Декандидо, Кейт Р.А.: другие произведения.

Кольцо ненависти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    World of WarCraft.  Кольцо ненавистиWorld of WarCraft. Кольцо ненависти

    Три года прошло с тех пор, как объединенные войска людей, орков и ночных эльфов нанесли поражение демонам Пылающего Легиона. В землях Калимдора воцарился мир. Вождь Тралл правит орками Дуротара мудро и справедливо, не забывая о дружбе с людьми, возглавляемыми волшебницей - леди Джайной Праудмур. Но ... Далее


Кит Р. А. ДеКандидо

Кольцо ненависти

Грейс-Энн Андреасси ДеКандидо, Хельге Борк,
Урсуле К. Ле Гуин, Констанс Хэссет,
Джоан Добсон и прочим леди, у которых я учусь.

БЛАГОДАРНОСТИ
Во-первых, я хочу поблагодарить гуру "Blizzard Games" Криса Метцена, чей вклад в проект "Warcraft" невозможно переоценить. Наши телефонные беседы и обмен письмами оказались весьма плодотворными и наполнили меня неиссякаемой творческой энергией.
Во-вторых, я благодарю моего редактора Марко Пальмери и его шефа, Шеннона Скотта, которые подвали мне великолепные идеи, а так же Люсьен Дайвер, моего непревзойденного агента.
В-третьих, я должен выразить благодарность остальным новеллизаторам "Warcraft": Ричарду Кнааку, Джеффу Граббу и Кристи Голден. В частности, "Последний Страж" Джеффа и "Владыка Кланов" Кристи принесли мне немалую пользу описанием характеров Эгвинн и Тралла.
Кроме того, я хочу поблагодарить: банду из "Малибу", клуб "Ублюдков-Элитистов", сайт писателей-сценаристов "Новелскрайбз", форум "Чернильница" и всех остальных из списков рассылки, которые помогали мне сохранить здравый рассудок, доводя меня до безумия; писательские объединения СITH и CGAG; терпевших меня работников пекарни Паломбо; Пола Киёши и других замечательных людей из школы додзё; и, конечно же, нельзя обойти вниманием тех, кто живет со мной под одной крышей, как людей, так и кошек, за их ежедневную поддержку.

Историческая справка
Роман описывает период времени за год до "World of Warcraft".
Действия разворачиваются через три года после вторжения Пылающего Легиона и его поражения соединенными силами людей, орков и ночных эльфов (Warcraft 3: Reign of Chaos and Warcraft 3X: The Frozen Throne).

Глава 1.
Незнакомец вошел, когда Эрик заканчивал протирать залитый пивом череп демона, установленный над барной стойкой.
На постоялый двор "Проклятье демона" редко заглядывали путешественники. Поэтому Эрик знал в лицо всех своих посетителей. В отличие от имен - их он обычно не запоминал. А вот лица... Лица - это другое дело. Их видишь часто. И вообще, Эрика мало волновало, кто и зачем посещает таверну, лишь бы платили вовремя и пили побольше.
Усаживаясь за стол, незнакомец повел глазами по сторонам, будто бы что-то искал или ждал кого-либо. Ну, не грязные стены он рассматривал, в конце концов. Да их и не под силу разглядеть - окон в "Проклятье демона" отродясь не было и зал, беспорядочно уставленный маленькими круглыми столами и стульями, освещался лишь парочкой факелов. Посетители рассаживались, где им удобнее, свободно двигая столы по полу, а потому Эрик даже не пытался расставлять мебель в каком-либо порядке.
Поскучав мгновение, другое, незнакомец подошел к хозяину.
- К моему столу слуга подойдет?
- У меня нет прислуги, - ответил Эрик.
Он, в самом деле, не видел смысла в наемных работниках. Еще жалование им плати! Если человек хочет пить, то подойдет к стойке. А тому, кто нализался настолько, что не стоит на ногах, наливать больше незачем. Пьяные драки Эрику ни к чему. Он хотел заправлять тихим заведением.
- Какой у вас самый дорогой напиток? - незнакомец выложил на стойку серебряную монету.
- Кабаний грог по-северному. Орки делают его, настаивая на...
- Нет, - скривился посетитель. - Никаких орочьих напитков.
Эрик пожал плечами. Всякому человеку вольно иметь свои вкусы, когда дело касается выпивки. Ему попадались люди, которые спорили, что лучше - пиво или кукурузное виски яростнее, чем о политике или религии. Ели господин почему-то не любит орочьих напитков, Эрика это не касается.
- Как насчет кукурузного виски? У меня есть свежий - в прошлом месяце закупал.
- Годится.
Незнакомец шлепнул ладонью по барной стойке, разбросав скорлупу орехов, огрызки и прочий мусор, месяцами накапливающийся на барной стойке. Эрик занимался уборкой не чаще раза в год. Зачем? Все равно никто не разглядит грязь. Ну, разве что череп демона натирал.
Один из постоянных посетителей, солдат, всегда заказывавший грог, обернулся, чтобы посмотреть на нового гостя.
- Любопытно узнать, ты что-то имеешь против орочьего пойла?
Пока незнакомец, смущенно пожимая плечами, подбирал слова для ответа, Эрик снял с полки большую стеклянную бутыль и плеснул в почти чистую кружку.
- Я ничего не имею против орочьих напитков, добрый господин. Только против орков. - Человек протянул ладонь солдату. - Меня кличут Маргозом. Я рыбак. Что словлю, с того и живу. Но мне не слишком нравится, как наполняются мои сети.
- Может, ты попросту плохой рыбак? - Солдат не принял рукопожатия и не потрудился представиться.
Маргоз догадался, что к нему настроены не слишком дружелюбно, и пригубил свой виски.
- Я - замечательный рыбак, добрый господин. В Кул-Тирасе я процветал, а потом по воле судьбы переехал сюда.
Сидевший неподалеку купец пробормотал, не отрываясь от кружки пива.
- Ну да, судьба. Что, сражаться с Пылающим Легионом призвали?
- Как и всех нас, я думаю, - кивнул Маргоз. - Я хотел начать новую жизнь здесь, в Тераморе. Да куда там! Проклятые зеленокожие забрали самые рыбные воды, а что оставили нам?
Эрик покивал, соглашаясь если не со вторым утверждением гостя, то с первым - уж точно. Сам он не воевал, приехав в Терамор, когда Пылающий Легион уже отбросили. Неожиданно подвернулось наследство. Его брат Олаф сражался против Легиона и погиб, оставив Эрику кругленькую сумму. Хватило, чтобы открыть постоялый двор, о котором мечтал Олаф. А вдобавок, к деньгам брат отставил череп демона, которого сам убил в одном из сражений. Эрик никогда не порывался заправлять гостиницей или таверной - сказать по правде, у него вообще ни к какой работе душа не лежала - но открыл "Проклятье демона" в память о погибшем брате. А кроме того, он весьма справедливо предположил, что половина местных жителей будет стремиться в заведение под таким названием. Ведь город-государство Терамор возникло после изгнания демонов.
- Ты не прав, рыбак, - заметил солдат. - Если ты сражался на войне, то должен знать, что орки сделали для победы.
- Меня мало трогает, что они сделали тогда, добрый господин, - ответил Маргоз. - Меня волнует, что они делают с нами теперь.
- Они забирают себе самое лучшее! - вмешался в разговор капитан судна, сидевший за одним из столиков позади солдата. - Могу сказать, в Ратчете гоблины всегда помогают оркам со швартовкой или ремонтом кораблей. В прошлом месяце я прождал свободного места у причала полдня, а когда подошла орочья посудина, ее отшвартовали в два счета.
- Так не ходи к Ратчету, - повернулся к нему солдат. - Причалов, что ли, мало?
- Не всегда есть выбор, - невесело усмехнулся капитан.
- Да их суда вроде как и в починке не нуждаются! - поддержал его сосед по столику - по всей видимости, помощник, с того же судна. Во всяком случае, одевались они очень похоже. - Спилили все дубы в горах Оргриммара. Строят из них корабли. А что осталась нам? Всякий мусор? Весь корабельный лес у них, а наши суда разваливаются на глазах. Еще бы! Ведь их сработали корявых болотных ёлок!
Несколько голосов из глубины зала поддержали его.
- Значит лучше, чтобы орков не было!? - солдат стукнул кулаком по столешнице. - Так по вашему? Да без них демоны сожрали бы нас и не подавились!
- А я и не спорю, - Маргоз отхлебнул из кружки. - Просто мне кажется, что сейчас нет справедливости.
- Когда-то орки были рабами! - проговорил кто-то, кого Эрик не сумел разглядеть. - Рабами людей и Пылающего Легиона, если вы помните. Можно ли обвинять их, если теперь они хотят получить все и сразу?
- Как по мне, так лучше бы они убрались подальше, - сказал капитан.
- Мы все знаем, они нездешние, - поддержал его купец. - Пришли из иного мира. Вернее, Пылающий Легион приволок их.
- Может, лучше им убраться откуда пришли? - негромко бросил помощник капитана.
- Поражаюсь, и о чем только думает леди Праудмур... - покачал головой Маргоз.
Эрик нахмурился. От последних слов рыбака таверна подозрительно притихла. До того люди не скрывали своих чувств - одобряя или оспаривая чужое мнение. Но как только Маргоз упомянул Джайну Праудмур - а ко всему прочему, упомянул весьма непочтительно, - стало тихо.
Слишком тихо.
За те два года, что Эрик хозяйничал в таверне, он успел запомнить - перед дракой в зале становится или слишком громко или слишком тихо. Причем в последнем случае следует ожидать самой опасной драки.
Рядом с первым солдатом встал еще один. Высокий и широкоплечий. Когда он заговорил, череп демона позади Эрика задрожал.
- Кто скажет дурное слово о леди Праудмур, проглотит свои зубы!
- Я вовсе не хотел обидеть нашу правительницу, - быстро сказал Маргоз, сглатывая комок в горле. - Клянусь!
Он набрал в рот слишком много виски и застыл с выпученными глазами, пытаясь вдохнуть.
