва с нею не расстался. И это было бы весьма печально, как для меня, так и для моего друга. Он, знаешь ли, очень на тебя рассчитывает.
   Кэри.
   И дурнота ее внезапная.
   - Ты...
   - Тише, - Лэрдис делаешь шаг назад и прижимает кружевной палец к губам. - Ты же не хочешь, чтобы наши дела стали достоянием общественности? Более того... ты же понимаешь, что твоей жене... понадобится помощь.
   Кружевной воротник хрустит в железной рук, а кожа мнется беззвучно.
   Маска падает, прикрывая осколки бокала.
   Лэрдис пятится. Она отступает, вцепившись в его руку, и пальцы царапают ткань, не способные за нее зацепиться. Она хрипит, хватает воздух бледными губами.
   Поднимается на цыпочки.
   Бледнеет.
   И все равно улыбается.
   - За что? - Брокк ослабляет хватку, хотя больше всего его тянет вырвать ей горло.
   - Осторожней. Если убьешь меня, умрет и она. Мы же этого не хотим.
   Улыбка.
   И смех, больной, захлебывающийся. Хриплый.
   Женщина, прижатая к колонне, больше не пытается вырваться. Она сама тянется к нему, зацепившись за взгляд.
   - Ты и вправду любишь эту девочку, Брокк... настолько любишь... хотя, это еще вопрос, насколько. Мы посмотрим, на что хватит твоей любви... вы все о ней красиво говорите, но когда доходит до дела... сколько продержалась твоя любовь? До появления первой смазливой мордашки?
   - Значит, из ревности?
   Не ответила, провела рукой по его губам.
   - Извини, я не хотела, чтобы ты пострадал... или вру, хотела. Никто не любит, когда ему причиняют боль.
   - Ты сама себе делала больно.
   - Сама? О да, мой муженек тоже постоянно это твердит. Я сама во всем виновата! - она почти кричала. Злость, исказившая черты лица Лэрдис, отняла красоту. - Ну же, прочти мне мораль?
   - Противоядие.
   - Ты выпил, - издевательский смешок. - И еще, Брокк, если ты думаешь, что сдав меня, спасешь свою женушку... ошибаешься. Я лишь посредник.
   Руку пришлось разжать.
   - Вот так лучше, - Лэрдис потерла горло. - Ты мне синяков наставил, глупый...
   - И что я должен сделать?
   - Откуда мне знать? Говорю же, я лишь посредник... к слову, если бы твоя распрекрасная женушка не принимала бы подарков от посторонних, ничего бы с нею не произошло. Вот.
   Белый конверт, запечатанный сургучом.
   И жестяная коробка из-под монпансье.
   - Того, что здесь, хватит дня на два... а там все будет зависеть от того, насколько точно ты следуешь инструкциям.
   - Сука.
   - Увы. Порой приходится. Ты же знаешь, что мой муженек урезал мое содержание? Сказал, что мои выходки ему надоели... а красивой женщине деньги нужны... поэтому не стоит обижаться, Мастер...
   ...черная маска.
   И черные крылья. Конверт. Коробка в руке. Желание свернуть шею...
   ...не сейчас.
   - Поторопись, - Лэрдис наклонилась за маской. - Мне кажется, что сейчас тебя очень ждут... и да, от Виттара советую избавиться. Лишнее внимание нам совершенно ни к чему, тем паче внимание Короля. Ты же понимаешь, что ее он не пощадит...
  
   Кэри горела.
   Она лежала с открытыми глазами, в которых металось пламя. Расплывшиеся зрачки в узком кольце радужки. Бледная влажная кожа. Сухие губы.
   И ледяные ладони.
   - Закройте дверь, Мастер, - Виттар сидел на корточках у кровати, напряженно вглядываясь в окаменевшее лицо Кэри. - И заприте. Для надежности.
   Он встал и, захватив Кэри за запястья, потянул.
   Она села.
   Кукла.
   - Это...
   - Яд, Мастер, - Виттар отпустил ее руку, но лишь затем, чтобы аккуратно перехватить, повернуть тыльной стороной ладони, на которой проступала металлическая вязь. - Весьма и весьма поганый яд. Где вы его подцепили?
   ...мальчишка на площади. И черная роза, которую Кэри принимает, смущаясь. Она розовеет, словно оправдывается за эту свою слабость.
   И держит розу.
   Долго держит эту проклятую черную розу.
   - Рассказывайте.
   - "Железная пыль"... старый рецепт, честно говоря, я полагал его утраченным... старуха Ольмер не любила делиться родовыми тайнами, - Виттар позволил Кэри лечь и глаза закрыл, пояснив, - чтобы не пересохли.
   - Она...
   - Нас не слышит. К сожалению. Или к счастью.
   Он наклонился, подняв с ковра белые перчатки. Брал черед платок, и держал на весу, вглядываясь в полупрозрачную тонкую ткань.
   - В целом, довольно-таки нестойкая субстанция. Распадается в течение четверти часа... для людей абсолютно безвредна...
   Перчатки отправились в огонь.
   - А вот нам хватает и малости. Впитывается через кожу. И связывается с железом в крови.
   Виттар отвел взгляд.
   - Я не знаю, кому вы настолько перешли дорогу, но...
   - Шансов нет, верно?
