Прямчук Сергей Дмитриевич: другие произведения.

1 Продолжается ли холокост славян в Германии???

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немецкие власти хотят снести сербскую деревню Рогов - Горно в славянском крае Лужица в Германии. Помогите защитить сербскую деревню лужичан с 1000 летней историей в Полабской Германии от сноса! Внесите каждый свою лепту.

  В Германии продолжается снос сербских - славянских деревень - лужичан в славянском крае Лужица, под предлогом добычи бурого угля. Но реальные цели уничтожить следы присутствия славян в археологическом плане. Гитлеровцы просто расскапывали древние поселения и увидев, что они славянские закапывали. Нынешние власти Германии хотят полностью стереть следы участия славян: Полабских Сербов, Ободритов, Вильцев, Поморян, Хорутан, Пруссов в этногенезе немецкоязычной нации в Германии. Давайте поможем устыдить немецкие власти, что б они не уничтожали славянские деревни. А Лужичанам - Лужицким сербам поможем добиться самим распоряжаться природными ресурсами их славянской родины - прекрасного славянского края в Германии - ЛУЖИЦА и через налоговую систему определять, какие производства нужны на территории Лужицы. И поставить вопрос об предоставлении административной автономии и целостности славянскому краю ЛУЖИЦА, об которой они просят с 1945г. и 1990г.. Востановим в рамках Германии Лужицкую марку. Ведь создали в России автономии для немцев (и больше нигде нет автономий для немцев) по территории больше Лужицы и с более богатыми полезными ископаемыми, это Азовский район в Омской области и на Алтайском крае. Создаётся современный немецкий посёлок в Ленинградской области Нойсдорф - Стрельня, где издаётся "Neues leben"...
  http://luzicane.boom.ru
  http://luzicane.hotmail.ru
  
  
   От:Robert Brytan
   Кому:
   Копии:
   Дата:Thu, 28 Jun 2001 18:58:25 -0700
   Тема:FW: Germany's treatment of Sorbs in Lusatia
   Обработка в Германии лужицких сербов Лужицы
  
  Mr. Adolphe Faber Secretariat of the ECSC Consultative Committee
  Dear Mr Faber,
  By way of introduction my name is Robert Brytan and I am writing to you in the hope that you might be willing to supply answers to some of the questions that have arisen in regard to a document I recently received and which I include in this correspondence. The following email contains an appeal from the Rogow (Horno) Alliance.
  
  Г. Адолф Фабер Секретариат ECSC Консультативного Комитета
  Дорогой г. Фабер,
   Посредством представления, мое имя Робертом Британом и я пишу Вам в надежде, что Вы могли бы ответить на некоторые из вопросов, которые возникли в отношении документа, который я недавно получил и который я включаю в эту корреспонденцию. Следующая электронная почта содержит обращение от Rogow (Horno) Союз.
  
  Personally, I am well acquainted with their situation and the treatment (past and present) of Sorbs in Germany, therefore I do not think this appeal to be an exaggeration. It provokes in me the following questions: - What is the German Government doing to prevent blatant violations of it's own constitutional laws and enforce the guarantees given to Sorbian people?
  
  Лично, я хорошо ознакомлен с их ситуацией и прошлой и настоящей - лужичан - лужицких сербов в Германии, поэтому я не думаю, что это обращение будет приувеличением. Это вызывает во мне следующие вопросы: - Что Немецкое Правительство делает, чтобы предотвратить явные нарушения собственной конституции и законов, данных гарантий славянскому нациюнальному меньшинству в Германии - людям серболужицкой национальности?
  
  - As a representative of the German coal industry what Sir, is the official stance on this issue?
  - Как представитель Немецкой угольной промышленности что Сэр, является ли официальная позиция по этой проблеме?
  I thank you in advance for your time and look forward to your reply.
  Я благодарю вас заранее в течение вашего времени и ожидаю вашего ответа.
  Regards,
  Отношения,
  
  Robert Brytan Vancouver, BC Canada
  Роберт Британ Ванкувер, BC Канада
  ===================================
  http://www.sorben.de
  http://www.sorben-wenden.de
  http://www.witaj.de
  http://www.horno.de
  
  
  -CLOSURES OF SCHOOLS-
  -FORCED RESETTLEMENT-
  -DESTRUCTION OF ENVIRONMENT-
  CULTURAL GENOCIDE OF SORBS IN GERMANY!
  HELP US SAVE OUR NATION!
  - закрытия ШКОЛ -
  - принудительное ПЕРЕСЕЛЕНИЕ -
  - разрушение ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ -
   КУЛЬТУРНЫЙ ГЕНОЦИД лужичан В ГЕРМАНИИ!
  ПОМОЩЬ США СПАСАЕТ НАШУ НАЦИЮ!
  
  Horno Alliance
  Horno Представитель
  Initiator/Spokesman: Michael Gromm
  Союза: Михаил Громм
  Dorfstrasse 41 . D-03172 Horno Germany
  Дорфстрасс 41. D-03172 Horno Германия
  
  Tel: (-49)(0)175-440 9534 .
  Fax: (-49)(0)180-5052 58 65 14 14
  e-mail: Horno-Allianz@web.de
  
  An informal, cross-party alliance of human and minority rights activists, environmentalists, church representatives, youth and student organizations, artists, writers, scientists and politicians, united in support of the people of Horno in their fight against enforced resettlement and the destruction of their ancient Sorb village.
  
  Пошлите по электронной почте: Horno-Allianz@web.de
  Неофициальный, союз взаимной стороны(партии) человека и активистов прав национального меньшинства, защитников окружающей среды, представителей церкви, молодежи и студенческих организаций, художников, авторов, ученых и политических деятелей, объединенных в поддержку серболужицких людей Horno в их борьбе против предписанного немецкими властями переселения и разрушения их древней славянской деревни - лужицких сербов.
  
  International Appeal for Support Supported by associations representing the four national minorities in Germany: DOMOWINA - Bund Lausitzer Sorben e.V. (Sorbs), Friesenrat (Friesians), Sydslesvigsk Forening (Danes), Central Council of German Sinti and Roma The fight to save the Sorb village of HORNO (Sorb: Rogow) in the Lausitz region of eastern Germany, which has been abandoned to private strip-mining interests by the State Government of Brandenburg, has entered its final phase.
  
  Международное Призывают Поддержке, поддержанной ассоциациями, представляющими четыре национальных меньшинства в Германии: DOMOWINA - Союз (Связка- как веник) Лужицких Сербов e. V. (ЛУЖИЧАНЕ), Фризы (Friesians), Шлезвигские Датчане, Центральный Совет Германа Синти и Roma борьбы, чтобы спасти деревню лужицких сербов Горно -HORNO (Лужичане: Рогов -Rogow) в славянском крае Лужица - в восточной Германии, которая была оставлена к частным интересам горной промышленности полосы Государственным Правительством Бранденбурга, вступил в его заключительную стадию.
  
  Since 1977 - and particularly since the collapse of the GDR in 1990, that promised an end to the wholesale sacrifice of Sorb villages to lignite mining (73 Sorb villages were destroyed between 1945 and 1989) - the people of Horno have fought incessantly (see Background Paper below) against enforced resettlement and the destruction of their thousand-year-old village, which, in 1993, was put under a preservation order by the Brandenburg State Office for the Preservation and Protection of Historic Monuments, because of its historic settlement structure and appearance!
  
  С 1977 - и особенно так как крах ГДР в 1990, который обещал конец оптовой жертве деревень лужицких сербов - ЛУЖИЧАН к горной промышленности линита ( 73 сербо- лужицких деревни, были разрушены с 1945 по 1989) - люди Horno-Горно боролись постоянно (см. Второстепенную Бумагу ниже) против предписанного немецкими властями переселения славянского национального меньшинства - ЛУЖИЧАН и разрушения их тысячи-летней славянской деревни, который, в 1993, был помещен согласно порядку сохранения Федеральной Землёй Бранденбург Офис для Сохранения и Защиты Исторических Памятников, из-за ее исторической структуры урегулирования(поселения) и появления!
  
  A large number of legal battles have been fought by Horno, both in the Administrative Courts against the strip-mining company LAUBAG and its mining permits, and also at the State Constitutional Court in Potsdam against the incompetent State Government, which, nine years after commencing planning procedures, has still not succeeded in passing a binding lignite plan for the JДnschwalde strip-mine that conforms with the Brandenburg State Constitution. Twice, in 1995 and 1998, the State Constitutional Court upheld claims by Horno and the neighbouring village of Grieъen, and declared Government lignite plans to be unconstitutional and therefore null and void. As a result, there is still no legal basis for the enforced resettlement of the Horno people.
  
  Против большого количества юридических сражений боролись Horno, и в Административных судах против компании горной промышленности полосы LAUBAG, и ее горная промышленность разрешает, и также в Государственном Конституционном Суде в Потсдаме против некомпетентного Государственного Правительства, который, девятью годами после открытия процедур планирования, все еще не преуспевала в прохождении(принятии) обязательного плана линита JДnschwalde моего полосой, который соответствует Бранденбургской Государственной Конституции. Дважды, в 1995 и 1998, Государственный Конституционный Суд поддержал требования славян - ЛУЖИЧАН Horno - Горно и соседней славянской деревни Grieъen, и объявлял, что правительственный линит планирует быть неконституционным и поэтому не имеющим законной силы. В результате, не имеет никакого законного основания для предписанного переселения славянского национального меньшинства в Германии - лужицких сербов из деревни Horno - Горно.
  
  The lack of a legal basis for resettlement has not however prevented LAUBAG from continuing both its strip-mining activities and its psychological warfare against the people of Horno. LAUBAG excavators, just 1,500 metres from the village, are now churning away at the Horno Hill, whose fertile earth is transported by conveyor belt some five kilometres in a southerly direction, where it is then tipped into a disused mining site, where the Sorb village of Weiъagk once flourished.
  Отсутствие законных оснований для переселения славян однако не остановило LAUBAG от продолжения незаконных действий и его действия горной промышленности полосы и продолжили психологическую войну против славян - ЛУЖИЧАН - людей деревни Horno - Горно. LAUBAG экскаваторы, только 1,500 метров от деревни, теперь крутятся глубоко в Horno Холме, плодородный слой земли славянского местечка транспортируется поясом конвейера некоторый пять километров в southerly направлении, где это тогда дает(дал) чаевым в вышедший из употребления участок горной промышленности, где славянская деревня ЛУЖИЧАН Weiъagk некогда процветала.
  
  LAUBAG sells nearly all its lignite to the electricity utility VEAG, and this power producer is effectively bankrupt, having wasted 16 billion DM since 1990 in the construction and modernization of lignite-burning power plants in eastern Germany, thus only aggravating excess capacities on the electricity market. Now VEAG and LAUBAG are currently being sold for a combined total of only 2.9 billion DM (!) to the Hamburger ElektrizitДts-Werke (HEW), whose controlling shareholder is the Swedish state-owned utility VATTENFALL. Forthe cost of constructing just a single block at the Boxberg lignite power plant, VATTENFALL is acquiring the whole of VEAG, including "the world's most modern" lignite power plant at Schwarze Pumpe on the Brandenburg/Saxony border, Boxberg, Lippendorf near Leipzig, and the entire East German high-voltage distribution grid, with the mining company LAUBAG thrown in for free.
  
  LAUBAG продает почти весь его линит полезности электричества VEAG, и этот производитель мощи - эффективно банкрот, потратив впустую 16 миллиардов DM с 1990 в строительстве и модернизации электростанций сжигания линита в восточной Германии, таким образом только ухудшая мощности избытка на рынке электричества. Теперь VEAG и LAUBAG в настоящее время проданы за объединенное общее количество, только 2.9 миллиардов DM (!) к Гамбургеру ElektrizitДts-Werke (РУБЯТ), прией управлении акционером - Шведская принадлежащая государству полезность VATTENFALL. Forthe стоимость строительства только единственный(отдельный) блок в Boxberg электростанции линита, VATTENFALL приобретает весь VEAG, включая " всемирный наиболее современный " электростанция линита в Schwarze Pumpe на границе Бранденбурга/Саксонии, Boxberg, Lippendorf около Лейпцига, и полной Восточногерманской сетки распределения высокого напряжения, с компанией горной промышленности LAUBAG брошенный в для свободного.
  
  It is the intention of the Horno Alliance to ensure by concerted pressure of international public opinion, that VATTENFALL be persuaded that the destruction of Horno would be a fundamental violation of the minority rights of the Sorb people, and is therefore not in its best interest; that instead the JДnschwalde strip-mine should bypass Horno. VATTENFALL must also not be permitted to hide behind HEW and the German operating companies. VATTENFALL calls the tune at HEW; it must also bear the responsibility for policies pursued!
  
  Это - намерение Horno Союза, чтобы гарантировать совместным давлением международного общественного мнения, что VATTENFALL, быть убеждено, что разрушение славянской деревни Horno - Горно было бы фундаментальное нарушение национальных прав славянского меньшинства людей сербо-лужикой национальности, и - поэтому не в ее лучшем интересе; это вместо этого JДnschwalde мой полосой должно обойти славянскую деревню Horno - Горно. VATTENFALL нельзя также разрешиться скрыться, позади РУБЯТ и Немецкие операционные компании. VATTENFALL звонит, мелодия в РУБИТ; это должно также перенести ответственность за преследуемую политику!
  
