Авторы_Самиздата: другие произведения.

Малая толика лучшей поэзии Самиздата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вирус подборкостроения подхвачен у Runa Aruna.
    Хороший вирус :)


   Гольцова Ирина Викторовна
   Аквариум
  
   Желе в румяной корочке,
   Аквариумный бог,
   Карминные оборочки
   Всколыхивает бок.
  
   Вода, её Высочество,
   Раствор зелёных снов -
   Вуалевое зодчество
   Распущенных хвостов.
  
  
   Сергеев Кондратий
   (Зимняя сказочка)
  
   жене
  
   Всего-то - выбраться из-под
   забот, как из-под ледника:
   сбежать на Старый новый год
   в глухую избу лесника
  
   и провести там пару дней
   всех тамошних зверей одней.
  
  
   И провести там ночь одну,
   когда заиндевевший лес
   звездами ползает по дну
   глазного яблока небес,
  
   и всё что ни сотворено
   ребячьи смотрит к нам в окно.
  
  
   Пяток поленьев мы найдём
   сухих и крепких, как настой
   на зверобое; втянет дом
   их запах, терпкий и густой,
  
   и будет пламя камелька
   всю ночь сквозь щёлку нам мелькать.
  
  
   И будем мы глядеть сквозь щель
   в огонь, глядеть и не мигать,
   а тёмная немая ель
   над кровлей будет словно гать -
  
   соединеньем берегов:
   там искры звёзд - тут блеск снегов.
  
  
   Тут жар углей - там гул Стожар,
   а между - клубом из дверей
   пахнувший пар - и клубом пар
   лосиных выспренних ноздрей,
  
   и в круге сказочной зимы -
   и мы - и будто бы не мы...
  
  
   Таблер Владимир Оттович
   А под мокрою радугой
  
   ...А под мокрою радугой -
   дол зеленый смарагдовый,
   Здесь все просто, легко и в лад.
   И сам воздух зеленоват.
  
   А лошадка под ивою
   с ивой спутана гривою.
   Глянешь в небо высокое -
   солнца около - соколы.
  
   А в траве- то кузнечики
   точат сабельки-мечики.
   Чуть дрожит от дневной жары
   воздух в искорках мошкары.
  
   Тьму грунтовую проколов,
   бьют там тысячи родников.
   В небо вырасти норовя,
   рвет себя из земли трава.
  
   Не скорбей и не слез юдоль -
   только воля и вширь, и вдоль.
   Никаких нет вериг, тенёт -
   жизнь как в чистой воде плывет...
  
   Если надолго пропаду
   в темноте, суете, бреду,
   бросит дух ли от божьих губ
   за сатурновый хула-хуп -
  
   все равно отыщу я мост,
   чтоб вернуться сюда со звезд,
   от харибд и от сцилл уйду,
   улизну из котла в аду.
  
   Коль не в нынешней жизни - пусть...
   доползу, дорасту, вернусь...
  
  
   Кайзер Хилина
  
два времени суток
  
утро

звучит шаманская свирель сверчка
и капает с подсолнухов ван гога
медовый эликсир хмельного сока,
которым набухают облака.

узорчатым сплетеньем тонких крыльев,
раскрылся яркий веер стрекозы.
траву щекочут капельки росы,
заваренные горсткой звёздной пыли.

завешен запад тучами из ситца.
в цветное кимоно одет восток,
как бабочка - таинственный цветок,
что телом насекомого томится.

вечер

слышны сухие голоса цикад.
вновь оседает день за горизонтом.
и разорвав небесную аорту,
струится ярким пламенем закат.

деревья опьянели, речка дремлет,
по небу разливается кагор...

и кажется, остановилось время
на циферблате сердца моего.
  
  
   Бартенев Эдгар
   Первая языческая нежная ода
  
   Где зеркальна листва, уходящая рябью, и зыбко
   Пламя воздуха, вкось уносящее легкое тело,
   Где в овраге на корни вздымают прозрачность улитки
   И туман словно пыль первородного хрупкого мела,
  
   Где деревья косматой корою чернеют, как фрески,
   И не выдержать боя так смело любившего сердца,
   Где камней лишаи бирюзово-доверчивы; резки
   Крики птиц, что крестами сияют и мне, иноверцу,
  
   Где осенние звери не мускусом метят тропинки,
   А легчайшими клочьями дымчатой, с золотом, шерсти,
   Где в наволглые очи сквозняк, зацветающий синькой,
   Паутиной парящею целит, и жухлые перстни
  
   Наугад отпадают, как время, с заломленных веток
   И царапают землю, ложась черепицею тонкой,
   По которой ступать - безрассудство, где зябко от света
   Родникового чрева, сводящего губы воронкой,
  
   Где медлительна юность и неизрекаема свежесть
   Листопада в осиннике, жгущего щеки некрепко,
   Где лодыжку с пугливою жилкой трава не порежет, -
   Там молчание длится простой совершеннейшей лепки.
  
