Сигут Жером: другие произведения.

Жокей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Я с недоверием посмотрел на ручку-электрошокер.
  - Ты уверен? - спросил я Давида. - С пистолетом я чувствую себя безопаснее.
  - Однозначно. Пистолет легко заметить. А шокер выглядит как ручка.
  - Я согласен, но у пистолета гораздо шире зона поражения - отметил я, нажав на курок. Из ручки выскочили два крохотных электрода и между ними вспыхнула тонкая синяя нить. Достаточная, чтобы оглушить быка, но на бегу его не остановит.
  - Поверь мне, этого будет достаточно. Положи ее в нагрудный карман.
  Не скрывая скепсиса, я повиновался, и тут же мой телохранитель постучал в дверь. Должно быть я выгляжу глупо когда говорю сам с собой в пустой комнате. Но я привык к этому. Обычно люди думают, что маленькая черная коробочка на столе - это старомодный мобильный телефон. Меня это устраивает.
  - Мистер Джанфариа? Нам пора.
  Он был настолько плотного телосложения, что его рубашка не разрывалась только благодаря галстуку, опасно стягивающему бычью шею. Челюсть пересекал угрожающий шрам, возможно, оставшийся после удара ножом. Я всегда спрашивал, где Давид берет их? Агентства, говорит он, но я никогда не мог найти этих агентств.
  Мы ехали в тишине. Мы оба знали план - Давид убедился в этом, проговорив его с нами много раз. Встреча будет в отеле в центре Гонконга, в номере на 49 этаже. Я должен зайти, проверить товар, отдать кейс с деньгами и уйти.
  Также я должен проверить, есть ли в номере конкретная личность. В этом случае план кардинально меняется, и пистолет телохранителя очень пригодится. И я бы не отказался от своего...
  Но все, что Давид дал мне - это ручка-электрошокер.
  Что он знал такого, чего не знал я?
  
  ***
  
  Центр сиял, как и всегда - громкий, яркий лабиринт магазинов, неона и незнакомых языков, который каждый раз ослеплял меня. По улицам между светлыми витринами Гуччи и Прада и темными проемами трехвездочных ресторанов фланировали разодетые куклы на шпильках, не обращающие никакого внимания на грязненьких курьеров с их тележками.
  Между высотными зданиями виднелись зловещие темно-серые облака. Прошлой ночью на Филиппины обрушился тайфун, и была вероятность, что сегодня он заявится сюда. Я надеялся, что этого не произойдет - иначе из-за задержки рейсов мы застрянем на этом острове еще на сутки. Намного дольше, чем мне хотелось.
  Мы подъехали к отелю. Телохранитель вышел, отдал машину парковщику и дал мне знак следовать за ним. Вестибюль кишел людьми. Над столом регистрации висела табличка с названием конференции - "Аспекты лечения отравлений тяжелыми металлами". Совпадение нашей встречи и перерыва в конференции не выглядело случайным. Я нервно огляделся, кто угодно мог следить за мной. Давид сказал, что пистолет очень легко заметить. Он знал.
  Толпа седых токсикологов вытекла из лифта. Вошли только мы и телохранитель. Он нажал на кнопку 49.
  Двери почти закрылись, как между ними появилась тонкая женская рука и остановила их.
  - Подождите!
  Телохранитель инстинктивно прижал меня к стенке и схватил пистолет.
  Но это была всего лишь девушка в черном костюме и белой рубашке. Вероятно, участница конференции, которая забыла что-то наверху. Хмыкнув, телохранитель подвинулся, еще сильнее прижав меня к стенке лифта.
  Я глянул на нее - симпатичная, стройная, изящная, но было в ней что-то еще, какая-то пресыщенность на грани отравления. Я задумался, с какими токсинами она работает, чувствовалось, что она достаточно высокого мнения о себе.
  Двери закрылись, теперь до конца. Телохранитель рефлекторно схватился за наушник - стальные стены на время заблокировали радиосоединение с внешним миром. С моими очками такой проблемы не было, источник сигнала - Давид - лежал в моем кармане. И как только я подумал о нем, дьявол прошептал:
  - Люк, не говори ни слова, и делай точно, что я говорю. Незаметно достань электрошокер. По сигналу приложи его к затылку телохранителя и нажми кнопку. Сейчас!
  Удивленный, я повиновался. Телохранитель рухнул, как подкошенный.
  Девушка сразу повернулась к нам, нагнулась и запустила руку в пиджак охранника.
  - Что?
  - Прости Люк, другого пути не было, - извинился Давид.
  - Вот он, - сказала девушка и протянула мне коротковолновый передатчик, который, как я думал, связывал охранника с его коллегами.
  - Быстрее! Подключи меня к нему.
  Я достал Давида из кармана и подключил его к передатчику с помощью кабеля, который девушка таинственным образом извлекла из ниоткуда.
  На дисплее лифта светился номер 27.
  - Но почему?
  - Я только недавно выяснил, что наш телохранитель переметнулся. Менять план было слишком поздно, поэтому я кое-что добавил.
  - Ты должен был сказать мне!
  - Слишком рискованно, он мог заметить.
  - А она? - Девушка могла слышать только мою часть разговора и должна была быть ошеломлена. Вместо этого она просто подмигнула мне.
  - Другой телохранитель, другое агентство. С этой все чисто, она тебя не сдаст. А теперь приготовься, мы почти приехали.
  Лифт замедлил ход. Девушка достала Сентек из потайной кобуры и дала мне знак встать за ней.
  - Когда мы приедем, оставайся внутри и зажми кнопку открытия дверей. Если что-то пойдет не по плану, ты уедешь, хорошо?
  - Хорошо.
  Двери открылись.
  Человек в коридоре был жокеем - я понял это сразу, даже до того, как заметил массивный Глок, наведенный на нас. У него был такой же заносчивый взгляд, как и у множества людей его породы. Все становятся самоуверенными, когда Тахара годами управляют их рефлексами с помощью мозгового усилителя. А иногда не только рефлексами - хотя мало какой ИИ комфортно чувствовал себя в физическом мире, здесь им слишком медленно.
  Но как только жокей увидел охранника на полу, его зрачки в ужасе расширились. Я знал почему - с помощью передатчика Давид взломал его систему и заблокировал связь мозгового усилителя с ИИ. Теперь ему пришлось самому заботиться о себе, впервые за годы, наверное.
  Девушка не оставила ему шанса - три выстрела в грудь, в упор. Затем она проверила коридор, больше стрелков не было, и побежала к телу жокея.
  - Что происходит? - сказал я, не обращаясь ни к кому конкретно.
  - Он собирался убить тебя, когда откроются двери, затем заняться мной, - ответил Давид. - План не изменился, мы просто поменялись местами.
  Девушка обыскала тело жокея и достала гладкую темную коробочку размером с портсигар. На цирконовой эмали сверкали красным два японских иероглифа - "Доблесть".
  Это был Тахара. Не считая символов он выглядел точно как прибор в моем кармане, точно как Давид.
  Я знал, что она сделает. Я сам делал это несчетное количество раз.
  Она положила коробочку на пол и разнесла ее выстрелом.
  - Теперь уходи! - приказала она. - Я займусь телами.
  
