Растрепай Иваныч И Зависть: другие произведения.

Критический разбор: Тиамат "Эклипсис"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 2.46*28  Ваша оценка:


  

Произведение: "Эклипсис".

Автор: Тиамат

Рейтинг на момент выкладки: 8,09*236.

Ссылка на произведение: http://zhurnal.lib.ru/t/tiamat/ekleipsis.shtml

Критический обзор данного произведения состоит из трех частей:

   1. Собственно сам обзор;
   2. Часть текста с нашими комментариями по ходу повествования.
   3. Подробности и интересности, высказанные истинными "поклонницами" этого "направления".

1. Собственно обзор:

  
   Краткий пересказ в нашем понимании:
  
   Повествование ведется от неизвестного лица, есть намеки что третьего, но это лишь наши смелые предположения. Главных героев, судя по первой главе (все что осилили и то не целиком, если честно), двое - это некий высокородный северянин Альфа Ахальфа и его кавалер. В общем, этого Альфу правитель фик знает какой страны послал послом к кочевникам, потому что Ахальфа был самым озабоченным в стране.
   Тот сначала две недели к ним ехал, потом еще две недели с ними охотился, бухал и уклонялся от совместных оргий. Но, наконец, ко всеобщей радости степняков, завидев в грязи пассивного раба-эльфа, не смог устоять и взял его морально и физически на глазах у всех кочевников, радуясь их зрячести. А потом, от избытка чувств там же отдался вождю, причем не раз, а дня четыре как минимум это делал, благодаря чему, сумел выполнить свою посляцкую миссию.
   С чувством выполненного долга Альфа поехал домой, прихватив с собой этого эльфа, затем ненадолго сбагрил его в лечебку, и в благодарность узнал имя раба и еще пару раз познал его, а после от счастья выпустил в лес на волю.
  
   О минусах:
   - Язык:
   1)Если бы он (язык) был лошадью - мы бы ее пристрелили, чтобы сама не мучалась и другим кобылам жить не мешала. Собственно, не понравилось, что автор пишет, как бог на душу положит. Текст пестрит разнящимися стилями: встречаются как высокопарные выражения, так и откровенная вульгарщина и похабность;
   2) Тавтология;
   3) Некрасиво и часто неправильно построены предложения;
   4) Косноязычие;
   5) Речевые ошибки;
   6) Названия и имена в большинстве случаев не читабельны, воспринимать можно только в адаптированном для понимания виде;
   - Название рОмана с самой книгой так и не связали. (Может кто-нибудь нас просвятит...)
   - Многие места и географические точки имеют наименования, но читателю абсолютно из этого не понятно: что это такое и где находится. Например, до сих пор теряемся в догадках: что такое Крида и Трианесс; предположения есть, но подтверждения не нашли, наверное, таким образом, автор старается развивать своих читателей, чтобы мозг совсем не забродил от "шедеврености" текста.
   - Кочевники. Создалось полное и абсолютное ощущение, что автор даже не знает кто это:
      1) Кочевники, которых, как оказалось, очень легко найти. По ходу, они стационарны в своей кочевой жизни и перемещаются только по своему становищу или к ближайшему стаду поохотиться, и почему их так называют совершенно не ясно;
      2) По тексту выходит, что женщин среди них почти нет, а те, которые есть, используются только при выпасе стада. Однако, не понятно, как и почему в племени степняков так много мужчин, не иначе, как почкованием размножаются;
      3) Оружием кочевникам неожиданно служит только меч, причем он не отличается от меча кавалера, как показано в тексте. Видимо, автору было наплевать, как они этим оружием охотились. Наверное, бегали за турами или там бизонами и плашмя долбили их по башке, а те падали замертво;
      4) Вождь племени то неожиданно учтив, то вдруг спесив непонятно с чего. А великая "хитрость" Кентавра не обсуждать с послом миссию Альфы говорит об особом уме;
      5) Образ жизни кочевников просто нереален. Во-первых, они не имеют одежды, лишь набедренные повязки. Как они выживают в степи ночью - не ясно. Ветер и солнце им так же никакого вреда не приносит, и этим больше напоминают чернокожие племена Африки. Во-вторых, неожиданно для нас на традиционном пиршестве степняков присутствовали вино и местный самогон, которые по заявлению автора "текли рекой", то есть было много. Однако, каким образом кочевники успевают заготавливать и гнать столько горячительных напитков в степи, а так же из чего - осталось главной для нас загадкой, не иначе как из кумыса. В-третьих, степняки кроме как охотой, сексом, распитием спиртного и, иногда, боями (так же заканчивающиеся сексом) ничем не занимаются. А охрана лагеря, а надзор за рабами и женщинами, а дисциплина? В-четвертых, добило нас наличие у кочевников слуг и рабов, причем, одновременно. А рабы были с профессиями, например, лично мы встретили раба-виночерпия. Зачем и для чего кочевникам так уж нужны лишние рты (рабы), кроме развлечения и иногда "левой" работенки автор в тексте объяснения не дала.
      6) Живут эти бедные кочевники на гране экологической катастрофы, в степи наблюдается явная перенасыщенность скота. Этот аспект встречается и у многих других авторов, но, если они чаще всего хоть как-то прячут животных под кустами у дороги, то здесь уже туры и быки беспрепятственно бродят меж охотников. Нам они напомнили самоубийц, которые, оголодав, бросаются на вертел к первому попавшему кочевнику, чтобы скорее отправиться в лучший мир, подальше от этих извращенцев, напоследок показав стриптиз;
      7) Традиции кочевников так же непонятны. Самой странной из них мы бы назвали ту, по которой гостю обязательно предлагают мужчину на ночь. В чем хитрый замысел? Для чего это делают? Автор пыталась как-то связать доблесть с мужеложством, но связь иррациональна. Так же мы не заметили ни истоков, ни исторических предпосылок для подобных традиций. В общем, как мы поняли, автор пыталась завуалировать традициями элементарное извращение.
   - Отдельно хотелось бы сказать о лошади Альфы Ахальфы, которая при всей своей чистопородности уступала диким коням степняков. Совершенно не понятно - для чего их вообще выводят;
   - Король, по нашему разумению, очень бедноват, так как: 1) смог послать только одного посла, без проводников и слуг; 2) заставил его плестись на кляче две недели до степняков на лошади, скупясь купить Альфе телепорт или нормальную лошадь; 3) вынужден призвать на службу каких-то ГОЛЫХ мужиков, то есть своей армии у него считай нет.
   - Герои все безликие и фактически бесполые, границы размыты, периодически ведут себя неадекватно, прямо как женщины в ПМС;
   - Сцены сексуального характера описаны топорно, грубо, грязно и вульгарно;
   - Происходит подмена человеческих понятий, ценностей и идеалов на извращенные;
   - Произведение с псевдосюжетом.
  
