Велейко Ольга: другие произведения.

Оклеветанная Жанна, или разоблачение "разоблачений"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 4.81*9  Ваша оценка:


   "В истории трудно найти более загадочную героиню, чем Жанна д'Арк. Здесь все тайна и мистификация, переходящая порой в откровенную фальсификацию. Начиная с имени, которым при жизни никто ее не называл, до гибели на костре, которая оспаривается серьезными исследователями. Есть даже сомнения насчет ее пола. Не сомневаемся мы лишь в том, что Жанна Дева действительно существовала. Все остальное ложь и вранье на службе у высокой политики. Словом, пример исторического пиара" [1].
   Так лихо и эффектно начинаются очень многие современные публикации об Орлеанской Деве, выходящие под громким наименованием - "исторические исследования". Их достаточно в русскоязычном Интернете, и хотя официальной наукой такие "сенсации" всерьез не воспринимаются, недооценивать их влияние на умы нельзя, поскольку они читаются, одобряются и распространяются многими. Клеветнические нападки на образ Жанны Девы можно назвать частным проявлением настоящей эпидемии дискредитации великих имен, которая в наше время распространяется по планете. Все эти "разоблачения" отличает общая черта - к гигантам в них приложены мерки пигмеев, великое низведено до уровня обывателей, карьеристов и интриганов.
   Попыткой разобраться в этом явлении, проверить достоверность и обоснованность измышлений клеветников является представленная работа.
  
   Часть 1. С чего все началось?
   Началось все в первой половине XV века - яркой кометой пронеслась над истерзанной Столетней войной Францией феноменальная личность, в течение года переломившая ход истории. Исследователь, доктор наук, Ф.Ромм пишет: "Крестьянская девушка, получившая графский титул Лилий для себя и своей семьи - за беспрецедентные заслуги перед своей страной... Семнадцатилетняя главнокомандующая, создавшая сильную армию из нескольких мародёрских шаек, освободившая половину своей страны, разгромившая три регулярные английские армии за полтора месяца и переломившая ход одной из самых больших войн в мировой истории - благодаря использованию тех тактических приёмов, которые в двадцатом веке получили название "молниеносной войны"... Крестьянка, короновавшая короля и преданная им на муки и смерть... Католическая святая, оклеветанная и приговорённая к жестокой смерти католической церковью... Неграмотная пастушка, на протяжении трёх месяцев выдерживавшая натиск шестидесяти двух церковных схоластов и в отчаянных попытках спасти свою жизнь нашедшая ответы на теологические вопросы, считавшиеся тогда неразрешимыми... "Рекордсменка" как по числу имён и прозвищ, которыми её называют на разных языках, так и по числу посвящённых ей художественных произведений... Личность, которую иначе как легендарной не назовёшь - несмотря на то, что практически вся её биография известна чуть ли не с точностью до одного дня... " [2].
   Другой исследователь - В.Тропейко - пишет: "Именно ее появление на арене Истории вызвало небывалый патриотический подъем по всей Франции, неожиданно коренным образом изменив ход событий. Неудивительно, что для соотечественников Жанны происходящее казалось чудом - за несколько месяцев балансирующий над пропастью Карл VII получает обратно крепости и земли, которые победоносные англичане и бургундцы захватывали в течение многих лет, путем тяжелых осад и долгих компаний. В истории немного подобных примеров, и посему никто не может оспаривать ее почетного звания Освободительницы Франции"[3].
   Однако, уже через сто с небольшим лет после гибели Жанны д`Арк среди благодарных потомков начинают появляться желающие опорочить каким-либо образом имя своей освободительницы. Так, в 1570 году Жирар дю Айан пишет работу "О состоянии дел Франции", в которой повторяет слухи, распространенные среди англичан, о том, что Жанна якобы была любовницей либо Дюнуа, либо де Бодрикура, либо Потона. Впрочем, тогда эти слухи сразу были опровергнуты Франсуа де Белльфоре, проанализировавшего как материалы обвинительного, так и Оправдательного процессов.
   Проходит еще двести лет, и "век Просвещения дополнил историю Жанны весьма враждебно настроенным произведением Вольтера "Орлеанская Дева". Почти десять лет оно тайно будоражило лучшие умы, пока не вышло в свет в 1762 году его официальное издание. Впоследствии книга переиздавалась более шестидесяти раз, что свидетельствует о ее популярности. Вольтер изображает средние века как коррумпированную, варварскую, невежественную цивилизацию. Другие великие авторы писали о Жанне, не постигая ее натуры; они видели в ней лишь орудие политической игры. Даниэлю Поллюшу с великим трудом удалось возразить этим авторам"[4].
   В начале XIX века Пьер Каз выдвигает фантастическую гипотезу о том, что Жанна д`Арк - побочная дочь супруги Карла VI Изабеллы Баварской. Этот момент можно считать рождением направления, которое сегодня принято называть "ревизионизмом биографии Жанны д`Арк". В XX веке, как пишет Режин Перну, директор Центра Жанны д`Арк в Орлеане, "каждый год выходят в свет одно-два издания, объявляющие при поддержке широкой рекламы, что наконец-то обнаружены новые документы, позволяющие утверждать, что Жанна д'Арк не была сожжена, что она внебрачная дочь Изабеллы Баварской и Людовика Орлеанского, то есть сестра Карла VII. Безудержная фантазия толкает на инсинуации, согласно которым она совершила побег, а Кошон, Бедфорд, Варвик сделали все возможное, чтобы ее не сожгли и на костер возвели кого-то другого, и так далее и тому подобное... "Я, Жанна-послушание", или "Жанна д'Арк и мандрагора", или же "Секрет Жанны д'Арк, Орлеанской Девы" - все эти книги не отличаются оригинальностью и повторяют друг друга. Одни воспроизводят псевдодоказательства XVII и XVIII веков, другие - утверждения некоего Пьера Каза, супрефекта Бержерака, который скуки ради выпустил в свет в 1805 году книгу, в которой Жанна д'Арк впервые была объявлена незаконнорожденной дочерью Изабеллы Баварской"[4].
   В середине XX века член французской Академии Истории Робер Амбелен публикует книгу "Драмы и секреты истории", которую с восторгом начинают цитировать все любители скандальных разоблачений. Явление ревизионизма, характерное первоначально только для французских авторов, быстро стало распространяться, и сейчас уже в русской прессе можно найти немало материалов, где вовсю использованы теории "ревизионистов". В этих материалах дискредитация образа Жанны происходит по всем направлениям, факты искажаются и подтасовываются таким образом, что руанский трибунал позеленел бы от зависти.
   Попробуем суммировать эти нападки и разоблачить "разоблачения", пользуясь историческими документами и простой человеческой логикой.
  
  
  
  
   Часть 2 . Разоблачение "разоблачений".

"Разоблачение" 1. Дворянский род д`Арков.

  
   "Уже сами имена так называемых "родителей" Орлеанской девы свидетельствуют о принадлежности их к дворянскому, а вовсе не, крестьянскому сословию (правда, как указывают документы, д'Арки были временно лишены прав состояния, что, впрочем, не лишало их привилегии носить родовой герб)"[5].
   "У этого семейства еще до XV века был герб: "На лазоревом поле золотой лук и три скрещенные стрелы с наконечниками, две из которых окованы золотом и снабжены серебряным опереньем, а третья - из серебра с золотым опереньем, с серебряной главой, увенчанной червленым львом".
   В средневековой Франции подобные гербы у "землепашцев" - явно большая редкость"[6].
  
   Как свидетельствует история, после снятия осады с Орлеана Карл VII в порыве благодарности за защиту "королевских лилий" жалует Жанне и всей ее семье дворянское звание, причем, чтобы особо отличить весь этот род, дает особую привилегию - женщины в роду д`Арков имеют право передавать дворянство своим мужьям, если те окажутся простого звания. Кроме этого, роду д`Арков (дю Лис, как отныне станут именоваться их потомки) был пожалован герб, в котором королевские лилии и корона соединяться с победоносным мечом Жанны. К этому гербу нам еще предстоит вернуться.
   Возникает вопрос, на которых не дают ответа "разоблачители": зачем королю понадобилось даровать дворянство и герб тем, у которых, якобы, все это уже имелось? "Этот выразительный герб <приписываемый ревизионистами д`Аркам> не существовал до пожалования дворянства и был придуман в более позднее время"[4].
   Еще одним аргументом в пользу якобы знатного происхождения считают написание имени "д`Арк", где апостроф указывает на принадлежность к дворянскому званию. Российский историк В.И.Райцес, который был консультантом Глеба Панфилова на съемках фильма "Начало", посвященного Жанне д`Арк, глубочайшим образом исследовал этот вопрос в своей работе "Жанна д`Арк: факты, легенды, гипотезы"[7]. Р.Перну также подробно описывает происхождение апострофа в фамилии Жанны.
   В XV веке вообще не знали апострофа и не отделяли при письме "благородные" частицы "де", "дю" и "д". "В XV веке никогда не ставили апостроф: Дальбрэ, Далансон или Долон писали в одно слово; лишь в современной орфографии раздельное написание указывает на происхождение из определенной местности или принадлежность к знати. Пишут герцог д'Алансон, герцог д'Арманьяк, но также Жан д'Олон, Жан д'Овернь, Гийом д'Этивэ, обозначая лишь место происхождения"[4]. "Современники Жанны писали ее фамилию слитно. Впрочем, они еще вообще не знали апострофа, который вошел в употребление лишь столетие спустя, в середине XVI в. Да и сами частицы "де", "дю", и "д'" вовсе не яв-лялись во времена Жанны обязательным признаком и при-вилегией дворянской фамилии. Они употреблялись в своем прямом значении предлога ("из") и указывали, если речь шла о простолюдине, откуда этот человек родом. В инте-ресующем нас случае фамилия Дарк или д'Арк, которую, кстати сказать, до XVII в. произносили и писали по-раз-ному--и Дар (Dаre, Dart), и Тар (Таrt), и Дай (Dау), и Дeй (Dеу), -- говорила лишь о том, что отец Жанны происходил из семьи, которая жила в некоем Арке -- и не более того... Апост-роф в фамилии Жанны встречается впервые в изданной в 1576 г. "Истории осады Орлеана", причем не в самом тексте хроники, где эта фамилия ни разу не упоминается, а в приложенных к нему стихотворении и "Уведомлении читателю". Это вовсе не значило, что анонимный поэт и издатель видели в Жанне дворянку, ибо в самой хро-нике рассказывалось о ее крестьянском происхождении"[7].
  
   "В ходе процесса, подвергшего ее осуждению, как ведьму, Жанна с высокомерным презрением отвергла утверждения, будто она пасла домашний скот или работала по хозяйству"[6].
  
   Процитируем протоколы допроса Жанны в Руане: "На вопрос, научилась ли она в юношеском возрасте какому-нибудь ремеслу, она сказала, что научилась шить полотняное платье и прясть и не уступает в этом деле любой руанской женщине".
   "...Она прибавила далее, что, пока была в доме отца, занималась домашними делами своей семьи и не ходила в поля с овцами и другими животными". Это было записано 22 февраля, а 24 февраля, Жанна поясняет: "На вопрос, водила ли она стадо в поля, она сказала, что прежде уже ответила на это и что, после того как стала более взрослой и достигла зрелого возраста, обыкновенно не пасла стадо, но, несомненно, помогала гнать его на пастбища и в замок по названию Остров при угрозе нападения солдат; но она не помнит,
   пасла ли она в юношеском возрасте стадо или нет"[8].
   Таким образом, заявление о "высокомерном презрении" есть ни что иное, как ложь.
   На этот счет существуют также свидетельства жителей Домреми, знавших Жанну в детстве. Вот, например, слова ее близкой подруги Манжеты: "Дом моего отца находился почти рядом с домом отца Жаннеты, и я хорошо знала Жаннету-Деву, потому что часто пряла вместе с ней и делала другую до-машнюю работу днем и по вечерам... Она работала с охотой, и у нее было много дел: она пряла, делала различную домашнюю работу, ходила на жатву, а иногда, в свой черед, пасла скот и при этом пряла"[7].
   Конечно, Жак д`Арк, отец Жанны, не был "бедным землепашцем" в традиционном понимании этих слов. Он являлся одним из главных людей  в селе, имел 50 акров земли и в списках 1423 и 1427 года числился юридическим представителем  от Домреми. Известно также, что в 1419 году, объединившись с другими семействами, он арендовал для защиты укрепление Шато-д'Иль у Пьера де Бурлемона, одного из окрестных сеньоров. Однако, несомненно, что Жак д`Арк был крестьянином и получил дворянство только в 1429 году, благодаря подвигам своей дочери.

"Разоблачение" 2. Жанна - внебрачный отпрыск королевского рода.

  
   "Во время процесса Жанна нигде не называет своей фамилии. Автор исследования "Судебная петля" советский историк Е. Б. Черняк упоминает, что Орлеанская дева почему-то совсем не хотела называть своих родителей. Только через месяц с лишним девушка заявила, что ее отцом является Жак д'Арк, а матерью - Изабелла Роме, т. е. Римлянка"[1].
  
   Приведем цитату из протокола от 21 февраля 1431 года (первый день допросов): "Затем на вопрос об имени отца и матери ответила, что отца зовут Жаком д'Арк, мать же - Изабеллой"[8].
  
   "На самом деле она только сказала своим судьям: "Меня зовут Жанна Девственница". И добавила, что в детстве ее называли Жаннетой. Сообщив имена своих родителей, она словно дала понять, что не собирается именоваться д'Арк. Ни в одном из документов - до ее реабилитации в 1456 г. - ее не называют Жанна д'Арк. Но везде - Жанна Девственница или Дева. Вольтер в "Орлеанской девственнице" тоже не называет свою героиню этим именем"[9].
  
   Ответим на этот довод цитатой из книги Р.Перну и М.Клэн: "При жизни Жанну никогда не называли Жанной д'Арк. В XV веке было принято добавлять к имени название местности, поселка или упоминание о происхождении; иногда к имени добавляли прозвище. Мать Жанны Изабеллу называли в текстах Изабеллой Роме, это прозвище она получила благодаря якобы совершенному ею паломничеству в Рим. Жанна сказала также, что у нее на родине дочери носят фамилию матери. Но она называла себя "Жанна Дева". Она гордилась этим именем и видела в нем символ своего призвания"[4].
   "В Руане судили не Жанну д'Арк. Судили "некую жен-щину по имени Жанна, обычно называемую Девой". Лишь в одном - единственном из дошед-ших до нас прижизненных документов она была названа по имени и фамилии. Это грамота аноблирования (воз-ведения в дворянство) самой Жанны и ее родных (де-кабрь 1429 г.); в подобном случае, естественно, нужно было указывать фамилию получателя дворянства"[7].
   Обратим внимание на этот факт - существование государственного документа, в котором Жанну называют фамилией д`Арк.
   21 февраля 1431 года на первом публичном допросе руанского трибунала Жанне был задан вопрос об ее имени и прозвище. "На это она ответила, что на родине ее зовут Жаннета, а после того как пришла во Францию, прозвана Жанной. Относительно своего прозвища она сказала, что она его не знает"[8].
   "Французский черновик протокола до-проса (так называемая "минута") употребляет здесь слово surnom, а официальный латинский текст -- cognomen. Оба этих термина могли в равной мере означать как фамилию в современном значении слова, так и "прозва-ние". Задавая подсудимой первый "анкетный" вопрос, судьи, очевидно, имели в виду ее фамилию, но она поняла их иначе. "Прозвание" у нее было, ее повсеместно назы-вали Девой, но назвать себя так на суде она не могла, не навлекая на себя обвинение в смертном грехе гор-дыни. Позже она поняла, чего от нее хотят, и через ме-сяц, 24 марта, когда следствие подошло к концу, и подсу-димую ознакомили с записью предыдущих допросов, она уточнила свои первоначальные показания. Жанна за-явила, "что была прозвана д'Арк или Роме и что в ее краях дочери носят прозвание матери".
   В том, что Жанна и сама толком не знала, кто она такая -- д'Арк или Роме, -- нет ничего удивительного. В крестьянской среде даже мужчины -- и те далеко не всегда имели устойчивые родовые "фамилии"; жизнь не часто ставила их в ситуации, когда требовалось установ-ление личности. Подчас родные братья могли носить раз-ные "фамилии". Что же каса-ется женщин, то их обычно называли только по именам"[7].
  
