Трудлер Алекс: другие произведения.

Буквица 2012 (Зима) - вторая номинация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Зима-2012

Номинация 2. Несамозаявленные стихи.

  
   Итак, Зима-2012. Конкурс журнала "Буквица" Номинация намба ту.
   И здесь я постараюсь поделиться мыслями (если что осталось после первой номинации), посетившими меня по мере знакомства с конкурсными текстами лонг-листа этой второй номинации. Не вижу причин, почему второй номинации нужно быть обделённой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Мягкова Л.С. Эпизод (Странная оттепель...Наваждение)  
    А бывает ещё и так... вдруг растает снег в декабре, будто время, ускорив шаг, угодило на час в апрель. Эти лужи - сплошной обман... ненадёжной мечты росток, капли сводят людей с ума, на весну подарив намёк. Громкий гвалт ошалелых птиц... зимний дождь на сугробы льёт... отрешённость счастливых лиц - мира тёплое забытьё. Каждый взгляд застаёт врасплох... откровенно смущая нас, чей-то тихий случайный вздох - мыслей спрятанных пересказ.
   Вот когда полюбить легко, беззащитны сердца людей... словно после глотка клико, став податливей и слабей...
   Необычный фасон пальто... ярко-красный большой берет, что-то нынче со мной не то... Ах, какой непривычный цвет. Словно в тёмном лесу одна, силуэт на панно стены... беспокойства растёт волна, тянет холодом вдоль спины...
   Все стоят, терпеливо ждут... под ногами теней ажур... я уже двадцать пять минут по секрету вокруг гляжу. Словно вспомнить, пытаясь, сон, тру, висок и касаюсь лба... колокольчиков дальний звон... страха вкус на моих губах. Запах... с яблоками пирог, смутный шелест ветвей густых... нужно вышагнуть за порог, кто-то возится у плиты...
   - Не сходи никуда с тропы! Слышишь, девочка, не сходи... - Я опять посреди толпы... я опять толпы посреди...
   Сиплый голос вернул назад... в горле точно застряла кость. Некто-В-Сером... глаза в глаза... а в глазах ледяная злость...
    - Буду руку рад предложить. Есть к удаче короткий путь... - В сладком голосе бездна лжи! - Вы не против чуть-чуть свернуть?
   В голове непонятный шум, странно... дождик идёт зимой: - Извините, но я спешу... я безумно спешу домой...
     Loring 24 11 11
   Стихи Ларисы Мягковой обычно очень нежны, лиричны и грустны. Этот стих не исключение. В нём даже оттепель посреди зимы наступила, чтобы дать возможность погрустить всласть. А для грусти нет пределов, и вслед за зимним дождём растёт волна беспокойства - холодом вдоль спины, сердце беззащитно перед наплывом печали. Лирическая героиня сильно встревожена происходящим с ней и с окружающей природой, её бросает в пот, вкус страха на губах. Куда бежать? И нужно ль? Вокруг толпа - не скрыться! И тут ещё мужчина незнакомый (или это был черт/сатир сладкоголосый) высказывает осторожное предложение познакомиться. Нет! Домой. В тепло. Пусть зимний дождь с его соблазнами проходит мимо.
  
   Вот и всё. У меня осталось впечатление некой затянутости текста и неловкости за главную героиню. Может быть, её страхи - это пустое. Или просто одолевает скука...
   Ганжа П.А. За минуту до рассвета  
   Брожу, теку, как кровь по венам,
   Взметая пыль по мостовой.
   Незримый сон пропитан тленом...
   И город мертв. А я живой.
  
   Но через несколько мгновений
   Ночь попрощается со мной.
   Убьет ее какой-то гений
   И впустит в город шум дневной.
  
   Глазницы окон вспыхнут светом,
   Стирая тени с площадей.
   Нальется небо красным цветом,
   А в утро хлынет тьма людей.
  
   Загромождая перекрестки
   Взревет в сто ртов машинный бог.
   Его железные отростки
   Сотрут в песок асфальт дорог.
  
   А город кучей муравьиной
   Вскипит на "медленном" огне,
   Забрызгав мир болотной тиной...
   И благодать умрет во мне.
  
   Я стану частью механизма,
   Душа которого - лишь сталь.
   И всем могучим организмом
   Включусь в работу как деталь.
  
