lev: другие произведения.

Шестидневная война 1967 г. - сражение за Голаны (сирийский фронт)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил перепостить с архива форума Waronline . Форум сейчас https://waronline.org/fora/index.php Автор офицер ЦАХАЛа.


   http://web.archive.org/web/20111103200736/http://www.waronline.org/IDF/Articles/history/six-day-war/battle-for-golan-1967y
  
  
   Автор:
   lev
   Дата первой публикации:
   18.04.2011
   Дата последнего обновления:
   18.04.2011
  
  -- Шестидневная война 1967 г. - сражение за Голаны (сирийский фронт)
  
   Содержание
  -- Введение
  -- Сирийско-израильские отношения до мая 1967 г.
  -- Вооружённые силы сторон и ТВД
  -- АОИ
  -- Сирийская армия
  -- Соотношение сил на голанском фронте
  -- Северо-восточный ТВД Израиля
  -- Население Голан
  -- Противостоящие войска в период до 15 мая 1967 г.
  -- Оперативные планы сторон
  -- АОИ
  -- Сирийская армия
  -- Период выжидания: 15 мая - 5 июня 1967 г.
  -- Война: сирийский фронт, 5-8 июня 1967 г.
  -- Несколько предварительных замечаний
  -- 5 июня
  -- 6 июня
  -- Ночь 6-7 июня
  -- 7 июня
  -- 8 июня
  -- Боевые действия: штурм и захват Голанских высот, 9-11 июня 1967 г.
  -- 9 июня - общая ситуация
  -- 9 июня - боевые действия
  -- Ночь с 9-го на 10 июня
  -- 10 июня
  -- 11-15 июня
  -- Заключение и итоги
  -- Потери АОИ
  -- Награды
  -- Потери сирийцев
  -- Выводы
  -- Политические аспекты
  -- Высшее военно-политическое руководство войной
  -- Оперативно-стратегический уровень - определение конечных рубежей
  -- Оперативное руководство войной/сражением на сирийском фронте
  -- Генеральный штаб
  -- СВО - практическое исполнение заранее разработанных оперативных планов
  -- СВО - управление
  -- Тактическое звено
  -- Сирийская армия
  -- Приложение А - карты и схемы
  -- Приложение Б - принятые сокращения
  -- Приложение В - бой 129 тб 8 мбр за Кала
  -- Приложение Г - бой за Тель Фахр
  -- Примечания
  -- Введение
   Кампания против Сирии в Шестидневной войне являлась до недавнего времени достаточно большой "неизвестной", во всём, что касается её единого и полного видения. Разумеется, все интересующиеся вопросом знали об уничтожении сирийских ВВС, о героическом бое за холм Фахр (Тель-Фахр), о вертолётном десанте в районе Эль-Аль, помнили об обстрелах израильских поселений, лежащих в долине Хулы, на берегах Кинерета и Иордана, имели представление о стремительном броске израильских войск к Кунейтре и о бегстве сирийских гарнизонов и подразделений с фронта. Кто-то мог даже вспомнить неудачную атаку сирийского подразделения на кибуц Дан.
   Но общего видения, как такового, не было, во всяком случае, у широкой израильской публики, уже не говоря о русскоязычной. В 2001 г. издательство МО Израиля, совместно с редакцией и издательством "Маарахот" (израильское военное издательство), издало книгу "Сражение за Голан - июнь 1967 г.". Эта книга - плод исследования израильского военного историка и специалиста по истории и политике (бывшего) СССР, сотрудника тель-авивского университета, д-ра Мати Майзеля. Нужно подчеркнуть, что официальная полная история Шестидневной войны так и не написана до сих пор, странно, но факт. Поэтому это исследование, наряду с книгами-исследованиями Михаэля (Майкла) Орена "Шесть дней войны" и Шимона Голана "Война на три фронта", а также со статьями и публикациями свидетельств участников, могут сегодня дать наиболее полное представление о событиях июня 1967 на сирийском ТВД Израиля, а также причины, почему это происходило так, а не иначе.
   Я не берусь за перевод всех этих публикаций, а лишь постараюсь, в рамках одной статьи, вкратце показать действия сторон на сирийском фронте до 1967 г. и в период военных действий. Следует отметить, что эта статья передаёт в основном израильское видение событий, т.к. сирийские источники и архивы недоступны, по крайней мере, для израильских исследователей, а серьёзных сирийских публикаций или исследований нет, во всяком случае, открытых. Все другие "исследования" не опираются на серьёзную научно-источниковую базу и являются лишь пересказыванием событий, по описаниям в СМИ, с теми или иными ударениями или точками зрения, или по рассказам участников событий.
   В конце статьи, в приложении "А" даны карты. Они основаны на имеющихся в различных источниках картах и схемах военных действий, а также являются плодом усилий автора этих строк, на основании описаний военных действий и знакомства с местностью.
   Вся ответственность за правильность изложения событий ложится на автора.
   Несколько вступительных слов, в основном для не израильского читателя, а также для тех, кто слишком молод или проживает в Израиле сравнительно недолго.
  -- Следует помнить, что в описываемый период Израиль был молодым государством - всего 19 лет независимости с населением 2.5 миллиона человек.
  -- Армия Обороны Израиля (АОИ) была молодая, как и само государство и формировалась в ходе боёв в Войне за Независимость, а также в операциях возмездия. Во время Синайской кампании (10 с половиной лет перед Шестидневной войной) АОИ впервые получила какой-то опыт ведения более или менее современных боевых действий. В Войне за Независимость (1947-1949 гг.) боевые действия велись сперва достаточно примитивной полуподпольной боевой еврейской организацией "Хагана" против ещё более примитивных боевых группировок из местного арабского населения и слабо организованных добровольцев из арабских стран ("Армия спасения" Лиги арабских государств), а далее, только что созданной АОИ, против довольно убогих (по стандартам Второй Мировой войны) экспедиционных корпусов, или отдельных частей арабских государств.
  -- Командный состав АОИ также был молод, сравнительно (или вообще) необразован в военном деле; всё, что израильские командиры и командующие знали и умели, исходило в основном из личного опыта ("Хагана"/"Пальмах", молодая АОИ), курсов и частично - самообразования. Некоторые офицеры успели отучиться в командно-штабном колледже АОИ (ПУМ), другие имели какой-то опыт службы и командования на низших должностях в английской армии или в партизанских отрядах во время Второй Мировой войны (я не упомню какого-либо серьёзного/высшего офицера - выходца из РККА или Советской Армии времён Великой Отечественной войны). Кто-то успел пройти курс подготовки во французских или британских военных училищах.
  -- Процессы управления, командования, принятия решений и штабной работы были также достаточно первичны и освоены далеко не всеми офицерами и командирами. С другой стороны, возможно, именно в силу этого, израильский командный состав имел оригинальное мышление и применял часто нестандартные методы действий.
  -- АОИ, в процессе обучения и подготовки кадров, как профессиональных военных, так и рядовых солдат и младших командиров, делала ударение на техническую подготовку - танковые наводчики учились и тренировались метко и быстро стрелять, артиллеристы - развёртывать батареи и открывать меткий огонь на поражение, техники - быстро возвращать в строй неисправную или повреждённую технику и т.д. Особенно большое ударение делалось на подготовку боевых лётчиков - как истребителей, так и штурмовиков и наземного состава. Кроме того АОИ имела неплохую, а в некотором смысле даже очень хорошую военную разведку, особенно радио- и радиотехническую, а также информационно-аналитическую службу. Это позволило создать довольно полную картину противостоящих армий и ВВС арабских стран - численный и боевой состав, оперативные планы, диспозиция в мирное и в военное время, возможные варианты действий, уровень боевой подготовки и боеготовности.
  -- Что касается вооружения, то для различных видов ВС имела место следующая ситуация:
  -- ВВС - имели достаточно однородный состав и на треть были укомплектованы современными самолётами.
  -- ВМФ - на перепутье, ожидали прибытие ракетных катеров и новых подводных лодок, экономя на всём остальном. В результате корабельный парк был устаревшим и изношенным и ВМФ в целом трудно было рассматривать как серьёзный фактор, способный повлиять на ход войны.
  -- Сухопутные войска имели "пёстрый" арсенал ВВТ - танки четырёх типов ("Шерман" трёх модификаций, АМХ-13, "Паттон" М48А1/2/3 и "Центурион"), полугусеничные БТР; пехота в массе передвигалась на автобусах и грузовиках и была вооружена пистолетами-пулемётами "Узи", самозарядными винтовками FN-FAL и даже винтовками "Маузер", образца 19-го столетия (автоматов/штурмовых (автоматических) винтовок не было); артиллерия состояла в массе из миномётов (включая самоходные на базе полугусеничных БТР) и обладала лишь несколькими десятками САУ.
  -- Подразделения снабжения - армейских грузовиков и других военных машин не хватало, снабжение базировалось в основном на мобилизованных автомашинах и грузовиках (как частных, так и государственных фирм и отдельных частных лиц).
   Все эти факторы следует учитывать при рассматривании и оценке операций АОИ и ведения боевых действий, боёв и сражений.
  -- Сирийско-израильские отношения до мая 1967 г.
   Война за независимость Израиля на сирийском фронте официально закончилась в июле 1949 г. подписанием соглашения и установлением зыбкого перемирия вдоль линии соприкосновения сторон. Линия проходила, большей, но не всей, частью, по международной, установленной и подтверждённой Лигой Наций (1923 г.), границе (см. карту 1) между владениями французского и британского мандатов на территориях бывшей Оттоманской (Турецкой) империи [1].
   Соглашение о перемирии содержало множество "белых пятен", в частности о статусе захваченных Сирией участков на территории б. британского мандата, а ныне государства Израиль, которого Сирия не признавала, и ставшими демилитаризованными зонами. Таких зон было три (см. примечание [2] и карты 2). Сирия утверждала, что эти земли "ничьи" (вследствие непризнания государства Израиль), а Израиль - что эти земли принадлежат Израилю, и израильские фермеры имеют законное право их обрабатывать [2]. Это положение приводило к обстрелам израильских приграничных поселений и сельскохозяйственных работников на полях и к ответным действиям АОИ. К этому следует добавить два других фактора - действия палестинских террористов с территории Сирии [3], открыто поддерживаемые и направляемые сирийскими властями, а также, уже в 60-х годах - сирийские попытки отвода вод истоков Иордана. Всё это служило постоянными поводами и причинами периодических вспышек пограничных инцидентов, часто переходивших в настоящие бои с участием танков, самолётов и артиллерии. Стоит отметить, что режим перемирия контролировался наблюдателями ООН, имевшими штаб-квартиру в Тверии и наблюдательные посты (OPs) вдоль линии перемирия, и работой совместной (Израиль-Сирия-ООН) комиссией. Но все их действия были неэффективны.
   В 1964 г. сирийцы предприняли, по некоторым мнениям, в ответ на постройку трансизраильского оросительного трубопровода ("ha-Мовиль ha-Арци"), работы по отводу вод истоков реки Иордан. Израиль препятствовал этому артобстрелами и налётами авиации и, в конце концов, уничтожив сирийское инженерное оборудование и машины, вынудил сирийцев отказаться от своих планов и свернуть все работы и сам проект (1965 г.; см. карту 3). Но это не улучшило ситуации вдоль сирийско-израильской линии перемирия. Продолжались обстрелы израильских сельскохозяйственных поселений и работ в демилитаризованных зонах, усиливались проникновения палестинских террористов на территорию Израиля. Террористы направлялись из Сирии (при практически открытой поддержке сирийских войск и властей) в Израиль через территории Ливана и Иордании и совершали диверсии и минирования. Особенный рост диверсионно-террористической активности начался в 1965 г., с созданием организации "Эль-Фатх".
   Сирийские правительства [4] открыто призывали к войне с Израилем и стремились втянуть другие арабские страны в такую войну, обвиняя их нежелание (в данный период) эту войну начать, как измену делу арабов и признание "сионистско-империалистической оккупации" Палестины и даже как "сговор с агрессором". Не вдаваясь в подробности состояния межарабских отношений, следует отметить, что в этот период арабский мир был расколот, как никогда: египетская армия вела войну против роялистов в Йемене и против поддерживающих их саудовцев, король Иордании Хусейн враждовал и с Насером и с сирийским режимом, Египет обвинял сирийский режим в полной безответственности и в желании "загребать жар руками Египта", втянув его в войну с Израилем, к которой он ещё не готов, а также в "измене делу палестинских арабов".
   Правда, в конце 1966 г. Египет и Сирия подписали между собой военный союз. Сирия надеялась таким образом получить египетский "щит" и поддержку в случае израильской "агрессии". Египет, по некоторым данным, хотел "урезонить" Сирию и не дать втянуть себя в войну "до лучших времён". Две страны даже договорились и предприняли первые шаги к созданию "Объединённого арабского командования" (АОК).
   Как уже говорилось, сирийские обстрелы вели к израильским ответным акциям - стрельба из танков прямой наводкой по сирийским огневым позициям, артиллерийский огонь по опорным пунктам и контрбатарейная борьба, а также авианалёты как на позиции на Голанах, так и вглубь сирийской территории.
   Израильские лидеры (ПМ, министры и даже НГШ) открыто предупреждали Сирию и весь мир о недопустимости обстрелов и даже выражали своё мнение о возможности свержения сирийского режима. Пик событий пришёлся на 7 апреля 1967 г. когда израильские самолёты, совершавшие рейд в воздушном пространстве севера Сирии были атакованы сирийскими истребителями. В завязавшихся воздушных схватках, которые распространились и южнее - к небу Дамаска - были сбиты 6 сирийских МиГов, без потерь для израильских ВВС.
   Не вдаваясь в дальнейшие подробности, можно сказать, что новый виток напряжения на израильско-сирийской границе и, судя по всему, непроверенные данные в руках советской разведки, привели к тому, что СССР по трём каналам [5] передал представителям египетского официоза, что Израиль сосредотачивает значительные силы (10-12 бригад) вблизи границы с Сирией и готовится к агрессии.
   Дальнейшее известно: Египет ввёл войска в Синай (начиная с 15 мая), удалил наблюдателей ООН и объявил о блокаде Эйлата - израильского порта на Красном море. Израиль произвёл всеобщую мобилизацию. Начался период "выжидания" и дипломатических шагов и действий, которые ни к чему не привели. 30 мая 1967 г. к военному союзу Египта и Сирии присоединилась Иордания. В Израиле было создано правительство национального единства (2 июня), Моше Даян был назначен министром обороны, и 5 июня, с молчаливого согласия США, началась Шестидневная война.
  -- Вооружённые силы сторон и ТВД
  -- АОИ
   Примечание: полный состав АОИ - см. статью "АОИ к началу Шестидневной войны 1967 г.".
   В боевых действиях против Сирии принимали прямое участие (на 9-е июня):
  -- штадив - 1 (36-я);
  -- бригад - 5, из них: танковых - 1 (37-я, минус 1 тб) [6] + отб окружного подчинения [7], механизированных - 1 (8-я, усиленная и уменьшенная) [8], пехотных - 1 (1-я "Голани"), территориальных пбр - 2 (2-я и 3-я);
  -- танков - ок. 170 (по другим данным - ок. 130);
  -- артиллерия - ок. 150.
   С ночи 9.6 на 10.6 и до окончания боевых действий войска СВО пополнились следующими частями:
  -- 45 мбр [9];
  -- 80 пдбр;
  -- 10 мбр;
  -- разведывательная рота и 202 пдб/35 пдбр;
  -- один пдб и разведрота 55-й пдбр;
  -- подразделения спецназа.
   Таким образом, количество танков и артиллерийских стволов увеличилось (не учитывая выбывшие из строя) до 235 и 220 соответственно. Стоит отметить, что артиллерия СВО включала в основном 120 мм миномёты и полевую артиллерию калибров 25 фунтов и 105 мм.
  -- Сирийская армия
   Общая численность (без мобилизации): 50 тыс. человек. Мобилизация могла добавить не более 20-25 тыс. военнослужащих.
  -- Формирования
  -- штадив [10] - 3 [11];
  -- бригад [12], всего - 15 , из них: танковых - 2, механизированных - 1 [13], пехотных регулярных и резерва 1-ой очереди - 9, пехотных резерва 2-ой очереди - 3 [14];
  -- 5 отдельных батальонов национальной гвардии (только на Голанах в укреплённых ротных и взводных опорных пунктах по линии перемирия) - придавались пехотным бригадам первого эшелона в качестве основного ядра гарнизонов опорных пунктов;
  -- артиллерийских дивизионов (кроме бригадных) - 17 (9 регулярных и 8 резервных);
  -- батальонов СпН и разведки - 3.
  -- Вооружение
  -- Авиация - всего 112 самолётов, из них боевых - 97 (60 МиГ-21, 35 МиГ-17, 2 Ил-28), вертолётов - 10 (Ми-4), 160 обученных лётчиков;
  -- Танки - 350 (по штатам должно было быть 450);
  -- Артиллерия - 460 (192 гаубицы М-30 калибра 122 мм, 66 противотанковых орудий калибра 85 мм, 100 полевых орудий калибров от 122 до 152 мм, 90 миномётов калибров 120 мм и 4.5 дюйма, 12 РСЗО).
  -- Из этого состава на Голанах между линией перемирия и до Кунейтры, находилось на 9 июня 1967 г.:
  -- штадив - 2;
  -- бригад - 6;
  -- отдельных батальонов НГ - 5;
  -- танков - 201;
  -- артиллерия - 268.
  -- Соотношение сил на голанском фронте

Соотношение сил на голанском фронте

Категория

Израиль

Сирия [15]

Соотношение

  
   Кол-во
   Примечания
   Кол-во
   Примечания
   Кол-во
   Примечания
   Штадив
   1
  
   2
  
   1:2
  
   Бригад
   5
   +3 с ночи 9/10.6
   6
   + 5 бат. НГ
(= ок. 1.5 пбр)
   1:1.5
   на 9.6
   В т.ч. тбр
   1
   37-я, без 1 тб
   0
  
   1:0
   на 9.6
   Танки
   170
   с 10.6 - ещё 65
   201
   см. прим. [16]
   1:1.2
  
