Есликова О.: другие произведения.

Карандашом на полях, или записки дилетанта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  Вот и еще один конкурс подходит к концу. Заканчивается, оставляя после себя чувство опустошенности. Каждый раз ждешь чуда. Хочется удивляться и радоваться удачному слову, образу, строчке... и нельзя сказать, что этого нет. Однако, радость - что вода. Уходит, выкипает, выпаривается... Каждый раз хочется сохранить то немногое, что остается в душе. Каждый раз не успеваю. Но ведь никогда не поздно предпринять попытку. Правда?
  
  Я не критик и, думаю, никогда им не стану. Так что ниже - не обзор. Ниже попытка рассказать авторам о том впечатлении, о том послевкусии, что возникло по прочтении, заметки на полях. Буду рада, если кому-то покажется интересным.
  
  
  II Парнасские игры (октябрь-ноябрь 2008).
  Номинация 1. ПРОИЗВОЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ
  
  В такую ночь остаться одному... Конопка Матеуш
  Остаться одному в такую ночь
  Почти что жутко. По углам крадутся
  Немые блики. Если превозмочь
  Свой первобытный страх, то прикоснуться
  Вполне удастся к тайне темноты.
  И с нею поболтать о светотени -
  Не худшая из прочих тем. Но ты,
  Как будто онемел. Обняв колени
  Одной рукой, другой обняв стакан,
  Сидишь, часы считая до рассвета.
  В такую ночь - один. И, златоткан,
  Ковёр луны в окне грустит об этом.
  
  Говорят, опасно спать при лунном свете. Даже с неспящими он творит свою волшбу. То сжимает сердце в радостном предвкушении, то обнажает боль, то разрывает чем-то невыразимым существо - чем-то, что нельзя назвать ни плохим, ни хорошим. И всегда усугубляет ощущение одиночества. Ведь необыкновенно хорошо вдвоем на лунном ковре, в лунной реке, в серебряной истоме. А одному... Одному и тем, что в стакане, не согреться. И в темноте от себя не спрятаться.
  Автору - сердечное спасибо за возникший видеоряд.
  
  Опять в жестоких лапах грусти Васильевский Дима
  Опять в жестоких лапах грусти
  Сижу один я у окна.
  И жду, когда меня отпустит
  Хотя бы раненым она.
  
  А за окном - то снег, то дождик,
  И кот взъерошенный сырой.
  Я знаю - день почти что прожит,
  Но вслед за ним придет другой.
  
  И глядя в эту безысходность,
  Глаза копируют с небес
  Их пустоту и однородность.
  И боль разлуки сердце ест...
  
  И подсознанья голос глохнет -
  Что дождь и приступ грусти злой -
  Они пройдут, и кот обсохнет,
  И будет солнце над землей.
  
  Образ кота чудесен. Между ним и лир. героем непроизвольно вырастает знак равенства. И не смотря на то, что солнцу над землей не суждено победить унылое настроение, финал вызывает добрую улыбку. Мне легко посочувствовать, почувствовать описанное состояние: в Питере сейчас такие дожди, что надежды обсохнуть нет совершенно. И все же... Чего-то мне в этом стихотворении не хватает. Может быть, интересных рифм, может, своеобразия в передаче ощущений.
  
  ...ну, осень... Виленкин Нахум
   ...ну, осень - мало ли причин?
  во-первых, во-вторых и в-третьих
  не пересчитывать морщин
  игрою слов и междометий,
  
  пытаясь вычислить следы
  борьбы со временем, извивы
  напрасно льющейся воды,
  и воздух утра уязвимый,
  
  и звук сорвавшихся плодов,
  и жухлый лист, и лучик редкий,
  и щели высохших полов
  на дне заброшенной беседки...
  
  Экий листопад мыслей! С какой ветки сорвался - и не отследишь, а финал один.
  Осенью уходящее время почти осязаемо. Его приметы бросаются в глаза. Смотришь вокруг, смотришь в зеркало - нет разницы. Часовой механизм запущен и неумолим.
  Близкое состояние. Яркая картинка.
  Да, и с измененными знаками препинания и подправленными строчками стихотворение мне нравится больше.
  Тем не менее, показалась неудачной последняя строка. Мешает мне присутствующее там "дно". Кажется, что даже резкий обрыв
  
  И щели высохших полов
  В беседке...
  
  был бы более оправдан, чем лишнее слово.
  
  Огни Дарья Рубцова
  - Отчего ты боишься вечерних огней?
   - Оттого что с огнями гораздо больней,
   Оттого, что душа пламенеет в огне
   И сгорает, и гаснет, и холодно мне.
  
   - Отчего ты боишься холодных ночей?
   - В холода до утра не сомкнуть мне очей,
   И от мыслей спасения нет в холода,
   Мерзнут руки, и в чайниках стынет вода.
  
   - Отчего ты боишься остывшей воды?
   - Оттого что на ней образуются льды,
   А внизу подо льдами тогда - тишина
   Полноправной царицей. До самого дна.
  
   - Отчего ты боишься, скажи, тишины?
   - Оттого, что в молчании дни холодны,
   И стремительней к вечеру катятся дни,
   А под вечер опять - все огни и огни...
  
  Замкнутый круг. Круг, в который лирический герой сам себя загоняет. Холодно, холодно, холодно - в каждом катрене холодно. Никакой надежды на изменение этой составляющей.
  Понравилась выбранная форма. Стихотворный диалог позволяет акцентировать внимание. Как накатывающаяся волна вопрос-ответ. Но меня эта волна не увлекла.
  
  Зато захотелось продолжить:
  - Что же из этого следует?- Следует жить,
  шить сарафаны и легкие платья из ситца...
  и далее по тексту.
  Кабала и опала зимы, в том числе зимы душевной - не навсегда.
  
  Движение. Гишер Вероника
  (К сожалению, не нашла ни стихотворения, ни страницы автора. Очень жаль, поскольку и другие стихи Вероники весьма интересны)
  Мимо меня люди идут, люди спешат.
  Как механизм пульсы стучат, туфли стучат.
  Дотемна в дом, затемно в дом -
  бе-гом.
  Судьбы трещат, судьбы по швам -
  раз-лом.
  
  В тихом углу, в темном углу
  пор-трет
  строго молчит, тускло молчит,
  от бед
  не бережет, не стережет
  пор-тьер.
  И не спешит, и не звенит
  фу-жер.
  
  Плещет вино, хлещет вино,
  по-стой,
  не убегай, не обгоняй
  пус-той
  старый трамвай, визгливый трамвай -
  наш мир
  катится вдаль, катится в дым
  мор-тир.
  
  Стихотворение пульсирует и рвется. Душевный раздрай усиливает, вырывает звуки из окружающего контекста (бывало ли с вами такое, что несмотря на всеобщий гам, один звук врывается в уши, врывается, хотя должен был бы утонуть). Так и здесь звук разрываемой ткани, судьбы ли гонит вперед. Подчиняешься ритму, загораешься заданным напряжением и... И все. Средняя часть, кажется, должна бы стартовое напряжение усилить, но этого не происходит. Возможно, поэтому образность финала не помогла мне вернуть настрой.
  
  Памяти Игоря Михалёва Гурфинкель Елена
  Ко мне постучали. Я даже спросила: "Кто там?"
  Нелепо рванула к двери в предвкушении гостя...
  Возилась с ключами, а там за дверьми - пустота,
  Глухая, сравнимая лишь с тишиной на погосте.
  Откуда б я знала, что нет никого за дверьми?
  Соседка танцует, а дочка стучит "До, ре, ми",
  Сосед за стеной целый день заколачивал гвозди...
  И мне показалось, что кто-то торопится в гости.
  Где в воздухе пепел кружит, там мосты сожжены...
  Мы часто не слышим того, что расслышать должны,
  И, собственной боли не чувствуя в будничном гаме,
  Пристанище мерим шагами, а ценность - деньгами.
  Казалось: то ветер легонько коснулся волос,
  И тоже метнулся к двери, но застыл на пороге...
  А сердце стучало,
  а сердце из тела рвалось
  В надежде, что кто-то расслышит сигналы тревоги...
  
  Иногда слова лишние. Иногда молчание - лучшее, что ты можешь сделать. Молчу.
  
  Собачья радость Грин Ирина
  Песню протяжную ветер осенний
  Пел под окном. Дождь бродил по листве.
  Пес у подъезда сидел в нетерпеньи,
  Взглядом моля о еде и тепле.
  Мокрая шерсть, весь дрожит, бедолага,
  Грязные лапы в косматых репьях.
  Жалко его - но куда мне дворняга,
  Я ведь сама здесь на птичьих правах -
  В этой насквозь продуваемой ветром
  Старой мансарде с огромным окном,
  Где потеплеет немного лишь летом...
  Самую малость... А впрочем...
  - Пойдем!
  Пес подскочил, угловат и порывист:
  Вот этот миг, что являлся во снах!
  И озарила земную унылость
  Радость в горящих собачьих глазах.
  
  Есть история с хорошим концом, есть тепло и участие, есть соответствующий ситуации антураж... Перечитала, наверно, раз десять. И ничего не почувствовала. Не заинтересовалась. Возможно, из-за собственной душевной черствости.
  
  Несомненно Туненко Анастасия
  Напиши мне пароль - адреса, указатели, явки
  Перепутались вместе в немыслимый сердца клубок.
  Доктор выписал нам не покой, а обычную справку,
  Что здоровы. От жизни. Рой букв да несколько строк.
  
  Тридцать первый сентябрь похож на безумный корабль:
  Здесь матросы играют на крыс и бутылку вина.
  И уже не понять, где гиена, где лев, а где - падаль.
  И я пью вместе с осенью - кисло, не морщась, - до дна.
  
  И я жду океан, так знакомый по привкусу соли
  На ладонях твоих и губах, мной забытых давно.
  Алой кровью с налетом печали и сладостной боли
  Напиши мне пароль - твоя кровь мне заменит вино,
  
  Мне заменит тебя... Как давно я мечтал о бессилье,
  О желанье заснуть и забыться. Реальность проста.
  И мечтам на замену лишь соль - отливается синим -
  И манит белизной кромка рваного флага холста.
  
  Я бы сдался, да ты не берешь в плен людей и животных.
  И взаймы не живешь, хоть и деньги обычно не в дар.
  Я готов быть хоть первым, хоть третьим, хоть пятым, хоть сотым,
  Лишь бы ты приняла, как судьбы принимаешь удар.
  
  Лишь бы ты возвратилась - мы будем скитаться по свету
  На дырявом плоту, грея спины под песню дождя.
  Если ты не заметишь меня на последнем рассвете,
  Я смогу обернуться назад, навсегда уходя.
  
  Ты - сыграешь ноктюрн на дрожащих и стонущих венах.
  Я - умру в час, когда будет пробит последний прибой.
  Когда грянет зима, мы успеем укрыть непременно
  Всех озябших от снега и пуль. Не щитами. Собой.
  
  Красиво, грамотно написано. Эффектный, веский финал. Увлекаешься музыкальностью строчек, плывешь по течению, пока вдруг не останавливает вопрос "о чем это все написано?" Хуже нет, когда автору нужно объяснять, что он имел в виду. Это значит, что или он напоролся не на своего читателя, или чего-то недоработал. Мне не удалось увидеть единого полотна - много ярких мазков, да. Но не более.
  
  За минуту до срока Неизвестный Теолог
   ...И запела сердитые песни пурга, ночь кипела бураном, мрачна и долга - ощетинившись хвойно, седая тайга многоглаво скрипела и выла. Где-то в ясной выси, где черны небеса, новый год торопился явить чудеса и, согласных желаний сомкнув голоса, мы о светлом мечтали вполсилы.
  
   За минуту до срока, с собой заодно мы смотрели - но льдом затянуло окно, и манило рубиновой гладью вино, и сквозняк теребил занавеску. Загудел перегруженный счастьем эфир, и явилось добро, и очистило мир, и надежда, искуснее всех ювелир, огранила мне душу до блеска.
  
   Ношу тяжких сомнений, тревоги и бед растворил без остатка грядущего свет - он явился из дали, где времени нет, где ничто не проходит навечно. И, поднявшись над прежней пустой суетой, я горящего неба дышал красотой; я во тьму горизонта летел за мечтой - беззаботно, легко и беспечно.
  
  Понравилось. Не все ударения у меня легли гладко при прочтении, некоторые обороты показались спорными. Но общее впечатление более, чем положительное. Ясное, светлое, не перегруженное, доброе. Уже за это стоит сказать автору спасибо.
  
  Мегалупа Алексеева Саша
  А я-то сразу тебя - в систему небесных координат.
  Незамедлительно нараспашку окно -
  Смотрите! Видите? Кружась, обвиваясь вокруг нас
  Что они скажут - мне все равно!
  Узкие брюки в шотландку
  наспех заправлены в кофе со сливками
  Капли дождя с козырька балкона
  подхвачены суховея вихрями
  клиньями в круг калейдоскопа
  найденного на чердаке детства...
  Кофе стынет. Стук неподдающейся старой фрамуги.
  Шепот тлеющей сигареты: не спеши
  Морщинки у переносицы щекочут
  отлучками-появлениями
  итак. В созвездии Хамелеон
  тридцать одна звезда.
  И взгляд не нужно вооружать.
  Фаянсовая балерина на комоде
  вне движений взглядом прямо перед собой
  упрямо, стойко
  буравит воздух.
  А я зачем-то
  без телескопа и лупы
  звезды вешаю, задрав голову.
  Глупая...
  
  Вот та степень неровности, которая не оставляет меня равнодушной. Я читаю и становлюсь лирической героиней. А в таком состоянии я готова простить любые выверты. Потому что человек на пике чувства должен быть немножко безумным и счастливо глупым.
  
  "Бег" Суренова Юлиана
  Генералу Хлудову снится висельник.
  Генералу Хлудову всюду холодно.
  И в аду подводами бредят выселки.
  И в раю окраины мрут от голода.
  
  Тараканий бег.
  Тараканий век.
  Таракану снег
  по колено.
  И ложится в снег
  Человек,
  Сквозь смех
  Плача в монастырские стены.
  
  Убегай. Бока у России порваны.
  Кровь течет по белому крупу лошади
  В эмигрантский бред, где портки над портами,
  Заменяя флаг, на ветру полощутся.
  
  А в России слезы всегда бесплатные.
  А в России в Летнем саду Ахматова.
  И повсюду мат.
  Веселись, народ!
  Новый бог,
            новый мир,
                
            новый год!
  
  ...Но стихи растут, как цветы на кладбище.
  И от строк таких бы креститься истово
  Генералу Хлудову со товарищи.
  Пусть хоть все кухарки уйдут в министры, но
  
  Не в поэты. пОнятым дела нет.
  Понятых натыкано в пистолет.
  А поэт смеется, всегда готов
  На расстрел, в бессмертье своих стихов.
  
  Глоток свежего воздуха. Замечательное стихотворение! Умное, горькое, глубокое. Интересная форма, точеные образы. Респект автору!
  
  Октавиан и Клеопатра Попов Иван
  Открылась дверь. В большой и душный зал
  Октавиан заходит с кислой миной -
  Такой анфас всем римлянам привит.
  "Ты что же, спишь?" - негромко он сказал.
  Действительно: закутавшись периной,
  Царица с безмятежным видом спит.
  Октавиан поморщился. "Ну что ж,
  Я подожду". И, отойдя в сторонку,
  Уселся на египетский диван.
  Какая духота! Дворец похож
  На фабрику злодея Вилли Вонка -
  К безлюдности прибавьте зной саванн.
  "И спит укрывшись. Надо же!" - в душе
  Октавиан, ей-богу, добрый малый -
  Конечно, с точки зренья римлян, но
  Эпохой избираются клише.
  Последний луч, как путник запоздалый,
  Глядит в полуоткрытое окно.
  "А если вправду..." - думает тиран.
  "Да нет, не смей и думать! Безнадёжно.
  Такая ситуация в стране:
  Сперва великий Цезарь сдох от ран,
  Потом восстал Антоний... Невозможно
  Мне было оставаться в стороне.
  И вот Антоний мёртв... Она была,
  Я слышал, для него намного большим,
  Чем куклой, чем рабыней для утех, -
  Он был влюблён. Она же уплыла,
  Когда мой верный флот, как будто коршун,
  Атаковал. И это был успех,
  Но - для меня. Теперь она раба.
  Могу с ней поступить, как пожелаю.
  Однако стоит сразу взять в расчёт,
  Что власть моя сейчас ещё слаба.
  Одна ошибка - тотчас проиграю:
  Коль враг в тылу, то войско не спасёт".
  И он сидит, растерянный, пока
  Царица спит и видит сон, в котором
  Октавиан, Антоний, Цезарь, Рим
  Не существуют. Экая тоска!
  Октавиан глядит несчастным взором
  На то, что он не сделает своим.
  
  Добротное стихотворение. Во всех отношениях. Но, каюсь, я нетерпелива. Финал очень порадовал, очень. Но как много слов, какой длинный путь к двум последним строчкам! Возможно, они не заиграли бы так, не будь такой прелюдии. Тем не менее, пробираться к ним мне было тяжеловато.
  
  Нетопырь. Ос Светлана
  (К сожалению, еще один интересный автор снес свой раздел. Ссылаться некуда)
  Там, где неба грани колки и остры,
  Где за полем брани эльфы жгут костры,
  И в тумане тонет лёгкая зола,
  Лепестки бегоний, рвы и купола
  Изумрудных башен плавит липкий зной,
  Где закат украшен бархатной каймой,
  Струи в водопаде призрачно бледны,
  Где по тёмной глади мёртвый лик луны
  Катит южный ветер, где цветёт имбирь,
  Пойман звёздной сетью чёрный нетопырь.
  И скользит на плечи тень его крыла...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  
  В иствудском бокале пенится крюшон.
  Губы цвета стали, белый капюшон.
  Вязким сном охвачен сумрачный ландшафт.
  Выпьем за удачу и на брудершафт.
  Искрами играет, оседая, яд,
  За рекой смолкает хор лесных наяд.
  Сброшена рубаха, сняты образа..
  Кто сказал: "У страха серые глаза" -
  Взор пылает медью... сердце не стучит.
  Венчанных со Смертью смерть не разлучит.
  Тайну этой встречи скроют зеркала...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  
  Скрип ворот печальный, церковь на горе.
  Скорбное молчанье. Сгорбленный кюре..
  А за синим гротом, в дальней стороне,
  Знаю, будет кто-то думать обо мне.
  И когда уныло день оставит трон,
  И, теряя силу, колокольный звон
  Эхом растворится в городской тиши,
  Выйдет он молиться за покой души,
  За тоску и слякоть, за мои грехи.
  Будет пить и плакать, и читать стихи,
  И, сжигая свечи, память жечь дотла...
  