   Но за минуту до рассвета
   Тяну я времени лапшу,
   Теку по снам ночного лета
   И тишиной его дышу.
  
  
   08.09.1999
   Начиная читать стих, я представлял, что это новая вариация на тему "от заката до рассвета" Родригеса. Тем более, что предпосылок было множество: кровь, мёртвый город пропитанный тленом, ночь, убитая гением, потом небо наливается красным, тьма людей хлыщет, ревёт машинный бог, асфальт стирается в песок железом, и город оживает кучей муравьиной, потом он закипает на огне, души превращаются в сталь (и душа главного героя тоже не избежала этой печальной участи), и гг будет лишь винтиком в этом большом организме (правда, похоже на фильм ужасов)... Но последняя строфа переворачивает всё с ног на голову. Оказывается, это никакой не хоррор - автор просто тянет лапшу из времени и гордо спит, а всё что было раньше - это лишь сон. А вы что подумали? Ай-ай-ай...
   Ермакова М.А. дорожное  
   Не станет ледяной кристалл алмазом,
   Как не подсвечивай неверным светом фальши.
   Что толку биться в запертые окна,
   Когда дорога убегает дальше?
  
   Судьбы ухмылки лисьей не пугаясь,
   Начать неспешное движенье к свету.
   Из ледяного плена зимних вишен -
   К дыханью сладкому и поцелую лета.
  
   Под шепотки густой дорожной пыли
   Не продавать и не терять себя в пути.
   И через тернии,
   по равнодушным звёздам,
   Когда-нибудь к чему-нибудь прийти...
  
   31.01.2012
  
   Честно говоря, мне активно не понравилось это стихотворение. Слишком много огрехов (чисто технических). Ритм гуляет вместе с размером. Рифмы - никакие. То есть бедные через одну. А через другую их нет вообще, как класса.
   Может быть, из-за того, что стих освящён неверным светом фальши. Не знаю. Что интересно, несмотря на отторжение света фальши в первой строфе, во второй слышится призыв идти к свету. А в третьей уточняется к какому - к равнодушным звездам. Так глядишь, когда-нибудь куда-нибудь к чему-нибудь кто-нибудь и придёт. А мы вот пришли к безрадостному финалу стихотворения.
  
  
   Порфирьев А.А. К половодью  
    
       Тишь. Разве распаянным ртом
         небо бросает снег
         оземь.
         Дом. Снегом стучится в окно
         небо, бросает снег
         холод.
         Лишь знаю, что нет, не под стать
         небо бросает снег.
         Небу
         снега бросать,
         мне оставаться
         с холодом -
         миг,
         начну утепляться
         неумолкающим городом.
         ...вняв, стает твердь, снег обдаст
         вёснами,
         лёд заревёт на Десне
         струями,
         каплями,
         стоками,
         стыками,
         ливнем,
         приливами,
         лавами,
         литрами,
         сливами
         с ивами.
   В этом стихе очень сильно описан снегопад: небо распаянным ртом бросает снег. Ты словно чувствуешь эти броски. Раз за разом. По щекам, по рукам, по мозгам. И ты убегаешь в тепло. Прекрасный образ: "начну утепляться неумолкающим городом". Город согреет и вёснами, ивами, приливами а главное (по-моему) литрами. Cогреет и растопит зиму. Снег - это всего лишь замерзшая вода. Её нужно только растопить.
   Витушко Е. Снежный Кот
  
   Подпирает лес дремучий
Низкий зимний небосвод.
На тропинку с белой тучи
Мягко спрыгнул Снежный Кот.

Отряхнулся, распушился -
И на елках в тот же миг
Заиграл и заискрился
Пышный белый воротник.

Кот прошелся по дорожкам,
Заснежил сосновый бор,
Подышал в мое окошко,
На стекле плетя узор,

Помахал хвостом на крыше,
Над трубой поймал дымок,
И улегся - тише, тише! -
Подремать на мой порог.

