Шультес Алексей: другие произведения.

73-й пехотный полк (Австро-Венгрия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Краткая история имп.-кор. пехотного полка Љ 73 (Эгерланд, Австро-Венгрия)


Императорско-королевский пехотный полк N 73 в годы Великой войны

Предисловие

  
   Нынче в сотый раз наступает годовщина начала первой мировой войны в августе 1914 года. Этой датой я воспользуюсь как поводом чтобы изложить историю к. и к. пехотного полка N 73, в котором служили почти все мои предки, с начала войны до крушения Дунайской монархии в 1918 году. Основой моей работы является написанная в 1939 году Максом Риттером фон Хёном "История бывшего эгерландского пехотного полка N 73". Из многих безымянных солдат, которые сражались и пали в рядах полка, часть судьбы некоторых персон я показал на основании цитат из дневников и других документов.
  

План развертывания австро-венгерской армии

   Перед ПМВ до начала века планирование войны австро-венгерской армии было направлено почти исключительно против России. Это изменилось, когда в 1909 году генерал Франц Конрад фон Хётцендорф стал начальником Генерального штаба. Он обратился также к Италии и балканским странам.
   Чтобы быть готовым к возможной войне против Сербии и России, Генеральный штаб разработал различные сценарии развертывания, которые разделяли 1100-батальонную полевую армию на три части: крыло А, минимальная группа "Балканы", крыло Б.
   Крыло А: большая часть состояла из 28,5 пехотных и 10 кавалерийских дивизий, а также 21 маршевой бригады и пехоты ландштурма.
   Она была предназначена для военного случая "Р" (Россия) и на 18-й день мобилизации (после её объявления) переброшена в район развертывания Галиция. Крыло А состояло из следующих формирований: I, II, III, V, VI, X, XI, XII, XIV армейские корпуса, 13, 22, 43, 44, 45, 46 стрелковые дивизии (ландвер), 37, 38, 39, 41 дивизий гонведа, всех кавалерийских, кроме 10-й.
   Минимальная группа "Балканы": она состояла из 8 дивизий пехоты и 7 бригад (ландштурм и маршевые). Она была предназначена для военного случая "Б" (Балканы) и должна выступить против славянских королевств и надёжно держать их в узде. Группа состояла из следующих формирований: XV, XVI, XIII армейские корпуса, 20 и 42 дивизий гонведа, 36, 104, 107, 109 пехотных бригад ландштурма, 13-й марш-бригады, 4 маршевых полков гонведа (для двух дивизий), гарнизонов в Петервардайнере и крепостей в Боснии.
   Крыло Б: 12 дивизий пехоты, 1 дивизия кавалерии, 6 бригад (маршевых и ландштурма). В военном случае "Б" они, усиленные двумя кавалерийскими дивизиями, одновременно с минимальной группой "Балканы" выдвинулись бы на границу Сербии, чтобы нанести там чувствительный удар врагу. В военном случае "Р" была запланирована переброска в Галицию, каковая всё же была бы возможна лишь на 18-й день мобили-зации (перед ней переброска крыла А). Крыло Б состояло из следующих формирований: IV, VII, VIII, IX армейские корпуса, 21-я и 26-я стрелковые дивизии, 23 и 40 дивизии гонведа, 10-я кавалерийская дивизия, 95-я и 102-я бригады ландштурма, маршевые части (пополнения).
  

Структура 73-го пехотного полка в военное время

   К. и к. 73-й пехотный полк в начале войны делился на четыре батальона, дислоцированных в Праге, за исключением 4-го. Он стоял в Эгере в соответствующем районе комплектования.
   Вместе с 11-м ПП из Писека, 2-м б-ном 28-го полка из Праги, 2-м и 5-м эскадронами 14-го драгунского полка из Праги образовывали 18-ю пехотную бригаду, которая в составе 9-й пехотной дивизии подчинялась 8-му армейскому корпусу. Корпус относился к 5-й армии.
   В августе 1914 года 73-й полк подразделялся как представлено ниже:
   Штаб полка: командир полка полковник Карл Вильде, полковой врач штабс-врач доктор Венцель Плок, полковой священник фельдкурат доктор профессор Майнрад Лангхаммер
   1-й батальон - подполковник Йохан Трампус
   1-я рота: капитан Рихард Фридль
   2-я рота: к-н Франц Фишер
   3-я рота: к-н Людвиг Томас
   4-я рота: к-н Йозеф Кристель
   1-й пулемётный отряд: к-н Рудольф Шлик
   2-й батальон - майор Карл фон Хаффингер
   5-я рота: к-н Франц Вагнер
   6-я рота: к-н Франц Покорны
   7-я рота: к-н Йохан Рёсснер
   8-я рота: к-н Эммерих Шмидт
   2-й пулемётный отряд: обер-лейтенант Зденко Штифтер
   3-й батальон - майор Виктор Полли
   9-я рота: к-н Август Мюллер
   10-я рота: к-н Алоиз фон Халлада
   11-я рота: к-н Хуго Бонгс
   12-я рота: к-н Рихард Павлис
   3-й пулемётный отряд: к-н Йохан Бём
   4-й батальон - подполковник Карл Ладек
   13-я рота: к-н Карл Пориас
   14-я рота: к-н Макс Кюнль
   15-я рота: к-н Йозеф Маннсфельд
   16-я рота: к-н Алоиз Вагенхюттер
   4-й пулемётный отряд: обер-лейтенант Роберт фон Рааб
  

Приведение полка в готовность по тревоге (июль 1914 года)

   26.7.14 около 1 часа ночи телеграммой в командование полка в Праге поступил приказ о мобилизации на случай "Балканы". В ней первым днём мобилизации было назначено 28-е июля. По тревоге подняты были корпусные округа Будапешт, Темешвар, Прага, Ляйтмериц, Аграм, Босния, Герцеговина и Далмация. Кроме того был мобилизован 3-й корпус в Граце - для возможной поддержки крыла Б - да и так как в Генеральном штабе Италию рассматривали как ненадежного партнёра и хотели быть готовыми к возможным действиям в тех краях. В Эгере при 4-м б-не, уполномоченном для призыва резервистов, заместитель батальонного адъютанта лейтенант Карл Пихлер, поднятый по тревоге в 2 часа, тотчас начал призыв находящихся в отпуске по уборке урожая и отдыхающих офицеров. Окружная команда пополнения приготовила жёлтые призывные карты и мобилизационные предписания и распределила почтой и курьерами.
   Всё же многие резервисты и запасники не могли ждать официального призыва и ранее уже явились в команду пополнения Эгера, что затрудняло координированное распределение нижних чинов. Вечером 28-го июля в Эгере были размещены и снабжены продовольствием почти 3000 человек. Определённые ещё в мирное время места расквартирования в школах и залах были полностью переполнены, так что запасной б-н пришлось перемесить в Оберлому близ Франценбада. Параллельно с обмундированием и вооружением призванных шло формирование обозных частей (подвоз и обеспечение) и загрузка повозок. На рассвете 29-го июля 1-й и 2-й б-ны покинули пражские казармы в районе Вершовиц и по ж/д в Эгер для пополнения снаряжения по-походному. 3-й б-н числом около тысячи человек получил особое задание: ко всеобщему сожалению парней лишь для охраны верховного командования и переброшен в планируемую ставку в Камениц (Сербия). Расстройство в батальное усилилось, когда стало известно, что командование не в Сербии, а в Галиции. После новой переброски 3-й б-н достиг 15-го августа временного пункта назначения в Засане у Пшемысла. Остаток полка по ж/д переброшен из Эгера через Вену, Грац, Капошвар, Фюнфкирхен и пешим маршем на станцию речного пароходства Орашье на Саве. После плавания на пароходе и трёх буксирах вниз по Саве полевой полк 6 августа достиг Биелины на Дрине, пограничной реке. Утром 7 августа прибыли последние подразделения, 3-й и 4-й пулемётный отряд, и таким образом полк был теперь приведён в боевую готовность, имея в своих рядах 3577 человек. После полевой мессы, проведенной фельдкуратом Лангхаммером и нового приведения к присяге командир полка п-к Карл Вильде закончил свою речь полковым лозунгом: "И даже если мир полон чертей, мы следуем за тобой в чести и славе".
  

