Лопатина Татьяна Михайловна: другие произведения.

Летучая мышь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.22*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Либретто (полный текст) оперетты И.Штрауса "Летучая мышь". Премьера в театре оперы и балета - 28 мая 2019г.


  
  
  
   И.Штраус
  
  
   ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ
  
  
   ОПЕРЕТТА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ
  
   Либретто К.Хаффнера и Р.Жене
   по водевилю А.Мельяка и Л.Галеви
   "Бал в сочельник, или Часы с боем"
  
   Перевод Т.Лопатиной
  
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  
   Габриэль фон Айзенштайн, рантье - тенор
   Розалинда, его жена - сопрано
   Франк, директор тюрьмы - баритон
   Князь Орловский - меццо-сопрано
   Альфред, его учитель пения - тенор
   Доктор Фальке, нотариус - баритон
   Доктор Блинд, адвокат - тенор
   Адель, горничная Розалинды - сопрано
   Ида, ее сестра - сопрано
   Фрош, тюремщик - разговорная роль
   Иван, камердинер князя Орловского - разговорная роль
   Гости на балу князя Орловского:
   Али Бей, египтянин - тенор
   Рамузин, атташе российского посольства - тенор
   Карикони, маркиз - бас
   Мюррей, американец - бас
   Мелани, Фаустина, Фелиция, Зиди, Минна, Гермина, Сабина, Сильвия, Натали - сопрано и контральто
   Четверо слуг - тенора и басы
  
   Действие происходит на курорте
   недалеко от большого города
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
   Комната в доме Айзенштайна
  
   Альфред (за сценой)
   Ах, голубка, под окном
   Я стою, робея,
   И мечтаю об одном -
   Выходи скорее!
   Снова встречи жажду я -
   Не томи напрасно!
   Целовать хочу тебя,
   Розалинда, страстно!
   Целовать хочу тебя,
   Розалинда, страстно!
  
   Адель (входит с письмом в руке)
   Ха-ха-ха-ха! Да!
   Пишет балерина Ида -
   Моя старшая сестра
   (Читает письмо.)
   "Пригласили нас на виллу
   Веселиться до утра.
   Князь Орловский, повеса и мот,
   Вечером ужин там для нас дает.
   Платье если бы для бала
   Твоей хозяйки ты достала,
   Изящной дамы роль сыграла,
   Тебя представить я готова.
   Приходи же; право слово,
   Ты всю ночь бы танцевала,
   Не скучая до рассвета".
   Как читать приятно это.
   Ах, сомнений в этом нет!
   Я так мечтаю танцевать!
   Хоть бы кто-то дал совет,
   Что делать мне? И где узнать, и где узнать?
   Ах!
   Мне голубкой той бы стать,
   В небе там и тут летать.
   В колыбели той небесной
   Петь бы мне от счастья песни!
   Ах, и в чем моя вина,
   Что служанкой быть должна,
   Быть служанкою должна?
   Ах!
  
   Альфред (за сценой)
   Ах, голубка, под окном
   Я стою, робея...
  
   Адель. Это еще что за визг? Ни минуты подумать не дают!
  
   Альфред (продолжает)
   И мечтаю об одном -
   Выходи скорее!
  
   Адель (заворачивает монету в бумагу). Дам ему шесть пфеннигов, иначе этот уличный певец не прекратит! (Бросает монету из окна.)
  
   Альфред
   Снова встречи жажду я -
   Не томи напрасно!
   Целовать хочу тебя,
   Розалинда, страстно!
  
   Адель. Что? Розалинда? Это не уличный певец, а поклонник, и не мой, а моей госпожи! (Кричит в окно.) Здесь Адель, нет никакой Розалинды, по крайней мере, для вас! Уходите из сада, или с вами будут петь и не таким тенором. - Исчез вместе со своим тенором. Наверно, он из мужского хора. Жаль, я его ближе не разглядела, может, еще догоню! (Убегает.)
   Розалинда (входит взволнованная). Это он! Альфред, который четыре года назад меня обожал, когда я была еще не замужем! Я узнала его по тенору и по его дерзости. Только тенор может быть таким дерзким, и только дерзкий мужчина может петь таким тенором! Он осмелился здесь, у дома моего мужа, компрометировать меня своим верхним "ля"!
   Адель ходит, про себя). Там никого нет. - Ой, это моя госпожа! Сейчас я расскажу ей историю, короткую, но трогательную. (Громко и жалобно.) Ваша милость, моя бедная тетя опасно заболела!
   Розалинда (про себя). Думаю, он меня бросил, потому что поверил, будто я полюбила другого; а я ведь вышла замуж совсем недавно.
   Адель (жалобно). Ваша милость, моя бедная тетя заболела!
   Розалинда (про себя). Но каким образом он, тайно сбежав из Вены четыре года назад, вдруг оказался на этом курорте?
   Адель (жалобно). Ваша милость, моя бедная тетя опасно больна!
   Розалинда. Кто болен?
   Адель. Моя тетя!
   Розалинда. Твоя тетя?
   Адель. Да, моя тетя!
   Розалинда (с нетерпением). Разве я могу ее вылечить?
   Адель. Я этого и не прошу...
   Розалинда. Ну!
   Адель (продолжая всхлипывать). Это долг любящей племянницы - навестить бедную тетю и спросить ее: "Как дела? Как вы себя чувствуете? По-прежнему бодры и веселы?"
   Розалинда. Твоя бедная, больная тетя?
   Адель. Поэтому я вас умоляю, ради моей любви к тете, дать мне выходной.
   Розалинда (решительно). Невозможно!
   Адель (умоляет). Ваша милость!
   Розалинда. Я сказала, невозможно. Ты разве забыла, что сегодня мой супруг уйдет в тюрьму на пять дней - отбывать наказание? Трижды ему давали отсрочку, но сегодня он должен явиться, или его доставят.
   Адель. За что хозяина посадят под арест?
   Розалинда. За то, что он одного чиновника несколько раз ударил хлыстом и назвал тупицей.
   Адель. Из-за такой ерунды?
   Розалинда. Он уже обращался во все инстанции, но без толку.
   Адель. Не помогло?
   Розалинда. И у тебя ничего не выйдет: я ни минуты не могу без тебя обойтись.
   Адель. Нет? О моя бедная, бедная тетя! Я больше никогда тебя не увижу? У меня такая тетя, вы нигде такой не найдете тети!
  
   Адель и Розалинда (вместе)
  
   Адель (всхлипывая)
   Ах, пойти к тебе нельзя!
   Видеть жаждешь ты меня.
   Ожидаешь ты напрасно.
   Как печально и ужасно.
   Ах, и в чем моя вина,
   Что служанкой быть должна,
   Быть служанкою должна?
  
   Розалинда
   Тебе пойти нельзя,
   Хотя и ждет она тебя.
   Печально и ужасно,
   Что тетка ждет напрасно.
   Да, и в чем твоя вина, -
   Быть служанкою должна?
  
   (Адель, всхлипывая, уходит.)
  
   Розалинда (одна). Повезло этой тете, у нее такая любящая племянница! Надеюсь, она не так опасно больна. Я не могу обойтись без горничной, не оставаться же мне одной, когда муж будет отбывать наказание за свой проступок. Это неизбежно, ведь он настроил судью против себя. (Ее взгляд падает на Альфреда в дверях.) Боже, Альфред!
   Альфред (входит). А почему не - "Мой Альфред жаждет меня обнять"?
   Розалинда. Сударь, я замужем!
   Альфред. Мне всё равно!
   Розалинда. А мне? Уходите!
   Альфред. Я не для того пришел, чтобы уйти!
   Розалинда. Боже! А если придет мой муж?
   Альфред. Мне всё равно! Впрочем, он не придет, его посадят в тюрьму.
   Розалинда. Нет, нет! (Поднимает взгляд вверх.) Боже, избавь его от этой участи, умоляю Тебя!
   Альфред. Его посадят, и никакой Бог ему не поможет!
   Розалинда. Прошу вас, умоляю, уходите!
   Альфред. Ладно, я уйду, но с условием, что вернусь, когда муженек сядет. Дайте клятву, что вы меня примете, когда останетесь соломенной вдовушкой, и я исчезну моментально! (Театрально.) Клянитесь!
   Розалинда. Ну... клянусь!
   Альфред. Тогда... я ухожу! (Продолжает стоять.)
   Розалинда (с нетерпением). Но вы не уходите, а стоите! Прощайте!
   Альфред (поет). Ах, не прощай! Пока, пока! Я скоро вновь приду! (Уходит.)
   Розалинда (одна). Ах, если бы он не пел! Разговаривать с ним я еще могу, но перед его верхним "си бемоль" мне не устоять! О судьба, за что ты меня наказываешь? В ту минуту, когда сегодняшний день отнимает у меня супруга, ты являешь мне образ из прошлого. Что ждет меня в будущем? Моя единственная надежда держится только на приговоре суда. Если мужа освободят, тогда всё будет хорошо. Если бы судья знал, какую ответственность он берет на себя, он бы смилостивился! (Прислушивается.) Ах, это муж пришел! Он спорит со своим адвокатом. Плохой знак!
  
   (В комнату входит Айзенштайн с доктором Блиндом,
   на котором очки и парик, в руках кипа документов.)
  
   Айзенштайн
   Да, такие адвокаты
   В наших бедах виноваты,
   Как такой вот пустозвон!
  
   Розалинда
   Что за тон?!
  
   Блинд (заикаясь)
   Что з-за тон?!
  
   Айзенштайн
   Постарался он немало:
   Всё намного хуже стало.
   И виновен только он!
  
   Блинд
   Кто же "он"?
  
   Розалинда
   Точно, он? И только он?
  
   Айзенштайн
   Да, это виноват лишь он!
  
   Розалинда
   Он, адвокат?
  
   Блинд
   Не виноват!
  
   Айзенштайн
   Ты поняла!
  
   Розалинда
   Но как дела?
   Мне надо знать!
  
   Айзенштайн
   Мои дела...
  
   Блинд
   Себя хочу я оправдать!
  
   Айзенштайн
   Мы можем время потерять:
   Вы ерунду лишь говорите!
  
   Блинд
   Вы оскорбить меня хотите!
  
   Розалинда
   Остановись! Угомонись!
  
   Айзенштайн
   Как попугай, болтал он там!
  
   Блинд
   Кричать не надо было вам!
  
   Айзенштайн
   Вы заикались целый час!
  
   Блинд
   Кто заставлял браниться вас?
  
   Айзенштайн
   Вы тряпка и болван!
  
   Блинд
   Вы, сударь, грубиян!
  
   Айзенштайн
   Балда, вот мой ответ!
  
   Блинд
   У вас и сердца нет!
  
   Блинд и Айзенштайн
   Вам лезть не надо было в спор,
   Горячка разум отняла!
   (В суде мололи полный вздор,
   Вертелись там вы, как юла!)
  
   Розалинда
   Ну, хватит, боже мой!
   О, дайте мне покой!
   (Блинду.)
   А вам пора, он так устал.
   Иль будет здесь такой скандал!
  
   Айзенштайн, Блинд, Розалинда (вместе)
  
   Айзенштайн
   Она права, я так устал,
   Не нужен нам такой скандал!
   Там прямо дверь, и вы теперь
   Пойдите вон!
  
   Блинд
   Нет, для меня обиден тон!
   Я оскорблен,
   И этот я, да, да, сейчас покину дом!
  
   Розалинда
   Уйдите вы, он так устал.
   Ступайте прочь, он вам сказал!
   Ступайте прочь, пойдите вон!
   (Блинд уходит.)
   Не надо злиться на него.
   Тебя посадят, ну и что?
   Ступай, всего пять дней промчатся,
   Пять дней промчатся,
   И вернешься, милый муж!
  
   Айзенштайн
   Пять суток, ну да! Их восемь уж!
   За честь свою пришлось мне драться!
   Три дня за это - что за чушь!
   Меня в тюрьме сегодня ждут,
   А не пойду, так приведут!
  
   Розалинда
   Да, тяжело, должна признаться!
  
   Айзенштайн
   Ведь так?
  
   Розалинда
   Ах ты, бедный, бедный мой,
   Разлука нынче ждет с тобой?
   Утешить как тебя, не знаю.
   За что я так страдаю?!
  
   Айзенштайн
   Ах, такие адвокаты
   В наших бедах виноваты,
   Как такой вот пустозвон!
  
   Розалинда
   И виновен только он!
  
   Блинд (возвращается)
   Кто же "он"?
  
   Розалинда
   Вот же он!
  
   Айзенштайн
   Это виноват лишь он!
  
   Блинд
   Вот придете из тюрьмы,
   Вновь судиться будем мы,
   И увидите тогда,
   На что способен я!
   Изученье Положенья, Уложенья, приложенья;
   Нахожденье нарушенья; составленье заявленья;
   Назначенье продолженья рассмотренья обвиненья
   В нанесенье оскорбленья!
  
   Айзенштайн, Розалинда, Блинд (вместе)
  
   Айзенштайн
   Полно вам! Хватит уж!
   Бросьте эти разговоры.
   Вас я выкину с позором,
   Нападу, наверно, очень скоро!
   Вас я выкину с позором!
   Выкину с позором!
  
   Розалинда
   Полно вам! Хватит уж!
   Полно вам! И хватит уж!
   Извести бумаги горы
   И чернил потратить море,
   Вы себя покроете позором,
   Да, ах, да, я в том клянусь!
  
   Блинд
   В заключенье словопренья - пресеченье осужденья!
   Принимайте поздравленья!
   Изученье Положенья, Уложенья, приложенья;
   Нахожденье нарушенья; составленье заявленья;
   Назначенье продолженья рассмотренья обвиненья!
   Принимайте поздравленья, поздравленья, я клянусь!
  
   Розалинда, Айзенштайн, Блинд (вместе)
  
   Розалинда
   Ах, такие адвокаты
   Нам дурных советов рады
   Предоставить миллион, миллион!
   Постарался он немало:
   Всё намного хуже стало.
   И виновен только он!
   Только он! Только он! Только он! Только он!
  
   Айзенштайн
   Да, такие адвокаты
   В наших бедах виноваты,
   Как такой вот пустозвон, пустозвон!
   Постарался он немало:
   Всё намного хуже стало.
   И виновен только он!
   Только он! Только он! Только он! Только он!
  
   Блинд
   Ах, бедняги-адвокаты!
   Дать всегда совет мы рады.
   Благодарность - где она, где она?
   Вместо доброго финала
   Всё намного хуже стало.
   Только ваша здесь вина!
   Да, вина! Да, вина! Да, вина! Да, вина!
  