А когда с приходом ночи
Ухнет филин на сосне,
Кот опять на тучу вскочит -
И исчезнет в вышине.
   Прекрасный детский стих. Мягкий, добрый и пушистый этот ваш Белый Кот, Евгения. Читая стих, понимаешь, что вот она - сказка, где вместо деда Мороза появляется Белый Кот, который и сугробы напушит, и подышит в окошко, нарисовав там причудливый узор, и помашет хвостом на крыше, и промурлычет что-то ласковое в трубу. Просто чудо, а не Кот! Написано так легко и интересно, что невольно жалеешь, что ты - уже не ребёнок. Так хочется верить в сказку!
   Упокойный С.М. Аукающая сука  
   Лицо, язык и брюхо,
   хлопочащие глухо -
   аквариумный окунь
   аукающая Сука.
  
   Кругами перламутра,
   раскатом томных звуков
   рот торбой раскрывает
   скучающая Кука.
  
   Колечки золотые,
   нос, хвост, живот и руки:
   глаза специально пучит,
   почуявшая Щука.
  
   Феле в чашуйках кожи
   изогнутое луком -
   червя мыча глотает
   алкающая Пука.
  
   Кусок весла и слезы,
   беззвучье рифмой в ухе -
   крючок чуток сорвала
   аукающая Сука...
  
   27-09-2003
   Совершенно прелестное афористичное стихотворение. Написано в жанре острого гротеска, очень умело фантанируя образами. Здесь и аукающая Сука, и скучающая Кука, и почуявшая Щука, и алкающая Пука - как много названий для описания одной ЛГ (надеюсь она не сильно обиделась).
   Одним словом, игра. Но игра проигранная, так как рыба сорвалась с тщательно подобрaнного крючка (червя, правда, съела). С этими Суками/Куками/Щуками/Пуками игры плохи.
   Герш С. Проклюнулся март  
   проклюнулся март из-под снега зелёный и робкий,
   и ткнулся пугливым, но дружеским носом в ладонь.
  
   ...а в доме с чего-то взяло да и выбило пробки...
   и мы у камина сидим и глядим на огонь.
  
   и странное чувство, что всё это будет и было.
   какая-то вечность, незыблемость и темнота...
   ...быть может, посмотришь, что всё-таки с пробками, милый?
   а впрочем... и ну их. гораздо уютнеее так...
  
   Очень милый, домашний и уютный стих у Светы Герш. После этого стиха хочется одеть тапочки, укрыться пледом и сесть поближе к огню. Холодно - и грется нужно не только горячительными напитками, но и теплом. Тем более в мире есть только Он и Она. И камин.
   Всё.
   Ивашкова Ю. В одиночество входят стыдливо  
   В одиночество входят стыдливо,
   Словно в реку, словно нагие,
   Словно мочат палец ноги и
   Долго думают боязливо -
   Что вода? Поди, холодна?
   Входят медленно по лодыжки,
   По колено, пупок, подмышки,
   Ил зеленый вздымая со дна.
   А потом вдруг взмахнут руками
   С криком жалобным - и поплыли!
   Бултыхаются в тине, в иле,
   Но - не тонут, но могут - сами!
   А потом набирают скорость,
   А потом обретают гордость,
   Грудь выпячивают красиво,
   Победив в скоростном заплыве,
   Забывая в рекордные сроки
   Что боялись быть одиноки...
  
   С первых строчек это стиха, ты поражаешься магии поэзии: описание входа в одиночество, как в воду, завораживает - ты совершенно явственно ощущаешь холод, поднимающийся выше и выше. Взмах руками, и вот ты уже плывёшь по реке одиночества, рассекая воду сперва неумело, а потом гордо и властно, обретая скорость. И вот ты победил. Но почему нет радости от этой победы...
  
   Стихотворение написано на сильнейшей эмоции, которая захватывает с первых строчек и не отпускает до конца.
   Трофимова А. Зебры  
  
   Нарисована пешеходов горстка
   И целая толпа зебр
   На запястьях перекрестка.
  
   Аромат прикосновеньями невесомыми
   И тембр голоса
   Кажутся до боли знакомыми
  
   Или чужим до ощущения путаницы.
   Где бы ты ни был -
   Осторожно переходи улицы.
  
