Ромашечкина Екатерина: другие произведения.

Шарлин Харрис. From dead to worse (глава 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Эрик развернулся, чтобы загородить собой окно и заблокировать стрелявшему доступ к цели, и получил пулю в шею. Одно долгое и ужасное мгновение он падал назад на сидение. Его лицо побелело, и тёмная кровь вяло стекала вниз по белой коже. Бандит склонился над автомобилем, всё ещё целясь в упавшего Эрика. Я закричала, как будто крик меня мог защитить, и он нацелил пистолет на меня.
   Но он сглупил, сделав это. Рука Эрика сжалась на запястье мужчины и сдавила его. "Полицейский" начал тихо визжать, тщётно колотя Эрика свободной рукой. Пистолет упал на меня. Мне просто повезло, что он не выстрелил, когда упал. Я не очень много знаю о пистолетах, но этот был большим и выглядел смертоносно, я приняла вертикальное положение и нацелила пистолет на мужчину.
   Он замер на месте, наполовину в машине, наполовину снаружи. Эрик уже сломал ему руку и цепко держал её. Этот идиот должен был больше бояться вампира, державшего его, чем официантку, которая едва знала, как стрелять из оружия, но оружие завладело его вниманием.
   Уверена, я бы слышала, если бы вдруг дорожный патруль решил начать стрелять в водителей, превышающих скорость, вместо выписывания штрафов.
   - Кто ты? - спросила я, и никто не стал бы обвинять меня за то, что мой голос слегка дрожал. - Кто тебя послал?
   - Они мне приказали, - прохрипел вервольф.
   Теперь, когда у меня было время рассмотреть детали, я увидела, что он не был одет в надлежащую форму патрульных полицейских. Правильными были её цвет и шляпа, но не брюки.
   - Кто "они"? - спросила я.
   Эрик вонзил клыки в плечо вервольфа. Несмотря на ранение, он втягивал полицейского в машину дюйм за дюймом. Казалось только справедливым, что Эрик получит его кровь, после того как потерял свою. Наёмник начал кричать.
   - Не позволяйте ему превращать меня в одного из них, - обратился он ко мне.
   - Тебе бы радоваться, - сказала я. Не потому что считала превращение в вампира таким великим событием, а потому что была уверена, что у Эрика было кое-что намного худшее в мыслях.
   Я вышла из машины, потому что не было смысла пытаться заставить Эрика выпустить вервольфа. Он не услышал бы меня с настолько сильной в нём жаждой крови. Моё притяжение к Эрику стало решающим фактором в этом решении. Я была счастлива, что он наслаждается, получая кровь, в которой нуждается. Я была разъярена, что кто-то попытался причинить ему вред. Так как оба эти чувства не были обычными в моей эмоциональной палитре, я знала, что было им причиной.
   К тому же, салон корвета стал неприятно переполненным мной, Эриком, и большей частью вервольфа.
   Чудесным образом ни один автомобиль не проехал мимо, пока я спешила вдоль обочины к транспортному средству нашего смертника, которое (к небольшому моему удивлению), оказалось простой белой машиной с прикреплённым проблесковым маячком. Я погасила огни автомобиля и, ударяя кулаком каждую кнопку и разъединяя каждый провод, которые нашла, смогла, наконец, отключить мигалку. Теперь мы были не так заметны. Эрик погасил фары корвета ещё в момент остановки.
   Я бегло осмотрела салон белого автомобиля, но не нашла конверта с надписью "Открыть тому, кто нанимал меня, в случае моей поимки". Мне нужна была улика. Должен же быть хотя бы телефонный номер на клочке бумаги, номер, который я могла бы поискать в интернете. Если бы знала, как это делается. Вот гадство! Я потащилась назад к машине Эрика и в свете фар проезжающих мимо автомобилей заметила, что из водительского окна больше не торчат ноги, что делало корвет менее заметным. Но нам нужно было убираться отсюда.
   Я заглянула в корвет и нашла его пустым. Единственным напоминанием того, что только что случилось, были пятна крови на сидении Эрика, я достала носовой платок из сумочки, поплевала на него и стёрла засыхающую кровь; не очень изящный, но практичный метод.
   Внезапно Эрик оказался рядом со мной, и я с трудом подавила в себе вопль. Он был все еще возбуждён неожиданным нападением и прижал меня к машине, держа мою голову под углом для поцелуя. Я ощутила нарастающее желание и была уже готова сказать: "Какого чёрта, Викинг, возьми меня прямо сейчас". Это была не только кровная связь, склонявшая меня принять его молчаливое предложение, но и память о том, каким замечательный Эрик был в постели. Но я вспомнила о Квинне и с огромным усилием оторвалась от губ Эрика.