- Леди Праудмур заботится о нас, - вмешался купец. - После того, как мы прогнали Пылающий Легион, она объединила и сплотила нас. Ваши жалобы, Маргоз, обоснованы. Но ничего из сказанного здесь нельзя вменить в вину леди Праудмур. В свое время я встречал немало чародеев. Большинство из них не стоило и грязи с подошвы моих сандалий. Но леди добра к нам. И никто не поддержит вас, вздумай вы порочить ее.
- У меня и в мыслях не было порочить леди, добрый господин, - Сдавленным голосом пояснил Маргоз. Очевидно, он еще страдал после опрометчиво большого глотка виски. - Но всем нам следует подумать - почему никто не озаботился заключить торговые соглашения на покупку замечательной древесины, о которой упомянули вот эти прекрасные господа? Может быть, она хотела, да орки не позволили?
Капитан отпил из кружки и проговорил рассудительно:
- Может, орки и посоветовали ей оставить Северную Заставу?
- Мы должны уйти оттуда, - вздохнул купец. - Пустоши не принадлежат никому. Так было договорено с самого начала.
- Ты совсем спятил, если думаешь, что мы уйдем оттуда! - напрягся солдат.
- Орки сражались там против войск адмирала Праудмура, - как бы невзначай заметил Маргоз.
- Да, незадача... - купец тряхнул головой. - Сколь замечательная правительница леди Праудмур и каким болваном был ее отец! Похоже, нам стоит забыть о тех днях. Но это не так...
- Если вы спросите мое мнение, - прервал его капитан, - то я считаю: нам нужно продвигаться за Северную Заставу!
На взгляд Эрика, он казался излишне взволнованным и раздраженным.
- Вы с ума сошли? - охнул торговец.
- Я? По-моему, вы... Орки нас ущемляют! Они сидят на плодородной земле, не то что у нас, на Тераморе. Уже три года прошло с тех пор, как Пылающий Легион отбросили. Неужели мы не заслуживаем лучшей доли, чем нищенствовать на собственной земле, ютиться в одном-единственном городе?!
- Терамор - один из лучших городов мира! - гордо возразил солдат, но продолжал более миролюбиво. - Это верно, у орков больше земли. Именно поэтому Северная Застава нам нужна - она позволяет защитить людей вне стен Терамора.
- А еще орки нас там не любят, - проговорил помощник капитана, обращаясь к пивной кружке. - Думаю, это самая большая причина, чтобы покинуть Заставу.
- Вас-то кто спрашивал? - повернулся к нему купец.
- Кому-то же надо сказать обо всем, - мягко заметил мужчина из глубины зала. Эрик узнал его - счетовод из порта. - Орки ведут себя так, будто безраздельно владеют Калимдором, а мы лишь гостим здесь. Но это и наш дом тоже. Мы тоже его любим. Орки не из нашего мира, не из мира людей. Имеют ли они право указывать нам, как жить?
- А имеют они право жить своей жизнью? - поинтересовался купец.
- Я считаю - имеют! - кивнул солдат. - Они заслужили его, сражаясь с Пылающим Легионом. Если бы не они... - Он допил грог и протянул кружку Эрику. - Пива налей!
Хозяин таверны удивился и остановил руку, которая сама собой потянулась за бутылью с вином. Этот солдат появлялся в "Проклятье демона" едва ли не в день открытия и не пил ничего, кроме грога. Но трехлетний опыт работы убедил Эрика: если посетитель захочет пить помои, налей, лишь бы платил исправно.
- Трудно спорить, - сказал капитан. - Этот мир - наш, наша колыбель, наша родина. А орки здесь - всего лишь гости. И все невзгоды начались с их появлением!
После этого заявления общая беседа прекратилась. Посетитель тихонько шушукались за столами. Эрик обслужил еще нескольких выпивох, бросил грязные кружки в бадью, чтобы вымыть позже, и лишь подавая очередную кружку пива купцу, понял, что Маргоз ушел. Не попрощался и не оставил чаевых. Презрительно покачав головой, Эрик постарался забыть имя рыбака.
Но не лицо. Лицо он запомнил отлично и решил, что обязательно плюнет ему в кружку в следующий раз. Ведь все неприятные пересуды начались из-за его заявления об орочьем напитке. А Эрик никогда не испытывал добрых чувств к тем, кто затевает беспорядки в его заведении.
Теперь же все больше людей начали жаловаться на притеснения от орков. А один из них, распалясь, так сильно стукнул кружкой о стойку, что капли пива вновь забрызгали череп демона. Вздохнув, Эрик потянулся за тряпкой.
Когда-то Маргоз боялся ходить в одиночку по темным улицам Терамора. И вовсе не потому, что горожан одолевали воры и грабители - здесь жители отлично знали друг дружку и старались не нарушать законы, а если и находился кто-то, вставший на скользкую дорожку, то стража леди Праудмур довольно быстро расправлялась с ними.
Просто Маргоз уродился хилым коротышкой, которого мог обидеть каждый, кто выше и сильнее. И никогда не узнать, что таится в душе большого и крепкого человека, пока он не ударит маленького и слабого. И Маргоз часто испытывал на себе желание других покуражиться над беззащитным. Потому и старался не выходить ночью из дома без особой надобности. Зачем множить насилие, если его можно избежать?
Но теперь Маргоз получил возможность не бояться побоев. И не бояться многих других не вполне приятных вещей. Он заимел покровителя. Конечно, любая защита имеет свою цену, но на сей раз выгода - сила и богатство - показалась рыбаку достойной наградой. По крайней мере, лучше, чем раньше, когда за награду он мог счесть жалость. Иногда Маргоз задумывался - не обменял ли он один страх на другой, но старательно гнал от себя печальные мысли.
Ветер с порта пронес по улицам города запах соли и свежести. Маргоз глубоко вдохнул - прохладный морской ветерок всегда взбадривал его. В "Проклятье демона" он сказал половину правды: когда-то и в самом деле он зарабатывал на жизнь рыбалкой, хоти и не преуспел на этом поприще. Но он никогда не сражался с Пылающим Легионом, приехав сюда, когда демонов уже отбросили. Он думал, что здесь сумеет заработать больше, чем в Кул-Тирасе. Разве его вина, что его сети немного отличались от общепринятых? Он пытался объясниться с портовым начальством, до добился лишь очередных побоев.
Слишком часто попытки доказать собственную правоту заканчивались для него пинками и затрещинами.
Пришлось отправиться в Калимдор. Многие переезжали сюда, рассчитывая найти работу и достаток среди верноподданных леди Праудмур. Маргоз вскоре понял, что он не единственный рыбак, торгующий уловом. Признаться честно, среди рыбаков он был далеко не самым умелым и удачливым.
Прежде, чем встретить нового покровителя, Маргоз опустился почти до самого дна. Выловленной рыбы не хватало даже на пропитание, не говоря уже о продаже. Он серьезно подумывал: а не прицепить ли лодочный якорь на шею и кинуться в море. Мертвые не мерзнут и не голодают.
Но с приходом хозяина все изменилось к лучшему.
Маргоз подошел к дверям своего скромного домика. Несмотря на уговоры, его благодетель не позволял переселиться в более дорогое жилье. Он отмахивался от непрестанных жалоб Маргоза на сырость, затхлый воздух, нищенскую обстановку и наглых крыс, называл его нытье недостойным, а однажды объяснил, что внезапный переезд бедного рыбака может привлечь нежелательно внимание, а для их общего дела самое главное сейчас - скрытность.
И он скрывался до сегодняшнего вечера, пока не получил приказ отправляться на постоялый двор "Проклятье демона" и под шумок начинать настраивать людей против орков. В прежние времена он не смог бы себя заставить даже переступить порог таверны. В таких местах, как правило, собирались люди, которые любили почесать кулаки о его бока. Причем по много человек сразу. Поэтому Маргоз старался по мере сил избегать постоялых дворов и таверн.
Ну, насколько получалось.
Он вошел в свою комнату. Жалкое зрелище... Матрас не толще краюхи хлеба, вместо одеяла мешковина, одно прикосновение к которой вызывало зуд во всем теле. Поэтому Маргоз старался не укрываться до тех пор, пока холод не становился совсем уж невыносимым. В углу лампа, а под койкой нехитрый скарб. Крупная крыса юркнула в прогрызенную в стене дыру, заслышав звуки его шагов.
Маргоз вздохнул, покоряясь безысходности. Помимо запрета переехать в более достойное жилье, его больше всего мучила вонь, сопровождавшая появление покровителя. Хозяин говорил, что это издержки той магии, которую он использует, но Маргоза его слова мало утешали.
Но ради власти и силы, ради возможности ходить по улицам, когда вздумается, и безнаказанно говорить, что захочется, в "Проклятье демона" стоило потерпеть.
Запустив пальцы за пазуху, Маргоз извлек цепочку с подвешенным к ней амулетом в виде меча, охваченного языками пламени. Сжав его в ладони с такой силой, что острие клинка впилось в кожу, человек произнес слова, значение которых оставалось загадкой, но всякий раз, выговаривая их, он ощущал безотчетный страх.
- Гэлтэк Эред"нэш. Эред"нэш бэн гэлэр. Эред"нэш хавик йртoг. Гэлтэк Эред"нэш.
Клетушка тут же наполнилась сернистым смрадом. Эту часть своей службы Маргоз ненавидел от всего сердца.
- Гэлтэк Эред"нэш. Ты исполнил приказ?
- Да, повелитель, - Маргоз понял, что сорвался на писк, и от этого смутился и закашлялся. - Я сделал все, как вы сказали. Когда я завел разговор о притеснениях от орков, почти вся таверна меня поддержала.
- Почти?
Маргозу не понравилась скрытая угроза, прозвучавшая в этом коротком слове.
- Да, господин. Один человек попытался возражать, но все тут же набросились на него. Излили ярость, не стесняясь.
- Да? Может быть, тебе и удалось...
Слова покровителя принесли огромное облегчение.