   Очень необычный стих. Зебры - это пешеходные переходы с белыми полосками и горсткой пешеходов. Ты идёшь в толпе и тебя окружает аромат прикосновений и голосов, которые кажутся то знакомыми, то чужими. В такой момент очень легко потерять голову. И поэтому призыв "осторожно переходить улицу" как нельзя кстати. Стих написан несколькими штрихами, но очень сильно. Сердце забилось сильней.
   Ямакова Н.Р. белое всеми  
  
   visualize. балтус
  
   "урок музыки", 1934
   "белая юбка", 1936
  
   подснежника мрамора кокаина подмышки
   белее всего что только может быть белым
   девочка не дышит на холст длиннее и выше
   вытянувшись на коленях абсолютным телом
   кажется инструментом слепком с вечного действа
   без слуха без голоса опустевшая полая
   играет безмолвие от которого никуда не деться
   руку свенсив к полу сама еще вне пола
  
   молока фарфора господа застиранной ткани
   белее всего что только может стать белым
   голый незагорелый локоть притягивает тянет
   тяжелеет помня как когда-то пело
   в альвеолах слово еще до звука
   помня суть действия до глагола
   тишина наполнцет комнату и ее руку
   застыла на кресле - сама уже вне пола
  
   на заднем плане стены в полосатых обоях
   в центре - двое: и не было бы мне до них дела
   но ты влюблена в обеих - говоришь - что в обоих
   а я - в их молчание - в абсолютный белый
  
   этот стих Наили Ямаковой - попытка выразить словами абсолютную музыку белого цвета, который белее всего - подснежника, мрамора, кокаина, подмышки. Девочка-художник застыла у холста. Прекрасное описание даёт нам поэт: вытянувшись на коленях абсолютным телом. Она словно инструмент без слуха и голоса. Она словно мечта, словно цветок, который наполняет комнату тишиной. Может ли быть что-то белее тишины? Она одна или их двое (два) - девочка и её зритель. Или это она сама. Абсолютно белая.
  
   Сумасшедший по внутренней энергетике стих. Честно признаюсь, мне долго не хватало дыхания. Есть ли абсолютная поэзия?. Не знаю. Но это стихотворение Наили заставляет думать, что да - есть.
   Хохлюшкин И.Л. Чёрная Луна  
   страх втихомолку
   ангелом тьмы к рассвету
   времени пепел
  
   сыплет на холку
   синей моей планеты
   скачущей в склепе
  
   вселенского сна
   пространство стреножено
   на бездорожье
   одна - чёрная луна
  
   Интересная форма стиха - словно усечённый сонет из хокку (катрены - хокку 5-7-5). Лично у меня впечатление неоднозначное. С одной стороны - мистическая таинственность (Чёрная Луна, ангел тьмы, пепел времени, вселенский сон), а с другой - планета, скачущая в склепе сна. Эта планета - спорный образ (лишь в контексте выбранного стиля), так как с одной стороны предыдущие образы - предметны, а скачущая в склепе планета - излишне метафорична. Это разбивает общую мистическую картину. В моих глазах.
   Курухуру Барсучий тракт  
   Идут, идут и идут на барсучий лад,
   Бесконечной колонной, тесно сомкнув ряды,
   Разносится топот дружных когтистых лап,
   Трамбующих древний хребет Уральской гряды.
  
   Выходит один из строя - потрепан, суров,
   С коротким хвостом (похоже, кто-то отгрыз),
   - Ну что, - говорит, - Гаммельнский крысолов,
   Решил и до нас добраться? Мало детей и крыс?
  
   Вот я и думаю: Что же сказать в ответ?
   А он смотрит мимо, как из-подо льда минтай.
   - Нет, - говорю, - у меня ведь и дудочки нет -
   Только свисток затоптанного мента.
  
   Кивает, прячет нож движеньем одним -
   Не углядеть, в стычках наловчился поди.
   Я говорю ему: Слушай, зачем тебе снова к ним?
   Разве ты знаешь что там в конце пути?
  
   Он думает, головой мотает: Нет, ни хрена...
   Кажется только - хорошее-то не ждет...
   Но ты посмотри на них - это идет страна,
   Это моя страна идет, это мой народ!
  
   И покуда я буду в силах - с ними пойду,
   И боюсь не того, кто приходит в ночи как тать,
   Но боюсь, что останусь здесь, а они - пропадут,
   А вместе совсем не страшно и пропадать.
  