  Ты пришёл под вечер. Я тебя ждала.
  
  Умело рассказанная сказка. Сказка на ночь. Отдаю должное автору, сделавшим гармоничным форму и содержание.
  
  Рваное Министр-Ель
  (Прошу прощения у министра. Он снял стихотворение с конкурса, но строчки были написаны. Не в корзину же их.)
  Я помню тебя ланью.
  Сейчас ты - вялая герань.
  А похмелюся ранью -
  Снова лань.
  
  Хотелось бы мне кваску, да
  Водку опять льёшь.
  Вот она жизнь, паскуда:
  Проснулся - пьёшь.
  
  Не оттого, что слабый.
  Что ты, наоборот!..
  Эх, не лилось ещё с утра бы
  В рот.
  
  Так отчего же снова?..
  Силы своей боюсь.
  Поле, дома, коровы -
  Русь.
  
  Смотрит взором туманным,
  И кажется - проклянёт.
  Но чувствую (странно!):
  Любит, надеется, ждёт
  
  Ценю способности автора и его умение нарисовать зримую картинку, четко описать состояние лирического героя. Но воспринимаю стихотворение, как стеб. Вернее, балансирование на... Первое четверостишие задает тон, а потому к остальным сложно относится серьезно. Хотя строчки там есть ого-го какие.
  
  Странная девочка Скорпиошка
  Странная девочка... тонкая талия...
  кожа прозрачная, глазки - усталые...
  книг начиталась и в принцев поверила.
  ты не из нашего, девочка, времени...
  музыка, танцы, театр, воспитание,
  выставки -/ вставки в твое мироздание/
  школа, ребята и /- в губы!/ несмелые
  чьей-то любви поцелуи неспелые...
  ты же - другая... вздыхаешь - плечами
  гордо ведёшь, но в подушку - ночами
  плачешь, и снова листаешь страницы,
  ищешь рецепты.. советы... /влюбИться?/
  ждёшь, не меняя свой рубль на копейки..
  странная девочка.. тонкая шейка...
 
 
  странная женщина... тонкая талия...
  первых морщин паутинка усталая...
  кофе, коньяк, две подряд сигареты,
  шторами плотными окна одеты...
  музыка старых пластинок - иголками -
  те же дорожки.. за теми же полками -
  книги, в которых - всё так же - про принцев...
  не помогли... задрожали ресницы...
  плачешь который уж год...невлюбленная
  и не любимая... временем сломлена...
  где-то в веках твоя истина... место
  ты лет на сто опоздала, невеста...
  
  ты потерялась...в душе, не запятнаны,
  эти богатства остались запрятаны,
  ты не смогла - золотой - на копеечки...
  странная женщина ... вечная девочка...
  
  Стихотворение цепляет. Оно живое. Оно дышит искренностью и беззащитностью какой-то. Не так уж часто случается, когда чужие строчки отзываются, не отпускают равнодушной. Тем не менее, стих показался немного "сыроватым", не продуманным до конца.
  
  Черный жемчуг Аркадьева Светлана
  Не удержится осень в седле -
  Сторожит золотую ворьё.
  К очагу, что горел десять лет,
  Вдруг слетелось враньё-вороньё.
 
  Я всю ночь призывала ветра:
  "Вы не дайте огню умереть!
  Раздувайте с утра до утра
  И следите за ветреным впредь".
 
  Чёрный жемчуг не угли ещё.
  Выше сплетен гнездо у орла.
  Под твоим непроглядным плащом
  Прячет тень два вороньих крыла.
 
  Ложь и месть, - слепо глухи они,
  Да у каждой есть свой поводырь.
  День за днём собиралось на нить
  По жемчужине тёмной воды.
 
  Но Земля не слетела с оси.
  Я, не знавшая правды кривей,
  Научилась красиво носить
  Драгоценности чёрных кровей.
 
  Не прощёная ночь, как удав.
  ...Дверь в себя допускает ключи,
  И бежит, и бежит в никуда
  Чёрный жемчуг дождём меж ключиц.
  
  Вот прямо сразу, сходу напрягло "ворье-вранье-воронье". Я люблю игры со словами. Но здесь почудился перебор. Дальше - без каких бы то ни было замечаний. Последние три строчки - великолепны.
  
  Развязка гладиаторской схватки глазами побежденного и победителя Алексеев Алексей
  МИРМИЛЛОН:
  
  Эй, довольно кружить!
  За тобой уследить
  Уже нет ни желанья, ни силы.
  Опротивело жить
  И по трупам ходить.
  Где твои смертоносные вилы?..
  
  Ну, набрасывай сеть,
  Я готов умереть!
  Что ж ты медлишь, дружок-ретиарий?
  Приближается смерть,
  Как зубастая жердь,
  Как вот этот порхающий парень...
  
  Молод ты и учен,
  И борьбой увлечен.
  Так искусно немногие бьются.
  Эх, достать бы мечом!
  Не достать нипочем!
  Ну так ты доставай, друг с трезубцем!..
  
  Вот желанный конец!
  Бьешь в живот? Молодец!
  Рукоплещут тебе, ретиарий,
  И возложат венец,
  Ну а я, я - мертвец,
  Я же, слава богам, умираю...
  
  РЕТИАРИЙ:
  
  Что-то мой мирмиллон
  Грузным стал словно слон.
  Закружил его я, ретиарий!
  Дрался здорово он,
  Да теперь утомлен
  И последние силы теряет...
  
  Надо быть начеку,
  Рана в левом боку
  Не опасна, но боль причиняет.
  Дам пожить старику
  И толпу развлеку,
  Претор лавром меня увенчает...
  
  Старикан огорчен,
  Старикан удручен,
  Он хотел побеждать бесконечно!
  Жалок он и смешон,
  Грозно машет мечом.
  Дать в живот ему или в предплечье?..
  
  Вся арена ревет!
  Я бью точно в живот,
  Я - великий боец-ретиарий!
  Он кривится и вот...
  "Лучшим другом" зовет,
  Шепчет, что... за удар благодарен...
  
  Всегда интересно выслушать две противостоящие стороны. Спасибо автору за этот виртуальный поединок. Хочу отметить легкость изложения и способности автора, как портретиста. Персонажи выписаны достаточно зримо. Если бы еще и тема была мне близка...
  
  Платье застегнуто... Усманова Александра
  Платье застёгнуто
  Не на те пуговицы:
  Антиреальный привет
  В стиле Кустурицы.
  
  Дымом табачным клубя
  Клюнула литера.
  Или ты вне себя,
  Или - из Питера.
  
  Черный и белый кот
  Инеем ранены.
  Если тебе не везёт,
  Будешь Сусаниным.
  
  Пол во дворцах - скользит,
  Люди таращатся.
  Если ты - Белый Кит,
  Это же счастье!
  
  "И я, и я из Питера!" - хочется воскликнуть мне, дочитав стиховорение. Улыбаюсь всему: застегнутому не на те пуговицы платью, клюющей литере, раненым инеем котам... Мне очень понравилось. И я точно знаю: счастье есть.
  
   Когда в хрустальной диадеме Шауров Эдуард
   Когда в хрустальной диадеме
   Стремительная ночь-царица
   Вступает в луны трех империй,
   Ее серебряные звери
   Влекут по небу в колеснице,
   Зажав в губах прозрачных время.
  
   Летит ночных придворных стая,
   Когда усталый воин-день,
   Зализывает молча раны,
   Лишь фонари, как партизаны,
   На тень отбрасывают тень,
   Себя героями считая.
  
   И август скажет: "Нам пора!"
   И мы, в ладонь ладонь вложив,
   Войдем в сплетенье лунных трав,
  
   Седой электрик, шляпу сняв,
   Исчезнет форточку открыв,
   Заботы спрятав до утра....
  
   И кроткая босая ночь
   В наш дом сквозь форточку влетит,
   Пропахший пылью неудач
   И колких ссор мой верный плащ,
   И сумочку твоих обид
   Мы выбросим из дома прочь....
  
   Венок бесстыдно-нежных слов
   В траву волос твоих вплету,
   И в пьяных изумрудах глаз
   Я заблужусь в который раз,
   И пусть кузнечик на лету
   Споет нам песню ярких снов...
  
   Очень образно, очень поэтично, очень нежно... И что-то из этих "очень" мне мешает. Я теряюсь в обилии прилагательных и сравнений. Пожелание "и пусть кузнечик на лету споет..." спрячу на память. Пусть поет время от времени, что хочет. Когда задание не обозначено, оно интереснее.
  
   зазеркалье-2 Чернякова Лия
   Средь скользких тем и острых тем
   Мы не нужны ни тем, ни тем,
   Здесь только тени в тесноте
   Гадючьей свадьбы,
   Да надрывается метель
   Над ворохом забытых тел,
   Где всех страстей к своей черте
   Не опоздать бы.
   Не тем, не там и не о том
   Червями слов набитым ртом
   Молчим в проклятом шапито
   Под маской мима.
   Под пыткой медленного сна,
   Под залпом истины до дна,
   Пред полным залом, где она
   Проходит мимо.
   Не те - и взрывы конфетти -
   В упор - не те и не спасти,
   И только "господи, прости"
   На том наречьи,
   Которым стелется волна,
   Когда, пьяна и солона,
   Она вздымает небо на
   Стальные плечи.
  
   Читаю и слышу гитару, что отрывисто и чеканно шлет аккорды в аккомпанимент хриплому с надрывом голосу. И подчиняюсь внутреннему слуху, подчиняюсь резкой энергетике стиха. Маловероятно, что мои видения имеют под собой какую-то почву, но образ ВВ возник непроизвольно.
   Понравилось.
  
   Гурда ЖПМ
   Над туманом ущелий и ветром вершин золотая гурда,
   Над раскатами эха гремучих стремнин золотая гурда,
  
   Заплетала закат в легкокрылую вязь золотая гурда,
   Пела звонкую песню свою, веселясь, золотая гурда.
  
   Ай, гурда, гурда!
   Горец поймёт тебя, казак поймёт, -
   Больше никто не поймёт!
  
   Обнажится гурда - и прольется из рук - посмотри на гурду!
   Замерцает гурда - потемнеет вокруг - посмотри на гурду!
  
   Заиграет гурда, затанцует гурда, запоёт - посмотри на гурду! -
   Как красива она! Нет чудесней изгибов её! - посмотри на гурду!
  
   Ай, гурда, гурда!
   Горец полюбит тебя, казак полюбит, -
   Больше никто не полюбит!
  
   Холодна гурда, злая сталь у гурды, - берегись гурды!
   Если встретишь гурду в бою, жди беды, - берегись гурды!
  
   Беспощадна гурда; и остра, и быстра она, - берегись гурды!
   Никому не верна, только твердой руке верна, - берегись гурды!
  
   Ай, гурда, гурда!
   Горца полюбишь ты, казака полюбишь, -
   Больше никого не полюбишь!
  
   Я питаю слабость к холодному оружию. Оно меня завораживает. С удовольствием прочитала этот гимн шашке, сабле. Даже посвист ее почудился в какой-то момент.
   Мне кажется удачной выбранная форма и внешняя неброскость стиха.
  
   "Звёздный" сонет Михайлин Вячеслав
   Как поглощает звёздная истома,
   Когда нет в небе чёрном облаков.
   И, кажется, тебе не нужен кров,
   Поскольку во вселенной ты как дома.
   Считаешь звёзды, как в шкатулке стразы,
   Фамильной бижутерии запас,
   И, кажется, когда не станет нас,
   То звёзды с неба все исчезнут разом.
   Обманываться - это так привычно,
   Земля дряхла, возможно, ей не жить,
   И будут звёзды холодно светить,
   Взирая из пространства безразлично,
   На части зданий, танков и ракет -
   Планеты нашей непутёвой след.
   Случается, конечно, бижутерии дорого стоить. Но томиться по стразам я бы не стала. Не в качестве претензии к автору. Просто чудится некая противоречивость в строчках.
   А ведь какое хорошее было начало!
  
   В. А. М. Хохлюшкин Игорь
      Мятежной Музыки - и герцог, и слуга, -
      Ну что Вам, Моцарт, - прочее, земное,
      Когда аккордов сыплется пурга,
      А на столе не выпито спиртное.
     
      Вы - Музыки - и сын, и властелин;
      Как лик звезды в окладе неба тусклом.
      Играйте, Вольфганг, - ждет Вас клавесин!
      А на столе не кончились закуски.
     
      Что, Моцарт, жизнь? - Пустышка! Колесо,
      Что под собою подомнет любого.
      Подставив Ветру Кутежей лицо
      Играет Моцарт... ну и слава Богу.
   Я не могу сказать, что мне близок взгляд автора, но за последнюю строчку готова многое ему простить. Была бы музыка. И тогда не страшно под колесо жизни.
  
   Париж Макашева Ольга
   Она за столиком одна,
   Французский вечер
   Один стоит бокал вина -
   Не будет встречи.
   Бледна, каре, шанель духи -
   Конечно, пятый
   Хоть тушь течёт, глаза сухи
   А боль не спрятать.
  
   Её судьба, её кафе
   И ежедневно
   Сейчас вино, с утра латте
   Всенепременно
   Немножко грусти, по чуть-чуть
   Два раза в сутки
   Чтоб вновь встряхнуться: "Всё, забудь!".
   Хоть незабудки
   Всегда на столике её,
   И словно это
   Есть всё, чем дышит и живёт,
   Её секреты.
  
   Париж играет свой пасьянс,
   Сводя и ссоря
   Его стоптало все поля
   Людское море,
   Что жаждет страсти и любви
   Так неприкрыто.
  
   Но хочешь тайны - ты зайди,
   Она сидит тут.
   В её улыбке и глазах
   Глоток загадки
   И небо в маленьких цветах,
   Духи так сладки...
   Не разгадаешь, не поймёшь,
   Да и не стоит.
  
   Она одна,
   бокал вина
   И круглый столик.
  
   Сразу, сразу приходят на ум строчки "Незнакомки" Блока. Одинокая дама, тайна, вино, ежевечернее действо, окружающий людской поток, увлеченный сиюминутным, противопоставление этого потока и ее, героини...
   Чтобы не сорваться в параллели, ищу что-то особенное, неожиданное, свое...
   Срываюсь.
  
   Золото Берегинь Тиме Дмитрий
   (Русская народная сказка (60 строк)
   Пошёл пригожий мОлодец - красавец и балбес -
   погожим днём - на Троицкой - гулять в зелёный лес!
   Глядь - на ветвях берёзовых качается - ОНА!
   и завлекает позами, - упруга, как струна!
   А волосы зелёные, ручьями вниз скользят
   по телу оголённому, и глаз отвесть нельзя!
   Качается красавица, смеётся: "Ха-ха-ха!" -
   а он дрожит: как справиться, как избежать греха?!
   Ой, поздно спохватился он - уж свесилась краса,
   руками, словно птицами, кружИт, темнит глаза...
  
   Смотря в зрачки безумные, он вспомнил неспроста,
   что надевают умные - в лесу - по два креста!
   И носят - сзади-спереди. К таким не подступись!
   От нечисти, от нелюдей оберегают жизнь!
   ..."Хотя бы крестным знаменьем я зачураюсь днесь!" -
   решил, да руки - каменны, а дева - словно бес:
   "Слюбись со мною, молодец, - тебя озолочу!
   Могу я делать золото, и я тебя хочу!"
   Трясёт с берёзы ветками на голову ему -
   монетками, монетками: "Дзинь-дзинь! Бум-бум! Бум-бум!"
  
   Простак такой деньжищи-то - не видел, отродясь,
   И "раскатал губищу" он, как перед вершой язь!
   Прикинул: избу новую поставит на холме,
   корову чистокровную прикупит в Костроме!
   Коня! А лучше тройку бы - ретивых скакунов!..
   Штаны пошьёт, закройки чтоб, такой, как у панов!
   Присватается к дочери богатого купца!..
   А там,.. быть может, очередь дойдёт и до дворца!
   Вот так монет падение в нём поднимало "цель"
   и перед искушением не устоял "кобель"!
  
   Он заключил в объятия владычицу берёз
   и начал целовать ея сквозь водопад волос.
   Чуть отползли за дерево - где без монет трава, -
   уж не до бухгалтерии - все прерваны слова!
   А Берегиня властная сжимает, как насос;
   вверху - во рту ласкается, целуется взасос!
   Такая "эригиня" - ух! - щекочет ноготком,
   то падает на спину вдруг, то прыгает верхом!
   Шепнула: "Завтра - до-олее порастяну момент!"
   Сказала: "Завтра - бо-олее получишь ты монет!"
  
   Пришёл, конечно, завтра он, пришёл ешё не раз!
   Знал, что грешит сквернавка, но... Cундук монет запас!
   С такой лесною кралею, помчался б - хвост трубой -
   устраивать "русалии" - наверное, любой!
   "Красавчег" наш на девушек стал, как старик, глядеть!
   Сравняться с этой - где уж им!? Ему дай - сверхлюдей!
   А Берегиня страстная смеётся - "ха-ха-ха!'",
   она, с парнями "празднуя", - мстит всем за жениха!
   Из-за измены подлого покончила с собой
   и мстит парням - не золотом, а порченой судьбой!
  
   Краса зелёновласая пропала вдруг, как тень.
   И вспомнил парень сразу тут: прошёл Купалы день!
   Ведь после - только лешего в лесу ещё найдёшь...
   Ну что ж,.. оно, конечно же, былого не вернёшь!
   Богатый тоже плачет, да! Но утешала мысль,
   что всех теперь богаче стал и жизни понял смысл!
   "Отдам-ка в рост богатство я! А часть вложу в извоз!"
   Открыл сундук: "Вот гадство! (Глядь!)" - В нём листья от берёз!
   ...И всё стучит, как молотом в ушах: "бум-бум", "дзинь-дзинь"...
   А осень сыплет "золото" с берёзок берегинь!
  