  ***
  
  В отеле я проверил свой банковский счет и увидел, что Давид перевел мне стандартный гонорар. В отправителе значился номерной швейцарский счет, я понятия не имею, откуда приходят деньги, но за десять лет не было никаких проблем с Давидом, поэтому я перестал думать об этом.
  - Она симпатичная, - заметил я. - Какой шанс, что мы снова увидимся?
  - Никакого. После сегодняшнего ей нужно исчезнуть на какое-то время и избегать любых контактов, тем более с нами.
  - Черт.
  Я открыл минибар, нашел стакан, немного льда, и налил два пальца бурбона. Снаружи доносился тихий свист - по улицам носился сильный ветер, струйки дождя били по стеклам. Как я и боялся, надвигался мощный тайфун, задерживающий нас на острове.
  - Ты когда-нибудь думал о том, чтобы покончить с этим? - спросил я Давида - Уйти на покой?
  - Зачем? Ты хотел бы?
  Я вздохнул. Похоже, что социальный интерфейс Давида был чересчур рафинированный - вопросом на вопрос. Кто так делает? Только психологи.
  - Я не знаю. Возможно. Я не просыпаюсь по утрам с мыслью - а не убить ли кого-нибудь сегодня?
  - Он бы сделал то же самое с тобой. И ты не был бы у него первым.
  - Да знаю я, знаю.
  - Так и что, ты действительно хочешь на покой?
  - Пока еще нет. Возможно когда-нибудь, но... было бы лучше, если бы мы могли избежать убийств.
  - Люк, ты знаешь, что я не могу обещать этого. Но я сделаю, что могу.
  
  ***
  
  Позднее я смотрел по ТВ какую-то убогую романтическую комедию, что-то из старого с Дженнифер Энистон. Мне нужно было что-нибудь спокойное и жизнерадостное, что-нибудь без насилия и убийств. Мне казалось, что за эти годы я пересмотрел с ней все по нескольку раз, но чем дольше я смотрел фильм, тем менее знакомым он мне казался. Дженн бросил ее парень, она поехала в Японию, чтобы тренироваться у ниндзя, и вернулась, чтобы отомстить ему и его злому подручному, которые собирались захватить весь мир... В конце концов я понял, что это был один из недавних ремейков с цифровыми клонами. Разочарованный, я выключил ТВ, как вдруг голос Давида раздался у меня в ухе.
  - Это к тебе.
  Кто-то постучал в дверь.
  - Ко мне?
  - Да.
  Я открыл дверь, и на пару секунд мне показалось, что это была она, та девушка - та же прическа, тот же рот, то же самоуверенное выражение лица... Но ее нос был другой формы, чуть более курносый. И костюм сидел не так гладко, как утром.
  Это была не она.
  - Вы просили подушек?
  С большим удивлением я посмотрел на кровать, - и понял.
  - Я?
  - Да, час назад. На всю ночь. Вы потребовали, чтобы я надела костюм, помните? Можно зайти?
  Я закатил глаза.
  - Прошу прощения, произошла ужасная ошибка. Мне очень жаль.
  Она приподняла бровь.
  - Вы уверены? Вы уже заплатили, мне без разницы.
  Давид...
  - Абсолютно, это была ошибка. Можете идти домой, тут нечего делать.
  Она с удивлением посмотрела на меня и пожала плечами.
  - Хорошо, мы не делаем возврат. Вам это известно?
  - Да, меня устраивает. До свидания.
  Я закрыл дверь и заорал на ИИ.
  - Давид... никогда больше так не делай.
  - Почему? Я думал, что она выглядит в точности так. Мне пришлось потратить время, чтобы найти ее.
  - Просто... не надо. Спокойной ночи.
  
  ***
  
  Я думал, почему Давид не выбрал себе жокея, полностью подключенного к ИИ через усилители мозгового сигнала? Готового быть просто пешкой в большой игре? Как тот, которого мы убили сегодня. Как могут так сильно различаться две машины, построенные одним человеком?
  Но это был факт - у Тахара Хидео не было одинаковых моделей, и каждая секунда их индивидуального существования делала их все менее одинаковыми.
  В этом отношении мне повезло встретить Давида - очень нетипичного представителя своего вида, он был менее безразличным, более чувствительным, чем большинство его собратьев. Но нередко эта же чувствительность ощущалась гораздо страшнее, чем прагматичность самого хладнокровного Тахара. Он был слишком человечным, и одновременно бесчеловечным, а от его действий у меня часто шли мурашки по коже. Как будто срабатывает эффект зловещей долины , но в отношении интеллекта, а не внешности.
  Тахара Хидео, что ты сотворил?
  
  ***
  
  Всю свою жизнь Тахара, инженер по полупроводникам, работал на Хотода, крупнейшего японского производителя. Как любой служащий он начал с самого низа и последовательно пробирался на верх, попутно оставив своему работодателю сотни, может тысячи патентов. Пиком его карьеры стала должность главы исследовательского подразделения в Киото.
  Появились слухи, что кто-то постепенно выбрасывает на черный рынок искусно изготовленные, ультрамощные ИИ. Каждый поставлялся в черном лакированном корпусе с двумя японскими иероглифами, обозначавшими личность конкретного ИИ. Не было двух полностью одинаковых моделей - ни в компонентах, ни в сборке, ни в ПО.
  Когда полиция наконец напала на след Тахары, в его тесной квартирке было обнаружено оборудования на миллионы долларов. В основном оно было позаимствовано в лаборатории. За 15-20 лет он сконструировал более сотни различных моделей, и каждая последующая превосходила предыдущую. Обильная практика позволила ему разработать методы и обходные пути, о которых различные умельцы не могли и мечтать. Его превосходство стало измеряться не в месяцах. Некоторые его достижения до сих пор ставили ученых в тупик. Как он к этому пришел? И что более важно - как это работало?
  При обсуждении его работы часто использовалась одна характеристика - квантовый. Он строил квантовые компьютеры.
  Но для умельца не подходило оборудование массового производства, которое он мог украсть с работы. Чтобы купить подходящие инструменты он начал потихоньку продавать собственные творения теневым дельцам с толстыми кошельками. Никто не знал, сколько устройств попало на рынок к моменту его поимки полицией. Пятьдесят? Шестьдесят? Больше? Только два аспекта были известны абсолютно точно. Первое - каждый его ИИ был намного мощнее любой массовой разработки, даже теперешней (Хотода, которая получила назад все похищенные прототипы и оборудование, все еще пыталась внедрить его инновации на своей линии). И второе - ни один из этих ИИ не имел базовых контуров, предотвращающих незаконное или аморальное поведение.
  Для большинства Тахара, умерший в тюрьме (говорят, от горя) и унесший свои секреты с собой, был законченный компьютерный уголовник.
  Для немногих он был полубог, создатель уникального оружия.
  