Поход против Сербии

   В соответствии с Балканским командованием 5-я армия переходила границу Сербии в районе верхней Дрины, а 6-я - в нижнем её течении, решительным наступлением основательно одолеть сербские вооружённые силы.
   12-го августа 9-я дивизией произведён переход Дрины. Целью были высоты восточней Лешницы. Местность, избранная для перехода Дрины, была широкой речной долиной с большим числом притоков, перемежаемых густо заросшими островами. Первые боевые действия 73-го полка начались, когда 1-й и 2-й б-ны в 10 утра переправились на лодках у строящегося военного моста. Парням отчасти пришлось перейти вброд узкий приток Дрины и с трудом пробиваться сквозь грязь и ивняк на восточном берегу речного острова, чтобы найти укрытие. Совместно с 11-м и 102-м пехотными полками 1-й и 2-й батальоны продвинулись под постоянным ружейным и артиллерийским огнём дальше на восток, но из-за сильного сербского огня не смогли достичь восточного берега Дрины.
   Начало наступления было омрачено происшествием, когда несколько человек были убиты дружеским огнём. При форсировании полком Дрины несколько чинов ПП 73 были приняты находящимися на позиции на острове солдатами 91-го полка за противника и убиты или ранены. Среди убитых был командир 6-й роты к-н Покорный. Командование ротой принял обер-лейтенант Нархафт. Такого рода неконтролируемый ружейный огонь, да и обстрелы собственной артиллерией вновь и вновь подтверждаются в литературе о к. и к. армии. Около 17 часов офицер генерального штаба обер-лейтенант Лаврич добровольно вызвался в штабе бригады захватить противоположный берег с группой из 150 пловцов. Под сильным поддерживающим огнём батальонов атака удалась и сербы решили отступить. Ночью вся 18-я пехотная бригада была сосредоточена на восточном берегу Дрины. На следующий день, 13-го августа, 73-й полк вместе с другими частями бригады двигался в направлении Лешницы, где имели место мелкие перестрелки большей частью с партизанами, т.н. комитаджами. Много мелких инцидентов, которые постоянно происходили в к. и к. армии - потеря ориентировки целых рот, утомление личного состава, недостаточное снабжение водой и провиантом, противоречивые приказы, потеря соединения с вышестоящей инстанцией, а также некомпетентность офицеров привели к тому, что 18-я бригада несвоевременно достигла района расположения. Командование 5-й армии не было особо обрадовано, когда узнало о задержке и приказало еще 14-го августа занять линию Расуляца - Тодоров. Этот приказ было невозможно выполнить, т.к. все подразделения должны были бы для этого пересечь горный хребет. Истощенные перестрелками, жарой и нехваткой воды войска смогли продвинуться только до половины хребта средневысоких гор и стали биваком у Слатины.
   В полковой истории Макса фон Хёна эти первые дни описаны очень красноречиво. Дефицит воды и томительная жара были главной проблемой войск. Наличные родники и водопои партизаны отравили трупами лошадей, громоздкие обозы в гористой местности с почти нулевой дорожной сетью едва поспевали за частями.
   Только 16-го августа полевая кухня полка достигла лежащей в долине Лешницы деревни Милина и смогла снабдить часть войск. В последующие дни местами были очень сильные перестрелки и лишь с трудом можно было достичь и удержать имеющиеся передние линии, т.к. сила сербского противодействия была совершен-но ошибочно оценена командованием армии.
   Интересный случай произошёл 16-го августа южнее Милины на холме Райин Гроб. Предназначенный для обороны на этом участке 11-й полк, который почти на 80 % состоял из чехов, подвергся сильной атаке 3-го сербского полка и едва мог удержать линию. 4-й б-н 73-го полка под командой подполковника Ладека шёл по трудной дороге ночью к боевой зоне. Незадолго до достижения линии фронта внезапно послышался сильный шум боя и в остатках 11-го полка разразилась паника, приведшая к дикому беспорядочному бегству с крика-ми: "Весь полк пропал!". Подполковник Ладек и его офицеры приложили большие усилия, чтобы остановить бегущих солдат и навести порядок. Позже выяснилось, что все офицеры и младшие командиры 11-го полка в этой полосе обороны дезертировали.
   Дезертирство и массовое бегство в полках с высокой долей славянских солдаты неоднократно происходило во время ПМВ в к. и .к. армии. Такие инциденты всё же в каждом случае расцениваются как единичные, но на основании новых исследований происшествий в 28-м и 35-м полках исходят из того, что это была не про-блема лояльности солдат славянского происхождения к монархии, а скорее надо искать вину командования дивизий и армии.
   В сентябре 1914 г впервые пришёл приказ АОК на сооружение позиций. До тех пор прятаться в землю было "позорно". Принятая к началу войны наступательная тактика всё ещё предусматривала "опрокидывание врага и честную штыковую" (строевой устав пехоты). Но и в этом пункте командование к. и к. армии должно было выучить горький урок. Новое стрелковое оружие, пулемёты и ручные гранаты и развивающаяся пози-ционная война настоятельно требовали изменить всю наступательную и оборонительную тактику пехоты.
   19-го ноября подп-к Ладек, командир 4-го б-на, в боях на Колубаре (западная Сербия) был тяжело ранен пулей в низ живота. Карл Ладек в 1912 году составил первую историю 73-го полка и как командир запасного б-на в Эгере был крайне популярен. 20-го ноября он был перевезён из батальонного медпункта в полевой госпиталь в Уб (западная Сербия), где он, зная о своём безнадёжном состоянии, через лейтенант Пихлера передал привет Эгерланду и попрощался со своими парнями в полку такими словами: "Эгерландцы очень храбры и надёжны, для меня было наградой командовать ими". На следующую ночь он умер и был похоронен на кладбище в Убе. Его смерть была отмечена как в эгерской газете, так и в городской хронике.
   С августа по 16 декабря 1914 года полк сражался:
   06.-11.08.1914 Развёртывание у Биелины
   12.08.1914 Переход Дрины у Амайлие и бой на Осмин сиб
   13.-14.08.1914 Бой у Лешницы
   15.08.1914 Бой у Ядара и Дузанци
   16.-17.08.1914 Бой на Великой главе и у Юговичи
   18.08.1914 Бой на Боро полье и горе Цер
   19.-20.08.1914 Бой у Милины и отход за Дрину
   21.-05.09.1914 Стража на Дрине
   06.-12.09.1914 Провал второго перехода 5-я армии через Дрину
   13.-18.09.1914 Третий переход Дрины VIII корпусом
   19.-25.09.1914 Провальная атака на позиции у села Црна-Бара
   26.-23.10.1914 Атака через позиции у Црна-Бара
   24.-31.10.1914 Взятие штурмом позиций Црна-Бара
   01.-06.11.1914 Бой при продвижении на Дрине
   07.-10.11.1914 Бои у Рибарей и Петковицы
   11.-16.11.1914 Тяжёлые марши (преследование)
   17.-18.11.1914 Завязка боя на Колубаре
   19.11.1914 Взятие высоты 159 на Враче брдо
   20.-22.11.1914 Атака на высоту 243 Враче брдо
   23.-25.11.1914 Взятие штурмом Враче брдо
   26.-30.11.1914 Конец битвы на Колубаре
   04.-09.12.1914 Бой у Сакули
   10.-12.12.1914 Бой у Степовеяца
   13.-15.12.1914 Бои под Белградом
   16.12.1914 - 05.02.1915 Восстановление (отдых) в Футоге у Нови Сада на Дунае
   После невообразимо тяжёлых боёв в скудном зимнем обмундировании, возмутительно плохого снабжения и недостаточного оснащения оружием и боеприпасами, 73-й полк и, собственно, 5-я и 6-я армии были на грани пригодности. Чтобы предоставить людям возможность отдохнуть и пополнить огромные потери маршевыми формированиями с родины, 9-я дивизия была транспортирована в Венгрию на восстановление. 31-го декабря 1914 года всему полку приказали посетить церковь. Произведенный в ноябре в лейтенанты Рубич должен был по обыкновению вести 1-й б-н с обнажённой саблей. Тем не менее выполнение приказа осуществилось чуть труднее, т.к. он до сих пор не был оснащён саблей. В дневнике он отмечает: "... во всех боях и даже при штурмах у меня не было сабли, чаще всего вообще никакого оружия, кроме ножа. А сейчас, когда я должен вести солдат в церковь, необходима сабля".
   31-го декабря 1914 года командование полка направило в военную канцелярию ежегодно требуемое донесение о боевом составе:
   3577 человек - количество при выступлении в поход (август 1914 г.)
   4447 человек - пополнения (август - декабрь)
   5345 человек - потери с августа по декабрь (убитые, раненые, БВП, больные)
   2679 человек - количество по состоянию на 31.12.14.
  