   "С прозвищем Жанны La Pucelle - "Девственница" тоже не все ясно. Французское слово происходит от латинского puella - "дочь", для "девственницы" имеется совершенно иначе звучащий латинский термин - virgo. Значит, это намек на ее происхождение из Орлеанского дома?"[1].
  
   Вывод более чем странный. Вообще в отечественной историографии традиционно принято прозвище "Дева". Однако это не совсем точный перевод. "Дева" по-французски звучит "la Vierge", и это установившееся имя для Девы Марии. Прозвище Жанны было "la Pucellе" - буквально "Девственница". Вторым значением этого французского слова является "девушка из простой семьи", "простая девушка".
   Кажется, все ясно. Однако, исходя из своих маловразумительных доводов, авторы "разоблачения" строят умопомрачительный воздушный замок - Жанна была якобы приемной дочерью в семье д`Арков, а настоящими родителями ее являлись королева-мать Изабелла Баварская и Людовик герцог Орлеанский. Дабы подкрепить эту сенсационную версию, ее сторонники приводят массу аргументов. Попробуем в них разобраться.
   Согласно версии ревизионистов, с 1397 года до 1407 года королева и ее деверь герцог Орлеанский состоят в любовной связи, от которой рождается несколько детей. Последнее дитя - мальчик, нареченный Филиппом - появляется на свет 10 ноября 1407 года и умирает в тот же день. Его тело отвозят в аббатство Сен-Дени и погребают в королевской часовне. Священник из Сен-Дени запишет: "Накануне дня святого Мартина зимнего, около двух часов пополуночи, августейшая королева Франции родила сына... Этот ребенок прожил совсем немного, и близкие короля успели лишь дать ему имя Филипп и окрестить его". Вокруг этого-то умершего мальчика и начинают искусственно создавать ореол таинственности, превращая его, путем подтасовки фактов, в Жанну д`Арк.
  
   "Вероятно, окружающие знали, что сей младенец - плод прелюбодеяния и от него необходимо скорее избавиться. Вероятно, близкие королеве люди знали, что ребенок будет тайно перевезен в другое место, в деревню под Парижем. Это не первая в истории Франции инсценировка смерти отпрыска королевского дома. Заменить в кружевных пеленках здоровую девочку на мертвого мальчика очень просто, если заранее приготовиться к такой подмене, и если близкие королеве люди заинтересованы в сохранении тайны"[6].
   "Января 6 дня 1407 / 1408 годов (по григорианскому календарю - 17 января) в Домреми ночью начался переполох. Вот как описывает это событие сенешаль Берри Персиваль де Буленвиллье в письме к герцогу Миланскому: "В ночь на Богоявление люди с факелами нарушили обычный покой. Поселяне, не ведая о рождении Девственницы, бегали взад и вперед, пытаясь выяснить, что же произошло, после того, как их призвали отпраздновать это событие""[6].
  
   Вообще, хотелось бы подробнее остановиться на упомянутом письме Буленвилье к герцогу Миланскому. Чтобы понять, что именно имеет в виду Буленвилье, описывая рождение Жанны, необходимо привести указанную выше цитату полностью, в ее истинном виде, не вырывая слов из контекста: "Я полагаю, го-сударь, что ва-ших ушей уже коснулся слух о некоей Деве, которая, как благочестиво считают многие, была послана нам Бо-гом. А посему, прежде чем изложить вам в немногих сло-вах ее жизнь, деяния, положение и нрав, расскажу о ее происхождении. Она родилась в небольшой деревне Домреми, что в бальяже Бассиньи, в пределах и на границе Француз-ского королевства, на берегу Мааса, по соседству с Ло-тарингией. Ее родители слывут людьми простыми и чест-ными. Она увидала свет сей бренной жизни в ночь на Бого-явление Господа, когда весь люд радостно славит деяния Христа. Достойно удивления, что все жители были охвачены <в ту ночь> необъ-яснимой радостью и, не зная о рождении Девы, бегали взад и вперед, спрашивая друг друга, что случилось. Не-которые сердца испытывали при этом какой-то неведомый прежде восторг. Что еще? Петухи, словно глашатаи ра-достной вести, пели в течение двух ча-сов так, как никогда не пели раньше, и били крыльями, и казалось, что они предвещают важное событие".
   Как видим, в настоящей цитате не указан 1407 год, нет никаких упоминаний о появлении "людей с факелами", нет ни малейшего намека на то, что некий младенец королевской крови был привезен в Домреми, более того Буленвилье ясно пишет, что родилась Жанна в Домреми, и ее родители - люди простые. Как пишет Райцес, "в основе этого послания, содержащего жизнеописание Девы с момента рождения и вплоть до битвы при Пате, лежала концепция чуда". Действительно, данный отрывок проникнут мистическими знамениями, предвещающими появление героя, и построен в соответствии с теми же принципами, по которым строятся все легенды. Впрочем, некоторые историки объясняют необычное радостное настроение поселян, описанное в письме, тем, что в ночь на Богоявление люди предавались праздничному веселью.
   Обратим также внимание на дату - 6 января 1407 года. Если принять 1407 год за год рождения Жанны, то на момент суда в Руане и казни ей должно было быть двадцать четыре года. Сравним эту цифру с показаниями Жанны на процессе 1431 года: "На вопрос, сколько ей лет, ответила, что, как ей кажется, около 19 лет"[8]. Ревизионисты используют этот неуверенный ответ для подтверждения своей версии, однако неуверенность Жанны объясняется тем, что она не умела считать и писать, и как большинство ее деревенских сверстников не знала в точности своего возраста. Когда в 1429 году в Шиноне Жанну спросили о том, сколько ей лет, она ответила: "Семнадцать или девятнадцать", значит, годом ее рождения был 1410 или 1412. Большинство серьезных историков более склоняются ко второй дате. Однако сторонники ревизионизма бессовестно переиначивают слова Жанны:
  
   "Самой Жанне на тот момент минуло 20. Она по поводу своего возраста заявила в Шиноне: "Мой возраст составляет трижды семь", т.е. 21 год, а вовсе не 17 лет, как пытается уверить нас официальная легенда"[6].
  
   Есть еще одна явная нестыковка в домыслах о младенце, отданном на воспитание в деревню - вспомним, что ребенок королевы был окрещен, и крещение это состоялось в день родов. Обратимся к свидетельским показаниям жителей Домреми, присутствовавшего при ее крещении в церкви святого Реми, и зададимся вопросом - неужели в эпоху, когда соблюдению церковных таинств придавалось главенствующее значение, могло случиться так, что младенец оказался крещеным дважды?
   Еще один вопрос, возникающий в связи с данной теорией - где находился "выживший" и "подмененный" младенец с 10 ноября по 6 января?
  
   "В ходе нашего расследования период в целых два месяца остается совершеннейшим темным пятном. Где содержали ребенка? Кто за ним приглядывал? Почему его только через два месяца перевезли в деревню? Дожидались, пока подрастет немного? На все эти вопросы ответов нет даже предполагаемых. Правда сохранилась одна устная традиция. Но опираться на нее невозможно, так как даже Робер Амбелен, упоминающий о ней, не считает возможным называть какие-либо имена"[6].
  
   Тем не менее, домыслы продолжаются:
  
   "Двадцать лет спустя жители Домреми не лукавя засвидетельствуют перед двумя уполномоченными, присланными церковным судом из Пуатье для расследования, что малышка появилась в деревне днем и что означенная Жанна была известна в этой деревне, как дочь Изабо Баварской и герцога Луи Орлеанского"[6].
  
   Хотелось бы спросить господ "историков" - где же эти свидетельства и почему официальная историческая наука ничего о них не упоминает? Напротив, сохранившиеся материалы Оправдательного Процесса, в ходе которого были допрошены жители Домреми, близко знавшие Жанну в детстве и ее родителей, говорят обратное: "Овьетта, бывшая неразлучной с Жанной, - она вышла замуж за крестьянина из Домреми Жерара - явно рада представившемуся случаю рассказать о подруге: "С юных лет я знаю Жанну Деву, родившуюся в Домреми от Жака д'Арка и Изабелетты Роме. Супруги были усердными землепашцами, истинными католиками, пользовавшимися доброй славой. Я знаю это, ибо не расставалась с Жанной и как ее подруга ходила в дом ее отца""[9].
   Вот свидетельство крестной матери Жанны - Беатрисы, вдовы д'Эстеллена, крестьянина из Домреми: "Жаннета родилась в Домреми от су-пругов Жака д'Арка и Изабеллеты, крестьян, истинных и добрых католиков, честных и достойных людей, жив-ших по их средствам, но не слишком богатых".
   А как же быть с показаниями главного свидетеля - матери Жанны, Изабеллы Роме?
  
   "7 ноября 1455 года в Соборе Парижской Богоматери открылось первое торжественное заседание, а Изабелла де Вутон, подавшая прошение папе о санкционировании реабилитации, на нем не присутствовала. Она вообще не выступала свидетелем, хотя могла бы сообщить множество достоверных сведений о той, которую вырастила. Может быть, ее не заслушивали от того, что будучи в уже очень преклонном возрасте, Изабелла де Вутон могла впасть в противоречия, а то и сболтнуть лишнее"[10].
  
   Как не стыдно врать, господа "историки"? Вот слова, сказанные Изабеллой Роме 7 ноября 1455 года в Соборе Парижской Богоматери, и зафиксированные в документах Оправдательного Процесса: "У меня была дочь, родившаяся в законном браке, которая была достойно крещена и прошла конфирмацию и была воспитана в страхе перед Господом Богом и в уважении к традициям церкви, насколько то позволял ее возраст и скромное положение; так что, хотя она и выросла среди полей и пастбищ, она постоянно ходила в церковь и каждый месяц, исповедовавшись, получала таинство евхаристии; несмотря на свой юный возраст, она с великой набожностью и усердием постилась и молилась за народ, находившийся в столь большой нужде, и сочувствовала ему от всего сердца; однако... некоторые враги... привлекли ее к суду, поставив под сомнение ее веру, и... сей невинной девушке не оказали никакой помощи, и она предстала перед судом вероломным, жестоким и несправедливым, в котором не было ни капли законности... и ее осудили преступным и достойным порицания образом и, жестоко осудив, сожгли на костре".
   Опровергая доводы ревизионистов, Ф.Ромм пишет: "Заметим, что если отцом Жанны был герцог Орлеанский, то очень странно, что девочку не воспитывали в тех же условиях, что и другого незаконнорожденного ребёнка герцога - Дюнуа Орлеанского. Кто стал бы допытываться о матери, если бы сводные брат и сестра росли вместе? Зачем понадобилось посвящать в дворцовые дела постороннюю крестьянскую семью? Да и странно, что глава семейства Жак Дарк относился к Жанне, как обычный крестьянский отец к своей дочери: пытался насильно выдать её замуж и даже угрожал убить. Ему-то какое дело до поведения принцессы, отданной ему на временное воспитание?"[2]
   Легенда о королевском происхождении развивается дальше:
  
   "Как же она росла в Домреми, как воспитывалась? У автора этой статьи слишком мало данных, но и тех, что есть, вполне хватит, чтобы сделать вывод: она получила очень неплохое образование и все те умения и навыки, которые необходимы даме знатного происхождения"[10].
  
   Интересно, как же при такой образованности Жанна не научилась грамоте? "Ни "а", ни "б" не знаю", скажет сама Жанна. Известно, что только в 1429 году она выучилась писать свое имя, а во всех ранних документах вместо подписи ставила крест.
  
   "Управляющий от имени короля небольшим городком Вокулер, возле которого и находилась деревушка Домреми, Робер де Бедрикур, скорее всего, был обязан "присматривать" за Жанной, попутно обучая ее кое-чему, в том числе и воинским искусствам"[6].
  
   Невероятно! Наверное, именно поэтому, когда Жанна явилась в Вокулерский замок, де Бодрикур дважды выставлял ее оттуда ни с чем. Об этом говорят свидетельства очевидцев его первой встречи с Жанной.
   Дюран Лассар, родственник Жанны, крестьянин из Бюрей-Ле-Пти (он был первым человеком, которому Жанна открыла свой замысел и которому доверяла): "Я сам пошел за Жанной в дом ее отца и привел к себе. Она заявила мне, что хочет отправиться во Францию, к дофину, чтобы коро-новать его, говоря: "Разве не было предсказано, что Францию погубит женщина, а спасет дева?" Она про-сила меня пойти <с ней> к Роберу де Бодрикуру, чтобы тот приказал проводить ее туда, где находится дофин. Сей Робер сказал мне, повторив несколько раз, чтобы я отвел ее домой, к отцу и дал оплеуху".
   Бертран де Пуланжи, местный дворянин, состоявший в то время на службе у де Бодрикура, впоследствии ставший соратником Жанны: "Жанна-Дева пришла в Вокулер, как мне кажется, незадолго до дня Вознесения Господа, и я видел, как она говорила с Робером де Бодрикуром, который был тогда капитаном назван-ного города. Она ему сказала, что явилась к нему, Роберу, от своего господина, дабы передать дофину, чтобы он крепко держался и не воевал с врагами, ибо ее госпо-дин пошлет ему помощь не позднее середины великого поста. Жанна говорила также, что королевство принадлежит не дофину, но ее госпо-дину; однако же, господин ее желает, чтобы дофин стал королем и владел <королевством>. Она сказала, что наперекор недругам дофин станет коро-лем, и она сама поведет его к миропомазанию. Назван-ный Робер спросил у нее, кто ее господин, и она отве-тила: "Царь небесный". Сказав это, она вер-нулась в отчий дом вместе со своим дядей Дюраном Лассаром из Бюрей-Ле-Пти. Потом в начале великого поста Жанна снова пришла в Вокулер, прося, чтобы ей дали провожатых к дофину, и, видя это, мы с Жаном из Меца предложили провести ее к королю, в то время дофину".
   И, наверное, именно потому, что сир Робер был посвящен в тайну королевского происхождения Жанны, перед тем, как отправить ее в Шинон, он попросил вокулерского кюре Жана Фурнье прочесть над Жанной формулу заклинания злых духов, дабы убедиться, что она не ведьма.
   О том, почему доблестный комендант Вокулера, расценивший первоначально слова Жанны как насмешку, изменил свое отношение, есть разнообразные версии. Самая обоснованная и она же самая простая - за время, которое Жанна провела в Вокулере, она приобрела огромную популярность среди людей, начавших видеть в ней Деву Спасительницу из распространенного тогда пророчества. Популярность эта была так велика, что слухи о Деве достигли ушей герцога Лотарингского, который пожелал с ней встретиться. Об этой встрече мы будем еще говорить отдельно. Однако среди некоторых довольно авторитетных биографов Жанны существует суждение о том, что за согласием де Бодрикура может скрываться некая государственная тайна. "Согласно этой точке зрения, сразу же после встречи с Жанной комендант Вокулера уведомил дофина о появ-лении в вверенной ему крепости "посланницы неба" и получил распоряжение отправить ее ко двору. Дело в том, что в числе провожатых Жанны в Шинон был некий Коле де Вьенн, названный в показании ее другого спут-ника, Жана из Меца, королевским гонцом"[7].
   "Заметим прежде всего, что вся конструкция держится на одной единственной "опорной свае" -- на упоминании о Коле де Вьенне. Больше нигде в источниках -- ни в ма-териалах руанского процесса, ни в материалах процесса реабилитации, ни в хрониках, ни в административной пе-реписке, финансовых счетах и других правительственных документах -- мы не найдем ни малейшего намека на то, что комендант Вокулера получил распоряжение от-править Жанну к дофину. И если вначале это молчание могло быть еще как-то связано со стремлением прави-тельства держаться в стороне до тех пор, пока миссия Девы не получила официального признания, то в даль-нейшем -- после победы под Орлеаном, разгрома англи-чан при Пате, триумфального похода на Реймс -- оно яв-ляется совершенно необъяснимым. Известно, что летом 1429 г., когда Жанна находилась на гребне славы, фран-цузская пропаганда всячески подчеркивала тезис о нали-чии глубокой мистической связи между королем и Де-вой. И эта пропаганда, безусловно, использовала бы вер-сию о приглашении Девы в Шинон, если бы такая вер-сия имела под собой основание.
   Более того, предположение, что встрече дофина с Жан-ной предшествовала переписка между Вокулером и Шиноном, противоречит показаниям самой Жанны. На четвертом публичном допросе 27 февраля 1431 г. она за-явила, что послала Карлу письмо только из Сант-Катрин-де-Фьербуа, когда уже пересекла Луару и находилась всего в одном переходе от Шинона (30 км). "В этом письме она спрашивала, можно ли ей явиться в тот го-род, где находится король, <а также сообщала>, что она проехала полторы сотни лье, чтобы прийти к нему на помощь, и что у нее есть для него хорошие вести". Из слов Жанны яв-ствует, что дофин тогда впервые узнал о ее существова-нии... Ни эта просьба, ни эти обещания не имели бы смысла, если бы существовала предварительная договоренность и Коле де Вьенн явился бы за Жанной, чтобы доставить ее к дофину"[7].
   В этой связи хотелось бы привести также слова Жана де Меца: "Поездка <в Шинон> была сделана за счет Бертрана де Пуланжи и меня непосредственно". Впоследствии, когда Жанну уже поставят во главе французского войска, Карл VII возместит де Мецу и де Пуланжи их расходы. Тем не менее, очевидно, что именно эти двое дворян, поверивших в Жанну и поклявшихся ей в верности, Робер де Бодрикур, на свой страх и риск пославший Жанну к дофину, давший ей рекомендательное письмо для него, сказав ей на прощание: "Иди, и будь, что будет", верный Дюран Лассар, да еще святая вера простых людей, помогли Жанне начать осуществление ее миссии, и никаких тайных инструкций из Шинона не было.
  
