Бенбоу Уильям А.: другие произведения.

Отважный Бенбоу. Жизнь вице-адмирала Джона Бенбоу 1651-1702

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья глава книги. Первые годы Д.Бенбоу на море.

So more and more famous John Benbow he grew;

They made him a captain, and admiral too;

In battle and tempest for years he was tossed,

Yet never a battle he fought but he lost. Так рос и рос славный Джон Бенбоу;

Его сделали капитаном и потом адмиралом;

В битвах и бурях его трепало много лет,

Но ни одно сражение, что он вел, он не проиграл.

ПЕРВЫЕ ГОДЫ

Джон Бенбоу рос во времена Реставрации Карла II. Англичане устали от диктатуры Кромвеля и вернули монархию в 1660 году. Но власть короля была ограничена парламентом, таким образом не в его силах было вернуть все тем, кто в свое время потерял свои владения и имущество поддержав его. Семейство Бенбоу, по словам Кэмпбелла, было среди тех, кто не сумел вернуть утраченное. Журнал "Исторически и Политический Меркурий" за февраль 1703 года писал, что молодой Бенбоу обучался в Бесплатной школе в Шрусбери после того как его семья потеряла все достояние из-за своей лояльности короне.

Этот древний небольшой городок был административным центром Шропшира. Своим положением он обязан реке Северну, извивы которой образуют "остров", формой напоминающий лошадиную подкову, с единственным узким перешейком. Замок Шрусбери, на вершине холма охраняет этот остров. Это стратегическое преимущество было оценено еще правителями валлийского королевства Поуис[0301], которые сделали это место своей столицей в 5-ом и 6-ом веках. Затем в 8-ом веке замок был захвачен англосаксами и в течении нескольких столетий был в центре войн на границе Уэльса. Роджер де Монтгомери[0302] получил графство от Вильгельма Завоевателя и сделал Шрусбери своей ставкой в приграничных войнах. Когда войны утихли, Болотная страна[0303] стала развиваться экономически, благодаря торговле валлийскими шерстью и льном. Жители Шрусбери были довольно лояльны к трону, и в основном поддержали его во время Гражданской войны в XVII веке. Карл I сделал город своей штаб-квартирой в 1642 году, но в 1645 году Шрусбери был захвачен войсками Парламента, одним из офицеров в которых был Джон Бенбоу, дядя будущего адмирала. Как упоминалось ранее, потом Джон Бенбоу перешел на сторону роялистов, попал в плен и был расстрелян в 1651 году, после сражения у Вустера.

Шарм 17-ого века до сих пор витает в Шрусбери. Центральную площадь занимает здание Старого Рынка, построенное в 1596 году. В городе множество наполовину деревянных, нависающих над улицами черно-белых домов, мощеных улиц и узких переулков. Описание, данное Чарльзом Диккенсом, могло быть оставлено нашим современником.

"Меня поселили в одном из самых странных номеров, до потолка которого я могу дотянуться рукой. Из окна не открывается вид на весь склон холма и кособокие, наклоняющиеся черно-белые дома, формы которых самые разнообразные, кроме прямых".

Семейство Бенбоу жило в тех краях несколько столетий. "Бенбоу" на англо-саксонском наречии означает "добрый лучник". Бенбоу были земледельцами-йоменами в местечке Прес, примерно в 14 милях к северу от Шрусбери, и мелкими помещиками в Ньюпорте, в 14 милях на восток от Шрусбери. В самом Шрусбери представители фамилии стали полноправными горожанами, имея профессию дубильщиков, и, конечно, были среди представителей семьи и военные, как капитан или полковник Джон Бенбоу во время Гражданской войны. столетие стало временем роста благосостояния англичан. Большие торговые суда Ост-Индийской компании[0304] теперь привозили не только селитру для производства пороха, шелк-сырец и пряности, но теперь доставляли чай, кофе, шелковые ткани и фарфор из Китая. В сельском хозяйстве все еще было занято четыре пятых населения, но все больше росло число занятых торговлей или ремеслом. Обычный способ стать ремесленником, было пойти в ученики. Это же был и единственный юридически разрешенный способ войти в гильдию, и он занимал семь лет. Ученик становился частью семьи мастера, и тот отвечал не только за обучение, но и за воспитание и за поведение ученика. Основным производством было текстильное, оно давало две пятых экспорта Англии. Считается, что именно это дало Англии преимущество перед голландцами в морской торговле. Голландцы были посредниками в торговле между другими народами, тогда как англичане славились своими тканями и могли заполнять ими трюмы своих кораблей, покидающих Англию. Конкуренция в мировой торговле привела во времена короля Карла к войнам с Голландией, а, позже, с Францией, во времена правления Вильгельма.

Поездки внутри страны в те времена обычно совершались верхом, по грунтовым дорогам, часто не шире полутора ярдов. Каждый приход отвечал за состояние дорог на своей территории, и его жители должны были отработать для этого по шесть дней за свой счет. Отсутствие единого управления было причиной общего плохого состояния путей. С развитием внутренней торговли развивалась и система платных магистралей, на содержание которых деньги собирались с проезжающих. Все большее распространение получали дилижансы, но они были довольно дороги и часто зимой или в плохую погоду не были способны осилить дорогу. Грузы часто перевозились большими караванами вьючных лошадей, так что путешествующие верхом старались выехать пораньше, чтоб успеть проехать до того, как они сделают дороги труднопроходимыми.

И естественно, морские и речные суда имели огромное преимущество перед сухопутными дорогами, особенно при перевозки тяжелых грузов, например, угля. Правительство использовало это, обложив перевозки по воде специальным налогом на восстановление собора Св. Павла после Большого Пожара и на войну с Францией.

Информация контролировалась официальными правительственными газетами. Новостные выпуски из иных источников были дозволены, но издатели должны были иметь лицензию и подвергались цензуре. Их со вниманием читали в кофейнях и пабах. Только в 1696 году цензура была отменена, и англичане получили возможность печатать все что пожелают, если это не противоречило законам о клевете и разжигании мятежа.

Передвижение населения было несколько ограничено Законом о Бедняках[0305] и Актом о Поселенцах[0306]. Согласно ним, любой приход, в котором человек намеревался обосноваться, имел право отправить его обратно по месту рождения. Причиной этого было то, что почти одна пятая населения, а это почти миллион человек, жили за счет нерегулярных пособий, главным образом за счет своих приходов. Бедность, болезни и голод были такими, что в период с 1650 по 1700 год население Англии фактически уменьшилось. Не удивительно, что были те, кто выбрал морскую карьеру.

Кэмпбелл полагал, что незадолго до войны 1665 года с Голландией, Бенбоу прожил часть своей юности в Лондоне, где его отец занимал небольшую должность в Тауэрском арсенале. Лондон был огромным (по тем временам) городом с населением в 500 000 человек, но впоследствии он был опустошен сперва Чумой в 1665 году, а потом Большим Пожаром 1666 года. Сэмюэл Пипс[0307] вел в те годы дневник, и так описывает Лондон в разгар Чумы летом 1665 года:

"В полдень я повстречал трупы умерших от чумы, которых несли мимо, через Сити, чтоб похоронить на Фенчерч-Стрит. Видел человека, покрытого язвами, его везли в наемной повозке в церковь Св. Благодати. Нашел таверну "Ангел", что у нижнего края Башенного холма, закрытой, и вдобавок пивная на Тауэрской лестнице, а кроме того, хозяин ее умер от чумы, а я там был накануне ночью. Мне сказали, что бедняга Пейн, мой официант, похоронил ребенка и сам теперь при смерти. Узнал, что работник, которого я послал в Дагенхэм[0308], чтоб узнать как там дела, умер от чумы. И что один из моих лодочников, которые ежедневно перевозили меня, заболел сразу после того, как высадил меня утром в эту пятницу, после того как я провел всю ночь на воде, а теперь он мертв от чумы... и что мистер Сидней Монтегю[0309] болен, охваченный горячкой он лежит в доме леди Картерет[0310] в Скотт-холле. И, наконец, что двое моих слуг, У. Ньюэр и Том Эдвардс лишились своих отцов, оба в приходе Святой Могилы, от чумы, на этой неделе. Все это повергает меня в меланхолию и вызывает дурные предчувствия, и не без основания".

Если бы молодой Бенбоу тогда остался в Лондоне, он скорее всего, стал бы жертвой команд вербовщиков, которые отчаянно пытались пополнить флот, что понес ужасные потери в Четырехдневной битве в июне 1666 года. Пипс описывал это так:

"Но, Господи, как кричали эти бедные женщины, я никогда в жизни не видел такой бури эмоций, как здесь, среди них, с причитаниями и воплями бегущих к каждой партии мужчин, которых сюда приводили, одних за другими, чтоб искать среди них своих мужей, плачущих по каждому отходящему судну, думая, что их мужья на его борту, и провожающие взглядом уходящие корабли так долго, насколько позволял неверный лунный свет, мое сердце страдало от их криков. Вдобавок, смотреть на этих бедных, терпеливых рабочих и домовладельцев, покидающих своих жен и семейства, внезапно поднятых из постели незнакомцами, было просто невыносимо".

Пипс добавляет, что в течении нескольких дней едва ли можно было встретить на улицах Сити хоть одного здорового мужчину, однако женщин было множество. Еще одна кара обрушилась на город в конце лета. 2 сентября 1666 года Пипса разбудила горничная, с сообщением, что в Сити виден большой пожар. Тем же утром он отправился в Тауэр, и мог наблюдать, как огонь спускается к зданиям на Лондонском мосту. Вероятно пожар начался в пекарне на Паддинг-лейн и, так как несколько недель не было дождей, но был сильный ветер, огонь двинулся вдоль Темзы и к центру Сити. Пипс сел в лодку и наблюдал пожар:

"Все пытаются спасти свои товары, и бросают их в реку, или несущие их на баржи, что еще свободны. Бедняки остаются в своих домах пока огонь не коснется их, а потом или бегут в лодки, или карабкаются с одного лестничного пролета на другой вдоль стороны дома, обращенной к реке. И между прочим, несчастные голуби, которые, как мне кажется, не склонны покидать свои дома, но толпятся в окнах и на балконах, пока огонь не опалит их крылья и они не упадут вниз... улицы забиты толками людей и повозками с товарами, которые мешают друг другу... Река заполнена баржами и лодками с товарами, и множество товаров плавает в воде... вы отворачиваете лицо от ветра, так как его едва не обожгло дождем из горящих углей. И это так, поскольку множество зданий было подожжено этими искрами, три, четыре, нет, пять или шесть зданий, одно за другим... Когда мы не могли больше выдерживать это на воде, мы направились в небольшую пивную на Бэнксайде, напротив Трех Кранов, и там оставались пока совсем не стемнело, и стало видно как разросся пожар. Так как становилось все темнее, огонь делался все ярче. На углах и шпилях, между церквями и домами, насколько мы могли видеть холм Сити, все в самом что ни на есть ужасном, губительном, кровавом пламени, не похожем на изящное пламя обычного мирного огня. Мы оставались там пока было темно, и увидели как пламя образовало единую огненную арку от одного конца моста до другого, и другую дугу, в милю длиной вдоль всего холма Сити. Этот вид заставил меня заплакать. Церкви, дома, всё в огне, все разом пылают, и ужасный рев пожара, и треск рушащихся зданий".

