Лопатина Татьяна Михайловна: другие произведения.

13 месяцев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цикл стихотворений о жизни человека, другие стихи о природе, путешествиях (из Э.Кестнера).


  
   Эрих Кестнер
  
  
   13 МЕСЯЦЕВ
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   "Здесь собраны стихи, написанные в течение года жителем большого города для жителя большого города. Слева от блокнота и карандаша лежали пятый том Брэма, "Животный мир Германии". Справа - "Наш растительный мир" и "Учебник ботаники" - для сомнительных случаев. Книги должны быть под рукой. Журнал заказал стихи. Кроме того, к ним нужны иллюстрации. Автору осталось только опередить календарь. Январь нужно спеть еще в ноябре, май - в марте. Двенадцатый месяц требовался за шесть недель до того, как он наступил. Автор не мог работать "на природе", только "по памяти". Да и на нее, как он вскоре понял, полагаться нельзя.
   Ему было стыдно. Разве не прошли перед ним эти месяцы - радостные, разноцветные и мрачные - более чем пятьдесят раз? Перед его глазами, или,- и чаще, и праздничней, - через его душу? Теперь ему осталось только предсказать прошлое, а он не может. Воспоминания расплываются, как в дешевом зеркале. Причина не в зеркале. Причина в воспоминаниях. Причина в большом городе. Кусты, деревья и луга город изгнал из своих стен. На кладбище и в зоопарк...
   Лошадь с пивоварни удивляет детей, как оживший динозавр. Сидит где-нибудь птичка, улетевший волнистый попугайчик. Балкон притягивает к себе, пять квадратных метров большого опыта. У опыта мало неба над головой. Что находится над ней? Еще один балкон. Что перед глазами, кроме горшка с геранью? Окно, провода, стены и, в лучшем случае, горшки с геранью и балконы. Природу можно осматривать по воскресеньям за городом, вместе с кладбищем и зоопарком. Они - музеи без крыши. Осталось только повесить таблички с номерками на ясень и коноплянку. Маргаритку разжалуют в "Victoria regua". Времена года находят на рынке. В цветочной лавке и на тележке с овощами. И подают к завтраку как сводку погоды.
   Философы правы? Идти ли нашим путем, - путем, пересекающим Время, через поля двух великих держав - Истории и Природы? Житель большого города очень давно покинул путь человека. Он младший брат внеисторического двуногого существа на острове в океане. Он противоестественный дикарь, отравляющий все вокруг. Он моторизованный железный хлам, который вслепую и, говоря двусмысленно, "одержимо" пытается преодолеть Магнитную гору Истории.
   Здесь собраны стихи, написанные жителем большого города для жителя большого города. Он попытается вспомнить. Можно утратить воспоминания, но можно и вернуть. Заново ощутить: время проходит, и оно продолжается. То и другое существуют в одном и том же вздохе. Сирень вянет для того, чтобы расцвести, и она цветет, потому что завяла. Смысл времен года выше разума веков.
   Произошло второе изгнание из рая. Но Адам и Ева на этот раз ничего не заметили. Они живут на Земле, как живет она под ними. Экскурсия - не выход. Скоростной спуск - западня. Что могут сделать несколько стихотворений? И все-таки они написаны. И это, скажу еще раз, и снова повторю, - последнее слово - короткое слово - "все-таки".
  
  
   ЯНВАРЬ
  
   Год мал еще, лежит он в колыбели.
   И Дед Мороз ушел в свой дом лесной.
   Коврижкой пахнет, - той, что в праздник ели.
   Год мал еще, лежит он в колыбели.
   Он будет медленно стареть с тобой.
  
   Дрозды озябли. Бедствуют вороны.
   У человека много разных дел.
   И полю снится стог и лес зеленый.
   Мир черно-белый: и кусты, и склоны.
   Он так бы разноцветным стать хотел.
  
   Январь, как Крысолов из сказки старой,
   Танцует, окруженный детворой.
   Сарыч свои круги тесней сжимает.
   День по утрам немного прибывает.
   Нам не заметно. Он уже другой.
  
   Приносят снег издалека нам тучи.
   И пошлину платить не нужно им.
   И радио под Новый год нас учит,
   Что все под этим небом станет лучше,
   И, кроме нас, все станет здесь другим.
  
   Год мал еще, лежит он в колыбели.
   Как сотни лет назад, он стал стареть.
   Мир в сновиденьях. Или вой шрапнели?
   Год мал еще, лежит он в колыбели.
   Живет двенадцать месяцев. И смерть.
  
  
   ФЕВРАЛЬ
  
   Ветер дует день и ночь.
   Снег растаял. Снег летит.
   Время убегает прочь.
   Здесь по-прежнему стоит.
  
   Время нам достанет в сроки
   Маскарадный реквизит.
   Спрячет время точно в сроки
   Наш костюм и ложный стыд.
  
   В блестках, мишуре и маске,
   С кружевным воротником
   К нам оно приходит в праздник.
   Мы его не узнаем.
  
   Под гитару вечерами
   В лабиринте мы кружим.
   Выглядим мы дураками -
   Это ясно всем другим.
  