  The bypassing of Horno is technically feasible, it would have a neutral effect on employment, and - bearing in mind that VATTENFALL is buying LAUBAG/ VEAG through HEW for a song, and that the Horno problem was known to HEW/VATTENFALL before the contracts were formulated - it remains financially justifiable. The LAUBAG argument, that saving Horno would immediately force the JДnschwalde mine to close with the result of huge job losses, is completely unfounded and just another example of the lies and deceit that have characterized the decade-long LAUBAG campaign against Horno.
  
  Обход славянской деревни Horno- Горно технически выполним, это имело бы нейтральный эффект на занятость, и - имеющий в виду, что VATTENFALL покупает LAUBAG/VEAG, через РУБЯТ для песни, и что Horno проблема была известна к HEW/VATTENFALL прежде, чем контракты были сформулированы - это остается материально могущим быть оправданным. LAUBAG аргумент(спор), это спасающий славянскую деревню Horno- Горно немедленно вынудило бы JДnschwalde мой закрывать с результатом огромных потерь работы, - полностью необоснованный и только другой пример неправд и обмана, которые характеризовали длинную по десятилетию кампанию LAUBAG против славянской деревни Horno- Горно.
  
  The bypassing of Horno brings with it considerable hardship over a period of several years for the inhabitants. Yet they are willing to bear this hardship in order to save their village.
  
  Обход деревни Horno- Горно принесёт с этим значительное затруднение в течение нескольких лет для славянских жителей - лужичан. Все же они- лужицкие сербы желают переносить этои трудности, чтобы спасти свою деревню.
  
  It is the intention of the Horno Alliance to demonstrate that the cost to VATTENFALL of the wilful and unnecessary destruction of Horno and the enforced resettlement of its people will constitute an incalculable loss of image and goodwill. A recent critical report on VATTENFALL on Swedish television highlighted the company's plans for international expansion. Were the Sorb village of Horno to be destroyed and its people forcibly resettled, these plans would backfire into the face of Sweden's long-standing reputation for environmental protection, social justice and human rights.
  
  Это - намерение Horno Союза, чтобы демонстрировать, что стоимость к VATTENFALL преднамеренного и ненужного разрушения славянской деревни Horno- Горно и предписанного переселения лужицких сербов - его людей составит бесчисленную потерю образа и доброжелательности. Недавнее критическое сообщение относительно VATTENFALL по Шведскому телевидению выдвинуло на первый план планы компании международного расширения. Были деревня лужичан Horno - Горно, которая будет разрушена и его славянское население, насильственно переселены, эти планы будут иметь неприятные последствия в лице Шведской давнишней репутации защиты окружающей среды, социального правосудия и прав человека.
  
  The Horno Alliance therefore launches this international appeal to environ-mental organizations, human and minority rights groups, youth organizations, church communities and organizations, artists, writers, journalists, scientists and politicians, as well as bodies representing ethnic minorities (including member organizations of the Federal Union of European Nationalities [FUEV]):
  
  Horno Союз поэтому запускает это международное обращение организациям окружающей среды, человеку и группам прав национальных меньшинств, организациям молодежи, общинам церкви и организациям, художникам, авторам, журналистам, ученым и политическим деятелям, также как органам, представляющим этнические меньшинства (включая организации члена Федерального Союза Европейских Наций [FUEV]):
  
  Help save Horno!
  Помогите спасти Horno - Горно!
  What you can do!
  Чтем Вы можете помочь!
  Write letters of protest to VATTENFALL, demanding that Horno be saved:
  Пишите письма от протеста к VATTENFALL, требуя чтобы Horno - Горно было спасено:
  
  Lars G. Joseffson
  
  Chief Executive Officer
  Vattenfall AB
  S-162 87 Stockholm
  Sweden
  Чиновник(офицер) Ваттенфалл
  Руководителя AB
  S-162 87 Стокгольм Швеции:
  
  Fax: (-46) (0)8-725 0501
  Write letters of protest to the Swedish Government:
  Пишите письма с протестом к Шведскому Правительству:
  
  Prime Minister
  Премьер-министр
  
  GЖran Persson
  GЖran Persson
  Rosenbad 4
  S-103 33 Stockholm
  Sweden
  Fax: (-46) (0)8-723 1171
  
  demanding that influence be brought to bear on the state-owned VATTENFALL Company to ensure that Horno be spared, and at the same time demanding answers to the following questions:
  Требуйте, что влияние, быть принесено, чтобы опереться на принадлежащую государству VATTENFALL Компанию, чтобы гарантировать, что Horno- Горно,должно быть сохранено, и в то же самое время требование ответов на следующие вопросы:
  
  1. Is the international conduct of a Swedish state-owned company a matter of
  indifference to the Swedish Government and people?
  1. Международное поведение имеет Шведскую принадлежащую государству компанию вопрос безразличия к Шведскому Правительству и людям?
  2. What possible interest can the Swedish people have in the destruction of
  Sorb villages in Germany for profit?
  2. Какой возможный интерес Шведские люди могут иметь в разрушении славянских деревень лужичан - лужицких сербов в Германии для прибыли?
  
  Kindly send copies of all communications, together with offers of support, by e-mail, post or fax to the Horno Alliance.
  Любезно пошлите копии всех коммуникаций, вместе с предложениями поддержки, электронной почтой, постом или факсом к Horno Союзу.
  You can also support Horno by making a badly-needed financial contribution to the Horno Fighting Fund
  Вы можете также поддерживать Horno, делая ужасно необходимый финансовый вклад в Horno Фонд борьбы
  
  The courageous people of Horno have spent a huge amount of money over the last seven years pursuing major law suits against both the Brandenburg State Government and the LAUBAG mining company. Important cases are still pending before the Administrative Court in Brandenburg, the Brandenburg Constitutional Court and the Federal Constitutional Court, and a large annual legal bill has to be met.
  
  Храбрые люди Horno потратили огромную сумму денег за последние семь лет (Объединённой Германии), преследуя главные законные иски и против Бранденбургского Государственного Правительства и LAUBAG добывающая компания. Важные дела все еще ожидают перед Административным судом в Бранденбурге, Бранденбургский Конституционный Суд и Федеральный Конституционный Суд, и большой ежегодный юридический законопроект должны быть выполнены.
  
   The Brandenburg State Government robbed Horno of its independent municipal status with the "Horno Law", passed in 1997, as a result of which Horno no longer has direct access to public funds.
  Бранденбургское Государственное Правительство ограбило Horno его независимого муниципального статуса с " Horno Закон ", прошел в 1997, в результате которого Horno больше не имеет прямой доступ к общественным фондам.
  
  In order to continue the battle in the German courts, Horno is in urgent need of financial support. The fight to save Horno cannot be allowed to fail because of lack of funds. The Horno Alliance therefore appeals to Horno sympathizers - individuals and organizations - throughout Europe, to make a contribution to the Horno Fighting Fund, in order that the fight to save Horno can be pursued.
  Чтобы продолжать сражение в Немецких судах, славяне Horno нуждаются в срочной потребности финансовой поддержки. Борьбе, чтобы спасти славянскую - сербо-лужицкую деревню Horno - Горно нельзя допустить неудачу из-за недостатка денег в фонде. Horno Союз поэтому обращается Horno сочувствующим - индивидуумы и организации - повсюду Европы, делать вклад в Horno Фонд борьбы, чтобы бороться за спасение Horno могла преследоваться.
  
  A registered association - Pro Horno/Rogow e.V. - has been formed for the purpose of channelling funds and support to the Horno community.
  Зарегистрированная ассоциация - Про Horno/Rogow e. V. - был сформирован с целью направляющих фондов и поддержки Horno сообществу.
  Those individuals and organizations wishing to make a financial contribution towards the fight to save Horno are requested to do so by international bank
  transfer to:
  Те индивидуумы и организации, желающие, чтобы делать финансовый вклад к борьбе, чтобы спасти славянскую деревню Horno - Горно требуются, чтобы делать так международным банковским переводом:
  
  Volks- and Raiffeisenbank e.G. Forst
  Bank code: 180 627 58
  Account No.: 11 36 135
  "Pro Horno/Rogow e.V."
  Or by cheque or international money order to:
  Или чеком или международным денежным переводом:
  Pro Horno/Rogow e.V.
  Dorfstrasse 41
  D-03172 Horno
  All contributions will be gratefully acknowledged and should be marked: "Horno Fighting Fund"
  Все вклады будет с благодарностью подтвержден и должен быть отмечен: "Horno Фонд борьбы"
  
  Michael Gromm
  Initiator/Spokesman, Horno Alliance
  Horno, March 2001
  
  Михаил Громм
  Инициатор/Представитель , Horno Союз
  Horno, март 2001
  
  Biographical Note:
  Биографическое Примечание:
  
  The English writer Michael Gromm, born in London in 1943, arrived in Guben on the German/Polish border in September 1992 with the intention of doing research for a family chronicle on the period 1942-92 in the divided city of Guben/Gubin. The day after his arrival, however, he discovered the early medieval Sorb village of Horno, eighteen kilometres to the south of Guben, and the lignite strip-mining industry.
  
  Английский писатель Михаил Громм, рожденный в Лондоне в 1943, прибыл в Guben на Немецкой/Польской границе в сентябре 1992 с намерением выполнения исследования для хроники семейства на периоде 1942-92 в разделенном городе Guben/Gubin. День после его прибытия, однако, он обнаружил древнюю средневековую деревню лужичан Horno, восемнадцать километров на юг Guben, и горнодобывающей промышленности полосы линита.
  
  In January 1993 he bought a small piece of land in Horno - a traffic island with three maple trees - in order to effectively support the villagers in their fight against forced resettlement and the destruction of Horno.
  
  В январе 1993 он выкупил маленькую часть земли Horno - островок безопасности с тремя деревьями клена - чтобы эффективно поддержать сельских жителей в их борьбе против принудительного переселения и разрушения Horno.
  
  He was the founding chairman of the Round-Table Action Committee, "The Future of Guben", co-founder of the Federal Conference of Civic-Action Groups against Lignite Mining, and initiator of the youth action group "Geil auf Horno"['Horny for Horno']. In March 1993 he was made honorary citizen of
  Horno.
  Он был председатель основания Комитета Действия За круглым столом, "Будущее Guben ", соучредитель Федеральной Конференции Групп Гражданского действия против Горной промышленности Линита, и инициатора группы действия молодежи" Geil auf Horno " [' Рогатый для Horno ']. В марте 1993 он был сделан почетным гражданином Horno.
  
  Six months after arriving in Guben, he postponed his project of writing a family chronicle to devote himself entirely to the fight for Horno's integrity. In 1995, it came to his notice that his name was of old Sorb origin. Having come to Guben to write a fictional account, he now discovered unexpected strands of his own biography.
  
  Шестью месяцами после прибытия в Guben, он отложил его проект письма хроники семейства, чтобы посвятить себя полностью борьбе за целостность Horno-Горно. В 1995, это привлекло его внимание, что его имя имело старое сербо-лужицкое происхождение. Прибывавший в Guben, чтобы писать вымышленный счет, он теперь обнаружил неожиданные берега его собственной биографии.
  
  He is probably related to the Gromms who lived in Guben, east of the River Neiъe, until 1945, when they were expelled from what became the Polish town of Gubin. In the former Sorb village of Niemasch Kleba - in English: 'you've no bread' - (now Chlebowa, Poland), fifteen kilometres north-east of Gubin, he stumbled across the life of another distant relative, Emil Gromm, who, until his disappearance in 1945 at the end of the Second World War, was miller, registrar of births and deaths, and chairman of the village council in Niemasch Kleba. In the old 'Gromm Mill' - that had been boarded up since the nationalization of private business in Poland in 1950 - he found old documents recording that Gromms had lived in the village as far back as the early 18th Century.
  
  Он вероятно связан с Gromms, кто жил в Guben, к востоку от Реки Ныса Лужицкая Neiъe, до 1945, когда они были высланы из того, что стало Польским городом Gubin. В прежней деревне лужичан Niemasch Kleba - по-английски: ' Вы не имеете никакого хлеба ' - (теперь Chlebowa, Польша), пятнадцатикилометровый северо-восток Gubin, он наткнулся поперек жизни другого отдаленного родственника, Эмиля Громма, Кто, после его исчезновение в 1945 в конце Второй Мировой войны, не было мельник, регистратор рождений и смертных случаев, и председателя совета деревни в Niemasch Kleba. В старом ' Gromm Завод ' - который был boarded начиная с национализации частного бизнеса в Польше в 1950 - он находил старые документы, делающие запись этого, Gromms жил в деревне еще ранний 18-ого столетия.
  
  He has written two books - in German - on the Horno conflict: The first, "Horno - ein Dorf in der Lausitz - will leben", with photos from Roger Melis, was published by Dietz Verlag Berlin in 1995; the second, a political tale, "Im Schatten der schwarzen Steine", illustrated by Bernd A. Chmura, appeared in 1997 in his own Edition Dreieck Horno. He is currently working on a third book.
  