Затем был период восстановления. Большинству бедняков пришлось ютиться в переполненных трущобах в предместьях голода, и кое-кто неплохо нажился на этом. Использование кирпича и деревянных панелей, а так же более широкое распространение ковров, вероятно помогли избавиться от чумы. Как главное место притяжения населения страны, город превзошел своих ближайших конкурентов: Бристоль и Норидж[0311], в размере в соотношении примерно пятнадцать к одному. В некотором смысле все дороги вели в Лондон, поскольку он всосал в себя все наиболее питательные соки торговли из остальных частей Англии и перетянул на себя их заморских контрагентов. Темза была естественной главной торговой улицей, и была полна целым лесом из мачт судов, превосходя все города, за исключением Амстердама. Этой эпохе можно подвести итог словами: там где религия разделила страну, там торговля ее объединила.

Как было написано, в уже упоминавшемся "Историческом и Политическом Меркурии" за 1703 год, будущий адмирал был отдан в учение к лодочнику, т.е. он работал на реке. Он мог работать на Темзе, или, после смерти отца мог вернуться в Шрусбери к родне, возможно, спасаясь от чумы, вербовщиков и пожара. Река Северн была оживленной торговым путем, по которому плоды земли из Шропшира, Вустера, Глостера, через Бристольский канал доставлялись к морю. Северн, как говорили, был превосходной начальной школой для моряков, и для всех тех, кто намеревался сменить речную лодку на военный корабль, или торговое судно, чтоб увидеть новые горизонты. Бристоль в устье Северна был морскими воротами к Средиземному морю и к Атлантике, включая Карибские колонии. Вполне возможно, что так же начинал свою морскую карьеру и Бенбоу, с Бристоля. После атаки голландцев на Медуэй, где был захвачен "Рояйл Чарльз"[0312], и мирного соглашения, подписанного в Бреде в 1667 году, для Бенбоу настал относительно мирный период, чтоб изучить свое ремесло. Затем в 1672 году снова разразилась война против Голландии, на сей раз Англия и Франция выступали как союзники. Бенбоу, вероятно, к этому сроку закончил свое ученичество, как раз тогда, когда Англия вновь нуждалась в моряках для комплектования экипажей своих военных и торговых кораблей. Нам мало что известно о его занятиях морским делом, кроме того, что он практиковался в навигаторской науке, когда навигационные инструменты еще были очень примитивны.

Можно предположить, что он осваивал эти навыки на торговых судах, которые могли совершать плавания в Средиземноморье и в Карибское море. Он мог некоторое время побыть и капером, как предполагает Меркурий. Тогда он был бы современником Генри Моргана и его Порт-Рояльского братства. Возможно, Бенбоу почерпнул какие-то элементы своей бесстрашной и отчаянной тактики у этого главы каперов. Это хорошо согласуется с его характером, взять такой пример за образец, поскольку капитаны каперов выбирались за свои заслуги. Их назначение не могло быть делом случая или протекции. Наоборот, капитаны каперских судов зависели от связей среди команды, и от способности сплотить команду для боя. Это означало неприкрытое демонстрирование своих достоинств и презрение к слабохарактерным. Свирепость и эксцентричность были частью этого арсенала. Наиболее непростительными проступками в такой компании считались дезертирство, трусость и укрывание части добычи. Хорошие суда, поддерживаемые в чистоте, и умелое управление ими были залогом успеха. Это, конечно, было бы подходящим занятием, чтоб восстановить благосостояние фамилии Бенбоу. Был ли он капером, или мирным торговцем, мир перед Бенбоу неизмеримо расширился, если сравнивать с его товарищами, оставшимися на суше. Однако, с другой стороны, ему пришлось жить и трудиться в тесном плавучем деревянном мирке, зависящем от милости стихий.

Деревянный военный корабль разрабатывался, в основном, как плавучая батарея. Его пригодность определялось количеством орудий по каждому борту. Судно третьего ранга, такое как построенное в 1692 году "Бреда"[0313], имело орудийную палубу длиной в 151 фут, и шириной в 40 футов. Оно несло двадцать шесть 32-фунтовок, двадцать шесть 12-фунтовок, четыре 3-фунтовых орудия и четырнадцать легких орудий. Чтоб выдержать расшатывание и сотрясения от собственных выстрелов и выдержать попадания неприятеля с малой дистанции, оно было построено из крепких пород дерева, и имело обшивку до двух футов толщиной по ватерлинии, и подкреплялось кницами в два или три фута толщиной через каждые двадцать футов вдоль орудийной палубы. Орудия прикреплялись к деревянному корпусу веревками с блоками, чтоб уменьшить отдачу, поскольку, если бы они вырвались, то нанесли бы огромные разрушения на орудийной палубе. Из-за большого веса вооружения суда имели склонность быть довольно тяжелыми на ходу и плохо слушались руля. Их легко уводило по ветру при бризе, а уверенно держаться курса они могли только при спокойной погоде. Штурвал был изобретен не ранее начала 1700-х, таким образом суда управлялись колдерштоком, крепившимся к румпелю, так что перо руля можно было повернуть всего на несколько градусов. Колдершток изначально был придуман для судов гораздо меньших размеров, и мало годился для более крупных кораблей времен Бенбоу. В плохую погоду румпель приходилось крепить на блоках с каждой стороны, чтоб облегчить работу рулевого. Это означало, что для существенного изменения курса было необходимо работать парусами.

Даже под полными парусами, как правило, суда были медлительны. Вооруженные прямыми парусами они могли отклоняться от ветра не более чем на 6 румбов[0314], что означало, что они не могли двигаться более круто, чем под прямым углом к направлению ветра. Только появление новых типов парусов на носу и корме, таких как кливер, и улучшения в форме остальных парусов позволили судам двигаться против ветра. Таким образом суда были очень ограничены в своей маневренности и чрезвычайно зависели от направления ветра. Им приходилось неделями ждать подходящего ветра. Паруса начали оснащать рифами, что позволяло быстро увеличивать и уменьшать их размер при шквалах и штормах. Даже при их наличии в плохую погоду, если была возможность укрыться в бухте, не всегда было возможно укрыться за мысом от ветра. И было обычным делом, закрепившись на всех якорях, срубать мачты, чтоб уменьшить сопротивление ветру и предотвратить выбрасывание судна на берег.

На торговых судах главой этого деревянного мира был шкипер, который был и капитаном и управлял всей жизнью на судне. Его самой главной обязанностью было привести судно из порта в порт. Он отвечал за то, какие паруса будет нести судно, как они будут поставлены, и как закреплены, за размещение балласта и груза, за хранение продовольствия, за всё, чтоб содержать судно в хорошем рабочем состоянии. Каждый день он исчислял положение судна по курсу и пройденному пути. В этом ему помогали астрономические наблюдения, рисунки берегов, промеры глубин. Его навигационные навыки позволяли ему определять широту с точностью до 10 миль, но вычисление долготы оставалось очень приблизительным до середины XVIII столетия. Поэтому так часты были кораблекрушения, когда земля внезапно оказывалась там, где ее меньше всего ожидали. Помощник шкипера занимался судовым журналом, следил за работами на передней мачте, вел регистрацию курса и скорости каждый час, следил за грузовым отсеком, инспектировал продовольственные припасы, и изучал искусство управления судном.

На Королевском флоте шкипер служил под началом капитана. Капитан отвечал за судно и все на его борту. Его слово было законом и не обсуждалось. У него была неограниченная власть над всеми на борту, включая телесные наказания. Никто не обращался к нему, за исключением вопросов, касающихся управления судном. Он не стоял вахт, жил в отдельной каюте, один имел право прогуливаться по наветренной стороне квартердека[0315], и иногда приглашал офицеров обедать за свой стол.

Капитану помогали шесть лейтенантов. Самый старший, или Первый лейтенант отвечал перед капитаном за работы на судне, приводил в исполнение наказания и командовал судном в отсутствие капитана. Вахтенный лейтенант наблюдал за рулевым, вел судовой журнал, каждый час регистрировал курс и скорость судна, присматривал за младшими офицерами, такими как гардемарины и мичманами, следил чтоб все вахтенные были на своих постах, контролировал впередсмотрящих и сообщал о любых замеченных парусах или изменениях ветра. Он также принимал отчеты от главного старшины и его капралов, которые контролировали матросов, судового плотника и его помощников, что поддерживали в рабочем состоянии мачты и реи, боцмана, что отвечал за такелаж, канонира, который отвечал за пушки и то как они закреплены. В бою лейтенанты командовали судовыми батареями и поддерживали дисциплину и боевой дух команды.

Чтоб пройти подготовку на лейтенанта, молодой человек сперва должен был прослужить мичманом или гардемарином. Назначение на эти должности зависело от воли капитана, и часто давалось сыновьям дворян. Чтоб подчеркнуть их социальный статус, им разрешалось гулять по квартердеку, и он них ожидалось, что одеваться и вести себя они будут как подобает офицерам.

Другими офицерами на судне были: канонир, который получал свое звание от Совета по Артиллерии[0316]; эконом, заведовавший продовольствием; боцман, отвечавший за работы на судне; плотник; хирург; и, в некоторых случаях, хирург и учитель.

В книге "Британский моряк" Питер Кемп[0317] описывает флот времен Реставрации. Следует отдать должное Сэмюэлу Пипсу, который привнес профессионализм и ответственность в военно-морскую практику. Он настаивал на экзаменах для производства гардемаринов в лейтенанты, а тех в капитаны, чтоб быть уверенным, что не только одно происхождение дает право командовать. Он настаивал на надлежащей проверкой журналов и счетов перед оплатой. Он упорядочил жалование моряков и организовал более качественную проверку исполнения контрактов по снабжению судов. Он улучшил выплаты пенсий из кассы Чатама[0318], и организовал госпитали. Пипс писал:

"Англичане, а особенно моряки, любят свое брюхо превыше всего на свете, и потому надлежит всегда помнить управляя продовольственными припасами, что уменьшение или ухудшении порции скорее разочарует их и спровоцирует в самый неподходящий момент, и вызовет отвращение к службе Королю, скорее, чем любая другая трудность, возложенная на них".

Военный суд строго обходился с любым, пойманным на краже еды у моряков. В июле 1701 года Генри Нобл, помощник повара, был признан виновным в урезании матросских мясных порций. Он был приговорен к тому, чтоб его провезли под барабанный бой мимо кораблей флота, с куском "урезанного" мяса на шее, и он должен был получить по девять ударов по голой спине девятихвостой кошкой около каждого из английских флагманов в Спитхеде, и еще тридцать ударов в Чичестере.

