Заметил-Просто Иржи Джованниевич: другие произведения.

Отдельные заметки начиная с февраля 2008 года

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комментариев не бу Простите, но обзоров, в смысле регулярных заметок, тоже не бу... Да и не рецензии это...

7 февраля 2008 года

[1]

Леккор Михаил

Возраст и место жительства не указаны.

Честь и меч

Выложено полностью. Три части - общий объем 757 кб. Прочитал 4 главы и пролог в первой части.

Планировал прочитать до конца и сделать более или менее полный разбор, но чуть ли не с самого начала понял, что дочитать не получится. Просто не смогу, потому что картинка произведения не складывается в голове.

Сама идея, как она заявлена в прологе достаточно интересно звучит. Жила-была наша Земля, со своей вполне современной технологической цивилизацией. И вдруг произошло нашествие непонятных существ, которые способны были влиять как на людей, так и на технику. Выводить ее из строя. В результате чего человечество стало все больше скатываться в Средневековье. В первых главах есть намеки, что вроде как не на всей Земле вырубилось все электричество и прочие технологические достижения, то есть где-то современная цивилизация должна сохраниться.

К сожалению, в первых главах никакой развитии данной идеи нет. Есть некие общефэнтезийные средневековые королевства, разве что встречаются наши земные топонимы вроде Урала и Новгорода, да герои получили от автора вполне русские имена и фамилии. Государство на территории севера современной европейской части России называется Орденом, возглавляет Орден Магистр. Начинается действие как раз в момент смерти очередного Магистра. Сын этого Магистра еще юн - ему всего 14 лет. В итоге Магистром становится другой человек и гибнет в первой же схватке с нечистью. Его сын - еще даже не рыцарь, а всего-навсего оруженосец по званию записывается в армию, и в первой же стычке показывает себя хорошим бойцом и полководцем. Очевидно, что дальше главный герой начнет помаленьку крутеть, сражаясь с нечистью и тевтонскими орденами на Западе. И сюжет оказывается знакомым по многим другим произведениям, хотя бы по Арвендейлу...

Теперь перейду к мелким и конкретным вещам, которые мне не понравились и которые отвратили меня от дальнейшего чтения.
Первый блок - это то что я считаю неудачными предложениями. Их можно легко поправить (в тм смысле, что они не повлияют на общий сюжет), но впечатление эти предложения портят. Как примеры:
Прошло двести лет, когда на технологический мир Земли, в котором царствовали двигатели внутреннего сгорания, электричество и компьютеры напали неведомые инопланетяне. Человечество столкнулось с неведомой силой - надо избавляться от повтора;
И девять Магистров, имевших права Митрополитов и пять Митрополитов, одновременно являвшихся Магистрами, были не в силах выдавить понятное всем. - просто неудачная с моей точки зрения фраза;
Завалишин, огорошенный невеселыми мыслями и видя "воинский пыл" своей центурии - вообще, слово "огорошить" с моей точки зрения подразумевает некоторую внезапность этого самого "огорошивания", тут же центурион просто сидит и думает невеселые мысли.
Ватага задвинулась, пошла навстречу людям и, когда осталось сотня метров, остановилась. - Наверное, просто опечатка - двинулась...
- Я пойду в один из дозоров! - поднялся Игорь. Тоненькая, но сильная и гибкая фигура юноши заставила застыдиться остальных. Мальчишка, а готов идти в бой. - именно фигурка застыдила? Тут застыдила остальных скорее смелость юноши. Фигурка могла бы застыдить, если бы у всех остальных были бы "рыхлые телеса"...
И так далее. Подобные неудачные предложения встречаются почти у всех, их надо править, вопрос в том как много таких предложений в произведении. Причем вопрос чисто "экономический". Чем больше таких предложений, тем больше работы корректору-редактору. На мой вкус таких предложений многовато, а я, в общем-то, весьма снисходителен в этом вопросе.

Следующий блок - на мой взгляд это не просто неудачные предложения. Эти ошибки показывают, что автор не видит рисуемую им картинку. Примеры:
О девочках, которые взрослеют и становятся девушками - Фигуры его прежних соперниц по играм налились в самых неожиданных местах и на них было приятно смотреть. - вот долго пытался представить у девушки неожиданное место в котором она может "налиться", но не смог. Девушки все-таки "наливаются" в нескольких вполне определенных местах. Хотя этот пример можно отнести и к первому примеру - неудачных предложений.
Пока все вокруг находились в оцепенении, Игорь направил меч в горло очередного орка. По пути меч распорол грудь еще одному. - "Упс, извините, - сказал Игорь - я хотел вот того, рыженького". (Это я уже не удержался, чтобы не съязвить). Фраза построена таким образом, что создается полное впечатление случайности встречи меча с грудью "еще одного". Кроме того меч, конечно, не простой, а почти волшебный, но острота этого меча явно улучшена, раз он так легко распорол грудь орка.
С флангов их прикрывали кентавры. Похожие на легендарных полулюдей - полулошадей, они, конечно ничего общего с ними не имели, кроме слабого внешнего сходства. - В дальнейшем выяснится, что кентавры местные имеют копыта, человеческий торс и голову, руки, в которых копья держат. Это - "ничего общего"? А что тогда будет сильным сходством? Фраза начисто размывает картинку кентавра и ставит читателя в тупик. Да и не надо забывать, что наши родные кентавры - вид мифологический, а не биологический, так что вопросы о том с кем они имели что-то общее - дискусионный, анализ ДНК не проведешь...
Игорь не стал его мучить, хлестко ударив по голове мечом. Массивные, казалось бы, кости черепа хрустнули, не выдержав удара, и провалились, выпуская наружу мозг. - насколько помнится у героя был весьма острый меч легко по пути распарывавший груди. Здесь же скорее нарисована картина удара "тупым тяжелым предметом", типа молота. Череп сминается. Нестыковка.
Ему не дали досказать. Десять рыцарей и полсотни оруженосцев принялись просить, доказывать, умолять. - тут надо пояснение сделать. На самом деле идет описание сражения. Отбит первый натиск нечисти, но противник не разбежался, а перестраивается "в пределах прямой видимости". И тут войско умоляет главного героя встать во главе, герой не сразу умоляется, словом некая идиллическая картинка битвы, в которой противник ждет пока парни разберутся со внутренними проблемами...
Огр словно шары, разметывал кегельбан рыцарей, прикрывая отступление. Клин людей, пройдя сквозь орков, замедлился, а потом остановился. - Вообще разметывать шары в кегельбане... именно шары... (Задумался)... Мне кто-то говорил, что в кегельбанах в меню есть пункты типа "бросок шара в официанта" или "разбить шаром зеркальный потолок" со своей ценой... Пожалуй, не пойду в кегельбан! Но вот если рыцари будут разметываться, а строй от этого всего только приостановится (В дальнейшем выяснится, что потерь нет у людей)... Интересно, как автор представляет себе картинку данного момента боя?

Ладно, перейду к следующему блоку вопросов. Как автор рисует своих героев и мир в котором они живут.
В начале автор неоднократно подчеркивает что герой еще совсем ребенок. ему всего 14 лет. Но пока ему только четырнадцать и ему следует играть в куклы. - говорит один из рыцарей. Играть в куклы? Парню? В средневековье? Да еще и наследнику престола? По-моему сказавший эту фразу - наглец и нарывается. Вообще 14 лет в трудные времена - это немало. Даже не в средневековые. Возьмем нашу отечественную войну. Или гражданскую. Не играли четырнадцатилетние в куклы. К сожалению. Должен сказать, что по дальнейшим действиям героя я бы дал ему 17-19 минимум, если не больше. Я прекрасно понимаю, что автор может пытаться изобразить политическую борьбу, но почему мать мальчика не возражает против этих оскорблений?
Дальше. Очень интересно подумать о графе Милорадовиче. Отряд с победой возвращается в город. Стучат в ворота. Столичный вояка никак не ожидал увидеть среди сторожевых воинов графа. Он в ужасе посмотрел - точно граф! - внимание, вопрос - а почему графа не заметили в отряде до того как он заявил о том что он граф? Почему центурион сокрушался (огорошенный) о том, что у него одни новобранцы, почему не использовал опыт старых опытных вояк? Такое впечатление, что конкретный граф, да и вообще весь институт графов, был придуман автором по ходу написания сцены. И уже написанное никак не исправлялось. Граф же играл все большую и большую роль, нагло оттеснив бедного центуриона.
По миру: напомню, что мир наш. Значит и география наша. Из текста мы можем понять, что Новгород входит в Орденское государство. Главный Герой в начале находится в захолустном замке, расположенном в малолюдном районе на севере Уральских гор. А потом мы узнаем что нечисть наступает в том числе и с Севера. С некоего абстрактного Севера. Отсюда два вопроса - во-первых, что севернее Северного Урала? Ямал? Кольский? А во-вторых, - если герои действуют на Земле - то почему не указать явно географическую привязку как крепостей так и маршрутов орков? И тогда уж и в-третьих, - а где остатки нашей технологической цивилизации? Руины наших городов, шахт, остатки дорог и т д... Прошло всего-навсего пара сотен лет (точнее 184 года).
Очень жаль, что в первых главах никак не проявилась идея о том, ч то где-то на Земле все-таки осталась технологическая цивилизация. Во всяком случае несколько раз упоминается о Зоне, о том, что герои живут в Зоне. Соответственно, где-то должна быть и не-Зона. Но непонятно еще и почему нет не только электрической техники, но и паровой. Нет ружей и пушек - механизмы не сложнее часов и совсем не электрические. Кстати, в фантастике уже было нашествие из космоса существ, которые съели все электричество, но возможности использовать энергию пара в том мире остались. А так - вся привязка к нашему миру (помимо имен и паре географических мест) свелась в первых главах к тому, что герой изучал самбо и карате. (Интересно, а как применить самбо против кентавра?)

Теперь надо посмотреть на взаимоотношения людей и нечисти. Понятно, что нечисть злобная. Один из беженцев рассказывает: Они уничтожил целую крестьянскою семью. Просто разорвали на куски. Представляете !? Где же наш Орден? От моего поместья остались жалкие остатки - всех - людей, скот разорвали на части, дома сгорели. Я нищ и еще должен радоваться, что жив. Заметим, что поначалу рассказчика ужасает уничтожение "целой крестьянской семьи", а вот парой предложений позже уже совершенно не удивляет то что разорвали всех его людей.
Отношение людей же к нечисти какое-то весьма утилитарное, как к животным. Завалив несколько орков главный герой отдает указания: Для начала соберите-ка их головы и уходим отсюда, пока нас не сцапали. По-другому режьте, - нетерпеливо скомандовал он, видя, как они неумело возятся. - И печень вырезайте. Меня это весьма удивило и даже немного покоробило. (А на месте орков я бы просто обиделся и стал еще более злобным). Подчеркну - удивляет именно утилитарность - трупы врагов идут на мыло (пардон, на что-то алхимическое), так что - не пропадать же добру?
Или вот - продолжение той же сценки: Братья весело шли, постукивая головами в мешках - Игорь дал им нести добычу - не заставил, сами попросили - сразу несколько вопросов. Первое - я бы все-таки подчеркнул что головы орочьи, а то как-то двусмысленно получается. Второе - я поймал себя на мысли, что внимательно смотрю на окружающих с желанием промоделировать ситуацию и выяснить, будут ли постукивать свежеотрезанные головы при их переноске в мешках? И третье - на месте орков я бы еще больше обиделся, увидев эту сценку...

Наконец, последний раздел - это глобальные вопросы композиции, идеи, сюжета и т. д. На самом деле по этому поводу сказать я почти ничего не могу, потому что для этого надо прочитать произведение целиком. Можно сказать несколько слов о последовательности сцен в первых главах, о том на каких моментах внимание автора останавливается, а какие он пропускает. Так вот на мой взгляд автор слишком спешит в первых главах. Я бы даже уточнил - в прологе и первой главе. Даже те сцены на которых автор пытается остановится (выбор нового магистра, приезд митрополита, сцена в трактире) не занимают слишком много места. Не более экрана текста - это килобайта четыре, пара страниц. Они совершенно незаметно пролетают при чтении. И потом начинаешь недоумевать - а почему автор остановился показать нам то как главный герой ел картошку? С моей точки зрения сцены приезда митрополита в замок и сцена в трактире должны быть развернуты в полноценные главы килобайт по двадцать каждая. Тогда они запомнятся, "заиграют", в них можно создать картинку, показать характер мира и главного героя. Не назвать какие-то качества, а именно нарисовать их.
И еще одна мысль из разряда глобальных. На мой взгляд, в начале книги не хватает как минимум одного персонажа - слуги главного героя. Не верю, что у единственного потомка двести лет правящей династии нет своей партии. Не верю, что у него нет слуг, которые были бы рядом с ними всегда (по крайей мере одного слуги). Подобный типаж напрашивается, такой герой придал бы полифоничность произведению.

Пора закругляться и делать выводы. Понятно, что если бы я ставил оценки, как я делал это раньше, то произведению данному я бы поставил весьма невысокую оценку - не выше 5.5. По большому счету его надо переписывать заново (кстати начальная идея не такая уж и плохая, ее можно очень интересно реализовать) Но дело даже не в произведении. Я просто пытаюсь на примере показать, что несмотря на то, что литературное произведение - это, естественно языковое событие, но не только языковое событие. Более того - язык произведения - это следствие построения произведения. Если ты нечетко представляешь, что же у тебя происходит, то ты никогда не сможешь это описать, все равно будет получаться коряво. И наоборот - если ты представляешь себе сцену четко, то слова придут сами. Да, отдельные неудачные предложения будут появляться и их надо будет править с помощью редакторов и корректоров, но поменять предложение - это не переписать весь роман. То же самое можно сказать и о глобальном уровне. Если представляешь себе идею, мир, то герои начинают действовать "сами", и иногда даже могут помочь автору заметить какие-то неправильности в мире.

Вот, пока что и все...


12 февраля 2008 года

[2]. Легенда о последней "десятке"

Вознесенский Вадим Валерьевич

33 года, живет в городе Слуцк, Белоруссия.

Евангелие рукотворных богов

Выложено полностью. Три части - общий объем 694 кб. Прочитал полностью.

