Карлович: другие произведения.

Невеста солнца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история. Империя Инков в наши дни.
    Глава 1 Фраза из романтической песни
    Глава 2 Праздник почтения предков
    Глава 3 У Бога воровать - грех
    Глава 4 Святое право

[Глава 1 Фраза из романтической песни]
[Глава 2 Праздник почтения предков]
[Глава3 У Бога воровать - грех
[Глава4 Святое право]
Manco Capac and Mama Ocllo [Boris Vallejo]

Невеста Солнца.

Глава 1. Фраза из романтической песни

Солнце играло листвой. Но так кажется, всего лишь на первый взгляд. Это  утренний ветер играет, проказник, подставляя листву под лучи. Дуновение, легкий шелест листвы и зайчики сквозь них прыгают в сочной тени. Калейдоскоп из солнца. Иллюзия. Блики на стёклах и скачки рыжих, весёлых пятен по белому полу, смятой постели, лицу. 

Кунай проснулся, потянулся до хруста, окинул еще сонным взглядом комнатушку флигеля.  На лавочке у окна замерла в ожидании пробуждения хозяина Тукис. Она сидела опустив голову, стыдливо теребила мохнатую тесемку своей унки.

- Господин... - предупредительно проговорила едва заметив скользнувший по ней взгляд хозяина.

Кунай нахмурился. Ужасная женщина. Сапа посмеялся над ним, подарив эту девушку. Что тут  поделаешь? Подарок сделан от чистого сердца. В этом его упрекнуть нельзя. Но девушка годится лишь для прислуги, в постель с ней он больше не ляжет. Этот раз был первым и последним. Да и жена, на ревность растрепалась. Вчера, перед ужином выговаривала... Распустил он её маленько, избаловал, конечно. Сцены закатывает,  когда он проведёт ночь с прислугой. Надо бы серьёзно с ней поговорить. Молодая еще, притерпится со временем. 

Он поднялся, со вздохом раздражения. Тукис также вскочила со скамьи в готовности исполнять приказы. Колеблясь несколько секунд не услышав приказаний, бросилась к одежде господина. Кунай поморщился, махнул рукой.

- Уходи, - сказал он мрачно, - завтрак приготовь.
- Да, мой господин.

Кунай оделся и вышел из флигеля в сад,  чтобы пройтись перед завтраком вдохнуть свежего воздуха и по хозяйски оглядеть владения. Как он любит свой дом! Уютный, утопающий в зелени вечно-весеннего сада с каменными колоннами инкрустированными золотом и серебром, бассейн с горячей, термальной водой почти на весь огромный зал, плавно переходящий в оранжерею, а оранжерея, собственно, в сам сад, Пятьдесят комнат разного назначения ну и этот флигель в дальнем углу сада, для утех. Не дворец, но тоже неплохо. Частью дома так же являлись законная жена с тремя наложницами выполняющих обязанности домашней прислуги и развлечения. Жену он очень ценил. Мучита Машу... Не имя, а фраза из романтической песни - "поцелуй летучей мыши"... Подарок самого Сапы из лучшего, элитного монастыря Амованья. Значит, Кунай особо отличился, если заслужил  такого расположения. Просто так, невеста не дарится, тем более принцесса. 

Мучита хлопотала возле одного из зеркал и хлопоты её вызывали умиление. Она в третий раз за сегодняшнее утро раскрашивала своё лицо. Удивительные создания женщины - постоянно озабочены тем, чтобы обязательно выглядеть. Зачем? Чтобы не пошел с одной из наложниц, лишний раз, во флигель? 

- Доброе утро моя Мучита, - сказал Кунай жене и дотронулся указательным пальцем до своей щеки показывая, куда нужно поцеловать.

Мучита легко вспорхнула со своего сиденья и поцеловала, куда приказали.

- Как спалось, мой господин? - В её дрогнувшем голосе почувствовалась обида.
- Отвратительно, дорогая.  Такой мужеподобной женщины у меня никогда еще не было. Эта, Тукис,   в постели ужасна.
- Тогда не спи с ней больше! Она страшная уродина и я её брезгую. 
- Нельзя, - огорченно вздохнул Кунай, - это ведь не только моя прихоть, но и обязанность.  
-  Ну, попроси поменять её.
- Ты же понимаешь, что это невозможно! Подарок Сапы. Но сегодня вечером буду с тобой. Ты, моя летучая мышка - лучше всех.
- Правда? -Мучита была кокетливо польщена, - я всегда подозревала это...

Кунай привлёк жену к себе, погладил её уже заметно округлившийся живот.

- Как наш малыш?
- Дерётся, ужасный непоседа! Смотри! - она покружилась на месте, заглядывая себе через плечо и поправляя на спине шерстяной мешок для ребёнка, - видишь?
- Хорошая вава, - улыбнулся Кунай, - уже решила привыкать?
- Сама сшила!
- Моя ты умница! Положи туда хоть куклу, чтобы вава была вавой. Пойдём завтракать.

Мучита повисла на руке мужа, которую он вежливо предложил и они отправились завтракать. Прислуживала за столом Тукис. Мучита пытливо и ревниво оглядела её. Совсем молоденькая девушка, темнокожая, из низкопробного монастыря.   Кунай прав, ничего в ней хорошего нет, разве что только молодость. Две старшие наложницы гораздо лучше и приятнее. Тукис тушевалась, прятала от хозяев глаза, делала ошибки накрывая на стол, вот и вилки подала не с той стороны. Девчонка слишком молода и неопытна. Чему её там, в монастыре, учили? И вообще, как она туда попала, за какие заслуги? Даже в черный монастырь, просто так, не берут!

- Каришина! - презрительно сузив глаза произнесла Мучита и Тукис побледнев невольно отшатнулась, чуть не пролила на себя кофейник.
- Ну, ну, девочка моя. Не горячись так. Она же не виновата в своём происхождении.

Лениво стали говорить о пустяках, чтобы заполнить беседой плавный, неспешный завтрак.

- Дорогой, завтра праздник, - капризно спохватилась она, - а ты даже не собираешься готовиться к нему.
- А... ничего там, интересного, не будет, - Кунай разочарованно махнул рукой, скривившись, - даже жертвоприношение подменили барашком. А чичу - биром. Верховный жрец сильно возмущался, но Сапа был непреклонен. Все стало таким приторным - оскомина бьёт. Не то, что раньше праздники устраивались.
- Ууууу, - вторила Кунаю Мучита, подыгрывая настроение, - а танцы будут?
- Танцы, будут. 
- И подарки?
- Подарки, тоже будут.
- Ну, хоть это хорошо...Как тебе, моя унка, зелёного шелка?
- Ты в ней хочешь быть на празднике?
- Да...
- Ммм. На ритуальный праздник в унке из шелка? Не слишком ли смело?
- Ты же сам говорил, ничего на этом празднике не будет ритуального, даже американский бир вместо нашей чичи. Так не всё ли равно?
- Ну, знаешь ли, моя койя... Не наш уровень с традициями играть. Что скажет мама Конча? 
- Почему, не наш? Ты же брат самого Сапы!
- Ага... сводный. Таких как я, у него, как бы не триста. А таких как ты, моя принцесса, скоро за тысячу перевалит.
- Не разрешаешь, значит...
- Почему? Ты можешь это сделать, но в случае чего, мне  придётся побить тебя палкой при всех, что не особенно хочется.
- Хорошо, мой господин, я переоденусь.
- Да! И не забудь, там, на празднике, обращаться ко мне на Вы, пожалуйста.
- Хорошо, мой господин.

После завтрака Кунай присел в кресло с книгой, а Мучита ушла, к себе наверх, примерить другую унку. Несколько раз  спускалась показаться мужу в новой унке, но Кунай отрицательно качал головой и она уходила вновь. Наконец одежда удовлетворила обоих. Черный атлас шитый золотыми нитками тяжеловат, но с традициями не расходится. Гораздо проще унки мамы Кончи, как раз по статусу.

- Дорогая, - улыбнулся Кунай, - ты великолепна!
- Спасибо за комплимент.
- Пока ты переодевалась, звонил судья с Карибе, мне на сотовый. Ты помнишь его? Он на свадьбе у нас был с семьёй.
- Как здорово! Они приедут на праздник? Они у нас переночуют?
- Ну, не знаю... Удобно ли?
- Удобно! Удобно! Пожалуйста? - Мучита состроила просящую рожицу, смешно поморщив носик. - Зачем им тесный  отель? 
- Ладно, перезвоню ему, приглашу к нам.
- Я тебя люблю.

 Кунай усмехнулся. Бедненькая, она так редко выходит в свет, что даже рада приезду судьи и его семейства. Какая никакая знать. С прислугой общаться, что за радость? Он набрал номер телефона судьи.

- Уанко Макана? Да, Да... Я приглашаю Вас и Вашу семью в гости... Да, да... Удобно! Конечно, удобно... Зачем Вам тесный отель? Приезжайте.

Макана, давний знакомый и университетский друг, только женился намного раньше Куная. Старшей дочери уже шестнадцать лет, совсем немного и перезреет, но замуж судья не спешит её отдавать, всё надеется на лучшую долю. Младшей, скоро одиннадцать, так эта, еще раньше старшей соберётся. Ну это их жизнь и Куная никак не касается.

Судья с  семейством приехал лишь к ужину. Перелёт тяжелый, с Карибе до Киту, пересадка в Панаме. Третьим классом. О каком комфорте можно говорить? К назначенному часу они опоздали, Аэро это лишь в рекламе качество, надёжность и скорость, в реальности сплошная нервотрёпка и адреналин. Наконец, зелённое такси аэрослужбы остановилось у ажурных, железных ворот дома. Гости вышли из машины. Женщины потупив взор, молча ждали, пока мужчины дадут разрешение общаться. 

- Здравствуйте, Уанко Макана! - сказал  Кунай.
- Здравствуйте, Шунго Кунай! - вторил ему  судья.

Не обязательно быть образованным человеком, но интеллигентность это признак и принадлежность к высокой крови.  Мужчины вежливо обменялись рукопожатиями, они не виделись с прошлого праздника Солнца. Кивком разрешили женщинам присоединиться к беседе.  Наложницы неторопливо, даже несколько ленясь, разгружали багаж, заносили в дом. 

- Пойдёмте? - Широким жестом доброго хозяина пригласил Кунай. - Сегодня будете ночевать у нас и даже не возражайте! Видите, какой мне дом подарил Вождь, недавно?
- За что же Вас, так любит Сапа?
- Вот за неё и любит, - хохотнул коротко  Кунай кивая в стороны Мучиты, которая уже на радостях подхватила дочерей судьи под руки весело чирикала пыталась выглядеть простой и общительной.

Сёстры стеснялись, не зная как себя вести в новой обстановке. Отец еще в самолёте очень долго и въедливо объяснял, что есть разница по статусу. Но Мучита хотела чтобы они не чувствовали себя сковано, увлекла в зал, к горячему бассейну, пусть расслабятся, здесь никто не собирается помнить о происхождении. Девочки, совсем немного младше самой Мучиты, а она так тоскует по обществу, у неё вообще нет подруг.

- Ух... - завистливо вздохнула старшая, - какой у вас бассейн! А мы только в море и купаемся...
- А я своего пилю, пилю, поедем, да поедем на море...  Он всё время работает, некогда ему. Так и состарюсь, на море не побываю.
- К нам приезжайте! У нас так хорошо. Карибы! Правда, папа на Халапахосы всё рвётся.
- Тебя как зовут? - Спросила Мучита. Она видала сестёр на своей свадьбе, но мельком. Свадьба, есть свадьба.
- Кими...
- Хорошее имя. Значит, ты надежная?
- Не совсем... Папа, когда называл, имел ввиду - "клин".
- А сестрёнку твою?
- Ньяки...

Мучита не сдержавшись прыснула.

- Что? Прямо таки, Ньяки?
- Ну, папа у нас с фантазией. На сексе повёрнут, маленько.
- А я - летучая мышка, вернее, её поцелуй.
- Имя как у принцессы...
- Я и есть принцесса...

Сёстры опомнились. Слишком уж они далеко зашли в вольностях. Преклонились в почтительном реверансе.

- Ну, же! Прекратите сейчас же! Забудьте. Я ваша подруга и всё! Ладно?

 Мужчины присели на диванах, в зале, с умилением поглядывали на резвящуюся молодежь около бассейна. Жена судьи - почтенная женщина, по совместительству прислуга и наложница, стала за спиной мужа в ожидании приказов. Говорили о политике, ведь до ужина еще время есть:

- Верховный жрец уже ходит с трудом... Похож на мешок с костями. Умрёт наверное скоро.
- Да, пора уж. Как бы не девяносто пять ему.
- Девяносто семь.
- Ну да. Столько для страны сделал, старик. Пора уже к предкам, на добрый покой. 
- Вот что интересно, Кого же Анча Юпай назначит верховным?
- Не знаю... Лишь Великий Виракоча и знает, может еще и Инти.
- Да, всё в руках господа.... - Кунай тронул двумя пальцами лоб и губы в молитвенном жесте. -  Мне кажется, что страну ждут большие перемены. Слышали? Вождь на это празднество пригласил наблюдателей ООН.
- Слышал.
- Так вот, жрец рвал и метал, грозился даже умереть!  Наблюдатели потребовали отмены жертвоприношений в честь Инти.
- Они что? Совсем рехнулись? Это же... Это же насмешка над верой. Это плевок нам в лицо!
- А я что говорю?  Только пусти их, глядишь - придут и не заметишь, как империю начнут делить. Развалится великая страна. Вспомните смутные времена Памбы Айя.  Не дай, Господи! Кундур Инка в гробу перевернётся.
- Ага. И ацтеки, тут как тут... Войной итак пахнет. Нет, определённо нужно подавать еще один рапорт, чтобы в Халапахосы перевели... Там спокойнее будет. Глубинка, провинция.
- Так Вы же, каждый год подаёте! А результат? Значит Вы там нужнее Вождю.
- Может в этом году повезёт? 

К беседовавшим мужчинам подбежала Ньяки запыхавшаяся, раскрасневшаяся, губы еще по детски алые и выразительные, в глазах искорки. Вот-вот доспеет вишенка. Кому-то достанется славная жена или наложница.

- Папа! Папа! А можно мы в бассейне искупаемся? - Выпалила она с той детской непосредственностью, от которой отказ покажется ужасной грубость. - Принцесса Мучита Машу разрешила!