Однако суда были грязны и переполнены. Корабль третьего ранга требовал 400 матросов, которые теснились на нижней орудийной палубе. Там, в полутьме, они питались на столах, установленных между пушек, тут же вешали свои гамаки и пытались спать поочередно, четыре часа в койке, и четыре где придется. Пищей была главным образом солонина, которая хранилась месяцами и даже годами. Вода была тухлая, хлеб испорченный, и полон жуков и личинок, масло прогорклое, а сыр настолько твердый, что из него делали пуговицы. Было много пьянства и мало санитарии. Болезни были вездесущим врагом, и опустошали экипажи, особенно в жарком климате. Контр-адмирал Уильям Уэтстоун[0319] сообщал в январе 1703 года, что на корабле "Бреда", который прибыл в Вест-Индию за год до этого, 174 моряка умерло, а 62 дезертировало из команды в 400 человек. В Вест-Индийской экспедиции 1726 года[0320] из 4750 моряков, что отпарвились, вернулось домой только 750. Среди умерших был сам адмирал, его преемник, семь капитанов и 50 лейтенантов. Во время Семилетней войны (1756-63) 133 700 моряков было потеряно из-за болезней и дезертирства, в то время как только 1512 убито в боях. Несчастные случаи были многочисленны, каждый седьмой моряк имел тяжелые травмы. Дисциплина поддерживалась трех-, пяти- и девятихвостыми кошками, килеванием, привязыванием к кабестану и навешиванием на шею тяжестей. Однако, нам рассказывают, что иногда и морякам удавалось получить чуток веселья от игры на скрипках, флейтах, песен и плясок.

Половину времени корабли простаивали в портах, тогда их заполняли толпы женщин и торговцев, превращая орудийную палубу в подобие балагана. Некий адмирал[0321] писал: "пусть те, кто никогда не видел военного судна, представят себе очень большую комнату с низким потолком (мужчина едва способен в ней стоять) с 500 мужчинами и 300-400 женщинами самого мерзкого вида запертыми здесь, и дающие волю всевозможнейшим видам непотребства... таким они увидят орудийную палубу 74-пушечного корабля в ночь прибытия в порт". Не все они покидали судно, когда оно отправлялось в море. Реджинальд Рис[0322] в журнале "Леди" (июнь 1981) писал о пасторе Тонге[0323], который был на корабле "Ассистанс"[0324] капелланом в 1675 году. Тонг рассказал в своем дневнике, что они плыли из Даунса в Дувр с таким грузом любовниц и жен, и такими песнями, кутежом и морем рома, что "той ночью наше судно было хорошо снабжено, но плохо укомплектовано. Немногие могли бы за ним присмотреть при надобности". Он добавлял, что когда достигли устья реки и он вышел, чтоб произнести первую воскресную проповедь "все эти женщины и бывалые моряки были больны. Один я был способен двигаться". Женщин, спустя три недели, наконец отправили на берег в Дувре, с троекратным ура, семью залпами пушек и под пение труб. Некоторые офицеры взяли своих жен с собой для заграничного плавания, и насчиталось немало моряков на судне, которые оказались переодетыми женщинами. Рис рассказал о некоей Йоркшир Нэн[0325], служившей помощником плотника во время сражения при Бичи-хеде[0326]. В том же самом сражении на корабле "Гриффин"[0327] со своим братом капитаном находилась мисс Анна Чамберлин. Сэмюэл Пипс рассказывает о военном суде в 1669 году над канониром, небрежность которого вызвала пожар на пришвартованном "Дефиансе"[0328]. Пипс писал: "его небрежение, когда он доверил девушке принести огонь в свою каюту, не может быть прощено".

Венейблз[0329] взял женщин в Западную Экспедицию[0330], которая захватила Ямайку в 1655 году. Он оправдывал их присутствие "необходимостью наличия этого пола в армии, чтоб присматривать и оказывать помощь больным и раненым, к чему мужчины негодны. Если бы взяли больше женщин, я полагаю, много бы солдат не погибло бы от отсутствия присмотра и ухода. Если женщины были на борту судна, то в сражении они обычно помогали хирургу на орлоп-деке[0331]. В июне 1703 года Рук[0332] приказал командирам своих транспортных кораблей принять по три женщины на каждую роту солдат и поставить их на довольствие. При Вильгельме III на каждый плавучий госпиталь было разрешено нанять по шесть медсестер и по четыре прачки, но, чтоб не моложе пятидесяти лет. Предпочтение отдавалось женам или вдовам моряков, и им полагалось жалование как обычным матросам. В 1703 году, в ответ на рапорты о пьянстве среди женщин, было приказано избавиться от них на кораблях, но это нашли неудобным и неблагоразумным, и вскоре запрет отменили. В 1705 году госпитальное судно в Средиземном море имело на борту пять медицинских сестер и три прачки.

Роджер[0333] пишет, что много старших офицеров держали любовниц или оставили незаконных детей в иностранных портах. Также известно множество случаев, когда офицеры брали с собой женщин легкого поведения с собой в море, особенно в мирное время. Во время плавания в Танжер[0334] сэр Джон Меннес[0335] писал Сэмюэлу Пипсу 19 апреля 1666 года, что: "суда кишат женщинами", и что на борту некоторых из них "юбок так же много, как и штанов", и такое положение сохранялось неделями. Во время пребывания адмирала Герберта[0336] в Танжере в 1670-80-е годы, он проявил такую слабость к женскому полу, и Пипс был совершенно шокирован происходящим. Бенбоу служил на этой базе, и Рис пишет, мол есть большая вероятность, что его жена Марта сопровождала мужа в Средиземноморье и их первые два ребенка родились во время плавания.

Некоторые тогдашние описания морской жизни рисуют и более мрачную картину. В 1691 году Генри Мейдмен[0337], недовольный казначей, которого капитан поймал на обмане, издал книгу "Рассуждения о военно-морском флоте и Морской политике", где описал капитанов флота под именами: "Пьяница, Сквернослов, Богохульник, Лгун, Мошенник, Игрок, бездонный Транжира, буйный Ругатель, похотливый Сутенер, и гнусный Злодей".

Моряки часто подозревали, что их обманывали недобросовестные интенданты с законными порциями, капитаны при разделе положенной по закону части добычи и стоимости захваченного приза. В 1702 году Чарльз Хор подал петицию[0338] принцу Джорджу[0339], в которой правдиво и точно раскрыл множество злоупотреблений с поставками провианта для флота Ее Величества. Он жаловался на "крупное мошенничество и неумелое управление поставками продовольствия для флота Ее Величества, которые подвергают здоровье и саму жизнь моряков опасности". Его свидетели, все работающие на продовольственных складах на Тауэр-Хилл, поклялись, что им часто приказывали резать больных свиней для моряков, что многие свиньи уже были сдохшие, до того как поступили на бойню. Они утверждали, что чиновники интендантства забирали лучшие куски говядины и свинины себе. Эта петиция привела к парламентскому расследованию, и мошенничество было подтверждено.

Также в 1702 году анонимный автор[0340] написал "Морские случаи, Эссе о Военно-Морском Флоте". Он приводит список из семь жалоб против службы во флоте. Во-первых, капитаны обещают, что их повысят до мичманов и гардемаринов, но редко исполняют обещанное. Во-вторых, моряков подвергают жестокому обращению на борту, оскорбляют и бьют. В-третьих матросов переводят с судна на судно, а не отпускают, как обещают в начале плавания. В-четвертых, матросам годами не платят обещанное жалование. В-пятых, сама плата непостоянна и скудна. В-шестых, если моряка оставляют на берегу по причине болезни, его помечают в списке знаком вопроса, и замораживают начисление жалования. В-седьмых, все эти трудности заставляют матросов дезертировать. Краткая цитата в достаточной мере иллюстрирует вышесказанное.

"Во-первых, от тех придуманных прозвищ, которые некоторые командиры и офицеры навешивают на них, таких как "Шлюшье отродье", "Сучья кровь"... "Проклятая кровь", их души горят как в аду. А другие говорят матросам, что они заставят их проклясть Бога, прежде чем те сдохнут... Во-вторых, как они расценивают их, обзывают, проклинают, так, помимо вновь придуманных оскорблений, применяют и вновь придуманные наказания, всякие постыдные и подобающие лишь рабам порки, или скорее (как они сами называют это) "чистку от блох" (снятие шкуры), потом приводят в сознание и посыпают раны солью. Способ, когда матроса приковывают или привязывают за руки и ноги к нагелям, кабестану или гарделям, обнажают до пояса и при помощи плети, сделанной из троса, которую зовут "девятихвостая кошка", наносят столько ударов, что наказание становится хуже самой смерти (как они говорят некоторым заранее). И таким образом избитого, или скорее освежеванного, окунают в чан с морской водой или рассолом от солонины, в которую (стойно Навуходоносору[0341], чтоб сделать наказание еще более жестоким) добавляют еще соли, и хлещут и солят его снова. Страх перед подобными наказаниями заставляет многих не только оставлять службу, но также и калечить себя. И это наказание (каким бы жестоким оно ни было) теперь стало настолько обычным, что к матросам теперь его часто применяют и при пустяковых проступках".

Матросы исполняли возложенные на них работы под присмотром боцмана и его помощников, которые использовали свои трости, чтоб приободрить нижних чинов. Написано, что в 1701 году на борту корабля "Монмут"[0342] матрос попытался схватить трость боцмана, чтоб тот не ударил его. За это он предстал перед капитаном, который приказал три раза окунуть его с нока реи, а потом выпороть с просолкой так, чтоб никто не мог полагать, что тот сможет выжить.

Не удивительно, что матросы бежали с кораблей. Чтоб держать суда с укомплектованными экипажами приходилось прибегать к бандам вербовщиков и всяким уловкам, подкупая моряков, чтоб те завербовались.

Но, кажется, даже на флоте поднимался вопрос об установлении пределов этой растущей жестокости. Некоторые капитаны полагали, что довольная, здоровая и сытая команда работает лучше. Сэр Клодесли Шовелл[0343], один из выдающихся моряков того времени, поддерживал использование плавучих госпиталей и снабжение моряков свежими продуктами. Возможно, в ответ на растущий поток жалоб, принц Джордж на рубеже веков издал довольно умеренный регламент о наказаниях. Порка в нем не упоминалась совершенно. Всякий выругавшийся или упомянувший Бога всуе лишался жалования за один день. То же самое наказание налагалось на моряка за пьянство, однако любой офицер или мичман, замеченный в пьянстве должен был лишиться звания и навсегда быть признан негодным к службе. Моряка, уличенного во лжи, следовало подвесить на грота-штаге. Признанный в воровстве должен был вернуть украденное и остаться без платы за два дня, повторно - оставался без платы за четыре дня, в третий раз - за неделю, а после должен был быть расстрелян как дезертир. Так же лишался дневной платы тот, кто был небрежен неся вахту. Возможно, самым непростительным проступком на борту переполненного судна было загрязнение палубы, и тут капитан выбирал подходящее проступку наказание по своему усмотрению.

