Кохинор: другие произведения.

Семь лун Бранта. Глава 18.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава 18.
  Азы бытовой магии.
  
  Крестьянин Просиф переел гороховой каши и всю ночь курсировал между кроватью и нужником: едва он ложился в постель, живот требовательно урчал, и бедняга бежал во двор. Одна за другой белоснежные луны Бранта скрывались за горизонтом, а Просиф ещё не сомкнул глаз. Крестьянин ругал разбушевавшиеся кишки последними словами, ведь близилось время отправляться на сенокос, а он чувствовал себя усталым и разбитым.
  В очередной раз покинув нужник, Просиф побрёл в дом, и тут заметил какое-то движение у конюшни. "Воры!" - мысленно воскликнул крестьянин и аж присел от избытка чувств. Опомнился, метнулся к сараю и, схватив вилы, стал крадучись приближаться к конюшне. В двух шагах от входа, прижался к стене и прислушался. Воров, судя по шагам и возгласам, было несколько. "Дилетанты! Вона как шумят!" Грабители не торопились, и Просиф хотел было вернуться в дом, чтобы разбудить сыновей, но и шага сделать не успел, когда услышал в адрес своих любимых лошадок:
  - Ну и клячи!
  "Вот гад!" - возмутился крестьянин и сильнее стиснул пальцы на рукояти вил, потому как второй вор с презрением отозвался:
  - Да уж, выбирать не из чего.
  - Может, глянем, что у других? - равнодушно предложил третий.
  - Зачем? Они же на них пашут. Смотри: шеи натёртые, спины как у рахитных.
  - Плевать! Выводи.
  - Ах, плевать, значит?! - проревел Просиф и, потрясая вилами, заорал: - Красиф! Тамиф! Сюда! Наших лошадей крадут!
  Айно, Ерук и Бимль, а конокрадами заделались именно они, ошалело вытаращились друг на друга, а крестьянин продолжал орать:
  - Воры! Грабят! Красиф! Тамиф! Спускайте лисиц!
  - Бежим! - крикнул Буревиста, и неудачливые воры ринулись вон из конюшни.
  Навстречу им из дома выскочили двое полуголых заспанных парней. Воры и молодые хозяева на мгновение замерли, тупо пялясь друг на друга, но тут от стены конюшни отделилась дородная фигура с вилами в руках, и мужчины кинулись, кто куда. Незадачливые конокрады - прямиком через огород к лесу, а сыновья Просифа - к загонам, выпускать лисиц.
  И, если Ерук и Бимль представляли, с чем им придётся столкнуться, то на Айно бурые зверюги произвели неизгладимое впечатление: пушистые, клыкастые и размером с матёрого волка. С громким тявканьем они вырвались из загона и рванулись за ворами, давя зеленеющие ростки тыквы, свёклы и кабачков. Спасая шкуры, Бимль, Ерук и Айно, как огромные, шустрые лягушки, прыгали через холмики грядок. Добежав до изгороди, они перемахнули через неё и, путаясь в высокой траве, побежали к лесу, где их ждала Елена Петровна.
  Но едва беглецы достигли опушки, их нагнали лисицы: звери стрелой вылетели из высокой травы и кинулись в атаку. Первую Бимль зарубил мечом, а две оставшиеся бросились на Айно, сбили его с ног и стали рвать зубами и когтями. Ерук почти пересёк поляну, когда услышал истошный крик. Он обернулся и, отчаянно замахав руками, бросился к Айно, намереваясь защитить друга голыми руками, но его опередил Буревиста, в два прыжка оказавшийся рядом с орущим магом. Одну лисицу телохранитель схватил за загривок и переломил ей хребет, а другую - отшвырнул ногой и пригвоздил к земле мечом. Выдернув меч, Бимль добил раненное животное и оглянулся: Айно, скорчившись и постанывая, сидел на траве, а Ерук пытался остановить кровь, льющуюся из рваной раны на его плече.