   Снег бумажный на коронах,
   Из мочалки борода,
   Нос из яркого картона.
   Из чего же мы тогда?
  
   Словно призрак бледноликий,
   К нам идет принц Карнавал.
   В окна смотрит Пост Великий.
   Время покидает зал.
  
   Время спрячет точно в сроки
   Наше прошлое в сундук.
   И достанет точно в сроки
   Серый будничный сюртук.
  
   Ветер дует день и ночь.
   Снег растаял. Снег летит.
   Время убегает прочь.
   Здесь по-прежнему стоит.
  
  
   МАРТ
  
   Солнце болеет.
   Не греет, не светит.
   О катастрофах
   Читает в газете.
  
   Бури, лавины
   И наводненья.
   Мир беспокойный,
   Полон волненья.
  
   Лист календарный.
   Слова: "Да свершится!"
   В бинокле Земля
   Летит и кружится.
  
   Снег прошлогодний
   Все тает и тает.
   Платки и салфетки
   Напоминает.
  
   Зима ведет опись.
   Во всем недочеты.
   Пишет открытки,
   Ищет работу.
  
   Ива с ольхою
   Нарядные дамы.
   Сережки на них
   Горят жемчугами.
  
   Деревья и пашни
   Везде оживают.
   О ласточках радио
   Оповещает.
  
   Подснежник расцвел -
   "Лесной колокольчик".
   Закроешь глаза,
   И слышно звоночек.
  
  
   АПРЕЛЬ
  
   Дождь тихо пальцем стучится в двери.
   Напев пасхальный весь день звучит.
   Стареет год. Он молодеет.
   Как гармоничен такой конфликт!
  
   Смущенный месяц в золотой рубашке
   Закрылся шторой - облаком большим.
   Щека слегка распухла у бедняжки,
   И он чуть-чуть нам кажется смешным.
   На этот раз март прямо в цель попал:
   Он месяц вовремя в апрель послал.
  
   Взяв кисти и краски,
   Из нор выбегают
   Волшебные зайцы.
   Бегут за трамваем
   Без всякой опаски
   С подарками к Пасхе.
   А мы и не знаем.
  
   Пасхальные яйца кладут они робко -
   С орехами, фруктами и миндалем.
   А самый храбрый - печенья коробку
   И две шоколадки в красивой обертке.
   И смотрит, как будто он здесь не при чем.
  
   Потом нужно красить. У зайцев запарка.
   Связать нужно петли из ниточек ярких.
   Потом отыскать тайники для подарков:
   Под столом и за диваном,
   Возле печки и в углу,
   На шкафу, за чемоданом
   И часами на полу.
  
   Петух поет: всем просыпаться!
   Прыг-скок, и ускакали зайцы.
   Чердачное окно сверкает.
   Хозяин вышел прогуляться.
   А солнце глазки протирает
   И начинает умываться.
   "Весна!" - хозяин враз смекает.
   Не видит чуда и зевает:
   Он разучился удивляться.
  
   В траве он разве кисть не увидал?
   Не догадался глупой головой,
   Что кисть пасхальный заяц потерял,
   Когда бежал домой.
  
  
   МАЙ
  
   Со скипетром и в праздничном кафтане
   В карете катит, над землей паря,
   Транжира-май по городам и странам
   Веселым Моцартом календаря.
  
   Цветы ждут знака, чтобы распуститься.
   Он знак дает. Препятствий больше нет.
   Указывают путь ему синицы,
   И бабочки летят карете вслед.
  
   Березки май поклонами встречают.
   И яблони краснеют у плетня.
   Дрозды на флейтах крохотных играют
   Симфонию весны "Любовь моя".
  
   Расцвел пастелью мир в одно мгновенье.
   Карета мчит. Попробуй-ка, поймай!
   И время дремлет на волнах сирени.
   Ах, если бы весь год подряд был май!
  
   И, отцветая, снег на ветках тает.
   Грусть, как известно, радости сестра.
   Нам грустно, что "сегодня" исчезает.
   Секунда - и оно уже "вчера".
  
   Кивает май, кричит: "Вернусь к вам снова!"
   Зарей вечерней небосвод горит.
   Май улыбается лесам и долам.
   Май улыбается. Карета мчит.
  
  
   ИЮНЬ
  
   Как мчится время! Написал
   Я шесть стихотворений,
   И вот шесть месяцев прошли
   И стали сновиденьем.
  
   Черешня с вишнею в садах
   Нас манит алым цветом.
   А листья нежные в пыли,
   И мы грустим об этом.
  
   И будет сено из травы,
   Из красоты - компоты.
   А из того, что пережил
   Ты сердцем, будет опыт.
  
   И было так. И будет так.
   Быком большим теленок.
   Из поцелуя - час придет -
   Появится ребенок.
  
   Птенцы пищат и просят есть.
   И птицам не до песни.
   Так в нашем мире все идет,
   И нет миров чудесней.
  
   Приходит вечер поздно в парк,
   И звезды на жилете.
   Летят на праздник светлячки,
   Фонариками светят.
  
   Там в поздний час все под хмельком,
   Там шутки и остроты.
   Проходит вечер с ночью в такт
   Короткий круг почета.
  