Н.А.М. Роджер в книге "Деревянный мир" придерживается мнения, что жизнь на море не была столь плоха, как описывают ее некоторые авторы. Он полагает, что раз флот всегда испытывал нехватку людей, то не был настолько безрассуден и груб в обращении с ними. Он утверждает, что моряки на борту были с среднем более здоровые, чем подобная группа на берегу. Британцы особенно ценили чистоту, так как полагали, что грязный воздух распространяет болезни. Было обычной практикой мыть палубы, как и стирать матросскую одежду и гамаки. Он утверждает, что разумные командиры больше действовали убеждением. Кроме того, офицеров и матросов связывали взаимные обязательства и взаимная зависимость в их изолированном мирке. Христианская мораль, чувство долга и чувство чести имели важнейшее значение. Дисциплина больше поддерживалась осознанием необходимости сохранять судно на плаву, чем жестокими наказаниями. Однако физические наказания были приемлемы и распространены в английском обществе в целом; такие как порка плетью или палками или зуботычины. Пипс, после того как его слуга Уилл однажды утром поздно его разбудил, писал: "Я сосчитал все его упущения и высек его совершенно обоснованно, хотя палка была столь тонка, что вся боль досталась скорее не ему, а моей руке, которой я уже с четверть часа не могу пошевелить". Степень допустимого насилия определялась общественным мнением нижних палуб и ограничивалась военным судом над слишком жестокими офицерами, усердствовавшими в наказаниях. Роджер, в целом, полагает, что опытных матросов, работавших с парусами, падкой подгонять не требовалось, скорее боцман и его помощники использовали свои трости к неквалифицированным новичкам, кто работал внизу, чтоб они могли совместно тянуть снасти. Трость скорее использовалась при работах, требовавших скорости, как смена галса, подъем парусов или преследование противника. В общем, судно, как и флот в целом, скорее держался на наставничестве и награждениях, чем на наказаниях. Но все же Роджер напоминает старую морскую поговорку, что "тот кто идет в море с удовольствием, и к черту заглянет просто убить время".

Именно в этот деревянный мир и вступил молодой Бенбоу. Самый ранний официальный документ, где отражена его карьера, датируется 30 апреля 1678 года, когда он поступил как помощник штурмана на корабль "Руперт"[0344] в Портсмуте. Должно быть он обладал достаточным умением и опытом, чтоб занять эту должность. Было обыкновенной практикой для тех, кто приходил с торгового флота, понижаться на один ранг в чине, таким образом, вполне вероятно, что на торговом судне он служил штурманом. Он начал службу под началом капитана Артура Герберта, позже получившего титул графа Торрингтона, который стал покровителем Бенбоу в его морской карьере. Герберт исполнял обязанности вице-адмирала или второго по званию лица на средиземноморской базе при сэре Джоне Нарборо[0345]. Таким образом Бенбоу имел отличное место для приложения своих усилий. Их задачей была защита британской торговли, а основной базой был Танжер. Этот порт был передан Англии в 1662 году как часть приданого Екатерины Брагансской[0346], дочери короля Португалии и жены-католички короля Карла II Английского. Возможно, из-за своей удаленности от Англии, база в Танжере стала центром для всех недовольных правлением Стюартов, и особенно их склонностью к католицизму. Многие из тех, кто служил с Гербертом в Танжере позже присоединились к нему в деле свержения Якова II.

Вскоре после прибытия "Руперта" в 1678 году, он вступил в бой с большим алжирским 40-пушечным кораблем. Сражение было необычайно жестоким, поскольку алжирец не сдавался, пока не потерял около двухсот человек, и на подмогу "Руперту" не подошло еще одно английское судно. На "Руперте" пострадало около пятидесяти человек, включая и самого Герберта, потерявшего глаз. "Руперт" продолжил патрулирование и имел еще несколько подобных стычек с алжирскими пиратами. В мае 1679 Нарборо вернулся в Англию, оставив Герберта командовать эскадрой. Тот, должно быть впечатленный успехами Бенбоу, повысил его до штурмана на "Нансаче"[0347]. Таким образом он служил у капитанов Джорджа Рука, Клодесле Шовелле и Френсисе Уилере[0348]. Все трое, как и Герберт, стали впоследствии адмиралами. Уилер, в чине второго лейтенанта, служил на "Руперте" с апреля 1678 года вместе с Бенбоу, и став капитаном "Нансача" 11 сентября 1680 хорошо знал Бенбоу. К сожалению, он погиб в кораблекрушении в 1694 году. Герберт, Рук и Шовелл, все способствовали продвижению Бенбоу, как и другой лейтенант Герберта, Дэвид Митчелл[0349].

В эти годы Бенбоу женился на Марте[0350] и завел первых детей. Хотя его дочь, Марта, отмечена в приходских книгах прихода Св. Ботольфа в Олдгейте, Лондон, как крещеная 8 апреля 1684, Блэкюэй и Оуэн полагают, что она родилась в 1679 году. Это предполагает, что ее зачали незадолго до отправки Бенбоу в Средиземное море. За ней последовали сыновья: Ричард в 1680 году; Джон в 1681 году и позже Уильям. Эти даты намекают на то, что Марта сопровождала мужа в его средиземноморском плавании. Видимо такая практика была весьма тогда распространена, особенно под командой Герберта.

Именно тогда произошел неприятный случай, который чуть не разрушил военно-морскую карьеру Бенбоу. Ему уже довелось продемонстрировать характерные ему недостаток такта и учтивости в общении с другими офицерами. 28 марта 1681 "Эдвенчер"[0351] капитана Уильяма Бута[0352] вместе с брандером "Калабаш"[0353] заметили и стали преследовать алжирский корабль "Золотая лошадь"[0354]. На следующий день суда были на расстоянии пистолетного выстрела. Бой шел весь день и часть ночи. У 5 утра оба судна потеряли ход и бой прервался, чтоб отремонтировать мачты и такелаж. "Золотая лошадь" покинула место боя, но "Эдвенчер" пустился в погоню и с 19 часам утра нагнал. Бой возобновился и шел до середины дня, когда на горизонте был замечен парус. Поскольку на приближающемся судне флаги соотвествовали расцветке турецких судов, экипаж "Золотой лошади" возрадовался, а "Эдвенчера" наоборот впал в уныние. "Золотая лошадь" вела бой до 6 вечера. Бут потерял надежду и сигнализировал на "Калабаш", чтоб те подожгли "Золотую лошадь". Капитан брандера "Калабаш" Питер Пикар[0355] сообщил Буту, что шлюпка на его судне повреждена, так что попытка атаки была отложена пока шлюпки на обоих судах не будут отремонтированы. Но атака "Калабаша" так и не состоялась, так как с рассветом Бут обнаружил, что неизвестный корабль не был турецким, а это был "Нансач" под командованием капитана Френсиса Уилера.

Однако его радость была недолгой, когда он увидел, что тяжело поврежденная и потерявшая значительную часть экипажа "Золотая лошадь" сдается Уилеру. Обычно все суда, участвовавшие в захвате приза делили добычу. Однако когда Бут и Пикар поднялись на борт "Нансача", они узнали, что у Уилера нет ни малейшего желания делиться призовыми деньгами. Это вызвало резкое негодование между офицерами и матросами этих двух судов, относительно их доли в захваченной добыче. Когда суда вернулись в Танжер, Герберт поддержал своего бывшего лейтенанта Уилера, а полковник Эдвард Сэквилл[0356] взял сторону Бута. Сэквилл утверждал, что действия Уилера были беспрецедентны, в ситуации, когда корабли уже были связаны боем, и что действия Уилера были продиктованы только желанием получить приз. При этом он подвергал опасности другие английские суда. Действительно, "Калабашем" чуть не пожертвовали зря. Матросы "Нансача" разжигали ссору, груба высмеивая экипаж "Эдвенчера". В пылу ссоры штурман "Нансача" Джон Бенбоу, повторил несколько этих грубых шуток, касавшихся поведения капитана Бута. Его необдуманные фразы подлили масла в огонь конфликта между капитанами, и Бут подал обвинение против Бенбоу.

апреля 1681 года Бенбоу предстал перед трибуналом на борту "Ньюкастла"[0357] в бухте Гибралтара. Председательствовал адмирал Герберт, с ним заседали капитаны Рассел[0358], Картер[0359], Рук, Шовелл, Уилер, Пикар и лейтенант Гастингс[0360]. Доказательства вины были надежно засвидетельствованы, таким образом, не было никакой возможности избежать наказания, несмотря на все сочувствие со стороны Герберта. Однако адмирал нашел способ смягчить наказание. Трибунал определил в отношении Бенбоу:

"после изучения вопроса было найдено, что Бенбоу только повторил чужие слова. Поэтому решено, так как он произнес их публично, с него будет удержано жалование штурмана за три месяца в пользу раненых матросов с "Эдвенчера". Вдобавок, он должен просить прощения у капитана Бута на борту судна Его Величества "Бристоль"[0361], объявив, что у него не было никакого злого намерения, когда он произнес те слова, в присутствии капитанов всех судов и шлюпочных команд, по одной с каждого судна, эскадры". (Adm.1/5253)

Это было, без сомнения, самой трудной задачей для Бенбоу, которая когда-либо перед ним стояла, он никогда не забывал об этом. Он был очень щепетильным в вопросах чести и гордым человеком. В течении всей его жизни, он был крайне резок с любым, кто напоминал ему о чрезмерном обвинении Бута.

Спор длился несколько месяцев. 8 июля 1681 года Уильям Дженкинс, матрос с "Эдвенчера" был отдан под трибунал и приговорен к порке за грубые слова в адрес капитана Уилера. Обвинения в трусости и некомпетентности летели с обеих сторон. Бут пожаловался в Адмиралтейство, которое не приняло во внимание аргументы адмирала Герберта и отклонило его решение, и приказало ему проследить за тем, чтобы Уилер вернул флаг "Золотой лошади". Бут отказался сотрудничать с расследованием Герберта на том основании, что дело находится в руках Адмиралтейства. Герберт был вынужден приказать Уиллеру отдать флаг, но раскритиковал Бута в своей переписке с Адмиралтейством, заявив, что тот злонамеренно вызывает раскол во флоте. Уилер отправил флаг своему отцу в Англию. По возвращении домой он упорно отказывался отдавать его даже после того, как Адмиралтейство приостановило его выплату. Бут обратился к друзьям в Адмиралтейство и суд. Уилер, наконец, согласился, когда в мае 1683 года принц Чарльз приказал отдать флаг. Питер Ле Февр[0362] предполагает, что плохие отношения между Бутом и Гербертом привели к тому, что Бут очернил репутацию своего командира перед Сэмюэлем Пипсом. Позже, в то время как Герберт и его друзья поддерживали Вильгельма Оранского, Бут действовал как агент изгнанного Якова II и попытался сбежать со своим кораблем "Пенденнис"[0363]. В конце концов он был вынужден бежать во Францию с пустыми руками.