Евангелие рукотворных богов Вознесенского было последним произведением, которому я поставил "десятку". Конечно, мне очень хотелось это сделать, я прекрасно понимал, что мне уже немного осталось, но высокая оценка была вполне заслуженна, душой я не кривил. Так что мое возвращение назад, с целью прочитать произведение полностью и уточнить оценку - вполне оправдано. Во всяком случае для меня самого. Прочитал. Оценку после такого прочтения все равно оставил бы высокой, может не "десятку", но где-то близко к "Девятке". Во всяком случае выше той оценки, которая обозначала, что произведение вполне "печатного уровня" (примерно 8.4). Теперь надо попытаться объяснить, что понравилось, что нет.

Конечно, тут практически нет каких-то языковых ляпов, картинку эпизода автор видит вполне прилично. Да и по стилистике вопросов немного. Иногда удивляет ругань:
- Эй, пидор, пацана оставь в покое, - спокойный хрипловатый голос, словно прохожий муху назойливую отгоняет.
. Если я правильно заметил, то в романе есть еще один случай употребления сниженной лексики. Я не то что сомневаюсь в способности героев "поговорить на настоящем русском", но всего пара попыток (даже полторы!) сказать что-то грязное... Причем на мой взгляд легко заменяемых... Если уж герои должны ругаться, то пусть или просто разговаривают матерно (как в рассказе того же автора "Судный день"), либо, если слово используется редко, то в каком-то напряженном моменте, чтобы подчеркнуть это напряжение. В процитированном выше случае у автора получилось описание разборок гопников во дворе, нет ощущения того, что действующие персонажи "серьезные люди" (назовем это так).
Из других мелочей - иногда в речи персонажей встречаются реалии нашего времени. Почесав в затылке вспомнил вот такой момент: - Хомячка лучше заведи, - хмыкнул Краб . Тут я споткнулся и стал думать - а откуда Краб, Ванко и окружающие знают про хомячков? Хомячки совершенно не вяжутся с миром первых глав книги. Самое интересное, потом понимаешь, что Краб и другие про хомячков вполне себе знали, что они вполне могли помнить о мире с хомячками (о разных мирах книги разговор еще впереди). Но вот в мире Осетрово, и хутора Сивого хомячков нет! Интересно, что примерно такое же замечание хочется сделать и по поводу рассказа Судный денью Там есть фраза - И кто пойдет за Клинским?, тоже слишком завязанная на сиюминутность.
Можно еще поискать что-то подобное, но не вижу особого смысла - таких фраз в книге немного, редакторской правкой они спокойно убираются. Скорее просто некий забавный факт, как нашего мира реалии в виде различных словечек вылезают в совершенно ином мире. Первоначальный смысл фразы теряется, значение становится "совсем переносным", а попав в незнакомый мир это самое значение неожиданно начинает играть новыми красками. Авторам просто надо помнить об этом. Еще раз повторюсь, что ничего стращного в этом нет, все легко правится, но вот если сами авторы такое будут замечать, то они должны лучше понимать свой собственный мир.
Совсем уж отступая от темы рецензии - да простит меня автор - и в описаниях обычной жизни надо быть внимательным - попробуйте поискать в яндексе сколько раз по мнению журналистов ХАМАС, Аль-Каида и прочие арабские террористы от чего либо "открещиваются". И без всяких кавычек!
Еще по стилистике - ряд тем, на которые я толком не знаю как реагировать. Первая - это наличие красивостей. Об этом я упоминал еще и в первой рецензии, даже пример приводил (Горячее дыхание пустыни отнимало остатки сил, несло жар и песок, впивающийся тысячами игл в обветренные лица, срывающий лохмотья кожи с иссушенных губ. ") Иногда это заметно не только во фразах, в языке, но и в картинках, которые этими фразами рисуются. ( Стерва тоже любуется неспешным течением. Посередине челнока, прислонившись к борту и опустив кисть в прохладный поток. и далее.) Кстати - внезапный переход на описание в настоящем времени, который часто встречается у автора (это вторая тема) как мне кажется тоже связан с "красиволюбием". Автор как бы останавливает бег повествования и начинает любоваться картинками. Я бы не сказал, что это меня так уж сильно коробит. Более или менее разные грамматические времена вписываются в ткань повествования. Так что упрекать вроде как и не за чем. Но с другой стороны я не очень понимаю, почему выбран именно такой художественный прием. Действительно ли для того чтобы приостановить течение повествования, для придания ему некоей философичности (кстати - философичные эпиграфы к главам - понравились. Они весьма уместны.)? И вообще - делал ли это автор сознательно?

Теперь пора оставить мелочные придирки и посмотреть на роман целиком. Очень хочется внести в него одно исправление, которое с одной стороны может показаться совершенно незначительным, но с другой стороны - является чуть ли не самым главным замечанием. Так вот - мне очень хочется разделить роман на две части. Просто взять, и перед началом девятой главы написать - часть вторая. На самом деле деление на части и главы сродни делению на предложения и абзацы. Как предложения и абзацы представляют собой законченные мысли, так и главы и части должны представлять собой законченные куски повествования. Начиная с девятой главы характер произведения сильно меняется. Меняются герои. Уходят Полк, Док, Краб с компанией, а команда Ключника удваивается. При это если раньше Ванко, к примеру, уделялось довольно много внимания, то во второй части Ванко - статист, почти никак не действует.
Во второй части меняется темп повествования. Первая часть вообще весьма неспешна. Автор отводит целую главу под приключения на ярмарке. Потом целых две (!) главы на бой на хуторе. Автор уделяет подробное внимание не только действиям Ключника, но и второстепенных героев - например, показывает последний бой Слава, брата Ванко. А во второй части начинается скороговорка. Если первую битву с мутантами автор еще показывает подробно, то далее Ключник начинает вершить свои подвиги между делом, за пару абзацев. Сначала выводит мутантских женщин из театра (интересно, что тут автор в следующей главе как бы спохватывается и рассказывает про это поподробнее, точно такой же прием использован при поездке на ярмарку - задание Ванко от Рахана описано только в следующей главе). Потом останавливает тувинскую орду. При этом даже рассказано бегло о последствиях этой битвы - несколько предложений уделено будущей истории этого места. Роман становится торопливым. Такое впечатление, что автору то ли писать надоело, то ли он поставил себе цель - написать не более некоего заданного числа, и размахнувшись в первой части стал комкать вторую, чтобы в этот формат влезть. Вот честное слово - автор первой части потратил бы на описание битвы с тувинцами раз в десять больше места.
Подобная торопливость не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. В литературе, в приключенческой литературе очень большое значение имеет тайна (почти цитирую одного весьма близкого к фантастической литературе человека!), умение подогреть интерес, заставить гадать - что же будет дальше? В первой части автор на редкость умело (для СамИздата) этим пользуется. Кто такие Рахан и Док? Что за Стая такая терроризирует окрестные места? Как мир романа соотносится с нашим современным миром? Что вообще с этим миром произошло? А тайна Краба и Полка? Разве встреча с ними мальчика - не загадка? А потом вроде как Рахан пытается эту тайну разгадать, когда попадает в плен. И вдруг автору эта игра в тайну надоедает. Ту же тайну Полка и Краба (кто они такие и откуда, и почему такое морское имя - Краб) автор выдает мимоходом, как будто просто вспомнил, что вроде как надо что-то об этом сказать. Только только читатель начинает ожидать захватывающего приключения в театре - и вдруг, бац - герой сбегал и всех спас. Грустно. И очень часто встречающаяся у самиздатовских авторов ошибка (а я все-таки считаю это ошибкой). Дать замечательную вводную, некое задание героя/героям, о которых можно написать целый роман и тут же, в следующем абзаце рассказать, как все это было решено. Зачем сразу давать ответ, если вся прелесть - в решении задачи, в поиске этого ответа...

Что еще хуже - мир первой части и мир второй части - разные. То есть, по мнению автора он один и тот же. Но нарисована совершенно различная ситуация. Попробую это показать.
Мир первой части - мир постапокалиптический, причем сильно "пост". Я бы сказал, что между войной изменившей мир и описываемым моментом проходят сотни лет. Успело сложиться новое общество. С новыми верованиями, с новой системой отношений - появляются рабы и рабовладельцы! Напрочь забывается история довоенная, об истории нашего технологического мира никто не упоминает. Нет никакого школьного образования ни на хуторах (неужели никто не учит детей наукам?) ни в Осетрове. Более того - изменилась система имен - Ванко, Слав - и сами формы имен изменились, и отчества исчезли... Изменились географические названия, причем названия рек - Елена вместо Лена, Кута вместо Иркута, а речные названия переживают даже народы, которые эти названия дают. Забыли имена городов, в частности Братска. Постоянно идет упоминание о какой-то Империи, а в нашем родном мире Империи в Сибири вроде как нет (последние лет 90, во всяком случае, во времена разработки Корда и Сатаны - точно не было там Империи). Наконец, сам быт хуторян налажен. Причем полное ощущение, что он уже очень давно налажен. Упоминаемая война внесла в него какие-то изменения, но незначительные, скорее предоставила большую самостоятельность. Так что кажется, что это не катастрофа, а какая-то другая война. Как жили эти люди сто лет назад? Да примерно также. За оградами-частоколами. Да есть люди из прошлого - Рахан, Док. Они помнят мир до катастрофы. Но почему бы им не быть сверхдолгожителями, тем более намеки на это делаются... Главное, что даже правильное название оружия мало кто знает из местных. Забыли!
А вот мир второй части - это мир сразу после катастрофы. Точнее спустя 18 лет. Очень многие помнят то что было до. Ладно, Рахан - генномодифицированный боец, но и Законник - он тоже из того самого прошлого. Докатастрофного - он не генномодифицирован. А потом, на Алтае, начинают попадаться целые поселения "докатастрофных" людей. Сравните жизнь в Азасе во второй части и в Осетрово в первой. Азассцы еще только-только начинают обустраивать свою жизнь (несмотря на теплостанцию и т д - турбину-то де взяли, интересно узнать). У них нет еще никаких налаженных отношениях с соседями. О каких ярмарках может идти речь? Они зато помнят о прошлом и слова "топограф" и "белый шум" вряд ли кого в поселении этом удивят, все технологические знания сохранились. А еще по пути на Алтай герои находят не только магазин с альпинистским оборудованием, но даже атласы в разрушенных школах. Зато не находят и следа от рабовладения, и становится непонятным, а откуда вообще рабов-то берут?
Я не знаю, как примирить миры этих двух частей. Они совершенно различны по своему духу. У автора (с моей точки зрения) - это тоже не очень-то получилось. В первой части существует притягательная тайна этого мира. Во второй автор пытается то ли раскрыть эту тайну, то ли наоборот - сохранить. Появляются скорпионообразные инопланетяне, сущность для романа новая, даже несмотря на то, что и драконы и звезда упоминаются чуть ли не сразу. Так бывает - мир сопротивляется введению в него каких-то элементов. И в итоге автор сваливается в эзотерику, чем плодит еще одну сущность данному миру (во всяком случае миру первой части) не нужную. Вытаскивает позабытую Стаю. Но, между прочим, забывает объяснить, кто такая убийца драконов и как Ключник узнал о ее существовании.

Интересно, что несмотря на все претензии - книга читабельная. И думаю, что и публикабельная, то есть если ее издать, она найдет своего читателя. (Вот только доказать издателю это будет не так-то уж и просто) Надо ли ее как-то переделывать? Да, мне хотелось бы, чтобы миры были приведены к некоторому общему знаменателю. Чтобы разъяснились все "непонятки" с миром, ибо тайна - это хорошо, а "непонятки" - когда все запутано и ни к какому заключению прийти не можешь - не очень хорошо. Мне было бы жалко терять мир, описанный в первой части - ну не лезет он во время 18 лет спустя после катастрофы. Наверное надо что-то делать со второй частью. Развить тему Ванко. Определиться с девушкой "драконоборцем". Расписать приключения поподробнее. Но советовать я могу что угодно. Главное для автора - это чтобы он все эти советы рассматривал крайне скептически. Причем важно и рассматривал и скептически - тогда все будет хорошо.


18 февраля 2008 года

[3] А я не виноват, он сам напросился!

Вуки

Возраст и место жительства не указаны.

Иные грани реальности

Выложены три эпизода (части) - объем 419 кб. Прочитал все выложенное.

В первой рецензии я попытался пройти от языка произведения к его композиции (и не дошел), от частного к общему. Сейчас хочется попробовать двигаться наоборот - начать с самых общих вопросов, несмотря на то, что произведение еще не дописано до конца. Так что некоторые вещи придется додумывать. Сразу должен предупредить - я не знаю, что из всего этого получится. Знаете, у меня так часто бывает - хочется объяснить как бы я сам поправил те или иные места. При этом я прекрасно понимаю, что у автора может быть свое видение развития сюжета, героев и т д. И совершенно не факт, что если бы все мои предложенные изменения будут воплощены в жизнь, то произведение бы улучшилось. Так что та форма рецензии - с предложениями, так сказать - это эксперимент. Не знаю, что с этим будет делать автор (плюнет? поцелует? к сердцу прижмет?), утешает, что он сам напросился, так что рецензент даже если и погибнет, то с чистой совестью.

Для остальных вкратце о произведении. Оно показалось несколько рыхлым, кажется, что у автора нет четкого плана в голове, он пишет как пишется. Иногда увлекается чем-то и действие затягивается. Героев хочется отловить и навтыкать в них каких-то изюминок, пока они несколько шаблонные. Вместе с тем идея и автор небезнадежны.Сам факт того что мне хочется залезть внутрь текста и все там переправить говорить о том, что произведение меня чем-то зацепило. В старые добрые времена, когда я ставил оценки я бы поставил где-то 6.5, а потом долго бы корил себя по ночам, считая, что надо было ставить оценку на несколько десятых выше, хотя бы 6.8... Но перейду к своим измышлениям.