   О плюсах:
   __________
  
   Вывод:
   Не будем обижать госпожу Шалюкову и прочих ей подобных авторов, называя данного "творца" этой книжки высоким званием ИСТИННОГО ГРАФОМАНА САМИЗДАТА, он, по нашему мнению, даже его не достоин. Нам сложно дать название "таланту" этой личности, как только придумаем, обязательно допишем.
   Чтиво предназначено для портовых яойщиц и слешниц, которые ничего кроме сцен мужеложства не ищут, причем, как такового, а не ради разнообразия или красоты описания.
  
   ИМХО: Рекомендуем удалить ссылку на это произведение, забыть, что есть рецензия на него, не рассказывать никому, будто вы подобное видели и читали.
   Так как это ИМХО имеем право сказать: " БРЕД!"
   Совет автору: если вы хотите научится писать красиво и захватывающе, особенно сцены эротического характера, то почитайте Эммануэль Арсан. Очень познавательно.
  
  
  

2. Часть текста

   Аннотация:
   Фэнтези-роман в эроническом жанре (=эротико-ироническом) (Еще не начали читать, а уже новое слово узнали. Вах, какой добрый автор, жаль только, не придумал определение). Любовный треугольник: аристократ, эльф, варвар (Жаль мы только углов не видим). Все трое мужчины. (Да неужели? ("эронично")) Собственный оригинальный мир (Чей собственный? Не плохо было бы хоть фамилию владельца подписать, а то мы тяперяче три ночи спать не будем - думать, чей же он).
  
  
   ЭКЛИПСИС (Как высокопарно звучит для заявленной в аннотации истории трех мужиков)
  
  
   Глава 1 (Мужики, приготовьтесь... начинается)
  
  
   - Мужам, имеющим гордость, не подобает никуда торопиться (Мужики, это значит читать надо медленно, неторопливо, растягивая удовольствие). Мы устроим большую охоту, игры воинов, танцы и пир, чтобы оказать тебе подобающий почет и уважение, посланник великого северного короля (Это вы нам? И кто это говорит?). Поговорим о делах после пира, благородный Альва Ахайре. (Прости, о, благородный, но теперь ты будешь Альфа Ахальфа, куда лучше произносится).
  