Бенбоу, невольно ставший "козлом отпущения" в деле с "Золотой лошадью", пострадал довольно существенно. В ноябре 1681 года "Нансач" был отозван в Англию, где с экипажем расплатились и расформировали. Бенбоу, все еще страдающий под публичного унижения, присоединился к команде торгового судна, курсировавшего между Лондоном, Бристолем, Испанией и Италией. Без сомнения, он поддерживал связь со своими старыми товарищами по Танжеру и Гибралтару. Также, вполне вероятно, что Герберт помог ему финансово при покупке собственного судна, поскольку Ле Февр отметил, что для Герберта была обычной практика ссужать деньги офицерам, служившим под его командой в 1680-х. К 1686 году Бенбоу стал владельцем фрегата "Бенбоу" и накопил значительное личное состояние. Теперь его семейство имело дом в приходе Св. Дунстана в Степни[0364], и там 22 июня 1686 Джон и Марта окрестили их сына Соломона, который умер во младенчестве. В этом году случилось еще одно примечательное событие в жизни будущего адмирала. Не будь он в то время торговым моряком, с ним бы это не произошло.

История восходит к рассказу Пола Кэлтона, так что можно допустить наличие ошибок в деталях. История описана доктором Кэмпбеллом в его "Жизнеописании британских адмиралов". Британцы покинули Танжер в 1684 году, отдав его мавританцам. Средиземное море снова было наводнено магрибскими пиратами. В 1686 году капитан Бенбоу, на собственном фрегате "Бенбоу", на пути в Кадис подвергся нападению салейских пиратов[0365]. Имея меньший экипаж Бенбоу храбро отбивался, но не смог удержать врага на расстоянии. Мавры взяли фрегат Бенбоу на абордаж, но вскоре поняли свою ошибку, так как Бенбоу собрал вокруг себя команду и стал биться настолько отчаянно, что пираты предпочли бежать, оставив на борту фрегата тринадцать трупов. Бенбоу приказал отрезать им головы и засолить, так что он получил и премию за убитых пиратов, и сыграл довольно дьявольскую шутку с испанскими финансовыми чиновниками, с которыми у него были многочисленные препирательства на предмет торговых пошлин. Его поведение очень напоминает приемы пиратов Вест-Индии, которые применяли подобную тактику, чтоб поднять свою репутацию и привести в ужас сердца врагов.

Он пришвартовался в Кадисе и приказал своему африканскому слуге Цезарю взять мешок с головами. Он проделал это так, что чиновники это заметили, захотели проверить содержимое мешка на предмет контрабанды и не поверили бы ни единому слову Бенбоу. Он заявил, что это "соленые продукты для моего собственного стола". Таможенники настаивали на том, что самим убедиться в этом, и указали, что только магистрат может освободить от уплаты пошлины. Таким образом они направились в задние таможни, впереди процессии сам Бенбоу, за ним слуга с мешком, а позади чиновники. Магистраты обращались с Бенбоу предельно вежливо, и заявили, что это очень прискорбно, что им надо заняться таким пустяковым делом. Однако они обязаны потребовать предъявить содержимое, и, поскольку они ничуть не сомневаются, что это просто соления к столу, то их показ не может иметь никакого значения, во всяком случае. "Я же сказал вам", - ответил Бенбоу, - "что это соления для моего собственного употребления", - и приказал Цезарю, высыпать содержимое мешка на стол, - "если вам, господа, они по вкусу, угощайтесь!" Испанцы были поражены видом голов мавров, и что Бенбоу смог одолеть их, имея столь небольшую команду. Они отправили отчет об этом случае в Мадрид, испанскому королю Карлу II[0366], и тот послал за Бенбоу. Он был столь впечатлен англичанином, что не только сделал ему солидный подарок, но и от его имени было направлено письмо английскому королю Якову. Так Бенбоу было снова предложено место на королевском флоте. Даже Блэкюэй и Оуэн принимают этот рассказ Кэльлгна как возможное событие, основываясь на наличии мавританской тюбетейки, которой владели потомки Ричарда Ридли[0367], мужа сестры адмирала Елизабет. На шапке надпись:

"Первое Приключение капитана Джона Бенбо и подарок Ричарду Ридли, 1687" (Блэкьюей и Оуэн, том II, стр. 392)

Чарнок в своей "Биографиа Навалис" упоминает, что было несколько подобных случаев, где проявилась сила духа Бенбоу. Он указывает на случай, имевший место в следующем году, в мае 1687 года, когда Бенбоу плавал в качестве шкипера на "Малагском торговце"[0368]. Во время перехода в Англию, при входе в Ла-Манш он подвергся нападению пиратского судна из Сале. Пират дал бортовой залп и убрал дополнительные паруса спереди и сзади, готовясь к абордажу. Бенбоу однако дал такой отпор, что пираты потеряв много людей, предпочли отступить. Бенбоу попытался преследовать противника, но пиратское судно показало себя лучшим ходоком. Благодаря этому и подобным случаям слава Бенбоу росла. Однако нет никаких данных, что король Яков предлагал ему королевскую службу в 1687 году.

Согласно Блэкьюэю и Оуэну, 1687 год принес Джону и Марте еще одну дочь, Кэтрин. Однако на мировой арене готовилась еще одна революция. Яков II, сменивший в 1685 году своего брата Карла II, пошел наперекор своим подданным, пытаясь насадить католицизм в стране. 10 июля 1688 года его противники пригласили протестанта Вильгельма Оранского приехать из Голландии в Англию, чтоб силой восстановить религию и свободы. Руководителем этих заговорщиков был Чарльз Толбот[0369], позже получивший титул Герцога Шрусбери, и вскоре ставший одним из покровителей Бенбоу. Он отрекся от католицизма и, демонстрируя лояльность к Вильгельму, заложил свое имение за 40 000 фунтов, чтоб финансировать вторжение. Вильгельм, внук короля Карла I, был женат на своей кузине Марии[0370], дочери Якова II , так что они оба имели некоторое право претендовать на английский престол.

Официально до окончания событий Славной революции Бенбоу не возвращался на флот, и первое задокументированное его назначение датировано июнем 1689 года, когда он был принят как третий лейтенант на "Элизабет"[0371], флагмане адмирала Герберта, капитаном был Дэвид Митчелл. Оба, и Герберт и Митчелл служили во флоте вторжения Вильгельма. Вильгельм выбрал Герберта, чтоб быть адмиралом флота, а капитан Митчелл упомянут в списке офицеров, искавших место в 1688 году и "перешедший на голландскую службу". Когда Митчелл прибыл в Гаагу в сентябре 1688 года, он доставил известие Вильгельму, что его высадка не встретит сколь нибудь значительное сопротивление, и что остальной английский флот тоже перейдет на его сторону. Митчелл стал одним из фаворитов Вильгельма и получил титул придворного. Сэр Джон Лоутон предполагает, что Бенбоу так же мог быть в распоряжении его старого друга и начальника, Артура Герберта, и, возможно был рулевым на одном из кораблей флота вторжения, который высадил Вильгельма Оранского в Торбее 15 ноября 1688 года. Майор Майкл Рэнсон[0372] упоминает в своей статье "Комбинированные операции семнадцатого столетия", что Вильгельм задействовал примерно двадцать английских рулевых и лоцманов, чтоб вести флот вторжения. Учитывая последующее восстановление Бенбоу на службе и его связи, уместно предположить, что он мог быть среди этой группы. Поддерживает такое предположение факт, что во время своего марша на Лондон, Вильгельм провел некоторое время в Мильтон Мэнор, около Оксфорда. Семья же Бенбоу позже породнилась с выходцем из Мильтона, где есть местное предание, что Бенбоу впервые появился там в свите короля Вильгельма. Из-за его связей с группой противников Стюартов во главе с Гербертом, сложившейся в Танжере, мы можем предполагать, что Бенбоу сочувствовал делу Вильгельма, и поддерживал контакт с его сторонниками.

Адмирал Герберт был уволен со своей должности, так как отказался поддержать католического короля Якова, и отказался голосовать за отмену "Акта о присяге"[0373]. Этот закон эффективно препятствовал тому, чтоб любой католик вошел в правительство или государственную службу. В июле 1688 года он сбежал в Голландию, где предложил свои услуги протестантскому принцу Оранскому. Вильгельм надеялся, что вторжение обойдется без крови, для этого он поставил Герберта во главе своего флота, рассчитывая что английский флот его поддержит. Так же он использовал и другого перебежчика, старшего офицера флота, Эдварда Рассела, чтоб разжигать недовольство в английском флоте.

Само вторжение хорошо описано майором Майклом Рэнсоном в его статье "Вильгельм и Мэри. Революция, которая сформировала мир". Ренсон показал, как решительное и твердое руководство адмирала Герберта позволило благополучно перевезти 15 000 пехоты и кавалеристов, несколько тысяч лошадей, 21 артиллерийской орудие, сотни тонн продовольствия и фуража, вместе с боеприпасами и всеми видами военного снаряжения. Как при высадке в день "Д" на пляжах Нормандии, атакующие ввели в заблуждение защитников. Яков держал свои войска в резерве и сосредоточил флот в устье Темзы, ожидая, пока определиться, где будет высаживаться Вильгельм, на севере или на юго-западе. Вильгельм сделал обманный маневр к северу, а потом, посоветовавшись с английскими штурманами и лоцманами, пошел по Ла-Маншу к Торбею. Английскому флоту под командованием лорда Дартмута[0374], не удалось его перехватить.

Возглавляемые Джоном Черчиллем[0375] и полковниками Танжерского полка Кирком[0376] и Трелони[0377], офицеры оставили короля Якова, и Вильгельм прошел от Бриксема до Лондона почти не встретив сопротивления. Переход на сторону Вильгельма младшей дочери Анны[0378], окончательно подкосило Якова, и он бежал во Францию. Было много споров, как сделать присутствие Вильгельма в Англии законным. Число противников свержения Якова было велико, и был найден компромисс. В феврале 1689 года Парламент решил, что своим бегством Яков отказался от короны, и корона передается его дочери Марии. Это не устраивало Вильгельма, и в итоге, и Палата Лордов и Палата Общин нехотя сошлись на необходимости передачи трона Вильгельму и Марии вместе. Этим признавался фактический контроль Вильгельма над страной, но появилось много неудовлетворенных и сомневающихся. В особенности многих занимал вопрос о наследнике трона принце Уэльском[0379], который, как архиепископ Сэнкрофт[0380] указывал, с самого рождения был полноправным наследником трона. Но с этой проблемой разобрались, распространив Акт о присяге на монарха, который теперь не мог ни сам быть католиком, ни иметь жены католички.