Итак, о чем роман? Какой мир описан в романе, какие действие в этом мире развертываются? Существует конгломерат миров, реальности, в которых реализуются те или иные альтернативы людской истории. Существует некая служба - Инспекция - которая следит за устойчивостью всех этих миров. Впрочем, цели службы не заявлены, что будет если этих бравых ребят не будет - непонятно. Иногда случаются и проколы. В частности кто-то поставляет в один из миров, относительно отсталый, оружие из других миров. Есть подозрение что это кто-то из Инспекции. Данного типа надо вычислить. Устройство мира нельзя назвать оригинальным, уж миров и инспекций в мировой фантастике много, да и поставкой запрещенного (в том числе и оружия) балуются во многих книгах. Непохоже, что автор будет нам растолковывать какие-то новые философские идеи. Юмор тоже вроде не занимает большого места в тексте. То есть и то и то присутствовать может, но явно не как лейтмотив. Так что скорее всего мы должны ожидать приключенческий роман. Для которого, отмечу сразу, характерно напряженное действие, читатель должен постоянно хотеть узнать, что будет дальше. Отмечу также, что похоже роман будет действительно романом - то есть произведением с несколькими сюжетными линиями. Во всяком заявка на это есть. Помимо истории с Хамелеоном есть еще линия Жанны, напрямую на Хамелеона не завязанная. Это как минимум, потому что ряд героев из мира инквизиции тоже может претендовать на собственную линию. Возможно, что задумывался сериал, где различные сюжеты будут плавно менять друг друга, но сейчас я исхожу из того, что пишется именно одиночный законченный роман.

Теперь, после этого вступления перейду собственно к замечаниям. Что не понравилось в общей композиции? С моей точки зрения Роман получается слишком большой, а точнее - затянутый. Написано 419 кб, 10 авторских листов. Сейчас обычный роман укладывается в 20 авторских. Вместе с тем, автор еще только-только обозначил сюжет и расставил действующих лиц. То есть кончилась завязка романа (точнее завязка линии с Хамелеоном, которую я счел главной). А завязкам желательно заканчиваться примерно на первой трети текста - самое позднее. Понятно, что я не смогу доказать эти цифры строго математически. Это скорее попытка формализовать ощущения - если то что долго завязывалось очень быстро развяжется - то это оставит у читателя (у меня во всяком случае) чувство разочарования. Хочется равновесной структуры. Так что возникает желание сократить текст примерно на треть (кб на 150). Несколько эпизодов явно просятся либо на удаление, либо на изменение.

Начнем с первого эпизода. По сути своей - это гигантское вступление. Ввод в мир романа. Даже нельзя сказать, что знакомство с главным действующим лицом, потому что дальше Рональд (а именно он - главное действующее лицо первого эпизода) дальше уходит в тень. Действие происходит в реальности, которая опять-таки является второстепенной, по сравнению с "инквизиторской" реальностью. А, да, еще в данном эпизоде появляется Жанна, которая явно выдвигается в дальнейшем на первый план. Вопрос - надо ли столь подробно рассказывать о случившемся в застенках, к примеру? Если это приключение просто ради приключения, если там нет никакой информации необходимой в дальнейшем? Даже если это не самое плохое приключение? Очень хочется порезать этот первый эпизод. Причем еще раз подчеркну - не столько из-за внутренней логики самого эпизода, сколько из общей логики "проектируемого романа". Урезать этот эпизод мне захотелось именно после того как я прочитал следующие. Были бы по другому написаны второй и третий эпизоды, возможно не захотелось бы резать и первый.

Перехожу ко второму эпизоду. Тут вопрос не в сокращении объема, а скорее в развитии действия. Второй эпизод - это именно завязка собственно истории. В завязке надо завязывать (сорри за тавтологию) все те узелки (вопросы, загадки, тайны) которые будут разрешаться и раскрываться в остальном тексте. Какие же тайны можно найти во втором эпизоде? Есть загадочный старик Арчи, но увы, его тайна быстро раскрывается - он оказывается сбежавшим сотрудником инспекции. Тайна Хамелеона в явном виде появляется в самом конце эпизода. На самом деле это скорее развитие тайны данной реальности, в которой наряду с мечами и каретами существует огнестрельное оружие, внедорожники и вертолеты. И вот тут возникает вопрос: загадка мира - она для кого загадка? Местные таким вопросом задаваться не могут, они в этом мире выросли, он для них привычен, все так и должно быть. Арчи этому удивляется, он тему и озвучивает в тексте, но попервоначалу Арчи - таинственный старик, играет роль такого же местного, живет в этом мире давно, говорит с местными. У Арчи должен быть взгляд уже несколько "замыленный". Лучше всего на роль "того кто удивляется" подходит Жанна. Единственный недостаток - она постоянно находится то в плену, то без сознания. Ей удивляться некогда. А жаль. Жанна сама по себе персонаж весьма таинственный. Ее дядюшка не имел никакого представления о множественности миров. А она представление имела. Откуда? Почему она так хотела смыться из своего мира? Для рядовой сотрудницы спецслужбы у нее весьма приличная подготовочка. Я даже не удивлюсь, если выяснится, что она уже побывала в других реальностях. Но в любом случае - ей самое оно поудивляться необычностям этого мира. Просто жалко, что этот момент не акцентируется. Идея вполне достойная развития, должна активнее использоваться с самого начала!

Есть (естественно, с моей точки зрения) еще несколько композиционных моментов, которые автором должны активно использоваться. Несколько раз встречается повтореие ситуации. И первый и второй эпизод заканчиваются одинаково - Рональд доставляет в Централь чужаков - сперва дядю, потом племяшку. Это надо обыгрывать. Вообще Рональд выглядит этаким не то что неудачником, но вечно влипающим в какие-то истории. А тут - два подряд одинаковых действия... Конечно, это немного комедийный мотив, но он не помешает. Второй такой же момент - два раза народ отправляется выручать Эстебана и оба раза выручает не того. Тот же немного ироничный мотив. Они должны спеться в дальнейшем с Рональдом, честное слово!

Третий эпизод оставляет весьма странное впечатление. Он кажется просто недописанным. Третья глава слишком мала по отношению ко всем остальным главам, что и создает впечатление, что что-то должно быть добавлено. Первая глава, там где Жанна оказывается в Централи... (Там не только это, но основной объем текста занимает именно Жанна.) Если честно, то я совсем бы этот эпизод убрал. Зачем он? Там нет никакого действия, ничего нового не сообщается, ни о Централи, ни о Инспекции, ни о героях. И так понятно, что Жанну доставят на базу. Зачем несколько экранов читать, как ей делают какие-то предложения, да еще и о проблемах выбора одежды? Да, там появляется Полина, новый персонаж. Оставим сейчас вопрос зачем этот новый персонаж нужен. Но разве нет ощущения ужасного провала в динамике? Даже так - УЖАСНОГО! Так что - в переделку. Картинку Централи показать пора, но как-то по другому. И не только с точки зрения Жанны, может еще и взгляд от Рональда сюда подключить? Он это заслужил!
В следующей второй главе начинается вторая попытка спасти Эстебана. Очень опасный момент - по сути дела второй раз подряд читателю начинают рассказывать то же самое. Ощущение дежа вю гарантировано! На повторы слов часто ругаются (и правильно), а тут повтор сюжетного хода! На самом деле я вполне могу поверить, что такой повтор необходим, но его обычно стараются как-то обыграть. Выражается это в том, что герои сами замечают, что они делают одно и то же и начинают либо издеваться над данным фактом, либо наоборот - вздыхать и жаловаться, либо - в зависимости от извращенности ума автора! Да, это внесет, скорее всего, некий иронический момент в повествование, но не надо этого момента бояться. Напомню, что сюжет в основе своей не нов, так что некоторое "самоподтрунивание" автора должно смотреться хорошо.

По поводу героев, а также по поводу стиля, назовем это так. На мой взгляд автору (вообще всем авторам, кстати) желательно не столько описывать характеры персонажей, сколько стараться показывать их. Простейший пример - про хозяйку в первом эпизоде проскользнула фраза: - Не сомневаюсь! - ответила тётушка Марта с улыбкой на добром лице. Вот так ли нужно тут слово "добрый"? Не лучше ли чтобы читатель просто увидел как тетушка хлопочет вокруг Рональда, попытаться передать эту доброту репликами или описаниями действий? Чуть раньше в том же эпизоде:
Девушку звали Жанна, и сейчас она напоминала охотницу, грамотно ведущую свою жертву. ... Как и все представительницы прекрасного пола, Жанна легко манипулировала мимикой своего лица, походкой, и какими-то, только ей известными признаками, притягивая одних, а если нужно, отталкивая от себя нежелательных спутников или собеседников.
Опять-таки с моей точки зрения. То что Жанна ведет себя странно и ей что-то от Рональда надо и так понятно из действий девушки. Про отталкивание нежелательных спутников - а может по ходу действия Жанне действительно кого-то "оттолкнуть"? Допустим, кто-то попытается к ней пристать, а она скажет что-то типа "отвали, крошка"? Потому что описание какое-то банальное и занудное получилось. А от этого теряется и сам персонаж. Словом, что если не стремиться объяснить что-то про героиню вот так сразу, а оставить читателю некое пространство для догадок? Тем более, что Жанна - самый загадочный персонаж...

И еще пара слов по поводу Шико. Первое - почему такое имя с претензией? Если уж сравнивать по характеру этого персонажа с кем-то из знаменитого романа, то с Реми (лекарем). Они похожи своей незадачливостью. Второе - если уж делать у Шико пунктик на женском внимании - то последовательно. Даже если он и смиряется с тем, что Жанна уже знакома с Алексом, то почему у него не вспыхивает новая надежда на более близкие отношения с героиней, когда он узнает, что Жанна - чужачка, а не невеста Алекса? А он на всех девушек западает, или все-таки именно на Жанну? Вроде как на всех, но автор знает ответ на этот вопрос?

Наверное, пока все... Уж не знаю, чем это поможет автору, но душу я отвел!


28 февраля 2008 года

[4] Почти по работе

Sidha

27 лет, живет в Санкт-Петербрурге.

Душа осени

Выложено полностью (но намечается цикл) - объем 929 кб по СИ. Прочитал все выложенное.

Если попытаться как-то охарактеризовать Душу осени кратко - то это весьма добротное произведение. Если сравнивать ее с романами Астаховой, Школьниковой, к примеру, то есть с теми, которые уже публиковались - то можно сказать, что Душа осени вполне на уровне.

На самом деле это только первая часть чего-то гораздо большего. Причем это большее - конечно, потому что в самом начале говорится, что написанное - дневники главной героини. А также дается некоторая точка (героиня стала все-таки главой эльфов, точнее одного из их государств, пытается примирить эльфов разных государств), к которой повествование в итоге должно прийти. В 'Душе осени' явно заметны некоторые 'закладки' - заделы на будущее развитие сюжета. А в некоторых случаях просто непонятно - то ли сюжет в данном месте затянут по невнимательности автора, то ли он будет вполне нормально смотреться по завершении всего цикла.

В первую очередь речь о 'любовном провале' в первой части книги. Герои отправляются на задание. Читатель ждет, что действие в первую очередь будет связано с этим заданием. С сектой, с таинственными костями. С загадкой Кирт, точнее пока еще неизвестной странной человечки, которая видит многое из того, что по идее видеть не должна, - распознает вампира, а также борется с насланными на нее чарами. А что на деле? Разведчик Лиэ просто окончательно застрял в своей комнате рядом с Кирт, всю первую часть, с третьей по десятую главы Кирт и Лиэ проводят вместе в своем номере, все больше друг в друга влюбляясь (точнее я бы сказал - привыкая друг к другу и познавая друг друга), время от времени занимаясь сексом и т д. В качестве анекдота - Дарен, который решает спасти Кирт в конце седьмой главы (именно тогда Лиэ заказывает ужин), а добирается до комнаты эльфа только в девятой главе. Такое впечатление, что читатель потратит на чтение этого куска гораздо больше времени, чем он должно было пройти в реальности романа. Если бы хотя бы Лиэ заказывая тот самый ужин предупредил бы, что его подадут не сразу...

Тут некоторое маленькое отступление, заметочка - очень часто начинающие авторы не следят за двумя параллельно развивающимися ветками действия в своих произведениях. Не учитывают, что если действие в какой-то момент разошлось, а потом, после того как герои действуют какое-то время самостоятельно снова слилось или пересеклось, то времени по всем сюжетным линиям должно пройти одинаковое количество. И если в одной линии совершилось очень много всего, а в другой - герой только и успел что взть поднос и подняться, то у читателя возникнут вопросы. Неминуемо. К автору Души осени это, кстати, относится в очень малой степени, но я считаю, что поправить 'сцену с подносом' надо, тем более это несложно.

Но вернемся к 'любовному провалу'. В шестой главе Рамборг и Хэлгэ проваливаются вслед за снежным червяком и на три главы оказываются отрезанными от остальных. Червяка достаточно быстро (если считать килобайты текста) забивают до смерти, а дальше Хель и Рамборг начинают развивать отношения между собой (включая и сексуальные отношения). Эти отношения важны, очевидно, для дальнейшего цикла в целом, также как и отношения Кирт и Лиэ, но на две с лишним главы развитие приключенческого сюжета романа замирает полностью. А главы большие, я думаю, что страниц сорок-пятьдесят на бумаге выйдет. Преодолеть эти страницы читателю, настроенному более активное развитие сюжета (назовем это так) будет тяжеловато. В каком-то смысле автор на некоторое время обманывает читателя, превращая роман приключенческий, в роман любовный. При этом еще раз подчеркну - ни к описанию самих сцен претензий нет (нормально написано), ни к тому, что показывать развитие этих самых отношений необходимо. Просто собранные в одном месте они затягивают повествование. В некоем идеале 'условно любовные' сцены было бы желательно перемежать с 'условно приключенческими', чтобы избежать провалов в динамизме повествования. Не думаю, что нужно как-то переписывать данный роман - в этом нет большого смысла, скорее это пожелание на будущее.

Есть еще одно отвлечение от основного повествования - это когда Хель и Рамборг попадают в руки разбойников. Но тут динамизм повествования сохраняется, а то что сюжет уходит в сторону - воспринимается как та самая 'закладка на будущее' (и действительно, в эпилоге главарь разбойников снова появляется на сцене), поэтому особых вопросов не возникает.

Наконец, третье отвлечение от основного сюжета автор сам обозвал отвлечением (интерлюдией), так что главный вопрос - не слишком ли он много места потратил на это отвлечение. Думаю, что тут все более или менее нормально. А если учесть, что факт 'недовоза' Эрилом донесения дальше используется, 'ружье стреляет', то получается и вовсе хорошо.