Карпатская битва весной 1915 года

   Чтобы разгрузить изнурённые тяжёлыми боями с русскими силами 2-ю и 3-ю армии на Карпатском фронте части 8-го корпуса были переброшены в Галицию. 9-я дивизия сосредоточилась в районе Цисны и перешла теперь из 5-й армии в состав 18-го корпуса 2-й армии.
   15.2.15 силами 73-го полка и оного б-на 91-го полка должна была произведена атака на русские позиции через р. Ветлину. Условия были крайне неблагоприятны, в тот день лежал двухметровый слой снега, который из-за оттепели стал тяжёлым и кашеобразным. Кроме того обычно мелкая Ветлина из-за талой воды превратилась в бурный поток. При таких обстоятельствах полк должен был штурмовать размякший глинистый холи высотой около 900 метров. Тем не менее это восхождение потребовало так много времени, что атаку перенесли на другой день. Ночью пытались согреться у больших костров и высушить полностью промокшую форму.
   Начатая 16.2.15 атака на русские позиции длилась весь день. До вечера не было никаких примечательных успехов, так что в вечерних сумерках стартовала последняя атака. Цугсфюрер резерва Бауэрнфайнд очень выразительно описывает ситуацию в дневнике: "Разом, как по уговору, настала полная тишина. Ни с нашей, ни с русской стороны ни одного выстрела. Слышно лишь как раненые зовут санитаров. Вопли, хрипы умирающих, умоляющих о помощи или вспоминающих мать. Это было время, когда наступают сумерки, когда началась короткая пауза. Но я не забуду этот миг, несмотря на то, что позже испытал более ужасное. В этой тишине горнист сыграл сигнал к атаке, торжественный, но и волнующий момент, сразу после которого из тысячи глоток раздалось краткое троекратное "ура"...
   Эта атака была весьма кровопролитна. Точное установление числа потерь было невозможно, т.к. в темноте и обширной местности поиск раненых в глубоком снегу был для санитаров почти невозможен. Многие замёрзли и навсегда исчезли в снегу.
   В конце концов атака имела успех, русскую позицию на Столах удалось взять. Полк был хвалебно отмечен в донесении командования корпуса и призван для представления к наградам. Всего было захвачено 420 русских солдат, потери полка в этой атаке оцениваются в 130 человек. Тяжёлое состояние материального обеспечения изолированного русской осадой Пшемысла принудило командование армии к действиям. 27.2 в густых сугробах и тумане началось выдвижение 2-й армии с примерно 50000 человек через Балигруд по кратчайшему пути к Пшемыслу. Эта лобовая атака пехоты наткнулась у относительно хорошо оборудован-ных русских позиций на чрезвычайно сильное сопротивление.
   Борьба в карпатских долинах и кручах распалась на несметное количество некоординируемых боёв местного значения. Поддержка артиллерии была почти невозможна, т.к. артиллерийские подразделения из-за условий местности и очень плохого состояния дорог прибывали несвоевременно.
   В начале марта погодные условия ухудшились настолько, что дальнейшее продвижение стало невозможным. Тщетная попытка вылазки гарнизона Пшемысла привела в конце марта к капитуляции и сдаче крепости. Высвободившиеся теперь корпуса русских с огромной силой повели контрнаступление против 2-й и 3-й австро-венгерских армий, из-за чего командование приказало отойти за главный хребет Карпат.
   В сильно заснеженной гористой местности, покрытой лесами, при температуре до - 25 градусов Цельсия, среди длящихся дни напролёт снежных бурь солдаты переносили становящиеся всё сильней атаки. Дни напролёт без горячей пищи, без возможности согреться и без укрытий тысячи погибали от переохлаждения и простудных болезней. Каждому раненому, который лежал и не был быстро найден, угрожала смерть от холода. Быстро сокращающаяся из-за кровавых потерь и болезней численность личного состава делала невозможной смену сражающихся частей и неимоверно увеличивала физическое и психическое истощение. Боеспособность людей давно превышена.
   Командир 9-й дивизии генерал-майор Йозеф Шён докладывал командованию 2-й армии: "Мои люди плачут, ложатся в снежной буре, натягивают палатку и позволяют снегу засыпать их, чтобы уснуть и никогда больше не проснуться. Другие привлекают к себе внимание, чтобы быть убитыми. Число самоубийств растёт, люди стреляют в себя. Много умирает на позициях от истощения".
   Эта карпатская зима вызвала в к. и к. армии потери в размере около 700000 человек, что в русской армии было наверняка примерно так же. 73-й полк согласно дневнику от 14-го апреля 1915 года имел боевой состав (включая все 9 эрзац-подразделений, которые уже пополнили его потери) в 1754 штыков, что соответствует потере 49 % численности в начале войны.
   Т.к. в атаках и налётах на командование полков врагом уже были захвачены различные знамёна, в конце апреля 1915 года высочайшим приказом войсковые знамёна отозваны в запасные части на родине. 24.4.15 полковое знамя с унтер-офицером и пятью солдатами была сначала отослано в тыловое командование корпуса, где штабной взвод принял охрану штандарта.
   С февраля по март 1915 года полк сражался:
   06.-14.02.1915 Прибытие полка на русский ТВД в Карпатах
   15.02.1915 Бой у Белей
   16.02.1915 Взятие штурмом высоты Столы
   17.-23.02.1915 Захват большой Золобины
   24.-28.02.1915 Провальная атака на снежную вершину и малую Золобину
   01.-02.03.1915 Вторая провальная атака на малую Золобину
   03.-05.03.1915 Вторая атака на снежную вершину
   06.-07.03.1915 Захват высоты 710 и окончание боёв на Золобине
   08.-20.03.1915 Позиционные бои у Студенне
   21.-24.03.1915 Русское контрнаступление
   25.-26.03.1915 Провальная атака на высоту Столы
   01.-05.04.1915 Отступление за главный хребет Карпат
   06.-07.04.1915 Повторный захват заграждения в долине Улички
   08.04-07.05.1915 Позиционные бои на высоте 1002 Великого Буковца
  

Наступление против России (1915)

   В конце апреля 1915 года австро-венгерской армии во взаимодействии со вновь сформированной немецкой 11-й армией удалось проникнуть на русскую позицию примерно на 20 км в глубину и удержать захваченное. Наступление 2-й и 3-й а-в армий заметно обострило положение русских. Возрастающее число пленных и большие потери техники и вооружения знаменовали поражение. Карпатский фронт русских пошатнулся и отвоевание крепости Пшемысл теперь не только со стратегической точки зрения, но и в моральном аспекте стало главной задачей планирования командиров к. и к. армии.
   Тем временем к началу весеннего наступления 73-й полк подразделялся как показано ниже:
   1-й батальон: майор фон Мюллер-Вандау
   1-я рота: обер-лейтенант Венцель
   2-я рота: обер-лейтенант Бучански
   3-я рота: лейтенант Кнауэр
   4-я рота: обер-лейтенант Бернхард
   MGAbt I: обер-лейтенант доктор Ледерер
   2-й батальон: капитан Шафрик 
   5-я рота: обер-лейтенант Нархафт
   6-я рота: обер-лейтенант фон Лаванте
   7-я рота: обер-лейтенант Найдхард
   8-я рота: обер-лейтенант в отставке Холечек
   MGAbt II: капитан Штифтер
   4-й батальон: подполковник Трампус
   13-я рота: лейтенант Фанта
   14-я рота: обер-лейтенант в отставке Шварц
   15-я рота: обер-лейтенант Шайде
   16-я рота: обер-лейтенант Шорм
   MGAbt IV: кадет (Kdt) Гасснер
   После ожесточённых боёв за Пшемысл взятие города могло быть отмечено 3 мая со всеобщим ликованием и криками "ура" на позициях. В конце мая пришло указание командования армии брать больше пленных, чтобы целенаправленно допрашивать их для получения информации о русских войсках. Награда за поимку русского солдата назначена в размере 10 крон (на нынешние деньги это порядка 35 евро), двумя днями позже она была повышена до 50 крон. Как долго это правило сохраняло силу и привело ли оно к успеху, сказать трудно.
   18-го июня началась атака на Гродек. В уличном бою 73-му полку во взаимодействии с соседними частями удалось ночью захватить город и принудить русских к отступлению. В этом бою офицерскому денщику Антону Магесу особенно повезло. Сделанный по нему выстрел ударил в лежавший в нагрудном кармане штопор и застрял в портсигаре. Магес остался невредим. За эту атаку сохранились лишь донесение о потерях 15-й роты, они составили 34 человека. Командование армии 19-го июня издало следующий приказ: "Пехотные полки 11 и 102, 4-й б-н 73-го полка, 1-й полк ландштурма и сапёрная рота N 1 из 8-го б-на 19 июня 1915 года после ожесточенной 50-часовой борьбы в населённом пункте овладели Гродеком. Я выражаю указанным частям и их командирам, а также участвовавшим в бою артиллеристам за этот выдающийся боевой подвиг свою полную признательность. Бём-Эрмоли, генерал кавалерии".
   Это похвальное упоминание для большинства солдат 4-го батальона всё же не привело к награждению. Поэтому капитан Лоренц из 14-й роты подавал особенно многочисленные представления к наградам, но они остались без успеха. Разве что он сам был вдогонку награждён крестом военных заслуг 3-го класса.
   В июле 1915 года 18-й корпус был подчинён 1-й армии для поддержки войск на Буге (пограничная река между нынешними Польшей и Белоруссией) и переброшен в Себечов (Украина), где последовала официальная передача командования генералу кавалерии барону Карлу фон Кирхбаху с парадом войск.
   С 25-го июля 18-я бригада с подчинённым ей 73-м полком в соединении с 4-м полком (Дойчмайстер) и полком ландвера N 14 имела задачу взять штурмом гору Сокаль (254 м, северная Галиция). Этот бой стал самым кровопролитным в истории полка с начала войны. В полковой хронике эти дни обозначены как самые чёрные.
   Уже в первый день наступления атакующие войска не продвинулись далеко. Плотный огонь артиллерии и меткий стрелковый огонь вынуждали роты к развороту, отступлению и оставанию на исходных позициях. Несколько боевых групп заблудились и заняли не те позиции. По ошибке переданное сообщение с ошибочным обозначением местных предметов привело командира дивизии уже к тому, что штурм высоту 254 был сочтён удачным и внёс дополнительную путаницу в управление боем.
   26.7.15, в первую годовщину мобилизации, полковник Трампус принял командование полком от заболевшего во время битвы полковника Шуберта. В этот день штурм высоту опять не удался. Значительные потери и сбивающее с толку смешение частей указывает с сегодняшней позиции на отсутствие последовательной отдачи приказов в этой битве. Частично противоречивые приказы участвующих батальонных, участковых и полковых командиров на месте и вышестоящих бригадных и дивизийных командиров делали почти невозможным централизованное управление войсками. Только разумные действия отдельных командиров на местах предотвратило большее бедствие в этих атаках. Несмотря ни на что к. и к. войскам удалось захватить в тот день почти 2000 пленных. Следующую ночь люди провели почти тут же. Снабжение едой и водой из-за русского обстрела было невозможным. Жара на следующий день, 27-го июля, повысила жажду бойцов до непереносимой. Этот день тоже не принёс значительного успеха, после того как русские перебросили сильные артиллерийские части на юг от Сокаля и стреляли по к. и к. позициям. Тем временем наступил дефицит боеприпасов, т.к. и этот вид снабжения функционировал не как предусмотрено. Нередко использо-вались русское оружие и боеприпасы пленных и убитых, в противном случае защита была бы невозможна.
   Утром 28-го июля 2-й б-н доложил о боевом составе: в 5-й роте был 51 человек, в 6-й - 36, в 7-й - 87, в 8-й - 95. Нормальный боевой состав роты - около 160 человек. В бригаде не поверили этим жалким цифрам и отказались усилить истончившиеся линии. В этот день удалось наконец снабдить продовольствием людей, широко разбросанных по окрестностям горы Сокаль. Т.к. всё ещё не было ясно, находится ли гора в австрийских руках, командование дивизии послало офицера ГШ, который вместе с п-ком Трампусом отправился на передовую позицию. Прибыв туда, установили, что тригонометрическая точка 254 хотя и близко, но ещё перед нашей позицией.
   Примерно в 19 часов с южного и восточного направлений начались сильные атаки русских, поддержанные огнём артиллерии. Фланги не могли быть удержаны и русские ворвались на к. и к. позицию. В дополнение разразился ураган с тяжёлым грозовым ливнем. Поднятый бурей песок блокировал ружейные затворы, так что люди должны были открывать их ударами лопат или пинками. Тем временем австрийские окопы стали обстреливаться русскими с тыла. Позиции 73-го полка были систематически смяты - кто не был убит в окопе или не смог убежать в тыл, попал в плен. Т.к. теперь люди должны были держать круговую оборону и больше не имели никаких боеприпасов, они могли защищаться лишь штыками, лопатами, ножами и палками. Разыгрывались неописуемые сцены. Отдельные офицеры пытались, крича: "Эгерландцы, сюда!", вновь сформировать ряды, что было невозможно в темноте и царящем хаосе. Только на позиции дойчмайстеров, которая лежала под горой Сокаль в восточном направлении бегущие солдаты смогли остановиться и собраться. Макс фон Хён пишет в полковой хронике: "Обер-лейтенант Ципфер собрал около 150 человек из 2-го батальона. Это было совсем нелегко вновь привести в чувство людей, часто пошедших психически вразнос. Некоторые совершенно измотанные командиры пошли в Сокаль".
   На следующий день, 28.7, при поддержке полка ландвера N 31 ещё раз попытались захватить гору Сокаль, что на короткое время удалось, но после русской контратаки вновь провалилось. Общая атака на гору была остановлена и 73-й полк отправлен в Сокаль для реорганизации и отдыха. 30-го июля Трампус со слезами на глазах проинспектировал остатки своего полка. Согласно полковой хронике, в боях за высоту близ Сокаля было зарегистрировано: 124 убитых, 91 БВП, 465 пленных. За эти бои были награждены 173 чина полка.
   В рамках похода на Брест-Литовский 73-й полк в составе 9-й дивизии провёл ещё несколько месяцев на Восточном фронте.
   Уже давно ходили слухи, что полк должны перебросить на итальянский ТВД. Когда 26.10 наследник престола эрцгерцог Карл Франц Йозеф произвёл смотр полка, а его командир Трампус был награждён орденом Леопольда, многие ждали приказа на марш в Италию. Только в середине ноября 1915 года, после того как полк многажды был перевезён по ж/д, стало ясно, что 9-я дивизия перебрасывается на Юго-западный фронт для поддержки 5-й армии.
   С мая по ноябрь 1915 полк сражался:
   08.-13.05.1915 Преследование через Карпаты
   14.05.1915 арьергардный бой у Торгановичей
   15.-21.05.1915 Позиционная война в долине Блотны
   22.-25.05.1915 Прорыв русских у Бурчице Новы
   26.05.-13.06.1915 Позиционные бои на Блотне
   18.-19.06.1915 Штурм Гродека
   20.-22.06.1915 Бой у Наварии
   23.-26.06.1915 Бой у Старе Сёло и Водников
   27.06.-07.07.1915 Бой у Затёмного
   13.-22.07.1915 Переброска на Буг в распоряжение 1-й армии
   23.-25.07.1915 Битва у Сокаля
   26.07.1915 Штурм Потужицы (Поторица)
   26.07.1915 Атака на русский промежуточный рубеж
   27.07.1915 Штурм горы Сокаль
   28.07.1915 Кровопролитная битва на Сокале
   29.-31.07.1915 Окончание битвы у Сокаля
   27.08.-30.08.1915 Бои под Баранице-Перетоки
   31.08.-08.09.1915 Преследование за Стырь и бой под Муравице
   09.09.-19.11.1915 На позициях у Погорелы и Иквы, конец похода в Росси
  

