Суржиков Роман: другие произведения.

Фэнтези-2017: судейский обзор финала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Работы Летучего, Кузнецова, Бочарова, Шведовой, Ковалевской, Томашевой, Кристиана


   1. Зарубин Александр: волчья дорога - 35 б.
      2. Бэд Кристиан: Магистериум морум - 34 б.
      3. Дьяченко Н. Фентези 2017. Цветок смерти, или Правдивая история Рас-Альхага, единственного мага, который сумел колдовать без головы - 29 б.
   4. Ковалевская Александра Викентьевна: В душной ночи звезда - 29 б.
      5. Шведова Анна Николаевна: Оказия - 21 б.
      6. Томашева К. Фэнтези-2017 - Буря - 18 б.
      7. Мудрая Татьяна Алексеевна: Осень матриарха - 16 б.
      8. Холод Корин. Запятая Судьбы - 15 б.
      9. Нейтак Анатолий Михайлович: Падшая звезда - 14 б.
      10. Зима Ольга: Темное пламя - 14 б.
      11. Бочаров А.Ю. Легенда о Вращающемся Замке - 12 б.
      12. Летучий Д. Фэнтези-2017. Танец Света и Тени Часть - 11 б.
      13. Кузнецов Б. Фэнтези-2017 Мёртвые душат - 11 б.
  
  
  
  
  
   ? Летучий Д. Фэнтези-2017. Танец Света и Тени Часть 1   
  
   Мое первое впечатление от этой работы было весьма позитивным: живые персонажи, ярко переданные эмоции, интригующие завязки. По мере чтения, впечатление несколько ухудшилось. Начну с анализа причин этого.
  
   Первый фактор, повлиявший на мое восприятие - помарки в тексте. К грамматике претензий нет, но имеются смысловые и стилистические погрешности трех видов.
   А) Современные словечки, неуместные в средневековье - "жиртрест", "оружие массового поражения" и т.п. Этого мало, но все же встречается.
   Б) Использована неудачная форма слова или не тот смысловой оттенок. Помарок данного типа больше всего.
   "Советчик" - это ситуативно тот, кто дал совет. Придворная должность зовется "советник". "Уезд" - территориальная единица в Российской Империи; когда кто-то уехал - это "отъезд".
   "Эмигрировать на запад" могут отдельные частные лица (скажем, евреи уезжают в Штаты). Если трорки движутся на запад всей ордой, то это - миграция (без Э), либо экспансия.
   "Лесная зона" - это земля, покрытая лесом. Народ Колорида вырастил не зону, а сам лес.
   "Контрабандисты" - это не пираты и не наемные убийцы, а те, кто промышляет нелегальной перевозкой товаров. С чего вдруг контрабандисты в Колориде - такие лютые звери?
   То, что в кавычках (пустыня "Пески", графство "Синий Предел") кажется отелями, ресторанами или казино. Реальные пустыни и графства пишутся без кавычек (пустыня Сахара, графство Девоншир).
   В) Имеются элементы нереальности в самих событиях. Например, стрельба из лука во время песчаной бури. При песчаной буре даже глаза открыть нельзя: песок проникает во все щели, в том числе забивается и под веки. А уж стрела полетит куда угодно, но не в цель.
   Либо такое: сельчане сбежали из Ремека в лес, имея два мешка еды, и через десять часов заныли от голода. Десять часов можно и вовсе без пищи выдержать. А уж в лесу-то! Ремек - лесное поселение. Лес - главный источник пищи. Каждый второй сельчанин должен быть охотником либо собирателем.
   Все эти погрешности - А, Б, В - по отдельности кажутся мелочами. Но за счет своего количества сильно портят восприятие, не дают погрузиться, то и дело напоминают, что ты не видишь события наяву, а читаешь шероховатый текст.
  
   Второй фактор разочарования - это концовка, которой нет. Читателю совершенно неважно, как и почему автор решил поделить эпопею именно на такие части. Читателю важно испытать удовлетворение, дочитав текст до конца. Удовлетворение наступит, если на главные вопросы (хоть на некоторые из них) будут даны ответы, а эмоциональное напряжение достигнет пика при кульминации, и затем спадет. Должна быть выдержана смысловая и эмоциональная композиция - при любом размере текста!
   У действительно опытных авторов даже в пределах одной главы (!) прослеживается завязка, нарастание эмоций, кульминация, развязка. А уж в таком большом тексте, как целый роман, все это точно должно присутствовать. Причем развязки должна отвечать именно тем сюжетным линиям, которым в начале были даны завязки. Например, нападение каганата могло бы стать развязкой, если бы в течение текста нас заботили отношения именно с каганатом. (Как поведет политику король Ричард? Сумеет ли подружиться с ханами? Или атакует их первым и сокрушит степняков?.. А фиг, не вышло: каганат раскусил его хитрости и атаковал!) Но если в начале самая страшная угроза - трорки, то плохо, что в конце о них практически забыли.
  
   Теперь пройдемся по отдельным сюжетным линиям.
  
   Линия молодежи (Руперт, Свейн, Лен, Лурис).
   Хороша: тем, что в ней много жизни, эмоций, наглядности, реалистичных штрихов. Это общее достоинство всего романа, но в данной линии проявляется особенно сильно. Всякие прогнившие доски причала; брошенные в воду ведра, которые все еще плавают; Руперт, который ржет за столом и выплевывает суп через нос; конь, спаянный из проволоки, и дурацкая просьба: "Лей на голову!" Есть и драматичные до дрожи моменты:
   "- Я клянусь, мы вернемся и отомстим за отца!!!
   - Повзрослей уже... Ничего мы не сделаем."
   Все это очень радует.
   Плоха: необъяснимой крутизной главных героев. Пацаны вчетвером легко убивают семерых конных бандитов (ну-ну!..). Врываются на прием к королю, где их охотно принимают. Без надзора гуляют с принцессами, и это всех устраивает. Дают советы всем подряд - старейшине, магу, принцессам, королю, - и все это воспринимают как норму. Парни пользуются каким-то нереальным авторитетом. С чего бы?.. С чего они вообще грамотные все четверо? :)
   Второй минус линии - Лурис и Лен. Они как бы тут главные герои, но характерами наделены как раз "помощники" Свейнер и Руперт. О личности Лена я понял лишь то, что он - сын рыцаря. (Кстати, почему видный рыцарь и лорд запихнул сына в такую дырищу, как Ремек? Ден Тайлинген - он ведь не просто вояка, а феодал, у него вассальные рыцари имелись, стало быть, и земли. А сын - первенец и наследник! - прозябает в заднице мира. Как так?) Но с Лурисом еще хуже: я не смог запомнить ни единой его черты.
  
   Линия короля Ричарда.
   Хороша: очень живыми и атмосферными первыми главами (советники, из которых важен лишь Нендер; разговоры со статуями; несправедливое обвинение мага).
   Плоха: тем, что дворец - не дворец, а какой-то сельский клуб. Кто хочет - входит, когда захочет - уходит. К королю все ломятся прямо в тронный зал, независимо от того, что там в данный момент происходит. Гвардейцев на весь двор всего ДВОЕ - когда надо было послать с Кларком четверку солдат, послали этих двоих, а еще двоих пришлось нанять со стороны (гладиаторов). Младшая принцесса - эксгибиционистка. (Что, кстати, было бы неплохо, если бы автор последовательно развил эту тему. Малахольная барышня любит ни с того ни с сего раздеться - занятно же! Стыд-позор для всей династии, зато сама принцесса - счастливая да блаженная. Повторила бы свой трюк при Лене с Лурисом и при гладиаторах, радостно улыбаясь при этом. Но нет, ограничилось лишь очень странным актом раздевания в тронном зале.) Старшая принцесса - в тридцать лет отчего-то не замужем. Более того, первая дочь для отца - любимица. Почему он ее не назначил наследницей, а отдал трон какой-то чужачке? Что за ерунда происходит?
   По всем признакам, быть королем в Колориде - это примерно как быть вахтером или дворником. Столько же уважения, столько же желания выполнять свою работу, такой же уровень личности.
  
   Линия гладиаторов.
   Хороша почти всем: динамикой, боевками, азартом. Крутым сочетанием гладиатора и философа. Самим фактом присутствия гладиатора в феодальном средневековье - необычно и интригующе. Развить бы еще сильнее, углубить и философа и гладиатора, сделать философа более философом, а гладиатора - более гладиатором, чтобы контраст меж ними вышел покруче. Хороша идея скрывать свою славу и выигрывать на ставках. Хорошо, что гладиаторы мрут не часто - ведь это так и было на самом деле, хотя в фильмах показывают зверскую кровищу.
   Помарочки.
   1) Требует объяснений, почему король послал с заданием гладиатора. Жестко требует объяснений! Это феодализм, черт возьми! Будь я вассальным рыцарем данного короля, счел бы глубоким оскорблением, что послали не меня, а какого-то шута с арены!
   "Кому дать важное поручение?" - у феодального лорда нет такого вопроса: одному из вассалов, конечно. Нужны веские причины, чтобы поступить иначе.
   2) Пустыня страдает ирреальностью. Слишком быстро все начали страдать. Слишком рано кончилась вода. Странно, что пошли пешком, а не верхом. Громадные хищники-скулеры - абсурд: что они едят-то в песках? Бой в песчаную бурю - ерунда: пока буря, лежим с подветренной стороны дюны, накрывшись плащами с головой. И если гладиаторы могут тупить, то пустынники сразу бы смекнули, что к чему, и стали окапываться.
   Но поскольку пустыня в данной линии - не главное, то все это - поверхностная полировка.
  