   Очень поучительная история. Но настолько "не моя" тема, что в другой ситуации не прочитала бы больше одного столбца. Непроизвольно акцентируется внимание на обороты, типа чистокровной коровы. Пусть простит меня автор. Мне тут правильней уйти на цыпочках.
  
   Полнолуние Рахметов Павел
   Утекает, как будто вода в песок,
   Растворяется в мареве божий день...
   Расплывается по миру черный сок...
   Начинает обратный отсчёт мигрень...
  
   Высоко и немного наискосок
   Белый-белый кругляк в черноте увяз:
   Рвётся прочь, и рывки отдают в висок
   И грозят резонансом частот и фаз.
  
   Был бы волком - тоску бы свою извыл,
   Скаля белые зубы на белый шар!
   И рванулся б к нему, чтобы кровь - из жил,
   Чтобы лёгкие жег нестерпимый жар!..
  
   Задохнувшись, неистово я б лакал
   Этот липкий и терпкий небесный сок:
   Мне б добраться до белого яблока,
   Отхватить бы зубами его кусок!..
  
   Разорвать безысходности ровный круг,
   И привычные фазы и ритмы - сбить!
   Ну а чем черт не шутит? А может, вдруг,
   Наконец-то получится - просто быть?..
   Темная какая, сильная река эмоций. Настоящее полнолуние. Чувства лирического героя осязаемы, картина впечатывается в сознание.
   Очень хорошо. Очень хорошо до самых последних строчек. На мой вкус, две последние подкачали. Вот так плели, плели полотно неведомые руки... и устали. Смысл вложить еще смогли нужный, а форму потеряли.
  
   Амфисбена Эстерсис Э.
   Захочу - сменю обличье,
   Был орех, а станет желудь,
   Головой увенчан птичьей
   Хвост чешуйчатый тяжелый.
  
   Яд хранится в пасти первой,
   Остро ряд зубов заточен,
   А вторая - клюв и перья,
   Любопытный глаз сорочий.
  
   Молчаливая опасность?
   Неуемная пичуга?
   Встрепенулась - и погасла
   В ограниченности круга.
  
   Любопытство? Злоcть? Коварство?
   Что сегодня перетянет?
   Не растрачу даром дар свой,
   Не поймать меня сетями.
  
   Смерть и песнь, змея и птица,
   Распрямленно и согбенно.
   Колесом тебе крутиться
   По пустыне, амфисбена.
  
   Завораживающая картинка, ускользающая, как и положено мифу. Очень понравилось.
  
   Сновагодное Postравление Парошин Андрей
   Ледят-крушатся снебажинки
   Над серебреском тополян,
   Узоррят веткие быlinkи
   Кольлье броскошных бриллиан.
  
   Якутан джингл-беллой снегой
   Дремлеет стихий хрусталес,
   Вейсь гОрут ЗАмир на ночlege
   В бреддверье сказдничных чудейств.
  
   Хол.-дуют всеверные wetры,
   Мятя ползёмкой на угад,
   По SIMним coolицам, проспектрам
   Гридёт торшественный порад.
  
   Легкуй, прилесная эльфея,
   Глети - насталь поэтот дзень!
   Кхмельным алголосом Арфея
   Пойод вальсшебная свирень.
  
   Вскипайка, флага декабрюта,
   Звучиж, весельский кромкий сMEXX!
   Wallной баглянца и zoomруда
   Сверткай брызкристый фейервверх!
  
   Светным фантаном словословья
   Пустькай исполднятся madчты!
   Сейчастья! Градусти! Здобровья!
   Трудач, глубви и грацоты!
   Мне бы оценить эксперименты автора со словом, порадоваться мощной фантазии и оригинальности. А я грущу. Меня текст не веселит и не задевает. Если уж говорить о подобных вещах, я предпочту что-нибудь из "Алисы в Зазеркалье" c хливкими шорьками и мюмзиками в мове.
  
   Ураган Цветкова Галина
   С яростным свистом сметая преграды,
   Взвился безумный седой ураган.
   Люди застыли испуганным стадом -
   Жизнь превратилась в жестокий обман.
  
   Стоны домов, раздираемых бурей,
   Сталью горячих шипов ранят мозг,
   Небо нависло истерзанной шкурой,
   Вспоротой тонкими прутьями розг.
  
   Кровью дождя затопило дороги,
   Жадно накинув холодную сеть.
   Мелко дрожит безобразный, убогий
   Город, теперь обреченный на смерть.
  
   Я понимаю, что тема подталкивает нагнетать ситуацию, но выражения, типа жизнь - жестокий обман, люди - испуганное стадо, кровь дождя, город, обреченный на смерть - скорее вызывают усталый вздох. Что понравилось, так это две строчки о нависшем шкурой небе.
  
   Дурость Тычинская Татьяна
   Потерялась моя кручина
   Голова пуста и легка,
   Но улыбочки без причины -
   Верность имиджу дурака.
  
   Кто придумал такие мерзости -
   За веселый, свободный нрав,
   Не прощая подобной дерзости,
   Крутят пальцами: "Во дурак!"
  
   Тут сквозит лицемерьем отчаянья,
   Завистью с подгнившим душком.
   Ну их, с мудростию печальною -
   Я желаю слыть дураком!
  
   Не все те дураки, что улыбаются без повода. От улыбки, как известно, хмурый день светлей. Редко обращаю внимание на рифмы, люблю условные, но тут некоторый дискомфорт все же испытала. Возможно, потому что позиция лирического героя мне не близка.
  
   Дума стареющего романтика Винокур Роман
   С вечера, всю ночь, до самого рассвета,
   Я б с такою... познавал азы любви...
   А. Рублёв
  
   "Я её красивую такую
   В ласковые сети заманю...
   Эх, поймать бы деву молодую,
   Да боюсь - уже не догоню."
  
   Что ж, товарищ, были мы орлами,
   Крепкими в работе и любви...
   Новые задачи перед нами,
   Не тоскуй, не плачь и не зови.
  
   Порох есть ещё в пороховницах,
   Есть простор для тела и души:
   Женщины, что рядом, - не девицы,
   Но вполне милы и хороши.
  
   Любят нас и понимают тут же,
   Прежних лет романтика жива.
   Что - принцесса? Королева - лучше!
   Посвяти ей нежные слова.
  
   Простое такое, незатейливое, вызывающее добрую улыбку. Думаю, если такой старый орел посвятит кому-то нежные слова, и простая девица королевой станет.
  
   Сиреневая флейта Даймар Сонни
   Увязла в тишине сиреневая флейта,
   Захлопнул ветер сонное окно.
   Камин застыл, и рук моих не греет
   Сбежавшее на улицу тепло.
  
   Пора и мне, раздвинув скуки стены,
   Взорвать рисунки старых, пыльных дней;
   Наполнив радугой изнервленные вены,
   Ворваться в мир сверкающих огней.
  
   Всего лишь шорох старенькой тетради,
   Забытых слов волнующий полет -
   Разбиты окна, солнечные пряди
   Ласкают под ногами тонкий лед.
  
   Звенящее дыхание клубится,
   Осколки света падают на грудь -
   Бумажный лист взметнулся в небо птицей,
   И я боюсь в лазури утонуть.
  
   Финал хорош. Он, несомненно, радует. А остальное - не легло. Особенно второе четверостишие. Не увидела картинки в нем.
  
   На все буквы Голый Игорь
   Ну, и что? Вот стоит... Сосна?
   Ей, сосне, ну какое дело,
   Что у нас - на дворе - весна,
   Что меня весною задело?
   Говорят, на дворе трава,
   На траву сложили поленья...
   Чем набита моя голова?
   Что забыло во мне вдохновенье?
   Если завтра срифмуется вновь
   С литром пива вода из-под крана,
   Как понять, где любовь, где кровь,
   Где всего лишь огранка стакана?
   Как свежа беспросветная чушь!
   Как, должно быть, трава за забором...
   Я поленом на ней торчу,
   Я кладу на прибор с прибором.
   Безошибочно - верь, не верь -
   По слогам, но снова и снова
   Проскользну в приоткрытую дверь
   На все буквы заветного слова.
  
   Замечательно обыграна пословица. Замечательно. И ощущение такое... Не то безысходности, смешанной с равнодушием к тому, что дальше, не то такой здоровой злости, когда ничего не остается, как называть вещи своими именами, не то желанию прорасти хоть травой, хоть веником прикинуться.
   Мне понравилось. Более, чем.
  
   Балконы Италии Порфирьев Аверьян
   Балконы Италии
    брутального жанра,
    в духе баталии,
    выдерживают нагрузку
    до двух тонн.
    Балконы - Италии
    гордость и талии
    синьорин,
    высаживающих на балконах
    азалии.
    Азалии по всей Италии залили
    балконы Италии -
    венечные лавры,
    свойство ментальности,
    балконы, что по-французски -
    моветон.
    Балконы Италии -
    феноменальны,
    видит Рим
    ими, они же - глаза Вероны,
    Сицилии
    (в Сицилии повсюду: лилии, лилии).
   Вот это бы стихотворение да в номинацию "Дальние страны". Там оно выгодно бы отличалось от других. И игра многочисленных "лии" сыграла бы свою роль, и неоднозначность талий и пр., пр.
   Конечно, достоинства стихотворения и здесь не пропадут, но эффект другой.
   Улыбаюсь эксперименту. Иду дальше.  
  
  
   техника скольжения по мукам Кey Кoree
   А дурные мои мысли все давным-давно под катом.
   Просто я, в каком-то смысле, утомима, словно атом,
   неделима, как кредитка, и врага не пожелаю.
   И устало, и сердито пляшет парка пожилая:
   всех достал весёлый танец - хоровод в кругу сансары.
   И филолог, и олбанец, и чужие эмиссары -
   всех трясёт в святой хорее, и улыбкой сводит губки,
   станем чище и добрее в капитанской мясорубке!
   Песня звонкая пролейся - я строку добуду в луже.
   Жить с душою эдельвейса в этом мире - чистый ужас!
   Ведь порвут-порежут в кольца как кальмары-ананасы -
   слишком близко добровольцы в недрах нашей серой массы...
   и покуда мы не стали мясокостною мукою
   посмотри в мои глаза и сохрани меня такою
  
   Качественный текст. Тщательно подобранные, уложенные слова. Четкая структура...
   Могу отдать должное силе автора. Не могу со-чувствовать, читая. Отдельные слова и обороты "не мои". И муки не ощущаю. Моя проблема.
  
   спела Качур Виктория
   пела, пела, всё a capella...
   постепенно и чинно
   спело лето, почти поспело.
   полетит паутина,
   станет пасмурно, станет серо.
   Пан, приплёвшийся с пира,
   спит ли, спутав "spero" и "spiro"?
   правда ли - лучше "spero"?
  
   Неумелым перепевом отозваться хочется, пусть и поется немного о другом. Или о том же?
   Вино и вина у самого дна,
   неспелое лето поспеет едва -
   (ль)ёт дождь,
   мелкой дрожью спасаюсь от сна.
   Ты дышишь, надежда?
   Надежда,
   жива?
  
  
   Что хочется сказать. В общем и целом, номинация "Произвольное стихотворение" порадовала.
   Большую часть стихотворений прочитала с удовольствием. К каким-то стихам буду возвращаться.
   Спасибо авторам!!!
  
   Как бы выглядела моя десятка (не по приоритету текстов, по мере подачи заявок):
  
   Конопка М. В такую ночь остаться одному...
   Виленкин Н. ...ну, осень...
   Гурфинкель Е. Памяти Игоря Михалёва
   Алексеева С. Мегалупа
   Суренова Ю. "Бег"
   Усманова А. Платье застегнуто...
   Хохлюшкин И.Л. В. А. М.
   Рахметов П. Полнолуние
   Эстерсис Э. Амфисбена
   Голый И. На все буквы
 

  Номинация 2. "ЗА КУЛИСАМИ"
  
   От этой номинации я ждала сюрпризов. Ждала каких-то неожиданных поворотов сюжета, нестандартных ходов, необычных откровений. После того, как я перечитала свои заметки к стихотворениям, убрала все свои претензии соответствию теме. Потому что проще было выделить стихи, к которыим у меня претензий не было. Мне показалось, что большинство стихотворений только косвенно, условно ее касаются. А потому ниже только впечатления от текстов, как таковых.
  
   Васильевский Д. Все было
   Все было - сон и явь
   Под солнечным сплетеньем,
   Где все переплелось,
   Перемешалось вдрызг.
   Кто виноват, кто прав -
   Оставим сновиденьям,
   А почему мы врозь -
   Сознанью кинем грызть
   На кухне, или так -
   На лестнице в подъезде,
   Где шастает сквозняк,
   Собаки и коты
   (Большие, как мечта,
   Где мы с тобою вместе)
   Соседская возня
   И ругань: "сука ты!"
   Возьмем, как иногда,
   С собой по чашке кофе,
   Покурим и пойдем
   Обратно по мирам
   Своим, где "нет" и "да"
   Подобны катастрофе,
   И с бурей и с огнём -
   По норам, по домам.
   И в бездне пустоты
   Ночной под звездным светом
   Откроем два окна
   В двух разных городах,
   Где я один и ты
   Одна во мраке этом,
   И мысль не отогнать
   Что скоро холода...
  
  
  
   Память - штука жестокая. Тащит на свет все, что хотелось бы спрятать и забыть. Повторю, немного перефразируя, за автором: здесь все переплелось, перемешалось вдрызг.
   Показалась интересной рифмовка. Не понравилось в самом начале соседство "сплетенья" и "переплелось". И вот эта часть мне кажется неудачной:
   Покурим и пойдем
   Обратно по мирам
   Своим, где "нет" и "да"
   Подобны катастрофе,
   И с бурей и с огнём -
   По норам, по домам.
   Это же одно предложение. Если забыть, что оно окружено рифмами, выглядит, как сшитые в единое целое неподходящие куски. Имхо, конечно.
  
   Линникова Ю. О чудаке, который мечтал...
   Он забывал числа,
   Все время бывал растерян
   И путался часто в мыслях ,
   И путался в днях недели.
  
   Идеи
   клубились дымом,
   Но он не умел их слушать,
   Виденья
   каких-то истин
   Все время терзали душу.
  
   Он, часто так получалось,
   Терял кошелек и деньги.
   Порою над ним смеялись,
   Порою его жалели.
  
   А он, как всегда, ночами,
   Закрывшись в пустой квартире,
   Склонившись над крепким чаем,
   Мечтал, чтоб его любили.
  
  
  
   Много ассоциаций вызывает у меня это стихотворение. И рассеянный с улицы Бассейной мне вспомнился, и та, что идет по жизни смеясь. Такой вот перевертыш.
   Сама по себе история трогательная и узнаваемая. Без особых изысков, но и без видимых огрехов.
  
   Миланова С.В. Вызов!
   Смеюсь я над сложностью,
   Где в жизни заложником,
   Я оказалась...
   Смеюсь я над Болью, которая своевольно,
   За мной увязалась...
   Смеюсь я над теми,
   Кто, только поранив, с маленькой ранкой,
   Воет...
   Смеюсь над собой,
   Когда хочется выть -
   Не ною...
   Смешно оттого, что так умников много вдруг стало:
   Они рассуждают, на "почве" чего? От жизни
   Устали...
   Смеюсь я над теми, кто, в общем-то, Жизни не знает:
   Ничем не встревожены, сыты, здоровы!
   Бывает...
   Смеюсь потому, что бросаю я вызов
   Противнику -
   В сто крат сильнее!
   Смешно оттого, что силы не равные,
   Плохо. Болею...
   Смеюсь над собой, потому что в бой опять я вступаю!
   Видимо, мало...
   Смеюсь, выжидая, а вдруг я смогу победить?
   Побеждаю!
  
  
   Радует позиция и порыв лирической героини. Напрягает изложение. Прямо с первых строчек. Мне всегда казалось, что сложность - она в чем-то. И вступать в бой можно редко. Мало, наверно, тоже можно, но воевать. Нет? "...только поранив, с маленькой ранкой" - оправдано ли здесь употребление однокоренных слов, не слышится ли автору масло масленое? Пунктуацию опускаю, с ней автор сам, при желании, разберется. А вот более бережного отношения к языку пожелать все-таки хочется.
  
  
   Грин И. Королева
   В театре, вечером вчера, на сцене шумной,
   В лучах огней, в роскошных царских одеяньях
   Была я королевой ночи - дерзкой, умной
   И изощренной в куртуазных состязаньях.
   Слова мои летели в зал, как сюрикены,
   Сердца людей, внизу сидящих, заставляя
   То вскачь нестись, то замирать мгновенно
   Несясь стремглав в преддверье ада или рая
   Каким же тусклым было пробужденье,
  
   Как будто время, ход сменив привычный,
   Вдруг обернулось вспять, вот наважденье!
   Из бабочки, спустившись в мир обычный
   Я стала гусеницей - скучной и уставшей,
   От одиночества и трудной женской доли,
   Шестой десяток бренной жизни разменявшей...
   Мой мозг взрывался мириадом вспышек боли.
   Но боль телесная давно мне не страшна,
   Гораздо хуже отрезвляющее осознанье
   Того, что в этом странном мире для меня
   Вся жизнь - на сцене, здесь - лишь прозябанье.
  
  
   Автор попытался соответствовать теме, и это радует. Понравилась идея бабочка - гусеница. Сам монолог показался немного надуманым.
  
   Тан М. Чай
   Привычно готовлю чай, бросаю сахар,
   Говоришь обо всем, лишь бы не думать о главном,
   Дела, описание нового фильма, белые ночи,
   Книги, музыка - важно, но вроде не очень
   Хочется. Помолчать бы тихонько, сонно,
   Обычно. Молочно. Иначе - больно.
   Рассыпаешься - мужчины облик -
   Ребенок, дерево, cтраницы хроник
   Столетних войн - сложились в душу,
   В книгу. Перелистать бы... Нарушу
   Покой. Пыль взовьется, краски
   Вернутся. Нордический тип, с опаской
   Относится к нововведениям. Жаль.
   Ты - жемчуг, хоть в нитях основы - сталь.
   Боль. И ничего нового с тех времен,
   Когда еще не знали разных сторон
   У медали. Когда в бой вступал
   Как в любовь, в ненависть. Целовал
   Страстно, не взирая на кровь и грязь,
   И победа была не в тягость, а всласть
   Только. Каким ты был, мой любимый! Давно
   Вырос. Пей чай. Остывает. Пора домой.
  