   Альва с достоинством кивнул, постаравшись скрыть досаду (Конечно, ему ж только что такую лекцию прочли, каким гордым надо быть, мы бы тоже попытались скрыть досаду, а истинный благородный дворянин вообще послал бы лектора куда подальше или на дуэль вызвал). Он приехал в становище кочевников-эссанти послом (А бывает - выезжаешь вельможей, а приезжаешь шахтером) от короля Даронги Дансенну, чтобы убедить их вождя (А ГГ еще и какой-то вождь кочевников учил. Вот так вылез из шатра чуханистый и давай про гордость втирать Альфику) присоединиться к походу против энкинов (Давайте придумаем как можно больше невыговариваемых названий, чтобы нельзя было их запомнить, прочитать нормально, чтобы в них можно было легко запутаться и не найти "концов". Так же интереснее читать - как ни предложение, так что-нибудь новенькое), с недавних пор нападающих на западные границы Криды (Кажется, мы потерялись, еще немного и забудем как нас звать. Чур, если что - мы живем в теплой стране). Дорога заняла две долгих и скучных недели (Бедные, две недели скучного нападения пережили, да, это вам не шутки), и сейчас он ничего так не желал, как поскорее перейти к переговорам (Логично, они так заскучали, что решили сначала язык размять, перед тем как всех убивать). Однако вождь эссанти Кинтаро (Аля принцесса Китана), похоже, желал прямо противоположного (Все, взяли общую тетрадь в 90 листов и начинам усиленно всех и все консперктировать, чтоб не забыть, советуем поступать так же, и почерк поубористей, а то места может не хватить). Альве это не понравилось (Ай, какой нехорощий вождь, совсем пилохо себя ведет) Без сомнения, Кинтаро подозревал, какое дело привело к нему "посланника великого северного короля" (Кентавр хоть и нехороший, но вумный, зараза), и эта проволочка могла означать, что он хочет потянуть время до того, как ответить Даронги отказом (И в чем хитрость сих интриг? Чувствуется подвох, но не ясно где, и, скорее всего, не узнаем). Или обдумывает, как бы половчее и повежливее сказать "нет", что, в общем, одно и то же. (Уже голова кружится от такой ловкой задумки)
  
   Еще две недели (А до того сколько времени прошло?) кавалеру Ахайре почти не приходилось слезать с седла (Мало того, что с собой любовника припер, так еще и с седла ему две недели не давал слезать, прибил гвоздями к нему, наверное). Кочевники совершенно явно ожидали, что он будет принимать живейшее участие в их развлечениях (С чего это у них такие мысли были? Все посланцы до него так себя вели?), так что Альва на практике узнал, что такое большая охота у эссанти (Уже страшно за него, одно слово "большая" так и вводит в трепет). Они носились по степи на своих могучих жеребцах, с которыми чистокровный верлонский скакун Альвы едва мог тягаться в выносливости и быстроте бега (Ну и на кой ляд он в такую даль поехал на этом чистокровном осле, если он даже коней кочевников догнать не может. И таких хлипких мулов разводят для дворян? Чувствуется оригинальность мира, действительно, такой глупости еще не слыхали), и сотнями били диких быков и оленей (И зачем им столько? Обожраться и не жить? Им даже хранить это толком негде. Мы тактично промолчим о численности быков да оленей, это ж экологическая катастрофа). Привалы устраивали прямо там, где застигла ночь, обжирались жареным мясом, танцевали и пели у костров, состязались в беге, владении мечом, борьбе врукопашную, а потом спали вповалку на траве, не ставя шатров (Круто посланец о переговорах думает. Их даже не волнует, что рядом война будет, оригиналы). К концу второй недели Альва уже валился с ног от усталости, однако упрямо лез в каждую тренировочную схватку (Да впервой схватке просто мозг вышибли): надо же держать марку северянина перед дикими кочевниками (Судя по твоей кобыле, ты и в драке был таким же выдающимся). На мечах он дрался неплохо и заслужил много одобрительных возгласов (Мы так понимаем, что кочевники тоже на мечах дрались, вот уж действительно оригинальный мир раз там у кочевого народа мечи, зато сразу понятно, чего они на войну не спешат - знают, что это будет их последняя ходка). В скачках и прочих конных развлечениях ему тоже сопутствовала удача (Что-что-что? Это на муле своем он в скачках участвовал против коней кочевников? Вот это роялище выпал, чуть не придавил) - не просто так в столице говорили, что кавалер Альва Ахайре родился в седле (с тех пор к нему и прибит его любовником). Однако Альва не питал большой склонности к военным утехам, считая себя скорее поэтом и дипломатом (Заметно, чувствуется на все сто, поэтам свойственно на мечах махаться, а уж дипломат он... а как хорошо уже какую неделю переговоры ведет, аж обзавидывались), чем воином, и потому вздохнул с облегчением, когда эссанти наконец вернулись в становище, где рабы и слуги уже приготовили все необходимое для праздничного пира (Слуги у кочевников, ну да, в ливреях ходили, так и представили какого-нибудь дворецкого Бэрримора с неизменной тарелкой овсянки на подносе).
  