   В течение секунды я думала, что он не собирается меня отпускать, но он это сделал. - Дай посмотреть, - сказала я нетвёрдым голосом и оттянула воротник рубашки, чтобы осмотреть рану. Эрик уже почти исцелился, но конечно его рубашка была все еще влажной от крови.
   - Что это было? - спросил он. - Это был один из твоих врагов?
   - Понятия не имею.
   - Он стрелял в тебя, - сказал Эрик, как будто я ещё не догадалась. - Он хотел убить тебя первой.
   - Что, если он хотел причинить вред тебе? Что, если бы он возложил ответственность за мою смерть на тебя? - Я так устала быть объектом заговоров, что сознаюсь, пыталась внушить Эрику, что целью является он. Другая мысль посетила меня, и я переключилась на неё. - А как они нашли нас?
   - Кто-то знал, что мы будем возвращаться в Бон Темпс сегодня вечером, - сказал Эрик. - Кто-то знал, что я буду в машине.
   - Это не мог быть Найл, - сказала я, а затем пересмотрела вспышку лояльности к моему совершенно новому, самопровозглашенному прадеду. В конце концов, возможно, что он лгал все время, пока мы сидели за столом. Откуда мне знать? Я не могла прочитать его мысли. Неведение было незнакомым для меня состоянием.
   Но я не верила, что Найл мне лгал.
   - Я тоже не думаю, что это был эльф, - согласился Эрик. - Но нам лучше поговорить об этом по дороге. Не стоит тут задерживаться.
   Он был прав. Я не знала, куда он спрятал тело, и поняла, что меня это действительно не волнует. Год назад я не находила бы себе места, бросая тело, и поспешно уезжая по автомагистрали. Сейчас я только радовалась, что ни он, ни я, не лежали в лесу.
   Я была ужасной христианкой, зато человеком с отличным чувством самосохранения.
   Пока мы ехали в темноте, я размышляла о пропасти, разверзшейся прямо передо мной и ожидающей, когда я сделаю последний шаг. Я чувствовала себя стоящей на краю обрыва. Было всё труднее придерживаться того, что правильно, когда целесообразней было делать то, что имело более здравый смысл. Действительно, сказал мне безжалостно внутренний голос, разве ты не понимаешь, что Квинн тебя бросил? Разве бы он не объявился, если бы все еще считал нас парой? Разве не всегда в моём сердце было место для Эрика, который занимается любовью как поезд, грохочущий в туннеле? Разве у меня не было множества свидетельств того, что Эрик может защитить меня лучше, чем любой, кого я знаю?
   Мне едва хватило сил поразиться этому.
   Если вы выбираете любовника по его способности защищать вас, то достаточно близко подходите к выбору спутника жизни, потому что находите в нём черты, желательные для воспроизведения потомства. И если бы был шанс, что у меня мог быть ребенок от Эрика (мысль, заставившая меня задрожать), он был бы на первом месте в списке, который я составляла, не осознавая. Я представила себя самкой павлина, ищущей самца павлина с самым привлекательно распушенным хвостом, или волчицей, ждущей вожака стаи (самого сильного, умного, храброго), чтобы тот ее покрыл.
   Хорошо, я сама себя втаптываю в грязь. Я была человеческой женщиной. Я пыталась быть хорошей женщиной. Я должна найти Квинна, потому что предана ему... в каком-то смысле.
   Нет, никаких оговорок!
   - О чём ты думаешь, Сьюки? - из темноты спросил Эрик. - Мысли так быстро сменяются на твоем лице, что я не могу за ними угнаться.
   Факт, что он мог видеть меня - не только в темноте, но и пока он, как предполагалось, наблюдал за дорогой - был невыносим и ужасен. И в доказательство его превосходства, моё второе "я" сказало.
   - Эрик, просто отвези меня домой. У меня эмоциональное перенапряжение.
   Больше он ничего не говорил. Возможно, он был благоразумен, или исцеление было болезненным.
   - Мы снова должны поговорить об этом, - сказал он, когда свернул на мою дорогу. Он припарковался перед домом, развернувшись ко мне настолько, насколько мог в небольшом автомобиле. - Сьюки, мне больно... Могу я... - Он наклонился и слегка прикоснулся пальцами к моей шее.
   От этого намёка моё тело предало меня. Во мне всё затрепетало, и это было неправильно. Человек не должен возбуждаться от идеи быть укушенным. Это ведь плохо, правильно? Я так сильно сжала кулаки, что ногти впились в ладони.