  Он написал две книги - в Немце - на конфликте Horno: Первый, " Horno - ein Dorf в der Lausitz - будет leben ", с фотографиями из Roger Melis, был издан Dietz Verlag Берлин в 1995; второй, политический Рассказ, " Im Schatten der schwarzen Steine ", иллюстрируемый Bernd A. Chmura, Появляясь в 1997 в его собственном Издании Dreieck Horno. Он в настоящее время работает Над третьей книгой.
  
  At the beginning of 1996 he initiated the "Horno Alliance". Michael Gromm lives in Horno and Berlin.
  В начале 1996 он приступал " Horno К союзу ". Майкл Gromm живет в Horno и Берлине.
  
  Background Paper The Battle of Horno
  Документ Фона(подготовки) Сражение Horno
  
  The armies of economic miscalculation have convened in Horno. The eastern German power and mining industries, having fought in vain against competitors beyond their borders, are now directing their depleted strength towards purported foes within. Yet a handful of villagers have proven equal to their concerted attacks. Similar battles are mounting throughout Europe. Wherever minorities are the intended victims, let the Sorb village of Horno be a beacon of hope.
  
  Армии экономического просчета собрались в Horno. Восточный Немецкая власть и добывающие отрасли промышленности, боря напрасно против Конкуренты вне их границ, теперь направляют их исчерпанную прочность К подразумеваемым противникам внутри. Однако горстка сельских жителей славян-лужичан доказала равный На их совместные решения. Подобные сражения повышаются через Европу. Везде, где меньшинства - предназначенные жертвы, допу& деревню славян лужичан Horno Будьте маяк надежды.
  
  The early medieval village of Horno (in the Sorb language: Rogow) has been part of the traditional settlement area of the Sorb people for a thousand years. Their Slavic ancestors settled in Lusatia (German: Lausitz), near the present Polish/Czech border, well before Germanization. Of some 60,000 Sorbs, two-thirds are predominantly Catholic and live in the southerly State of Saxony, and one-third, predominantly Protestant and also known as Wends, living in the State of Brandenburg. The Sorbs have experienced the decimation of their settlement area and the dissipation of their language and culture as a result of the ruthless strip-mining of lignite (brown coal) during the course of the last century.
  
  Ранняя средневековая деревня Horno (в языке лужичан: Rogow) Часть традиционной области урегулирования людей лужицких сербов для тысячи Годы. Их Slavic славянские предки жили в Лужице- Lusatia (Немец: Lausitz), близко Представленная ПОЛЬСКАЯ / ЧЕХ граница, задолго до германизации Полабъя. Из приблизительно 60,000 лужичан, две трети - преобладающе Католик и живые в southerly Государство Саксонии, и одного-третий, преобладающе Протестант и также известный как Wends - венды, Проживание в Штате Brandenburg. Лужицкие сербы испытали Уменьшение размера изображения их области проживания и рассеяния их языка И культура в результате безжалостных добывающий полоса из lignite бурого уголя В течение последнего столетия.
  
  In the period from 1945-1989, 73 Sorb villages were destroyed and their inhabitants resettled in high-rise tenements along with migrants from all corners of the German Democratic Republic (GDR), who had flocked into the Lausitz attracted by work in the lignite mining industry. Through this brutal disruption of traditional rural life and the resulting enforced assimilation, Sorb culture was dealt an almost mortal blow.
  
  В периоде с 1945 по 1989, 73 деревни ЛУЖИЧАН были разрушены и их Жители переселялись в высотных арендуемых квартирах наряду с migrants из всех Углы Германской Демократической Республики (ГДР), кто скапливался в Лужице Lausitz привлеченный работой в lignite горнодобывающей промышленности. Через этот Зверский сбой традиционной сельской жизни и результирующий предписанный С ассимиляцией, культура славян серболужичан имели дело с почти летальным ударом.
  
  In 1989, political metamorphosis in the GDR conveyed the promise that no further Sorb villages would be sacrificed to lignite mining. Apart from energy imports and nuclear reactors from the Soviet Union, the GDR was completely dependent on lignite mining for the generation of electricity and heat. Quite different conditions existed on the West German energy market. The Sorbs, and in particular the people of Horno (who had been informed in 1977 that their village was to be resettled in 1996), renewed their efforts to ensure that no further Sorb villages be destroyed. Their expectations initially appeared to be well founded. The protection of Sorb settlements from further destruction by lignite mining was enshrined in the new Constitution (Article 25) of the State of Brandenburg.
  
  В 1989, политический изменения в ГДР передал обещание это НЕТ Дальнейшие деревни славян - лужичан были бы пожертвованы горной промышленности lignite. Кроме Импорт энергии и ядерные реакторы из Советского Союза, ГДР Полностью зависящий lignite добывающий для поколения электричества и Высокая температура. Совершенно различные условия существовали на Западногерманском рынке энергии. Лужичане, и в частном люди славянской деревни Horno (кто был информирован в 1977, что их деревня должна была переселиться в 1996), возобновлен их усилия Не гарантировать что никакие дальнейшие деревни славян - лужичан быть разрушенным. Их ожидания Первоначально появился, чтобы быть убедительный. Защита урегулирований лужицких сербов Из дальнейшего разрушения горной промышленностью lignite хранился в новом Конституция статья 25 Штата Brandenburg.
  
  What they could not foresee, however, was that not only lignite mining and electricity-production in the Lausitz would shortly be privatised, but also energy policy itself. The destruction of Horno and the resettlement of its inhabitants were stipulated in the purchase contract from 1994 for the lignite-mining company, Lausitzer Braunkohle AG (LAUBAG). Thereafter, LAUBAG and its new West German shareholders were able to dictate conditions to the State Government, whose Environment Minister would admit to Horno represen-tatives in 1997: "I'm being blackmailed!"
  
  Что они не могли бы предвидеть, однако, был тот не только lignite горная промышленность и Производство электричества в Лужице Lausitz было бы вскоре privatised, но также Политика энергии непосредственно. Разрушение славянской деревни Horno и переселения славянских Жителей были предусмотрены в контракте закупки с 1994 для Lignite-горная промышленность компании, Lausitzer Braunkohle AG (LAUBAG). Согласно этому, LAUBAG И новые Западногерманские акционеры были способны диктовать условия Заявите Правительственный, чей Министр по вопросам окружающей среды признал бы Horno Представители в 1997: " меня шантажируют! "
  
  The solution to the problem of the constitutional protection of Sorb settlements from further destruction was characteristic for the morally-bankrupt State Government, whose mendacious dealings with the people of Horno have consistently reflected the vested interests of the mining industry and the mining union. The lie was propagated that the destruction of Horno was necessary in order to save jobs in the mining industry. The truth is, that more than 90% of jobs in Lausitz lignite mining in 1990 have since been lost in a never-ending process of rationalization that has had nothing to do with Horno.
  
  Решение проблемы конституциональной защиты территории проживания Лужицких Сербов из дальнейшего разрушения были характеристика для Правительство Государства нравственно-банкрота, чьи лживые деловые отношения с людьми Из славянской Horno последовательно отразили права владения горной промышленности Промышленность и добывающее сращение. Находиться распространялся что разрушение Из Horno был необходим, чтобы сохранить работы в горнодобывающей промышленности. Истина, что больше чем 90 % работ в Лужице Lausitz lignite добывающий в 1990 Так как потеряно в бесконечном процессе освобождения от иррациональности, которое Ничто, чтобы делать с Horno.
  
  The Brandenburg Government decided that Article 25 of the State Constitution did indeed protect the Sorb settlement area, but not the settlements, that is, the villages, themselves! Horno could therefore be sacrificed, and its inhabitants forcibly relocated within the settlement area, without the State Constitution being contravened! This shameful reinterpretation of the State Constitution clearly revoked the intention of its founding fathers to protect Sorb villages from further destruction by lignite mining; but this was the only argument the Government could possibly put forward when the matter came before the State Constitutional Court, as would inevitably happen. The Government thereafter pursued a steady build-up of political pressure to ensure that the State Constitutional Court judges - all nominated by the political parties and elected by the State Parliament (Landtag) - toed the line.
  
  Brandenburg Правительство решило что статью 25 из Государственной Конституции Действительно не защищал область проживания славян лужичан, но не урегулирования, это , деревни, непосредственно! Horno мог бы следовательно быть пожертвован, и славянские Жители, насильственно перемещенные внутри области проживания, без Государства Нарушаемая конституция! Эта позорная переинтерпретация Государства Конституция ясно revoked намерение отцов основания к Защитите деревни лужицких сербов от дальнейшего разрушения горной промышленностью lignite; но это Был единственый аргумент, Правительство могло бы возможно выдвигать когда Сущность пришла перед Государственным Конституциональным Судом, как будет неизбежно Случитесь. Правительство согласно этому преследовало устойчивое построение политических Давление, чтобы гарантировать, что Государственные Конституциональные судей Суда - все Назначаясь политическими сторонами и избранный Государственным Парламентом ( Landtag) - toed линия.
  
  The fight to save Horno has never revolved solely around the 300 or so inhabitants of the village, contrary to the claims of the Government, LAUBAG and the mining union ("Horno or 70,000 jobs!"). The village of Horno, atop the Horno Hill (100 metres above the River Neiъe), is the gateway to the area around the border-city of Guben, a region rich in lakes and forests that has up to now been spared the ravages of strip-mining. Respecting the integrity of Horno would protect the Guben region from devastation. Such a course would also provide the local population with some hope of economic recovery in the future. The city of Guben, for instance, with some 30.000 inhabitants in 1990, lost 10,000 jobs after German reunification to plant closures in the chemical and textiles industries.
  
  Борьба, чтобы сохранить Horno никогда не вращала исключительно вокруг 300 или так Жители деревни, вопреки требованиям Правительства, LAUBAG И добывающее сращение (" Horno или 70,000 работ! "). Деревня Horno, наверху Horno Хилл (100 метров выше Реки Ныса Neiъe), является воротами к Область вокруг города границы Guben, область, богатая в озерах и лесах Это до настоящего времени было сэкономлено разрушительные действия добывающего полосы. Уважение Целостность Horno защитила бы Guben область от девастации. Такой a Курс также обеспечил бы местное население некоторой надеждой на экономический Восстановление в будущем. Город Guben, например, с приблизительно 30.000 Жители в 1990, потерянный 10,000 работ после Немецкой переунификации на завод Закрытия в химическом и отрасли промышленности текстиля.
  
  Whereas it had once been official GDR policy to sacrifice the whole region of south-east Brandenburg to strip-mining, the West German energy concerns were given a free hand to carve up the East German lignite mining and electricity-generating industry in line with their own interests. Their main interest, of course, was in getting their hands on the high-voltage distribution grid.
  
  В то время как это один раз было должностное лицо ГДР политика(полис), чтобы жертвовать целой областью Из юго-востока Brandenburg к добывающему полосе, Западногерманские интересы энергии Давались свободную(бесплатную) руку, чтобы вырезать Восточногерманскую горную промышленность lignite и Генерирующая электричество промышленность в соответствии с их собственными интересами(процентами). Их главное Интерес(процент), конечно, был в получении их, передает высокое напряжение Сетка дистрибуции.
  
  Of the 17 strip-mining sites in operation in 1989 only four - three in Brandenburg and one in Saxony - were mining lignite in the year 2000. In many traditional mining areas, strip mines - and the power stations they supplied - were closed down. In the case of the Greifenhain mine, where villages had already been resettled, 200 million tonnes of lignite might still be mined today. The West German mining executives had early access to the old GDR mining plans, and gave no consideration whatsoever to the possibility of saving the villages still on the devastation agenda. Their attitude was clearly spelled out: If you're against the destruction of villages, then you're against lignite, and if you're against lignite you're for the loss of jobs in the region. However, not jobs but profits were their real motive. Bypassing Horno, for instance, might mean that profits would be cut by 100-300 million DM spread over six years. As a result, no attempt at all was made by either LAUBAG or the Brandenburg State Government to avoid the destruction of centuries-old settlements.
  
  Из 17 добывающих полосы участков в действии в 1989 только четыре - три в Brandenburg и один в Saxony - добывали lignite в году 2000. В Много традиционных областей горной промышленности, источникы полосы - и электростанции они Поставленным - были закрыты. В случае Greifenhain источника, где Деревни уже переселились, 200 миллионов тонн lignite мог бы Все еще быть добудьте сегодня. Житель ФРГ, добывающий исполнителей имел рано доступ к Старый ГДР, добывающий планы, и не дал никакое соображение(рассмотрение) что бы то ни было Возможность спасения деревень все еще на повестке дня девастации. Их Отношение было ясно записано по буквам из: Если вы - против разрушения Деревни, затем вы - против lignite, и если вы - против lignite, вы За потерю работ в области. Однако, не работы но прибыль были их Реальный повод. Обход Horno, например, мог бы подразумевать, что прибыль будет Снижение 100-300 миллионами DM распространяет в течение шести лет. В результате, никакая попытка в Все было сделано или LAUBAG, или Brandenburg Заявляют Правительство, чтобы избежать Разрушение столетия-старых урегулирований.
  