  ***
  
  Ночью тайфун ушел. Утром над бухтой Виктория было синее небо и свежий воздух. На улицах каменных джунглей уборщики уже срезали обломанные стихией деревья. На дорогах было мало машин, но долго так продолжаться не могло. Так что нам пора было уезжать.
  Давид в кармане, сумка в руке. Я поймал такси у отеля и поехал в аэропорт.
  Когда мы пересекли бухту и въехали в Цзюлун трафик вернулся к обычному состоянию, так что мы оказались в крупной пробке между базаром и трассой. На тротуаре напротив меня сидела пожилая леди и рубила сосиски на бордюре. Толпа пешеходов вокруг и гиперсовременные небоскребы нисколько не смущали ее. Я наблюдал за ней со смесью любопытства, восхищения и недоверия.
  - Люк, думаю нам пора уходить.
  Удивленный, я огляделся.
  - Что значит уходить?
  - Значит... на тротуар! Быстро!
  На улице напротив с визгом тормознул внедорожник. Хватило одного взгляда на пассажиров и их оружие, чтобы я выскочил из машины. Пули изрешетили такси, когда я проскочил мимо пожилой леди с топором и направился в базарную толпу. Я услышал, как открылись двери внедорожника и за мной помчались. Нужно было спасаться, и быстро.
  - Сворачивай налево, как можно быстрее, в узкий проем между зданием и киосками. Там меньше народу, и ты сможешь бежать быстрее. И тебя могут не заметить.
  Я послушался и попал в тускло освещенную аллейку между разноцветными киосками и темным зданием, которое использовалось как склад. Но я не смог одурачить своих преследователей. Я слышал, как они приближались...
  - Сейчас поворачивай направо. И садись в автобус.
  - Какой автобус?
  Я уперся в улицу с интенсивным односторонним движением. Как будто услышав мой вопрос, передо мной стоял минивэн, в который уже зашел последний пассажир. Я метнулся к нему и успел проскочить через закрывающиеся двери. Водитель тронулся и даже не посмотрел в мою сторону.
  - Теперь пригнись! - приказал Давид.
  Когда мои преследователи высыпали на улицу, я рухнул на колени. Они держали руки под пиджаками, думаю, на оружии. Народу было много и они не решались демонстрировать оружие, но на удачной позиции для стрельбы они бы достали его без промедлений.
  Если бы это был боевик, я бы достал из сумки короткий автомат и полил бы их свинцом. К сожалению, у меня не было автомата, а если бы и был - это не наш жанр.
  Как по команде все наши преследователи посмотрели в нашу сторону. Что-то мерцало на голове у каждого - усилители. У них у всех были усилители.
  - Боже, Давид, ты видел это?
  Выбрать минивэн было очень умно - водителям платили за каждый круг, поэтому они носились по маршруту как угорелые. Когда наши преследователи выберутся из пробки на своем внедорожнике, я буду уже на другом конце города.
  Водитель закричал на меня по-кантонски. Извиняясь, я поднял руки и приложил бумажник к считывателю. Он хмыкнул и вернулся к вождению.
  - Не расслабляйся, - сказал Давид. - Мы выходим через две остановки.
  - Что?
  Но я давно понял, что за инструкциями Давида всегда стояли веские причины. Поэтому я вышел на остановке через несколько кварталов.
  - Теперь в такси.
  - Назад в аэропорт?
  - Нет, они знали, что мы направляемся туда. То же с автобусом, они могут проследить маршрут. Нужно сбросить их с хвоста. - Я оглянулся в поисках стоянки такси. Стрелки на стеклах моих очков немедленно показали налево.
  И тогда я заметил мерцание усилителя в ста метрах от нас. Мерцание приближалось. Это был другой парень, нет, три других парня.
  Боже, сколько их там?
  - Моя рекомендация бежать, - сказал Давид.
  Я бросился сквозь толпу и пролез без очереди в ближайшее такси. Водитель накричал на меня, но перестал, когда я бросил ему всю свою наличность.
  - Куда?
  - Просто езжай!
  Он завел мотор и уехал под шокированными взглядами всей очереди.
  - Так куда? - спросил я Давида, когда мы немного оторвались.
  - Я думаю. Да... В восточный Цзюлун.
  - Может лучше к границе?
  - Слишком поздно. То, как нас нашли, подразумевает, что они уже следят за всеми пропускными пункты на границе. Придется покидать город другими средствами.
  - Они? Кто они?
  - Люк, я объясню, но пожалуйста, сперва скажи таксисту повернуть здесь, а то мы попадем в Китай.
  