   Нравится, как переданы ощущения, нравится, как строчки цепляются друг за друга, не давая в конце сделать вдох, нравятся образы и цепочки. Перебираешь звенья, добираешься до финала... И вздрагиваешь. Вот оно. Все происходящее - закулисье. А правда, она ждет после чая.
  
   Бояндин К.Ю. Маниту
   Растекается мгла заката,
   Лик звезды первозданно дик,
   Крик совы - новой ночи крик.
  
   Где-то дремлет беспечно вечность.
   Мира ветхое полотно,
   Жизнью траченое давно.
  
   Я - свой сон, ты - моя крупица,
   Я из завтра пришёл вчера,
   Вечер пасмурного утра.
  
   Я всё время живу напротив,
   Я - скиталец, гонец и весть,
   Можешь имя моё прочесть.
  
   На пергаменте дряхлой плоти.
  
   Мне было сложно читать это стихотворение. Я все время возвращалась к началу, теряла нить. Каждое трехстишие - самостоятельный блок. А способ рифмовки только подчеркивает это. Наверно, трехстишия должны были быть паззлами одной картины, где каждый дополняет предыдущий. У меня все рассыпалось.
  
   Алексеева С. Камея в декольте Любви
   Было бы неплохо иметь кнопку вкл\выкл,
   и тогда проблемы сменялись бы другой темой:
   переводом инструкций для чайников.
   Глипт волшебный на дверях моих друзей.
   Они говорят -
   талисман.
   Хочется верить друзьям и в друзей.
   Отчаянно!
   Мне снилось,
   любовь бродила меж надгробных плит
   на старом заросшем лишайником кладбище,
   читая эпитафии звучащим некогда сердцам.
   Мне снилась
   аллея осенняя.
   И ты.
   Шел с кем-то, смеясь,
   лаская свою спутницу лучами нежных чувств.
   Неподдельных...
  
   Любовь!
   Найди и мое имя среди кварцевых тайн будущего.
   Я хочу идти рядом с ним
   в своем сне.
   Дай мне знать,
   если это не я - уйду, откуда пришла:
   туда,
   где
   меня
   Никто
   не...
  
  
   Стихотворение, скорее, понравилось. Интересно написано. Смущает название, смущает бродящая между могильных плит любовь (куда ее, бедную, пишущая братия только не загоняла). Вернее, я боюсь таких оборотов. Нарочито как-то получается.
   А кнопку и вправду было бы неплохо иметь.
  
   Эрис Палач
      Скрип камня о железо. Входят судьи.
      Натягиваю маску не спеша...
      Я невиновен перед вами, люди.
      Я - лишь палач. Мертва моя душа.
     
      Зачем я здесь, на этом эшафоте,
      Посланник Смерти в маске цвета тьмы?
      Зачем я здесь, на проклятой работе,
      Беру чужие жизни у тюрьмы?
     
      Взглянув в глаза очередному вору
      Я вспоминаю прошлое свое:
      Как, в путах стоя, ждал я приговора,
      Как ужаснулся, услыхав его...
     
      Я не могу так жить! Да жизнь ли это?
      И смерти не просить... Грех этот мне
      Простит ли Бог? Бог не дает ответа.
      Дни, ночи провожу в бредовом сне...
     
      Склонился на колени перед плахой
      Насильник, вор, убийца? Все равно.
      Прости меня. Ждешь рокового взмаха?..
     
      ...а нас ведь после смерти ждет одно...   
  
   Он лукавит, палач. Либо в том, что мертва его душа, либо пытаясь душу излить. Сострадательный образ палача получился.
   Исполнение мне не совсем понравилось. Так и рвется театральное "не верю!"
  
   Попов И.Б. Мысли, навеянные видом из окна 27-го кабинета
   Дождливый день. В такие дни всегда
   Мне хочется пойти и утопиться.
   На землю низвергается вода,
   И солнце, как разрезанная пицца,
   Выглядывает робко из-за туч
   То тут, то там - и всюду ненадолго.
   По небу растекается, как тушь,
   Чернильная мигрень - и всё без толку.
   Дождливый день. Тоскливо. Потому
   Вода и льётся, верно, с небосвода -
   Хотя бы раз желая на дому
   Застать Творца. Прескверная погода.
   Темно. И грязно. Мокро. И темно.
   Такая темнота, что, право слово,
   Её не объяснить погодой, но
   И не списать на дело духа злого.
   Не ангелы рыдают в небесах,
   Не демоны скулят из Преисподней,
   А лишь - на миг в божественных глазах
   Бесцельно отразилась ткань сегодня.
   Дождливый день. Досада на себя.
   Чуть меньшая - на Время и Пространство.
   Доска и дверь бессмысленно скрипят,
   И скука расползается по классу.
  
  
  
   Вот так, скупыми короткими предложениями, в сознание вбивается картинка. Увидишь, даже если не захочешь. Ощущаю ее физически. Минуты растягиваются невообразимо, и остается только посочувствовать всем, кто находится в классе.
  
   Британ Д. Слепой
   Он обещал, что даст мне всё - полмира,
   Жар-птицу, где бы ни было, найдёт,
   Подарит мне машину и квартиру,
   Свою любовь, заботу, нежность, счёт.
   Он cтроил замки из воды и глины
   И с лёгостью выигрывал бои.
   Ему казалось: рыцарь он, мужчина.
   А я играла в партии свои.
  
   Он обещал, - возьмёт меня на руки,
   Что он здоров и что хватает сил.
   Я согласилась, просто так, от скуки.
   И он меня, конечно, уронил.
   Я не была ни золушкой, ни дурой,
   Носила ежедневный свой наряд.
   Смещал он сам волшебные фигуры,
   Воображая блеск и маскарад.
   Придумал он героев в красном, чёрном,
   Луну, кино, шампанского бокал.
   Фигуры двигались послушно и покорно,
   В сердцах у них какой-то был металл.
   Они ходили стройно, как солдаты,
   Не страшен был им ни король, ни шах.
   А я ругалась тихим русским матом,
   И на других знакомых языках.
   Мечтатель и чудак неисправимый,
   Не мальчик, и вполне учён и зрел.
   Я с ним скучала горько, нестерпимо,
   Но видел он, что видеть он хотел.
  
  
   Мне понравилось. Понравился ироничный тон лирической героини. Понравилась простота и четкость изложения. И то, как решена тема - тоже.
  
   Скорпиошка Ёжики в тумане
   Субботний синтепоновый туман
   Над городом раскинул одеяло,
   Не стало неба... и часов не стало,
   И дремлют в безвременности дома...
 
   Не слышно просыпавшихся дверей,
   Лишь дворник зашуршал листвой привычно,
   Всё вроде - по-осеннему обычно...
 
   Шеренгами незрячих фонарей
   Кончается дорога. Дальше - в брод?
 
   На цыпочках поднимемся с кровати,
   Пойдем бродить, теряясь в сладкой вате,
   От старта - в финиш... и наоборот...
 
   Незримая размыла чья-то кисть
   Вчерашний фокус... Город близоруко
   Прищурясь, смотрит в окна. И без звука,
   Пикирует в ладонь кленовый лист..
 
 
   Над городом туман - уныла весть,
   "водитель - бди! Опасно на дорогах!"
 
   Но хочется оставить ненамного
   ту сказочность, разлитую с небес...
 
   и, - ежиками в дымке замереть -
   /всё смешано - восторг и опасенье!/
 
   туману не дожить до воскресенья,
   а город - не заметит эту смерть...
 
  
   В общем и целом - зримая картинка. Знакомая. Как-то мой сын сказал: "Да, туман совсем не пустой!" И в этом тумане есть на что обратить внимание.
   Напрягли в самом начале "безвременность" и "просыпавшихся". Особенно второе. Просится или просыпающихся, или проснувшихся. А так какое-то временное несоответствие получается.
  
   Рахунов М. Барокко, немного ампира...
   Барокко, немного ампира -
   Московская это квартира.
   Под окнами, праздно сверкая,
   Шумит, громыхает Тверская;
  
   Глубокие кресла, обои,
   Где красным и синим - левкои;
   Под шалью хрустальная люстра,
   Картины, предметы искусства,
  
   И в зеркале, будто все снится,
   Нездешние строгие лица:
   Столпились и смотрят сурово;
   Исчезли - и видимы снова...
  
   И снова вечерние тени,
   Как листья заморских растений,
   Ползут, извиваясь, по стенам,
   Сгущаясь в углах постепенно.
  
   Столица, столица, столица.
   Не здесь довелось нам родиться,
   Не этою улицей длинной
   Шагать, отражаясь в витринах,
  
   Не в этих вольтеровских креслах
   Легко находить себе место,
   Читая под лампой, к примеру,
   Цветаеву или Бодлера.
  
   Видимая простота обманчива. Потому что прочитав, не покидает ощущение: что-то упустил.
   Остается приятное впечатление. И представить атмосферу описываемой квартиры - легко.
  
   Шауров Э.В. На часах без трех двенадцать...
   На часах без трех двенадцать,
   Звезды в небе серебрятся,
   И на заросли акаций
   Льют хрустальный свет.
   В их волшебном бледном свете
   Я могу увидеть ветер,
   И кружиться в менуэте
   Облаком комет!
  
   Я могу над лесом плыть совой,
   Нужно лишь глаза прикрыть рукой!
  
   Ночь крадется тише мыши,
   Звездный дождь стучит по крышам,
   Но его никто не слышит,
   Спят глубоким сном,
   Там на крышах оживленье,
   Там снуют цветные тени,
   И коты в объятьях лени,
   Напевают слоу...
  
   Я могу быть тенью под Луной,
   Нужно лишь глаза прикрыть рукой!
  
   За окном, в ветвей сплетеньи,
   В танце медленном - круженье
   Троллей, сниффов, фей весенних,
   Эльфов всех мастей.
   Только маленькие дети,
   В дивном белом звездном свете
   Могут видеть танцы эти
   В кронах тополей...
  
   Я пустой и чистый, как слеза,
   Нужно лишь рукой прикрыть глаза!
  
  
   Чистый позитивный энергетический поток. Спасибо автору. С удовольствием и улыбкой прочитала.
  
   Чернякова Л. fool day
   Язык, дурак мой,
   Ведет киллера из Киева
   Глаза белой правдой выело
   До самого дна,
   И метель его солона.
   А я одна,
   Все жду у окна
   И постель моя холодна.
   Вернись, молчу,
   Я тебе верна,
   Я ничья не жена,
   Я едва не жива
   И какие б слова
   В том котле не варила -
   Все бы душу тебе отворила,
   Что же ты снова во мрак?
   Дурак.
  
   _______
  
   Враг мой, брат мой
   Пора ли обратно
   Где с плахи небесной
   Косматой кометой
   Срывается песня
   Где кровью рассветной
   Напоена жатва
   И гнутся колосья
   Под тяжестью спелого
   Звонкого смысла,
   Где звезды,
   Как полные ведра повисли
   Серпом слобожанским
   От края до края.
   Где в землю ложатся.
   И не умирают.
  
  
   Вот к таким стихотворениям возвращаешься. Потому что надо читать медленно и вдумчиво. Потому что одно слово, как паук в центре паутины, соединяет массу направлений - и все главные. Сложное. Горькое.
   Пытаюсь сформулировать свое отношение к тексту - и не могу. Видимо, надо еще не раз прочитать и дорасти до понимания.
  
   Кириллова Е. Монолог ангела-хранителя
   Вот и конечная. Дальше только пешком.
   Сколько? Не знаю. Говорят, что долго, но врут.
   Будешь скучать? Милый мой, смеёшься? О ком?
   Всё, ты давай, иди. Через жизнь заберу.
  
   Что? Подвезти? Ну уж, знаешь, и я устал.
   А у меня вот таких ещё тыща душ.
   Я, между прочим, не ел ещё и не спал,
   И, уж прости за грубость, не справил нужд.
  
   Что значит страшно? Вон все ничего, живут.
   Бодро весьма идут, не зная пути,
   Даже меня иногда, вон слышишь, зовут.
   Ну, если трудно там, чтобы помог пройти.
  
   Ладно, я так и быть, открою секрет.
   Только смотри, чтоб потом никому, ни-ни...
   Рая и ада на самом-то деле нет.
   Я заберу их всех, и опять - людьми.
  
   Что значит - смысл? Нашёлся тут, тоже мне.
   Хватит вопросы дурацкие задавать!
   Что? Не смогу ли я приходить во сне?
   Знаешь ли, милый мой, мне ведь тоже спать!
  
   Ладно, давай по секрету ещё скажу,
   Но чтоб не знала ни одна живая душа!
   На самом-то деле я всё время тут,
   За спиной твоей иду себе не спеша.
  
   Слушай, иди уже. Мне к другим пора.
   Ты уж вернёшься, так сразу поговорим...
  
   ...Новый младенец сегодня кричал с утра,
   И улыбаясь, ангел стоял над ним.
  
  
   Радует фантазия автора. А вот реализация идеи...
   Мне было как-то неуютно продираться через все эти вопросы и предполагаемые или намеченные лирическим героем ответы. Мне кажется, выбрана достаточно сложная форма изложения. Форма, с которой автор не вполне справился.
  
   Яшин И. славен будет призрак солнца...
   Славен будет призрак солнца,
   Храмы - битое стекло,
   И заката меркнет бронза,
   Ослеплению на зло.
  
   Сторонись, спешу я очень-
   От себя не убежишь-
   Подгоняет сумрак ночи
   Заколдованную мышь.
  
   Сердце - чайка, сердце - птица,
   Над листвой и над волной,
   Если счастье повторится-
   Не под утро, так весной.
  
   Кто ты, ведьма, хватит вздора,
   Что острей, чем длинный нож?
   От заклятий до позора -
   Упоительная дрожь.
  
   Уходящим в снежный полог,
   Что не клятва - то обман,
   Знать не даром в небе голом
   Плавал розовый туман.
  
   По весенней хлипкой зяби
   Любим хрипло плакать мы,
   Но как только солнце сядет-
   Сердце снова в лапах тьмы.
   Заколдованное стихотворение. Чувствую себя той самой мышью, которую ритмика гонит сквозь строчки вперед и вперед. По отдельности не крайние четверостишия симпатичны. Вместе оставляют странное ощущение. Как будто за каждым свой текст, невидимый читателю. А вместе четверостишия случайно.
  
   Эстерис Э. Про паука
   Описаний жжет рутина,
   Режет косность.
   Как красива паутина
   В блеске росном.
   Серебром сияет нить -
   Удивления не скрыть.
  
   Нет, не так:
  
   Лезть в жару сквозь чащу леса,
   Мухи злятся,
   За грибами, за принцессой.
   Тьма препятствий.
   В паутине все лицо,
   Тянет от болот гнильцой...
  
   Нет, не так:
  
   Жизнь у мух не задалась,
   Раз - и влипли,
   Злой паук наестся всласть.
   С воплем сиплым
   В муках дурочкам платить
   За доверчивость и прыть.
  
   Нет, не так:
  
   Мухи - тварей нет гнусней,
   Носят в лапках
   Тьму микробов, без затей
   Рвутся лапать
   Все вподряд и лишь паук
   Чистоты надежный друг.
  
   Нет, не так:
  
   Это мнение наук,
   А не слухи,
   В эволюции паук
   Вместе с мухой
   Путь проходит к мастерству -
   Те, кто могут, нити рвут.
  
   Нет, не так:
  
   Злой паук сплетает сеть
   Ждет добычи,
   Только кое-кто, заметь,
   Раньше вычел
   Жизнь его из списка тем
   Есть метла - и нет проблем.
  
   Нет, не так:
  
   Да, любовь у пауков
   Это круто,
   Был мужик - и был таков.
   На минуту
   Возле дамы задержись -
   Съест. На что твоя ей жизнь?
  
   Чудно, чуднО и увлекательно. Сколько вариантов! Понравилось. Для темы "Контрасты" тоже весьма бы подошло.
   Последнее замечание - явно последствие чтения текста. Иначе с чего бы смотреть на одну и ту же вещь с разных сторон?
  
  
   Аркадьева С. Мы на празднике этом не первые
   Листопад. Забегаловка датская.
   Режиссер поменял декорации.
   Выпей водки за нас, друг Горацио!
   Что ни сцена, - подделка пиратская.
  
   У шеста с обнажёнными торсами
   Дездемоны сражают банальностью,
   С ресторанною национальностью
   Джентльмен набивается в спонсоры.
  
   Маски мятые с Минами пресными,
   Жесты грязные с Позами...Занавес!
   Эй, Шекспиры, живущие нА небе,
   Задолбали бездарными пьесами.
  
   Господин с монологами Гамлета
   Гладит ногу соседки под столиком,
   Все сыграют когда-нибудь Йорика,
   А пока кушать подано, нАлито!
  
   Все играют и искренне веруют
   В роли нищих пред Богом на паперти,
   Как молитвы застираны скатерти,
   Мы на празднике этом не первые.
  
   Жизнь оправдана поиском Истины,
   Ширь Вселенной до горлышка сужена.
   ...Вечность штопает снежное кружево
   Отгулявшими праздники листьями.
  
   Сужаем, сужаем вселенную до горлышка. Выказывая мнение, которое кажется неоспоримым, доказывая свою правоту, утверждая что-либо о природе вещей...
   Оно и правильно. Себя слушать - оно привычнее. Надежнее. Вот только откуда тоска, откуда обреченность сценариев? Не оттого ли, что приходится играть не то и не тех. А смелости отбросить условности хватает немногим.
   Спасибо автору за возникшие мысли.
  
   Винокур Р. Соседка по этажу
   Поздней ночью домой
   Прихожу, не шумя.
   Спит она за стеной,
   В трёх шагах от меня.
  
   Мы знакомы едва,
   Утром в лифте: Привет!
   Как, соседка, дела? -
   Всё в порядке, сосед.
  
   Дальше едем без слов.
   "...Что ж я - как манекен?.."
   Лёгкий запах духов,
   Нежность круглых колен.
  
