Неменко Александр Валериевич: другие произведения.

Бронетехника в боях за Перекоп

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


Бронетехника с боях за Перекоп.

   Задача по вторжению в СССР с территории Румынии, изначально была возложена на 12 армию фельдмаршала В.Листа, однако в связи с упорным сопротивлением Греции и Югославии, 12 армия была оставлена на Балканах, а задача была перепоручена штабу 11 армии.
   11 армия Вермахта - необычное формирование, история создания которого имеет малоизвестные детали. Сайт "Lexikon der Wehrmacht" сообщает, что армия была создана в 4 военном округе, под кодовым названием "Командный штаб Лейпциг" .
   После успехов в Европе, Германия достаточно тщательно скрывала направление своего следующего удара, поэтому, после своего создания, штаб армии был переброшен в г.Мюнхен, и получил новое кодовое наименование "Командный штаб Мюнхен". План военной операции по вторжению на территорию СССР с территории Румынии, так же получил кодовое название "план Мюнхен".
   "Командный штаб Мюнхен" был переброшен в 7 военный округ, откуда, начиная с 22 мая по 15 июня 1941 г. по различным маршрутам в Румынию. 24 мая 1941 года был официально создан будущий штаб 11 армии, который на тот момент получил кодовое название "Высшее командование немецких войск в Румынии". Свой официальный номер армия получила лишь 22 июня 1941 года.
   Одновременно с формированием штаба армии, на территории Румынии с сентября 1940-го года, начал свое формирование штаб нового соединения--54-го армейского корпуса (командующий --генерал кавалерии Э.Хансен). Штаб корпуса был создан под видом военной миссии в Германии, и, официально, он занимался реорганизацией вооруженных сил этой страны. Штаб корпуса до 22 июня 1941 года именовался Военной миссией Германии в Румынии. Штабы двух других корпусов: 30-го и 11-го прибыли из 12 армии.
   С началом войны "внезапно" на территории Румынии, появилось немецкое кадровое соединение, состоящее из хорошо обученных частей Вермахта. По состоянию на 22 июня 1941 года, 11 армия (командующий --генерал-полковник О.Р. фон Шоберт) состояла из:
   -19-го штаба строительства, в состав которого входили 7 строительных и мостостроительных батальонов, а, так же батальон ПВО. В его задачу входила подготовка инфраструктуры нападения: дорог, мостов, инженерных коммуникаций, укрепление портов береговой артиллерией.
   -54-го (LIV) армейского корпуса, которым командовал генерал кавалерии Хансен, и состоявшего из 50-й и 170-й дивизий. 50-я ПД являлась дивизией первой волны, вторая хоть и являлась дивизией 7-й волны, но с 17 января 1940 года проходила спецподготовку.
   -30-го (ХХХ) армейского корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Х. фон Зальмут в составе всего одной дивизии (198-й) и 690-го пионерного штаба. 198-я дивизия так же являлась дивизией 7-й волны, и тоже готовилась специально для действий в Румынии.
   -11-го (XI) армейского корпуса в составе одной бригады СС "Leibstandarte Adolf Hitler", небольшого, но хорошо оснащенного моторизованного соединения.
   - отдельной 22-й пехотной дивизии (1-й волны)
   - отдельной 72-й пехотной дивизии. (переоснащенной и сформированной как дивизия 1-й волны)
   Итого: одна элитная моторизованная бригада СС, три дивизии 1-й волны (72-я на тот момент так же стала дивизией первой волны), причем одна из которых (22-я была воздушнопосадочной, а, затем, базовой для подготовки десантников), и, лишь две дивизии относились к "обычным" формированиям. В марте 1941 года к обучающей румынскую армию группировке присоединилась (из 12 армии) 73-я пехотная дивизия, которая из дивизии 2-й волны была переукомплектована и переоснащена в дивизию 1-й волны.
   22-го июня 1941 года, началась операция "Мюнхен", для подготовки и проведения которой, собственно и создавался штаб с одноименным кодовым названием, и на территорию СССР вступили:
   -11-я немецкая армия (генерал-полковник О.Р.фон Шоберт)
   -4-я румынская армия (корпусной генерал Николае Чуперка)
   -3-я румынская армия (корпусной генерал Петре Думитреску)
   Эти войска подчинялись группе армий "Юг" под командованием Герда фон Рундштедта.
   В июне-августе 1941 г. бои шли в Молдавии и Южной Украине, румынские войска осадили Одессу. К началу сентября 11-я армия вышла к Крыму. Началась подготовка к прорыву на полуостров. Моторизованная бригада СС "LSAH" и отряд преследования 54 корпуса (отряд фон Боддина) вышли на подступы к перешейкам, нанеся удар по станции Сальково, Ново-Алексеевке и Геническу, но 12 сентября 1941 года самолет генерала фон Шоберта сел на минном поле, и генерал погиб.
   Стоит отметить, что, сменивший его генерал-полковник Э.фон Манштейн стяжал себе славу, как новатор в военном искусстве. В ходе Французской компании - он начальник штаба группы армий "Юг". По версии его воспоминаний, именно он явился инициатором удара через Арденны.
   Войну с Советским Союзом он начал в Прибалтике, в должности командующего 56-м моторизованным корпусом. По иронии судьбы, в Прибалтике, его противником был советский генерал-полковник Ф.И.Кузнецов, с которым немецкому генералу пришлось повторно столкнуться в Крыму.
   На момент выхода к Крыму состав частей 11-й армии изменился. По состоянию на сентябрь 1941 года, командованию 11-й армии были подчинены:
   -части армейского подчинения (766 полк береговой артиллерии, строительные, пионерные части, части ПВО, части обеспечения)
   -49-й (IL АК) армейский корпус (170-я и 1 горно-стрелковая дивизии)
   -30-й армейский корпус (138-я артиллерийская комендатура, 22-я и 46-я пд)
   -54-й армейский корпус (20 артиллерийская комендатура, бригада СС "LSAH", 73-я ПД)
   -50-я ПД, действовавшая отдельно в районе Очакова.
   -главнокомандование немецкими войсками под Одессой (командующий  генерал-лейтенант Р.де Ом де Курбье).
   Ключом к Крыму стала советская укрепленная позиция Перекоп, которую занимала наиболее подготовленная дивизия 51 армии 156 сд генерал-майора П.В.Черняева. Дивизия перешла на новый штат военного времени, и имела в подчинении только один артиллерийский полк. Для ее усиления был выделен первый из крымских бронепоездов "Смерть немецким оккупантам!" (И.О. командира П.Е.Воронов, по другим данным, майор Попахов). Бронепоезд был построен на заводе N201 (СМЗ им. С.Орджоникидзе), и имел в своем составе две бронеплощадки, которые имели по два орудия 8К каждая. При строительстве площадок впервые был использовано композитное бронирование: два стальных листа, между которыми заливался бетон. Тольщитна бетона достигала 200мм (в оконечностях). Орудия для бронепоезда были выделены со складов АО ЧФ, и, ранее составляли материальную часть одной из шести стационарных зенитных батарей, прикрывавших Севастополь. Бронеплощадки имели центральный узкий каземат с двумя амбразурами в каждом борту, сверху которого находилась командирская башенка и расширяющиеся орудийные открытые площадки в оконечностях платформы. Системы связи - корабельные, визуальные (фонари) и звуковые (ревун). Приборы управления стрельбой и радиостанция отсутствовали.
   Первый бой бронепоезда произошел в районе современной станции Вадим. Его описание дано в воспоминаниях бывших военнослужащих "LSAH", например, Курта Майера, (разведбат бригады): "Но потом это случилось! Прозвучал давно ожидавшийся голос фронта! Русские снаряды со свистом проносились над нами и взрывались в походной колонне Штиффатера. Его солдаты побежали назад, сначала по одному, а потом большими массами. Я же устремился вперед, желая добраться до первых домов поселка (речь идет о хуторе Преображенка - Прим. автора), откуда должен быть виден Перекоп. После нескольких прыжков я нырнул в дорожную пыль под градом осколков рвущихся снарядов. Темное чудовище выдвинулось на небольшой подъем и стреляло прямо по нас. Всего в нескольких сотнях метров впереди нас был огнедышащий дракон, сеющий смерть и опустошение в наших рядах. На пути батальона, ощетинившись дулами орудий, встал бронепоезд. Я подал условный знак, означавший, что надо было отходить. Мои мотоциклисты развернулись на месте и помчались назад широким фронтом, в то время как бронемашины вели огонь по поезду и отходили, прикрываясь дымовой завесой. 37-мм противотанковая пушка выпускала снаряды по бронепоезду, а спустя несколько секунд сама взлетела на воздух. Лязг и грохот сокрушенного стального лафета заглушил крики моих погибающих солдат.
   По нас стреляли пять батарей тяжелых и две - легких орудий. Позади нас можно было видеть лишь столбы пыли. Я вздохнул с облегчением. Не было видно ни горящих танков, ни бронемашин. Я прополз вперед еще несколько шагов и смог различить глубоко эшелонированные полевые укрепления с полосой заграждений из рвов и колючей проволоки. Бронепоезд, пыхтя, удалился в направлении Перекопа".
   В журнале боевых действий 73-й пехотной дивизии вермахта сказано: "12.09.41 г. Отряд преследования 73-й пд и разведбат "LSAH" в 6.30 столкнулись западнее хутора Преображенка с сильным сопротивлением противника. Части остановились и открыли огонь тремя легкими и одной тяжелой батареей по железнодорожной линии, по которой маневрировал бронепоезд. Дальнейшее продвижение оказалось невозможно". Отмечен рейд этого бронепоезда и в журнале боевых действий немецкой 11 армии.
   В результате авианалета пикирующих бомбардировщиков Ю-87 из группы II./StG77 13 сентября на станцию Будановка, паровоз бронепоезда был поврежден и состав был отправлен в Севастополь для ремонта. Его бронеплощадки были использованы в составе других бронепоездов. Командир бронепоезда, майор Попахов принял новый состав: бронепоезд "Войковец", который принял под охрану участок ж/д Ишунь-Керчь.
  