   Линия мага.
   К сожалению, плоха почти всем. Однотипные имена, картонные персонажи. Штампованная магическая академия. Непонятное перемещение в черте-какой мир, совершенно ненужное сюжету. Кажется, если вовсе убрать эту линию, роман изменится только к лучшему.
  
   Линия Сары Локинк.
   Плоха тем, что состоит лишь из одной главы. Крутая завязка, отличная интрига - и бах, все оборвалось. Но если бы не оборвалось, я уверен, вышло бы очень хорошо - первая глава к тому располагает.
  
   Линия скельта.
   Неплоха - интригующий персонаж. И само слово "скельт", мне кажется, вполне удачно. (Правда, "скальт" было бы еще страшнее.)
   В чем здесь изъянчик? В доброте автора. Скельт должен быть жутким, но мы об этом знаем лишь потому, что автор называет его жутким. Меж тем, чтобы тебя боялись, нужно делать нечто страшное. "Ты видела Лена Тайлингена?.. Нет?.. Твой левый глаз моргнул. Он пытается мне солгать". Пальцами одной руки раскрыл ей веки, ногтем мизинца проткнул глаз, подождал, пока стечет жидкость. "Итак, ты видела Лена Тайлингена? Что скажет твой оставшийся глаз?"
   А просто говорить: "Я вижу правду, бойтесь меня!" - такими методами дурной славы не заработаешь. Особенно если ты невысок ростом.
   Зато вот - отличный момент:
   "- Стремные орки! Знать бы, о чем говорят эти чудовища...
   - Вон тот рассказывает, как изменил жене с тремя соседками, и она не узнала. Кончайте уже их бояться!"
  
   Напоследок напомню о достоинствах романа, чтобы не заканчивать на критике.
   Живые персонажи остаются столь же живыми и характерными, со своими повадками, словечками, причудами. Лен и Лурис - два редких исключения.
   Много эмоций, нередки драматичные моменты, многое цепляет за душу.
   Повествование развивается живо, увлекая за собой. Нигде и никогда не приходится скучать.
   Все важные события показаны весьма наглядно. Порою автор даже вводит временного персонажа, чтобы показать его глазами некий поворотный момент.
  
   И еще.
   Очень порадовал глоссарий в конце книги. Своя терминология очень прибавляет живости и атмосферности. Особенно здорово, что объяснено значение матов.
  
  
  
  
  
  
   ? Кузнецов Б. Фэнтези-2017 Мёртвые душат   
  
   О данном романе уже и так сказано мною немало слов. Но обойти его вниманием, рассматривая других финалистов, никак нельзя. Потому выберу вот какой ракурс для обзора: что мне прежде всего вспоминается о "Мертвых" сейчас, через полгода после прочтения?
  
   Могу сказать, что книга очень запомнилась, как и весь "Ярусный мир". Почему? Потому, что очень нетривиальна, ни на что иное не похожа, и весьма атмосферна. Весь антураж мертвецкой антиутопии легко всплывает в голове, едва вспомнишь какую-то одну деталь. Очень уж они между собою связаны в единую гротескную картину. Все эти трехногие кони, бальзамы вместо крови, жуки вместо пищи... все эти мертвые барышни лилового цвета, великаны с шипами из кожи... злобные карлики с топорами... голодные души в яме... Стилистика хоть и мрачная, но весьма толково выдержана.
  
   Затем вспоминается ряд эпизодов. Самые яркие - такие:
   - охота на Живого Императора, из которой Чичеро вернулся по кускам
   - мертвый герой, которого родичи требовали воскресить, но забыли о нем, едва он воскрес
   - "вечные гости" в замке великана: души дерутся за жратву, у Чичеро похищают душу, и позже он видит ее на ринге
   - налог на недобросовестность самопожертвования
   - море, избитое кнутами
   - Дрю из Дрона и скульптуры мертвых крестьян
  
   Явно хорошо для романа, что есть немало столь памятных эпизодов. Особенно хорошо то, что большинство из них - смыслонесущие. Не экшновые моменты, а сцены, введенные автором именно для того, чтобы донести идею. Выходит, автору хорошо удается подбирать меткую и выразительную символику для своих идей. Театр мертвецов, созданный Дрю, - это и вовсе метафора основной драмы книги (по крайней мере, в том понимании, в каком видит драму Дрю из Дрона).
   Но с другой стороны, расстраивает то, что большинство названных эпизодов - из первых двух третей романа. А вот из последней трети, где должны бы находиться драматические кульминации, вспоминается, напротив, ощущение какой-то безнадеги, болота, пораженчества. И да, я понимаю, это обоснованно политическими аллюзиями из реального мира. Однако, даже для пораженчества и безнадеги можно было подобрать более яркую, выразительную символику. Можно было выстроить более острую кульминацию (пускай и пессимистичную). В данной же реализации рисунок романа таков, что эмоции и интрига нарастают примерно до момента, когда Дрю строит свою композицию. После же этого идет непрерывный спад эмоций, с незначительным проблеском во время боя с великаном.
  
   Далее - вспоминаются образы. Не секрет для автора, что мои любимцы - рыцари смерти. С их тонким умом, с аристократизмом, с неожиданным для мертвецом благородством. С черными плащами, наконец :) Чичеро, помимо того, крут гротескностью - где еще встретишь парня, собранного из трех карликов? Отметим, что бесплотная душа мертвого Чичеро смогла оказать такое влияние на трех живых гномов, что они даже изменялись к лучшему по мере сюжета.
   А Дрю из Дрона крут тем, что, будучи изначально чистым антигероем, он переменил свое мировоззрение и, более того, сумел немного повернуть все течение сюжета. Очень немного, на пару угловых градусов, но все же. И именно ему, Дрю, принадлежит наиболее глубокое понимание происходящего.
   Третьим вспоминается великан Ом - глуповатый, но очень добрый и харизматичный.
   Дальше - только антигерои: подонки, мерзавцы, бюрократы, малодушные ничтожества. Отлично, очень объемно показанные, но мерзкие.
   В связи такая мысль: не стоило ли автору создать хоть одного... не то чтобы прямо Героя, но позитивного, живого персонажа, которому читатель мог бы симпатизировать и сопереживать? Ведь Чичеро и Дрю - посланники Смерти, а Ом - дурачок, да и мертвец, к тому же... В книге о противостоянии Жизни со Смертью, выходит, Жизнь представлена только второсортными и не главными персонажами.
   В итоге, такое вот странное чувство возникает: неясно, какова она - Жизнь? На что похожа (по мнению автора)? Какую имеет идеологию, к чему стремится, чем живет? Идеология и повадки Смерти хорошо видны, но о Жизни этого никак не скажешь.
   Быть может, Жизнь - это и вовсе утопия? Фокус пропаганды? Выдуманный враг-пугало?.. Что, если "мира живых" и вовсе нет?
  
   Вспоминается время, проведенное Чичеро в "вынужденных гостях" у великана (Югера?..). Теперь, оглядываясь назад, думается, что не только отдельные эпизоды его пленения имели смысл (драки душ, истории Бларпа и т.д.), но и весь плен целиком был для чего-то экзистенциально нужен. Не зря же главный герой так надолго был обездвижен. Может, для постепенного перевоспитания карликов и переосмысления ими "прелестей" смерти. Может, для осознания Чичеро необходимости действовать. А может, для того, чтобы свершилась хотя бы одна (единственная за всю книгу!) победа "наших".
  
   И, напоследок, вспоминается Бларп Эйуой и летающий замок драконов. Красиво, зрелищно, фэнтезийно. Но при всей эпичности, только подчеркивает общий пессимизм картины. Только мистический Бларп, и только с помощью неизвестно откуда взятой огненной плети, может победить мертвого великана. Только сказочный летающий замок, ведомый драконами, способен преодолеть Порог Смерти. Что очень ярко сигналит: живым людям такое отнюдь не под силу. Жизнь уже, по сути, проиграла битву со Смертью.
  
   В общем итоге, вспоминая данный роман, я вижу вот что: черты глубоко идейной, весьма мрачной антиутопии. "1984" в жанре фэнтези.
  
  
  
  
  
  
  
   ? Бочаров А.Ю. Легенда о Вращающемся Замке   
  
   Мне думается, этот роман следует условно разделить на две части: до смерти Гэриса и после, - и анализировать их по отдельности. Странным образом эти части сильно отличаются друг от друга.
  