- Спасибо, господин, спасибо. Я рад, что принес хоть какую-то пользу. - Он помедлил мгновение. - Если мне будет позволено, господин... Если сейчас уместно... Я бы хотел просить разрешения улучшить мои условия жизни. Вы заметили крысу?
- Ты служишь нам. Ты будешь вознагражден.
- Как скажете, господин, но я тешил себя надеждой, что награда будет скорой... - Теперь он решил зайти с другой стороны. - Знаете, господин, сегодня я подвергался серьезной опасности. Ходить по ночам в окрестностях доков может быть...
- Пока ты служишь, тебе не посмеют причинить вреда! Не следует бояться, Маргоз!
- К-конечно, господин. Просто я...
- Просто ты стремишься к жизни, какой никогда не видел. Я тебя понимаю. Будь терпеливым, Маргоз. Награда найдет тебя в назначенный срок.
Зловоние пошло на убыль.
- Спасибо, господин.
- Гэлтэк Эред"нэш! - бросил покровитель, исчезая.
- Гэлтэк Эред"нэш, - поклонился Маргоз, прислушиваясь к воцарившейся тишине.
И тут же в стену забарабанили кулаком.
- Эй, там, заткнись! - орал сосед. - Мы тут заснуть пытаемся!
Совсем недавно, услышав столько ярости в голосе, Маргоз сжался бы в комок от страха. Сейчас он даже не обратил внимание на рассвирепевшего соседа, укладываясь на топчан. Оставалось лишь надеяться, что вонь не помешает заснуть.

Глава 2.
- Я никак не пойму, зачем нужен туман?
Капитан Болик, владелец орочьего торгового судна "Оргат'ар", уже жалел, что ввязался в этот дурацкий разговор с денщиком.
- А он обязательно должен быть зачем-то?
Продолжая начищать клыки капитана, Рэбин покачал головой. Не всякий орк мог позволить такую роскошь, но Болик, как капитан "Оргат'ара" считал, что обязан соответствовать занимаемой должности. Когда-то давно древний народ орков был изгнан с исконных земель и порабощен сначала демонами, а после людьми. Орки-рабы ходили грязными и неопрятными. Поэтому свободный орк, живущий в Дуротаре под главенством Тралла, величайшего из воинов, желал как можно меньше походить на раба. К тому же усиленным уходом за своей внешностью, капитан подавал пример всей команде.
Рэбин понимал и разделял устремления капитана лучше, чем кто-либо другой из моряков. Он подстригал Болику брови, чистил клыки и зубы, полировал ногти, которые как нельзя больше шли к кольцу в носу и татуировке.
- Все в нашем мире существует для чего-то, сэр, - сказал денщик, отвечая капитану. - Скажем, вода нужна, чтобы давать нам рыбу для еды. Опять же, для путешествий на кораблях и лодках. Воздухом мы дышим. Земля тоже дает еду, не говоря уже о том, что на ней мы строим дома. На ней растут деревья, из которых мы строим корабли. Дождь и снег дают нам воду для питья. Все вокруг нас служит для чего-то.
Он принялся обтачивать ногти Болика с таким старанием, что капитану пришлось откинуться назад, опираясь спиной на переборку.
- А туман для чего?
- Он только мешает нам находить путь и больше ничего, - заявил Рэбин.
Болик улыбнулся и его зубы блеснули в тусклом свете фонаря, горевшего посреди каюты. От круглого оконца не были никакого толку из-за того самого тумана, на который только что жаловался слуга.
- Снег и дождь тоже мешают в пути, - возразил капитан.
- Само собой, сэр, само собой, - Рэбин удовлетворенно осмотрел большой палец и перешел к следующему. - Но, как я уже говорил, снег и дождь служат другим целям. Конечно, они мешают, но они и пользу приносят тоже. Но вот скажите мне, сэр, что такого полезного в тумане? Он не позволяет нам видеть, куда мы плывем и все.
- Может быть, - Болик внимательно посмотрел на денщика. - А может, мы просто еще не разгадали пользы, которую он приносит? В конце концов, было же время, когда мы не знали, что снег - это замерзший дождь. Понадобились годы, чтобы мы поняли его истинное предназначение - обеспечивать нас водой в холодное время года. Так что туман не виноват. Это мы пока еще не разглядели истину. Так и должно быть. Мир открывает нам свои тайны не сразу, а лишь когда мы к этому готовы. Вот он - глубокий смысл всего сущего.
Задумавшись над словами капитана, Рэбин закончил обтачивать ногти и принялся их полировать.
- Наверное, вы правы, сэр. Но это не слишком-то украшает сегодняшний день.
- Верно. Не украшает. А что говорят на палубе?
- То же, что и я, сэр. - Рэбин пожал плечами. - Впередсмотрящий сказал, что не видит ничего дальше собственных клыков.
Болик нахмурился. Мерное раскачивание судна неуловимо изменилось. Стало сильнее и резче. Опыт подсказывал - рядом прошел другой корабль.
Капитан поднялся с табурета, не дав слуге навести красоту на средний палец.
- В другой раз, Рэбин.
- Слушаюсь, капитан! - Денщик выпрямился.
Подхватив из угла отцовскую булаву, Болик вышел из каюты в узкий коридор. "Оргат'ар" - капитан назвал судно в честь отца, Оргата, погибшего в битве с Пылающим Легионом, - строили гоблины, признанные самыми умелыми корабелами в мире. Остроухий старый гоблин по имени Лейдс уверял Болика, что сделает коридоры достаточно широкими, но могучему орку все равно приходилось пробираться по ним "бочком". Видно, "достаточно широкие" по мнению гоблина и по мнению орка - не одно и то же.
Ступив на лестницу, капитан столкнулся нос к носу с первым помощником, Кэгом, спешившим ему навстречу.
- Я как раз разыскивал вас, сэр! - Кэг растянул губы в улыбке, едва не касаясь клыками глаз. - Но, похоже, вы догадались обо всем без меня.
Выбравшись на палубу, Болик нахмурился. "Оргат'ар" словно погрузился в плотный, хоть ножом на ломти нарезай, туман. Само собой, капитан знал расположение надстроек достаточно хорошо, чтобы вслепую пройти от носа до кормы, и, похоже, пришла пора применить свои умения. Кэг, сопя, шагал следом.
- Что там было? - спросил Болик, убедившись, что рассмотреть чужие суда не в силах.
- Трудно сказать, - решительно заявил Кэг. - Впередсмотрящий не сумел подробно рассмотреть. Он говорит, что мельком увидел судно. Возможно, это патрульный корабль Терамора, но таких очертаний корпуса он не помнит ни у людей, ни у орков.
- А ты что думаешь?
- Впередсмотрящий не уверен. Если бы он увидел военный корабль Терамора, то так и сказал бы. А это какое-то новое. Тем более, мне кажется, там прошли два корабля. Один такую волну не поднимет. Но из-за тумана не берусь утверждать наверняка.
Болик кивнул. Их впередсмотрящий, Вэк, мог разглядеть два пятнышка на горизонте и тут же сказать, которое из них рыбацкая лодчонка, а которое - торговое судно. Он мог запросто сказать, кто построил встречный корабль - люди или гномы. Мог определить, когда его сработали - до или после вторжения Пылающего Легиона.
- От чужих судов стоит ожидать чего угодно, - пробормотал капитан. - Труби в сигнальный рог. Пусть...
- Корабль! - донеслось сверху.
Запрокинув голову, Болик попытался рассмотреть Вэка, да куда там! Мачта утопала в густом тумане. Голос наблюдателя доносился из сооружения, которое люди почему-то называли "вороньим гнездом". Болик знал, что ворона - это такая черная крупная птица, но не понимал, какое отношение ее гнездо имеет к корзине, где сидит впередсмотрящий, и которую капитан никак не мог разгладеть?
- Что ты видишь?! - заорал Кэг.
- Идет к нам! Людское! Цвета флагов различить не могу!
- Это военный корабль?
- Не пойму! Видел мельком! Но он идет рядом с нами.
Болику не понравились слова Вэка. Он привык, что человеческий корабль без опознавательных знаков почти всегда оказывается разбойничьим. Конечно, можно предполагать, что цвета флагов просто теряются в тумане и что они тоже не могут разглядеть орочье судно. Но рисковать ценным грузом Болик не собирался. Если корзины не будут целыми и невредимыми доставлены к холму Острие, Болик не получит оговоренные деньги. Выходит, они работали бесплатно. Хороший капитан старается не допускать, чтобы его команда теряла заработок.
- Труби аврал! - повторил он. - И поставь охрану у грузового трюма.
- Слушаюсь, сэр! - кивнул Кэг.
- Гарпуны!
Новый крик Вэка заставил Болика разразиться проклятиями. Гарпуны мечут только в двух случаях. Можно, конечно, предположить, что они приняли "Оргат'ар" за чудовище, вроде кита или морского змея, но это вряд ли, тем более что в это время года крупные морские твари уплывают далеко на север. Скорее всего, их атакуют пираты и за гарпунами потянутся абордажные лини.
Зазубренные наконечники вонзались в палубу, в борта, в лестницу. Всего Болик не мог рассмотреть из-за того же тумана. Канаты, прикрепленные к гарпунам, натянулись и задрожали от напряжения.
- Все к борту! - крикнул Кэг.
- Режьте веревки! - послышался чей-то голос.
А потом раздался звук оплеухи и пояснение помощника.
- Не будь дурнем. Сталь не их возьмет. А вы будете как на ладошке!
Внезапно стало не до болтовни. Из тумана, будто по волшебству, выскочили вооруженные люди, одетые кто во что горазд. Болик знал, хотя и не разделял тяги людей напяливать на себя кучу не нужных тряпок, во что одеваются воины леди Праудмур, но на нападавших армейских мундиров не разглядел.
- Бей пиратов! - заорал капитан, но его команда перед лицом опасности в понуканиях не нуждалась.
Закипела схватка.
Болик взмахнул отцовской булавой и обрушил ее на ближайшего к нему человека, который попытался ткнуть капитана мечом.
Орк парировал клинок левой рукой, раскручивая булаву над головой. Пират прикрылся мечом, но неосторожно приблизился к орку вплотную и получил кулаком в живот. Поперхнувшись, человек рухнул на четвереньки и Болик добил его, саданув по затылку.