   0x01 graphic
   Площадка бронепоезда "Смерть немецким оккупантам!" ("Севастополец") в составе бронепоезда "Орджоникидзевец"
  
   При рассмотрении истории бронепоездов, следует учитывать, что бронепоезда- не единый и неделимый состав, они могли менять свою комплектацию. Иногда дивизион бронепоездов действовал как единый состав. В октябре 1941года в Крыму действовали два дивизиона бронепоездов ("Флотский" и "Армейский") по два бронепоезда в каждом.
   Бронепоезд "Войковец" ("Армейский N1") строился с 15 августа 1941 года. Заводской паровоз Ов-4209, и две платформы были забронированы рабочими металлургического завода им. Войкова в Керчи, после чего, бронепоезд был направлен на станцию Симферополь для дооснащения и вооружения. 21 августа бронепоезд "Войковец", ведомый машинистом А.А.Полежаем, вышел на Симферополь. Здесь экипаж доукомплектовали артиллеристами и пулеметчиками из состава 51-й армии, в паровозную бригаду пришли из Симферопольского паровозного депо А. Сакута, С. Корнеев, Б.Василенко. Командиром бронепоезда назначен майор Попахов, которого в октябре сменил майор С.П.Баранов.
   Бронепоезд имел защищенный броней паровоз и две четырехосных бронеплощадки, компоновка которых была похожа на площадки "Севастопольца". Отличием керченских площадок стало то, что они были выполнены прямыми, без сужения в районе каземата. Каземат командирскую башенку имел по 4 амбразуры в каждом борту, и 4 амбразуры в угловых скосах каземата, в которых было установлено тяжелое вооружение. Одна площадка имела 4 танковых пушки Гочкиса (37мм), снятые с неисправных броневиков. Вторая площадка в угловых амбразурах имела два 37мм орудия и два пулемета. Суммарно: 6 шт. 37мм пушек и 12 пулеметов. Основное вооружение платформ, так же было различным: одна платформа имела два 76мм универсальных орудия 34К, выделенных ЧФ. Вторая платформа имела одно орудие 34К и одно 76мм универсальное орудие УСВ (судя по фото с обрезанным стволом). Приборы управления стрельбой отсутствовали. Средства связи -- армейская радиостанция, внутренняя связь--звуковая (ревун) и визуальная.
  