   Однако, ревизионисты не преминули ухватиться за версию об участии членов королевского дома в этом мероприятии и раздули ее до фантастических размеров:
  
   "Кстати, о пути в Шенон. Начнем с того, что в январе 1429 года, незадолго до отъезда туда Жанны, в селение Домреми, где она жила в семье д'Арков, прибыл королевский гонец Жан Колле де Вьенн в сопровождении шотландского лучника Ричарда. По его распоряжению был сформирован эскорт из рыцарей Жана де Новелонпон и Бертрана де Пуланжи, их оруженосцев и нескольких слуг. По дороге отряд заехал в Нанси, где Жанна долго совещалась о чем-то с герцогами Карлом Лотарингским и Рене Анжуйским, а также "в присутствии знати и народа Лотарингии" приняла участие в рыцарском турнире с копьем. Если учесть, что турниры были исключительной привилегией знати, что вокруг ристалища выставлялись щиты с гербами участников, то представляется совершенно невероятным, будто Карл Лотарингский и прочие сеньоры примирились бы с тем, что на чистокровного боевого коня взгромоздилась крестьянка, причем вооруженная копьем, пользоваться которым имели право исключительно посвященные рыцари. И еще вопрос: откуда у нее взялись доспехи? Подобрать на ее рост чужие было бы весьма и весьма затруднительно... Наконец, под каким гербом она выступала? Лишенных (пусть даже временно) дворянских прав д'Арков? Вот уж кому это было, как говорится, не по чину!"[5]
   "Приходится признать, что в присутствии герцога Лотарингского Жанна воспользовалась привилегией, совершенно недоступной для крестьянки. Почему же ей это позволили? Очевидно, при дворе герцога Лотарингского знали или догадывались, что Жанна - принцесса королевской крови. Именно принцессе, а не простой крестьянке за проявленное умение в боевых играх был преподнесен в подарок великолепный вороной скакун"[6].
   "Как бы то ни было, но еще до отъезда Жанны в Шинон, где в это время находился престолонаследник Карл, из этого самого Шинона в Домреми прибыл человек, о присутствии которого многие французские историки упоминают неохотно, поскольку с ним связаны весьма деликатные обстоятельства. Что же это за таинственный человек? Это Жан Колле де Вьен, королевский гонец, сопровождаемый шотландским лучником Ричардом. Любопытное обстоятельство. Не правда ли?"[6].
   "Наконец, по прибытии в Шенон Жанну незамедлительно приняли обе королевы - Иоланда Анжуйская, теща дофина Карла, и ее дочь, Мария Анжуйская, жена Карла. Как видите, Деву доставили в Шенон с почетом, и ни о каком преодолении препон говорить не приходится"[5].
  
   Разберемся по пунктам.
   1. На суде в Руане одним из пунктов обвинения было нарушение заповеди родительского послушания. "Спрошенная, хорошо ли она поступила, уйдя из дому без позволения отца и матери, отвечала, что во всем остальном, кроме ухода, она была им покорна, но что позже она им об этом написала, и они ее от души простили". Жанна ни разу не упомянула о том, что из Домреми ее увезли по распоряжению из Шинона.
   Интересный факт: незадолго до того, как Жанна уходит из дома, ее отец видит сон о том, что Жанна ушла с солдатами. По словам Изабеллы Роме, матери Жанны, Жак д`Арк после этого сказал своим сыновьям: "Если это и вправду случится, вы должны ее утопить, а если вы этого не сделаете, то я утоплю ее сам". По свидетельству соседей семьи д`Арк, "и ее отец и мать почти потеряли рассудок, когда она ушла из дому, чтобы направиться в Вокулер". Если версия ревизионистов верна, то как объяснить такую реакцию родителей Жанны на ее уход? Для них это было явной неожиданностью. И как объяснить, что в показаниях жителей Домреми на Оправдательном процессе нет ни одного упоминания о прибытии в их деревню королевского гонца в январе 1429 года?
   2. "Что же касается Коле де Вьенна, то здесь нужно иметь в виду, что, хотя Вокулер и находился в глубоком бургундском тылу, его связи с французским правитель-ством не пресекались, и королевские гонцы периодически появлялись в далекой крепости с депешами и распоряжениями. Нет поэтому никаких причин считать очередной приезд такого гонца каким-то чрезвычайным событием, и, тем более, связывать его с секретными пла-нами правительства в отношении Жанны д'Арк. Заме-тим попутно, что сама Жанна не только не догадывалась до конца своих дней о "тайной миссии" Коле де Вьенна (что, конечно же, было бы невозможно, если бы он дей-ствительно доставил ее в Шинон по распоряжению до-фина), но и вообще не выделяла его из четверки безымянных "слуг", сопровождавших ее, Жана из Меца и Бертрана де Пуланжи. Другое дело, что приезд гонца, которому был знаком наиболее безопасный путь через оккупированную территорию, оказался очень кстати и немало облегчил практическое осуществление замысла Жанны"[7].
   Таким образом, роль Коле де Вьенна ревизионистами сильно преувеличена. Что касается отряда, для сопровождения Жанны в Шинон, то сформирован он был по распоряжению де Бодрикура, а не королевского гонца, и произошло это уже после визита Жанны в Нанси.
   3. Поездка в Нанси, по поводу которой ревизионисты делают столько далеко идущих предположений, была инициирована самим Карлом Лотарингским. "Герцог рано одряхлел, его одолевали болезни (через два года они, свели его в могилу), лекари и лекарства не помогали. До него дошел слух об объявившейся не-подалеку боговдохновенной деве, и он распорядился по-слать за ней. Что может быть более естественно для того времени? Жанна рассказала Карлу о своем замысле, про-сила помощи, но ничто, кроме собственного здоровья, того не интересовало. "Герцог Лотарингский приказал, чтобы ее к нему привели, -- сказано в протоколе второго пуб-личного допроса Жанны в Руане, -- она отправилась туда и сказала, что хочет идти во Францию. Герцог расспра-шивал ее, как ему восстановить свое здоровье, но она ему ответила, что ничего об этом не знает. О своей поездке (во Францию) она говорила мало; однако же, сказала герцогу, чтобы он дал ей своего сына и людей, которые проводят ее во Францию, и она будет молить бога об его здоровье". Сыном герцога Жанна называла его зятя, Рене Анжуйского.
   Некоторые подробности разговора Жанны с Карлом Лотарингским сообщила на процессе реабилитации Мар-гарита Ла Турульд, вдова королевского советника Рено де Булинье. В ее доме в Бурже Жанна провела осенью 1429 г., после коронационного похода, около трех недель. Маргарита сблизилась со своей почетной гостьей, и та ей о многом рассказывала. Зашла у них речь и о визите Жанны к герцогу Лотарингскому. По словам Маргариты, герцог позвал к себе Жанну потому, что был болен, а Жанна заявила ему, что он не выздоровеет до тех пор, "пока не исправится" и не воссо-единится со своей добродетельной супругой. Скандальное поведение герцога, открыто сожительство-вавшего с некоей Ализон Дюмей, ни для кого не было секретом, а зная характер Жанны и ее отношение к по-добным вещам, можно не сомневаться, что она выложила ему все напрямик"[7]. Одним словом, не нужно искать тайн там, где их нет.
   4. Упоминание об участии Жанны в рыцарском турнире в Нанси взято из "Бюллетеня общества археологии и Лотарингского исторического музея", и серьезными специалистами его достоверность подвергается сомнению. Уместно также вспомнить о том, что во время поездки в Нанси при Жанне никаких доспехов и гербов не было. Первые свои латы Жанна получит позже - в Туре.
   5. Аудиенции у Иоланды Анжуйской добился Бертран де Пуланжи, Жанна на ней не присутствовала. Теща Карла VII действительно проявляла интерес к загадочной девушке, о которой уже ползли слухи, как о Деве из знаменитого пророчества, и подробно расспросила о ней де Пуланжи. Вполне возможно, что она внесла свою лепту в то, чтобы убедить Карла принять Жанну.
  
   "По традиции Жанну должны были задержать стражники у ворот Шинона для выяснения личности, затем ей предстояло бы объяснение с дежурным офицером, затем - с губернатором, и только после этого ей назначили бы аудиенцию у короля, если бы, конечно, ее допустили к нему. Некоторые знатные дворяне иной раз не по одному дню дожидались аудиенции. А тут простая крестьянка. И все же Жанне не пришлось проходить через все эти процедуры. Никто не требовал удостоверять ее личность. По всей видимости, Жанну в Шиноне знали и ждали. Ждали с нетерпением"[6].
  
   Ответим на эту сентенцию цитатой из книги историков, работающих с реальными историческими документами, а не вторичными, весьма сомнительными источниками: "Король приказал своим советникам отправиться на постоялый двор, где остановилась Жанна, и расспросить ее: зачем она приехала и чего просит? Жанна колеблется; она хочет говорить о своей миссии только в присутствии короля, но, так как на ответе настаивают, она, в конце концов, говорит, что у нее два поручения от Царя Небесного. Во-первых, снять осаду с Орлеана, а затем проводить короля в Реймс, дабы он был там миропомазан и коронован. Установив это, советники вернулись к королю. Их мнения разделились. Одни считали, что эта девица явно сумасшедшая и поэтому ее следует без обиняков выпроводить, другие полагали, что королю следует, по крайней мере, выслушать Деву. Вполне вероятно, что Карл окончательно принял решение и согласился принять ее в замке лишь после того, как получил послание Робера де Бодрикура, отправленное вскоре после отъезда маленького отряда и подтверждающее сказанное Жанной и ее спутниками. Если бы не заверения капитана, не так давно вновь доказавшего свою преданность королю, недоверчивый и подозрительный Карл не принял бы Жанну.
   Подумать только, что пришлось преодолеть этой девочке: долгое трудное путешествие по территориям, которые в другие времена назвали бы "оккупированной зоной", переправа вброд через вздувшиеся от паводка реки; а сколько раз можно было наскочить на вражеские гарнизоны и военные отряды в пути и на остановках! И все это надлежащим образом подтверждено закаленным в боях капитаном далекой крепости; все говорит в пользу того, что надо хотя бы переговорить с девушкой. Задним числом понимаешь мудрость Жанны, которая сначала отправилась в путь со своими двумя спутниками, затем вернулась в Вокулёр и заявила: "Не так нам пристало удаляться". Настойчивость, с которой она стремилась переговорить с Робером де Бодрикуром, теперь кажется вполне оправданной: ей было необходимо ручательство капитана"[4].
  
   В качестве аргумента в пользу версии королевского происхождения ревизионисты выдвигают почему-то фразу, сказанную Жанной во время знакомства с герцогом Алансонским:
  
   "Уже на следующий день после официального представления при шенонском дворе Жанна беседовала с дофином Карлом, причем -- и это отмечают все свидетели - сидела рядом с ним, что могла себе позволить лишь принцесса крови. При появлении герцога Алансонского она бесцеремонно поинтересовалась:
  
- А это кто такой?
  
- Мой кузен Алансон.
  
- Добро пожаловать! - благожелательно проговорила Жанна. - Чем больше будет нас, в ком течет кровь Франции, тем лучше..."[8]
  
   Здесь мы имеем намеренное искажение слов Жанны. Приведем воспоминание самого Жана д`Алансона: "Когда Жанна приехала к королю, тот был в городе Шиноне, а я в городке Сен-Флоран (около Сомюра); я охотился на перепелок, когда прибыл гонец и сказал мне, что к королю приехала Дева, утверждающая, что она ниспослана Богом изгнать англичан и снять осаду этих англичан с Орлеана; вот почему на следующий день я отправился к королю, пребывавшему в городе Шиноне, и увидел там Жанну, разговаривающую с королем. В тот момент, когда я подошел, Жанна спросила, кто я, и король ответил, что я герцог Алансонский. Тогда Жанна сказала: "Вам добро пожаловать, чем больше людей королевской крови Франции соберется вместе, тем будет лучше"".
   Как видим, первоначальная фраза несколько отличается от той, которую приводят ревизионисты, причем это небольшое отличие коренным образом меняет смысл. Р. Перну по этому поводу пишет: "Иногда ответ Жанны трактовали неправильно (единственно из-за ошибки в переводе, ведь она определенно сказала: "Quanto plures erunt", т. е. "чем больше их будет")"[4].
  
   Теперь давайте вернемся к гербу Жанны д`Арк. Ранее мы немного коснулись темы аноблирования Жанны, указав, что в конце 1429 года Карл присвоил семье Жанны и ей самой дворянские права и даровал герб с изображением королевских лилий.
  
   "Дарованный Жанне дофином герб не имеет ни малейшего отношения к гербу д'Арков, указывая на совсем иное, куда более высокое происхождение"[5].
   "Этот герб воспроизведен в книге Ж. Песма "Жанна Д' Арк не была сожжена" (П. - 1960 г.), Э. Вейль-Рейналя "Двойная тайна Жанны Девственницы" (П. - 1972 г.), а так же описан Ж. Жакоби в его исследовании "Знатность и герб Жанны Д' Арк": "щит с лазурным полем, в котором две золотые лилии и серебряный меч с золотым эфесом острием вверх, увенчанный золотой короной". Специалисты считают, что такие короны помещались на гербах "принцев крови" (А. Лаббит. "Начальный трактат о гербе", П. Жубер. "Лилии и львы, введение в искусство герба".). Что касается меча, то многие специалисты склонны видеть в нем пресловутую "темную полосу незаконнорожденности"...
   ...Герб Жанны говорил о королевской крови и ничего не говорил о незаконнорожденности, только намекал, так как вместо классической "темной полосы" была использована символическая композиция, расшифровка которой являлась непосильной задачей для большинства"[6].