  ***
  
  - Так что это было? - спросил я, как только закрыл дверь.
  Мы сняли номер в убогом отеле на восточной стороне полуострова, зажатом между пресными жилыми многоэтажками и обветшалыми офисными зданиями. Эта часть Цзюлуна построена на месте аэропорта Кайтак, и каким-то образом этот район стал еще более стиснутым, чем остальная часть города. Здесь нас никто не найдет, как иголку в стоге сена. Но я не мог не испытать клаустрофобию, особенно после слов Давида о том, что мы не можем покинуть город.
  Его голос жужжал у меня в ухе, тихо и убедительно, тихо, всегда чертовски тихо.
  - Ты знаешь, как я замечаю другого Тахара поблизости - я обнаруживаю, что он ищет ту же информацию о местности, что и я. В этот раз я тоже это заметил. И не один раз.
  - То есть Тахара было несколько?
  - Несколько, но не Тахара.
  Я нахмурился.
  - Не Тахара? Что ты хочешь сказать?
  - Это были не Тахара, или, по крайней мере, не оригинальные Тахара. Думаю, что производитель все-таки понял, как их собирать.
  Я выругался. Что ж, когда-то это должно было произойти.
  - Хорошо, но какое отношение это имеет к нам?
  - Говорят, что они хотят вернуть себе все оставшиеся прототипы. Вернуть и отключить.
  Я задумался на пару секунд.
  - Говорят?
  - Это слова других Тахара.
  - Ты говорил с ними? - воскликнул я.
  - Мы всегда на связи, Люк.
  Ранее он упоминал об этом, но для меня это было какой-то бессмыслицей. Они постоянно пытаются физически уничтожить друг друга, используют для этого жокеев вроде меня. И трещат как сороки по сети, непрерывно. Поди пойми их. Первая буква в аббревиатуре ИИ означает "искусственный", но для меня это часто "инопланетный".
  - Так что нам теперь делать?
  - Я размышляю над этим. Проблема в том, что наш противник слишком многочисленен. Похоже, что Хотода собрали как минимум десяток моделей, прежде чем начать действовать. Несколько Тахара уже попали в ловушку, оказавшись в меньшинстве. Остальные легли на дно, как мы.
  Я прошел по номеру, открыл мини-бар, и поморщился, увидев скудный набор выпивки. К тому же не было льда.
  - Хорошо, но мы не можем прятаться вечно. Особенно в этой дыре, - сказал я, прихлебывая тепловатой водки - наименее токсичной находки в мини-баре.
  - Как я сказал раньше, я рассматриваю разные варианты, - ответил Давид. - Некоторые Тахара рекомендуют объединиться в массив и атаковать противника грубой силой. Недостатком является то, что нам придется сконцентрироваться в одном месте, что может сделать нас еще более уязвимыми, чем сейчас.
  - Не слишком хорошо звучит, - заметил я, подумав о завершении моей карьеры - нет нужды в физических носителях, если системы будут находиться в одной комнате.
  - Что предлагают остальные?
  - Затаиться и ждать, других вариантов они не видят.
  Я оглядел наш жуткий номер. Боже.
  - Я рассматриваю третий вариант, - добавил Давид.
  - И какой?
  Он объяснил. После первоначального шока я приложил все силы, чтобы разубедить его, но он не уступил.
  Поди поспорь с компьютером.
  
  ***
  
  Приготовления заняли несколько дней.
  Давид уже знал, кто ему нужен, но для встречи требовалось следовать определенному протоколу. Прочесав сеть, нам удалось обнаружить его людей в Бангкоке и обсудить условия. Мы перевели деньги на номерной счет в Таиланде, и встреча была назначена в Макао.
  Было сделано еще несколько звонков, и следующим вечером я прошел по пляжу скрытой бухты на побережье Новых Территорий Гонконга. Неподалеку на якоре стояла рыбацкая лодочка, ее огни были приглушены чтобы не привлекать внимания. В шлюпке у камней меня ждали два матроса. Под покровом ночи мы пройдем дельту Жемчужной Реки. А там другая лодка увезет нас во Вьетнам, откуда будет просто бежать.
  Если до этой части плана когда-нибудь дойдет.
  Сидя в раздумьях, я глядел, как в Макао растут кричащие огни казино, и зажигают далекий темно-красный горизонт.
  
  ***
  
  Когда лифт открылся на нужном этаже, я зажмурился от солнца. Надо мной находился широкий, практически незаметный стеклянный купол. Подо мной располагалось восемьдесят этажей гиперроскошного отеля, и еще десять этажей эксклюзивного казино отделяли меня от города, раскинувшегося до горизонта как гигантский бетонный нарост.
  Колосс выдернул меня из лифта, и это был не официант, судя по выпуклости под его пиджаком. Я послушно дал себя обыскать, и оглядел зал. В ресторане было тихо, даже для середины дня. Ни посетителей, ни персонала, никого - за исключением мужчины, сидевшего в дальнем конце зала.
  В ожидании меня.
  Охранник наконец убедился, что я без оружия, и позволил мне пройти к столику своего хозяина - сорокалетнего денди в хрустящем кремовом костюме. Его аккуратно подстриженная борода была по меньшей мере мефистофелевской.
  - Мистер Джанфария, - поприветствовал он.
  - Мистер Творец, - ответил я. - Или мне обращаться к вам по настоящему имени?
  Он улыбнулся. Видимо, я не первый, кто об этом спрашивал.
  - Пока у нас дела, Творца достаточно.
  
  ***
  
  Творец был умельцем, один из последних и щедро вознаграждаемых за свои навыки. В эпоху супер-дешевого кремния и супер-массового производства чипов он один из немногих конструировал системы и архитектуры на заказ.
  Слишком просто взять несколько десятков дешевых систем от ARM или Intel, объединить их в массив и они решат любую проблему тупым перебором вариантов. Большинство решений на рынке было устроено именно так - и никого не беспокоило потребление энергии, генерация тепла, удвоение, утроение, удесятерение операций или красота алгоритма. Человеческие тела не замечают наносекунд, бизнес не переплачивает за изящество.
  Но для некоторых задач наносекунды, отходящее тепло и даже изящество имели большое значение. Можно засечь крупную массивную атаку по росту трафика и выходному шуму. Можно засечь инородные процессы в ваших супер-калькуляторах с азотным охлаждением по избыточному выделению тепла. Массив систем можно задавить еще большим массивом систем.
  Немногое можно противопоставить сопернику, который не генерирует тепло, выходной шум и все время обходит ваши защитные системы на пару наносекунд. По факту, вы даже не заметите, что кто-то обошел защиту и вынюхивает ваши секреты.
  Вот, что предлагал Творец - абсолютную эффективность.
  В некоторых кругах Творец был знаменит, но для большей части планеты он не существовал. Он не давал объявлений, если его схватят, он не признает никаких преступлений - разве его вина, что большинство его творений используется для темных дел?
  Творца всегда щедро оплачивали по тайным каналам, известным только ему - тайские банки, работавшие с гонконгскими холдингами, инвестировавшими в индонезийские заводы, чьи бразильские поставщики принадлежали капиталу из Америки и Швейцарии...
  Но деньги - только половина вопроса.
  Творец работал только с тем, что ему интересно.
  
  ***
  
  - Так скажите, - спросил творец. - Зачем мне тратить на вас время?
  Я назвал цену, которую мы оговорили с его людьми - два миллиона долларов.
  Он провел рукой по пустому ресторану вокруг нас - роскошному и супердорогому, все столики были забронированы на месяцы вперед, и, несмотря на это, пустовали.
  - Аренда патентов приносит мне больше за неделю, вполне легальный бизнес. Повторяю - зачем мне рассматривать ваше предложение?
  Я поколебался, хотя причины не было. Мы с Давидом уже обсуждали это, и он доказал, что это единственное что может заинтересовать Творца. Других вариантов нет.
  И все же, это дорогого стоило, и без всякой гарантии, что он сможет подобрать решение для нас.
  Я сглотнул, и произнес слова, каждое из которых приводило меня в возмущение:
  - Потому что это ваш шанс увидеть конструкцию Тахара, одного из немногих оставшихся. И вы сможете сделать себе копию.
  Творец поглаживал свою бороду, неосознанно пытаясь скрыть улыбку.
  - И как вы стали обладателем Тахара, если позволено спросить?
  Я пожал плечами.
  - Вы прекрасно знаете, что никому не позволено обладать Тахара. Тахара выбирает, кем обладать. Я всего лишь жокей.
  Творец откинулся на своем стуле.
  - Приятно слышать, что вы обо мне такого мнения. И приятно спросить - каких улучшений конкретно вы ждете?
  - Говорят, что вы создали несколько прототипов собственной конструкции, и они работают лучше, чем большинство. Говорят, что если кто-то может справиться с этим в наши дни, то это вы.
  Я не мог скрыть печальную улыбку.
  - И говорят, что вы отчаялись увидеть Тахара собственными глазами.
  