   0x01 graphic
  
   Чуть позже, перед штурмом Ишуньских позиций, бронепоезд был усилен еще одной платформой с двумя орудиями (всего 6 шт. 76мм орудий).
   Гораздо лучше в техническом отношении был оснащен бронепоезд "Орджоникидзевец" ("Флотский N1"), вышедший на линию, чуть позже "Войковца", но вооружение его было чуть слабее. Бронепоезд был построен в Севастополе на заводе N201 за счет брони и комплектующих, поступившей при эвакуации судостроительных предприятий Николаева.
   Его бронеплощадки были похожи на площадки первого севастопольского бронепоезда, но имели разную конструкцию: одна площадка, оснащенная дальномером и одним орудием 34К являлась командирской. Каземат под дальномером служил для хранения боезапаса. Вторая площадка имела традиционную компоновку, но толщина бетона была уменьшена до 100 мм, за счет чего удалось выгадать вес для более тяжелых щитовых орудий 34К.
   Он был оснащен радиостанцией, средствами громкоговорящей связи между вагонами, дальномером и приборами управления зенитной стрельбой. Вооружение бронепоезда --три 76мм универсальных пушки 34К, 12 шт. 7,62мм пулеметов и 3 шт. 12,7мм пулемета ДШК. В дальнейшем, бронепоезд был усилен еще одной бронеплощадкой с 76мм пушками 8К, о чем писалось выше.
  
   0x01 graphic
  
   0x01 graphic
   Захваченный противником "Орджоникидзевец" ноябрь 1941г.
  
   0x01 graphic
   Паровоз "Войковца"
  
   Для штурма Перекопа, в составе 11 немецкой армии появилась тяжелая артиллерия. На тот момент ее было еще немного. Армии были подчинены 1-й дивизион 814-го тяжелого артиллерийского полка (две батареи по две 24 см чешских гаубицы) и 641-й тяжелый дивизион, оснащенный 30,5 см чешскими мортирами (две батареи по два орудия). Чуть позже, дивизион получил в подчинение новую 35,5 см гаубицу немецкого производства М-1.
   Штурм Перекопа начался с небольшой задержкой по отношению к плановому сроку 24 сентября 1941года. Это было связано с тем, что основное моторизованное соединение, которое планировали ввести в прорыв, моторизованная бригада СС "LSAH" была задействована для зачистки Кинбурна от советской морской пехоты.
   Прорыв советской обороны на Перекопе осуществлялся двумя пехотными дивизиями 46-й (на восточном участке) и 73-й (в западной части перешейка). Немцы сосредоточили на ее небольшом участке наступления достаточно много тяжелой артиллерии.
   На правом фланге, помимо "родного" 173-го артиллерийского полка 73-й пд (36 гаубиц 10,5 см и 12 калибром 15 см) наступающие части поддерживали:
   -дивизион 15 см гаубиц 132-й пд, (12 орудий) находившийся в подчинении корпуса
   -румынский 54 тяжелый моторизованный дивизион (15 см)
   -110-я артиллерийская комендатура, которая включала в себя 49-й полк тяжелой артиллерии армейского подчинения и четыре отдельных тяжелых батареи. В его подчинении находились 30,5 см чешские мортиры.
   -4-й учебный дивизион реактивной артиллерии
   -3-я батарея 190-го дивизиона штурмовых орудий
   От атак с воздуха, наступающие части прикрывали два дивизиона ПВО.
   Части 46-й пд поддерживала, в основном дивизионная артиллерия. План взлома Перекопских позиций был традиционен и примитивен: при поддержке артиллерии и авиации две пехотных дивизии взламывают советскую оборону, и в прорыв вводится резерв: моторизованная бригада СС и две моторизованных группы преследования сформированные из механизированных частей дивизий, которые оказывают ей содействие. Моторизованные отряды нарушают инфраструктуру обороны, окружают и уничтожают обороняющиеся части.
   Для реализации этого несложного плана, на ближние подступы к Перекопу были выдвинуты "отряд преследования 73-й пд", сформированный из моторизованных частей этой дивизии и "отряд преследования 54-го АК". Основой для формирования первого отряда стали разведбат и противотанковый дивизион 73-й пд, основой для формирования второго - отряд, основу которого составлял разведбат 22-й пд с приданными ему корпусными частями усиления, включая 190 дивизион штурмовых орудий и 46-й моторизованный корпусной штурмовой пионерный батальон.
   Третий моторизованный отряд сформированный в составе армии имел чуть другую задачу. "Отряд преследования 46-й пд" находился в резерве командования, на случай внезапного контрнаступления советских войск и внезапного прорыва линии немецких войск. Его основу так же составляли разведбат и противотанковый дивизион, взятые из состава немецкой 46-й пд.
   Эти отряды действовали в постоянном составе с первых дней войны, осуществляя преследование отступающих советских частей.
   Бригада СС "LSAH" был полностью моторизованным, хорошо оснащенным соединением, которое имело в своем составе:
   - два моторизованных пехотных полка (по два штурмовых батальона в каждом),
   - моторизованный артполк, в составе дивизиона штурмовых орудий, танкового взвода и двух моторизованных дивизионов артиллерии
   - моторизованный разведбат,
   - мотовзвод
   -взвод мотокурьеров
   -инженерную роту
   -батальон мотопехоты на мотоциклах и бронетранспортерах
   Наступление 11 армии на Перекопе задержалось до 24 сентября 1941года по двум причинам. В результате упорного сопротивления на Кинбурнской косе двух полков советской морской пехоты три батальона бригады были заняты зачисткой местности в указанном районе и передачей участка 50-й пд. Вторая причина в том, что 11 армия ожидала получение четырех дивизионов артиллерии армейского подчинения и пополнения боезапасом.
   Следует отметить, что противник, при планировании операции недооценил боевой состав советской 51 армии, и, как следствие первая самостоятельная операция Э. фон Манштейна на этом участке оказалась неудачной.
   Инженерная оборона Перекопа представляла собой, в основном, укрепления полевой фортификации с небольшим количеством бетонированных и бронированных огневых точек. Перешеек пересекали две линии надолбов и две линии проволочного заграждения. Естественно, стальные огневые точки и надолбы, сделанные из стальных отливок до нашего времени не дошли. Именно поэтому большая часть фортификационных объектов на Перекопе не сохранилась до нашего времени. Дома хутора Преображенка были превращены в укрепления.
  