   И я смотрю на них, на него дураком дурак
   (Так смотрит на курицу изделие Фаберже),
   И я понимаю, что этот барсучий тракт
   Когтями царапает в черствой моей душе.
   Сильнейший по внутреннему накалу стих. Ритмика, эпичность изложения и одновременно доверчивость (доверительность) изложения - всё это царапают душу читателя каждой строчкой текста. Перед нами с одной стороны легенда: войско некого древнего мифического народца переходит барсучьим трактом Уральский хребет и встречает автора. Далее происходит разговор между автором и предводителем этого войска. И такая правда горит в его словах, что мурашки стадами по коже бегают. И ты веришь каждому слову. Потому что настоящая жизнь, а не сказочная, проходит перед тобой.
  
   Добавлю пару слов вдогонку.
   А ещё, наверное, это стих о людях. О людях, для которых Родина - это твой народ, а не то нечто особенное и пафосное, о чём обычно поётся в гимнах. Народ который топчет свою тропу, спасаясь от бед и преодолевая препятствия. Для автора чувство привязанности к этим людям - сильнее всего. Оно слишком глубоко въелось в душу. Намертво.
   Яворская Е.В. Сильная женщина  
   С годами приходит готовность платить за успех...
   да что за успех? - за простую, как вера, удачу.
   Все больше событий. Все меньше ступеней и вех.
   Ненайденный смысл бытия безнадежно утрачен.
  
   Твой принц расставался с тобой как простой фанфарон -
   делил даже рюмки, подушки и бабские цацки.
   И вот - ни тылов, ни обозов. Но держится фронт,
   и ты - на коне. На подружек взираешь по-царски.
  
   А дома привычно побродишь по джунглям ти ви.
   И - ужин богини: вино, сериал и консервы.
   А что же, есть повод (прекраснейший повод...увы) -
   сегодня досрочно присвоено звание стервы.
  
   Герой сериальный слезлив, хоть и бывший морпех.
   А вот героиня... Ну что тут сказать? - героиня!
   ...Все больше событий. Все меньше ступеней и вех.
   В глазах - мельтешенье смешавшихся яней да иней.
   В бокале - подтаявший лед.
   На пороге - нетающий иней.
   24.09.2010
   Грустный стих.
   Простая история разведённой женщины, которая уже устала бороться, хотя внешне ещё хорохорится (она - на коне, на подружек смотрит по-царски, присвоено звание стервы). А когда остаётся одна сама с собой, то понимает, что кроме вина, скучной еды и телевизора у неё уже и нет ничего. И если раньше жизнь бурлила событиями и ставила за целью цель, то теперь лишь тягучая жвачка сериальных сюжетов занимает всё её время. И холод приближает последние вехи. И иней уже не тает. И сильную женщину очень жаль.
  
  
  
  
  
   P.S. Стих был снят с конкурса по просьбе автора.
   Чекмарь Б. Метель на заимке  
   Перекошен закат, перешоркан позёмкой. Метель
   обживает полынь по обочинам, шьёт по краям полыньи,
   отгрызает стерню на корню где прогалины, с хриплых петель
   ставню рвёт, и пирует остатком вечерней лыжни.
  
   Выходи на крыльцо, завернись в полушубок сырой
   отдохнуть от угара, нагнись у порога. Ругнись.
   Раскури самокрутку, и глаз, что по ветру, прикрой.
   Табаком затянись, и вздохни по привычке- эх, жись.
  
   Да оправь воротник, да оправься с крыльца, уходя.
   Да в сердцах от зимы, спотыкнувшись в сенцах о пимы
   зашуми понарошку, да уши ушанкой прижми
   запахнувшись от слов, как от сов, что порхают хромы
  
   из копчёных углов, где чеканных не счесть образов
   от лампад, что дымят, и от чад, что ночами чудят
   отзываясь на зов зыбких снов, что всегда на засов
   поутру, но к костру ввечеру подбираясь, ввернуть норовят
  
   то словцо под винцо, то харчок в ожиревший зрачок
   то ухват под оклад бороды, раздобыв по карманам беды;
   то в башке мельтешат, а ухватишься - шибко спешат,
   спохватившись, и шепчут друг дружке удравши: "таперьча куды?".
  
   А куда ж им спешить, ежли кажется - незачем жить.
   Не туда ль же и нам - с молчаливым грешком пополам -
   пробираться наощупь в пустыне, в чащобах нестись во всю прыть
   волоча себя якобы в храм, сволоча весь растраченный хлам?
  