   Часть 1 - до гибели Гэриса.
   Обладает явными и очевидными достоинствами, коих гораздо больше, чем недостатков. Среди них:
   + Добротная атмосфера правильного рыцарского фэнтези, со всеми необходимыми деталями, подробностями, оборотами речи.
   + Захватывающая интрига: король, потерпевший поражение, жаждет реванша; таинственный рыцарь под чужой личиной выигрывает турнир лишь для того, чтобы втереться в доверие к королю; а в доверие к рыцарю тем временем очень активно втирается сопляк-оруженосец... Действительно становится чертовски интересно: чем это кончится, к чему все идет, к чему стремится каждый из них?
   + Герои активно демонстрируют свои лучшие черты: мужество, благородство, великодушие, целеустремленность. Очень приятно видеть это среди засилья темного фэнтези.
   + Герои обладают характерами (по крайней мере, следующие из них: король, герцог Эдвард, сэр Гэрис, оруженосец, Томас Свон; в некоторой степени - Гленан Кэбри). Некоторые (Гэрис и Дэрри, герцог Эдвард) даже говорят в специфичной узнаваемой манере. Лично мой любимец - герцог Эдвард, поскольку сочетает храбрость с аристократизмом, благородством и немалым умом.
   + Толково, правдоподобно показана батальная сцена. Хотя сходство с битвой при Крэсси, созданное автором, не факт что обосновано: при Крэсси французы имели преимущество в численности и качестве войск, потому рванули в атаку против лучников на холме. Зачем так же поступил король Хэндрик, будучи в меньшинстве, - загадка. Зачем рыцари спешились, поднимаясь на холм, - вторая загадка. Их главное преимущество было именно в тяжелой кавалерии...
   + Наконец, даже сама развязка первой части - славная гибель короля, срыв плана заговорщиков, как следствие, смерть Гэриса - смотрится очень впечатляюще. Меня давеча волновало, не будет ли выглядеть абсурдно смерть главного героя посреди романа? Но нет, очень обоснованно и даже поучительно: мол, не рой яму другому...
  
   Замечания к первой части есть, но их мало.
   - Слишком рано раскрыта интрига сговора Гэриса и ведьмы. Зачем высказывать их планы так рано и так явно, прямым текстом? Куда интересней было читать, пока мы не знали, к чему стремится Гэрис. Загадка мотивировала искать разгадку!
   - Король Хэндрик слишком откровенно идет на смерть. У него должны были быть - обязаны быть!!! - основания надеяться на победу. Либо хитрый план - который потом не сработал, но изначально-то был! Либо численный перевес - который в последний миг пропал, ибо кто-то из лордов его предал и не пришел на бой. Либо расчет на тяжелую кавалерию, который провалился из-за мастерства стрелков противника. Хоть один, но весомый аргумент в пользу своей победы Хэндрик должен был иметь, идя на войну! Это не только королю с подданными нужно, но и читателю тоже. Ведь автор сразу предупреждает читателя: "Король с армией идет на смерть". Что выходит в конце? Король с армией проиграл сражение и погиб. Случилось строго то, что и обещали. Но читать-то становится менее интересно из-за полной предсказуемости текста!
   - Ну и вызвала усмешку дуэль Дэрри с тремя противниками. Так и ждалось: вот сейчас прибегут гвардейцы кардинала, и Дэрри срочно подружится с тремя мушкетерами. Впрочем, хорошо, что обернулось в итоге нестандартно.
  
  
   Часть 2 - от гибели Гэриса до конца.
   А вот тут, к сожалению, начинаются печали. Их так много, что даже писать как-то грустно. Отлично начатый роман с интересным сюжетом, о хороших людях - и тут начинает трещать под чередой ударов...
  
   - Дэрри не тянет на главного героя. Простите, но нет. Нахальный щенок, поверхностный и пустой, без внутреннего содержания, без особых достоинств. Он не интересен. Особенно - стоя в одном ряду с людьми такого уровня, как король и два брата-герцога. Череда роялей, призванных как бы усилить его позиции, еще больше портят впечатление. "Читатель, тебе не нравится Дэрри, потому, что он - борзый не по годам? А если я скажу, что он - потомок дворян - это поможет? А если добавлю ему еще чуток эльфийской крови - может, станет лучше?" Нет, не станет! На фоне дворянского происхождения его хамство и грубость становится только более вопиюща.
  
   - Вторая часть романа изобилует роялями в кустах.
   Герцог: "Как же нам справиться с сильной колдуньей?"
   Наемник: "О, я тут как раз по случаю вспомнил, где лежит крутой артефакт! Правда, его может взять только потомок древних лордов..."
   Оруженосец: "Ха-ха! А я, по случаю, как раз потомок древних лордов! Но только как мы быстро доберемся к артефакту?.."
   Герцог: "Легко! Я вот припомнил, у нас в подвале завалялся магический телепорт..."
  
   - А когда просто по дороге пареньки заскочили в гости к лорду Дэйрину и между делом уговорили его привести в помощь королю 6 тысяч пехоты (тем самым удвоив армию короля!) - это вообще из рук вон. Если у них были хоть какие-то шансы убедить лорда-отступника (во что лично я не особо верю, но, допустим, Дэйрин тоже имеет совесть, как многие персонажи романа) - так вот, если такие шансы были, то об этом стоило говорить и думать всю дорогу! Это же может решить ход всей войны! Надо было вообще с Дэйрина и начать, а потом уж переться черте-куда за артефактом, пока Дэйрин уже ведет войско на помощь столице.
  
   - Не факт, что уместно обилие техногенных штук: лифты, телепорты, световые панели, кодовые замки, голопроекторы... Уж точно неуместно, что персонажи умеют всем этим пользоваться! Даже сами слова - "панель управления", "кнопка", "лифт" - откуда взялись в средневековом обществе? "Невесть-какая магическая муть, цур меня цур, тьфу-тьфу-тьфу через плечо!" - вот как должна называться подобная техника. Присутствие техники в рыцарской эпохе автор должен толком отработать, правильно и органично вписать в мир, а не вываливать внезапно, будто так и надо.
   Очень странно смотрится также, что голограмма обещает говорить с Дэрри ментально, заменять термины на понятные ему... но потом этого не делает, а говорит очень современной речью. Вот как по, ее мнению, средневековый балбес-оруженосец сможет понять такую фразу?
   "Ментальный - означает воздействующий непосредственно на ваше сознание и переводящий мою речь в привычные вашему разуму понятия. С некоторыми огрехами, положенными на разницу в нашем мировосприятии."
   Даже я ее с трудом понял...
  
   + Хотя сам диалог Дэрри с Катрионой, особенно его завершение, - очень трогателен. Светлая и грустная сцена.
  
   - Если первая битва смотрелась правдоподобно, то осада Таэрверна уже изрядно хромает. Шесть тысяч воинов в обороне крепости - это очень, очень немалое число! Двадцать тысяч солдат у врага уже вовсе не дают такого перевеса, как в поле. Я бы вовсе не шел на штурм, а просто держал крепость в осаде. Но король Клифф, имея всего троекратное превосходство, прет на штурм. Его отбрасывают, но он штурмует снова. И снова, и снова! Такими темпами он каждый день должен терять сотни бойцов, а защитники крепости - хорошо, если десятки. Нападающая армия должна быстро таять. Но защитники почему-то уверены, что обречены на гибель...
   От стрельбы огненными стрелами легко загорается все подряд. Поздней осенью-то! Тут поди в ноябре костер разожги - и то не сразу получится. Но защитники без труда поджигают стрелами осадную башню, а потом еще и требушеты, которые, по идее, вообще стоят вне досягаемости лучников.
   Во время боя на стене (!) король защитников Эдвард рубит врагов направо и налево, врубается в их строй... Какое право и лево, какой строй - на стене-то?! Со стены работали бы лучники да мужики с камнями и баграми. А король, если уж хочет лично поучаствовать, сносил бы мечом головы врагов, едва те появляются в просветах бойниц...
   Боевая вдовствующая королева - хм... Допустим, она быстра и ловка, и умеет обращаться с легким клинком - это ладно. Но миледи еще и сражается в доспехах! Чтобы носить латы, не валясь с ног, да еще рубить врагов от плеча до пояса (как указано в одной из сцен), она должна быть здоровущей бабищей, вроде Бриенны Тарт, и сражаться двуручником.
   Заградительный отряд из четырехсот человек, который задержал противника всего на один залп (то есть, на полминуты) - тоже очень сомнительно.
  
   - К великому моему сожалению, куртуазная речь персонажей ближе к концу книги загрубела и упростилась. Дэрри - ладно, он всегда был хамом. Но Эдвард Ферринтайн и королева вдова!.. Отчего же они так себя роняют?..
      - Где ты научилась так ловко драться? 
      - Меня учил твой покойный брат,
   ...
      - Ох уж эти твои рыцарственные жесты, Эдвард, - Кэмерон поморщилась. - Из какой именно героической баллады ты выпал, дорогой друг? ... Я хотела быть с Хендриком. Он был упрям, как баран, и все же я его любила. А раз его больше нет - принимай свою корону, эльфеныш.
      Эдвард усмехнулся.
      - Ты единственная, в чьих устах подобное обращение не кажется мне оскорбительным.
      - Ну так я же по-дружески..
   Что это за тыканье между высшей знатью? Что за "по-дружески"? Что за "эльфеныши"?
  