  Буревиста вздохнул, стащил с себя камзол и хотел оторвать рукав рубашки, чтобы перевязать магу рану, но тут раздался истеричный возглас: "Айно!" - и на опушку вылетела королева. Спрыгнув с коня, она выдернула из седельной сумки флягу телохранителя и кинулась к возлюбленному со словами:
  - Так и знала! Говорила же: зачем красть, если можно купить?! Куда вас понесло?
  Елена Петровна отвинтила крышку, отвела руку Ерука и вылила самогон на рану Айно.
  - Оу-ё-о!!!! - выдал маг, и его довольно-таки узкие глаза стали круглыми, как у совы.
  - Потерпи, миленький!
  Бимль протянул Елене Петровне тряпичный бинт, и она ловко перевязала рану. Однако судьба сегодня словно насмехалась над ними. Стоило немного расслабиться, и со стороны луга послышались оживлённые возгласы:
  - Сюда! Вот они! Здесь вся их шайка!
  - По коням! - скомандовал Буревиста и потащил раненного мага к лошади. - Держитесь, господин! Мы уйдём!
  Телохранитель помог Айно забраться в седло, дождался, пока Ерук и королева устроятся на втором коне, и помчался прочь от деревни. Вслед им неслось противное тявканье - на подмогу Просифу поднялась односельчане.
  И всё-таки невезучей шайке повезло: преследователи не ожидали, что у них окажутся лошади. Увидев, что воры уносятся вскачь, крестьяне отозвали лисиц и прекратили погоню - гоняться за жуликами в разгар сенокоса им было недосуг. Мужики вернулись в деревню, и, войдя в дом, Просиф с философским видом сказал жене:
  - Главное, лошадей спасли, а лисиц новых заведём. А ещё, - он широко улыбнулся, - у меня перестал болеть живот!
  
  Всадники поначалу не сообразили, что погони нет. Около получаса они пришпоривали лошадей, стремясь удалиться от негостеприимного селения как можно дальше. Копыта лошадей взрывали серый дёрн, а седоки то и дело пригибались и наклонялись в стороны, уворачиваясь от веток. Елена Петровна была так взволнована и напугана, что позволила телу Дельдарии Двайры действовать самому по себе. И не зря: правительница Семилунья оказалась прекрасной наездницей. Она ловко и изящно управляла конём, а госпожа Пирогова наблюдала за ней, словно со стороны, и думала о том, что Ерук вар-ту Хавар поступил очень опрометчиво, отдав повод в руки землянки. "Что бы с нами было, если б правила я?"
  Их путь закончился возле бойкого лесного ручья, что затаился в самой чаще густого, но светлого березняка. Айно сполз с лошади, добрёл до ручья и жадно напился. Потом он стянул остатки рубашки, выбрал более-менее чистый кусок, намочил его и, болезненно морщась, принялся смывать с тела кровь и грязь, а Елена Петровна, точно грозная богиня правосудия, стояла позади мага и осуждающе наблюдала за ним. Дабы не попасть под горячую руку королевы, Ерук и Бимль стали активно собирать хворост и складывать его в кучу.
  Закончив "водные процедуры", Айно отбросил лоскут, завернулся в плащ и хмуро посмотрел на возлюбленную:
  - Вот только избавь меня от обвинительной речи. Мне дословно известно всё, что ты собираешься сказать. Но заявляю: план был вполне осуществим! А от неожиданностей никто не застрахован!
  - От неожиданностей, значит? Ну-ну. - Елена Петровна передёрнула плечами и крикнула: - У тебя есть запасная рубашка, Ерук?
  - Откуда? Я в поход не собирался.
  Бимль вздохнул и, бросив хворост, направился к коню. Он вытащил из седельной сумки рубаху и с видимым сожалением вручил её Айно.
  - Спасибо. Ты просто сокровище, Бимль.