Одним из первых, что сделал Вильгельм, это наградил Герберта, выдвинув его на пост Первого лорда Адмиралтейства, и командующего флота Канала. С приходом Вильгельма внешняя политика Англии резко изменилась. Франция, при Карле и Якове бывшая союзницей против Голландии, теперь стала врагом. Французский флот в количестве тридцати линейных кораблей в марте 1689 года собрался в Бресте, чтоб переправить Якова и его 5000 солдат в Кинсейл (Ирландия), чтоб попытаться вернуть ему трон. Герберт получил приказ взять все корабли, какие найдет, в Портсмуте, и перехватить французов. Он прибыл в Корк с 12 кораблями в начале апреля, но не смог выяснить, где находится французский флот. Тогда он пересек Ла-Манш и начал поиски в районе Бреста, и потом вернулся в Ирландию. 30 апреля он заметил противника в бухте Бантри-Бей. У французов под командованием маркиза Шаторено[0381] было 24 линейных корабля, 5 фрегатов и 10 брандеров. Флот Герберта теперь состоял из 19 линейных кораблей и 3 брандеров. Четверо из этих кораблей впоследствии сыграли важную роль в последнем сражении адмирала Бенбоу: "Дефианс"[0382], "Пенденис", "Руби"[0383] и "Гринвич"[0384]. Капитан Дэвид Митчелл командовал флагманским кораблем "Элизабет", вполне возможно, что Бенбоу был с ним, хотя официально бумагу о назначении третьим лейтенантом он получил месяц спустя. 11 мая англичане обнаружили себя под фетром к французам с плохо сформированной линией кораблей. Они изо всех сил пытались сблизиться с французами, которые сформировали куда более правильный строй. Гербер попытался вывести корабли из бухты, надеясь маневрированием перехватить у французов ветер. Но ему не удалось получить преимущество над французами, корабли которых были более быстроходны, так что английские корабли получили тяжелые повреждения. Французы тоже оказались не в состоянии использовать свое преимущество, и вернулись в Брест. Герберт в перестрелке потерял убитыми одного капитана, одного лейтенанта, 94 матросов и 300 человек ранеными.

Несмотря на то, что англичанам едва удалось спастись лишь по счастливой случайности, они были удовлетворены тем, что французский флот покинул воды Ирландии. Вильгельм посетил Портсмут и наградил Герберта, сделав его бароном Торбея и графом Торрингтона. Он посвятил в рыцари капитанов Ашби[0385] и Шовелла, и дал каждому моряку наградных по 10 шиллингов. В результате после боя в бухте Бантри-Бей была объявлена война. Герберт возглавил объединенный англо-голландский флот и крейсировал около побережья Франции, но противник не показывался. Англичане занимались реорганизацией своего флота, смещая офицеров католиков, и приглашая на вакантные места моряков торгового флота. Бенбоу был одним из тех, кто принял приглашение, таким образом он повторно поступил на флот в июне 1689 года.

Флоты противников имели интересные отличия, которые очень хорошо проявились в сражении в бухте Бантри-Бей. Французы строили свои суда длиннее и шире, с более глубокими трюмами. Имея одинаковый ранг, они превосходили английские суда в размерах и лучше подходили, чтоб нести свое тяжелое вооружение. Английские суда, перегруженные пушками для своего размера, были хуже на ходу. Французы легко опережали их как в скорости так и в маневренности. Кроме того, французские пушки превосходили в калибрах английские, так что бортовой залп французского корабля был на 100 фунтов тяжелее английского. Кроме того, порты французских судов были расположены выше, и таким образом они могли быть использованы при такой погоде, когда англичанам приходилось закрывать свои. Однако англичане имели преимущество в артиллерийской подготовке, у них порох был лучшего качества, и они быстрее перезаряжали орудия и превосходили французов в точности и скорости стрельбы. И Англия была островным государством, страной моряков, хорошо обученных и отлично дисциплинированных. Это давало Англии преимущество в людских ресурсах. Франция, с ее приморскими провинциями Нормандией и Бретанью, испытывала дефицит в моряках, и потому придерживалась в основном оборонительной стратегии. Французы полагали, что самое главное - сохранить флот, чтоб он и на следующий день был способен сражаться. Следовательно, противостоя английскому флоту равной силы, они стремились нанести максимальный вред способности англичан сблизиться или преследовать, и вели стрельбу по такелажу. Англичане же в свою очередь старались максимально повредить сами корабли, ведя огонь по ватерлинии. Французы в бою предпочитали подветренную позицию, чтоб иметь возможность быстро отступить по ветру. Так же они рассчитывали, что у англичан возникнут трудности с их более низко расположенными орудиями на подветренной стороне, потому что английские корабли кренились бы в эту сторону.

Дополнительно трудности англичанам создавали не гибкие Боевые уставы, которые были разработаны чтоб скоординировать действия флота и упорядочить боевую линию. Они были предназначены, чтоб можно было наилучшим образом соединить огневую мощь кораблей флота, которая будет, если все корабли флота образуют прочную цепь повернутую бортами к врагу. Англичане понимали, что в беспорядочном бою можно нанести вред не только противнику, но и своим. Был создан свод из небольшого количества сигналов, позволявших адмиралу поддерживать связь со своими судами. Таким образом имелась сильная зависимость от этих заранее предопределенных инструкций, отработанных за многие годы со времен войн с Голландией, а особенно при Якове, который был сперва Верховным лордом Адмиралтейства, а позже при адмирале Расселе в 1691 году. Со всей определенностью эти правила предписывали капитанам ни в коем случае не покидать боевую линию, если не было на то распоряжения адмирала флота. Они должны были неуклонно следовать за впереди идущим кораблем, следя чтоб дистанция составляла пол-кабельтова (100 ярдов), и закрывать любые разрывы, оставленные выведенными из строя судами. Они не должны были преследовать отдельные вражеские суда. Такие наставления очень препятствовали личной инициативе, задерживали начало боевых действий пока суда не построятся, часто давали врагу время, чтоб сбежать. Англичане были приучены не открывать огонь пока их авангард не поравняется с неприятельским. Учитывая превосходство французов в скорости, это редко удавалось. Французы, кроме того, превосходно отработали маневр, когда все их суда поворачиваются разом от противника, чтоб выйти за пределы дальнобойности его орудий. Это сильно мешало англичанам, которых инструкция обязывала строго следовать за идущим впереди судном, в результате чего их арьергард оказывался очень далеко позади бегущих французов. Таким образом с французской тактикой сбережения их судов любой ценой и англичанами, связанными по рукам и ногам их инструкциями, решительные сражения происходили очень редко.

Французские командиры знали, что если они встретят равный по силам английский флот, они всегда могли уйти от него. Обычно, единственные французские суда, которые удавалось захватить при преследовании, оказывались ранее захваченными французами английскими. Упорный бой происходил или при легком бризе или в тихую погоду, когда противники оказывались вынуждены оставаться в бою, пока они не будут обессилены или не исчерпают боеприпасы. Гребные лодки использовались, чтоб буксировать суда, то выводя их из-под обстрела, то снова возвращая в линию, поэтому корабли сражались совершая подобные медлительные маневры. Сами корабли были построены настолько прочно, что они редко тонули. Наибольшие потери матросы несли от картечи и цепных ядер, которые ометали палубы и такелаж, вызывая град осколков, разлетавшийся на расстояние до 30 ярдов. Палубы становились настолько скользкими от крови, что их необходимо было посыпать песком. Чтоб скрыть кровь, суда с внутренней стороны орудийных палуб красились в темный цвет, как и лафеты орудий. Победа часто доставалась той стороне, которая успевала быстрее починить поврежденное судно и пополнить экипаж. Выведенные из строя суда были особенно уязвимы для наиболее ужасного оружия - брандеров. Если брандеру удавалось успешно сцепиться с таким судном, оно имело мало шансов спастись. Но таких случаев было мало, поскольку французы хорошо владели искусством организованного отступления.

Французы не одни, кто стремился уклониться от сражения. Питер Кемп в "Британском моряке" указывает, что имелось множество официальных жалоб от команд кораблей, что их капитаны проявляют недостаток храбрости. В судовых журналах многих кораблей в то время довольно прозрачно намекается, что противник ушел либо потому, что его преследовали недостаточно упорно, или потому что бой велся без всякого энтузиазма. Учитывая, какие разрушения получит судно, при попытке захвата вражеского линейного корабля, не удивительно, что капитаны предпочитали охотиться за более прибыльными призами - торговыми судами. Н.А.М. Роджер в "Деревянном мире" добавляет, что такая "осторожность" была настоящей проблемой для английского флота, особенно в отношении адмиралов, капитанов и штурманов. Он объясняет это тем, что офицеры, находящиеся во время боя на открытом квартердеке, были наиболее уязвимы для картечи, цепных ядер и имели удобную возможность поразмышлять об этом риске. Большая часть команды корабля находилась на нижних палубах, где неистово занималась перезарядкой орудий и была более-менее защищена толстыми бортами корабля. Боцман и его парусная команда, занимавшаяся парусами и исправлением повреждений в такелаже, была открыта обстрелу, но они все время находились в движении. Только офицеры были собраны в одном месте практически неподвижно, и представляли из себя отличную мишень. Следовательно, не было ничего необычного в том, что потери в бою практически ограничивались одним квартердеком или были там самыми тяжелыми. Нередки случаи, когда некоторые корабли держались подальше от боя или предпочитали бежать, чем вступали в бой.

Не удивительно, что флот пытался воззвать к Чести, Славе, Долгу перед Королем и Отчизной. Но, возможно, более убедительным методом пробуждения "храбрости" было, главным образом, вознаграждение. Адмирал получал 3/16 цены захваченного корабля, вице-адмирал 1/16. Другие 4/16 стоимости распределялись между капитаном, лейтенантами и прочими офицерами корабля. Оставшаяся часть, 8/16, доставалась команде корабля. Захват 32-пушечного фрегата был эквивалентен жалованию капитана за 35 лет службы.

Таково было положение на флоте, когда Бенбоу вернулся на службу при вспышке войны между Францией и Англией. При адмирале Герберте, теперь лорде Торрингтоне, он быстро получил повышение. Уже 20 сентября 1689 года он получил под командование собственное судно в качестве капитана "Йорка"[0386]. Он писал с борта "Йорка" Военно-морскому совету[0387]:

"Лорд Торрингтон имел любезность передать мне командование вышеназванным кораблем, по причине отсутствия капитана Томаса Хопсона[0388], который командовал "Бонавентуре"[0389], которое судно Лорд Торрингтон имел любезность передать под мою команду" (Adm. 106/386.f.74)

Только спустя месяц, 26 октября, он принял "Бонавентуре", а еще две недели спустя, 12 ноября, получил под команду 100-пушечный линейный корабль первого ранга "Британия"[0390]. После "Британии" он был назначен главным помощником начальника Чатемской верфи, а в марте 1690 года переведен на ту же самую должность в Дептфорд, где и занимал ее несколько лет, хотя иногда принимал участие и в морских операциях.