Еще двое преградили путь капитану, рассчитывая легко одолеть его благодаря численному перевесу. Но они не знали, что нарвались на орка старой закалки. Хотя он родился рабом в этом мире, но, будучи освобожденным Траллом, поклялся, что не склонится больше перед людьми. Он мог сражаться бок о бок с людьми, на равных, но никогда не признает их главенство.
Уж не этих двоих с мечами точно.
Пират, подступавший слева, размахивал кривым мечом - такое оружие Болик видел лишь однажды. А второй сжимал в кулаках рукоятки двух коротких прямых мечей. Болик остановил косой удар изогнутого клинка предплечьем, почувствовав, как сталь вонзается в плоть, а булавой отбил один из коротких мечей, пропуская второй в волоске от груди.
Превозмогая боль, капитан провернул левую руку и, пользуясь преимуществом в силе, вырвал меч из ладони человека. Пнув правого пирата, Болик схватил левого за волосы и пригнул к палубе, вынуждая стать на колени.
Человек с короткими мечами увернулся от удара, но замешкался, поскользнувшись на палубе. Болик сильно толкнул поверженного пирата, удовлетворенно услышав, как его голова глухо стукнулась о мачту.
Зато второй тут же попытался зацепить капитана острием клинка. Болик шагнул назад и вправо, а потом, резко распрямив руку, стукнул пирата по голове булавой. Треснул череп. Жизнь мгновенно покинула тело пирата.
- Вэк! - выкрикнул Болик, вырывая застрявший в руке кривой меч. - Дуй в рог!
Оружие звякнуло о палубу около головы недавнего владельца. Вряд ли пираты знали орочий язык, и этим стоило воспользоваться.
Мгновение спустя оглушительный рев большого рога обрушился на уши сражающихся на палубе людей и орков. Казалось, от густого звука задрожали даже кости. Но Болик и его команда знали, чего ожидать, а напавшие люди - нет.
Застигнутые врасплох пираты озирались по сторонам, утратив пыл и напор, чем орки сразу же воспользовались. Болик повел их на врага, вращая над головой отцовскую булаву. Могучим ударом он опрокинул на палубу еще одного пирата, пронзительно закричавшего пред смертью.
Шум схватки нарушил громкий голос, подавший команду к отступлению на человеческом языке. Пираты стремительно кинулись к борту и начали перепрыгивать обратно на свое судно. Болик успел заметить, как Кэг отсек ногу одному из бегущих, подарив еще одну жертву Великому морю.
- Будем преследовать? - спросил первый помощник.
- Нет, - покачал головой Болик. Бесполезно гоняться за пиратами в таком тумане. - Пускай убираются. Проверь груз!
Кэг кивнул и убежал, топоча по палубе.
- Эй, наверху! - крикнул капитан, задирая голову. - Что там с людским кораблем?
- Они торчали на месте, - отвечал Вэк, - пока мы не загудели в рог. Потом уплыли. Я не вижу их больше.
Болик скрипнул зубами, сжимая рукоять отцовской булавы с такой силой, что едва не сломал ее. До сих пор орки и люди считались союзниками. И если бесценные солдаты леди Праудмур оказались поблизости, почему они не пришли на помощь, когда пираты атаковали "Оргат"ар"?
- Сэр! - привлек внимание капитана вернувшийся Кэг. Рядом с ним стоял Форкс, который командовал охраной трюмов. - Сэр, одну из корзин разбили, а еще одну люди уронил в море, когда убегали.
- Большинство пиратов атаковали корму, - угрюмо добавил Форкс. - Мы остановили их, сэр, и хорошенько потрепали. Они никогда не прошли бы мимо нас.
- Хорошая работа, Форкс! Ты заслужил награду, - Болик знал, его слова будут оценены по достоинству. Если две корзины из десяти испорчены, то и оплата от заказчика будет на одну пятую меньше. Но честно сражавшиеся моряки не должны терпеть убытки. Капитан похлопал орка по плечу. - Вы получите полное жалование! Разницу я оплачу из своей доли!
- Это честь для нас, капитан! - глаза Кэга округлились.
- Вы ее заслужили, защищая мой корабль. Мне не в чем вас упрекнуть.
Форкс улыбнулся:
- Я передам воинам ваши слова, сэр!
После того, как он ушел, Болик повернулся к помощнику.
- Прикинь ущерб. Сбрось всех убитых людей в море. Идем прежним курсом. - Он со свистом втянул воздух через блестящие клыки. - И когда мы вернемся в порт, то я отправлю посыльного к Траллу, чтобы он узнал все.
- Да, капитан! - поддержал его Кэг.
Всматриваясь в туман, позволивший пиратам подойти так близко к его судну, Болик задумался над словами Рэбина. Может он не такой уж и бесполезный, этот туман?

Глава 3.
Леди Джайна Праудмур стояла на вершине холма Острие и глядела на землю, где помогла образоваться союзу, самому невероятному из тех, что знала история мира.
Холм Острие находился во владениях орков. Джайна и Тралл решили, что их встречи будут происходить здесь - орочий вождь обычно бывал поблизости, а Джайна при помощи магии могла мгновенно перемещаться в любое место по желанию.
Сказать по правде, волшебница радовалась, когда получала от Тралла приглашение побеседовать. Иногда девушке казалось, что вся ее взрослая жизнь состояла из сплошных потрясений, следующих одно за другим. Она возглавлял войско людей и орков, когда они сражались с демонами, и судьба мира не раз оказывалась в ее слабых руках.
Когда-то она любила Артаса. Да, в те годы он был благородным воином, а сейчас стал королем Личем в чудовищной Плети, самым жестоким владыкой, являвшимся миру. Джайна предчувствовала, что однажды в будущем им еще предстоит сойтись в битве. Маг Медив, чьей душой завладел демон Саргерас, впустивший в этот мир демонов и орков, впоследствии стал верным союзником и советником волшебницы, убедив Джайну и Тралла объединиться друг с другом и с ночными эльфами, чтобы отразить вторжение Пылающего Легиона.
После войны люди обосновались в Калимдоре, выстроив город - Терамор, ставший их новым домом. Джайна уже решила, что жизнь станет спокойнее. Но у тех людей, кто правит другими, забот хватает и в мирное время. К своему удивлению девушка обнаружила, что рутинные дела города и его обитателей частенько нагоняют на нее тоску по тем временам, когда приходилось ежедневно сражаться, чтобы выжить.
Часто, но не всегда. Конечно, новых забот хватало, но она радовалась любой возможности отвлечься от серых будней, как заблудившийся в пустыне путник радуется случайно найденному источнику.
У подножья склона примостилась небольшая орочья деревня. Хорошо укрепленные хижины торчали, как бугорки на суровой бурой земле. Даже в мироне время орки строили дома так, чтобы иметь возможность оборонять их. Кое-кто из деревенских жителей бродил без дела, просто окликая друг друга и лениво переговариваясь. Джайна не смогла сдержать улыбки умиления при виде обыденной простоты.
Низкий, монотонный рокот возвестил о прибытии летающего судна Тралла. Подняв взгляд, волшебница увидела приближающийся дирижабль: полотняный мешок, наполненный горячим воздухом, и прикрепленная снизу корзина. Лететь воздушному кораблю помогал пропеллер. Светлое полотно надутого мешка покрывали рисунки, среди которых Джайна распознала руны древнего орочьего языка. Одна из них - знак клана Снежного Волка - принадлежал семье Тралла. Именно благодаря яркой раскраске дирижабли орков отличались от тех, что люди Терамора брали в аренду у гоблинов. Волшебнице порой задавалась вопросом - не последовать ли примеру орков и не оживить ли вид воздушных кораблей рисунками цветущих гор?
Когда дирижабль приблизился, она увидела в корзине одного лишь Тралла. Девушка насторожилась: на прошлые встречи он всегда прилетал в сопровождении одного-двух воинов.
Вождь орков дернул рычаг и дирижабль замедлил ход, пока не завис над холмом. Сверху упала веревочная лестница, по которой слез Тралл - зеленокожий, как все орки. Его черные как смоль заплетенные в косицы волосы ниспадали до плеч. Мощный торс Тралла обтягивала пластинчатая броня - черная с бронзовыми накладками. Когда-то она принадлежала Оргриму по прозвищу Молот Рока, наставнику Тралла, в честь которого он назвал столицу Дуротара. А за спиной вождя Джайна увидела длинную рукоять любимого оружия Оргрима, благодаря которому он и получил кличку. Волшебница видела не раз, как двуручный Молот Рока яростно крушит кости демонов в могучих руках Тралла.
Вот чем вождь разительно отличался от соплеменников, так это голубые глаза, которые лучились разумом и добротой.
Три года назад, когда Терамор и города Дуротара только строились, Джайна вручила Траллу магический амулет: маленький камень, вырезанный в виде одной из старинных тирисфальских рун. Второй она оставила у себя. С тех пор Траллу стоило лишь сжать амулет в кулаке и мысленно позвать ее, как камень Джайны начинал светиться. Или наоборот. Если кому-то из них приходило в голову назначить встречу, чтобы поговорить со старым боевым товарищем не на глазах у многочисленной свиты, то он активировал камень. Тогда Джайна телепортировалась в оговоренное место, а Тралл прилетал на дирижабле.
- Рада видеть тебя, друг мой, - тепло улыбнулась Джайна. И слегка смутилась своей радости от встречи с орком.
Но если подумать, за всю жизнь она не встречала никого столь же честного и надежного, как он. Когда-то она доверяла своему отцу и Артасу. Но адмирал Праудмур развязал войну с орками в Калимдоре, отмахнувшись от советов дочери. Джайна тогда пыталась ему доказать, что орки не меньше людей пострадали от Пылающего Легиона и что они вовсе не зло. Адмирал Праудмур, как, впрочем, и многие другие люди оказался неспособным принять изменившийся мир, и сопротивлялся любым переменам, особенно, присутствию орков. Джайне пришлось поступить очень жестоко, выдав отца воинам Тралла. Но этой ценой она остановила кровопролитие.