Бои в Италии на Изонцо зимой 1915-16 годов

   21-го ноября полк достиг самого южного района Итальянского фронта у Монфальконе (под Триестом) и должен был сменить 28-ю дивизию на участке 3-го корпуса на плоскогорье Добердо. Когда тоже прибыл 16-й маршевый баон, весь полк был реорганизован. Был сформирован 5-й б-н и для этого другие батальоны передали часть личного состава, так что 73-й полк тогда состоял из пяти б-нов. Б-ны с 1-го по 4-й каждый по четыре роты, 5-й из трёх рот. Здесь новая структура полка:
   Полковой штаб: полковник Трампус
   1-й батальон: к-н Павлис
   1-я рота: обер-лейтенант Ауффингер
   2-я рота: лейтенант Лиха
   3-я рота: обер-лейтенант Шалли
   4-я рота: ? Гартнер
   2-й батальон: к-н Малы
   5-я рота: обер-лейтенант Трубе
   6-я рота: к-н Фридль
   7-я рота: обер-лейтенант д-р Шрёдер
   8-я рота: к-н Штайнберг
   3-й батальон: охранная служба при командовании армии в Тешене
   4-й батальон: к-н Томас
   13-я рота: лейтенант Кёкерт
   14-я рота: лейтенант Миссль
   15-я рота: к-н Шайд
   16-я рота: обер-лейтенант Шорм
   5-й батальон: к-н фон Пфайффер
   17-я рота: лейтенант Шмид
   18-я рота: лейтенант Брохе
   19-я рота: к-н Лоренц
   Во время 4-й битвы на Изонцо в декабре 1915 года части 28-й дивизии сменены были частями 9-й. Поэтому 73-й полк был разбросан по разным боевым участкам, а два б-на выделены в качестве резерва бригады и дивизии. Основной участок представляла гора Козич - состоящее из известняка, плоско поднимающаяся и мало поросшая растительностью плоскогорье. Каменистая почва затрудняла сооружение окопов, и явное превосходство итальянской артиллерии делало очень тяжело людям на фронте. Особенно опасным было большое воздействие осколков снарядов на карстовом камне. Хотя и были выданы очки, число травм глаза катастрофически росло. Пехотинец Адам Крайль очень выразительно изображает в своём дневнике артиллерийскую атаку: "Мы ожидали утра, с которым на нас обрушился ад. С одним ударом вздрагивал воздух, с ужасным свистом, грохотом, шипением сотни гранат падали на камень, вызывая страшный шум. Пещера качалась, камни и железо свистели у входа, от стен и потолка крошилась скала, коптилка гасла, снаружи были густой туман порохового дыма и пыли. Так продолжалось, ни на секунду не прерываясь, десять часов подряд".
   К обременению вражеской артиллерией в довершение всех бед в начале декабря разразилась холера. Заражённая 18-я рота была более или менее изолирована от других подразделений полка и осталась на позиции. Убежища раз в день дезинфицировались, окопы постоянно обсыпали известью. Последовала двукратная прививка всех чинов полка, но численность 18-й роты несмотря на это сократилась до 60 человек. Постоянный дождь, плохое снабжение продуктами питания и питьевой водой и невыразимое санитарное состояние позиций отягощало людей в высшей степени.
   На Сочельник 1915 года несмотря на льющий дождь воцарилось что-то вроде рождественского настроения.
   Днём итальянская артиллерия очень удерживалась и около полудня совершенно прекращала обстрел а-в позиций. Деревца можжевельника с ватой и несколькими свечами заменяли рождественскую ель. Были розданы подарки с родины и "котёл" (продовольствие) в этот день был особенно хорош и обилен, вдобавок для каждого были шнапс и вино. Командиры держали речи, вспоминались павшие товарищи. Это было второе Рождество на фронте, которое в сущности продлилось лишь пару недель.
   Следующие семь недель большей частью заполнены сильными артобстрелами и взаимными ночными вылазками. 17.2.16 9-я дивизия была реорганизована. Её командир генерал-майор фон Моссиг проводил 18-ю бригаду (с 73-м полком) из состава дивизии. Подчёркнуто дружески обратился он к построившемуся 73-му: "Где стоял 73-й полк, там мы были уверены, что все находится в хороших руках, и враг не пройдёт".
   18.2 в 6-00 передача участка обороны была завершена и полк под звуки оркестра пошёл маршем в находящееся в 24 км место отдыха в Репентаборе (современный Монрупино) в провинции Триест. Штаб полка расположился в Доле, 1-й б-н - в Коле, 2-й б-н - в Кляйнрепене, 5-й - в Гроссрепене, а 4-й - во Врховле на итальяно-словенской границе.
   С ноября 1915 года по март 1916 года полк сражался:
   20.-25.11.1915 Прибытие на итальянский ТВД (плоскогорье Добердо)
   26.11.1915 Позиция на горе Косич
   27.11.-14.12.1915 Завершение 4-й битвы на Изонцо
   15.-31.12.1915 Рожественский отдых на фронте
   01.01.-18.02.1916 Позиционная война на Добердо
   19.02.-17.03.1916 Восстановление в Репентаборе
  

Наступление в Южном Тироле (1916)