Макана бросил виноватый взгляд Кунаю. Мол, простите ребёнка за невоспитанность. Кунай расплылся в улыбке.

- Конечно можно, моя маленькая. Для чего же еще бассейн существует? Но только, после ужина. Стол уже накрыт. Хорошо?
- Спасибо, уважаемый Шунго Кунай! - воскликнула Ньяки с благодарностью.
- Зови своих подруг к столу, пожалуйста.

Все чинно расселись за сервированным столом соблюдая строгую субординацию. Хозяин дома - хозяйка, затем гости;  хозяин семейства - жена - старшая дочь - младшая дочь. Наложницы выстроились за спиной Куная, замерли. 

- Велик Инти. Дарующий свет и благодать... - сказал Кунай слова застольной молитвы, - приносящий плоды животу нашему, усладу для духа и тела.  В богатстве ли, бедности, в сытости ли, голоде, в радости ли, печали - принимаем с покорностью твою волю, боже. Пучикай!

После молитвы наложницы зашевелились, стали подносить к столу. Принесли великолепный грибной суп со свининой и горным картофелем. Аромат лёгкими волнами ласкал обоняние приглашая восхитится изысканным вкусом хозяина. Продолжилась светская беседа начатая еще на диванах.

- Представляете! - возмущенно сказал судья призывая и женщин поддержать его в праведном гневе, - в связи с последним законом, что ввел наш Верховный советник, жены потянулись в суд заявлять на своих мужей. Не далее, как вчера, приходит одна, такая, из крестьян, с заявлением. И знаете, что она потребовала?
- Что? - в один голос воскликнули заинтригованные женщины.
- Она потребовала, чтобы муж бил её не чаще одного раза в неделю!
- Ах, она, такая! - возмутились женщины, а Мучита спросила. - И что, сказали в ответ, Вы?
- Что я могу сказать? Я служитель закона, а законы издаёт верховный, я приказал мужчине избивать женщину лишь по субботам.
- Неужели так всё плохо? - изумился Кунай, но умолчал, что сам лично предложил верховному советнику издать этот закон.
- Не так всё плохо, уважаемый Шунго Кунай, - поспешил успокоить судья, - отсутствию преступности в нашей стране, позавидовали даже в Швеции, где традиционно считается самый низкий уровень преступности. А у нас её вообще нет, не существует, как таковой. Правда, нам никто в мире не верит, но нам-то с вами этого не знать!
- Да, уважаемый Уанко Макана.
- Но Верховный советник зря издал этот закон...
- Поосторожнее, уважаемый Макана, пожалуйста. Унгуй Пашка еще в фаворитах у Вождя. Ваши слова, могут плохо кончится для Вас... Это хорошо еще, что здесь друзья собрались...
- Простите... - смутился судья.

Второе блюдо было еще изысканней первого. Жаренные куски мяса ванты с кукурузой. Традиционная еда горцев. Но предварительно Кунай спросил гостей:

- Вам нравится моте и ванта?
- О, да! Так давно не ел нашу, национальную еду, уж и забыл как это нужно есть. Всё омары да креветки с ракушками и рыбой... Так надоело!
- Ой! Я рыбы хочу! - Воскликнула Мучита. - Надо бы к вам, когда-нибудь, приехать с ответным визитом.
- Конечно, принцесса! Обязательно поедем, если Уанко Макана не будет возражать.
- Я? Никогда не стану возражать. Такие дорогие гости!

 Перед подачей сладкого, наложницы омыли руки хозяевам и гостям ароматной водой. Тукис нечаянно брызнула водой на одежду Мучиты. Мучита потемнела в лице, но сдержалась. И подобревший от обильного ужина, нахлынувшего вдруг доброго расположения духа и собственной щедрости Кунай, вдруг решил. Его осенило от недовольного взгляда жены и промелькнувшего тенью раздражения, что она не смогла скрыть. 

- Уважаемый Уанко Макана... А хотите, я подарю вам наложницу? Очень хорошая девушка! Мне император подарил её всего неделю назад. Хотите?

У судьи вспыхнули глаза. Он мечтал, в самых радужных снах о наложнице, с затаённым трепетом. И вот вдруг... нежданно...

- Да... - запнулся он на половине фразы, - я бы очень хотел...
- Тукис! - Немедленно приказал Кунай. - Отныне, судья Уанко Макана твой хозяин! 

Удивительно, но рады были все. Мучита одарила мужа радостным, любящим взглядом, за то что избавил её от оскорбляющего присутствия этой грубой, тряпичной куклы. Старшие наложницы вздохнули с облегчением, потому что вчерашней ночью, эта дурочка была с хозяином, а так бы он пошел во флигель с кем-нибудь из них. Сама Тукис неслыханно обрадовалась, потому что, эти две старшие кобылы избили её, перед завтраком и обещали периодически это проделывать. О судье вообще нет и речи, как рад он. Признаться, поднадоела ему его старушка, а тут, такое юное создание. Лишь жена судьи со вздохом сказала:

- Боже. Такая молоденькая, чуть младше нашей Кими.

Но и она была счастлива, что теперь тяжелая, домашняя работа, не для неё. Вот и она наконец станет хоть кому-то госпожой. Девочки с интересом посмотрели на новую прислугу, наверное будет весело, есть кого иногда лупить. Может так они станут дружнее?

Кунай был горд собой. Ну и что теперь скажете? А? Как он мудр! Принимает такие решения, что проблема рассасывается сама по себе. А как же иначе? Он же советник самого верховного советника, правда один из полсотни таких же как и он. Но благодаря уму и подобным решениям его в этом году таки сделают старшим. Всё к этому идёт. 

- Сердечный друг, Кунай... - прослезился судья в порыве благодарности, - мне нечем отплатить за Вашу щедрость и доброту!
- Полно те, Макана, - усмехнулся Кунай, - ничего не нужно взамен, лишь Ваша искренняя дружба! - лукаво подмигнул судье указывая большим пальцем назад, на покрасневшую Тукис, - сегодня же сможете провести ночь в моём флигеле.
- Я знаю, что предложу Вам, - сказал со всхлипом судья, -  картину! Картину, которую нарисовала моя дочь, мы хотели её повесить в имперском музее, на нашем фамильном стенде. Кими, - воскликнул он в благоговении, - принеси её сюда! 

Кими с готовностью вскочила из-за стола, помчалась наверх, в свою комнату. Вскоре принесла большую картину завернутую бумагой. С гордостью поставила её на спинку дивана прислонив к стене. Разорвала тонкую бумагу, обнажая свой труд напоказ. 

Кунай одел очки чтобы рассмотреть получше. На картине библейский сюжет: Манко Капак и мама Окльо нашли обетованную землю, держат вместе золотой жезл своего отца Инти и готовы погрузить его в плодородную землю, чтобы сказать потом: "Вот здесь, земля наша, мы остаёмся, чтобы продолжить род". Лица сосредоточены, торжественны и подсвечены золотистым светом. Ничего оригинального, обычный ремикс и интерпретация, на тему начал... каких, в каждой захудалой лавочке, навалом лежит по цене пять мит. Куная поразило другое - тщательная проработка тел первых Инков. Уж девчонка постаралась! Каждый мускул на торсе Манко играл силой, энергией и мощью. Мама Окльо была сама нежность и воплощение женственности. Особенно девчонка поработала над половыми органами, это было неожиданным откровением. Кунай удивлённо покосился на юное дарование. Где же она нашла натуру? В частности мужскую. Маму Окльо она могла наградить своей фигурой, было с чего рисовать, черты лица же передала ей свои. Хорошая картина, в ней что-то есть притягивающее взгляд.

- Какая прелесть! - всплеснула руками Мучита, - это ты сама нарисовала? Никто не помогал?
- Нет... никто не помогал.
- А у тебя есть еще что-нибудь подобное? Покажешь?
- Есть, на компьютере. Я привезла с собой.
- Сейчас допьём вино и пойдём посмотрим?
- Пойдём! - С радостью согласилась польщённая художница.

Они быстро допили свои бокалы, оставив компанию за столом отправились наверх.

- А купаться? - возмутилась Ньяки, но увязалась за ними. Вечно, эта, старшая сестра верховодит.

Кими, дрожащими руками от нетерпения, открыла свой компьютер, включила, еле дождалась пока загрузится система...

- ... Вот.
- Ты так здорово рисуешь! - Мучита восхищалась искренне, от чистого сердца.
- А что толку? - горько вздохнула Кими, - всё равно это скоро забудется. Вот папа выдаст замуж повыгодней и всё, буду ходить за мужем, как наша мама. Хорошо если попадётся такой как тебе... А если инженер какой? Без роду, без племени? Только, я знаю твёрдо - благородный господин не попадётся, я же не принцесса, даже не невеста солнца. Я бы... хоть наложницей, но к такому, как твой!
- Ты очень хочешь в монастырь?
- Очень... 
- И я хочу в монастырь!!! - Завопила Ньяки. - Почему, всё тебе?
- Да ладно, сестрёнка, я мечтаю и тебе никто не запрещает.
- Знаете что? Пойдёмте лучше, купаться? - хохотнула Мучита чтобы хоть как-то сгладить неприятное ощущение, что она чем-то виновата перед этими славными девочками за своё происхождение. Она невеста Солнца с пяти лет, а девочки даже не знают, что это такое.
- Пойдёмте! Пойдёмте! Я давно вас прошу!

Они бегом, с визгом сбежали вниз, к бассейну, торопливо сбросили одежду, наперегонки прыгнули в воду. Бултыхались, резвились в парной, термальной воде, хитроумным способом поступающей из под земли. Купались до тех пор пока не раздался окрик Куная:

- Моя летучая мышка, пойдем спать?
- Да, мой господин, -  радостно откликнулась Мучита, - я уже иду!

Кунай ласково привлёк жену к себе. Он же сегодня утром обещал быть только с ней. И впредь будет только так.

- Знаешь, дорогой, - с придыханием сказала Мучита, - мне очень жаль девочек. Такие талантливые, красивые и достойные, но не попали в солнечные невесты, а какая-то Тукис была ей, пусть даже в чёрном монастыре.
- Это можно поправить. - Задумчиво произнёс Кунай.
- Можно?
- Конечно можно. Всё можно.

И потянулся за сотовым телефоном.

Глава 2. Праздник почтения предков

Так славно начавшийся и закончившийся идиллический вечер продолжился утром полной  гармонией. Ночь проведенная с мужем, в который раз укрепила в мысли Мучиту, что она столь бесподобна и уникальна, а потому Кунай больше не будет смотреть на прислугу глазами мужчины. 

Судья вышел из флигеля в сопровождении юной наложницы, сиял как медное музейное зеркало после реставрации. Он преобразился, воспрял духом, даже несколько помолодел. Тукис следовала за ним тенью, пыталась угадать его малейшее желание, казалось, что могла бы подхватить его дыхание и дышать вместо него.

Жена судьи впервые за всю жизнь спала одна в постели и поэтому выспалась на славу, выглядела свежей и бодрой. То есть, получила возможность оценить сладость свободы. Неужели ей не придется теперь стоять за спиной мужа и ждать когда он поест? Просто сядет рядом с ним важной матроной и будет с удовольствием поглощать завтрак поданный наложницей? А ведь так и будет!

Кими увидев свою картину повешенную на самом почетном месте зала, напротив обеденного стола потеряла дар речи осчастливленная и польщенная таким вниманием хозяина дома к её скромному творчеству. Подарила благодарную улыбку Кунаю и Мучите. Спасибо, от всей души!

Маленькая Ньяки приставала с самого  с утра к Мучите, что неплохо было бы искупаться в бассейне, на это получила благосклонное разрешение и до самого завтрака плескалась там в нескучном одиночестве.

Усевшись на диванах и в ожидании завтрака мужчины, по своему обыкновению, заговорили о политике.

- Единственный наследник престола Ямуна Чингай - даун. Кто же возьмёт страну в свои руки после смерти Юпая?
- А врачи ничего не могут сделать? Вроде в прошлом году собирали консилиум?
- Ничего у них не получится. Такое не лечится. А мама Конча уже не в состоянии родить. Сейчас, срочно пересматривают закон о возможности иметь не одну законную жену для Вождя, если будет решение положительным, то Анча Юпай узаконит отношения со своей младшей сестрой Пиркой, у неё ещё есть шанс родить наследника, она беременна.
- По мне, так лучше принять закон о разводах, - сказал судья осторожно покосившись на свою жену, - тогда легче будет всё юридически оформить и не будет путаницы. В мире могут осудить двоеженство Сапы Инки.
- Сложившаяся ситуация не сегодня возникла, - глубокомысленно заметил Кунай, - нужно в истории искать... Если бы Асири Амару,  в своё время,  разрешил Юпаю жениться на её матери, - Кунай кивнул в сторону Мучиты, - тогда бы и наследник покрепче кровью получился. Знаете кто была её мать?
- Нет.
- Иностранка. Немецкая и русская кровь, плюс наша, вот где свежая струя для наследника.
- На иностранке потомку Инти нельзя жениться.
- Вот в этом и вся проблема. Кровь вырождается, жениться ведь не на ком!
- Зато, Вы  себе сделаете крепкое потомство. Вам повезло...
- Да, - улыбнулся Кунай, - врачи говорят; будет сын.

Завтрак начался так же неспешно как и ужин. Хотя судья волновался, что не успеют на праздничную службу в храм, но Кунай убедительно заверил:

- Мы живём всего в пятнадцати минутах ходьбы от храма.

Девочки шушукали и секретничали за столом, периодически хихикали деликатно поглядывая на взрослых, но Мучита вновь тихо говорила что-то и новый взрыв звонкого смеха. Судья незаметно делал страшные глаза дочерям. Кунай же благосклонно улыбался глядя на тщетные попытки судьи приструнить дочерей. Пусть резвятся. Мучита хоть немного отведёт душу и насытится обществом. Ей сейчас особенно нужны положительные эмоции.

- Ну, что ж, - Кунай поднялся из-за стола, - теперь нам пора. 

(((Отсюда и далее на доработку. В главе много вводной информации читателю))

На праздник следовало приходить пешком. Эта традиция сложилась задолго до появления в империи колеса. А традиции - сила империи, их просто так нельзя ломать. Всё стоит, и держится на традициях, прочно и незыблемо.