   Розалинда. Итак, теперь вместо пяти дней - восемь!
   Айзенштайн. За это я должен благодарить доктора Заику!
   Блинд. Н-не сердите меня! Это вы своим поведением настроили против себя судью, а меня око-ко-конфузили. Но я зла на вас не держу. Если вас опять арестуют, я снова буду вашим защитником.
   Айзенштайн. Буду признателен!
   Блинд. Когда вы вступили в конфликт с судейским, вы не стеснялись... В следующий раз я докажу, на что способен!
   Айзенштайн. Черт возьми! Проваливайте!
   Блинд. Ваш слуга! (Быстро уходит.)
   Айзенштайн. И это защитник! Такой ахинеи еще ни в одном суде не слышали!
   Розалинда. Мой бедный Габриэль! Восемь долгих дней без тебя - и уже сегодня!
   Айзенштайн. Да, сегодня! (Поет.) И нас разлука ждет!
   Розалинда. И с таким тенором они тебя осудили, дикари!
   Айзенштайн. Они меня с моим тенором хотели там оставить, и я, черт возьми, должен был их умолять, чтобы мне дали несколько часов свободы - поужинать с тобой. (Звонит.) Я не могу их ни в чем упрекнуть: они трижды меня вызывали, а я не приходил!
   Адель (входит с заплаканными глазами, сдавленным голосом). Что прикажете?
   Айзенштайн. Что это значит? Ты плакала? Из-за меня, Адель?
   Адель (всхлипывая). Моя бедная тетя!
   Розалинда. Бедная женщина смертельно больна!
   Айзенштайн. Смертельно больна? Я же ее только что видел - она ехала на осле.
   Адель (про себя). Черт возьми!
   Розалинда (смотрит на Адель). Так она больна?
   Адель. Кто знает, может быть, это доктор ей назначил?
   Айзенштайн. Теперь беги в "Золотой лев" и закажи каких-нибудь деликатесов на ужин - подороже и повкуснее. (Адель хочет идти.) Постой! Когда вернешься, найди из моей старой одежды самый старый, грязный и рваный костюм.
   Адель. Ваша милость хочет просить милостыню?
   Айзенштайн. Нет, я не желаю клянчить в обществе, куда сегодня ночью попаду. Сначала ужин! Сегодня я хочу поужинать дома.
   Адель (перед уходом объявляет). Господин доктор Фальке!
   Фальке (входит, очень весело). Ах, он еще здесь! (Целует руку Розалинде.) Мои комплименты прекрасной даме! От всей души поздравляю: избавитесь от тирана на восемь дней. (Подает руку Айзенштайну.) И тебе желаю счастья: ты должен суду благодарность написать за прибавку этих трех дней!
   Розалинда. Но, господин доктор!
   Айзенштайн. Пусть говорит! Лежачего всегда бьют! Пора послать в погреб, милая женушка, тогда злой язык перестанет жалить.
   Розалинда. Больше так не шутите, дорогой доктор! Мы ведь должны немного развеселить нашего бедного арестанта. (Уходит.)
   Фальке (вслед Розалинде). Конечно, я его развеселю, сударыня! (Тихо Айзенштайну.) Я пришел пригласить тебя на роскошный ужин с актрисами из оперетки.
   Айзенштайн. С ума сошел? Через час я должен быть в тюрьме!
   Фальке. И завтра с утра не будет поздно. Сегодня пойдешь со мной на виллу Орловского, молодого русского князя, который здесь на курорте швыряет направо и налево баснословные деньги. Там будут дамы - настоящий цветник, от камелий до фиалок!
   Айзенштайн. Те, что уже отцвели?
   Фальке. Нет, что ты! (Щелкает языком.) Цвет первой кадрили, а также несколько начинающих, их еще называют "крысы".
   Айзенштайн. Черт, во рту пересохло! Но князь...
   Фальке. ...очень меня просил пригласить кое-кого из моих знакомых прожигателей жизни.
   Айзенштайн. Я как раз тот, кто нужен!
   Фальке. Да, и к тому же - сумасброд. Как три года назад, когда мы были на костюмированном балу...
   Айзенштайн. Я был одет бабочкой, а ты - летучей мышью. Ха-ха! Ты еще не забыл?
   Фальке (многозначительно). Это не так просто забыть!
   Айзенштайн. Это была грандиозная шутка!
   Фальке. О да, для тебя, но не для летучей мыши!
   Айзенштайн. Доктор Геринг, председатель суда, тоже там был. От смеха чуть живот не надорвал, еле-еле смог мне сказать: "Здорово у тебя получилось, дружище!" А сегодня спросил: "Как ваше имя?" И присудил мне восемь дней. Друг, называется! (Достает из кармана часы, они бьют.)
   Фальке. Ах, это же та самая приманка!
   Айзенштайн. Ты о чем?
   Фальке. Говорят, что ты этими изящными часиками приманиваешь всех дам с камелиями, когда их обхаживаешь. Ты их каждой обещаешь...
   Айзенштайн. ...но ни одна их еще не получила! (Смеется.)
   Фальке. Мошенник, ты сегодня ночью опять можешь выложить эту приманку, ты ведь пойдешь на вечеринку?
  
   Провести эту ночь
   На балу ты не прочь?
   Ну и пусть тюремной пташке
   От похмелья станет тяжко,
   Но сейчас пора на бал!
   Он достоин всех похвал!
   Балерины там летят
   И гирлянды роз кидают,
   За собой нас увлекают;
   Вальс и полька там звучат!
   Станешь опять молодым, молодым!
   Там звуки чаруют,
   И дамы кругом,
   А гости пируют
   За праздничным столом,
   Никто не скучает,
   И смех звучит,
   И тают печали,
   А кровь кипит!
   Тогда бы в кутузке ты не страдал.
   Ты должен решать, не надо ждать!
   Я доказал?
  
   Айзенштайн
   Еду на бал!
  
   Фальке и Айзенштайн
   Я доказал? Я доказал?
   (Еду на бал!)
  
   Айзенштайн
   Не надо знать жене, конечно!
  
   Фальке
   Ты поцелуешь женушку нежно
   И скажешь ей: "Спи сладко, киска!"
  
   Айзенштайн
   Нет, нет, я "мышка" ей скажу -
   "Спи сладко, мышка!"
  
   Фальке
   Да, спи, мышка!
  
   Айзенштайн и Фальке
   Сам ведь стану я (станешь ты) котом,
   Оставляя дом!
  
   Фальке
   И сниться ей будут сны,
   Когда ночью вместо тюрьмы
   На праздник ты пойдёшь со мной!
  
   Айзенштайн и Фальке
   На праздник я пойду с тобой!
   (На праздник ты пойдешь со мной!)
  
   Фальке
   Представлю тебя французом!
   Маркиз Ренар - ты будешь там!
   И веселись тогда отменно!
   Ну что?
  
   Айзенштайн
   Ах, слушать ли советы?..
  
   Фальке
   Пойдешь!
  
   Айзенштайн
   Но я...
  
   Фальке (настойчиво)
   Пойдешь несомненно:
   Для твоей же пользы это.
  
   Айзенштайн
   Ты меня убедил,
   И я пойти решил!
  
   Фальке и Айзенштайн
   Тогда бы в кутузке ты не страдал!
   Ты должен решать, не надо ждать!
   Согласен?
   (Тогда бы в кутузке я не страдал!
   Я должен решать, не надо ждать!)
  
   Айзенштайн
   Кто бы устоял?
   Да, пойду на бал!
  
   Фальке
   Решайся, если ты бабой не стал!
  
   Айзенштайн
   Да, на ужин нам пора.
   Время не пройдет напрасно:
   Много девушек прекрасных,
   Смех и песни до утра!
  
   Фальке и Айзенштайн
   Да, на ужин нам пора.
   Время не пройдет напрасно:
   Много девушек прекрасных,
   Смех и песни до утра!
   Ла-ла-ла... ла-ла-ла!
   (Ла-ла-ла... ла-ла-ла,
   Много девушек прекрасных,
   Смех и песни до утра!
   Ла-ла-ла... ла-ла-ла!)
  
   (Танцуют до прихода Розалинды.)
  
   Розалинда (с рваным костюмом и старой шляпой в руках, удивленно смотрит на танцоров). Что случилось? (Айзенштайн и Фальке прекращают танец.) Чем это вы занимаетесь, господа?
   Фальке (немного смущенный). Я ведь добился, чего хотел?
   Айзенштайн. Он меня утешил.
   Фальке. Задача была трудная, но я все-таки ее решил.
   Айзенштайн. Точно, я теперь пойду под арест, как на веселую пирушку!
   Фальке. А что вы нам принесли, сударыня?
   Розалинда. Одежду для нашего арестанта. (Надевает шляпу на голову Айзенштайна.) Подходит?
   Айзенштайн (сбрасывает шляпу). Этого еще не хватало! Ты хочешь сделать из меня разбойника?
   Розалинда. Но ты же сам велел Адели...
   Фальке (берет костюм). Такое тряпье! Если ты это наденешь, директор тюрьмы примет тебя за бродягу.
   Розалинда (испуганно). Боже!
   Фальке (дотронулся до своей шляпы). Сударыня...
   Розалинда. Вы нас уже покидаете?
   Фальке. Уже поздно, а я хочу представить директору тюрьмы, господину Франку, его нового квартиранта. (Айзенштайну.) Я подожду тебя там, дружище! (Уходит.)
   Айзенштайн (кричит вслед). Передай привет "крысам"!
   Розалинда. Крысам?!
   Айзенштайн. Конечно, крысам! Крысы - украшение тюрьмы!
   Розалинда. Боже правый, ты там будешь вместе с крысами!
   Айзенштайн. Почему бы и нет? Забавные зверьки. Мне будет с ними весело. (Поет.) Тра-ля-ля, тра-ля-ля, тра-ля-ля!
   Розалинда. Теперь не время петь "тра-ля-ля"!
   Айзенштайн. Да, время подумать о своем наряде.
   Розалинда. Наряд для тюрьмы?
   Айзенштайн. Ну да! Фальке считает, вполне возможно, что я там найду избранное общество. (Целует Розалинду в лоб, поет.) И буду в каталажке я в шелковой рубашке, и фрак надену я... Ты подожди меня! (Уходит одеться.)
   Розалинда (одна). Мужа как подменили! Мне кажется, ему не терпится пойти в тюрьму. Если бы я только знала, как мне надо с тем другим поступить? Я поклялась, что приму его, а если я этой проклятой клятвой поклялась, то клятву сдержу, будь я проклята!
   Адель (приносит на тарелке голову кабана, в рыле - букет роз.) Из "Льва" прислали эту кабанью голову.
   Розалинда. И ты приняла это чудовище?
   Адель. Больше никаких припасов не было.
   Розалинда (размышляет). Так я должна ее взять?
   Адель. Конечно, я уже заплатила!
   Розалинда (не обращая внимания на Адель). Свою клятву я исполню. Я его приму, но ненадолго. Адель должна уйти. (Громко к Адель.) Ну, как себя чувствует твоя старая больная тетя, путешествуя на осле?
   Адель. Я толь... э-э... когда как...
   Розалинда. У этой старой больной тети нет молодого, здорового кузена?
   Адель. Ваша милость, я вас очень прошу...
   Розалинда. Ну, всё равно, тетя или кузен, я даю тебе выходной, и ни о чем не спрашиваю.
   Адель. Правда, ваша милость? Но раньше вы мне наотрез отказали.
   Розалинда. Раньше я была расстроена, но теперь в хорошем настроении.
   Адель. Потому что хозяина посадят?
   Розалинда. Дерзкая девчонка!
   Адель. Простите, ваша милость!
   Айзенштайн (входит во фраке, брызгает на себя духами). Так, на голову - "Violet de Mars", на рубашку - "Fleur d,Orange"! А для фрака нужен одеколон. Ты слышала, Адель? Где одеколон?
  
   (Адель приносит флакон.)

   Так, теперь я благоухаю, как надо!
   Розалинда. И в этом странном наряде ты пойдешь в тюрьму?
   Айзенштайн. Пусть видят, что я их достоин! Эти господа жулики ни в грош нас не ставят. Нет ли камелии, розы или... (Замечает букет в свином рыле.) Позвольте, барон Кабан! (Прикрепляет розу в петлицу.)
   Розалинда. Уму непостижимо!
   Айзенштайн. Уже пора. Прощай!
   Розалинда. Как? А ужин?
   Айзенштайн. Поужинаю с "крысами".
   Адель. А что делать со свиной головой?
   Розалинда. Отнеси ее своей бедной больной тете.
   Адель. Тысяча благодарностей, ваша милость! Бедная женщина подлечит свой больной желудок!
   Айзенштайн (театрально распростер руки). Розалинда, моя верная Розалинда!
   Розалинда (растроганная, падает в его объятия). Мой бедный Габриэль!
   Айзенштайн. Сладкие сны прилетят к тебе, тогда как я всю ночь проведу без сна. (Делает танцевальное движение.)
   Адель (вздыхает). Как печально!
   Айзенштайн. У нас есть выбор - или страдать, или расстаться, как можно быстрее! Пора прощаться!
   Розалинда (всхлипывая). Невозможно!
   Адель. А вы попытайтесь!
   Айзенштайн. Будь стойкой, жена, крепись!
  
   Розалинда
   Ах, я должна остаться
   Без мужа восемь дней.
   Тоска моя ужасна!
   Как рассказать о ней?
   Уйдешь из дома скоро,
   О муж мой дорогой!
   Кто пожалеет в горе?
   Ах, кто? О боже мой!
   Вздохну я утром тяжко
   Один раз и другой:
   Твоя для кофе чашка
   Останется пустой.
   И стану пить, стеная,
   Я горький кофе свой.
   За что мне доля злая?
   Ах!
  
   Айзенштайн (всхлипывая)
   За что, о боже мой?
  
   Розалинда, Айзенштайн, Адель
   За что, о боже мой?
   За что, за что, о боже мой, за что, за что, о боже мой,
   За что, за что, о боже мой, за что, о боже мой?
   За что, за что, о боже мой, за что, за что, о боже мой,
   За что, за что, о боже мой, за что, о боже...
  
   Розалинда
   А в полдень стол накроют,
   Шикарный ждет обед:
   И суп здесь, и жаркое,
   Но мужа рядом нет!
   А ночь придет глухая,
   И как уснуть одной?
   За что я так страдаю?
  
   Айзенштайн, Розалинда, Адель
   За что, за что, о боже мой, за что, за что, о боже мой,
   За что, за что, о боже мой, за что, о боже мой?
   За что, за что, о боже мой, за что, за что, о боже мой,
   За что, за что, о боже мой, за что, о боже...
  
   Айзенштайн
   Но жалобы напрасны!
   В тумане голова!
  
   Розалинда
   Моя болит ужасно!
  
   Адель (в руках тарелка со свиной головой)
   И пухнет у меня!
  
   Айзенштайн
   Прощай, идти мне скоро!
  
   Розалинда и Адель
   Тебе (ему) идти сейчас!
  
   Айзенштайн, Адель, Розалинда
   Меня награда ждет!
  
   Адель
   И ждет свиданье нас!
   И встретимся мы снова!
  
   Айзенштайн, Адель, Розалинда
   И ждет свиданье нас!
   Мой час тогда придет! Мой час тогда придет!
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда мой час придет!
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда, тогда мой час придет,
   Тогда мой час придет!
   Мой час придет, мой час придет, мой час придет!
  
   (Айзенштайн, танцуя, уходит, Адель за ним.)
  