   "...Ну, смелей, дорогой..."
   "...Ты - родная моя..."
   Поздней ночью домой
   Прихожу, не шумя.
  
   Ладное, складное, прозрачное в изложении.
   Никаких отрицательных эмоций не вызывает. Жаль только, что и положительных не случилось.
  
  Бурмистрова А.И. Однажды будет дождь
   Я гордо улыбаюсь, рекламируя свой трон:
   Смотрите, я сижу вот здесь - а значит, я закон.
   И пусть темны покои - ослепительная власть
   Не даст мне в меланхолии забыться и пропасть.
  
   Я выбрал вам религию и войны - на века.
   Я словно всех вас выиграл, играя в дурака.
   И пусть бессонной ночью я обматерю звезду,
   Которая ведет меня, плевать. Здесь - я веду.
  
   В моей короне камни, а в руках моих - цветы.
   Я главный, самый главный, я - герой любой мечты.
   И пусть корона тянет вниз и увлекает в ад,
   Сегодня я король, для всех - любовь, палач и брат.
  
   Ничто не вечно, знаю. И однажды - будет дождь.
   Он смоет все грехи мои, засохшей кровью - ложь.
   И пусть уйду я вместе с ним в небесные поля,
   Вот мой завет: не верьте вы улыбке короля.
  
   Позиция лирического героя понятна. Собственно, от короля чего-то такого и ждешь.
   Вот если бы коленце какое вывернул или рифмой неожиданной сразил - честь королю и слава. А так... Скорее под дождь!
  
   Булгакова И. Антракт
   Задернут занавес. Присяду,не спеша.
   Мне тридцать три, пустынно в этом зале.
   Вот интересно: знает ли душа
   Какую пьесу мы сейчас играли?
  
   Антракт заслужен. Отдохнуть не грех...
   Но неужели знать нельзя заранее:
   Я вызываю слезы или смех,
   В комедии играю или в драме?
  
   И, наконец, когда на посошок
   Бокал последнего я пригублю вина,
   Что встретит мой простой итог:
   Аплодисменты или тишина?
  
   Впечатление, скорее, положительное. Вопросы лирического героя просты и понятны каждому. В той или иной форме каждый ими задавался. И кажется мне, что каждый знает в глубине души, на что ему стоит рассчитывать.
   Мешает сбой ритма в последнем четверостишии.
  
 
   Так выглядит моя финальная семерка:
 
   Тан М. Чай
   Алексеева С. Камея в декольте Любви
   Попов И.Б. Мысли, навеянные видом из окна 27-го кабинета
   Британ Д. Слепой
   Шауров Э.В. На часах без трех двенадцать...
   Эстерис Э. Про паука
   Аркадьева С. Мы на празднике этом не первые
 

  
  Номинация 3. КОНТРАСТЫ
  
   Хмуравей. Парошин А.Г.
  Надоело мне играть,
  Сяду я порисовать.
  Вот беру фломастер я
  И рисую МУРАВЬЯ.
  
  Вышел он какой-то грустный,
  У него печальный вид:
  Может, съел листок капустный
  И теперь живот болит.
  
  Он совсем не муравей,
  А какой-то ХМУРАВЕЙ!
  
  Тут я понял, в чем ошибка:
  Ведь должна же быть улыбка!
  Взял другой фломастер я,
  Исправляю ХМУРАВЬЯ.
  
  Хмуравью рисую рот,
  Только... задом наперёд.
  Клюв какой-то получился, -
  Даже сам я удивился.
  
  Он теперь не хмуравей,
  А весёлый ЖУРАВЕЙ!
  
  Карандаш беру скорее,
  Журавью рисую шею
  И смешного журавья
  Превращаю в ЖИРАФЛЯ!
  
  Только он ещё ребенок,
  Не ЖИРАФЛЬ, а ЖИРАФЛЁНОК!
  
  Надоело рисовать,
  Маме я несу тетрадь.
  Открываю в кухню дверь:
  - Мама, что это за зверь?
  
  Все детские стихи я тестирую.
  Моя пятилетняя дочь, услыхав это стихотворение, сказала: 'Отлично! Смешно!'. Шестилетний сын солидно добавил: 'Да, неплохо.'
  Присоединяюсь к их мнению.
  
  Дракон. Коваль-Сухорукова
Однажды в стране той* правителем стал oдин человек, по прозванью Шакал.
С Шакальей ухмылкой на всё и на всех взирал в предвкушеньи различных утех.
  
Кому-то, решил, не сносить головы, кому-то деньжат до времён-до поры
Подкинул, при этом, конечно, велел вернуть всё с процентами. Всех одолел!
  
И вот он жениться надумал сейчас, жену подыскать думал - плюнуть на раз.
Послал он гонцов во все стороны света и стал дожидаться благого ответа.
  
Пришла ему весточка с Северных гор: мешает пройти там такой-то затор:
Дракошка какой-то в пещере залёг, ни с места не сдвинуть, видать занемог.
  
Ответ не замедлил Шакал передать: Дракона--убить, все заторы убрать!
Тем более, что все другие гонцы, вернулись ни с чем, обыскав все концы.
  
Но только Дракон был не лыком пошитый, живою водой сверху к низу омытый
Прекрасною ручкой принцессы Загорной, себе на уме, и другим непокорной.
  
Он встал, развернувши могучие плечи и молвил гонцам свои мудрые речи:
Недолго правитель ваш будет на троне, при скипетре и драгоценной короне,
  
Найдётся соперник достойный правителю - глупому, жадному женщин мучителю.
Станет правителем тот, кто достоин, молод, но честен и мудр, и кто воин,
  
Бьётся в ком гордое сердце свободное и для любви совершенно пригодное,
Кто удостоен и царства Загорного, кто не обидит простонародного.
  
Молвил Дракон так и жаром дыхнул, все убежали, а он лишь зевнул.
Тигром свернулся у ножек принцессы, кстати сказать-неплохой поэтессы.
  
Как же таинственный этот Дракон поставит себя в человечий закон?
Мудр он, бесспорно - молод, красив. Принцесса вздохнула,слегка загрустив.
  
Правду сказать, колдуном заколдованный, был он когда-то король коронованный,
Только поправить страной не успел, однако же был он и честен, и смел.
  
Были в роду его предки -драконы, которым подвластны любые законы.
Что же, посмотрим, как дальше дела тут развернутся. Пора уж, пора...
  
Дело однако идти не спешило. Только Шакалу как будто в зад шило:
Не усидел после гончих рассказов, сел на гоня и без всяких наказов
  
Скачет, наглец, по крутому ущелию, ищет родную Драконью расщелину.
Вот оно! - вскрикнул, увидевши вход, пришпорил коня сгоряча и - вперёд!
  
Коль повстречались Шакал и Дракон, я за второго поставлю на кон.
Долго не бились Дракон и Шакал: был побеждён тот, кто первым напал.
  
В миг колдовская рассеялась чара: стал Дракон принцем. Отличная пара
Вышла из них, из Дракона с Загорной. Свадьба была их весёлой, задорной.
  
После того, как от чары очнулся, добрым правителем враз обернулся.
Объединились пригорные страны... Вам их не видно, закрыли туманы.
  
*не этой
  
  Я теряюсь. Пусть простит мне навязчивую мысль автор, но... Помните, в "Собаке Баскервилей" сцена с башмаком в гостинице? Примерно то же испытываю.
  Если это пародия, то блестящая.
  
  San-Diego versus New York. Британ Д.
  Мы обсудили много тем -
  О том, что, жаль, уходит лето
  от нас - у вас с ним нет проблем,
  о фильме, климате, про это...
  
  О том, что океан хоть тих,
  но глубже, холодней, приятней,
  что нужно изучать язык
  и говорить немного внятней.
  
  Что ваши горы - это класс,
  и в небе облачка не видно,
  что льют дожди вовсю у нас,
  и влажность жуткая - обидно!
  
  Что авокадо - завались
  У вас, в заливе - парус белый.
  А наши башни смотрят ввысь,
  И все бегут, и все - по делу.
  
  Что пустяки нам тыщи миль,
  И "боинги" летают прямо.
  Что можно взвесить - хватит гирь,
  и взвесить с точностью до грамма.
  
  Положим на весы, что есть -
  детей, карьеру, океаны...
  Ты - лучше там, я - лучше здесь -
  Покажет стрелка без обмана.
  
  Каким бы черным не было свое черное, и каким бы белым не было чужое белое, свое - оно всегда ближе к телу. А еще хорошие отношения (близкие?) бывает реальнее поддерживать, находясь на расстоянии. А рядом их (отношений этих) может и не случится. Или стихи не о том? О том, например, насколько прочны якоря, удерживающие двух близких от рывка навстречу?
  Финал оставляет чувство предопределенности и поражения чувств перед сложившимся жизненным укладом. Грустно.
  
  Айда! Хохлюшкин И.Л.
  - Айда, прокатимся на звёздах! -
  просил меня малютка-сын.
  - Я не могу, и слишком поздно,
  и надо спать... давай, - один.
  
  - А перепрыгнем через реку?
  А дернем ветер за усы?..
  - То неподвластно человеку.
  Я не смогу... попробуй - ты.
  
  - Сегодня я быстрее птицы
  летал - шептал мне сын опять.
  - Скажи, что это мне не снится!
  - Не знаю, что тебе сказать...
  
  Но всё твердил мне сын упрямо:
  - Зажжём костёр до облаков,
  чтоб даже в городе нас мама
  заметила?.. - Я не готов...
  
  А он бубнил стирая слёзы
  из глаз, что чистые холсты:
  - Айда, прокатимся на звёздах!
  Ну почему не можешь ты?
  
  С тех пор, и видимо навечно,
  (и сам не знаю почему...)
  летать и прыгать через речку
  ему сподручней одному.
  
  Ох, и разразилась бы я тут тирадами о взрослых и детях! Но... Все сказано, на самом деле. И умеющий слышать, услышит. И сделает выводы. И не отмахнется от полета на звездах и дерганья ветра за усы.
  
  Умирает старое, прорастает новое... Рахунов М.
  Умирает старое, прорастает новое,
  Только в полном здравии серебро столовое.
  Вынули - почистили, отгуляли праздники,
  И в буфет - для следующей, так сказать, оказии.
  
  Пусть дома разрушены, души пусть развеяны,
  Но живет столовое серебро вне времени.
  Знающее в точности меру своей ценности,
  Спрятано, ухожено - и навеки в цельности.
  
  Не дано нам, пишущим, быть в такой же почести.
  Не дано нам, ищущим, - ни в труде, ни в творчестве.
  Всё так хрупко, временно, как весна на Севере,
  И всем нашим опусам - тенью быть на сервере.
  
  Под лежачий камень вода не течет. И кого-то вполне устраивает роль тени. А кому-то роль столового серебра претит. Время - лучший ценитель. Умеет отделить зерна от плевел.
  Не легло мне стихотворение. Хотя и написано грамотно.
  
  Я сталкиваю разум мой и сердце Габдулганиева М.
  (Не нашла стихотворения на странице автора. Слава Богу, что страница жива! Я, честное слово, пугаюсь и расстраиваюсь от сообщений "страница не найдена").
  Я сталкиваю разум мой и сердце.
  Весы колеблются туда- сюда.
  На призрак равновесья опереться
  я вынуждена - в этом вся беда.
  
  Когда вулканом сердце полыхает
  От чувств неутоленных и любви,
  Тогда холодный разум мой вступает
  И властно мне диктует: "Позови
  
  лед айсберга, удары водопада,
  слов аскетизм, логический расчет.
  Уверен я - тебе это не надо,
  уверен я - губителен полет".
  
  Но сердце вновь взрывается страстями
  до головокруженья и до мук:
  "Ты холодна, но что же будет с нами
  в преддверии и после всех разлук?"
  
  Весы колеблются, а я - то остываю,
  То, горячась, запальчиво стремлюсь,
  в то будущее, что пока не знаю,
  к событиям, которых я страшусь.
  
  Унять ли те мечты, что дерзновенно
  Навеяли немыслимый полет?
  Иль продолжать мне жить обыкновенно,
  надеясь, что и это все пройдет?
  
  Если лирической героине удалось достичь равновесия - честь ей и хвала. Со мной такого не случается никогда: либо разум, либо сердце.
  Не ложатся ударения в некоторых словах. Не зацепилась ни за одну строчку.
  
  Здравствуй, чёрный понедельник. Чёрный-Георг
  Из заката шагнув прямо в осень,
  я на масле топлёных осин
  напишу обещание - сбросить
  со счетов, как заблудший кассир,
  предыдущих отчаяний сальдо,
  оказавшись один на один -
  с экзистенцией Жан-Поля Сартра
  и слабеющим зовом глубин.
  
  Амальгамой серебряной - лужи
  сморщат кожу при виде меня,
  ожидая - вселенскую стужу?..
  инфернальные пляски огня?..
  Вдаль - бесцельно и опустошённо
  побреду, замедляя шаги,
  через фасции офисов, шопов,
  сквозь брыжейки компьютерных гидр...
  
  В мегаполисной инфрасистеме
  растворяются сталь и бетон.
  Человек - существом тонкостенным -
  обречён окунаться в поток
  обязательных в улье эмоций -
  даже если, как трутень, далёк
  от общественных дел. Толпы мосек
  и глупцов - обожают полёт
  
  в мёд оккульта и воск эзотерик.
  А один, в моей маске, - готов
  проломить зароившийся череп
  и отдать что угодно - за то,
  чтобы властвовать в нём безраздельно.
  Ведь понять не сумеет и Бог:
  
  Вечность - это один понедельник
  сразу после разрыва с тобой.
  
  Стихотворение выделяется на фоне других (контраст в 'контрастах').
  Не мешает даже то, что мироощущение лирического героя мне не так уж близко. Но какие образы! Топленые осины, сморщенная кожа луж, тонкостенное человеческое существо...
  И финал. Замечательный финал!
  Спасибо автору.
  
  Если бы... Екатерина К.
  Вот не знала б тебя,
  И всё было бы проще.
  Не ждала бы случайного
  Доброго взгляда,
  Не ходила бы,
  Будто на привязи, рядом.
  Не страдала б ни капли
  Все дни и все ночи.
  Не искала бы встреч,
  Не боялась разлук бы.
  Не вела б себя глупым
  Наивным ребёнком...
  
  Не смеялась, наверное,
  Так бы вот звонко.
  Не была бы счастливой
  Без всякой причины.
  И такой вот на редкость
  И слабой, и сильной
  Без тебя ни за что бы
  Я быть не смогла.
  И ночами, наверно,
  Спокойно б спала...
  Вот не знала б тебя,
  И зачем бы жила?
  
   ...Если б он тебя не встретил,
   Значит, не было б на свете
   Настоящего меня.

      
  Эти строчки Николая Доризо всплыли в памяти непроизвольно. Две стороны медали. Просто две стороны: он - она. Для кого-то любовь - источник силы, для кого-то - слабости, для кого-то - того и другого вместе. Но убери эту составляющую - и все, все лишается смысла. И сила ни к чему, и жизнь.
  Давайте любить!
  Мне нравятся белые стихи. Особенно, когда не чувствуешь отсутствия рифмы.
  Содержание незатейливое (что не плохо). А состояние лирической героини знакомое.
  
  Символ бесконечности. Олли
  Царствие небесное?
  Логово ли бесово?
  Камнем преткновения
  Знаки и знамения.
  Ангелов ли демонов?
  Мальчиков ли девочек?
  На троих, без повода
  Пива, да без солода.
  Выходным отверстием,
  Вечным тайноследствием
  Долго мы искали, где
  Надпись на скрижалях тех:
  "Танечка плюс Петечка..."
  Символ бесконечности...
  
  И о чем тут можно рассказать, что добавить?
  Да ничего. Эта бесконечность в бесконечном далеке. Ищи ее, свищи ее...
  Не отзовется.
  Нет, вру, отзовется. Тоненько так под ложечкой потянет...
  Неоднозначное ощущение. Одно из тех стихотворений, которые понимаешь сразу, чувствуешь, а принять что-то мешает. Вот и читаешь снова и снова. Чтобы на последних двух строчках вздохнуть и согласиться.
  
  Мотылёк Баракин Д.Е.
   Мотылёк пролетает сквозь алое пламя,
   И дракон затаился в кошачьем зрачке...
   Мы плывем, растворившись в небесной реке,
   Чудеса и безумие следом за нами...
  
   Обгоняя свой разум, забывший, что значит
   Различать черно-белую пыльную жизнь,
   Суетливые мысли: "Иначе сложись..." -
   Исчезают бесследно, без смысла и сдачи...
  
   Синева так жестоко карает за серость,
   Непрозрачность и грубость сплетённой души,
   Словно жаждет её растерзать, сокрушить,
   Позабыв по-собачьи душевную верность...
  
   Кто всю жизнь восхищался иными мирами,
   Тот погиб, этим знаньем навеки сражен.
   Но в кошачьем зрачке затаился дракон,
   И летит мотылёк через алое пламя...
  
  Я возвращалась к этому стихотворению не однажды. Оба раза из-за двух строчек, ставших началом и финалом текста. А вот между ними многое мне показалось серым. 'Черно-белая пыльная жизнь' - на мой взгляд, не слишком удачный образ, местами, к тому же, затасканый. 'По-собачьи душевная верность' очень странная конструкция. Я бы поработала еще над средними четверостишиями.
  
  Твои шаги... Яшин И.
  Твои шаги во век благословенны
  В судьбе моей, немыслимой судьбе,
  Звучащие как колокол вселенной,
  Свои стихи пишу я о тебе.
  
  Бутоны роз не клавший к изголовью,
  Бродяга и скиталец, я клянусь
  Своей горячей, голубою кровью,
  Лишь о тебе испытывая грусть,
  
  Забывший все, и Родину и веру,
  Что даже жизнь и честь не по зубам,
  В твоей любви блестящую карьеру
  Я сделаю и господу воздам
  
  Свои хвалы, но рифмы будут те же,
  А если нет, то боль мою не трожь-
  Мои слова звучать не будут реже,
  И лишь острей по венам длинный нож
  
  Пройдется и под утро будет ржавый,
  И если не сумеет говорить
  Бумага о твоей крылатой славе,
  Тогда не зря рвала ты эту нить.
  