   Язычник с праведником спор
   Ведут там до рассвета,
   Придет ли чудо или нет.
   И вот приходит лето.
  
  
   ИЮЛЬ
  
   Из городов к лугам, полям
   Стремятся горожане.
   И ходят здесь, и бродят там.
   Природу, как жилище, нам
   Внаем сдают крестьяне.
  
   Сдают луга и небосвод,
   Вид на коров и огород,
   Амбары и сараи.
   Машины мчатся взад-вперед.
   Мы ищем путь который год
   К потерянному раю.
  
   Растут хлеба. И на полях
   Коврижки созревают.
   И ящерки спят на камнях.
   Гроза летит на облаках.
   А люди лазают в горах.
   А люди плавают в морях.
   И тайны исчезают.
  
   Мир - это красочный альбом.
   Много картин на свете!
   Пейзаж смеется: знает он,
   Что все пройдет.
   Переживет
   Время каникулы эти.
  
   Он знает: где-то рядом
   Здесь сказка вновь начнется.
   Пшеница смята за оградой,
   Где парочка лежит под солнцем.
   Цена мала и велика награда.
   А в небе жаворонок вьется.
  
   И дева спит, изведав наслажденье.
   Пчелиный хор звучит вокруг.
   Бездельник-юноша, привстав с коленей,
   К ограде держит путь, где свет и тени.
   Затем - в зеленый лес: стихотворенье,
   Как в старину, ведет его на юг.
  
  
   АВГУСТ
  
   Косою размахнулся год.
   Дни летние он косит. Их так мало.
   Посеял, будет урожай.
   Собрал, и вновь зерно бросай.
   Все кончится. И все пойдет сначала.
  
   Шток-роза плачет горькими слезами.
   Шелк листьев полинял - цветок стыдится.
   Подсолнухи кивают головами
   С вуалями, как городские дамы.
   А ведь они не ездили в столицу.
  
   Когда им ездить? Днем едва ли.
   Нарядом золотым они блистают.
   Когда им ездить? В снах, пожалуй?
   Им грезы сладостью прощальной
   Ночами липы навевают?
  
   Энциклопедия твердит,
   Что бесконечное не бесконечно.
   Пространство с временем кружит.
   И можно делать умный вид, -
   Неясное неясным будет вечно.
  
   Ромашкой пахнет, мятой и травой.
   В полях телеги: урожай отличный.
   Послушай тишину. Взгляни на зной.
   Как мал сегодня мир земной!
   А мир идиллии так безграничен...
  
   Все кончится. И скажет день: прощай!
   И звезды падают, покинув рай.
   В "ничто" летят, как слезы без печали.
   Подумай и желанье загадай!
   Все кончится. И все пойдет сначала.
  
  
   СЕНТЯБРЬ
  
   Прощайте, яркие знамена
   Зеленых яблонь, синих слив.
   Пылают астры, анемоны.
   И в красках - осени мотив.
  
   Прощайте, громкие тромбоны
   Крестьянских праздников, балов.
   Под звон бубенчиков в загоны
   И в хлев идут стада коров.
  
   Прощайте, запахи минувших,
   Почти забытых ясных дней.
   На кухне - ароматы груши.
   Дымок костра среди полей.
  
   Прощайте, шумные недели
   За кружкой пива, дни хлопот.
   Стремятся в небеса качели,
   Но святости недостает.
  
   Уже скворцы подались к югу.
   Вдаль бабье лето унеслось.
   С ним краски, запахи и звуки.
   И мчится карусель по кругу.
   Вновь то, что было, началось.
  
  
   ОКТЯБРЬ
  
   Замерзая, бродит время.
   То, что было, вновь придет.
   Зябко белым хризантемам.
   Замерзая, бродит время.
   За руку тебя ведет.
  
   Дальше следуй. Шаг за шагом.
   И нельзя назад взглянуть.
   Ты вперед иди с отвагой
   По тропинкам и оврагам.
   Приведет ли к цели путь?
  
   С временем ты следуй рядом
   В тишине пустых аллей.
   И цветы приветствуй взглядом.
   Осень проклинать не надо,
   Что зима придет за ней.
  
   Вязы, липы и каштаны
   Ярким цветом гонят мрак:
   Алым, золотым, багряным.
   Здесь букет для великана?
   Дальше следуй. Делай шаг.
  
   Лист танцует свой последний,
   Свой смертельный менуэт.
   Где весенний день и летний?
   Будь послушен. Дальше следуй.
   А вернуться - права нет.
  
   Мир случайностей не скажет
   До конца: "Все, кончен бал!"
   Станет все вокруг миражем.
   Дальше. Время путь укажет.
   "Смерть для жизни!" - он сказал.
  
  
   НОЯБРЬ
  
   Нам этот месяц дал печали цвет...
   Все краски буря яростно смывает.
   И плачет лес, что краски умирают.
   Дни серые, а ярких больше нет.
   Мир носит в ноябре печали цвет.
  
   На кладбище венки плывут, чуть свет.
   Тех, кто ушел, живые навещают.
   Ворота целый день не закрывают.
   И хор поет, как пел он сотни лет.
   Мир носит в ноябре печали цвет.
  