   Следует отметить здесь, что сама Жанна не придавала никакого значения полученному дворянству, что явствует из руанских протоколов: "Спрошен-ная, имела ли она щит и герб, отвечала, что не имела ни того, ни другого, но что король даровал ее братьям герб, а именно щит лазоревого цвета с двумя лилиями и мечом посередине... Затем она сказала, что сей герб был да-рован королем ее братьям без всякой просьбы с ее стороны или откровения".
   Хочется задать ревизионистам вопрос: если данный герб был пожалован не одной Жанне, а и ее родным, то не следует ли из этого, что в жилах всей семьи д`Арк текла королевская кровь?
  
   Разберемся теперь с еще одним "доказательством". Наши псевдоисторики пытаются подвести под свою теорию прозвище Жанны - Орлеанская Дева:
  
   "Под прозвищем Орлеанская Девственница она была известна задолго до того, как освободила город Орлеан. Архиепископ Амбренский в письме к Карлу VII (март 1428 года) уже называет ее Орлеанской Девственницей, а, между прочим, она еще преспокойно обретается в тот момент в Лотарингии, еще никто не знает (или не должен знать), что, прежде всего, она собирается освободить Орлеан. В данном случае прозвище Жанны выглядит, как указание на принадлежность к Орлеанскому дому"[6].
  
   Исследуя вопрос возникновения прозвища "Орлеанская Дева", В.И.Райцес пишет: "Это выражение встречается впервые в тексте 1555 г., а через двадцать лет, в 1576 г., можно было уже прочесть: "Жанна д'Арк, именуемая обычно Орлеан-ской девой""[7]. Режин Перну соглашается с этим утверждением: "Выражение "Орлеанская Дева" появляется в XVI веке..."[4]. Райцес также пишет: "Немногочисленные исследователи, занимавшиеся во-просом о появлении термина "Орлеанская дева", связы-вают это понятие с местным культом Жанны в Орлеане. Известно, что сразу же после освобождения там стали ежегодно отмечать это событие торжественной процессией; эта традиция сохранилась до наших дней. В начале XVI в. на Орлеанском мосту был сооружен пер-вый памятник Жанне д'Арк. Орлеан был единственным городом, в котором память о Жанне по-стоянно поддерживалась и материально воплощалась; естественно, что и само представление о Деве все более ассоциировалось с тем местом, где она совершила свой первый подвиг"[7].
  
   "Во время той же коронации в Реймсе только один штандарт Девственницы получил право находиться на хорах собора в Реймсе"[6].
  
   Ответ на этот вопрос давала сама Жанна. Когда на суде в Руане ее спросили: "Почему ваше знамя внесли в со-бор во время коронации в предпочтение перед знаме-нами других капитанов?", она сказала: "Оно было в труде и по праву должно было находиться в почести".
  
   Таким нелепым образом выглядят попытки сделать из Жанны принцессу. Возникает два вопроса: зачем нужны эти домыслы и можно ли назвать их клеветой?
   При подготовке данного очерка автор связался с одним из распространителей этих слухов. Вот цитата из ответа этого оппонента: "Знатное происхождение - оскорбление для героя? С каких пор? Бедные декабристы! Да все известные и прославленные люди, кто рождён в лучших условиях и с голубой кровью при подобной постановке вопроса - никто и звать их никак. Что, крестьянка, получившая несколько серьёзных ранений, страдает больше, чем получившая такие же ранения принцесса крови? Или происхождение влияет на качество отваги, решимости, мужества, на глубину горечи, боли, терзаний? У Вас классовый подход, неверно усвоенное марксистско-ленинское учение мозги застит?"
   Действительно, казалось бы, что оскорбительного в россказнях о якобы знатности, если не считать того, что они лживы? Однако, при детальном рассмотрении эти басни оказываются не так уж и безобидны. Подумайте, какая разница между реальным образом Жанны - простой безвестной девушки, которая через все препятствия доходит до короля, попутно завоевывая уважение и преклонение воинов - грубоватых мужчин, привыкших к войне и крепкому словцу, добивающаяся расположения недоверчивого и скрытного Карла, побеждающая своей непоколебимой верой образованных теологов в Пуатье, и образом принцессы, пусть незаконнорожденной, но которую "с почетом" приводят к дофину, дают войско, и всяческие привилегии только благодаря ее принадлежности к королевскому дому.
   "...Если Жанна -- дочь королевы, то она была сестрой дофина Карла. Тогда становятся вполне объяснимы все почести, оказанные ей в Шиноне весной 1429 года, и все полученные ею привилегии. Более того, появление их даже закономерно, ведь она -- "дочь Орлеанского дома""[10].
   С помощью своих лихих кульбитов ревизионисты пытаются доказать всему миру, что ничего исключительного в Жанне не было, что она такая же, как все. Можно было бы не делать таких резких выводов, если бы на этом фантазия клеветников иссякала. Однако продолжим.
  

"Разоблачение" 3. "Голоса" Жанны - мистификация придворных советников Карла VII

  
   Из протокола допроса Жанны Девы от 22 февраля 1431 г.: "Далее она призналась, что ей было трина-дцать лет, когда она имела откровение от Гос-пода нашего посредством голоса, который наставлял ее, как ей следует себя вести. В первый раз она сильно ис-пугалась. Этот голос раздался в полдень, летом, когда она была в саду; в тот день она постилась; голос шел справа, со стороны церкви. Он сопровождался светом, который исходил с той же стороны. Редко бывало так, чтобы, слыша голос, она не видела бы света, обычно очень яр-кого. Когда она пришла во Францию, она часто слышала этот голос. Он показался ей благородным, и она считает, что он исходит от Бога, а услышав его трижды, поняла, что то был голос ангела. Она сказала также, что этот голос всегда охранял ее, и она его хо-рошо понимала".
   Из протокола допроса от 27 февраля 1431 г.: "Я уже достаточно вам говорила, что ничего не делала, кроме как по указанию Бога".
   Из протокола допроса от 3 марта 1431 г.: "На вопрос, твердо ли верят ее сторонники, что она послана Богом, она ответила: "Я не знаю, верят ли они в это, и я оставлю это на их совесть; но если они этому и не верят, я все же послана
   Богом".
   Феномену Голосов Жанны посвящено много исследований. Существует несколько версий об их происхождении.
   Первая основана на убежденности в мистической природе Голосов и видений Жанны. Одни считают, что Жанна имела реальное общение с Архангелом Михаилом и Святыми Екатериной и Маргаритой. Другие полагают, что она обладала выраженной способностью к ясновидению, и ее прозрения, преломляясь через призму религиозного сознания, приобретали удобную для восприятия форму.
   Сторонники второй версии считают, что Голоса были вымышлены самой Жанной для того, чтобы придать своим словам и действиям больший вес.
   Третья версия предполагает, что Жанна д`Арк страдала психическим расстройством, и ее видения соответствуют клиническим проявлениям шизофрении.
   Однако, гораздо эффектнее с точки зрения ревизионистов выглядит другая теория - о том, что Голоса Жанны являлись инсценировкой со стороны придворных Карла VII, создавших сложную и запутанную интригу. Согласно этой версии, некая придворная группировка сыграла на ярком воображении девушки и внушала ей под видом Святых Екатерины и Маргариты выгодные для этой группировки мысли и решения.
   Первые три версии - предмет отдельного анализа. Здесь же остановимся на четвертой.
  
   "Жанна не только слышала голоса. Она иногда и видела святых, и обнимала (так, как обнимают рыцаря при посвящении). То есть происходил феномен материализации всех трех названных ею "святых", материализации трехмерной, что нечасто случается в истории паранормальных явлений. А вот когда она оказалась узницей, то "святые" больше не являли ей свой лик, она слышала лишь их голоса"[6].
   "Углубленные исторические исследования, проведенные по распоряжению папы Иоанна XXII, показали, что кое-какие святые, в том числе и названные в начале этой главы, никогда не существовали, как реальные исторические лица. В результате по приказу папы Иоанна XXII их имена были вычеркнуты из святцев. Следовательно, в Домреми, в Шиноне, в Руане Жанна видела, вступала в телесное соприкосновение или слуховой контакт с лицами, никогда не существовавшими в истории, с людьми, которых никогда не было на свете. А ведь именно "святые" женского пола настойчиво рекомендовали ей устремиться на помощь королевству, венчать на царство Карла VII в Реймсе и обречь на провал притязания семейства Плантагенетов, поддержав семью Валуа... Видения Жанны были удивительно на руку именно партии арманьяков" [6].
   "Если уж партии арманьяков были так выгодны видения Жанны, то, может быть, они сами их и организовали?"[6]
   "Трудно сказать, что действительно думают серьезные французские историки о видениях Жанны, но или кто-то успешно манипулировал нашей героиней, или она сама сознательно включилась в эту сложную игру, серьезно и добросовестно играя свою роль. Впрочем, возможен и третий (смешанный) вариант"[6].
   "Карлу VII были необходимы какие-то факты или события, обосновывавшие его претензии и подтверждавшие его права на французскую корону, по крайней мере, в глазах собственного народа. И в этих событиях ясно должен был просматриваться тот самый "промысел божий". А если вдохновленный народ ко всему еще и кинется отвоевывать Орлеан, Париж и другие захваченные англичанами города, то лучшего и желать нельзя. Конечно, это только предположение, и, возможно, все происходило совсем не так. Цели и мотивы могли быть иными"[6].
  
   Итак, по мнению ревизионистов, эти "тайные советники" преследовали одну цель - убедить общественность в том, что Карл VII - монарх Именем Божиим, и короновать его в соответствии со всеми обычаями. После этого Жанна стала не нужна, и ее стали "выводить из игры":
  
   "Тот, кто задумал всю эту комбинацию с выведением на политическую арену Франции Девственницы, "...мудрейший в отличие от прочих..." по мнению папы Пия II, начал постепенный вывод Жанны из "большой игры ""[6].
  
   Однако, как считают наши "разоблачители", Жанна вовсе не собиралась уходить со сцены:
  
   "Если кто-то и считал Жанну марионеткой, то сама она себя таковой не числила"[6]
   "Она одержала несколько побед на севере Франции и теперь рвалась в Компьен. К этому ее подталкивали голоса "святых", обещая пленение герцога Бургундского, главного союзника англичан. Если исходить из того, что голоса "святых" были спланированной акцией, то приходится признать, что Жанну предали. Предали сознательно. Она не хотела понимать, что больше не нужна, упорно не хотела выходить из "игры", ведь для нее это вовсе не было игрой. Ее вывели насильно и весьма жестким методом"[6].
  
   Снова разберемся по пунктам.
   1. Вообще возникает множество вопросов о технической стороне подобной мистификации, если бы таковая имела место. Допустим, что кто-то мог, переодевшись в святых, приходить и наставлять Жанну. Допустим, что одурачить таким образом религиозную тринадцатилетнюю девочку было можно. Но как быть с голосами, которые слышала Жанна при самых разных обстоятельствах: в саду, в церкви при молитве, в Шинонском замке на приеме у Карла, в пылу сражений, в заточении и т.д. Вспомним слова Жанны о том, как именно происходили эти явления. Чтобы предположить, что некто в течение семи лет повсюду незаметно следовал за Жанной, прячась в кустах, и под столом, или еще непонятно где, при этом тщательно выбирая положение "со стороны церкви", да еще и таская с собой загадочный осветительный прибор, который мог бы производить "очень яркий" свет, необходимо обладать в высшей степени богатым воображением. Также нужно учесть, что этот некто должен был производить свои действия незаметно для окружающих. Как при этом быть с тем, что часто свои озарения Жанна получала в присутствии других людей? Согласитесь, что в этом случае нашему предполагаемому супермену пришлось бы сообщать свои советы Жанне так, чтобы их не услышали эти свидетели.
   2. Очень странно, что ревизионисты не указывают, какие именно святые были вычеркнуты из святцев, как несуществующие.
   Святая Екатерина - реальное лицо, она жила в Александрии во времена правления императора Максимина. Католической церковью признается.
   Святая Маргарита (Марина) - также реальный персонаж, жила и приняла страдания за веру в Антиохии во времена раннего христианства. Католической церковью также признана.
   Следует сказать, что в вопросе о Св. Маргарите не все однозначно. Дело в том, что во времена Жанны была распространена легенда о еще одной Маргарите - Пелагее, которая действительно является фигурой апокрифической. "Она никогда не была канонизирована, а ее жизнеописание в сочинении Якова Ворагинского представляет собой весьма вольное переложение жития св. Марины в сочетании с некоторыми эпизодами из жи-тия св. Пелагеи"[7]. Тем не менее, во-первых, св. Пелагея персонаж реальный.
   А, во-вторых, сама Жанна никогда не говорила, что общается с Маргаритой - Пелагеей. Напротив, известно, что когда плененную Жанну перевозили из Клэруа в Болье, то сделали остановку в замке Бовуар, расположенном неподалеку от деревушки Элинкур, где находился монастырь святой Маргариты Антиохийской. Считается, что Жанна попросила и получила разрешение пойти преклонить колени, дабы почтить ту, чей голос она слышала.
   Конечно, Жанна могла наделять Маргариту Антиохийскую какими-то чертами Маргариты-Пелагеи, могла даже вообще не различать их, но это все же никак не доказывает того, что она вступала в мистический контакт с лицом вымышленным.
   3. В качестве возражения утверждению о том, что "тайным советникам" после коронации нужно было отстранить Жанну от дел, а она сопротивлялась, можно привести тот факт, что уже в день помазания Карла Жанна попросила об отставке. Действительно, в те дни она могла считать свое дело сделанным: сила королевского венчания была такова, что по выражению герцога Алансонского, Карлу достаточно было только показаться перед стенами Парижа, и его ворота бы открылись. Однако Карл и отставки не принимает, и Жанну не отпускает. В дальнейшем, уже после неудачной попытки взять Париж, Жанна снова просит отпустить ее домой. "Жанну удерживали при дворе, но не давали возможности действовать. Она просила, чтобы ее отослали к войску, - ее не слушали; она просила отправить ее домой - ее не отпускали"[11]. Жанна вовсе не была одержима войной, как пытаются представить ревизионисты, однако вынуждена была действовать, поскольку понимала, что интриги придворных и нерешительность Карла погубят все ее дело.
   4. Непонятно, зачем было затевать всю историю с пленением Жанны, и в то же время предупреждать ее об этом?
   "На недавно прошедшей Пасхальной неделе, когда я находилась в крепостном рве Мелёна, мои голоса, то есть голоса святой Екатерины и святой Маргариты, сказали мне, что еще до наступления дня святого Иоанна меня возьмут в плен". На суде в Руане Жанна признается, что ее Голоса повторяли свои предупреждения неоднократно и настойчиво.
   Пасхальная неделя в 1430 году приходилась на 17 - 22 апреля, то есть те самые "советники", которые планировали таким образом вывести Жанну из игры, за месяц стали предупреждать ее о том, что готовят эту операцию? Судя по высказыванию на заседании Парижского парламента адвоката Раппиу, операция эта обошлась недешево: "Не уверен, что Гийом де Флави закрыл бы ворота Жанне Деве, не получив 30 000 желаемых экю, из-за чего она была схвачена, говорят также, что, закрыв вышеназванные ворота, он получил несколько слитков золота"[4]. Если бы Жанна, испугавшись предупреждений, все-таки не повела свой отряд в Компьен, то затеявшие предательство "советники" потеряли бы круглую сумму.
  