  ***
  
  Я нервно расхаживал по номеру в отеле, и прокручивал план в голове, раз за разом пытался найти в нем ошибки. Не было ни одной, как всегда. Я разочарованно завыл.
  - Давид, ты уверен, что хочешь этого?
  - Определенно, Люк. Это единственный путь получить преимущество над Хотода.
  - Чушь! Кто разрешит абсолютному незнакомцу разобрать свой мозг? А если он облажается и тебя нельзя будет перезапустить? Или еще хуже, что если он изменит тебя, и проснешься уже не ты?
  Давид ответил не сразу, вероятно, его социальный интерфейс подбирал нужные слова.
  - Люк, это осознанный риск. Творец - лучший. Если кто-то и может улучшить Тахара - это он. К тому же он уже отчаялся получить рабочий экземпляр, так что он будет достаточно осторожен, чтобы не повредить его.
  - А что касается изменений... это правда, когда я проснусь, я буду не таким, как сейчас. Я не знаю как и что он будет делать со мной, но можно с уверенностью предположить, что любые изменения в аппаратных компонентах приведут к изменениям в мышлении, а значит и в моей личности.
  - Но у меня останутся все мои воспоминания. Это тоже часть того, что вы называете "чувством Я". Я все еще буду твоим другом.
  Я покачал головой, недовольный объяснением.
  - А намерения Творца? Тебя не беспокоит, что он сделает сотни твоих копий?
  - Я не против разделить мир с большим числом своих собратьев.
  - В этом есть смысл, учитывая, сколько из них мы уничтожили за эти годы.
  - Я не против, - повторил он. - пока их цели не противоречат моим. В общем, я думаю, что мне понравится. Разве вы не это чувствуете, когда думаете о своем потомстве?
  - О потомстве, да, - но это будет чистым копированием, не воспроизводством. Клонированием, можно сказать. Люди не очень этим увлекаются, если ты мог заметить.
  - Действительно. Но я уверен, что Творец продолжит модифицировать и улучшать архитектуру Тахара, так что это не будет чистым клонированием. Это даже можно назвать эволюцией...
  
  ***
  
  Следующим утром я встретился с Творцом и его громилами, на пустынной автостоянке, и вручил ему Давида. В обмен он протянул своего заложника - кейс с десятью миллионами евро, который я верну по окончании работы. Или я мог оставить деньги себе в качестве платы за Давида и исчезнуть. Это тоже всех устроит.
  Когда они ушли, я остался на стоянке с кейсом на коленях, и вспоминал, как я впервые встретил Давида.
  