   Розалинда (одна). Он плачет и танцует одновременно. Как легкомысленны эти мужчины! Он так быстро утешился, а я, бедная женщина, останусь одинокой, покинутой и печальной до тех пор... пока не придет другой! Нет, тот другой не придет: пойду и прикажу закрыть все двери. (Идет к дверям.) Да, я их закрою! (Медленно возвращается.) Не знаю, как поступить! Я дала клятву, а клятву надо сдержать, иначе погибнешь. (Прислушивается у двери.) Пришел! (Садится.) Он будет меня утешать, но ничего не выйдет. Я останусь безутешной!
   Альфред (в дверях). Он сидит!
   Розалинда (вздыхая). Сидит!
   Альфред (замечает вино на столе). Вижу, вы обо всем позаботились. Как мило! (Наполняет бокал.)
   Розалинда (уязвленно). Прошу не церемониться!
   Альфред. Это верно. Ах, вот вещи хозяина дома: халат и колпак! Я хочу на минутку вернуться в свой потерянный рай. Представлю, будто я ваш супруг. (Снимает свой костюм, надевает халат и колпак.)
   Розалинда. Боже, что вы делаете?
   Альфред. Это я для удобства. (Ест и пьет.) У тебя нет аппетита, милая женушка?
   Розалинда. Это уж слишком!
   Альфред. Утром кофе не надо, старушка! Хочу русский завтрак: икра, селедка, поросенок с хреном...
   Розалинда. Завтрак! Неужели он...
   Альфред. И водку... мне нравятся крепкие напитки!
   Розалинда (протягивает руки). Прошу, заклинаю вас, оставьте меня! Я вас приняла, чтобы выполнить свою клятву. Но теперь хватит! Вы же не захотите своими шутками скомпрометировать ту, что была когда-то вам дорога!
   Альфред. Я не хочу вас компрометировать, но ваше вино я оставить не могу. Давайте выпьем (наливает) и споем!
   Розалинда. Нет, прошу, не надо петь!
   Альфред. Почему? Вы всегда с удовольствием слушали, как я пою!
   Розалинда. Вот именно! Всегда!
   Альфред (наливает и пьет). И сейчас тоже!
  
   Пей, голубка, пей скорей,
   Всё увидишь ты ясней!
   Кто в бокал вино нальет,
   Сразу истину поймет,
   Что любовь и верность - сон,
   Радость лишь на час,
   И хотя прекрасен он,
   Но обманет нас!
   И покинут все мечты
   Сердце, и грустит оно;
   Но забудешь горе ты,
   Если пьешь вино!
   Счастлив тот, кто живет,
   Позабыв, что сон пройдет!
   Кто влюблен - видит сон,
   И счастлив этим он!
   Динь-динь, динь-динь-динь,
   Пей со мной, пой со мной,
   Ла-ла-ла, ла-ла-ла!
   Пей со мной, пой со мной!
   Динь-динь-динь!
  
   Розалинда
   Ах, удел какой!
  
   Альфред и Розалинда
   Счастлив тот, кто живет,
   Позабыв, что сон пройдет!
   Кто влюблен - видит сон,
   И счастлив этим он!
  
   Розалинда (про себя)
   Уснет он, похоже.
   Кто даст мне совет,
   Что делать? О боже!
  
   Альфред
   Так пей!
  
   Розалинда
   Нет, нет, нет, нет!
  
   Альфред
   Так пей!
  
   Розалинда
   Нет, нет, нет, нет!
  
   Альфред
   Ах!
   Пей, голубка, пей скорей,
   Всё увидишь ты ясней!
   На меня ты не сердись;
   Не грусти, а веселись!
   Коль была ты неверна,
   Я простил тебя.
   Снова любишь - клятву дай,
   И поверю я!
   Да, любовь - один мираж,
   И живет не дольше дня.
   Ты спокойна, и сейчас
   Снова счастлив я!
  
   Розалинда
   Ах!
  
   Альфред и Розалинда
   Счастлив тот, кто живет,
   Позабыв, что сон пройдет!
   Кто влюблен - видит сон,
   И счастлив этим он!
  
   Розалинда. Боже мой, чьи-то голоса внизу. (Альфреду.) Слышите, кто-то поднимается по лестнице?
   Альфред. Мне всё равно!
   Розалинда. Вот так положение!
   Франк (открывает дверь и говорит оставшемуся за ней судейскому). Оставайтесь пока там. (Входит.) Не пугайтесь. Я директор тюрьмы Франк и буду счастлив лично препроводить в уединенную жизнь вашего строптивого мужа.
   Розалинда (в замешательстве). Но мой супруг...
  
   Альфред
   Пей, голубка, пей скорей,
   Всё увидишь ты ясней!
  
   Розалинда (Альфреду). Молчите, мы не одни!
   Альфред. Мне всё равно!
  
   Динь-динь, динь-динь-динь,
   Пей со мной, пой со мной!
  
   Франк. Внизу ждет карета, и, надеюсь, вы без сопротивления...
  
   Альфред
   Нет! Счастлив тот, кто живет,
   Позабыв, что сон пройдет!
  
   Франк. Ха-ха-ха! Верно! Вы на всё смотрите с юмором.
  
   Альфред (предлагает Франку бокал)
   Пей со мной, пой со мной,
   Динь, динь, динь!
  
   Франк (берет бокал). Пожалуй, ха-ха-ха!
  
   Альфред и Франк
   Счастлив тот, кто живет,
   Позабыв, что сон пройдет!
   Кто влюблен - видит сон,
   И счастлив этим он!
  
   Франк
   И я пошутить всегда не прочь.
   Пойдем со мной, мой друг фон Айзенштайн!
  
   Розалинда (про себя) и Альфред
   Что делать мне? Ах, что за ночь!
   (А я совсем не Айзенштайн!
   Как можно заблуждаться?)
  
   Франк
   Так вы не он?
  
   Альфред
   Ах, дьявол, нет!
  
   Франк
   Ну, тише, не ругаться!
  
   Розалинда (тихо Альфреду)
   Прошу моим супругом быть!
  
   Франк (про себя)
   Так я обманут, стало быть?
  
   Розалинда
   Ах, вам представилось, мой друг,
   Что это вовсе не супруг
   Сидит со мною здесь!
   Сомненья ваши - мне беда,
   Коль это правда, - ведь тогда
   Моя задета честь.
   Но картина вам ясна?
   Говорит о чем она?
   Придя домой, ночной порой
   Проводит свой досуг
   Со мной вполне наедине,
   Когда нет слуг, один супруг!
  
   Франк, Альфред и Розалинда
   Придя домой, ночной порой
   Проводит свой досуг
   И с ней вполне наедине,
   Когда нет слуг, один супруг!
   (Проводит свой досуг
   Со мной вполне наедине,
   Когда нет слуг, один супруг!)
  
   Розалинда
   Он, как султан, сидит со мной,
   На голове колпак ночной,
   Ещё халат надет.
   Так что болтаем о пустом?
   Чужой придет в халате в дом?
   Ах нет, конечно, нет!
   Вот уже он стал зевать,
   И сейчас пойдет он спать.
   Придя домой, сидит со мной,
   Когда темно вокруг,
   Как истукан, и в стельку пьян, -
   Как это вдруг - и не супруг?
  
   Франк, Альфред и Розалинда
   Придя домой, с такой женой,
   Когда темно вокруг,
   Как истукан, и в стельку пьян, -
   Как это вдруг - и не супруг?
   (Когда темно вокруг,
   Как истукан, и в стельку пьян, -
   Как это вдруг - и не супруг?)
  
   Франк
   Нет, нет, я верю, но спешу.
   Мне надо уходить!
   Прощальный поцелуй прошу
   Друг другу подарить!
  
   Розалинда
   Ах, поцелуй?
  
   Альфред
   Ах, поцелуй?
  
   Франк
   Да, поцелуй!
  
   Розалинда (Альфреду)
   Ну, коль на то пошло,
   Я вам дарю его!
  
   (Продолжительные объятия.)
  
   Альфред (когда Франк отворачивается)
   Но раз в тюрьму иду я -
   Супруга место там занять, -
   Ещё раз поцелую.
   Старушка, тебя дай обнять!
  
   Франк (оборачивается)
   Мой друг, пора уж ехать нам:
   Я приглашен сегодня сам.
   И нам уже пора,
   Иль будем здесь мы до утра!
  
   (Идет к двери, открывает ее и дает знак
   находящемуся снаружи судейскому.)

   Розалинда (тихо Альфреду)
   Увидите, верно, мужа у них.
  
   Альфред
   Мы камеру будем делить на двоих!
  
   Розалинда
   Ах, я вас прошу!
  
   Альфред
   Уже иду!
  
   Розалинда
   Ах, я вас прошу!
  
   Альфред
   Уже иду!
  
   Розалинда
   Ах!
  
   Франк (возвращается)
   Я прошу, скорей!
   Карета у дверей.
   За мной, за мной, скорей!
   Большой прекрасный птичник мой
   По нраву будет вам,
   Где пташки в клетке золотой
   Порхают тут и там.
   И я прошу с почтеньем вас,
   Любезно я прошу
   Быть гостем дорогим у нас,
   Быть гостем дорогим у нас.
   Пойти со мной прошу, прошу!
   Пойдемте, я спешу!
  
   Альфред
   Прошу в тюрьму вести меня!
  
   Розалинда
   Прошу молчать!
  
   Альфред
   Согласен я!
  
   Франк
   Скорей, скорей!
  
   Альфред
   Мне надо подчиниться,
   Но я хочу проститься!
  
   Розалинда
   Не хватит ли, мой господин?
  
   Альфред
   Я поцелуй прошу один!
  
   Розалинда
   Ах нет, там дверь, и до свиданья!
  
   Альфред
   Утешит мои он страданья!
  
   Франк
   Довольно нежностей, пора!
   Иль будем здесь мы до утра,
   Пора, идти пора!
  
   Альфред, Розалинда, Франк (вместе)
  
   Франк
   В большой прекрасный птичник свой
   Вас приглашаю сам,
   Где пташки в клетке золотой
   Порхают тут и там.
   И я прошу с почтеньем вас
   Быть гостем дорогим.
   Так следуйте за мной сейчас,
   Я отведу вас к ним!
   Так следуйте за мной сейчас,
   Зачем мы тут сидим?
   И покончим же махом всё одним!
  
   Альфред
   В большой прекрасный птичник свой
   Он приглашает сам,
   Где пташки в клетке золотой
   Порхают тут и там.
   И приглашает он меня
   Быть гостем дорогим.
   Да, подчиниться должен я
   И следовать за ним!
   Да, подчиниться должен я - пойти за ним!
   Да, пойду я за ним!
  
   Розалинда
   В большой прекрасный птичник свой
   Он приглашает сам,
   Где пташки в клетке золотой
   Порхают тут и там.
   И просит он с почтеньем вас
   Быть гостем дорогим.
   И надо вам уже сейчас
   Последовать за ним!
   Да, да, надо, ах, вам пойти за ним,
   Да, пойти вам за ним!
  
   Альфред, Розалинда, Франк (вместе)
  
   Розалинда
   Разделить - судьба решила так, -
   Увы, мне не с кем ужин.
   Ах, не надо спорить до утра,
   Так печально причитая,
   Сразу подчиниться нужно!
   Да, пора, уже, уже пора!
   Ах, уже пора! Ах!
  
   Альфред
   Разделить хотел я с вами этот ужин,
   Здесь хотел сидеть я до утра.
   Ах, судьба такая - сразу подчиниться нужно!
   Да, пора, уже пора, уже пора,
   Уже пора, пора!
  
   Франк
   Ну, идем, я сам ведь приглашен на ужин.
   Не сидеть же нам тут до утра?
   Вам без церемоний подчиниться нужно!
   Да, пора, нам уже, нам уже, нам уже,
   Да, да, уже пора, пора!
  
   (Альфред несколько раз вырывается из рук Франка и судейского, обнимает Розалинду.
   Наконец его уводят. Розалинда падает в кресло.)

   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
  
   Зал на вилле князя Орловского
  
   Хор
   Не пришлось нам жалеть.
   Ах, какое искушенье!
   На столах - угощенье:
   Вина лучшие и снедь!
   То, что видим в зале мы кругом,
   Нам кажется волшебным сном!
   Всех нас окружают чудеса!
   Кричат все: красота!
   Красота, чудеса!
   Красота, чудеса, чудеса!
   Не пришлось нам жалеть.
   Ах, какое искушенье!
   На столах - угощенье:
   Вина лучшие и снедь!
  
   1-й слуга
   Пломбиры!
  
   Мелани
   Дайте мне сейчас!
  
   2-й слуга
   Лимонаду!
  
   Фаустина
   Мне, прошу я вас!
  
   3-й слуга
   Вот варенье!
  
   Фелиция
   Мне!
  
   4-й слуга
   Шоколаду!
  
   Минна
   Мне!
  
   Гермина
   И чашку чая мне!
  
   Натали
   И кофе мне сюда!
  
   2-й слуга
   Иду!
  
   Другие слуги
   Сейчас!
  
   Дамы
   Кофе мне!
  
   Кавалеры
   Чай сюда!
  
   Хор
   И время здесь летит стрелой,
   Веселье увлекает всех!
   На ужин пропуск лишь такой:
   Шутки, смех, шутки, смех,
   Шутки, смех, да, шутки, смех!
   На ужин пропуск лишь такой:
   Шутки, смех, шутки, смех,
   Шутки, смех, да, шутки, смех!
   Ах, какой дивный бал!
  
   Мелани. Вилла Орловского - настоящий рай!
   Фаустина. Оазис в пустыне этого курорта!
   Али Бей. Да, оазис в пустыне! Как у нас в Египте!
   Фелиция. Но где же щедрый наш хозяин - князь?
   Зиди. Пора бы и познакомиться. Он должен нас принять.
   Рамузин. Никогда! Он сначала дает своим гостям немного разогреться. Приемы ему надоели.
   Мюррей. У нас в Канаде разогреться трудно!
   Али Бей. Русские умеют разогреваться!
   Карикони. Впрочем, еще рано, только 10 часов.
   Мелани. Даже не все гости собрались.
   Фаустина. Доктор Фальке, который всё организовал, обещал нам сегодня какой-то необычный сюрприз.
   Фелиция. Но его самого пока нет.
   Карикони. У меня предложение. Пойдемте в игорную комнату. Я ставлю банк.
   Фаустина (Мюррею). Я забыла кошелек. Не одолжите свой?
   Мюррей. Сожалею, у нас в Канаде мы сами проигрываем свои деньги!
   Минна (Рамузину). То, что выиграете, будет моим?
   Рамузин. А то, что проиграю?
   Карикони. Будет моим!
  
   Хор
   И время здесь летит стрелой,
   Веселье увлекает всех!
   На ужин пропуск лишь такой:
   Шутки, смех, шутки, смех,
   Шутки, смех, да, шутки, смех!
   На ужин пропуск лишь такой:
   Шутки, смех, шутки, смех,
   Шутки, смех, да, шутки, смех!
   Ах, какой дивный бал!
  
   (Входят Ида и Адель, элегантно одетая.)
  