   Чем обладал, поймешь, когда уж нет
   Того навек. Везде зимы дыханье.
   Дождь льет и льет. Дальнейшее - молчанье.
   И мы уходим за другими вслед.
   Мир носит в ноябре печали цвет...
  
  
   ДЕКАБРЬ
  
   Год постарел. Вот-вот уйдет.
   Тревожит это нас.
   Свой день последний знает год.
   И свой последний час.
  
   Свершений много. И потерь.
   Их укрывает снег.
   Мир снова белым стал теперь.
   Печален человек.
  
   На небе месяц. Скрылся он.
   Нет ничего. Все здесь.
   Мир нереален. Смысла полн.
   В том польза вряд ли есть.
  
   Вновь Дед Мороз к нам в дом идет
   И бродит в детских снах.
   Рождественская ель цветет
   В игрушках и огнях.
  
   Ты в детстве верил: Дед Мороз
   Из леса вышел в путь.
   Ты стал им сам, но детских грез,
   Увы, нельзя вернуть.
  
   Часы пробьют двенадцать раз.
   И грянет над тобой:
   "Год свой последний знает час,
   А ты не знаешь свой".
  
  
   ТРИНАДЦАТЫЙ МЕСЯЦ
  
   Какой он? Озадачен я вопросом.
   Назвать как? Волшебрем? Иль високосным?
   Кому двенадцать хватит, пусть смеется.
   Какой он, что тринадцатым зовется?
  
   В нарядном платье здесь весна-кокетка.
   На летние балы жасмин спешит.
   И яблоко, созрев, с осенней ветки
   В траву летит.
  
   В березняке здесь ели вырастают.
   Пшеница зреет, рядом виноград.
   Здесь ландыши на рынке покупают
   Весь год подряд.
  
   В цветах лежала Ева бы нагая.
   И ей слова любви Адам шептал.
   Их словно никогда никто из рая
   Не изгонял.
  
   И пусть, как мы, сны видит мирозданье.
   У времени, поверь, пространство есть!
   Надежду дай нам, месяц без названья!
   Будь с нами здесь.
  
   Прости меня. Ты не такой, возможно.
   В тумане ты. Твой лик нельзя узнать.
   Из дюжины картинок старых сложно
   Другой создать.
  
   Ты сам создай себя! Из звуков зримых!
   Из красок радуги, что в небесах горит!
   Достигни красоты недостижимой!
   Молчишь? Молчит.
  
   Года бегут. Сквозь дождь, и зной, и вьюгу.
   Все будет так же, как вчера, как встарь.
   Терпенье, сердце. Жизнь идет по кругу.
   За декабрем всегда идет январь.
  
  
   Эрих Кестнер
  
   ВЕСНА ОТКЛАДЫВАЕТ СВОЮ ПРЕМЬЕРУ
  
   Театра два: земля и свод небесный.
   По слухам, пьеса будет интересной.
   И солнце репетирует давно.
   Уже объявлен день премьеры, но...
   Перенесен. И дата неизвестна.
  
   Обижены кусты. Здесь нет секрета:
   Нельзя так поступать с кордебалетом.
   Не в настроенье солнышко опять.
   Попозже пьесу будут исполнять.
   А нам что делать-то с входным билетом?
  
   Уж скрипки первые на небосклоне.
   Фиалки репетируют поклоны.
   Не хочет солнце покидать постель.
   Играют пьесу старую "Апрель".
   А нас считают здесь за посторонних!
  
   Хотя и сорвалось мероприятье,
   Все дамы щеголяют в новых платьях.
   "Ну, слава богу!" - их мужья кричат.
   Жилеты в шкаф кидают и спешат
   Скорей улечься с насморком в кровати.
  
   А мы считали дни до представленья!
   Льет дождь. И чувства мерзнут, к сожаленью.
   Они сироты. Нет зонта у них.
   Совсем как дети у людей чужих.
   Как запонка, теряется терпенье...
  
   Озяб. И снег пойдет, по всем приметам.
   Пускай. Весна придет, я верю в это.
   Приход отложен. Но не в этом суть.
   Поставят пьесу ведь когда-нибудь!
   И главное - "действительны билеты".
  
  
   ВЕСНА ПРИШЛА
  
   Свершилось. Двинулась весна в поход.
   Деревья пробудились от покоя.
   И воздух мягче пуха. Остальное
   Уже не важно, раз весна идет.
  
   Невесту ищет срочно каждый пес.
   И Пони-Шапочка, смутясь немножко,
   Сказала мне, что теплые ладошки
   У солнца, и они щекочут нос.
  
   Привратники глазеют на людей.
   На улице в кафе полно народа.
   Никто не мерзнет. Восседают гордо.
   Гулять в коляске вывезли детей.
  
   Увы, попали барышни впросак.
   Коленки некрасивы, скажем прямо.
   Танцуют в небесах аэропланы.
   И можно развлекаться. Только как?
  
   Еще пройтись за барышнями вслед.
   И синева, и зелень побледнели.
   Весна пришла! И красит мир пастелью!
   Улыбки всюду, хоть причины нет.
  
   Над городом сейчас бы полететь!
   Без пиджаков мужчины на балконах
   По ящикам сажают анемоны.
   Какое счастье - ящиком владеть!
  