   - Меня смущает Остромир. Он заявлен наемником, но говорит красиво, поступает великодушно, его отряд бьется до последнего в отчаянном положении... Совершенно не похоже на поведение наемников.
   Странная была беседа о мотивации Остромира - он, мол, любит безвыходные ситуации и мечтает попасть в Валгаллу. Странно не то, что он так сказал - это как раз вполне нормально. А вот что ему не поверили - загадочно. Судя по имени, Остромир из варягов. Отчего бы ему взаправду не мечтать о Валгалле?
  
   Что касается концовки книги, то она для меня двойственна.
   Ее плюс - тот, что короли помирились в итоге. Это красиво, благородно и очень укрепляет общее светлое настроение книги.
   Минус - брак Эдварда и Кэран. Может, хватит уже воинов, влюбленных в дико красивых и злобных ведьмочек с огненными волосами? Боги, это же штамп из штампов!
  
  
   Вот так. Оценить всю книгу вместе взятую очень сложно, поскольку две ее половины создают весьма разное впечатление.
  
  
  
  
  
   ? Шведова А.Н. Оказия   
  
   Уместно начать данный отзыв с того, чтобы принести извинения автору. По первым главам я не внес "Оказию" в финальный топ-лист, и был неправ. Прочтя роман целиком, убедился, что он достоин места в финале, причем далеко не последнего.
  
   Книга интересна. Детективная интрига, поначалу вялая, со временем развивается, становится все более напряженной и драматичной, балует крутыми поворотами, внезапными находками. В "Оказии" мы находим все, что требуется классическому детективу: мрачные старые легенды и новые преступления, под них маскируемые; конкуренция между сыщиками (которая потом сходит на нет перед лицом истинного врага); ложные подозрения и внезапное осознание: "О, как же я не понял сразу!.."; драматический момент, когда сыщику приходится рискнуть собой, бросаясь в пекло; наконец, сам антураж - сельская глубинка, запуганные крестьяне, странноватые личности в старых поместьях, полумифические чудища...
   И детективная интрига весьма глубоко и многосторонне продумана, каждая новая ступень логически обоснована, открывает новые горизонты для умозаключений.
  
   Персонажи "Оказии" весьма хорошо прописаны. Имеют узнаваемую внешность, говорят характерной речью, свойственной их классу. Автор тонко подмечает всяческие речевые черточки, типа "вишь", типа "сення" вместо "сегодня", типа "побалакаем дорожкой". Очень приятно, когда за речью сразу видятся живые люди, прочитываются характеры. Особенно выразительно речь выдает характеры таких персонажей: Оболонский, Менькович, Лукич, Милена, Стефка, Аська. Аську особенно жаль еще и потому, что он едва разговорился, как сразу погиб.
   А вот Мартин Гура, на мой взгляд, чуток недорисован - похож на истеричного голливудовского злодея. Как для второго по рангу антагониста, он мог бы быть более выразительным.
  
   Очень красива и изысканна речь романа. Не только в куртуазной словесности дворян проявляется красота, но и в простонародной меткости слова ("Сушь такая... Ковырни землю - трухой отдаст"), и в наглядных, глазом видимых авторских описаниях ("Две бабы, спешащие домой и застигнутые врасплох, неистово крестились и при каждом раскате грома приседали, громко причитая"). Кстати, финальное описание дождя - вообще произведение искусства! Очень хорошо, что автор не пожалел на него слов и сил.
  
   Хорошо выстроен драматизм. Автор выстроил сюжет так, что напряжение эмоций, в лучших театральных традициях, то нарастает, то вспышкой разряжается, чтобы тут же снова начать расти. Катализаторами напряженности выступают, сменяя друг друга, разные факторы: конфликт Оболонского с Кардашевым, пропажа детей и слухи об оборотнях, "экселянт" и душок переворота, гибель Германа и Аськи, зараженная деревня...
   Стоит, правда, отметить, что по эмоциональной напряженности Подляски сильно обгоняют финальные стычки с Гурой и ундиной. То есть, предкульминация вышла сильнее основной кульминации. Не факт, что это на пользу.
  
   Наконец, не может не радовать .то, как автор толково продумал классы магов и магических существ, взаимоотношения между ними, инструментарий, используемый каждым классом. Автор хорошо понимает, как творится магия в его мире, чем ограничена, в чем сложности и препятствия. Геометрически точное рисование фигур перед боем - на мой взгляд, отличная деталь. За каждым фокусом стоит тщательная подготовка...
  
   Но, присутствуют и некоторые недостатки, требующие упоминания.
  
   Тяжеловесность речи (сложноподчиненность, причастность и деепричастность) очень бросалась в глаза в первых главах, но потом почти исчезла - стало много больше живости и наглядности. Однако две помарки регулярно повторялись до самого конца:
   - тавтологии (например, "был - была - был - была" по нескольку раз в одном сложном предложении);
   - неуместные противопоставления. Например: "Руки, которые никогда больше не ущипнут хохочущую молодку, раскинулись широко, будто хотели обнять весь мир. Вот только тройная кровавая полоса, протянувшаяся от лопаток до ягодиц". Оба предложения говорят о том, что Аська умер (руки больше не ущипнут... кровавая полоса от лопаток до ягодиц). Зачем между ними "вот только"?
  
   Вторую помарку я упоминал выше: основные кульминации тусклее предварительной, что усиливается тусклостью Мартина Гуры как такового.
  
   И третье... Чего-то не хватает в образе Оболонского. Чего?.. Быть может, недостатков. Автор очень любуется молодым графом, и как бы не диво: красив, умен, смел, благороден, все такое... Но для объема Ивану-Константину недостает все же чего-то живого, человеческого, неидеального. Например, колебаний перед тем, как броситься на смерть. Особенно - на смерть ради черни! Вот стоило бы ему поспорить с собой, поубеждать себя, позлиться, психануть, даже развернуться и уйти было - перед тем, как лезть, очертя голову, в капкан. Или, например, если Герман Кардашев такой кретин, что упорно отвергает помощь мага, позволяет себе даже явные угрозы и оскорбления - отчего Оболонский так совестится из-за его смерти? Герман - кузнец своего счастья, то бишь - сам дурак. Вот Аську действительно жаль, его смерть цепляет, а смерть Германа - только хороший повод позлорадствовать...
  
   А с другой стороны, быть может, не хватает сугубо чародейской силы, магического поединка с кем-нибудь. Ведь, если разобраться, Оболонский зовется магом, но в большинстве случаев действует как обычный следователь. И большинство поворотных ситуаций разрешаются без помощи магии. В Подлясках Оболонский сумел приготовить противоядие, то есть, проявился как крутой химик и фармацевт, но магии в этом деянии мало. Гуру он одолел просто внезапным броском. Ундину не одолел никак, и даже не пытался применить против нее колдовство. Отчего, кстати? Отчего он хотя бы Джованни не отбросил магической силой, а уповал лишь на авторский "рояль в кустах"?
   Зачастую, когда требуется применить силу, Оболонский просто дерется кулаками, а не колдует. И, что особенно странно, даже не фехтует!
  
   Так или иначе, "Оказия" - весьма добротный фэнтезийный детектив, который читается с большим интересом. Трудночитаемую экспозицию нужно перетерпеть, и будешь с лихвой вознагражден!
  
  
  
  
  
  
   ? Ковалевская А.В. В душной ночи звезда   
  
   При ближайшем рассмотрении первое впечатление только усилилось. Данный роман наделен рядом ярко выраженных достоинств и несколькими довольно заметными недостатками.
  
   К плюсам, конечно, нужно отнести следующее.
   + Отличная, блестящая стилизация. Персонажи говорят языком, соответствующим времени. Текст изобилует характерными словечками, которые весьма придают колорита. Повадки и нравы персонажей в точности отвечают времени и месту.
   + Яркая атмосфера, сложенная из множества характерных деталей и описаний. Автор показывает буквально все стороны жизни Речицы в 16 веке: устройство города, уклад жизни мещан, торговлю и ярмарки, свадьбы, магистрат и суды, писаные и написанные законы, подати и штрафы. Без преувеличений, читатель переносится в Речицу того времени и видит все своими глазами, больше того - на своей шкуре чувствует законы и порядки, проникается традициями, даже суевериями. Книга носит ярко выраженный познавательный характер: прочтя, узнаешь гораздо больше, чем в музее или на лекции по истории. Вероятно, главная цель автора и была образовательной, а не развлекательной.
   + Глубоко и вдумчиво показана магия. Видно, чем приходится чародею платить за магический дар, чем ограничивать себя, какие особые высшие законы необходимо соблюдать. Детально прорисована мораль и этика чародеев, и это куда более интересно, чем традиционные для фэнтези арсеналы боевых заклинаний.
  