Артас же стал одним из величайших злодеев мира. Вот так и вышло, что Джайна сейчас доверяла орочьему вождю больше, чем отцу или бывшему возлюбленному.
Когда орки - на глазах Джайны, которая сама подсказала как победить отца, - сокрушили войска, верные адмиралу Праудмуру, Тралл сдержал слово и положил конец войне. Уж кто-кто, а он никогда не принимал мир застывшим и неизменным. Младенцем будущий предводитель орков был похищен из семьи и взращен человеком по имени Эделас Блэкмур, который хотел получить идеального раба. Но Траллу удалось разорвать цепи и объединить всех орков в борьбе за свободу, когда судьба его народа висела на волоске среди сонмищ демонов, которые и привели орков в этот мир.
Но сейчас Джайна видела, что голубые глаза Тралла горели от ярости.
- Мы не заключали договора на пергаменте, ты и я! - резко начал он, не ответив даже на приветствие Джайны. - Мы не ставили условий для нашего союза! Мы считали, что совместно пролитая кровь - достаточный залог дружбы между нашими народами и предательству нет места.
- Разве я предала тебя, Тралл? - волшебница напряглась и сумела скрыть волнение лишь благодаря многолетним упражнениям.
Одним из первых уроков, усвоенных ею, как ученицей мага, был: сохраняй хладнокровие, не дай чувствам овладеть тобою. Так что, пускай Тралл сперва обоснует свои обвинения, приведет примеры и доказательства, а там поговорим. Джайна покрепче сжала посох, доставшийся ей в наследство от архимага Антонидаса.
- Не ты, конечно... - тон Тралла оставался воинственным, хотя, в отличие от других орков, он не обладал грубым и неистовым нравом. Очевидно, сказывалось человеческое воспитание. - Но твои люди, как мне кажется, не так верно следуют нашему договору, как ты!
- Тралл, о чем ты говоришь? - Джайна позволила своему голосу звучать чуть тверже.
- На один из наших торговых кораблей, "Оргат"ар", напали пираты. -
- Мы увеличили количество патрулей, насколько смогли, - Волшебница нахмурилась. Как ни старались ее солдаты, морские разбойники лишком часто беспокоили как человечьи, так и орочьи суда.
- Кому нужны патрули, если они не вмешиваются, а только смотрят? С "Оргат"ара" видели один из ваших военных кораблей. Он стоял так близко, что его узнали в густом тумане. Но они даже не подумали прийти на помощь капитану Болику и его команде! Болик приказал трубить в рог, а патрульный корабль стоял на одном месте.
- Ты говоришь, впередсмотрящий с "Оргат"ара" их видел, - произнесла Джайна со спокойствием, не уступавшим гневу Тралла. - Но это не значит, что они видели "Оргат"ар".
Орк настороженно замолчал. Волшебница продолжала.
- У твоего народа зрение не чета людскому. А когда они услышали рев рога, то, вполне возможно, решили, что это - требование уступить дорогу.
- Если они были так близко, что моряки видели их, то должны были услышать команды на борту и звуки боя! Да, у моих братьев лучше зрение, но ведь не с невидимками же они дрались! Я не верю, что ваш патруль ничего не слышал.
- Тралл...
Орк повернулся к ней спиной, размахивая руками.
- Я-то думал, все буде иначе! Я надеялся, что люди наконец-то признают орков равными! Но теперь я вижу: если мои соплеменники вступят в схватку с кем-то из людей, твои солдаты будут смотреть издали, вместо того чтобы взяться за оружие и помочь.
Вот тут Джайна почувствовала, что может не сдержаться.
- Как ты можешь так говорить? Я думала, после совместных испытаний, у тебя не осталось сомнений в моих людях!
- У меня хватает доказательств...
- Что за доказательства? С кем ты разговаривал, кроме капитана Болика и его команды?
Тралл промолчал.
- Я разберусь, что это был за патрульный корабль, - продолжала волшебница. - Где был атакован "Оргат"ар"?
- Неподалеку от Ратчета. Приблизительно пол-лиги от порта. Час хода.
- Я пошлю кого-нибудь из верных людей, - кивнула Джайна, - разобраться на месте. Там патрули подчиняются Северной Заставе.
- Что? - напрягся Тралл. Повернулся к ней. - На меня очень сильно давят, чтобы я вернул крепость Северной заставы. Пусть даже силой.
- А на меня давят, чтобы я удержала ее любой ценой.
Они пристально посмотрели друг на друга. В голубых глазах орка Джайна увидела уже не ярость, а смятение.
- Как... Как такое могло случиться? - проговорил Тралл упавшим голосом. - Как мы дошли до того, что ссоримся из-за такой глупости?
- Потому, что мы вожди, - усмехнулась Джайна.
- Вожди ведут своих воинов на битвы.
- Во время войны - да. А в мирное время они направляют их иным образом. Война требует огромного напряжения сил и огромного сосредоточения, а потому мелочные заботы забываются. Но войны рано или поздно заканчиваются, а заботы остаются. - Волшебница шагнула к другу и положила узкую ладонь на его мощное запястье. - Я проведу тщательное расследование этого случая, Тралл, и выясню правду. И если, в самом деле, мои солдаты не пришли на помощь вам, нашим союзникам, они будут наказаны по всей строгости. Клянусь.
- Спасибо тебе, - кивнул Тралл. - Прошу простить меня за резкость - мои соплеменники вытерпели слишком много невзгод. Я не хочу, чтобы наши народы и дальше ожесточались друг против друга.
- Я тоже этого не хочу, - почти прошептала Джайна. - И может быть... - Она запнулась.
- Что?
- Может, мы все-таки заключим письменный договор? Ты верно подметил - ты и я можем доверять друг другу, но не все орки и люди будут столь же благоразумны. А мы, как бы нам этого не хотелось, не будем жить вечно.
- Да... - кивнул Тралл. - Зачастую... Часто мне приходится напоминать оркам, что вы больше не хозяева, а мы - не рабы. Они хотят сражаться, будто наше восстание еще не окончено. Хоть мы давно завоевали свободу, многие продолжают борьбу. Иногда их порыв захватывает и меня. Как вспомню, что вырос в рабстве у существа, не уступающего в мерзости любой твари из Пылающего Легиона. Но хуже всего - когда я надолго уезжаю. Тогда я не могу все время напоминать им, что они не рабы. И возвращаются самые худшие настроения... Поэтому, скорее всего, ты права.
- Давай, сначала устраним наше маленькое разногласие, - улыбнулась Джайна. - А потом решим вопрос с договором.
- Спасибо тебе! - Тралл беспечно рассмеялся.
- О чем ты?
- Хоть ты на нее и не похожа, но когда улыбаешься, напоминаешь мне Тари. пусть ан мгновение.
Джайна знала о Тарете Фокстон, которую все звали попросту Тари, дочери одного из служащих в поместье Эделаса Блэкмура. Она пожертвовала жизнью, когда помогла Траллу сбежать из лап Блэкмура.
Историю своего народа орки хранили в песнях. Песни лок"амон рассказывали о зарождении племен, лок"тра - о битвах, лок"ваднод - повествовали о героях и их подвигах. Единственным человеком, о жизни которого сложили лок"ваднод, была Тари.
Поэтому Джайна слегка склонила голову и произнесла:
- Такое сравнение - честь для меня. Я отправлю на Северную Заставу полковника Лорену. И как только получу ее рапорт, поставлю тебя в известность.
- Еще одна женщина в твоем войске? - тряхнул головой Тралл. - Порою люди меня поражают.
- Что ты хочешь сказать? - Джайна сжала посох. - Считаешь, что женщины не ровня мужчинам?
- Конечно, нет. - Ответил он и быстро добавил. - Они не могут быть равны, как не равны цветок и бабочка. Ведь они созданы для совершенно разных дел.
Волшебница по достоинству оценила его откровенность и ответила теми же словами, какие бросила в лицо Антонидасу. Юной девушкой она пришла проситься к нему в ученицы, а архимаг ответил: "Природа женщин такова, что шансов стать магом у них ровно столько же, сколько у пса сложить песню".
- Разве не тем отличаемся мы от животных, - сказала она Траллу, - что можем выходить за рамки своей природы? В конце концов, кое-кто может доказывать, что в природе орков быть рабами. Впрочем, многие думают, как ты. Из-за этого женщине, чтобы достигнуть спеха на службе приходится трудиться в два раза больше, чем мужчине. Вот почему я доверяю Лорене больше, чем кому бы то ни было из моих полковников. Она разобьется в лепешку, но докопается до истины
Орк рассмеялся от чистого сердца, запрокидывая огромную голову.
- Ты - замечательная женщина, Джайна Праудмур! Глядя на тебя, я понимаю, как мало знаю людей, хотя и вырос среди них.
- Если вспомнить, у кого ты рос, может, и вправду, тебе стоит узнать людей получше?
- Отличная мысль, - согласился Тралл. - Пусть твоя женщина-полковник займется расследованием. А потом мы снова поговорим.
Он направился к веревочной лестнице, свисающей из корзины дирижабля.
- Тралл...
Орк остановился, повернув голову.
- Мы не позволим союзу сломаться. Не так ли?
- Не позволим, - уверенно заявил он, а потом полез вверх.

Джайна глубоко вдохнула и прошептала заклинание на языке, доступном одним только магам. На мгновение ей показалось, что желудок сворачивается в узел. Склон, холм Острие, дирижабль и Тралл закружились, смазались и исчезли. Еще миг, и она оказалась в привычной обстановке собственных покоев на верхнем этаже главного замка Терамора.
По большей части она управляла городом не из тронного зала, несмотря на то, что его предназначали для подобных трудов, а из маленькой комнатки с широким столом и тысячами свитков на полках. Джайна старалась не задерживаться на троне дольше, чем это было необходимо. Даже во время обязательных еженедельных приемов посетителей она чаще шагала перед непривычно огромным креслом, чем сидела на нем. А эта укромная комната до боли напоминала те, в которых она постигала магию под руководством Антонидаса. И беспорядком на столе, и разбросанным где попало свитками. Поэтому здесь волшебница чувствовала себя как дома.