   В садах еще раздеты клен и вяз.
   Зиме в отместку солнце припекает.
   Хотя такое каждый год бывает,
   Но в то же время все, как в первый раз!
  
  
   АТМОСФЕРНЫЙ КОНФЛИКТ
  
   Ворчат деревья: "Вот досада.
   Попали с климатом впросак.
   Не можем мы понять никак:
   Нам почки раскрывать,
   А может, подождать,
   Или как?"
  
   Тепло сменяется прохладой.
   В тревоге кельнер: все в пальто.
   Спросил, наверное, раз сто:
   "Мне стулья выставлять,
   А может, подождать,
   Или что?"
  
   Гуляют пары тет-а-тет
   В ночных аллеях до рассвета.
   И каждый думает при этом:
   "Мне чувства раскрывать,
   А может, подождать,
   Или нет?"
  
   На нервы действует весна,
   И не горит в волненье кровь.
   Не видно солнца. Чья вина?
   Не упускайте случай,
   Разгонит ветер тучи
   Вновь.
  
   Тепло. Надолго ли - кто знает?
   И почки лопнули с утра.
   И сердце расцвести мечтает.
   А стулья выставлять
   И чувства раскрывать
   Пора!
   Иль не пора?
  
  
   ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ПОГОДА
  
   Где дни, с печальным настроеньем схожи?
   Дни, чья печаль нас может одолеть?
   Сияет солнце. Год стоит погожий.
   Ты страстно хочешь вырваться из кожи,
   Воздушным шаром в небо улететь!
  
   Листва деревьев вымыта дождями.
   И небеса из голубой тафты.
   В пятнашки луч играет с мотыльками.
   Ты счастье пьешь неспешными глотками.
   И жить в ладу с собою хочешь ты.
  
   Ты можешь улететь, коль есть желанье.
   На стуле вверх. Взять кофе и пирог.
   На белых облаках, как на диване,
   Лежать и вниз глядеть. Как это странно:
   Ведь Шпрее сверху - просто ручеек.
  
   Ты можешь поприветствовать цветочки,
   С травою, как с невестой, говорить.
   Ты можешь разлететься на кусочки
   И сочинять с энтузиазмом строчки.
   Весь мир ты можешь в этот миг любить.
  
   Ерошишь волосы, сомненье гложет.
   Сияет солнце. Облаков гряда.
   Где дни, с печальным настроеньем схожи?
   Навечно хочешь вырваться из кожи.
   Одно лишь затруднение: куда?
  
  
   ЗАГОРОДНАЯ ПРОГУЛКА В АВТОМОБИЛЕ
  
   День стоит такой чудесный.
   А над нами свод небесный,
   Словно голубой фарфор.
   И узорный, белоснежный
   Облаков рисунок нежный
   Наш притягивает взор.
  
   Мир исполнен вдохновенья!
   В это дивное мгновенье
   Он с небес не сводит глаз.
   Мой старик орет в экстазе:
   "День-то, словно по заказу!"
   (Ну и гордый он сейчас!)
  
   Лихо он ведет машину
   По холмам и по долинам.
   Тетя охает: вираж.
   Но родня не смотрит даже.
   Все любуются пейзажем.
   И доволен сам пейзаж.
  
   Шевелюру треплет ветер.
   Пахнет клевером на свете.
   Вперемешку с ним бензин.
   Дядя Теобальд болтает:
   Все он видел, все он знает.
   Видит все не он один.
  
   Песнь летит под небесами.
   Распевают вместе с нами
   Люди всей земли, весь свет.
   Быстро мчит машина наша.
   Слышно, как ворчит папаша:
   "Всюду лес, а пива нет".
  
   Ищем пиво мы ретиво.
   Нам пирог, отец пьет пиво.
   Спит машина под сосной.
   Тетушки зарплаты мало.
   К вечеру похолодало.
   Возвращаемся домой.
  
  
   ПУТЕШЕСТВИЕ В ПОЕЗДЕ
  
   Мир круглый. Если тошно станет,
   Желательно поездку предпринять.
   У насыпи стоят крестьяне.
   Картины можно с них писать.
  
   Поля, и маки, и тропинки.
   И реки, и луга со всех сторон.
   И кружится пейзаж пластинкой.
   Планета - Божий граммофон.
  
   Мчит поезд. Он не отдыхает.
   Вдоль поезда звучит куриный хор.
   Столбы за окнами мелькают.
   И небо - голубой фарфор.
  
   Остался дом далеко где-то.
   И столб сменяется столбом.
   Они нам кланяются, ждут ответа.
   Как странно это!
   А мы молчим и в мыслях шлем
   Приветы.
  
  
   ДЕРЕВО ШЛЕТ ПРИВЕТ
  
   Остался город позади. Вперед!
   Уж съедены четыре бутерброда.
   Все хорошо. Состав идет.
   Потерянных минут ведется счет.
   Забыть про все. Да здравствует свобода!
  
   В окно глядит. Унылый в нем пейзаж.
   А можно спать: везде одно и то же.
   Косится на ручной багаж.
   Танцует снег. Деревня иль мираж?
   Квадраты, ромбы. Нет, луга, похоже.
  