Теперь хочется перейти к героям. К эльфам. Эльфы ведут себя настолько по-эльфийски (а не по-человечески), что у меня неоднократно возникала мысль как ими вообще можно было управлять. Они совершенно неспособны концентрироваться на каком-то задании. Во-первых, любой пробежавший мимо упырь действует на них как кошка на собаку - они тут же бросаются в погоню и драку. Хель был послан с заданием, привезти назад Лиэ. Но он, естественно, не мог не вмешаться в совершенно безнадежную битву с сектантами. Он же не мог знать, что к нему придут на помощь. То есть совершенно сознательно шел на провал задания. Лиэ, кстати, надо отдать ему должное, за упырем не бросился, во всяком случае в первых главах. Еще одно проявление непоследовательности эльфов - это как раз когда Рамборг и Хель уединяются внутри холма после схватки с червяком. Они увлекаются друг другом совершенно забывая, что вообще-то они покинули свою команду в весьма драматический момент, что их ждет дело, что они сами не понимают как соотносится течение времени внутри холма и в основном мире - то их спокойствие и увлеченность друг другом может вызвать некоторое раздражение - по идее (по человеческой идее) у них голова должна быть занята более важными вещами. На самом деле такое поведение эльфов в романе весьма последовательно и скорее украшает характеры данной расы своей необычностью. Жалко, что в романе никто не может подчеркнуть эту особенность эльфиного поведения. Никто даже не обращает внимания. Людей в романе практически нет. (Человеком отчасти можно считать Кирт, есть еще человеческие отряды наряду с гоблинскими и гномскими - но не вообще на вторых ролях). Особенности поведения же эльфов гораздо лучше были бы видны в отражении человеческого персонажа. Все-таки читатели романа - люди (в основном). И именно поэтому на мой взгляд не хватает героя человеческой расы. Может быть в дальнейшем таковым станет Дарен?

Несколько менее глобальных замечаний. Как-то очень легко Дарен ушел от своего отца. Все-таки родная кровь, какие-то чувства он должен к нему испытывать? Пусть будет ненависть, а то он как-то совершенно равнодушно от него ушел, как будто это не сын трактирщика, а просто наемный работник (может его таковым и сделать? Хотя бы приемышем, двоюродным племянником?). Непонятно почему герои иногда пользуются порталами, при этом вроде не тратят особых сил на перемещение, а очень часто просто скачут на лошадях. Для скрытности? Так в итоге все равно порталом пользуются. И Лиэ, когда в итоге приходит на помощь Хелю. И Хель с Рамборг после боя с бандитами. Неоднократно говорится, что к эльфу трудно подобраться незаметно, но героев так часто застают врасплох... Непонятно, что дальше было с Эрилом, после встречи с оборотнем. Вроде как она подкорректировала память эльфа. Потом Эрил оказался у советника. Как он у него оказался? Была ли какая-то связь между советником и оборотнем? Или советник воспользовался счастливой случайностью? 'Тема не раскрыта' - как говорят некоторые мои знакомые.

Несколько раз герои совершают нечто, что являет их сверхспособности даже по меркам их собственного мира. Рамборг впадает в два транса одновременно во время битвы с червяком. Эли достает осенние листья. Стоит ли увлекаться сверхспособностями? Нет риска использовать эти сверхспособности в качестве маленькой фабрики роялей в кустах? Кстати, не очень понравилась и легкость, с которой Эли (как уверяется - посредственный целитель) излечил Кирт. Да, оборотниха потом лечила коня, но ей это стоило немалых сил. Вообще, если бы я бы на месте людей данного мира знал, что эльфы могут так легко излечивать болезни людские и не излечивают их, то... То я бы, наверное, на этих эльфов озлился. Тем более, что они вообще весьма высокомерны, причем к людям даже высокомернее чем к гоблинам и гномам (если так можно сказать). Рамборг в ответ на какие-то претензии командира людского отряда (о том что им дают не всю информацию) говорит что она предоставила всю информацию, которую сочла нужной. Это высокомерие эльфам еще должно аукнуться. Впрочем, я думаю, что автор вполне это понимает и данное 'ружье' выстрелит в свое время. Может уже во второй книге. (Кстати, если что - я буду в этой битве на стороне людей, несмотря на все обрисованные недостатки данной расы!)

Теперь еще несколько замечаний, но скорее литературоведческого плана, а не критического. Насколько я понимаю, это первый роман автора. Так вот в этом романе очень заметно влияние на автора 'Танцующей с Ауте' Парфеновой. Героиня также дочка одной из владетельниц эльфийских, тоже в итоге станет главной, также участвует в интригах. Устройство эльфийского сообщества весьма похоже - те же кланы и тот же матриархат. Даже один из героев - снежный эльф - тоже напоминает кое-кого из 'Танцующих'. Кстати о матриархате - сейчас почему-то стал популярен термин 'Мэри-Сью', который чаще всего понимают как подсознательное выражение авторессой (именно женского пола) своих тайных желаний. Так вот в таком понимании термина получается, что как раз Парфенова (а вместе с ней и автор нашего романа) и есть квинтэссенция Мэри-Сью, а вовсе не похождения бесчисленных стервозных ведьмочек! Но это скорее тема отдельного разговора, уже не связанного с романом Душа осени. Возвращаясь к сравнению с Парфеновой: трилогия Парфеновой выглядит пока интереснее. Все-таки в Душе осени эльфы традиционные.

Резюмируя фактически повторю то что говорил в начале. Роман получился неплохой. Возможно, скорее 'для девочек', любование героями, попытка показать их чувства почти всегда в романе берет верх над желанием описать событийный ряд. Для СамИздата - так и более чем неплохой роман. По своей шкале я бы поставил ему что-то от 8.3 до 8.5. Если сравнивать, к примеру, с другими книгами издаваевыми - думаю, что он окажется в серединке. Оценку в 'Мире фантастики' прогнозировал бы в районе 'шестерки'. Перспективы у автора есть, так что, наверное, присоединюсь к Иару Эльтеррусу (см. комментарии к роману), к его пожеланию увидеть произведение напечатанным.


5 марта 2008 года

[5] Когда рецензент в затруднении

Кетат Владислав Владимирович

34 года, живет в Москве.

Труден путь через Аверн

Выложено полностью - объем 625 кб. Прочитал все выложенное.

Наверное, первый случай, когда я не очень понимаю, что и как рецензировать. Роман прочитал, мысли бродят в голове, а вот как их высказать, и что вообще за мысли? На самом деле даже элементарную оценку - понравилось или не понравилось сделать трудно. Потому что первое впечатление - что вроде как понравилось. А потом начинаешь разбираться, пытаешься разъять на составные части - и не понимаешь, а что же тут вообще могло понравиться? Какой-то винегрет из всего, что в данный момент оказалось у автора под рукой. Причем есть такая смутная мысль, что на самом деле автор написал именно то, что хотел. Что какая-то глубокая мысль за всем этим стоит, вот только ухватить эту мысль никак не удается.

Во времена постоянных обзоров автор уже попадался "под руку", правда, не мне, а Светлана Иваненко. Было это в пятой главе рецензий, произведение называлось "Правда в письмах" и оценку Светлана поставила очень высокую - "девятку". Я сам тот роман не читал, сказать о нем ничего не могу, но высокую оценку помнил. Так что ожидал чего-то хорошего. В ожиданиях не обманулся. Сейчас вроде как оценок я не ставлю (хотя они появляются в каждой рецензии!), но если бы ставил (а вот!), то поставил бы что-то не менее чем 8.1. Надо понимать, что эта оценка, данная мне в моих ощущениях. То есть я не вычислял ее, скрупулезно подсчитывая плюсы и минусы, это мне такое озарение было. Озарение, так озарение. Во всяком случае оценка говорит, что понравилось.

Вместе с тем, предупреждаю тех, кто собрался читать прямо сразу - одумайтесь! У меня есть твердое убеждение, что произведение весьма специфично, и многим любителям фантастики и фэнтези не глянется совершенно. Первое: автор поставил жанр "фантастика" (в первом произведении он даже в аннотации это подчеркнул, в этом не подчеркнул - лень было(?)), в романе действительно есть элементы фантастики. Вот только тут как раз тот случай, когда не смотря на все фантастическое я бы "фантастикой" это не назвал. Это такой вариант современной прозы. Второе: сейчас модно на СамИздате становится говорить о сюжете. Так вот сюжета тут не то чтобы нет - он очень своеобразный. Книга построена так, что очень трудно понять где отступление, а где сюжет. Но обо всем по порядку.

Прежде всего - никакого разбора каких-то стилистических вещей, провалов в динамике и тому подобных тем, которые были в предыдущих рецептах в этой рецензии просто не будет. Ну нет здесь никаких ляпов. Автор очень неплохо пишет. Даже можно большими буквами - ОЧЕНЬ, для СамИздата просто удивительно неплохо. То как он рисует сценку, описывает ее - вызывает просто зависть. Вопросов по "фактологии" у меня, пожалуй, всего только два. Я попервоначалу считал, что станция метро "Спартаковская" в тексте произведения - это наша "Бауманская", но потом "Бауманская" появилась в кадре самостоятельно. А что тогда имеет другое название? Это именно вопрос, потому что в данном мире может присутствовать и своя станция "Спартаковская", ни с какой нашей не связанная. Второе - в одном моменте пьянки (это когда вчетвером) Мясоедов и Шарегешев представляются друг другу, вроде как незнакомы они. Но они же хомячков в туннель отправляли? Возможно, правда, что я где-то запутался. Но не важно - никаких замечания я делать не буду, просто попробую немного порассуждать.

О мире произведения. А мир-то не наш! Мир параллельный, хотя и очень на наш похожий. Из той серии про которую кто-то сказал - "все как у нас но на одну лягушку больше". Распознать с самого начала этот факт (что мир не наш) - очень тяжело. Изменения нарастают постепенно. Честно говоря, первое что меня зацепило - это отсутствие зеркал заднего вида в метро! А, да - еще удивило, что Люблинскую ветку называют зеленой (впрочем, последнее вряд ли можно отнести к особенностям нового мира). Затем появилась отсутствующая в реальном метро станция "Спартаковская" (про нее я уже упоминал). Ну и, наконец, стала постоянно упоминаться китайская война, а затем и перенос столицы из Москвы в Санкт-Петербург. Самое интересное, что по сути дела то, что мир не наш никакой роли в произведении не играет. Так - некоторые этнографические подробности - не более. Думаю, что автору иномирье понадобилось для того, чтобы оправдывать все возможные несовпадения с нашей реальностью. Чтобы не задавались вопросы, в частности, об описании битвы с немцами под Яхромой (мне хотелось поискать сведения о том, были ли в этом месте дивизии народного ополчения, действительно ли набор в них происходил не на добровольной основе, о действии ПТР на танк и т. д.). Да и мало ли какие ошибочки вылезут? А так - единое объяснение на все готово - это же не наш мир? Может, конечно, я не справедлив и автор просто увлекся... На самом деле я не знаю как относится к такому использованию мира. Привык к тому, что мир - это чуть ли не главный герой в произведении. Во всяком случае - один из главных героев.

Теперь о сюжете. В последнее время о сюжете, интриге и тому подобных литературоведческих вещах на СамИздате стало говориться много, даже статьи появляются. Так вот сюжет в данном произведении - расплывчатый. Не то чтобы его нет совсем, наверное можно выделить какую-то общую линию. Вроде как герои знакомятся с таинственными явлениями, так или иначе связанными с подземным царством. Странными "иными", которые могут чуть ли не все - даровать здоровье, или вдохновить на написание литературного произведения. Но сюжет - не главное (как и мир). Да и многие загадки так и остаются неразгаданными. Кто эти жители? Люди ли это (когда-то ушедшие с поверхности), или кто-то вообще никакого отношения к людям не имеющие? Что этим таинственным существам вообще от людей надо? Единственное что вроде как разрешилось к концу - это то, что существа действительно существуют (самое интересное, что даже и в этом я не до конца уверен). И все. Помимо того что главная сюжетная линия не определена четко, она еще и постоянно перебивается чем-то похожим на вставные новеллы. Тут и таинственные истории, и воспоминания автора о своем отце и т д. Кстати - часть этих историй лежат на сайте автора как отдельные самостоятельные рассказы. В итоге общая картинка романа размазывается. Это еще не поток сознания, но что-то к нему близкое. Знаете, есть такие картинки, которые на первый взгляд представляют собой просто орнамент, но если расфокусировать взгляд, то окажется, что там что-то изображено? У меня, кстати, такой фокус никогда не получался. Вот что-то подобное и здесь получается.

На самом деле очень трудно понять о чем эта книга, и почему она все-таки производит неплохое впечатление. Да, автор "владеет письмом", стилем. И все?
Интересно, что все герои романа в той или иной мере - неудачники. Смысл жизни у них потерян. У Мясоедова жена находится в коме, сам он - боевой летчик - уже никогда не сядет в самолет, из-за того что потерял руку. Шариков-Шарегешев проектирует непонятно что, пытается писать свой роман и как-то в этом обрести себя. Жена от него ушла, с работы в итоге тоже выгоняют... Главный герой тоже совершенно неприкаянный. Жена ушла, впрочем, он об этом не жалеет. Разошлись и разошлись. На работе - тоже перспектив мало. Его кандидатская скорее всего не будет защищена - опытной базы нет, а надежда на закрытый институт себя не оправдывает. Так что - никаких целей в жизни. Особняком стоит Рыжов, который как раз себя нашел. Только не в работе и не в семье, а в ...хм... женщинах, назовем это так. Причем нашел именно после того, как столкнулся с "нашими соседями снизу". Именно наши соседи снизу делают подарки и другим героям в конце книги. К Мясоедову возвращается бывшая в коме жена. Шарегешев, наконец-то, заканчивает свой роман. И только главный герой отказывается от подарка (от подачки?) и остается в своей прошлой жизни.

Забавно, но впечатления от всего романа для меня оказались сравнимы с впечатлениями от его героев. Роман тоже какой-то... неустроенный. Метается из стороны в сторону. То к таинственным куклам на свалке. То - к не менее таинственной игре, когда надо разглядеть вопрос в тексте (а вот игра - очень хорошо придумана). Линия Рыжова начинается с середины, когда он уезжает в Москву, потом идут военные воспоминания, потом все подкатывается к моменту его уезда и как-то очень незаметно перекатывается через этот момент. И в итоге все приходит к "современности" (с точки зрения романа). Герой в самом начале устремляется за незнакомкой, но незнакомка теряется в метро и... и опять-таки все. Как такое можно читать? Словно берешь клубок ниток, а там никаких ниток нет, а есть только концы ниток. Хотя такое теоретически вообще невозможно, чтобы концы ниток существовали без самих ниток, да еще при этом и пытались выглядеть чем-то целым.