   Впрочем, некоторые из ревизионистов по-другому объясняют происхождение Голосов Жанны:
  
   ""Голоса", призвавшие Жанну к исполнению высокой миссии, также делаются более объяснимыми, если вспомнить не о семействе д`Арков, а о действительных ее предках и родичах: дед ее, Карл V Мудрый, был женат на Жанне Бургундской, вошедшей в историю, как Жанна Безумная; отец, Людовик Орлеанский, страдал галлюцинациями; сводная сестра Екатерина Валуа, жена английского короля Генриха V Плантагенета, - тоже; их сын Генрих VI опять-таки известен под именем Безумного"[12].
  
   Обоснованность версии о том, что Жанна имела отношение к королевской семье, мы уже проверили. Впрочем, каких аргументов можно ожидать от "историков", которые все как один именуют Генрихов V и VI Плантагенетами, и это при том, что еще в конце XIV в Англии произошел династический переворот, и на смену роду Плантагенетов пришла династия Ланкастеров.
  

"Разоблачение" 4. В освобождении Франции заслуг Жанны нет.

  
   "Она не была военачальницей -- о полководческих ее дарованиях военные историки отзываются весьма скептически. Да этого и не требовалось: стратегией и тактикой с успехом занимались такие как Бастард Дюнуа или Жиль де Рэ. А задачей Жанны являлось утверждение прав дофина на французский престол"[5].
   "Как справедливо отмечают военные историки Эрнест и Тревор Дюпюи, "Жанна д`Арк военачальницей, по сути, не была и - не считая осознания важности морального фактора - в военном деле совершенно не разбиралась". Да ей и не надо было - в военном деле за нее превосходно разбирались Бастард Орлеанский и Жиль де Рэ"[12].
   "Официальная легенда приписывает все заслуги Жанне. Но не надо забывать, что под ее началом находились: Бастард Орлеанский, впоследствии прославленный полководец; знаменитый Жиль де Рэ, будущий маршал Франции; Этьен де Виньол по прозвищу Ла Ир, прославленный ратными подвигами; братья де Шабанн, потомки Каролингов, "наводившие большой страх на англичан" и т.д. Лучшие воинские таланты, оказавшиеся на службе у Карла VII, были приданы Жанне в помощь для борьбы за Орлеан"[6].
  
   Во-первых, хочется спросить: чем занимались все эти воинские таланты на протяжении долгих лет войны, которая к моменту появления Жанны поставила Францию на край гибели? Во-вторых, хочется отметить, что очень часто Жанна спорила с перечисленными прославленными полководцами и, в конце концов, поступала вопреки их советам, благодаря чему и выигрывала многие сражения. Вот один из множества подобных примеров, сообщенный устами Дюнуа: "Тогда Жанна сказала мне: "Это вы - Бастард Орлеанский? " "Да", - ответил я; - "и я очень доволен вашим прибытием! " " Так, это вы посоветовали, чтобы меня провели этим берегом реки, а не прямо туда, где находятся Тальбот и англичане?" "Да, и более мудрые чем я имели то же самое мнение, для нашего большего успеха и безопасности. " "Ради бога", - она тогда сказала, - " совещание моего Господа более безопасно и более мудро, чем ваше. Вы думали обмануть меня, но обманулись сами, поскольку я приношу вам лучшую помощь, чем, когда-либо прибывала к любому генералу или городу вообще, помощь Короля Небес "".
   Тему военных заслуг Жанны достаточно полно исследовал Ф.Ромм, цитата из работы которого приведена ниже.
   "Первой её победой, по-видимому, следует считать переправу обоза с продовольствием, под охраной небольшого числа воинов, с левого берега Луары на правый - под носом у англичан - в самом начале кампании под Орлеаном. Значимость этого успеха, спасшего город от голодной смерти, едва ли меньше, чем всей последующей кампании. Просто невероятно, как это могло получиться: ведь из-за английского обстрела орлеанцы даже не могли удить рыбу в реке! Впрочем, разгадка этого успеха становится ясной, если вспомнить, что в те же самые минуты на левом берегу, перед стенами Турели, находилась основная часть французской армии. Иначе говоря, внимание англичан было отвлечено мнимой угрозой штурма (производить который французы совершенно не были готовы), а тем временем продовольствие было переправлено в голодающий город.
   Почти сразу после этого Жанна одержала ещё одну бескровную победу, когда провела главные силы армии мимо английских бастионов на правом берегу Луары. Описания этого события довольно скудны, но они позволяют сделать вывод, что девушка использовала тот приём, который мы называем "психическая атака".
   Сразу после этого была произведена серия успешных атак на английские укрепления. Тактика была, как правило, довольно простой: люди Жанны нападали на противника, отвлекали его внимание, а тем временем кто-нибудь из других французских капитанов беспрепятственно подходил к тому же бастиону с другой стороны, после чего следовал общий штурм, гибельный для осаждённых.
   Отметим, что при взятии бастиона Сен-Луи (на правом берегу), когда из ближайшего укрепления прибыл отряд англичан на выручку осаждённым, Жанна моментально среагировала на изменение обстановки, направив 600 ополченцев с пиками навстречу новому противнику. Англичане вынуждены были остановиться, и бастион был успешно взят.
   О личной отваге и мужестве Жанны говорят события, связанные со взятием Турели (на левом берегу Луары), когда Жанна, будучи раненой, подняла войско в решающую атаку, благодаря которой главный бастион англичан был взят.
   Решающей стала битва при Патэ (вскоре после захвата Жаржо), когда французская конница, вопреки обычной французской тактике, внезапно с марша атаковала значительно превосходящие силы англичан.
   Итак, налицо следующие составляющие побед Жанны: 1) тщательная подготовка каждой операции, 2) широкое использование военных хитростей, 3) моментальное реагирование на внезапные изменения военной обстановки, 4) стремительное маневрирование после каждого успеха, с тем, чтобы не дать неприятелю возможности оправиться, а также 5) личный пример солдатам. Заметим, что если первые два фактора не были необычными для методов ведения войны в те времена, то быстрота манёвра отнюдь не была тогда отличительной особенностью французской армии"[14].
   В заключении хочется привести еще одно свидетельство Дюнуа, наблюдавшего за Жанной при подготовке к штурму Труа: "Она отдавала превосходные распоряжения, так что самые известные и опытные военачальники не могли бы сделать лучше".

"Разоблачение" 5. Меч Жанны.

  
   В истории Жанны есть один удивительный факт. Во время подготовки к походу на Орлеан, Жанна неожиданно посылает людей в церковь Сент-Катрин-де-Фьербуа в письмом к тамошним священникам, объяснив, что за алтарем этой церкви хранится меч. Удивленные священники действительно обнаружили этот меч и передали его Жанне. В Руане ее спросят о том, как она узнала, что в этой церкви был зарыт меч, и запишут ответ: "Этот меч лежал в земле, весь проржавевший. На нем было выгравировано пять крестов; то, что меч находится там, она узнала от своих голосов, но никогда не видела человека, который пошел за вышеупомянутым мечом, и она написала священнослужителям этой церкви, чтобы они были так любезны и отдали ей этот меч, и они его ей послали. ...Этот меч был неглубоко зарыт в землю, и священнослужители тут же выкопали его и очистили от ржавчины. ...На поиски меча отправился оружейных дел мастер из Тура... а священнослужители церкви Сент-Катрин-де-Фьербуа подарили ей ножны, равно как и жители Тура; таким образом, у нее было двое ножен: одни из ярко-красного бархата, другие из золототканого полотна, а сама она заказала ножны из крепкой кожи, очень массивные. ...Когда ее схватили, при ней был не этот меч, а меч, который она взяла у одного бургундца".
   Этот чудесный меч, по преданию принадлежавший некогда франкскому королю Карлу Мартеллу, стал своеобразным талисманом Жанны, символом ее воинской удачи. Когда он сломался, многие увидели в этом дурное знамение.
   Еще один меч Жанна привезла с собой из Вокулера - это был подарок Робера де Бодрикура. "Кроме того, она признала, что при отъезде из вышеназванного города Вокулёра она была в мужском костюме, носила меч, который ей дал Робер де Бодрикур, другого оружия не имела".
   Был еще трофейный меч, который Жанна принесла в дар аббатству Сен-Дени вместе с доспехами, когда вынуждена была уезжать из-под Парижа.
   Итак, всего у Жанны было четыре меча - "чудесный" меч из Фьербуа, меч де Бодрикура, бургундский меч, подаренный Сен-Дени, и меч, с которым ее захватили в плен, также взятый "у одного бургундца".
   Но мановением пера ревизионистов меч из Фьербуа превращается...
  
   "И самый поразительный факт: Жанна потребовала меч, некогда принадлежавший не кому-нибудь, а легенде Франции, знаменитому военачальнику - Бертрану дю Геклену, коннетаблю Карла V; потребовала его - и получила. И еще одна деталь: перстнем дю Геклена она уже обладала, явившись в Шенон. Как попал он в руки крестьянки?"[5].
  
   Существует сохранившееся письмо одного из внуков Бертрана дю Геклена - Ги де Лаваля - датированное 8 июня 1429 года. В нем Ги де Лаваль пишет своей матери и бабушке: "Дева сказала мне, когда я был у нее в гостях, что три дня тому назад она послала вам, ба-бушка, золотое кольцо, но что это мелочь по сравнению с тем, что она хотела бы послать столь достойной жен-щине, как вы". Как пишет по этому поводу В.Райцес: "Этот эпизод объясняется просто: бабушка Лавалей была вдовой прославленного Дюгеклена, "вели-кого коннетабля", который полувеком раньше руководил операциями по изгнанию англичан"[7].
   Не это ли колечко, "мелочь", по словам Жанны, подаренное ею, как дань памяти легендарного коннетабля, ревизионисты объявляют "перстнем дю Геклена"?
   Приведенное выше утверждение, по сути относящееся к череде аргументов в пользу королевского происхождения Жанны, мы рассматриваем отдельно потому, что за ним лежит более глубокая подоплека. Дело в том, что легендарный Бертран дю Геклен - предок Жиля де Рэ, который на протяжении нескольких веков был символом порока и едва ли не воплощением дьявола. Превращая меч, который молва связывала с военными успехами Жанны в меч, полученный из рук Жиля де Ре, ревизионисты намекают на таинственную связь, якобы существовавшую между Жанной и Жилем.
   Рассмотрим этот вопрос глубже.
  

"Разоблачение" 6. Жанна и Жиль.

  
   Жиль де Лаваль, барон де Рэ, сеньор де Блезон родился в 1404 году, происходил из таких знаменитых французских фамилий, как Монморанси и Краон, и, благодаря своему владению де Рэ, считался первым бароном герцогства Бретань. Жиль де Рэ был человеком очень образованным и одаренным, владел замечательной библиотекой, и многие из книг возил с собой повсюду. Жиль был также талантливым военачальником, и слыл "добрым и храбрым капитаном". В 1429 году он единственный из участников снятия осады с Орлеана, кроме самой Жанны, удостоился права поместить изображение королевских лилий на свой герб. Через три года после гибели Жанны, Жиль де Рэ финансирует постановку "Мистерии об осаде Орлеана", где сам играет собственную роль. Однако, в 1440 году против Жиля инициируется светский и инквизиционный процесс, на котором его обвиняют во всех мыслимых и немыслимых преступлениях - связи с дьяволом, колдовстве, сексуальных извращениях и многочисленных убийствах детей. 26 октября 1440 года маршал Франции, барон Жиль де Рэ будет повешен, после чего его тело будет предано сожжению.
   В течение многих веков после смерти Жиля де Рэ его имя связывалось с самим воплощением зла и жестокости, и до сих пор существует мнение о том, что именно Жиль стал прототипом героя сказки Ш.Перро "Синяя Борода". Это мнение так прочно вошло в общественное сознание, что даже самые крупные и глубокие исследователи жизни Жанны д`Арк очень осторожно и вскользь упоминают имя Жиля рядом с именем Жанны. И стоит ли удивляться тому, что ревизионисты взялись за разработку этой темы прямо-таки с лихорадочной энергией?
   "Самую пакостную версию преподнес русско-американский автор Г. Климов, автор "Князя мира сего" и "Имя мне легион" - этаких романизированных версий "Молота ведьм"... Вот что Климов пишет по интересующему нас вопросу - конечно, они были друзьями! Два сапога - пара, и не потому, что в Жиле было что-то хорошее, а потому что Жанна была по натуре столь же жестока, безжалостна и бесчеловечна. Просто она сумела сублимировать свои жестокость и кровожадность, поставив их на пользу государству, а он, дурак, не сумел"[13]. 
   Но фантазия последователей Р.Амбелена толкает их дальше. Дружба - это скучно, считают они. А вот безнадежная любовь...
  
   "Безнадежность эта порождалась вовсе не разницей в положении... Причина была свойства физиологического. Орлеанская Дева являлась гермафродитом"[12].
   "В его <Жиля> глазах Жанна была пажом, одним из тех мальчиков, чью подростковую двуполость он обожал"[12].
   "Один из ближайших сподвижников Девы Жиль де Рэ, которого впоследствии повесят, а потом и сожгут по обвинению в колдовстве, половых извращениях и убийствах детей, стал ее телохранителем и наставником. Один из прообразов "Синей Бороды", он с отрочества предавался содомскому пороку, сначала играя пассивную, а затем активную роль, используя для этой цели мальчиков и девочек. Жиль влюбился в нее с первого взгляда. Его очаровало это двуполое существо, напоминавшее, как мы бы сейчас сказали, унисекс. Жанна не пыталась исправить преступные наклонности своего соратника-садиста, который насиловал беззащитных детей, и смягчить его дикий нрав. За ним закрепилась репутация вешателя, обрекавшего на мучительную гибель всякого, кто не мог заплатить за себя выкуп"[1].
  