   Ида (взволнованно). Удивительно, никак не ожидала тебя здесь найти!
   Адель (так же). А я удивляюсь твоему удивлению.
   Ида. У тебя здесь друг?
   Адель. Нет, но если понадобится, найду без труда.
   Ида. Ради бога, скажи, кто тебя пригласил?
   Адель. Кто? Ты смеешься надо мной. Или ты во сне писала мне письмо?
   Ида. Я? Я тебе писала?
   Адель. И очень просила освободиться сегодня и в красивом платье придти на виллу Орловского.
   Ида. Я такое написала?
   Адель. Или кого-то попросила.
   Ида. Ничего об этом не знаю. Это чья-то шутка.
   Адель. Проделка какого-то шутника! Я оставляю нашу старую тетушку смертельно больной верхом на осле, заказываю свиную голову, проливаю потоки слез, клянчу выходной, тайком беру взаймы платье из гардероба хозяйки, чувствую себя принцессой, а сестра смотрит так, будто я у нее в долг прошу! Но еще не всё потеряно, слава богу!
   Ида. Прошу тебя! Подумай сама... ты, горничная, в нашем обществе...
   Адель. Не воображай о себе много! Сама-то какое место занимаешь?
   Ида. Пожалуйста: вторая кадриль, первая фигура!
   Адель. Примите поздравления!
   Ида. А ты выглядишь совсем неплохо... ты в первый раз... никто тебя здесь не знает. Представлю тебя актрисой.
   Адель. Актрисой? Может, и получится.
   Ида. Сюда идут! Играй свою роль хорошо, или опозоришь себя и меня!
   Адель. Я постараюсь.
   Орловский (подходит с доктором Фальке, закуривает сигарету). Доктор, мне 18 лет, а как будто 40 прожил. Всё мне надоело; я разучился смеяться. (Вздыхает.) Мои миллионы - это мое несчастье!
   Фальке. Это несчастье я охотно разделю с вашим сиятельством.
   Орловский. Вы думаете, хотя бы сегодня мы посмеемся?
   Фальке. Надеюсь, ваше сиятельство. Вы дали мне carte blanche, и я подготовил одну маленькую театральную шутку.
   Орловский. Как называется пьеса?
   Фальке. "Месть Летучей Мыши"!
   Орловский. Оригинальное название!
   Ида (тихо к Адель). Этот юноша - князь.
   Адель. Такой молодой - и уже князь?
   Фальке (замечает Адель, про себя). Это она: письмо подействовало. (Князю, указывая на Адель.) Одно действующее лицо уже здесь.
   Орловский (смотрит на Адель в лорнет). Субретка?
   Ида (представляет). Ваше сиятельство, это моя сестра - барышня Ольга.
   Орловский. Ольга? Знакомое имя. (Адель.) Говорите по-русски?
   Адель. Нет, мне это не нужно.
   Орловский. Тоже актриса?
   Ида. И какая! Окончила театральную академию!
   Орловский. Это мне подходит! Мне нравятся актрисы, особенно начинающие. И вы начинающая?
   Адель. По крайней мере, о моей игре часто говорят: "Неплохо!"
  
   (Смех позади сцены.)
  
   Фальке. Наше общество развлекается уже за карточным столом. Их Карикони соблазнил. Ваше сиятельство желает принять участие?
   Орловский. Нет, я могу выиграть, а это мне надоело. Но вы, дамы, может быть, рискнете поставить несколько тысяч франков за меня? (Протягивает Адель бумажник.) Не хотите ли на мою удачу поставить на пробу содержимое этого бумажника?
   Адель. С удовольствием! А если нам не повезет?
   Орловский. Буду счастлив вновь увидеть вас.
   Ида (подходит к Адель). Как тебе русский князь?
   Адель. Забавный.
  
   (Ида и Адель уходят).

   Орловский. Ну, доктор, откройте, что вы затеяли?
   Фальке. Пусть это будет сюрпризом для вашего сиятельства. Скажу только одно: эта Ольга - горничная наших героев.
   Иван (объявляет). Маркиз Ренар!
   Фальке. Вот и наш герой!
   Айзенштайн (подходит). Ты уже здесь! Видишь, я торопился. Ужин еще не начался?
   Фальке. О нет.
   Айзенштайн. А дамы, очаровательные дамы, о которых ты говорил?
   Фальке. Все в игорной комнате.
   Айзенштайн (идет направо). Здесь?
   Орловский (идет ему навстречу). Соблаговолите с нами поужинать, сударь? Приветствую вас.
   Айзенштайн (кланяется, потом тихо Фальке). Кто этот молодой красивый малый?
   Фальке (представляет). Хозяин дома - князь Александр Орловский!
   Айзенштайн. Это... это...
   Орловский. Что вас удивило?
   Айзенштайн. Простите, ваше сиятельство, но черкесы, с которыми я только что познакомился, все такие важные и громадные.
   Фальке (тихо Орловскому). У меня отличная мысль. Я приглашу его жену.
   Орловский. Она не придет.
   Фальке. Придет! Я знаю верное средство. Займите ее мужа на несколько минут.
  
   (В дальнейшем Фальке пишет письмо и отсылает его со слугой.)
  
   Орловский (очень серьезно Айзенштайну). Один вопрос, господин маркиз.
   Айзенштайн. Прошу, прошу...
   Орловский. Ответьте мне как человек чести - прямо, откровенно, как на духу!
   Айзенштайн. Чт... что?
   Орловский. Выпьете со мной стаканчик мадеры?
   Айзенштайн. И всё?
   Орловский (с нетерпением). Будете пить?
   Айзенштайн. С большим удовольствием!
   Орловский (зовет). Иван, мадеру!
   Айзенштайн (про себя). Этот вопрос только начало, как будто сиятельный молокосос - мой исповедник!
   Орловский. Садитесь! - Ну, живо!
   Айзенштайн (падает в кресло). Я уже сел!
  
   (Иван приносит вино и стаканы.)
  
   Орловский. Пейте!
   Айзенштайн. Сейчас! (Поспешно наливает, про себя.) Как раскомандовался!
   Орловский. Слушайте! Я вас познакомлю с обычаями моей нации!
  
   Люблю гостей я приглашать,
   Забавы здесь их ждут.
   Они хотят всю ночь гулять,
   И в полдень лишь уйдут!
   Но с ними мне не веселей:
   Скучна их болтовня;
   Я не терплю своих гостей:
   Хозяин всё же я!
   И я к докучным не привык.
   Кто надоест теперь,
   Возьму того за воротник
   И выкину за дверь!
   Возьму того за воротник
   И выкину за дверь!
   На ваш вопрос привычно
   Я дам ответ простой,
   Я дам ответ простой:
   Таков уж мой обычай
   И нрав озорной!
   Таков уж мой обычай
   И нрав озорной!
  
   Айзенштайн. Ваш покорный слуга! Подлинно русское наглядное средство! Когда любого, кто надоест, выбрасывают, наверняка всем гостям весело!
  
   Орловский
   Когда сижу я за вином -
   А выпить я люблю, -
   То должен пить любой со мной,
   Не то его прибью.
   И за стаканом возражать
   Никто не смеет мне.
   Кричите "Хватит!" - мне плевать:
   Я знаю толк в вине!
   А кто не хочет пить со мной
   Бутылку или две,
   Того я бью бутылкой той
   По глупой голове!
   Того я бью бутылкой той
   По глупой голове!
   На ваш вопрос привычно
   Я дам ответ простой,
   Я дам ответ простой:
   Таков уж мой обычай
   И нрав озорной!
   Таков уж мой обычай
   И нрав озорной!
  
   Айзенштайн. Как просто! Если больше не хочет пить, дать ему бутылкой по голове! Национальный обычай, достойный внимания!
   Орловский. Понравилась вам мадера?
   Айзенштайн. Превосходная!
   Орловский. А мне - нет! Раньше возбуждала, но теперь я ко всему утратил вкус. Даже к любви.
   Айзенштайн. О, у меня на любовь волчий аппетит!
   Орловский (залпом пьет). Как бы я хотел опять стать юным!
   Айзенштайн. Может быть, ваше сиятельство желает снова лечь в колыбель?
   Орловский. Я так люблю посмеяться от души, но это редко бывает. Доктор Фальке сказал, что сегодня я посмеюсь над вами.
   Айзенштайн (озадаченно). Надо мной?
   Орловский. Да, над вами. (Фальке.) Не так ли, Фальке, мы посмеемся над господином маркизом?
   Фальке. Надеюсь, ваше сиятельство!
   Айзенштайн. Но почему... (Осматривает себя со всех сторон.)
   Фальке (тихо Орловскому). Всё готово.
   Айзенштайн (про себя). О чем они шепчутся?
  
   (Адель возвращается с Идой.)
  
   Адель (подает Орловскому бумажник). Князь, возвращаю ваш бумажник, он пуст!
   Ида. Этот плут Карикони нас всех обыграл.
   Айзенштайн (смотрит на Адель). Черт возьми!
   Орловский. Что случилось?
   Айзенштайн. Это же... (Про себя.) Это моя горничная!
   Адель (тихо Иде). Мой хозяин!
   Ида. Что ты сказала?
   Айзенштайн (про себя). И к тому же в платье моей жены!
   Адель (Иде). А бедная жена думает, что он томится в тюрьме!
   Фальке (представляет). Барышня Ольга... барышня Ида... господин маркиз Ренар!
   Адель (про себя). Только бы не струсить!
   Ида. Представь, что ты играешь в комедии!
   Айзенштайн (Адель). Ваше имя - Ольга?
   Орловский. Маркиз, у вас очень озадаченный вид. Фальке прав, будет смешно!
   Айзенштайн (пытается взять себя в руки). Только бы не опозориться!
   Орловский. Барышня Ольга произвела на вас глубокое впечатление.
   Айзенштайн. О нет! С чего бы это? Мне кажется... сходство... (Решительно к Адель.) Барышня, вас всегда звали Ольгой?
   Адель. Господин маркиз, вас всегда звали маркиз Ренар?
   Фальке. Браво, отлично!
   Айзенштайн. Нет, какое сходство!
   Адель. С кем, сударь, с кем?
   Айзенштайн. С... с моей горничной!
   Орловский и Фальке (аплодируют). Ха-ха-ха!
   Адель. Я похожа на горничную? Какая наглость! Вы хотите меня оскорбить?
   Айзенштайн. Пожалуйста, успокойтесь! Горничная, на которую вы похожи, на редкость прелестная особа, королева всех горничных!
   Адель. Вот как? Это нечто новое!
   Орловский. Превосходно! Ха-ха-ха!
  
   Ах, господа и дамы,
   Вот шутка хоть куда!
  
   Фальке
   И в пору, скажем прямо!
  
   Хор
   Что там? Скорей скажите нам!
  
   Орловский
   Да барышню вот эту
   Наш друг маркиз считает...
   Нет, ну и потеха!
  
   Хор
   И кем же?
  
   Фальке
   Вам сказать?
  
   Адель
   Он горничной меня назвал!
   Ну, разве не нахал?!
  
   Все
   Ха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха!
   Какой же он нахал!
   Ха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха!
  
   Орловский
   Но разве был тому резон?
   И спутать разве можно?
   Как дерзок он!
  
   Фальке
   Как дерзок он!
  
   Хор
   Как дерзок он!
  
   Айзенштайн и хор
   Ах, господа, я так смущен!
   (Как дерзок он! Как дерзок он!)
   Но очень вы похожи!
  
   Адель
   Мой друг маркиз, какой сюрприз!
   Совет позвольте дать:
   Благородных дам от служанок вам
   Нельзя не отличать!
   И ручка моя так бела, ах!
   И ножка стройна и мала, ах!
   Манеры, да и речи,
   И стан, и эти плечи!
   У горничной какой
   Бывает стан такой?
   У горничной какой
   Бывает стан такой?
   Да, зренье вас ввело в обман,
   Признайтесь поскорее нам!
   Да, вот случай, ха-ха-ха,
   Ах, смотрите, ха-ха-ха,
   Что смешно мне, ха-ха-ха,
   Извините, ха-ха-ха, ха-ха-ха!
  
   Адель, Орловский, Ида, хор
   Да, вот случай, ха-ха-ха,
   Ах, смотрите, ха-ха-ха,
   Ха-ха-ха, ха-ха-ха, ха-ха-ха-ха!
  
   Адель
   Какой же вы, маркиз, смешной!
   Мне стройный стан природой дан,
   И благородный вид.
   Гордый профиль мой - где найдёшь такой -
   О многом говорит!
   Смотрите скорее в лорнет, ах!
   Прелестный на мне туалет, ах!
   Служанки образ манит,
   Глаза любовь туманит!
   Она для вас мила,
   И сердце в плен взяла!
   Она для вас мила,
   И сердце в плен взяла!
   И думы ваши все о ней.
   Вот случай - нет его смешней!
   Да, вот случай, ха-ха-ха,
   Ах, смотрите, ха-ха-ха,
   Что смешно мне, ха-ха-ха,
   Извините, ха-ха-ха, ха-ха-ха!
  
   Адель, Орловский, Ида, хор
   Да, вот случай, ха-ха-ха,
   Ах, смотрите, ха-ха-ха,
   Ха-ха-ха, ха-ха-ха, ха-ха-ха-ха!
  
   Айзенштайн. Черт возьми, хватит уже смеяться! Приношу извинения. Господа, будьте великодушны!
   Адель. Если вы просите пощады, я вас прощаю. Но в будущем остерегайтесь чар прекрасной горничной!
   Иван (объявляет). Шевалье Шагрен!
   Орловский (тихо Фальке). Шагрен?
   Фальке. Директор тюрьмы Франк.
   Орловский. Ах так!
   Фальке (подходит к Франку). Приветствую вас от имени его сиятельства!
   Орловский. Добро пожаловать, шевалье!
   Франк (во фраке). Простите, ваше сиятельство, что я опоздал...
   Орловский. Без церемоний, мои гости у меня как дома.
   Фальке (представляет). Шевалье Шагрен... маркиз Ренар!
   Орловский. Значит, земляки?
   Айзенштайн (про себя). Проклятье, он заговорит со мной по-французски!
   Франк (крепко жмет руку Айзенштайну). Бонжур, месье маркиз!
   Айзенштайн. Бонжур... тужур! (Про себя.) Как бы хуже не стало!
   Франк. Силь ву пле, бьен плезир, се ля ви!
   Айзенштайн. Мерси, мерси, мерси! (Про себя.) Черт возьми!
   Франк. Же ву при, мон шер ами!
   Айзенштайн (Фальке). Прошу тебя, сделай так, чтобы он не говорил со мной по-французски. Надо с этим покончить.
   Фальке. Прошу говорить по-немецки, господа!
   Ида. Да, так привычнее!
   Айзенштайн. Мне не очень хочется говорить со своим земляком по-немецки, но раз дамы желают, согласен.
   Франк (тихо Фальке). Спасибо за титул "шевалье"! В качестве директора тюрьмы я не мог бы появиться в этом обществе!
   Айзенштайн. Вы давно на курорте, шевалье?
   Франк. Уже три дня, господин маркиз.
   Фальке. Господа раньше не встречались?
   Айзенштайн. К сожалению, нет.
   Франк. Заявляю при всех, я сторонник замкнутых кругов. Но в будущем, надеюсь...
   Айзенштайн. ...мы будем встречаться чаще. (Протягивает ему руку.)
   Франк (жмет ее). И продолжим наше знакомство!
   Фальке. Непременно.
   Айзенштайн (Фальке). Шевалье такой любезный человек!
   Франк (также Фальке). Маркиз мне очень понравился!
   Фальке (Орловскому). Что господа скажут, когда лучше узнают друг друга!
   Орловский. Превосходно!
   Ида. А почему не ужинаем? Я ужасно голодна.
   Дамы. И я! И я!
   Мюррей. У нас в Канаде нет голода, но у всех жажда!
   Фальке. Пусть господа немного потерпят. Мы ожидаем еще одну даму.
   Все. Даму?
   Фальке. Да, самую настоящую даму. И прошу всё общество сохранять тайну.
   Все. Как?
   Карикони. Объясните нам!
   Фальке. Эта дама из аристократических кругов, венгерская графиня. Она хотела бы прийти на наш ужин, но имеет известные опасения.
   Айзенштайн. Бедняжка замужем?
   Фальке. Да, и муж так ревнив, что, если бы мог, носил бы свою жену в табакерке. Даже когда ее благоверный ненадолго уезжает, дама предусмотрительно посещает такие вечеринки, как наша, в маске.
   Все. В маске?
   Фальке. Да, и я ей сказал, что она вполне может нам доверять. Клянитесь, что отнесетесь к ней с уважением и тактом.
   Все. Клянемся!
   Айзенштайн. В маске! Интересно!
   Ида. Должно быть, уродина!
   Мелани. Кроме красивых глазок и похвастаться нечем!
   Фаустина. И хочет соперничать с нами!
   Все дамы. Смешно!
   Орловский (Фальке). Слышите, злые языки уже за работой.
   Фальке. Предлагаю обществу немного прогуляться в саду.
   Все (друг другу). Да, верно! - Пойдем! - Прошу вас!
  