   Зевает. Лень пошевелить рукой.
   Уже устал он, силы не осталось...
   А дама справа - боже мой!
   Прижалась вдруг она к нему ногой!
   Как быстро забывается усталость.
  
   Не убежать ли, думает. Сидит.
   К стеклу приник. И видит с удивленьем:
   Там, за окном, огромный дуб стоит!
   А может, клен. Не различить на вид.
   Но точно дерево - здесь нет сомненья!
  
   И вспоминает. Ужас! Вот так раз!
   Уж двадцать лет не видел он полей!
   Нет, видел все ж. Но так вот, как сейчас!
   Когда в лесу бродил в последний раз?
   Когда он слушал, как журчит ручей?
  
   В садах и парках не бывал годами.
   Поют в них птички, и трава растет.
   Цветут фиалки, те, что любит мама...
   Он, придвигаясь ближе к милой даме,
   Вытаскивает пятый бутерброд.
  
  
   ЛЕСА МОЛЧАТ
  
   Год странствует в лесах. Мы замечаем
   Окраску листьев, пестроту цветов.
   Год бродит в поле. Видим урожаи.
   Считаем дни. И деньги мы считаем.
   Ты покидаешь грохот городов.
  
   В морях бегут рубиновые волны.
   И воздух свежестью тебя пьянит.
   И пашни грезятся, и в стойлах кони,
   Пруды, форели в глубине зеленой.
   В безмолвье можно нанести визит.
  
   Душе без цели нравится бродить.
   А можно с деревом болтать, как с братом.
   Ему ты душу можешь подарить.
   Леса молчат. Но могут говорить.
   Нас утешать. И взгляд ласкать закатом.
  
   Бежать из города. Куда - не важно.
   Ведь, как известно, круглая Земля!
   Где ручеек знакомый и овражек,
   Где паучок чулок шелковый вяжет,
   Там счастлив я.
  
  
   СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
  
   О проклятье! Что со мною:
   Я совсем один в песках.
   Днем и ночью сердце ноет.
   Все вокруг меня чужое,
   Даже камни в башмаках.
  
   Я прислушался к советам,
   То и се смог увидать.
   Дом далекий, милый, где ты?
   В местности проклятой этой
   Только время коротать.
  
   На душе тоскливо, пусто.
   Вы мне пишете: "Привет!"
   Приезжайте, очень грустно
   Видеть бронзовые бюсты
   Тех богов, которых нет.
  
   Для других, могу добавить,
   Есть другие бюсты здесь.
   (С чем их можно и поздравить!)
   Все обдумать. И оставить,
   Как и прежде, все, как есть.
  
   В мире, как в саду гуляем.
   Каждый день чего-то ждем.
   Жизнь проходит, мы мечтаем.
   Письма пишем и читаем,
   Как прекрасно мы живем.
  
   Ночью (идиот!) в окошке
   Голова твоя торчит.
   Там играют свадьбы кошки.
   И лежишь назавтра в лежку.
   Заработал ты бронхит.
  
  
   ВОСКРЕСЕНЬЕ В МАЛЕНЬКОМ ГОРОДЕ
  
   На редкость дивная погода.
   Церквушка грезит о Всевышнем.
   Поджаркой с луком пахнет город
   И, чуточку, компотом с вишней.
  
   Все спят. Пустынны переулки.
   Две старых тетки под окном,
   Друг друга встретив на прогулке,
   Усердно чешут языком.
  
   Стоять на солнышке приятно.
   Все те же сплетни, разговоры.
   Окно зевает, деликатно
   Рот прикрывая темной шторой.
  
   Искал крахмальную рубашку
   Аптекарь новый. Очень злой,
   На прачку он ругался страшно.
   Что взять с него? Он здесь чужой.
  
   Хотел он к пастору явиться.
   У них какие-то дела.
   Мал городок. Зачем браниться?
   Рубашку Марта принесла!
  
   Часы медлительно шагают,
   Едва передвигая ноги.
   Кого-то скука навещает.
   Две тетки слухи обсуждают.
   Каштан десятый сон вкушает,
   Похрапывая у дороги.
  
  
   СЫРОЙ НОЯБРЬ
  
   Старые наденьте башмаки,
   Что в шкафу забытые стоят!
   В мире есть такие чудаки,
   Дождь для них не страшен, говорят.
  
   Холода не бойтесь, это вздор.
   Пусть тоска на улице и сплин.
   Ну, вперед, всему наперекор!
   Только, по возможности, один.
  
   Дождь идет, но он уже устал.
   Словно голубая сталь, асфальт.
   Дождь с деревьев всю листву сорвал,
   И они от холода дрожат.
  
   Миллионы ярких огоньков
   Вечером горят на мостовой.
   Рожицы у луж. И тьма зонтов
   Движется по улице ночной.
  
   Это сон? Вам снится все, наверно?
   Это город. Это дождь идет!
   Осень, натыкаясь на деревья,
   Лист последний на вершине рвет.
  
   Носятся машины тут и там.
   Если вы замерзли, марш домой!
   Или насморк обеспечен вам.
   И... сейчас же башмаки долой!
  