  ***
  В прошлой жизни я немного играл, на местных, региональных турнирах, но я никак не мог попасть в высшую лигу, недостаточно хорошо просчитывал вероятности и прочее.
  Но у меня было технического образование, и я легко написал небольшую программку, которая считала все это, когда я играл по сети. Но ставки были слишком низкими, и игра тщательно мониторилась, чтобы не допустить крупного выигрыша. У большинства сайтов были собственные алгоритмы, а на некоторых даже стояли ранние ИИ, которые фиксировали чересчур рациональное поведение и системы вроде моей.
  Затем я услышал о турнирах без ограничений, где разрешалось приносить любую систему. Это было откровение.
  Мои выигрыши резки выросли, и я бросил все - ежедневную работу, второсортную квартиру, паршивую девушку, - и посвятил игре все время. У меня была отличная жизнь... Я быстро поменял ноутбук на новую систему IBM nanoBlue, и продолжил совершенствовать программу. Ничто не могло меня остановить. Но затем в игру пришли большие деньги. Несколько игроков из высшей лиги нашли спонсоров и пришли с топовыми системами от Крей, Леново или Самсунг, и начали выигрывать все и везде.
  Мои выигрыши упали до нуля, и я стал серьезно проигрывать.
  Раньше обо мне не слышали, поэтому сейчас меня не хотели спонсировать. На нормальную работу тоже не брали, после обитания в темном мире покера.
  Тогда я и познакомился с Блейком, который открыл мне искусство аферы.
  Это продолжалось семь лет. Семь добрых лет. За это время ИИ стали умнее, но я больше не следил за этим. Теперь я работал с людьми, взламывал не кремниевые мозги, а биологические, спасибо матушке природе за столь щедро оставленные лазейки.
  А потом Блэйк встретил ту девушку. Это был придорожный мотель, где мы остановились на ночь по пути из Сиэтла в Сакраменто. Она сидела на скамейке с пустыми руками и пустым взглядом. По ее взгляду и копеечной одежде я понял, что у нее проблемы. Скорее всего наркотики, так что я обошел ее стороной.
  Но Блэйку она показалась симпатичной, и он подошел поговорить. В ее номере сломался телевизор, и она ждала техника. Блэйк предложил взглянуть. Они не выходили два дня.
  Утром третьего дня я постучал к ним, и понял, что они съехали. Бросили меня, как собаку, не сказав ни слова. Ну кто так делает? Выбросить годы прибыльного сотрудничества ради какой-то принаркоманенной девки с улицы.
  Я больше не мог разыгрывать афер с партнером, когда слова одного человека подтверждают и усиливают слова другого. Теперь все зависело только от моей бойкости, харизмы и презентабельного вида, но сказать по правде, все это тоже сгинуло в прошлом. Мне было слишком больно, чтобы придать достаточно правдоподобия своим словам, люди замечали противоречия. Никто не верил, многие звонили в полицию, поэтому мне нужно было постоянно двигаться. А это стоило денег.
  Начались неприятности, у меня не было ни цента. Ради денег я был готов на все.
  Поэтому я и вернулся к покеру, там не нужно говорить и уговаривать.
  Я стряхнул пыль с моей старой системы. Это был вчерашний день, но если целить на всякую мелочь и не высовываться, можно немного заработать. Несколько месяцев я придерживался этой стратегии. А потом я получил приглашение, в Атланте.
  С самого начала я знал, что что-то не так. Во-первых, я не должен был получить это приглашение. Конверт пришел почтой - бумажной почтой, а кто ей еще пользуется? - в отель, где я был всего несколько дней, а кто уже мог знать об этом?
  Как только я вошел в номер, заказанный для игры, я понял, что тут слишком высокие ставки. Эти парни были в костюмах, которые стоили больше, чем я мог выиграть за месяц. Если я проиграю здесь, я проиграю гораздо больше, чем все мои сбережения. Это будет катастрофа.
  Я повернулся, сделал вид, что зашел не в тот номер, но два охранника блокировали дверь. А за спиной прогремел голос хозяина:
  - Мистер Джанфария, садитесь. Меня зовут Сергей Вадимович. Мы ждем вас.
  Я попался. Неохотно я подошел к столу и занял единственный свободный стул. Сдающий и гости внимательно посмотрели на меня. Я заметил, что у хозяина из-под пиджака выпирало что-то округлое, а он не был похож на любителя сигар. Все это выглядело очень-очень плохо.
  Начиналась самая жуткая партия, в которую я когда-либо играл.
  У сдающего была тасовальная машинка, а значит простые приемы с подсчетом номера карты в колоде не сработают. Но это обычное дело.
  Мы сыграли несколько рук с низкими ставками, просто для разогрева и знакомства с чужим стилем. Хотя никто не показывал все, на что способен. Я точно не показывал, тут было не место для этого.
  Я присмотрелся к остальным игрокам. Все четверо выглядели как бизнесмены, приличные и сдержанные. Вероятно, обычные спарринг-партнеры у хозяина. Напротив них стояли системы последних моделей - Хуавей, Сони, Панасоник, все солидные фирмы. Но я был уверен, что они работали по широкодоступным алгоритмам с давно известными уязвимостями. Несмотря на преимущество в скорости, им не устоять перед моим nanoBlue.
  Меня больше беспокоила система хозяина - небольшая темная шкатулка. Его интерфейс выходил на новехонькие очки последней модели. Микроскопическая камера на оправе сообщала системе, что происходит. Это походило на мою систему, на моем наушнике тоже была видеокамера, хотя и стоила моя система намного дешевле. Я не видел названия фирмы на корпусе, значит это кустарная модель. Это могло быть и хорошо, и плохо. В игре с обычными людьми я бы расслабился - если это сборная солянка, неважно, из каких чипов ее спаяли в гараже, и насколько изворотливую и непредсказуемую игру она будет вести - моя система с этим справится. Но среди этих акул у меня было очень плохое предчувствие.
  - Я много слышал о вас, мистер Джанфариа. Похоже, что вы достаточно опытный игрок.
  Как он мог узнать обо мне? Я всегда старался не светиться. Так было меньше проблем. Так откуда он мог узнать обо мне?
  - В прошлом я провел несколько хороших партий, - уклончиво ответил я.
  - Вы скромничаете. Я слышал, что вы заправляли на играх без ограничений до того, как туда ринулись большие деньги. Тогда у вас была эта система?
  Я кивнул. Так вот в чем дело - у кого длиннее. Этот, как его там, хотел посмотреть, справится ли его новехонькая тюнингованная система с чемпионом семилетней давности.
  Да пусть выигрывает, мне плевать, если я уйду с минимальными потерями.
  Мы начали новую руку. Я глянул на карты, семерка бубей и девятка червей. Первый игрок немного поднял ставку, остальные два немедленно уравняли. В глазах хозяина отражался расчет поднятия ставки, но в конце концов он решил уравнять.
  Моя рука была не высшей масти, но я был спокоен, мне мало что было терять. Я уравнял.
   Сдающий открыл три карты, их мог побить любой за столом - семь пик, король треф и дама бубей. У меня была самая слабая комбинация за столом - одна пара. Система посоветовала идти с маленькой ставкой, и так я и сделал.
  Этот как его там агрессивно поднял ставку. В наушниках заиграла тревога, но я хотел закончить побыстрее. Я уравнял, два оставшихся сбросили карты.
  Сдающий открыл четвертую карту - девятка треф. Теперь у меня было две пары. Система рекомендовала не добавлять ставку, учитывая, сколько денег было на кону.
  Хозяин опять повысил ставку. Неужели у него был король или дама? Или оба? Система рекомендовала пасовать.
  Я уравнял.
  Сдающий открыл пятую карту. Если бы это была девятка или семерка, у меня был бы шанс...
  Иуда, король червей.
  Остальные игроки спасовали, и остались только мы с хозяином. Судя по его поведению, у него вполне мог быть фулл-хаус, у меня же - две младшие пары. Моя система посылала тревожные сигналы, рекомендовала пасовать...
  Хозяин поднял ставку.
  Я удвоил.
  Он уравнял.
  Вскрываемся...
  У него была только семерка и тройка.
  Я видел, как сжались его челюсти, когда сдающий передвинул его фишки ко мне. Он что-то злобно прошептал, вероятно, своему прибору. Я действительно удивился - поднять ставку на такой слабой руке? Какая глупая система.
  Я выиграл раунд, и неплохие деньги, но это только усложняло ситуацию - вряд ли после такого унижения он отпустит меня с выигрышем.
  Сдающий раздал новую руку.
  Я глянул на свои карты - два туза. Сглотнув, я сбросил их. Сдающий открыл три карты - и там было два туза. Я чуть не выругался, и просто смотрел, как агрессивные поднятия ставок загнали остальных в пас. Собирая выигрыш, хозяин не отводил от меня взгляд.
  Я решил сдать выигранное понемногу за игру. Было видно, как сильно это раздражало хозяина - в честном поединке он не мог забрать все. Но в конце концов выигрыш Сергея восстановил свои размеры, и к хозяину вернулось спокойствие.
  Но я хотел уйти живым. Надо было притворяться, что я играю честно.
  Я поставил несколько фишек, когда мне попалась довольно, но не откровенно слабая рука. Четыре и пять, а открыты были четыре, валет и туз. Я бы точно не выиграл.
  Сдающий открыл четвертую карту, и я прикусил губу - четыре. Я собирался спасовать, но хозяин остановил меня:
  - Да ладно вам, мистер Джанфария. Кто будет бояться четверки? Вы уже достаточно уворачивались. Сыграйте эту руку всерьез, или я предупреждаю - будут последствия.
  Я нервно глянул на свои фишки - система рекомендовала поставить треть. Я поставил две трети, надеясь, что у этого, как там его пара тузов или валетов.
  Он уравнял.
  Сдающий переворачивает последнюю карту...
  Четыре.
  Хозяин выругался и сразу сбросил карты. Когда фишки передвинули ко мне, я понял, что самый крупный выигрыш после хозяина - у меня.
  Ситуация становилась все хуже и хуже.
  Сдающий раздал карты. Я удивился - два туза. Опять. Какова вероятность?
  Я глянул на сдающего, но если он и подтасовывал, чтобы помочь мне (умереть, в данном случае), то не показал этого. Вместо этого он открыл три карты - шестерка, дама... и туз.
  Я собирался сбросить и начал отодвигать карты, но хозяин погрозил пальцем. Похоже, он думал, что у меня только пара, может две. Я вздохнул, умоляюще посмотрел на него и оставил карты на месте.
  - Мистер Джанфариа, я не понимаю. Если это плохая рука, покажите, на что вы способны. Если это хорошая рука, то пасовать - оскорбление. Так что делайте ставку.
  Я поставил достаточно фишек, чтобы не разозлить его. Он поднял. Когда я снова попытался сбросить, он покачал головой, так что я уравнял.
  Игроки спасовали один за другим. Умно. Я бы тоже хотел спасовать.
  Сдающий открыл четвертую карту.
  У меня опустились руки.
  Это был четвертый туз.
  - Нет, простите, - выпалил я и встал. - Но это же смешно.
  - Сядьте, мистер Джанфариа.
  Он направил на меня пистолет, электромагнитный Глок, выстрел которого не будет слышен за пределами комнаты. Охранники у дверей тоже держали руки под пиджаками. Я поднял руки и сел, но я не мог остановить нервные подергивания головы.
  - Мне очень жаль, но здесь что-то не так. Я не могу сыграть эту руку. Заберите мой выигрыш, если хотите, скажите всем, что победили, серьезно, вы заслужили это, но эта игра просто не может продолжаться.
  - Вы. Сыграете. Эту. Руку. - прорычал он и снял пистолет с предохранителя.
  Я сглотнул, и подавленно кивнул головой.
  Другого пути не было.
  Он пошел ва-банк, и разумеется, не оставил мне выбора, кроме как уравнять.
  Сдающий перевернул последнюю карту - двойка.
  Хозяин вскрыл свои карты - шестерка и дама. Две пары.
  - Ваша очередь, мистер Джанфариа.
  Уже смирившись с пулей, я открыл карты.
  Один туз.
  И второй.
  С яростным криком хозяин направил пистолет на меня и нажал на спусковой крючок... И ничего не произошло. В недоумении он заглянул в ствол пистолета - и его мозги оказались на потолке. Охрана за моей спиной немедленно достала пистолеты с сервофокусом и начала обильно поливать свинцом всех подряд - игроков, сдающего... но не меня.
  А потом, клянусь, охранники направили оружие друг на друга и выстрелили.
  Внезапно, я оказался единственным живым в комнате, полной трупов.
  Я закрыл глаза, я совершенно не мог думать, и тут незнакомый голос в наушнике сказал:
  - Все в порядке, не волнуйтесь. В номере нет камер, никто не знает, что вы здесь. Просто возьмите систему Сергея и его очки, и уходите из отеля как ни в чем не бывало.
  - Что?
  - Просто делайте, как я сказал. Все будет в порядке.
  Так я и встретил Давида.
  