   Сволочи, у печи оживая, и ты, или криком кричи,
   или мысли мычи, уминая молчащий уют
   полумрака. Мечи эти мысли в окружье дрожащей свечи.
   Их потомки потом допоют, и допев, помаленьку добьют:
  
   Им, видать, повидней, на кого не жалеть трудодней,
   а кому в переплавку, в тюрьму, в кутерьму, за калым в Колыму...
   А тебе-то с того? Ты сидишь на заимке своей
   к потолку загибая углы губ, глядишь в говорливую тьму
  
   за окном, где сквозь сон две сестры засыпают костры,
   заметают полозьев следы, замывают полы за тобой
   то серьгой зазвенят, то застынут, запнувшись о взгляд
   из окна. То в окно постучат. Постучат, слышь? Поди да открой.
  
   Если есть ценители настоящего реализма в поэзии, то в этом стихе они найдут то, что искали. Стих стирает границы между поэзией и прозой неспешным и ёмким повествованием о метели, зиме, полынье, деревне, кострах, морозах, судьбе. Ритмический рисунок особенный. Сразу вспоминаешь стлизованные под "народные" стихи Башлачёва, которые вот так же тянутся - с внутренними рифмами, перекатываясь от строчке к строчке - неспешно ведя своё повествование, или тексты Бошентумая с его глубиной понимания простой народной жизни и простых радостей природы и любви.
  
   В стихотворения вклиниваются и народный говорок ""таперьча куды?" и необычные словообразовательные образы, такие как "окружье дрожащей свечи" или ряды - "мысли мычи - мысли мечи" или " волоча себя якобы в храм, сволоча весь растраченный хлам".
  
   Мне стих напомнил продолжение той линии, которую начал/ продолжил (если точнее традицию Клюева и Есенина) Башлачёв в своём "Посошке":
  
   Эх, налей посошок, да зашей мой мешок-
   На строку- по стежку, а на слова - по два шва.
   И пусть сырая метель мелко вьет канитель
   И пеньковую пряжу плетет в кружева.
  
   Отпевайте немых! А я уж сам отпою.
   А ты меня не щади - срежь ударом копья.
   Но гляди- на груди повело полынью.
   Расцарапав края, бьется в ране ладья.
  
  
  
  
  
  
   Ратмир Крестовый поход детей  
   Многие дети безгрешные
   шли воевать за Христа.
   Чистые песни, нездешние
   Небо вложило в уста.
  
   Шли по долинам заброшенным,
   чтобы от стран и границ,
   от инкубической взрослости,
   игр, гробов и темниц.
  
   От безнадёжной учёности
   лживых глухих городов,
   от непомерной жестокости
   замков, дворцов, кабаков.
  
   Вероучений от голода,
   в лица несущих плевки,
   старости - серости, молота,
   стылой, опасной реки.
  
   Шли под землёй и по воздуху,
   по лесам, по водам шли.
   Ждали их чёткие возгласы
   славить священство земли.
  
   БОсыми пятками сеяли
   в жире Европы следы
   чада, что в чудо поверили:
   не навсегда эти льды.
  
   Клирики, рыцари, пахари,
   Папа, конклав и король...
   Дети же в темени плакали,
   злыми бывали порой.
  
   Кровь источали, но чаяли
   чести нездешней, и вот -
   встали, пошли, получается,
   мир переменится в год!
  
   Видят Господние ратники
   море, и рвутся вперёд.
   Их продавали начальники
   в дар аль-ислам для работ.
  
   11 апреля 1987 года.
   Да простит меня в очередной раз Ратмир, но похвалить мне "Крестовый поход детей" не за что. Дата стоит под стихом 1987, что говорит о 25-ти летней проверке временем. Но слишком уж корявыми выглядят фразы об этом походе от учёности, от игр, от взрослости, от границ и стран, от вероучений. Стилистика страдает:
  
   Шли по долинам заброшенным,
   чтобы от стран и границ,
   от инкубической взрослости,
   игр, гробов и темниц.
  
   В этом четверостичие нарушена и логическая связность, и ритм, и размер. И это лишь один из примеров.
  
   Может быть сила стиха в его моральной составляющей? К сожалению, мораль сей басни ускользает так же быстро, как и смысл. И какой дар аль-ислам для работ был передан и кому - вопрос останется на совести Ратмира.
   Минасян Т.С. Разговор
   Догорает свеча,
   И на смену луне
   Два пурпурных луча
   Появились в окне.
  