   Артиллерия
   150
   с 10.6 - ещё 70
   268
   из них 12 РСЗО
   1:1.7
  
   Авиация
   все ВВС (потенциал)
   остатки
  
   Таким образом, мы видим, что при незначительном численном неравенстве сторон, АОИ имела подавляющее преимущество в ВВС, а точнее - полное господство в воздухе. Следует отметить, что Сирия не имела современных ПВО (например ЗРК), а лишь зенитные орудия различных калибров. Однако, на стороне Сирии были топографическое и все другие преимущества заранее подготовленной обороны. Практически Голаны являлись укреплённым районом (УР), прорыв которого, по всем канонам военной науки, требует, как минимум, трёхкратного количественного превосходства наступающего.
  -- Северо-восточный ТВД Израиля
   Северо-восточный театр военных действий (см. карту 1) ограничен с севера главной дорогой Бейрут - Дамаск в её части вблизи сирийско-ливанской границы и далее на Дамаск. С юга театр прикрывается сирийско-иорданской границей и северными отрогами Гилеадской возвышенности (на территории Иордании) до Джабль-Друз. С востока он замыкается практически прямой линией соединяющей Джабль-Друз с Дамаском. ТВД чётко разделяется хребтом горы Хермон (Джабль-эль-Шейх по-арабски) на основную и второстепенную части.
   Отличительными особенностями ТВД (рассматривая с запада) являются:
  -- Наличие топографического преимущества с востока по отношению к наступающему с запада. То же самое можно сказать и по отношению к наступающему на запад с востока - галилейское нагорье.
  -- Топографические и иные трудности для наступающего с запада на восток обходным путём - через Ливан и оттуда - на Дамасском направлении, через северные отроги Хермона (Антиливанский хребет).
  -- Близость сирийской столицы к линии боевого соприкосновения - границы/линии перемирия между Израилем и Сирией - около 70 км.
   Основная часть ТВД это голанское плато (или голанская возвышенность, для краткости по-русски - Голаны), равнина вулканического происхождения, простирающаяся от сирийско-африканской впадины на восток и примыкающая на северо-востоке к Дамаску, а на востоке переходящая в горный массив и далее - в сирийскую пустыню. Исторически эта часть сегодняшней Сирии называется на иврите Башан.
   Для нашего обзора мы будем рассматривать лишь крайне западную часть Голан, ту которую принято называть плато Голан.
   Плато Голан - та его часть, которая была захвачена у Сирии в 1967г. - это равнина глубиной (с запада на восток) до 30 км и шириной (с севера на юг) - 75 км. Равнина, плавно понижается с севера на юг - от массива горы Хермон к глубоким каньонам рек Рокад и Ярмук.
   Почва вулканического происхождения и более старые её участки являются плодородными - и для земледелия и для животноводства (пастбища). На Голане находятся два (из четырёх) главных истоков реки Иордан - реки Хермон (Баниас) и Дан [17].
   Плато в западной его части иссечено во многих местах глубокими ущельями в направлении запад-восток, ограничивающими свободу передвижения к существующим дорогам и тропам. В восточной части в центре и к югу - проходимость улучшается. Однако, сама местность контролируется несколькими рядами высоких холмов-курганов, или, скорее, низких горок, высотой от 700 до 1200 м над уровнем моря, относительная их высота над окружающей местностью достигает 400-700 м. Каждый такой холм-курган стоит одиноко, но все вместе они образуют естественные барьеры, как с запада на восток, так и с востока на запад и направляют (как бы канализируют) передвижение к проходам между ними и под их контролем. Такая же ситуация существует и далее к востоку в сторону как Дамаска (северо-восток), так и строго на восток.
   Перепады высот, как на самом плато, так и в его ближайших окрестностях весьма значительны:
  -- От пика горы Хермон (2814 м - в Сирии, 2224 м над уровнем моря в сегодняшней израильской части Голана) до поверхности оз. Кинерет (минус 210 м ниже уровня моря) перепад составляет около 3000 м на расстоянии по прямой около 60 км.
  -- Северный Голан: от отрогов горы Хермон (гора Варда - 1200 м) до долины Хула (200 м над уровнем моря) по дистанции 12 км по прямой местность опускается на 1000 м. - сначала умеренно на 600 м, а потом резкий обрыв в долину.
  -- Южный Голан начинается от линии, проходящей в направлении запад-восток от северной оконечности оз. Кинерет. Здесь, на участке 20 км (с севера на юг) местность понижается более умеренно - с 600 м до 200 м (русло реки Ярмук). Западная часть южного Голана резко обрывается к оз. Кинерет с высоты 200 или 300 м до уровня озера (минус 210 м).
   Примечание: прилагаемая схема-разрез (карта 4) может дать понятие о рельефе и относительных перепадах высоты.
  -- Население Голан
   В 1967 году Голаны были довольно обжитым районом с населением около 100 тыс. человек (не считая расквартированных солдат) в примерно 200 населённых пунктах - от деревенек и хуторов с населением от 50 человек и до двух "областных центров" - городков Кунейтра (35 тыс. жителей) и Фик. Население занималось в основном сельским хозяйством, мелкой торговлей (для собственных нужд) и работами по предоставлению необходимых услуг расквартированным здесь войскам. Состав населения - главным образом мусульмане-сунниты (80%) и "черкесы" [18] (20%); друзы составляли ничтожное меньшинство. "Черкесы" составляли подавляющее большинство в Кунейтре.
  -- Противостоящие войска в период до 15 мая 1967 г.
  -- Израиль/АОИ
   Северный военный округ (СВО) отвечал за безопасность и имел планы на случай войны на трёх стратегических направлениях - Сирия (главный фронт), Ливан (второстепенный или даже третьестепенный участок) и северная часть Иордании [северная Самария (города Шхем, Дженин, Тубас) и нагорье Гилеад].
   Линию перемирия с Сирией держали две территориальные пехотные бригады (тер. пбр.). Территориальные - означает, что при мобилизации они комплектовались резервистами из местных жителей - кибуцников, мошавников и жителей городов. В мирное время, без всеобщей мобилизации, под командованием штабов бригад проходили службу солдаты и офицеры регулярных пехотных частей, пограничники, а также призываемые раз в год на месячные сборы, резервисты. Служба включала пребывание в опорных пунктах и работы по их поддержанию в боевой готовности, ведение наблюдения, засады, патрулирование границы, блок-посты и т.д.
   3-я тер. пбр. держала линию от северного берега озера Кинерет до сирийско-ливанско-израильской границы (район Метулы).
   2-я тер. пбр. держала линию от северного берега озера Кинерет до стыка с ЦВО в долине Бейт-Шеана, а следовательно имела против себя и иорданские войска, как с запада (Гильбоа), так и с востока (река Иордан).
   Всего в СВО было на постоянном боевом дежурстве 2 (две) пехотные роты [19], включая границу с Ливаном. Неясно, включают ли эти данные также и пограничников (пограничную полицию). К этому следует добавить подразделения солдат НаХаЛ, находящиеся обычно в кибуцах, в рамках так называемого "года сельскохозяйственной службы". Эти солдаты/подразделения могли привлекаться к определённым операциям/действиям в экстренных ситуациях, как то оцепление местности в случае проникновения террористов и т.п. (К сожалению, я нигде не нашёл данных о количестве артиллерийских стволов готовых к открытию огня немедленно или в кратчайшие сроки.)
   В периоды перестрелок и инцидентов войска усиливались 1-2 танковыми ротами, обычно из состава 7-й тбр., единственной в то время регулярной танковой бригады АОИ, а также артиллерией. Кроме того, всегда находились в боевой готовности самолёты на близлежащей авиабазе в Рамат-Давид.
  -- Сирийские войска на Голане
   Сирия постоянно держала на Голане до четырёх пехотных бригад, каждая со своими танковым батальоном и арт. дивизионом. К этому следует добавить пять батальонов НГ, расположенных на линии перемирия. Более чем вероятно, что кроме артиллерии пехотных бригад, на Голане дислоцировались несколько артиллерийских дивизионов РВГК и штаб "фронта" (командование "группы бригад" 12).
  -- Оперативные планы сторон
  -- АОИ
  -- Оборона
   АОИ имела один генеральный план обороны страны ("Садан" - "Наковальня"; см. карту 5), принятый в окончательной версии летом 1966 года. План предусматривал ведение обороны на каждом из трех стратегических направлений (египетское, иорданское и сирийское), вместе или по отдельности, и обеспечение перехода в контрнаступление на избранном театре.
   На сирийском направлении план предусматривал удержание позиций вдоль линии перемирия силами двух дислоцирующихся там тер. пбр (2-й и 3-й) с приданными танками 181-го отб окружного подчинения. В тылу округа развёртывалась 36-я дивизия (37 тбр, 45 мбр и 9 пбр) в качестве ударной группировки для нанесения контрударов, усиления передовых подразделений, а также прикрытия границы с Самарией (северная часть западного берега реки Иордан), являющейся частью Иордании, с севера. Эти же войска, с возможным усилением со стороны РВГК и/или войск с других ТВД, могли или должны были, по решению правительства и ВГК, перейти в наступление по существующим планам (см. далее по тексту).
  -- Наступление
   АОИ планировала наступательные операции против собственно Сирии ещё в конце Войны за Независимость (весной и летом 1949 г.), даже когда уже велись переговоры о перемирии на острове Родос. Напомним, что Сирия была последней арабской страной, подписавшей соглашение о перемирии после долгих и трудных переговоров. Естественно, что в ходе переговоров и реальной возможности их срыва или неудачи, возобновление военных действий было неминуемым, и АОИ стремилась продолжить их наступлением. Наступление предусматривало уничтожение сирийской армии и выход к Дамаску, создавая угрозу сирийской столице. Такой результат, по мнению командования АОИ, мог заставить Сирию согласиться на лучшие условия перемирия или даже вынудить её подписать мирный договор.
   Наступательное оперативное планирование продолжалось в СВО, по указаниям и основным принципам ГОУ [20] ГШ, в течение всех лет, предшествующих Шестидневной войне, как часть обычного оперативного планирования. Разрабатывались различные варианты действий с большим или меньшим размахом, в зависимости от решительности поставленных ГШ и правительством целей.
   Не стану перечислять и описывать все разработки и оперативные замыслы, а лишь отмечу, что все они исходили и различных предпосылок:
      -- Политические цели.
      -- Реальная (на момент решения об осуществлении) военная и политическая ситуация.
      -- Состояние и реальные возможности вооружённых сил на момент принятия решения.
   И, разумеется, осуществление плана требовало решения или разрешения правительства.
   Планы были следующие:
      -- "Гарзен" ("Топор", 1964 г.; см. карту 6) - нанесение решительного поражения сирийской армии, вплоть до уничтожения, захват всего Башана, выход к Дамаску и его окружение. Отражение возможного контрнаступления союзных Сирии арабских войск - иракских с востока и иорданских с юга.
      -- "Миркахат" ("Мешанка", октябрь 1966 г.; см. карту 7) - захват плато Баниас и горы Дов. Ограниченный план, подразумевающий немедленный переход к обороне ("Садан") на занятой территории.
      -- "Милкахаим" ("Клещи", ноябрь 1966г.; см. карту 8) - захват Голана до линии Масъаде (вкл. Хермон) - Кунейтра - Хушние, уничтожение сирийской армии; в дальнейшем быть готовым к переходу к обороне или развитию наступления для захвата сирийского плато (Голан до Дамаска) и собственно Дамаска.
   Первый и третий планы требовали участия больших войск, чем располагал СВО при любом раскладе "большой войны" (военные действия на других фронтах) и поэтому могли быть осуществлены лишь в очень благоприятствующей ситуации. Второй план являлся, по сути дела, оборонительным, и его целью было улучшение топографического положения войск АОИ на ТВД, а также овладение истоками реки Иордан.
   В целях создания возможностей осуществления каждого из этих планов (как и предыдущих) Израиль вёл активную разведывательную деятельность по Сирии и по её вооружённым силам, собирая, обобщая, перепроверяя и анализируя по крупинке каждый лоскут добываемой информации. В результате этой деятельности, как в отделе разведки СВО так и в ГРУ ГШ, была создана отличная база данных по сирийской армии и ТВД.
   Израильская разведка знала все, без исключения, сирийские части и подразделения, их состав, вооружение, диспозицию и командиров. На каждый укреплённый пункт, важный участок местности, полосу/узел препятствий, дорогу и направление было заведено "личное дело", которое постоянно, в меру поступления информации, уточнялось. По каждому укреплённому опорному пункту (УОП/ОП) было известно его вооружение и зоны обстрела, состав и подкрепления. Были вычислены господствующие участки местности и направления атаки на каждый ОП, господствующие участки местности над каждым направлением по отрезкам. По этим данным и по другой информации был вычислен сирийский план обороны. В этом отношении разведка была на высоте, что подтвердилось трофейными документами. Чего разведка не знала, а лишь оценивала с той или иной долей вероятности, были сирийские оперативные наступательные планы, а главное - намерения сирийской верхушки (которая, кстати, менялась в тот период почти ежегодно, в результате переворотов).
  -- Сирийская армия
   Предварительное замечание. Сирийская армия в течение 10 лет, предшествующих Шестидневной войне, была "под опёкой" СССР и СА - оснащалась советским оружием [21], сирийские офицеры обучались в вузах МО СССР, сирийская армия руководствовалась, как в боевой подготовке, так и в оперативном планировании, советскими уставами и наставлениями, в основном, не изменяя их и не применяя к местным условиям.
  -- Оборона
   Основным сирийским оперативным планом на оборону был "Джихад" (см. карты 9), имевший, кроме основного, еще два варианта:
  -- "Джихад-2" - оборона со стороны Иордании для отражения израильского удара через нагорье Гилеад.
  -- "Джихад-3" - отражение израильского удара через ливанскую долину на Дамаск.
   Данный обзор содержит лишь краткое описание основного варианта плана "Джихад".
   План "Джихад" предусматривал, что АОИ нанесёт удар по Голану по трём оперативно-тактическим направлениям: северному (из района Кирият-Шмона) в общем направлении на Масъаде и далее), центральному (главный удар) - через мост Бнот-Яаков - на Кунейтру и далее на Дамаск, и южному- через Тель-Кацир - Эль-Аль на Рафид-Бутмия и далее, в зависимости от развития событий на восток а оттуда - поворот на север к Дамаску. Можно сказать, что предполагаемые действия АОИ были достаточно схематичны и диктовались конфигурацией ТВД.
   По этому варианту АОИ выставляла (по сирийским взглядам) около 15 пбр, 2-3 тбр и 1 пдбр - всего до 20 бригад.
   Сирийский план противопоставлял этому варианту построение трёхполосной системы обороны и городской оборонительный район Дамаска:
  -- первая полоса - Голан - 12-я "дивизия" (до пяти пбр);
  -- вторая полоса - Джассем-Саса - 35-я "дивизия" (три бригады);
  -- третья полоса - район до Дамаска - 42-я "дивизия" (3-4 бригады);
  -- Дамасский оборонительный район (внешняя городская оборонительная полоса) - остальные войска плюс отступающие части, народное ополчение и т.д.
   Каждая полоса состояла из нескольких (3-4) позиций, включавших батальонные и ротные оборонительные районы, а также взводные и ротные ОП.
   Предусматривались местные контратаки в пределах полос и позиций, а также контрудары ударной группировки из второй или третьей полосы. Ударная группировка включала обе танковые бригады, одну моторизованную и, возможно, одну пехотную.
   Практически, к ведению обороны была подготовлена лишь первая полоса - Голан. Она включала множество опорных пунктов, как на переднем крае, так и в глубине, вдоль всех возможных направлений, с упором на "бутылочные горлышки", а также минные поля, подготовленные к взрыву мосты и участки дорог и т.д. Сами ОП включали бетонированные огневые точки и позиции, перекрытые ходы сообщения и прочие укрепления и инфраструктуру для ведения боя. Разрушить такие укрепления можно было лишь прямым попаданием крупнокалиберного артиллерийского снаряда, авиабомбой или танковым выстрелом (ещё сегодня можно осматривать остатки такого ОП на Тель Фахр).
  -- Наступление
   Сирийцы разработали также наступательный план "Нацр" [22] ("Победа"; см. карту 10). Согласно этому плану, в наступлении на Израиль предполагалось задействовать до 11 бригад, объединённых в три "дивизии" и осуществляющих три удара:
  -- Главный удар по направлению Кунейтра - мост Бнот-Яаков и западнее, силами 12-й дивизии - три пехотные (из них две в первом эшелоне) и одна танковая бригады.
  -- Второстепенное направление - южное - от Рафид-Бутмия через северное устье реки Иордан (сегодня там мост "Арик") и далее на запад. Там должна была наносить удар 35-я дивизия силами двух пехотных (в первом эшелоне) и одной моторизованной бригад.
  -- Отвлекающий удар - на северном участке фронта в направлении Заура - Дан, силами 11-й пбр.
  -- Во втором оперативном (он же стратегический) эшелоне для развития наступления в глубину должна была действовать ударная группировка (одна тбр и две пбр) под командованием штаба 42-й "дивизии").
   Считалось также, что иорданская армия выставит две бригады (одну пехотную и одну танковую) на гилеадское нагорье, чтобы отвлечь вторые эшелоны АОИ.
   Следует отметить, что силы противника (АОИ) оценивались сирийцами в четыре бригады в первом эшелоне: три - севернее озера Кинерет и одна - к югу от озера.
  -- Период выжидания: 15 мая - 5 июня 1967 г.
   Начиная с 15 мая и, практически, до 7 июня всё внимание, как военного кабинета, так и ГШ/ВГК было приковано к египетскому, а потом и к иорданскому ТВД. Сирийское направление отодвинулось на третий план, а, значит, практически не находилось в поле зрения ВГК. Тому были три причины:
  -- По мнению ГШ, сирийская армия не представляла серьёзной (уже не говоря о жизненной) опасности, не то что существованию государства Израиль, а даже для пограничных районов и их населения;
  -- Сирийцы, хотя и были членами арабской коалиции, вели себя "разумно", не предпринимали враждебных действий, прекратили обстрелы, и даже "у себя" наверху их действия носили исключительно оборонительный характер (ремонт ОП, проверки состояния боеготовности и т.д.). Серьёзного усиления войск на Голане в первый период не отмечалось, а о происходящем в сирийских верхах информации, заслуживающей доверия, не было;
  -- Главную и серьёзную опасность представляли Египет (в силу своей большой, хорошо вооружённой и, как считалось, боеспособной, армии в Синае) и Иордания (в силу непосредственной близости к жизненным центрам Израиля). По оценке ГРУ ГШ ещё до 30 мая 1967 г., существовала большая вероятность присоединения Иордании к коалиции Сирии и Египта, включая Ирак, и ввода иракских войск на территорию Иордании, что представляло действительно серьёзную угрозу Израилю.
   СВО располагал, согласно плану "Садан", двумя территориальными пехотными, одной танковой, одной механизированной, одной пехотной резервной и (условно) одной пехотной регулярной бригадами (соответственно - 2-я, 3-я, 37-я, 45-я, 9-я и 1-я), а также в его распоряжении находился штаб и дивизионные подразделения 36-й дивизии [23].
   Этими войсками командующий СВО [24] должен был организовать оборону на северо-иорданском и на сирийском фронтах, а также быть готовым начать наступление против Иордании, главным образом, чтобы отдалить угрозу обстрела дальнобойной артиллерией авиабазы Рамат Давид (Иордания располагала 155-мм орудиями М1 "Лонг Том" с максимальной дальностью стрельбы свыше 23 км).