   Оставим эти грязные инсинуации на совести их авторов. Отметим лишь несколько фактов:
   1. Дважды - в Пуатье и в Руане - Жанна проходила комиссию, долженствующую установить ее девственность. В обоих случаях никаких "отклонений от нормы" обнаружено не было. Но, вероятно, некоторым трудно понять, как девушка, находясь среди мужчин, может сохранить невинность, не будучи гермафродитом.
   2. По воспоминаниям современников Жанна внушала такое уважение и благоговение мужчинам, что они и не помышляли в ее присутствии ничего дурного.
   "Как говорили, Гобер Тибо был сильным и статным и, бесспорно, из числа тех людей, которые с достаточной степенью проницательности могут судить о чистоте и невинности; наверное, именно он наиболее тонко почувствовал отношение солдатни к Жанне в то время, когда любая девица, следовавшая за армией, считалась солдатской девкой: "В армии она была всегда среди солдат; я слышал от многих близких Жанне людей, что она никогда не вызывала у них вожделения, то есть иногда они чувствовали желание плоти, но никогда не смели поддаться ему, и они считали, что нельзя хотеть ее; часто они разговаривали между собой о плотском грехе и произносили слова, способные возбуждать сладострастие, но, когда они видели ее, и она приближалась к ним, они замолкали, и внезапно прекращалось их плотское возбуждение. Я расспрашивал об этом некоторых из тех, кто иногда проводил ночь рядом с Жанной, и они мне отвечали, как я уже говорил, добавляя, что при виде Жанны они никогда не испытывали плотского желания""[9].
   Похожее воспоминание оставил Бертран де Пуланжи: "За пределами <вокулерского> края хозяйничали английские и бургундские сол-даты, и, опасаясь встречи с ними, мы провели в дороге всю первую ночь. Жанна-Дева хотела послушать мессу, но кругом шла война, а нам нужно было проехать неза-меченными. Каждую ночь она ложилась рядом со мной и Жаном из Меца, не снимая плаща и сапог. Я был молод тогда, но, несмотря на это, не испытывал ни желания, ни телесною влечения и не посмел бы тронуть Жанну по причине той добродетели, каковую в ней видел".
   Точно так же отзывается о Жанне Жан де Мец: "На пути, Бертран и я спали каждую ночь рядом с нею - Жанна лежала с моей стороны, полностью одетая. Она внушала мне такое уважение, что ни за что на свете не смог бы я досаждать ей; также, никогда не имел я к ней - я говорю это под присягой - никакого чувственного желания".
   Жанна, без всякого сомнения обладала тем, что сейчас принято именовать "харизмой", она покоряла сердца и простых людей и знати мощным обаянием добродетели. Вот что пишет об этом В.Тропейко: "Все соратники упоминают, что в отличие от мрачных религиозных фанатиков, на людях у нее всегда было веселое лицо, излучающее радость, для каждого наготове любезное и уместное слово; только наедине с Богом, во время исповеди и молитвы она плакала; ее абсолютная уверенность в победе укрепляла сомневающихся; невинность и детская непосредственность привлекала сердца грубых воинов, привыкших видеть вокруг лишь шлюх; юная красота радовала глаза, пылкая вера внушала уважение и благоговение"[3]. Безусловно, что Жиль де Рэ не стал исключением и поддался этому влиянию, и только нравственная убогость желает видеть в симпатии Жиля порок и похоть.
   3. Жанна неустанно привносила в грубый солдатский быт французской армии элементы духовной жизни, по мере сил стараясь исправить дурные наклонности своих соратников. Вот слова герцога Алансонского: "Жанна сильно гневалась, когда слышала, что солдаты сквернословят, и очень их ругала, и меня также, когда я бранился. При ней я сдерживал себя". Есть свидетельства о том, что Жанна призывала солдат исповедоваться и причащаться, прогоняла из лагеря женщин легкого поведения, строго запрещала грабить. Так чего же стоят утверждения о том, что Жанна знала о "преступных наклонностях" своего сподвижника и не пыталась их изменить, если даже совершенно незнакомые и посторонние люди не оставляли ее равнодушной? Вот, например рассказ вдовы некоего Жана Юре на Оправдательном процессе: "Я хорошо помню, и сама видела и слышала, как однажды, знатный господин, идя по улице, начал клясться и поносить Бога; и когда Жанна сие увидела и услышала, то была очень встревожена, и подошла к господину, каковой клялся, и, взяв его за шею, сказала, "Ах! Сударь, Вы отрицаете нашего Создателя и Господина? Ради бога, Вы должны взять свои слова обратно прежде, чем я оставлю вас. " И затем, насколько я видела, означенный господин раскаялся и исправился, от увещеваний упомянутой Девы".
   4. В 1992 году коллегия французских юристов подняла материалы процесса над Жилем де Рэ, и, внимательно их изучив, пришла к выводу, что процесс был сфабрикован церковными и светскими властями герцогства Бретань в сугубо корыстных целях.
   "Обвинением не было предъявлено никаких вещественных доказательств. Убитые горем родители порой не могли назвать ни пола, ни возраста, ни имени своих погибших детей. Из многочисленной дворни Жиля только двое слуг дали однозначные показания против своего господина, за что и были в благодарность сожжены как сообщники. Зато все прочие "подельники" были освобождены - в первую очередь алхимик Франческо Прелати, показания которого сыграли роковую роль в обвинении (впоследствии Прелати все же был повешен, но не за алхимию, а за кражу и подделку печатей казначея Бретани), затем духовник Жиля Эсташ Бланше ( его роль в деле неясна), и, что самое интересное, некая ведьма Перрин Мартен, по прозванию Ла Меффрей ("наводящая страх"), обвинявшаяся в том, что поставляла Жилю детей - и это при том, как беспощадна была инквизиция к женщинам, лишь заподозренным в причастности к ведовству. Владения Жиля перешли почему-то именно к тем лицам, кто дал ход делу и санкционировал смертный приговор - епископу Нантскому и герцогу Бретонскому, а жители Нанта, где происходила казнь, оделись в траур и оплакивали осужденного"[13].
Таким образом, через 552 года после казни, Жиль де Рэ был реабилитирован.
  
   Хотелось бы отметить, что в "трудах" ревизионистов нравственный облик Жанны выведен с точностью до наоборот по отношению к тому, который предстает со страниц исторической литературы. Делается это как бы исподволь и между строк, однако довольно четко прочитывается. Один из таких примеров приведен выше - Жанна, не пытающаяся повлиять на Жиля-садиста. Здесь используется психологический ход - подсознательно люди считают того, кто знает о преступлении и молчит, соучастником преступления. Вспомните шаблонную фразу: "С их молчаливого согласия..."
   Ниже будут рассмотрены другие попытки вывернуть образ Жанны наизнанку.
  

"Разоблачение" 7. Безнравственная и жестокая Жанна.

  
   В первую очередь искажаются мотивы, подвигнувшие Жанну вступить на ратное поприще.
  
   "Жанна выполнила в пресловутый третий день большую часть миссии, возложенной на нее, - убедила Карла VII в том, что он король "милостью божией". Она сделала это в ущерб законному монарху, будь то малолетний король Англии (в соответствии с правом единоутробности и согласно завещанию), или герцог Орлеанский (в соответствии с салическим правом). Английский король Генрих VI Плантагенет приходился ей всего лишь племянником, герцог Орлеанский - сводным братом, а вот Карл VII - братом родным. "В средние века люди не затрудняли себя особыми принципами, каждый думал о своей выгоде и боролся за нее""[6].
  
   Как видим, Жанна, болеющая душой за родную землю, которую попирают чужие сапоги, и превозмогающая свою женскую природу в стремлении вернуть Франции свободу и независимость, ревизионистов не устраивает. Им намного приятнее думать, что все это она проделала ради "своей выгоды".
  
   "Жанна не обращала английских наемников в бегство мановением своего штандарта, напоминает член французской Академии истории Робер Амбелен в "Драмах и секретах истории" (Robert Ambelain. "Drames et Secrets de L'Histoire. 1306 - 1643). Сама Жанна признавалась, что "многократно" поражала врагов своим мечом из Фьербуа"[1].
  
   "На вопрос, что она больше почитала, свое знамя или меч, она ответила, что гораздо больше почитала, т.е. в сорок раз, знамя, чем меч. На вопрос, кто приказал ей нарисовать на знамени упомянутое изображение, она ответила: "Я уже достаточно вам говорила, что ничего не делала, кроме как по указанию бога". Она также сказала, что, когда нападала на противников, сама носила указанное знамя, с тем чтобы никого не убивать; и она сказала, что ни разу не убила человека" (из протокола допроса Жанны в Руане от 27 февраля 1431 года) [8].
   Вопрос: когда Жанна заявляла о том, что "многократно" поражала врагов "чудесным мечом"?
  
   "Сразу после коронации у Жанны отобрали приданный ей ранее отряд из высокопоставленных полководцев и семи тысяч солдат. Объясняли это тем, что Жанна своей властностью, несдержанностью и другими действиями восстановила против себя своих соратников. К примеру: "... приказала отрубить голову ... Франке Д' Аррасу" (см.: Ангерран де Монстреле. Летопись, гл. 84); "Когда кто-нибудь из ее людей совершал ошибку, она изо всех сил колотила его своей дубинкой" (см.: Персиваль де Буленвиллье. Письмо герцогу Миланскому). Действительно, такое вполне могло иметь место. Великодушие и буйная жестокость - вот ее наследственные черты"[6].
  
   1. Инцидент с Франке из Арраса случился намного позже, чем пишет автор данной реплики. В апреле 1430 года, незадолго до пленения под Компьеном, отряд Жанны вступает в стычку с англобургундской бандой, предводителем которой являлся наемник Франке д`Аррас. В результате этого сражения банда разбегается, а сам Франке попадает в плен к Жанне. Незадолго до этого события в Париже был разоблачен крупный заговор против бургундских властей, в котором принимали участие представители духовенства, ремесленники, торговцы. Жанна хочет обменять плененного Франке из Арраса на одного из участников этого заговора - некоего Жака Гийома, однако вскоре узнает, что Жак был казнен. Тогда Жанна не "приказывает отрубить голову" своему пленнику, а принимает решение передать его в руки бальи Санлиса, который требовал выдачи д`Арраса как преступника. После двухнедельного уголовного процесса Франке из Арраса был осужден и казнен.
   2. Никакой дубинки в снаряжении Жанны не было. Что касается "жестокости" Жанны, то можно привести массу примеров того, как она относилась не только к своим солдатам, но и к вражеским.
   После первой победы, по словам Жана Паскереля, "когда форт Сен-Лу был взят, англичане были умерщвлены там во множестве. Жанна премного сокрушалась, когда слышала, что они умерли без покаяния, и жалела их очень. Там же, на месте она исповедовалась. Она приказала, чтобы я пригласил целую армию поступить также, во имя благодарности Богу за победу, только что полученную".
   В битве за Турель Жанна, получившая ранение и вернувшаяся в бой, кричала английскому военачальнику: ""Класидас! Класидас! подчинись, подчинись Королю Небес! Вы назвали меня шлюхой, но я имею большую жалость к вашей душе, и к вашим людям". В это мгновение Класидас, полностью вооруженный с головы до пят, упал в Луару, где и был утоплен. Жанна, тронутая такой его смертью, начала оплакивать душу Класидаса, и всех других, кто, в большом числе утонули, в то же самое время, что и он".
   Луи де Кут на Оправдательном процессе описал эпизод, произошедший после битвы при Патэ. "К концу дня я застал ее там, где рядами полегли мертвые и умирающие. Наши солдаты смертельно ранили английского пленного, слишком бедного, чтобы заплатить выкуп. Жанна издали увидала это злое дело; она примчалась туда вскачь и послала за священником, а сама положила голову умирающего врага к себе на колени и старалась облегчить ему последние минуты нежными словами утешения, как сделала бы родная сестра, - и слезы сострадания струились по ее лицу".
  
   "Своих солдат, отправившихся накануне сражения к гулящим девкам, она разбранила. Оседлав коня, Жанна гонялась за путанами по лагерю и даже сломала об их спины знаменитый меч, доставшейся ей от ее действительного отца Луи Орлеанского"[1].
   Прошу обратить внимание на совершенно омерзительные интонации, которыми описана вышеприведенная сцена.
   Герцог Алансонский на Оправдательном процессе действительно утверждал, что Жанна сломала свой меч о спину девушки из Оксера или Сен-Дени, но Луи де Кут категорически опроверг это заявление в своих показаниях: "Она не хотела, чтобы в армии находились женщины, и однажды около Шато-Тьерри, увидев девицу, прогнала ее, пригрозив мечом, но она не ударила ее, ограничившись тем, что мягко и сдержанно посоветовала ей не появляться больше среди воинов, иначе она, Жанна, примет против нее меры".
  

"Разоблачение" 8. Жанна д`Арк не была сожжена.

  
   Кульминационным моментом в мероприятиях по дискредитации имени Жанны Девы является попытка изъять из ее жизни главный подвиг - духовный, и главную победу - победу над страхом смерти.
  
   "Историкам все это давным-давно известно. В том числе - что Жанна вовсе не была сожжена на костре: ведь королевская кровь священна (счет казненным августейшим особам открыли впоследствии несчастные английские Стюарты - сперва Мария, а потом Карл I); монарха или принца крови можно низложить, пленить, заточить, убить, наконец, - но никоим образом не казнить.
   До февраля 1432 года Орлеанская дева пребывала в почетном плену в замке Буврей в Руане, потом была освобождена, 7 ноября 1436 года вышла замуж за Робера дез Армуаза и в 1436 году вновь возникла из небытия в Париже, где была и узнана былыми сподвижниками и обласкана Карлом VII (нежно обняв ее, король воскликнул: "Девственница, душенька, добро пожаловать вновь, во имя Господа..."). Так что легенда об ее аресте как самозванки создана трудами приверженцев мифа. Скончалась Жанна д'Арк (теперь уже дама дез Армуаз) летом 1449 года. Знают об этом все - кроме тех, кто не хочет знать"[5].
   "Где бы она ни находилась, везде пользовалась привилегиями рыцаря королевской крови. Вот удивительно! Уж враги-то должны были разоблачить жалкую крестьянку и обращаться с ней соответственно. Куда там! Даже пребывая в руках англичан, Жанна находилась в гораздо лучших условиях, чем могла бы рассчитывать дочь "бедного пахаря""[6].
   "Англичане поместили Жанну в замок Буврей в Руане. Туда же сразу приехал герцог Бедфордский с супругой Анной Бургундской. Местом заключения Девственницы и стал этот Королевский покой. У нее была там комната с постелью"[6].
  
   Два слова по поводу "почетного плена" и условий содержания Жанны в Буврее. "Согласно осуществленной реконструкции в толще стен было три ниши: первая - окно, на котором, без сомнения, была решетка, вторая - для отхожего места и, наконец, третья, должно быть, непосредственно сообщалась с лестницей и, поскольку выходила, вероятно, на бойницу, давала возможность тому, кто там находился, слышать все, что говорилось в комнате, оставаясь незамеченным. Возможно также, что наблюдение осуществлялось и через пол, отделяющий эту комнату от помещений третьего этажа. Охранял Жанну в основном королевский конюший Джон Грей, которому помогали два англичанина: Джон Беруайт и Вильям Талбот. Всех троих заставили поклясться на Библии в том, что они будут бдительны и никого не допустят к узнице, не получив предварительно разрешения лично от Кошона или же от Уорвика, хозяина замка. Известны и другие помощники Грея, например "пять англичан самого низкого происхождения, те, кого по-французски называют "скандалистами" (от этого слова происходит глагол "скандалить", что достаточно показательно)"[4].
   "Не полагаясь на прочность стен и бдительность стражи, Уорвик приказал заковать заключенную в кандалы; их снимали, когда Жанну выводили на очередной публичный допрос. Днем ее опоясывали цепью длиною в пять-шесть шагов, которая крепилась к массивной балке. Все эти меры предосторожности были вызваны не только жестокостью тюремщиков, но и их страхом перед колдовскими чарами Жанны: боялись, что "ведьма" ускользнет"[11].
   В таких невыносимых условиях Жанна будет находиться почти полгода, до самого дня казни.
  
   "Уже то, что Жанну поместили в один из руанских замков, было нарушением правил: поскольку обвиняемая должна была предстать перед инквизиционным трибуналом, ее надлежало содержать в женском отделении церковной тюрьмы. Тем не менее, для нее сделали столь необычное исключение"[6].
  
   Да, но исключение это было совершенно иного характера, нежели хотят представить ревизионисты. То, что по их мнению, было некоей привилегией, на самом деле являлось грубым нарушением процессуальных норм того времени, единственной целью которого было психологическое давление на Жанну. С того момента, как Генрих VI передал Деву в руки суда Инквизиции, она теряла статус военнопленной и должна была содержаться в женском отделении архиепископской тюрьмы, которое обслуживали монахини. Сама Жанна неоднократно просила судей перевести ее туда, однако ей отказывали.
  
   "По правилам того времени Жанне, как представшей перед инквизиционным судом, запрещалось иметь адвоката. Но было разрешено защищаться самой, что удивительно"[6].
  