   (Всё общество уходит в сад.)
  
   Адель (Айзенштайну, который всё еще смотрит на нее). Господин маркиз, долго я еще буду предметом вашего внимания?
   Айзенштайн (про себя). Ужасно похожа! Но она всё же намного красивее, чем Адель. Надо попробовать. (Раскачивает свои часы на цепочке перед глазами Адель.)
   Фальке (Франку, указывая на Иду). Господин шевалье, здесь вакантное место.
   Франк (предлагает Иде руку). Вы мне позволите занять такую прекрасную должность?
   Ида. Если вы с ней справитесь. (Уходит с Франком в сад.)
  
   ( Айзенштайн делает так, чтобы его часы били.)
  
   Фальке. Тебе непременно надо знать, который час?
   Адель. Какие миленькие часики!
   Айзенштайн (предлагает ей руку, они идут в сад). Это настоящие дамские часики. Может быть, я подарю их одной очаровательной актрисе.
   Фальке (один). Мошенник! Хоть бы раз ему не повезло! - Ах, вот и его жена!
   Розалинда (в бальном платье, черная полумаска в руке). Надеюсь, я останусь неузнанной, даже своим супругом; он не видел еще этого вечернего туалета.
   Фальке (идет ей навстречу). Сожалею, сударыня...
   Розалинда. Ах, это вы, господин доктор! То, что вы написали, правда?
   Фальке. Один взгляд в сад убедит вас. Посмотрите на вашего супруга, как он отбывает наказание!
   Розалинда. Под руку с дамой - отвратительно! Но что это? Нет, я не ошиблась! Это же Адель, моя горничная!
   Фальке. Вы правы, это Адель, ваша горничная!
   Розалинда. Он - в таком обществе!
   Фальке (лицемерно). И меня соблазнил сюда придти!
   Розалинда (зло). Несчастный соблазнитель! - И какая она гордая в моем платье! Ну, погоди, дерзкая девчонка, пропишу я рецепт твоей старой тетке!
   Фальке. Только не сегодня, сударыня, прошу!
   Розалинда. Не беспокойтесь! Бочка с порохом взорвется завтра, но зато грохот будет ужасным!
   Фальке. Тсс, идут!
  
   (Розалинда надевает маску.)
  
   Айзенштайн (выходит под руку с Франком из сада). Ха-ха, прекрасное развлечение!
   Розалинда (про себя). Что я вижу! И директор тюрьмы здесь!
   Франк. Ваши часы, маркиз, настоящий талисман!
   Розалинда (про себя). Мошенник, выдает себя за маркиза!
   Айзенштайн. Правда? Уже много дам попалось на эту приманку!
   Фальке. Если бы знала твоя жена!
   Айзенштайн. Ха-ха, моей бедной женушке снится сейчас ее Габриэль!
   Розалинда (про себя). А ее Габриэль смеется над ней!
   Франк. Вы рядом живете, маркиз?
   Айзенштайн. Совсем близко; десять минут отсюда... если повернуть направо.
   Франк. Совсем, как я... только налево. Удивительно, как это мы до сих пор нигде не встретились! Но в будущем, надеюсь, вы очень скоро будете у меня.
   Фальке (смеется). Уже завтра!
   Айзенштайн (подает руку Франку). Будем друзьями!
   Франк. С большим удовольствием!
   Айзенштайн и Франк (обнимаются). Будем жить душа в душу!
   Фальке. Ха-ха-ха!
   Айзенштайн. Что тут смешного?
   Фальке (в это время замечает Розалинду). Мне всегда смешно, когда обнимаются мужчины в присутствии прекрасной дамы.
   Франк. Черт возьми...
   Айзенштайн. Это?..
   Фальке. Венгерская графиня, о которой я говорил. Она наверняка безумно красива.
   Айзенштайн. Ах, дьявол, как раз для меня! Предоставьте ее мне, господа!
   Фальке. Изволь, обжора!
   Франк. Не возражаю! (Берет Фальке под руку.)
   Айзенштайн. Через десять минут она будет моя! Как и все другие!
   Фальке. Удачи, маркиз, удачи!
   Франк (уходя, к Фальке). Дорогой доктор, этот маркиз такой же весельчак, как ваш Айзенштайн!
   Айзенштайн (услышав последние слова, про себя). Я такой же весельчак, как я сам? Откуда он знает Айзенштайна? Меня, во всяком случае, он не считает Айзенштайном.
  
   (Розалинда подходит к Айзенштайну, берет его за руку,
   долго и пристально смотрит на него.)
  
   Айзенштайн (смущенно). Что вы?
   Розалинда (отходит, с яростью про себя). Как хочется вцепиться ему в шевелюру, но мне нельзя себя выдать!
   Айзенштайн (про себя). Черт возьми, какой пылкий темперамент! Венгерская кровь! Я не верю в сказку о графине и в то, что она аристократка. Она клюнет на часы, как и другие! (Вытаскивает часы.)
   Розалинда (про себя). Что он затеял? Ах, он только что говорил о своих часах, на которые поймал много дам.
  
   (Айзенштайн делает так, чтобы его часы били.)
  
   Розалинда (изменив голос). Какие прелестные дамские часики!
   Айзенштайн. Да, очень изящные.
   Розалинда. Где вы их купили?
   Айзенштайн. Купил у ювелира, чтобы преподнести одной очаровательной актрисе в знак своей симпатии.
   Розалинда. На следующей неделе у меня дебют.
   Айзенштайн (про себя). Не графиня,- актриса!
   Розалинда. Господин главный режиссер очень хвалил меня на репетиции.
   Айзенштайн (про себя). Уверен, у меня всё получится!
   Розалинда. Простите, господин маркиз, вы женаты?
   Айзенштайн. Я? Как вы могли подумать!
   Розалинда (про себя). Лицемер!
   Айзенштайн. Позвольте и мне спросить: вы когда-нибудь хоть на минуту снимите маску?
   Розалинда. Не сегодня, вы увидите меня без маски завтра.
   Айзенштайн (сердито). Завтра не выйдет.
   Розалинда. Почему?
   Айзенштайн. У меня... завтра заседание.
   Розалинда. Заседание?
   Айзенштайн. Секретное заседание при закрытых дверях!
   Розалинда. Возможно, и я там буду!
   Айзенштайн. Вы шутите! (Про себя.) Она обворожительна!
  
   (Его часы бьют.)
  
   Розалинда (про себя). Если бы заполучить часы! Отличная улика!
  
   Айзенштайн (про себя)
   Эти ручки так прелестны
   И манеры так любезны,
   Ножки манят; так и тянет
   Целовать, как в дивном сне,
   Коль она позволит мне!
  
   Розалинда (про себя)
   Он мечтает вместо кары
   Не терять здесь время даром -
   Развлекаться, целоваться.
   Но, злодей, мой час придет,
   И тебя расплата ждет!
   И тебя расплата ждет!
  
   Айзенштайн
   Это дивное созданье
   Легко мне потерять!
   (Розалинде.)
   Не желаешь внять мечтаньям
   И свой облик показать?
  
   Розалинда
   Ах, любезный мой, что с вами?
   Как не стыдно! Надо знать:
   Есть у нас обычай старый -
   Надо маску уважать!
  
   Розалинда и Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда (про себя)
   Он вздыхает, завлекает,
   Как он томно взор кидает!
   И сомненья, подозренья
   Не хотят его терзать.
   Да, мне надо попытаться,
   Чтоб он с носом мог остаться,
   И стараться надо в западню поймать!
  
   Айзенштайн (про себя)
   Мне внимает, вся пылает,
   Отступает предо мной!
   Скоро я буду знать -
   Сможет устоять?
   Да, мне надо попытаться:
   Не сможет вдруг предо мной устоять;
   Надо в западню поймать!
   (Делает так, чтобы его часы били.)

   (Розалинда пошатнулась и положила руку на грудь.)

   Розалинда (слабым голосом)
   Взор туман мне застилает,
   Бьётся сердце всё слабей!
  
   Айзенштайн (торжествует)
   Ах, она мне уступает,
   И любовь проснулась в ней!
  
   Розалинда
   Это вас пусть не тревожит:
   Мой недуг совсем не нов.
   Но удары сердца может
   Вновь настроить ход часов?
  
   Айзенштайн
   Ах, узнаем мы сейчас!
  
   Розалинда
   Посчитать прошу я вас!
  
   Айзенштайн и Розалинда
   Да, надо знать, да, надо знать...
  
   (Айзенштайн одной рукой подносит часы к своему уху,
   другую кладет ей на грудь.)
  
   Айзенштайн
   И - раз, два, три...
  
   Розалинда
   И - пять, шесть, семь...
  
   Айзенштайн
   Нет! Не так совсем.
   Четыре здесь, а после - пять.
  
   Розалинда
   Ах, стали вы меня смущать.
   Меняться станем?
  
   Айзенштайн
   С вами? Как?
  
   Розалинда
   Считать удары сердца - вам,
   А мне же - тиканье часов.
   Маркиз, не тратьте лишних слов.
   Минуток пять - довольно нам.
   (Берет часы у Айзенштайна.)

   Айзенштайн
   Скорей начнем!
  
   Розалинда и Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда
   Раз, два, три, пять, шесть, семь,
   Раз, два, три, пять, шесть, семь,
   Восемь, девять, десять,
   Двадцать, двадцать восемь,
   Двадцать девять, тридцать,
   Тридцать восемь, тридцать девять, двести!
  
   Айзенштайн
   Раз, два, три, пять, шесть, семь,
   Раз, два, три, пять, шесть, семь,
   Это же галоп!
   Двадцать пять, тридцать пять,
   Сорок пять, сто!
   Гоп, гоп, гоп, гоп; ну, галоп!
   Сто семьдесят пять!
  
   Розалинда
   Ну и хватит нам - мой совет!
  
   Айзенштайн
   Ах, надо продолжать!
  
   Розалинда
   Нет, нет, нет!
  
   Айзенштайн
   Это целый миллион.
   Да, это целый миллион!
  
   Розалинда
   Да разве счет теперь сойдется?
  
   Айзенштайн
   Со счета дьявол не собьется!
  
   Розалинда (прячет часы)
   Сегодня я уже устала!
  
   Айзенштайн
   О, боже, и часы забрала!
   Не успел...
  
   Розалинда
   Подарок прелестный!
  
   Айзенштайн
   Я лишь хотел...
  
   Розалинда
   Шутник вы известный!
  
   Айзенштайн и Розалинда (смеется)
   В сеть она не угодила,
   И часы мои стащила.
   Принесла забава горе,
   И теперь я опозорен!
   (Пытается схватить часы.)
   Я не давал! Отдайте мне! Какой скандал!
   В сеть она не угодила!
   Часы мои! Ах, вернуть, вернуть бы их!
   Увы, увы!
   Принесла забава горе,
   И теперь я опозорен!
   Их украла у меня! Опозорен я! Увы!
   (Ах... ах... ах... да!)
  
   (Общество возвращается из сада.)
  
   Мелани (Фальке). Доктор, расскажите, как над вами подшутили!
   Фаустина (видит Розалинду). Ах, иностранка уже здесь!
   Ида. Загадочная незнакомка, о которой нам рассказал доктор!
   Адель. Очень хочется посмотреть ей в глаза.
   Дамы. И мне! И мне!
   Адель. Пойдем на приступ. (Розалинде.) Прекрасная незнакомка, если вы не совсем безобразны...
   Фаустина. ...или не старуха...
   Адель. ...просим вас снять маску!
   Все. Просим! Просим!
   Орловский. Постойте, господа! На моей вилле у любой дамы есть право быть в маске или без маски, как она пожелает. (Розалинде.) Не смущайтесь, милочка!
   Айзенштайн (смотрит на свои бывшие часы). Милочка совсем не смущена. Мои часы тю-тю!
   Адель. Бьюсь об заклад, она не венгерка. У них больше огня в крови!
   Орловский. И все-таки она венгерка!
   Мелани. А кто это докажет, ваше сиятельство?
   Розалинда. Докажет музыка!
   Все. Музыка?
   Розалинда. Да, звуки моей родины скажут за меня!
  
   Песням отчизны
   Внимаю с тоскою,
   Вновь предо мною
   Мой край родной!
   Если звучали
   Мадьярские песни,
   Вновь я вместе,
   О, Венгрия, с тобой!
   Прекрасна моя земля,
   Где взор мой ласкают поля,
   Где солнце сияет,
   Луга расцветают,
   О край, где я счастье нашла!
   Да, образ твой родной
   Будет вечно, всегда со мной,
   Образ твой родной!
   И вдалеке я - с тобой, с тобой, с тобой!
   И в сердце у меня
   Навсегда, навсегда -
   Образ твой родной!
   Прекрасна моя земля,
   Где взор мой ласкают поля,
   Где солнце сияет,
   Луга расцветают,
   О край, где я счастье нашла!
   Венгра кровь кипит:
   Пламя и страсть горит!
   Эй, зову подруг, -
   Быстро в общий круг!
   Руку, не зевай,
   Скорей, красотка, дай!
   Это танец наш -
   Пламенный чардаш!
   Где скрипок пенье, хо, ха,-
   Везде веселье, хо, ха, ха!
   Где бряцанье шпор,
   И где стыдливый взор
   Дева дарит вам,
   Значит, счастье там!
   Парень, ну-ка,
   Чарку в руку
   И по кругу, и по кругу
   Чарку передай.
   И токай в ней,
   Словно пламя!
   Первый тост - за родимый край! Ах!
   Венгра кровь кипит:
   Пламя и страсть горит!
   Эй, танцуйте наш
   Пламенный чардаш!
   Ла, ла, ла, ла, ла, ла!
  