Шайнян уака, самый длинный день в году, праздник почтения умерших, праздник пешего хода. Никто не сядет  в машину в этот день, все уже давно приехали на могилы своих предков и ждут назначенного часа, назначенной минуты, чтобы почтить их память. Проспект забит до отказа людьми все движутся, все идут и спешат и нет ни одного несчастного, даже нищие. Они более всего, столько подаяний в такой день, никто не откажет, а кто поскупится, так пусть его чёрный супай заберёт к себе в ад. Кунай с Мучитой под руку, важно шествовали по многолюдному проспекту, лёгким кивком приветствовали знакомых.  Рядом вышагивал судья с женой и дочерьми.  Похоже, Макана хотел бы взять в храм и Тукис, но наложницам в господский храм не положено, туда могут попасть лишь те, кто как-то связан семейными узами с Вождём, вплоть до сверхдальних родственников сумевших доказать свою генеалогию. Тогда этим родственникам отведут определённую ступеньку в храме и не отнимут уже до конца жизни. Вот сын Тукис, вдруг случись такое с судьёй, имел бы право на свою ступеньку в самом верхнем ряду, а она сама никогда.

Почтенные семейства прибыли к храму. У храма было людно и шумно, там толпилось много высокородных семейных пар. До службы ещё достаточно времени и многие не спешили занимать свои места на тесных ступенях, оставались на площади, где стая лоточников из простолюдинов,  назойливо предлагала, как на подбор, один и тот же мелкий товар: жевательную резинку, воду, сладости, пиво, табак и сушенные листья коки свёрнутые в тонкую трубочку. Торговцы дружно и протяжно завопили, выкрикивая рекламу, едва завидев прибывших, новых, потенциальных покупателей. Любой на выбор товар - ровно одна мита.

- Чиклес, чиклес, одна мита.
- Кока, кока, одна миииита!
- Бииииир! Одна миииита! 

К ногам Куная сразу же ринулись и плюхнулись на колени двое нищих мальчишек с черными от краски ящиками и руками, в надежде заработать четверть миты. Обувь обязаны чистить все, так приказал еще Великий Кундур.  Кунай с сожалением посмотрел на свои, до зеркала начищенные туфли и вздохнул, сейчас мальчишки поубавят блеска. Протянул ногу одному из нищих. Работа должна быть у всех. Это тоже приказал Кундур в былые, тяжкие времена Памбы Айя. 

Чуть поодаль уличные скоморохи устроили представление для господ и их окружили тесным кольцом зеваки. Изредка доносились сквозь хохот зрителей шутливые возгласы актёров:

- Ах, ты наступать на ноги? Вот я тебя сейчас палкой...

Ударили в гигантский, серебряный гонг на крыше  храма, приглашение на службу паломников. Публика дрогнула, заволновалась и потянулась по ступеням в Храм. Здесь же и разошлись пути с судьёй и его семейством. Ему в другие ворота.

- Пойдем, Мучита Машу? - предложил жене свою руку Кунай.
- Погодите пару секунд, накидку наброшу, - она прикрыла лицо прозрачной накидкой.

Храм Солнца. Нет на свете чуда достойнее и прекраснее его. Куда там пирамидам Гизы или богу острова Родос! Колоссальное сооружение, могущее поспорить с самым большим стадионом мира, опрокинутая чаша с огромным количеством ступеней, сто двадцать золотых ворот  по окружности чаши, множество потайных ходов и коридоров ведущих в подземный музей Империи. Амфитеатр вмещающий две сотни тысяч человек, при случае мог опустеть за неполные десять минут. И безмерное величие соизмеримое с вселенским. Дух величия, тебя захватывает еще у массивных золотых ворот, а потом не отпускает до самого конца службы, еще немного более, до самого утра, когда просыпаешься в своей постели, обновлённым. Католикам и не снилось... десятки тысяч тонн золота, обтягивающие бетонные стены сантиметровой толщиной, обжигают тебя, слепят, восхищают и подавляют. Мифические и реальные сцены любовно высеченные на фресках причудливо переплелись между собой дивным узором. Здесь вся история империи, начиная от первого Сапы Инки.

Кунай и Мучита с достоинством проследовали на своё, законное место, в четвёртом ряду. Немного замешкались в очереди, пропуская других на еще более престижные, первые ряды. Кунай прищурившись порыскал глазами по рядам амфитеатра, в надежде отыскать судью, затем бросил тщетные попытки. Где-то там, наверху они. Происхождение, ничего не поделаешь.

В храме лёгкая возня, шушуканье, покашливания слились в многоголосый гул трибун. Все ждут, когда появится Верховный Жрец и начнёт службу. Наконец, у подножья трона, как раз на фоне излома золотых лучей Инти над алтарём, возник трясущийся, глубокий старец.  Да, пора на покой старику... Как еще держится на этом свете? Видимо, господь всё же надеется получить от него то, что он не успел выполнить. Старик остановился в ожидании, как будто замёрз, затем проскрипел дребезжащим голосом в микрофон:

- Великий потомок Солнца, Сапа Инка, Анча Юпай. Сиятельная супруга, мама Койя Конча. Наследный принц Ямуна Чингай!...

С этими словами старик сделал попытку преклонить колени, но так и остался стоять с полусогнутыми коленями, с гримасой страдания на лице. Люди на трибунах последовали примеру, присели на корточки в реверансе почтения. Мгновенно стихло после шумного двести тысячного шелеста одежды. Остались стоять лишь несколько человек с телекамерами и люди в европейской одежде - наблюдатели ООН. В амфитеатре медленно погасили свет, лучи прожекторов устремились в центр сцены, сосредоточились на троне и жертвенном алтаре.

Из потаённой двери трона вышел Сапа Инка в ослепительной, бриллиантовой короне подсвеченной галогеном. За ним мама Конча, лицо скрытое лёгкой вуалью так же подсвечивалось рассеянным светом. Мама Конча вела за руку наследного принца, который по идиотки озирался и скалился. По трибунам пронесся вздох и вновь всё смолкло. Великий, блистательный сын Солнца! Он родился богом, он был еще в утробе мамы Пунку и уже был богом. Так было всегда, так будет всегда, пока Империя  стоит незыблемой мощью в мире. "Все мы рабы твои, о, величайший из величайших!" 

Анча Юпай взошел на трон, а мама Конча с сыном остались у подножья. Сейчас начнется служба. Все люди поднялись и склонили головы.

-  Восхвалим Господа нашего, - начал жрец проповедь, - создавшего Вселенную по слову своему божьему и хотению! Восхвалим, за деяния его и дары! Восхвалим за разум, который вдохнул в наши тела и за тела которыми наделил нас. Восхвалим, Господа нашего, Виракочу!

Храм вздрогнул от единого, многоголосого  вскрика: "Уира Сапа!!!" И вскрик совпал со вспышкой солнца попавшегося в ловушки-окна, когда единственный раз в году лучи освещают храм ослепительным солнечным светом. Кунай знал этот момент, но пропустил опять, он всегда опаздывал прикрыть глаза, на время ослеп от яркого света. Алтарь засветился божественным светом и помощники жреца уже занесли серебряные ножи над жертвами. Раньше... Раньше, еще в прошлом году, в лучах неземного света приносили в жертву одну девушку и парня, специально выращенных в жертвенных лепрозориях. Сейчас, впервые в истории, на алтаре забивали двух баранов. Кунай с ненавистью посмотрел на европейцев стоявших ближе всех к алтарю. Они здесь именно за этим. Наблюдатели. Какое им дело до наших ритуалов?  И чего это император втемяшил себе вступать в их ООН?

- Вначале была мысль... - продолжил жрец после того как с жертвами было покончено.

Вначале была мысль. Ничего не может возникнуть, просто так, без помысла Божьего. Потом было слово. И Бог сказал: "Пусть будет мир". И Вселенная возникла. Сначала родилась пустота и материя начало всех начал. И Бог пришел в наш мир творить, сделал твердь и дал ей имя "Тиауанако". Появился огромный, священный холм с тремя пещерами Марас Токо, Капак Токо и Сутик Токо, где Виракоча был намерен творить и отдыхать после трудов своих. Он сказал: "Пусть будет земля и вода, небо и солнце", потом он сказал: "Пусть будут планеты и спутники их окружают". Всё появилось в то же мгновение и дал Бог имена всему, что создал, ибо каждому явлению, свойству и телу должно быть имя,  повелел быть им вечно. Виракоча протянул руку к левой пещере и начал называть имена всех растений и диких животных. Каждое имя их записано в генетическом коде и каждому дано своё предназначение. Потом, Виракоча позвал из правой пещеры людей. Появились разные расы и племена. Бог сказал: "Живите и размножайтесь" расселил их по планете. Виракоча не знал, кто выйдет из средней пещеры и задумался. Тогда Лучезарный Инти сказал: "Отец, мой, пусть оттуда выйдут мои дети и наследники. Пусть они несут знания и веру в тебя, пусть они будут владыками мира". Виракоча согласился. Тогда Инти бросил внутрь пещеры свой волшебный, золотой посох и оттуда вышли четыре брата и четыре сёстры. Каждый из братьев взял за руку свою будущую жену и повел в одну из сторон мира, нести разум по планете. Брат Айар Учи взял маму Уако и пошел на север, брат Айар Аука взял маму Рауру пошел на восток, брат Айар Качи с мамой Курой пошел на запад, а Айар Манко с мамой Окльо нашел место под названием Куско, где поселился, чтобы править на юге. Виракоча посмотрел на дело рук своих и остался довольным. И он ушел бродить по Вселенной создавать другие планеты и звёзды, его путь, где он уже побывал, виден на ночном небе. Каждую секунду зажигается новое солнце, появляется новая планета, появляется жизнь. Он никогда больше не вернется к нам, он приходит лишь однажды, чтобы создать мир. И оставил нам своего сына Инти, и повелел поклоняться ему, как Богу.

Жрец прервал свой монолог, чтобы перевести дух и прислушаться к тишине в храме. После некоторой паузы воскликнул:

- Слава Богу! Возвеличим Инти!
- Инга Инти! Уира Сапа! - грохнули трибуны в новом, мощном порыве.

- Возвеличим наших Императоров! Да здравствуют сыны Инти! Слава!
- Хатун апу Инка! Уира Сапа!

Старик говорил долго, периодически прерывался, чтобы отдохнуть и декларировать  очередную здравницу. К концу проповеди Кунай чувствовал себя обновлённым, очищенным, а еще, ощущал и осознавал себя важной частью своей страны, тем маленьким винтиком в гигантском и сложном механизме, что сломайся он и машина станет, заклинит, и тогда, будут срочно искать ему, винтику замену. Наконец, жрец закончил речь традиционной формулой.

- Ама суа, ама люлья, ама челья! - Воскликнул жрец с надрывом и зал дружно вторил. - Не воруй, не лги, не ленись!!!

Официальная часть закончилась. Сейчас сиятельный Анча Юпай сделает приглашение к себе во дворец от своей щедрости.

- После посещения музея Памяти, приглашаю всех ко мне, на праздник Почтения Предков, - сказал император. - список приглашенных уже появился на главной странице имперской информационной системы, - добавил затаённо улыбнувшись, - опережая события, скажу; приглашенных в этом году много, десять тысяч семей...

- Слава великому Вождю! Слава! Инка Анча Юпай!!! - Захлебнулся храм в ликовании трибун.

Неслыханная щедрость. В прошлом году, приглашались две тысячи, а в позапрошлом, всего лишь пятьсот семей.  Значит Вождь замышляет нечто серьёзное. Или он хочет просто задарить знать, загладить свою вину за сегодняшний непростительный отход от традиций, за жертвоприношение? Там, во дворце, уже заготовлены всем подарки. И будут танцы.

- Сначала узнаем о приглашении или в Музей?
- Милый... - укоризненно покачала головой Мучита.
- Понятно, - Кунай засмеялся. Он замечательный шутник и балагур, вот и сейчас пытался немного удивить жену и покрасоваться перед ней. С этим не шутят. Но ведь, десять тысяч семей! Ему то, занимающему четвёртую ступень в храме  обязательно приглашение должно быть. А вдруг нет? Сапа весьма своеобразный человек - вчера обласкал завтра может казнить.

Они отстояли огромную, нервную очередь к компьютеру в фойе музея, подключенному к глобальной имперской системе. Наконец, заразившись всеобщим  волнением, подошли к оператору.

- Шунго Кунай, - пролепетала Мучита оператору, так как Кунай от нервного напряжения, сам был не в состоянии открыть рот.

Оператор, несколько томительных мгновений, тыкал курсором в нужные места на экране, произнес:
- Да, в списке приглашенных.

Кунай облегченно вздохнул, легонько ткнул Мучиту локтем в бок и подмигнул ей. Значит, возможно, в этом году предстоит повышение. Старшим советником бы! Да что там говорить, сразу в верховный совет, заседателем... Пора бы, возраст, как-никак. Но заседателем, это слишком, через голову не прыгнешь. И всё же, такая масса приглашенных! Изменения предполагаются быть большие, почти революционные. Интересно, судья с семьёй попали в список приглашенных? Их же никогда в жизни еще не приглашали. Спросить?

- А скажите, пожалуйста, Уанко Макана в списке?

Оператор опять задвигал рукой, через минуту сказал:

- Да. Он тоже в списке...
- Спасибо. 

((((Блок "Музей" в доработке)))

(((Конец правки Главы Праздник почтения предков))-------------

Глава 3. У Бога воровать - грех!

Утомлённые бродить по многочисленным залам Мучита и Кунай присели на диван рядом с экспозицией Руминяуи. Любовались совсем свежей картиной известного художника Пачакамы. Эту картину с гордостью водрузили служащие музея на самом видном месте, буквально, десять минут назад. Самый вдохновенный и переломный момент истории. Полководец Руминяуи в седле вставшей на дыбы лошади. Взмах саблей, еще мгновение и острая сталь отделит голову лейтенанту Беналказару. Тот бледный от ужаса пытается отразить сталь голой рукой, каска уже сорвалась с головы... И глаза Руминяуи, они страшны в решимости и ненависти к испанскому захватчику, посягнувшему на Родину. 

 Здесь Куная и Мучиту нашел судья. Он нетерпеливо рыскал по разделам сопровождаемый своим семейством в поисках Куная.