   В начале 1916 года несмотря на отдельные успехи на различных участках фронта не намечалось конца войны. Верховное командование к. и к. армии планировало без немецкой поддержки наступление против Италии в Южном Тироле. При этом, как часто бывало в к. и к. ГШ, эти планы легли на зелёное сукно в Тешене без предварительного заслушивания мнения специалистов. Многие факторы, играющие решающую роль в ведении современной войны (погода, логистика в высокогорном регионе, снаряжение для горной войны и т.д.) были совершенно проигнорированы.
   В высочайшей секретности последовало стягивание круглым счётом 170000 человек, снятых с других участков фронта. Метеоусловия (снежные покровы до 5 метров) так неблагоприятны, что начало наступления снова и снова отодвигалось. Затем имелись различные точки зрения на то, кто должен быть командующим этой вновь созданной армии, так что в конце концов сам кайзер принял различные решения. Наследник престола эрцгерцог Карл был назначен командиром 20-го корпуса; неохотно признал это решение генерал Конрад. Отдельные батальоны 73-го полка по причинам секретности различными окольными путями переброшены по ж/д в Триент, где время до атаки было использовано для обучения стрельбе и тактике в горных условиях, а также использования лыж и альпинистского снаряжения. Наступление против Италии снова требовало большей реорганизации всей к. и к. армии, которой снова был затронут 73-й полк. 3-й б-н, который находился на охране Ставки, был выдвинут на соединение с полком в Триент. Из негодных к службе на фронте запасной командой в Эгере был сформирован 6-й б-н, переброшенный в Тешен и принявший охранную службу. По прибытии он был переименован в 5-й б-н, т.к. б-ны в Триенте тоже реорганизовались и после этого снова нумеровались с 1-го по 4-й. 73-й полк в составе 18-й бригады принадлежал теперь к 22-й стрелковой дивизии, которая подчинялась 3-му корпусу.
   4-го мая 1916 года во всей к. и к. армии на всех участках фронта часы были переведены на час вперёд, т.к. с 30.04.16 Австро-Венгрия и Германия впервые ввели летнее время.
   Атака 20-го (наследника) корпуса началась 17 мая; 73-й полк стоял в готовности на исходных позициях по линии Фольгария - Лавароне (плоскогорье в Триенте). 4-му и части 1-го б-на выпала задача вместе с другими войсками атаковать хребет Маркай. В полдень дня атаки полковой священник посетил отобранные для атаки роты, им было дано полное отпущение грехов. Люди получили в качестве особого снаряжения ручные гранаты, большие кусачки, красные сигнальные ракеты, чтобы вызывать заградительный огонь, зелёные, чтобы предупредить артиллерию, что она бьёт слишком близко, и белые, чтобы обозначить своё положение. Каждый человек закрепил сзади кепи полоску льна, чтобы обозначить атакующую линию для артнабов и часовых в своих окопах.
   20-го мая после часового артобстрела началась атака 73-го полка, провалившаяся у итальянских проволоч-ных заграждений и под массированным вражеским артогнём. Под вечер, после почти 12-часового боя атака была приостановлена командованием полка и роты должны были на месте провести ночь в укрытии. Ночью и на следующее утро имели место мелкие контратаки итальянцев, они были отбиты. В предобеденные часы 21-го мая в полк пришёл новый приказ на атаку и вечером несмотря на сильное сопротивление смогли быть взяты позиция Малга Коста и форт Верле. В последующие дни были взяты штурмом горы Мелетта и Зомо. Но в конце концов эти бои не имели действительного успеха, взятые позиции на высоте многократно переходили из рук в руки. Кроме того по причине тяжёлых потерь на русском фронте командованию пришлось изменить планы в отношении наступления в Италии. Несколько дивизий были сняты с фронта в Южном Тироле и на Изонцо и переброшены на Восточный фронт. Наступательная тактика к. и к. армии теперь сменилась позиционной. 73-й полк занял оборонительную позицию в районе горы Зебио. В середине июля 1916 года дело шло о тяжёлых оборонительных боях в районе Семи Общин, плоскогорье с семью населёнными пунктами северней Виченцы и западней Бассано дель Граппа на высоте от 700 до 1200 метров.
   Семь Общин стали непосредственным прифронтовым районом и театром одной из ожесточённейших битв в Доломитах. Деревни лежали в развалинах и т.к. они находились на итальянской стороне, их жители были переселены на равнину реки По. Следующие месяцы позиционных боёв, не принёсшие никакого выигрыша территории, отчётливо показали, что 73-му полку неизбежно зимовать на этих открытых высотах.
   В конце июля началось итальянского наступление на Изонцо и командование перебросило значительные силы на тамошний фронт. К этому времени начали меняться традиционные части к. и к. армии. Роты, полу-батальоны и батальоны выводились из полков и придавались другим вновь сформированным частям. Постоянным пополнением полевых полков запасными подразделениями с родины и так уже больше не было гомогенной структуры полков. Опытные офицеры и младшие командиры переводились в зависимости от тактического положения из одного подразделения в другое, чтобы компенсировать высокие потери командного состава. 73-й полк занял позиции на горе Коломбаро (1827 м).
   С марта по сентябрь 1916 года полк сражался:
   18.03.-05.04.1916 Переброска в Триент
   06.04.-13.05.1916 В ожидании атаки
   14.-19.05.1916 Прорыв под Фольгария-Лавароне
   20.05.1916 Бои за хребет Маркай
   21.05.1916 Взятие штурмом хребата Маркай 
   22.-25.05.1916 Овладение горой Меата
   25.-27.05.1916 Штурм горы Мосциах
   28.-30.05.1916 Взятие хребта Лонгара
   31.05.-02.06.1916 Штурм горы Зомо
   03.-08.06.1916 Штурм высоты Штенфле
   24.-30.06.1916 Отвод в тыл на постоянную позицию
   01.-24.07.1916 Оборонительные бои семи Общинах
   25.07.-05.09.1916 Перегруппировка гарнизона и позиция на горе Коломбаро
  

Лавинная зима 1916/17 гг. на фронте Изонцо

   С осени 1916 года началось оборудование сплошь идущих по скалистой местности позиций. Буровых машин и тяжелого оборудования не было в распоряжении, так что убежища и пещеры в скале сооружались преимущественно взрывными и ручными работами. Первый снег 21.9.16 был невинным предвестником ожидаемой долгой и холодной зимы в этом высокогорном регионе. 10.11.16 в полку N 73 впервые случилось происшествие, какие в других полках имели место чаще: два человека перебежали к врагу во время караульной службы. Полковник Трампус издал поэтому такой приказ: "В течение 48 часов два человека, хотя и эгерландцы, перебежали к врагу, факт, который для всех нас так чужд и постыден, что я, стоя с полком перед лицом врага с начала войны, совсем не могу их понять. Если такой позор бывает в том или ином другом полку, то для 73-го я считал это невозможным".
   23.11.16 в Вену из полка была послана делегация, чтобы принять участие в траурных церемониях по кайзеру Францу Йозефу, умершему днём раньше. 26.11.16 все войска на всех фронтах были приведены к присяге на верность новому кайзеру Карлу. С конца ноября начались чрезвычайные снегопады. Обеспечение путей под-воза в долинах было для обеих сторон фронта вопросом выживания, так что боевые действия почти пре-кратились. На путях подвоза постоянно патрулировали разъезды, чтобы спасть застрявших или засыпанных. Лавины превратились в самую большую опасность для людей на позициях и дорогах. 12.12.16 снег на пози-циях лежал слоем более пяти метров. Сошедшая лавина засыпала в долине конюшню с сотней лошадей, принадлежавших к кухне и продобозу полка. В течение декабря полк потерял несколько человек из-за сходов лавин.
   Большой неожиданностью для войск стало 13.12.16 оглашение предложения мира от кайзера Карла врагу, которое, правда, парой дней позже было отклонено. Т.к. при таком состоянии погоды в обозримом будущем не ожидалось крупных боестолкновений, людей поочерёдно отправляли домой в т.н. "отпуск военного займа". 10 % фактического личного состава могли получить максимум 20 дней отпуска. На Сочельник 1916 года состоялось уже третье военное Рождество. Люди отмечали праздник на позициях и в убежищах особым рационом продовольствия и вина. Итальянцы в окопе напротив выставили щит с надписью: "Хорош Прздник".
   25.12.16 дошло и на этом участке фронта, как ещё в 1914 году на Западном фронте между немцами и французами, до встречи военных противников на ничейной земле. Между позициями состоялись сердечные братания между эгерландцами и итальянцами. Обменивались мелкими подарками, выпили за скорый мир и с наилучшими пожеланиями вернулись на свои позиции.
   И в начале 1917 года в районе полковых позиций из-за отвратительных метеоусловий велись лишь мелкие боевые действия. Опасность лавин по-прежнему была наибольшей угрозой. Сход лавины в начале марта засыпал станцию канатной дороги, построенную для транспорта предметов довольствия. Несколько дней ни еды, ни воды не могло быть доставлено на верхнюю позицию и снабжение вьючными животными не могло покрыть этот дефицит.
   Только в конце апреля 1917 года после долгой зимы началось сооружение "летней позиции". Для этого были заложены и укреплены новые пулемётные гнёзда, а также улучшено техническое оснащение отдельных рот прожекторами и миномётами. Тем временем внешний вид к. и к. армии изменился. Щучье-серый цвет формы уступил полевому серому/зелёному, длинные брюки заменены бриджами с обмотками, а тяжёлое состояние материального обеспечения производства сукна почти привело к исчезновению вишнёвых воротников. Кроме того были введены первые стальные шлемы для штурмовых групп. Различные армейские предписания были изменены высочайшим приказом нового кайзера. Например, в марте 1917 года уже давно не актуальное и оскорбляющее достоинство дисциплинарное взыскание "привязывание" было окончательно упразднено. В соответствии с ї 87 "Видов дисциплинарных наказаний" таковое было предусмотрено для нижних чинов от цугсфюрера и ниже и применялось при "нехватке чувства чести, нарушениях, упрямстве, грубости или чрезвычайном поведении". Нарушителям связывали руки за спиной и подтягивали вверх, так что человек мог стоять лишь на цыпочках. В этой позиции, привязанный к стене или дереву, он должен был стоять два часа. Многие от боли теряли сознание. С началом войны это наказание снова особенно часто применялось.
  