В итоге в рецензии вместо какого-то логического анализа вылезают глупые сравнения и цветистые аналогия. Рецензия сама становится похожа на роман, и непонятно - стоит ли читать такую рецензию, или она все только путает. Не знаю. Мне просто не хватает опыта, чтобы оценивать ТАКУЮ литературу. Я могу и не разобрать, скрывается ли здесь за туманом что-то, или это так - мираж, обман зрения.

Не смогу я определить и дальнейшую печатную судьбу этого романа. Понятно, что ни под одну серию, скажем, моего любимого издательства Армада книга не подходит. Но с другой стороны - автор просто заслуживает быть напечатанным. Хотя бы ради интереса - посмотреть, будет это хоть как-то расходиться? На самом деле очень интересно послушать другие мнения. Прочитать какую-нибудь рецензию, в которой такой сорт литературы разбирался по косточкам. Может, кто и сподобится?


12 марта 2008 года

[6] О "Мэри-Сью" и не только

Савицкая Наталья Александровна

17 лет, живет в Красноярске.

Желание жить

Выложена первая книга - объем 593 кб и продолжение объемом в 30 кб. Прочитал первую книгу.

Иногда какие-то термины-слова как бы появляются ниоткуда, но распространяются мгновенно, так что кажется, что слова эти существовали всегда, и все их знают. При этом, для человека пропустившего момент возникновения такого слова иногда оказывается загадкой, а все ли этот термин употребляющие, понимают этот термин одинаково? У меня такое произошло с загадочным словом "Мэри-Сью". Стоило ненадолго выпасть с самиздата, и все. Теперь уже просто в любой статье или реплике, претендующей на малейшую критичность, не употребить это самое "Мэри-Сью" просто грех. А вот что такое Мэри-Сью?

Вроде как в теории это воплощение мечтаний автора, некто, обладающий всеми мыслимыми и немыслимыми качествами, которые только пожелаются. Крушащий крушащий врагов направо и налево. А самое главное - реализующий все свои желания (крушение врагов - это просто некий обязательный стандарт желания для жанра).

А если посмотреть на употребление термина на практике, то увидим нечто иное. Чаще всего мэрисьюшность приписывают "громыкоидной литературе"- это когда главной героиней является юная ведьмочка, чаще всего рыжая и с зелеными глазами, обладающая весьма стервозным характером (стервозность - определяющее качество в данном случае). Обычно при этом книга получается легкая, с претензией на юмор. Реализуются ли при этом желания тайные авторские или не реализуются, критикующий народ мало интересуют.

С моей точки зрения, появление подобной героини в книге никак с мэрисьюшностью произведения не связано. Юная стервозная ведьмочка - это просто такой типаж, крацне популярный в фэнтезийной литературе в последнее время. Типаж этот скорее можно сравнить с эльфами (остроухие, бессмертные и надменные), гномами (работящие крепыши или как-то так) и т д. Если на пальцах - современные авторы вывели новую фэнтезийную расу и сами этого не заметили.

Почему я ударился в теорию? Потому что рассматриваемое в данной рецензии произведение вполне попадает под первое "теоретическое" определение "мэрисьюшности", хотя всевозможные стервозные дамы в нем отсутствуют. В качестве некоторой оговорки - "мэрисьюшность" в теоретическом смысле для меня тоже не является чем-то ругательным.

Так вот о "Желании жить", пора перейти все-таки к нему. Произведение относительно закончено, но явно является частью долгого сериала - во всяком случае, вторая часть уже начата. Да и в первом "томе" есть пометка "часть 1", а вторая часть отсутствует. Еще в качестве предварительного замечания - произведение на самиздате замечено, о чем говорит 90 оценок, при средневзвешенном бале свыше "девятки". (Это данные на момент моего скачивания файла.) Это очень неплохо. То есть вроде как свой читатель у романа есть. А вот мне свое мнение сформировать было очень непросто. Потому что я явно в читатели не попадаю.

Роман поражает в первую очередь своей эмоциональностью, а также огромной наивностью. Знаете, наверное почти каждый в определенном возрасте о чем-то мечтал. Строил какие-то миры, в которых герои были прекрасны. Они преодолевали препятствия и решали проблемы (при этом сами проблемы в таких местах четко не прорабатывались, чаще всего герои успевали их решить быстрее, чем можно было продумать проблему). Собственно говоря, решение проблем, в таких мечтах и было главным, на пути к патетическому финалу, дружеским объятиям и т п.

Теперь смотрим на сюжет "Желания жить". Я пройдусь по нему, отмечая некоторые моменты.

Главная героиня, девушка, узнает о своей смертельной болезни (с самого начала эмоциональный момент, хотя - сколько уж девушек загубили авторы ради своих произведений?). Она не может находиться рядом с родными и знакомыми - ей тяжело видеть страдания, да и не хочется, чтобы ее жалели. И тут появляется некто (из расы рихтов), который говорит, что девушка может стать одной (одним) из них. Ее душа переживет ее тело, сможет оторваться от земли и впоследствии возрождаться в других мирах. Вот только в родном возродиться не удастся. Тут она уже умерла. Некоторое время героиня пребывает в Пустоте-межмирье и выбирает первый мир для своего возрождения. Она попадает в тело оборотня, принца, который отличался весьма жестоким нравом. Мучил и убивал слуг-людей (что меркам того мира не было обыденным), готовил покушение на старшего брата, который был наследником престола вслед за отцом. Словом, душа его была чернее ночи, что и выражалось в его второй ипостаси - черной пантере. Душа же главной героини (главного героя), естественно не такая, и, вселившись в новое тело начинает исправлять содеянное. Пригревает на груди мальчика-человека, откармливает его. Уже начали разрешаться проблемы (трогательно, не правда ли?). В дальнейшем отец (который не знает о проделках сына до вселения в него главной героини). Герой получает первого друга.
Через некоторое время принц-оборотень отправляется с первой дипломатической миссией в государство людей. Его сопровождает охрана, при этом командир охранников - Неран - в свое время потерял друзей, и теперь просто боится дружить, потому что терять друзей - это очень больно. Естественно, потом главный герой излечит Нерана от этой боязни (откровенно с ним поговорив). Принц оказывается втянут в жуткую политическую интригу с эльфами и людьми - все хотят втравить государство оборотней в войну. В переговорах с людским королем герой добивается того что хотел (потому что он несмотря на молодость имеет неплохие дипломатические способности - а что, кто-то в этом сомневался?). В это время все узнают о прошлых проделках принца, и он оказывается вне закона. Но Неран-то уже друг героя? Так что все, естественно, получается хорошо, когда надо - удается бежать, когда надо - помогает местный бог и сестра, словом принц прощен. Попутно он открывает у себя магические способности - какую-то магию он поглощает, запасает, а потом выплескивает в своих рисунках. Его рисунки исцеляют друзей, потом еще и вкладывают магические способности в предметы.
Начинается война с эльфами и герой открывает в себе изобретательскую жилку. Под его чутким руководством местные военные и маги изготавливают конные аналоги наших танков, потом радиосвязь (магический аналог) и подслушивающие устройства. Естественно, вся магия требует жуткого напряжения сил от героя, но в итоге все получается.
И как финальный аккорд - герой изобретает оружие массового поражения. Естественно, это ложиться тяжелым камнем на душу героя. Он даже переживает. Но понимает, что использование этого оружия предотвратит гораздо большие жертвы. В итоге оружие используется-таки против одного эльфийского города и, действительно, местная Хиросима войну в итоге остановила. Интересно, что у эльфов тоже был аналог антиоборотневого оружия массового поражения, но оборотни его благоразумно выкрали, чтобы не создавать сложности в войне.
Кстати, наивность в сценах изобретательства, пожалуй, заметнее всего. Просто чувствуется, как радуется автор своим придумкам. По сути дела никаких препятствий на пути изобретательства у героя не встречается. Все что он (или кот-браслет) придумывает реализовывается без всяких проблем. Это даже выглядит странным - неужели сам автор все задачи всегда решал с первого раза? Хотя бы вступительные в вузе? Да и в литературе уже немало примеров совмещения технологий с магией, гораздо более интересных.

Герои очень эмоционально реагируют на события, а часто вообще ведут себя как дети: Хохоча, я повалил его и радостно начал взъерошивать белые волосы оборотня, превращая и так не особо аккуратную прическу в воронье гнездо. Неран сперва пытался вырваться, но, наконец, не вытерпел и рассмеялся. Картер радостно включился в шутливую драку, надеясь повалять своего командира по пыли. Когда еще представится такой шанс? - и это принц с двумя суровыми телохранителями. Браслет-компьютер играет роль большой плюшевой игрушки, обижается, отворачивается, но на самом деле очень любит свою хозяйку. : " - А зря, - надулся кот. - Представь, ты единственный сможешь сделать то, что не доступно другим рихтам."
" - Пришлось бы долго ждать, когда ты вспомнишь обо мне и заговоришь первым, но терпение не резиновое, - фыркнул кот и демонстративно отвернулся, предоставив любоваться его пушистым затылком."
Но вместе с тем, без всякого сомнения кот-браслет главный друг главного героя. Этакая большая плюшевая игрушка, к тому же умеющая разговаривать, которая никогда не предаст.
В копилку душещипательных эпизодов следует отнести и появление духов погибших воинов под звуки флейты, на которой играл герой.

В итоге, прочитав все написанное мной о романе, может сложиться такое мнение, что я вообще не вижу в нем никаких плюсов. Это не так. На самом деле плюсов много.
Во-первых, роман легко читается. Просто стиль у автора достаточно легкий. Нет, на самом деле в тексте полно "спотыкаловок", от простых опечаток, до неудачно выстроенных фраз. Но это все должно убраться без вреда для основного сюжета обычной редакторской правкой. Чтение совершенно не напрягает. Не смотря на то, что роман явно не пришелся мне по душе - я без проблем дочитал его до конца.
Во-вторых и главное. Несмотря на всю свою инфантильность роман получился очень искренним и цельным. То есть рояли в кустах есть. Наивность есть. Картонность препятствий, встающих перед героем есть (подчеркну - не героев, а именно испытаний, приходящихся на долю персонажей). Но в итоге все это превращается в некий единый стиль. Книга оказывается цельной, как это ни удивительно. То есть я не заметил каких-то особых провалов в сюжете, затянутости или наоборо торопливости, стремлении напихать побольше задумок на одну страничку (сам этим бываю грешен)! Удивительно! Еще сто раз повторю, что удивительно. Я считаю, что именно эта цельность, вместе с упоминавшейся искренностью, и позволяет книге находить своего читателя. Получилось произведение в черно-розовом свете, с обязательным приложением в виде плюшевой игрушки.
О моей оценке. Постольку поскольку в книге есть нечто - идея, искренность, цельность, то семерку я за такое ставил без вопросов. Учитывая, что есть еще и некоторый стиль, пусть этот стиль мне и не нравится, то итоговая моя оценка была бы в районе 7.5.

Я не хочу предугадывать дальнейшую судьбу данного произведения. Я не знаю, напечатают ли его или нет. Была бы моя воля - я бы, наверное, сказал "нет". Слишком не мое, что ли... То есть для меня (именно для меня) при всех плюсах минусы перевешивают. Книга получилась, на мой взгляд, слишком детская. Но так как читатель свой будет (уже есть) - то не удивлюсь и изданию книги. А моя оценка - только моя оценка, в конце концов эта рецензия делается не по заказу издательства...

Автору же писать дальше стоит, вне всякого сомнения. Он молод, и именно его молодость и неопытность и просвечивает в данном романе. Так что дальнейшая литературная судьба творений данного автора будет зависеть именно от его взросления. Определенная литературная техника есть у него уже сейчас, думаю, что и еще мастерство поднаберет. А вот если он сможет рассказать что-то более интересное, сообщить что-то миру - то и романы станут гораздо интереснее. То есть они и сейчас не так уж и плохи, но станут еще притягательнее.


18 марта 2008 года

[7] Хоть раз написать что-нибудь приятное

Круз Андрей

Возраст и место жительства не указаны

Люди великой реки

Выложено около мегабайта текста. Прочитал, скорее всего, все выложенное (автор довыкладывает небольшими кусками).

Довольно странно рекламировать на СамИздате данного автора. Но раз уж так получилось, то почему бы и не высказать пару слов, тем более что слова будут приятные.

В начале, по обычаю - о сюжете. Только вот сказать много о сюжете не получится. Главный герой, по основной профессии - охотник за нежитью, решает немного по случаю подзаработать денег, да и расследовать тайные делишки одного колдуна. Благо, что этот колдун в каком-то смысле сам под руку подвернулся в кабаке родного города. По пути герой обрастает командой - молодой колдуньей да еще и полудемоницей-полусуккубом, весьма примечательной дамой. Герой получает важные бумаги от местной службы безопасности (они тоже заинтересованы в расследовании) да и отправляется в поход с друзьями (точнее, подругами). И вот едут они едут, едут себе едут... Собственно говоря, на этом и сказочки конец. То есть не сказочки всей, а ее написанной части. Между прочим, 25 авторских листов, около мегабайта текста. И чем же автор этот мегабайт занял, а заодно и что привлекает читателей.

В первую очередь - это мир. Уже несколько раз я встречал попытки написать одновременно и фэнтези и фантастику, соединить традиционный колорит средневековья, магии, традиционные фэнтезийные расы и современные технологии. Данная попытка - одна из самых удачных. За несколько веков до описываемых событий часть нашего мира расположенного вдоль великой реки Волги каким-то образом (автор не уточняет каким и что в этот момент происходило) перенеслась в мир фэнтезийный. И вот наряду с магией, высокомерными эльфами и толстыми гномами в мире появляются винтовки (к которым высокомерным эльфам приходится привыкать), дивизионные минометы, автомобили, самолеты и прочие промышленные изделия, привычные нам в повседневной жизни. Естественно, что часто продукты технологий приходится упрощать. Перенеслось же всего несколько городов. Но и упрощенная армия оказывается вполне эффективной против местного магического войска. И заповедные эльфийские рощи бессильны против дальнобойной артиллерии. В итоге перенесшиеся города оказываются доминирующими в мире, хотя полностью поработить его не могут. Да и пришлые тоже не совсем едины, а разбиты на княжества. Герой, в частности, живет в Тверском княжестве.

Это предыстория мира. Что характерно - в отличие от многих начинающих авторов, Круз не собирается рассказывать историю придуманного им мира и все его особенности в одном едином куске. Он рассказывает все эти особенности при случае. Например при встрече главного героя с гномами, когда гномы рассуждают о сложившейся ситуации в мире после появления "наших-там". Пожалуй, после прочтения всего выложенного текста, я буду считать, что вообще вся поездка героя служит одной цели - как раз более подробному рассказу о мире.