  
  
   На пиру Альва сидел по левую руку Кинтаро - очень хороший признак, ибо чести такой удостаиваются немногие (И в чем честь? Что это ему дает? Наверное бонус - еще одна большая охота). Вино в его чашу подливал красивый черноглазый раб, полностью обнаженный (Им жалко для него одежды? Там все-таки не тропический лес, чтобы безничего носиться), и кавалер Ахайре (Парень Ахальфы уже задолбал, нас он мало интересует, только путает, и вообще, почему у него своего имени нет?) лениво размышлял, не может ли он хотя бы сегодня преодолеть свое предубеждение против неумелых ласк и нечистоплотных привычек жителей степей (Что ж у тебя, милый, такая запоздалая реакция? Ты несколько недель шлялся с кучей мужиков по оленям и ничего такого не размыцшлялось. Да вы тормоз, Альфа Ахальфа). С легким вздохом он решил, что не может ("Вася-Вася-Василек, поломался стебелек"). Альва слишком любил изящество, утонченность, нежность, о которых кочевники не имели никакого понятия (Совсем не знали, именно поэтому у них был такой красивый раб, что так Ахальфе приглянулся). Первый же молодой воин эссанти, пробравшийся в его палатку ночью, начал с того, что сдернул с него штаны и накинулся жадным ртом (На штаны?), как голодный на кусок хлеба (Как именно это происходило мы поняли, но так и не узнали, на что он накинулся... это типа интрига? Специально не дописали, чтобы читатель мучался вопросом - пятки это были или нет?). Альва вежливо, но решительно выставил его вон (Невинным и романтичному поэту действительно не стоит отдаваться каждому встречному нечистому кочевнику). Так же как и остальных, кто по обычаю эссанти предлагал себя гостю вождя (Это было предложение? Что, правда? Так вот как предлагают себя? Зависть воровато начинает записывать эти истины в отдельную тетрадь для себя). А среди них были очень достойные экземпляры... (Так и представили как вождь-сутенер стоит у его шатра и посылает по одному туда своих "бабочек")
  
   Альва задумчиво обвел взглядом толпу, веселящуюся у костров. (Пересчитал, все ли члены племени к нему ночью приходили или какая-то сво... сварливая рожа проигнорировала его красоту) Красивый народ эти кочевники! (Это мнение автора? Но по нашему разумению чудная. Бедным людям помыться негде, в пыли, спят на земле, вечно пропитаны лошадиным духом, да еще лицо обветренно. Вах! Прямо скажем - ляпота) Высокие, стройные, бронзовокожие (Это желтуха и краснуха одновременно - КРАСОТА!); узкие лица с высокими скулами и чуть раскосыми глазами (Последние из могикан), длинные черные волосы, которые они заплетают в косы или просто отбрасывают за спину распущенными (Ну прямо молодые Чингачгуки). Многие юноши не носят ничего, кроме набедренных повязок, (и только вождь выпендривается и одевает к ней еще большую перьевую бейсболку) открывая взгляду сильные тела с развитой мускулатурой, на которых суровая степная жизнь не оставила ни унции лишнего жира (А нелишний жир жизнь степная оставила. А с другой стороны - откуда ж ему там взяться? Вы б за турами весь день побегали, а потом всю ночь в очереди еще к гостю в шалаш простояли). Если б они только мылись хоть раз в месяц и не вели себя так напористо и развязно! (Но красивые, Очень. Свалявшиеся волосы, духан и 3 см грязи истинную красоту не спрячут) В этом случае Альва не отказался бы завести легкую интрижку. (А ты отмой одного и заводи) Ему было всего двадцать семь лет, он славился (Среди кого славился? По всей земле что ли? Вау...) буйными сексуальными аппетитами и не делал различий между мужчинами и женщинами. (Нашел чем хвастаться) Собственно, потому именно его и послали к кочевникам, чьи нравы были широко известны ("Дурак дурака видит издалека"). Зато при дворе Трианесса в последние несколько лет в моду вошли умеренность и верность, и блестящий кавалер Ахайре даже стал испытывать затруднения с поиском новых партнеров (Как же задолбал нас этот любовник Ахальфы, вечно про него ни к месту инфу вставляют, теперь он еще и блястить, алмазный фигляр), чего с ним не случалось с момента, как ему исполнилось пятнадцать (Рыдаем крокодильими слезами). Поэтому он с радостью принял порученную королем миссию. (И поэтому всех выгонял из своего вигвама) Ну почему его никто не предупредил об этих вонючих дубленых шкурах, о привычке за едой вытирать об себя жирные руки, об отвратительном запахе перебродившего кобыльего молока, которое степняки пьют кувшинами! (Но сам он догадаться не мог и кавалер его блестящий не подсказал, гад, истинно говорим, гад) Концепция мытья водой у эссанти (Какой высокий слог пошел, правда, мы пока не знакомы с традициями слеша и яоя), кажется, напрочь отсутствовала. Сначала Альва дивился, как они охотятся, ведь такое благоухание должно отпугивать зверей за милю (Не, это не отпугнет, там просто экологическая катастрофа, перенаселение зверья в степи, им от этих запахов бежать некуда, вот и страдает живность). Ну что ж, за прошедшие две недели он имел счастье лицезреть процесс неоднократно и во всех подробностях (То есть сто раз наблюдал, как звери бегут от аборигенов стадами). Оказалось, что перед выходом на охоту они раздеваются донага (Долго, наверное, раздеваются. Набедренную повязку снять - это вам не хухры-мухры) и мажутся с ног до головы грязью и пылью. (По вашему, это помогает? Бомжам что-то нет, как они не изгваздываются в грязи. А еще не ясно, зачем дополнительно мазаться, коль они и так не моются?) Брр! (Солидарны, нам так же противно) Альва содрогнулся, вспомнив это кошмарное зрелище (После того, как такой "красотулька" к тебе в вигваме приставал? Вот тогда точно надо было содрогаться). Неудивительно, что он не почувствовал ни малейшего желания ответить взаимностью ни одному из юных немытых красавцев (Удивлены неожиданным присутствием логики хотя бы в одном предложении).
  