Летние бои на Изонцо 1917 года

   5.5.17 73-й полк был сменён 26-м стрелковым и отошёл к Бозену на отдых. После столь долгого времени на суровой высотной позиции это восстановление в мягком климате с хорошим питанием и приемлемыми убежищами было избавлением для телесно и душевно измотанных людей. Начальник главнокомандования фон Хётцендорф 27 мая посетил полк и объявил построившимся батальонам, что это его личное желание поблагодарить полк, который в тяжелейших условиях всегда хорошо и надёжно держался. "Когда я знал, что там на позициях 73-й, я мог спать спокойно".
   В качестве особой награды он обещал как минимум 8-дневное продление отдыха. Тем не менее в тот же вечер по приказу войскового командования он был отменён. Была объявлена готовность выступить тотчас и уже в час ночи последовала переброска.
   Эгерландский солдат думал об этом: "Мне кажется, Хётцендорф опять плохо спал". Целью были боевые позиции на берегу Изонцо, где уже кипела 10-я битва. Полк входил теперь в состав 5-й (Изонцо) армии. При занятии окопов в районе Верзича (ныне вблизи границы) было установлено, что итальянская артиллерия почти всё разрушила и что в пещерах и впадинах нужно кое-как делать укрытия. Они были единственной защитой от постоянных массированных артобстрелов, тянувшихся неделям. Совместная жизнь в тесноте, жара, постоянный дефицит воды и катастрофические условия гигиены привели к поносам и вшивости у большинства солдат. К счастью, полк спустя всего четыре недели был заменён и переброшен в тыловой район. Одновременно полковник Трампус был переведён в командование береговой обороны Албании, а новым командиром полка назначен полковник ГШ Оскар Сламечка.
   С 1-го июля 1917 года полк вошёл в состав 12-й горной бригады, вместе с 11-й они составляли 48-ю дивизию. Она должна была после короткой передышки снова сменить 7-й корпус на боевом участке Изонцо.
   12-го июля последовал визит командующего юго-западным фронтом эрцгерцога Ойгена. Задача, которую при этом получил 73-й полк, принять от венгерской дивизии гонведа позиции в районе Костаньевицы (полностью разрушенной артиллерией горной деревне) и отбить ожидаемое итальянское наступление. С 8 августа 1917 года заняты хорошо оборудованные позиции. Самую большую проблему лишний раз представляло снаб-жение водой: хотя в распоряжении было несколько бочек, наполняемых большей частью ночным подвозом, но при многодневном ураганном и заградительном огне запас быстро иссякал. Часто гнилая вода не могла быть использована и назначенные скудные рационы не могли утолить мучительную жажду.
   С 12.8.17 командование дивизии объявило боевую готовность, т.к. непосредственно ожидались итальянские атаки. Но они ограничились маленькими столкновениями патрулей, артобстрелами и сбрасывание авиабомб, так что 15.8 готовность была отменена. Новая структура полка 17-го августа 1917 года установлена так: 
   Штаб полка: п-к Сламечка, адъютант к-н Вёрле, полковой главный врач д-р Адамек, полковой священник фельдкурат проф. Д-р Лангхаммер
   Приданная рота тирольских егерей: л-т Мельхардт
   Телефонный взвод: фенрих Ляйнер 
   1-й батальон: к-н фон Штайнберг
   1-я рота: обер-лейт. Ауффингер
   2-я рота: обер-лейт. Целлер
   3-я рота: к-н Шу
   4-я рота: обер-лейт.Казловски
   I. MGKp: обер-лейт. Миттер
   1-й взвод пехотных пушек (InfGeschZug): л-т Давид
   2-й батальон: к-н Томас
   5-я рота: обер-лейт. Броше
   6-я рота: обер-лейт. Эпштайн
   7-я рота: обер-лейт.д-р Шрёдер
   8-я рота: обер-лейт. Плюскаль
   II. MGKp: обер-лейт. Виркнер
   2-й взвод пехотных пушек: л-т д-р. Краус
   3-й батальон: позиция на горе Зиф
   4-й батальон: к-н Фридль
   13-я рота: обер-лейт Лиха
   14-я рота: обер-лейт Фанта
   15-я рота: обер-лейт Климецки
   16-я рота: обер-лейт Рублич
   IV. MGKp: обер-лейт. Вацлавек
   Когда утром 18.8 полковник Сламечка со своим адъютантом к-ном Фридлем осматривали передовые позиции 4-го батальона, почти можно было говорить об идиллическом утре. Лёгкий туман висел над местностью, позволяя широко просматривать итальянские позиции, холодный свежий воздух, первые лучи солнца на горизонте и абсолютная тишина. Внезапно, ровно в 6 утра, тишину разорвал тяжёлый взрыв мины на соседней вершине Файти хриб. В течение нескольких секунд эти взрывы мин и снарядов продолжились в южном направлении, так что через 20 минут весь район обороны 73-го полка лежал под тяжелейшим артогнём. За исключением полевых караулов, артнабов и связных все попрятались в пещеры и укрытия. Земля дрожала и давление воздуха от постоянно разрывающихся снарядов затрудняло дыхание солдат. Это было начало большого итальянского наступления - 11-й битвы на Изонцо.
   Артогонь тут же разрушил основную часть телефонных линий, так что сообщение между отдельными ротами на ветвящейся позиции было возможно лишь через связных. Эти парни были настоящие герои, они бросались в преисподнюю из прочных убежищ, чтобы с чёрным от порохового дыма лицом, задыхаясь и обливаясь потом доставить записку с донесением. Двое из этих передатчиков, пехотинцы ландвера Адольф Химмель и Георг Мерц из 16-й роты, должны быть здесь упомянуты. Мерц, выйдя из зоны смерти после доставки сообщения, улыбаясь, передавал своё донесение на эгерландском диалекте: "Чёрт, сегодня он резко по нам".
   В ночь 19-го августа поднята была газовая тревога, т.к. итальянцы использовали слезоточивый газ, что указывало на скорую атаку пехоты. Около 5 часов утра началась атака на широком фронте. Однако значительных выигрышей земли не было и эгерландцы смогли почти полностью удержать свои позиции, хотя и с большими потерями. Эта чередование постоянного ураганного огня, концентрированного артобстрела, атак пехоты, постоянных страха смерти и жажды были невероятным бременем для солдат. После этих трёх недель длящихся пыток 6-го сентября наконец пришёл приказ на смену и полк расположился на отдых в районе Темницы.
   С мая по сентябрь 1917 года полк сражался:
   14.-28.05.1917 Возвращение на Изонцо-фронт
   29.05.-06.06.1917 Участие в 10-й битве на Изонцо
   30.06.-06.08.1917 Восстановление в составе 48-й пехотной дивизии
   07.-17.08.1917 Позиция у Костаньевицы
   18.08.-17.09.1917 11-я битва на Изонцо
  

Осеннее наступление в Италии

   Из-за больших потерь в пехотном полку N 73 для пополнения помимо собственного маршевого б-на был придан 30-й маршевый б-н 99-го полка (Цнайм, Моравия). Уже 16-го сентября пришёл приказ снова занять позиции в районе Костаньевицы. С 19.9 весь полк опять был в знакомых окопах. На совещании 3.10 присутствующих командиров бригад и полков уведомили, что с 7-го октября должна состояться ложная атака 48-й дивизии, чтобы отвлечь от запланированного большого наступления под Фличем (приграничная община в Юлийских Альпах). Примерно до середины октября производились различные пехотные и артиллерийские атаки без выигрыша земли, а 10.10 последовала смена полка и отвод его на тыловую позицию в Малы Дол. Тем не менее отдых был слишком коротким, уже с 17.10 последовали дальнейшие действия под Костанье-вицей, где 73-й полк с 24.10 успешно поддерживал 12-ю битву на Изонцо демонстративным наступлением южнее Файти хриб (возвышенность в Юлийских Альпах, высота 432 м).
   Чрезвычайно успешное наступление поддержанной немецкими войсками к. и к. армии имело последствием хаотическое бегство итальянцев. Преследующие их австро-венгерские войска нашли забитые добром продовольственные склады и большое число брошенных орудий всех калибров и прочее годное имущество. Однако большая часть захваченного оружия и пушек не могли быть тотчас использованы, т.к. к ним отсутствовали боеприпасы. Австро-венгерское производство боеприпасов с начала войны имело проблему изготовления необходимого количества артиллерийских и стрелковых боеприпасов. До июньского наступления 1918 года могли быть изготовлены только 35 % необходимых боеприпасов. Частично идущие на фронт маршевые подразделения только в зоне боя снабжались патронами от раненых и убитых. Ещё хуже обстояло в артиллерии, которая имела строгие приказы беречь снаряды. Поэтому атаки пехоты часто отказывались от срочно требующейся поддержки артиллерии. Батарея в таком случае должна была осведомляться у вышестоящих инстанций, можно ли ей стрелять.
   73-й полк преследовал отступающих итальянцев до близкой к наводнению Изонцо у Сан-Пьетро дель Изонцо. Все мосты были взорваны отступающими. Чуть северней, у села Саградо, находился разрушенный стальной мост, на котором полковые сапёры соорудили пешеходный мостик, который можно было пройти лишь по одиночке. Лошади и обозные телеги сперва должны были оставаться в Саградо. 2.11.17 полк под звуки марша Радецкого перешёл итальянскую границу у Фаугли близ Пальмановы.
   Проведённая 4.11.17 перекличка показала боевую численность в 98 офицеров и унтеров, 1661 штыков и 28 пулемётов. Дальнейшее преследование в направлении реки Пьяве было весьма затруднено плохой погодой и топкими дорогами, которые были совершенно закупорены другими тоже стремящимися вперёд войсками. Части полка были из-за чрезмерной поспешности командира бригады п-ка Йохана Хосташа направлены на якобы более короткую дорогу и завязли при этом с лошадьми, телегами и солдатами в трясине. Только с помощью роты тирольских императорских егерей удалось спасти животных и повозки. 16.11 люди прибыли в этапную цель Сан-Николо (Тревизо), где отдохнули пару часов. Уже на следующее утро полк должен был выступать на участок позиций у Сальгареды до Дзенсона. В этом регионе находился единственный плацдарм к. и к. армии на западном берегу Пьяве. Эта открытая и постоянно подвергающаяся итальянским атакам позиция, куда можно было попасть лишь по трём узким мостикам, была занята 73-м полком 28.11.17. До смены 6-го декабря полк на западной дамбе Пьяве отражал сильные атаки итальянцев, однако смог удержать плацдарм.
   Извлечение из австро-венгерской сводки от 6-го декабря 1917 года: "Тяжёлое поражение итальянцев в районе Мелетты. Вена, 6-е декабря, официально оглашено: Итальянский ТВД: у Дзенсона, где мы несколько недель стоим на западном берегу Пьяве, 4-го декабря на всех фронтах превосходно зарекомендовавший себя эгерландский 73-й пехотный полк победоносно выдерживал многочасовой приступ превосходящих сил. Шеф Генерального штаба.
   При давлении немецкого главнокомандования, которое руководило 14-й армией под командованием генерала фон Белова для поддержки к. и к. войск на фронте по р. Пьяве, план дальнейшего наступления против Италии был отменён. 2.12.17 кайзер Карл отдал приказ командованию юго-западного фронта: "Наступление прекратить, очищение плацдарма у Дзенсона, оборудовать постоянную позицию, но действо-вать таким образом, чтобы врагу создать видимость дальнейших приготовлений к общему наступлению".
   17.12.17 стало известно, что 48-я дивизия, к которой принадлежал 73-й полк, выводится из состава 7-го корпуса и намечался длительный отдых в районе Беллуно. Для этого вся дивизия имела перед собой форсированный марш, но перспектива восстановления и, возможно, рождественского отпуска ускоряла темп. В районе Авиано - Марсуре (Фриауль) были заняты "рождественские квартиры".
   С сентября по декабрь 1917 года полк сражался:
   18.09.-18.10.1917 Подготовка к прорыву у Флича и Карфрайта
   29.-28.10.1917 12-я битва на Изонцо
   29.10.-27.11.1917 Продвижение к Пьяве у Сальгареды
   28.11.-06.12.1917 Бои под Дзенсон ди Пьяве
  