   Все (аплодируют). Браво, браво!
   Мелани (Фальке). Доктор, вы расскажете нам, что обещали?
   Фальке. Вы считаете, надо?
   Рамузин. Историю летучей мыши!
   Айзенштайн. Вас интересует история летучей мыши? Я разыграл эту комедию, в которой бедному доктору поручил заглавную роль. Превосходная шутка, жертвой которой он стал. Но сам он не сможет рассказать о своем позоре.
   Фаустина. Так расскажите вы, маркиз!
   Айзенштайн (Фальке). Можно?
   Фальке. Не возражаю.
   Айзенштайн. Три года назад я и Фальке, двое веселых парней...
   Адель. С тех пор вы не изменились!
   Розалинда (тихо к Фальке). Нахалка!
   Фальке. Тсс! Не выдайте себя!
   Айзенштайн. Мы жили в городке под названием Вейнберг. Фальке уже тогда был нотариусом, а я еще не женился.
   Али Бей. Как? Вы женаты, маркиз?
   Розалинда. Ужасно! Вы женаты? Прощайте, надежды!
   Айзенштайн. Не теряйте надежд, милая похитительница часов! Моя жена очень стара и страшна как смертный грех.
   Розалинда (Фальке). Прекрасный портрет!
   Айзенштайн. В одном замке, в двух милях от нашего городка, хозяин давал костюмированный бал, на который пригласил и нас. Я был одет бабочкой, а доктор - летучей мышью.
   Все. Фальке - летучая мышь? Ха-ха!
   Айзенштайн. Его костюм - коричневая шкура, длинные когти, широкие крылья и огромный желтый клюв...
   Мюррей. У нас в Канаде у летучих мышей нет желтого клюва!
   Айзенштайн. Может быть, но, за неимением другого, он смотрелся отлично.
   Все. Мы верим.
   Айзенштайн. Мы приехали на бал в одном фиакре, всё было превосходно; но я собирался подшутить и усердно подливал вино нашему доктору, и к утру он был вдребезги пьян. Потом погрузил его в экипаж, отвез в небольшую рощу, уложил под дерево и незаметно улизнул. Он совсем ничего не соображал, спал как сурок.
   Все. Ха-ха, бедный доктор!
   Айзенштайн. Когда он, наконец, проснулся, пришлось ему средь бела дня идти в город на потеху уличным мальчишкам; и с такой свитой он добрался до своего дома.
   Все. Ха-ха-ха!
   Айзенштайн. С тех пор в Вейнберге его звали не иначе как доктор Летучая Мышь.
   Ида. И он не отомстил?
   Айзенштайн. Ха, я держу ухо востро!
   Фальке. Отложено, не значит - забыто! Может, мы уже завтра узнаем, кому вручить первый приз, как лучшему шутнику.
   Франк. Маркиз, эта шутка бесподобна! Ее мог придумать только маркиз!
   Фальке (к обществу). Выпьем за маркиза и шевалье!
   Орловский. А теперь, господа, прошу к столу.
   Все. К столу! К столу!
  
   (Все садятся за обеденный стол. Слуги подают еду и напитки.)
  
   Айзенштайн (Розалинде). А теперь вы снимете маску?
   Розалинда. Теперь - нет, только завтра!
   1-й слуга (Айзенштайну). Коньяк или шампанское?
   Айзенштайн. И то, и другое, мой друг!
   2-й слуга (Франку). Коньяк или шампанское?
   Франк. Не "или", а "и"! Один закон для двоих!
   Айзенштайн (поет). "Радуйтесь жизни, ведь молодость пройдет; розу сорвите, пока цветет!"
   Мелани. Ваша маркиза позволила вам здесь радоваться жизни?
   Айзенштайн. Святая простота! Вы думаете, я всегда говорю ей, куда иду? Моя старуха не знает, что я здесь.
   Розалинда (сердито). Его старуха!
   Мелани. За вашу старуху!
   Все (поднимают бокалы). Ура!
   Орловский (указывает на Розалинду). И за прекрасную Елену!
   Все. Ура! Ура!
   Айзенштайн. Может, и у нее был верный, глупый Менелай!
   Орловский. Скажите мне, дети, почему ужин в театре на сцене так мало развлекает публику?
   Адель. Потому что публику мучает жажда во время спектакля!
   Фальке. Когда на сцене ужинают, надо и публике подавать шампанское, и каждому господину разрешить обнять его соседку!
   Кавалеры. Как мы, например! Обнимите своих дам!
   Орловский (встает, бокал в руке). Шампанское - король всех вин! Да здравствует Его Величество и его подданные!
   Все. Ура!
  
   Орловский
   Сулят блаженство рая,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
   Гроздья винограда,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла!
   Хотя и жаждет славы
   Монарх любой державы,
   Но ждет он и услады
   От сока винограда!
   Виват! Виват!
   За короля всех вин мы
   Бокалы все поднимем,
   Бокалы все поднимем!
  
   Все
   Виват! Виват! Виват!
  
   Орловский
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
  
   Все
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
   И клятву даем мы на верность!
  
   Адель
   Тебя все почитают,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
   В самом дальнем крае,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла!
   Шампанское прогонит
   Печали и тревоги;
   Правитель мудрый каждый
   Спасет народ от жажды!
   Виват! Виват!
   За короля всех вин мы
   Бокалы все поднимем,
   Бокалы все поднимем!
  
   Все
   Виват! Виват! Виват!
  
   Адель
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
  
   Все
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
   И клятву даем мы на верность!
  
   Айзенштайн
   Лекарственное зелье,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
   Пьет монашек в келье,
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла!
   Вино - всех благ источник -
   Смакует по глоточку,
   И нос его при этом
   Пылает винным цветом!
   Виват! Виват!
   За короля всех вин мы
   Бокалы все поднимем,
   Бокалы все поднимем!
  
   Все
   Виват! Виват! Виват!
  
   Айзенштайн
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
  
   Все
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
  
   Айзенштайн
   Ах, шевалье, я пью за вас!
  
   Франк
   Мерси, мерси, мерси!
   Здоровье ваше, друг маркиз!
  
   Айзенштайн
   Мерси, мерси, мерси!
  
   Фальке
   Пью за вас, шевалье и маркиз!
  
   Айзенштайн и Франк
   Мерси, мерси, мерси!
  
   Розалинда, Адель, Орловский, Ида
   Ха-ха-ха!
  
   Все (смеются)
   Мерси, мерси, мерси!
  
   Фальке
   Слушайте все, что я скажу!
  
   Хор
   Просим вас!
  
   Фальке
   Друзья, каждый здесь пару встречает,
   У многих сердце любовью пылает.
   Давайте же вступим в единый союз,
   И крепче он любовных уз!
  
   Орловский
   Будем пить на брудершафт! Ура!
  
   Хор
   Будем пить на брудершафт, ура!
  
   Айзенштайн (Розалинде)
   И вы поцелуйтесь, как сестра!
  
   Розалинда
   Мне это ясно, и я согласна!
  
   Фальке
   Пусть каждый в руку бокал возьмет
   И своему соседу поет:
   Ты мой брат, ты мой брат, а ты сестра,
   Будет это всегда!
   Всем петь за мной:
   Ты мой брат, ты мой брат, а ты сестра,
   И с тобой на "ты" мы будем.
   И тогда для нас вечен этот час,
   Если завтра не забудем!
   Поцелуй, после - "ты",
   Да, да, да - навсегда!
   Поцелуй, после - "ты",
   Да, да - навсегда, навсегда, это навсегда!
  
   Все
   Ты мой брат, ты мой брат, а ты сестра,
   Будет это всегда!
   Всем петь за ним!
   С нами повторяй:
   Да, с тобой на "ты" мы будем.
   И тогда для нас вечен этот час,
   Если завтра не забудем!
   Поцелуй, после - "ты",
   Да, да, да - навсегда!
   Поцелуй, после - "ты",
   Да, да, да, да, да, да, да,
   Дуиду, дуиду, ла-ла-ла-ла-ла-ла!
  
   (Балет, танцы: испанский, шотландский, русский,
   чешский, венгерский.)

   Песня двух чешских девушек
  
   Марьянка, эй, танцуй со мной,
   Плясать негоже мне одной.
   Станцуем полечку вдвоем,
   И пусть дивятся все кругом!
   На кларнете и трубе
   Чехи только шпарят польку
   Так, что лучше танца нет.
   Это знает целый свет!
   Марьянка, эй, танцуй со мной,
   Плясать негоже мне одной.
   Станцуем полечку вдвоем,
   И пусть дивятся все кругом!
  
   Орловский
   Теперь звучит для нас
   Главный танец - это вальс!
   Он в круг приглашает, наш праздник венчает,
   Вальс вихревой закружит нас!
  
   Хор
   Да, танцевать, да, танцевать
   Будем вальс, стремительный вальс,
   Он закружит нас сейчас!
  
   (Все танцуют.)
  
   Все
   Ах, что за ночь! Нас пьянит она!
   Здесь и вино, и любовь для нас!
   Так бы всю жизнь танцевать всегда,
   Вечным пускай будет этот вальс!
  
   Айзенштайн (прислоняется к Франку)
   Ты - моя опора, друг!
  
   Франк (также шатаясь)
   Буду опорой я вечно!
  
   Розалинда, Орловский, Фальке
   Их свиданье ждет в тюрьме.
   И дружба там станет крепче!
  
   Все
   Ах, что за ночь! Нас пьянит она!
   Здесь и вино, и любовь для нас!
   Так бы всю жизнь танцевать всегда,
   Вечным пускай будет этот вальс!
  
   Франк (Айзенштайну, показывая свои часы)
   Братец, братец, а часы стоят!
   Ах, скажи, который час?
  
   Айзенштайн (ищет часы)
   Братец, а мои так спешат,
   И совсем ушли сейчас!
   (Розалинде.)
   Маска, здесь пред нами
   Пусть твой облик явным станет.
   Кто же ты, хочу я знать,
   Что смогла часы отнять!
  
   Розалинда
   На то, что под ней, нельзя смотреть,
   От страха можешь ты здесь умереть!
  
   Айзенштайн
   Ха-ха-ха-ха! Такой секрет? Такой секрет?
  
   Адель, Ида, Орловский
   Ха-ха-ха-ха, какой ответ!
  
   Все и хор
   О да, забавен ответ!
  
   Адель и хор
   Мужчиной будь, страхи забудь!
   (Страх забудь, страх забудь!)
  
   Ида и хор
   А если отступишь - ты опозорен!
   (Страх забудь, страх забудь!)
  
   Айзенштайн
   О, я очень смел, поспорим!
   (Розалинде.)
   Маску снимешь предо мной?
  
   Розалинда
   Украшает нос мой прыщик.
   Как откроюсь пред тобой?
  
   Айзенштайн
   В этот прыщ не верю я!
  
   Адель, Ида, Орловский, Фальке, Франк
   Не боится он прыща!
  
   Айзенштайн
   Видеть должен я лицо!
  
   Адель, Ида, Орловский, Фальке, Франк
   Должен видеть он лицо!
  
   (Айзенштайн преследует Розалинду.
   В это время Фальке занимается напольными часами у камина.
   Часы начинают бить. Танцы прекращаются).
  
   Айзенштайн и Франк (считают удары часов)
   Раз! Два! Три! Четыре! Пять! Шесть!
  
   Айзенштайн
   Шляпа где, шляпа где? Время так летит!
  
   Франк
   Шляпа где, шляпа где? Время так летит!
  
   Все и хор
   Шляпа где, шляпа где? Он громко кричит!
  
   Айзенштайн
   Но тюрьма ждет меня!
  
   Франк
   Должен быть уж дома я!
  
   Айзенштайн и Франк
   Дайте мне, дайте мне пальто поскорей!
  
   Хор
   Шляпа где и пальто, где пальто, ха-ха-ха!
   Дайте им пальто поскорей, ха-ха-ха!
  
   Франк (Айзенштайну)
   Вы со мной пройдете кусок пути?
  
   Айзенштайн
   До угла, извольте, потом - один!
  
   Франк и Айзенштайн
   Тогда идем!
  
   Все
   Свиданья ждем, ха-ха!
  
   Хор
   Ах, что за ночь! Нас пьянит она!
   Здесь и вино, и любовь для нас!
   Будем всю жизнь танцевать всегда,
   Останется навек нам этот вальс!
   Останется навек нам этот вальс!
   (Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла!)
  
   (Айзенштайн и Франк, шатаясь, идут к выходу
   мимо танцующих.)
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
  
   Контора директора тюрьмы.
   Фрош отпирает ключом из большой связки среднюю дверь,
   входит с горящим фонарем, он в изрядном подпитии.
  
   Альфред (за сценой). Ах, голубка, под окном я стою, робея...
   Фрош. Веселая тюрьма! Заключенный из номера 12 опять запел. Меня и господина директора сюда уже несколько дней как перевели, но мне здесь нравится. Такая веселая тюрьма мне еще не попадалась. И сливянка здесь отличная. Лучше и не надо! В голове пусто; всё, что там было, утекло в башмаки, вот они и стали такими тяжелыми. И в ушах всё время музыка играет!
  
   (Альфред продолжает напевать.)
  
   Здесь очень весело. Это от сливянки? Нет, это заключенный из номера 12 опять запел. (Кричит.) Тише, тише, господин! Петь тут не полагается! Проклятая сливянка! (Спотыкаясь, уходит.) Чертовски весело в этой тюрьме!
  
   Шатаясь, появляется Франк; пальто косо застегнуто, шляпа сползает на глаза.
   Он идет, пытаясь удержать равновесие; снимает шляпу и швыряет в угол.
   Долго снимает пальто, покачивается в такт вальса.
   Он становится всё оживленнее и вальсирует в наполовину снятом пальто.
   Вдруг останавливается и оглядывается в испуге, старается быть серьезным.
   Ему удается избавиться от пальто. Хорошее настроение берет вверх.
   Он думает, что находится в бальном зале, кланяется и бормочет.)
  
   Франк. Ольга, сюда! Ида, и ты! Вы мне нравитесь! Маркиз, дайте руку, будем друзьями! (Сначала напевает тихо.)
  
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королем всех вин!
   (Громко.)
   И клятву даем мы на вер... Тсс!
  
   (Он оглядывается, не слышит ли кто его, видит чайный сервиз на дальнем столе,
   шатаясь, переносит его на ближний стол, зажигает спиртовку;
   ему становится жарко. Обмахивается, пьет воду из стакана,
   садится в кресло, берет газету, зевает, насвистывает, засыпает,
   газета падает на пол.)
  