Во-вторых - увлекают приключения. Сам автор в одном из комментариев определил свой собственный стиль как Жюль-Верн-фикшн. Очень точное определение. Приключенческая фантастика в ее лучших проявлениях. Конечно, важно найти капитана Гранта, но не менее важно и то, что встречается во время поисков на пути героев. То же самое и у автора "Великой реки". Конечно, интересно кем же в итоге окажется зловещий колдун и чего добиваются злые силы. Но вот если по пути попадается какая-то тайна (в виде ужасных убийств) или мятеж - автор откладывает в сторону основную линию и увлекательно описывает происходящее. В итоге получается что-то типа вставных новелл (так, скажем, история разоблачения трактирщика - детектив чистейшей воды, из нее отдельный роман можно было бы сделать). Только новеллы эти все-таки достаточно тесно интегрированы в ткань повествования, так что не выглядят совершенно инородными элементами. В частности - мятеж в приграничном городе. Очень характерное место. Да, где-то там вдали есть некая общая задача, какой-то там колдун, которого надо отыскать. Но вот в данный конкретный момент героям надо пробиться из осажденной гостиницы в крепость. И автор не ленится, а подробно рассказывает нам о бое. До мелочей - как побежал, как прорвался, куда гранату кинул, как справлялся с местными магами и так далее. Драйв - он в конкретном моменте - успеет подавить герой магов или не успеет. Самое интересное, что вообще-то критический разум прекрасно понимает, что главный герой погибнуть не может, что нонсенс это. А, значит, злые маги-колдуны получат свое. Но видимо, у нас помимо критического разума есть в человеке разум некритический, потому что все равно интересно. И вот это самое "все равно интересно" и есть та самая "жюль-верн-фикшн" - приключенческая фантастика в очень неплохом исполнении.

И, наконец, третье, что подкупает - это разные отдельные вкусности, детали, которые сами по себе вроде погоды и не делают, но душу греют. Один из примеров - "святые взрывы". То что святая вода на вампиров плохо действует - известно вроде всем. Но вот догадаться создать взрывное устройство, которое зарядить не болтами и гайками, а грелкой со святой водой - с таким мне в литературе пока что сталкиваться не приходилось. Мелочь, но приятно. К таким же мелочам отношу и разъяснение обычаев гномов, в планах выдачи замуж своих дев. О том, что со своими до определенного возраста ни-ни, а вот с другими - сколько угодно. Опять-таки мелочь, но некая тороватость гномов показана гораздо лучше, чем если бы о ней псали несколько страниц. Да и вообще - глава торговли героя с гномкой с одновременными занятиями сексом - это нечто! Кстати - обычно не люблю когда главы сильно отлдичаются друг от друга. Здесь же глава всего в десяток строк! Но как звучит! Сам факт такой короткой главы является художественным приемом. В копилку приятных мелочей - вот что говорит герой о любви эльфов к пророчествам:
"- Так у них каждый раз пророчество. - пожал я плечами. - Они без пророчеств до ветру не ходят."
Вот можно сколько угодно стебаться над штампом пророчества, а можно вот элегантно, одной фразой высказать свое к этому отношение. Самое интересное, что такое высказывание при этом совершенно не запрещает самому пользоваться пророчествами.
Или вот еще мелкая подробность: " Интересно, кто это такой важный забрел в этот городок, что с ним аж три копья охраны? Надо будет пройтись вдоль стоянок машин, ведь рыцарь на грузовике не приедет. Наверняка пара вездеходов имеется, с гербами на капоте." перенос гербов со щитов на капот - тоже понравился очень. Опять-таки - незначительная черточка, но очень хорошо укладывается в общую картину мира, придает этой картине достоверность.

К подобным вкусностям отнесу и страстную любовь автора к оружию, военной технике, да и просто технике. То есть я понимаю, что иногда он увлекается и слишком подробно начинает рассказывать о возможности перестановки двигателя с одного самолета на другой. Или в который раз повторяет о проблемах, которые должны возникнуть с подходом дивизионных минометов. Я уж молчу про любовное описание личного оружия главного героя! Возможно, что для многих такая особенность произведения окажется минусом. Книга написана явно "для мальчиков". Но если учесть, сколько в последнее время попадалось книг "для девочек", а также то что я как раз "мальчик"... И в конце концов, чем любовь лучше дивизионного миномета? Если вдуматься, то ничем!

Возможно, кому-то покажется странным столь восторженная рецензия. Но честное слово - редкий случай, когда я просто читал книжку, а не задумывался над композицией, героями и т. д. Возможно, что книга просто "попала в меня", бывает такое. Ну и пусть. Конечно, редакторская правка еще никому не помешала. Подумать местами над разбиением текста на главы - все-таки первая глава в двадцать пять страниц в ворде мне показалась излишне большой. Иногда резали глаз фразы вроде " В моем кабарете пляшут, а не сосут!" и т. п., как-то они на мой вкус выбивались из общей стилистики текста. Можно еще что-то поискать, просто не хочется. Оставлю критику другим.

В конце приведу еще пару цитат из произведения с описанием мира.

А опасностей в этом мире хватает. Это поначалу, когда мы, пришлые, появились здесь, от нас все разбегались. Огнестрельное оружие, машины, броня, пароходы. А что теперь? Винтовка у любого дикаря имеется, добыть ее дело не хитрое. Винтовки с револьверами, простите, на базарах в лавках продаются. Да, взрывчатку с порохом только пришлые производят, но те же патроны продаются и купить их может кто угодно. А динамит, что в кузове лежит у меня, так и вовсе товар, пришлые им торгуют. Нарушение то мое не в том, что я его гномам на продажу везу, а в том, что нет у меня для этого лицензии и налог я потом платить не буду.
Речные пираты из аборигенов нападают на караваны на скоростных моторных лодках и баркасах, и если нападения удачны, то их лодки усиливаются трофейными пулеметами. Бароны с графами из своих замков выезжают на вездеходах, а у ворот стоят не алебардщики, как пару веков назад, а пулеметы на станках и дружинники с карабинами. Дружины местных сеньоров покупают броневики, пусть упрощенные и только пулеметные, но все же. Которые давно сжили со свету рыцарскую конницу.

И еще:

Но самое главное, чем берут люди - умением приспособиться к любым условиям. Наш короткий век приводит к тому, что каждое новое поколение меняющийся мир воспринимает как данное по определению. Гномы живут дольше в несколько раз, и многим у них в течение жизни приходится менять даже мировоззрение, что в зрелом возрасте, согласитесь, тяжеловато. Вечные же эльфы, помнящие времена, когда лишь одни они с богами населяли земли, вообще так и не поняли, кто такие люди с гномами, и, несмотря на то, что последние теснят их везде, относятся к ним не просто высокомерно, а как бы и не замечая. Другое дело, что молодые эльфы относятся уже совсем по другому, а кое-где появились новые народы, от контактов эльфов с людьми родившиеся, но не они определяют политику эльфийских анклавов. Там правят те самые реликты, полностью утратившие связь с реальностью.

Насколько мне известно, одно известное издательство заинтересовалось данным произведением, да и автором в целом. Так что желаю автору (авторам) полностью реализовать себя, дописать и Великую реку (по моим прикидкам написано не больше трети) и другие произведения, да еще и на известную премию попретендовать!


21 марта 2008 года

[8] Дневник не читателя

Пушкарева Любовь Михайловна

28 лет, живет в Киеве

Синто ч.1. Дневник не героя

Выложено около мегабайта текста. Прочитал, скорее всего, все выложенное (автор довыкладывает небольшими кусками).

На самом деле получается не рецензия, а ряд каких-то отдельных заметок.

1. У автора получился производственно-бытовой роман из жизни шпионов в космосе. То есть это все-таки не приключенческая проза, не смотря на то, что драк и сражений в книге множество. Просто они проходят как-то фоном, автор не смакует сражения и драки, для него это обыденность. Примерно как для токаря станок. Это подчеркнуто даже в названии - дневник. Действительно дневник.

2. Не смотря на то, что все говорят о каких-то сверхэмоциях в книге, мне как раз хочется отметить абсолютную безэмоциональность рассказчика. Рассказчик вроде как в любой книге считается отдельным персонажем, даже если повествование идет от третьего лица. Здесь же повествование от первого лица, причем о событиях, к которым героиня относится вовсе не безразлично. Да, она умеет глушить чувства, используя психотехнические практики. Но с другой стороны она гейша - так что эмоциональная сфера должна быть весьма развита. Да вроде героиня, порой и испытывает очень сильные эмоции. Во время дуэлей. Или когда выясняется, что любовнику требуется операция. Но вот рассказывается об этом крайне сухо, словно в отчете каком-то. К примеру:
Среди ночи я услышала всхлипы и бормотание, подойдя к Илис, поняла что ей снятся кошмары. Пока я думала будить не будить, она сама проснулась, какое то время мы смотрели друг на друга, потом она раскричалась, обвиняя меня непонятно в чем. Эти крики не вызвали у меня ответной агрессии, вместо того чтобы кричать в ответ, я принялась ласково ее утешать, она расплакалась.
Ее отец разорился, брат пытаясь предотвратить разорение нарушил закон...

Совершенно непонятно, как героиня относится ко всему пережитому в данном случае. То есть тогда, когда все это происходило, она относилась эмоционально, но к моменту написания текста эмоции исчезли: Я плакала вместе с ней, у меня не было слов утешения. Когда до отлета тропезок осталось два дня, я пошла к Дебюсси. То есть просто сообщается, что героиня плакала, потом пошла и т д. Тогда плакала. А сейчас? Нет у повествователя никакой экспрессии в выражениях. Как будто она однажды поставила "зеркало" против лишних эмоций и забыла его снять. Может быть все так и было задумано, книга явно не закончена, подразумевается вторая часть, возможно, что такая реакция героини оправдана.

3. Возможно, что безэмоциональность повествования возникает из-за того, что автор стремиться поместить слишком много всего в ограниченный объем. Особенно это сильно заметно после главы про неприятности. В самой этой главе случилось очень много всего, но тут как раз все понятно, действительно много событий, которые должны были повлиять на героиню. Но вот из-за того, что и дальше повествование во многом напоминает простое перечисление событий, как раз и оказывается непонятным, как все переживания отражаются на героине. Автор перечисляет случившееся, но не показывает развернутых эпизодов. Такой художественный прием? Возможно. Хотя в начале, отдельные эпизоды все-таки как-то рисуются.
В качестве примера можно рассмотреть две сцены дуэли главной героини - с тремя дезертцами в начале и с Хорасом в конце книги. В первом случае сама картинка боя дана смазана, в одном абзаце, но объяснено почему - героиня просто отключилась в момент схватки. (На самом деле это к тому же и хороший художественный прием, показывающий скоротечность боя). Кроме того, достаточно развернуто показана ситуация перед боем. Дуэль вписана в эпизод встречи в космопорту, которая занимает несколько страниц.
Дуэль с Хорасом вообще даже "в записи" не показана. Только сообщено о ее последствиях (печень, горло), даже если считать от того момента, как отец сообщил героине о клевете Хораса - все равно и страницы не наберется. Опять-таки - художественный прием. И единичное сравнение эпизодов вообще ничего не показывало бы. Но во второй половине книги вообще уменьшается размер описания каждого эпизода. Скажем, находка и разговор с геномодификантами - всего пара страниц, меньше чем первая встреча в космопоту Дезерта о которой шла речь. А ведь очень важный момент. Вот из таких особенностей и складывается суховатый стиль - дальше-дальше-дальше - и отсутствие эмоций у рассказчика, которые просто не успевают раскрыться. Это, конечно, только мое мнение, это не претензия как таковая. Думаю, что такой стиль просто на любителя.

4. Не мог отделаться от ощущения, что героиня живет в пустоте, настолько узок ее мир. Она почти ни с кем не общается. Из ее контактов - семья, работа (ректор), Эфенди, члены Совета Безопасности. Практически нет никаких контактов с другими представителями синтойской молодежи. Создается впечатление, что синто - что-то вроде эльфов. В смысле, очень мало рожают. В итоге очень трудно понять - как синтойское общество воспринимает девятнадцатилетних. К героине относятся явно не как к "соплячке". А почему? Это личное достижение героини? Или девятнадцатилетних уже считают вполне взрослыми? Странно, что нет героев того же возраста из других семей.

5. Наверное единственное действительно серьезное замечание: осталось непонятным, как все-таки пираты умудрились потрепать все остальные вооруженные силы галактики, потому что победы героине достаются относительно легко. Глава про задание - вообще, наверное, получилась хуже всего с точки зрения логики. Сперва долго говорится о небольших шансах вернуться назад, о том что разведчики сами не имеют четкого плана выполнения этого задания. И тут сразу, буквально через час после прилета к пиратам, они находят пацана, потом хватают его и дают деру, по пути уничтожая кучу пиратов. Я не считаю, что эпизод с заданием надо как-то растягивать, но такая легкость в выполнении этого задания должна быть как-то объяснена. Как минимум. Причем, в обязательном порядке. Пусть хотя бы герои поудивляются такому стечению обстоятельств. Поиронизируют над тем, что героиня доставляет проблемы всем окружающим, в том числе и пиратам (тема "проблемосоздателя" в книге часто возникает).. По выбору автора. Но иначе создается странное впечатление.
Кстати, у героини вообще все подозрительно легко получается. Со всеми заданиями. И новую тактику с камикадзами она придумывает (хотя скорее ее брат должен был это предложить), и принимает командование флотом и ведет его к победе. Иногда кажется, что перед нами очередная рыжая ведьма, у которой все получается, и которая сбежала от эльфов в космос!

6. Что еще не очень нравится мне лично - кроме драг в книге очень многое завязано на секс. То есть я понимаю, что героиня наполовину гейша, ей от этой натуры никуда не деться, и что тут у автора попытка соединить книги "для мальчиков" и "для девочек", то есть драки с любовью. Но мне ("как мальчику") хотелось бы чтобы побольше было интриг, причем не очень связанных с домогательствами до героини.

7. Что получилось хорошо - так это образ Эфенди в частности, и вообще "изобретение донжанов". Понятно, что он в какой-то мере списан с наших гейш, но все-таки от этих самых гейш отличается. Кроме того, сам образ донжанов хорошо вписался в мир Синто. Это не единственныйплюс, но очень захотелось вынести донжанов в отдельный пункт!