   Он вздохнул и отвел глаза от Кинтаро, на которого невольно засмотрелся (У нас на глазах наворачиваются слезы от этой бесконечной красоты. А-ля розовые поросята в помоях). Вождь эссанти был красив, как молодой бог, и сложен не хуже (А Альфа на богов по ходу нагляделся. Причем не только на молодых, но и старых тоже, восхищены). Он моложе Альвы, и тем не менее, его уже выбрали вождем за воинскую доблесть (Воинскую? С кем же они там, в степи воевали? С бабами или турами? Судя по тому, что первые не упоминаются, их вождь и порешил). Ахайре не видел Кинтаро в бою, но достаточно было посмотреть на него во время охоты и состязаний воинов, чтобы понять: он держится в седле и владеет оружием с несравненным искусством (Ура товарищи, он держится!). Эссанти ценили превыше всего военное мастерство и физическое совершенство (Зачем? Для чего кочевникам воинское мастерство, они по умолчанию скотоводы) - разумеется, из чисто практических соображений, ведь вождь сам вел воинов в битву и всегда сражался в первых рядах (Поэтому и получал по тыкве первым. Сдается нам, кочевники были хитрыми, в вожди брали дебилов, которыми жертвовать легко). Альва гадал, не ждет ли от него Кинтаро попытки перевести общение в более интимную плоскость, и не поэтому ли он все время откладывает беседу о миссии кавалера Ахайре (О! Один едет ради интрижки, а у другого миссия, удобно, а главное не одиноко). Может быть, здесь у них принято проводить переговоры в постели (А ты думал, почему туда тебя послали? За красивые глаза что ли?). Ну ладно, решил Альва, ради вождя (А он тебе кто? И чем ты ему-то обязан?) и ради дела он, пожалуй, сделает исключение и пересилит свою брезгливость (В бой! Мы же не ищем легких путей, спросить об обычаях не для нас). В конце концов, всегда можно заткнуть нос, закрыть глаза и предварительно осушить пару кувшинов вина. (И прикупить виагру)
  
   Однако Кинтаро никаких шагов к сближению не делал, хотя иногда и бросал на Альву откровенные взгляды (скромность украшает даже принцесс из "Mortal Combat"). Вот и сейчас, когда кавалер поднял голову (а Ахальфа опустил), он встретился с испытующим взглядом черных глаз вождя (А чем встретился то? Головой? И после эти глаза уже никого не испытывали).
  
   "Если глаза напротив - значит они не против" - Тимошенко Талия, эпиграф к какой-то главе какого-то рОмана.
  
   - Наслаждаешься ли ты праздником, доблестный Альва Ахайре? ("Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе красная...") - спросил он, беззастенчиво оглядывая кавалера с головы до ног (Альфа Ахальфа сразу же заревновал).
  
   - Праздник великолепен, доблестный Кинтаро, - церемонно ответил Альва, отметив про себя, что он уже стал из "благородного" "доблестным" - тоже очень хороший признак (Не уловили признак, но автору видней). Не иначе, он произвел самое благоприятное впечатление во время охоты и состязаний (Плетясь сзади всех на своем высокопородном ишаке).
  
   Кинтаро кивком головы указал на раба-виночерпия (Рабы-профессионалы, специалисты. Каждый в своей стезе, круты кочевники):
  
   - Он тебе нравится? Можешь взять его в свой шатер (Конечно, он только этого предложения и ждал, будет с кем винца попить. Вот в чем был прокол всех тех с "жадными ртами", кто к нему ночью приходил, они просто без вина были и не рабы).
  