  
   Вот ты вполоборота ко мне, расплескавшая косу,
   Вдруг с плеча соскользнувший кувшин провожаешь ладонью.
   Смутно реет над нами теней отлетающих фосфор.
   К платью льнущей ожогом воды дуновение помню...
  
   Ловля медных сосудов - забава не для непорочных.
   Веретена кувшинов мелькают врасплох и беспечно.
   Замирания осени в танце обманны, непрочны.
   Я к твоим припадаю стопам ненадолго - навечно.
  
  
   Березина Елена Леонидовна
   Я Очутился В Сумрачном Лесу
  
   Здесь по дуплам шуршит нетопырь,
   Зацветает дикая слива,
   Пробивает землю купырь
   Злым султаном зеленого взрыва.
   Наливается соком лоза -
   Будто кровью людской багровеет,
   И застывшая дура-слеза
   По щеке покатиться не смеет.
  
  
   Иннельда
   Первая песня о Железном лесе
  
   Ворон каркает в поднебесье...
   Непростой нынче ветер дует.
   Он летит из Железного леса;
   Там сегодня опять колдуют,
   Там сегодня опять веселье:
   Этой ночью, шальной да юной,
   Колдовское хмельное зелье
   Варят в чёрном котле колдуньи.
   Травы собраны в час их силы,
   И сегодня настали сроки,
   И туман заклубился стылый
   В буераках и рвах глубоких.
   Тишина как струна на лютне:
   Только тронь - разольётся звоном
   От болот и ущелий лютых
   По лугам да селеньям сонным.
   Колокольцы бряцают медью
   На запястьях и в космах длинных.
   Взявшись за руки, кружат ведьмы;
   Ночь пронзает напев старинный.
   Хоровод, как змея живая,
   Плавно двигаясь в ритме строгом,
   Туго кольца свои свивая,
   Шелестит по траве высокой.
   А под старой, замшелой елью
   Пламя ветки сухие лижет,
   И в котле дозревает зелье
   И огнями цветными брызжет...
   Ворон каркает в поднебесье,
   Зная цену ночному ветру,
   Что летит из Железного леса,
   Колдовство разнося по свету.
  
  
   Квинто Крыся
   Янтарные огрызки
  
   ***
  
   Выцветает медовый янтарь
   На руке - осенний браслет,
   Желто-лиственный концентрат,
   Ядовито-солнечный блеск.
  
   Остывает, тускнея, Марс,
   Дынной коркой гниет луна,
   Орион в тигро-зайцев час
   Зыбким холодом бдит. Зима!
  
   Нет! Не верю, что смерть, не сон
   Тянет к вечеру сонм теней
   В охряной пустоты зрачок,
   Безразличием - на острие.
  
   ***
  
   Когда слепой янтарный полдень
   Рассыплет по земле окурки,
   Смолой - по шкуре леопарда,
   А вечер из-под рук древесных
   Надышит чернотой прозрачной...
   Спокойно плыть лишь небесами,
   В весне октябрьской сирени,
   От маяты земной спасаясь
   Надеждой близкой в лунных искрах!
  
   ***
  
   Засечкой ногтя в вязко-синем,
   Намеком, месяц средь полудня.
   Ещё вчера орех лимонный
   Сегодня скудно-ржавой вязью
   Линяет в вялые травинки.
   На грани взгляда жжет бесстыдно
   Меж метел тополей раздетых
   Всем солнцем дня истошно-ясный,
   Янтарно-дикий мёд кленовый.
  
   ***
  
   Застыть в промозглом склепе дня,
   Сквозь узкое оконце щурясь
   На меркнущее в сером пламя:
   'Осеньосень', впивая мантру.
  
   Дымно-зеленым в проблесках рыжих,
   Светлой водой под графикой рук древесных,
   Осень сеет в темнеющее пространство
   Гроздья взглядов дрожаще-чистых.
  
   Вольно шагается! Вечер последний
   Черным ветром преображает
   Огрызки индейского (а было ли?) лета,
   В куски янтарных воспоминаний.
  
   ***
  
   Объедаться медом до звона
   под лимонно-густым, проржавевшим
   в синеве бездноцветной - кораллом
   по барьерному рифу крест-накрест
   пустотой осень взрезавших улиц.
  
   Силуэты древес (блеклой дымкой
   в разноцветной парче - пестрорядье)
   что ни день - прихотливей раздетых
   да расписанных желтою смертью
   слез янтарных по мертвым гигантам.
  
   Гладит ветер по цитре веток,
   гласом флейты чуть тянет по небу,
   гасит солнце жемчужным и белым
   и янтарно пятнает ладони
   листьев поздних, к земле не успевших.
  
   ***
  
   Обнищавшая до прозрачности,
   Просадившая ветру золото,
   Мнется осень, сбиваясь с чардаша,
   Под ногами листвою молотой.
   Заблудиться бы в этом воздухе,
   Раствориться, забыть, раскаяться,
   Замереть, опадая хлопьями
   По закатной щеке чахоточной...
   Пригубив янтаря из горлышка,
   Снова в утро втереться горное:
   Голубой траве - пенным облаком,
   В южном сердце, по снегу, - профилем.
  