   Теперь, когда я могла видеть его лучше, теперь, когда интерьер автомобиля был освещен резким ярким светом фонаря, я поняла, что Эрик был более бледным, чем обычно. Я увидела, что пуля начала выходить из раны, он прислонился к спинке сидения и закрыл глаза. Миллиметр за миллиметром пуля выходила, пока не выскочила в мою подставленную руку. Я вспомнила Эрика, заставляющего меня высасывать пулю из его руки. Ха! Каким же он был мошенником. Пуля вышла бы самостоятельно. Чувство негодования привело меня в чувство.
   - Думаю, ты сможешь это сделать дома, - сказала я, хотя чувствовала почти непреодолимое желание наклониться к нему и предложить шею или запястье. Я стиснула зубы и вышла из машины. - Ты можешь остановиться у Мерлотта и заказать бутылочную кровь, если действительно нуждаешься в ней.
   - Ты бесчувственная, - сказал Эрик, но он не казался действительно сердитым или оскорбленным.
   - Да, - ответила я и улыбнулась ему. - Будь осторожен, слышишь?
   - Конечно. И я не буду останавливаться ни перед какими полицейскими.
   Я заставила себя пройти к дому, не оглядываясь. Закрыв за собой парадную дверь, я незамедлительно почувствовала облегчение. Слава Богу. Я подумала, смогла бы я уйти от него, если бы оборачивалась на каждом шагу? Эти кровные узы были на самом деле раздражающей вещью. Не будь я осторожна и бдительна, несомненно, сделала бы кое-что, о чем потом сожалела бы.
   - Я женщина, услышьте мой крик, - сказала я.
   - И чем это вызвано, чёрт возьми? - спросила Амелия, а я подскочила. Она вышла из кухни в ночной рубашке и соответствующем халате, персикового цвета с кремовыми кружевами. У Амелии всё было хорошего качества. Она никогда не высмеивала чьи-либо предпочтения в одежде притом, что сама никогда бы не стала одеваться в Уолмарте. (Прим. Уолмарт - крупнейшая розничная сеть с максимальным ассортиментом и минимальными ценами.)
   - У меня был тяжелый вечер, - ответила я. Я оглядела себя. Всего лишь немного крови на голубой шёлковой футболке. Надо бы её замочить. - Как у вас тут шли дела?
   - Октавия звонила, - попыталась спокойно сказать Амелия, но я ощутила волнами накатывающее на неё беспокойство.
   - Твоя наставница.
   - Да, именно она. - Она наклонилась, чтобы поднять Боба, который всегда крутился рядом, когда Амелия была расстроена. Она прижала его к груди и спрятала лицо в шерсти. - Она узнала, конечно. Даже после Катрины и всех изменений, произошедших в её жизни, она должна была поднять вопрос о недоразумении. (Именно так называла это Амелия - недоразумение.)
   - Интересно, как это называет Боб, - сказала я.
   Амелия посмотрела на меня поверх головы Боба, и я тут же поняла, что сказала бестактность. - Прости. Я не подумала. Но возможно, думать, что ты сможешь выйти из всего этого без привлечения к ответственности, не слишком трезво, а?
   - Ты права. - Она не была довольна моей правотой, но, по крайней мере, она это сказала. - Я ошиблась. Я попыталась сделать то, что не должна была, а Боб заплатил за это
   Ничего себе. Когда Амелия решалась что-то признать, она делала это основательно.
   - Я оказалась перед необходимостью ответить за это. Может быть, они запретят мне колдовать на год. Возможно больше.
   - О. Это выглядит сурово. - В моем воображении ее наставница всего лишь ругала Амелию в комнате полной волшебников, колдунов и ведьм или кто там у них есть, а затем они превращали Боба обратно. Он быстро прощал Амелию и говорил, что любит ее. Так как он её прощал, остальная часть собрания делала также, Амелия и Боб возвращались в мой дом и жили здесь вместе... долго и счастливо. (В этой части я ещё не очень определилась.)
   - Это самое умеренное из возможных наказаний, - сказала Амелия.
   - О...
   - Ты не захочешь слышать о других возможных наказаниях. - Она была права. Не захочу. - Ну, так и какое же таинственное задание поручил тебе Эрик? - Амелия, конечно, не могла никому выдать наш маршрут или место назначения; она не знала, куда мы ездили.
   - О, ах, он просто хотел меня отвезти в новый ресторан в Шривпорте. У него французское название. Было довольно мило.
   - Так это было свидание? - Могу поклясться, она интересовалась ролью Квинна в моих отношениях с Эриком.
   - О нет, не свидание, - ответила я, неубедительно даже для себя. - Никаких продолжений "мальчик-девочка". Просто болтовня, знаешь ли. - Поцелуи. Стрельба.
   - Он, несомненно, красив.