   - Спасибо, вождь, но я не чувствую себя в подходящем настроении (У него сегодня голова болит).
  
   - Может быть, тебе нравятся женщины? Могу приказать, тебе приведут одну или двух (Ого! У них есть женщины! Где-то, но есть. Мы поняли, их мало и они только по талонам, бедные кочевники, аж на слезу прошибло).
  
   Альва представил, какие у них могут быть женщины, и почувствовал тошноту (Вот и подтверждения наших слов про талоны, раз Альфа их до сих пор не видел).
  
   - Я благодарен тебе за гостеприимное предложение, но вынужден отклонить его, ибо на женщин тоже не имею сегодня охоты(Сезон еще не открыт).
  
   Лицо Кинтаро было непроницаемым (Как у лошади), и Альва не мог судить, как тот отнесся к упорству гостя (Это он о чьем упорстве не мог судить? О себе в третьем лице или это загадошный кавалер имеется ввиду?). Вождь смотрел на него еще некоторое время очень внимательно (Тупо зырил), потом пожал плечами и отвернулся (Всхрапнул, перебрал копытами и убежал в свое стойло).
  
   Альва вернулся к созерцанию пира (И о миссии своего кавалера и думать забыл). Кумыс, вино и местный самогон лились рекой (Самогон и вино? У кочевников? Из чего же они делали это чудо? Если только из кумыса. Так и представили - в шалаше кочевника огромный самогонный аппарат, который потом легко ставится на лошадь во время их переездов), туши диких быков над кострами постепенно раздевались до скелетов (Так в этом мире появился стриптиз, захватывающее представление). Кое-где полуобнаженные воины уже упоенно целовались (Эк их разобрало со стриптиза быков), лежа друг на друге (Сложно представить, поверим автору на слово), и Альва имел очень большое подозрение, что рано или поздно пир превратится во всеобщую оргию (Ощущение, что все занятия кочевников сводятся к сексу и пирам, не ясно только, зачем для этого кочевать). Он от всей души надеялся ускользнуть в свой шатер до того, как это произойдет, а то ему точно не избежать пьяных домогательств. Особа посла (Чья особа и на каком лугу "посла"?), конечно, неприкосновенна, но не в этом смысле (То есть принуждение к оргии - это норма у них - хороши законы кочевые). Слава богу, что в их культуре отсутствует концепция изнасилования (Ну чего же ты тогда, дружок, испугался? Они ж тебя не тронут, если не захочешь. Кстати говоря, совершенно не понятно, кто все-таки этому аспекту рад так -Альфа Ахальфа или автор?). Женщина или раб считаются вещью (А слуги кто? И странно считать то, чего (женщину) в селе нет - вещью), так что их не берут силой - просто пользуются (Логика на грани фантастики, жаль мы не уразумели ни слова. Что именно имел ввиду автор под словом "пользуются"? Что если при этом женщина или раб могут быть против? но взяты не силой?). А вот с воином, равным себе, по обычаям эссанти, можно делить ложе только по взаимному согласию (И снова вопрос: чего же ты боишься?). И хорошо, а то бы Альва со своей неприступностью мог бы очень здорово нарваться (В итоге вышел разговор ни о чем, он боится того что не может случиться, супергерой). Конечно, он не новичок в рукопашном бое и, бывало, раскидывал шайку головорезов человек в пять (Бедные мужики, помылись, блин. Так себе и представили, как пять мужиков собрались в бане, и тут пришел разъяренный Альфа, отнял у них шайку и раскидал, а мужики так и остались стоять с раскрытыми ртами и в мыле. Прим. авт.: Да, в данном случае это просто стеб), но портовый сброд по умению драться никак не может сравниться с эссанти, вся жизнь которых проходит на войне и охоте (С кем и на кого? Судя по их численности, они уже должны были всех перебить, да и сами кончиться). С легкой дрожью Альва подумал, что, например, стальным мускулам одного Кинтаро он никак бы не смог противостоять.
  
  
   Особо интересные фразы и абзацы:
  
   Его глаза были зелеными и прозрачными... (No coments)
  
   Альва застыл и никак не мог наглядеться на эти миндалевидные глаза с необычным разрезом... (Видимо, разрез был поперек или треугольничком, только тогда он мог быть необычным)
  
   Челюсть у кавалера Ахайре отвалилась, и он посмотрел на Кинтаро с безмерным удивлением. (Вспоминаем фильм о зомби, у которых все отваливалось, а они смотрели на других зомбЕй и удивлялися)
  
   В конце концов, от него не требуется ничего противоестественного, - можно подумать, он никогда не занимался любовью при свидетелях (хотя столько их, конечно же, не было). (Совсем ничего противоестественного, мы тоже так считаем, по этой "библии Содома" зазорно только с бабами спать)
  