  Никакой я читатель. Услышала много патетики. А со-чувствовать не сумела. Рыцарь представился в ржавых латах. Правда, любовная карьера с его обликом не связалась. И от голубой крови грусть испытаваю.
  Автор, простите!
  
  Можно - нельзя Тиме Д.Г.
   Можно бы раскручивать в России
   новых технологий чудеса!
   Но - нельзя! Тому, кто нынче в силе,
   власть тогда придётся урезать!
  
   Можно б делать электромобили!
   Но - нельзя! Уменьшит прибыль тех,
   кто себе проценты застолбили
   в нефтесырьевой белиберде.
  
   Можно "плюнуть" на Чечню с вершины
   накопившихся горой проблем!
   Нет - нельзя! Военная машина
   хочет жить за счёт привычных тем.
  
   Может, вместо клановых баталий,
   заложить основы бытия?!
   Вновь - нельзя! Ведь шмотки из Италии
   для мещан - Верховный Судия!
  
   Если ты чиновник - выжить можно!
   Выжать из теснящихся гуртом
   что-нибудь, при должности, - несложно!
   Выдюжат! Привыкли быть жмыхом!
  
   Проще говоря: о чём тут думать?!
   Пусть тупой тупеет в тупике!
   Ну а кто - талант и очень умный,
   так границы-то - не на замке!
  
  Не без иронии, не без изобретательности стих. Но вот не люблю я политику. Не люблю рассуждать о том, что можно, а что нельзя. Не люблю обобщений поведенческих ли, классовых ли...
  Тем не менее, автору спасибо за интересное развитие темы.
  
  Шаг Рахметов П.
   Это мало или много: шаг от веры до проклятий?
   У последнего порога чуть помедли...
  
   ...На закате поседевшего светила будет всё не так, как прежде. Там непознанная Сила рушит слабые надежды: разрывает мозг и волю, плавит плоть и крошит кости... Упиваясь вкусом боли... Не испытывая злости... Без малейшего намёка на прощение...
   Всё просто: дело в том, что за порогом, как петарды, вспыхнут звезды, и раскрутятся пружины механизма часового, и галактики, как жилы, будут рваться, рваться!..
   Слово, что всему началом было, изойдёт в последнем визге... И непознанная Сила разметает, словно брызги, эти звезды и планеты, расплескав лохань Вселенной...
  
   ...Это гиблая примета - возвращаться...
   Непременно, прежде чем шагнуть, подумай: все ли козыри сыграют?
  
   ...Ночь крадётся мягкой пумой и хвостом своим стирает капли дня в пространстве тесном... И от края и до края (это даже интересно!) предстают картины рая, но без проблеска, без света!..
   Разве может быть такое?
   ...Это было... где же? Где-то...
  
   Мысли, образы рекою хлынут в мозг, щиты сминая. Не твои - чужие мысли...
   ...Память... Свет иного рая... Это было в прошлой жизни. Не твоей - чужой. И пресной... Под дерев священных сенью...
  
   Что ж так душно? Что ж так тесно?! Почему же про спасенье говорили так убого, забивая правду догмой?
  
   Если это всё от Бога, то скажи мне - кто ты, Бог мой?
  
   Но ответ - за тем порогом... И звенят, как струны, нервы...
  
   Это мало или много: только шаг?..
   Последний?
   Первый?..
  
  Очень легко читается. Не мешает внушительный объем, не мешает форма.
  Фэнтезийное такое ощущение остается. Стихотворение - поток, мысли мага, решившегося на непростое чародейство или на решительный поступок. Вот эта часть особенно легла:
  'Что ж так душно? ... кто ты, Бог мой?'
  
  Помыслив мир Аркадьева С.
  Мы смотрим на Реальность, а видим только свой мир.
  
  
  Впитал закат тепло шафрана
  С корицей.
  Летит по небу сарафана
  Жар-птица.
  
  Помялись ягоды в подоле, -
  Бог с ними.
  Душа и плоть бегут по полю
  Босыми!
  
  Реальный мир без всяких правил
  Помыслив,
  Звезда и ночь в лесной оправе
  Повисли.
  
  Далёкий свет, рождая тени
  Из кружев,
  Зашторил ход из сновидений
  Снаружи.
  
  Волшебных сил под елью старой
  Семейство.
  На стог рогатою тиарой
  Сел месяц.
  
  До южных звёзд луга скосили, -
  Как пахнут!
  И взгляд Вселенной тёмно-синий
  Распахнут...
  
  Туман задумчив и рассеян
  В июле.
  Добро и зло, обнявшись, в сене
  Уснули.
  
  .........
  Ты распечатал бесполезный
  Груз писем.
  Смотри, края бумажных лезвий
  У истин.
  
  Мне все здесь нравится. От самого начала до самого конца. Каждую строчку смакую. Сколько образов, сколько света! Чем-то таким родным-родным из детства тянет. Даже не так. Чувство, необремененное внешним, незамутненное бытом... босое чувство накатывает.
  И финал. Отрезвляющий. Даже жестокий.
  
  Фотограф и Поэт Бурмистрова А.И.
  Колени устали, запястья натерли веревки.
  Похмелье втирает в виски барабанную дробь
  Забавно: я твой пленник, а на нас одинаковые ветровки
  Да не смотри ты так! Прямо средоточие мировой скорби..
  
  Хорошенькое дело: связал меня, молчишь и завидуешь
  Представляю, как это страшно - быть старшим и все решать
  Сейчас ты будешь врать, что это я не оставил тебе выбора..
  Не траться, я знал тебя наизусть до того, как ты начал дышать
  
  Мне и так не хватает сил, не хватает банально времени
  Захваченный врасплох, схвачу ли кусочек злости хотя бы?
  Просто чтобы не сдохнуть однажды, проявляя мавзолей Ленина
  Подарив своей смерти мещанскую нежность к каждому классному кадру
  
  А пока мы стоим на крыше, терпеливо вдыхая
  Запах гудрона терпкий и холодный, рассветный август
  И я, злой, как влюбленный горбун, об одном мечтаю:
  Сохранить тот самый, единственно правильный ракурс
  
  Смешно тебе, глупый? А ты попробуй держать весь мир
  На прицеле. Бездарность, да ты и меня не удержишь!
  Развяжи мои руки - ведь ты проиграл, командир
  Развяжи мои руки - веревка, хоть давит и режет,
  
  Но гнилая, шепни - обратится мгновенно в труху
  Да и зачем вообще ты вдруг надумал мешать мне?
  Я не лгал тебе раньше, Поэт, я и нынче не лгу:
  Наши души становятся все бесплатнее и бесплатнее...
  
  В стране, гда любовная лирика - не больше, чем пьяная блажь
  В стране, где царит порнография и обесценено Слово,
  Мы не живем, а бродим призраками.. Кстати, какой этаж?
  Я разнесу в клочья любимый город. Где-то в половине шестого.
  
  Солнце - потому что утро - бьет по лицу восток.
  Утро - потому что мы и старые песни Шклярского в плеере
  А они - ты же знаешь - словно березовый сок:
  Полезны и сладки, но все равно кровь, пусть и дерева.
  
  Я готов расстрелять это утро больное вспышкой
  И уйти, куда угодно, подальше от Москвы и от тебя
  Но ты всегда будешь рядом, как в детстве - любимый мишка
  Ты жив во мне, как в августе живо дыхание сентября
  
  Похожие, как крылья самолета и как братья-близнецы,
  Только у тебя в руках блокнот и шариковая ручка,
  А у меня - фотокамера. Ты годишься мне в отцы,
  Зато твое оружие - не хуже и не лучше.
  
  Стихотворения сродни фото - статичны и легки
  А верная проза предполагает возможность нажать на паузу
  Ты внимательно следишь за линиями моей руки,
  Чтоб, если что не так, накатать Богу кляузу.
  
  А пока мы стоим на крыше, терпеливо вдыхая
  Раскованный дым сигарет с горьким привкусом примирения
  Не кляни погоду зря, погода как раз неплохая
  Но хватит разговоров - там летит мое мгновение
  
  
  Послушай, если проза похожа на стихи,
  Пиши стихи, в них яд сильнее фонтанирует.
  И именно поэтому, когда где-то кричат петухи,
  Я не снимаю видео. Я фотографирую.
  
  Перегруженное стихотворение: антуражем, многослойностью картинок, сложной ритмикой. Есть замечательные строчки (пусть даже спорные, но яркие), как то:
  Представляю, как это страшно -
      быть старшим и все решать
 
  Наши души становятся
      все бесплатнее и бесплатнее...
 
  Мы не живем, а бродим призраками.
 
  ...песни Шклярского в плеере
      ...- словно березовый сок:
  Полезны и сладки,
      но все равно кровь, пусть и дерева.
 
  Послушай, если проза похожа на стихи,
  Пиши стихи, в них яд сильнее фонтанирует.
  
  Сама идея мне нравится. И в близости, родственности двух направлений искусства не сомневаюсь. Фотография - слепок мгновения жизни, стихи - слепок чувств.
  Ни в коем случае не советую автору, но... Мне кажется, что избегнув нарочито драматической ситуации (пусть даже виртуальной), позволив героям просто разговаривать на крыше, не завтавляя читателя продираться сквозь недомолвки, автор мог бы собрать гораздо большее количество аплодисментов.
  
  К мо... Порфирьев А.А.
   К морю -
   бодриться зарею,
   кемарить -
   к мору.
   К морю -
   отведать омаров,
   кормить комаров -
   к мору.
   К морю -
   услышать волны,
   глохнуть -
   к мору.
   К морю -
   одаривать глубиною,
   мелью карать -
   к мору.
   К морю -
   мечтать с Мирабеллой,
   с кикиморой -
   к мору.
   К морю -
   наполниться миром,
   водиться с войною -
   к мору.
   Потому
   говорю -
   к морю,
   кровью
   и потом,
   к мору
   потом,
   к морю.
  
  Контрасты, да... К морю, друзья, к морю. Обо всем другом не думать! Зачем нам на мели с комарами кемарить?
  Интересно, но тяжело. Тяжело.
  
  "Осень-призрак" и "Осень -награда" Ярошевич Т.В.
   ***
  "Посмотрите-ка, сколько витрин!
  И все нитки - зеленого цвета"-
  осень сказала, войдя в магазин...
  "Распродажа!"- ответило лето.
  
  
  ***
  Капли, как бисер,
  на тонкую нитку
  собирались,
  (здравствуй, роса!)
  кропотливо (боялись ошибки),
  свет неся изнутри. "Чудеса!"-
  называл их счастливый кто-то,
  "Снова сырость,"- вздыхал другой-
  "Развела ( как не стыдно!) болото
  эта осень..." "Твоей красотой
  наслаждаться я не перестану"-
  первый голос для осени пел.-
  "Для меня ты всегда желанна,
  я люблю тебя!". "Эх, надоел
  со своею (опять!) серенадой..."-
  пессимист недовольно ворчал.
  "Осень призрак" и "Осень -награда".
  "Не тревожь..." "Приглашаю на бал..."
  
  У меня ощущение сырости и от оптимиста, и от пессимиста осталось.Непродуманность чудится не столько в репликах, сколько в способе противопоставлять мнения.
  Возможно, огранка формы помогла бы улучшить восприятие текста. И на знаки препинания не мешало бы посмотреть внимательней.
  
   Вопросы на ответы и Triangel. Key K.
  *************************
  Вы видали жизнь животных?
  Стадных, жадных и голодных?
  В роддомах и по больницам,
  по рукам и в них синицам?
  Вы видали гибель стали?
  Скромный морок привидений?
  Вы едали жизнь растений?
  Полем битвы тьмы и света
  ходит ангел светотени
  поглядите, рядом где-то
  *********************
  поглядите, рядом где-то
  на границе тьмы и света
  целый мир, чудной и странный,
  многомерный, полигранный,
  там в бескрайности фрактальной,
  во фрактальности бескрайной,
  обернётся ясность - тайной,
  тайной чистой и кристальной,
  там колодец мирозданий,
  там - вопросы на ответы,
  там - предел любых скитаний,
  там на грани тьмы и света
  в бесконечности сомнений
  тихий ангел светотени
  ********************
  тихий ангел светотени
  вечный вестник тех, кто с краю,
  протяните в Нете нити,
  вы сдаёте - он играет,
  он является с приветом
  всех скитальцев середины,
  он поёт, что тьма со светом
  в этом мире не едины:
  там, где двое - рядом третий,
  водород, дейтерий - тритий,
  пара орто - рядом мета.
  Вы же верите в приметы?
  И не бьётесь с зеркалами?
  С их стеклянными углами,
  в их серебряных глубинах?
  Разбираетесь в рубинах?
  Собираетесь в сапфирах?
  Сомневаетесь в исходных?
  А в каких витали сфирах?
  А на звёздах - на холодных?
  Вы искали храмы Кали?
  Вы гляделись в зазеркалье?
  Вы видали жизнь животных?
  *************************
  
  Ух... Неужели вопросы закончились? Непростую игру затеял автор.
  
  Уж затейник, так затейник. Не едавши жизнь растений, не увидев светотени, не заметив привидений, не дойдя до середины, вряд ли тут поймешь: едины в тексте части и приметы, песни тьмы и песни света. Лучше спрятаться в рубинах. Не по мне лежат глубины.
  
  Эквилибристика.
  
  
   В этой номинации для себя смогла выделить только четыре стихотворения, которые абсолютно легли на душу. Вернее, пять. "Хмуравей" Парошина хорош. Но, мне кажется, это стихотворение нуждается в таком же окружении. Возможно, на следующих играх имеет смысл ввести номинацию "Стихи для детей".
  
   Вот четверка, за которую я отдала свои голоса:
  
   Хохлюшкин И.Л. Айда!
   Чёрный-Георг Здравствуй, чёрный понедельник
   Рахметов П. Шаг
   Аркадьева С. Помыслив мир
  
 

  
  Номинация 4. НЕТ ДОРОГЕ ОКОНЧАНЬЯ
  
  Разговорились мы в дороге Васильевский Дима
  Разговорились мы в дороге
  Без лишних пафосных тирад,
  Как будто вместе были сроду,
  А был лишь Сергиев Посад.
  
  Мы аромат вдыхали чайный,
  Мелькали рощи и мосты,
  Меня с попутчиком случайным
  Нес скорый поезд из Москвы.
  
  Мы были равно откровенны,
  И говорили обо всем -
  Куда ведут нас перемены,
  И, кроме хлеба, чем живем.
  
  Какие ветры нас носили
  В чужие земли, а еще
  Мы говорили о России,
  Которой путь наш освещен.
  
  Что нет в кромешной загранице
  И сотой доли тех лучей,
  В которых мы - слепые птицы -
  Парим на родине своей.
  
  И луч возник. Как заколдован
  Сиял взъерошенный вокзал.
  Попутчик мой был чуть взволнован.
  Я ему адрес записал.
  
  Простая, понятная, знакомая всем ситуация. Споконое, плавное изложение. Удачный финал. Цепляющий.
  А вот общее впечатление получилось нейтральным.
  
  Жизнь - дорога странная... Власов Михаил
  Жизнь - дорога странная
  Края не видать
  То ли поле бранное
  То ли тишь да гладь
  Метрами да вёрстами
  Вдаль идут года
  За летами - вёснами
  Зимы - холода
  
  На дороге странной той
  Каждому - своё
  Кто-то видит лес густой
  Кто-то - вороньё
  У кого-то на пути
  Храмы-терема
  А кому, сколь не идти
  Посох да сума
  
  Нас дорога вдаль влечёт
  Только пыль столбом
  Кому боком выйдет счёт
  А кому - горбом
  Не прощайся, а прощай
  Душу не неволь
  Сколь рулетку не вращай
  В сумме будет ноль
  
  Помните, у Макаревича:
  Один утверждал: "На пути нашем чисто",
  Другой возражал:"Не до жиру".
  Один говорил, мол, мы - машинисты,
  Другой говорил:"Пассажиры!"
  Здесь обошлось без диалога, но суть от этого не меняется. Есть два варианта, два полюса. И только в финале итог, согласно которому совершенно неважно, как ты прожил эту жизнь. Ведь любая жизнь заканчивается определенным образом.
  Я с этим не согласна. Потому что даже "нулевой" вариант в разных ситуациях не одно и то же.
  Техническая часть - вполне, хотя и не без шероховатостей.
  
  Гляди веселей! Левенгук
  Лишь утренний луч, разойдясь понемногу,
  Прогонит ночные туманы с полей,
  Мы снова в дороге, нам снова в дорогу -
  Скорей собирайся, гляди веселей!
  
  Нас ждут Хорасан и Чимкентские Горы,
  Голодная Степь и дворцы Бухары;
  Кушак повязать - невеликие сборы;
  Скорей собирайся, уйдем до жары.
  
  Ты помнишь, дрожали, когда на закате
  Нас ветром встречал грозовой перевал?..
  Но мудр Аллах, он сквозь дыры в халате
  Всю ночь нас дыханьем своим согревал.
  
  А ныне дорога укроет от зноя
  Прохладой арыков и тенью аллей.
  Укроет... хотя бы и просто чалмою -
  Доверься дороге! Гляди веселей!
  
  Ты скажешь с упреком, что я в годы странствий
  Не нажил добра и не нажил семьи?..
  Алмазы свиданий и золото "Здравствуй!"
  И жемчуг улыбок - богатства мои!
  
  Чудесен халат мой - монетами шуток
  Карманы его неизменно полны;
  Друзья и семья мне - кто весел и чуток,
  Домашний очаг - огонек чайханы.
  
  И мне не нужны ни хоромы богатых,
  Ни роскошь вельмож, и ни власть королей -
  Я вольной дорогой богаче стократ их,
  Счастливей стократ их! Гляди веселей!
  
  Гимн дороге и вечным ценностям. Чистая, светлая энергетика, которой невозможно (и не хочется) противиться. Понравилось.
  
  Под небом, где химер стада... Ос Светлана
  1.
  