   В том, что Жанне "разрешили" защищаться самой, как раз ничего удивительного нет - это было ее право. Удивительно другое - на момент процесса Жанне было около девятнадцати лет, и по закону, как несовершеннолетней ей был положен адвокат. Несмотря на это, Жанне адвоката не дали, и неграмотная девочка вынуждена была защищаться одна от внушительного количества маститых теологов и схоластов.
   О размахе этого процесса пишет В.И.Райцес: "Обычно при расследовании дела о ереси на заседаниях суда присутствовало, помимо должностных лиц трибунала, несколько советников-асессоров, выбранных судьей из среды местного духовенства. Не будучи судьями, в прямом смысле этого слова, т. е. не имея права выносить приговор, они, тем не менее, пользовались широкими полномочиями. Асессоры могли вмешиваться в дебаты, допрашивать подсудимого, наблюдать за процессуальной стороной разбирательства и сообщать судьям свое мнение по данному делу. И хотя судьи вовсе не были связаны этим мнением, они всегда к нему внимательно прислушивались. Число таких советников-асессоров редко превышало 10-12 человек.
   Но суд над Жанной д'Арк не был обычным разбирательством по делу веры. Это был сенсационный процесс - то, что сейчас назвали бы "процессом века". И чтобы придать трибуналу особый авторитет, а самой судебной расправе видимость полной законности, организаторы процесса привлекли к нему великое множество асессоров. Общее их число составило 125 человек"[11].
   "Среди тех, кто присутствовал при ведении процесса, некоторые (как, например, бовеский епископ) повиновались своей приверженности англичанам, других (двух-трех английских докторов) побуждало желание мести, третьи (парижские доктора, например) были привлечены платой, четвертые (среди которых был вице-инквизитор) уступили страху". Эти слова скажет позже брат Изамбар де Ла Пьер, помощник инквизитора на этом процессе. Главную роль играл Пьер Кошон, о личности которого пойдет речь ниже.
  
   "Организация процесса была поручена с одной стороны преданному в это время англичанам Парижскому университету, с другой стороны - епископу Бовэ Пьеру Кошону де Соммьевр. В работах некоторых российских ученых, посвященных данной теме, Пьер Кошон называется бессовестным клевретом герцога Бедфордского, присудившим Жанну к сожжению. Но так ли это? Попробуем разобраться. В свое время Пьер Кошон являлся секретарем и дипломатическим агентом королевы Изабеллы Баварской (отец Пьера был обязан королеве дворянским званием). И, скорее всего, выбор на него пал не случайно. Недаром же он продемонстрировал ожесточенное нежелание в ответ на требование парижских инквизиторов немедленно выдать им Девственницу, чтобы как можно скорее отправить ее на костер. Инквизиторы вместо Жанны получили неприлично затянувшийся по времени процесс" [6].
  
   Итак, епископ Бове, под чьим "чутким руководством" был проведен весь процесс над Жанной, чьими руками она была отправлена на костер, вдруг оказывается тайным благодетелем Жанны.
   В первую очередь заметим, что как раз таки у Пьера Кошона были причины желать скорейшего завершения судебного разбирательства. "Очередное поручение Кошон принял с откровенной радостью. Прежде всего, потому, что удачно проведенный процесс позволял ему достичь заветной цели - стать руанским архиепископом. Это место было вакантно с 1426 г., и многие священники из числа сторонников англичан стремились его занять. Но кардинал Винчестерский, в руках которого находились все нити церковной политики в оккупированных районах, не спешил назвать имя нового пастыря Нормандии: вакансия была приманкой, с помощью которой он подогревал рвение своих агентов. Трудно сказать, было ли дано Кошону какое-либо формальное обещание на этот счет; несомненно, однако, что сам бовеский епископ связывал исход предстоящего процесса со своими планами.
   Кроме того, у него были личные причины ненавидеть Жанну. Дважды победы ее армии заставляли его бежать. Первый раз это произошло, когда французское войско заняло Реймс - его родину и излюбленную резиденцию. Кошон бежал в Бове. Но пробыл он там недолго. Современный хронист так рассказывает о последующих событиях: "В 1429 г. город Бове сдался королю Карлу VII. А в этом городе герцог Бургундский поставил епископом некоего парижского доктора по имени мессир Пьер Кошон, самого ревностного сторонника англичан. И вот против его желания горожане Бове отдались под власть французского короля, а названный епископ был вынужден бежать к герцогу Бедфорду".
   Кошон бежал в Руан. Его земельные владения были конфискованы, а денежные доходы взяты в казну Карла VII. Потеря богатств вновь низвела его на положение платного агента в самом прямом смысле этого слова: жалование, пенсия и случайные платежи вновь стали единственным источником его существования. Легко представить, как ненавидел он Жанну, которую считал главной виновницей постигших его неудач, и как ликовал, когда ему неожиданно представилась возможность свести с ней счеты. Да, английское правительство знало, на ком остановить свой выбор"[11].
  
   Причины проволочек в процессе над Жанной становятся понятными при внимательном рассмотрении материалов данного процесса.
   Расследование спотыкалось на каждом шагу. Кошон направил на родину Жанны в Домреми человека, который должен был привезти доказательства связи Жанны с дьяволом. Однако, его посланец не смог добыть никаких сведений, порочащих Деву. Опросив жителей Домреми и соседних приходов, он заявил, что хотел бы слышать о собственной сестре то, что говорили о Жанне.
   В связи с этим существует интересное свидетельство, описывающее реакцию Кошона на полученные сведения:
   "Во времена, когда в Руане слушалось дело Жанны, - показал на Оправдательном процессе руанский буржуа Жан Моро, - туда приехал из Лотарингии некий именитый человек. Я познакомился с ним, так как был его земляком. Он сказал мне: "Я приехал из Лотарингии в Руан в связи с тем, что имел особое поручение провести расследование на родине Жанны и выяснить, что там о ней говорят. Я собрал сведения и сообщил их монсеньеру бовескому епископу, полагая, что мне возместят расходы и оплатят труды. Но епископ заявил, что я - изменник и негодяй, так как не сделал того, что должен был сделать во исполнение своего поручения". Затем этот человек стал мне плакаться: ему не выплатили денег, потому что собранную им информацию епископ счел негодной".
   Если Пьер Кошон был действительно заинтересован в затягивании процесса, то как объяснить его негодование?
   "Парадоксально, но факт: судья не сумеет сформулировать ни одного серьезного пункта обвинения. Скрупулезное изучение этого обвинительного процесса Пьером Тиссе выявило следующее: Жанна была приговорена лишь на основании показаний, полученных в Руане. В этом - очевидная слабость процесса, ставшего для Истории не менее очевидным свидетельством того, какой яркой личностью была Жанна д'Арк. Против Жанны не могли выдвинуть ничего и осудили ее, умело используя ее же слова, записанные ее же врагами, в то время как эти слова дают нам представление о величии и чистоте этой возвышенной натуры"[4].
   Показательно также то, каким образом Кошон расправлялся с любыми попытками со стороны других участников трибунала помочь Жанне. Описан эпизод с руанским клириком Никола де Гупвилем. "Как-то в частном разговоре он имел неосторожность высказаться в том смысле, что с правовой точки зрения компетенция суда в деле Жанны д'Арк представляется ему весьма сомнительной, поскольку трибунал состоит из одних лишь политических противников подсудимой, и что, кроме того, духовенство Пуатье, а также архиепископ Реймсский - церковный патрон бовеского епископа - уже допрашивали Жанну и не нашли в ее поступках и речах ничего предосудительного.
   Об этих словах сразу же узнал Кошон. Он вызвал к себе Гупвиля и потребовал, чтобы тот их повторил. Гупвиль (если верить его показанию перед комиссией по реабилитации Жанны) отказался это сделать, заявив, что он, как член руанского капитула, неподвластен монсеньеру епископу. Он был немедленно арестован и брошен в королевскую тюрьму, откуда его с трудом вызволил один из влиятельных друзей"[11].
  
   "Ей инкриминировали 12 статей, сформулированных уже в ходе процесса. И занимался этим Парижский университет. А не Пьер Кошон"[6].
  
   Маленькая ремарка: первоначальный обвинительный акт содержал семьдесят статей, и лишь после того, как Жанна спокойно и уверенно отвела большинство обвинений, этот внушительный документ был забракован, и парижскому теологу Никола Миди было поручено составление нового.
   "Через три дня новый документ лег на судейский стол. Он содержал всего лишь 12 статей и не имел ни преамбулы, ни общих выводов. В нем вообще не давалось оценки поступкам и словам подсудимой. Каждая статья представляла собой подборку показаний Жанны, относящихся к одному из главных предметов следствия. Были убраны явные нелепости и прямые политические выпады. Осталось наиболее существенное: "голоса" и видения, "дерево фей", мужской костюм, непослушание родителям, попытка самоубийства, уверенность в спасении своей души и, конечно, отказ подчиниться воинствующей церкви.
   Подобно первому варианту обвинительного акта "Двенадцать статей" были фальсификацией, но более тонкой и квалифицированной"[11].
   Следует отметить, что и первый, и второй акты были составлены в Руане, где председательствовал Кошон. Со вторым опусом Жанна не была ознакомлена и не имела на этот раз возможности постоять за себя. Так в очередной раз на этом судилище были нарушены процессуальные нормы. Документ был утвержден Кошоном и лишь после этого отправлен в Парижский университет для окончательного заключения.
  
   Теперь судьям нужно было заставить Жанну отречься от своих заблуждений. Для начала в ход пустили "милосердные увещевания" - безрезультатно.
   Далее последовал шантаж. Жанна тяжело заболела и, думая, что не выживет, попросила Кошона исповедовать ее и причастить. Однако, "предупредительный" Кошон попытался использовать ситуацию и вынудить Жанну покориться, если она хочет приобщиться к таинствам. "Если я умру в тюрьме, то, надеюсь, вы похороните мое тело в освященной земле", - был единственный ответ Девы.
   Жанну выходили лучшие врачи - смерть девушки не входила в планы ее врагов.
   Теперь Жанну попытались запугать. 9 мая, едва окрепшую от болезни, ее привели в камеру пыток и стали угрожать.
  
   "Использовать камеру на самом деле никто не собирался. Если бы собирались, то давно бы уже применили. Ведь инквизиция при обвинении кого-либо в колдовстве любой допрос сопровождала пытками. Так было положено, такие существовали правила. Считалось, что только под пытками человек говорит правду. К моменту вынесения приговора любой подследственный являл собой истерзанный, искалеченный полутруп. К Жанне же никаких пыток применять и не думали. Удивительно, не правда ли? Совершенно не согласуется с практикой инквизиции. А камера ... Что камера? Так, попугали девушку немного и все. Мотивировали же отказ от применения пыток тем, что она осталась "полностью безразлична ко всем этим приготовлениям". Хотелось бы знать, есть ли еще в истории инквизиционных судов случаи, когда безразличие подсудимого к ожидающим его пыткам заставило бы судей эти пытки отменить? К тому же, Жанну могли заранее предупредить доброжелатели, что никакие пытки применены не будут, вот она и не беспокоилась или делала вид, что спокойна"[6].
  
   Здесь, как и во всех других случаях, имеет место полное непонимание характера Жанны - смелого, твердого, неукротимого. Вот, что сказала сама Жанна, когда ее привели в пыточную камеру: "Воистину, если бы даже вы вырвали мне руки и ноги, и моя душа покинула бы тело, я бы вам ничего больше не сказала; а если бы и сказала что-нибудь, то после этого я бы рассказала, что вы силой заставили меня сказать это".
   "Хотя судьи уже и привыкли к ответам Девы, подобного они явно не ожидали. Кошон решил повременить с пыткой и заручиться поддержкой более широкого круга лиц. Для этого в следующую субботу он собрал в своем доме дюжину заседателей, из которых только трое заявили, что им кажется "полезным" подвергнуть Жанну пытке, дабы "узнать правду о ее измышлениях": Обер Морель, Тома де Курсель и Никола Луазелёр, от которых, без сомнения, всего можно было ожидать. Кажется, на Кошона подействовал довод, выдвинутый Раулем Русселем, которого спросили первым. Тот заявил, что он против применения пытки, "ибо не хочет, чтобы на процесс, столь прекрасно проведенный, как этот, могли возвести напраслину""[4].
  
   Известно, что через два дня после отречения Жанны на Сент-Уэнском кладбище, где она обязалась в числе прочего снять мужской костюм, Жанну обнаружили в ее камере снова одетую в мужское. Это - так называемый "рецидив ереси", результатом которого был однозначный смертный приговор.
   Историки расходятся во мнениях по поводу причин, заставивших Жанну нарушить обещание и, невзирая на угрозу костра, надеть мужское платье. По одной версии, основанной на свидетельстве Жана Масье, Жанну вынудили к этому охранники: "Вот что случилось в воскресенье на Троицу <27 мая>... Утром Жанна сказала своим стражникам-англичанам: "Освободите меня от цепи, и я встану". Тогда один из англичан забрал женское платье, которым она прикрывалась, вынул из мешка мужской костюм, бросил его на кровать с возгласом: "Вставай!", -- а женское платье сунул в мешок. Жан-на прикрылась мужским костюмом, который ей дали. Она говорила: "Господа, вы же знаете, что мне это запре-щено. Я ни за что его не надену". Но они не желали да-вать ей другую одежду, хотя спор этот длился до полу-дня. Под конец Жанна была вынуждена надеть мужской костюм и выйти, чтобы справить естественную нужду. А потом, когда она вернулась, ей не дали женское платье, несмотря на ее просьбы и мольбы".
   По другой версии, основанной на показаниях самой Жанны, она одела мужской костюм добровольно, как протест против произвола судей, не выполнивших своего обещания перевести ее в женскую тюрьму, освободить от кандалов и допустить к мессе и причастию. "Спрошенная, почему она надела муж-ской костюм и кто заставил ее надеть его, отвечала, что она надела его по своей воле и без всякого принуждения". Эту тему очень подробно разрабатывает В.Райцес.
   Как бы то ни было, все историки сходятся во мнении, что имела место провокация. Однако, у ревизионистов свое мнение об этом инциденте.
  
   "Подставные лица предложили ей бежать. Жанна не выдержала: облачилась в мужскую одежду, которую перед судьями обязалась не носить более, и сделала попытку к бегству. Ее поймали. Враги в тайне потирали руки. Теперь ей не отвертеться"[6].
  
   На чем основана эта версия - неизвестно.
   По мнению ревизионистов, казнь Жанны, последовавшая за этим, была инсценировкой, а Кошон был участником этой инсценировки и одним из "спасителей" Жанны.
  
   "Жанну объявили вероотступницей. Теперь и речи не могло быть о выкупе. Только тайное освобождение. Но какое?
   Пьер Кошон и тут не сплоховал. Инквизиторский суд вынес приговор. Довольно странный в таких обстоятельствах. В позднейшей рукописи монсеньера Пьера Кошона (хранится в библиотеке Национального собрания) находим следующее воспроизведение приговора: "... поскольку, как мы только что отметили, ты дерзновенно погрешила против Господа и его святой церкви, мы, судьи, чтобы ты могла предаться спасительному покаянию, со всем нашим милосердием и умеренностью осуждаем тебя окончательно и бесповоротно на вечную тюрьму, хлеб страдания и воду тоски так, чтобы ты могла там оплакивать свои грехи и больше не совершала таких, которые пришлось бы оплакивать".
   О костре, если читатель успел заметить, и речи нет"[6].
   "Откуда же взялся костер? Ведь даже судьи приговорили Девственницу не к смерти, а к пожизненному заключению"[6].
  
   Следует заметить, что вышеприведенная цитата относиться к приговору, произнесенному на Сент-Уэнском кладбище, после отречения Жанны. Разумеется, в нем не было речи о костре! Приговор, зачитанный Кошоном перед казнью Жанны звучал иначе: "Именем Господним... мы объявляем тебе, Жанна, что должно тебе, как члену гнилому, быть из Церкви исторгнутой, дабы всех остальных членов не заразить... Мы извергаем тебя, отсекаем тебя, оставляем тебя, прося светскую власть вынести над тобой умеренный приговор, не доходящий до смерти и до повреждения членов". Речи о костре напрямую нет и здесь, однако, эта лицемерная формула обязательно фигурировала в приговорах о передаче в руки светской власти и во всех случаях означала сожжение на костре. Просьбой церкви к мирским властям "милостиво поступить с осужденной", церковь очищалась от крови казнимого, ибо церковь милует, а государство казнит.
   Обычно, после передачи осужденного в руки светской власти, служители церкви произносили формулу "Ecclesia abhorret a sanguine" ("Церковь отвращается от крови"), после чего удалялись с места казни.
  