  Furthermore, the West German mining executives who arrived in the Lausitz in the early 1990s patently knew nothing of the existence of the Sorb minority, whose traditional homeland had been systematically devastated in the course of the previous forty-five years of strip-mining. Local mining managers, on the other hand, were well aware of the problem (in 1990 the JДnschwalde mine was operating right in the middle of the Sorb village of GrЖtsch (Sorb: Gro is co), causing unbearable hardship to the inhabitants), but their only interest was in the continuation of strip mining, at whatever cost. And politicians in the newly-founded Brandenburg Parliament (Landtag) turned a blind eye to the problem, in the hope of outlasting it. The outcome was, that while the Brandenburg Government was pushing through the new State Constitution with its unequivocal protection of Sorb villages, at the same time it was drafting lignite plans that foresaw the destruction of Horno and other villages! With the privatisation of LAUBAG in 1994 it was announced - and is maintained up to the present day - that five of the previous seventeen strip-mines would remain in operation in the long term. But, as with "job security", this too is a falsity.
  
  Кроме того, Житель ФРГ, добывающий исполнителей, кто прибыли в Лужицу Lausitz в Ранний 1990-ые очевидно не знал ничто о существовании славянского национального меньшинства лужицких сербов, родина лужичан Лужица была систематически опустошена в курсе Из предыдущих сорока пяти лет добывающего полосы. Местные менеджеры горной промышленности, на Другая рука, хорошо знала проблему (в 1990 J Д nschwalde источник Работал прямо посередине славянской деревни лужицких сербов Gr-tsch (Лужичане: Gro - co), причиняя невыносимое затруднение жителям), но их только Интерес был в продолжении горной промышленности полосы, по любой стоимости. И Политические деятели в недавно основанный Brandenburg Парламент (Landtag) направляли a Ослепьте глаз к проблеме, в надежде на переживание этого. Результат был, Это, в то время как Brandenburg Правительство помещало через новое Государство Конституция с определенной защитой славянских деревень лужичан, в тот же самый Время это составляло проект планов lignite которые предвидели разрушение Horno и Другие деревни! С приватизацией LAUBAG в 1994 это было объявлено - И сохраняется до настоящего времени день - что пять из предыдущих Семнадцать источников полосы остались бы в действии в долгом сроке. Но, как С " безопасность(акция) работы ", это также - falsity.
  
  At a meeting in Potsdam at the end of 1993 between representatives of the State Government and the head of the Federal Government's Treuhandanstalt, respon-sible for the sale of the East German lignite industry, it was agreed that only three lignite mines should have a long-term future. This agreement has never been officially acknowledged, to avoid arousing mining workers. Yet in the LAUBAG purchase contract of 1994, details of which have leaked out over the years, the new owners were given the option of rescinding on two of the five so-called long-term lignite mines. One of the five mines - the Reichwalde mine in the Saxonian part of the Lausitz - no longer produces lignite and has officially been on "hold" since the late 1990s. A second mine - the Cottbus-North mine in Brandenburg - is expected to be closed down once the neighbouring JДnschwalde mine, now threatening Horno, has proceeded over the Horno Hill in the direction of Guben.
  
  На встрече в Potsdam в конце 1993 между представителями Заявите Правительство и главу Treuhandanstalt Федерального правительства, Ответственный за продажу Восточногерманской lignite промышленности, это согласованный Это только три lignite источникы должно иметь долгосрочное будущее. Это соглашение Никогда был официально не подтвержден, избегать пробуждать добывающих рабочих. Однако в LAUBAG купят контракт 1994, детали которого просочились Из за последние годы, новым владельцам давали выбор отмены на Два из пяти так называемых долгосрочных lignite источников. Один из пяти источников - Reichwalde источник в Saxonian части Горной Лужице - больше не производит Lignite и официально был на "трюме" начиная с недавнего 1990-ый. Второй Источник в Долинной Лужице - Cottbus-север источник в Brandenburg - как ожидается, будет закрыт Если только смежный J Д nschwalde источник, теперь угрожая Horno, перешел По Horno Хиллу в направлении Guben.
  
  The JДnschwalde mine, that supplies the nearby power station of the same name, burnt 25 million tonnes of lignite in the year 2000 and thus emitted 23 million tonnes of CO2 into the earth's atmosphere! The reality of continuing "disemployment" in lignite mining is amply illustrated at the JДnschwalde mining site, where mining itself is totally mechanized, and no more than a handful of people are directly employed on site at any one time. Approximately 40% of LAUBAG employees work in administration, another 35-40%% in the service area (transport, drainage, maintenance). These LAUBAG employees are being told - not only by their employer, but also by the State and Federal Governments - that now that LAUBAG and VEAG (the power-plant operator) have been acquired by HEW/VATTENFALL, their jobs will be safe. As if HEW/VATTENFALL would not continue with rationalization! The truth of the matter is that the miners and power-station workers have been consistently deceived by the State Government, their employers and, not least, their own mining union officials. Little more than 3,000 people are currently (2001) employed by LAUBAG in Brandenburg (in the Lausitz as a whole the figure is around 5,000). By 2006 the Brandenburg figure will probably be no more than 1,500.
  
  J Д nschwalde источник, который поставляет близлежащую электростанцию тот же самый Название(имя), сожженное 25 миллионов тонн lignite в году 2000 и таким образом испускаемый 23 миллиона тонн CO2 в атмосферу земли! Действительность Продолжение "disemployment" в горной промышленности lignite щедро иллюстрируется в J Д nschwalde добывающий участок, при горной промышленности полностью механизирован, и НЕТ Больше чем горстка людей непосредственно использованы на участке в любой момент. Приблизительно 40 % LAUBAG служащих работает в администрации, другой 35-40 %% в области обслуживания(службы) (транспорт(транспортировка), дренаж, обслуживание). Эти LAUBAG Служащим сообщают - не только их предпринимателем, но также Государством И Федеральные правительства - это теперь, когда LAUBAG и VEAG (силовая установка Оператор) был приобретен HEW/VATTENFALL, их работы будут безопасны. Как Если HEW/VATTENFALL не продолжил бы освобождение от иррациональности! Истина Сущность - то, что шахтеры и рабочие электростанции последовательно Обманываясь Государственным Правительством, их предпринимателями и, не меньше всего(наименее), их собственный Горная промышленность представителей профсоюза. Немного больше чем 3,000 людей в настоящее время(постоянно) (2001) Используясь LAUBAG в Brandenburg (в Lausitz в целом число(фигура) Вокруг 5,000). 2006 число(фигура) Brandenburg будет возможно не больше, чем 1,500.
  
  Planning procedures for lignite strip-mining are carried out on two levels: the mining company submits outline mining plans (RahmenbetriebsplДne) foreach mine to the State Mining Office (Oberbergamt), which has to approve them within the terms of the Federal Mining Act (Bundesberggesetz). Bearing in mind that the Oberbergamt is subordinate to the State Ministry of Economics, it is not surprising that it effectively colludes with the mining company. This circum-stance is regularly reflected in the public statements of its officials.
  
  Планирование процедур для lignite добывающий полоса проведено на двух уровнях: Добывающая компания подчиняется иерархическую структуру(контур), добывающую планы (Rahmenbetriebspl Д ne) для Каждый источник к Государственной Горной промышленности Офиса (Oberbergamt), который должен одобрить Их в терминах Федерального Действия Горной промышленности (Bundesberggesetz). Отношение В памяти то, что Oberbergamt - подчиняют(подчиненный) к Государственному Министерству Экономика, это не удивляет что это эффективно colludes с горной промышленностью Компания. Это обстоятельство регулярно отражено в публичных заявлениях Из должностных лиц.
  
  The second planning level concerns the integration of mining company plans into the State Government's regional planning. The appropriate authority in Brandenburg rests with the Environment Ministry, which oversees the activities of the responsible Lignite Committee (Braunkohlenausschuss), a regional, indirectly-elected body responsible for drawing up a lignite plan for each mining site.
  
  Второй уровень планирования касается интеграцию добывающих планов компании В Региональное Планирование Государство Правительства. Соответствующая власть(полномочие) в Brandenburg отдыхает с Министерством по вопросам окружающей среды, которое наблюдает Действия ответственного Lignite Комитета (Braunkohlenausschuss), a Региональный, косвенно избранный орган, ответственный за составление плана lignite Для каждого участка горной промышленности.
  
  In 1994, Horno filed its first court suit against LAUBAG's outline mining plan for the JДnschwalde mine, which had been approved in 1993. In a scandalous disregard for the Federal Constitution, which guarantees the right to be heard at court, the Horno suit was ignored - also because of its political implications! - by the Administrative Court (Verwaltungsgericht) in Cottbus for five years, being finally heard, and dismissed, at the end of 1998.
  
  В 1994, Horno зарегистрировал первый иск(тяжбу) суда против горной промышленности иерархической структуры(контура) LAUBAG's План J Д nschwalde источник, который был одобрен в 1993. В a Скандальное игнорирование Федеральной Конституции, которая гарантирует Право, которое нужно заслушать в суде, иск(тяжба) Horno игнорировалось - также из-за Политические импликации! - Административным Судом (Verwaltungsgericht) В Cottbus в течение пяти лет, в заключение заслушанный, и уволенный(отклоненный), в конце 1998.
  
  Horno also filed suit in 1994 with the Brandenburg State Constitutional Court against the lignite plan for the JДnschwalde mine, which had been passed by the State Government in the previous year. In June 1995, the Constitutional Court declared the lignite plan to be unconstitutional and thus null and void, because the plan foresaw the dissolution of the Horno municipality. For such an act to be executed against the express will of the village inhabitants, the State Constitution required a specific law to be passed by the Landtag, that in fact did not exist. This was Horno's first major success in its fight to save the community.
  
  Horno также зарегистрированный иск(тяжба) в 1994 с Brandenburg Заявляет Конституциональный Суд против lignite планирует J Д nschwalde источник, который Проходясь Государственным Правительством в предыдущем году. В июне 1995, Конституциональный Суд объявил, что lignite планируют быть неконституционным и Таким образом не имеющий законной силы, потому что план предвидел роспуск Horno Муниципалитет. Для такого действия, которое будет выполнено против экспресса будет Жители деревни, Государственная Конституция требовали, чтобы определенный закон был Проходясь Landtag, это фактически не существовало. Это было Horno's первое Главный успех в борьбе, чтобы сохранить объединение.
  
  Two years later, in June 1997, the Brandenburg Parliament passed the so-called "Horno Law", which robbed Horno of its municipal status and incorporated it into the neighbouring community of JДnschwalde. Up to this point, the Horno village council had steadfastly refused all demands to discuss resettlement, maintaining that the destruction of Horno was economically unnecessary, environmentally harmful and socially disruptive. This policy had proven most helpful to the Horno cause. But the "Horno Law" now forced Horno to give up its total refusal to talk, simply because the "Horno Law" not only dissolved the municipality, it also laid down a relocation site for "New Horno".
  
  Двумя годами позже, в июне 1997, Brandenburg Проходимый парламент Так называемый " Horno Закон ", который ограбил Horno муниципального состояния и Включаясь это в смежное объединение J Д nschwalde. До этот Пункт(точка), Horno совет деревни имел steadfastly, отказался от всех требований(спроса) к Обсудите переселение, сохраняя, что разрушение Horno Экономно ненужный, environmentally вредный и социально сбойный. Эта политика(полис) доказала наиболее полезный для причины Horno. Но " Horno Закон " Теперь принудительный Horno, чтобы уступить общему отказу, чтобы говорить, просто, потому что " Horno Закон " не только аннулировал муниципалитет, это также установило a Участок настройки для " Новый Horno ".
  
  The new site was just a few hundred metres from the JДnschwalde power plant, and would have become mandatory were Horno not to choose an alternative site. In a remarkable demonstration of discipline and leadership the Horno representatives - led by the indefatigable Bernd Siegert, who, with the overwhelming support of the villagers, has spearheaded the campaign to save Horno since 1990 - painstakingly carried out a number of polls of village opinion on the resettle-ment issue.
  
  Новый участок был только несколько сотен метров Из J Д nschwalde электростанция, и стал бы обязательным, были Horno Не выбирать альтернативный участок. На замечательной демонстрации Дисциплина и лидерство Horno представители - во главе с Неутомимый Bernd Siegert, кто, с подавляющом поддерживают Сельские жители, возглавили кампанию, чтобы сохранить Horno начиная с 1990 - Кропотливо проведенный ряд чисел голосов мнения деревни относительно Выпуск переселения.
  
  The government poll, laid down in the "Horno Law", was first boycotted; but with a view to keeping the community together, 60 per cent of the Horno people ultimately voted for a site 18 km south, near the town of Forst, as a "backup site", should resettlement prove to be inevitable. A number of people did not want to relocate to Forst under any circumstances and instead chose the nearby town of Peitz for their enforced relocation. The LAUBAG Company, which for years had sought by all manner of means to split the Horno community and destroy the solidarity and resistance of the population, seized upon this opportunity to put pressure on those families not desiring to relocate to Forst, to sell out.
  
  Правительственное число голосов, установленное в " Horno Закон ", Сначала бойкотированный; но с целью к хранению объединения вместе, 60 за Цент Horno людей, в конечном счете утвержденных за участок юг 18 км, близко Город Forst, как " участок дублиррования ", должен переселение, доказывается, Неизбежный. Ряд людей не хотел перемещать к Forst под любым Обстоятельства и взамен выбирать близлежащий город Peitz для их предписанный Настройка. LAUBAG Компания, из которой в течение лет разыскал всем способом Означает раскалывать Horno объединение и уничтожать солидарность и сопротивление Из населения, ухватился эта возможность оказать давление на те Семейства, не желающие перемещать к Forst, к распродаже.
  