  Когда над миром новый день
  Раскроет чёрно-белый зонт,
  И отступившей ночи тень,
  Дрожа, сползёт за горизонт,
  На приторном лице добра,
  Как плесень, выступит изъян,
  И чай, не выпитый вчера,
  К утру замёрзнет по краям,
  Придут, привычное тесня,
  Иных полки, к плечу - плечом.
  Когда вокруг царит возня,
  И лжи мифриловым мечом
  Мир рассечён на два куска,
  И веет холодом с межи...
  Когда сознанье рвёт тоска,
  И мысль, что ты ещё не жил,
  Но вновь дорога впереди
  Сквозь сонм блуждающих огней,
  Когда поймёшь: нет сил идти
  За теми, кто ушли по ней.
  И, проезжая мимо, Смерть
  Вдруг подмигнёт тебе с арбы,
  Ты, вспомнив жизни круговерть,
  Захочешь сдаться без борьбы,
  Успев познать, что данный срок -
  Пустых событий череда
  Под небом, где всесилен рок,
  Под небом, где химер стада...
  
  
  2.
  
  Под небом, где химер стада,
  Где с криком кружит вороньё,
  Лежит дорога в никуда,
  И лишь два шага до неё...
  Вот, на поверхности песка
  Уже теряются следы,
  И тает плоскость плавника
  Под километрами воды,
  И опрокинут в липкий зной
  Светила огненный геккон.
  Бокал вина передо мной,
  Наполовину полон он.
  С душой, податливой как ртуть,
  Легко остаться не у дел.
  И нет решимости шагнуть
  За обозначенный предел,
  Прервать запущенный процесс,
  Взломать условностей хитин
  И дотянуться до небес
  Из марракотовых глубин.
  И, развернувшись в полный рост,
  Остаться, не укрыв лица,
  Там, где под вечер в свете звёзд
  Звучат мелодии творца...
  
  Но звук не достигает дна
  Сквозь шорох вод и жабер хруст...
  Что наша жизнь? - Бокал вина.
  И он наполовину пуст.
  
  Я человек, испорченный рекламой. Когда речь заходит о полноте бокала, я сразу вспоминаю рекламный ролик. Хотя отдаю себе отчет в том, что он вторичен. Вот врезался визуальный ряд в память, и делай что хочешь.
  Да, философия замечательная. Текст, несомненно, интересный. Присутствие химер может быть истолковано неоднозначно, что хорошо. И сама фраза про химеры мне нравится. Нравится решение темы.
  Некое неприятие вызвал образ добра (ну не может оно быть приторным, по-моему; оно же не лесть, с ним нельзя перебощить) и "жаберы".
  В общем и целом положительное впечатление.
  
  Пешком Бурмистрова Анисия
  Камешек в ботинке,
  Скучная дорога.
  Мне пешком до Рима -
  Что ж, не так уж плохо.
  
  Плавится затылок
  Под прозрачным солнцем.
  В сумке Доширака
  На семнадцать порций.
  
  Я - веселый странник,
  Менестрель без слуха.
  Мне смешно, тебе ли
  Плакать в гостевухах?
  
  Я лечу по тропкам,
  Я столбы сбиваю.
  Всем по барабану,
  Дворники кивают.
  
  От дверей - занозы.
  От улыбок - дети.
  Я - подруга ветра.
  Я, наверно, ветер.
  
  Разудалое какое путешествие. Лирической героине море по колено. С такими замашками самое верное - быть ветром. Две последние строчки - понравились. Менестрель без слуха - емкое определение. Остальные - не особенно впечатлили. После дверей-заноз связь детей и улыбок смотрится странно.
  
  Баллада Шауров Эдуард
  Отважный рыцарь Саймонд Холл
  В поход к земле святой,
  На сером в яблоках коне,
  Отправился весной,
  Над ним кружился черный дрозд,
  Сирень цвела у стен,
  А из окна глядела вслед
  Красавица Мадлен
  
  Он ехал пьян от дум и грез,
  Сулящих славы свет,
  Ворота павших городов,
  Звон золотых монет,
  И падал нехристь сарацин,
  Проколотый копьем,
  И крест господень на щите
  Сиял святым огнем
  
  
  Смотри, смотри в небеса,
  В кружение фей над твоей головой,
  Не сможешь ты увидеть меня,
  Ведь я у тебя за спиной...
  
  
  Три года ветра и дорог
  Прошли в стране чужой,
  И ехал славный Саймонд Холл,
  Спиной к земле святой,
  Он возвращался налегке,
  Без свиты и телег,
  И под копытами коня
  Скрипел искристый снег...
  
  И честь и славу Саймонд Холл
  Добыл себе мечом,
  Но был три года Саймонд Холл
  Со смертью обручен,
  Спасали чары крошек фей
  От женщин и мужчин,
  Но нет спасенья от тоски
  И средства от морщин
  
  
  Смотри, смотри в небеса,
  Где рыцарям добрым обещан покой
  И я уже у тебя на устах,
  Хотя ты еще не со мной...
  
  
  Он гроб господень не нашел
  Средь тысячи гробов,
  Богаче стал на свежий шрам,
  И тридцать пять грехов,
  В седле, ссутулившись, смотрел
  На снежный гобелен,
  И думал только о губах
  Красавицы Мадлен...
  
  
  Смотри, смотри в небеса,
  В кружение фей над твоей головой,
  Не сможешь ты увидеть меня,
  Пока не вернешься домой...
  
  Перемешалось все в моей голове. Читаю и вижу маленькую девочку на пригорке, которая машет белым платком удаляющемуся Белому Рыцарю, а в голове звучат строчки: "Вел за корону смертный бой со Львом Единорог..." Наверно, эти строчки в свое время очень хорошо спели. Поэтому ритмика стихотворения сразу мне о них напомнила. Я себе подпевала чуть-чуть.
  Стихотворение понравилось. Положительные ассоциации за собой тянет. Даже веселые. Помните старую песенку про зеленого коня? Тоже ведь для прекрасной дамы был сотворен.
  Наверняка перед автором не стояло цели развеселить читающих. А посему, пусть он простит мне довольную улыбку.
  
  Мореходы Дунаев Борис
  Гуляки, выпивохи, бузотеры
  без денег, без забот, без барахла...
  В рисковые соленые просторы
  их жажда вольной воли завлекла.
  
  Челны стелились тройкою в разбеге,
  и шкоты пели, словно соловьи.
  Косились португальцы и норвеги
  на эти острогрудые ладьи.
  
  Но в "око бурь", которое в испуге
  норвеги обходили стороной,
  славянские стремительные струги
  влетали бесшабашно за волной.
  
  Все кабаки всех гаваней на свете
  тряслись от хора хриплых голосов.
  А на заре опять ловили ветер
  открытые ладони парусов.
  
  И уходя в незнамую дорогу,
  бросая вызов миру и судьбе,
  как водится, они молились Богу,
  но верили лишь фарту и себе.
  
  Вольное, как сам ветер странствий, стихотворение. Удалое. Прекрасный образ "открытые ладони парусов". Понравилось.
  p.s. Я ничего не смыслю в мореходстве. Признаю это. Думаю, что описывая что бы то ни было, полезно знать о предмете повествования если не все, то многое. Благодаря дискуссии, возникшей вокруг этого стихотворения, кое-какими знаниями обзавелась. И сделала выводы.
  
  Круговорот шагов в природе Черный Георг
  Шагнуть в историю решив - с осточертевшей колокольни,
  поскольку - жил, коптил, грешил - и понял, что с тебя - довольно, -
  с улыбкой смотришь - в небеса и, занеся над миром ногу,
  уверен: через полчаса твой дух бессмертный встретит Бога, -
  помедли несколько секунд, свой первый шаг к освобожденью
  подготовляя, - жребий скуп на судьбоносные мгновенья.
  
  Поток мелеет на глазах, - успей им вдоволь насладиться!..
  
  Священник что-то мне сказал, персты смочив святой водицей.
  Я вижу бороду его, крест на серебряной цепочке...
  От взора добродушного теряюсь... Достаю платочек.
  Сморкаюсь, глядя на амвон. Священник, словно под огромным
  увеличительным стеклом, идёт к двери; в тени колонны
  протянет нищему пятак, - шагнув туда, где воздух летний...
  
  и где твой самый первый шаг
  окажется его - последним.
  
  Смутили "водица" и "платочек" - не вписываются в повествование, на мой взгляд. Уменьшительно-ласкательная форма здесь режет слух, как и резкий сбой ритма рядом с тем же платочком. Нет, можно, конечно, прочитать и так, чтобы ритм не ломался, но тогда нужно делать два ударения в слове "добродушного" - с первого раза уменя не получилось прочитать гладко. Не сомневаюсь, что автор и сам это знает.
  Понравился образ уходящего священника в призме увеличительного стекла.
  Стихотворение не кажется мне удачным.
  
  Мой Поезд Олли
   Мой поезд катит неторопливо:
   не скорый, так, простой,
   пассажирский.
   Надежд оправданных и
     счастливых
     предчувствий полный.
    Сложу пожитки в сундук старинный.
    Сургуч и плетка.
     "Понурый, ходу!"
     Кричу не старой усталой кляче,
     но паровозу.
     Мой поезд мчится стремглав по кругу,
    Стрелою Красной.
     Ну, как же - скорый!
     Предупредительная обслуга
     и в ресторане бифштекс, да с кровью.
     Укроюсь где-то на верхней полке,
    той, что судьбою для чемоданов.
     На что мои полтораста в холке:
     свисают ноги в штиблетах драных...
     Мой поезд встал на пути запасном.
     Туда, откуда дороги....знаешь?
    А под исподним, иконка Спаса,
    что мама сунула.
    Провожая...
  
  Ритмика. Как же мне здесь нравится ритмика! И состояние лирического героя близко и понятно. У каждого, наверно, случается минута, когда ты со всеми и один. Когда хочется отгородиться, отделиться, спрятаться. Когда все вокруг - картонные декорации. А все важное, нужное - у сердца. Никому не видно, но греет и дает силы идти дальше, даже если впереди тупик.
  
  Следы Шася
  По дороге назад не вернуться,
  Цепь следов, натянувшись, трещит.
  Мне бы кошкой сейчас обернуться
  И свернуться клубочком в тиши.
  
  Мне бы стать быстрокрылою птицей,
  Улететь в безопасный край.
  Не тревожа следов, в небо взвиться,
  Не сказав ни "привет", ни "прощай".
  
  Тает снег на горячих ладонях.
  Волчий вой вновь колышет степь.
  Ведь начну убегать - не догонит...
  Но... Не хочется рвать
   Эту
   Цепь.
  
  Я, если честно, не совсем поняла, что хотел сказать автор. Мне понравился видеоряд первого четверостишия, мне близко стремление к свободе второго, но последннее? Как не стараюсь, получается, что в описанной ситуации цепь порвется в любом случае. Вопрос в том, как она порвется: в честной драке или постыдном бегстве.
  Говоря короче, финальная строчка вызывает у меня сомнение.
  
  Путник Цветкова Галина
  Вечер только начался,
  Буря завывает.
  В придорожном кабаке
  Музыка играет.
  Вина, яства, разговор.
  Чаши и бутыли.
  Хоть ты рыцарь, хоть ты вор -
  Лишь бы деньги были.
  Развалился на скамье
  Юноша усталый -
  Мирно славящий богов
  Честный добрый малый.
  За спиной остался дом,
  Впереди дорога.
  Снежный тракт в лесу глухом
  И препятствий много.
  Не торговец, не батрак,
  Рыцарю не служит -
  Просто молодой чудак
  Доедает ужин.
  Может быть, им движет месть,
  Или жажда славы?
  Иль несет дурную весть
  Для невесты-павы?
  Одурманен ли мечтой,
  Ищет в жизни счастья?
  Мчится за своей звездой
  Через все ненастья?
  Бросил все, сорвался вдаль.
  Нет пути обратно.
  И ему совсем не жаль?
  Маловероятно...
  
  Манит теплая постель,
  Лечь бы и уснуть.
  Кем бы ни был ты досель,
  Завтра утром в путь.
  
  Я бы к финальному четверостишию добавила еще одно - непосредственно перед ним (хотя бы и первые четыре строчки). И все. Все остальные - просто опустила бы. Пристальное внимание к неприметному путнику ведет в тупик. Для чего оно было нужно? Чтобы в финале убедиться "да ни для чего!"? Все равны, какие бы причины и какое прошлое не гнало бы людей в дорогу?
  В конце стихотворения я знаю о путнике ровно столько же, сколько и в начале. Более того, путник безлик и не оставил после себя ни единого штриха. Взять для сравнения тот же "Поезд" Олли. О главном герое тоже ничего не известно и в то же время известно все. Его поведение говорит само за себя. Читателю открыто главное - состояние. А здесь я теряюсь перед вопросом "зачем мне все это рассказали?"
  
  смотреть Качур Виктория
  Остаётся только смотреть, как медленно издыхает лето,
  В наступающих сумерках бледных в небо пялиться слепо
  И следить, как за окнами электрички, словно кадры скверного клипа,
  Мельтешат желтеющие ясени, тополя и липы,
  Ещё держатся яблоки, с низких веток сыплются сливы...
  Если юг впереди, значит, ночь наступает слева.
  
  Сложная оригинальная рифмовка. Яркая картина. Казалось бы, два слова: издыхает лето. А за ними такая прорва ассоциаций! В том числе и упомянутые цепляющиеся за ветки яблоки и безвольно срывающиеся сливы. Что только подталкивает отправиться в страну своих собственных предосенних вопоминаний, душевного смятения. Финал нравится особо. Ох уж эти левые ночи!
  

  
  
  
  Мне было интересно читать стихи этой номинации. Стихам, которые добавили мне отптимизма (очень в этом нуждаюсь), я отдала свои голоса. Вот моя четверка:
  
  Левенгук Гляди веселей!
  Шауров Э.В. Баллада
  Олли Мой поезд
  Качур В.И. Смотреть
  
 

  
  Номинация 5. ДАЛЬНИЕ СТРАНЫ
  
  Мне кажется, что не все стихи этой номинации попали в тему. Даже если какая-то дальняя страна была призвана служить лишь декорацией к действию, ее черты должны были бы присутствовать. А я рассмотрела только полупрозрачный фон.
  Поэтому моих голосов в этой номинации крайне мало.
  
  Песнь о Граале Файн Илья
  Кем был тот герой? - не романтик, а воин
  Но песнь о Граале пропел менестрель -
  И он, этой песней смертельною болен,
  Стрелою себя запустил прямо в цель
  
  От ветра взрывалась роскошная грива,
  И кожа дубела под ветер и дождь,
  Но девы ему улыбались игриво
  Завидя его королевскую мощь.
  
  А он, даже взор свой на женщин не тратя,
  То брёл по песку, то скользил по траве,
  То падал в ущелье с рекой в водопаде
  Под зонг,напевавший в его голове.
  
  Порой разражался он бранью площадной
  В преградах узрев чью-то злобную месть.
  Рубил он врагов - и друзей -беспощадно,
  Когда их слова заглушали ту песнь.
  
  Топор пробивал через скалы дорогу,
  Но годы сумели настичь его бег,
  И в час, когда он победил все невзгоды,
  Его шевелюра была словно снег.
  
  И кубок в дрожащих ладонях качался
  Когда он в ознобе закутался в плед.
  Что делать с находкой? - припомнить пытался
  Но был позабыт самый главный куплет...
  
  Не позавидуешь герою. Столько усилий приложено, столько трудностей преодолено, такой долгий и тернистый путь проделан - и все зря.
  Чудится мне здесь некоторое противоречие. Грааль не дается в руки любому. Только достигший высшего духовного совершенства способен его отыскать. И тогда открывается истина, а, может быть, даруется бессмертие. Впрочем, какие только шутки не играет с нами судьба.
  Не могу сказать, что мне понравилось изложение. Вот предпоследнее предложение возьмем, к примеру. Оно начинается с того, что топор прорубает дорогу. Дальше его настигают годы, шевелюра топора белеет. Да и последнее четверостишие уже не к герою относится по тексту... Я понимаю, что речь не о топоре вовсе. Но читается именно так.
  Многочисленные 'но', мне кажется, не везде оправданы.
  
  О пользе краткосрочных командировок Алексеев Алексей
  В который раз по улицам Женевы
  Брожу я, наблюдая праздник жизни,
  А Вы, рожденная под знаком Девы,
  Остались в нашей сумрачной отчизне.
  
  Но я зачем-то спрашиваю "где Вы?"
  
  На время позабыты все заботы,
  Женевский мир спокоен и приветлив,
  И я не задаюсь вопросом "кто ты?"
  И подозрений сбрасываю петли.
  
  А "ты" и "Вы" - в гармонии, как ноты.
  
  Плюмажем вздыблен белый столб фонтана,
  Шелк озера расцвечен парусами.
  Так много красоты, что даже странно,
  Как можно звать тебя (иль грезить Вами).
  
  Сердечная, не заживает рана.
  
  Когда вернусь в любезную отчизну,
  Увидеть Вас (или тебя) надеюсь.
  Какой ты будешь, милой ли, капризной,
  Мне всё равно - с тобой я молодею
  
  И по любви я не справляю тризну!
  
  Единственное замечание: в первом четверостишии немного сбоит на 'рожденная'. А так - простое, ровное, понятное. Симпатичная форма. Оптимистичный финал.
  
  В Америке Рахунов Михаил
   Что за идея - рисовать яблоко...
   (Жак Превер)
  
  Надуваюсь, наливаюсь,
  Впечатлений набираюсь,
  Просвещаюсь в праздных чатах,
  Упираюсь рогом в блогах,
  Балагурю о девчатах,
  Засыпаю на дорогах,
  Улыбаюсь лицам новым,
  Копам вешаю лапшу,
  Дымом легким и вишневым
  С должной дерзостью дышу.
  
  Не готовлю, не стираю,
  Письма в Yahoo не стираю,
  Не гоняюсь за вещами,
  Понапрасну не рискую,
  И за суточными щами
  Не скучаю, не тоскую,
  Не кривляюсь: "Рад стараться...",
  Не готов очки втирать,
  Не умею расставаться,
  Не желаю умирать.
  
  День весенний на излете,
  Стих упругий, как из плоти,
  Дом просторен и уютен,
  Кофе сварено вгустую,
  Жизнь безоблачна, по сути,
  Твердо верится в такую.
  За окном деревья сада,
  Птичий гомон, детский крик,
  Все устроено, как надо.
  Поживем еще, старик.
  
  'Все устроено, как надо'. Интересная рифмовка. Легкое (беспечное?) отношение к жизни лирического героя прекрасно вписывается в выбранную форму. А вот послевкусия нет.
  