   0x01 graphic
   Схема расположения укреплений на Перекопе.
   0x01 graphic
   Укрепления "Червоного Чабана" (фото из документов немецкого 54 АК)
  
   0x01 graphic
   Маскировка советских огневых точек на Перекопе. (фото из документов 54 АК)
  
   0x01 graphic
   Расположение советских частей на Перекопе.
  
   К тому времени, как противник появился на подступах к Крыму, Ставкой, на базе 9 отдельного стрелкового корпуса была создана советская отдельная 51 армия (командующий генерал-полковник Ф.И.Кузнецов).
   В ее состав, помимо кадровой 156 и территориальной (кадрированной) 106 дивизий, ранее составлявших 9-й отдельный стрелковый корпус, вошли, созданные по мобилизации в начале войны,
   -271-я и 276-я стрелковые дивизии
   - легкие кавалерийские дивизии: 48-я, 40-я и 42-я.
   -четыре Крымских дивизии народного ополчения, одна из которых (3-я КДНО) была моторизованной.
   Переброшенные перед войной дивизии, имели штаты мирного времени:
   -106 сд имела штат "ординарной" дивизии от 14.08.1939, с ротой танкеток (вместо автоброневой роты) и ротой Т-38.
   -156-я сд на момент своего формирования на базе 30-й Иркутской сд, получила "в наследство" от последней батальон танкеток, положенный дивизии по штату от 31.12.1935 года.
   В связи с реорганизацией дивизий по новому штату (штат 04/400 от 5 апреля 1941года), часть техники была направлена на склады для хранения. По новому штату дивизии должны были иметь в составе разведбата только 16 плавающих танков.
   Традиционно, с легкой руки П.И.Батова, принято писать о распылении сил 51 армии на противодесантную оборону. По факту, позиции на границах Крыма занимали наиболее подготовленные части: 156-я и 106-я сд на правом фланге, в районе Сальково -Геническ находилась одна наиболее подготовленных сд, созданных в начале войны, по мобилизации (276-я сд). Именно она подверглась наскоку двух моторизованных батальонов "LSAH" 12-15 сентября 1941 года, и понесла потери. Остальные части требовали доукомплектования и подготовки.
   На случай прорыва немецких войск через Перекоп, в тылу советской обороны предусматривалась подвижная "оперативная группа генерала Батова", в составе которой находилось достаточно много кавалерийских и моторизованных частей.
   Э. фон Манштейн писал, что танков в 11 немецкой армии не было, вместе с тем, у русских было большое количество танков. К примеру он указывает: " В три последующих дня труднейшего наступления корпус прорвал оборону противника на всю ее глубину, взял сильно укрепленный населенный пункт Армянск и вышел на оперативный простор. Разбитый противник отошел к Ишуньскому перешейку с большими потерями. Нами было захвачено 10000 пленных, 112 танков и 135 орудий".
   П.И.Батов, на тот момент командовавший советской моторизованной группой писал: "...командовавший осенью 1941 года 11-й немецкой армией Эрих Манштейн оказался крайне необъективным и нечистоплотным мемуаристом... Сошлюсь лишь на следующие анекдотические сведения: в боях за Перекоп и Турецкий вал, пишет, не стесняясь, фашистский генерал, было захвачено 10 тысяч пленных, 112 танков и 135 орудий. Если бы генерал Черняев имел тогда такие силы, вряд ли Манштейн носил бы кратковременные лавры "покорителя Крыма". Бои действительно были труднейшие для обеих сторон, но в них фашистским войскам на участке главного удара противостояла всего одна наша дивизия -- 156-я со своими штатными артиллерийскими средствами. Она заставила противника уважать себя настолько, что для оправдания больших потерь Манштейн вынужден воспользоваться явной фальсификацией фактов".
   Что касается фальсификации фактов, то Оба мемуариста прибегли к искажению фактов, только бывший немецкий главнокомандующий сделал это тоньше. Фон Маштейн почти точно процитировал официальный документ, подтвержденный немецкой станции по сбору пленных и трофейной группой. Э. фон Манштейн лукавит лишь в понятиях "танк" и "танкетка", смешивая их, т.к. в первичных уточняющих документах 73 и 46 пд, разделение на танки и танкетки дается.
   0x01 graphic
   Сводные данные по трофеям 11 немецкой армии (указаны 114 танков)
  
   0x01 graphic
   Данные 54 армейского корпуса с разбивкой по дивизиям (указаны: в 73 ПД 9 танков, 64 танкетки, и в 46 ПД 23 танка и 27 танкеток) Всего 32 танка и 88 танкеток.
  