  In the meantime, Horno had again filed suit with the State Constitutional Court against the Brandenburg Government's "Horno Law". Furthermore, one of the political parties in the Brandenburg Landtag - the democratic socialists PDS, of whom a majority had rejected the "Horno Law" - also filed suit before the State Constitutional Court, claiming that the new law violated Article 25 of the Brandenburg Constitution ("Rights of the Sorbs"). The central argument on the Government's part was, as already mentioned, that the Brandenburg Constitution protected the Sorb settlement area but not the settlements themselves, and that the "rights of the Sorbs" were not subjective, basic rights but rather objective constitutional aims, such as "the right to work".
  
  Тем временем, Horno снова зарегистрировал иск(тяжбу) с Государством(состоянием) Конституциональный Суд против Brandenburg Правительства " Horno Закон ". Кроме того, один из Политические стороны в Brandenburg Landtag - демократические социалисты СИСТЕМА РАЗРАБОТКИ ПРОГРАММ, того, кого большинство отвергнуло " Horno Закон " - также зарегистрированный иск(тяжба) Перед Государственным Конституциональным Судом, требуя, что новый нарушенный закон статья 25 из Brandenburg Конституции (" Права ЛУЖИЧАН "). Центральный аргумент на Части Правительства был, как уже упомянуто, это Brandenburg Конституция защитила область проживания лужицких сербов, но не Урегулирования непосредственно, и что " права лужичан " нет Субъективные, основные права но довольно объективные конституциональные цели, типа " Право работать ".
  
  Not only did the Constitutional Court have to decide the issue of Article 25; there was a clear constitutional requirement concerning the parliamentary passage of legislation. In short, the Court had to be convinced that during the legislative process all arguments pro and contra the proposed bill had been accounted for and "weighed up" fairly. This constitutional requirement, a central pillar of parliamentary democracy, gave Horno supporters considerable cause for optimism, since the entire legislative process had been little more than a farce. Перед счетом(законопроектом) Horno
  
  Не только Конституциональный Суд должен реш& выпуск статьи 25; имелось ясное конституциональное требование относительно Парламентский проход законодательства. Короче говоря, Суд был должен Убеждаясь, что в течение законодательного процесса весь специалист аргументов и мятежник Предложенный счет(законопроект) был представлен(объяснен) и "взвешен" довольно. Это Конституциональное требование, центральная колонка штатива парламентской демократии, Дал Horno сторонникам значительную причину для оптимизма, начиная с целого Законодательный процесс был немного больше чем фарс.
  
  Before the Horno bill had even been brought before parliament, two of the political parties - the governing Social Democrats (SPD) and the Christian Democrats (CDU), who together commanded a large parliamentary majority - had publicly declared that they would vote in favour of the "Horno Law". In effect, the legislative process was a mere formality, numerous hearings conducted just for the record, the result a forgone conclusion. Such a procedure constituted a flagrant violation of the constitution. The Constitutional Court judges could not fail to gather what was going on.
  
  Перед счетом(законопроектом) Horno Даже был принесен перед парламентом, две из политических сторон - Управление Социальными Демократами (SPD) и Христианскими Демократами (CDU), кто Вместе управляемый большое парламентское большинство - публично объявило То, что они утвердили бы в пользе " Horno Закон ". Фактически, Законодательный процесс был простая формальность, многочисленные слушания, проводимые только Для отчета, результат воздержанный вывод. Такая процедура Составляясь скандальное нарушение конституции. Конституциональный Судьи Суда не могли бы недоставать накапливать, что происходило.
  
  Towards the end of the legislative process, a major scandal erupted involving the SPD parliamentary leadership, which, in open contempt of parliamentary procedures, was determined to prevent any development that might hinder passage of the Horno bill. The parliamentary Environment Committee had the task of supervising passage of the Horno legislation through parliament; in particular, at the end of the legislative process, before the final vote in parliament, it had to draw all the strands of parliamentary inquiry together and make a recommendation to the Landtag.
  
  К концу законодательного процесса, главный скандал прорвался Вовлечение SPD парламентского лидерства, который, в открытом презрении Парламентские процедуры, были определены, чтобы предотвратить любое развитие тот Мог бы препятствовать проходу счета(законопроекта) Horno. Парламентская Окружающая среда(окружение) Комитет имел задачу контролирующегося прохода Horno законодательства Через парламент; в частности в конце законодательного процесса, Перед заключительным голосом в парламенте, это было должно тянуть(рисовать) все берега Парламентский запрос вместе и делает рекомендацию Landtag.
  
  Shortly before the Environment Committee was to vote on its recommendation, the SPD leadership got wind of the fact that a majority of Committee members would vote against the Horno bill, and that the Committee would therefore recommend to Parliament that the bill be rejected. The result was, that the day before the key Committee meeting the SPD withdrew those of its Committee members, who intended to vote against the bill and replaced them with "yes"-men. The SPD leadership had actually requested CDU leaders to do likewise, but the CDU leadership had rejected this out of hand. The following day the Committee then decided by a majority of six to four votes to recommend the acceptance of the Horno bill. This scandal of the manipulation of the Environment Committee was carried and criticized by all newspapers, and could not escape the notice of the judges of the Constitutional Court.
  
  Вскоре прежде, чем Комитет Окружающей среды(окружения) должен был голосовать по рекомендации, SPD лидерство полученный оборот факта, что большинство элементов Комитета Утвердил бы против счета(законопроекта) Horno, и что Комитет будет следовательно Рекомендуйте к Парламенту, что счет(законопроект) отвергается. Результат был, что День перед ключевым Комитетом, выполняющим SPD убрал таковые Комитета Элементы, кто намеревались голосовать против счета(законопроекта) и заменили их с "Да" -люди. SPD лидерство фактически запросило CDU лидеров делать Аналогично, но CDU лидерство отвергнуло это вне руки. Следование дня Комитет, затем решительный большинством шесть к четырем голосам Рекомендовать принятие счета(законопроекта) Horno. Этот скандал Обработку Комитета Окружающей среды(окружения) носили и критиковался все Газеты, и могли бы не выделение уведомление о судьях Конституциональный Суд.
  
  During the year between the passing of the "Horno Law" and the hearing of the PDS case by the State Constitutional Court, political pressure on the Court increased. The mafia-like alliance of compromised State politicians, an unscrupulous mining industry that had a hundred years of experience in West Germany of neutralizing and utilizing politicians, and a mining trade union that had traditionally worked hand-in-hand with mining industry bosses, seized every opportunity to insinuate that the future not only of the mining industry, but also of the Lausitz region, and even of Brandenburg itself, depended on the destruc-tion of Horno.
  
  В течение года между прохождением " Horno Закон " и слушание Случай СИСТЕМЫ РАЗРАБОТКИ ПРОГРАММ Государственным Конституциональным Судом, политическое давление на Суд увеличился. Мафия-подобный союз скомпрометированных Государственных политических деятелей, Беспрецедентная горнодобывающая промышленность, которая имела сотню лет опыта в Западная Германия нейтрализации и использования политических деятелей, и добывающей торговли Сращение, которое традиционно работало hand-in-hand с горнодобывающей промышленностью Бугорки, захваченные каждая возможность инсинуировать это будущее не только Горнодобывающая промышленность, но также Лужицкий край, и даже Brandenburg Непосредственно, зависел от разрушения Horno.
  
  The Brandenburg Prime Minister, Dr. Manfred Stolpe - who had reneged on his 1992 promise to the people of Horno, that he would not act against their wishes - was particularly adept at cultivating feelings of dependence, at "pocketing" and manipulating those who found themselves within his sphere of influence or who sought his confidence. This talent he had acquired in former GDR times, when over a period of many years he shuttled back and forth between the Protestant Church, which he served as President of the Consistory, and the Ministry for State Security (the "Stasi") for whom he was a trusted and highly-valuable informant; and not only the President of the State Constitutional Court, Dr. Peter Macke, was under the "Stolpe spell".
  
  Brandenburg Премьер-министр, Доктор Manfred Stolpe - кто изменил своему слову на его 1992 обещают людям Horno, что он не действовал бы против их Желания - были особенно адепт при культивировании чувств зависимости, в "Присвоение" и управление те, кто оказываются внутри его сферы Влияние или кто разыскивал его секретность(доверие). Эта способность он приобрела в Модель ГДР времена, когда в течение периода многих лет он shuttled поддерживают и Дальше между Протестантской Церковью, которую он служил как Президент Consistory, и Министерство Государственной Безопасности(акции) ("Stasi") для кого он Был доверенный и высоко - ценный осведомитель; и не только Президент Государственный Конституциональный Суд, Доктор Peter Macke, был под " Stolpe Период ".
  
  The Constitutional Court convened on March 19th, 1998 for the public hearing of the PDS suit against the "Horno Law". Over breakfast that morning the judges were able to read newspaper reports on a demonstration held the previous day in JДnschwalde, a "human chain" from LAUBAG divisional headquarters to the power station: "5,000 miners - shoulder to shoulder" (Lausitzer Rundschau) . "demonstrating for their jobs and the destruction of Horno" (Berliner Morgenpost).
  
  Конституциональный Суд, созванный 19-ого марта, 1998 для общественного слушания Из СИСТЕМЫ РАЗРАБОТКИ ПРОГРАММ удовлетворяют против " Horno Закон ". По завтраку то утро Судьи были способны читать газетные доклады относительно демонстрации, задержанной Предыдущий день в J Д nschwalde, " человеческая цепь " из LAUBAG дробный Штаб-квартира к электростанции: " 5,000 шахтеров - плечо к плечу " ( Lausitzer Rundschau). " Демонстрирующий для их работ и разрушения Из Horno " (Berliner Morgenpost).
  
  At the beginning of the hearing a change in procedure was immediately apparent. The judge who had been chosen by the Court to formally prepare its opinion, and who would normally present the facts of the case at the commence-ment of proceedings, remained silent. In his place, the court president, Dr. Macke, presented the case. It was an ominous foreboding. The judge in question, the internationally renowned jurist, Professor Dr. Karl-Heinz SchЖneburg, was the only one of the nine judges who was unquestionably qualified to illuminate the intention of the founding fathers of the Brandenburg Constitution, because he had been one of them! When the Court's judgement was then later released, it was painfully evident that SchЖneburg's unique insights into the history and substance of Article 25 of the Constitution had been completely disregarded.
  
  В начале слушания изменение(замена) в процедуре немедленно Очевидный. Судья, кто был выбран Судом, чтобы формально готовиться Мнение, и кто обычно представил бы факты случая в Начало трудов, осталось тихим. В его месте, суд Президент, Доктор Macke, обеспеченный случай. Это было зловещее предчувствие. Рассматривающийся судья, всемирно известный юрист, профессор Dr. Karl-Heinz Sch-neburg, был единственный из девяти судей, кто Бесспорно квалифицированный, чтобы осветить намерение отцов основания Из Brandenburg Конституции, потому что он был один из них! Когда Приговор(оценка) Суда был затем позже выпущенный, это было глубоко очевидно это Уникальные проникновения Sch-neburg's в историю и вещество статьи 25 из Конституция полностью игнорировалась.
  
  The Court had earlier announced its intention of hearing not only the PDS suit, but also concurrently the complaints filed by Horno and the DOMOWINA (Association of Lausitz Sorbs). Only on March 19th, however, did it become apparent that the court intended to rule on the question of Sorb constitutional rights without hearing the Sorbs themselves. The DOMOWINA had not been invited to attend the hearing. At the end of the day's proceedings the court President announced that the court's decision would be made known on May 14th. Following the hearing, however, lawyers representing the DOMOWINA strenuously protested to the court that the Sorbs had not been given an opportunity to present their case. As a result, a second public hearing was set for June 18th.
  
  Суд ранее объявил намерение слушания не только СИСТЕМА РАЗРАБОТКИ ПРОГРАММ Иск(тяжба), но также одновременно жалобы, зарегистрированные Horno и DOMOWINA ( Союз Лужицких Сербов). Только 19-ого марта, однако, делал это, стал Очевидно, которым суд намеревался управлить на вопросе Лужицских сербов Конституциональные права без того, чтобы слышать(слушать) непосредственно. DOMOWINA Не приглашенный, чтобы посетить слушание. В конце дня труды Президент суда объявил, что решение суда будет сделано известным 14-ого мая. Следование слушания, однако, адвокаты, представляющие DOMOWINA напряженно возразил к суду, что ЛУЖИЧАНЕ не Даваясь возможность представлять их случай. В результате, вторая общественность Слушание было урегулировано на 18-ое июня.
  
  When the Court reconvened on June 18th, 1998 for the purpose of hearing representations from the Sorbs, its 130-page judgement had already been written. Ten hours of futile discussion ensued, in the course of which a representative of the State government announced to the court - waving a paper in his hand - that the previous day an agreement had been initialled by representatives of LAUBAG and VEAG on the one side and the State government on the other, "guaranteeing 4,000 long-term jobs at the JДnschwalde complex - 2,500 at the JДnschwalde and Cottbus-North mining sites and 1,500 at the JДnschwalde power station". It was the government's trump card, but Dr. Norbert Kirch, from the Ministry of Economics, who played it, lied! An agreement - legally-non-binding and therefore worthless, as it turned out - had indeed been signed the previous day, but VEAG had not been a party to it! In fact, just a week earlier one of VEAG's directors, Dr. Dubslaff, had announced during a works meeting at the JДnschwalde power station, that in the long run only two-and-a-half times as many people would be employed at JДnschwalde as at the new power station at Schwarze Pumpe - where just 300 people were on the payroll!
  