8. Если оценивать впечатление в целом - то они положительные. Да, это не настолько яркое произведение как Люди Великой Реки Круза, которое рецензировал в прошлый раз. Но Синто явно и не задумывалось как приключенческая книга. Я бы сказал, это попытка создать свой мир, причем постараться сделать его сильно отличным от нашего. Отличным не в ряде технологий, а скорее в философско-социальной составляющей. Мир получился, думаю, что мир Синто вполне жизнеспособен. Повествование ровное, вроде и не хочется прочитать сразу и до конца, проглотить все, но потом понимаешь, что мир-то тебя увлек, затянул. А это означает, что мир имеет право на существование. Что глобальных придирок не особо много (наверное, единственное что считаю действительно авторской ошибкой - так это слишком легкие победы над пиратами, а все остальное можно рассматривать как авторский стиль). Что после множества фэнтезийных произведений подряд неплохо прописанный космический мир - это что-то новое и свежее. И так далее.

9. Ну и в конце не могу не заметить, что задел на вторую книгу в виде найденных геномодификантов оставлен шикарный. Настолько шикарный, что первую вообще можно рассматривать как введение к основным событиям. Тем более, что вторая книга уже написана!


26 марта 2008 года

[9] Не столько рецензия, сколько просто совет купить книгу!

Наталья Некрасова, Екатерина Кинн

Живут в Москве

Самое тихое время города

На СИ выложено две части. Полный объем романа около 21 авторского листа

Если коротко - то КЛАССНО! Не Булгаков, конечно, но все равно ОЧЕНЬ неплохо. Теперь поподробнее.
На самом деле роман раскочегаривается постепенно.

Основная идея - рядом нашим миром существует мир возможный, мир иллюзорный. Все наши идеи, задумки, желания и т д. То есть у мира - множество слоев. Причем в Москве слоев, наверное, самое большое число, потому что про Москву много писали, много сочиняли, много ходит легенд и т д. Существуют точки перехода между слоями и есть возможность как обычным людям попадать в Иллюзион, так и персонажам Иллюзиона проникать в наш мир. Как говорят сами герои:
"- Оттуда, - буркнула Елена . - С Той Стороны. Из вторичного мира, черт побери. - Она помолчала, а потом заговорила тихо и даже как-то смиренно. - Я не знаю, когда наш мир возник. Но когда люди стали придумывать Иной Мир, он однажды взял и стал быть. Возможно, кто-то там, - она неопределенно махнула рукой, - сказал "да будет". Мы не знаем, как и когда это случилось. Судя по вашему фольклору и истории, а также по нашим преданиям, довольно давно. Если на конкретном примере, то, положим, придумал человек сказку про тридесятое царство, молочные реки - кисельные берега. Хорошая сказка. Рассказал он ее одному-другому, те еще десятку, и уже немалое количество народу думает, что взаправду есть где-то этакое тридесятое царство. Конечно, каждый представляет его себе по-своему, но в целом известно, что там кисельные реки, молочные берега, булки на деревьях растут, коты по цепям ходят, и вообще, у Лукоморья дуб зеленый. И в один прекрасный момент этих представлений становится достаточно много, чтобы где-то что-то щелкнуло, и это самое тридесятое царство взяло и возникло. То есть, возникло не в точности то или другое тридесятое царство, а этакая суперпозиция представлений о нем..."
Соответственно, всегда находятся силы, как на нашей стороне так на той - желающие подчинить конгломерат миров себе. В данном случае это получается некая метафора одной общей идеи. Во времена романа подчиняющей себе силой становится "миф о Кровавой Гэбне":
Мантра не очень помогла. Хотя Андрей никогда не верил в эту самую Гэбню, считая ее грязным коньюнктурным враньем, потому что знал довольно много о том, как же оно тогда было, и страшно оно было, но не так - но она сидела вот здесь. Перед ним. И угрожала. И даже имела власть, необъяснимую, а потому страшную.
Главзлодей - некто Эйдолион - от греческого слово идол, идолище поганое. Точнее это нечто - то есть некто, который захватил вполне обычного человека, некогда жившего на Земле, в Москве и звавшегося Николаем.
А символ порабощения - башня. Строят ее из людских судеб, подпишет человек договор и его судьба кирпичиком ложится в башню.
Поначалу читается непросто. Просто потому, что в романе довольно много сюжетных линий. Как минимум три. Два "наших" человека, в смысле из нашей реальности. Один - художник Андрей. Однажды он встретил призрачную девушку Вику. Она была дочкой архитектора Фомина. Когда-то в тридцатые годы он умудрился построить мост в иллюзион. Или это был такой слух что построил. Но он хотя и подписал договор, но отказался сотрудничать с темными силами и сам и семья его застряли между жизнью и смертью. Их мир сужался и скоро нежить, ведущая на них охоту Фомина с семьей достанет.
Второй герой - Игорь. Он тоже влюбляется в женщину, которая оказалась женой Николая, у них дочка есть. Да и Игорь с Николаем раньше были друзьями с пятого класса. Третий герой - точнее героиня - девушка с той стороны - дочка царей из Лукоморья - она обучается в нашем университете на филолога и пишет диссертацию про котов в мифологии. И ей попадается история царевича из юго-восточной Азии. Царевич (живший несколько тысяч лет назад) с той поры стал котом из мифа. А за ним охотится гигантская крыса - у них длинные индуистские имена, я их так не воспроизведу.

И вот на протяжении первой части эти три линии (а поначалу и линии Анастасии и Игоря тоже отдельно существуют) развиваются параллельно, не пересекаясь. Написано красиво, широкими мазками, на картины импрессионистов похоже поначалу. Общее впечатление создается приятное, но сюжет как таковой слабо вырисовывается. К тому же еще и тон разный, кажется, что это разные жанры. Когда речь идет о встрече с призраками - то это скорее мистика. Когда расказывается история Лукоморья и кота-царевича - сказка. Тема же Эйдолона и построения башни - вполне себе фэнтезийная. Хотя и тут элементы мистики всплывают. Но вот к середине романа линии сливаются, картинка прорисовывается полностью и начинается кайф и драйв. Потому что все абсолютно на своих местах. Из непересекающихся линий соткана картинка города Москвы, фантастическая и сказочная (если уж говорить о художниках - Шагала напоминает). И поскольку Москва иллюзионная складывается из слоев разных авторов - то неудивительно что там есть намеки и на Булгакова (хотя бал у владыки мертвых - это даже не намек!) и на русские сказки (дочка Анастасии убежала от похитителей в выдуманный ею когда-то мир). И на Панова вроде есть - я так понимаю, что башня на Вернадского - это оттуда...

И уже вместе герои начинают бороться за свое счастье, и в этой борьбе за свое счастье борьба с "мировым злом" - вторична, что тоже замечательно!

В итоге вторую половину я прочитал практически не отрываясь, проглотил просто.

Конечно можно придраться - крыса у автора (которая воевала против принца) слишком малую роль играет. Решающий бой Булгаков описал бы получше и посимволичнее...

Но есть и огромные плюсы - в частности образ городового (это такой домовой в масштабах города), в комментариях писали, что вроде что-то похожее есть у Орлова (котрый автор Альтиста Данилова), но я что-то не припомню.

Словом, получилось нечто, что для СамИздат просто здорово. Это что-то - не очень подходит для Мира Фэнтези. Мир Фэнтези - к сожалению моему - весьма однообразен. Но в самом деле - почему бы не рискнуть? Не показать, что может быть и вот такое фэнтези? (Кстати - сами авторы книгу назвали фантастикой, а не фэнтези). Во всяком случае я за то что рискнуть. Думаю, что многие получат удовольствие. Особенно если не остановятся после первой половины...

И в конце - просто несколько надерганных цитат

Кукла с усилием открыла дверцу шкафа. Платья в шкафу сами по себе зашевелились и расползлись в стороны, открывая проход. Там, сзади, была лестница. Кукла быстро потянула Катю за руку, и когда они немного поднялись вверх и оказались на небольшой площадке, кукла показала назад. Катя обернулась - проход медленно затягивался, превращаясь в каменную стену.
- Ну, вот. Теперь пойдем поспокойнее. Тут скоро будет такое место, где мы, куклы, всегда живые.
- А что это за место?
- Город Забытых Игрушек.
- Где забытых?
- Кто где. А еще когда люди взрослеют, они могут даже оставить при себе игрушки, но они о них забывают. И многие игрушки незаметно уходят. Другие остаются. Но потом тоже уходят, если о них забывают. Уходят в этот Город. Тут и твои старые игрушки есть.
- А сломанные?
- Их тут лечат. Они все тут живут.
- А мы куда пойдем?
- Мы пойдем в тот дом, где твои игрушки живут. Ты ведь часто придумывала им дом. Вот они там и живут.

Анастасия на мгновение остановилась, словно прислушиваясь.
- Мне кажется, что надо. Мы идем по какой-то дороге, и она предлагает нам выбор. Вот, мы не знаем, куда идти - и попадается лодка. Мы можем сесть в нее, можем не сесть, - она посмотрела на Игоря лунно блестящими глазами. - Надо идти. Именно куда глаза глядят, куда течет река... Давай сядем и поплывем.

Баюн тут же взял его в огромную лапищу и лизнул пару раз. Рассмотрел, наклонив набок ушастую мохнатую башку.
- Это же Felis Phoenyx! Или котофеникс обыкновенный! Это, спрашивается, кто же с кем согрешил у Мораны-то? Неужто кот с курочкой Рябой, а?
Все три кота с любопытством уставились на золотое существо, которое, вылизанное и согретое в мохнатой лапище, уютно замурлыкало.

- И правильно, правильно! - замахал руками Похмелеон. - Такие штуковины лучше всего охраняют, а порой и спасают! Главное что, - поднял он палец, - главное, чтобы с любовью! Я же говорю - страшная штука любовь!

- Надейся, царевна. Бывает ведь и такая вещь, как чудо.
- Кто мы такие, чтобы ради нас произошло чудо? - прошептала Кэт.
- А и правда - кто такие? - язвительно поддакнул Брюс. - Кто мы все Ему такие, чтоб для нас чудеса совершать да на крест лезть? Надеяться надо! - он тихонько стукнул Кэт по лбу сухоньким кулачком. - Надеяться! Да, - вдруг обыденным тоном добавил Брюс. - За всем не забудьте друзьям вашим сказать, чтобы искали вход в Дом, где господин Владыка Мертвых бал держать завтра изволит, на улице, которая есть, но которой нет. В доме, которого нет, но дверь в коий имеется. А приметка будет такая - пусть следуют за черным одноглазым котом.
Кэт еле слышно поблагодарила. Ей было стыдно - ведь Игорь сказал ей, где искать ответ. А она чуть не забыла о его просьбе... Она молча побежала вниз, прижимая к себе кота. Внизу остановилась, решительно вытерла слезы.
- Нилакарна, что бы там ни было. Ребята старались ради нас. Давай не покажем виду, ладно?

- Я бессмертен. Я неподвластен тебе.
- Ты хочешь сказать, что не можешь умереть? Но это не равно бессмертию. Многие опасно заблуждались на этот счет, - все так же кротко и сладко ответил Владыка Мертвых. Улыбка его стала шире, но губ он по-прежнему не размыкал.


3 апреля 2008 года

[10] Рецензия не получилась, но надо

Макарова Ольга, Литвинов Сергей

Живут в Уфе

Камень первый. Холодный обсидиан

Первая часть трилогии. Объем первой части - 594 кб. Прочитал весь роман

Данная книга - первая часть трилогии. Вторая часть - Горящий обсидиан примерно такого же размера, как и первая, третья - Дымчатый обсидиан - наверное, в два раза больше. На данный момент (на момент написания рецензии я прочел две книги из трех). Необходимо отметить, что это не сериал, это трилогия, книги очень тесно между собой взаимосвязаны и являются единым телом. Так вторая рассказывает, фактически, про те же самые времена и о тех же самых событиях, только с другой точки зрения. В каком-то смысле вторая книга и первая соотносятся классически - как теза и антитеза. По идее третья книга должна быть синтезом, но третью я не читал.

Что мне понравилось в начале, собственно говоря, из-за чего я и решился прочитать всю книгу - так это описанный мир. Во-первых, он очень тщательно проработан. А во-вторых - просто несколько нестандартен. Мир этот включает в себя множество миров, и каждый из них - со своими магическими законами. Точнее говоря в середине, в тех местах, где стабилизаторы не действуют, магия настолько неустойчива, что даже миродержцы не могут ее использовать. В итоге "ничейная земля" разбивается на кучу мелких областей, в каждой из которых свои законы. Где порох взрывается, где нет. Где вообще таинственный белый мрак наваливается, не поддающийся ни физическим, ни магическим объяснениям. И герои перемещались по областям и в каждой новой главе попадали в новый мир. Это и затянуло. И когда потом выяснилось, что книга - это не просто бродилка-квест в очень интересном мире - то даже немного жалко стало. Но мир все равно хорош. И описание путешествия с помощью трансволо хорошо сделано, хотят восхищение звездами - это чуть ли не штамп, но тут каким-то образом прорабатывает. Или мелкие подколки в адрес традиционных сказочно-фэнтезийных персонажей - тоже придают определенный шарм. Вроде сильфов, которые откладывают личинку в человеческое тело. Или вот еще описание опытов с феями:

Раздел 1. "Двигательный аппарат феи"
Практическое занятие N1. Изучение внутреннего строения феи мягкокрылой. Изучение мышечных сокращений под действием различных факторов.
Инструменты: Эксикатор с подморенными феями, питательный раствор для хладнокровных животных, крючок из северной смолы, пинцет, большие ножницы, малые ножницы, анатомическая игла, ванночка с пальмовым воском, иглы, тампоны, свеча.
Цель работы: Ознакомиться с внутренним строением феи.
Ход работы: Рассмотреть внешнее строение и крылья подморенной феи, отметить особенности, выявить по определителю отличия от других видов фей. Отметить внешнее сходство тела феи с человеческим телом.
Далее объект наркотизируется ватным тампоном, смоченным усыпляющей жидкостью Кайяра-Феста (0,03%). После обездвиживания, в затылочную часть выше хрящевого выступа (в сочленовную ямку) вводится анатомическая игла до характерного хруста, с целью разрушить спинной мозг. Объект кладется в ванночку на спину, крылья и конечности расправляются и закрепляются иглами. Большими ножницами от полового отверстия до шеи делается надрез кожных покровов и мышц по схеме N1, после чего кожные и мышечные лоскуты..."
Далее следовала схема, иллюстрирующая все это, в цвете...
...Остаток дня Кангасск провел в тренировочном зале, размахивая деревянным мечом и размышляя о том, на чем строятся чудеса науки...