Как видно, его назначение главным помощником начальника верфи, было необычным для капитанов. Он поднялся до этого звания не по традиционному пути через лейтенанта. Скорее он изучал искусство кораблевождения как штурман и как штурман выдержал экзамен. В марте 1690 года он был обратился в Тринити-хаус[0391], и получил там Шкиперский диплом, который подтверждал, что:

"Мы экзаменовали предъявителя, капитана Джона Бенбо, и нашли его способным водить как Штурман любой корабль Их Величеств Первого ранга, от Даунса на запад и на юг, вплоть до Средиземного моря, до самого Сандеруна[0392]". (Adm.106/2908)

[0301] Королевство Поуис (Teyrnas Powys), кельтское королевство в Уэльсе. Существовало с V по XII век.

[0302] Роджер де Монтгомери (Roger de Montgomerie), около 1035 - 1094 гг. Нормандский рыцарь, соратник Вильгельма Завоевателя. Первый граф Шрусбери. Много воевал против валлийцев, но удержать завоеванное не сумел.

[0303] Болотная страна (March country), в Средние века равнины у реки Северн покрывали обширные болота.

[0304] Британская Ост-Индийская компания была основана в 1600 году.

[0305] Закон о Помощи Беднякам (Act for the Relief of the Poor), принят в 1601 году. Закон возлагал на церковные приходы обязанность заботиться о своих малоимущих соседях и регламентировал условия получения этой помощи (регулярное посещение церкви, благопристойное поведение, обязательная низкооплачиваемая или бесплатная работа на дому или в работном доме и т.п.). Бродяг же полагалось отправлять в приходские Исправительные дома.

[0306] Закон о Поселенцах (Act of Settlement), принят в 1662 году. Давал право приходам не принимать пришлых бедняков, и отправлять их обратно на родину. Поселиться в приходе можно было только при выполнении любого из обязательных условий:

Ј Родиться в приходе.

Ј Прожить в приходе сорок дней, чтоб никто не пожаловался на поведение.

Ј Получить в пределах прихода работу на срок 1 год и 1 день.

Ј Получить должность в приходе.

Ј Снимать недвижимость стоимостью 10 фунтов в год или платить столько же налогов.

Ј Вступить в брак с членом прихода.

Ј Не получать никогда ранее пособия по бедности в этом приходе.

Ј Стать учеником на срок 7 лет у члена прихода.

[0307] Сэмюэл Пипс (Samuel Pepys), 1633 - 1703 гг. Чиновник Британского морского ведомства. Вел подробный дневник в течении почти 40 лет. Был близко знаком с Исааком Ньютоном и другими известными личностями. Его жизни посвящен британский телесериал.

[0308] Дагенхэм (Dagenham), городок в 11 милях к востоку от Лондона. С 1965 года один из районов Большого Лондона.

[0309] Сидней Уортли Монтагю (Sidney Wortley Montagu), 1650 - 1727 гг. Второй сын первого графа Сэндвича. Крупный угольный магнат и член Парламента от партии Вигов. Сэмюэл Пипс находился в дальнем свойстве с родом Монтагю.

[0310] Элизабет Картерет (Elizabeth Carteret), 1615-1696 гг. Супруга Джорджа Картерета (George Carteret, 1610 - 1680 гг.) адмирала, губернатора Нью-Джерси. После смерти супруга владела Восточным Джерси.

[0311] Норидж (Norwich), город в Восточной Англии. В Средние века крупнейший в Англии центр текстильного производства.

[0312] HMS Royal Charles, 80-пушечный линейный корабль первого ранга. Построен в 1656 году и назван "Naseby" (в честь выигранного сторонниками Парламента сражения Гражданской войны), в 1660 году переименован в "Royal Charles", в 1667 году захвачен голландцами и выставлен как трофей. В последний раз упомянут в 1673 году. Дальнейшая судбьа не известна.

[0313] HMS Bredah, 70-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1692 году, в 1704 году перестроен, разобран в 1730 году.

[0314] румб - 1/32 часть круга.

[0315] квартердек - часть корабля от грот мачты до бизань мачты.

[0316] Совет по артиллерии (Board of Ordnance), правительственное учреждение, созданное при Тюдорах. Отвечало за артиллерию как армии, так и флота, за подготовку офицерских кадров артиллеристов и военных инженеров.

[0317] Питер Кемп (Peter Mant MacIntyre Kemp), 1913 - 1993 гг. Британский военный, диверсант и писатель. Участвовал в Гражданской войне в Испании на стороне республиканцев, во Второй мировой служил в Отряде особых операций, забрасывался во Францию и Югославию с целью совершения диверсий и поддержки партизан.

[0318] Чатамская касса (the Chatham chest). Основанный в 1588 году фонд для выплат пенсий военным морякам.

[0319] Уильям Уэтстоун (William Whetstone), ? - 1711 гг. Британский контр-адмирал Белого флага. Во время войны за Испанское наследство был под началом Джона Бенбоу. Позже командовал британской эскадрой в Вест-Индии. Был обвинен в 1707 году в том, что допустил захват французской эскадрой под командой контр-адмирала Клода де Форбена (Claude de Forbin, 1656 - 1733 гг.) 15 торговых кораблей "Московской компании" (основана в 1555 году) в Белом море, и уволен с флота.

[0320] Экспедиция в Вест-Индию была направлена в марте 1726 года под командованием вице-адмирала Френсиса Хозьера (Francis Hosier, 1673 - 1727 гг.). Целью экспедиции была блокада испанских портов, чтоб лишить Испанию поступления финансов в преддверии новой войны в Европе.

[0321] Эдуард Хаукер (Edward Hawker), 1782 - 1860 гг. Британский адмирал, участник Наполеоновских войн. Был записан в гардемарины в четыре года и отправлен в отпуск по малолетству, стал лейтенантом в тринадцать лет, больше, вроде, ничем особым не прославился.

[0322] Реджинальд Рис (Reginald J. Rees). Личность не установлена, возможно, это известный в Шропшире меценат, спонсировавший открытие нескольких школ. В 1980-е писал для журналов статьи на исторические темы.

[0323] Генри Тонг (Henry Teonge), 1621 - 1690 гг. Английский протестантский священник, корабельный капеллан. Совершил два плавания на военных судах в Средиземное море, во время которых вел подробные дневники.

[0324] HMS Assistance, 46-пушечный линейный корабль четвертого ранга. Построен в 1650 году как 34-пушечный линейный корабль, в 1653 году перевооружен в 40-пушечный корабль, в 1653 захвачен голландцами, но в тот же день отбит обратно, в 1666 году перевооружен как 46-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1677 году перевооружен как 48-пушечный корабль, в 1685 году перевооружен как 50-пушечный корабль, в 1687 году перестроен как 50-пушечный линейный корабль четвертого ранга, перестроен в 1699 году как 50-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1710 году перестроен как 50-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1720 году разобран окончательно.

[0325] Йоркшир Нэн (Yorkshire Nan), годы жизни неизвестны. Упоминается в литературе как "капитанша принца Джорджа".

[0326] Сражение при Бичи-хеде произошло 10 июля 1690 года во время Девятилетней войны (Войны Аугсбургской лиги). Победа французского флота над англо-голландским.

[0327] HMS Griffin, 28-пушечный фрегат пятого ранга. Построен в 1690 году как 28-пушечный фрегат пятого класса, в 1702 году перестроен как 8-пушечный брандер пятого класса, в 1737 году продан частному лицу. Капитан "Гриффина" Клиффорд Чемберлин в 1691 году был исключен военным трибуналом из флота (получил чин капитана в 1690 году) за "злоумышленные приписки в списочном составе корабля".

[0328] HMS Defiance, 64-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1666 году, в 1668 году сгорел.

[0329] Роберт Венейблз (Robert Venables), 1613 - 1687 гг. Английский генерал, сторонник Парламента в Гражданской войне. Командовал войсками, захватившими Ямайку в 1655 году. После Реставрации Стюартов ушел в личную жизнь и прославился, написав трактат по искусству любительской рыбной ловли, который имел огромный успех и неоднократно переиздавался.

[0330] Экспедиция из 30 кораблей под командованием адмирала Уильяма Пенна была направлена в декабре 1654 года в Карибское море для захвата Гаити и других владений Испании.

[0331] Орлоп-дек, нижняя, жилая палуба корабля. Часто располагалась ниже ватерлинии и была более защищена при обстреле.

[0332] Джордж Рук (George Rooke), 1650 - 1709 гг. Английский адмирал, Вице-адмирал Великобритании (почетное звание). Уничтожил в сражении в заливе Виго французско-испанский флот, перевозивший груз золота и серебра из Америки. Захватил Гибралтар.

[0333] Николас А. М. Роджер (Nicholas Andrew Martin Rodger), род. 1949 г. Британский историк. Старший научный сотрудник Колледжа Всех Святых душ, Оксфорд. Автор многочисленных книг по истории военно-морского флота.

[0334] С 1661 по 1684 год Танжером владели англичане.

[0335] Джон Меннес (John Mennes), 1599 - 1671 гг. Английский адмирал. Роялист. После Гражданской войны жил в эмиграции. При Реставрации вернулся в Англию и получил высокий пост во флоте, но, по свидетельству современников, был некомпетентен, хотя и безвреден. Прославился как поэт.

[0336] Артур Герберт (Arthur Herbert), 1648 - 1716 гг. Английский адмирал и политик. Один из организаторов "Славной революции", за что получил от Вильгельма III титул графа Торрингтона. После поражения в сражении при Бичи-Хеде лишен поста Первого лорда Адмиралтейства.

[0337] Генри Мейдмен (Henry Maydman), 1639 - 1691 гг. Английский публицист и критик флотских порядков.

[0338] Петиция была подана от имени Чарльза Хора, Ричарда Хора и Джеймса Хора. Хотя злоупотребления с флотским провиантом, описанные в ней и вскрылись, потиционеры подверглись преследованию со стороны подрядчиков, потеряли деньги и даже отсидели несколько месяцев в тюрьме за клевету.

[0339] Георг Датский и Норвежский, герцог Камберленд (Prins Jorgen af Danmark), 1653 - 1708 гг. Супруг королевы Анны. Руководил Адмиралтейством.

[0340] Джон Деннис (John Dennis), 1657 - 1734 гг. Английский поэт, драматург, эссеист и критик.

[0341] Навуходоносор, 642 - 562 гг. д.н.э. Царь Вавилона (Халдейская династия). Значительно расширил границы Вавилонского царства. В библейской традиции символ жестокого и неправедного правителя.

[0342] HMS Monmouth, 64-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1666 году как 64-пушечный корабль третьего ранга, в 1700 году перестроен как 64- пушечный корабль третьего ранга, в 1718 году перестроен как 70-пушечный корабль третьего ранга, в 1742 году перестроен как 70-пушечный корабль третьего ранга, в 1767 году разобран.