   Фрош (входит, смотрит на Франка, про себя). Господин директор уже здесь! Зачитался. (Старается держаться прямо.) Мне надо подать рапорт. (Очень громко.) Господин директор, я пришел с рапортом!
   Франк (вскакивает). Что такое? Ну, Фрош, рапортуй! Подойди ближе!
   Фрош (смущаясь, что ему трудно подойти). Ближе?
   Франк. Ну да! (Качаясь, Фрош делает два шага; про себя). Проклятое шампанское! Всё прыгает перед глазами. Даже Фрош прыгает! (Громко.) Что новенького?
   Фрош. Ничего, господин директор. Только номер 12 требует адвоката.
   Франк. Господин фон Айзенштайн? Ну пусть, это его право.
   Фрош. Я послал за неким доктором Блиндом, мне его рекомендовали. (Немного покачиваясь.) Чертова сливянка!
   Франк. Почему ты качаешься?
   Фрош (продолжает качаться). Я не качаюсь!
   Франк (про себя). Проклятое шампанское! Всё качается перед глазами!
   Фрош (опираясь на спинку стула). Видите, господин директор, я не качаюсь!
   Франк (резко). Кто говорит, что ты качаешься? (Про себя.) Черт знает что!
   Фрош. Никто, господин директор, никто. (Про себя.) Мне это почудилось!
   Франк. Ну, как тебе здесь - нравится?
   Фрош (облокотился о стол Франка). Здесь? Очень! Тут весело! Такая веселая тюрьма мне еще не попадалась. И вы так считаете, господин директор?
   Франк. Да, ты прав - здесь очень весело! (Слышен звонок.) Что это? Звонят в дверь.
   Фрош (стоит). Да, и мне показалось.
   Франк. Посмотри в окно, кто там.
  
   (Снова звонят.)
  
   Фрош. В окно? (Про себя.) Мне же туда не дойти! (Качаясь, зигзагами идет к окну.)
   Франк (про себя). Никаких визитов!
   Фрош (у окна). Там две дамы!
   Франк (вскакивая). Что? Две дамы?
   Фрош. А может, только одна. У меня всё двоится. - Открыть?
   Франк. Нет... да... как говорится... нет!
   Фрош. Это очень красивые дамы!
   Франк. Так открой! Почему не открываешь?
   Фрош. Мне уже идти? (Идет.) Да, очень весело! Две красотки в такую рань! Я же сказал, веселая тюрьма! Ужасно весело! (Уходит, шатаясь.)
   Франк. Что-то у меня настроение упало... (Видит на столе бутылку с водой, наливает в стакан, пьет залпом.) Теперь хорошо! (Вытирает носовым платком лоб.)
   Фрош (входит, следом за ним - Ида и Адель). Дамы спрашивают шевалье Шагрена.
   Франк (вздрогнув). Шевалье Шагрена?!
   Фрош. Я им уже сказал, что такого господина здесь нет.
   Адель. Вот же он!
   Ида. Доктор Фальке дал нам правильный адрес.
   Франк (про себя). Ида с Ольгой, этого только не хватало! (Фрошу.) Оставь нас одних!
   Фрош. Есть! (Уходя.) Веселая тюрьма! Чертовски веселая!
   Адель. Господин шевалье наверняка удивлен?
   Франк. Да... я и не надеялся, что так рано...
   Адель. Мы к вам с просьбой.
   Ида. Моя сестра считает: риск - благородное дело. Сегодня ночью господин шевалье проявлял особый интерес к моей сестре...
   Франк (смущенно). Точно! (Про себя.) Впрочем, они обе прелестны!
   Адель. Считаю своим долгом признаться...
   Франк. Ох! (Про себя.) Сейчас мне будет совсем жарко!
   Адель. Я не та, за кого меня принимают!
   Франк. Вы премиленькая, и мне этого достаточно, мой ангел!
   Ида. Моя сестра вовсе не актриса.
   Франк (галантно). Но могла бы ей стать!
   Адель. И моя сестра так считает, поэтому мы пришли к вам.
   Ида. Вы благородный господин и легко ей поможете.
   Франк. Я? Каким образом?
   Ида. Как я сказала, моя сестра не актриса...
   Адель. И даже не учусь на актрису, я всего лишь горничная господина фон Айзенштайна.
   Франк. Горничная! Позвольте поцеловать вашу ручку!
   Адель. И губы тоже!
   Франк. Тсс, не болтать!
   Адель. Всё останется между нами! Но вы будете разговаривать с моим хозяином, поэтому у меня еще одна просьба.
   Франк. Да?
   Адель. Господин знает, что я без разрешения госпожи пошла в ее платье на виллу Орловского. (Всхлипывая.) Прошу, умоляю, замолвите за меня словечко!
   Франк. Чтобы он вас простил?
   Адель. Нет, чтобы он мне подарил платье, оно мне очень идет.
   Франк. Вы просите слишком многого. Хозяин вас тут же уволит.
   Ида. Ах, если продолжения не будет, она сама уволится!
   Адель. И все-таки я хочу приготовиться для поступления на сцену.
   Ида. А господин шевалье нам поможет. Благородный господин может заняться и моим обучением.
   Франк. Мне вас обучать? Да, а у вас есть талант?
   Адель. Есть ли у меня талант? Странный вопрос!
  
   Если играю девчонку, -
   Конечно, в короткой юбчонке, -
   То прыгаю тут я и там,
   Как белка в лесу по ветвям.
   А встречу парня, то взгляну,
   С улыбкой ему подмигну,
   И закроюсь шутя
   Я рукой, как дитя.
   Должна я фартук теребить
   И в сеть красавца заманить.
   Когда же он пойдет за мной,
   Ему скажу: "Шалун какой!"
   Потом я с ним сажусь в траву
   И под конец ему пою:
   Ла-ла-ла-ла-ла-ла...
   Кто увидит, тот
   Сразу всё поймет.
   Давно уж вам узнать пора,
   Что такой талант, такой талант -
   И, жаль, пропадает зря!
   Если королева я,
   В мире нет добрей меня.
   Здесь кивну, и там кивну,
   Величаво и гордо я иду!
   Все стоят с почтеньем предо мной,
   Всем приятен мой напев.
   Правлю я народом и страной -
   Лучше нету королев!
   Ла-ла-ла-ла-ла-ла...
  
   Ида и Франк (вместе)
  
   Ида (подражает звуку трубы)
   Тру-ру-ру-ру-ру, тру-ру-ру-ру-ру!
  
   Франк (подражает ударам барабана)
   Трам-пам-пам, тррррррр, трам-пам-пам!
  
   Адель
   Кто увидит, тот
   Сразу всё поймет.
   Давно уж вам узнать пора,
   Что такой талант, такой талант -
   И, жаль, пропадает зря!
   Я парижанка - вот сюрприз! Ах! Ах!
   А муженек мой - сам маркиз! Ах! Ах!
   Полюбит юный граф меня! Ах! Ах!
   Но буду мужу я верна! Ах!
   Два акта я еще держусь,
   Но - ах! - я в третьем поддаюсь.
   Но кто-то вдруг у двери встал.
   О нет! Маркиз! Какой скандал! Ах!
   "Пощады жду я!" Он простит. Ах!
   Заплачет публика навзрыд! Ах!
  
   Франк. Вы достойны лучшего, чем быть горничной!
   Ида. Так вы подготовите мою сестру, господин шевалье?
  
   (Звонок.)
  
   Франк (идет к окну). Посмотрю, кто там. (Отшатывается в испуге.) Черт возьми, маркиз Ренар! Что мне делать?
   Фрош (входит). Открыть?
   Франк. Да... нет... подожди! (Про себя.) Не знаю, что и делать! (Фрошу.) Отведи дам в другую комнату!
   Фрош. Свободен только номер 13.
   Франк. Так отведи их в номер 13!
  
   (Снова слышен звонок.)
  
   Фрош. (тихо). Закрыть их там?
   Франк. Нет... как говорится, да! Как хочешь! Закрой их, лишь бы отсюда убрались! - Что нужно здесь маркизу?
   Фрош. Позволите, сударыни?
   Адель. Номер 13 - это салон для приема?
   Фрош. Точно! У нас несколько таких салонов, визиты частенько затягиваются.
   Ида. Тогда отведите нас в номер 13.
   Фрош (предлагает дамам руки). Угодно? (Ида и Адель берут его под руки.) Веселая тюрьма у нас! Чертовски веселая!
  
   (Они уходят.)
  
   Франк (один). Господин маркиз Ренар уже терпение потерял. Что мне делать? Рискну и впущу его, чтобы выйти из неловкого положения.
   Айзенштайн (входит). Как? Дорогой шевалье, ты здесь? Тебя арестовали?
   Франк. Сначала ты скажи, милый маркиз, что ты здесь делаешь?
   Айзенштайн. Ах, ты пьешь чай, очень кстати. Позволишь? (Садится.)
   Франк. Прошу без церемоний. Будь как дома.
   Айзенштайн. Так оно и есть!
   Франк. Ты здесь как дома? А по-моему, я.
   Айзенштайн. Скажи, чем ты потом занимался, что тебя арестовали?
   Франк. Меня не арестовали!
   Айзенштайн. Черт возьми, а что ты здесь делаешь?
   Франк. Послушай, я должен, наконец, признаться: я не шевалье Шагрен, меня зовут Франк, и я директор этой тюрьмы.
   Айзенштайн. Ха-ха, отличная шутка! Шикарная, ха-ха!
   Франк. Не шутка, а суровая правда!
   Айзенштайн. Боже, шевалье, ты так здорово напился, что возомнил себя директором тюрьмы? Мне еще чашечку чая!
   Франк. Хватит! Ни чая, ни шевалье!
   Айзенштайн. Ну, ну, братец, ты смеешься надо мной!
   Франк. Не веришь? (Громко.) Сейчас докажу!
   Фрош (входит). Что прикажете, господин директор?
   Франк. Хватай господина маркиза!
   Фрош. Есть! - Надеть наручники? (Хватает Айзенштайна.)
   Айзенштайн. Что это значит?
   Франк. Отпусти его! Это шутка.
   Фрош (отпускает). Ах так, только шутка!
   Франк. Ступай, оставь нас одних!
   Фрош. Странные шутки! Я же говорю, веселая тюрьма! (Уходит.)
   Франк. Ну что, веришь теперь?
   Айзенштайн. Да, убедительное доказательство...
   Франк. Не сердись, маркиз, что способ слишком груб.
   Айзенштайн. Я не сержусь, ведь у тебя есть полное право посадить меня за решетку.
   Франк. Что ты этим хочешь сказать, братец маркиз?
   Айзенштайн. Избавь меня от твоего маркиза. Я не маркиз.
   Франк. Ты шутишь!
   Айзенштайн. Я такой же маркиз Ренар, как ты шевалье Шагрен.
   Франк. Что?
   Айзенштайн. Меня зовут Айзенштайн, и я пришел отсидеть свои восемь дней под арестом. Будь добр, братец директор тюрьмы, предоставь мне отдельные апартаменты.
   Франк. Ха-ха, неплохая шутка!
   Айзенштайн. Почему шутка?
   Франк. Хочешь отплатить мне той же монетой. Ничего не выйдет.
   Айцзенштайн. Что это значит?
   Франк. Это значит, как я тебе доказал, что я директор тюрьмы, так же могу доказать, что ты не Айзенштайн.
   Айзенштайн. Я не Айзенштайн? Любопытно послушать эти доказательства!
   Франк. Вчера я лично арестовал Айзенштайна!
   Айзенштайн. Ты его арестовал? Где и когда?
   Франк. Вчера вечером в 10 часов в его доме.
   Айзенштайн. Он что, был дома?
   Франк. Ну да, он сидел совсем по-домашнему, в халате, за ужином со своей женой.
   Айзенштайн (взволнованно). В халате? Со своей женой?
   Франк. Они так нежно прощались, что я даже растрогался.
   Айзенштайн. Нежно прощались? В халате! Нет, нет, этого не может быть! И где... где теперь этот господин фон Айзенштайн?
   Франк. Сидит в номере 12.
   Айзенштайн. В номере 12? Я хочу немедленно его видеть!
   Франк. Сожалею, но без разрешения никто не может видеть заключенных.
   Фрош (входит). Веселье в тюрьме продолжается! Теперь там еще одна!
   Франк. Чего тебе?
   Фрош. Еще одна дама пришла.
   Франк. Что ты сказал? Дама?
   Фрош. Так точно, дама! Это уже не первая сегодня!
   Франк. Как она выглядит?
   Фрош. Она хотя и под вуалью, но так кокетничает, должно быть, красотка. Я отвел ее в приемную.
   Франк. Дама под вуалью? (Задумавшемуся Айзенштайну.) Извини, я на минутку! (Уходит.)
   Фрош. Если и эту сажать в камеру, уж и не знаю, куда. (Слышен звонок.) Еще кто-то! Ни минуты покоя нет, сегодня у нас так весело, что дальше некуда! (Уходит.)
   Айзенштайн (один). Другого арестовали в моем доме и посадили сюда! Этот второй "я" ужинал с моей женой, пока я... От такого открытия у меня из головы весь хмель выветрился! Не надо мне больше чая, хочу увидеть самого себя и сам с собой поговорить! С ума сойти можно!
   Фрош (приводит Блинда). Прошу, господин доктор, подождите здесь. Я приведу господина фон Айзенштайна. (Уходит.)
   Блинд (видит Айзенштайна). Что сказал этот парень? Приведет вас? Так вы уже здесь!
   Айзенштайн. А вам какое дело? Я не только здесь, но и там! Что вам здесь надо, крючкотвор?
   Блинд. Что надо? Вы же меня позвали.
   Айзенштайн. Я вас позвал?
   Блинд. Но судейский ясно сказал, что меня вызывает господин фон Айзенштайн!
   Айзенштайн. Потому что господин фон Айзенштайн - болван!
   Блинд. Вполне возможно, но...
   Айзенштайн. Это значит - не я, а другой - болван! Стойте, у меня мысль! Я буду вместо вас!
   Блинд. Вместо меня? Быть господином Айзенштайном - намного лучше!
   Айзенштайн. Только для свидания с господином Айзенштайном; так я с ним познакомлюсь и всё точно расследую.
   Блинд. Вы говорите вздор!
   Айзенштайн. И я буду похож на вас! Мне нужен ваш костюм, парик, очки и бумаги. Вперед, жалкий законник, или задушу! (Выталкивает его, оба уходят.)
   Фрош (приводит Альфреда). Господин Блинд, здесь господин из номера 12, он желает с вами поговорить.
   Альфред (в халате и колпаке Айзенштайна). Никого нет.
   Фрош. Не может быть, он только что был здесь. Пойду поищу. (Про себя.) Чертова сливянка! (Уходит.)
   Альфред (один). Мое приключение становится скучным. Уже день, а никто про меня не вспомнил. Это награда за молчание? (Входит Розалинда.) Ах нет, меня не бросили; ангел с небес принес мне утешение в темницу. Как благородно, даже романтично!
   Розалинда. Не болтайте о романтике! Слушайте!
   Альфред. Слушаю.
   Розалинда. Скорее уходите!
   Альфред. Я и сам этого хочу!
   Розалинда. Мой супруг может здесь появиться в любую минуту; он не должен вас видеть, по крайней мере, в этом наряде!
   Альфред. Верно, еще обидится, что я присвоил его халат!
   Розалинда. Хотя он вел себя недостойно, возмутительно...
   Альфред. Да, возмутительно - оставить меня на такой срок в тюрьме!
   Розалинда. ...когда развлекался на ужине у князя Орловского!
   Альфред. У моего князя? Ах плут!
   Розалинда. Тем не менее, мое положение ужасно, и я не знаю, как быть.
   Альфред. Может, адвокат даст совет, я потребовал его позвать.
   Розалинда. Адвокат?
   Альфред (смотрит в дверь). Он уже здесь!
   Айзенштайн (входит, одетый как Блинд; про себя). Изменница с ним! Теперь главное - ничем себя не выдать; мне нужно узнать, что у них друг с другом!
  