   "Никто, скорее всего, не собирался держать Жанну взаперти всю ее жизнь. Не было нужды. А вот вывести ее из игры окончательно нужда была у всех. И костер - самая лучшая маскировка для этого. Иди потом, доказывай, кого сожгли на самом деле"[6].
  
   Так появляется утверждение о том, что на руанской площади была сожжена не Жанна, а другая женщина.
  
   "К месту казни привели женщину, у которой на голову был надет капюшон, а сверху капюшона еще и колпак. Неясно, зачем вдруг понадобился капюшон?? Обычно несчастные, осужденные к сожжению, шли на костер с обнаженной головой, если не считать бумажного или картонного колпака, обмазанного, как и рубаха, сернистым составом. Может быть, капюшон оказался необходим, чтобы скрыть лицо бедной женщины?"[6]
   "В данном случае было сделано все, чтобы не только толпе, но и солдатам, ее сдерживающим, практически ничего не было видно. Вопреки обычной практике на площади находилось 800 (!) солдат, оттеснявших народ на самый край площади Старого рынка. Площадь не так уж и велика, и солдаты стояли плотной стеной. Много ли разглядишь из-за такой "стены"?"[6]
   "Далее, костер частично загораживал огромный деревянный щит, на котором большими буквами начертали причину приговора"[6].
  
   Данная версия не выдерживает никакой критики. Существуют многочисленные показания свидетелей, говоривших с Жанной в этот день, видевших ее перед казнью, и утверждающих, что казнили именно ее.
   "Рано утром в среду 30 мая в темницу к Жанне вошли два монаха-доминиканца: Мартен Ладвеню, которого она уже видела на процессе, где он был заседателем, и брат Жан Тумуйе, помогавший ему. Юный, впечатлительный брат Жан оставил волнующий рассказ о встрече с Девой: "В этот день Жанна была передана светскому суду и предана сожжению... Утром я находился в тюрьме вместе с братом Мартеном Ладвеню, посланным к ней епископом Бове, дабы сообщить о скорой смерти, заставить ее воистину покаяться и исповедать ее. Все это названный Ладвеню выполнил тщательно и милосердно. И когда он объявил несчастной женщине, какой смертью она должна умереть в этот день, как то предписали ее судьи, а она услышала, какая тяжкая и жестокая смерть ее столь скоро ожидает, она начала горестно и жалобно кричать и рвать на себе волосы: "Увы! Неужели со мной обойдутся настолько ужасно и жестоко, что мое нетронутое тело, доселе неиспорченное, сегодня будет предано огню и превращено в пепел! Ах! Я бы предпочла, чтобы мне семь раз отрубили голову, чем быть сожженной. Увы! Если бы я была в церковной тюрьме и охраняли бы меня духовные лица, а не враги и недруги мои, со мной не случилось бы такой беды. Ах! Я обжалую перед Господом Богом, Великим Судией, огромный вред и несправедливость, причиненные мне". И прекрасно звучали жалобы ее на тяготы, которым ее подвергали в темнице тюремщики и другие, кого настроили против нее. После этих жалоб явился упомянутый епископ, которому она сразу же сказала: "Епископ, я умираю из-за вас". И он начал укорять ее, приговаривая: "Ах! Жанна, сносите все терпеливо, вы умрете, ибо вы не выполнили то, что обещали нам, и вновь обратились к колдовству". И бедняжка Дева отвечала ему: "Увы! Если бы вы поместили меня в тюрьму церковного суда и передали в руки компетентных, правомочных и достойных церковных стражей, этого не случилось бы. Вот почему я взываю к Богу против вас". После этого, - пишет Жан Тумуйе, - я вышел и больше ничего не слышал""[4].
   Если Жанна знала, что ее ожидает спасение, чем объяснить такое ее состояние?
   "Потом ее вывели из тюрьмы, посадили на повозку и повезли к месту казни. На ней было длинное платье и шапочка. Она тихо и горько плакала.
   Толпы народа стояли на ее пути. Английское командование опасалось беспорядков и вывело на улицу весь гарнизон нормандской столицы. 120 солдат сопровождали повозку, еще 800 выстроились на площади Старого рынка. Там, неподалеку от церкви Спасителя, сложили костер"[11].
   Практика аутодафе в XV веке обязывала складывать костры для приговоренных с таким расчетом, чтобы дым быстро задушил жертву (сожжения заживо стали применяться Инквизицией позже, в XVI веке). Однако при таком расположении хвороста не видно было осужденного, поэтому в случае Жанны и из этого правила сделали исключение, чтобы все видели, что сжигают именно ее.
   ""Будучи глубоко набожной, Жанна попросила, чтобы ей дали крест; услышав это, какой-то англичанин, находившийся рядом, сделал деревянный крест из палок и передал его Жанне, она его благочестиво приняла и поцеловала, взывая к Господу Спасителю нашему, страдавшему на кресте; знак, изображающий его, был у Жанны, и она положила сей крест на грудь между телом и одеждой".
   Брат Изамбар де ла Пьер, услышавший эту просьбу, пошел за крестом в расположенную неподалеку церковь святого Лаврентия, "дабы держать сей крест прямо у нее перед глазами до ее последнего вздоха, так, чтобы она, пока будет жива, постоянно видела крест, на котором был распят Господь". Брат Изамбар свидетельствует, что, "объятая пламенем, Жанна ни на минуту не переставала до самого конца жаловаться и во весь голос исповедоваться, называя Святое Имя Иисуса, и не переставая умоляла всех святых рая, и взывала к их помощи, и, более того, испуская дух, склонив голову, произнесла имя Иисуса в знак того, что она ревностна в вере в Бога""[4].
   "Можье Лепарментье, которого ранее призвали в донжон Руанского замка, чтобы пытать Жанну, также свидетельствует: "Когда огонь охватил ее, она крикнула более шести раз "Иисус!", и особенно громко она крикнула, испуская последний вздох, "Иисус!", так что все присутствовавшие могли услышать это; почти все плакали от жалости""[4].
   Если вместо Жанны в Руане сожгли "другую женщину", то поведение этой женщины в свете приведенных свидетельств выглядит необъяснимым.
   Существуют документы, ясно свидетельствующие о том, что Жанна Дева была казнена. "Хронист описывает ее пленение: Жанна "была приведена, связанная по указанию вышеназванного суда, на площадь Старого рынка в Руане и была сожжена при всем честном народе... После казни вышеназванный король Англии известил в письмах, как сказано, вышеназванного герцога Бургундского, чтобы сие справедливое действо во имя его, равно как и других государей, было оглашено во многих местах и чтобы их подданные отныне были бы более уверены и лучше осведомлены и не доверяли этим и подобным ошибкам, которые случились из-за названной Девы".
   Все знали о смерти Жанны; так, в "Дневнике парижского горожанина" отмечается: "В день святого Мартина зимнего устроили общее шествие, посвященное святому Мартину, покровителю полей, и была проповедь, и читал ее брат ордена святого Доминика, который был инквизитором веры... и говорил он о всех деяниях Жанны Девы до ее казни на костре... к такой смерти она была приговорена светским судом".
   Генрих VI разослал письма через восемь дней после казни королям, герцогам и другим правителям христианских народов, в которых сообщил им об обвинении и казни Жанны. 28 июня 1431 года он оповещает об этом "прелатов, герцогов, графов и других вельмож, а также города его королевства во Франции". И разве не Кошон, желая оградить себя от пересудов, просит официальных грамот, подписанных в королевской канцелярии Англии, разрешающих взять "под свое покровительство всех тех, кто участвовал в процессе, обвиняющем Жанну и передавшем ее в руки светского правосудия"? Можно ли не принимать во внимание показания свидетелей процесса по отмене приговора, которые под присягой заявили, что присутствовали при казни: Пьера Кюскеля, Л. Гедона, Ж. Рикье, Гийома де Ла Шамбра, епископа Нуайона, Жана де Майи, а также нотариусов Гийома Маншона, Гийома Колля, Никола Такеля? Можно ли игнорировать свидетельства брата Мартена Ладвеню, брата Изамбара де ла Пьера или Жана Массьё? Как можно видеть в процессе над Жанной только шумный маскарад, устроенный Изабель Роме, безутешной матерью Жанны, требующей отмены приговора своей дочери, сожженной англичанами?"[4]
   В 1432 году папа Евгений IV, поставляя Пьера Кошона в епископы Лизьеские, напишет ему: "Добрых дел твоих благоухание да распространяется все далее... С помощью Божией осуждена та, чьим ядом отравлен был весь христианский мир".
  
   "Несколько часов пылал костер, а когда погас, Уорвик приказал палачу собрать останки Жанны и бросить их в Сену, чтобы народ не наделал из них Святых мощей. Массьё расскажет позднее: ""Я слышал от Жана Флери, подручного бальи и писца, что палач рассказал ему: когда тело сгорело и превратилось в пепел, сердце ее осталось целым и невредимым и полным крови. Палачу было приказано собрать прах и все, что осталось от нее, и бросить в Сену, что он и сделал". Брат Изамбар добавляет, что палач утверждал: "Даже употребив масло, серу и уголь, он никак не мог ни истребить, ни обратить в пепел... сердце Жанны, чем был поражен как совершенно невероятным чудом""[4].
   По поводу несгоревшего сердца Жанны ревизионисты выдвигают следующую версию:
  
   "Робер Амбелен полагает, что осужденной, игравшей роль Жанны, предварительно дали какое-нибудь сильное наркотическое снадобье, чтобы подавить ее волю и не допустить разных эксцессов. "Ведь Светоний в своих "Жизнеописаниях двенадцати цезарей" уверяет нас, что некий яд (возможно, изготовленный на основе пасленовых, - Р.А.) делал сердце, до которого доносила его кровь, недоступным действию огня, то есть несгораемым". Что ж, возможно и такое. В средневековой Франции яды любили, знали их великое множество и достаточно широко применяли"[6].
  
   Необходимо отметить, что профессиональный химик Ф.А.Ромм категорически опровергает возможность существования химического соединения, столь специфически воздействующего на человеческий организм - и нервную систему угнетает, и сердце делает несгораемым...
   Кроме того, почему находясь под воздействием "сильного наркотического снадобья", подавляющего волю, казнимая плакала, горячо молилась и призывала Иисуса и Святых?

"Разоблачение" 9. Спасенная Жанна - Клод дез Армуаз.

  
   Итак, согласно утверждениям ревизионистов, на площади в Руане казнили вовсе не Жанну д`Арк, а некую безвестную женщину, накачанную наркотиками.
  
   "Внутри главной башни этого замка, которая до сих пор существует и известна под названием башни Жанны Д' Арк, (так как Жанну в утро казни причащали именно там) имеется колодец, сохранившийся до наших дней. Колодец этот сообщался в свое время с подземным ходом, что удалось доказать в наше время. В ходе войны 1939-1945 гг. руанское гестапо не раз пользовалось сим подземным ходом. Единственное, что сейчас неясно, это - куда конкретно вел подземный ход? Робер Амбелен утверждает, что вел он в так называемую башню "К полям". В утро казни женщину, заменившую Девственницу, повели из замка на площадь, а саму Девственницу - по подземному ходу прочь из города"[6].
  
   "К несчастью, при раскопках замка в Руане этот "таинственный" подземный ход не был обнаружен. Но этот факт не принимается ими <ревизионистами> во внимание, и они придумывают подземный ход, опираясь на одну из записей процесса: "Quod dux Bedfordiae erat in quodam loco secreto ubi videbat eamdem Johannam visitari". "Loco secreto" превращается в "подземный ход". А фраза, на самом деле означающая: "У герцога де Бедфорда было укромное место, где он мог принимать Жанну, которая наносила ему визиты", приобретает совсем другой смысл: "...подземный переход, ведущий из застенков в жилище регента""[4].
  
   Сама же "Жанна", по утверждению наших псевдоисториков, некоторое время проводит в плену при бургундском дворе, потом ее выкупает некий рыцарь и заточает в башню, пытаясь добиться ее любви. Там "Жанна" проводит четыре года, а в 1436 году появляется под именем некоей Клод дез Армуаз. Сюжет, достойный Голливуда.
   Итак, из всех самозванок, появляющихся в разное время во Франции после руанских событий и объявляющих себя спасенной Жанной, ревизионисты выбирают одну. Нет необходимости описывать похождения этой авантюристки, тем более, что Режин Перну в своей книге убедительно опровергает тождество личностей Жанны д`Арк и Дамы дез Армуаз. Здесь уместно будет лишь отметить тот факт, что в "Дневнике парижского горожанина" упомянуто то, что в 1440 году Клод дез Армуаз признала свое самозванство перед собранием парижских богословов. "Кем она была разоблачена - Парижским университетом, королем или Парижским парламентом, - неизвестно. Несомненно одно: начиная с 1440 года о Клод-Жанне дез Армуаз больше не слышно"[4].
  
   Итак, давайте обобщим образ, который при помощи лжи и подтасовок пытаются нам навязать. Жестокая и беспринципная девица (впрочем, девица ли?), бездарная (ведь все за нее делали другие), получившая готовенькую армию, конечно, попавшая в плен в результате интриг, но благополучно из него освободившаяся, и, зная о том, что другой человек вместо нее принял страшную смерть, со спокойной совестью продолжающая жить, и даже получающая пенсию.
   Клевета ли это? Решайте сами.
  
   Заключение.
  
   При подготовке данного очерка, я постоянно задавала себе вопрос - откуда возникает явление повального очернения всего светлого и вдохновляющего? И, как мне кажется, я нашла ответ. Позвольте в заключении процитировать статью великого русского мыслителя Н.К.Рериха "Тушители":
   "Все человечество делится на два вида - тушители и вдохновители. На каждого доброго, жизнерадостного вдохновителя найдется десяток мрачных тушителей...
   Тушителей не исправить. Как бы неизлечимая мозговая болезнь... Но опасность в том, что эти носители микробов заражают все на своем пути. Как говорится: "И трава не растет на следу их!"
   Они прикидываются авторитетами. Запасаются иностранными терминами. Окутываются лживой ласковостью. Полны всяких уловок - лишь бы повлиять на слушателей..."
   Что ж, каждый должен сам для себя решить, идти ли ему за вдохновителями или оставаться с "тушителями". Но, даже слушая "тушителя", главное - не потерять внутреннего чувства правды, и четко различать, где кончаются поиски истины, и начинаются спекуляции и мертвое тупое отрицание.
  
  

Другие статьи автора о Жанне Дарк

  
   Велейко О., Ромм Ф.А. Ревизионизм биографии Жанны Дарк: научное открытие, заблуждение, фальсификация?
   Велейко О. Точка зрения врача на психическое здоровье Орлеанской Девы
   Велейко О. У Жанны д'Арк была шизофрения???
  

Литература:

  
       И.Буккер Жанна д`Арк - пример исторического пиара
       Ф.Ромм Загадки Орлеанской Девы
       В.Тропейко Жанна д`Арк
       Р.Перну и М.-В.Клен Жанна д`Арк, Москва, 1992
       Р.Амбелен Орлеанская Дева: конец легенды
       Е.Квашнина Легенда о Жанне д`Арк
       В.И.Райцес "Жанна д`Арк: факты, легенды, гипотезы", Ленинград, "Наука",1982
       Протоколы обвинительного процесса Жанны д`Арк
       Р.Перну Святая Жанна
       Н.А.Ионина Жанна д`Арк в замке Шинон
       В.Райцес Процесс Жанны д`Арк, Ленинград, 1964
       А.Балабуха Когда врут учебники истории. Прошлое, которого не было Н.Резанова Святая и чудовище: вариации одного мифа
      

Оценка: 4.81*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"