  Когда Суд возобновил работу 18-ого июня, 1998 с целью слушания Представления от Лужицких Сербов, приговор(оценка) с 130 страницами уже Письменным. Десять часов работы бесполезного обсуждения последовали, в ходе который a Представитель Государственного правительства, объявленного суду - waving a Документ в его руке - что в предыдущий день соглашение, подписал Представителями LAUBAG и VEAG с одной стороны и Государства(состояния) Правительство на другой, " гарантия 4,000 долгосрочных работ в J Д nschwalde комплекс - 2,500 в J Д nschwalde и Cottbus-севере горной промышленности Участки и 1,500 в J Д nschwalde электростанция ". Это было правительства Карта козыря, но Доктор Norbert Kirch, из Министерства Экономики, кто Играясь это, лгало! Соглашение - legally-non-binding и следовательно ничего не стоящий, Поскольку это оказалось - действительно был подписан в предыдущий день, но VEAG не Сторона к этому! Фактически, только неделей ранее один из директоров VEAG's, Доктор Dubslaff, объявил в течение, работает, выполняя в J Д nschwalde власть(мощность) Место, это в конечном счете только two-and-a-half времена так много людей было бы Быть используйте в J Д nschwalde как в новой электростанции в Schwarze Pumpe - Где только 300 людей были на платежной ведомости!
  
  In the early evening the Court announced its majority (7 to 2) verdict: The "Horno Law" did not violate the Brandenburg Constitution! Professor SchЖneburg, in his minority opinion, described the court's decision as being "in violation of the Constitution". His voice trembling with emotion, he went on to say, that apart from himself, four other members of the Constitutional Committee that had formulated the Brandenburg Constitution were present in court that day, and that all shared with him the conviction that Article 25 of the Constitution was expressly intended to prevent the further destruction of Sorb villages.
  
  В раннем вечере Суд объявил большинство (7 к 2) приговор: " Horno Закон " не нарушал Brandenburg Конституцию! Профессор Sch-neburg, по его мнению меньшинства, описанному решение суда как являющийся " В нарушении Конституции ". Его голос, дрожащий с эмоцией, он Продолжил говорить, что кроме себя, четыре других элемента Законодательный комитет, который сформулировал Brandenburg Конституцию Были представлены в суде тот день, и что весь общедоступнный с ним осуждение То статья 25 из Конституции было специально предназначено, чтобы предотвратить Дальнейшее разрушение деревень славян - лужичан.
  
  Some time later one of the judges, Dr. Wolfgang Knippel, Vice-President of the State Constitutional Court, said of the Court's scandalous decision: "The important thing is that parliament remains capable of reaching decisions" ("Das Wichtigste ist, dass die Politik entscheidungsfДhig bleibt")! An incredibly comment - with which Knippel in effect disqualified himself from office - bearing in mind that the Constitutional Court had been called upon to rule on nothing less than the constitutional rights of the Sorb minority; its implication, of course, was that nothing in the Brandenburg Constitution was sacred, the Constitution being subordinate to political expediency.
  
  Некоторое время позже один из судей, Доктор Wolfgang Knippel, вице-президент Государственный Конституциональный Суд, сказанный(упомянутый) из Скандального решения Суда: " Важный предмет - тот парламент, остается способным к достижению Решения "(" Das Wichtigste ist, dass умирают Politik entscheidungsf Д hig Bleibt ")! Невероятно комментарий - с который Knippel, фактически дисквалифицированный Непосредственно из офиса - имеющий в виду, что Конституциональный Суд Призываясь, чтобы управлить на ничем меньше чем конституциональные права славянского национального меньшинства ЛУЖИЧАН; импликация, конечно, не была то, что ничто в Brandenburg Конституция был священный, Конституция, являющаяся подчиняет(подчиненный) к Политическая целесообразность.
  
  People who are well acquainted with the President of the Constitutional Court, have remarked to the author of this Paper, that deep down he is torn apart ("innerlich zerrissen") by the Court's decision. Rightly so! The President knows very well for what he and his colleagues are responsible: The Brandenburg legislature was white-washed, the Sorbs were betrayed and their constitutional rights trampled under-foot, and the people of Horno were left to their fate!
  
  Люди, кто хорошо ознакомлены с Президентом Конституциональных Суд, отметили автору этого Документа, это глубоко он порванный На расстоянии (" innerlich zerrissen ") Решением Суда. Справедливо так! Президент знает очень хорошо для того, что он и его коллеги является ответственным: Brandenburg законодательный орган был белое вымыт, Лужичане были преданы и Их конституциональные права, растоптанные ногами, и люди Horno Были оставлены к их исходу!
  
  A revealing light was thrown on this infamous judgement by a decision of the Constitutional Court of the State of Saxony from July 2000 in a similar case: The village of Heuersdorf, near Leipzig, had, like Horno, fought for many years against devastation and enforced resettlement in the interest of lignite mining. In March 1998, the Saxony Landtag passed the so-called "Heuersdorf Law", which robbed the community of its municipal independence and incorporated the 270 inhabitants into the town of Regis-Breitingen. Heuersdorf filed a complaint against the new law with the Saxony Constitutional Court, which in July 2000 declared the "Heuersdorf Law" to be incompatible with the State Constitution, and thus null and void, necessitating the reinstatement of Heuersdorf's municipal independence. Of particular interest from the Horno point of view was the Court's reasoning for throwing out the "Heuersdorf Law":
  
  Свет раскрытия был брошен на этом позорном приговоре(оценке) решением Конституциональный Суд Штата Саксония с июля 2000 в подобном Случай: деревня Heuersdorf, близкого Лейпцига, имела, подобно Horno, боролся для Много лет против девастации и предписанного переселения в интересе Lignite горная промышленность. В марте 1998, Saxony Landtag проходимый так называемый " Heuersdorf Закон ", который ограбил объединение муниципальной независимости И включенный 270 жителей в город Regis-Breitingen. Heuersdorf зарегистрировал жалобу против нового закона с Саксонского Конституциональный Суд, которым в июле 2000 объявил " Heuersdorf Закон " чтобы быть Несовместимый с Государственной Конституцией, и таким образом не имеющий законной силы, Потребность возвращения прежнего права муниципальной независимости Heuersdorf's. Частный интерес с Horno точки зрения был Рассуждение Суда Для отказа от " Heuersdorf Закон ":
  
  The court explicitly criticized the bill that the government had put before the Landtag, which had "insufficiently taken account of changes made possible by the liberalization of the European electricity market, which had been evident at the time the bill was passed." The government's bill had been based in part "on the model of a closed utility market", a basic assumption that was "untenable". Increased electricity consumption in eastern Germany as a consequence of forecast economic growth - itself a matter of dispute between economists during the legislative process - "would not necessarily result in an increase in sales of VEAG electricity". What was missing in the government's bill - "an indispen-sable link" - was the prognosis that would justify the devastation of Heuersdorf. Not only had the consequences of the liberalization of the European electricity market been inadequately weighed up during the legislative process, but also the "uncertain chances of success regarding the introduction of an amendment to the Energy Economy Act, providing for the protection of lignite production and lignite-based electricity generation".
  
  Суд явно критиковал законопроект, прежде котор& правительство поместило Landtag, который имел " недостаточно принятое сообщение о изменениях(заменах), сделанных Возможный либерализацией Европейского рынка электричества, который Очевидный во время законопроекта проходился. "законопроект правительства Основанный частично " на модели закрытого сервисного рынка ", основной Предположение, которое было "ненадежно". Увеличенное потребление электричества в Восточная Германия как следствие прогноза экономический рост - непосредственно a Сущность обсуждения между экономистами в течение законодательного процесса - " была бы Не обязательно приводят к увеличению в продаже VEAG электричества ". Что Отсутствовал в законопроекте правительства - " необходимая связь " - был Прогноз, который оправдал бы девастацию Heuersdorf. Не только имел Следствия либерализации Европейского электричества торгуют Неадекватно взвешенный в течение законодательного процесса, но также " Неопределенные возможности успеха, принимающего во внимание введение редакции к Действие Экономики(экономии) Энергии, предусматривая(обеспечивая) защиту lignite производства И lignite-основанное поколение электричества ".
  
  (Shortly after the Constitutional Court in Saxony had announced its decision, the State Government summoned representatives of leading economic institutes to Dresden, asking each of them to prepare an expert opinion confirming the economic necessity of destroying Heuersdorf. All institutes declined to do so!)
  
  ( Вскоре после того, как Конституциональный Суд в Саксонии объявил Решение, Государственное Правительство вызванные представители продвижения экономического Институты к Дрездену, спрашивая каждый из них, чтобы готовить опытное мнение Подтверждение экономической потребности в разрушении Heuersdorf. Все институты Отклоненным, чтобы делать так!)
  
  Faced, as it was, with the self-same arguments, the Brandenburg Constitutional Court could and should have declared the "Horno Law" to be unconstitutional, quite apart from the question of Sorb constitutional rights! Throughout the two-year legislative process the Government had repeatedly argued - in the face of contrary findings voiced by a number of renowned economic experts, they themselves supported by a minority of politicians from all parties - that the liberalization of the European electricity market would have no ill-effect on the market for lignite or electricity generated from lignite, and that the above-mentioned amendment to the Energy Economy Act would produce the desired result, namely the protection of the lignite market - which, in the course of events, it did not!
  
  Стоял, как это было, с теми же самыми аргументами, Brandenburg Конституциональный Суд мог бы и должен объяв& " Horno Закон " чтобы быть Неконституционный, совершенно кроме вопроса лужицких сербов конституциональный Права! В течение двух-летнего законодательного процесса Правительство Неоднократно обсуждаемый - перед лицом противоположных результатов voiced рядом Известные экономические эксперты, они непосредственно поддерживаемый меньшинством Политические деятели из всех сторон - что либерализация Европейских Рынок электричества не имел бы никакого побочного действия на рынке для lignite или Электричество, сгенерированное из lignite, и что вышеупомянутая редакция К Действию Экономики(экономии) Энергии произвел бы желательный результат, а именно Защита рынка lignite - который, в ходе результатов, это Нет!
  
  The Government routinely rejected all expert opinion that would defeat its main purpose, namely the dissolution and devastation of Horno. The Government based its whole argumentation on the opinion of a single economic institute, which had been retained to provide the accommodating argumentation that the government required to achieve passage of the Horno bill. When Horno subsequently put the same arguments before the judges of the Constitutional Court, the majority of them likewise turned a deaf ear to any reasoning that weakened the Government's case.
  
  Правительство обычно отвергало все опытное мнение, которое нанесет поражение Главная цель, а именно роспуск и девастация Horno. Правительство базировало целое argumentation на мнении относительно единственного(отдельного) экономического Институт, который был сохранен, чтобы обеспечить размещение Argumentation, что правительство, требуемое, чтобы достигнуть прохода Horno Счет(законопроект). Когда Horno впоследствии помещают те же самые аргументы перед судьями Конституциональный Суд, большинство их аналогично направлял глухое ухо к Любое рассуждение, которое ослабило Случай Правительства.
  
  The Brandenburg Constitutional Court could and should have declared the "Horno Law" to be unconstitutional. There are two reasons, why it did not do so: Firstly, the political pressure in the conservative State of Saxony was less pernicious than in social-democratic Brandenburg. Secondly, the majority of the Brandenburg judges lacked moral and professional integrity! Brandenburg Конституциональный Суд мог бы и должен объяв&
  
  " Horno Закон " чтобы быть неконституционный. Имеются две причины, почему это не делал Так: Во-первых, политическое давление в консервативном Штате Saxony Менее пернициозный чем в социально - демократическом Brandenburg. Во-вторых, Большинство судей Brandenburg испытывало недостаток вероятной и профессиональной целостности!
  
  In December 1998, thirteen Horno citizens, together with the DOMOWINA, the Association of Lausitz Sorbs, filed suit at the European Court of Justice for Human Rights against the German Federal Government, claiming violation of their rights under the European Convention on Human Rights. They maintained that there was no justification for the infringement of these rights, in particular not on grounds concerning the public good, because there was no urgent necessity for either the mining of lignite under Horno or the production of electricity in the JДnschwalde power plant, that would legitimise the destruction of their home village of Horno. Furthermore, the supply of electricity was assured and jobs not endangered by bypassing Horno.
  
  В декабре 1998, тринадцать Horno граждане, вместе с DOMOWINA, Союз Лужицких Сербов, зарегистрированный иск(тяжба) в Европейском Суде Для Прав человека против Немецкого Федерального правительства, требуя нарушения Из их прав согласно Европейскому Соглашению по Правам человека. Они Сохраняясь, что не имелось никакого выравнивания для нарушения эти Права, в частном не на основаниях относительно хорошей общественности, потому что Не имелось никакой срочной потребности или для горной промышленности lignite под Horno Или производство электричества в J Д nschwalde электростанция, которая была бы Legitimise разрушение их домашней деревни Horno. Кроме того, Обеспечение электричества было уверено и работы, не подвергнутые опасности обходом Horno.
  