  - Я-то в поход собирался, - пробормотал себе под нос Буревиста и вернулся к прерванному занятию.
  Елена Петровна с ехидной улыбкой проследила, как Айно натягивает рубашку, и опять обратилась к Бимлю:
  - И еда у тебя есть?
  - А как же, - отозвался телохранитель. - Я всё купил в Анше.
  Ерук покраснел до кончиков ушей и поджал губы, а Айно гордо вскинул голову:
  - Я не голоден!
  Он вновь завернулся в плащ, уселся на траву и привалился спиной к дереву. Айно тоже купил в Анше еды, но вчера утомлённая любовными играми Дельдария Двайра изъявила желание поужинать на природе, и заставила мага, выложить перед ней все запасы. Она внимательно осмотрела еду, обкусала хлеб и сыр, поела мяса и выкинула остатки в траву, сообщив, что объедками не питается.
  - А я бы позавтракала, - сказала Елена Петровна, не считая себя ответственной за выходку Дельдарии Двайры. "Так тебе и надо, Айно! Нечего было расшаркиваться перед глупой гусыней!"
  - Как скажете, моя королева.
  Ерук изящно поклонился и, водрузив ветки на будущее кострище, стал по-хозяйски шуровать в седельных сумках Буревисты.
  - Провизия в сумке слева, - добродушно сообщил Бимль, и Елене Петровне стало обидно за него.
  - Ну, ты нахал! - напустилась она на Ерука. - Роешься в чужих вещах, как в своих!
  - А что делать, моя дорогая королева, кушать-то хочется. - Ерук обошёл коня и достал из сумки каравай, вяленое мясо, сыр и маленький бурдюк. Он развязал бурдюк, принюхался и с видом знатока сообщил: - Кислятина!
  - Во, фрукт! У самого и воды нет!
  - Воды у меня полно. - Ерук указал на ручей.
  - Вот и пей воду!
  Елена Петровна забрала у мага бурдюк, решив в дальнейшем, во избежание конфликтов и разочарований, строго контролировать распитие горячительных напитков, а еду аккуратно разложила на чистой белой тряпице, так же найденной в седельной сумке Буревисты. Ерук игриво улыбнулся королеве, попытался добраться до "кислятины", но получил по рукам и растерянно вскрикнул:
  - За что?
  - Не зли меня!
  - А что будет?
  - А ты подумай!
  Елена Петровна красноречиво взглянула на грудь мага и хищно оскалилась. Бывший министр отшатнулся, прижал ладони к тому месту, где ещё несколько часов назад красовалась золотая пластинка Ордена, и машинально отступил, поближе к другу.
  - Оставь её! - вмешался голодный и злой Айно. - Не видишь, Их величеству неймётся кого-нибудь отчитать.
  - Я что, мальчик для битья? - оскорбился Ерук, с вожделением покосился на бурдюк и еду и, выпятив нижнюю губу, уселся рядом с другом. - Не буду есть!
  - Вольному воля. - Елена Петровна бросила на нахохлившихся, словно воробьи, магов насмешливый взгляд и подмигнула Буревисте: - Доставай нож, завтракать будем. У меня уже слюнки текут!
  Телохранитель кивнул, склонился над импровизированным столом и как заправский повар быстро и тонко нарезал хлеб, мясо и сыр, разлил по серебряным стаканчикам вино, и они с королевой приступили к завтраку. Маги сумрачно наблюдали за ними. Ерука так и подмывало превратить еду во что-нибудь мерзкое и несъедобное, но умирать из-за пустяка не хотелось, и чтобы сделать хоть что-то, он коротко взглянул на хворост. Над кучей заструился лёгкий дымок, по веткам побежали весёлые язычки пламени, и Айно завистливо выдохнул:
  - Я и этого не могу.
  Ерук раздражённо дёрнул плечом:
  - А толку-то? Азы бытовой магии.