[0343] Клодесли Шовелл (Cloudesley Shovell), 1650 - 1707 гг. Английский адмирал. Погиб со своей эскадрой в кораблекрушении у островов Силли при входе в Ла-Манш.

[0344] HMS Rupert. 64-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1666 году, капитальный ремонт в 1703году, перевооружен в 1716 году в 60-ти пушечный корабль четвертого ранга, с 1736 года разоружен и отправлен в резерв, в 1740 году перестроен как 60-ти пушечный корабль четвертого ранга, отправлен на слом в 1769 году.

[0345] Джон Нарборо (John Narbrough), 1640 - 1688 гг. Английский контр-адмирал. Отличился в войнах с Голландией и в борьбе с магрибскими пиратами. Совершил секретную экспедицию в Южную Америку, и, по слухам, организовал в Патагонии тайную базу британского флота. В 1680-х годах занимался подъемом затонувших испанских сокровищ в Карибском море.

[0346] Екатерина Браганнская (Catarina de Braganca), 1638 - 1705 гг. Португальская принцесса, католичка, супруга короля Англии Карла II Стюарта.

[0347] HMS Nonsuch. Построен в 1668 году как 36-пушечный экспериментальный быстроходный фрегат пятого ранга, в 1669 году переоснащен как 42-пушечный фрегат четвертого ранга. В 1691 году снова перестроен как 36-пушечный фрегат пятого ранга. В 1695 году захвачен французами, разобран в 1697 году.

[0348] Френсис Уилер (Francis Wheler), 1656 - 1694 гг. Контр-адмирал Красного флага английского флота. Погиб при кораблекрушении около Гибралтара.

[0349] Дэвид Митчелл (David Mitchell), 1650 - 1710 гг. Шотландец. Контр-адмирал Синего флага Английского флота. Обучал Петра I судовождению, и сопровождал его как переводчик во время визита в Англию.

[0350] Марта Бенбоу (Martha Benbow), 1655 - 1722 гг. Супруга адмирала Джона Бенбоу. Девичья фамилия неизвестна. Дата замужества неизвестна.

[0351] HMS Adventure. 34-пушечный фрегат четвертого ранга. Построен в 1646 году. В 1709 году захвачен французами у Мартиники.

[0352] Уильям Бут (William Booth), даты рождения и смерти неизвестны, в флотских документах имя упомянуто в промежуток между 1673 и 1689 годами. Английский капитан. После Славной революции эмигрировал во Францию.

[0353] Callabash. Судно алжирской постройки (грузоподъемность 260 тонн), в 1680 захвачено англичанами и переоборудовано в брандер. В 1689 году продано частному владельцу.

[0354] Golden Horse. Судно алжирской постройки. Захвачено в 1681 году и включено в состав флота как 46-пушечный линейный корабль четвертого ранга. Затонул в 1688 году.

[0355] Питер Пикар (Peter Pickard), ? - 1702 гг. Английский капитан, получил звание капитана в 1680 году.

[0356] Эдвард Сэквилл (Edward Sackville), 1640 - 1714 гг. Английский генерал-майор. В 1680-е командовал Танжерским полком. После Славной революции стал тайным Якобитом и шпионил на сторонников Стюартов. Был арестован, разжалован, ненадолго заключен в тюрьму, и отправлен под присмотр в свое поместье.

[0357] HMS Newcastle. 44-пушечный фрегат четвертого ранга. Построен в 1653 году. Разбился на рейде Спитхеда в 1703 году во время Великого Шторма.

[0358] Эдвард Рассел (Edward Russell), 1653 - 1727 гг. Первый граф Оксфорд. Английский адмирал. Первый лорд Адмиралтейства.

[0359] Ричард Картер (Richard Carter), ? - 1692 гг. Английский контр-адмирал. Погиб в сражении у Барфлёра 19 мая 1692 года.

[0360] Энтони Гастингс (Anthony Hastings), 1649 - 1692 гг. Английский военный моряк. В 1681 году командовал фрегатом "Сапфир". Погиб в сражении у Барфлёра 19 мая 1692 года.

[0361] HMS Bristol, 44-пушечный фрегат четвертого ранга. Построен в 1653 году. В 1709 году захвачен французами, на следующий день отбит и затоплен в Ла-Манше после боя.

[0362] Питер Ле Февр (Peter Le Fevre). Доктор наук. Современный историк, специалист по военно-морской истории XVII-XVIII веков. При желании можете ему написать https://twitter.com/bluejacketGHP

[0363] HMS Pendennis, 70-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1679 году, затонул во время шторма в 1689 году.

[0364] Stepney, восточный пригород Лондона.

[0365] Салейские пираты - пираты имевшие базу в городе Сале, на атлантическом побережье Марокко. В городе было много беженцев морисков из Испании и испанский язык был основным, с 1627 по 1668 годы город был независимой республикой пиратов.

[0366] Карл II Испанский (Carlos II El Hechizado), 1661 - 1700 гг. Последний представитель дома Габсбургов на испанском престоле.

[0367] Ричард Ридли (Richard Ridley), личность не установлена.

[0368] Malaga Merchant. Возможно, это то 200-тонное судно, которое было куплено флотом в 1666 году у частного лица для использования как брандер, и в 1667 году продано с флота частному лицу.

[0369] Чарльз Толбот (Charles Talbot), 1660 - 1718 гг. Английский государственный и политический деятель.

[0370] Мария Стюарт (Mary Stuart), 1662 - 1694 гг. Дочь принца Джеймса (впоследствии короля Якова II). Супруга Вильгельма Оранского.

[0371] HMS Elizabeth, 70-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1678 году, перестроен в 1704 году в 72-пушечный, и в том же году захвачен французами, где служил до 1718 года.

[0372] Майкл Рэнсон (Michael Ranson), майор Британской армии. личность не установлена.

[0373] "Акт о присяге" (Test Act), серия законов с 1661 по 1678 годы, которые предписывали, чтоб члены правительства, парламента и палаты лордов принадлежали Англиканской церкви.

[0374] Джордж Легг (George Legge), 1647 - 1691 гг. Первый барон Дартмута. Английский адмирал. Руководил эвакуацией Танжера. Во время высадки Вильгельма командовал флотом Канала. После Славной революции некоторое время возглавлял Адмиралтейство, но позже по какой-то причине был арестован и еще до суда умер в Тауэре.

[0375] Джон Черчилль, 1-й герцог Мальборо (John Churchill, 1st Duke of Marlborough), 1650 - 1722 гг. Английский полководец, политик и дипломат. Обвинялся в коррупции, но предпочел уехать на войну, нежели предстать перед парламентом.

[0376] Перси Кирк (Percy Kirke), 1646 - 1691 гг. Английский генерал-лейтенант. Был губернатором Танжера в 1682, разгромил восстание Монмута в 1685 году.

[0377] Чарльз Трелони (Charles Trelawny), 1653 - 1731 гг. Английский генерал-майор. Командовал танжерским полком в 1680-1682 гг. Член парламента.

[0378] Анна Стюарт (Anne Stuart), 1665 - 1714 гг. Королева Англии, Шотландии и Ирландии. С 1707 года первый монарх соединенного королевства Великобритании. Последний из Стюартов на престоле Англии.

[0379] Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт (James Francis Edward Stuart), 1688 - 1766 гг. Принц Уэльский. Сын короля Якова II. Предпринял несколько попыток вернуть себе трон, но все были безуспешны.

[0380] Уильям Санкрофт (William Sancroft), 1617 - 1693 гг. 79-ый архиепископ Кентербери. Отказался присягать Вильгельму и был смещен с должности в 1690 году.

[0381] Франсуа Луи Русселе, маркиз де Шаторено (Fran?ois-Louis Rousselet, marquis de Ch?teaurenault), 1637 - 1716 гг. Французский вице-адмирал. Участвовал в разгроме англичан при Бичи-хеде. Потерпел поражение в сражении при Виго.

[0382] HMS Defiance, 64-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1677 году, прошел капитальный ремонт в 1695 году, в 1707 году перестроен как 66-пушечный корабль третьего ранга, в 1716 году перестроен как 60-пушечный корабль четвертого ранга, в 1749 году разобран.

[0383] HMS Ruby, 40-пушечный фрегат. Построен в 1652 году, перестроен в 1687 году как 42-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1708 году перестроен как 54-пушечный корабль четвертого ранга, в 1744 году переименован в HMS Mermaid, в 1748 году пущен на слом.

[0384] HMS Greenwich, 58-пушечный линейный корабль четвертого ранга. Построен в 1666 году, в 1699 году перестроен как 54 пушечный корабль четвертого ранга, в 1724 году разобран.

[0385] Джон Ашби (John Ashby), 1646 - 1693 гг. Английский адмирал Синего флага.

[0386] HMS York, 60-пушечный линейный корабль третьего ранга. Построен в 1653 году как 52-пушечный линейный корабль "Marston Moor" (назван в честь победного для сторонников парламента сражения около Йорка), в 1660 году, после Реставрации, переименован в "York", в 1666 году перестроен как 58-пушечный линейный корабль третьего ранга, в 1677 году перестроен как 60-пушечный линейный корабль третьего ранга, в 1691 году переведен в четвертый ранг, погиб в 1707 году во время Великого Шторма.

[0387] Военно-морской совет (Navy Board), правительственное учреждение, с 1546 по 1832 годы заведовавшее повседневной жизнью флота.

[0388] Томас Хопсон (Thomas Hopson), 1643 - 1717 гг. Британский вице-адмирал Красного флага. Участвовал во многих сражениях, в конце карьеры руководил гринвичским госпиталем.

[0389] HMS Bonadventure, 52-пушечный линейный корабль. Построен в 1650 году как 34-пушечный фрегат четвертого ранга "President", в 1653 году переоснащен как 44-пушечный фрегат, в 1660 году переоснащен как 38-пушечный фрегат, после Реставрации, переименован в "Bonadventure", в 1663 году перестроен в 48-пушечный корабль четвертого ранга, в 1683 году перестроен в 52-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1696 году переоснащен в 40-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1699 году перестроен в 48-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1711 году перестроен как 54-пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1716 году переименован в "Argyle", в 1722 году перестроен как 50- пушечный линейный корабль четвертого ранга, в 1748 году затоплен в качестве волнолома в Гарвиче, в 1762 году поднят и разобран.

[0390] HMS Britania, 100-пушечный линейный корабль первого ранга. Построен в 1691 году (Бенбоу командовал кораблем, находившемся на верфи в Чатеме, и руководил его достройкой), в 1719 году перестроен, в 1745 году переоборудован в госпитальное судно, пущен на слом в 1750 году.

[0391] Тринити-хаус (Trinity House), официальное учреждение, основанное в 1514 году и отвечающее за судоходство в английских водах (заведует маяками, аттестацией шкиперов, штурманов, составлением карт, лоций и т. п.)

[0392] Искандерун (Александретта), город в Турции.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"