   Командующего СВО Давида Элазара (Дадо) мало беспокоил иорданский фронт. Он считал, что Иордания не присоединится к коалиции, а если даже и сделает это, её участие будет носить символический характер. С другой стороны, годы в должности командующего СВО и связи с жителями и лидерами поселений севера страны, длительное время подвергавшимся обстрелам и бомбардировкам с Голанских высот, выработали в нём глубокое и искреннее желание раз и навсегда покончить с сирийской угрозой. Кроме того, он жаждал славы и лавров покорителя Голана. Но приказы и указания ГШ и его ГОУ были однозначны - "Сирия - не теперь. Теперь - Иордания".
   Дадо это не мешало. В его распоряжении был штаб 36-й дивизии и её командир - опытный военачальник и, конечно, штаб округа. Командующий СВО, понимая, с одной стороны, проблемы ГШ, связанные, главным образом, с нехваткой сил и ресурсов для ведения наступательных военных действий на всех трёх фронтах одновременно, а с другой - не желая отказываться окончательно от надежды проучить сирийцев, дал указания о разработке планов менее грандиозных, чем "Гарзен" и "Милкахаим", но более решительных, чем "Миркахат". Так родились два плана - "Макевет-север" и "Макевет-юг" ("Кувалда"; см. карту 11). Оба плана предусматривали: северный вариант - удары наличными силами (тбр или мбр, пбр и тер. пбр) из района Кфар Сольд на Заура - Кала с последующим ударом на Баниас и далее на Шабъа и переход к обороне в готовности продвигаться на Кунейтру; южный вариант - пбр (или пдбр), тер. пбр и, по возможности, ещё мбр - ударом из района Тель-Кацир - Цемах - через "пробку" Эль-Аль на Рафид - Бутмия, переход к обороне в готовности к продвижению в направлении на Кунейтру. В обоих вариантах задачи тер. Пбр сводились к обеспечению наступления ударных бригад и местным неглубоким вылазкам с захватом передовых ОП.
   Объединение обоих вариантов, возможное при наличии достаточного количества сил, могло, по мнению Дадо, вылиться в конечном результате в "Милкахаим". Но и так, северный вариант давал ему возможность серьёзно потрясти сирийскую оборону. Всё, что требовалось - это утверждение планов в ГОУ ГШ и разрешение (решение) политического руководства. А этого как раз и не было.
   Естественно, оба варианта требовали постоянных уточнений, как в силу наращивания сирийских войск на Голане и неведения об их намерениях (наступление или оборона), а главное, примут ли они участие в войне, откроют ли "третий" ("второй"?) фронт сразу, когда Израиль нанесёт удар по египетским войскам в Синае, или же будут выжидать? Как этот фронт будет выглядеть - только обстрелы и бомбардировки или наступление на территорию Израиля. И ещё - какие войска (части) будут в распоряжении СВО для сирийского фронта, кроме территориальных пбр? Всё это порождало неизвестность, да и ГШ было не до Сирии - она не рассматривалась как угроза, даже в составе коалиции.
   На все уговоры, просьбы и т.д. командующего СВО следовал неизменный ответ: "Пока возможно, Сирию не трогать. Решать проблему Иордании".
   Диспозиция сирийских войск на Голане менялась почти постоянно: 24 мая там находились на боевых позициях, по плану "Джихад" пять пбр под командованием 12-й "дивизии", в то время как 35-я "дивизия" с четырьмя бригадами [44 тбр, 17 мбр, 60 и 80 (резервные) пбр] находилась к востоку от Кунейтры в треугольнике Кунейтра - Джассем - Цанамин, а остальные войска - ближе к Дамаску и в самой столице (см. карту 12). К 5 июня 35-я "дивизия" выдвинулась вперёд - началась подготовка к наступлению по плану "Нацр": 44 тбр была по пути в Нафах (в цетре Голана), 80 пбр выдвигалась к мосту Бнот-Яаков, а 17 мбр вышла к Рафид - Бутмия. 60 пбр вернулась к Дамаску. А 12-я "дивизия" была усилена резервной 123 пбр (см. карту 13).
  -- Война: сирийский фронт, 5-8 июня 1967 г.
  -- Несколько предварительных замечаний
  -- Как это бывает обычно, существовали разногласия между главными и ведущими лидерами Израиля и АОИ по отношению к Сирии, хотя было и много общих взглядов. Все подходы можно выразить в следующем:
  -- Как уже говорилось, никто не рассматривал Сирию как серьёзного противника и не видел в ней серьёзной жизненной угрозы Израилю, а лишь досадную помеху, мешающей (хотя и не "смертельно") нормальному течению жизни на севере страны, ну и, естественно, наиболее активного пособника террористской деятельности.
  -- Министр обороны не желал войны с Сирией вообще, по двум соображениям (кроме упомянутых выше): (1) пока идёт война с Египтом и с Иорданией, нет смысла, да и настоящей возможности, открывать "третий фронт"; (2) война с Сирией может привести к крайне нежелательной (а то и хуже) реакции со стороны СССР.
  -- В самом ГШ мнения были поделены, с чисто военной точки зрения: НГШ придерживался мнения МО по первому пункту, но рассматривал как реальную и желательную возможность атаковать Сирию после окончания боевых действий на египетском и иорданском фронтах; его заместитель склонялся к мнению командующего СВО и ратовал за более активные действия на сирийском фронте с начала войны.
  -- Командующий СВО, как уже было сказано, требовал наступления и... подкреплений.
  -- Министр обороны с самого начала рассматривал возможную войну против Сирии лишь как возможность (оказию) покончить с "демилитаризованными зонами" вдоль международной границы с Сирией и восстановить полный израильский суверенитет и контроль вдоль этой линии. В крайнем случае, он был готов (со многими оговорками) к захвату истоков Иордана (плато Баниас). В том пункте с ним не соглашались военные, считая, что этот шаг будет связан с прорывом сирийских позиций и захватом пограничных опорных пунктов, чреватыми потерями. То есть, если уж идти на прорыв, то его цели должны быть более решительными.
  -- Но, начиная с 5-го июня, все эти соображения отодвинулись "на потом" и лишь затрагивались на заседаниях и обсуждениях ГШ, в итогах которых "красной нитью" проходила линия: "Сирию пока (до окончания боевых действий с Египтом и с Иорданией) не трогать. Не задираться. На огонь отвечать. Не нагнетать обстановки. Если сирийцы атакуют, держаться в обороне. Решать будем потом".
   Обо всех этих спорах, обсуждениях и (не) решениях следует помнить, т.к. они во многом объясняют и проясняют шаги и действия АОИ и СВО в период между 5-го и 9-го июня. В дальнейшем сделана попытка по возможности не вдаваться в данной работе в эти колебания и разногласия, а лишь сосредоточиться на описании собственно боевых действий.
  -- 5 июня
  -- Боевое расписание и диспозиция войск СВО АОИ на сирийском направлении
  -- Всего (в скобках - номера и названия частей и подразделений):
  -- Войска подвижного/боевого эшелона - четыре бригады и один отб: тбр - одна (37-я)[25], тер. пбр - две (2-я "Кармели", 3-я "Александрони"), пбр (регулярная) - одна (1-я "Голани"), отб - один (181-й).
  -- Артиллерия - восемь дивизионов: 120 мм самоходных миномётов - два (334, 335), 120 мм буксируемых миномётов - два (337, 336), 155 мм буксируемых орудий - один (402), САУ/СГ 105 мм - два (827, 871), полевой арт. (25-фунтов) - один (828).
  -- Диспозиция:
  -- Северный и центральный участки:
  -- Вдоль линии перемирия - 3-я тер. пбр - три батальона;
  -- Местные резервы СВО для этих участков: 33-й пб/3 тер. пбр, 1-я пбр, 37-я тбр, 181 отб (без роты). Эти резервные части были сгруппированы для нанесения контратак в трёх направлениях, которые рассматривались, как наиболее вероятные для сирийских прорывов/усилий: северное (район кибуца Дан), центральное (район а-Хула) и южное (кибуцы Аелет а-Шахар, Гадот и Хулата)
  -- Артиллерия - семь дивизионов (336-й был на южном участке), из них один (871-й) без одной батареи.
  -- Южный участок (Кинерет и южнее):
  -- Вдоль линии перемирия - 2-я тер. пбр - два пб (остальные батальоны этой бригады - на иорданском направлении в Иорданской и Бейт-Шеанской долинах);
  -- Местный резерв: одна тр/181-го отб, один тв/45-й мбр;
  -- Артиллерия: 336 миномётный дивизион, одна бат. САУ/871 дивизиона.
  -- Общая боевая мощь: ок. 160 танков (штатный и списочный состав) и ок. 100 артстволов (25-фунт. и более).
  -- Остальные войска СВО, главным образом штаб и дивизионные подразделения 36-й дивизии и 45-я моторизованная и 9-я территориальная пехотная ("Одед") бригады, были дислоцированы на иорданском направлении.
  -- Боевое расписание и диспозиция сирийских войск на голанском фронте
  -- Состав: к 5 июня на фронте Голанских высот была дислоцирована усиленная 12-я сирийская "дивизия" в составе:
  -- пбр - пять [8,11, 19 (35-й "див."), 32, 123 (рез.)], каждая бригада имела в своём составе танковый батальон;
  -- опб (НГ) - пять;
  -- отб (от 44-й тбр) - один (остальные силы бригады - на подходе);
  -- отдельный разведывательный тб - один (102);
  -- адн полевой артиллерии - пять (судя по всему - в составе пбр);
  -- адн среднего калибра - четыре;
  -- тяжёлых миндн - четыре;
  -- зенадн - пять.
  -- Диспозиция: сирийские войска занимали два оборонительных рубежа.
  -- Первый рубеж обороняли три пбр и пять опб (НГ) следующим образом:
  -- Северный участок (Хермон - вади эль-Фаджар) - 11-я пбр (с 145 тб) и 2-й пб (НГ);
  -- Центральный участок (вади эль-Фаджар - Курси) - 8-я пбр (с 117 тб) и 1-й, 3-й и 5-й пб (НГ);
  -- Южный участок - 19-я пбр (с 117 тб) и 4-й пб (НГ).
  -- На втором рубеже располагались две пбр (123-я с 104 тб и 32-я с 156 тб), один тб (от 44-й тбр.) и 102-й отдельный разведывательный тб.
  -- Общая боевая мощь: ок. 250 танков и ок. 250 артстволов.
  -- Боевые действия
   С утра 5 июня сирийское направление оставалось спокойным, несмотря на тревожные донесения о возможных авиационных налётах и артобстрелах, а также о передвижениях сирийских войск на фронте и в ближайшей глубине [выдвижение 44-й тбр к Нафах (в центре Голана), 80-й пбр - к мосту Бнот-Яаков, и 17-й мбр - к Рафид - Бутмия (в тылу)].
   С полудня начались сирийские артобстрелы и налёты сирийских самолётов МиГ-17 на объекты на территории Израиля [26], всего шесть налётов; при этом были сбиты два сирийских самолёта.
   В связи с этим, а также с ожидаемым вступлением в войну Иордании, ГШ принял решение передать 37-ю тбр (без 377 тб и без дежурной тр в составе 15 танков "Центурион"), а также 1-ю пбр ("Голани") [27] в 36-ю дивизию для ведения боевых действий на иорданском направлении (северная Самария). Таким образом, сирийское направление СВО оставалось без главного ударного кулака, и на этом театре АОИ была в состоянии вести лишь оборонительные действия.
   После первых же налётов ВВС Израиля получили приказ нанести удар по сирийским ВВС на аэродромах. 82 самолёта, в составе двадцати трёх звений атаковали пять аэродромов [28]. Израильские самолёты натолкнулись на плотный зенитный огонь, но лишь три звена не смогли выйти на цели. Четыре аэродрома (из пяти) продолжали функционировать, несмотря на понесённый ущерб (перестал действовать лишь Дмейр), было уничтожено 53 самолёта из 112. В 11 воздушных боях было сбито ещё семь сирийских самолётов. Потери ВВС АОИ - 4 сбитых самолёта.
   После этого сирийские ВВС произвели ещё три "вылазки": одну в тот же день на кибуц Мисгав-Ам, 7-го июня им удалось сбросить две бомбы неподалёку от Тверии, а 9-го июня была произведена последняя попытка. Во время этих "вылазок" были сбиты ещё два самолёта МиГ-21. Можно с уверенностью сказать, что, начиная с 5-го июня, израильские ВВС безраздельно господствовали в воздухе на сирийском направлении [29].
   В 16.50 поступило - через наблюдателей ООН - обращение сирийского правительства о прекращении всех военных действий. Израильский ответ, переданный зам. НГШ, гласил, что Израиль согласен при условии взаимности. Но вечером сирийцы выпустили несколько снарядов по району Рош-Пины. АОИ ответила контрбатарейным огнём, и было получено разрешение задействовать ВВС, но не восточнее Кунейтры. В конце концов, это не понадобилось, т.к. сирийцы не ответили на контрбатарейный огонь, да и снарядов по Рош-Пине было выпущено, как оказалось, всего три. Штаб СВО объявил отбой, и жителям было разрешено покинуть бомбоубежища. Естественно, были отменены местные активные действия сил 3-й тер. пбр, целью которых было помешать сирийцам в развёртывании для наступления. Были также произведены изменения в диспозиции некоторых подразделений.
   В ночь с 5-го на 6 июня произошли существенные изменения, главным образом у сирийцев, о которых разведка АОИ не знала. Эти изменения привели к действиям, которые были неверно истолкованы. Вечером сирийское главнокомандование (ВГК в Сирии - это президент страны) приняло решение отказаться от наступления на Израиль и перейти к обороне. Были отданы соответствующие приказы и распоряжения, которые не сразу дошли и были приняты к исполнению во всех частях и подразделениях. Поэтому часть войск продолжала действовать (перемещаться) в соответствии с планами по наступлению, а другие - начали занимать оборонительные позиции и действовать соответственно. Все эти "телодвижения", частично зафиксированные израильской разведкой, были истолкованы, как подготовка большого наступления, и АОИ получила соответствующие распоряжения к действию.
   Изменения диспозиции сирийских войск на Голанах, начавшиеся, как подготовка к наступлению по плану "Нацр" ещё 5-го июня и даже раньше, продолжались, как уже отмечалось, и в ночь с 5 на 6 июня и далее, но не все были зафиксированы. Эти изменения включали в себя: 123-я пбр - выдвинулась со второго рубежа (Манцура - Буката) и развернулась в районе Джалабина, 8-я пбр выдвинулась из Цнобара к верхней таможне [30], подразделения 35-й "дивизии" приступили к подготовке места для форсирования р. Иордан в её устье в Кинерет, 80-я пбр (35-я "дивизия") передислоцировалась из Хушнии к вади эль-Хауа, а 19-я пбр - из района Эль-Аль - Фик - к устью р. Иордан. 243 пб/11 пбр получил ещё с утра, 5 июня, распоряжение на выдвижение из казарм в Уаст к Тель-Шибан, там он получил приказ - 6 июня атаковать кибуц Дан. Выполняя приказ, батальон выдвинулся к Тель Хамра и сосредоточился за плато Баниас для атаки на следующий день.
   ГРУ ГШ также как и разведотдел СВО не знали обо всех передвижениях, а те, о которых знали, были оценены как часть подготовки к наступлению. Считалось, что наступление будет производиться главным образом 35-й "дивизией" (44 тбр, 25 и 80 пбр) на центральном участке фронта (мост Бнот-Яаков). Фактически же там действовала и была расположена 12 "дивизия" (КП в Нафах).
   Распоряжения, полученные войсками СВО в ночь с 5 на 6 июня, включали, главным образом, повышение бдительности и боеготовности, а также - снова - указание населению спуститься в бомбоубежища. В то же время были отданы приказы ВВС нанести, с утра, 6 июня, БШУ по сирийским позициям и артиллерии.
  -- 6 июня
   Утро этого дня началось с налётов израильских ВВС на сирийские позиции на Голанах, в целях срыва сирийского наступления (как стало известно позже, уже отмененного). Сирийцы ответили орудийным огнём вдоль всей границы, главным образом по населённым пунктам.
  -- Сирийское "наступление"
   Одновременно, около 6 часов утра сирийские войска, а точнее, отдельные подразделения, произвели местные атаки на двух участках. Эти атаки являлись частью того самого отменённого наступления. По мнению автора этих строк, приказ об их проведении был отдан командирами и штабами, которые не получили своевременно приказов об отмене наступления и переходе к обороне.
   На участке Ашмура сирийская пехотная рота НГ атаковала ОП занятый взводом пехоты (сокращённого состава) 32 пб/3 тер. пбр В результате предшествовавшего атаке артналёта был повреждён "мост пробок" через восточную ветвь канала отвода вод бывшего озера Хула, что сорвало усиление ОП танками [31]. Бой продолжался до пополудни, а огонь на этом участке длился до наступления темноты. ОП получил подкрепления и удержался, несмотря на понесённые потери (данных нет), и атака была отбита при поддержке огня танков с дальних дистанций и артиллерии.
   Вторая атака началась примерно в то же время, но была лучше организована. Её проводил 243 пб/11 пбр при поддержке, как утверждалось, двух танковых рот (танки Т-34) от танкового батальона бригады, а также огня 2-го пб НГ. Атака была на северном участке фронта, а её объектами были кибуц Дан и Тель [32] Дан. Боевая задача батальона включала овладение кибуцом Дан и Тель Дан и переход к обороне западнее кибуца. Позже выяснилось, что это должна была быть часть демонстративной/отвлекающей атаки по плану "Нацр" (главный удар планировался на участке моста Бнот-Яаков и в устье р. Иордан). Но, как уже упоминалось, в ночь с 5 на 6 июня сирийское ВГК отдало приказ перейти к обороне.
   В 05.45 начался сирийский артобстрел, а с 07.00 в штаб СВО, на КНП 3-й тер. пбр и на другие КП и КНП начали поступать сообщения о выдвижении сирийской пехоты с танками по направлению на кибуц Дан и на соседний мошав Шаар-Йешув. Штабр 3 получил разрешение задействовать резерв бригады - приданный 51-й пб/1 пбр ("Голани"). Он выдвинулся на полугусеничных бронетранспортёрах к кибуцу Кфар-Сольд [33]. Одновременно к кибуцу Дан и к Тель Дан выдвинулся 377 тб (без тр) во главе с комбатом.
   Сирийская атака должна была начаться в 04.45, но фактически началась позже. Практически в атаке участвовали две роты пехоты с 9 танками - каждая в своём направлении - одна рота атаковала Тель Дан, а другая - кибуц Дан. Из 9 танков, три приняли участие в этой атаке и продвинулись через вади Асаль (речка Сион), три (взвод) остались, в качестве огневой поддержки у подножья плато Баниас, а ещё три были, по-видимому, с другой ротой.
   Оборону Тель Дан держал отряд пехоты 34-го пб (3-я тер. пбр) и танковый взвод. В самом кибуце Дан была запланирована и организована местная рота самообороны, в которую вошла допризывная молодёжь и не подлежащие призыву и мобилизации мужчины (все остальные были уже мобилизованы ранее в свои подразделения), всего 110 чел. - их боеспособность была неоднозначной. Рота держала оборону в трёх взводных ОП и в одной позиции на отделение.
   С началом атаки сирийцев тр "З" ("заин") [34] 377 тб заняла огневые позиции между кибуцом и холмом и выждала пока сирийские танки выйдут на открытую местность. В результате обмена выстрелами, около восьми часов утра сирийская атака захлебнулась.
   Другая сирийская рота спустилась с Тель-Азазиат, пошла в атаку на кибуц с востока и сумела приблизиться до 600 м к ограде. Там она была встречена огнём танков и миномётов и отступила. Были подбиты два сирийских танка, ещё два танка перевернулись - один в русло Баниас, а другой - в вади Асаль. Пятый танк был оставлен экипажем, вследствие механических неисправностей [35]. Немногим позже сирийцы предприняли ещё одну атаку на Тель Дан, судя по всему, лишь для того, чтобы подобрать брошенное снаряжение. Эта атака (если считать её атакой) была также отбита. На месте были обнаружены 10 трупов сирийских солдат и брошенное или неисправное/повреждённое снаряжение и оружие. Потери обороняющихся - один погибший и восемь раненых [36].
  -- События дня
   Как уже говорилось, в течение дня велась артиллерийская дуэль по всему фронту, и израильские ВВС наносили БШУ по сирийским позициям и другим целям на Голанах. Всего было выполнено около 100 самолётовылетов из 600 совершённых в этот день на всех фронтах (второй день войны с Египтом и, практически, первый день войны с Иорданией) на всех фронтах [37]. Отмечался также исход жителей населённых пунктов Голана на восток.