   Стоило только Альве взглянуть на его узкие бедра и маленькие молочно-белые ягодицы (Только мы о грудях подумали?), как его член мгновенно восстал. (Только сегодня, не пропустите: "Восставшие из мертвых" в кинотеатре ХХХ. Анонс - отвалилась челюсть кавалера, зато у друга "член восстал")
  
   Остальное он помнил какими-то урывками. Эссанти восторженно взревели, когда он скинул с себя последнюю деталь одежды (Сначала стриптиз быки показали, а потом и Ахальфа. Да еще в особо извращенной форме. Сначала воротничок отпорол, потом манжеты, далее рукава и т. д. и т. п.) и на мгновение встал, выпрямившись, освещенный костром (Не успел встать, как уже лег? Почему на мгновение?). Он знал, что они видели. (Удивляемся его прозорливости. Радуется, как ребенок зрячести других)
  
   Потому что перед глазами все еще стояло лицо эльфа, он помнил, как целовал его, прикасался, как серебряное тело трепетало под ним (Он явно придавил большую ночную бабочку, и это, заметьте, не женщина), когда он входил все глубже и глубже с каждым толчком в тугую прохладную глубину... (Не, мы, конечно, не пробовали, но, вроде, температуру в этом месте измеряют. Температура комнатная, о Боже, он умер. Срочно массаж сердца и дыхание рот в рот)
  
   Оно лишь притуплялось немного, когда дикий кочевник с рычанием насаживал его на себя (Начинаем сочувствовать червякам на рыбалке. Рыбаки, не читайте это, а то охота отпадет, а при насаживании червей, краснеть будете), впиваясь ногтями ему в плечи (Он их не стриг также, как и волосы), и сила его оргазма сотрясала все тело Альвы, как цунами (Курс ОБЖ, видимо, пропущен. Путаем цунами с землетрясением. А цунами не мелочится: "на одну руку кладет, другой прихлопывает", только "клочки по закоулочкам"), затуманивая на какое-то время его сознание вместе с образом эльфийского пленника.
  
   Должно быть, что-то отразилось в его глазах, или вид его мужского достоинства, по-прежнему находящегося в полувозбужденном состоянии (Это как? Даже представить страшно. Он хочет, но не встал, или встал, но не хочет? Импотенто?), был достаточно красноречив, потому что эльф вдруг опустил ресницы, и Альве показалось, что щеки его окрасились легчайшим, еле заметным румянцем. ("Ежели ты не ведаешь, что творит твоя левая рука - отруби ее")
  
   Ушел он недалеко, только до колодца на краю лагеря, закрытого от степной пыли каменной крышкой. С усилием сдвинув ее в сторону, Альва достал несколько бурдюков ледяной воды и обливался до тех пор, пока не начал дрожать от холода, забыв про всякое возбуждение. (Хороший колодец, "Атлант" называется, с морозильной камерой, в которой лежат бурдюки с водой. А если не закроешь каменную дверцу, то он еще и пищать начинает)
  
   Он слышал байки о ручьях Великого леса, от купания в которых волосы сами собой разделяются на пряди и долго потом не запутываются, а иногда даже заплетаются в косички или в другие прически похитрее. (Например, ежик или канадка, каре на худой случай, а если ХОРОШО покупаться, да головку помочить, то и мелирование получится. Поэтому они там все такие и отмороженные, так как сидят в ледяном ручье, прически делают)
  
   Пока Ахайре шарил в поисках своего пояса на том месте, где вчера сидел с вождем (и лежал тоже, если уж на то пошло), голый Кинтаро, зевая, выполз на четвереньках из своего шатра (Либо шатер был маленький, либо вождь был слишком большой, остается загадкой, как там с ним помещался Альфа ночью. Или они грибы какие волшебные ели, как "Алиса в стране чудес"). Он встал на ноги, потянулся, потом удалился за шатер справить нужду (Вождь всегда с утра стесняется, поэтому мочится только за шатрами, а если шатра не будет, то он может умереть от переизбытка эмоций).
  
   Насчет целей вождя заблуждаться не приходилось - у него стояло так, что хоть седло вешай. (Резко переходим подзаборный сленг)
  
   Когда эссанти разложил его на полу и начал целовать (Поцеловал, поцеловал, а потом снова сложил и поставил в уголок, чтоб никто не уволок), расстегивая на нем одежду (Он его в одежде раскладывал? Даже не погладил?), кавалер Ахайре сердито запротестовал, пытаясь уклониться от требовательных рук и губ... (Кавалера тоже "разложили"?)
  
  

3. Подробности и интересности, высказанные истинными "поклонницами" этого "направления".