- Уважаемый, Шунго Кунай! -  Воскликнул судья, весь дрожа от эйфории. - Вы, видели? Вы, знаете? Меня тоже пригласили на праздник Почтения!

Разумеется, Кунай видел, разумеется знал. Ночные звонки нужным людям даром не проходят. Это отзвук и эхо недавнего звонка. Макану заметили. Но это приглашение ещё означает, что Куная стали прислушиваться, там наверху. А эйфория судьи весьма знакома. Событие столь знаменательное, что возносит приглашенного почти до небес. Насколько Кунай привык к приглашениям и то, когда в позапрошлом году, был обойден вниманием, чуть не застрелился от отчаяния. И хорошо сделал, что не застрелился, потому что, на следующий год, Вождь всё компенсировал, подарил свою дочь. Мучита Машу не только красивая, молодая женщина, Мучита Машу, к тому же, еще и политика.

- Конечно, уважаемый, Уанко Макана, я всё знаю и поздравляю Вас от всего сердца.

В императорский дворец они пошли вместе. Судья по дороге прожужжал все уши, о том, как было бы здорово, получить назначение на Халапахос. Карибе, конечно, прекрасное место, но там слишком опасно в соседстве с ацтеками. Ацтеки, почти каждую неделю, нарушают границу, того и гляди там начнётся война.

- Ха! - Сказал Кунай. - А мы их, атомной бомбой.
- Ага, а они нас... Что-то мне не хочется гнить от радиации.

Город бурлил праздничной жизнью, автострады, в будние дни до отказа забитые автомобилями, вдруг превратились в бурный поток радостных и счастливых людей. Кунай разглядывал пёструю праздничную толпу и любил их всех в эти мгновения. Жизнь удалась. Хорошо быть, хотя бы не богом, но очень близким его приближенным.

Небольшая фольклорная группа уличных музыкантов пристроилась на краю пешеходной дорожки и высекала из своих инструментов искристую, заводную музыку. Музыка далёких предков переложенная на современный, электронный лад. Девочки не сдержались, пустились плясать, Мучита с ними. 

- Айлай ла-ла лайла лола, айла ла-ла лала-ло, - подпевала танцуя, счастливо смеялась, смотрела на мужа покачивала в такт музыки головой. 

Кунай было решился присоединится, взмахнул руками словно птица на вираже, наклонился в первом движении танца, как кто-то легонько тронул его за локоть. 

- У Бога воровать грех! - трескучий, злой возглас сзади.

Он резко обернулся. Седовласая нищенка стояла и сверлила недобрым взглядом Куная. Глаза наполнены безумием. За спиной вава,  а там вместо ребёнка скелет. Ребёнок умер давно, но женщина, до сих пор  носит его с собой.  Она помолчала выжидая подаяние, но не дождавшись добавила, пытаясь сама же расшифровать своё пророчество господину:

- Тот на пороге большого пути... кто ничего не возьмёт у Бога.

Кунай порылся в кармане, достал золотую монету ценой в десять мит и подал нищенке. Она жадно схватив монету, отстранилась от знатных господ и пятясь поспешно скрылась за аппаратурой музыкантов.

- Почему она носит мёртвого ребёнка с собой? - придушенно спросил судья, - почему её не поместят в лечебницу для умалишенных?
- Эта женщина, святая. Она предсказывает будущее.
- Но...
- У кого поднимется рука на пророка?
- А что она предсказала Вам?
- Еще не знаю...

У девочек сразу упало настроение танцевать. Такая страшная нищенка! Злая очень. Зачем ей дали деньги?

- Пойдёмте? - сказал Кунай беспечным тоном, как будто ничего не произошло.

У входа во дворец, стражники тщательно проверили их на детекторе металлов, выдали мужчинам именные конверты. В этих запечатанных конвертах лист бумаги, с единственной напечатанной фразой, подарок. Женщинам достались золотые безделушки и по маленькому букетику орхидей, которым они были неслыханно рады, особенно бурно радовались дочери судьи. Впрочем по другому быть не должно. Это же женщины! Затем, покончив с формальностями стража пропустила их на обширную дворцовую площадь-парк, где собралось уже много народа. Знать важно прогуливалась по алеям семейными парами, периодически заговаривали со знакомыми. Судья нетерпеливо вскрыл конверт с подарком.

- Боже! - хрипло воскликнул он.
- Что такое?
- Назначение! Послом к ацтекам!
- Поздравляю... Вождь видимо, Вас очень ценит, что дал такое трудное задание...

По судье было видно что не рад. Посол, очень почетное назначение, гораздо почетнее судейского поста на Халапахосах. Но ведь к ацтекам! С ацтеками работать, не то слово, трудно - не возможно! Они явно показывают свое пренебрежение. Ситуация, опять же, на границе сложная. Вот, вот начнется война. Спокойной работы не предвидится. Того и гляди где-нибудь зарежут, не посмотрят на все полномочия и статус неприкосновенности.

- Но зато... - задумчиво продолжил новоиспеченный посол, вздохнув толи огорченно, толи с облегчением, - моих девочек берут в невесты Солнца, может быть у них доля будет счастливей...

Девушки взвизгнули от восторга и бросились с поцелуями к отцу.

- В какой монастырь? - в один голос спросили они.
- Амаванья...
- Господи! Высшего уровня, - выдохнула жена судьи счастливо.

Кунай тоже сгорал от нетерпения взглянуть на подарок, но испытывал своё томление и предвкушение. Он почти наверняка знал, кем он будет назначен, но еще сомневался. А вдруг...?

- Вскройте пакет, дорогой, - не выдержала Мучита, - чего Вы, медлите?

 Дрожащими руками вскрыл конверт.

- Старший советник... - прочитал он, - этого следовало ожидать...
- Привет Кунай! - послышался оклик и Кунай повернулся на голос.
- Уаманкишпе! Дорогой, столько лет. Где пропадаете?
- Да всё там же, в центре управления. Трое наших уже год сидят на орбите, вот и мы привязаны к ним. Я слышал Вас повысили?
- Да... конечно.
- Сделайте одолжение, протащите закон об увеличении инвестиций на космос? Который год пылится.
- Можно, конечно, - уклончиво ответил Кунай.
- Так Вы посмотрите, непременно. На Марс собрались лететь еще пять лет назад, а челнок до сих пор не готов, денег не дают.
- Так вы же деньги фукаете, я что ли не знаю.
- Но Вы, всё же, подумайте. По дружбе.
- Ладно.

Послышался удар гонга, приглашение к празднику и все потянулись во дворец. Император - живчик и совсем не старый.  Лысина на весь лоб делает мужчину еще более привлекательным, так кажется что он гораздо умнее. Черная коса, заботливо взращенная и взлелеянная, как и положено верховному вождю, уложена спиралью на голове и укреплена бриллиантовой короной. На вид и не дашь пятидесяти лет. Баловень судьбы. Оно и понятно, если бы Кунай был императором, тоже был бы таким жизнерадостным.  Анча Юпай  шустро передвигался среди родственников и казалось, хотел уделить внимание каждому. Это на официальных приёмах нужно держать марку и лицо империи, а сейчас в тесном, семейном кругу из пары, тройки тысяч братьев и из стольких же более отдалённых родственников сжиматься совсем необязательно. Но похоже, орбита передвижения императора среди родственников была заранее спланирована и продумана. Уж слишком искусственно, с тайным  замыслом он рыскал от одной семьи к другой, как будто выискивал следующего, чтобы поговорить с ним. 

 Все собрались в зале. Улыбчивые официанты разносили вино и пиво. В зале было шумно, люди небольшими группами стояли и обменивались последними новостями и сплетнями. Мама Конча устало сидела на троне удерживая за руку своего горемычного наследника, а он то и дело порывался вырваться и пуститься в свои только ему доступные для понимания  исследования... Мама Конча выглядела усталой и больной. Несчастная... Столько горя.

Император приближался к Кунаю. Кунай знал или верил неизведанным шестым чувством, что орбита непременно пересечется, что в планах императора оказать и Кунаю небольшой знак внимания. В какой-то момент, вдруг, Анча Юпай стал удаляться и Кунай расстроился. Ошибся в предчувствии... Но Вождь неожиданно вынырнул сзади. Да! Значит не ошибся.  Сапа поцеловал по отечески Мучиту, пожал руку Кунаю.
- Как поживаешь, советник?
- Пребываю в вечном долгу и благодарности к светлейшему вождю! - с этими словами Кунай присел на корточки перед императором, Мучита последовала примеру мужа.
- Это хорошо, - ухмыльнулся Анча Юпай, - посоветуй-ка мне... что делать с жертвами, взамен которых пустили кровь баранам. Хотя, нет. Не советуй ничего, я итак знаю, что делать с ними! Я подарю их тебе.
Кунай задохнулся от неожиданности. Император желает подарить ему жертвенных девушку и парня? Получить в подарок девушку - в порядке вещей. Но парня! Такой щедрости заслуживают самые, самые. Таких людей в империи вообще, едва с десяток наберется. И... Кунаю предстоит попасть в их число. Он достоин... Он неслыханно обласкан. Мучита незаметно ущипнула Куная в бок. Ущипнула очень больно. Кунай мельком глянул на неё, она сделала страшные глаза: "Не бери!" - молили её глаза. Но отказаться от дара - величайший грех! Сапа может разгневаться и сослать куда-нибудь в Антарктиду, на рудники, а это означает многое. Но... Воровать у Бога, еще больший грех!

- Спасибо... мой господин, - наконец выдавил Кунай из себя, заикаясь, с трудом шевеля одеревеневшим языком, - но... я не могу принять подарок.
- Почему? - искренне удивился император.
- Они принадлежат Богу... Я не могу. Их лучше отправить Ему... Принесите их в жертву.
- Отличная идея! - с восхищением воскликнул император и внимательно, с интересом посмотрел на Куная, словно он, только что, изобрел лекарство от старости. Хлопнул в ладоши, тут же, как из под земли, возникли двое слуг. Император сказал им, - приготовьте "жертвенных" в последний путь.
Слуги испарились, а император всё еще удивляясь проницательности Куная продолжил:
- Найди, как-нибудь время, завтра, часам к десяти утра, приди ко мне во дворец. Потолкуем, аяваски выпьем... 

Кунай и Мучита упали ему в ноги. Кунай еще не осознавал до конца всей значимости своего поступка и главного последствия, но ясно понял; императору пришелся по душе отказ от того, что принадлежит Богу. Или не пришелся? Но его пригласили на аудиенцию! Впервые в жизни! Наградить? Или... таки сослать в Антарктиду? Император хохотнул и отправился к другой семейной паре. Кунай и Мучита остались лежать на мраморном полу ошалевшие от такого поворота события, посмотрели друг другу в глаза. Мучита прошептала:

- Молодец!

Жертвенных вывели на огромную сцену с фонтанами. С ними вышел старший жрец, щелкнул ногтем по микрофону, проверяя его и сказал:

- Уважаемые! Я должен сообщить вам прискорбную весть... Сегодня, сразу же, после проповеди скончался верховный жрец Анга Ваман. Почтим его светлую память. Почтим последнего из родных братьев Великого Кундура и верного его последователя! Аука Анга Ваман! Мы любим тебя!!!

После этих слов наступила гнетущая тишина, все стали на колени. Жрец продолжил свою речь:

- Светлейший Анга Ваман сделал много для страны...

Жрец говорил о деяниях Верховного в настоящем времени, словно он и не уходил к предкам, словно он продолжал жить среди нас и совершать великие деяния. Кунай слушал речь и вдруг явственно понял, что пришло время новой эры. Вот сейчас, прямо, в эти минуты, а не просто разговоры знати шепотом, в столовой, с женами. Старик давно дышал на ладан, но своей жесткой волей сдерживал императора. Он, как древний божок, уака, из обоженной глины с треснувшими боками всё еще держал страну в старом веке. А теперь он, упал и наконец разбился. Кунай внимательно посмотрел в сторону императора. Тот улыбался затаённо. Да, он наверняка готов, он ждал своего часа и этот час пробил. Так вот почему было очень много приглашенных! Значит...

- А сейчас, - закончил свою речь старший жрец, - мы смиренно склоняем голову в ожидании пока Светлейший Сапа Инка изберет для нас верховного жреца...

Жрец спустился вниз, оставив на сцене "жертвенных" девушку и парня. На них нет одежды, тела раскрашены особой краской последнего пути. Кунай ревниво их оглядел. Девушка ослепительно красива. Мучита конечно гораздо привлекательнее, но такую девушку он бы поимел в наложницах. Парень, просто великолепен, идеальное, спортивное тело, лицо притягивающее своей дикой, необузданной, рубленной красотой, движения подчеркивающие мужество и гордость. Их специально вырастили в тайном лепрозории. Наняли самых красивых людей империи, чтобы родить подобную прелесть. Потом детей отобрали и вырастили, дали лучшее образование, которое существует в стране, тренировали в спортивных залах... Кольнула обида. Но Кунай усилием воли подавил это низкое чувство. Карьера или два прекрасных создания всё равно принадлежащих Богу? Как там, сумасшедшая нищенка говорила? То-то же.

Из ниши под сценой заиграла музыка. Музыканты сегодня в ударе, они приготовили специальную программу. Протяжные, душераздирающие ноты гор сплелись мелодичным рисунком с сумасшедшим, радостным ритмом побережья. Мажорная торжественная грусть. Адская смесь. Сегодня особый день, сегодня ушел к предкам верховный жрец. С первых аккордов "жертвенные" на сцене зашевелились, они исполнят свой последний ритуальный танец. А потом упадут в изнеможении на алтарь где примут смерть, чтобы встретиться с Инти и служить ему вечно. Резкие, синхронные движения. Они танцуют божественно, их всю жизнь готовили для этого, последнего танца, а потом, они уйдут услаждать глаза и душу Бога, там на перекрестке Вселенной. Они танцуют... А у Куная стоит в горле ком обиды. Он влюбился в них. Теперь он знает, что он потерял, осознал цену.

Последний протяжный аккорд, словно захлебнулось, резким всплеском волны, море, ударившись о скалы и парень бережно кладёт девушку на алтарь, дышит глубоко, но на лице выражение счастья познавшего высшее озарение. Девушка покорно ему подчиняется, запрокидывает голову открывая горло. Он ложится рядом, скрещивает на груди руки. Скоро, уже скоро, им предстоит стать уакой Бога. 