  In May 2000 the European Court rejected the Horno suit. The Court confirmed a serious encroachment on the rights of the Horno people, but denied a violation of their human rights, because the Federal Government justified the devastation of Horno as being necessary to protect the well-being of the State of Brandenburg. The Court also judged the encroachment on the human rights of the Horno people to be reasonable, because they had been offered resettlement as a community just 20 kilometres away. So far as the property rights of the Horno people were concerned, the Court referred to legal processes before German courts, concerning expropriation, which were not yet exhausted.
  
  В Май 2000 Европейский Суд, чтобы отвергает иск(тяжбу) Horno. Подтвержденный суд Серьезное нарушения национальных прав славян Horno людей, но отклоненный a Нарушение их прав человека, потому что Оправданное федеральное правительство Девастация Horno как быть необходимый защищать благосостояние Штат Brandenburg. Суд также судил нарушения прав человека Horno славянских людей, чтобы быть приемлемый, потому что они, предложили Переселение как объединение только 20 kilometres далеко. Насколько собственность Права Horno людей были затронуты, Упоминаемый суд юридические(законные) Процессы перед Немецкими судами, относительно конфискации, которые еще не Исчерпанный.
  
  The Strasburg decision was a bitter blow for the people of Horno, especially because the Federal Government's response to the Horno suit had done nothing less than condone the Brandenburg Government's entire handling of the Horno dispute. So far as the property rights of the villagers were concerned, the Court's reasoning took no account of a key tactic on the part of both LAUBAG and the State Government, namely to force through the resettlement of Horno before the residents could fight against expropriation in the Courts (this would be the essence of a later suit filed at both the State and Federal Constitutional Court - see below).
  
  Strasburg решение было ожесточенный удар для людей Horno, Особенно, потому что Реакция Федерального правительства к иску(тяжбе) Horno Сделався ничто меньше чем не мирятся целое Обращение Brandenburg Правительства Из обсуждения Horno. Насколько права собственности сельских жителей Затронутый, Рассуждение Суда не брало(принимало) никакое сообщение о ключевой тактике на части И из LAUBAG и Государственного Правительства, а именно, чтобы вынудить через Переселение Horno перед резидентами могло бы бороться против конфискации В Судах (это было бы эссенция более позднего иска(тяжбы), зарегистрированного в, и Государственный и Федеральный Конституциональный Суд - видит ниже).
  
  Three months after the Constitutional Court decision from June 1998 the Brandenburg Government, as expected, passed a new lignite plan for the JДnschwalde mine. This time, in order to illustrate that it was not only Horno that had a vital interest in halting the JДnschwalde mine, it was the village of Grieъen (Sorb: Gres na), 2 km to the north of Horno, which filed suit with the State Constitutional Court.
  
  Тремя месяцами после Конституционального решения Суда с июня 1998 Brandenburg Правительство, как ожидается, проходимый новый lignite планируют J Д nschwalde источник. Это время, чтобы пояснять это это не только Horno, который имел жизненный интерес(процент) в останове J Д nschwalde источником, это было Деревня Grieъen (Лужичан: Gres na), 2 км на север Horno, который зарегистрированный Иск(тяжба) с Государственным Конституциональным Судом.
  
  The threat to Grieъen posed by the JДnschwalde mine is in a way even greater than that for Horno; for it is planned to narrowly bypass Grieъen with the strip-mine, with the effect that the village with its two-hundred inhabitants will be forced to live in a narrow corridor between the strip-mine to the west and the River Neiъe and Poland to the east. The JДnschwalde lignite plan is Grieъen's death certificate. If the mine proceeds over the Horno Hill, Grieъen will whither away, its inhabitants forced to leave their homes without any form of compensation, and without even the "opportunity" of resettlement. This was the basis of the Grieъen lawsuit, but it was also claimed that the State Government's Lignite Committee was not democratically empowered, the Government having usurped the power of Parliament.
  
  Угроза к Grieъen, расположенному J Д nschwalde источник находится в способе даже больше чем это для Horno; для этого Планируясь, чтобы узко обойти Grieъen с источником полосы, с результатом(воздействием) это Деревня с жителями с двумя сотнями будет вынуждена жить в a Узкий коридор между источником полосы на запад и Реку Neiъe и Польша на восток. J Д nschwalde lignite план - смерть Grieъen's Свидетельство. Если доходы источника по Horno Хиллу, Grieъen будут whither Далеко, жители вынудили, чтобы оставить их дома без любой формы Компенсация, и без даже "возможность" переселения. Это Основа Grieъen иска, но этого также требовалась что Государство(состояние) Lignite Комитет Правительства демократически не был уполномочен, Правительство, узурпировавшее власть(мощность) Парламента.
  
  In June 2000, the State Constitutional Court granted the Grieъen claim and declared the second JДnschwalde lignite plan to be unconstitutional and thus null and void, on the grounds that the Lignite Committee was inadequately democratically legitimized. But the Court failed to rule on the vital question of whether the lignite plan infringed Grieъen's constitutionally guaranteed right of self-determination.
  
  В июне 2000, Государственный Конституциональный Суд предоставил требование Grieъen и Объявляясь второй J Д nschwalde lignite планируют быть неконституционным и таким образом Не имеющий законной силы, на том основании, что Lignite Комитет неадекватно Демократически узаконенный. Но Суд недоставал управлять на жизненном Вопрос того, планируют ли lignite нарушенный Grieъen's конституционно Гарантированное право решительности.
  
  As a result of this latest ruling, in the absence of a legally-binding lignite plan for the JДnschwalde mine, there is no legal basis for either the resettlement of Horno or the effective isolation and slow death of Grieъen. It is the Horno viewpoint, that without a legally-binding lignite plan, which takes account of constitutional provisions concerning Sorb settlements and regulates the expulsion and resettlement of the people of Horno, LAUBAG's outline mining plan is without legal basis. The problem is, that the scandalously-long delays in dealing with cases before the Administrative Court - the Federal Constitutional Court in Karlsruhe has described such delays as unconstitutional, because the constitutionally guaranteed right access to court is violated - effectively deny the people of Horno the right of having this matter decided at the highest level, the Federal Administrative Court (Bundesverwaltungsgericht).
  
  В результате этот самый последний правящий, в отсутствии юридически-закрепления Lignite план J Д nschwalde источник, не имеется никакой юридической(законной) основы для также Переселение Horno или действенной(эффективной) изоляции и медленной смерти Grieъen. Это - Horno точка зрения, что без юридически-закрепления lignite План, который принимает во внимание конституциональных условий относительно области расселения лужицских сербов и регулируют изгнание и переселение людей Horno, иерархическая структура(контур) LAUBAG's, добывающая план - без юридической(законной) основы. Проблема, То, что scandalously-длинные задержки рассматривающихся случаев(ящиков) перед Административный Суд - Федеральный Конституциональный Суд в Karlsruhe Описываясь такие задержки как неконституционный, потому что конституционно Гарантированный правильный доступ к суду нарушен - эффективно отвергают(отрицают) людей Из Horno право наличия этой сущности, решительной на самом высоком уровне, Федеральный Административный Суд (Bundesverwaltungsgericht).
  
  The Administrative Courts bemoan their high workload and complain that they need more judges. This is undoubtedly true, but not the whole answer. When one considers that it took five years for the Administrative Court in Cottbus to hear Horno's suit against LAUBAG's outline mining plan, it is interesting to reflect upon the fact that after the CDU was fined 41 million DM by the President of the Federal Parliament (Bundestag) in 2000 because of illegal financial transactions, the appeal filed by the CDU with the Berlin Administrative Court was heard and decided within a couple of months!
  
  Административные Суды оплакивают их высокую рабочую нагрузку и жалуются что они Нуждайтесь в большем количестве судей. Это несомненно истинно, но не целый ответ. Когда Каждый полагает, что требуется пять лет для Административного Суда в Cottbus, чтобы слышать иск(тяжбу) Horno's против иерархической структуры(контура) LAUBAG's, добывающей план, это Интересный отражать на факт, что после того, как CDU был оштрафован 41 миллион DM Президентом Федерального Парламента (Bundestag) в 2000 из-за Запрещенные финансовые труды, обращение(апеляция), зарегистрированное CDU с Берлином Административный Суд заслушался и решен внутри пары месяцев!
  
  The Brandenburg Government, which has not only refused to appoint urgently-required additional judges, but even plans to reduce their number, is of course quite happy with the situation that its policies, such as in the case of Horno, cannot effectively be challenged at court. The President of the Brandenburg State Constitutional Court described the situation in an interview with the Berliner Zeitung on March 10th, 2001 as follows: "In no other Land in the new federal LДnder [formerly the GDR] is the judiciary treated so badly as in Brandenburg". The State of Brandenburg was "threatened with a judicial crisis".
  
  Brandenburg Правительство, которое не только отказалось назначать Срочно требуемые дополнительные судьи, но даже планируют приводить их номер, Является конечно совершенно счастливым с местоположением что политика, типа в Случай Horno, не может эффективно оспариваться в суде. Президент Из Brandenburg Заявляют, что конституциональный Суд описал местоположение в Интервью с Berliner Zeitung 10-ого марта, 2001 следующим образом: " В НЕТ Другая Земля в новом федеральном L Д nder [прежде ГДР] - судебное право Обращайтесь(лечите) так ужасно как в Brandenburg ". Штат Brandenburg " Находящийся под угрозой судебного кризиса ".
  
  In the meantime, the Brandenburg Government has been working for a year on new legislation to comply with the Constitutional Court's ruling, and sometime in 2001 a lignite plan for the JДnschwalde mine will be approved for the third time. Under the proposed new law, however, parliament would delegate the decision on whether or not the resettlement of villages is "unavoidable" to the government, in contravention of the established principle (in German: Wesentlichkeitsprinzip), that far-reaching political decisions have only to be taken by elected representatives. As soon as the government again passes the lignite plan, Grieъen will once more file suit at the State Constitutional Court, as will Horno as soon as the new law comes into force. For Horno, however, the situation is difficult, because it is dependent on the municipality of JДnschwalde, in which it is now incorporated, for support in filing suit, and in JДnschwalde both the State Government and LAUBAG exert considerably pressure to undermine support for Horno.
  
  Тем временем, Brandenburg Правительство работало в течение года на Новое законодательство, чтобы выполнить Конституциональный Суд, правящий, и Когда-нибудь в 2001 план lignite J Д nschwalde источник будет, одобрил В течение третьего времени. Согласно предложенному новому закону, однако, парламент был бы Делегируйте решение относительно того, , или нет переселение славянских деревень "Неизбежный" к правительству, в нарушение установленного Принцип (в Немце: Wesentlichkeitsprinzip), что далеко идущий политический Решения должны только быть приняты избранными представителями. Как только Правительство снова передает план lignite, Grieъen еще раз регистрирует иск(тяжбу) В Государственном Конституциональном Суде, как будет Horno как только новый закон Вступает в силу. Для Horno, однако, местоположение трудно, потому что это Зависит от муниципалитета J Д nschwalde, в котором это теперь Включенный, для поддерживают в регистрации иска(тяжбы), и в J Д nschwalde, и Государство(состояние) Правительство и LAUBAG проявляет значительно давление, чтобы подорвать, поддерживают для Horno.
  
  The situation in Horno in March 2001.
  Horno has a number of lawsuits pending. At the Administrative Court in Cottbus a resident is fighting the compulsory acquisition of his woodland by LAUBAG. And suits have also been filed by a number of residents at both the State and the Federal Constitutional Court. Horno.
  
  Местоположение в Horno в марте 2001.
  Horno имеет ряд задержки исков. В Административном Суде в Cottbus резидент борется обязательным приобретением его лесистой местности LAUBAG. И иски(тяжбы) также были зарегистрированы рядом резидентов в, и Государство(состояние) и Федеральный Конституциональный Суд.
  
  Since 1994, when suit was first filed with the Administrative Court in Cottbus against the Mining Office's approval of LAUBAG's outline mining plan, the Horno people have claimed violation of their property rights under the Federal Constitution. The Administrative Courts - that have a notorious reputation in Germany for their industry-friendly interpretation of federal mining law - have consistently refused to acknowledge that the outline mining plan impinges on the property rights of people threatened by the operation of the respective mine.
  
  Начиная с 1994, когда иск(тяжба) был сначала зарегистрирован с Административным Судом в Cottbus против утверждения(одобрения) Офиса Горной промышленности горной промышленности иерархической структуры(контура) LAUBAG's План, Horno люди потребовал нарушения их прав собственности под Федеральная Конституция. Административные Суды - которые имеют известным Репутация в Германии для их промышленное - дружественной интерпретации федеральных Горная промышленность закона - последовательно отказалась подтверждать что иерархическую структуру(контур) Горная промышленность плана посягает на права собственности людей, которым угрожает Действие соответственного источника.
  
  The courts have routinely adopted the expedient view, that approval of the outline mining plan does nothing more than confirm the proposed operation of the strip-mine within certain geographic parameters - in the case of Horno, the running of the Jдnschwalde mine over the Horno Hill with the resultant destruction of Horno - and does not entitle the mining company to destroy property in the path of the proposed mine, for example private property in Horno. This attitude circumvents the reality of the situation facing the people affected.
  