А еще в тронном зале имелись окна с видом на Терамор. Джайна знала, что не сможет работать, постоянно отвлекаясь на строящийся город, ответственность за который взвалила на свои плечи.
Телепортация относилась к числу наиболее тяжелых, изнурительных заклинаний, после которых обязательно следовало восстановить силы. Несмотря на упорные упражнения, Джайна старалась отдыхать после перемещения в пространстве.
Вот и сейчас она немного подождала прежде чем позвать помощницу.
- Дьюри!
Пожилая вдова шагнула в главные двери.
В кабинет правительницы вели три входа. Два из них общеизвестны - один вел в прихожую и дальше в личные покои Джайны, вторым обычно пользовались доверенные слуги - именно через него вошла сейчас Дьюри. А третий вход, потайной, предназначался для срочного отступления, если возникнет такая необходимость. О нем знали всего лишь шесть человек, и пятеро из них его построили.
Дьюри неодобрительно посмотрела на Джайну через поблескивающие стеклышки очков.
- И вовсе незачем так кричать. Я, как всегда, ожидаю вас справа за дверью. Как прошла встреча с тем орком?
- Его зовут Тралл, - в который раз со вздохом напомнила волшебница.
Дьюри, настолько хрупкая, что казалась бесплотной, взмахнула руками. Очки свалились с ее носа и повисли на тонкой цепочке.
- Я знаю! Но это глупое имя! Я знаю, что все орки называют себя красиво: Адский Крик, Молот Рока, Дрек"Тан, Баркс и тому подобное... А он называет себя Траллом. Тралл - значит, раб. Какой уважающий себя орочий вождь назовется рабом?
Джайна не стала доказывать, что у ее друга достоинства побольше, чем у многих других вождей вместе взятых. Тем более что предыдущая сотня - по самым приблизительным подсчетам - объяснений пользы не принесла.
- Правильно говорить Дрек"Тар, а не Дрек"Тан, - поправила она помощницу.
- Мне без разницы! - Дьюри вернула очки на место. - Все равно это хорошее имя для орка, а Тралл - нет! Ладно, как прошла ваша встреча?
- Да не очень... Позови, пожалуйста, Кристоффа и отправь посыльного разыскать полковника Лорену. Пусть передаст мой приказ: подготовить отряд для поездки на Севреную Заставу, а потом зайти ко мне с докладом.
Джайна присела за стол и начала перебирать свитки, пытаясь разыскать судовые журналы.
- Почему Лорену? Может, лучше позвать Лотара или Пайрса? Кого-нибудь - как бы это сказать? - менее женственного. В Северной Заставе ее ждет тяжелая работенка.
- У Лорены упорства и твердости побольше, чем у Лотара или Пайрса. Если кто и справится с работой, так это она.
Дьюри насупилась.
- Это неправильно. Война не для женщин.
- Ни Лотара, ни Пайрса нет сейчас в городе, - Джайна прекратила рыться в свитках.
- Разве это меняет дело? - слабым голосом сказала помощница.
- К чему это ты?
- Да так, просто...
Правительница покачала головой. За три года Дьюри могла бы научиться возражать обоснованней.
- Немедленно позови Кристоффа и пошли за Лореной, пока я не превратила тебя в ящерицу.
- Если превратите меня в гада, то никогда не разберетесь на своем столе.
Джайна развела руками.
- Я уже сейчас запуталась. Где эти треклятые судовые журналы?
- Они у Кристоффа, - улыбнулась Дьюри. - Сказать ему, чтобы захватил?
- Да, пожалуй.
Поклонившись, от чего очки вновь свалились с носа, помощница вышла. Джайну посетила мысль: а не запустить ли ей вслед огненный шар? Но, поразмыслив, волшебница решила, что не стоит - без Дьюри ей, в самом деле, на столе не разобраться.
Кристофф явился очень быстро. Под мышкой он держал несколько свитков.
- Миледи, - поклонился гофмейстер, - Дьюри сказала, что вы желаете меня видеть. Или вам нужно только это? - Он положил судовые журналы на стол.
- И то, и другое. Спасибо.
Джайна развернула ближайший свиток.
Будучи гофмейстером, Кристофф управлял всеми насущными делами в Тераморе. Внимательный к мелочам, он, казалось, был создан для подобной кропотливой и скучной работы. Именно благодаря ему Джайна не впадала в ярость, когда груз забот о городе казался слишком уж непосильным для ее хрупких плеч. Он служил писцом у верховного лорда Гаритоса до войны.
Там о его дотошности и умении направить работу в нужное русло ходили легенды, в отличие о военной доблести - высокий и тощий как щепка Кристофф не мог похвастаться умением сражаться. Худосочностью он немного напоминал Дьюти. Длинные волосы обрамляли его узкое лицо с носом, похожим на ястребиный клюв, который придавал ему вечно недовольный вид.
Джайна пересказала Кристоффу историю, поведанную Траллом, о пиратской атаке на "Оргат"ар" и прошедшее рядом патрульное судно, команда которого и не подумала прийти на помощь оркам.
- Многое тут мне кажется выдумкой, - гофмейстер приподнял тонкую бровь. - Пол-лиги от Ратчета, вы говорите?
Правительница кивнула.
- Мы не направляли туда патрульные суда. Это точно, миледи.
- Стоял густой туман. Возможно, судно капитана Болика сбилось с курса.
- Вполне возможно. Но следует предположить и то, что капитан Болик ошибся.
- Я так не думаю, - Джайна обошла стол и, усевшись в кресло, раздвинула свитки перед собой, развернув на освободившемся пространстве судовые журналы. - Зрение орков гораздо зорче нашего. Не говоря уж о впередсмотрящих, куда отбирают лучших из лучших.
- Следует так же предположить, что орки попросту врут. - Прежде, чем Джайна успела возразить, Кристофф добавил. - Я не говорю о Тралле, миледи. Несомненно, вождь орков благороден и честен. Вы поступаете совершенно верно, доверяя ему. Но мы не знаем, что наговорили ему подчиненные.
- Что ты хочешь сказать? - Джайна заранее знала ответ, но хотела услышать его от Кристоффа.
- То же, что повторяю вам с утра до ночи, миледи. Мы не можем слепо доверять оркам. Да, многие из них доказали свою дружбу. Но можно ли сказать то же об их племени в целом? Мы не должны вести себя, как простачки, рассчитывая, что все орки будут такими же просвещенными и разумными, как Тралл. Они были замечательными союзниками в борьбе против Пылающего Легиона, у меня вызывают восхищение их боевые подвиги. Но ведь все это в прошлом. - Гофмейстер оперся тонкими пальцами о стол и посмотрел Джайне прямо в глаза. - Единственное, что в настоящее время удерживает орков в узде - воля и честность Тралла. Но если по какой бы то ни было причине, он перестанет быть вождем, орки покажут свое истинное лицо. И тогда, боюсь, всем нам не поздоровится.
Правительница невольно рассмеялась. Слова Кристоффа перекликались с ее разговором с Тралом, но из уст гофмейстера звучали еще менее правдоподобно.
- Вас что-то позабавило, миледи? - обижено выпрямился Кристофф.
- Нет. Простоя считаю, что вы переоцениваете опасность.
- А вот мен кажется, вы ее недооцениваете. Наш город-государство - последний оплот человечества на Калимдоре. Исчезнем мы, и всем станут заправлять орки. - Обычно уверенный в себе гофмейстер замялся.
- Говори, Кристофф, не бойся!
- Наши союзники за морем, мягко говоря, озабочены. Одни только мысли о целом континенте, подвластном орочьей Орде, тревожат умы. Сейчас об этом не говорят вслух потому...
- Они не хотят вмешиваться из-за меня?
- Да, миледи. Пока великая волшебница, победитель Пылающего Легиона, леди Праудмур, правит людьми Калимдора, остальной мир может спать спокойно. Но если они там решат, что леди Праудмур не способна удержать орков в повиновении, многое изменится. Флот вашего отца, по сравнению с объединенными силам вторжения, покажется мелочью... Так, пара рыбацких лодчонок.
Джайна откинулась на спинку кресла. Сказать по правде, полностью погруженная сперва в борьбу с демонами, потом в строительство Терамора, она мало задумывалась, что же происходит в мире вне Калимдора. На примере собственного отца она уже могла убедиться: те, кто не сражался с орками рука об руку, ценят их не выше, чем кровожадных зверей. А Кристофф следил за сплетнями и пересудам куда лучше нее.
- Ваши предложения, гофмейстер?
- Капитан Болик может оказаться предателем, который замыслил настроить Тралла против вас и, в конечном итоге, против всех нас. Даже несмотря на Северную Заставу, мы слишком одиноки за стенами Терамора и однажды можем проснувшись обнаружить, что орки нас окружили со всех сторон. Тем более, что тролли радостно их поддержат, а гоблины не станут присоединяться ни к кому.
Волшебница тряхнула головой. Картина, нарисованная Кристоффом, представляла собой извечный кошмар каждого человека, проживающего в Калимдоре. Казалось, еще вчера было немыслимо даже предположить подобный исход. Люди мирно торговали с орками, в Степях, раскинувшихся между Дуротаром и Терамором, царили спокойствие и порядок. Два некогда враждовавших народа уже три года жили в согласии.
Сейчас Джайна задалась вопросом: были ли эти годы началом нового порядка или всего-навсего затишьем перед неминуемой бурей, когда потрепанные армии восстанавливали силы для грядущих сражений?
Пока правительница предавалась размышлениям, вошла высокая темноволосая женщина с широким подбородком и заостренным носом. Поверх пластинчатой брони она накинула зеленый табард с вышитым якорем - герб Кул-Тираса, в прошлом герб рода Праудмур.
На пороге она отсалютовала ладонью и представилась:
- Миледи! Полковник Лорена по вашему приказанию прибыла!
Джайна поднялась ей навстречу.
- Спасибо, полковник. Вольно. Дьюри пояснила, какая задача вас ожидает?