На сцену тенью мелькнул монах в черном балахоне, в руке серебряная, жертвенная секира. Он неслышно движется за лучом прожектора к алтарю оставаясь полностью в тени, лишь секира светится острым, пронзительным, белым светом. Вскрик. Девушка не смогла сдержать последнего предсмертного вскрика. Парень умер мужественно, он даже не вздрогнул, когда секира скользнула по его горлу. Кровь фонтаном обагрила белое полотно в которое их завернут перед сожжением. Боже! Какая красота! Они ушли к Инти.  Они заслужили это и доказали всей своей жизнью - они лучшие.

- Я напишу их! - прошептала Кими, ошеломлённая танцем и смертью. 

Она видела их глаза, так близко, она видела их тела с расстояния, на которое раньше в храме её не подпускало социальное положение. Вот теперь она напишет их.

Потом были танцы, неистовые, шальные, в память Верховного жреца и с памятью недавнего жертвоприношения. Мучита обволакивала Куная огненным взглядом, обожала его и боготворила. Они очень высоко взлетели. Завтра... Завтра Кунай будет говорить с императором.

Уже ночью укладываясь в супружескую постель в предвкушении бурной любви Мучита сказала:

- Знаешь ли, дорогой, а не протащить ли нам закон, чтобы женщины могли надевать, какую хотят унку, на праздник Почтения Предков?

 

Глава 4. Святое право

Утро выдалось суматошным. Хозяева дома, гости, прислуга, поднялись чуть свет и заметались по дому в приготовлениях. Кунай должен встретиться с вождём. И хотя эта встреча произойдёт лишь в десять часов, никто не смог с леностью отнестись к столь знаменательному событию. Семейства собрались в зале у бассейна в благоговейном ожидании когда пробьёт час. Даже Ньяки не стала требовать своего, завоёванного в битве с совестью и приличным воспитанием,  купания в бассейне, смиренно сидела со взрослыми в одном кругу на диванах, лишь вздыхала в безнадежности.

- Вас выберут в верховый совет, заседателем, это точно...
- А может быть и нет. Может быть император поручит какое-нибудь особое задание. Места ведь уже все распределены до следующего года.
- Тогда, Вам нужно показать себя во всей красе, то, что Вы действительно стоите.
- Как?
- Хороший вопрос, знать бы наперёд, о чем будет речь!
- Но он сказал, что просто выпьем аяваски и всё, встреча неофициальная.
- Любая встреча с вождём - официальная, даже если просто аяваски попить.

Вступилась в беседу и Мучита, она в волнении произнесла:

- Дорогой! Постарайтесь не пить много, той аяваски, кто знает, что можете сболтнуть с тумана... Наркотик, как-никак! О политике не говорите!
- Всё будет очень хорошо, моя принцесса, я не стану пить много.
- Волнуюсь, я... - выдохнула Мучита. И в этом выдохе чувствовалось отчаяние, радость, наконец, гордость за мужа. 
- Не волнуйся! - Кунай и сам волновался, но всем нужно показать свою твёрдость духа. Он ведь заслужил такого приглашения? Заслужил. Кто скажет наперёд, кроме пророка, может быть Кунаю, теперь предстоит каждый день встречаться с Вождём? 

Судья долго что-то обдумывал и наконец несмело выдавил из себя, тщательно подбирая слова:

- Уважаемый, Кунай... Если вдруг... Я не настаиваю... Но если вдруг, придётся к слову. Обмолвитесь обо мне... Если вдруг...
- А чего, Вы хотите?
- Я? - осмелел судья, - В Халапагосы, простым судьёй... Я не хочу к Ацтекам.
- Хорошо, - усмехнулся Кунай, - странный, Вы человек. Посол - это почти старший советник. Такое назначение! Ну, да бог с Вами.
- Боюсь... Не работы, зверей этих, боюсь. Предыдущего посла зарезали... и меня зарежут.

Они бы так и пребывали в волнении и напряженном состоянии духа, если бы Ньяки со свойственной ей наивностью и непосредственностью не выдала свою очередную сентенцию. Она выпалила невпопад, прямо и без какой-либо предварительной подготовки:

- А что, правда, это господин Кунай сделал нас, с Кимкой, солнечными невестами? 

Все расхохотались, а Кими покраснев прошипела:

- Дурочка! Это же секрет!

Какой секрет, когда итак все знают? Удивительное создание, этот ребёнок. Вот так, как Ньяки и нужно. Быть самим собой, причем всегда, даже в логове у медведя.  Кунай расслабился.  Нужное настроение подобрано, с этим ощущением он и войдёт в покои светлейшего вождя. Далее, сидящие в зале уже говорили о чем угодно, но только не о предстоящем визите. Воцарилась добродушная и бесшабашная атмосфера, как будто люди собрались поиграть в покер с горячим грогом в тесной, близкой компании и у них совсем нет других идей.

Молодежь уединилась на той стороне бассейна, чтобы посмотреть как Кими пишет обещанных "жертвенных". Она деловито натянула холст, выложила краски и вдохновенно принялась делать первые наброски. Ньяки терпела недолго - отчаянно кинулась в горячую воду, плескалась и периодически выползала наружу, шлёпая босыми, мокрыми ногами по кафелю, взглянуть на работу сестры.

Мужчины остались на диванах, поговорить. Впрочем, жена судьи тоже, по старой привычке при муже, но теперь пребывала, в другом статусе, она сидела рядом, милостиво предоставив Тукис прислуживать мужу и стоять за спиной в ожидании приказов. Как  раз, в этот самый момент, Тукис с наложницами Куная подносила душистый чай настоянный на листьях коки.

- Жаль... Умер таки Анга Ваман. Но этого и следовало ожидать. Всё так затянулось... Эта полярность как перед грозой, просто в воздухе носилась.
- Да... Теперь у Сапы руки развязаны. Чем не революция? 
- Похоже, теперь ожидаем перемен?
- О, да, уважаемый Макана! Надеюсь, лучших.
- Вот уж чего не люблю, так это революций. Я за покой и блаженство.
- Ну, революции явно не будет, просто резко улучшится жизнь и всё. К этому и будем стремиться.
- Ага. Не для меня. У меня война только начинается. С ацтеками.
- Да замолвлю, словечко, замолвлю, не переживайте так. Пусть туда едет кто совсем без головы. 

К нужному часу полностью восстановилась гармония и приятное состояние души. Скоро десять. Пора.

- Скоро десять, мне пора. 
- Мы Вас проводим?
- Пожалуй, нет. Я сам. Ждите меня с добрыми вестями. - Кунай беззаботно улыбнулся поднимаясь, почтительно кивнул всем, кто так сердечно принимает участие в его судьбе.

К дворцу императора рукой подать. Кунай не будет машину заводить, пройдётся пешком, еще обдумает немного. Но и думать вроде не о чем, просто бездумно пройтись по свежему воздуху. Город погрузился в праздничную тишину. Кунай очень любит такое запустение, словно все вымерли или в спешке покинули город.  Пустота, ни прохожих, ни машин на автостраде, все празднуют или уехали в недельный вояж к морю. Надо бы  с Мучитой куда-нибудь, тоже вырваться, она давно просит. А что? Может навязаться к Макане в гости? Подумать еще надо.

Ветер метёт по улицам пустые конфетные обёртки и прочий постпраздничный мусор, дворники еще не проспались, да и работать сегодня великий грех. Вот в этом месте они вчера останавливались послушать уличных музыкантов и потанцевать. Вот здесь сумасшедшая нищенка сказала своё пророчество, что Кунай пожинает сегодня да и будет пожинать ещё долго. Значит правду про неё говорят, что пророк. Надо бы отыскать её и пристроить поблизости к себе, пусть всегда предупреждает о  будущем.

Стражники у проходной во дворец пропустили Куная без замешательств, он был включен в список сегодняшних визитёров. Главный из стражи окинул его пытливым взглядом протянул в приглашающем жесте руку к детектору металлов, работа, есть работа. После тщательной проверки разрешил идти, предварительно изъяв документы.

- Зелёный флигель номер девятнадцать, - произнёс стражник загадочный код, но увидев недоумение Куная махнул рукой подчинённому, - он проводит Вас.  

Не так представлял встречу Кунай, мечталось, что сам император его встретит и поведёт широкими коридорами во дворец, в большой кабинет с библиотекой примыкающий к покоям хозяина. А так, стражник отвел его во флигель... Флигель?  Вся знать проводит время во флигеле с наложницами, но никогда с друзьям или с женами. Для друзей лучшее. А тут флигель номер девятнадцать... нет, там еще, в загадочной фразе, звучало "зелёный". А что же он хотел ещё? Он что, закадычный друг вождя? Конечно, флигель. Стражник оставил Куная в небольшой, довольно таки роскошной, комнате. Резьба по дереву, инкрустация золотом и серебром, кое где в стены искусно вкраплены изумруды. Всё это сплеталось в чудной узор с непонятным замыслом художника. Шикарный, уникальной работы столик с двумя, под стать столу, креслами напротив. Стол накрыт на две персоны, хрустальные ножи, вилки, тарелки. Кунай огляделся. Комната обставлена просто, ничего лишнего, лишь этот стол с креслами, да ещё огромное резное окно увитое зеленью и малиновыми цветами, если это можно считать мебелью. В комнате ни постели, ни книжных полок. Пол изумлял своим мягким блеском. Кажется красное дерево, или не красное, что-то даже лучше. Здесь не живут, здесь беседуют, дружески и уединенно. Хорошая идея использовать флигель точно так же. Отныне, никаких любовных утех с прислугой во флигеле!

Император появился неожиданно из потайной дверцы. Дверца, замаскированная под резную стену, бесшумно отворилась вместе с писком наручных часов. Ровно десять часов. Сюда ведёт подземный ход или что это за фокусы? Да, император, оказывается,  не только любитель точного времени, но еще и эффектных появлений. Надо бы взять этот факт на заметку. Вождь вышел, как всегда сияющий с добродушной, несколько слащавой улыбкой в сопровождении тучного, не то слово - жирного мужчины в одеяниях шамана из джунглей.

- Здравствуй, старший советник! - произнёс Анча Юпай протягивая руку Кунаю. На слове "старший" было сделано особое ударение, - не скучал?
- Здравствуйте, Солнце! - Кунай вскочил с кресла в которое, лишь за минуту до внезапного появления, присел.

Но император небрежно махнул холёной рукой, мол сиди, чего уж там, не на параде, а в дружеской обстановке, расслабься. Присел сам, напротив, сверля пытливым и лучистым взглядом Куная. Шаман задвигался по комнате, осторожно как в своей родной сельве, точно ждал нападения рыжей пумы, что могла притаиться совсем близко, может быть даже под столом.  Император шевельнул пальцем и шаман поставил на стол изящный деревянный прибор состоящий из кувшина и двух маленьких, на полглотка стопочек из того же дерева. Движения... Да, движения шамана были настолько непривычными насколько и точными. Он как будто играл ритуальную миссу, казалась, в таком обычном деле, как разлить тёмную жидкость по деревянным стаканчикам. Шаман и сам был сплошным ритуалом от начала до конца. Не нужно отвлекаться... Наверное, император всегда его берёт с собой чтобы зашорить и притупить собеседнику осторожность, подкупить внешними шумами и блестящей мишурой, вывести на безумную откровенность. Плюс аяваска. Язык развязывает, священник так не сможет. Шаман налил.

- Мой личный шаман, готовит лучшую аяваску на свете! Рекомендую, - вот таким, особенным образом император предложил выпить. Поднял стопку сам, подавая пример.

 Каплей ядрёного зелья вязко обожгло язык. Перехватило дыхание тугим спазмом. Хороша аяваска! Действительно, лучшая на свете.

- Я очень долго размышлял сегодня ночью, - сказал вождь и голос его звучал вполне искренне, - не скрою, мне очень понравился твой вчерашний поступок. Ты не побоялся моего гнева, отказавшись от подарка. Потому что существует еще более высший гнев на свете, Божий. Молодец. 
- Спасибо, светлейший... но Ваш гнев, сравним с Высшим гневом, Вы и есть сам Господь Бог...
- Ха! Думаю, что предку моему, Инти, тоже бы понравилось подобное мужество исходящее от его верного подданного...

Обыкновенная лесть, то есть, приличное воспитание, говорить друг другу приятности и любезности. Особенно, когда напротив сидит глава государства.

- Но я размышлял не над этим... - император перешел к делу, собственно главной причине аудиенции, - умер мой родной дед, кстати  и твой тоже, Анга Ваман...
- Я скорблю, Ваше Величество...
- И я скорблю... но увы... мне приходится еще думать и о стране... Появилась дыра в правительстве, и её срочно нужно затыкать достойной заменой. Вот я и позвал тебя, чтобы услышать твоё мнение. Кто сможет из всех, самых достойнейших? А?

К такому вопросу Кунай не был готов. Вообще-то он не был готов ни к одному вопросу. Мозг усиленно заработал перебирая самых ближайших родственников императора. Кто? Кто? Нужно быстро. Глоток аяваски мешает думать. Все мысли обволокло сладеньким туманом.  Затягивалась пауза. Вождь терпеливо ждал. Пора...

-  Чунга Уру! - Выпалил Кунай первое имя, которое вертелось в голове и не давало всплыть другим.
- Точно!  Я ведь так же точно и думал! Десять Пауков, один из самых достойнейших, - обрадовался вождь, - давай еще по одной, маленькой, пока не подали завтрак?
- Да. - облегченно выдохнул Кунай. Угадал с первого раза... Надо же... Но может быть император лишь подыгрывает ему, чтобы сделать еще более откровенным?

Пока шаман разливал аяваску по стопкам, император пребывал в задумчивости, затем медленно произнёс:

- Но тогда... возникает естественный вопрос... Кем заменить его? 

Этот вопрос был ещё труднее первого. Потому что Чунга Уру, вот уже много лет, был личным советником самого сапы. Серый кардинал, всегда стоящий за спиной императора склонившись поближе к светлейшему уху. Его вообще заменить некем. Да и сам он вряд ли согласится получить пост верховного жреца, второго лица в государстве, отказавшись быть мозгом первого. Хотя, как знать? Может быть получить некоторую свободу и самому диктовать с трибуны, тоже неплохо?