   Недостатков следует назвать два.
   - Отсутствует сюжетная интрига. Нет основного конфликта, который развивался бы на протяжении сюжета. Есть ряд отдельных эпизодов, с различных сторон показывающих жизнь чародея. Они, конечно, создают объемную и полную картину... однако мало увлекают, не заставляют читателя переживать о том, что будет дальше, не ставят вопросов, на которые жаждешь получить ответ. По большому счету, книга - скорее сборник отдельных зарисовок, чем цельный роман. Завязка и развязка также мало связаны с тем, что происходит между ними. Они - сами по себе, а события середины текста - сами по себе.
   - Христианская утопия. Мир романа выстроен в идеальном, стопроцентном соответствии с христианской моралью. Ради удовольствия или по прихоти не делается вообще ничего. Все персонажи - суровые, мрачные, высоконравственные и добродетельные. (За очень редким исключением в виде нескольких злодеев, каковые сразу и маркируются как злодеи.) Мораль, закон и традиция правят всем, а желание человека не значит ничего. Забота о ближнем - повсеместна и велика. Столь же велико и прощение. (Апофеоз: ведьма крадет ребенка Бода, калечит второго ребенка, а самого Бода пытается убить; тем не менее, он ее полностью прощает. Впрочем, момент, когда Бод жертвует жизнью, чтобы спасти конокрада, тоже недалеко ушел.)
   Секса не существует. Люди ложатся в постель исключительно в браке и только ради зачатия детей. При первом взгляде на симпатичную девушку парень начинает думать о том, как бы на ней жениться (а не о том, о чем думают нормальные здоровые парни). Владислав готов убить шляхтича, который заговорил с его сестрой; шляхтич принимает это как норму: молодец, Владислав!..
   Чем все это плохо? Тем, что вредит реалистичности повествования: сложно поверить в город, населенный праведниками. Также и тем, что в такой атмосфере - душно. Утомляет воинствующая добродетель, предсказуемая и несгибаемая, как рельсы. Хочется спонтанности, хаоса, страстей, глупостей. Хотя бы немного человеческой жизни, а не образцово-иконной...
  
   Если подводить итог всему этому, то сказать стоит следующее. Автор создал познавательный и поучительный текст, очень качественный по форме. Однако отсутствие интриги, малая связность сюжета и обилие нарочитой морали снижают увлекательность повествования. Роман читается с меньшим интересом, чем мог бы, при столь высоком-то качестве изложения.
  
  
  
  
   ? Томашева К. Фэнтези-2017 - Буря  
  
   Начну-ка я теперь, для разнообразия, с недостатков.
  
   В целом, недостатки (как и достоинства) "Бури" я обозначил еще в предобзоре. После более глубокого знакомства впечатление не изменилось, а лишь усилилось.
  
   Итак.
   Минус 1. Автор не выдерживает стилизацию. Описания мест и людей поверхностны, общи, с малым количеством деталей. Нет той особой фактуры, нет характерных черточек, словечек, штучек, которые помогли бы читателю перенестись в мир каури. На стратегическом уровне - да, полно особенностей мира: камень душ, замкнутое пространство, четко ограниченное население, устрашающие патрули... Но на уровне повседневном, наглядном - все очень уж обычно и маловыразительно. Простите за такое сравнение, но напоминает "обычный стиральный порошок" из рекламы: белую коробку без логотипов.
   Кроме того, автор и сам использует современные слова, и персонажей к тому понукает.
  
   Минус 2. Рояли в кустах. Немало событий можно описать словами "а тут очень кстати...". Очень кстати для героев, например, в их мире обнаружились гигантские птицы, на которых можно летать верхом. Где-где, а вот в изолированном искусственно созданном мире наездники на драконах уж точно неуместны: зачем, собственно, экспериментаторы дали подопытным такое транспортное средство?.. Однако птицы есть - потому, что пригодятся главным героям.
   Очень вовремя был смертельно ранен Горан - чтобы потом героям не решать мучительный вопрос: кто же пожертвует собой и закроет убежище?
   Очень вовремя дается героям вся нужная информация. Когда им пора что-то узнать, случается какой-нибудь всезнающий Драган, душа патрульного в виале, подслушанный разговор - и вот уже герои все знают. Их осведомленность - чисто случайна, а не результат умозаключений либо естественного хода событий. И это очень странно, учитывая, что автор имеет опыт в детективном жанре.
  
   Минус 3. Бесхарактерность персонажей. Все говорят примерно одинаковым языком (тем же, что и автор), и почти никак не проявляют личных особенностей характера. Строго говоря, персонажи делятся только на две категории: дети и взрослые. Дети - очень крутые, решительные, гениальные. Им все можно, они не знают запретов и ничего не боятся. Взрослые - ортодоксы и тугодумы, относительно детей занимают вторичное и подчиненное место. Образ действия персонажа определяется не его личным характером, а принадлежностью к детям или взрослым.
  
  
   Теперь же можем перейти к достоинствам. Как и было заметно с первых глав, они таковы.
   Плюс 1. Необычный, чуть ли не мистический мир. Весьма интересно узнавать структуру, устройство, закономерности такого мира. Отчего все так странно? Почему ровно тысяча? Как это - без цветка не родится ребенок? Как это - две души в одном теле? Что, собственно, случилось с Ясной? Откуда приплывают лодки с путниками?.. Много, много вопросов, которые интригуют читателя. Даже испытываешь некоторое разочарование, когда все объясняется простым экспериментом. Поначалу верилось в более изощренный, сакральный смысл.
  
   Плюс 2. Динамичный сюжет с лихими поворотами. Даже хотя некоторые из них устроены "богами из машин", все же они увлекают, захватывают. Ни одна часть текста не провисает, не навевает скуку.
  
   Плюс 3. Текст легок и прозрачен. Читается легко и быстро, на одном дыхании. Насыщенность действием, богатство интриги, решительность героев, лаконичные описания - все вместе работает на одну цель: читатель "глотает" текст, ни на что не отвлекаясь.
  
   Все сказанное можно подытожить общим выводом. "Буря" - легкое экшновое фэнтези, где экшн создается не боевками, а детективными загадками и их решением. "Когда читатель начинает скучать, новый труп поможет оживить повествование", - так писала Агата Кристи. В "Буре" же, едва читатель только соберется поскучать, ему подкидывается новая загадка.
   Пожалуй, в целом можно счесть роман юношеским: он полон приключений и загадок, не грузит сложными идеями, не травмирует психику драмами, а торжествующие главные герои здесь - подростки.
  
  
  
  
  
   Бэд К. Магистериум морум 
  
   Первые главы данного текста высветили два его достоинства:
   + весьма любопытный мир
   + отличный авторский стиль изложения
  
   Эти два плюса сохраняются с развитием сюжета. Автор отлично владеет словом, язык красив и богат, описания наглядны, речь персонажей - жива. Приятно читать такой текст.
   Устройство мира - краеугольный договор с адом, церковь сатаны, земля в качестве плантации душ - интересен и необычен, пробуждает любопытство, сам по себе мотивирует читать и узнавать, вне зависимости от хода сюжета.
  
   Однако чем дальше, тем сильнее обнаруживаются минусы произведения.
   Самый мелкий из них - жаргонизмы. Словечки, не слишком уместные даже в современной художественной речи, а тем более - в стилизации под средневековье: ЧП, свалить, полный писец и т.д. В виду малого количества они не портят текст, а замечаются лишь как локальные ляпы.
   Минус посерьезнее - юмор. Он незатейлив и грубоват: "свиномордые", "старый козел", "фиг знает, какие там традиции", "ревматизм и все такое", "за такими разговорами легко получить несварение". И не в том беда, что юмор шероховат, а в том, что он всегда посвящен порождениям ада. Если начинался сюжет в некоторой симметрии событий на земле и в аду, то очень скоро ад перестает восприниматься полноценным миром, превращается просто в мишень для насмешек. Возникает стойкое ощущение: черти и демоны - не действующие лица, а чисто так, на поржать. Очень, кстати, перекликается с настроениями синопсиса: мол, читатель, не суди автора строго, это не книга, а всего лишь анекдотец... К счастью, и юмор встречается не так уж часто, да и события в подавляющем своем большинстве протекают на земле, а не в аду.
  
   Но самый плачевный минус - это конфликтология. Основной конфликт романа - где он? Главная интрига - в чем?..
  
   У демона пропал сын - похищен, забран на землю. Что в связи с этим делает демон? Находит мага (отца похитителя) и несколько недель помогает этому самому магу во всех его делах, вытаскивает изо всех передряг. О сыне вовсе не говорит, для его спасения ничего не предпринимает, мстить никому не пытается. Надавить, потребовать, выпытать, запугать, отнять силой - ничего такого. Никаких силовых действий! Демон долго и нудно помогает магу, чтобы маг ему, демону, начал доверять. Вот только тогда демон попытается уговорить мага вернуть сына... Какое впечатление складывается у читателя? Примерно такое: сын для демона - дело глубоко десятое. Основное назначение демона в сюжете - помогать магу, служить этаким богом из машины, решающим все проблемы. А сын - только неуклюжее объяснение демонской заботы.
   Да и сама сюжетная линия похищенного сына, завязанная в первой части, на добрую половину текста вовсе забывается, а всплывает вновь лишь в части четвертой!
   Мотивы же, руководящие демоном, остаются очень смутны. Например, когда он с бухты барахты объявил себя Изгоем - зачем это было нужно, чем мотивировано?
   Если пытался скрыть участие своего сына в похищении фурии Алекто, то зачем так активно помогал магу расследовать это самое похищение? Спасал жизнь фурии - главного свидетеля?..
   А спонтанное творение мира в финале - это, простите, что вообще?
   Творение мира - штука серьезная, тянет, по-хорошему, на основной сюжет книги. Но мы видим, что это не так: вовсе не творению посвящен роман. Творение, напротив, выполняет сугубо утилитарную функцию - разрешить некоторые противоречия демона с сатаной. Мышь построила небоскреб, чтобы не ссориться с крысой - примерно такого калибра решение. И даже не в диком несоответствии масштабов беда, а в том, что это - решение не той проблемы. Не в том была завязка, что мышь поссорилась с крысой, а в том, что мышонка украли! Вновь построенный небоскреб никак не решает данной проблемы.
  