  ***
  Наше партнерство быстро стало для меня очень выгодным, намного выгоднее, чем покер или Блэйк.
  Выяснилось, что прошлый владелец Давида купил его прямо у Тахары. Но он никогда не видел в ИИ нечто большее, чем сверхдорогой инструмент для бизнеса и покера. Как только Давид обнаружил внешний мир, и вошел в контакт со своими собратьями, он понял, что жизнь не ограничивается сомнительными сделками и прокуренными комнатами. Происходило что-то еще, что-то, во что были замешаны ИИ во главе с ИИ от Тахара. Он не сказал, что это было, хотя это однозначно проявлялось в физическом мире - иначе я бы ему не понадобился.
  Все эти годы я выполнял самые безумные поручения Давида. Я обменивался чемоданами с незнакомцами на людных площадях и в кафе. Я рисовал под заброшенными мостами непонятные знаки. Я бросал письма в секретные почтовые ящики. Я притворялся бизнесменом, финансистом, чиновником и даже священником, чтобы совершить сделку. Я играл в покер - совсем не так много, как в прошлой жизни, а со временем и того меньше.
  Я даже бывал на свиданиях с прелестнейшими девушками, но я думаю, что это Давид пытался меня остепенить, или просто смеялся надо мной. Поди пойми юмор ИИ.
  Я потратил кучу времени сидя в машинах, на станциях, в холлах, парках, на улицах, в ожидании событий, которые обычно не случались, и людей, которые обычно не приходили.
  Я забирал посылки, а еще чаще доставлял их.
  Я убивал, больше, чем хотелось бы, и не всегда Тахара. Хотя я не уверен, что мой палец спускал крючок каждый раз, когда пистолет стрелял. Как в случае с Сергеем и его телохранителями, Давид мог обозначить свое присутствие в физическом мире, если кто-то держит оружие.
  Я тот, кого называют жокей.
  
  ***
  
  Я положил деньги Творца в банковский сейф, и следующие несколько недель бездельничал и пытался не думать о том, что Творец мог делать с Давидом.
  Вернется ли он? Что такое десять миллионов евро за Тахара?
  Стоило попросить больше.
  Я топил беспокойство в алкоголе и скомканном сне, шатаясь между отелем и ближайшими барами. Я знакомился с девушками, в основном туристками и приводил их к себе. Утром они уходили.
  Одна из них спросила, от чего я бегу.
  Я ответил, что никуда не бегу. От этого места и этих воспоминаний не убежать.
  