   Продолжались также изменения диспозиции сирийских войск, связанные с переходом к обороне. Изменения были также в СВО:
  -- Ком. СВО отбыл на иорданский фронт для руководства боевыми действиями 36-й дивизии в северной Самарии;
  -- Два батальона и штабр 1 ("Голани"), а также 37-я тбр (без 377-го тб) тоже отбыли на иорданский фронт.
   Продолжались также заседания и обсуждения в ставке ВГК Израиля по поводу захвата демилитаризованных зон без перехода государственной/международной границы с Сирией [38];
   В СБ ООН велись чрезвычайные обсуждения по поводу прекращения боевых действий и принятию решения о прекращении огня.
  -- Ночь 6-7 июня
   Сирийские войска на Голанах продолжали менять диспозицию - с наступательной на оборонительную. Израильская разведка об этом не знала, и таким образом, возможно, что был упущен наиболее благоприятный момент для наступления - сирийские войска находились в крайне невыгодном положении: ещё не перешли к обороне и уже не были готовы к наступлению, а находились в движении.
   С другой стороны, продолжали поступать сообщения о бегстве населения с Голанов и о том, что пустеют целые деревни, а также о приказах командования расстреливать дезертиров. ГРУ ГШ пришёл к выводу, что сирийцы переходят к обороне, но разведывательный отдел СВО продолжал считать, что сирийцы не отказались от намерения возобновить наступление 7-го июня. В действительности сирийцы отвели ударные войска с фронта - 44-я тбр оставила Нафах и начала отход к Дамаску, 17 мбр отправилась на прикрытие иорданского направления, на случай, если АОИ вздумает нанести удар через северную Иорданию (Гилеадское нагорье), 123 пбр перешла из исходного района для наступления (Джалабина) на оборонительные позиции ок. Кафр Хафр, 8-я пбр вернулась с верхней таможни в Цнобар, а тб 19-й пбр отошёл из Кураси к деревне Эль-Ма. Целью всей этой передислокации было усиление линии обороны вверху - вдоль гребня обрыва Голанских высот и параллельно - защита столицы.
   В то же время в сирийской обороне образовался изъян - за первой (передовой) оборонительной полосой зияла пустота - оборона не имела глубины, и любой тактический и даже местный прорыв мог вывести наступающего сразу на оперативный простор, не подвергаясь контрударам или даже контратакам. Но обо всём этом командование АОИ не знало и, возможно, даже не догадывалось [39].
   На политическом "фронте" СБ ООН принял в течение ночи резолюцию 233, призывающую все стороны принять скорейшие меры к немедленному прекращению огня и военных действий.
  -- 7 июня
   Уже с ночи, ком. СВО начал подготовку к наступлению имеющимися силами, имея целью (и будучи уверен, что имеется соответствующее решение и разрешение политического руководства) захватить демилитаризованные зоны и плато Баниас, а в дальнейшем развить наступление в глубину. В принципе ГШ склонялся к тому же и уже утром (05.30) отдал приказ вернуть штабр 1 ("Голани") с 12 пб в СВО (17 пб/сержантское училище (командиров отделений) оставался в ЦВО). Одновременно был отдан приказ 80-й пбр (5-6 июня воевала на Синае, а к 7 июня находилась на западном берегу Иордана в готовности к действиям в районе Хеврона) быть в готовности к передислокации в СВО для участия в наступлении на Сирию. В то же время комбриг 8 (Альберт Мендлер) прибыл в ГШ, где получил указания перейти со своей бригадой в подчинение командующего СВО.
   Таким образом мы видим начало сосредоточения ударной группировки для наступления на Сирию - для начала 1-я пбр, 80 пдбр и 8 мбр (без одного батальона), в дополнение к 2-й и 3-й тер. пбр и двум тб (377 тб/37 тбр и 181 отб) находящимся там изначально. 37-я тбр ожидалась (?) позже [40], во всяком случае, на этом этапе о ней не говорилось.
   С утра этого дня на сирийском фронте развернулись боевые действия, не переходящие, однако, в маневренные, и выражающиеся главным образом в артиллерийских дуэлях, взаимных артобстрелах и БШУ израильских ВВС по сирийским войскам, позициям, артиллерийским батареям и другим военным объектам. Один израильский самолёт был сбит. Сирийцы вели огонь (не точный) по военным объектам и по поселениям вдоль границы - на восточном берегу Кинерета, у устья Иордана в Кинерет и севернее - в районе кибуца Дан. Кроме того, была повторена попытка собрать брошенное снаряжение и оружие у кибуца Дан, но она была безуспешной. Причинённые разрушения так же были несерьёзны, кроме кибуца Тель-Кацир, где сгорела столовая.
   Параллельно шёл и "наращивал обороты" процесс подготовки наступления на Голаны:
  -- Вся атмосфера в ГШ изменилась в сторону войны с Сирией, так как на других фронтах победы уже была обеспечена.
  -- Планами командующего СВО предусматривалось дневным ударом двух пб (12-й и 51-й) пбр "Голани" и одного тб (377) овладеть Заурой, Тель-Азазиат и Тель-Фахр, но был получен приказ (и разрешение) ГШ о захвате лишь Тель-Азазиат и Тель-Хамра.
  -- 1-я пбр, получившая с утра приказ передислоцироваться в СВО и быть готовой к наступлению на северном участке фронта силами трёх батальонов пехоты, разведроты "Эгоз" и 377 тб, совершила марш и вышла к Кирият-Шмона к полудню. В 13.00 командующий СВО утвердил решение комбрига на наступление, и в 14.00 бригада получила приказ начать выдвижение к границе для перехода в наступление. Её подразделения (три пб, разведывательная рота "Эгоз" и бригадные подразделения) растянулись по шоссе от Кирият-Шмона до кибуца ha-Гошрим, а миномётный дивизион (120 мм миномёты) развернулся вблизи кибуцов Дан и Дафна. Начало наступления ("Ч") - 17.00.
  -- В 08.45 ГШ выдал командующему СВО указание взять как можно больше пленных для обмена на попавших в руки сирийцев сбитых израильских лётчиков.
  -- Командиры 80-й пдбр и 8-й мбр явились в полуденные часы в штаб СВО, где получили предварительные приказы командующего на наступление - каждый на своём участке - с подходом их частей, ожидаемым в ночь с 7 на 8 июня и в течение дня 8 июня. 8-я мбр, без одного батальона, должна была начать выдвижение на север из своих казарм в Сде-Тейман (под Беер-Шевой) в 19.00, 7 июня. Следует отметить, что бригада нуждалась в приведении себя в порядок после действий в Синае и утреннего марша с негевского нагорья в МПД (место постоянной дислокации). 80 пдбр была разбросана - часть пребывала в кибуце Маале ha-Хамиша под Иерусалимом, а другая часть - в городе. Бригада должна была прибыть в район выжидания в долине Явниэль.
  -- В течение дня ГРУ ГШ информировало командование об изменениях в дислокации сирийских войск на Голанах, в частности о том, что 44-я тбр находится в районе Кунейтры (в действительности она отходила к Дамаску), а также о бегстве сирийских военнослужащих на восток.
  -- С другой стороны, командование ВВС постоянно меняло свой подход: то утверждали, что самолёты не смогут оказать поддержку наступающим, то давали "добро" на авиаудары.
   В конце концов, наступление в этот день было отменено, по нескольким причинам:
  -- Отсутствие твёрдой уверенности в поддержке с воздуха;
  -- Нехватка сил на большее, чем захват демилитаризованных зон;
  -- Надежда на то, что 8 июня можно будет нанести настоящий удар;
  -- Отсутствие разрешения правительства (министра обороны) на "большое наступление".
   В данном случае мы наблюдаем явное несоответствие между планами и действиями как военных (ГШ, ВВС и СВО), так и между АОИ и МО: МО (т.е. правительство) не разрешает большего, чем захват демилитаризованных зон, НГШ, скрепя сердце, отдаёт соответствующие указания командующему СВО, заместитель НГШ перебрасывает дополнительные войска на сирийское направление, а командующий СВО практически саботирует указания НГШ, исходящие от правительства (министра обороны), хотя и располагает соответствующими силами, в надежде, что на следующий день он получит добро на "большое наступление". А "на носу" - резолюция СБ ООН о прекращении огня. И неизвестно, как будут реагировать на такую резолюцию арабские лидеры (до этой минуты они готовы были согласиться на прекращение огня лишь при условии отвода войск АОИ на позиции 4-го июня).
   Из вышесказанного можно понять и найти подтверждение тому, что израильское правительство, включая министра обороны Моше Даяна и правых ("ястребиных") министров от партии ГаХаЛ (Бегин и др.), не видели жизненной необходимости в захвате Голанских высот и не торопились (как минимум) принимать соответствующие решение. За этот шаг выступали лишь ПМ Леви Эшкол (казалось бы странно, т.к. он слыл "голубем") [41] и его заместитель Игаль Алон [42]. Главным противником захвата Голанских высот выступал министр обороны Моше Даян, соображения и рационал которого - см. выше.
   К концу дня 7 июня принимается решение на уровне ГШ и СВО (но ещё без разрешения правительства, т.е. министра обороны) - наступление начнётся на следующий день (8 июня) перед полуднем на северном участке фронта ("Макевет-север") а в ночь с 8 на 9 июня - и на южном ("Макевет-юг"). В мыслях всех участников - превратить обе операции в "Милкахаим". Задействовать все наличные войска по мере их прибытия и готовности. На севере на острие клина будут 1-я пбр ("Голани") (уже на месте) и 8-я мбр (на подходе), а на юге - 80-я пдбр Поддерживают - 3-я и 2-я тер. пбр. Остальные (в первую очередь 37-я тбр и, возможно, 45-я мбр, а также штадив 36) - по мере подхода и готовности.
   Не входя в подробности этого плана [43], можно отметить, что он подразумевал создание в каждой из обеих бригадах (1-й и 8-й) 3-х батальонных тактических групп (БТГ), каждая на базе 1-2 пехотных и 1-2 танковых рот), причём каждая имело целью захват какого-либо одного или нескольких ОП.
  -- 8 июня
   В этот день, начиная уже с ночи, проявилось практически полное взаимонепонимание, разногласия и "разночтения" между политическим и военным руководством, а также между ними и войсками (СВО и боевые части и подразделения).
   С одной стороны, уже утром (ближе к полудню) военный кабинет правительства подтвердил своё предыдущее решение не атаковать Сирию. С другой стороны, зная о подобном решении от 7 июня, командующий СВО отдал приказ о штурме Голанских высот, заслушал и утвердил решения на бой командиров 8-й мбр и 1-й пбр. Причиной тому был бомбардировочный "паровой каток" ВВС по сирийским войскам, позициям и военным объектам на Голанах, начавшийся с утра и продолжавшийся несколько часов. Эта бомбардировка произошла в результате взаимного недоразумения между ГОУ ГШ и ОО (оперативным отделом) ВВС (ГОУ не отдало приказ об отбое, или забыло отменить приказ на наступление, или же ОО ВВС не обратил на него внимания). Во всяком случае, командующий СВО, увидев начало бомбардировок, принял это как огневую подготовку наступления, а потому и отдал свои распоряжения. К полудню "всё стало на свои места": правительство (министр обороны) подтвердило отказ от штурма, Даян дал согласие лишь на занятие демилитаризованных зон - по усмотрению ВГК. НГШ и командующий СВО решили этого не делать, т.к. по их мнению, "овчинка не стоила выделки" - слишком много жертв, при отсутствии военных преимуществ этого шага, и даже видимость неудачи (непродвижение на Голаны). НШ СВО уведомил об отказе от наступления совет поселений севера страны [44], и тот делегировал группу своих представителей в Тель-Авив для дополнительной попытки уговорить военный кабинет отменить это решение.
   Одновременно, и в связи с прибытием на фронт 37-й тбр, командующий СВО начал подумывать о том, что, если наступление задерживается, можно будет вернуть 37-ю тбр к её первоначальной задаче - прорыву фронта на Зауру и далее по плану "Макевет-север". Бригада эту задачу знала, готовилась к её выполнению, командиры изучили местность, разыгрывали на картах возможные варианты развития событий и т.д. Поэтому Дадо дал распоряжению командиру 8-й бригады быть готовым действовать южнее, а сам тоже отправился в ГШ, где имел разговоры с НГШ, министром обороны и премьер-министром - всё напрасно. Единственным проблеском надежды были слова министра обороны, что если сирийцы будут продолжать обстрелы, возможно, что он (Даян) изменит своё решение. Министр повторил эти слова и в беседе с НГШ поздно вечером.
   Но в этот день произошли решающие сдвиги на международной арене: представитель Египта в ООН выразил, на заседании СБ, (21.35 по израильскому времени) согласие на прекращение огня, а президент Египта, Насер, телеграфировал об этом согласии своему сирийскому собрату, рекомендуя ему последовать своему примеру, чтобы не дать Израилю повода разгромить и сирийскую армию и захватить дополнительные арабские территории. В связи с этим, следует отметить, что заседание СБ закончилось в 23.35 по израильскому времени, без того, чтобы было назначено конкретное время прекращения огня, уже не говоря о режиме его соблюдения и контроля введения в действие.
   Надо думать, что президент Сирии Атаси принял совет Насера, т.к. в ночь на 9-е июня (03.15) сирийское радио заявило о том, что Сирия принимает резолюцию СБ ООН и прекращает боевые действия.
   В Израиле произошли беспрецедентные события: делегация совета поселений севера страны прибыла в Тель-Авив, была допущена на вечернее заседание военного кабинета правительства, где уговаривала и требовала захвата Голанских высот. В конце концов, правительство отклонило их требование большинством голосов, решающим из которых был министр обороны, Моше Даян.
   В то же время, начиная с вечера, непрерывным потоком поступали донесения разведки о том, что:
  -- К вечеру прекратились сирийские артобстрелы, и Сирия ведёт себя, как будто уже приняла решение о прекращении огня, хотя до этого времени сирийская артиллерия не умолкала, а даже наращивала огонь, включая по объектам, не затронутым до сих пор (центральная станция перекачивания воды из Кинерета в трансизраильский водопровод) и по населённым пунктам;
  -- Сирийская армия находится в оборонительной диспозиции, частично, и по непроверенным данным, её части беспорядочно отходят, наблюдается развал (бегство солдат и офицеров, проявления недисциплинированности);
  -- Сирийская авиация вообще не появляется в воздухе.
   На этом этапе члены ГШ, включая НГШ, его заместителя и всех высших офицеров, разъехались на короткий сон по домам, оставив на рабочих местах лишь дежурных оперативников и направленцев.
   9 июня между шестью и семью часами утра в ставку ВГК прибыл министр обороны, зашел в центральный командный пост, просмотрел поступившие в его короткое отсутствие донесения и сообщения и попросил дежурного соединить его по телефону с командующим СВО. Разбудив Дадо на его ПКП "Тамар" (в Наби Йеша), Даян сказал: "Сирийская армия разваливается. Следует это использовать". После чего он задал Эльазару вопрос, готов ли он и подчинённые ему войска к действию. Получив утвердительный ответ, министр обороны сказал: "Тогда вперёд!" [45].
  -- Боевые действия: штурм и захват Голанских высот, 9-11 июня 1967 г.
  -- 9 июня - общая ситуация
   После отдачи этого приказа (около 7 часов утра), военный секретарь Даяна уведомил об этом адъютанта НГШ, а тот перезвонил Рабину и сообщил ему о решении министра. Одновременно были оповещены все должностные лица (заместитель НГШ, начальник ГОУ (генерал Эзер Вейцман), начальник ОО и его помощники, а также начальники других ГУ ГШ) [46]. Все эти генералы и офицеры прибыли немедленно в ставку.
   Но первым делом произошёл телефонный разговор НГШ с командующим СВО, и НГШ предупредил собеседника, что сообщения о разложении сирийской армии следует считать преждевременными и поэтому действовать следует с оглядкой и по существующим планам, а "не лезть напролом". Командующий СВО заверил НГШ, что он и не думал действовать иначе.
   Вторым шагом ВГК было восстановить нарушенную Даяном цепочку командования. С этой целью начальник ОО издал приказ ГШ на проведение наступательной операции против Сирии. То есть, теперь "всё вернулось на круги своя", и армия вновь заработала по установленным и отработанным процедурам. Было ясно, что командующий СВО задействует приданные ему войска и силы в рамках утверждённых планов, по своему усмотрению, а не по указаниям ГШ (и это было в порядке вещей), но в то же время он зависел от ВГК во всём, что касается подкреплений, материально-технического обеспечения (и в первую очередь, боеприпасов), а также поддержки с воздуха.
   Теперь, после окончания военных действий и прекращения огня на египетском и иорданском фронтах, ГШ мог передать войска, силы и средства в СВО, но для этого требовалось время, а его-то было в обрез. В любом случае в СВО переводились [47]:
  -- 36-я дивизия с 45-й мбр (без одного батальона) и 37-я тбр (также без батальона (377-го), который уже находился в СВО);
  -- 80-я пдбр;
  -- 10-я мбр (из ЦВО; должна была быть резервом ком. СВО);
  -- 71 пдб/55 пдбр и разведрота бригады (из ЦВО);
  -- 202 пдб (воевавший в Газе) и разведрота 35 пдбр (из ЮВО);
  -- отдельные подразделения центрального подчинения.
   Теперь, когда в распоряжении ком. СВО было достаточно сил и средств (хотя в данный отрезок времени - лишь "на бумаге"), он мог действовать с бoльшим размахом, решительней и с более далеко идущими целями. Но... было большое "но": приказ Даяна не содержал ничего, кроме слов "действуй" и "вперёд". Не были указаны цели и задачи, конечные и промежуточные рубежи и временные рамки, т.е. ком. СВО не знал, докуда его войска должны продвинуться и где остановиться, сколько времени в его распоряжении.
   Лишь ближе к 11 часам в переговорах и обсуждениях между НГШ и министром обороны было решено и определено, что конечным рубежом наступления будет рубеж Масъаде - Кунейтра - Бутмия, а время... этого не знал никто, т.к. СБ ООН не определил и не решил о конкретном времени вступления в силу прекращения огня на сирийском направлении.
   Но Дадо, сразу с получением приказа МО, "завёл машину". Он отдал приказы командирам 1 пбр и 8 мбр на подготовку к прорыву на запланированных участках на северной части фронта ("Макевет-север"). Комдиву 36-й дивизии он приказал вернуться в распоряжение округа и быть готовым к выполнению "Макевет-юг" силами 80-й пдбр и 2-й тер. пбр. Одновременно он внёс дополнения и изменения в существующие планы: на первом этапе произвести несколько местных атак (а скорее, разведок боем) силами 2-й и 3-й тер. пбр при поддержке танков 181 отб на центральном и южном участках фронта. На втором этапе он рассчитывал, после прорыва, сосредоточить ударный кулак в северной части Голана с тем, чтобы "свернуть" сирийскую оборону с севера на юг и, одновременно, выставить заслон в районе Кунейтры, дабы встретить там ударную сирийскую группировку (ок. 200 танков) находящуюся, по данным разведки, между Кунейтрой и Дамаском. В качестве "наковальни" по отношению к "сворачивающему" удару с севера, он рассчитывал использовать 80-ю пдбр, а потом и 37-ю тбр (о возможных задачах 37-й тбр см. ниже). 80-я пдбр должна была выполнить "Макевет-юг", захватить артерию, ведущую из эль-Хамы на Бутмию и далее на Кунейтру. 37-я тбр должна была использовать результаты достигнутого, как он надеялся, прорыва на одном из центральных участков фронта, и устремиться на восток к Хушнии. Основополагающими идеями, лежащими в корне этих изменений и дополнений, были:
  -- Время - то, что на израильском жаргоне называется "политические песочные часы". Ни Дадо, ни никто другой не могли знать, когда и как вступит в силу решение о прекращении огня. Поэтому он хотел, чтобы как можно быстрее как можно больше войск оказалось, в максимально возможном числе мест и участков, "наверху" (на гребне Голана) и, желательно, как можно глубже.