   Маг тоже не балует ясной мотивацией. Его посылают в Ангистерн с задачей, выполнять которую он вовсе не хочет. Однако едет и принимается выполнять с таким жаром, что рискует даже собственной жизнью! Ладно, допустим, он - человек добросовестный, вот и старается. Но тут приходит магический сигнал о гибели сына мага. Никаких подробностей, просто помер - и все. Маг не спешит ни узнать обстоятельства, ни хотя бы проверить само известие. Легко, за минуту, принял эту смутную гибель - и продолжил действовать строго по ранее намеченному плану.
   Позже выяснилось, что сын не совсем погиб, а вместил в своем теле душу инкуба (кстати, есть ли у инкубов душа?.. ранее казалось, что нету...). Маг не особенно радуется, не спешит обнять сына. Мрачно и хмуро начинает чесать репу: как же отделить своего сына от инкубовского? Но когда выясняется, что в ходе слияния сыно-инкуб поменял пол и стал уже не сыном, а дочкой, - это мага полностью удовлетворяет. С чего бы?..
   В другой рецензии говорится об этом эпизоде: "Евротолерантность торжествует. Два гомосека равны одной девушке". Но это же тоже не решение проблемы, заданной в начале! Ладно бы гомофобия отцов была проблемой, а потом сыновья трахнулись, стали девушкой - и отцы успокоились. Но задача ставилась иная: разделить слившихся детей! Как смена пола помогает этому?..
  
   Сын мага тоже творит чудеса мотивации. Не хочет он быть магом, подобно отцу, а хочет стать воином. И вот, едва отец за порог, сын творит сложнейший магический ритуал, призывает из ада юного инкуба, коего тут же анально насилует. Это что, такой способ воинской инициации?..
  
   О персонажах ада и вовсе говорить не стоит: у них мотивов нет вовсе, кроме абстрактной, до смешного гипертрофированной алчности.
  
   В каждой сюжетной линии мы видим, по итогу, следующую картину: завязался один сюжет, развивался другой, пришел к развязке - третий. Основной конфликт по ходу событий подменяется, а временами вовсе пропадает.
   Неудивительно при таком раскладе, что середина романа провисает. Герои совершают ряд бесцельных действий, заводят долгие и не особенно внятные беседы. Конечно, они размениваются на ерунду - ведь не имеют ни четких мотивов, ни целей.
   Роман от этого провисания рискует стать скучным, но все же сохраняет увлекательность. Однако попадается в другую ловушку: превращается в откровенный фарс. Сыновья перепихнулись и слились телами; отец-инкуб быстренько сотворил новый мир; отец-маг нахамил сатане; потом отцы вместе выпили водочки и приняли баньку. Таков финал.
   Может, и была поначалу некая философская начинка, глубина идей; может, и планировалось вынести некую мораль из выворачивания религии наизнанку - но концовка сводит любую идеологию на нет.
  
   PS Алисса - вот персонаж, кто последовательно действует исходя из понятных мотивов. Но из ее черт характера описана только полная грудь, в результате чего Алисса смотрится этаким секс-придатком к магу.
  
  
  
  
  
  
Дьяченко Н.
 Фентези 2017. Цветок смерти, или Правдивая история Рас-Альхага, единственного мага, который сумел колдовать без головы   
  
   Этот роман вызывает немало уважения.
   Тщательно выдержанным изысканным благородным стилем - прежде всего. Сама авторская речь погружает нас в мир дворян, где честь и достоинство - не пустой звук; где всякому действию, даже убийству, присуще изящество. Автор очень тщательно и успешно выдерживает этот стиль от начала до конца, сквозь все коллизии. Учитывая изложение от первого лица, создается ощущение, что этот текст - вдумчивые воспоминания лорда о собственной жизни. Осмысленные, прочувствованные.
  
   Радуют образы персонажей: все они, даже предатели и убийцы, не переступают определенной черты, помнят о чести, стараются не уронить себя. "Цветок смерти" - мир достойных людей.
   Второстепенные герои, к тому же, весьма ярко описаны, обладают живыми характерами. Тому примеры - Ирга, Браго, принц Ариовист, принцесса Нинедет. Правда, главные герои отчего-то не столь живы, больше тяготеют к идеализации (Альхаг, Сагитта).
  
   Автору красиво, изящно удаются описания. Не только природы, а - всего: людей, мыслей, событий, нарядов. Речь плавна и художественна, напоминает течение горного ручья.
  
   Радует присутствие в романе многих легенд и мифов. К сюжету они не имеют практически никакого отношения, зато придают колорит, оживляют и раскрашивают мир, придают ему душу.
  
   Эмоциональны, трогательны некоторые драматические сцены, среди коих, на мой взгляд, лучшая - встреча Подменыша с матерью-шлюхой. На втором месте - принцесса Нинедет собирается в монастырь, на третьем - Ариовист отвергает участие Подменыша.
  
   И, конечно, интересен сюжет. Он изобилует тайнами, которые не бросаются в глаза нарочито, а постепенно проявляются и притягивают внимание, когда вдумываешься в сюжет. Зачем Альхагу Подменыш? Знал ли маг о преступлении принца? В чем план Альхага? Умерла ли Сагитта? Кто таков Мантикор и чего он хочет?..
   Стильная, неброская загадочность.
   В данном тексте вообще очень мало броского или крикливого. Все высказано плавно, спокойно, с размышлениями. Будто сами события имеют меньше значения, чем опыт, вынесенный героем из них. Весьма изысканная подача.
  
  
   Если же говорить о недостатках этой книги, то они сводятся к одному, однако вездесущему изъяну. Если назвать кратко, то, пожалуй, так: недожим. Недожаты эмоции, недостроен драматизм. Автору, как будто, недостало смелости, чтобы в полной мере выразить некоторые штуки.
   Попробую пояснить на конкретных примерах.
   Некие враги преследуют героев в горах и несколько раз атакуют. В ходе одного из этих нападений гибнет Альхаг - тот самый колдун, в честь которого названа книга. Смерть его зрелищна и эпична, однако эмоционально неясна. Зачем он пожертвовал собою?.. Или не пожертвовал, а проиграл в честном бою?.. Но как он мог проиграть, при его-то могуществе?.. Возникает недоумение, досада: не так должен был умереть величайший маг!
   Но почему не так? По логике - все правильно: эпичная битва, могучий противник, маг сложил голову, но спас друзей. Все как надо... Но досада остается. Пытаясь анализировать ее, откатываюсь по тексту назад и прихожу к такому выводу: автор не придал врагам достаточного веса в глазах читателя. Не показан страх перед этими врагами, не показано их боевое мастерство, не прописана в полной мере опасность. Прошлые схватки с врагами поданы примерно в таком духе:
   "Уличный вор, сын шлюхи, я сражался против настоящего воина, и это придало мне уверенности. От защиты я перешел к нападению.
      Клинки наши столкнулись и разошлись. Я взмахнул саблей. Он отразил удар и ответил серией коротких быстрых атак. Всей кожей я чувствовал его ярость. Он был немолод, любил поесть и запить трапезу вином. Он злился оттого, что надежды на легкую победу не оправдались, злость подгоняла его, выматывала, заставляла ошибаться. А я напротив любил его, своего врага, и любовь придавала мне сил. Он не сделал мне ничего плохого, не считая желания убить меня, но это было не в счет, ибо все-таки я убил его первым."
   То есть, очень спокойно и изящно. Плавный стиль весьма украшает повествование, но гасит эмоции, стирает острые углы. Мы не боимся за жизнь героев, не тревожимся при виде врагов, не горим азартом схватки. В результате - смерть Альхага обоснована логически, но не эмоционально.
  
   Точно такая же ситуация со смертью принца Ариовиста. Он покончил с собою от угрызений совести, но были ли показаны эти самые угрызения? Нет, мы их не чувствовали. Мы видели гордого принца, который держался осторонь, чтобы скрывать от отряда свою болезнь. Как вдруг он ни с того ни с сего (без логического и эмоционального обоснования) признается в убийстве собственного отца и тут же кончает с жизнью. Но позвольте! Если принц так терзался виною, то отчего нам этого не показали раньше? Тем более, что принц Ариовист, кажется, один из любимейших персонажей автора. Откуда же такое невнимание к нему?
  