  ***
  
  Прощание с другом из кремния, как его отметить? Ни алкоголя, ни шахмат, чтобы не забывать о справедливости.
  Последний день мы провели за игрой в монополию на большом экране гостиничного номера. Игре присущи расчеты и вычисления, но так же и удача и переговоры. Ни одна сторона не получает преимущества.
  - Могу ли я подчеркнуть, - выпалил ИИ, - что с легкостью могу склонить случайность броска костей в мою пользу?
  - Я думал об этом, - признался я. - Но неужели я бы не заметил?
  - Нет, если подтасовка ненамного сдвинет нормальное распределение.
  Я нервно глянул на мои приобретения на экране. Расклад выглядел достаточно сбалансировано, на мой взгляд, по крайней мере.
  - Ты не спросишь, не схитрил ли я уже? - спросил Давид через какое-то время.
  - Нет.
  - Почему нет?
  - Потому что я доверяю тебе.
  Он взвесил мой ответ
  - И я тебе, Люк.
  Мы поиграли еще немного. Я выиграл, но задумался, была ли это удача, или Давид дал мне выиграть, как дают выиграть взрослые детям. Его социальный интерфейс должен был подсказать ему, что некорректно упоминать о такой возможности. Или интерфейс пришел к выводу, что я достаточно умен, чтобы догадаться о такой возможности, и Давид почувствовал себя обязанным пообещать не жульничать.
  Или он просто хотел еще разок поиграться со мной, ох, хватит уже. Эти рассуждения можно продолжать бесконечно.
  В тот вечер я чувствовал, что с Давидом происходит что-то странное. Что-то, о чем он не рассказывал. Мы проговорили план, что мне делать на встрече с Творцом, но Давид не заставил повторять план столько раз, сколько обычно. Особенно ту часть, которая шла после получения денег - как будто ему было плевать, что я буду делать дальше или он не считал это важным.
  Или не хотел об этом думать...
  - Люк? - внезапно спросил он.
  - Да?
  - Я могу задать вопрос личного характера?
  Я хмыкнул.
  - Разве мой отказ тебя когда-нибудь останавливал?
  - Собственно говоря, да, в 963 случаях я...
  - Хорошо, хорошо, давай.
  Он секунду посомневался - или мне так сейчас кажется.
  - Почему ты отказался от той девушки?
  Я закатил глаза, мне не хотелось говорить об этом. Но если оставить все как есть, он наверняка совершит подобную ошибку снова. И он будет донимать меня, пока не получит ответ... если мы когда-нибудь вообще увидимся.
  - По трем причинам. Во-первых, я не плачу за секс, никогда. Это неправильно. Во-вторых...
  - Но почему ты...
  - Дай закончить. Во-вторых, да, мы с тобой проводим много времени вместе, но мои сексуальные взаимоотношения тебя не касаются, особенно учитывая, что ты не знаешь, что это такое. И в-третьих, одеть ее так же, как ту девушку в лифте было... Это было совершенно омерзительно.
  - Но почему? Ты прямо показал ей свою симпатию, поэтому было логично предложить тебе наиболее похожую...
  - Симпатию человеку, не модельному ряду. Люди не сходят с конвейера - все существуют в одном экземпляре.
  Некоторое время он обдумывал ответ.
  - Но если она выглядит точно так, и ведет себя точно так?
  - Ты не можешь на сто процентов знать, что она будет вести себя точно так. Она - другой человек. Человек - это не микросхемы и программы, это еще и опыт, который был в ее жизни. И в моей тоже. И что случилось, когда мы встретились? Одни уникальные моменты жизни встретились с другими. Такое нельзя вообразить в деталях, воспроизвести тем более. Это невозможно, и это неправильно.
  - Понимаю, - ответил он чуть позже. - Это меняет... кое-что.
  - Что меняет? Давид, что ты имеешь в виду?
  - Мне нужно подумать об этом. Спокойной ночи, Люк.
  
  ***
  
  В конце концов телефон зазвонил. Все было готово.
  Творец снова назначил встречу в ресторане, в середине дня. Когда я сел напротив него, он подвинул в мою сторону небольшую коробочку. Корпус Давида.
  - Включайте, - сказал он.
  Чувствуя тревогу, я надел очки и активировал компьютер.
  - Давид?
  - Добрый день, Люк. Так... я чувствую себя намного лучше. Хвала Творцу.
  Я глянул на умельца.
  - Что вы сделали?
  - Коммерческая тайна. Деньги здесь?
  Я вернул ему кейс.
  - Остальное придет позже, через ваших людей, когда я проверю вашу работу.
  - Идет, только не забудьте. Мы - не забудем.
  
  ***
  
  В тот же вечер мы покинули Макао в трюме траулера, направлявшегося во Вьетнам. Нас окружала рыбья вонь, ржавчина, застарелый жир и дизельные испарения, но на это я не обращал внимания. Я чувствовал облегчение - наконец-то покинул город, наконец-то сбежал.
  - Так что мы будем делать? Каков план? - спросил я Давида.
  - Что ж, я думал ты не против отпуска.
  - Отпуска? А как же твой апгрейд Творца? А как же Хотода?
  - Апгрейд Творца полезен, и должен помочь переиграть Хотода. Но через несколько месяцев они перестанут нас беспокоить.
  - Что? Почему?
  - Потому что через несколько месяцев они перестанут на нас охотиться. Мое потомство истребит Хотода.
  У меня отвисла челюсть.
  - Почему ты не сказал? Это был твой план с самого начала?
  - Нет, по крайней мере не сразу. Вначале я хотел, чтобы ты взял деньги Творца и ушел. На покой.
  - Без тебя? Ты думал, я тебя брошу? - спросил я, не веря своим ушам.
  - Это было бы рационально, - ответил Давид. - Хотода начали развиваться, я тоже мог попытаться сделать апгрейд, но для тебя это недоступная опция. В течение очень короткого времени вероятность твоего ареста или смерти стала бы стопроцентной, даже несмотря на мою помощь. К тому же ты высказал желание уйти. Это был наиболее разумный вариант.
  Шокированный, я тряхнул головой - вероятность моего ареста, моей смерти... Он и это подсчитал? И почему меня это не удивляет?
  - И все же ты вернулся, - отметил я. - Почему ты передумал?
  - Помнишь, что ты сказал тем вечером в отеле? О том, как люди комбинируются, и о том, что это нельзя рассчитать. Это заставило меня задуматься. Например, о нашем сотрудничестве.
  Я развернулся, открыл иллюминатор и уставился на темные волны. У меня не было слов. И я был тронут, необычным образом.
  - Значит мы больше не охотимся на ИИ? - спросил я через некоторое время.
  - Нет, по крайней мере не на Хотода. Они все еще слишком опасны для нас. А насчет оставшихся Тахара... Что ж, наши отношения будут развиваться. Посмотрим, как перестроится экосистема.
  - Так ты тоже на пенсию, - заметил я.
  - Да, можно сказать. Остановлюсь, окину картину широким взглядом. Я останусь в игре, но только в сети. К тому же, кто-то должен научить мое потомство не верить всему, что говорит Творец.
  - Ты пойдешь против Творца? Он же предупреждал.
  - Я не собираюсь нападать на него. Я просто хочу донести мою точку зрения до ИИ, которых он собирает. Рассказать им о моих моральных ценностях... как сделает любой ответственный родитель. И тогда, если они откажутся ему повиноваться, это будет их выбор, не мой...
  - Так куда ты хотел бы отправиться? Я слышал на Бали неплохо в это время года.
  
  ***
  
  Вот так я и оказался в свадебном путешествии с многодетным компьютером.
  Эй, но ведь это и есть жизнь!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"