  -- Желание держать в тумане сирийское командование во всём, что касается места главного удара. Таким образом, считал Дадо, он воспрепятствует или задержит маневр сирийских подкреплений к главному участку прорыва.
  -- Стремление вывести наверх, как можно быстрее, свежую танковую бригаду. Для этого нужен был ещё один участок прорыва, и ком. СВО надеялся, что в какой-либо точке это осуществится [48].
   Кроме того, по плану ГШ, производились "телодвижения" в районе Метулы [49], с целью продемонстрировать намерения выйти к Дамаску со стороны Ливана. Главной целью этого шага, опирающегося на реальные и известные разведке сирийские опасения за Дамаск, было оттянуть сирийскую ударную группировку подальше от Кунейтры на оборону Дамаска с запада и с северо-запада, и таким образам воспрепятствовать или задержать возможный контрудар с Дамасского направления.
   Все "метания", состояние "подвешенности" в предыдущие дни, неизвестность по поводу готовых к использованию сил - какие и где предстоит использовать, и по какому плану, да и последние изменения, внесённые Дадо, так же, как и другие факторы - всё это отрицательно сказалось на подготовке и организации операции вообще, а главным образом, на прорыв 8-й мбр к Зауре, и на местных "разведках боем" [50].
   Кроме того, подкрепления, направленные в СВО (80-я пдбр, 45-я и 10-я мбр и другие), задерживались из-за заторов на дорогах, импровизированной и наспех спланированной и организованной службы перевозок и транспортировок.
  -- 9 июня - боевые действия
   Предварительные замечания:
  -- Описание боевых действий производится "с юга на север" - сперва второстепенные действия на южном и центральном участках фронта: попытка прорыва на Тауфик и далее из района Тель-Кацир, "разведки боем" севернее озера Кинерет, и лишь потом - прорывы, осуществлённые 8-й мбр и 1-й пбр ("Голани") на северном участке фронта.
  -- Во всех случаях сделана попытка подведения предварительных итогов, а также, в хронологическом порядке, упоминаются относящиеся к делу события на международной арене и происходящее в ГШ и в правительстве Израиля.
   Ситуация на фронте утром 9 июня - взгляд из ГШ АОИ и штаба СВО:
  -- Голаны обороняют 6 бригад: 2 - по фронту (+ 5 батальонов НГ), а остальные - в глубине;
  -- Сирия согласилась на прекращение огня, и сирийские войска не отвечают на налёты израильских ВВС и на артиллерийский огонь. Сирия также обратилась в ООН с просьбой возобновить работу наблюдателей ООН вдоль границы.
  -- Возможно, что сирийская оборона уже даёт трещины, и некоторые участки фронта не заняты войсками.
  -- Участок Цемах - Тель-Кацир - Тауфик (к юго-востоку от озера Кинерет) - 2-я тер. пбр.
   08.20 - Приказ ком. СВО комбригу 2 начать артобстрел ОП Тауфик (над кибуцом Тель-Кацир) и начать "нажимать" на ОП, т.е. атаковать его.
   08.45 - Приказ комбрига командиру 908 пб (НаХаЛь [51]) атаковать ОП (дневная атака) при поддержке тр "П" ("пей") 181 отб [14 танков "Шерман" М-1 и танковый взвод (4 танка "Шерман" М-51/45 мбр)] - всего 18 танков. Пехотный батальон (4 роты) состоял из молодых солдат, только что закончивших курс молодого бойца, обученных, но неопытных. Задача была не в новинку, одна из задач 2-й тер. пбр была именно захват этого ОП. Комбат и офицеры знали свои задачи, готовились к их выполнению, солдаты получили надлежащие указания. Комбат собрал командиров рот на отдачу боевого приказа, который включал продвижение по крутому склону вверх от Тель-Кацир, причём впереди - сборный взвод, состоящий из командиров отделений - инструкторов КМБ и лучших физруков батальона, за ним - рота "А" ("алеф"), за ней группа ПКП комбата, а далее - остальные роты. Несмотря на то, что планы атаки, как на бригадном, так и на батальонном уровня были хорошо знакомы всем исполнителям, в спешке и импровизации организации боя, командования бригады и батальона забыли/не позаботились организовать систему огня. Вместе с тем комбриг обещал комбату артиллерийскую и авиационную поддержку по требованию и запросу. Танковая рота получила задачу занять огневые позиции на промежуточном гребне на подъёме к Тауфику за Тель Кациром, поддержать огнём наступление пехоты, а потом присоединиться к атаке.
   Батальон принял походный порядок для выдвижения, расположившись в походных колоннах по обе стороны шоссе Цемах - Эль-Хама, а комбат и его заместитель выехали на джипе к перекрёстку на Тель-Кацир чтобы окончательно скоординировать и уточнить выдвижение батальона. После этого комбат с начальником связи и оперативником [52] направились на НП в кибуце для дополнительного обзора объекта атаки и согласования на местности с командиром танковой роты. В это время, когда батальон уже вытягивался с шоссе к перекрёстку на Тель-Кацир (10.45), сирийцы открыли прицельный и сильный артиллерийский огонь. Зам. комбата отдал приказ бойцам залечь и начать окапываться. Комбат со своей группой начали возвращаться к джипу, но разорвавшимся на их пути снарядом был убит начальник связи и тяжело ранен комбат (он скончался позже, по пути в госпиталь). Обстрел продолжался, было ранено ещё несколько бойцов. В 11.45 комбриг попросил разрешение штаба округа отменить атаку, что и было сделано в 14.15. Результат так и не начавшейся атаки - двое убитых и пять раненых.
   Ближе к вечеру командующий СВО и комдив 36 (расположивший свой ПКП на высотах Пория за Тверией) решили возобновить наступление на Тауфик и далее, как начало операции "Макевет-юг", с наступлением темноты, силами 36-й дивизии, которые включали: 80-ю пдбр (без 65 пдб, приданного 3-й тер. пбр, но с 71-м пдб/55-й пдбр), одну [53] тр (18 танков) 181-го отб округа, 202-й пдб и 73-ю разведроту/35-й пдбр, подразделение спецназа ГРУ/ГШ 269, и сапб 261, отряд из 50 бойцов 13-й флотилии боевых пловцов ВМФ, 2-ю тер. пбр и подразделение транспортно-десантных вертолётов (11 S-58 из 124-й эскадрильи, а также 3 тяжёлых "Супер-Фрелон" из 114-й эскадрильи).
   Но этим планам не суждено было осуществиться до 10-го июня в силу двух причин:
  -- подразделения 80-й пдбр, район сосредоточения которых был вблизи мошава Сарона (между Кфар-Тавор и Кинеретом) не сумели выйти к назначенному сроку к исходному району для наступления из-за заторов на путях выдвижения;
  -- развитие событий на международной арене и в правительстве, сжатые сроки, неизвестность, когда и как войдёт в действие решение СБ ООН о прекращении огня, опасения касающиеся того рубежа, на котором будут войска, когда прекращение огня войдёт в силу и т.д. и т.п. Тем более что в 20.00 Сирия подтвердила и повторила своё согласие на прекращение огня. Правительство (то есть, министр обороны), а за ним и ГШ (НГШ и его заместитель) меняли или уточняли свои указания и распоряжения по несколько раз в течение вечера 9 июня и ночи с 9 на 10.
  -- Север-центр фронта - участок Гадот - Гонен - 3-я тер. пбр.
   08.00 - командующий СВО, по рекомендации комбрига 3, решил атаковать силами 33-го пб с тр "Н" ("нун")/181отб и при поддержке артиллерии, два сирийских ОП - Дардара и Тель-Хилаль.
   По решению комбата, одна рота ("Д"/"далет") должна была атаковать Дарадару, а другая ("Г"/"гималь") - Тель-Хилаль. Третья рота ("А"/"алеф") была выделена в резерв в готовности поддержать атаку на Тель-Хилаль. Батальон принял походно-боевой порядок, выстроившись на просёлочной дороге из кибуца Гадот в кибуц Гонен, и почти сразу на него обрушилась сирийская артиллерия. Появились первые потери. "Мост пробок", повреждённый уже 6 июня, был повреждён ещё сильнее, так, что переход танков через него для поддержки атаки был невозможен. Но пехота атаковала без них, и в 11.30 рота "Д" рапортовала о быстром взятии ОП Дардара (потерь при этом не было). Не так гладко пошло дело у роты "Г", которая совершала глубокий обход с севера, через вади Фаджар и задержалась на подходе. Комбат выслал ей на подмогу батальонный разведвзвод, с намерением, чтобы он атаковал Тель-Хилаль с юга. Но и этот взвод продвигался медленно, попал под удар артиллерии, один боец был убит, а комвзвода ранен. Когда взвод вышел в исходную позицию для атаки, с севера уже атаковала подоспевшая рота "Г". Сирийское сопротивление было сломлено, и рота перешла к обороне в ОП. Но к этому времени сирийцы в соседних ОП (Джалабина и отрог Дардары) пришли в себя и открыли огонь из этих ОП, занимавших более выгодное положение. Пришлось идти на штурм обоих ОП. При этом батальон понёс ощутимые потери, был убит и комбат (его заменил командир 181 отб). К вечеру все ОП были взяты, но потери были тяжёлыми - 21 убитых и 36 раненых.
   Почти параллельно с этими боями на участке 3-й тер. пбр велись дополнительные попытки, имевшие частичный успех, прорвать передний край сирийской обороны, или, как минимум, захватить плацдарм на первой оборонительной позиции сирийцев.
   В 11.00, когда Дардара была уже взята, а бой за Тель-Хилаль ещё не начался, комбриг 3 получил известие о том, что в его подчинение передаётся 17-й пб (сержантское училище (командиров отделений) пбр 1 ("Голани"); прибыл из ЦВО), для выполнения своей первоначальной задачи - захват ОП 8100 и деревни Урфия. Организация боя была краткой - заместитель комбата и командиры рот поднялись на КНП в Наби-Йеша, произвели визуальный осмотр местности и района предстоящих действий и согласовали план наступления, который был утверждён комбригом, обещавшим воздушную и артиллерийскую огневую поддержку.
   Наступление началось в 13.00. Два танковых взвода 266-го тб 37-й тбр (танки АМХ-13) и группа разграждения расчистили маршрут для дальнейшего продвижения вверх к сирийской погранично-патрульной тропе, и две роты "Голани" захватили к 14.00 ОП 8100 и восточные отроги холма, а также блокировали дорогу к деревне Ревайя. Гарнизон ОП отступил, сохранив свой боевой порядок, и сопротивление продолжалось из ОП/деревни Ревайя. Южнее третья рота захватила ОП 7190, а четвёртая - ОП 7191.
   К полудню СВО дал приказ о наращивании усилия на этом участке и ввёл в сражение 37-ю тбр, или, вернее, то, что от неё осталось. Как читатель, вероятно, помнит, 377 тб бригады был подчинён 8-й мбр севернее, так что бригада имела лишь один (266-й) тб (и ещё танковую роту вооружённую танками "Центурион" [54]) и 378-й мб. Бригада должна была подняться на Голаны по двум направлениям: первый - из Гонена на Ревайя (266-й тб), а второй - на Дарбашийя и Хафр (378-й мб на полугусеничных БТР с ротой "Цетурионов"). 3-я тер. пбр должна была подготовить маршруты для выдвижения 37-й.
   Но 266-й тб задержался (застрял) за подразделениями 3-й тер. пбр по пути из кибуца Шамир к кибуцу Лехавот ha-Башан, так что только тр "Алеф" (два взвода которой были приданы 17-му пб "Голани") начала выдвигаться на Ревайя. Выдвижение проходило по тропе в узком русле ущелья под огнём сирийских противотанковых орудий. Танки не имели никакой возможности маневрировать, и большая их часть получили попадания. Комроты ошибся в наведении ВВС, и вследствие этого самолёты атаковали другую деревню, а не ОП Ревайя. В роте осталось только 4 танка, способных двигаться, и из них - лишь один, способный стрелять. Поэтому наступление приостановилось и возобновилось лишь с подходом двух танковых взводов (из другой роты). Израильтяне атаковали противотанковые позиции сирийцев, и к исходу дня (19.00) ОП Ревайя был взят. Только тогда туда подтянулись остальные подразделения 266-го тб. Путь из Ревайя наверх был открыт. После того, как инженерно-сапёрная рота бригады расширила и подготовила дорогу к Ревайя для прохода колёсной и гусеничной техники (грузовиков, полугусеничных БТР и танков "Шерман"), туда подошли тылы бригады, и танки пополнили свои запасы боеприпасов и заправились горючим. Комбриг 37 хотел продолжать наступление и атаковать Хафр и Дарбашия, но командующий СВО не дал на это разрешения, ввиду нехватки пехоты и решил отложить продолжение наступления на этом участке до утра, хотя и не мог быть уверенным в том, что это будет возможно по причинам политического характера.
   Примерно в это же время 65-й пдб/80-й пдбр атаковал, при поддержке двух танковых взводов 266-го тб/37-й тбр (АМХ-13) и артиллерии опорные пункты деревни Дарбашия и её окрестностей (ОП 7170-а, 7171, 7175 и 7173). Комбат не имел данных о противнике и атаковал, рассчитывая лишь на наличные силы. Атака началась в 16.00. Основное сопротивление оказали расчёты 12 противотанковых орудий и нескольких миномётов, а также 2-3 танка Т-34. Танки АМХ-13 сумели достаточно быстро подавить и уничтожить их огнём с места, и сопротивление прекратилось. Было захвачено оружие и снаряжение. Комбат приказал танкам продолжать наступление в направлении Кафр-Хафр, и после двухчасового боя, в 18.30, в связи с наступлением темноты, танки остановились у подножья Хафр.
   ОП Эйн-Тина, севернее Тель-Хилаль был взят разведротой 78/3-й тер. пбр.
   После того, как подразделения 3-й тер. пбр и 65-го пдб с танковой ротой 266-го тб привели себя в порядок после боя (пдр "алеф" оставалась удерживать ОП Дарбашия), комбриг 3 предложил (а командующий СВО утвердил и дал разрешение) атаковать ОП Джалабина. Атака началась уже после полуночи, и поэтому см. о ней ниже.
   Таким образом, отвлекающие и демонстративные атаки СВО имели лишь частичный успех: наступление на Тауфик было сорвано, наступление на Дардару и Тель-Хилаль удалось - 33-й батальон закрепился на сирийском переднем крае, но понёс потери. Ещё одно наступление (в долине Бтеха, в устье реки Иордан) по непонятным причинам не начиналось вообще.
   Далее к северу от Тель-Хилаль и южнее Гонен передовые ОП были взяты, но это ещё не было прорывом.
   То есть, вопреки надеждам командующего СВО, его войскам к исходу дня не удалось "открыть" дополнительные надёжные пути для быстрого восхождения и прорыва или проникновения в глубину сирийской обороны. Как и подозревали и предчувствовали НГШ и Дадо, сирийский передний край держался, по крайней мере, на этом этапе. Но насколько прочно?
   Это станет ясно лишь к ночи на 10 июня - на направлении главного удара на северном участке фронта, где был прорыв, но лишь на тактическом уровне. Что удалось, так это демонстративные "телодвижения" в районе границы с Ливаном - по сообщениям разведки, сирийцы отвели войска ударной группировки ближе к Дамаску, опасаясь удара со стороны Ливана.
  -- Главный участок прорыва - северная часть фронта
   Как уже говорилось, главный удар наносили 8-я мбр и 1-я пбр ("Голани") - каждая на своём участке: 8-я мбр прорывала фронт от Гивъат ha-Эм (Тель-Ханзира) на Зауру, а 1-я пбр из района кибуца Дан, через Тель-Азазиат и Тель-Фахр - на Баниас. Командующий СВО замышлял вывести обе бригады к дороге Баниас - Масъаде, а оттуда выйти на рубеж Кунейтры, с тем, чтобы с одной стороны - выставить заслон в направлении Дамаска, а с другой - "свернуть" сирийскую оборону на юг, на "наковальню" 80-й пдбр и, как он надеялся, 37-й тбр [55].
  -- 8-я мбр
   К сожалению, замысел командующего СВО не был окончательно понят комбригом 8-й, который считал, что его задачей является лишь район Зауры и ближайших окрестностей, а там - или перейти к обороне, или действовать по новым указаниям и по обстоятельствам.
   Вся организация боя 8-й мбр была проведена в спешке и импровизирована в силу ряда причин. Хотя бригада, её командование и штаб выработали своё решение на бой (утверждённое командующим СВО) ещё утром, 8 июня, они в тот же день начали продумывать свои действия на другом участке (Дарбашия - Хафр) и по другим задачам (выдвижение вслед за 3-й тер. пбр. и вход в прорыв для его развития в глубину) - по указанию Дадо [56] и не выполнили дополнительных мероприятий и шагов, желательных для прорыва - более тщательное изучение местности, подробная и всесторонняя командирская рекогносцировка, налаживание взаимодействия, разыгрывание вариантов боя на картах или на ящиках с песком и т.д. Эти мероприятия были произведены, очень частично и в большой спешке уже 9 июня с утра, после получения приказа командующего СВО приготовиться к наступлению (в 07.25).
  -- 8-я мбр - боевой состав и боевая организация
   8-я мбр (командир - полковник Авраам (Альберт) Мендлер [57]) начала войну в составе ЮВО и прибыла в СВО в сокращённом составе, имея лишь один танковый (129-й) и один (121-й) мотопехотный на полугусеничных БТР батальоны. Третий батальон (мотопехотный) оставался в ЮВО. Для осуществления прорыва бригада была усилена 377-м тб [58] и, таким образом, практически была танковой. Бригада насчитывала всего 55 танков "Шерман" М-50/51 - 26 в 129 тб (в 3-х ротах) и 29 (в двух ротах) - в 377 тб. Остальные подразделения 377-го тб были переподчинены 1-й пбр. Бригада организовала 3 БТГ (+ отдельная 87-я разведрота бригады), на базе каждого из батальонов: БТГ "А" ("алеф") - 129 тб [26 танков "Шерман" М-50/51, командир - комбат подполковник Арие Даян ("Биро")], БТГ "Б" ("бет") - тр/377 тб (15 танков "Шерман" М-51) + рота мотопехоты/121 мб (командир - подполковник Амнон Хомски, комбат 377), БТГ "Г" ("гималь") - мб 121 (без роты) + тр/377 тб (14 танков "Шерман" М-51, командир - майор Арие Керен, комбат 121).
   Задачи бригады:
  -- БТГ "А" - прорыв, захват ОП Гур эль-Аскар и Наамуш, поворот на северо-восток, по направлению к Зауре, захват господствующей над ОП Зауры местности и поддержка их штурма силами БТГ "Б".
  -- БТГ "Б" - продвижение вслед за БТГ "А", штурм и захват верхних ОП Зауры, в дальнейшем - выход на шоссе Баниас - Масъаде и быть в готовности поддержать действия 1-й пбр по захвату плато Баниас.
  -- БТГ "Г" - штурмом овладевает нижними ОП Зауры.
  -- 87-я разведрота - обеспечивает действия БТГ с юга и по мере надобности продвигается вперёд.
  -- инженерно-сапёрная рота - оказывает помощь БТГ "А" в расчистке маршрута для танков.
  --
   Порядок наступающей бригады: БТГ "А", за ней - ПКП комбрига, за ним - БТГ "Б", и замыкает - БТГ "Г"
   Оперативные указания штаба СВО от 8 июня содержали требование к бригаде, быть, после выполнения задач, в готовности к развитию успеха в направлении Кунейтры. С получением первого приказа бригада выдвинулась в район выжидания для последних приготовлений.
  -- Бой 8-й мбр
   Наступление БТГ "А" (129-го тб) началось в 10.00, переход границы - в 11.30. Но то, что началось по плану и практически без потерь, включая захват нескольких ОП, превратилось, если можно так выразиться, в семичасовый кошмар: батальон сбился с пути, "проскочив" нужный поворот влево, вышел не туда, куда требовалось, атаковал в лоб укреплённые позиции, ввязался в ненужные бои, комбат был тяжело ранен, потери составили 13 убитых, 33 раненых, 24 (из 26) танка вышли из строя (8 из них - безвозвратно), два бойца были удостоены после войны высшей военной награды АОИ - орденом "За героизм" (подробное описание - см. приложение Б).
   Две остальные БТГ 8-й мбр во главе с ПКП бригады, продвигаясь за 129-м тб, повторили его ошибку и "проскочили" нужный поворот. Комбриг, заметив ошибку, не стал возвращать БТГ "А", а просто направил БТГ "Г" (121-й мб), которая еще не успела "проскочить" поворот, на нужный путь (батальон ухитрился сойти и с него) и вернулся, вместе с БТГ "Б" (377-м тб), туда и сам. Таким образом, несмотря на то, что по плану БТГ "Б" должна была двигаться первой, она оказалась в конце бригадного сильно "съёжившегося" боевого порядка, а ПКП комбрига - во главе. То есть, на этот момент, вся бригада состояла лишь из БТГ "Б" (БТГ "А" вела бой за Кала, БТГ "Г" сбилась с пути).