   Вопрос о наличии бронетехники, является достаточно интересным, и сильно запутан советской стороной. Ряд авторов указывает, что немецкой стороны, формально, танков не было.
   Это не совсем так. На момент начала штурма, в составе бригады LSAH находился танковый батальон. Так же, следует заметить, что из шести первых созданных Германией дивизионов, сформированных в конце 1940 года (185-й, 190-й, 191-й, 192-й и 197-й дивизионы и дивизион LSAH) штурмовых орудий, три были приданы немецкой 11 армии.
   В штурме Перекопа должны были принять участие два из них: дивизион штурмовых орудий в составе артиллерийского полка LSAH и 190-й дивизион. Первый планировалось использовать после прорыва, второй был придан 73-й ПД для усиления прорывающейся пехоты при штурме советских позиций. Ранее, 190-й дивизион принимал участие в боях в Греции и Югославии. В составе 190 дивизиона штурмовых орудий, который принимал непосредственное участие в штурме Перекопа, находились: 18 штурмовых орудий с коротким стволом (модификация А), 17 транспортеров SDKfz 251, 17 мотоциклов, два тягача, 17 подвозчиков боезапаса, автотранспорт.
   Таким образом, в 11 армии была бронетехника, походившая достаточно близко к понятию "танк", имевшая 50мм лобовое бронирование, слабо пробиваемое советской противотанковой артиллерией. На тот момент это было достаточно новое оружие.
   Чуть позже, в составе румынских частей появились боевые машины, которые назывались танками, но по сути, были достаточно слабыми машинами (6 танков R-1 в составе румынского разведбатальона 8 кавбригады).
   В составе LSAH находились самоходные противотанковые орудия, оснащенные чешской 47мм пушкой (в противотанковом дивизионе) и самоходные зенитные установки. Однако, в силу сложившихся обстоятельств, планы 11 армии пришлось изменить, и техника LSAH лишь ограниченно приняла участие в штурме Перекопа.
   По советской бронетехнике ситуация еще более запутана. В официальной директиве советского Генерального штаба от 18 января 1960 года N170023 (перечень N14), указан всего один: отдельный мототанковый полк 51 армии. Как указывает примечание, полк создан за счет танковых батальонов 156 и 106 сд. 5-й танковый полк 3-й КДНО, указан, как стрелковый полк (Перечень N5, той же директивы), что является ошибкой.
   П.И.Батов пишет: " Настала пора познакомить читателя с теми "крупными танковыми силами русских", с которыми с завидным мастерством сражается в своих мемуарах Эрих Манштейн. Они насчитывали вначале десять тридцатьчетверок. Затем нежданно-негаданно появилось у нас некоторое количество легких танков, за что участники обороны Крыма должны поблагодарить Владимира Александровича Судеца, ныне маршала авиации. Командуя 4-м авиакорпусом в трудных боях на подступах к Днепру, В. А. Судец по своей инициативе отправил в Крым с днепропетровских ремонтных баз до семидесяти машин из ремонтного танкового фонда. Как выяснилось из переписки с читателями, в этом благородном деле боевого содружества активно участвовал старший инженер по эксплуатации самолетов (в настоящее время полковник в отставке) Дионисий Яковлевич Колесников: именно он, будучи начальником автоэшелона корпуса, перемещавшегося на полуостров, отобрал и погрузил боевые машины. Рабочие Крыма отремонтировали их. Заводские партийные организации Симферополя выделили добровольцев, составивших экипажи легких танков типа Т-37, Т-38 ("амфибии"), имевших лишь пулеметы и тонкую броню от пуль. Десять Т-34 и легкие танки в количестве 56 единиц -- такова была материальная часть 5-го танкового полка 172-й дивизии. Майор Семен Петрович Баранов принял полк в августе 1941 года, обучил молодых танкистов и, начиная с 26 сентября, в течение месяца водил их в бой".
   В первичных советских документах отдельный мототанковый полк именуется мототанкетным. Как следует из немецких допросов пленных, в составе 51 армии было два бронетанковых полка:
   -отдельный мототанкетный полк (изначально, три батальона по 30 танкеток), укомплектованный в августе 1941 года танкетками Т-27, и аналогичными им танкетками с крымских складов.
   Большая часть танкеток (82шт.) поступила при переброске 156 СД, но была выведена на склады в связи с изменением штата дивизии. 10 танкеток поступило с трофейных складов. Возможно, танкетки имели польское происхождение.
   -5-й танковый полк из состава 3-й КДНО (трехбатальонного состава), укомплектованный танками Т-34 (12шт.), полученными по указанию Ставки из ремонтного фонда, и танками Т-37, Т-38 и Т-40 (всего, 56 единиц), имеющими различное происхождение, в том числе, из расформированных танковых батальонов 106 и 156 СД, прибывшими из Мелитополя, и из 55-го бронеэскадрона 40-й кавдивизии. Помимо этого в составе 5 танкового полка числились 10 бронеавтомобилей Ба-10, 6 бронеавтомобилей Ба-20, командирский танк. Кроме того, по 16 танков Т-38 находились в составе разведывательных батальонов 106 и 156 сд .
   Таким образом, 51 армия, действительно, обладала значительным количеством бронетехники, однако, большую ее часть составляли безбашенные, легкобронированные пулеметные машины.
   Попытка первого же боевого их применения оказалась неудачной. По советской версии, этот боевой эпизод называется контратакой разведывательного батальона 156 СД.
   Противник пишет о том, что в ночь с 23 на 24 число эскадра KG27, усиленная двумя дополнительными эскадрильями, нанесла ночной удар по Турецкому валу. В 6.30 пикирующие бомбардировщики II./St.G.77 начали работу по передовым позициям советских войск в районе Червоного Чабана. В 7.00 эскадра KG27 четырьмя звеньями (16 самолетов) нанесла удар по штабу дивизии в Армянске. Как указывает противник "дом, в котором находится штаб, выделяется блестящей крышей". Незадолго до штурма, дом в котором разместился штаб, был перекрыт кровельным железом, что и сыграло злую шутку: штаб и узел связи оказались разрушены, связь штаба и подразделений дивизии была нарушена.
   Одновременно с этим, эскадра KG51 нанесла удар тяжелыми и особо тяжелыми бомбами по штабам полков и позициям в районе Турецкого вала. Был выведен из строя штаб артиллерии 156-й СД располагавшийся в корабельной бронебашне в районе д. Караджанай. В 11 часов самолеты KG51 и KG27 нанесли повторный удар по позициям советских войск в районе Перекопа. Повторный удар пикировщиков из группы II./St.G.77 по Червоному Чабану был нанесен около 12 часов.
   Промежуточное донесение немецкого 54-го корпуса содержит следующие строки: "73-й ПД захвачено около 300 пленных, 46-й ПД около 200, собственные потери около 700 человек. Разбиты три зенитных орудия и два орудия 2см" . Кроме того отчет 190 дивизиона штурмовых орудий указывает две потерянных самоходки в 4 батарее. Отчет отмечает тяжелейшие бои, связанные с большими потерями немецких войск.
   Противник так же понес тяжелые потери, однако сохранил всю артиллерию (кроме трех штурмовых орудий), и резервы противника были намного больше, чем у советских частей.