Волшебница всегда ощущала себя пигалицей рядом с рослой и плечистой Лореной, а потому старалась принимать ее стоя.
Воительница заложила кулаки за спину, однако продолжала стоять ровно, словно хвастаясь безупречной выправкой.
- Так точно, миледи, пояснила. Через час мы отбываем в Северную Заставу. Я уже отправила посыльного предупредить майора Дэвина о нашем прибытии.
- Хорошо. Вы свободны, полковник.
Лорена вновь отсалютовала, четко развернулась и вышла.
Кристофф же уходить не торопился.
- Что-то еще? - спросила Джайна.
- Думаю, было бы благоразумно оставить в Северной Заставе отряд, сопровождающий Лорену, чтобы укрепить гарнизон.
- Нет! - ответила правительница, не раздумывая.
- Но миледи...
- Кристофф, орки хотят, чтобы мы вообще покинули Северную Заставу. Я понимаю, что это требование пока невыполнимо, но я не собираюсь дразнить их, усиливая отряд, защищающий ее. Особенно теперь, когда они решили, что мы предали их, отказавшись помогать в борьбе с пиратами.
- Я всего лишь подумал...
- Гофмейстер, ваше дело - выполнять мои распоряжения, - с морозом в голосе произнесла волшебница.
Кристофф залился краской, медленно поклонился и вышел вон.

Глава 4.
- Я не уверен, что понимаю, в чем дело, полковник...
Лорена пристально смотрела в окно маленького кабинета, принадлежавшего коменданту крепости Северная Застава, майору Дэвину, который и обращался к ней. Общение с майором все больше и больше разочаровывало полковника.
Сидя за столом посредине кабинета, Дэвин, крепкий мужчина с окладистой бородой, вот уже битый час рассказывал прибывшей с шестью солдатами Лорене о патрульном корабле, заблудившемся в тумане. Возможно, орки видели его.
Воительница глянула на сидевшего коменданта сверху вниз - она была выше, даже когда он стоял, - и сухо сказала:
- Дело в том, майор, что орки ожидают от нас помощи. И они вправе ее получать.
- С чего бы это? - голос Дэвина звучал смущенно.
- Они - наши союзники, - Лорена поражалась, что приходится объяснять прописные истины опытному вояке, герою войны, человеку, который единственный уцелел в кровавой резне, устроенной демонами, когда его взвод сопровождал волшебника, тоже тогда погибшего. Но добытые ими сведения оказались исключительно важными.
Но сейчас герой войны лишь пожимал плечами и сопел.
- Да, они сражались вместе с нами, кто же спорит? Но тогда обстоятельства так сложились. Полковник, они же сущие дикари. Их можно терпеть только ради Тралла. Да и он стал чего-то достойным лишь потому, что был воспитан людьми. А что у них там вышло с пиратами - не наше дело.
- У леди Праудмур совсем другое мнение! - твердо заявила Лорена. - Как и у меня.
Она вновь отвернулась к окну, за которым открывался захватывающий вид на Великое море, поймав себя на мысли, что смотреть на бушующие волны ей приятнее, чем на растерянное и распаренное от волнения лицо коменданта.
- Я поручила своим людям разыскать капитана Эвинала и его команду. Пусть дадут объяснения по поводу происшествия.
- При всем уважении, полковник! - Дэвин вскочил. - Какие могут быть объяснения? Корабль Эвинала заблудился. Через какое-то время, им удалось выйти на прежний курс. Они вернулись в порт приписки. Ну и что, что орочье судно было атаковано пиратами? Нам-то что за дело?
- Нет. - Поворачиваться к нему Лорена не хотела. - Это как раз наше дело. В конце концов, пираты не выбирают, кого им грабить. Нападают на всех без разбора: на людей, на орков, на троллей, гоблинов и эльфов... И если пираты обнаружили себя так близко к Ратчету, к нам этот случай имеет самое прямое отношение.
- Я три года служу комендантом крепости, - голос майора стал сварливым. - Не вам рассказывать мне о пиратах.
- Тогда почему я вынуждена напоминать вам вновь и вновь - нападение на орочий корабль задевает и нас тоже?
В дверь постучали. Щуплый рядовой, одетый словно "на вырост", заглянул в кабинет.
- Э-э... Прошу прощения, сэр. Пришли люди. Они хотят видеть вас и полковника Лорену, сэр. Если позволите, сэр.
- Кто там? - рыкнул Дэвин.
- Э-э... Капитан Эвинал, сэр. И солдат, которого я не знаю, сэр.
- Наверное, это Стров, - сказала Лорена. - Я приказала ему разыскать и привести сюда капитана.
Майор выкатил глаза.
- Кто дал вам право так обращаться с человеком? - Яростно зашипел он. - Вы пугаете его, приводите сюда, как преступника под конвоем...
Воительница начала мысленно составлять письмо с отчетом для леди Праудмур и генералу Норрису, в котором предлагала перевести Дэвина на кухонные работы.
- Во-первых, майор, я собираюсь поговорить с капитаном в вашем присутствии. У вас есть возражения? Во-вторых, преступников обычно приводят, на гауптвахту, а не в кабинет коменданта. Или у вас принято обходиться по-другому?
Дэвин продолжал буравить ее взглядом, но молчал.
- Попроси их войти, - приказала Лорена новобранцу.
Рядовой помедлил, дожидаясь разрешения майора, и лишь когда тот кивнул, вышел.
Почти сразу порог переступили двое. Одному из них, Строву, в любой толпе удавалось выглядеть самым средним и заурядным человеком. Невысокого роста, не слишком крепкий, с темно русыми волосами и маленькими усиками, он выглядел как любой мужчина его расы и возраста, к тому же никогда не отказывался потравить байки или отпустить пару соленых шуток. Он мог крутиться в любой таверне и сразу после ухода никто уже и не вспоминал его лицо.
За ним, валкой походкой моряка, привыкшего не к твердой земле, а к раскачивающейся палубе, следовал докрасна загорелый и обветренный человек.
- Капитан Эвинал, - угрюмо бросил Дэвин, усаживаясь обратно. - Это - полковник Лорена. Леди Праудмур прислала ее из Терамора расследовать, почему пиратский корабль напал на орочье грузовое судно.
- Думаю, - капитан нахмурился, - это и так понятно, полковник.
Одарив майора неприязненным взглядом за излишнюю болтливость, Лорена повернулась к Эвиналу.
- Комендант Дэвин не вполне точно изложил причину моего пребывания здесь. Я догадываюсь, почему пиратский корабль атаковал "Оргат"ар". Я хочу узнать, почему вы не пришли к ним на помощь?
- Так вот почему он и его люди, - капитан ткнул пальцев в Строва, - морочат головы моим морякам?
- Рядовой Стров и его товарищи выполняют приказ леди Праудмур так же, как и я.
- Нам скоро выходить в море, полковник. Мы можем поговорить позже?
- Нет, капитан!
Эвинал украдкой глянул на Дэвина. Тот пожал плечами и отвернулся. Мол, я здесь ни при чем. Тогда капитан недобро посмотрел на Лорену.
- Ладно. Когда, по вашим сведениям, произошло нападение?
- Пять дней назад. Как сказал комендант Дэвин, в то утро вы затерялись в тумане.
- Да, это так.
- Вы видели другие корабли тем утром?
- Возможно. В тумане были видны очертания... Может, это были суда. А может, и нет. Я не уверен. Но одно судно мы точно встретили. Мы его не видели, но слышали, как звучит их рог.
Лорена кивнула. Слова капитана совпадали с рассказом Тралла.
- Но мы не видели ничего, - продолжал Эвинал. - В таком тумане даже собственный нос попробуй разгляди. Полковник, я хожу по морю пятьдесят лет, но в такой плотный туман не попадал. Сам Саргерас мог бы прогуляться по моей палубе и никто бы его не заметил. По правде говоря, я едва удержал свою команду от паники и неповиновения. Кучка зеленокожих - последнее, о чем каждый из нас стал бы переживать в тот день.
Несколько мгновений Лорена пристально смотрела на него, а потом махнула рукой.
- Очень хорошо! Спасибо, капитан. Можете быть свободны.
- О, счастливо потраченное время... - буркнул Эвинал, уходя прочь.
Когда дверь за ним закрылась, Стров быстро сказал:
- Вся команда твердит то же самое.
- Еще бы им не твердить! - возмутился Дэвин. - Ведь это правда! И каждый, кто возьмет на себя труд чуть-чуть поразмыслить, согласится.
- Да, майор? - Лорена повернулась к нему. - А не расскажете ли вы мне, почему умолчали, что капитан Эвинал и его люди проходили мимо чужого судна и даже слышали их рог?
- Я подумал, что это несущественно.
Полковник изменила свое мысленное письмо, предлагая отправить Дэвина на чистку выгребных ям.
- Разве это ваше дело - определять, что существенно, а что нет? Ваш долг, прежде всего, выполнять приказы старших по званию.
- Послушайте, полковник, - Дэвин вдохнул и выдохнул, чтобы успокоиться. - Вас послали сюда выяснить: нарушил ли что-либо капитан Эвинал? Оказывается, он все делал правильно. Какое нам тогда дело, что у кучки паршивых зеленокожих отняли груз?
- Да, конечно. Капитан все делал правильно. А в это время наши союзники сами отбивались от морских разбойников.
Майор вновь поднялся, глядя на Лорену, точно она впала в безумие.
- Тогда, при всем моем уважении, госпожа полковник, в чем смысл вашего расследования? Зеленокожие справились без нашей помощи. Почему тогда с нами обходятся как с преступниками? Мои люди все делали правильно!
Воительница покачала головой. С последним утверждением она никак не могла согласиться.

Глава 5.
Байрок и помыслить не мог, что будет ощущать счастье, отправляясь на рыбалку.
На первый взгляд, тихие развлечения не в обычаях орков. Разве можно сравнить рыбную ловлю с битвами, военными походами, соперничеством со славными противниками и похвальбой в кругу друзей? Ни тебе оружия в руках, ни запаха пролитой крови.