- Не знаю... Ваше Величество...- честно признался Кунай уже осмелев от второй дозы зелья, - этого человека вообще заменить некем... - еще с секунду поразмышлял, -  разве что верховный советник Унгуй Пашка?
- Почему?
- Ну... Я его лично знаю. Он весьма достоин. Размышляет трезво и глубоко.... Уверяю, с ним Вы не прогадаете! А еще потому что, он Ваш сводный брат от принцессы Кишпируми.
- Но ведь он же безнадёжно болен? Вот вот и его скоро придётся менять...

Кунай осторожно пожал плечами. Две красавицы, наложницы принесли завтрак завёрнутый в золотую парчу, чтобы, не дай господи, не остыл по дороге. Остановились в дверях в ожидании приказа. Кунай невольно залюбовался молодыми женщинами. Ну да, конечно, императору не к лицу иметь слуг, таких как Тукис.

- Хорошо, я подумаю над этим, - сказал Анча махнув рукой наложницам. Те быстро  накрыли на стол пахучей, царской снедью, разлили по хрустальным бокалам прозрачный, розоватый сок  и ретировались к двери, но не исчезнув совсем, остались ждать снаружи.

Собеседники принялись неспешно завтракать. Немного помолчали. Вождь перевел разговор на новую тему:

- Я чувствую себя неловко перед тобой...
- Почему, Солнце?
- Потому что, хотел сделать тебе подарок вчера, но никак не угодил...
- Пожалуйста, Ваше Величество! Не думайте так! Лучший подарок на свете... служить Вам!
- Ты не лжешь? Говоришь искренне?

Кунай не врал, говорил искренне. Он даже прислушался к себе. Может это аяваска выносит наружу то, что в глубине? Но он так считал и верил в это свято. Ведь все, до единого, даже последнего нищего  в империи, ответили бы точно также!

- Я говорю искренне!
- Тогда, я вдвойне обязан сделать подарок тебе, Шунго Кунай. Проси всё, что ты хочешь!

Мозг захлестнуло тёплой волной. Вдруг захотелось попросить самого сокровенного. Аяваска... Наркотик... Она вынуждает говорить то, что из самого сердца, самую затаённую мечту... Но осторожнее! Это испытание. Это испытание на преданность и порядочность. Кунай вспотел, напряженно размышляя, пересиливая ватный туман мягко обволакивающий мысли.

- Простите, Государь... Вы когда-нибудь слышали о таком,  Вашем подданным Уанко Макана?
- Нет... - император удивлённо покосился на собеседника, - кем он мне приходится?
- Он сын ауки Куму Ванкара, что приходится двоюродным братом светлейшего Асири Амару и наложницы с монастыря города Кахамарка.
- Ааааа, - протянул император, - довольно, дальний родственник. Так, в чём дело?
- Он, вот уже шестой год, подаёт рапорт о переводе его судьёй в Халапагосы, но канцелярия почему-то игнорирует прошение. А вот вчера, он получил подарок от Вашего Величества о назначении его послом к ацтекам...
- Хорошее назначение. Я просто так никого не назначаю, значит на то, были причины.
- Да! И я так считаю!
- Так в чем же суть?
- Переведите его, куда он просит?

Вождь подозрительно, недоверчиво посмотрел Кунаю в глаза, Затем подумав немного, разочарованно произнес:

- Удивительный ты человек... Я подарок хотел сделать тебе, а ты просишь за других... Давай еще выпьем?
- Да, мой господин.

Тяжело-то как! Вот и полетела заветная мечта к супаям, то есть, ко всем чертям. Какая глупость, просить за ничего незначащего судью в такой звёздный момент! Остаётся лишь с горя упиться наркотиком и упасть бездыханным у ног вождя...

- Перевести судьёй  не могу... - продолжил император после осушенной стопки, - я же не канцелярия, я должен сделать подарок, а это не похоже на подарок. Пусть лучше будет губернатором Каньяров. Вот так и порешим, у меня как раз подходящей кандидатуры нет. А раз я его назначал послом, то эти посты совершенно равны между собой. Так этому судье и передай... Вот только, никак не пойму, почему я дал такому дальнему родственнику назначение послом? 

Было горько от выпитого зелья и обидно от собственной тупости, спазмы давили на горло, иссушали его. Пить! Кунай пригубил розового сока, а потом не выдержав, залпом выпил бокал.

- Мда... - усмехнулся Анча Юпай, - не ожидал от одного из своих поданных такого самопожертвования ради других... Но всё равно подарок за мной! Я даю тебе разрешение на посещение монастыря Амаванья, там выберешь себе парочку лучших наложниц. Как раз кстати будет. Жена твоя беременна?
- Да, Ваша Светлость! Откуда Вы знаете?
- Мне положено знать всё о своих подданных, тем более она мне дочь. Как чувствует себя моя маленькая принцесса?
- Она счастлива! Я тоже! Это лучший подарок в моей жизни от Вас!  
- Ну-ну. - Император одарил Куная своей слащавой улыбкой.

Завтрак подходил к концу. Вождь подал знак шаману, тот прытко подхватил питейные приборы и манипулируя с ловкостью фокусника упрятал их невесть где. Приборы просто исчезли, испарились в его руках. Нужно расставаться. Император поднялся, давая понять, что встреча закончена, но еще давая понять, что было приятно пообщаться с таким умным собеседником. Он пошел вслед за шаманом к тайной дверце. Обернулся напоследок.

- Да, еще. Я подумал над твоими кандидатами на высочайшие посты. Они мне подходят. Но еще я нашел замену верховному советнику. Им будешь ты.

- Ну? - почти с надрывом спросила Мучита.
- Ну? - Судья.
- Ну? - Сквозило в лицах остальных членов  семейства судьи и наложниц.

Кунай обвёл всех невидящим взором, медленно вошел в зал, тихо присел на диван.

- Ну же!

С чего начать? Столько всего что есть рассказать. А он до сих пор не верит в то, что случилось. Он обласкан Вождём, да так, как никто иной в жизни. В мыслях бурелом и сумятица.

- Макана... Вы назначены губернатором Каньяр... - наконец выговорил Кунай, решившись начать с самого простого и не касающегося его самого.
-Ч-что? - судорожно дёрнулся судья. Он так и не понял, что это значит.
- Вы назначены губернатором провинции.

Жена судьи упала в обморок. Она просто свалилась где стояла. Девочки завизжав бросились ей на помощь, но Тукис их опередила проявив необыкновенную прыть, что ей не свойственна. Она подхватила графин с водой со стола и стала хлопотать над хозяйкой, столь грузной дамой, что поднять её и перетащить на диван не представлялось никакой возможности.

- Я губернатор??? И мне не ехать к ацтекам?
- Не ехать...
- А Вы, - теребила его Мучита за рукав, - что же Вам? 
- А я... Верховный советник...

Мучита кашлянула поперхнувшись, присела рядом и обняв нежно за талию уткнулась головой мужу в плечо. В доме стихло. Прекратилась возня с новоявленной женой губернатора. Девочки поднялись с колен, судья присел в ближайшее кресло. Это не назначение, это взлёт на максимальную высоту на которую способен смертный. Дальше уже невозможно, потому что выше стоят сын Бога и сам Бог. И Кунай попал в десятку самых высоких людей империи. Этот пост не отнимут до самой смерти, если сам не натворит что-нибудь неугодное Вождю.

- Ещё... мне Вождь дал разрешение посетить монастырь Амаванья и выбрать себе двух самых лучших наложниц...
- Двух? Самых лучших? - Отпрянула от плеча мужа Мучита. Ревность вспышкой захватила до самых пяток
- Да.
- Не езжайте туда, пожалуйста! Не езжайте!
- Невозможно... От подарка Вождя нельзя отказываться.

Вдруг произошло нечто, что удивило Куная до глубины души. Кими еще борясь с собой и силясь не делать глупостей, но не смогла удержаться от порыва. Бросилась к Кунаю в ноги, обняла его за колени прижавшись щекой.

- Возьмите меня в наложницы, господин Кунай!  Возьмите... я буду хорошей наложницей! - закричала она и заплакала. 

Кунай попытался отстраниться, но тщетно. Бросил беспомощный взгляд жене. Она молчала, поджав губы.

- Не плачь моя девочка, - наконец проговорил он и погладил Кими по голове, - зачем тебе в наложницы? Теперь ты дочь губернатора и тебя выберет достойный мужчина в жены или у тебя есть шанс родить ребёнка от сына бога. Ты ведь уже невеста солнца!
- Всё равно! Я хочу остаться с Вами! Я хочу быть подругой Мучиты Машу... И сестрёнку мою возьмите, не разлучайте нас!

Ньяки при этих словах тихо подошла, опустилась на колени рядом с сестрой и с надеждой посмотрела Кунаю в лицо.

- Возьмите и меня, - прошептала она всхлипнув и тоже заплакала заразившись слезами сестры.

Кунай обвёл взглядом всех. Жена Маканы еще не пришла в себя и с ней возилась Тукис. Сам Макана был ошеломлён от собственного взлёта и ему сейчас не до возникших проблем с дочерьми. У наложниц вообще поддержки ждать не пристало. Жена... Что скажет жена? Мучита долго молчала обдумывая, затем медленно проговорила

- Возьми их... А больше никого я не прощу.
- Но Ньяки еще ребёнок! - протестовал Кунай.
- Ну и что? Она подрастёт, - улыбнулась Мучита затаённо, - а мы подождём... Не разлучай их.

А когда очнулась из обморока мать и Макана тоже пришел в себя от потрясения всё уже было решено, Кунай не поедет в Амаванью за наложницами. Мучита обнимала плачущих сестёр, целовала обоих в макушку приговаривая:

- Ну вот всё и решилось, мы не расстаёмся. Правда ведь, хорошо?

Макана обрадовался ещё более неожиданной новости, что и дочери его теперь устроены даже лучше чем мечталось. Благодарил Куная за всё что он сделал для скромной, бедной семьи бывшего судьи.

Остаток дня и ужин прошли так, как обычно бывает в райских кущах небесного сада. Никто из окружающих не знал как там, но наверное так же, полная гармония и комфорт. Судья с женой изменились кардинально, стали похожи на настоящих вельмож, они надели самое лучшее из своего гардероба, уединились на отдельном диване и обнимались словно студенты тайком от родителей. Девочки еще более сблизились с Мучитой и теперь они всегда собирались быть вместе, даже заявили что ночевать сегодня будут в одной спальне. Кими писала своих "жертвенных", а Мучита и Ньяки затаив дыхание смотрели на действо художницы. Кунай же как и хотел остался наедине с собой чтобы обдумать и осознать что с ними сегодня произошло.

Завтра с утра судья с женой и Тукис уедут на Карибе, чтобы собраться к переезду в новый дом в Каньярах. Сестры останутся у Куная навсегда, только завтра он всё же отвезёт их в Амаванью для встречи с настоятельницей монастыря оформить формальности. По документам они должны быть зачислены послушницами и по документам же он их заберет себе по приказу Вождя. Вот и всё. Добровольное рабство... Девочки пошли на это добровольно. Ценнее таких рабынь нет и никогда не будет. А Мучита таки умница! Славная у него жена.

(Продолжение следует)


 Приложение для любознательных :)

Правители инков до развилки истории:

1. Манко Капак - Бесподобный великий (1150) (по традиции инков, императоры получали имена трижды, первое с детства, второе во время коронации и третье после смерти, характеристика его деятельности) Легендарный первый инка основал Куско приблизительно в начале 12 в. Город лежит на высоте 3416 м над у.м. в глубокой долине, пролегающей с севера на юг между двумя крутыми хребтами Анд. Как повествует предание, Манко Капак во главе своего племени пришел в эту долину с юга. По указанию бога Солнца, своего отца, он швырнул золотой жезл себе под ноги и, когда тот был поглощен землей (добрый знак ее плодородия), основал в этом месте город.

2. Синчи Рока Твердая корзина, выносливый, непобедимый, (годы правления неизвестны) Сын Манко Капак от брака с родной сестрой. В последствии все законные наследники правителей были зачаты от сестер чтобы не разбавлять кровь. Император имел при этом до пятисот детей от так называемых невест солнца, специальных женщин собранных по всей стране, обученных и живущих в монастырях солнца. Законная власть наследовалась лишь от близкородственных браков. Исключение составил Атауальпа, сын Уайна Капак и дочери наместника Киту. Своих отпрысков, составлявших особый царский айлью, Инка назначал на самые почетные должности. Инкская империя была подлинной теократией, поскольку император был не только верховным правителем и жрецом, но также, в глазах простых людей, полубогом. Император имел абсолютную власть, ограниченную лишь обычаями и страхом перед мятежом.

3. Льоке Йупанки Разбивающий всех без счета. (годы правления неизвестны) Расширял экспансию инков по материку. Завоевал земли близ живущих диких племен. В период его правления усовершенствовался способ земледелия. Террасы и оросительные каналы сетью покрыли всю страну. Так же добыча минеральных и органических удобрений получили промышленную основу.

4. Майта Капак Великий доброволец. (неизвестно) В промежутках завоеваний диких племён улучшал генофонд страны :)

5. Капак Йупанки Величайший щедрый (неизвестно) Занимался тем же. В переводе с Кечуа, Капак - Величайший.

6. Инка Рока II Непобедимый инка (1350) завоевал на юге все земли вблизи озера Титикака, а на востоке - близлежащие долины. Вскоре продвинулся на север и дальше на восток и подчинил себе территории в верховьях реки Урубамбы, после чего направил свою экспансию на запад. Здесь он столкнулся с ожесточенным сопротивлением племен сора и рукана, но вышел из противостояния победителем. Около 1350 года инки навели висячий мост через глубокий каньон реки Апуримак. Ранее ее пересекали три моста на юго-западе, но теперь инки проложили прямой путь от Куско к Андауайлас. Этот мост, самый длинный в империи (45 м), инки называли 'уакачака', священным мостом.

7. Йауар Уакак - Кровавые слёзы (неизвестно) Начало военного конфликта с могущественным воинственным племенем чанка, которое держало под контролем Апуримакский проход.

8. Уиракуча Инка - Скользящий по воде. (умер в 1437 году) Племена Чанка осуществили внезапный набег на земли инков и осадили Куско. Уиракуча бежал в долину Урубамбы, оставив защищать столицу своего сына Пачакутека (букв. 'сотрясатель земли'). Наследник блестяще справился с возложенной на него задачей и наголову разгромил врагов. Уиракуча известен своим вещим сном. Во сне к нему пришел бог Виракоча (создатель всего живого и божественного) и сказал что идут бородатые люди с белой кожей с палками извергающими огонь. В инской мифологии бородой обладал лишь один бог Виракоча, у индейцев континента волосы на лице не росли.