  - Азы бытовой магии, - эхом повторил Айно и встрепенулся: - Мы же в Семилунье, где почти нет магов. Здесь твои азы не могут быть бесполезны!
  - Предлагаешь фокусы показывать?
  - Не совсем.
  Айно загадочно улыбнулся, склонился к уху друга и что-то зашептал, и по мере того, как он говорил, лицо Ерука светлело, а губы растягивались в озорной, иезуитской улыбочке.
  - Ага, - только и сказал он, выслушав друга, а потом вырвал клок травы, положил себе на колено и провёл над ним рукой.
  Травинки зашевелились, сплелись в замысловатый узор, и на ноги поднялся маленький зелёный человечек в коротком изумрудном кафтанчике, узких штанишках и низких ботинках с пряжками-одуванчиками. Человечек снял с головы шляпу, точь-в-точь как любил носить бывшей министр - широкие поля и перья - и, взмахнув ею в воздухе, галантно раскланялся с магами. Айно ухмыльнулся, а Ерук двумя пальцами подхватил своё создание за талию, опустил на землю и красноречиво посмотрел на королеву и её телохранителя. Человечек понимающе кивнул, водрузил шляпу на зелёную, абсолютно лысую голову и засеменил к разложенной на куске холста еде. Схватил ломоть хлеба, взвалил его на плечо и с неожиданным проворством припустил обратно.
  Бимль и Елена Петровна расхохотались. А человечек дотащил хлеб до магов, положил его у ног своего создателя и... рассыпался в труху. Ерук поднял ломоть, что-то пошептал на него и протянул другу:
  - Только не комментируй. Я и так чувствую себя бабкой-знахаркой.
  Айно съел хлеб, потрогал раненное плечо и улыбнулся:
  - Действует.
  И, склонившись к друг другу, маги стали тихо беседовать. Елена Петровна насторожилась: "Опять авантюра? Да сколько можно? Их что, жизнь совсем ничему не учит?" И, в подтверждение её мыслям, маги встали и направились к коням.
  - Куда это вы, мальчики?
  - Мы быстренько, дорогая, - криво усмехнулся Айно, вскочил в седло и понёсся обратно к деревне.
  На краю луга маги спешились, и Ерук, встав на четвереньки, стал шептать на траву. С его губ слетали магические слова, и всё вокруг приходило в движение: из норок и щёлок, из-под веток и листьев к нему выползали блохи. Тысячи, сотни тысяч, миллионы. Они сбились в тёмный плотный ковёр и двинулись к деревне. Но Ерук не остановился. Он шептал и шептал, а ковёр разрастался, как на дрожжах. Айно с довольной ухмылкой наблюдал, как тёмная масса приближается к крайнему дому, когда же раздались первые вопли - рассмеялся. Озорно и беззаботно, точно ребёнок, получивший наконец долгожданную игрушку.
  - Отличная задумка! - Ерук поднялся и хлопнул друга по плечу:- Пошли лошадок выбирать!
  И, обмениваясь шуточками, маги зашагали к деревне. Игнорируя метавшихся в испуге крестьян, катающихся по земле лисиц и в голос орущих детей, Айно и Ерук прошли по улице и, выбрав самый приличный на вид дом, свернули во двор.
  - Вот это другое дело, - ухмыльнулся Ерук, разглядывая сытых молодых жеребцов. - Все возьмём или парочку?
  - Нам лишнего не надо! - хохотнул Айно и погладил по морде статного гнедого коня. - Я беру этого.
  - А мне нравится вон та вороная кобылка.
  Маги оседлали приглянувшихся лошадей, вскочили в сёдла и неторопливо покинули деревню. Едва они выехали за околицу, блошиное войско распалось и исчезло, но преследовать конокрадов было некому: крестьяне и их лисы пребывали в шоке от колдовского нашествия. А довольные собой маги забрали оставленных на краю дороги лошадей и бодрой рысцой поскакали к королеве.
  
  
   Глава 19.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"