   Противник, понеся ощутимые потери, был вынужден ввести в бой свои резервы. Из документов 73-й ПД : "План действий таков: Сегодня 213-й ПП штурмует курганы севернее Татарского вала. 170-й полк мимо Преображенки выдвигается южнее и занимает 25.09.41г. позиции на фланге 213-го полка 186 полк зачищает хутор Преображенка и выходит на левый фланг дивизии". Т.е. вместо 186 пехотного полка, занятого Червоным Чабаном из тыла выдвигались два батальона 170-го полка.
   На второй день немецкого наступления бой шел между противотанковым рвом и Турецким валом. Утром советскую артиллерию (ту, что еще оставалась в строю) оттянули на запасные позиции, южнее вала.
   Из воспоминаний П.И.Батова : "С 10 часов утра противник перенес главные усилия на берег Перекопского залива. Всю тяжесть удара принял батальон капитана Н. Ф. Евдокимова (1 батальон 361 СП). Немцы бросили в бой на сравнительно узком участке до четырех пехотных полков с 50 танками. И по-прежнему группы в 20-30 самолетов расчищали наступающим вражеским войскам путь. В отражении атак приняли участие все силы 361-го полка и поддерживавшей его артиллерии. Черняев приказал переключить сюда огонь береговой батареи черноморцев. На борьбу с танками он выбросил заградительные подвижные отряды саперов. Их действиями руководил опытный дивизионный инженер майор А. А. Школьников. Фашистские цепи шли в атаку волна за волной. Потери были велики с обеих сторон. Наконец комдив бросил на чашу весов свой последний резерв -- разведывательный батальон. В контратаку на немцев, прорвавшихся за противотанковый ров, его повел капитан В. И. Шевченко. Разведбат имел 14 легких танков, вооруженных пулеметами, -- последнее из того, спасенного полковником Судецем ремонтного фонда, о котором упоминалось выше. Контратака задержала продвижение немцев, но не достигла цели: вышибить фашистов за линию противотанкового рва не удалось. Все 14 машин разведчиков были подбиты с воздуха -- противник опять применил излюбленный прием: каждый раз наши контратакующие подразделения он встречал группой самолетов, стремясь рассеять войска еще до соприкосновения с немецкой пехотой. Все-таки Шевченко завязал бой и вел его около двух часов, пока комдив не приказал отвести людей на Перекопский вал, видя, что батальон может погибнуть весь" .
   Противник пишет о том, что его атаковала сначала только пехота, а, затем, атаку начал батальон мототанкетного полка, сформированный на базе 10-го танкового батальона 156-й СД. Приведенная в немецких документах численность советских танков и танкеток в точности совпадает с количеством техники в батальоне мототанкетного полка и разведбата 156 СД. Данные, приведенные в журналах боевых действий, подтверждаются допросами советских пленных из этого подразделения.
   Командир 156-й СД, действительно, пытаясь оттянуть время для подхода подкреплений, предпринял контратаку силами разведбата капитана В.И. Шевченко, 3 батальона 530-го полка, который находился в Армянске и 19 саперного батальона. Частично цель была достигнута, противник был остановлен, правда, ценой высоких потерь. Согласно доклада капитана В.М.Шевченко после атаки в строю, в его батальоне остались лишь 118 человек. Это дало возможность подтянуть 1-й батальон мототанкетного полка (бывший танковый батальон 156 СД) и контратаковать.
   Из немецких документов (ЖБД 73 ПД): "Около 16 часов противник контратаковал при поддержке 40 танков. Удар отражен, подбито 10 танков" . Наличие и боевые действия отдельного мототанкетного полка, по непонятной причине вычеркнуты практически из всех воспоминаний.
   Из допросов советских пленных 46-й ПД: "25.09 в районе обеда командир 417 полка сообщал, что от полка осталось 700 человек. Позиции на Турецком валу нужно удержать любой ценой, подходит новая дивизия, которая находится в 15 км от Армянска. Номер новой дивизии 172 или 174" .
   3-я КДНО, ставшая 172-й СД на момент штурма Перекопа противником, считалась моторизованной: помимо 5-го танкового, два ее полка 2-й (383-й) и 13-й (514-й) имели подвижной состав (грузовики), частично бронированный в кустарных условиях. Именно поэтому, дивизия была включена в состав "подвижной группы генерала Батова".
   25.09.41г. в 16 часов был подписан приказ, согласно которому с нуля часов 26.09.41г., 156-я дивизия передавалась из 9-го СК в оперативную группу П.И.Батова, которому и поручалось продолжать оборону на Перекопе.
   В его распоряжении, находились (на тот момент):
   -271-я стрелковая дивизия, (без одного стрелкового полка, находящегося в районе Симферополя). Расположение дивизии- два полка в районе Ишуньских позиций.
   -3-я Крымская моторизованная дивизия народного ополчения (в полном составе) 5-й танковый полк и 2-й (383-й) полк в районе совхоза "Красный". Расположение остальных частей, включая 13-й (514-й) моторизованный полк в Симферополе.
   -42-я кавдивизия Расположение - д. Джурчи (Первомайское).
   -мототанкетный полк на ст. Воинка
   Как пишет П.И.Батов: "До 16 часов 25 сентября войска оперативной группы, по-прежнему находились в прежних районах, и приказов от командования армии не получали". Правда, есть одна тонкость: "командованием" являлся сам П.И.Батов, назначенный на эту должность еще 16.09.41г..
   Восстановить события этого дня оказалось сложнее всего. В советской мемуарной литературе события 26-27 сентября 1941г. или даются без четкой датировки и привязки к месту, часто не стыкуются ни между собой, ни с документами противника.
   Мемуары П.И.Батова и И.А.Ласкина, с одной стороны, являются ценным историческим материалом, они сохранили для нас имена многих героев Перекопа. С другой стороны, в них "заретушированы" и перетасованы многие события. Выяснилось, что восстановить последовательность событий, пользуясь только мемуарами почти невозможно.
   П.И.Батов, в своих воспоминаниях указывает: "После восстановления связи с армейским КП и передачи сведений об обстановке был получен приказ, согласно которому 156-я дивизия выводилась из состава 9-го корпуса "в подчинение опергруппы Батова". В положении II. В. Черняева это мало что изменяло, поскольку боями дивизии корпус не руководил. Командующий оперативной группой, наконец получил первое соединение -- именно ту дивизию, героическую борьбу которой он должен был поддержать нанесением контрудара.
   Но где же другие войска? Штарм утверждал, что они "на подходе". Оба моих офицера искали их на дорогах, ведущих на север от Симферополя. Поздно ночью на наш КП в Армянске примчался подполковник И. И. Федяшев. Едва выскочив из машины, он доложил, что к Будановке подходит один полк из 172-й дивизии (командиром этого полка в то время был майор П. М. Ерофеев, а комиссаром -- батальонный комиссар В. М. Гнездилов)". Далее он пишет:"Ерофееву пришлось вести свой полк днем. Трижды подвергался нападению немецких самолетов "на этом чертовом футбольном поле". Были жертвы, но, в общем, полк боеспособен. (Если полк первого эшелона 172-й дивизии в ночь на 26 сентября уже был под Перекопом, то второй эшелон только 27 числа получил приказ грузиться в поезд со станции Симферополь и прибыл к району боев лишь вечером 28 сентября, то есть тогда, когда наш контрудар фактически захлебнулся.) С полком прибыл начальник штаба дивизии майор Иван Андреевич Жуковин. Комдив должен был приехать только к утру"