9. Пачакути Инка Йупанки - Сотрясатель земли (1438-1471) После убедительной победы над племенем чанка занял трон. Приказал переписать историю заново, Начиная с него, история записывалась подробно. Инки расширили свои владения к северу до озера Хунин, а на юге завоевали весь бассейн озера Титикака. Неизвестно на каком языке инки говорили ранее, но в 1438 язык ближайшего народа  кечуа возведен в ранг государственного языка. Благодаря политике завоеваний и переселений кечуа распространился по территории всей империи, и на нем по сей день говорит большинство перуанских индейцев. Этот факт говорит о том, что инки брали самое лучшее от завоёванных народов укрепляя, тем самым, свою власть, совершенствовали империю.

10. Тупак Инка Йупанки - Сияющий (1471-1493) Распространил власть инков на территорию нынешних Чили, Боливии, Аргентины и Эквадора. В 1463 Императорские войска покорили государство Чиму, а его правителей доставили в Куско как заложников. Тупак предпочитал бескровный захват власти покоряемых царств. Но если встречал отчаянное сопротивление то пощады не было никому. Как пример его силы и жестокости, когда он покорял царство Киту то убитых воинов противника бросили в озеро близ нынешнего города Ибарра, от этого вода была красной от крови. Озеро стали, после этого события, называть Йауар Кочи (Буквально "кровавая вода")

11. Уайна Капак - Величайший блистающий (1493-1527) Присоединил к империи Чачапойяс в Северном Перу, на правом берегу реки Мараньон в ее верхнем течении, подчинил воинственные племена острова Пуна близ Эквадора и примыкающего побережья в районе нынешнего Гуаякиля, а в 1525 северная граница империи достигла реки Анкасмайо, где сейчас пролегает граница между Эквадором и Колумбией. Имел около пятисот одних только сыновей, которым довелось жить уже при испанском господстве. Умер от чумы завезенной испанцами.

12. Уаскар (1527-1530) Законный наследник престола. Рожден от сестры-жены Уайна Капака мамы Куси Римай, выбран семейным королевским советом императором. Убит по приказу сводного брата Атауальпы. Вражда между кровными братьями вылилась в пятилетнюю опустошительную гражданскую войну, в которой Атауальпа одержал решительную победу всего за две недели до второго появления конкистадора-авантюриста Писарро в Перу. Победитель и его 40-тысячное войско отдыхали в провинциальном центре Кахамарке на северо-западе страны, откуда Атауальпа собирался идти в Куско, где должна была состояться официальная церемония его возведения в императорский сан.

(Отсюда пойдёт развилка, поэтому подробнее)

13. Атауальпа (1530-1532) Ata-больно, Huallpa - курица. (в Кечуа есть еще одно значение слова huallpa - трус) Младший, любимый сын Уайна Капак. Отроческое имя Атабалита (больно бьющий). Сын от незаконной жены Тупак Пальякока (Пакча) дочери начальника (губернатора) Киту. Последние годы Уайна Капак долгое время жил в Киту поэтому часть двора переселилась в Киту вместе с ним, при нём находилось, так же, практически всё войско, 40 тысяч солдат. По сути Кито превращалась во вторую столицу. Уайна Капак признавал, что империя слишком велика для управления из одного центра и поэтому планировал разделить её на две части, южную, где императором будет Уаскар и северную включая пограничные районы царства Каньяр, которую отдаст Атауальпе. Это он декларировал в 1525 году. Скоропостижная смерть в 1527 году не позволила осуществить задуманное. Королевский совет признал эту идею бредовой и назначил императором всей империи Уаскара. Уаскар после коронации призвал Атауалпу в Куско для преклонения колен. Атауальпа отказался, предчувствуя, что такой шаг - шаг в могилу. 40 тысяч воинов при нём и он решил противостоять. Чапера вождь племени Каньяры (близ современного города Куэнка) получил одновременно два противоположных приказа присоединиться Атауальпы и Уаскара, но предпочел остаться в цельной империи, то есть с Ускаром. Разгневанный Атауальпа повернул армию во главе с полководцем Руминяуи на каньяр и устроил резню. Более половины знати каньяр была вырезана в этой бойне. В это же время пленён император Уаскар в Куско и заключён в крепость Хауха.
В январе 1931 года Франциско Писарро с небольшой группой солдат двинулся из Панамы завоёвывать новые земли. Прибыл в Тумбес 13 мая 1532 и двинулся в Кахамарку со 187 пешими и 27 конными воинами. Местное население встречало конкистадоров с удивлением и преклонением. Ведь все помнили вещий сон императора Уаракуча. Во сне к нему пришел бог Виракоча (создатель всего живого и божественного) и сказал, что идут люди с белой кожей с палками извергающими огонь. Бороды иноземцев вообще ввергали индейцев в ужас, ведь по преданиям, бог Виракоча был белым и имел бороду, когда у местных бород не наблюдалось.
Беспрепятственно Франциско Писарро занял Кахамарку, защищенную стенами с трех сторон. 15 ноября 1532 года произошло извержение вулкана Котопакси. Что повергло в религиозный ужас испанцев. 'Бог против нас' Но 17 ноября оправившись от ужаса испанцы передали Атауальпе приглашение прибыть на площадь Кахомарка для встречи с ними, замаскировав при этом своих 160 бойцов для засады. Под вечер Атауальпа явился на площадь Кахамарки во всем великолепии императорских регалий и в сопровождении многочисленной свиты, 4000 воинов, но безоружной, как того потребовал Писарро. Испанский монах Филипилло вступил в теологический спор с императором но нетерпеливый лейтенант Висенте Валверде сопровождавший монаха воскликнул условный сигнал 'Сантьяго!' Небольшая группа испанских авантюристов набросилась на многотысячную свиту императора и за пол часа перебила всех. Во время резни из испанцев пострадал один лишь Писарро, случайно раненный в руку своим же солдатом, когда заслонял Атауальпу, которого хотел взять в плен живым и невредимым. Атауальпа пленен, но ему позволено отдавать приказы через своих исполнителей. Через исполнителей Атуальпа приговорил к смерти своего брата Уаскара. 23 декабря 1532 года приговор приведен в исполнение.
Зная о жадности пришельцев, Атауальпа предложил Франциско Писарро обменять свою свободу на золото, наполнив комнату, где его содержали, дважды серебром и один раз золотом. Однако императора это не спасло. Писарро получив золото обманул императора. Испанцы обвинили его в заговоре и в 'преступлениях против испанского государства' и после короткого формального суда 29 августа 1533 удушили гарротой. (Важно!!! перед этим монах Филлипо уговорил Атуальпа принять католическую веру мотивируя что не католиков сжигают на костре. Для Инки потерять тело в огне, значит потерять бессмертие, то есть тело нельзя будет бальзамировать) Но и здесь его обманули, после удушения императора они бросили его тело в костёр. 30 августа 1533 года Руминяуи поняв, что императора больше нет, занял Кито и отстранил от власти губернатора Козопанки (дядю Атауальпы) Объявляет себя губернатором Кито.
В феврале 1534 года Педро де Алварадо прибывает на помощь из Гватемалы на 5 кораблях 500 солдат и 2000 гватемальских индейцев, высаживается в удобной бухте Манави, движется на Кито. В апреле Себастьян Беналказар лейтенант с небольшим отрядом, чтобы опередить Педро де Алварадо воспользовавшись отсутствием Франциско Писарро (Писарро в это время был в походе на Куско) решился на атаку Кито и малыми силами захватил город. Ему помогали Каньяры взбешенные и готовые мстить Инкам за уничтожение знатных семей, против Руминяуи. Руминяуи ушел со своим войском. В мае Беналказар занял Кито. Здесь происходит самое массовое изнасилование в истории. Испанцы согнали на площадь 300 Невест Солнца. Город отдаётся на разграбление, но Кито небогатый город, 20 тысяч аборигенов живут в нищете, в землянках. Беналказар разочаровался отсутствием золота в городе, покинул его отправившись вслед армии Руминяуи к вулкану Каямбе, а затем мимо вулкана Тунгурауа к вулкану Чимборазо. В июле происходит извержение вулкана Тунгурауа. Руминяуи воспользовавшись замешательством испанцев перед извержением вулкана обманными тропами возвращается в Кито и предаёт пожару город, обезглавливает невест солнца за измену (по законам инков Невесты солнца принадлежат лишь императору их еще называют девственницами солнца)
4 декабря 1534 года Беналказар возвращается в Кито с 300 солдатами и 6000 каньяр. Здесь Руминяуи принимает бой и проигрывает сражение. Руминяуи арестован. 10 января 1535 года Руминяуи обезглавлен.

14. Тупак Уальпа - половина курицы (1533-1534) Родной брат Уайна Капак, ставленник испанцев, как марионетка, через которого Писарро надеялся управлять страной Тауантинсуйо.

Правители с 1534 по 2005 годы которые могли быть:

15. Руминяуи - каменное лицо (1534-1555) Если бы он победил испанцев. Не прямой потомок Уайна Капак, племянник. Сын полководца (родной брат Уайна Капак) и Невесты Солнца подаренной императором полководцу-отцу за доблестную службу. Руминяуи  блестящий полководец выигравший многие сражения. Основатель новой династии по счету третьей. Единственный из императоров не сменивший юношеское имя во время коронации. Множество молниеносных побед над конкистадорами. Всего за время его правления было три экспедиции: Испания, Англия, Португалия. Захват оружия, лошадей, кораблей. Разработка своих видов огнестрельного оружия. Создатель мощнейшей в мире армии. Столица перенесена из Куско в Киту. Умер от неизвестной болезни (предположительно оспа). Выиграл войну с последней в истории экспедицией испанцев в 1555 году.

16. Инка Куйучиг Капак - подвижный, энергичный благо дающий (1555 -1627) получил власть в 18 лет, правил очень долго, умер в 90 лет. Гордился, тем что, сделал более 3000 детей. Введена новая письменность взамен Кипу - узелковой записи. (Кипу - семибитный код, очень похожий в кодировке с компьютерным АСКИ. очень сложная форма для чтения и записи. Кипу знали лишь избранные) За основу нового алфавита взят испанский шрифт с четырьмя новыми символами Ш, Ч, Уа. Сочетания букв  Йу Йа, Йи - объединены в специальный символ над буквой на подобие испанской Энья. Система письменности Кипу предана забвению до лучших времён, то есть до начала эры компьютеров. Бурное развитие в стране поэзии, музыки, искусств. Во времена Куйчиг Капак процветал великий поэт-монах Ричи Пума написавший новую библию 'Виракоча создатель', где пересмотрел и упорядочил религию, заложил основы новой веры. Создал гибкую систему внедрения новейших достижений науки в видение религией мира и космологии. В последствии, библия лишь дополнялась и подгонялась по его универсальной схеме, чтобы не противоречить жизни и не быть догматичной.

17. Льяшаг Инка - Инка в печали. (1627-1642) За время его правления усовершенствована технология получения стали. Найдены богатые месторождения железа. Построен металлургический завод. Ведутся эксперименты с колесом, до конкистадоров неизвестным инкам. Лошадь возведена в ранг важнейшего достояния Империи. Повсеместно разводится и проводятся селекционные работы по улучшению породы.

18. Маканака Пуриг - величайший завоеватель (1642 - 1666) Завоевал Панаму, Колумбию у испанцев и Бразилию у португальцев. Убит в походе при освобождении ацтеков от испанского ига. Усовершенствование оружия, развитие металлургической промышленности. Устроил великое переселение народов в завоёванных областях - мита кона. Местное население равномерно расселялось по всей стране. После такой ассимиляции невозможно национальное освободительное движение.

19. Ураукуна Инка - путешественник (1666 - 1686) Сделал великий хадж по всей стране. Где он проезжал строилась отличная дорога. Сеть дорог увеличилась на 250 тысяч километров. Заложен морской порт Йагуачи (в нашей реальности Гуайакиль). Бурное развитие мореплавания. Строительство кораблей на подобие испанских и английских. Исследование и картография всего побережья континента. 1654 - ацтеки после многолетнего ига испанцев, а затем и инков начинают освободительную войну. После двухлетней войны инки отступили до Панамского перешейка. 

20. Йупанки (1686 - 1701) Основоположник Тауантинсуйского капитализма. Освобождение народа от трудовой повинности 'Мита' взамен денежным налогом - 'Мита' золотой монетой Инков. Широкомасштабный ввод денежной единицы по всему континенту-стране. На монете изображение Инти и Килья бог солнца и богиня луны. 1690 - признание ацтекского государства самостоятельным, передача всех подданных и потомков  попавших под положение мита кона и переселенных в другие районы. 1695 - налажены отношения с ацтеками. Процветание торговли.

21. Пайман Чайта Куй (1701 - 1701) - протягивающий ладонь, дарующий. Правил всего два месяца. Убит во время переворота во дворце, к власти пришел незаконнорожденный Уаташка (козлиная верёвка)

... Уаташка - веревка козла (1701-1702 ) Обманом захватил трон. Намеревался насадить в стране католицизм. Свергнут с престола законными наследниками. Война длилась ровно один год. Началась в день великого солнцестояния Инти Райми и закончилась в этот же день через год. Распят в 1703 году в "страстной день", согласно вере, которую пытался насаждать.

22. Уру Килью - Желтый Паук. (1702 - 1712) Младший родной брат Пайман Чайта Куй. Война с пиратами за Галапагос. Империя получила отличный форпост на тихом океане. Наименование острова осталось неизменным, лишь стало произносится на свой манер Халапахос. Заложена крепость на главном острове Виракоча. Переселение народов с острова и на остров. Налажены бесперебойные рейсы.

23. Инка Пачакути II - изменяющий жизнь, сотрясающий землю. (1712 - 1750) Открыта академия наук. Налажены сношения с Европой. Отправка первых учеников за Европейским опытом и наукой. Усовершенствование кораблестроения, исследование джунглей. Широкомасштабная торговля со всем миром. Переход на юлианский календарь.