   Розалинда и Альфред (про себя)
   Краснею, бледнею,
   (Спросить я посмею,)
  
   Айзенштайн (про себя)
   Ему дам по шее,
  
   Розалинда и Альфред (про себя)
   Пред ним я робею,
   (Он даст нам идею!)
  
   Айзенштайн (про себя)
   Сказать не посмеет.
  
   Розалинда (про себя)
   Быть надо смелее?
  
   Альфред и Айзенштайн (про себя)
   Быть надо смелее?
   (Собью с ног злодея.)
  
   Розалинда (про себя)
   Сказать я не смею.
  
   Альфред и Айзенштайн (про себя)
   Всё станет яснее.
   (Нет, буду умнее.)
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда (про себя)
   Какой ждет финал?
   Вдруг будет скандал?
   Какой ждет финал?
   Зачем нам скандал?
  
   Альфред (про себя)
   Совет бы он дал,
   Что делать, сказал.
   Совет бы он дал,
   Как быть, подсказал.
  
   Айзенштайн (про себя)
   Когда б угрожал,
   Всё скроет нахал!
   Когда б угрожал,
   Правду скроет нахал!
   (Альфреду.)
   Теперь о том, что с вами было,
   Прошу, чтоб рассказали -
   Про всё подробно и в деталях,
   И чтоб ничто не упустили!
  
   Розалинда
   Да, случай очень странный,
   И удивит он вас!
  
   Альфред
   Запутанный, туманный,
   Увидите сейчас!
  
   Айзенштайн
   Теперь прошу мне показ-з-занья д-дать,
   Ведь адвокат всё д-д-должен знать!
  
   Альфред
   Вчера престранный случай
   Произошел со мной:
   Доставил по ошибке
   Меня сюда конвой,
   Я ужин с этой дамой
   Делил ночной порой.
  
   Айзенштайн (резко)
   А так и надо вам!
   Вы просто наглый хам!
  
   Альфред (удивленно)
   И так считает адвокат?
   А что вас так задело?
  
   Айзенштайн (берет себя в руки)
   Простите, сам я виноват,
   Сказал совсем я невпопад,
   Обидеть не хотел я, н-н-нет!
   Мы выиграем дело!
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда и Альфред
   Ах, кто бы знал и ожидал
   Такой скандал, такой скандал!
   Всему виной ваш гнев пустой!
   Зачем скандал такой?
   Ваш гнев пустой, гнев пустой!
  
   Айзенштайн (про себя)
   Что я узнал и услыхал -
   Бьёт наповал!
   Но что со мной? Меня такой
   Гнев выдаст с головой!
   Скорее скрой гнев такой!
  
   Розалинда
   Случилось всё невольно,
   Никто не пострадал.
   Но если кто узнает,
   Позор меня бы ждал.
   Тогда меня супруг мой
   Виновной бы считал!
  
   Айзенштайн (не выдержав)
   И по заслугам вам!
   Да это просто срам!
  
   Розалинда (удивленно)
   И так считает адвокат?
   А что вас так задело?
  
   Айзенштайн (берет себя в руки)
   Простите, сам я виноват,
   Сказал совсем я невпопад,
   Обидеть не хотел я, о да!
   Мы выиграем дело!
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда и Альфред
   Ах, кто бы знал и ожидал
   Такой скандал, такой скандал!
   Всему виной ваш гнев пустой!
   Зачем скандал такой?
   Ваш гнев пустой, гнев пустой!
  
   Айзенштайн (про себя)
   Что я узнал и услыхал -
   Бьёт наповал!
   Но что со мной? Меня такой
   Гнев выдаст с головой!
   Скорее скрой гнев такой!
   (Альфреду и Розалинде ворчливым тоном.)
   Прошу признаться мне во всём
   И рассказать о том
   Во всех деталях, целиком.
   А было ль что потом?
  
   Альфред
   Что значит этот ваш вопрос?
  
   Розалинда
   О нет!
  
   Айзенштайн
   Признайтесь же во всём.
   А было ль что потом?
  
   Розалинда
   Да это ведь уже допрос!
   Что значит этот ваш вопрос?
  
   Айзенштайн
   Всю правду мне скажите.
   А было ль что потом?
   Скорее говорите!
   Правду говорите!
  
   Розалинда
   О нет!
  
   Альфред
   О нет!
  
   Розалинда
   О нет!
   Ах, сударь, показалось нам -
   Супруг мой симпатичен вам!
   Его я презираю!
   Скажу вам правду, наконец, -
   Мерзавец муж мой и подлец,
   Простить его я не желаю!
   Он веселился, танцевал,
   И ночь с девицами гулял.
   Но будет он наказан! Наказан!
   Обманщик мой
   Придет домой,
   Расправлюсь живо с подлецом:
   Всё расцарапаю лицо,
   Потом его я брошу сразу!
   Расцарапаю лицо,
   Потом оставлю сразу!
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда
   Всё расцарапаю лицо ему,
   Потом оставлю сразу!
   Расцарапаю лицо,
   Потом оставлю сразу!
  
   Альфред
   Всё расцарапает лицо,
   Потом оставит сразу, и оставит сразу!
   Всё расцарапает лицо ему
   И оставит сразу!
  
   Айзенштайн
   Мне расцарапает лицо,
   Потом оставит сразу, и оставит сразу!
   Мне расцарапает лицо,
   Потом, потом, потом оставит сразу!
  
   Альфред
   Всё теперь известно вам.
   Как же быть? Скажите нам,
   Как супруга провести,
   Вокруг пальца обвести;
   Эту даму как спасти?
  
   Айзенштайн (стукнул кулаком по столу)
   Позор и срам!
  
   Альфред
   Зачем кричать?
  
   Айзенштайн
   Не стыдно вам?
  
   Розалинда
   Зачем кричать?
  
   Альфред и Розалинда
   О нет, зачем кричать?
  
   Айзенштайн (ужасным голосом)
   Злодеи, трепещите!
   Пришла расплата к вам!
   И я стою, как мститель!
   Снимает парик и очки.)
   Ведь сам я Айзенштайн!
  
   Розалинда и Альфред
   Да, сам он Айзенштайн!
   Да, сам он Айзенштайн!
  
   Айзенштайн
   Да, да!
   Да, провел я вас коварно,
   Обманул элементарно,
   И ужасно вам сейчас я стану мстить!
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда
   Это словно сон кошмарный!
   Сам провел меня коварно,
   А сейчас он мне желает мстить?
  
   Альфред
   Да, сначала он соврал ей;
   Одурачен муж коварный!
   Поквитались, и не надо мстить!
  
   Айзенштайн
   Да, провел я вас коварно,
   Обманул элементарно,
   А сейчас я страшно буду мстить!
  
   Розалинда
   Донжуан!
  
   Альфред и Айзенштайн
   Фон Айзенштайн,
  
   Розалинда
   Негодяй!
  
   Альфред и Айзенштайн
   Фон Айзенштайн
  
   Розалинда, Альфред и Айзенштайн
   Накажу я за обман! Кайся!
   (Открыл обман! Кайся!)
  
   Розалинда, Альфред и Айзенштайн
   Донжуан фон Айзенштайн,
   (Фон Айзенштайн,)
   Негодяй фон Айзенштайн,
   (Фон Айзенштайн)
   Я желаю мстить!
   (Желает отомстить!)
  
   Розалинда
   Ах, дайте слово мне сказать!
  
   Альфред
   Не надо спорить и кричать!
  
   Айзенштайн
   Не смей перечить мне в ответ:
   На нём же мой халат надет!
  
   Альфред
   Согласен, это ваш халат!
  
   Розалинда
   Жестокий рок тут виноват!
  
   Айзенштайн
   Ха, что им говорить?
   Ведь улику им не скрыть!
  
   Розалинда, Альфред, Айзенштайн (вместе)
  
   Розалинда
   Это словно сон кошмарный!
   Сам провел меня коварно,
   А сейчас он мне желает мстить?
  
   Альфред
   Да, сначала он соврал ей;
   Одурачен муж коварный!
   Поквитались, и не надо мстить!
  
   Айзенштайн
   Да, провел я вас коварно,
   Обманул элементарно,
   А сейчас я страшно буду мстить!
  
   Розалинда
   Донжуан!
  
   Альфред и Айзенштайн
   Фон Айзенштайн,
  
   Розалинда
   Негодяй!
  
   Альфред и Айзенштайн
   Фон Айзенштайн
  
   Розалинда, Альфред и Айзенштайн
   Накажу я за обман! Кайся!
   (Открыл обман! Кайся!)
  
   Розалинда, Альфред и Айзенштайн
   Донжуан фон Айзенштайн,
   (Фон Айзенштайн,)
   Негодяй фон Айзенштайн,
   (Фон Айзенштайн)
   Я желаю мстить!
   Страшная месть! Страшная месть!
   Ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра, рада я мстить!
   (Желает отомстить!
   Страшная месть! Страшная месть!
   Ра-ра-ра-ра-ра-ра-ра, рад отомстить!)
  
   Розалинда. И ты смеешь упрекать меня в неверности, когда я совершенно точно знаю (Держит часы Айзенштайна у его носа.), который теперь час!
   Айзенштайн (поражен). Мои часы! Черт возьми, об этом я не подумал!
   Розалинда. Хотите снова посчитать удары моего сердца, господин маркиз?
   Айзенштайн (про себя). Она - моя венгерка? Ах я простофиля!
   Альфред. Итак, вы - господин Айзенштайн?
   Айзенштайн. Да, я Айзенштайн, законный владелец этой женщины и этого халата!
   Альфред. Возвращаю то и другое с благодарностью.
   Айзенштайн. Я требую сатисфакции, и прямо сейчас!
   Альфред. Сейчас? Невозможно! Сначала будьте добры отправиться в камеру 12, как ее законный владелец!
   Розалинда. Что вы сказали?
   Альфред. То, что ваш супруг должен отсидеть оставшиеся семь дней, мне и одного хватит!
  
   (Входит Фальке, затем Франк.)
  
   Фальке. Ах, я вижу, здесь сцена узнавания!
   Розалинда. Доктор Фальке, как бы вы теперь поступили?
   Альфред. Ну вот, настоящий господин фон Айзенштайн нашелся и горит желанием занять в камере свое место, которое я незаконно присвоил.
   Айзенштайн. Ни за что! Я не господин фон Айзенштайн! Кто докажет, что я Айзенштайн? В тюрьму? Никогда!
   Франк. Мне горько, что я должен применить силу против своего закадычного друга!
   Фрош (входит). Господин директор, две дамы из номера 13 устроили дикую сцену.
   Франк. Ах, я и забыл! Выпусти их и приведи сюда!
   Фрош (уходя). Веселая тюрьма!
   Розалинда. Кто эти дамы?
   Франк. Никаких незнакомок, сударыня. Вы их отлично знаете!
   Адель (входит взволнованная). Ужасно!
   Ида (идет за ней). Позор!
   Адель (Франку). Как, сударь, вы меня и мою сестру посадили под арест?
   Ида. В чем мы провинились?
   Франк. Приношу извинения. Это он виноват! (Указывает на Фроша.)
   Фрош. Но ведь господин директор тюрьмы сказал, что...
   Адель. Директор тюрьмы?
   Франк. Точно, и я спрашиваю вас (Указывает на Айзенштайна.), знаете, кто это?
   Адель. Господин фон Айзенштайн и моя бывшая госпожа!
   Айзенштайн. И это свидетель? Я не пойду в тюрьму!
   Фальке. Есть и другие свидетели! (Открывает дверь.)
  
   (Входит общество с вечеринки).
  
   Фрош. Хватит? Ну и веселье у нас начнется!
  
   Все
   Какая честь, какая честь -
   Узнать Летучей Мыши месть!
   Ах, бедный муж, ну, как назло,
   Ему не повезло!
  
   Айзенштайн
   Ничего мне не понять.
   Вы не могли бы рассказать?
   Ничего не ясно здесь!
  
   Фальке
   То Летучей Мыши месть!
  
   Все
   То Летучей Мыши месть! Да!
   Какая честь, какая честь -
   Узнать Летучей Мыши месть!
   Ах, бедный муж, ну, как назло,
   Ему не повезло!
  
   Айзенштайн
   Так скажите мне, скорей!
  
   Фальке
   Шуткой, что придумал я,
   Было всё, не мучь себя!
  
   Все
   Мы же подыграли ей!
  
   Айзенштайн
   Как, и князь?
  
   Орловский
   Конечно, да!
  
   Айзенштайн
   И Адель?
  
   Адель
   Конечно, да!
  
   Айзенштайн (Альфреду)
   Ужин ваш?
  
   Альфред
   Он был для вида!
  
   Айзенштайн (Розалинде)
   Но халат мой?
  
   Розалинда
   Реквизит он!
  
   Айзенштайн
   Радость, и восторг, и счастье!
   О, как весел я сейчас!
   (Розалинде.)
   О, приди в мои объятья!
  
   Альфред (Орловскому)
   И настал блаженства час.
   Хоть и не так всё было,
   Но будет он счастливым.
  
   Адель
   Ну, а что теперь со мной?
  
   Франк
   Буду вам отец родной.
   Вам найду в театре место -
   Оставайтесь под арестом.
  
   Орловский (берет Адель за руку)
   Нет, ведь я, как меценат,
   Уж не упущу талант!
   Таков уж мой обычай
   И нрав озорной!
  
   Все
   Таков его обычай
   И нрав озорной!
  
   Айзенштайн. Розалинда, прости своего преданного Габриэля! Только шампанское было всему виной!
  
   Розалинда
   Шампанское виною -
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
   И ничто другое!
   Тра-ла-ла-ла-ла-ла!
   Но мне, признаться нужно,
   Оно на верность мужа
   Теперь глаза открыло.
   Прощенья просит милый!
   Скорей, скорей
   За короля всех вин мы
   Бокалы все поднимем,
   Бокалы все поднимем!
  
   Все
   Скорей! Скорей! Скорей!
  
   Розалинда
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королём всех вин!
  
   Все
   И преклонитесь перед ним,
   Люди все, как один, -
   И слуга, и господин, -
   Пред королём всех вин!
  
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.22*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга первая. Мгла."(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Кошачья магия. Нелли ИгнатоваАртефакт для практики. Юлия ХегбомЗагадки прошлого. Лана АндервудЧужая в стае. Леонида ДаниловаВальпургиева ночь. Ксения ЭшлиГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса Рис
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"