Но оказалось, что огромное значение имеет не то, что ты делаешь, а то, почему ты это делаешь. Байрок ловил рыбу потому, что был свободен.
В юности он слышал лживые россказни Гул"дана и его Темного Совета о новом мире, где небо голубое, земля обильная, а обитатели, мягкие и слабые, окажутся легкой добычей для несокрушимой мощи орочьей Орды. Байрок вместе с соплеменниками следовал за Гул"даном, не подозревая, что тот, вместе со своими приспешниками, действуют по указке Саргераса и прочих злобных демонов, не представляя, что ценой завоевания благодатного мира станут их души. Минуло десять лет и орков смешали с грязью. Вначале их поработили демоны, а после и люди, доказавшие, что сражаются они не хуже.
Демоническая магия сделала смутными и туманными воспоминания Байрока о жизни на родной земле. Будучи в рабстве, он сам не хотел ничего запоминать. Лишь грязная и непосильная работа, растоптавшая ту маленькую частицу его души, которую не тронули демоны, изредка всплывала в памяти.
А потом пришел Тралл.
Он изменил все. Сын великого Дуротана, чья смерть знаменовала конец привычного образа жизни орков, Тралл сумел сбежать от надсмотрщиков и использовал военные знания, полученные от людей, против них же самих. Он заставил орков вспомнить о былом величии их народа. В тот день, когда Тралл и его растущая на глазах армия освободили Байрока, он поклялся, что будет служить молодому вождю до самой смерти.
Но ему удалось выжить в непрестанных битвах с людьми и демонами. Только одному младшему демону Пылающего легиона удалось лишить Байрока глаза. Взамен орк снес демону рогатую башку.
Когда война закончились и орки поселились в Дуротаре, Байрок решил стать рыбаком. Он пообещал вождям: если прозвучит зов к битве, он наденет старый доспех и пойдет сражаться в первых рядах, пускай даже и одноглазым. Но сейчас он хотел наслаждаться свободой, за которую так много пришлось заплатить.
Конечно же, Тралл удовлетворил его просьбу. Вождь не отказывал никому из проверенных, опытных бойцов.
Особой нужды в рыбной ловле Байрок не испытывал. В Дуротаре хватало плодородной земли - успевай только обрабатывать. В то же время людские поселения стояли на болотистых торфяниках на юге. Они не могли собирать достойного урожая, а потому сосредоточили усилия на море. Излишки пойманной рыбы они продавали, чтобы купить у орков плоды земледелия.
Но Байроку не хотелось питаться рыбой, купленной у людей. Он вообще старался избегать любого общения с ними. Да, они вместе с орками сражались против Пылающего Легиона, но этот союз возник по необходимости. Байрок считал людей чудовищами и не хотел иметь с ними ничего общего.
Поэтому, обнаружив сразу шесть человек в своей любимой заводи на побережье Мертвого Глаза, старый орк испытал потрясение.
Он удивился, что не заметил никаких следов. Даже с одним глазом он не мог пропустить примятую траву или отпечаток сапога, а люди, удивительно легкомысленные создания, никогда не умели толком прятаться. Байрок готов был поклясться - кроме него луга не пересекал никто. Может быть, они прилетели? Но любое воздушное судно орк увидел бы или услышал. И никаких лодок поблизости.
Но Байрок не привык долго рассуждать. Не важно, откуда люди взялись здесь. Важно, что они заявились без приглашения и тайно. Орк бережно уложил на землю снасти и отстегнул закрепленный за плечами боевой цеп. Оружие подарил ему Тралл, когда освободил из рабства и Байрок никогда не расставался с тяжелым шипастым шаром на цепи и прочной рукояти.
Если бы его место заняли орки, он просто поговорил бы с ними, расспросив, откуда они пришли и куда направляются, но люди - а в особенности, нарушившие границу - заслуживали другого отношения. В лучшем случае они могли оказаться глупцами, сбившимися с пути и забравшимися слишком далеко на север, не понимая, что вторглись на чужие земли. Байрок жил долго и успел понять: глупость гораздо чаще приводит к неприятным последствиям, чем злой умысел. Но в худшем случае перед ним мог быть передовой отряд захватчиков. Значит, живыми отсюда они не уйдут.
Сперва Байрок решил послушать, о чем разговаривают эти шестеро. Человеческую речь он сносно выучил в рабстве, но, поскольку трава - плохое укрытие, не мог подобраться близко, а потому слышал лишь отдельные слова. И ничего доброго они не сулили. Орк сумел различить имя Тралла и еще "зеленокожие" - презрительная кличка, которую люди дали оркам.
Кроме того, прозвучало:
- Мы всех перебьем, а землю заберем себе.
Один из людей спросил что-то, но Байрок разобрал только "тролли".
- Этих вырежем тоже! - ответил тот, кто собирался отбирать землю.
Осторожно раздвинув стебли травы, Байрок присмотрелся к людям. Хоть для старого орка все они выглядели как братья-близнецы, у одного он заметил татуировку в виде меча, объятого языками пламени, а второй носил серьгу с таким же точно рисунком.
Байрок похолодел.
Много лет назад, когда орки впервые пришли в этот мира, поверив речам Гул"дана, многие из них называли себя Полыхающим Клинком и несли на броне и знаменах знак горящего клинка. Это же символ избрали наиболее непримиримые и яростные посвященные из Темного Совета, верные псы демонов. Позже всех их уничтожили, не выжил никто. И вдруг здесь появляются люди, отмеченные рисунком Полыхающего Клинка, да еще обсуждают убийство Тралла!
И тут кровь вскипела у старого орка в жилах. Он вскочил на ноги и помчался прямиком на рассевшуюся шестерку, раскручивая боевой цеп над головой. Несмотря на годы и обросшее жирком тело, Байрок двигался бесшумно. Только свист разрезающей воздух цепи выдал его появление.
Но людям и этого хватило. Двое, отмеченные Полыхающим Клинком, обернулись.
Байрок швырнул цеп в ближайшего, целя прямо в дочиста обритую голову. Потерять оружие он не боялся - людям не под силу воспользоваться его цепом, самый сильный сможет разве что от земли оторвать, но не сражаться.
- Орк!
- Ну, хоть один нашелся!
- Убейте его!
Люди вскочили и, перекликаясь, обнажили за мечи и кинжалы.
Байрок устрашающе зарычал - пусть вспомнят, что такое атака разгневанного орка! - и прыгнул на ближайшего - бородатого крепыша. Кулаком опрокинул его. Только подошвы мелькнули!
Бритоголовый, каким-то чудом увернувшийся от шипастого шара, держась за плечо, пытался здоровой рукой поднять меч. Будь у него время, Байрок здорово посмеялся бы.
Но чего-чего, а времени как раз и не было. Пятерней поймав за голову следующего человека, орк толкнул его на других. Но в это время его попытались достать мечом справа, со стороны выбитого глаза.
Проклиная демона, по вине которого стал наполовину слепцом, Байрок отмахнулся рукой и почувствовал острую боль.
Еще двое попытались зажать его "в клещи". Один ударил кулаком, а второй ткнул кинжалом. Орк увернулся от клинка и пинком в колено сломал нападающему ногу. Раздавшийся крик боли только раззадорил Байрока и он обрушился на врагов с удвоенными силами, но понял, что их слишком много. Раненые валялись на земле, но оставшиеся четверо окружили его.
Даже могучий орк не в силах голыми руками одолеть полдюжины вооруженных людей. Взревев, Байрок ударил кулаками сразу двоих и пока они не опомнились, подбежал к цепу. Пальцы сомкнулись на отшлифованной за годы верной службы рукояти.
Но один из подоспевших людей ударил одноглазого по голове. В бедро орка вонзился кинжал. Он отмахнулся цепом, но не попал.
Байрок ненавидел себя за то, что делает, но пустился наутек.
Ему было тяжело и не потому, что вонзившийся в ляжку кинжал замедлял движения. Бежать с поля боя - позор для орка. Но Байрок знал - он должен выжить и все поведать вождю. Полыхающий Клинок вернулся, и теперь ему служат люди. Никакого сомнения. Все напавшие, а не только те двое, которых он заметил раньше, несли на себе знаки Полыхающего Клинка: амулеты, татуировки, нашивки...
Тралл должен о них узнать во что бы то ни стало.
Поэтому Байрок бежал изо всех сил.
Раненая нога плохо слушалась. Легкие горели огнем.
Но он продолжал бежать.
Мельком Байрок заметил погоню. Но это не казалось важным. Ему нужно вернуться в Оргриммар и рассказать Траллу, что видел и слышал. Несмотря на раны, шаги орка оставались больше, чем у людей, надежда на спасение оставалась. Только бы успеть оторваться подальше, затеряться в перелесках и рощах, которые он знал лучше любого чужестранца. А, кроме того, они, скорее всего, не догадались, что орк понимает их речь, и хотели его всего лишь проучить, избив до полусмерти. Значит, его не будут преследовать слишком уж долго и упорно.
Во всяком случае, он надеялся на это.
Вскоре Байрок изгнал из головы все мысли, кроме одной: поднять ногу, поставить ее впереди, поднять вторую... Земля забилась в его сандалии. Он не думал о боли в раненном бедре и ноющих побоях, старался не замечать, как от усталости темнеет в единственном глазу.
И бежал дальше и дальше.
Внезапно орк споткнулся. Левая нога подвернулась, выходя из повиновения. Он рухнул ничком, жесткая трава и грязь набилась в рот и ноздри.
- Я... должен... встать...
- Ты не уйдешь, чудовище!
Байрок услышал голоса и топот людей, а потом двое сразу навалились ему на спину, прижимая к земле.
- Ваше время ушло! Оркам нет места в этом мире! Уж мы об этом позаботимся! Ты понял меня, тварь?
Из последних сил приподняв голову, Байрок плюнул в говорившего. Люди зло расхохотались.
- Давайте, парни! Покажем ему! Гэлтэк Эред"нэш! - воскликнул один.
- Гэлтэк Эред"нэш! - подхватили остальные.
И принялись топтать орка ногами.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"