24. Анга Инка - орёл (1750 - 1788). Столица перенесена в морской порт Йагуачи (Гуайакиль). Продолжаются исследования джунглей. Торговля оружием выгодна, как и экспорт золота. Впервые был налажен экспорт листьев коки в Европу. В Европе товар пользовался большим спросом у Аптекарей, как успокоительное средство. 1768 Начало строительства Панамского канала.

25. Атуг Рата Куйка - Блуждающий волк в горах (1788-1804). 1794 Закончено строительство Панамского канала, получен самый уникальный торговый порт в мире. Это так же, самый короткий путь морем через два континента. 1795 Первый человек взлетел на воздушном шаре. 1791 Изобретена паровая машина. 1800 год проведена великая перепись населения. Введен ежегодный учет за рождаемостью и смертностью населения взамен старой системе каждые десять лет.

26. Льауту Инка - Коронованный Инка (1804-1830) . 1812год Ацтеки развязали войну за Панаму. Панама проиграна. Усиленное перевооружение армии. Введена новая административная система и воинская повинность. Теперь каждый юноша достигший 17 лет и до 20 лет обязан проходить воинскую подготовку, либо семья могла дать за него выкуп в размере пятилетнего среднего заработка рабочего, либо если юноша особо одарен он имел право сдать экзамены в академию наук этим самым покупал своё право не служить в армии. Введена юридическая основа власти, упорядочен свод законов. Провозглашена конституционная монархия и разработана конституция. Определены государственные знаки, гимн, флаг. Знамя империи - клетчатое полотнище с оранжевыми, светло-зеленными, синими квадратами. На всё знамя изображение бога Инти. 1829 Паровым двигателем снабжаются все корабли флота.

27. Капари Инка- кричащий инка (1830-1861) . 1832 год новый военный конфликт с Ацтеками за Панаму. Панама переходит во владения Инков. 1833 эмигрант англичанин Ричард Тревитик строит первую в мире железную дорогу соединившую резиденцию императора с храмом Инти всего 8 километров. 1861 год Ацтеки вновь завладели Панамой. Император погибает во время боевых действий.

28. Рурран Пучука - Строитель преумножающий (1861-1909) . 1862 Найдены огромные месторождения нефти в джунглях. 1885 Первый  автомобиль, 1890 самолёт, 1904 начало строительства сети железных дорог вдоль великого пути инков. Столица перенесена в исторический город Киту. 1877 Разработано автоматическое оружие. Карабины, пистолеты пушки. Активная радиофикация и электрификация страны. 1909 построена первая гидроэлектростанция. Успешные эксперименты над реактивной тягой, которые были прерваны событиями 1923-1928 годов и продолжены лишь перед началом второй мировой войны в 1937.

29. Памба Айя - Палящая (убивающая) равнина, Пустыня (1909-1923) Смутные времена. Безработица. Закат золотого века. Перепроизводство и как следствие экономический спад. Капитализм набирает обороты. Первая волна эмиграции. Хлынувший поток беженцев из России. Белая эмиграция - цвет науки и интеллигенции. Начало коммунистического движения. Заговор коммунистов с целью убийства и свержения строя. 1923 год Император застрелен в упор одной из невест Солнца в монастыре, когда он пришел к ним. Лишь в 1927 году невесту Солнца Капину настигло возмездие. Сын Памбы Айя Кундур Уайна искал её долгие пять лет, и наконец специальная группа назначенная на это дело обнаружила  её в глухом крестьянском посёлке под Куско и доставили к полководцу. Казнь женщины продолжалась пять суток, с неё живьём содрали кожу. Кожу обработали специальным составом, чтобы она не старела и надули её. Ныне она хранится в музее. 

... (1923-1925) Идеи Ленина сильны :) Роспуск монастырей невест Солнца. Массовые изнасилования невест солнца. У власти комитет четырёх. Запрещение религии. Анархия. Произвол. Хаос. Советский союз усиленно помогает захватчикам власти.

... (1925-1928)  Соединенные штаты вводят войска и захватывают власть. 1925 "всенародные выборы" президента Тауантинсуйи. Президент Учикама Роберт не королевской крови, сын учёного - дисидента эмигрировавшего в Америку. Марионетка.

30. Инка Кундур Уайна - Великий Кондор Освободитель (1928- 1948). Самая яркая личность в истории. Борьба в подполье с коммунизмом 1923-1925. Когда одна из невест Солнца Капина, подкупленная коммунистами, выстрелила в упор императору Памба Айя из пистолета, Кундур еще не был Великим Кундуром он был славным двадцатидвухлетним юношей, наследником престола, год назад женившийся на своей младшей сестре Камари. Его ожидало светлое будущее императора. Но случилось ужасное. Незабываемый тысяча девятьсот двадцать третий... Чума двадцатого века, вспыхнув в России и спалив дотла континент переметнулась за океан. Коммунисты были везде, на Империю нагрянули хаос и ужас. Кундур чудом спас жену и годовалого Асири Амару, спрятал их в глухой деревушке Папальякте. Сам же, начал борьбу.  И когда уже победоносные войска Кундура шли на столицу, чтобы разгромить логово коммунистов, в Кахамарке высадился десант. Американцы и Ацтеки, они, под личиной освободителей, захватили страну и ввели свои порядки. На трон посадили президента Учикаму Рубен, сына беглого ученого генетика. Кундур продолжил борьбу.  Борьба с американскими захватчиками 1925-1928. 1928 год Революция в стране и возврат законной власти династии Инков. 1928 год казнь президента Учиакама Роберта. 1936 год сотрудничество с фашистской Германией. Подписан акт о союзе Империй. 1937 год усовершенствование авиации. Изобретение танков. Активное производство и поставка оружия на войну. 1940 г. покончено с безработицей, страна на подъёме. 1942 г. высадка боевого десанта на Кубе, 1943 захват Панамы с применением реактивных снарядов типа 'Град'. Великое переселение народов Кубы и Панамы.  Май 1945 года крах фашистской Германии. Усиление границ и отражение атаки американской армии на Кубу.  Граница на замке. Вторая волна эмиграции. Приём фашистких эмигрантов под защиту империи. Предоставление убежища. Массовые заселения проигравших в войне фашистов и беженцев. 30 Апреля 1946 года разработана и испытана атомная бомба с помощью украденных секретов из США. Разорваны дипломатические отношения со всеми странами мира. Полная изоляция от всего мира.

31. Асири Амару - Улыбка змеи. (1948 - 1985) Империя на подьёме. Изоляция до 1953 года вплоть до смерти Сталина. Третья волна эмиграции - самая мощная. Лучшие умы России, от Сталинских репрессий. Обновление промышленности. Бурное развитие науки. 1953 год дипломатические отношения с США. 1954 - дипломатические отношения с Ацтеками, как компенсация за дружбу отдаётся небольшая часть Панамы, канал остаётся во власти инков. (Историческая справедливость - канал строили Инки) 1961 год - дипломатические отношения с СССР. 1963 год Человек в космосе. Гонка вооружений. Разработка оружия массового поражения. Развитие электронной промышленности, вычислительной техники. 1974 год люди на луне.

32. Анча Юпай - Большой и широкий (с 1985 года- ) Попытки мировой интеграции. Четвертая волна эмиграции - лучшие инженеры, техники, врачи, ученые России, после распада Советского союза. Заводы, фабрики, обмен научными разработками. Нанотехнологии, космос, Собственная орбитальная космическая станция 'Инти Пукуна' - 'солнечный ветер', подготовка к полёту на Марс. Попытки вступления в ООН. ООН против, из за пережитков и анахронизмов прошлого, человеческие жертвоприношения Богу Солнца.

Юямуна Чингай - Потерявший мысль.  (наследный принц) Перевод говорит сам за себя - мальчик родился дауном. Больше у Анчи Юпая не было детей от законной жены, мамы Кончи. Такой не сможет быть императором, тогда королевский совет назначит императором другого ближайшего родственника. Но Юямуна Чингай всё равно сохранит свой статус наследного принца.

[Резервировано как источник информации]

--------------Блок "Храм" на доработку 

Потом жрец продолжил свой монолог перечисляя всех тридцать двух правителей по именам и что они сделали для страны. Предал анафеме незаконнорожденного  Атауальпу, за то, что вырезал цвет нации, уничтожил целую династию Анан Куско, проиграл войну и сдался иноземцам. Возблагодарил императора Руминяуи за то, что победил иноземцев и основал новую династию Пача Китус. Также ругал незаконнорожденного Уаташку, который обманом взошел на трон с целью подорвать веру и насадить католицизм, но слава Богу его вовремя свергли и казнили. Жрец всплакнул по убиенному коммунистами императору Памба Айя. Гневно посылал проклятия Российским коммунистам и Американо-ацтекским империалистам, а особенно досталось первому и последнему президенту страны Учикаму Рубен, ставленнику американских и ацтекских захватчиков. Возблагодарил Великого Освободителя Кундур Уайна, его сына Асири Амару, его внука, нынешнего императора Анча Юпай. Эти императоры особенно ему близки, потому что, он младший, родной брат Великого Кундура, ровесник Асири Амару, а Анча Юпая вынянчил и воспитал. 

-------------- Блок "Храм" на доработку

Кунай смотрел себе под ноги. В который раз он разглядывает, знакомый с самого детства, этот глазуревый рисунок на золотой плите под ногами. Исторический сюжет. Величайший полководец и император Руминяуи на лошади взмахом меча сносит голову лейтенанту Беналказару. Битва за город Киту. Вдалеке курит проснувшийся вулкан Котопакси, как божественное знамение победы над завоевателями из-за океана. Конечно же, художник всё утрировал и преувеличил. Вулкан извергался двумя годами раньше, накануне бесславного и позорного пленения испанцами диктатора Атауальпы... А Руминяуи, в этот исторический момент, не был на лошади, он, всего лишь, выстрелил из трофейной аркебузы и попал лейтенанту в сердце. Это потом, уже мёртвому Беналказару, отрубили саблей голову. Но сила духа Руминяуи! Тут и без художественного вымысла ясно, что он сделал для страны. 

----------------Блок "музей" на доработку

Музей располагался в подземелье под храмом. Огромнейшее, не менее  десяти гектар, в шесть ярусов уходящего под землю, хранилище истории, реликвий и полного собрания генеалогии страны. Его построили по плану и проекту центра управления национальной безопасности и космических полётов Наски. Защита по последнему слову науки. Подземелье выдержит любой ядерный удар, какой угодно мощности, даже, если бомба угодит в храм, прямой наводкой. Обойти его и за неделю невозможно, поэтому все ходили лишь по любимым местам, относящимся к их личной истории.

Особенно Кунай любил экспозицию  славных временен Великого Кундура Освободителя. Да что там говорить, эта экспозиция была самой посещаемой. Слишком много Кундур значил в истории. Когда Великий вступил в яростную борьбу за свободу страны. Гражданская война, что может быть хуже и печальнее? Кунай и Мучита бродили по рядам экспонатов, мумий и уако, благоговейно дотрагивались до реликвий. Постояли на коленях перед хрустальным саркофагом Вождя Освободителя. Посмотрели на плавающую в банке с формалином голову главнейшего врага Кундура - президента Учикамы Рубен, его же правая рука отрубленная и высушенная висела рядом с головой. Еще посмотрели на восковую фигуру Памбы Айя, тело не сохранилось, коммунисты сожгли его на костре, чтобы император утратил бессмертие. Но зато отлично сохранилась кожа невесты солнца Капины, предавшей своего императора. С этой женщины содрали кожу живьём. Теперь кожа надутая и высушенная висит здесь. 

Было много фотографий и видеозаписей. Вот Великий Кундур восходит на трон, вот он открывает военный завод танков, а здесь они стоят с Гитлером и пожимают друг другу руку в знак дружбы на века, Гитлер, несмотря на неважное качество фотографии, выглядит счастливым. Император принимает первый реактивный самолет. Император на военном параде. Император на Карибах, когда наш десант за сорок минут выиграл войну у Американцев за острова.  На войне с Ацтеками за Панаму, когда вернули свои исконные земли и Величайший канал, построенный еще императором Рата Куйкой, наконец вернулся историческому владельцу. Император с группой ученых на испытании атомной бомбы, в Антарктиде - улыбается, в лисьей шапке, в тулупе из медвежьей шкуры, держит замёрзшей рукой кусок урановой руды. Славные времена, героические и трудные.

Кунай поцеловал саркофаг своего отца Асири Амару. Урна с прахом матери, принцессы Лулау, дочери самого верховного жреца скромно стояла среди других таких же урн и фотографий еще живых невест солнца подаривших миру отпрысков сиятельного сапы.  Прошелся вдоль огромной галереи фотографий своих сводных братьев и сестер. С особым благоговением потрогал портрет ныне царствующего брата Анчи Юпай. На себя посмотрел с умилением. Он был сфотографирован в черной мантии юриста. Выпускник юридического университета. Середина восьмидесятых годов... Смахнул сентиментальную слезу, вдруг внезапно набежавшую. Эх, молодость!

- Пойдем теперь, посмотрим на распятие Уаташки! - возбужденно проговорил Кунай.
- Оно, Вам надо? На козлиную верёвку пялиться, - с сарказмом ответила Мучита, - пойдем лучше поклонимся и моим предкам. У меня хоть история и попроще Вашей, но стенд тоже имеется.
- Ладно. - Согласился Кунай.

Курт Вагнер, дедушка Мучиты был немцем бежавшим после войны от возмездия. Тогда многие бежали и лучшим местом была Тауантинсуйо, потому что Великий Кундур принимал всех.  Курту Вагнеру как хорошему военным, и за доблестную службу в армии, только заступивший на трон наследник  Асири Амару пожаловал небольшой надел земли на берегу Атлантического океана.  Потом он женился на дочери русского эмигранта первой волны.  Когда выросла их дочь, в неё влюбился наследный принц Анча Юпай, еще не император, а добрый повеса, да так, что согласен был отказаться от престола, но отец его, Асири Амару, придерживался  другого мнения. Тогда девушка в порыве безысходности перерезала себе вены, а пятилетняя Мучита Машу попала в лучший монастырь невест Солнца. Тщательно собранные фотографии на стенде говорили об этом. А еще они говорили, насколько дорога была императору его дочь. 

--------

 

14 октября 2005 -


Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)В объятиях змея. Адика ОлефирОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиСуккуб в квадрате. Чередий ГалинаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"