   По данным П.И.Батова получается, что полк майора Ерофеева весь день (по логике, 25 числа) шел пешком из Симферополя, и к ночи прибыл на Перекоп. Эти данные вроде бы подтверждаются мемуарами бывшего командира 172 СД И.А.Ласкина: "Оборона на Перекопе стала терять свою устойчивость. В этой обстановке командующий армией решил создать оперативную группу в составе 271-й, 172-й стрелковых и 42-й кавалерийской дивизий под командованием генерала П. И. Батова и этими силами 26 сентября нанести контрудар по прорвавшемуся противнику. Но 172-я дивизия все еще находилась в районе юго-западнее Симферополя, а 271-я -- в Евпатории, на удалении свыше 100 километров от перешейка. Их пришлось спешно выдвигать к линии фронта своим ходом и по железной дороге. К утру 26 сентября к Перекопу смогли подойти только головные стрелковые полки этих соединений"
   Сам П.И.Батов достаточно мутно описывает события, в связи с этим, ситуация реконструирована по немецким документам. По ним получается, что первым, к месту сражения успел 5-й танковый полк, удар которого отмечает 73-я пд. Судьба 73-й ПД висела на волоске (о чем имеется запись в журнале боевых действий 73-й ПД).
   П.И.Батов указывает, что в этот день у него в распоряжении были два полка "один от Торопцева, другой от Первушина" (командира 106-й СД). Следуя логике изложения П.И.Батова, из дивизии Торопцева (3-я КДНО) у него должен быть 3-й (383-й) СП майора П.М.Ерофеева. Он пишет: " В то же время подполковник П. М. Ерофеев получил задачу контратаковать противника, ведущего бой на подступах к Армянску с северо-запада".
   Эта информация неверна. В этот день атаковал не 383-й моторизованный полк, в нем за 26.09 потерь нет, атаковал 5-й танковый полк, и атаковал он не в направлении Армянска, а западнее, в направлении д. Кула. Судя по сводкам потерь, в этот день атаковал только он. Подтверждают эти данные и воспоминания бывшего командира 5 ТП С.П.Баранова, который указывал, что атаковали один танковый и один мотострелковый батальон из состава полка, без поддержки пехоты.
   На тот момент в 5-м полку майора С.П.Баранова числилось 12 танков Т-34, 16 бронемашин Ба-10, 35 шт. Т-38, 20 шт. Т-37А, три пулеметных броневика и 450 человек пехоты (на грузовиках)
   П.И.Батов утверждает, что 26.09.41г. 3-й (383-й) полк майора Ерофеева участвует в атаке на Щемиловку (южная часть д. Перекоп), в ходе которой погибли комиссар полка В.М.Гнездилов и начальник штаба дивизии майор И.А.Жуковин. Вместе с тем, во всех документах четко и ясно указано, что начальник штаба дивизии Жуковин Иван Андреевич погиб 27-го сентября 1941года (т.е на следующий день) в районе Будановки (т.е. совсем другом месте), указаны обстоятельства гибели "Сгорел в бронемашине".
   То же касается и даты гибели В.М.Гнездилова: он погиб в той же атаке под Будановкой 27.09, данные по нему есть в ОБД "Мемориал". В этот же день, в этом же районе погиб генерал-майор Борзилов Семен Васильевич, начальник бронетанковых войск 51-й армии, пропал без вести майор Зайцев, (зам командира 3-й КДНО), и.т.д. Это означает, что полк участвовал в боевых действиях на сути позже, а 26.09 вел бой только танковый полк. В составе дивизии есть потери за 26 сентября, но они относятся только к 5-му танковому полку, 1-му артполку и батальону связи.
   Подтверждает эти данные и противник. Из журнала боевых действий немецкой 73-й ПД: "Одновременно из Кулы был нанесен танковый удар для прикрытия отступления противника. Все связи полка (имеется в виду 213-й ПП) были нарушены. Для перестроения боевых порядков и смены измотанного полка времени не было. ... "Авиационная разведка показала, что противник подтягивает свежие резервы, танки находятся в боеготовности. В 12,15 Кула (Волошино) была замечена группировка противника. Все слабые контрудары противника до обеда были отражены. В обед последовал удар, в районе Будановки, поддерживаемый танками, включая средние Т-34 сопровождаемые авиацией противника. Совместным ударом "Штук" и противотанковых частей были подбиты 30 танков. Авиация противника в течение дня наносила удары. Командир 213-го полка подполковник Хицфельд сумел организовать свои силы и продолжить удар в районе Армянска. В 13 часов достигнут прорыв. ...Потери 73-й дивизии за 3 дня 42 офицера, 256 унтер-офицеров 1287 человек. Погода: Легкий дождь"
   Немцам удалось стабилизировать положение, введя в бой на участке 73 ПД штурмовые орудия и противотанковые 47мм самоходки "Лейбштандарта", и, передав обратно в 73-ю ПД пионерный батальон "Лейбшатандарта" и передав для поддержки дивизии всю артиллерию этой бригады СС.
   В 3-ю МСД НО и 271-ю СД приказ о начале переброски войск поступил только утром 26 числа. Опоздание с выдачей приказа в войска явилось роковым. 3-й мотострелковый полк (будущий 383СП П.М.Ерофеева) располагался в районе Айбары, вместе с 1-м артполком дивизии. При этом, командующим 51-й армией было приказано стрелковым частям дивизии находиться на машинах в готовности. 383 СП, являясь моторизованным, двигался отнюдь не пешим маршем, но попал под удар немецкой авиации, потеряв 26 грузовиков.
   Попытка прикрыть движение войск советской авиацией оказалась неудачной. Противник пишет о 27 (!) сбитых советских самолетах Из них 9 самолетов потерял 182-й ИАП, базировавшийся на аэродром Ишунь, прикрывавший движение 3-го моторизованного полка.
   Несмотря на все неудачи советской стороны, первая операция Э. фон Манштейна в Крыму оказалась неудачной.
   Э фон Манштейн переоценил свои силы. 46-я и 73-я ПД, имея превосходство над советской 156 сд в 2,5 раза, ценой больших потерь, почти проломили советскую оборону на Перекопе.
   Но немецкий командующий не учел того факта, что командование 51-й армии тоже имело моторизованные резервы, которые, несмотря на опоздание штаба "опергруппы П.И.Батова", смогли сходу приостановить наступление немецких войск.
   Правда, потери советской бронетехники оказались достаточно велики. По потерям подразделений 51 армии можно провести параллели между советскими и немецкими документами. Они не в полной мере совпадают, но определенные выводы сделать можно.
   На участке 46 ПД действовал 1-й батальон мототанкетного полка и разведбат 156-ой СД. Возможно применение техники разведбата 106-ой СД, т.к. выделенная ему техника, далее не прослеживается. В сумме около 30-ти танкеток Т-27 или аналогичных, и, около 32-х легких танков Т-37, Т-38 или Т-40. Данные во многом совпадают, т.к. 46-я ПД сообщает о захваченных 27 танкетках и 23 танках. К сожалению, данных трофейной комиссии по 46-ой ПД нет.
  