  
   ОБРАЗЦОВАЯ ОСЕННЯЯ НОЧЬ
  
   Улицы спят по ночам.
   Мчится машина.
   Светятся буквы реклам.
   Пестрой лавиной
   Падают тихо листья к ногам.
  
   Листья летят на балконы.
   Но ветер затих.
   Танцуют они на газонах,
   Покорные тайным законам.
   И смерть ожидает их.
  
   Улицы спят по ночам.
   Идешь, и кружит по следам
   Кленовый листок за тобою.
   Ты слышишь траву под землею,
   Пусть не растет она там.
  
   Морозец в небе ночном.
   И снег летит Млечным Путем.
   И шаг твой вдали замирает,
   Как будто чужой кто шагает.
   Идешь сам с собою вдвоем.
  
   Улицы спят по ночам.
   Легли все люди в постели.
   Так в детстве спят в колыбели.
   А утром схватят портфели
   И устроят бедлам.
  
  
   КАФЕ НА ТРОТУАРЕ НОЧЬЮ
  
   Пальмы куплены на распродаже,
   Здесь природу представлять должны.
   А в газете - грабежи и кражи.
   И скучает кельнер у стены.
  
   И висят на вешалки три шляпы.
   Их качает ветер. Превратить
   В яблоки задумал. Ветер слабый.
   Так что шляпам фруктами не быть.
  
   И сверкают звезды, как реклама.
   Для кого, увы, не угадать.
   Ночь себя считает знатной дамой,
   Не желает прелести скрывать.
  
   Толстый повар жарит с прилежаньем
   Рядом в кухне рыбу и филе.
   И бесплатное благоуханье
   Вместо рыбы на моем столе.
  
   Ты сидишь, глядишь вокруг печально.
   Пальмы - не природа. Тишина.
   Муха жрет пирог, как гость случайный.
   Как часы на ратуше, луна.
  
   Пальмы словно машут веерами.
   Жарко им. Воды, наверно, нет.
   Ночь сидит на крыше: душно даме.
   Эскимо потребовал клиент.
  
  
   НОЧНОЙ РЕЦЕПТ ДЛЯ ГОРОЖАНИНА
  
   Вскочить в автобус, все равно какой.
   Не страшно, если будет пересадка.
   Куда - неважно. И зачем - загадка.
   Но выбрать непременно час ночной.
  
   Поехать в незнакомые места
   (Для случаев подобных это важно)
   И выйти из автобуса отважно:
   Сюрприз готовить может темнота.
  
   С того, что окружает, мерку снять.
   С деревьев, фонарей, ворот, фронтонов,
   Домов, людей, что в них живут, балконов.
   И что серьезно это, понимать.
  
   По улицам идти. Вдоль, поперек.
   Идти вперед без цели, без дороги.
   Кругом так много улиц, ах, как много!
   Бегут на юг, на север, на восток.
  
   И для прогулки время отыскать.
   Пускай она послужит высшей цели.
   Проснется то, что помнишь еле-еле.
   Примерно час, не больше, погулять.
  
   Когда умчатся годы в темноту
   Сквозь улицы куда-то в неизвестность,
   Так станет стыдно вдруг за бесполезность
   Ушедших лет и сердца пустоту.
  
   Теперь известно все, что нужно знать.
   Не будешь слепнуть ты в довольстве ложном:
   И в меньшинстве ведь оставаться можно!
   И вновь вскочить в автобус. И опять
   Поехать в темноту по бездорожью...
  
  
   ДЕКЛАМАЦИЯ О НЕНАСТНОЙ ПОГОДЕ
  
   Просвета нет. За нитью нить
   Вода с небес течет.
   Кто голый череп свой не смог прикрыть,
   Тому мозги зальет.
  
   И в горле зуд. И в теле дрожь.
   Микробы весело резвятся.
   Дотянется до сердца скоро дождь.
   Уйти или остаться?
  
   Буравит дождик кожу нам.
   И с ним хандра спешит из тьмы
   И, нас терзая, бродит тут и там.
   Ведь вроде губки мы.
  
   Все в тучах, катятся недели,
   Затянуты со всех сторон.
   И новый дом меняет синий тон.
   Бледнеет цвет, он на пределе.
   Стал белым он.
  
   И солнце не горит, а тлеет.
   Оно засыпано пыльцой.
   Один в холодных и пустых аллеях
   Бежишь трусцой.
  
   В постель забраться. Безнадежно
   Стоять и мокнуть, если льет.
   Идти куда-то невозможно,
   Когда все так идет.
  
  
   ЭЛЕГИЯ СО ВСЕХ СТОРОН
  
   Кивают астры нам из-за ограды.
   Год постарел. Зима стучит в окно.
   Но осени лишь оптимисты рады.
   Нормальным людям все равно.
  
   И листьев на деревьях единицы.
   Один упал, спешат другие вслед.
   Ворует ветер их и не стыдится.
   От кражи этой пользы нет.
  
   Слепой цветами блеклыми торгует.
   И сам не видит, что он продает.
   Два безработных о своем толкуют,
   Мальчишка на скамье поет.
  
   Всю мостовую лужи затопили.
   Когда починят синеву - вопрос.
   И солнце греет, приложив все силы.
   Ты размышляешь, ты замерз.
  