Последний военный год (1918)

   Со 2-го января 1918 года вся 49-я дивизия шла маршем в направлении долины Пьяве восточней Граппы. Полк временно занял позицию близ Кверо на Пьяве, где подчинялся 15-му корпусу генерала Скотти. Новые боевые позиции находились на линии горы Спинуччия и деревни Алано, отрог горы Граппа высотой примерно 1300 м. Командование полка заняло село Шивенин и 15.1.18 доложило о боевой готовности полка.
   С января по начало мая полк семь раз сменялся между плохо оборудованными позициями на горе Спинуччия и отдыхом в долине Пьяве. Плохая погода и постоянные артобстрелы вызвали в этот период значительные потери. С 15-го апреля было нужно из-за весенней реорганизации пехоты переименовать 12-ю горную бригаду в 96-ю. Теперь она состояла из 73-го и 119-го полков. 3-й б-н был выведен из состава полка и придан 92-му полку. Тем 4-й б-н занял место 3-го б-на и получил его обозначение. В месте отдыха на лётном поле в Беллуно последовало пополнение маршевым батальном и новая (она же последняя) структура полка стала такова:
   Штаб полка: полковник Сламечка, адъютант к-н Вёрле, полковой главный врач д-р Адамек, полковой священник фельдкурат д-р Бенедикт Брандль из монастыря Тепль
   Приданная рота тирольских егерей: обер-лейт. Броше
   Телефонный взвод: л-т Марциус
   1-й батальон: к-н Бём
   1-я рота: обер-лейт. Глазер
   2-я рота: к-н Пихлер
   3-я рота: к-н Зауэрманн
   4-я рота: к-н Захер
   I. MGKp: обер-лейт. Шёттнер
   I. InfGeschZug: л-т Неедлы
   2-й батальон: п-к Либер
   5-я рота: к-н Новотны
   6-я рота: обер-лейт. Эпштайн
   7-я рота: к-н Бернхард
   8-я рота: обер-лейт. Вебер
   II. MGKp: обер-лейт. Хубль
   II. InfGeschZug: л-т д-р Краус
   3-й батальон: к-н Кюнль
   9-я рота: обер-лейт. Найдхард
   10-я рота: обер-лейт. Рашнер
   11-я рота: обер-лейт. Холечек
   12-я рота: обер-лейт. Баумгертнер
   III. MGKp: обер-лейт. Бозидар
   22-го мая после полевого богослужения состоялось награждение ряда чинов полка вновь учреждённым войсковым крестом кайзера Карла. Введённое императором отличие имело совершенно особое следствие. Крест вручался лишь солдатам, проведшим на фронте минимум 12 недель и принявшим участие в бою. Тем малочисленные офицеры Генерального штаба верховного командования армии к вопросу - не проявление ли это разногласий между кайзером и командованием? Капитан ГШ отметил в своём дневнике: "Мы в Тешене были, конечно, очень взволнованы. Новый хозяин ненавидит верховное командование, это мы знали..." Хотя позже имели место некоторые корректировки статута войскового креста, но по сути 12 недель фронта остались частью правил.
   Теперь полк в качестве армейского резерва распределён по различным участкам фронта для смены других частей и летом 1918 года менял район боевого использования - часто связано с маршами по горам.
   В июне начались массовые случаи испанского гриппа и привели к сильному сокращению численности. Одновременно полк на горе Пертика нёс тяжёлые потери из-за сильных атак пехоты и артиллерии. Только в сентябре 1918 года полковник Сламечка смог добиться передышки для своего полка.
   Внутриполитическая ситуация в Австро-Венгрии в 1918 году обострялась всё больше. Народы монархии требовали праве на самоопределение. Создавались хорватские, сербские и словенские народные пред-ставительства. Даже манифест кайзера Карла к народам, который предусматривал реорганизацию государства в федерацию и автономию отдельных народов, не мог остановить процесс распада. На фронте тоже отчётливо чувствовался крах монархии. С одной стороны люди были в постоянном страхе смерти, с другой - в заботах о ситуации в семьях дома. Эгерландцы тревожились за будущее родины, которая как чешское национальное государство предвидимо отделялось от монархии. К этому времени к. и к. армия была больше армией ополченцев, которая с трудном могла поддерживать необходимую боеготовность войск. Офицерский корпус состоял почти только из офицеров резерва. Общее положение материального обеспе-чения было более чем драматично, снабжение продовольствием фронтовых войск было недостаточным, снаряжение страдало большой потерей качества. Дефициту кожи противостояли картоном и бумажной тканью. Ремни были из плетеных ниток, обмундирование - изготавливалось из низкокачественных текстиль-ных суррогатов, например, из крапивных волокон, а обувь для использования на фронте была из бумажного материала, что, конечно, для этого не годилось. В дневниках читаешь: "... мы выглядели как оборванная и опустившаяся банда, в которой из-за голода, истощения и физических нагрузок едва угадывалась армия".
   После короткой передышки 73-й полк должен был сменить почти полностью изнурённый 119-й полк на угрожаемой из-за постоянно становящихся сильнее атаках позиции на горе Пертика. Всеобщие мирные переговоры давали надежду на скорый конец, но позиции ещё надо было удерживать. По политически непонятным обстоятельствам в Богемии все отпуска в Эгерланд были отменены. Психическая нагрузка для людей на фронте была непереносима. В 1-й пулемётной роте один человек сошёл с ума и угрожал револьвером и гранатами товарищам, которые смогли его одолеть, прежде чем случилось худшее.
   Императорский манифест от 17.10.18, который предоставлял народам монархии право на самоопределение не был публично объявлен, т.к. в полку ожидались национальные конфликты. Эта информация всё же просочилась, но эгерландцы остались верны своему полку.
   С января по ноябрь 1918 года полк сражался:
   01.01.-17.03.1918 Позиция в районе Спинучии
   18.03.-05.05.1918 Позиционные бои на горе Спинучия
   06.05.-14.06.1918 Восстановление под Беллуно
   15.06.-30.09.1918 Бои на Пьяве у горы Пертика
  

Чины 73-го полка вне расположения части

   Как правило, сформированные на месте запасного батальона в Эгере маршевые батальоны и роты планиро-вались для пополнения рядов полка. Однако в некоторых случаях потребности в резервах не было, так что такие маршевые подразделения направлялись в другие полки. В отдельных случаях имелись трансферты (переводы) специалистов в особые части. Чины полка или запасные резервисты из округа комплектования 73-го полка несли во время войны службу в следующих формированиях:
  
   Военный рабочий батальон
   Этот уже в 1914 году сформированный рабочий б-н был предназначен для всех строительных работ, как, например, наведение мостов через Дрину, оборудование позиций в прифронтовой полосе и в высоких горах.
  
   Лыжный отряд 4-го корпуса
   В конце ноября 1914 года в обоих богемских корпусных округах (VIII и IX) были сформированы лыжные отряды, которые использовались IX корпусом в районе Новы-Сонч - Горлице. Тем не менее этот отряд уже в апреле 1915 года был распущен и остатки задействованы в качестве отряда связи на правом фланге IX корпуса.
  
   Пулемётные отряды
   В сентябре 1915 года VIII (запасной) пулемётный отряд из Эгера был придан отдельному 2-му батальону 92-го пехотного полка. В составе 10-й горной бригады пулемётный отряд принял участие в боях на Изонцо, в Сербии, на черногорской границе. Другие отряды сражались при 172-м пехотном батальоне ландштурма в Южном Тироле на Мелетте ди Галлио. В марте 1918 года 106-я дивизия ландштурма с 73-м пулемётным отрядом сменилась на Французский фронт в район Этен/Дамвилье. К концу войны она была расформирована и 73-й поездом переброшен через Маннхайм и Остербуркен в Вюртемберге назад в Эгер.
  
   Горнострелковый полк N 2
   Из-за высоких потерь в бывшем пехотном полку ландвера N 27 "Ляйбах" 4-я рота 22-го маршевого батальо-на была использована для пополнения нового горнострелкового полка N 2. 73-ие сражались с этим полком в 10-й битве на Изонцо в районе Виппаха.
  
   Полк императорских стрелков N 1
   В октябре-ноябре 1916 года 1-я и 2-я роты 23-го маршевого батальона включены в состав полк император-ских стрелков N 1 - здесь тоже чтобы пополнить высокие потери. Они сражались на тирольском южном фронте (Цугна Торта)
  
   Тирольский полк императорских егерей N 3
   Жестокость зимних боёв в высокогорье начала чувствоваться 4-й ротой 23-го маршевого батальона с ноября 1916 года. Отряд использован для пополнения сильно сократившегося полка тирольских императорских егерей N 3 на Пазубио. Ежедневно отмечались потери от лавин и ледяных вьюг. Выделенные часовые должны были сменяться каждые 10 минут, чтобы уберечь недостаточно оснащённых запасных резервистов от смерти от замерзания.
  