   - Да, это без сомнения. Я знакома со многими "приятными на вкус" парнями. Помнишь Клода? - Я показывала Амелии постер, который пришёл по почте двумя неделями ранее - увеличенный снимок обложки для романа, для которой позировал Клод. Она была впечатлена. Какая женщина не будет?
   - Ах, я ходила посмотреть на стриптиз Клода на прошлой неделе. - Амелия старалась не смотреть мне в глаза.
   - И ты не позвала меня?! - Клод был очень неприятным человеком, особенно в противопоставлении с его сестрой Клодин, но он был вне сомнения великолепен. Он обладал красотой Брэда Питта. Конечно, он был геем. Разве вы не знали об этом? - Ты ходила, когда я работала?
   - Я подумала, что ты это не одобришь, - сказала она, кивая. - Потому, что дружишь с его сестрой. Я ходила с Тарой. Джей Би работал. Ты рассержена?
   - Нет. Мне всё равно. - Моей подруге Таре принадлежал магазин одежды, а ее новый муж Джей Би работал в женском фитнес-центре. - Я хотела бы посмотреть, как Клод делает это, наслаждаясь собой.
   - Мне кажется, он хорошо проводил время. Клод никого не любит больше, чем Клода, правильно? Все эти женщины, смотрящие на него и восхищающиеся им... он не в той категории, но конечно вызывает восхищение.
   - Точно. Давай как-нибудь пойдем посмотреть на него вместе.
   - Хорошо, - и я могла сказать, что она снова стала весьма жизнерадостной. - Теперь, расскажи мне, что ты заказывала в этом новом необычном ресторане. - Итак, я рассказала ей. Но все время мне было жаль, что я должна хранить молчание о моём прадеде. Я так сильно хотела рассказать Амелии о Найле: как он смотрел и как рассказывал мне целую историю, которой я не знала. И мне нужно было время, чтобы понять, что пережила моя бабушка, чтобы изменить представление о ней в свете новых фактов. А также я должна была переосмыслить свои неприятные воспоминания о матери. Она втрескалась в моего отца, и у нее были от него дети, потому что она любила его... только получилось так, что она не хотела делиться им с ними, особенно со мной, другой женщиной. По крайней мере, для меня это было новым пониманием.
   - Там было много чего, - сказала я, широко зевая. Было уже очень поздно. - Но я должна добраться до кровати. Мне кто-нибудь звонил?
   - Звонил какой-то вервольф из Шривпорта. Он хотел поговорить с тобой, но я сказала, что тебя не будет весь вечер и ему лучше позвонить тебе на сотовый. Он спросил, где может встретить тебя, но я не знала, где вы были.
   - Элсид, - сказала я. - Интересно, что он хотел. - Позвоню ему завтра.
   - И звонила какая-то девушка. Сказала, что была раньше официанткой в Мерлотте и видела тебя вчера вечером на свадьбе.
   - Таня?
   - Да, так она назвалась.
   - Что она хотела?
   - Не знаю. Она сказала, что перезвонит завтра или увидится с тобой в баре.
   - Дерьмо. Надеюсь, Сэм не нанял её на замену или ещё для чего.
   - Я думала, что это я была заменой.
   - Да, если вдруг кто-то не уволился. Предупреждаю, она Сэму нравится.
   - А тебе нет?
   - Она вероломная сука.
   - Чёрт, скажи мне, что ты на самом деле думаешь.
   - Без шуток, Амелия, она устроилась в Мерлотт, чтобы шпионить за мной для Пелтов.
   - А, так это она. Что ж, больше она за тобой шпионить не будет. Я предприму кое-какие шаги.
   Это было ещё страшнее, чем работать с Таней. Амелия была сильной и опытной ведьмой, а также, не поймите меня превратно, была склонна к попыткам совершать вещи вне уровня ее опыта. Как в случае с Бобом.
   - Согласуй это сначала со мной, пожалуйста. - Амелия выглядела удивлённой.
   - Да, конечно. А сейчас я пошла спать.
   Она пошла наверх с Бобом на руках, а я прошла в свою маленькую ванную, чтобы смыть косметику и надеть свою ночную рубашку. Амелия не заметила крапинки крови на футболке, и я кинула её в раковину, чтобы замочить.
   Какой же это был день. Я провела время с Эриком, который всегда волновал меня, и нашла родственника, живого, хоть и не человека. Я многое узнала о своей семье. Большинство из этого было неприятным. Я ужинала в необычном ресторане, хотя едва могла вспомнить блюда. И наконец, в меня стреляли.
   Забравшись на кровать, я помолилась, пытаясь поместить Квинна на первое место в списке. Я думала, что волнение от того, что я нашла прадеда, не даст мне уснуть этой ночью, но усталость взяла своё на середине просьбы Богу, помочь мне найти свой путь в нравственной трясине соучастия в убийстве.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"