   После текста, нами разобранного, покопались в интернете и нашли массу увлекательных вещей об этом "шедевре".
   Во-первых, оно издано, к нашему величайшему сожалению. Радует, что самим автором и ограниченным тиражом.
   Во-вторых, существует фан-клуб сего рОмана для особых любительниц и почитательниц. Они тратят массу энергии и времени на поиск фотографий, рисунков и скульптур, ассоциирующихся с данным "шизовроидом".
   В-третьих, наткнулись даже на сайт с игрой "Эклипсис". Есть только робкие предположения, как в этот "экшен" играть.
  
   Но все это пустяки по сравнению с отзывами о данном рОмане многих подсевших на иглу яоя и слеша "дамочек".
   Приводим текст одного из самых ярких комментов:
   "А это темка для обсуждения до сих пор нежно любимого мной романа Тиамат "Эклипсис". Это мой первый роман в жанре слэш, я на нем можно сказать девственность потеряла...да...и с тех пор пустилась во все тяжкие! Именно Эклипсис пристрастил меня к слэшу крепко и видимо надолго.
   Вообще, тем, кто только начинает с жанром знакомиться, лично я именно Эклипсис рекомендовала бы для начала. Если начать сразу с совершенно убойных вещей (ну например с "Тьмы" Абериной) - всю прелесть Эклипсиса можно и не оценить по достоинству - а оценить его стоит. Прочтенный в самых первых числах он займет свое особое место в вашем личном рейтинге слэш-романов. У меня для него такое место есть)))
   В романе целых три героя: изящный, чувственный, пылкий красавец-поэт, аристократ Альва Ахайре. Наглый, самоуверенный, обладающий деликатностью консервного ножа, мачо, само собой тоже красавец - варвар, офигенный Кинтаро. И лапушка и умница, нежный, сдержанный и волшебно-прекрасный эльф - Итильдин. Вот этих троих совершенно непохожих друг на друга сводит вместе судьба. Сводит так, что искры летят.
   В романе хорошо прописан фэнтезийный мир, сюжет щедро сдобрен приключениями, юмором, даже стёбом, эротические сцены - чувственны до дрожи в коленках. У каждого персонажа очень выверенно прописан характер. Читать - одно удовольствие! В общем, "Эклипсис" - бесподобен.
   Практически все сразу млеют от Кинтаро (и есть отчего) - уж очень яркий и харизматичный персонаж, грех не сомлеть. Лично мне еще очень нравится Итильдин - на его долю достается вся имеющаяся в романе жесть (бедненький), а еще он у них там самый думающий..он там вообще чуть ли не один за всех думает и именно ему приходится совершать самую большую душевную работу: простить и полюбить своего заклятого врага, что он и делает (умница такой, зайка). Причем, при всей своей эльфийской нежности Итильдин та еще язва, если его вывести из себя. (Ну не равнодушна я к эльфам! Слаба я на них!))) Альва у меня как-то прошел связующим звеном между этими двумя, но персонаж тоже яркий, обаятельный и именно благодаря ему, пожалуй этот союз трех и сложился.
   Эротические сцены написаны хоть и натуралистично, но нет в них ни грамма пошлости, только сбивающая с ног чувственность. Начинающей фудзёси - в самый раз. Когда я читала этот роман сама, поражалась сама себе - настолько я легко и естественно восприняла не только то, что герои одного пола, но и то, что их..трое! Групповуха же прям... Однако, повторю, ни грамма пошлости! Ничего такого что бы отвратило...Наоборот, роман обладает редкой способностью затягивать и втягивать...Именно после него хочется и хочется прочесть еще что-либо подобное. Да, я не зря рекомендую роман начинающим - не успеете оглянуться и станете настоящей фудзёси)))
   Самые пылкие интимные сцены на мой взгляд там между Альвой и Кинтаро, самые нежные между Альвой и Итильдином, а самые чувственные и пробирающие вот до той самой дрожи в коленках...да и вообще во всем теле - между Итильдином и Кинтаро. А уж когда они все сразу трое...
   В общем, об Эклипсисе я говорить могу долго. И все-таки, напоминаю, начинать приобщаться к слэшу с жестких вещей (которые я, например, очень ценю и теперь предпочитаю), все равно как, придя в ресторан, сначала съесть острое блюдо, щедро приправленное пряностями, а потом приняться за еду более тонкого вкуса - после пряности уже ничего не почувствуешь. А жаль, потому как и то, и другое - вкусно, но по-своему. Очень хочется, чтобы этот роман был оценен по достоинству. У Тиамат очень живой, образный язык, читается роман легко. У меня он так и остался в любимчиках - регулярно перечитываю любимые кусочки)))
   Итак. Тиамат. "Эклипсис"
   В общем, читайте, оно того стоит!"
  
   Еле сдержались от комментариев.
  
   Думайте сами, решайте сами.
  
  
  
  
  

Искренне Ваши, Растрепай Иваныч и Зависть

  

Оценка: 2.46*28  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"