   Выдвижение "бригады" было быстрым, и уже в 13.40 (когда 129-й тб вёл тяжелый и медленный бой по пути в Кала), танки 377-го тб открыли огонь по заурским ОП и пошли в атаку. Весь бой за Зауру и её ОП проходил под личным командованием комбрига. Одна танковая рота 377-го тб была послана на штурм южных (нижних) ОП Зауры (хотя по плану это было задачей 121-го мб), а ПКП комбрига остался в оставленной жителями деревне, между южными (нижними) и северными (верхними) ОП. Танковая рота "прошлась" огнём и гусеницами по южным ОП, не зачищая их и продолжила наступление на ОП 9106 (на пути от служебной дороги нефтепровода к Зауре). Следует отметить, что южные ОП оборонял отряд 244-го пб/123-й пбр, который оказал упорное сопротивление БТГ "Г". Вторая рота 377-го тб, которая по ошибке направилась, ещё до завязки боя, в сторону Тель-Фахр, быстро вернулась и присоединилась к ПКП комбрига в деревне. Подоспевший к этому времени 121-й мб получил приказ зачистить деревню, перекрыть подходы к ней и на втором этапе взять верхние (северные) заурские ОП. После выполнения задачи 121 мб присоединился к комбригу в деревне, и теперь обе БТГ в полном составе были готовы к зачистке всех ОП. В это время комбриг получил сообщение, о том, что к нему выдвигается подкрепление - две пехотные роты 13-го пб/1-й пбр. Поэтому он решил, что 121-го мб с двумя дополнительными ротами будет достаточно для зачистки, а сам, с 377-м тб направился к Кала. По дороге были захвачены ОП и деревня Джбаб эль-Мис (сопротивление там было слабым) и к 18.20 комбриг с 377-м тб прибыли в Кала, где соединились с тем, что осталось от 129-го тб.
   Следует отметить, что практически весь бой 8-й мбр проходил не по плану, а в некоторых моментах (129-й тб) - даже вопреки ему. Но бригада свою задачу выполнила, хотя и не стала тем "кулаком", который хотел иметь ком. СВО для наступления на Кунейтру.
   Добавим, что не было никакой тактической связи между двумя бригадами (1-й и 8-й), штурмовавшими Голаны в непосредственной близости друг к другу. Автор этих строк считает, что причиной было отсутствие более высокого тактического уровня - дивизии. Сражение велось под непосредственным командованием и руководством штаба СВО, который занимался всем сирийским фронтом, включая второстепенные участки, а главное - подготовку и попытки "Макевет-юг" (и должен был "приглядывать" и за границей с Ливаном), а также руководить подачей дополнительных войск к фронту и ещё и ещё. Поэтому он не мог в полной мере отдать себя боевым действиям двух бригад и их координации. И это тоже было вопреки составленным и утверждённым до войны планам, по которым прорывом должны были руководить командование и штаб 36-й дивизии.
  -- 1-я пбр ("Голани")
  -- Общие замечания
  -- С оперативной точки зрения, наступление и прорыв 1-й пбр были, наверно, не обязательны, ввиду успешного прорыва 8-й мбр, после которого судьба северного крыла фронта была решена - он должен был рухнуть сам. И разведка СВО это знала, или, по крайней мере, именно так оценивала ситуацию. Военная целесообразность заключалась лишь в обеспечении северного фланга 8-й мбр.
  -- Главным же соображением было политическое - успеть овладеть как можно большей территорией до вступления в силу прекращения огня.
  -- Организация боя
   Приказ ком. СВО 1-й пбр был отдан одновременно с приказом 8-й мбр - в 7.30. Сразу после этого штаб пбр. собрал заседание для выработки/уточнения планов, и в 8.30 командиры подразделений и штабные офицеры собрались для того, чтобы заслушать приказ комбрига [59]. Подразделения бригады получили указания выдвинуться в выжидательные районы (кибуц ha-Гошрим и роща Таль).
   План бригады предусматривал проведение дневной атаки двух пб (12-го и 51-го) на полугусеничных БТР по двум направления и в три этапа, при поддержке танков и артиллерии. Третий батальон (13-й) оставался в резерве и в конце должен был зачистить военные лагеря и ОП в Баниас и на Тель-Хамра.
  -- 1-й этап - овладение Тель-Фахр, Тель-Азазиат и Хирбат а- Суэда;
  -- 2-й этап - захват Бурдж Бабил;
  -- 3-й этап - по приказу, быть готовыми к наступлению на лагеря в Баниас, на Тель-Хамра и в Эйн-Фит.
   На ОП Тель-Фахр оборонялся сирийский 187 пб/11-й пбр. По плану, его атаковал 12-й пб ("Барак" - "Молния"), комбат - подполковник Моше ("Муса") Клайн. Батальон имел три роты сокращённого состава на 18 полугусеничных БТР и роту "заин" (7-ю) 377-го тб (также уменьшенную - 9 танков "Шерман М-50").
   Численное преимущество наступающих должно было компенсировать топографическое преимущество противника и его укрепления.
  -- 12-й батальон должен был выдвинуться, вслед за 8-й мбр, по сирийской пограничной патрульной тропе, до ОП Гур эль-Аскар, продолжить оттуда по намеченному маршруту сирийского канала отвода вод истоков Иордана (далее по тексту - отводной канал) до Эйн а-Диса. От этой деревни следовало выдвигаться в восточном направлении до служебной дороги нефтепровода, а потом по этой дороге на север. Таким образом, батальон выходил к Тель-Фахр с юга, а также на господствующий над ним с востока участок местности. Атака и штурм должны были выполняться с востока на запад. После этого следовало быть готовым наступать на Баниас, Тель-Хамра и Эйн-Фит.
  -- 51-й пб (две с половиной роты пехоты на 12 полугусеничных БТР) с подразделением танков (семь танков "Шерман М-50", роты "заин" 377-го тб должен был вступить в бой после начала атаки 12-го пб . Его задачей было захватить Бахариат, Тель Азазиат и Хирбат а-Суада. В дальнейшем - атаковать лагеря и деревню Баниас, Тель-Хамра и Эйн-Фит.
  -- Резерв бригады - 13-й пб (без полугусеничных БТР) и два танковых взвода роты "вав" (6-й) 377-го тб (два других её взвода находились возле кибуца Дан и Тель Дан).
  -- Артиллерийская поддержка - 334-й миндн и 828-й адн (три батареи).
  -- Исапр бригады должна была расчистить маршрут выдвижения бригады от Гивъат ha-Эм к сирийской пограничной патрульной тропе.
   Подразделения бригады находились в районе выжидания около кибуца ha-Гошрим, пока 8-я мбр выдвигалась на своё направление для наступления.
  -- Сражение - Тель-Фахр и другие
   12-й пб начал выдвижение в 13.35, спустя около четверти часа после того, как 129-й тб 8-й мбр взял Сир а-Диб, и незадолго до того, как ПКП комбрига 8 вышел к Зауре, над Тель-Фахр.
   12-й пб прошёл по тому же пути, что и 8-я мбр, продвинулся до отводного канала и далее вдоль него на север и вышел к Эйн а-Диса (ок. 14.30). Во главе колонны шли 2 колёсных трактора, за ними четыре танка, следом - БТР комбата, а за ним две роты, задачей которых был штурм и захват Тель-Фахр - "алеф" (комроты - Аарон Варди) на семи БТР и "гималь" (комроты - Михаэль Тишби) на 6 БТР. Замыкала рота "бет" (комроты - Шломо Сегаль), задачей которой был Бурдж Бабил.
   Планом предусматривался проложить двумя тракторами [60] проход из Эйн а-Диса у дороге нефтепровода, но тракторы не сумели в силу ряда причин выполнить эту задачу. Танки ("Шерманы") "сожгли" сцепления, пробуя проложить тропу. Тем не менее, комбат решил выполнять приказ (боевую задачу), но подразделениям пришлось наступать в пешем порядке по незапланированным маршрутам и они сбились с графика. Это привело к тому, что атака на Тель-Фахр была произведена с запада и севера, с невыгодных в тактическом отношении направлений, и снизу вверх, вместо запланированного штурма с востока - с господствующего участка местности [61]. Вместе с тем, захват Зауры 8-й мбр лишил Тель-Фахр огневой поддержки. В результате штурма и ожесточённого боя, как со стороны бойцов "Голани", так и сирийцев, Тель-Фахр был взят ценой тяжёлых потерь - 31 погибших (включая комбата и многих офицеров) и несколько десятков раненых (подробное описание боя - см. приложение Г).
   Остальные подразделения бригады действовали по плану:
  -- 51-й пб взял штурмом Тель-Азазиат, ценой одного погибшего бойца и нескольких раненых (потери сирийцев, оказавших упорное сопротивление - 35 убитых и 20 пленных) и Хирбат а-Суада (без потерь), а также присоединился к штурму Тель-Фахр на последних этапах. Такой успех 51-го пб следует объяснить длительной подготовкой к захвату этого ОП - батальон тщательно тренировался и готовился к этому акту, проигрывая возможные варианты и оттачивая мастерство бойцов, каждый из которых изучал этот ОП, лежащий прямо на линии перемирия, наблюдением в течение многих дней.
  -- Разведрота была выслана с целью поддержать действия 12-го пб, приняла участие в штурме и понесла потери при выдвижении к ОП и при самом штурме.
  -- 13-й пб оставался в резерве, но две его роты приняли участие в зачистке ОП Зауры, вместе с 121-м мб 8-й мбр.
   1-я пбр выполнила свои задачи дня лишь частично - были взяты ОП переднего края, но бригада не сумела (и, практически не пыталась) подняться к Баниас и на плато. Это ещё оставалось сделать ночью и на следующий день. С другой стороны, прорыв 8-й и 1-й бригад на Голаны "вырвал клок" из сирийской обороны на северном участке фронта и открыл дорогу на восток к линии Масъаде-Кунейтра. Весь вопрос был - будет ли это возможно политически?
   Подводя итоги дня, можно с уверенностью сказать, что СВО был, несмотря на все проблемы, на верном пути, но "в подвешенном состоянии" - всё было готово к последнему рывку, но неизвестно сможет ли он состояться.
   А в это время...
  -- В верхних эшелонах командования обеих сторон...
   Не рассматривая во всех подробностях действия сирийских войск (для этого потребуется отдельная, правда не большая статья), отмечу лишь следующее:
  -- Сирийская армия НЕ вела оборонительную операцию на Голанах, а была озабочена, главным образом, организацией обороны столицы, так как опасалась, прежде всего, израильского прорыва на Дамаск. Более того, сирийская армия не вела даже сдерживающих действий на Голанах. Сирийская армия отступала к Дамаску. Другое дело, что отступление, являющееся вообще-то самым трудным видом военных действий, проводилось крайне неумело, наспех, неорганизованно, без командиров (часть которых бежала из зоны боевых действий), без планов в войсках, под непрерывным воздействием израильских ВВС. Сражались и оборонялись лишь те части и подразделения, которые либо не получили приказа на отступление, либо не имели другого выхода.
  -- Командование АОИ об этом не знало, а поэтому считало, что потребуется ещё около двух дней для того, чтобы выйти на заданный рубеж Масъаде-Кунейтра-Бутмия. А этих двух дней могло не быть в силу политических причин. Отсюда и колебания, и нерешительность, и частые изменения (отмены и возобновления) приказов и указаний. Тем более, что вечером 9 июня и в ночь на 10 июня были основания считать, что прекращение огня может войти в силу немедленно, то есть в любую минуту. Вступление в силу прекращения огня не обязательно подразумевало по понятиям ВГК АОИ полное прекращение военных действий (всегда можно оправдать кое-какие действия мерами самозащиты, обвинив сирийцев в нарушении прекращения огня), но оно не позволяло применить ВВС и особо мощный артиллерийский огонь, а, следовательно, глубокое и "размашистое" наступление могло привести к немалым потерям, которые были крайне нежелательны. Кроме того, министр обороны опасался односторонних действий со стороны СССР в поддержку Сирии, включая военное вмешательство, и не хотел рисковать.
  -- Ночь с 9-го на 10 июня
   В силу изложенных выше факторов израильские действия после прорыва 1-й и 8-й бригад, а также действий 3-й тер. пбр, носили местный характер, имея целью объединить местные прорвы и "вгрызания" на Голаны в одну сплошную, не обязательно глубокую, полосу от Банияс и до района моста Бнот-Яаков.
   Южный участок фронта оставался пока нетронутым, уже не говоря о глубине. То есть, в ночь с 9 на 10 июня сирийский фронт, с израильской точки зрения, оставался нетронутым. Командование АОИ просто не представляло себе, что весь этот укреплённый район был, практически, гнилым, если не пустым.
   Эта ночь (9-10 июня 1967 г.) была, однако, насыщена политическими событиями, главным образом - заседаниями и кулуарными переговорами в ООН и в Вашингтоне (там это были послеобеденные и вечерние часы 9 июня). СБ требовал прекращения огня и не мог добиться от Израиля согласия или даже обозначения того времени, когда АОИ прекратит боевые действия. Израильский представитель выражал согласие своего правительства на прекращение огня на основе взаимности, Сирия утверждала, что она уже отдала приказ о прекращении боевых действий, а Генеральный секретарь ООН, не зная, что делать и не имея полной картины происходящего и реальной диспозиции войск сторон на Голанах, отложил следующее заседание на утро 10 июня (по восточно-американскому времени), тем самым предоставив Израилю, как минимум, всю ночь и утро для дальнейших действий.
   Как уже говорилось, ГШ планировал лишь местные действия по объединению "пальцев" местных прорывов 1-й, 8-й и 3-й бригад в одну неглубокую полосу. Соответствующие приказы были отданы командующему СВО, который, со своей стороны, был вынужден изменить в срочном порядке направления действий всех частей, включая 45-ю мбр и 37-ю тбр: 45-я перенацеливалась теперь на Баниас, включая истоки Иордана, т.е. всё плато Баниас, а 37-я и 3-я - к северу и к югу от своих участков прорывов, соответственно. Ещё хотелось взять гребень обрыва над Кинеретом (Тауфик и севернее), но боялись, что на этот шаг уже не будет времени.
  -- 10 июня
   К утру 10 июня положение прояснилось:
      -- Стало ясно, что заседание СБ, а, следовательно, повторное и обязательное решение о немедленном прекращении огня не будет вынесено раньше полудня. Это означало, по расчётам и оценкам министра обороны, что АОИ сможет развивать наступление до 14.00, а, возможно и позднее, правда без авиационной и артиллерийской поддержки.
      -- Разведка сообщила о полном отступлении сирийской армии с Голана и о развале сирийской обороны.
   Таким образом, задача переставала быть оперативно-боевой и превращалась в проблему быстрейшего продвижения и тылового и материально-технического обеспечения. Также представлялось возможным осуществить план "Макевет-Юг" - овладение южной частью Голанских высот. Изначально назначенный конечный рубеж наступления (Масъаде-Кунейтра-Бутмия) снова стал реальной целью. Тем более, что сирийское радио заявило, что Кунейтра захвачена противником.
   Снова менялись планы и указания, снова "раскачивался маятник". Но теперь всё было осмысленно и целенаправленно.
   Даян взял на себя переговоры с генералом Одд Булем (представителем генсека ООН и главой комиссии по перемирию) и договорился с ним, что реально прекращение огня может вступить в силу к 18.00/10.6, когда наблюдатели ООН смогут прибыть на места, обозначить линию перемирия, наладить связь и т.д. Практически это произошло лишь на следующий день (11 июня).
   А пока...
   Подразделения и части АОИ устремились, уже с 6-8 часов утра, не встречая сопротивления, вглубь Голан. А начиная с 13.00 перешла в наступление и 36-я дивизия, включавшая на этом этапе 80-ю пдбр (57, 98 и 75 пдб, разведроту (73) и 71 пдб/55 пбр., как читатель, вероятно, помнит, 65 пдб 80-й пдбр действовал с 3-й тер. пбр севернее Кинерета), 2-ю тер. пбр, разведроты 55-й и 35-й пдбр, танки 181 отб СВО и взвод из 13 флотилии (боевые пловцы).
   57 пдб с танками поднялся к 14.00 на Тауфик и, не застав там противника, частью сил занял оборону в южном направлении, а остальными двинулся к северу на Кафр-Харб. Оказалось, что и этот населённый пункт оставлен. Убедившись в этом, комбриг 55 решил высадить вертолётный десант (98 пдб (три роты) и 75-я разведрота 55-й пбр, часть из них на джипах с БО) у "бутылочного горлышка" Эль-Аль, в двух км восточнее сегодняшнего израильского поселения Кфар Харув и направить передовой отряд на вертолётах для обеспечения и подготовки места дополнительного десантирования [62] у Бутмии. В дальнейшем (к концу дня и в течение ночи с 10 на 11 июня) к ним присоединились, также на вертолётах, дополнительные подразделения, включая 202 пдб/35-й пбр (ранее сражался в Газе) и другие подразделения уже "на колёсах"/гусеницах.
   В то же время 57 пдб с разведротой был направлен к югу с целью взять и зачистить ущелье р. Ярмук, что и было выполнено к концу дня.
   В 15.00 началось наступление 2-й тер. пбр (22 и 23 пб) с танками 181 отб СВО вдоль восточного берега Кинерета. Не встречая нигде сопротивления и противника, бригада продвинулась на север и к 22.10 встретилась в районе долины Бтеха (устье Иордана) с 92 пб 3-й тер. пбр, наступавшим с севера.
   А ещё севернее 37-я, 8-я, 3-я, 1-я и 45-я бригады продолжали зачистку местности, и продвигаться к Кунейтре, которая (свободная от жителей) была взята без боя ок. 14:00.
   К 18.30/10 июня всё (или почти всё) было кончено. Голанское плато было в руках АОИ. Сирийские войска отступили к Дамаску.
   10 июня на фронт прибыла и 10-я мбр (поднялась на Голан 10/18.00), а также оставшийся батальон 8-й мбр. Таким образом, израильская группировка на голанском фронте теперь насчитывала одну танковую (37-ю), три механизированные (8-ю, 10-ю и 45-ю), одну пехотную регулярную (1-ю), одну парашютно-десантную (80-ю), и две территориальные пехотные бригады (всего восемь - более трети боевого состава АОИ), а также два парашютно-десантных батальона (от 55-й и 35-й пбр) и отдельные отряды спецназа (из 269-го подразделения) и боевых пловцов (из 13-й флотилии).
  -- 11-15 июня
   11 июня уже начался отвод войск: 8-я мбр и 80 пдбр (её сменила 10-я мбр) вышли из подчинения СВО в распоряжение ГШ/ВГК, а 2-я и 3-я пбр остались, судя по всему в районах постоянной дислокации, и в принципе могли начать демобилизацию л/с.
   Таким образом, согласно приказу ОО/ГШ от 11.6, группировка СВО состояла из: 37-й тбр, 10-й и 45-й мбр и 1-й пбр ("Голани").
   11 июня министр обороны дал разрешение овладеть участками горы Хермон. По карте был выбран наиболее выгодный рубеж и 12 июня подразделение 13 пб/1-й пбр были высажены на Хермоне. На следующий день к ним присоединились дополнительные подразделения, и эти силы заняли позиции также к западу, вплоть до границы с Ливаном (кряж Дов).
   А 15 июня было официально закреплена на карте масштаба 1:50.000 линия прекращения огня как соглашение с наблюдателями ООН. Сирия подписала подобное соглашение лишь 24 июня и использовала эти 8 дней для выдвижения своих подразделений ближе к израильским передовым позициям. В конце концов, сирийская линия прекращения огня была назначена в одном километре восточней израильской. Между линиями пролегала "ничья земля".
   На этом аккорде можно закончить описание военного аспекта сражения за Голаны в Шестидневной войне 1967 г. Остаётся лишь подвести итоги и заключение.
  -- Заключение и итоги
  -- Потери АОИ
   Официальные цифры говорят о 141 убитых (имена и фамилии), из них 23 офицера, включая 6 лётчиков, и 436 раненых (из них 48 офицеров), всего 577. По другим данным число убитых составляет 140 (исследование, проведённое в командно-штабном колледже - ПУМ), 142 (при подсчёте по этапам сражения) или 149 (при подсчёте по дням, включая 8 погибших после окончания боёв, начиная с 11 июня) и даже 168 (исследование, проведённое в главном разведывательном управлении ГШ).
  -- Награды
   47 солдат (31/5) и офицеров (16/4) получили награды (т.н. ЦАЛАШ; дробь - награждёны посмертно), из них: 6/2 - награда НГШ, 18/5 - награда командующего СВО, 23/2 - награда комбрига (см. таблицу).