   Разве что коробка из-под леденцов в рукаве. И конверт, запечатанный сургучом, в котором озвучена цена жизни Кэри.
   - Шанс есть, - Виттар отступил от кровати. - Я не хочу вас обнадеживать, но... леди Ольмер умела делать не только яды... к сожалению, эта достойная дама уже лет пять, как отошла в мир иной. Но... шанс есть, Мастер. Надеюсь, его хватит, чтобы вы не натворили глупостей?
   - Я постараюсь.
   Обещание, которое ничего не стоит.
   И холодный расчетливый взгляд Виттара.
   - Сколько у нас времени?
   Брокк протянул коробку, в которой перекатывался белесый нафталиновый шарик.
   - Дня два, - собственный голос был чужим.
   - Два дня... уже неплохо. За два дня многое можно успеть. И еще, Мастер, я надеюсь, что вы понимаете... ее в любом случае не оставят в живых. Что бы вы ни сделали, не оставят... поэтому...
   - Не натворить глупостей.
   - Именно.
   Два дня жизни в жестяной коробке, расписанной желто-красными цветами.
   Не наделать глупостей...
   ...в живых не оставят...
   Кэри дышит глубоко, спокойно, она даже улыбается и глаза открывает. В них Брокк видит себя и серые капли застывающего железа. Оно расползается по янтарю, съедая желтизну.
   ...белый шарик растворяется в воде, мутные хлопья оседают на дне бокала, и Брокк размешивает их пальцем. Ему страшно пролить хотя бы каплю.
   Виттар держит голову Кэри, а зубы ей приходится разжимать. И она стонет, плачет почти...
   ...руки дрожат.
   Глоток за глотком, и Кэри пьет жадно. Ей жарко, и на висках проступают крупные капли пота.
   - Она будет спать, - Виттар стаскивает плащ. - И быть может, завтра ей покажется, что она выздоровела, но это не так... я не столь хорошо разбираюсь в ядах, как леди Ольмер, но... эта пакость так просто не вывести.
   Два дня.
   Не наделать глупостей. И Виттар будет молчать, из чувства долга и, быть может, вины, которое может дорого ему обойтись. Он обязан донести...
   ...и изолировать Брокка.
   Рискует.
   Ведет кружным путем к экипажу.
   - Мастер...
   - Я помню.
   ...вскрывать конверт глупо.
   И молчать.
   Нарушать молчанием недавнюю присягу... доверие... но этого доверия не хватит на то, чтобы спасти Кэри.
   - Хорошо. И еще, ее будет мучить жажда, но чистую воду давать нельзя. Разбавленное вино... или что покрепче, алкоголь отчасти снимает симптомы. И комнату похолодней. Не бойтесь, она не замерзнет. Чем ниже температура, тем больше времени.
   Она очнулась уже дома.
   - Мне жарко... я в обморок упала, да?
   - Да.
   Кэри вздыхает.
   - Опозорилась?
   - Нет... что ты... просто стало дурно... так бывает.
   ...металлическая вязь на ее ладонях растворилась.
   Почти.
   И руки теплые, живые.
   - Мне и сейчас как-то... я спать хочу.
   - Спи.
   - А ты...
   - А я здесь.
   - Не уйдешь?
   - Никогда.
   - Только одеяла не надо, пожалуйста... жарко очень... и пить... Брокк...
   Разбавленное вино.
   И одеяло, сброшенное на пол. Подушку она обнимает, выглядит такой беззащитной... проклятье!
   ...не наделать глупостей.
   - Закрывай глаза, родная. Я расскажу тебе сказку...
   - О чем?
   - О драконах...
   ...и стеклянной сфере, которая менялась под руками Брокка. Слой за слоем, трансформируя саму структуру стекла.
   - Ты про сказку забыл, но... - Кэри морщит нос. - Ничего страшного, я просто посмотрю, как ты работаешь... у тебя такое выражение лица... сосредоточенное очень. И снова хмуришься.
   - Извини.
   ...присяга и Стальной король.
   Луна-королева.
   Башня, открытая всем ветрам... чума, запертая в стазисе. Жила водяная, жила огненная... город, который знать не знает, что дважды умрет, если Брокк ошибется.
   ...яд.
   Противоядие.
   Белый конверт, и сургучная печать крошится в пальцах. На часах - четверть пятого утра. В голове пустота, и сил почти не осталось. Ловушка для чумы вытащила все.
   В конверте лист.
   Место.
   Время.
   И слабая надежда, что глупостей он все же не наделает.
   ...Виттар из рода Красного золота опоздал на два часа.
   - Вот, - он протянул запаянную склянку, на которой перекатывались белые шарики. - По одному утром и вечером, растворяя в вине, минимум три дня... лучше, если пять. Само по себе оно совершенно безвредно.
   Он потер слезящиеся глаза.
   - Извини, что так долго, но... сам понимаешь, к некоторым делам помощников привлекать не стоит.
   Брокк кивнул.
   Он не знал, что еще сказать.
   - Я пришел слишком поздно, - Виттар сам все понял.
   - Смотря для чего, - склянку с шариками Брокк держал бережно. - Кэри жива. И жить будет.
   - Уже хорошо...
   - И руки у меня теперь развязаны...
   ...почти, потому что тот, кто пригласил на встречу, был весьма предусмотрителен.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"