   Старик проходит мимо шагом скорым
   И что-то говорит, наморщив лоб.
   Со смертью он ведет переговоры?
   Наверно, дорог слишком гроб.
  
   А листья, словно бабочки, порхают.
   И улица горит в огнях реклам.
   Все осень в этом мире разрушает.
   А нынче мир разрушен сам.
  
   И все умрет, когда год станет старше!
   Погибнет разум скоро и листва.
   Зима и глупость - вот наследство наше.
   Надежды будут сожжены дотла.
  
   Из Армии Спасения девицы
   Поют про что-то. Может, про любовь?
   Листва опять весною возродится.
   Но разум может возродиться вновь?
  
  
   РОЖДЕСТВО ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ
  
   Как по заказу солнышко сияет.
   У декабря в душе проснулся май.
   Сидишь, как будто в зале. Снег сверкает.
   Цветы в квартире снова расцветают.
   Европа - сад огромный. Или рай.
  
   Как солнце греет! Спрятались морозы.
   Торговец углем на стену полез.
   Благоухает воздух в праздник розой.
   И безработные, пока не поздно,
   Пришли с детьми в чудесный зимний лес.
  
   Похоже на пикник. В лесу гуляли.
   Дремала под сугробами метель.
   Родители и дети рядом встали.
   На солнце грелись семьями, молчали,
   Смотрели на рождественскую ель.
  
   Водили хороводы, песни пели.
   Все приняли участие в игре -
   Как будто гуся жареного ели.
   Пришла косуля. Птицы прилетели, -
   Конфетами казались детворе.
  
   Подарков только нет - какая жалость!
   Но солнце видел каждый мальчуган.
   И сразу все обиды забывались.
   А на деревьях мертвые качались,
   Их головы белы, как марципан.
  
   Под вечер все устали, стало тише.
   Из ельника сам Герман Мюллер вышел.
   "Правительство заботится, - сказал, -
   О солнечной погоде для детишек!"
   Все засмеялись. Он же зарыдал.
  
  
   ГОРОЖАНИН В СНЕГАХ
  
   На ветках, как цукаты, снег висит.
   Приехал я вчера и очень рад.
   Деревья мерзнут, им грозит бронхит...
   Что о природе может знать наш брат?
  
   Быть может, это сахар, а не снег.
   Ребенок верит, говорят, всему.
   И верю я, хоть взрослый человек.
   Но почему?
  
   Где были облака, там снег пошел.
   Но как же снег попал на небеса?
   Какая прелесть! Мир такой большой -
   И горы, и леса.
  
   Снежинки вниз летят - балет "Метель".
   А зрители - одни лишь ледники.
   Снег все идет! Земля легла в постель.
   И у меня промокли башмаки.
  
   В лесу приятно одному бродить.
   Доходит, но с трудом,
   Зачем на службу и в кино ходить.
   Здесь забываешь скоро обо всем!
  
   Пусть всю неделю, месяц снег идет.
   И никому дороги в город нет.
   Зачем мне одному снега и лед? -
   Подумал он, и вздрогнул целый свет.
  
   Ну, нет, так нет. Как хочется чихнуть.
   Ручей спит подо льдом. Я здесь один.
   Ужасно тихо. Есть хоть кто-нибудь?
   Сегодня ночью я не мог уснуть.
   И я хочу в Берлин.
  
  
   ПОЖЕЛАНИЕ В КАНУН НОВОГО ГОДА
  
   Год новый, тот, что в дверь стучится,
   Не нагружайте, как осла.
   Не тяготят пусть вас дела,
   Груз рухнет - может так случиться.
  
   Чем ослепительнее планы,
   Тем больше будет и помех.
   Приложите вы все старанья,
   А результат - и смех и грех!
  
   И вместо радости - досада.
   Ну, прямо не хватает зла.
   Вперед загадывать не надо.
   Долой все планы! Живо за дела!
  
  
   УТЕШИТЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ
   В СОСЛАГАТЕЛЬНОМ НАКЛОНЕНИИ
  
   Был бы деревом я, великаном лесным,
   Облака и звезды - в шевелюре зеленой.
   И в свои триста лет, с раскидистой кроной,
   Я бы не был старым таким.
  
   Спрячут горлицы головы в белоснежные крылья.
   И промчатся все войны, как бурный поток,
   Напрямик к открытой могиле
   Без путей и дорог.
  
   Мимо Голод с Чумою бы ковыляли,
   Чтоб растаять потом, как Пасха и снег.
   Двое в сладкой истоме на траве бы лежали.
   Заросли - их ночлег.
  
   Муравьи бы свой урожай приносили.
   И шумели бы ярмарки в деревнях.
   И качаться бы мертвые приходили
   На зеленых ветвях.
  
   У ручья незабудки в предрассветном тумане.
   И монетки на дне - ковром золотым.
   Все рассеялось, как ошибки, обманы
   И над кровлею дым.
  
   Был бы деревом я, великаном лесным,
   И луна, и солнце - в шевелюре зеленой.
   И в свои триста лет, с раскидистой кроной,
   Я бы не был ни старым, ни молодым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"