Понимаю, что кто-то из авторов просто любит учебники биологии, но вставлен кусочек в текст очень классно! Так сказать, с приветом к любителям фэнтези.

Если же говорить о строении книги в целом, то скорее это несколько более или менее самостоятельных частей - чуть ли не отдельных новелл, хотя вроде как и сюжет сквозной есть. Первая часть вводная - это как раз путешествие по ничейной земле, знакомство с миром. При этом в этой части одна глава - вторая - явно когда-то была совсем самостоятельным рассказом. Потом идет часть про поимку двоедушника. Вполне может сойти за фэнтезийный детектив (правда я быстрее, чем герой догадался, в кого вселился витряник). В этих главах основная линия (с похищением стабилизатора) как бы отходит на второй план, хотя и делаются предположения, что двоедушника впустили для того, чтобы отвлечь миродержцев от поиска стабилизаторов. (А ведь это, вроде не верно, во второй книге про двоедушника ничего не говорится)

Третья часть - это романтическая история Ориона и Зиги-Зиги. Она менее оформлена композиционно, ее сложнее выделить в отдельное произведение. Скорее некое эссе. И, пожалуй, побольше влияющее на последующий текст, если учитывать, что потомки пирата активно действуют в повествовании в дальнейшем.

Можно, также выделить историю Нея Каргилла - опять-таки философское эссе о том, каким должен быть ученый. Хуже всего, на мой взгляд, получилась вторая глава. Я бы даже на месте авторов подумал о ее замене. Слишком мелодраматична (читай: слезодавиловка). У одного из героев бандиты убили сына, а он им мстит. Симметрично. Убивает сына главаря. И главарь сразу превращается в старика (от горя):
А теперь я вижу, что вас послало Небо, ребята. Я много лет ждал возможности отомстить. Сейчас возьмите у убитых ружья и идите, куда шли. Больше вам ничего не грозит.
Ответа он ждать не стал - просто развернулся и ушел. Скоро он растворился в тумане - лишь винтовка еще долго мигала незачехленным глазом, отражая неяркое солнце...
Уходили Влада и Кан с тяжелым сердцем: за спиной им еще долго слышался горький плач старика...

Это концовка данной главы. просто какой-то учебный пример пафосности. К счастью, только одна глава такая явно (еще раз повторюсь, что на мой взгляд) неудавшаяся.

Еще поймал себя на мысли, что на этом произведении можно рассматривать примеры насколько та или иная вводная может рассматриваться как "рояль в кустах". Есть несколько реалий мира, которые появляются весьма неожиданно, но потом очень удачно встраиваются в происходящее и используются авторами, что называется, на полную катушку. Первое из них - это амбассиаты и собственно амбасса - накопленная внутри человека магическая энергия. Появляются эти понятия в части (нескольких главах), посвященных поискам двоедушника. Если бы эти главы были отдельным произведением, то понятие амбассы оказалось бы вполне органично в такое произведение встроено. Но в романе перед читателем уже прошло несколько глав и тут завязывается детективный сюжет и как чертик из табакерки выскакивают амбассиаты. Естественно, что одержимого демоном хочется поискать среди них, тем более вроде как на это прямо намекается (на то, что демону требуется спокойное море магической энергии). Словом, я как-то сразу стал подозревать девочку, а потом догадался и до решения проблемы - "вылить море". Почему-то сложилось впечатление, что если бы амбассиаты появились чуть пораньше, то разнадать идею детективную было бы посложнее... Сама амбасса вроде никак не является "роялем в кустах", но с другой стороны - авторы прошлись по грани...

Точно также неожиданно появляются изумрудные драконы. Они не помогают решать никаких проблем. Они просто влетают в мир произведения, словно желтые драконы на родину героя, и по-хозяйски себя ведут. Еще одна неожиданная для меня во всяком случае реалия - это "сохраняющие жизнь".

Общие впечатления о романе выразить достаточно сложно. Это явно не приключенческая литература. Да, тут есть схватки и сражения. Но если и читать данное произведение, то скорее ради некоторого настроения. Больше всего ассоциаций у меня возникло с первой книгой Дмитрия Скирюка про осеннего лиса. Тоже чуть ли не отдельные новеллы, объединяемые не столько героем, сколько осенним настроением. Тут примерно то же самое, даже настроение похоже - настроение легкой осенней грусти. И несмотря на то что вроде как главным героем выведен Кангасск, по большому счету главными-то являются миродержцы. И главной тайной - кто они такие? Как потерялся их ребенок? Что означает создание этого мира из руин? Метафора? Бегство? Самое интересное, что и вторая книга (забегу немного вперед) не даст ответа на эти вопросы. В самый ответственный момент, когда по идее миродержцы должны самым активным образом пытаться разрешить критическую ситуацию в своем мире - они исчезают.

Моя оценка книги - около 8.0. То есть книга вполне читабельна, найдет своего читателя.


10 апреля 2008 года

[10] Когда оценка растет со временем

Белякова Евгения

Живет в Ростове-на-Дону

Приключения Гринера и Тео

Выложен полностью. Объем первой части - 621 кб. Прочитал весь роман

Когда-то давно, еще в первой главе Фантастики и фэнтези на СамИздате, я уже рецензировал данное произведение. Тогда я прочитал две главы и поставил оценку 7.2, хотя начало романа мне понравилось. Первые главы вводные, еще далеко не все нити сюжетные сплелись между собой, так что я был строг, но, может, не очень справедлив. Во всяком случае сейчас, прочитав все до конца, мое мнение о произведени сильно улучшилось, и оценку я бы поставил не меньше чем 9.0.

Сюжет романа достаточно прост - это приключенческое фэнтези. Никаких "наших там" - все герои проживают в этом самом мире. Маги в этом мире действуют несколько в подполье - их не очень любят (это я мягко выразился). Что, впрочем, не мешает магам быть "влиятельной мировой закулисой". Каждый маг присматривает за своим королевством, старается направлять развитие стран в силу своего понимания.

Все колдуны-волшебники делятся на черных, белых и серых. Со злом-добром данные категории никак не связаны. Вот как объясняет различие магов в романе один говорящий череп:
- Но саму структуру не описывала? - Дождавшись кивка пристыженного Гринера, череп продолжил: - Представь себе луковицу. Слой лука - это личная энергия мага. Пространство между слоями - внешняя энергия, вернее, ее можно туда закачать. Что и делают Черные. У них тонкие слои, но места между ними много... У Белых все с точностью до наоборот, а Серые...
- У них одинаковые слои и расстояния? - догадался Гринер. Череп замолчал и скосил на юношу огоньки в глазах. - А размер 'луковиц' у всех разный?

Главные герои - парочка магов - магичка Тео и маг Дерек и Гринер - в первой главе еще обычный служка в трактире, на уровне "подай-принеси", но почти сразу определившийся в ученики к Тео.
А после первой главы начинаются различные приключения этой троицы, а также короля Дориана (король тоже весьма неплох, хотя он и не король на самом деле!). именно приключения - по сути своей в романе рассказано несколько различных историй. Сначала все трое (Гринер еще совсем неопытен) уничтожают жуткое существо - вьяллу - пришедшее через прокол в пространстве (кстати - главная задача магов в этом мире - как раз заделывать подобные проколы). Потом несколько глав Тео с Гринером выясняют, кто поднимает мертвецов из могил, находят одного призрака, одного некроманта, одну жуткую книгу и ликвидируют очередную угрозу миру (иои, во всяком случае, королевству). А вот в третьем приключении пути Гринера и Тео расходятся. Тео с говорливым черепом идет спасать мир, а Тео занята более прозаичной вещью - она пытается поженить короля на соседней принцессе. Потом их пути пересекаются. В итоге книга как таковая делится на три части (хотя собственно частей нет). Кроме того концовка книги такая (прямо скажем сенсационная), что сразу становится понятно, что у книги будет продолжение.

О стиле совсем коротко. Автор пишет, что он филолог - и это заметно. Читается абсолютно без напряга. Кроме того (я это отмечал и в первой своей рецензии), автор постоянно немного дразнит своих героев. Такое впечатление, что когда герои отворачиваются, он показывает им язык. Иногда это подтрунивание бывает несколько грубоватым - вроде того, что при встрече Тео с героем и вода разлилась знаком "хех" и даже лошади сделали свое дело тем же знаком "хех" (понятно, что при таком знаке Тео не могла не взять Гринера в ученики). Или когда сам Гринер только потому заметил жертву, идущую к вьялле, что у него живот схватило (а не надо покупать пирожки на площади!)
Или вот еще, ученик на конкурсе поэтов:
И было так чудесно
Барда песнопенье
Что поутру никто
Не мучался похмельем!
А тот, кто скажет мне
Что это невозможно -
Получит от меня
Большого пенделя!
В наступившей абсолютной тишине Гринер склонился к наставнице и спросил шепотом:
- Я правильно сделал ударение в слове 'пенделя'?
- Неважно. - Так же шепотом ответила Тео. - Они прониклись.
Зал наполнили бурные овации.

Впрочем, высунутого языка удостаиваются не только герои, но и все мы. Вот что может напомнить такое описание волшебного шара для связи:
- Почему?
- Потому что к этому легко пристраститься. Начинаешь с подглядывания за врагом, потом решаешь посмотреть на дальние страны... потом пообщаться с другом... а потом оказывается, что ты днями сидишь, уткнувшись в шар, забывая пить и есть, и уже не можешь отказаться от него, возвращаясь снова и снова... Слишком сильное оружие всегда опасно.

На самом деле без этого легкого подтрунивания книга бы оказалась вполне обычной. Приключения как приключения. Хотя... Если вдуматься... Злодеи-бароны подготавливают фарс с вытаскиванием меча из колоды, стандартный прием для определения короля, прием, который должен определить самого достойного. В самом деле - король был спрятан еще ребенком, младенцем, никто не знает где он и кто он - как удостоверится в том, что король - это именно тот самый достойный трона король, как не вытаскиванием меча? А в итоге все планы рушатся. Меч вытаскивает парнишка, который ищет не корону, а колоду мясницкую, в которую этот самый меч засунули. Насмешка? вне всякого сомнения. Но так ли уж недостоин новый король своего трона? Вот и получается - с одной стороны насмешка, а с другой стороны вроде как все сработало.

Ассоциации с нашим миром автор использует часто. Иногда просто в эпизоде:
- Что-о? - губы не слушались и шлепали одна о другую. - Какую?
- Любую! Пой!
- На рассвете ты вы-ы-ыйдешь и меня на пороге разбу-у-удишь, - путая слова, затянул Гринер, - необутая, э-э-э, неодетая и неумытая...
Иногда они серьезнее, вроде использования сказки о синей бороде, с таинственным ключиком и быстроумирающими женами. Кстати, не могу сказать, что эти аллюзии мне всегда нравятся. Та же Синяя борода кажется несколько притянутой за уши, просто для литературной игры. Типа, читатель узнает сказку и обрадуется. Можно было бы как-то потеснее связь со сказкой сделать. Но это мелкие придирки.

Еще одна интересная ассоциация: сам мир Гринера и Тео мне напомнил мир Панкеевой. Я все время ждал, что Дориан-король как Шеллар отодвинет всех остальных героев в сторону и выйдет на первый план. Впрочем, Дориан-король еще молод, да и нет у него королевского образования, может такое и случиться. Почему возникла ассоциация с Панкеевой сам толком не пойму. Может из-за магов как тайных управителей мира? Не знаю.

В заключение - еще несколько цитат (не могу удержаться):

- Угощайся. Еще должна предупредить - у меня по дому бродят доспехи.
Гринер не подавился только потому, что не успел ничего положить в рот.
- Там внутри сидит старый призрак. Безвредный, в общем, только если не начнет рассказывать про свое славное военное прошлое. Тогда - отговаривайся чем хочешь, но сбегай. Портреты на втором этаже, в галерее - плюются. Результат неудачного магического эксперимента уже известного тебе Дерека. Еще один результат - зеленые мыши, три штуки... по-моему, - пробормотала она себе под нос, - разумные, сволочи... Ну и, наконец, и это уже не эксперимент, а вполне специально сделано - в мою комнату хода нет. В прямом смысле слова. Так что найти даже и не пытайся.

... И помни, о том, что я тебе сейчас рассказала, знают только трое, исключая тебя. Я, король, отшельник Аммель... то есть четверо, конечно - еще маг Меррилен... Ну, еще Дерек... Черт, как-то много народу... Ну, ладно, это все равно - страшная тайна, не проговорись.

- Я объявляю о выступлении своего мастера! - гордо проорал Джон.
'Оно и видно', - подумал Гринер.

- Ничего не помню. А я... как бы это сказать... раскачивалась на люстре?
- Да, миледи, и не вы одна.
- Она... цела?
Гринер замялся, размышляя, как бы покорректнее сообщить тяжелую новость.
- Цела, но... больше не висит.

- О-о-о-о... - ответил Гринер, и ему показалось, что звуки вылетают изо рта колечками огня. Это было красиво... круглая буква 'о' некоторое время парила у него перед лицом, потом, будто испугавшись, юркнула за куст. 'Не уходи!' - хотел сказать Гринер, но у него получилось 'Е...У...О...Ы'. Вторая 'о' сбежала вслед за первой, заметно порозовев, а синие, искрящиеся 'Е' и 'У' погнались за ней, вытянувшись вперед, как заправские охотничьи псы. Звук 'Ы' тяжело упал на землю.
- Переборщила... - поморщился Дерек, наблюдая за тем, как ученик с глупой улыбкой на лице ловит в воздухе что-то, видимое ему одному.
- Не похоже... - Тео вздохнула и направилась к юноше. - У него что-то с восприятием. Он должен был стать энергичнее, вот и все. Ладно... учтем, - и она широко размахнулась...

Ну и в качестве заключения. Очень надеюсь, что в скором времени данная книга выйдет на бумаге, скажем в Магии фэнтези, надеюсь, что в последствии выйдет и продолжение этой книги. А еще - надеюсь, что автор вернется и к другому своему произведению - "Королю-бродяге". Надо доводит до конца свои идеи!


Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"