   Теплый чай золотой
   Остывал на столе,
   Мы болтали с тобой
   О добре и о зле,
  
   О любви, красоте,
   О заветных мечтах,
   О мыслителях - тех,
   Кто остался в веках.
  
   Шепот наших бесед
   Не смолкал до утра
   Но забрезжил рассвет...
   Мы вздохнули: "Пора!"
  
   Задуваю свечу,
   Отставляю стакан
   И чуть слышно шепчу:
   "Как ты прав, Антуан!"
  
   СПб, 2011
   Свеча горела на столе, свеча горела... А два мечтателя болтали о луне, мечте, весне (зачёркнуто) и окне. Чай на столе остыл, а они всё болтают о добре и о зле. Потом луна исчезла, появились два пурпурных луча, а за ними и рассвет. Тут и сказочке (стихотворению) конец.
   Простой лиричный стишок. Чем меньше о нём будет сказано, тем лучше.
   Купреянов И. Девять вечера. Сыро  
   Девять вечера. Сыро.
   Июнь. Две тысячи третий.
   Пьем за школой. По-быстрому,
   Из одной "полторашки".
   Петя снова облился.
   Мы ржем над пентюхом-Петей.
  
   От "Трех корочек" пальцы оранжевые.
  
   На земле
   Малохольные пташки
   Друг у друга оспаривают сухарик.
   Гарик
   Достает "Кент" - восьмерку:
   Давайте покурим...
  
   Гарик
   Поступил на филфак
   И с зимы встречается с Ирой.
   Я брошу ее через два с половиной года.
   Но это пока неизвестно.
   Июнь. Сыро.
  
   На улице - прошлое.
   А кажется, что - погода.
   Совершенно потрясающий стих Ивана Куприянова. Наверное самые живые и яркие воспоминания - они о самом обыденном, но почему-то таком дорогом и близком. Этот стих сразу "приближает" - и полторашкой, и оранжевыми пальцами, и вот этим - по быстрому пьём за школой, и "Кент", и Гарик, и Петя-пентюх... Потом, словно монтаж - и Гарик поступает на филфак, встречается с Ирой, которую бросает ЛГ. Прошлое - на улице. Погода его возвращает.
  
   Стих читается очень легко, а здесь ещё и обилие внутренних рифм делает стих особо воздушным. Как воспоминание о юности, как дым от первой сигареты.
   Приклонский И.А. За полчаса до рассвета  
   Расшалилась метель сгоряча -
   Задрожали сосульки на веках...
   Tак приятно в окнo, изнутри,
   Наблюдать как летает снежок...
   Пили свежезаваренный чай
   Два почти что родных человека,
   И совсем ни к чему говорить -
   Как им было вдвоём хорошо...
  
   Их мороз не пугает совсем,
   И неважно, что ветер крепчает -
   Всё растает, как Храм-на-Воде
   Очень скоро - не стоит жалеть!
   Лишь тепло задушевных бесед,
   Да букет ароматного чая,
   Да жужжит еле слышно модем,
   Прикорнув на рабочем столе...
  
   Не напоит зима допьяна
   Свежим воздухом новых владений,
   Не присыпет снежком, хохоча,
   И в сугробе не даст утонуть...
   И замёрзший, сутулый фонарь
   Не протянет две длинные тени,
   Что могли бы совсем невзначай
   Просто так превратиться в одну...
  
   На двоих разделили печаль...
   Эй, будильник - постой кукарекать!
   Успокойся, железный петух -
   До рассвета ещё полчаса...
   Пили свежезаваренный чай
   Два почти что родных человека
   В однотипных клетушечках кухонь,
   На разных земли полюсах...
  
   16.02.2005
   И в этом стихе два человека пьют чай. И здесь тоже тепло задушевных бесед, и снег за окном, и окон негасимый свет, и метель, и замерзший фонарь, который мог бы превратить две тени в одну, но не захотел. Будильник помешал. А ведь до рассвета ещё полчаса. Зимой рассветает поздно.
  