   Пехотный полк N 55
   Т.к. пополнение из собственного района комплектования в Восточной Галиции было из-за военных событий больше не возможно, соответствующие части укреплялись другими резервами. В декабре 1916 года последовало прикомандирование 5-й роты 25-го маршевого б-на, в апреле 1917 года - 5-й роты 26-го маршевого б-на и наконец в июне 1917 года - 5-й роты 28-го. Эти подразделения сражались в 10-й битве на Изонцо. Так, например, чинами 73-го полка под командой лейтенанта Кёлера при обороне тыловой позиции был предпринят контрудар и при поддержке резервных подразделений 91-го полка взято в плен свыше 500 итальянцев, захвачено 6 пулемётов. За это лейтенанту Кёлеру вручили орден Железной короны 3-го класса.
  
   Пехотный полк N 11
   Сражавшийся в той же бригаде 11-й полк многократно поддержан был запасными частями 73-го полка.
  
   Пехотный полк N 79
   Также на Изонцо-фронте и в битвах на Пьяве 4-я маршевая рота 28-го маршевого батальона была пред-назначена для пополнения вновь сформированного 4-го б-на венгерско-хорватского 79-го полка.
  
   Пехотный полк N 91
   В марте и июне 1917 года 5-я рота 25-го б-на и 6-я рота 28-го маршбата были приданы для поддержки полка в 11-й битве на Изонцо.
  
   Пехотный полк N 14
   С верхнеавстрийским 14-м пехотным полком 4-я рота 36-го маршбата сражалась на Пьяве. Почти 100 чинов 73-го полка были награждены или поощрены за храбрость.
  
   Штурмовые части
   Созданные в качестве спецчастей для позиционной войны в 1916 году, штурмовые части должны были увеличить наступательную силу пехоты вместо ставшей тем временем бесполезной кавалерии. Эти отряды были не только особо обучены, они еще получили специальную форму и снаряжение. Зимой 1916-17 года ПП N 73 предоставил большой контингент в штурмовой батальон 11-й армии. Отряды большей частью были задействованы на Итальянском фронте в районе озера Гарда.
  
   Высокогорные отряды
   Война в высокогорье сделала необходимой создание рот горных проводников и высокогорных рот. Чины 73-го полка служили помимо прочего и в ротах горных проводников N 3, 7 и 10 и в высокогорных ротах N 17 и 57 на Пьяве и Изонцо.
  
   Технические войска и заведения
   Единицы откомандировывались и в технические войска. Эти охватывали, например, специальный сапёрный батальон (пионеры), электророты, сильноточные роты, отряды строителей канатных дорог, телеграфные роты и группы велосипедистов(?).
  
   Ландштурм
   Для формирования запасных частей при мобилизации призывали ландштурм. Первоначально эти части предназначались для использования на родине, но катастрофические потери в начале войны сделали необходимым свести во фронтовые части также и ландштурм. Эти подразделения в начале ещё управлялись кадровыми офицерами. Различные штаб-офицеры 73-го полка принимали пехотные полки ландштурма. Так, например, майор Шиндлер вёл 38-й полк ландштурма, майор Хаас - 4-й батальон 19-го полка. В 6-м полку ландштурма в Эгере также были задействованы различные офицеры 73-го полка.
  

3-й батальон в качестве 2-го 92-го полка

   3-й батальон почти всю войну действовал обособленно от полевого полка на различных частях фронта. В начале войны он был задействован для охраны верховного командования армии в Засане под Пшемыслом, а позже в Тешене (нынче Польша). В марте 1916 года, незадолго до наступления в Италии, боеспособный 3-й батальон вбыл заменен вновь сформированным 6-м, в котором служили исключительно не годные к фронтовой службе и ополченцы старших возрастов, ещё способные к простой охранной службы. 3-й батальон впереброшен к остальным подразделениям полка в Триент, где он поддерживал в боях на горе Зиф (Доломиты). В январе 1917 года вся к. и к. армия была реорганизована и сформированы новые войсковые части, так что 3-й батальон вышел из состава полка и был придан 92-му ПП в качестве 2-го батальона, где до конца войны принимал участие в боях на Пьяве. В ноябре 1918 года бывшие 73-е через Удине, Линц и Пассау назад в Богемию транспортированы и распущены.
   С августа 1914 года до ноября 1918 года 3-й батальон ПП73 сражался:
   1914 - март 1916 года Охранение верховного командования армии в Засане и Тешене
   Март 1916 Переброска в Триент
   24.09.1916-12.04.1917 В Доломитах
   16.04.-20.09.1917 На горе Зиф
   21.09.-02.11.1917 Подрывы на горе Зиф
   03.11.1917-18.06.1918 На позиции Вальморбиа
   19.01.-26.03.1918 Под Усиаго и выбытие из ПП73
   27.03.-29.06.1918 В качестве 2-го батальона ПП92 в битве на Пьяве
   30.06.-17.11.1918 Последние бои
  

7-й батальон полка в Румынии

   Хотя между Германией и Дунайской монархией с 1913 года был заключён оборонительный союз (договор о ненападении), 27.8.16 Румыния объявила войну Австро-Венгрии (щито?). Из-за особого положения Румынии на южном фланге русского фронта и восточной границе Венгрии, а также её сомнительного политического поведения в прошедшие военные годы, австрийский ГШ с давних пор готовился к новому ТВД. Для поддержки войсковых частей на новом Семиградском фронте были сформированы из маршевых батальонов новые полевые батальоны. ПП73 выставил 7-й батальон, который 2.9.16 был переброшен по ж/д из Праги в Клаузенбург (Семиградье). Структура батальона была как указано ниже:
   Штаб батальона: подполковник Зандер, адъютант л-т Райтер, врач д-р Хирш
   25-я рота: к-н Петелик
   26-я рота: обер-лейт. Кёкерт
   27-я рота: обер-лейт. Райц
   28-я рота: л-т фон Войцеховски
   11-й пулемётная рота: л-т Пфайффер
   Уже вечером дня объявления войны начались массированные атаки 420-тысячной румынской армии на пограничную область Семиградья. Назначенные в пограничную стражу жандармские батальоны не смогли задержать первый румынский приступ и румыны продвинулись далеко в австро-венгерскую территорию. Район боевых действий 7-го батальона 73-го полка был на участке новой 72-й дивизии, приданной 7-й армии, и находился в горах Клемен северней Кронштадта, где он оставался на позициях до октября 1916 года. Дальнейшие бои на горе Чипкеш в октябре 1916, горах Дьёрдьино с ноября 1916 года по январь 1917, позиционные бои до декабря 1917 года на горе Лапош Хаваш Шарка
   19.4.18 после заключения мирного договора с Румынией батальон был переброшен в Италию к полевому полку, где был распределён по тамошним батальонам.

Конец полка и возвращение домой

   До конца октября 1918 года полк вынужденно вёл тяжёлые бои с итальянскими берсальерами (горные егеря) на горе Пертика. Это были последние боевые действия эгерладского 73-го пехотного полка. 48-я дивизия приказала, что он с другими сильно потрёпанными частями будет отведён в тыл в качестве резерва дивизии и должен поддерживать особо угрожаемые места линии фронта. Для этого остатки полка были выдвинуты в Колей де Фунги. Там уже несколько частей были в процессе разложения и отказывались повиноваться. Многие части самовольно отступали и пытались вернуться домой. 73-й полк тоже был сыт боями по горло - приказы ещё выполнялись, но с отвращением и медлительно. Когда вновь пришёл боевой приказ, военный порядок рухнул и в эгерладском полку. Призыв к чувству чести ушёл в пустоту, а в качестве ответа командир получил такую фразу: "Господин майор, мы последняя горстка эгерландцев, мы обязательно должны вернуться на родину в полной сохранности, она сейчас нуждается в нас". Развал к. и к. армии было уже не остановить.
   Преследуемому итальянскими войсками 73-му полку удалось, будучи разделенным на две маршевые группы и вместе с 6-м стрелковым полком, тоже из Эгера, добраться через долину Фаза до Канацеи (ныне Южный Тироль), а 8-го ноября маршем через заснеженный перевал Пордой в Аррабу. Там стоялось последнее построение с награждением личного состава 73-го полка. 12.11.18 войска после бесконечных переговоров с солдатскими советами, властями и раздражёнными чиновниками путей сообщения полк железной дорогой через Зальцбург, Пассау, Регенсбург доставлен в Эгер.
   14-го ноября в 22-30 полк прибыл на вокзал Эгера. Кроме нескольких чешских солдатских советов и горстки зевак никто не явился поприветствовать некогда с ликованием и маршевой музыкой уехавший на войну полк. Запасной б-н произвёл роспуск всего и оставшегося состава полка в последующие дни.
   Интересная история возникла вокруг знамени полка в штабе запасного батальона в Праге/Вершовице. В своих мемуарах Ганс Зандер, переживший переворот в Праге, будучи офицером разведки, вспоминает: "29-го октября рано утром пришли соколы (чешские легионеры), чтобы перенять казарму. Я помогал в батальонной канцелярии сжигать секретные документы. При этом я увидел знамя полка и тут же с парой товарищей решил не отдавать его чехам. Полотнище мы отрезали от древка. Я сам на старый манер чтения обмотал полотнище вокруг обнажённой верхней части тела и тайком вынес из казармы, через восемь дней взял с собой домой, в Небаниц, где я тогда жил. Несколько месяцев спустя я передал его господину полковнику Бёму, который окольными путями доставил его в Вену".
   Наградная лента и навершие с той поры пропали. Полотнище в 1928 году было передано войсквому музею, где оно выставлялось на оригинальном древке до 1978 года.

Эпилог

   Сегодня по Чехии разбросаны единичные каменные свидетельства о памятниках и выветрившиеся могильные плиты эгерландцев. Общие потери 73-го эгерландского полка во время войны сегодня не могут быть точно выражены в числах, т.к. в последние годы войны ведомости потерь часто утрачены. За четыре военных года армия потеряла в общей сложности 520000 убитыми, около 1900000 ранеными и около 1700000 пленными. Много солдат умерло в последующие годы от ранений или не вернулись из плена.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Фенрир "Беспределье-lll. Брахман" (ЛитРПГ) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Анархия упадка. Отсев" (ЛитРПГ) | | К.Демина "Ловец бабочек - 2" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"