  Суды обычно принимали Целесообразный просмотр, то утверждение(одобрение) иерархической структуры(контура), добывающей план не делает ничего больше Чем подтверждают предложенное действие источника полосы внутри уверенного Географические параметры - в случае Horno, управление J Д nschwalde Источник по Horno Хиллу с разрушением результирующего вектора Horno - и Не обязывают добывающую компанию, чтобы уничтожить собственность в дорожке Предложенный источник, например частная собственность в Horno. Это отношение Расстраивает действительность фасетки местоположения, на которую люди воздействовали.
  
  The argument is, that it is not the outline mining plan that embodies the ultimate threat to private property - in Horno - but rather the subsequent technical plans to be submitted by LAUBAG, each covering a two-year period. Thus, it is only the LAUBAG technical plan for 2004/2005, detailing the destruction of property in Horno, which would open the way for legal redress against expropriation. Before then, the people of Horno have no way to initiate legal proceedings against expropriation; the first step lies with LAUBAG!
  
  Аргумент, что это - не иерархическая структура(контур), добывающая план, который воплощает Окончательная угроза к частной собственности - в Horno - но довольно последующий Технические планы, которые нужно подчинить LAUBAG, каждое покрытие двух-летний период. Таким образом, это - только LAUBAG технический план 2004/2005, детализируя Разрушение собственности в Horno, который открыл бы способ для юридического(законного) возмещения Против конфискации. Прежде затем, люди Horno не имеют никакого способа к Приступайте к юридическим(законным) трудам против конфискации; первый шаг находится с LAUBAG!
  
  Yet in fact, LAUBAG's outline mining plan for JДnschwalde from 1992, approved by the State Mining Office, foresees the destruction of Horno and the resettlement of its inhabitants. Furthermore, this mining plan formed the basis for all subsequent State Government plans and decisions - including the JДnschwalde lignite plan and the "Horno Law" - concerning the expulsion of the Horno people from their homes and village. Most important of all, approval of the outline mining plan is the first major move in the mining company's plan to cajole and demoralize people living in the path of the strip-mine; it is the opening shot in a campaign of psychological warfare, whose intention it is to drive people out of their homes and villages. The resettlement of Horno is scheduled to be completed by the end of 2002.
  
  Однако фактически, иерархическая структура(контур) LAUBAG's, добывающая план J Д nschwalde с 1992, Одобряясь Государственным Добывающим Офисом, предвидит разрушение Horno и Переселение серболужицких жителей. Кроме того, этот сформированный план горной промышленности Основа для всех последующих Государственных Правительственных планов и решений - Включение J Д nschwalde lignite планирует и " Horno Закон " - относительно Изгнание Horno людей из их домов и деревни. Наиболее важный Из всех, утверждение(одобрение) иерархической структуры(контура), добывающей план - первое главное перемещение в Горная промышленность плана компании льстить и деморализовывать людей, живущие в дорожке Источник полосы; это - открывающийся однотактный режим в кампании психологических Война, чья намерение это состоит в том, чтобы вести(везти) людей вне их домов и Деревни. Переселение Horno намечено, чтобы быть законченным к концу Из 2002.
  
  LAUBAG mining excavators, approaching from a southerly direction, are now only 1,500 metres from Horno village. The Horno Hill is being dug up from under the feet of the Horno people, land and woodland in the hands of Horno families for centuries has been compulsory acquired, and LAUBAG is systematically destroying the village environs in an all-out attempt to force the Horno people into accepting resettlement (see also: "Undermining a Community" by Maurice Frank, www.motherjones.com/news wire/horno.html ). The reasoning is quite simple: If the people of Horno succumb to the pressure and accept resettlement, they will have to dispose of their property to LAUBAG and rebuild their homes elsewhere. They will not be able to build houses in Forst and at the same time retain ownership of their property in Horno in order to fight against expropriation in the courts at a later date. LAUBAG will have achieved its aims without the risk of losing expropriation claims in the courts. Effectively, the Horno people are being robbed of their constitutional property rights with the connivance of both the government and the judiciary. This is the point that Horno has now put to the State and Federal Constitution Courts.
  
  LAUBAG добывающие экскаваторы, аппроксимирующие из southerly направления, теперь Только 1,500 метры из Horno деревни. Horno Хилл роется из Под ногами(футами) Horno людей, приземляются и лесистая местность в руках Horno Семейства в течение столетий были обязательны приобретены, и LAUBAG Систематически при разрушении окрестностей деревни во всеми средствами попытке к Вынудите Horno славян людей в принятие переселения (см. также: " Подрывающий a Объединение " Maurice Откровенный, www.motherjones.com/news wire/horno.html). Рассуждение совершенно просто: Если люди Horno уступают к давлению И переселение ввода, они будет должно распорядиться их собственностью к LAUBAG и восстанавливают их дома в другом месте. Они не будут способны формировать Здания в Forst и в то же самое время сохраняют собственность их собственности в Horno, чтобы бороться против конфискации в судах позднее. LAUBAG достигнет целей без риска проигрышной конфискации Требования в судах. Эффективно, Horno люди ограбятся Их конституциональные права собственности с попустительством и Правительство и судебное право. Это - пункт(точка), к которому Horno теперь поместил Государственные и Федеральные Суды Конституции.
  
  Despite the fact that LAUBAG mining excavators are within sight and earshot of Horno, the courageous villagers have not given up the fight. The resistance against expulsion is still very strong. The sixty families, who have decided to relocate to the town of Forst, should their effort to save Horno ultimately fail, have appointed a renowned Berlin lawyer to protect their interests and negotiate an "outline agreement for a possible resettlement" with LAUBAG. The overwhelming majority of these sixty families bluntly refuse, however, even when they have to move to Forst, to sell their homes in Horno to LAUBAG, or to buy houses from LAUBAG in Forst. If it comes to enforced resettlement, the people of Horno will accept nothing less than a one-to-one, new-for-old exchange. And - for the first time in the deplorable history of the destruction of villages for lignite mining in Germany - a real new village will have to be built. But that stage has not yet been reached. The fight goes on!
  
  Несмотря на факт, что LAUBAG добывающие экскаваторы являются внутри вида и earshotИз Horno, храбрые сельские жители не оставили борьбу. Сопротивление против изгнания все еще очень сильно. Шестьдесят семейств, кто Решили перемещать к городу Forst, должен их усилие, чтобы сохранять Horno в конечном счете недоставают, назначили известный Берлин адвокатом, чтобы защитить Их интересы(проценты) и ведут переговоры " соглашение иерархической структуры(контура) для возможного Переселение " с LAUBAG. Подавляющее большинство из этих шестьдесяти семейств Прямо откажитесь, однако, даже, когда они должны двигаться в Forst, продавать их Дома в Horno к LAUBAG, или покупать здания из LAUBAG в Forst. Если это прибывает К предписанному переселению, люди Horno не примут ничто меньше чем Взаимно-однозначный, new-for-old обмен. И - впервые в Прискорбная история разрушения деревень для lignite, добывающего в Германия - реальная новая деревня будет должна быть сформирована. Но та стадия не Однако достигнутый. Борьба происходит!
  
  Michael Gromm
  Horno, March 2001
  Germany Forcing Minority Resettlement Commission on Human Rights
  55th Session of the Commission on Human Rights / Item 10 of the Provisional
  Agenda / Written Statement of the Society for Threatened Peoples
  ----------------------------------------------------------------------------
  ---- Disregard of the Cultural Rights of the Sorbian People in Germany
  Sorbian Settlements threatened
  
  Михаил Гром
  Горно - Horno, март 2001
  Германия Комиссия Переселения славянского национального меньшинства нарушение прав человека 55-ый Сеанс Комиссии по Правам человека / Пункт 10 из Временных Повестка дня / Письменное заявление Общества Исчезающих Народов
  --------------------------------------- -------------------------------------
  ---- Нарушение культурных и национальных прав славян - лужицких сербов в Германии угроза области проживания славян - лужичан.
  
  Since the German reunification, the Society for Threatened Peoples has observed with concern growing repression and disregard of the cultural rights of the old-established and autochthonous national minority of the Sorbs in Germany. The small western Slav nation of the Sorbs has lived in the area of Lusatia in the territory of the eastern German states of Sachsen and Brandenburg since the 6th century. Sixty thousand people profess their Sorbian origins, only half of them still speak the language of their predecessors. A study made by theEuropean Commission counts Sorbian as one of the European languages threatened with extinction. A decade has passed since German reunification. The German government had, already in 1998 under the leadership of the former Chancellor, Helmut Kohl, begun dismantling the measures taken to protect the language and culture of the Sorbs. Instead of undertaking strong efforts to save the Sorbian language, the government had begun to halve their subsidy for the Foundation for the Sorbian People (Stiftung fuer das sorbische Volk). The Foundation maintains the majority of the organisations of the Sorbian people in the fields of education and culture. Sorbian schools, nursery schools, media, etc are threatened with their existence.
  
  Начиная с Немецкой переунификации, Общество исчезающих народов Наблюдаясь с интересом, возрастающим репрессию и игнорирование культурных Права старо установленного и autochthonous национального меньшинства лужичан в Германии. Малая западная Славянская нация лужичан жила в Область Lusatia на территории восточных Германии в Соксонии и Бранденбург - Полабской Сербии до 6-ого столетия. Шестьдесят тысяч людей выражает их происхождение от Полабских Сербов, только половина из них все еще говорит на родном серболужицком языке. Изучение, сделанное theEuropean Комиссией считает Лужицких Сербов как один Из Европейских языков, находящихся под угрозой полного исчезновения. Десятилетие прошло Начиная с Немецкой переунификации. Немецкое правительство имело, уже в 1998 под Лидерство вышеупомянутого(прежнего) Канцлера, Helmut Kohl, начатое демонтирование Меры, взявшиеся за защищают язык и культуру Лужичан. Вместо При совершении сильных усилий, чтобы сохранить серболужицкий язык, правительство Начатым, чтобы делить на два их субсидию для Основания для лужичан Людей ( Stiftung fuer das sorbische Volk). Основание сохраняет большинство Организации Sorbian людей в областях образования и Культура. сербо - лужицских школ, детские сады, средства информации, и т.д находятся под угрозой Их существование.
  
  
  The settlements of the Sorbian people are continuing to be threatened with destruction by the quarrying of brown coal. Already in the period of the communist German Democratic Republic, which suffered under a chronic shortage of raw materials, numerous Sorbian villages had been torn down recklessly, and residents were forcibly resettled because they stood in the way of the mining of brown coal. This process is being continued in the Federal Republic of Germany after reunification. Although the Sorbian settlements enjoy special protection in the constitution of the German state of Brandenburg, the Brandenburg parliament passed a special law on the extraction of brown coal, on the 11th of June 1997. It permitted theelectrical company, RWE, to tear down Sorbian villages which were found on the planned route of the excavators from the open-cast mine. The German-Sorbian village of Horno (German)/Rogow (Sorbian) was dissolved on 27 September 1998, forced resettlement is threatening its inhabitants.
  
  Территория расселения - проживания Лужичан - Лужица находиться под угрозой Разрушение quarrying бурого угля. Уже в периоде Германская Демократическая Республика, которая страдала под хроническим Нехватка сырья, многочисленные Сербо - Лужицкие деревни разрушены Опрометчиво, и лужичане насильственно переселялись, потому что они проживали в добычи горной промышленности бурого угля. Этот процесс продолжается в Федеративная республика Германии после присоединения ГДР. Хотя территория проживания лужичан обещена защита в конституции Немецкого государства Из Brandenburg, Brandenburg проходимый парламент специальный закон на Извлечение бурого угля, 11-ого июня 1997. Это разрешило Электрическая компания, RWE, чтобы уничтожение славянских Sorbian- лужицких деревень, которые расположены на Запланированный маршрут экскаваторов из источника с открытым способом. Населёная немецко и сербоязычным населением лужицкая деревня Horno (Немец) /Rogow (Sorbian) была аннулирована на 27 Сентябрь 1998, принудительное переселение угрожает славянскому национальному меньшинству - жителям.
  
  
  The Society for Threatened Peoples appeals to the UN Human Rights Commission to demand a stop to the disregard of the rights of the Sorbian people in Germany, in that the Commission: demands active measures and strengthened efforts to save the Sorbian people by the German government; calls upon the German government to maintain the Foundation for the Sorbian People and to revise the cutting of supporting funds; calls upon the German government to emphatically respect the traditional settlement areas of the Sorbian people and to preserve the German-Sorbian village of Horno/Rogow.
  
  
  Общество Исчезающих Народов обращается Комиссии по правам человека ООН Требовать останов нарушения национальных прав славян в Германии - ЛУЖИЧАН - лужицких сербов, эта Комиссия: требует активные меры и усиленный Усилия, чтобы сохранить Сербо - Лужичан Немецким правительством; Призывает Немецкое правительство сохранять Основание для ЛУЖИЧАН и исправлять сокращение поддержки фондов; Призывает Немецкое правительство к решительно отношению традиционный Области проживания ЛУЖИЧАН - Лужицких ербов - ЛУЖИЦЫ и сохранять славянскую деревню лужичан Horno/Rogow.
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"