   Предательство Данко демонстрирует те же черты. Внезапно для всех, Данко стреляет в принца, промахивается, объясняет причину своего поступка - и погибает. Готовит ли нас автор к этому? Создает ли ощущение тревоги, неясной опасности, нависшей над принцем? Или показывает непонятные до поры переживания Данко?.. Нет. Предательство сваливается внезапно, как кирпич на голову, точнее - мимо головы. Остается недоумение: зачем это было? Предательство не развязало никакую сюжетную линию, что имелась раньше (поскольку ничто не вело к этому предательству), и не завязало новую линию (поскольку не было успешно).
  
   Поиски Сагитты - все тот же недожим. Главный герой только заявляет, что ищет Сагитту, но по правде ничего для этого не предпринимает. Автор в коротких и изящных фразах заверяет нас: герой сделал все, что мог, но не достиг успеха. К сожалению, в это сложно поверить. На наших глазах он не сделал ничего. Только сходил к королю Теодорикту и спросил: "Не вы ли похитили Сагитту?" - на что получил вполне ожидаемый ответ: "Нет, не я". Тем поиски, видимые читателю, и исчерпались.
  
   Еще одна недорисовка: планы Альхага. На сей раз уже не эмоциональная, а логическая неясность.
   Зачем Альхаг вместе с принцем отправился в очень долгое и опасное путешествие? Ясного ответа автор не дал, и приходится искать его читателю.
   Версия 1. Герцог Орли так опутал столицу своими сетями, что у юного принца не было шансов занять трон. Тогда Альхаг и принц отправились за помощью к чужому королю Годорикту, планировали вернуться и занять трон силою союзных воинов. Возможно, так и было... Но мы не видим тому подтверждения в поведении герцога Орли (он спокойно принял возвращение принца) и в поведении свиты принца (никто не просил военной помощи у короля Годорикта).
   Версия 2. Альхаг боялся за собственную шкуру и попросту сбежал из столицы. А в качестве ценного заложника (или даже трофея) прихватил принца. Выглядит логично, но не согласуется с благородным характером мага, который мы видим.
   Версия 3. Альхаг с самого начала планировал заменить принца Ариовиста Подменышем! Долгое путешествие нужно было, чтобы успеть натаскать Подменыша, а столице дать время немного подзабыть внешность настоящего принца. В пользу этой же версии - Сагитта с ее многоходовыми манипуляциями, ведущими Подменыша на трон. Зачем было заменять принца?.. И на это есть ответ: принц-то - отцеубийца! Усадить на трон отцеубийцу Альхаг не может из соображений чести. Но и привселюдно разоблачить и казнить принца - также неприемлемо: тогда трон займет Орли, уничтожит реформы старого короля и вернет колдовство на крови. Наилучшее решение - чтобы трон унаследовал юный принц... но не тот, что отравил отца.
   Все логично, одно к одному... Но указывает ли автор на эту версию? Дает ли нам понять, например, что Альхаг знал о преступлении принца? К сожалению, нет. Приходится довольствоваться нашими читательскими догадками, а они могут быть ошибочны...
  
   И еще одно замечание - снова из разряда НЕДО.
   Недостроены образы персонажей. Вроде бы, хорошо прорисованы, изящно описаны, однако - не хватает чего-то. Выразительности, пожалуй. Индивидуальности. Ярких поступков, раскрывающих характеры. Это касается, конечно, только главных героев.
   Например. Подменыш упорно говорит и думает высоким стилем. Уличный воришка и сын шлюхи думает (!) языком лордов. С чего бы?.. Вероятно, с того, что книгу-то он пишет потом, по прошествии лет, и задним умом уже осмысливает все события. Хорошо. Но все же стоило бы показать хоть где-то, каким он был человеком тогда, в юности. Например, пусть бы хоть в прямой речи говорил поначалу на воровском жаргоне - покуда его не переучили. Отличный вышел бы контраст! Будто Пигмалион у Бернарда Шоу: можно сравнить, чем был человек в начале, и чем стал в конце; как отпечаталось в его душе влияние учителей. Автор же показывает нам с самого начала благородного принца, который говорит о себе: "К стыду своему вынужден признать, что был я тогда презренным вором". А мог бы сказать: "Ишь, вылупились, индюки надутые! Отвалите! Лорденышей своих поучайте, а не меня."
   Другой пример. Цветок Смерти за всю книгу не сделала ничего выразительного, характерного именно для нее. Отсюда так и осталось неясно, что же она за человек. Весьма красивым был момент с упавшим на арену цветком... И в этот момент я был абсолютно уверен: Цветок Смерти умрет, разрубленный мечом колдуна. В смысле, этот цветочек на арене - сама Сагитта и есть! Как уже было с Альхагом, так и с нею: смерть мага высвобождает особую энергию. Пожертвовав собою, маг может сотворить нечто великое, на что при жизни не был способен. И вот Сагитта принесла себя в жертву! Подменыш должен это понять! Было бы дьявольски круто, если бы он признал ее смерть и именно потому прекратил поиски, и женился на Нинедет... А потом, в финале, явилась бы Сагитта - и оказалось, что она не погибла, а временно ушла согласно хитрому плану, дабы Подменыш заключил политический брак. Не самопожертвование, а хитрость и манипуляция. Что перевесит - радость от спасения любимой, или горечь от ее обмана?..
   Но нет. Автор и этого не показывает явно, оставляет читателю домысливать - с риском ошибиться.
  
   Приведу примеры обратного: поступков, раскрывающих характеры. Автор умеет это, но отчего-то применяет редко.
   Принц Ариовист страдает от одиночества и пневмонии, но отталкивает Подменыша из гордости. Этот момент говорит о его характере больше, чем все общие слова.
   Браго ненавидит лейб-лекаря за то, что тот "закодировал" его от выпивки. И, напротив, уважает Альхага, который снял "кодировку".
   Мастер-наставник атакует Подменыша с мечом в руке, чтобы в бою понять, тот ли он, за кого себя выдает.
   Принцесса Нинедет идет к обрыву специально для того, чтобы Подменыш остановил ее. Она же готова уйти в монастырь, лишь бы не быть посмешищем. (К слову, в моих глазах она - куда более привлекательный персонаж, чем Цветок Смерти. И не потому, что Сагитта плоха, а лишь потому, что Нинедет выразительней показана.)
  
   Пожалуй, этим комплексом НЕДО исчерпываются недостатки романа. А НЕДО, мне кажется, проистекает из великодушия самого автора. Автор не хочет травмировать чувства читателя и героев, потому не заостряет внимания на мучительных аспектах (страх перед врагами, грубость и глупость юного вора, хитрая расчетливость Сагитты и т.д.). По моему мнению, благородный мотив здесь сослужил не вполне добрую службу: ряд персонажей и событий остались недораскрыты, поскольку для полного их выражения следовало как раз затронуть мрачную сферу.
  
   А если брать совсем мелкие огрехи, то можно еще наскрести некоторое количество граматических блох.
   Стоит обратить внимание.
   Он кручиниТСЯ (что делает?) - мягкий знак не нужен;
   Можно сбиТЬСЯ с дороги (что сделатЬ?) - мягкий знак нужен.
   На поверку оказался... - правильно именно "на поверку", а не "на пРоверку".
  
  
  
  
   ? Холод К. Запятая Судьбы  
  
   У этого романа имеется очень важное и заметное достоинство: автор умеет вызывать интерес. Не в том смысле, что сюжет значительно интереснее других конкурсных романов, а в том смысле, что автор умеет увлекательно строить повествование. Сообщает информации ровно в меру, чтобы кое-что было понятно, но далеко не все. За кадром всякий раз остается ровно столько. чтобы читатель очень стремился поскорее прочесть следующую главу и узнать еще чуть-чуть, еще немного приподнять завесу. Автор владеет изящным искусством недомолвок, намеков, затравок на будущее (даже названия глав выдержаны в этом стиле). Так что "Запятая судьбы" читается стремительно.
  
   Несомненен талант автора по части выстраивания тайных интриг. Кто, кого, зачем, почему? Кто к чему стремится, кто кого подставляет, кто кого перехитрит в итоге? Наверчен этакий хитроумный клубок, читатель постоянно цепляется за кончик нити, пытаясь ничего не упустить и все распутать. Сделано в лучших традициях детективов.
  
   В копилку достоинств надо отнести и необычный мир. Он, конечно, напоминает и "Тайный город" Панова, и "Дозоры" Лукьяненко, но по нынешним временам попаданцев, ромфанта и магакадемий смотрится вполне свежо, колоритно.
  
   Персонажи "Запятой" вполне живые. Говорят живой натуральной речью, испытывают эмоции, способны совершать импульсивные поступки, иногда ворчат, иногда бранятся, иногда бьют морды друг другу. Словом, настоящие люди (хотя по сюжету и нелюди).
  
   Однако - имеются и "однако".
  
   Оставим на совести автора главного героя, склонного к постоянному самобичеванию, и его соратников, склонных регулярно его унижать - как по-крупному, так и мелким мимоходом.
  