  
  
   0x01 graphic
  
   Интереснее ситуация с 73-ей ПД. Среди прочих захваченных трофеев указываются:
   -материальная часть 1-годивизиона 498-го гаубичного артполка, который не успели отвести (6 тягачей, 1 бронированный тягач и 7 гаубиц 152мм)
   -командирский танк в документах трофейной комиссии указываются уточняющие данные: "8.5 тонн"
   -4 тяжелых танка, по уточняющим документам комиссии "26 тонн"
   -4 средних танка ("10 тонн")
   -61 легкий танк (по данным комиссии танкетки, весом 3 тонны, с экипажем 2 человека, вооруженные пулеметом).
   На этом участке атаковал только 5-й танковый полк. Таким образом получается, что в составе 5-го тп находилось несколько танков Т-26 (по старому штату танкового батальона их должно быть 9шт.). Косвенно эта информация подтверждается тем, что при штурме Инуньских позиций, обнаружены 4 огневых точки, созданные из вкопанных пушечных танков.
   Очень хотелось бы дать на все вопросы однозначные ответы, однако, отсутствие многих советских документов не позволяет закрыть вопрос полностью.
  
  
  
  
  
  
  
  
   http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Gliederungen/Armeen/11Armee.htm
   в немецкой традиции обозначение корпусов идет римскими цифрами (например LIV AK), однако, для удобства восприятия и написания, номера указаны арабскими цифрами.
   NARA Т-311 R-255 (AGS)
   NARA Т-311 R-255 (AGS)
   В дальнейшем 54 АК.
   В дальнейшем 30 АК
   Сформирована из состава личной охраны А.Гитлера. дальнейшем, по тексту LSAH
   Другое название бронепоезда "Севастополец". Бронепоезд был построен на заводе N201 (СМЗ им. С.Орджоникидзе), и имел в своем составе две бронеплощадки по два орудия 8К (30-ти калиберная пушка Лендера, условно считавшаяся зенитной).
   П.Е.Воронов. Воспоминания. Архив ГМГООС. Фотокопия. Архив автора.
   30-ти калиберная пушка Лендера, условно считавшаяся зенитной
   NARA T314 R1340 fr.268
   Сама 22 ПД в состав 54 АК не входила.
   Созданы в Орловском военном округе.
   Создана под Полтавой
   Созданы в Краснодарском крае
   В дальнейшем КДНО
    Manstein E. von. Verlorene Siege. -- Bonn, 1955
    Батов П.И. В походах и боях. -- М.: Воениздат, 1974 http://militera.lib.ru/memo/russian/batov/index.html
     Батов П.И. В походах и боях. -- М.: Воениздат, 1974 http://militera.lib.ru/memo/russian/batov/index.html
     Тип в документах не указан
   NARA Rol. Т314-1340 LIV АК fr.0424
   Батов П.И. "В походах и боях" М.Военная литература 1974г. Цитируется по тексту, взятому с сайта "Военная литература" militera.lib.ru
   NARA Rol. Т315-1063 73 ID fr.1070
   NARA Rol. Т315-932 46ID fr.1114
   Батов П.И. "Перекоп" Симферополь изд. "Крым" 1970г. стр. 90
   2-й моторизованный полк 3-й МСД народного ополчения, ставший впоследствии 383 СП 172-й СД
   До получения этого номера дивизия называлась 3 мотострелковой дивизией народного ополчения.
   Ласкин И.А. "На пути к перелому" М. Воениздат, 1977 Сайт "Военная литература": militera.lib.ru
   Баранов С.П.Доклад на военно-научной конференции 1961-го года. Материалы конференции т.55 стр 87. Архив НМГООС. Фотокопия Архив автора.
   NARA Rol. Т315-1063 73 ID fr.1080
   NARA Rol. Т312-362 11АОК fr.0353
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"