Награды солдатам и офицерам АОИ

Награждение НГШ

Награждение ком. СВО

Награждение комбрига

  
   Солдаты
   Офицеры
   Солдаты
   Офицеры
   Солдаты
   Офицеры
   Всего
   2
   4
   12
   6
   17
   6
   Из них посмертно
   1
   1
   3
   2
   1
   1
  
  -- Потери сирийцев
   По официальным сирийским данным потери сирийской армии составили 170 убитых и ок. 2000 раненых.
   По данным и оценкам АОИ (вкл. развединформацию), потери сирийцев составили:
  -- Убитых - ок. 450;
  -- Раненых - 2000-2500;
  -- Пленных - 365 (из них 30 офицеров);
  -- Танков и САУ - 118 (из них 35 исправных): 5 - Т-55, 15 - Т-54, 55 - Т-34, 25 - Pzkfw-IV, 15 - СУ-100, 3 - АМХ-13;
  -- 60 БТР всех марок;
  -- Орудий - 470: 64 - среднего калибра (вкл. 28 130-мм орудий), 84 тяжёлых миномётов и 250 зенитных орудий, остальные, судя по всему - лёгкие миномёты и орудия меньших калибров (57-, 76- и 85-мм);
  -- Автомашин всех типов - 1200.
  -- Выводы
   Хочу сразу оговориться.
      -- Все выводы по военным вопросам - исключительно мои, хотя, вполне вероятно, что многие из них совпадают или являются повторением существующих.
      -- Выводов по политическим вопросам я старался не делать, а лишь привожу основные, как мне кажется, существующие мнения, опирающиеся на документы, стенограммы, высказывания, послевоенные опросы и свидетельства главных действующих лиц и т.д.
  -- Политические аспекты
  -- Израиль не желал войны с Сирией вообще, считая, что она не представляет жизненной угрозы его существованию. В то же время, и, как я считаю, вполне естественно, в Израиле были круги, главным образом из среды жителей приграничных районов, желающие обезопасить себя от сирийских обстрелов и поэтому требующих от правительства решительных действий в этом направлении.
  -- Побудительные мотивы министра обороны, сначала против открытия активных военных действий на сирийском фронте, а потом - внезапно, без видимой причины и в обход всех правил и субординаций - в пользу наступления, до конца не понятны.
  -- Вся война с Сирией велась "с оглядкой" на США, ООН и СССР, отсюда колебания в политических эшелонах власти по поводу начала активных боевых действий, их продолжения и размаха, а также желательного рубежа их окончания и завершения.
  -- Впервые (и пока без повторений) имело место явление, когда гражданское лобби открыто пробовало вмешаться и повлиять на решения правительства.
  -- После войны Израиль был готов вернуть Голаны Сирии и отойти к международной границе в обмен за мир и мирный договор (решение правительства N 561 от 19 июня 1967 г. [63]; отменено 31 октября 1968 г.).
  -- Высшее военно-политическое руководство войной
  -- Все действия на сирийском фронте велись с согласия правительства и по его решению или с его разрешения. Правительство представлял министр обороны, который имел решающий голос во всём, что касалось военных действий.
  -- Впервые в Израиле был министр обороны понимающий и неплохо знающий армейский механизм и высший командный состав и имеющий опыт верховного командования во время войны. Даян обладал также личным авторитетом и харизмой. Министр не вмешивался в чисто оперативные вопросы ведения войны, но имел решающее слово при принятии стратегических решений, а также мог выдать рекомендации или советы по всем другим вопросам.
  -- Оперативно-стратегический уровень - определение конечных рубежей
   Конечные рубежи, где должно было остановиться наступление АОИ на Голане, были окончательно определены лишь в поздние утренние - ранние предобеденные часы 9 июня. До этого всё планирование в период подготовки к наступлению (5-8 июня) не определяло таких рубежей, а лишь включало первую оперативную задачу, а далее следовали слова "быть готовым к переходу к обороне" или "к наступлению в направлении...". Естественно это влияло на весь оперативный "state of mind" исполнителей, да и самого командования СВО, уже не говоря о подготовке материально-технического обеспечения и фактического детального планирования дальнейших шагов. Фактические конечные рубежи, на которых остановилась АОИ, были результатом действий и "торговли" полевых эшелонов командования с вышестоящими штабами и инстанциями.
  -- Оперативное руководство войной/сражением на сирийском фронте
  -- Генеральный штаб
  -- ГШ имел полную картину происходящего, правда не всегда в реальном масштабе времени, особенно во всём, что касалось происходящего "по ту сторону холма" и работал по достаточно чёткой процедуре по вертикали НГШ - заместитель НГШ - начальник ГОУ - оперативный отдел, а оттуда - центральный пункт управления и оперативный отдел ВВС и командующий СВО.
  -- Управление велось в форме заседаний и совещаний начальников главных управлений ГШ с НГШ и/или с его заместителем, а также совещаний планировочных групп НГШ и его заместителя. Результатами этих совещаний и заседаний были решения, исходящие в форме письменных (об этом заботился оперативный отдел) приказов, указаний, наставлений и т.п., которые рассылались исполнителям к действию, а другим - к сведению. Все эти бумаги, телеграммы и т.д. направлялись также и министру обороны, а особо важные - и в правительство.
  -- Приказы ГШ по военным действиям обычно утверждали планы командования СВО и касались, в основном, их поддержки и обеспечения "сверху" (ВВС, тыловое, разведывательное и т.п.).
  -- Северный военный округ - практическое исполнение заранее разработанных оперативных планов
  -- Ни один из оперативных планов, существовавших до начала боевых действий с Сирией ("Гарзен", "Милкахаим", "Миркахат", "Макевет") не был приведён в действие по задуманным и запланированным вариантам. То, что было сделано, представляло собой "сборную солянку" из последних трёх вышепоименованных планов, да и они осуществлялись не так, как было запланировано. Хотя и утверждается, что "все планы кончаются с первым выстрелом" (Мольтке старший), но хотя бы "первый выстрел" обычно производится по плану.
  -- В сражении за Голаны, закончившимся конечным рубежом согласно "Милкахаим" или "Макевет", ни один из этих планов не изначально не происходил по запланированному варианту, начиная от задействованных подразделений и кончая управлением и промежуточными задачами и временными рамками. С другой стороны, именно составление планов в довоенный период, их разработка и проверка на КШУ и военных играх, позволило командованию СВО менять их и их варианты в кратчайшие сроки, меняя лишь задействованные войска и их участки, промежуточные цели и задачи, временные рамки и т.д., всё это благодаря знанию и пониманию местности и её проблематики и противника. Но всё имеет свою цену. В ту минуту, когда штаб СВО знал и понимал ситуацию и свои намерения и задачи, а некоторые исполнители были введены в курс дела лишь в последнюю минуту, нарушились взаимопонимание и "общий язык", что имело отрицательные последствия (имеются в виду действия 8-й мбр).
  -- В конце концов, получилось следующее:
  -- 1-я пбр ("Голани") практически действовала по плану "Миркахат" - шла на захват района Баниас, для чего была вынуждена вести бои за Тель Фахр и Тель Азазиат.
  -- 8-я мбр действовала вместо запланированной 37-й тбр и, естественно, не имела той подготовки и того взаимопонимания с командованием, как та.
  -- обе бригады НЕ действовали в рамках того же оперативного замысла, под единым и чётким и твёрдым командованием (прорыв 8-й мбр не нуждался в действиях 1-й пбр - сирийские позиции на участке последней рухнули бы сами после прорыва). С другой стороны, влияние действий 8-й мбр на действия "Голани" были лишь второстепенные. То есть, не было дивизионного сражения, а были лишь отдельные бои бригад (и, как читатель увидит ниже - даже батальонов). В связи с этим, командующий СВО утверждал после войны, что он задействовал 1-ю пбр согласно "Миркахат", главным образом потому, что хотел захватить как можно больше важных участков местности как можно быстрее, в силу надвигающегося прекращения огня, а не в силу чисто оперативных соображений.
  -- Северный военный округ - управление
   Главной проблемой управления СВО было отсутствие как минимум, ещё одного (желательно было бы, даже двух) штабов дивизий - для управления и координации боевых действий на северном и на северно-центральном участках фронта. Это привело к тому, что начальник штаба СВО был вынужден создать свой отдельный и импровизированный передовой КП и с него руководить боевыми действиями четырёх бригад - двух (1-й и 8-й) на северном участке и двух (37-й и 3-й) на северно-центральном (на южном участке фронта действовали штаб и командир 36-й дивизии). Естественно, что в такой ситуации, исполняя одновременно обязанности начальника штаба округа, полковник Дан Ланнер не был в состоянии полностью "отдаться" командованию, тем более, что его импровизированный штаб не имел для управления ни нужных навыков, ни достаточных и квалифицированных сил и средств (связь, разведка, направленцы и т.д.). Таким образом, управление и координация были, как мне кажется, совсем не простыми, и действия 8-й и 1-й бригад (Заура - Кала и Тель-Фахр) не были связаны между собой, как единое цело, да и задним числом, вряд ли была в этом нужда (непонятно лишь, знали ли об этом руководители и исполнители на тот момент).
  -- Тактическое звено
  -- В армии существует поговорка: "там, где срываются планы, действует героизм" (на иврите говорят коротко: "здесь будет/было много награждений"). Эта поговорка полностью себя оправдала в героических боях за Тель-Фахр и за Калу. Бой за Калу не предусматривался вообще, за Тель-Фахр - шёл не по плану. Первый - из-за ошибки в ориентировании на местности, а второй - из-за неправильной оценки возможностей лёгких колёсных тракторов проложить тропу к служебной дороге нефтепровода. Вследствие этого командиры и подразделения были вынуждены действовать не по планам, а сообразно с новообразовавшейся ситуацией. Это обычно приводит (и действительно привело) к бОльшим потерям. С другой стороны бойцы и командиры проявили мужество, умение импровизировать на местности, а главное - упорство в достижении поставленных целей и задач и в выполнении полученных приказов.
  -- Командиры бригад руководили и командовали вверенными им подразделениями достаточно умело и чётко, учитывая ту картину боя, которая была в их распоряжении или которую были в состоянии получить. Узнав о трудностях, они тут же, в пределах того времени, которое у них было и условий местности, вмешивались в сражение, беря на себя личное командование боем батальона (комбриг 8, Заура), или посылая подкрепления, снимая подразделения с других участков (комбриг 1, Тель-Фахр).
  -- С другой стороны, бригадных боёв, когда батальоны действуют взаимосвязано, для выполнения задач, объединённых общей целью, тоже не было. Батальоны 8-й бригады действовали разрозненно, а Кала и Заура не являлись единым звеном обороны. Да и подразделения 1-й бригады действовали при прорыве "каждый за себя" - Тель Фахр и Тель Азазиат были отдельными единицами, и захват одного не влиял на "поведение" другого.
  -- Сирийская армия
   Как уже говорилось, в этом обзоре не рассматривались и не анализировались действия сирийской армии. Поэтому приведу лишь следующие замечания:
  -- Сирийская армия была гораздо менее боеспособна, и её уровень был на много ниже, чем АОИ, и обе стороны это знали. Низкий уровень сирийской армии имел свои причины как в низком общем интеллектуальном уровне сирийского солдата и сержанта, так и в офицерском корпусе, где назначения и продвижения офицеров, особенно высшего звена, зависели не столько от их профессиональных качеств, сколько от верности "партии и правительству".
  -- Сирийский командный состав не умел оперативно реагировать и менять планы и действия по ходу боя или сражения, уже не говоря о кампании в целом. С другой стороны сирийские солдаты и офицеры могли быть упорны в обороне, ... пока всё шло по планам и разыгранным или предвиденным заранее вариантам. В сирийской армии не предусматривалась и не приветствовалась (мягко выражаясь) личная инициатива.
  -- Связь, управление, оперативное реагирование на высшем уровне на изменения были ахиллесовой пятой всей сирийской военной системы. А главной заботой ВГК (президента, правительства и ГШ) было удержание власти. Поэтому неудивительно, что сирийская армия опасалась, прежде всего, прорыва АОИ к Дамаску, а удержание Голана стояло на втором месте.
  -- В силу всех этих причин, а также разгрома Иордании и Египта, сирийское верховное главнокомандование приняло, уже в ночь с 5 на 6 июня решение перейти к обороне, а спустя два дня - решение на отступление к Дамаску и организацию обороны столицы.
  -- Как уже говорилось, сирийская армия не оборонялась и даже не вела арьергардных боёв на отступление. В силу приказа на отступление, не имея на это планов, не умея действовать не по планам, под непрерывным воздействием израильской авиации, слухов о разгроме союзников - сирийская армия БЕЖАЛА.
  -- Трудно сказать, как бы выглядело сражение за Голаны, останься сирийская армия на месте. Можно сказать лишь, что в этом случае АОИ могла пролить много крови и потратить много времени (которое вряд ли было бы предоставлено) для того, чтобы прорвать сирийские позиции и выйти на назначенные рубежи. Да и неизвестно, дал бы министр обороны соответствующие приказы или разрешение на наступление в этом случае. Ведь, по словам самого Даяна, он изменил своё мнение утром 9 июня именно в силу сообщений о бегстве сирийской армии, жителей Голана и развале сирийской обороны.
  -- Приложение А - карты и схемы
   Примечание автора: поскольку создание и обработка карт - это длительный и нудный процесс (во всяком случае, для меня), а с другой стороны - жаль задерживать из-за этого публикацию всей работы, я решил для начала приложить лишь самые необходимые (по моему мнению) карты, а публикацию остальных (расширенная версия) отложить до лучших времён. Существующие карты выделены жирным шрифтом. Все остальные будут опубликованы только в расширенной версии.
  -- Список карт:
  -- ТВД - Голаны и прилежащая часть восточной Галилеи (1: 250.000).
  -- Демилитаризованные зоны и спорные сельскохозяйственные обрабатываемые участки (карты от А до Ж).
  -- Сирийский план отвода вод притоков и истоков р. Иордан.
  -- Голаны - разрез, демонстрирующий разницы высот.
  -- Израильский план стратегического оборонительного развёртывания - "Садан" ("Наковальня") - северный фронт.
  -- Наступательный план АОИ "Гарзен" ("Топор").
  -- План активной обороны - "Миркахат" ("Мешанка").
  -- Наступательный план "Милкахаим" ("Клещи").
  -- Сирийский оборонительный план "Джихад" 1, 2, 3 (три карты - А - В).
  -- Сирийский наступательный план "Нацр" ("Победа").
  -- "Макевет" ("Молот", "Кувалда").
  -- Сирийская армия - диспозиция на 24.5.1967.
  -- Сирийская армия - диспозиция на 4-5.6.1967.
  -- Диспозиция АОИ на сирийском фронте - 5.6.1967.
  -- Сирийская армия - диспозиция на 5.6.1967.
  -- Перегруппировки сирийских войск на Голанах - ночь 5 - 6.6.1967 (1:250.000).
  -- 6.6.1967 - неудачные сирийские атаки в районе Дан и Ашмура.
  -- Отступление сирийских войск с Голан - 6-7.6.1967.
  -- Планы СВО на 7.6.1967.
  -- "Большое наступление" - планы "Макевет-Юг и "Макевет-Север" + "Милкахаим".
  -- Оборона Голана.
  -- Действия АОИ 9-11.6.1967 - общая картина.
  -- Неудачные действия АОИ южнее оз. Кинерет - 9.6.1967.
  -- Наступление АОИ на центральном участке фронта 9.6.1967.
  -- Действия 8 мбр - 9.6.1967.
  -- Действия 1 пбр ("Голани) - 9.6.1967.
  -- Бой за Тель Фахр - 9.6.1967.
   0x01 graphic

Условные тактические обозначения.
     
   0x01 graphic

ТВД - Голаны и прилежащая часть восточной Галилеи (1: 250.000).
     
   0x01 graphic

Сирийский план отвода вод притоков и истоков р. Иордан.
  
   0x01 graphic

Израильский план стратегического оборонительного развёртывания - "Садан" ("Наковальня") - северный фронт.
     
   0x01 graphic

План активной обороны - "Миркахат" ("Мешанка").
     
   0x01 graphic

"Макевет" ("Молот", "Кувалда").
  
   0x01 graphic

Действия АОИ 9-11.6.1967 - общая картина.
     
   0x01 graphic

Наступление АОИ на центральном участке фронта 9.6.1967.
     
   0x01 graphic

Действия 8 мбр - 9.6.1967.
  
   0x01 graphic

Действия 1 пбр ("Голани) - 9.6.1967.
     
   0x01 graphic

Бой за Тель Фахр - 9.6.1967.
  