   ***
  
Кунжутным семенем пропах 
                          осенний ветер...
Ветшает городской ландшафт,
                            скорбя о лете,
Линяет, чешется, сорит
                       паршивой шерстью,
То солнечным бельмом глядит,
                             то дышит смертью,
Иль мажет жидким серебром
                          колтун рассвета,
Насквозь пронзивший помело
                           облезлых веток.
Дождь в сумерках взвихрит листву
                                 вороньей стаей...
Как вздох последний наяву
                          янтарь сгорает.
  
  
   Кошка Шпрота
   Почти Осеннее
  
  
О том, что лето не жилец,
На чердаке рыдает ветер,
И август, дынный леденец,
Уже почти доеден.

Казалось, лета не украсть,
Мы всё еще успеем,
Но даже молодость и страсть
Оцифровало время.

Со вздохом отлетает день,
Уже часы пробили восемь,
И мимо окон чья-то тень
На цыпочках крадется в осень.
  
  
   Литвинова Наталия
   Хромой ноябрь
  
   Истёрся день до дыр: льются
   В прорехи ветхих туч капли -
   На плоских бледных лиц блюдца.
   И к небу тянет клюв цапля.
  
   Борей уносит птиц стаи,
   Стрекоз, сердец, голов, лодок.
   Как карамель, леса тают
   И вязнут за щекой года.
  
   Во рту под утро так кисло -
   Что слаще мглу заесть ядом.
   Ноябрь роняет в горсть числа,
   В виски стучит хромым ямбом.
  
   Над Капитолием сыро;
   А в Кронборге дрожат тени;
   Блаженный спит впотьмах - дыры
   Его глазниц страшней зренья.
  
   ...Мой друг, мне сердце рвёт осень.
   По улицам листвы давка.
   Возьми взаймы иглу - сосен
   На век наш хватит, а там - мягко.
  
  
   Романов Василий Николаевич
   Речная ильмень (май)
  
   В тенистой болотной низине
   Река три петлицы дает.
   Озерышко - бок половодный
   По майской теплыни цветет.
  
   Там сердцу пригоже и ладно,
   Как в сказочном рай - шалаше.
   Там дивно, светло и отрадно,
   Как в детской невинной душе.
  
   Лягушечье разноголосье
   Калужницы кроет с утра.
   Зеленое многоволосье
   Качают лесные ветра.
  
   Лесная ли даль необъятна,
   Не выслухать птиц за весь день.
   Лазурные яркие пятна
   Сочатся в листвяную сень.
  
   Покроет янтарную воду,
   Как опушью, ивова цветь.
   В заросших русалочьих бродах
   Сверкнет перекатом Илеть.
  
  
   Рябинка
   Сон-трава
  
   От какого - знать бы! - колдовства
   Густо разрослась быльё-трава?
  
   Были здесь тропинки и мосток,
   Грелся гибкой спинкой ручеёк...
  
   Кружевной калитки опояс,
   И кузнечик прыткий рвался впляс;
  
   Был цветов душистых дружный смех,
   Яблок золотистых - спелый грех.
  
   По ночам, скрываясь в кронах снов,
   Набухали завязи стихов;
  
   А Луна клубочком - да к стопам,
   Катится по кочкам - к облакам.
  
   Так бродили вместе до зари,
   Всё цветы да песни мы плели...
  
  
   С алого заката - вороньём,
   Застелило сад травой-быльём,
  
   Липкой паутиной, тенетой,
   Горечью, рутиной, сон-травой...
  
   Буду непокороной - мне ль не смочь?
   Выдерну все корни, с кровью - прочь!
  
   Только... что ж склонилась голова? -
   В сердце просочилась сон-трава...
  
  
   Чуксин Николай Яковлевич
   Марсианка
  
   Голубые глаза,
   Голубые ресницы...
   Не приснилось теперь,
   И потом не приснится.
  
   Не приснилось теперь,
   Не пришлось, не пришёлся.
   Боль безмерных потерь
   И утрат отрешённость.
  
   Отрешённость утрат.
   Лишь пронзительно-тонко
   От стены многократ-
   Ное эхо вдогонку.
  
   Лишь у трапа: назад -
   И рукой заслониться.
   Голубые глаза.
   Голубые ресницы.
  
   Отцветают цветы.
   Доживают минуты.
   Как легко - с высоты,
   Отстегнув парашюты.
  
   Марсианка. Угар.
   Только падать и падать.
   Это с детства луга
   Так вонзаются в память.
  
   Это в детстве ручьи
   Позовут - и разбудят.
   Это вечно ничьи,
   Одинокие люди.
  
   Неизбежности злят:
   Только зимы - и сразу
   День, последней, чем взгляд
   У последнего глаза.
  
   День, прекрасней, чем зал
   Ботичелли в Уффици.
   Голубые глаза.
   Голубые ресницы.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"