   Этот текст из разряда романсовых, пожалуй. Последнее восьмистишие его сильно портит. Снизводит до обычного шансона. Если б автор сумел остаться на силе строчек про соединение двух теней в одну. Увы.
   A Е.Ф. Пророчества  
   Мне пророчили горы, да только - где горы те?
   Я живу в небольшом аккуратненьком городе,
   где с простором граничат заборы.
   Что ж вы, улицы, прямы и спины не горбите?
   Вдруг сошли бы за горы?
  
   Небо пичкает слепо не манною - манкою.
   Я печаль научилась скрывать за осанкою:
   выше голову, плечи расправить!
   А во сне, если страшно, по-прежнему "мамкаю",
   и на тумбочке - плюшевый заяц.
  
   Говорили: мне быть у поэзии баловнем,
   и стихи попытались оценивать - баллами:
   кто-то много давал, кто-то мало.
   От всего откупилась копейками ржавыми,
   замолчала...
  
   Мне пророчили счастье, а счастье - ну что оно?
   Поле белое, чёрными латками штопано?
   Джинн в бутылке, что я не открою без штопора
   (да и с ним-то, боюсь, не сумею!)?
   А оно улетело, пока я здесь "штокала" -
   видно, к тем, кто смелее...
  
   А вокруг - разноцветие, многоголосица,
   что-то нежное в душу так искренне просится!
   А всезнающим - лучше не верьте:
   Мне пророчили вечность. А вечность, как водится,
   наступает у всех. После смерти.
  
   Стих Алёны - необыкновенно воздушный, где каждая строфа построена на своей особой звукозаписи, где первая - это "ор -ы" - горы те, городе, заборы, горбите, простором, а вторая - "а-а" - манною, манкою, расправить, "мамкаю", заяц. И так строфа за строфой сменяют друг друга, словно пророчества, где горы счастья, славы, удачи так лихо напророченные ЛГ, сменяются смертью - самым верным пророчеством. И самым горьким. Нет, не смертью! Вечностью, конечно вечностью. Да здравствует, вечность. А пророчества - фтопку!
   Катарсин В. Катилась из вечности в вечность река...  
     
      Катилась из вечности в вечность река,
      покрытая временным блеском,
      и кто-то большой выпекал облака
      за дальним и временным лесом.
     
      На девушку в плавках белее, чем мел,
      искавшую ракушки в иле,
      матросик с буксира влюбленно смотрел,
      а где-то и вправду любили.
     
      Смотрел, как волна замещает волну,
      старик на соломенном стуле,
      и тоненький мальчик смеялся: "Тону!".
      А где-то и вправду тонули.
     
      И что-то большое тонуло во мне
      в тот день солнцепервый и ясный...
      И знаком тревожным завис в вышине
      распятый на облаке ястреб.
   Казалось бы просто зарисовка катящейся по времени реки вечности: и кем-то (понятно кем, но за загадку приятно) выпеченные облака, и купающаяся девушка, и влюблённый матросик, и старик, смотрящий на волны, и маленький мальчик, кричащий "тону", и ястреб распятый на облаке... Но автор что-то совершенно особенное делает со словами и их хочется повторять и повторять. А совершенно прелестное "а где-то и вправду" - добавляет в стих и иронии и печали одновременно.
   Превосходный мастерски сделанный стих.
   Гавриленко Д.С. Бессмертник  
   Лошади и коровы
   Обходят в песках бессмертник,
   Мягкий и золотистый -
   С запахом крови.
   Стебель почти без листьев,
   Так для кого же зонтик?
   Песок сухой, а в небе -
   Ни тучки на горизонте.
   Слышал я: немцы когда-то
   Скупали за соль соцветья.
   В России своим солдатам
   Пытались найти бессмертье.
   А лошади и коровы
   Обходят в песках растенье,
   Которому нет соседей...
   Лишь сверху - печальные тени.
  
   Стихотворение Гавриленко "Бессмертник" написано по кольцевому принципу - начало и конец стиха возвращают нас к одному источнику. Странное это растение - бессмертник, который обходят и лошади и коровы, а немцы его скупали в обмен на соль, пытаясь добиться бессмертия для своих солдат в России, но видимо нашли там лишь забвение и проклятие. Может поэтому животные его и сторонятся, повинуясь своим животным инстинктам. Интересно, зачем он тогда нужен людям?
  
  
  
  
  
   Конец.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"