  -- Приложение Б - принятые сокращения
  -- ВО - военный округ;
  -- СВО - северный военный округ;
  -- АОИ (= ЦАХАЛ) - Армия Обороны Израиля;
  -- ВВТ - вооружение и военная техника;
  -- ГШ - генеральный штаб;
  -- НГШ - начальник ГШ;
  -- МО - министерство обороны, министр обороны;
  -- ПМ - премьер-министр;
  -- ГОУ - главное оперативное управление (ГШ);
  -- ГРУ - главное разведывательное управление (ГШ);
  -- ТВД - театр военных действий;
  -- БД - боевые действия;
  -- штадив - командование и штаб дивизии, вкл. штатные дивизионные подразделения (боевое и тыловое обеспечение);
  -- штабр - штаб бригады;
  -- штап - штаб (командование) полка;
  -- див. - дивизия;
  -- бр. - бригада;
  -- тбр - танковая бригада;
  -- пбр - пехотная бригада;
  -- мбр - моторизованная (механизированная) бригада;
  -- пд - парашютно-десантный (пдбр., пдб, пдр - бригада, батальон, рота - соответственно);
  -- тер. - территориальная (территориальной обороны);
  -- рез. - резервный (-ая);
  -- рег. - регулярный (-ая);
  -- НГ - национальная гвардия;
  -- б - батальон (б-н);
  -- тб - танковый б-н;
  -- пб - пехотный б-н;
  -- мб - моторизованный (механизированный, мотопехотный) б-н;
  -- о - отдельный (-ая), например отб - отдельный тб;
  -- и/б - истребитель-бомбардировщик;
  -- дн - дивизион;
  -- миндн - миномётный дивизион;
  -- артдн - артиллерийский (пушечный/гаубичный) дивизион;
  -- зендн - зенитный дивизион;
  -- ЗА - зенитная артиллерия;
  -- САУ - самоходно-артиллерийская установка;
  -- СГ - самоходная гаубица;
  -- СУ - самоходная установка;
  -- р - рота;
  -- тр - танковая рота;
  -- пр - пехотная рота;
  -- в - взвод;
  -- пв - пехотный взвод;
  -- тв - танковый взвод;
  -- ПКП - передовой командный пункт (подвижный); включает несколько БМ (от 1-3 в роте и батальоне, до 3-5 в бригаде); в пешем бою, до батальонного уровня - группа из нескольких сержантов и младших офицеров, помогающая командиру роты/батальона (связист, посыльный, офицер-оперативник, артнаводчик);
  -- БТГ - батальонная (боевая) тактическая группа;
  -- БМ - боевая машина (танк или БТР);
  -- исапр - инженерно-сапёрная рота;
  -- исапб - инженерно-сапёрный батальон.
  -- Приложение В - бой 129 тб 8 мбр за Кала
   Приказ о начале атаки был отдан в 10.00, и БТГ "А" начала выдвижение. Во главе колонны танков шла разведгруппа на джипе и полугусеничном БТР с бойцами из разведроты. Группу возглавлял командир разведроты майор Гавриэль Мокеди и в ней были капитан Дан Бонэ, из местных, хорошо знавший местность, и ещё несколько бойцов и офицеров.
   Уже по пути из района сосредоточения к исходному рубежу два танка застряли в силу технических неисправностей (застряли также два танка из БТГ "Б"), и весь батальон подвёргся артобстрелу. Танкам он не причинил вреда, но БТРы получили попадания, и появились первые жертвы. Была запрошена поддержка авиации, которая немного умерила пыл сирийцев, но артобстрел, хотя и ослаб, не прекращался. В 11.30 БТГ "А", имея 24 танка, пересекла границу и, как было запланировано, двинулась по сирийской погранично-патрульной тропе на юг, к ОП Гур эль-Аскар, который прошла (смяла) в 12.05, и далее к ОП Наамуш (он был также смят в 12.20) и продолжал выдвигаться по тропе. Тропа шла низом, среди валунов и между минными полями, развёртывание было невозможным, и местность не просматривалась. По дороге потеряли ещё один танк (опять техническая неисправность), но передвижение продолжалось, несмотря на артиллерийский огонь, и шло в достаточно высоком темпе. По пути застрял БТР разведгруппы, и проводник пересел в джип. Остальные бойцы экипажа продолжали в пешем порядке. По плану на каком-то этапе следовало свернуть влево (на северо-запад), и возник спор между проводником и командиром разведроты - продолжать двигаться на юг или сворачивать. Батальон продолжил движение на юг, вышел к ОП Эль-Акеда, захватил его, потерял ещё один танк (получил попадание, позднее экипаж сумел вернуть его в действие своими силами и присоединиться к ПКП комбрига), и повернул на восток к служебной дороге, идущей вдоль нефтепровода. Путь пролегал под ОП Сир а-Диб. Здесь тропа разделялась: один путь на юго-запад (более лёгкий) шёл вверх по обрыву, через несколько более мелких ОП, и Сир а-Диб и оттуда к ОП и к деревушке Кала на верхнем краю обрыва, а другой - на север, к служебной дороге нефтепровода и к Зауре. Путь к Кала был, как уже говорилось, хорошо защищён и преграждён противотанковыми заграждениями (кубы из бетона). Весь этот оборонительный район, состоявший из ротных и взводных ОП, поддерживался танковой ротой (или усиленным взводом) Т-34 и СУ-100 из 265 тб/11-я пбр, а за ним находилась поддерживающая артиллерия.
   До сих пор комбат был уверен, что он на верном пути и что населённый пункт наверху - это и есть Заура. Пять танков, с комбатом, выдвинулись перед джипом и открыли огонь по ОП Сир а-Диб и по деревеньке, считая, что это Заура (в действительности это была Кала). Из ОП вёлся сильный ответный огонь из танков и крупнокалиберных пулемётов. Комбат запросил артиллерийской поддержки и получил ответ, что по Зауре уже ведётся огонь. Не увидев разрывов снарядов, он понял ошибку, но не сообщил о ней остальным. К этому времени боевой порядок был уже нарушен, так же, как и радиосвязь в сети батальона. Сам комбат был легко ранен. Несмотря на то, что он понял ошибку, комбат решил продолжать атаку и в 13.15 доложил (по радиосети бригады), что Сир а-Диб взят, и что он продолжает наступление на Кала. Батальон продвигался вперёд без авиационной поддержки, под артиллерийским огнём сирийцев, неся потери. Правда, поддерживающая артиллерия АОИ вела огонь по ОП Кала и по позициям артиллерии в его тылу. В это время, уже после взятия Сир а-Диб, комбат был ранен вторично, на сей раз серьёзно [64], и был вынужден эвакуироваться. Перед эвакуацией он передал командование батальоном командиру головной роты, но приказ об этом до комроты не дошёл, и он даже не знал о ранении и отсутствии комбата. Поскольку связь батальона велась в радиосети комбрига, о ранении стало известно командиру разведроты, он принял командование на себя и решил отменить наступление на Кала и вернуться, чтобы наступать на Зауру, но через несколько минут был убит. Тогда, действительно, командование батальоном перешло к командиру головной роты - старшему лейтенанту Натанъэлю (Нати) Горовицу, который, не имея ни карт, ни связи и не зная местности, был вынужден вести батальон вперёд.
   К этому времени ПКП бригады, который шёл во главе остальных подразделений за передовым батальоном, вышел к Сир а-Диб и к служебной дороге нефтепровода. Комбриг понял ошибку Биро, но решил дать батальону продолжать наступление на Кала, а сам повёл остальные подразделения бригады служебной дорогой на Зауру.
   129 тб продолжал медленное продвижение вперёд под огнём артиллерии, танков и СУ противника. К этому времени в батальоне осталось лишь 14 танков. Ослабленные роты теряли связь друг с другом, а характер местности не позволял им развернуться по сторонам тропы. На каком-то этапе танки были вынуждены сгрудиться вместе под огнём из-за противотанкового препятствия (снова кубы из бетона), и 3 из них были подбиты. В 15.30 11 танков преодолели препятствие, но были подбиты ещё 4 танка. К этому моменту батальон практически перестал существовать как таковой, оставалось лишь 7 отдельных танков (из разных рот) под одним командиром.
   По радиосети бригады Нати был предупреждён о том, что 7 сирийских СУ-100 выдвигаются по дороге из Уаст (3 км южнее) на Кала. То были боевые машины 265-го сирийского тб, того самого, который атаковал 6 июня кибуц Дан. Теперь этот батальон должен был контратаковать в районе Тель Азазиат и Хафр, но в 14.46 получил приказ атаковать силы АОИ, наступающие на Кала. Нати опасался этой контратаки, но он не знал, где находится дорога, по которой идут сирийские СУ. Поэтому он решил занять господствующие позиции в самой деревне.
   Отряд танков (иначе его нельзя назвать) вошёл в деревню ок. 16.45, и уже там были подбиты ещё 4 танка. Остальные начали маневрировать между домами, чтобы выявить стреляющие по ним сирийские танки. Был подбит ещё один "Шерман". Теперь экипажи последних подбитых четырёх танков действовали в качестве пехоты, зачищая дома и траншеи. Оставшиеся два танка были заняты тем, что пробовали увернуться от сирийских СУ и пехоты, получая поддержку с воздуха. Бой продолжался около полутора часов. Около 18.30, когда уже стемнело, к Кала подошли с севера подразделения 377-го тб во главе с комбригом и соединились с тем, что ещё 7 часов перед этим было 129-м танковым батальоном.
   Потери батальона составили 24 танка [65] (из 26), 8 из них - безвозвратно, 13 убитых и 33 раненых, включая командира батальона. Двое бойцов - сержант Шауль Варди и старший лейтенант Натанъэль (Нати) Горовиц были после войны награждены орденами "За героизм" (высшая воинская награда в Израиле).
  -- Приложение Г - бой за Тель Фахр
   Как уже говорилось, 12-й пб не смог выйти на служебную дорогу нефтепровода, а поэтому комбат принял решение атаковать с запада и с севера - снизу вверх, что называется "в лоб".
   Следуя этому решению, батальон, во главе с тр "заин" продолжил выдвижение к северу, прошёл минное поле, тянущееся от Тель-Фахр на запад и вышел к дороге (тропе) от Тель-Фахр к Бурдж-Бабил. На Бурдж Бабил была послана рота "бет", которая овладела им практически без боя (там была лишь одна позиция с четырьмя сирийцами) и позже присоединилась к бою за Тель-Фахр.
   Рота "алеф" батальона атаковала в пешем порядке, в жару, двумя подгруппами: одна (12 бойцов) ворвалась в южную (простреливаемую с севера) часть ОП, а другая - атаковала его северную часть.
   "Южная" подгруппа зачистила траншеи и огневые точки, но при попытке штурмовать северную часть ОП, в помощь "северной" подгруппе, почти все бойцы были убиты или ранены, включая комроты (на ногах оставалось лишь трое без боеприпасов). Те, кто мог двигаться вернулись в траншеи, помогая остальным.
   Одновременно "северная" подгруппа атаковала, тоже с запада, северную часть ОП, но её бойцы наткнулись на сильное сопротивление, понесли потери и не смогли выбраться из траншей для дальнейших действий.
   Одновременно комбат и офицер-наводчик артиллерии ворвались в ОП (непонятно, были ли с ними ещё солдаты, связист, например) и сумели продвинуться к его центральной части. Там комбат был убит. В то же время заместитель комбата с ротой "гималь" сделали попытку прорваться на БТР-ах к комбату, но БТРы не смогли преодолеть подъём. Заместитель комбата приказал повторить попытку - на сей раз в пешем порядке, но в это время был убит комроты "гималь", да и оказалось, что рота (или та её часть, которая шла в атаку) слишком малочисленна и не имеет средств прорыва колючей проволоки (заборы и "спираль Бруно"). Заместитель комбата вернулся вниз к БТР-ам, чтобы поднять в атаку остальных, но оказалось, что многих бойцов не хватает. К тому же он был ранен и командование ротой "гималь" принял на себя заместитель комроты "алеф", который, судя по всему, "откололся" от "северной" подгруппы своей роты, застрявшей в северной части ОП. Он (заместитель комроты "алеф") и повёл БТР-ы роты "гималь" с бойцами в обход ОП с севера с тем, чтобы штурмовать его с тыла. На каком-то этапе к ним присоединилась рота "бет", вернувшаяся после бескровного взятия ОП Бурдж-Бабил.
   Читатель может задать резонный вопрос: а что с танками? Ответ простой - практически все были подбиты как огнём с Тель-Фахр, так и (главным образом) с Тель-Азазиат и с Эйн-Фит и серьёзной роли не сыграли.
   Комбриг, понявший, что батальон затрудняется захватить ОП (но ещё не уяснив себе всей проблемы) отдал приказ разведроте, находящейся на служебной дороге нефтепровода южнее Тель Фахр, поддержать батальон и атаковать ОП с востока. После некоторых недоразумений, разведрота подошла к восточному входу в ОП, где её командир встретился с замкомроты "бет", обошедшей ОП с севера. Вдвоём (возможно, что с ними были ещё бойцы) они зачистили центральную траншею, после чего комразведроты поспешил отрапортовать по рации о взятии ОП. Но сирийцы возобновили прицельный огонь из северной части ОП, причём погиб один из офицеров бригады в звании майора, прибывший во главе группы для эвакуации раненых. После чего бойцы разведроты ворвались в северный ОП и зачистили его. Остатки сирийского гарнизона сдались в плен.
   Примечание: Из всех описаний боя создаётся впечатление, что какая-то часть бойцов батальона (из рот "бет" и "гималь") в бою практически не участвовала. То есть, они были под огнём, кто-то был даже убит или ранен, но большая их часть не атаковала и в траншеи не входила. Возможно, что причиной этому была гибель/ранения наиболее инициативных и занимающих основные должности командиров, так, что некому было отдавать нужные приказы, возможно, что кто-то и "сломался" и этим подал неправильный пример остальным. Но факт остаётся фактом. Основную тяжесть боя вынесла на себе рота "алеф". Она же понесла наибольшие потери. Пострадала и рота "гималь" (но меньше).
   Всего в бою погибли 31 солдат и офицеров [66], включая комбата (п/плк Моше ("Муса") Клайн).
  -- Примечания
  -- В 40-х годах на территории французского мандата образовались два государства - Сирия и Ливан, а на территории британского - ещё в 20-х годах тоже два (Ирак и Трансиордания). В 1948 г. было образовано третье государство - Израиль. Четвёртое - арабское - государство (Палестина) не состоялось.
  -- Три зоны, с общей площадью 170 кв. км: северная (окрестности кибуца Дан), центральная (окрестности кибуца Хулата) и южная (восточный берег Кинерета - кибуцы Эйн-Гев, Тель-Кацир Мааган, hа-Он). И главная, скорее символическая, деталь - северный и северо-восточный берега Кинерета, (к северу от кибуца Эйн-Гев), где 10-ти метровая (в глубину) береговая полоса официально была израильской, но, практически, находилась под огнём стрелкового оружия сирийских постов, и израильтяне не могли там находиться. См. также карты.
  -- Террористы проходили подготовку и имели базы в Сирии. Сами операции исходили из Ливана и из Иордании.
  -- До 1970 г. (приход к власти Хафеза Асада) в Сирии почти ежегодно происходили военные перевороты и соответственно менялись правительства.
  -- 1) Спикеру египетского парламента (Анвар Саадат) во время его майского визита в Москву; 2) по каналам разведки (резидент КГБ/ПГУ в Каире своим египетским коллегам); 3) по каналам МИДа (посол СССР в Каире египетскому министру иностранных дел). От своего имени могу добавить, что причина этого предупреждения неизвестна до сих пор. Зам. главы резидентуры КГБ/ПГУ в Каире (Л. Шебаршин) утверждает, что КГБ имел "сырую" и непроверенную информацию о сосредоточении израильских войск вблизи сирийской границы, и он чувствовал, что его долгом было передать эту информацию своим "египетским друзьям". Сотрудники института военной истории МО РФ, с которыми автор этих строк беседовал, утверждают, что вообще никакой информации и документов на этот счёт они не нашли. По их словам, СССР не был тогда заинтересован в войне на Ближнем Востоке, т.к. компетентные круги считали, что арабы потерпят поражение.
  -- 37-я, 70 танков (26 "Шерман" и 44 АМХ-13 на 5.6) + 28 "Шерман" (377 тб) и 15 "Центурион" (дежурная рота), оставшиеся на голанском направлении, когда бригада была направлена на иорданский фронт. Итого в бригаде на 5.6 - 113 танков. На 9.6 - 53 в подчинении бригады, а остальные 60 переподчинены другим частям, (1-я пбр и 8-я мбр - см. прим. 8).
  -- 181 отб, 44 танка "Шерман" М-1, использовался поротно для поддержки пехоты.
  -- 8-я мбр. оставила один из своих батальонов в ЮВО, но получила 377-й тб 37-й тбр (2 роты), так что практически была танковой (129-й и 377-й тб и 121 мехбат).
  -- 65 танков "Шерман" М-51 и М-50 на 5.6. После боёв на иорданском фронте - вероятно, меньше.
  -- Сирийская армия того времени не имела дивизий постоянного состава, а лишь три командования "групп бригад" - 12, 35 и 42. Это не были штабы дивизий в полном смысле этого слова, но по идее они должны были координировать действия подчинённых им бригад и других частей и подразделений. В дальнейшем будут именоваться "дивизии" или "группы бригад".
  -- По некоторым источникам было четыре штадива (Ш. Голан. "Война на три фронта").
  -- В сирийской пехотной бригаде (кроме резервных 2-ой очереди) было три пб, один тб и один артдн. В танковой - один артдн. Мбр. была организована как пехотная, но на БТР.
  -- Разведка СВО ошибочно считала, что у сирийцев 2 мотопехотные бригады, и соответственно на одну пехотную бригаду меньше.
  -- Ш. Голан в "Войне на три фронта" утверждает, что было всего 15 бригад, из них: регулярных пехотных - 5, полурегулярных пехотных - 1, резервных - 6, танковых и механизированных - как и ранее (2 и 1 соответственно).
  -- Все остальные сирийские войска были сосредоточены между Голанами и Дамаском и вокруг него.
  -- Сирийский танковый парк имел очень разнородный состав: Т-34, Т-54, Pzkfw-IV, AMX-13, а также САУ/штурмовые орудия СУ-100 и StuG-III. Расклад танков был следующим: северный участок фронта - 42 танка (8 Pzkfw-IV, 29 Т-34, 5 СУ-100), центральный участок - 94 танка (7 АМХ-13, 10 СУ-100, 22 Т-54, 44 Т-34, 11 Pzkfw-IV), южный участок - 65 танков (11 Pzkfw-IV, 7 Т-54, 10 СУ-100, 37 Т-34).
  -- Остальные два - это Хацбани (Снир) и Айюн (по-арабски - Дардара).
  -- Так на Ближнем Востоке принято называть представителей народов Северного Кавказа, бежавших в период "кавказских войн России" в 19 столетии (восстание Шамиля) и получивших приют в турецкой империи.
  -- Из восьми рот, которые постоянно находились на боевом дежурстве вдоль ВСЕХ границ. Остальные шесть распределялись поровну (три и три) между ЦВО и ЮВО [см. Хаим Надель, "Между двумя войнами, 1967-1973 гг.", "Маарахот" и изд. министерства обороны, 2006 г. (иврит)].
  -- В описываемый период и до недавнего времени называлось Главное Управление ГШ. Собственно оперативным планированием занимался ОО - оперативный отдел ("махлака"), впоследствии - управление ("хатива").
  -- Правда, ещё оставались незначительные количества вооружения периода французского влияния и закупок вооружений после ВМВ.
  -- В русской транскрипции - "Насер".
  -- Командир - генерал Эльад Пелед.
  -- Командующим СВО был, как известно, генерал Давид Эльазар ("Дадо"), в прошлом командующий танковыми войсками, а впоследствии (с 1972 по 1974 гг., включая войну Судного дня) - НГШ. После ВСД, вследствие выводов комиссии Аграната, которая обвинила его в неготовности АОИ к этой войне, был вынужден подать в отставку. Умер от инфаркта во время игры в теннис в возрасте 51 года в 1976 г.
  -- Как исходит из дальнейшего описания боевых действий и боевой организации подразделений, в 377-м тб этой бригады было 4 роты по 14-16 танков в каждой. Судя по всему, две из них успели повоевать на иорданском фронте.
  -- Были атакованы: ротный опорный пункт в Бейт-Йерах (юго-западное побережье Кинерета), плотина на р. Иордан (неподалёку), полевой аэродром в Мегидо, кибуц Эйн-ha-Мифрац и предприятие "Милуот" вблизи кибуца (ГШ полагал, что целью были нефтеперегонные предприятия под Хайфой), дом отдыха при кибуце Кфар а-Хореш [ГШ считал, что целью был штаб СВО в Нацерете (по-русски - Назарет)], мошав Арбель, тыловая база погранвойск Цальмон и арабская деревня Илабун, кибуц Мисгав-Ам. Результаты были несерьёзные (несколько раненых, незначительный материальный ущерб).
  -- Фактически и физически передача обеих бригад 36-й дивизии задержалась, в связи с ожиданием сирийского широкомасштабного наступления 5-го или 6-го июня. 1-я пбр ("Голани"), а практически, штабр, бригадные подразделения и два пб (17-й/сержантское училище (курс командиров отделений) и 12-й), из четырёх, перешли к 36-й дивизии лишь вечером 6-го июня. 51 пб был передан в подчинение 3-й тер. пбр, а 13 пб - в резерв СВО.
  -- Дмейр, Сайкал, Мардж-Риал (запасной аэродром к югу от Дамаска), Дамаск и Т-4 (Тадмор).
  -- Один из сирийских источников приводит следующие данные о потерях сирийских ВВС в шестидневной войне: МиГ-21 - 33, МиГ-15/17 - 23, Ил-28 - 2, вертолёты Ми-4 или Ми-6 - 3, итого - 61 ЛА (58 самолётов и 3 вертолёта). Кстати, тот же источник утверждает, что на 5 июня Сирия имела всего 75 самолётов и 60 летчиков (ср. с данными в этой статье).
  -- Для не израильских читателей: речь идёт об одном из зданий бывшей таможни между территориями британского и французского мандатов (с 1944 г. - между территорией британского мандата и Сирией) восточнее моста Бнот-Яаков на главном шоссе в Кунейтру, а оттуда - в Дамаск. До сих пор сохранились развалины обоих зданий - британского (нижнее) и французского (верхнее).
  -- Повреждённый мост сыграл также отрицательную роль в израильском наступлении спустя три дня (9 июня).
  -- Тель, на иврите - курган, холм
  -- 12-й и 13-й пб "Голани", также на полугусеничных бронетранспортёрах сосредоточились у кибуца Амиад в готовности контратаковать в направлении моста Бнот-Яаков и/или устья р. Иордан.
  -- Седьмая буква алфавита иврит. В АОИ батальоны имеют номера воинских частей (а некоторые - даже имена/названия), а роты обозначены буквами, от "алеф" и далее. В бригадном "исчислении", обычно роты одного батальона - обозначаются первыми тремя буквами, роты другого - следующими тремя, и так далее. То есть, рота "заин" ("седьмая") - это "первая" в "третьем" батальоне.
  -- Судя по всему, вторая рота тоже атаковала в сопровождении взвода танков. Так что, практически, в атаке приняла участие лишь одна танковая рота - по взводу - с каждой из двух пехотных рот и взвод огневой поддержки.
  -- В списках погибших на сирийском фронте солдат АОИ за 6 июня нет никого из кибуца Дан, но упомянуты поименно 5 погибших - двое в кибуце Дафна и трое - на Тель Дан.
  -- По решению зам. НГШ сирийское направление получило наиболее низкий приоритет авиационной поддержки.
  -- В 20.35 министр обороны заявил НГШ, что "правительство приняло решение не переходить границы с Сирией. Демилитаризованные зоны должны быть аннулированы". Командующий СВО хотел начать операцию по занятию этих зон, в надежде расширить её "по ходу дела" с переносом боевых действий на собственно сирийскую территорию. Но и он понимал, что сил у него для этого нет - пока. В то же время заместитель НГШ уже начал обдумывать и частично даже планировать переброску войск с египетского фронта - 8-ю мбр. То есть, налицо, казалось бы, несоответствие: с одной стороны 1-я пбр (правда не вся) отправляется на иорданский фронт, 37-я тбр - воюет там же, а одновременно обдумывается усиление СВО с другого направления. Мне кажется, всё-таки, что это не так. ГШ обязан продумывать не один, а два, и более, шагов вперёд, в предвидении развития событий. В данном случае мы видим, что заместитель НГШ считал, что рано или поздно (а скорее, рано, ввиду международной ситуации) будет принято решение атаковать Сирию, и хотел быть готовым к такому повороту событий. Здесь проявляется классическая роль ГШ: руководство текущими боевыми действиями и в то же время - подготовка дальнейших шагов.
  -- С другой стороны, неизвестно, даже если бы ГШ и СВО знали об образовавшейся ситуации, было бы получено на этом этапе разрешение правительства (т.е.министра обороны) на наступление.
  -- 37-я тбр подключилась к боевым действиям 9 июня.
  -- Эшкол был по специальности инженером-гидрологом, и проявлял крайнюю озабоченность во всём, что касалось водного хозяйства страны. Поэтому он желал контролировать истоки Иордана (Баниас и др.), а также обеспечить их безопасность.
  -- Алон строил далеко идущие планы создания друзского, дружественного Израилю, государства, в районе Джабель (горы) Друз на юге Сирии, и таким образом расколоть "восточный" антиизраильский сирийско-иракско-иорданский фронт.
  -- В конце концов, прорыв был осуществлён по другому, хотя и похожему, плану, который будет изложен ниже.
  -- Совет поселений севера страны - активисты и главы местных самоуправлений - лоббистская организация. Все, или большинство членов Совета - влиятельные члены коалиционных партий - МАПАЙ, Ахдут ha-Авода, МАПАМ и их руководящих органов. Совет требовал от правительства ещё до войны, а особенно со времени её начала, захватить Голаны, чтобы прекратить обстрелы севера. Совет имел сильную поддержку в правительстве (зам. ПМ Игаль Алон - сам житель кибуца Гиноссар, севернее Тверии) и в армии (ком. СВО и офицеры его штаба, включая НШ СВО, полковника Дана Ланнера, также жителя приграничного с Сирией кибуца, Неот Мордехай).
  -- На эту тему есть масса устных и письменных воспоминаний и свидетельств - прямых и косвенных, включая воспоминания самого Даяна. Все эти свидетельства отличаются друг от друга лишь в незначительных деталях. В то же время, все исследователи и действующие лица задаются двумя вопросами: 1) ЧТО именно побудило Даяна изменить своё, казалось бы, непоколебимое, решение не "воевать Сирию", и 2) почему он сделал это именно так, а не иначе - отдал приказ (не имея на то, по закону, никакого права) через голову НГШ и всей армейской иерархии, а также без того, чтобы заручиться формальным разрешением или решением кабинета. Эти вопросы и ответы на них выходят за рамки данной статьи, поэтому их анализ не приводится. Выскажу лишь личное мнение: 1) Даян менял взгляды и мнения очень часто и противоречил сам себе, так что, вполне возможно, что это был один из этих случаев; 2) внезапное "озарение" и понимание одноразовой ситуации, а также желание "войти в историю"; 3) пренебрежение существующими порядками и процедурами - Даян был и оставался "одиноким волком".
  -- Я намеренно не упоминаю о действиях министра обороны по отношению к ПМ и к правительству. Там были свои тонкости, но это выходит за рамки данной статьи.
  -- Часть из этих войск (37 тбр и некоторые подразделения 80 пдбр) уже находилась на территории СВО или вблизи неё, так что их передача носила формальный характер и не требовала передвижений.
  -- Создаётся впечатление (а может быть, это только "задним числом"), что Дадо предчувствовал или предполагал, что 8-я мбр будет слишком ослаблена после прорыва, чтобы противостоять возможному сирийскому контрудару с направления Дамаск - Кунейтра и западнее, или даже для того, чтобы "свернуть" сирийские позиции к югу.
  -- Эти "телодвижения" имели строгие территориальные ограничения - был отдан приказ ни в коем случае не переходить, без специального разрешения, госграницу с Ливаном.
  -- Подробности - см. ниже.
  -- Для не израильтян. НАХАЛь ("Ноар Халуци Лохем" - дословно - "боевая пионерская молодёжь") - подразделения АОИ, солдаты которых сочетали службу в армии с работой в кибуцах и основывали новые поселения.
  -- Офицер-оперативник - соответствует начштаба в батальоне.
  -- Из того, что, и, главное, как написано и сформулировано в источниках, не понятно, идёт ли речь об одной тр (18 танков) или о двух (с большим количеством танков).
  -- Непонятно, откуда. Возможно - дежурная рота, остававшаяся в СВО всё время (15 танков) - с 377-м тб.
  -- 37-я тбр должна была, по этому замыслу, подняться на плато на одном из участков и продвинуться, как можно быстрее, к Хушнии и восточнее.
  -- В армии такого рода изменения планов называются "явлением маятника" - небольшие, казалось бы, изменения "наверху" превращаются в "размашистые действия" ниже по иерархии.
  -- Погиб, в звании генерала (алуф) в ВСД, (1973 г.), командуя 252-й регулярной танковой дивизией в Синае.
  -- Как читатель, вероятно, помнит, 377-й тб принадлежал 37-й тбр, и оставался всё время в СВО (пока бригада воевала на иорданском фронте).
  -- Комбригом 1 был полковник Иона Эфрат (Хуперт), впоследствии командующий ЦВО, в звании генерал-лейтенант (алуф).
  -- Факт присутствия тракторов и их задачи не описаны в существующей литературе и даже у Мати Майзеля. Автору этих строк рассказал об этом эпизоде директор музея пбр "Голани" (расположен на одноименном перекрёстке, на севере страны), который в описываемый период был батальонным старшиной 13 пб и находился в БТР комбата.
  -- Одновременно с выдвижением к штурму Тель-Фахр, рота "Б" батальона получила задачу взять небольшой ОП (Бурдж-Бабиль) в километре западнее. Рота быстро выполнила эту задачу и, присоединившись к батальону, приняла участие в штурме.
  -- Там они пережили несколько опасных часов, т.к. столкнулись с отступающими на юго-восток сирийскими подразделениями. Произошла перестрелка, и сирийцы отступили, устремившись к востоку и юго-востоку.
  -- По этому решению Израиль выражал готовность отхода к международным границам с Египтом и с Сирией, с учётом вопросов, связанных с безопасностью Израиля, в обмен за заключение мирных договоров с каждой из этих стран. Согласно этому решению, зона Газы остается под властью Израиля. Вопрос мирного договора с Иорданией - Израиль откладывает обсуждение этого вопроса. Это решение не было опубликовано открыто, но Израиль передавал эти предложения арабским странам несколько раз по дипломатическим и другим каналам. Следует напомнить, что (значительно расширенный - в 11 раз) восточный Иерусалим был аннексирован решением правительства от 26 июня 1967 г.
  -- Биро был ранен в нижнюю часть лица, ему практически снесло челюсть. Автор этих строк встречался с ним в 1970 г. - Биро служил тогда в должности зам. командира 205-й (в прошлом - 200-й) тбр. В 1970 г. его речь была ещё невнятной.
  -- Боевые и механические повреждения.
  -- По словам директора музея "Голани" погибло 68 бойцов.
  
  
  
   Copyright No www.waronline.org 2001-2011
  
  

0x01 graphic

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"