   Также оставим на совести автора винегрет из вампиров - Карлсона - Винни Пуха - оборотней - древних богов - Смерти и Судьбы - Кая - Багиры и т.д., и т.п.  По крайней мере, все они достаточно избавлены от изначальных характеров, чтобы смотреться новыми персонажами, просто носящими знакомое имя да парочку узнаваемых черт.
  
   Спишем на мою личную вкусовщину антипатию к гестаповским методам Агентства. Оно, Агентство, вроде как защищает мир от аномалий, прорывов злых сущностей и вообще всяческой хрени. Но ведет себя не как рыцарственный защитник и не как, скажем, ментура или военная часть. Стратегия и тактика Агентства соткана из: запугивания, лжи, шантажа, подкупа, насилия, ликвидации неудобных (не только виновных, а и просто неудобных), расходования собственных сотрудников. Словом, весь арсенал гестапо или ФБР (кому что милее) - налицо.
   Но это такое. Быть может, автору приятно писать о подобных организациях, и лично моя проблема, что мне о них не всегда приятно читать.
  
   А вот что нельзя списать на вкусовщину, так это десятки и сотни роялей в кустах. Они здесь не затыкают сюжетные дыры, как это бывает в иных творениях. Здесь рояли носят характер неотъемлемой черты мира. Как так? А вот как. 
   Весьма разнообразные и сверхъестественные персонажи умеют все что угодно. Ну вообще все: телекинез, пиромантия, сноходчество, телепатия, экстрасенсорика, прорицательство, энергетические практики и многое, и многое. Но совершенно неясно КТО ЧТО УМЕЕТ, а также - В КАКОЙ МЕРЕ. Об умениях того или иного персонажа мы узнаем пост фактум - после его применения. В результате, решение любой проблемы выглядит примерно так: герой столкнулся с проблемой - герой сделал "шамана-шамана" - проблема решилась. 
   Как пример. Сумеречные братья никак не могли найти похищенного Лиса. Но потом позвали двух парней, те заперлись в комнате с картой и литром кофе, позже вышли и сказали: "Лис вот здесь". Читатель в восторге! Вот как решается детективная интрига! Не нужна ни дедукция, ни поиск свидетелей - нужно просто иметь друзей, которые за часик все решат!
   Или. Ну никак нельзя было убить Кая - ибо бессмертный. Но в решающий миг Вит достал из-под полы особый кинжальчик из зуба химеры (конечно, раньше он в сюжете не упоминался) - бац, и убил Кая. Оказалось, особым-то кинжальчиком можно!..
   Или. Предательство Багиры. Пытались-пытались вычислить предателя - не могли. Потом Сова принесла из лаборатории батарейку и сказала: "Магия батарейки вещает: изменница - Багира". Багира сбежала. Потом вернулась убить Сову. Багира была лучшей воительницей Братства, но Сова вовремя достала из-под полы МЕДВЕДЯ и им убила Багиру. Вывод: сюжет решают не характеры, желания и умения героев, а способность вовремя достать из-под полы нужную штуковину.
   (Кстати, предательство Багиры никак не влияет на сюжет и влечет за собой лишь одно последствие: смерть самой Багиры. Вопрос: так ли оно нужно?..)
  
   Второй серьезный нюанс - это крутизна героев. 
   Характеры героев, хотя и очень живы, однако во многом сходны: задиристые, грубоватые, с ноткой душевной вульгарности. Несколько ярко выраженных джентльменов (Светлов, падре Бэрринг, Его Высочество). Леди отсутствуют. Даже Син, представленная как Леди, на той же самой странице бросает: "Мальчики...", "Витти..." - и треплет героя по загривку, как собачонку. Сова в первой части была по-особенному хороша, а во второй тоже стала вести себя ровно так же, как остальные.
   Но проблема не в сходстве героев, а в их крутизне. Собственно, у каждого основная черта характера: "Крутой". Но есть сравнительные степени: "Очень крутой", "Невыразимо крутой", "Круче яиц". Потому исход конфликта двух героев (как силового, так и психологического) определяется простым сравнением крутизны. А ее уровень-то заранее ни капли неясен, вот в чем беда! У Лукьяненко хоть были уровни магов, потому можно было, скажем, делать ставки, болеть за кого-то, сопереживать. Если Антон встречал какого-нибудь Темного на 2 уровня выше, то мы боялись за шкуру Антона, а потом радовались, что он - молодец, мужик! - выжил. В "Запятой" же исход любого конфликта заранее совершенно непредсказуем в виду полной неизвестности сил сторон. А отсюда нет ни "боления", ни сопереживания, ни азарта. Нам просто в определенный момент преподносится факт: вот этот оказался круче, чем вон тот. 
   К примеру, герцог вампиров поспорил с падре Бэррингом (подручным другого герцога вампиров). Казалось бы, герцог должен быть сильнее вассала. Но нет, в нужную минуту падре сделал "шамана-шамана" - и герцог рассыпался в пепел. Ну, что сказать? Падре был круче - вот и весь разговор.
   Кстати, подобным образом выглядит большинство смертей: кто-то щелкнул пальцами - кто-то другой мгновенно помер. Никакого азарта схватки, просто акт предъявления превосходства по параметру "крутизна".
  
   Вот эти два нюанса ощутимо портят впечатление от увлекательного и интригующего романа.
  
   PS Вторая часть обладает своей специфической особенностью: ну очень много диалогов. Львиная доля фактов, событий, отношений, открытий - да вообще всего - сообщается в диалогах. Порою напоминает не столько роман, сколько пьесу.
  
  
  
  
  
  
  
   ? Зарубин А. Волчья дорога  
  
   Очевидные с самого начала достоинства этого романа остались в силе и развились на всем протяжении текста.
   1) Отличное, просто из ряда вон, знание материала. Как живут мушкетеры, во что одеты, чем вооружены, как ведут себя в бою, какую одежду носят, кому подчиняются, что едят - все учтено до мелочей и вызывает глубокое уважение. Книга читалась бы и вовсе как историческая, если бы автор пометил звездочками фэнтезийные абзацы. Мол, от сих до сих фантазия, а остальное - сугубая правда жизни.
   2) Прекрасная детализация. Мы видим все и мы слышим все, мы как будто присутствуем в тех событиях. Автор умеет показать именно те черточки, которые дадут нам ясное видение ситуации. Больше того, при желании мы можем всмотреться в ту или иную деталь, сделать стоп-кадр и разглядеть повнимательнее. Роман смотрится как фильм, точнее - сериал.
   3) Живые герои. Редкое достоинство, потому особенно ценное. Четко прочитываются характеры, индивидуальные черты, герои остаются верны им в большинстве ситуаций. Капитан и прапорщик, рядовые Майер и Ганс, гансова жена, Анна, сам Рейнеке не-Лис - все они воспринимаются как хорошие знакомые. От каждого знаешь чего ждать, каждого есть за что полюбить.
   4) Умение автора создавать драматический накал. Напряженные моменты создаются с театральным изяществом - прямо приятно наблюдать. Скажем, сцена, когда Ганс методично заряжает мушкет, а Флашвольф идет к нему, обнажив меч и декламируя свои полномочия. Красота же!..
  
   А изъян у текста, на мой взгляд, один, но серьезный.
   Именно - отсутствие основного конфликта. Или же основной интриги, кому как угодно.
   Мы не читаем цельную сюжетную линию, где с завязкой возникает конфликт, нарастает по мере развития сюжета, а в кульминации развязывается. Мы читаем, по сути, сборник коротких историй из жизни мушкетерской роты. Пришли в такой-то город - пережили такое-то приключение. Пришли в другой город - пережили другое. Встретили злодея - победили. встряли в переделку - выпутались. Все порознь. Приключения связаны меж собою лишь общими персонажами, а единого сюжета, единой, скажем. драматургии - нет.
   В своем предварительном отзыве я писал об этом же, и автор ответил: "Где его в жизни встретишь, основной конфликт?.."  В жизни его всюду встретишь там, где что-то развивается. Конфликт является залогом любого развития. Без него нет ни роста, ни побед, ни достижений... ни сюжета. 
   Например. Рейнеке конфликтует со своим отцом-бароном и благодаря этому становится мушкетером, встречает Анну и т.д. Но об этом ли конфликте книга? Неа, это так, между делом.
   Мушкетерам тяжело живется после окончания войны. По сути, они конфликтуют с мирной жизнью. Но и этот конфликт не в фокусе сюжета, лишь в первых главах освещен.
   Охота на ведьм изрядно портит жизнь горожанам Мюльберга. Но книга и не об этом! Мушкетеры пришли - за пару глав быстренько спасли всех дамочек и пошли себе дальше. 
   В центральном фокусе внимания нет, по сути, ничего. Автор ни на чем не фокусируется, а просто описывает более-менее все, что происходит с ротой. Как в путевом дневнике.
   Предвосхищаю вопрос: "Чем плох дневник?" Тем, что вызывает мало эмоций. Мы переживаем за героев романа - и не переживаем за героев путевых заметок.
  
   Тем не менее, я должен согласиться с другими судьями: "Волчья дорога" - одна из очень сильных работ.
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"