  Осень в Вечном Городе Черный Георг
   И дольше века длится день,
   И не кончается объятье.
   (Борис Пастернак, "Единственные дни")
  
  
  "Desidera?" - Ты говоришь -
  И улыбаешься... - Зачем?..
  Лемуры туч над лесом крыш
  Задрали длинные хвосты...
  В который раз я потерял
  От сердца ключ. Из темноты
  Подушек-пледов-одеял
  Комар назойливо запел...
  
  "Ritornero!" - Не говорю,
  Но корчу рожицу. - К чему?..
  И что за дело сентябрю
  До наших - будущих - разлук?..
  А я сказал уму: "Прощай!" -
  И сердце вновь ушло из рук.
  Малина, градусник и чай
  Здесь имитируют - тюрьму.
  
  "Arrivederci, Roma!" - Вот
  И подошла пора простить...
  "Mi scusi, no!" - В ответ плывёт:
  "Нет, я не Рома, я другой,
  Ещё неведомый избранн..."
  И долька месяца - с тоской
  Многоэтажных икебан
  Сливается... И сны - просты.
  
  И мы - не можем разорвать
  Кольцо зациклившихся тем,
  И возлагаем на кровать
  Венки сплетающихся тел...
  И - совершенно всё равно,
  Кто нас придумал и зачем...
  
  И входит ночь через окно...
  И дольше века длится день.
  
  
  _________________________________________________
  Примечания
  
  Desidera? [дэзИдэра] (ит.) - Тебе нужно что-нибудь?
  Ritornero [риторнэрО] (ит.) - Я вернусь.
  Arrivederci, Roma [аривэдЭрчи рОма] (ит.) - До свидания, Рим.
  Mi scusi, no [ми скУзи нО] (ит.) - Извини меня, нет.
  
  Чудная музыка, замечательные образы, тщательно выписанное настроение.
  Одно удовольствие читать.
  
  Мы тронемся в путь на рассвете... Кириллова Екатерина
  Мы тронемся в путь на рассвете,
  Оставив всё прошлое разом.
  Почти повзрослевшие дети
  Почти непридуманных сказок.
  
  Не спросим у феи дороги,
  Волшебных колец не наденем.
  Почти всемогущие боги,
  В почти уцелевшем Эдеме.
  
  Не станем с драконом сражаться,
  Спасая чужие короны.
  Мы будем почти самозванцы,
  Почти драгоценного трона.
  
  Мы даже не можем с тобою
  Уплыть за пиратами в море.
  Как будто живые герои
  Почти настоящих историй.
  
  'Что-то в этом есть,'- думается по прочтении. Уклончивость и неопределенность повторяющегося 'почти' подкупает. А ускользающее 'что-то' так и не находится ни после второго, ни после третьего прочтения.
  
  The Big Apple Будяк Иван
  Этот город, похожий на карте на кафельный пол,
  где без компаса стороны света в лесу небоскрёбов
  узнают по асфальтовым просекам, где на помол
  местной пыли - представьте наждак - непривычное нёбо
  реагирует, будто белуга на слово "икра", -
  этот город играет на бирже и делает ставки.
  
  Разноцветной и разноплемённой гурьбой детвора
  оккупирует Нью-Вавилон, не послушавшись Кафки.
  
  В этом городе каждое утро творит чудеса
  воскрешения кофе - но, сдав караул, летаргия
  так искусно снимает ремейк "Андалузского пса",
  что двойному эспрессо сродни только лоботомия.
  
  Этот город ест сэндвич на lunch, презирая обед;
  даже dinner à la bourgeiose предсказуемым стейком
  заставляет рассчитывать только на мокко с чизкейком
  и на то, что беседа пройдёт, как всегда, tête-à-tête.
  
  Здесь заношено взглядами небо, как ветошь, до дыр -
  и латать его некому в век торжества прагматизма:
  неоплаченный счёт - ведь не более чем сувенир
  на крещение в водах реки социал-дарвинизма.
  
  Мегаполис, за день проживающий тысячи лет,
  распихав подозрительных лиц по вагонам сабвея,
  перед сном на диване глазеет на автопортрет
  в новостях, будто впрямь никогда ни о чём не жалея.
  
  P.S.
  Вечерами по клубам и барам тут ловят мужчин
  одинокие женщины, что недоступно доступны -
  это их зеркала, не жалея незримых морщин,
  отражают пристрастно и этим, конечно, преступны.
  
  Считаю эту работу лучшей в номинации. Мне все здесь нравится. Яркие образы, фундаментальное полотно.
  
  Баллада о Тутанхамоне Парошин Андрей
  Не имея всемирной известности,
  До начала античных времен
  В чахлой древнеегипетской местности
  Жил один молодой фараон.
  
  Дальний родственник Тутмоса Третьего,
  Не мечтая в анналы попасть,
  На пороге тринадцатилетия
  Получил абсолютную власть.
  
  Не был личностью он замечательной:
  Не боролся, не пел, не страдал
  И не вел действий завоевательных,
  Лишь в постели с женой воевал.
  
  Но по воле злодея Анубиса
  (Спорить c богом, дружок, не моги!)
  Юный несостоявшийся умница
  Умер от перелома ноги.
  
  И, оплакан народом и жрицами,
  Был в Долину царей отнесен,
  Там, увенчан роскошной гробницею,
  Успокоился Тутанхамон...
  
  Под землей в безмятежной гармонии
  Мирно тысячелетия шли,
  Но недавно, - вот дату не помню я, -
  Только эту гробницу нашли.
  
  Дрогнул свод под киркой археолога,
  В предвкушенье напрягся рычаг, -
  Всюду золото, золото, золото! -
  И в алмазах большой саркофаг.
  
  Долго в яме ученые возятся
  И находки увозят в Каир, -
  И гремит фараоново прозвище
  На весь наш переразвитый мир.
  
  И из каждого ящика слышится:
  "Он велик, он могуч и умён!" -
  И из всех фараонов египетских
  Всех известнее Тутанхамон...
  
  Так скажу я вам без околичностей,
  С прямотой и открытостью всей:
  Зачастую мы судим о личности
  По размерам и блеску вещей.
  
  Преклоняемся мы перед тронами,
  Коронуя злачёных тельцов,
  Почитаем подчас фараонами
  Недалёких сутяг и дельцов.
  
  Становясь год от года критичнее,
  Я ищу за оберткою суть.
  Обращайте вниманье на личности!
  Ну и на саркофаги - чуть-чуть...
  
  Чувству юмора автора можно только позавидовать. Спасибо, развеселили! Может, автор и не собирался обыгрывать пословицу "встречают по одежке...", но вспоминается именно она. И каковы для нее декорации! Чудная басня получилась. Длинновата, правда.
  
  Внутренний свет Цветкова Галина
   Сладкий сон до рассвета плывет в тишине
   Запах виски навек пропитал каждый дом
   Блик далекой звезды померещится мне,
   Эта чья-то душа полыхает огнем.
   Раскрываясь румянцем на бледном лице,
   Рыжей прядью цепляясь за черный берет,
   Знаком рода застыв на старинном кольце,
   Она светит во тьме уже тысячи лет.
   Воплощаясь в поэмах, твореньях, мечте,
   Она вечно идет за хозяином вдаль,
   Непрерывно мерцая в пустой темноте
   Своим светом порой разгоняет печаль
   Огоньки белых звезд покорят небеса,
   Не уйдут молчаливо в безвестный покой,
   Будут вечно сиять и дарить чудеса.
   Надо только уметь поделиться душой...
  
  Приятное стихотворение. Только последнее четверостишие кажется мне немного оторванным от остального текста. Может быть, смещением временного акцента, может, переходом от частностей к общему. И запах виски как-то размыт в пространстве.
  
  Уехал твой милый Винокур Роман
  Уехал давно - очень жаль, что не вместе, -
  Уехал твой милый в далёкий Вест-Честер.
  
  Уехал твой милый, где Мэри и Джоны,
  Уехал навек из страны разобщённой.
  
  Уехал твой милый, где синие дали,
  Где времени нет для тоски и печали,
  
  Где с неба ленивым не сыплется манна,
  Но люди живут без вражды и обмана.
  
  Уехал твой милый к зелёным лужайкам,
  Уехал давно. Почему ж его жалко?..
  
  Чувствую себя несколько обманутой. Меня вели, вели к финалу, да и огорошили вопросом. Повествование идет от третьего лица. И финальный вопрос повисает в воздухе (кто его задает, кому жалко уехавшего?). Ощущение незаконченности, резкого обрыва у меня остается. Хочется как-то трансформировать последнюю строчку.
  
  Представь Качур Виктория
  Спешишь, толкаешься в метро.
  Здесь шумно, душно и пестро.
  Сквозняк приносит дым костров
  Чужих миров.
  
  Представь заброшенный маяк
  В каких-нибудь чужих краях.
  Фонарь погас, прогнил косяк,
  Фонтан иссяк.
  
  Представь темнеющий залив,
  Листву серебряных олив,
  Ряд черепичных крыш вдали,
  Следы в пыли.
  
  Представь вечерние огни.
  Пускай дверной косяк прогнил
  И пересох фонтан - Бог с ним.
  Вдохни. Шагни.
  
  Это про меня. Путешествовать, закрыв глаза или просто отгородившись от действительности - отдушина и счастье. И стоит только появиться в чужих мирах или странах путнику, начинают работать заброшенные маяки, фонтаны снова устремляют в небо сверкающие струи, фонари матовым блеском ласкают черепичные крыши... Хорошо...
  Спасибо автору.
  

  
  
  
  Тройка лучших, по моему мнению, работ:
  
  Осень в Вечном Городе. Черный Георг
  The Big Apple. Будяк Иван
  Представь. Качур Виктория
  
 

 
  Номинация 6. "А ПИСЬМА ПРЕВРАЩАЮТСЯ В СТИХИ..."
  
  В этой номинации много интересных стихотворений. Есть где задержаться, есть что прочитать по второму и дальше кругу. Спасибо авторам! Спасибо за разнообразие писем, спасибо за силу чувств и открытость.
 
  Осеннее Власов Игорь
  Снова осень...
  Но что это значит, когда тебе сорок, спросим
  Осень...
  Продолженье ли лета без отдыха в городе нашем
  Пашем...
  Дочка в школу пошла, расслабляться нельзя
  Над уроками чахнем...
  Нет, тут что-то еще,
  сплит умолк, и окно
  распахнуто настежь.
  Свежий ветер ворвался в наш дом,
  растрепал твои волосы
  с проседью
  Рвет он ватную тишь,
  и душой ощутишь ты
  зов странствий.
  Словно море бушует у самых дверей
  дома.
  Стоит сделать лишь шаг за порог,
  и корабль, подняв паруса, унесет над волнами.
  Осень...
  
  Какая теплая осень! И если есть в ней горчинка, то такая тонкая, что только добавляет прелести. Понравилось.
  
  Пожар Рубцова Дарья
   В твоих глазах пожар, а мне опять не спится.
   Ты любишь не меня, а за окном дожди.
   Улыбка - как удар, но жизнь не повторится,
   Нет дыма без огня, а значит - уходи.
  
   Опять какой-то бред - обрывки и кусочки,
   Словам меня не жаль - ложатся невпопад.
   Все - о тебе, но нет
   о нас с тобой ни строчки,
   Наградой мне печаль, но я не жду наград.
  
   Ты снова нелюдим, а я опять - ошибка.
   Промокший воробей, и глупые слова.
   И снова этот дым, и снова все так зыбко...
   Опять я о тебе! - прости, я не права.
  
   В твоих глазах пожар, а мне опять не спится.
   Ни дыма, ни огня, а за окном дожди.
   Улыбка - это дар, но жизнь не повторится,
   Привет, ты ждал меня? Спасибо. Уходи.
  
  Одиночество вдвоем - вечная тема. Много о ней сказано, много будет говориться. И тут важно найти особенные, свои слова. Именно их мне и не хватает. Хорошо передано состояние лирической героини. Чисто сработано технически, пусть и без изысков. А вот индивидуальности маловато.
  
  Борцу. Гишер Вероника
  (Раздел по-прежнему отсутствует. Но я не теряю надежду)
  Славный в битве, той, что победу несет, ответь!
  Веришь ли, год буду ждать, и другой, и еще двадцать лет.
  Вместе легче нам будет идти по горячим пескам,
  обжигаясь идти босиком. По глубоким следам
  
  я тебя отыщу, позову, отыщу, призову. Оглянись!
  Не спеши без меня залезать на гнедого. Очнись,
  от неверья избавься и, сделав из фляги глоток,
  подожди, - я приду, догоню, я успею. Поток
  
  на пустыню обрушив, удачей тебя наделю,
  буду рядом в печали и песнь над тобой пропою.
  Созову вороньё, прикажу обходить стороной
  предводителя войска, шедшего волчьей тропой.
  
  Мы из разных времен. Я касаться тебя не должна.
  Не должна, но не смею: не буду другому верна.
  Пусть проклятия вслед, пусть заденут крылья мои.
  Пусть горят они! Так даже лучше. Лишь призови,
  
  я победу тебе издалёка сама принесу
  и в кувшине на всякий - на случай слезы бирюзу,
  на тот случай, что может счастливым не стать.
  Я боюсь не успеть, не сказать, не объять, не обнять.
  
  Когда-то я писала сказки, в которых главная героиня могла призывать на себя и дожди, и ветра, и холод, и беды, чтобы где-то там ее герой жил в тепле и без потрясений. Моя сказочная проза закончилась примерно тем же, что и это стихотворение. Поэтому мне близки и понятны чувства лироини. Насыщенное, динамичное благодаря множеству глаголов, звенящее чувствами стихотворение. Но... мне кажется, что лирическая героиня запуталась во временах и в желаниях (не говорю о глобальном желании быть рядом). И поэтому стих рвется, предопределяя случай, который не станет счастливым.
  Смутили условные рифмы.
  
  Счастливыми бывают дураки Гурфинкель Елена
  Я знала - наши встречи далеки,
  Копила нехорошие приметы...
  Везучими бывают дураки
  И те, кто прилетел с другой планеты.
  Когда на стену лезешь от тоски,
  Кричишь, да так, что слышно всему свету:
  "Счастливыми бывают дураки,
  Упавшие вчера с другой планеты!"
  
  Куда деваться жителям Земли
  От вечного земного невезенья?
  Ах, если б мы сойти с ума могли
  И сами выбирать звезду рожденья...
  Единый взмах Б-жественной руки,
  Чтобы ангелы судьбу переиграли.
  Ходили бы по свету дураки
  И ничего уже не выбирали...
  
  Видны на горизонте огоньки.
  Мы раньше их совсем не замечали.
  Земные расстоянья коротки -
  Короче, чем покажется вначале.
  Любые откровения легки.
  Мы узнавать друг друга не устанем.
  А мы с тобой такие дураки,
  Лунатики, а, может, марсиане...
  
  Быть несчастным - это привычка. И радостно, что лирический герой нашел в себе силы ее побороть. Ведь мир такой, каким мы его видим. И приметы под руку попадаются те, что ожидаем. Впечатление от текста положительное.
  'Чтобы ангелы судьбу переиграли' - сбой ритма (?).
  
  О том как писать стихи или обычное любовное послание Тан Марина
  Ах, как стараюсь я добиться чистоты,
  В звучаньи слов достигнуть идеала,
  Все гениальные творения просты,
  Дешевка многословная достала.
  
  О четкий ритм, о музыка пера,
  Ты смысла тайного сулишь водовороты
  А присмотреться - так и там зола,
  Словесно-пылевые навороты.
  
  Сотку я строк изысканный узор,
  О рифм шелка, о золото плетенья!
  Но снять вуаль - останется лишь сор,
  Безмолвие, и страсти бывшей тени...
  
  Писать стихи, чтоб каждая строка -
  Алмазным блеском! Сталью! Серпантином!
  ...Ты знаешь, я устала быть одна,
  Ты приезжай. Я очень жду.
  Марина
  
  Иногда дороже самых отточенных стихотворных строчек пара простых и искренних фраз. И это замечательно продемонтрировано автором. И понятно стремление изначально засыпать их рассуждениями о том и об этом. Нужно ведь набраться смелости, оттолкнуться от чего-то. В этом стихотворении трамплин выстроен отменный. Поэтому финальные строчки - тихие и как будто сказанные в сторону - не услышать невозможно.
  
   Глаза в коробочке Барамунда
   Я выну из глазниц своих
   бездонных
   Два тёплых шарика,
   как небо голубые...
   На ваточку на мягкую пристрою
   В коробочке картонной небогатой.
  
   Двух голубков моих
   дурных,
   больных,
   бездомных
   В коробочке из серого картона,
   В коробочке из серого картона,
   Из серого картона,
   простоватой...
  
   Твой адрес нарисую справа сверху,
   А к сургучу разбитыми губами
   Прижмусь.
   на марки денег не хватает,
   К коробочке картонной небогатой.
  
   Снесу на почту голубков
   больных,
   бездомных.
   В коробочке из серого картона,
   В коробочке из серого картона,
   Из серого картона,
   простоватой...
  
  
   И вскоре ты получишь извещенье
   И маленькую серую коробку,
   И маленькую серую коробку...
   И серую коробку в самый раз,
  
   Чтоб нанизать на бечевицу ожерелья,
   Чтоб нанизать на бечевицу ожерелья,
   Чтоб нанизать на бечевицу ожерелья,
   Очередную пару бисеринок-глаз.
  
   Двух голубков моих дурных,
   больных,
   бездомных
   Из серого вторичного картона,
   Из серого вторичного картона,
   Из серого картона без прикрас...
  
  Сначала пришли на ум строчки "а ну-ка убери свой чемоданчик..." А потом... Ведь какая жалобная песня получилась! Не смотря на откровенный стеб. Вот ведь все герой готов отдать, даже зная, к чему это приведет, соглашаясь быть одним из многих, еще одним экземпляром в коллекции. Форма соответствует содержанию.
  "Я леплю из пластилина... получается бедняк"...
  
  Напиши мне письмо... Воблин Игорь
  Напиши мне письмо перед самым рассветом,
  Чтоб надежду с собою оно принесло.
  Напиши мне письмо и отправь его ветром,
  Ожидать почтальона - моё ремесло.
  
  Напиши мне письмо, если горе приснится,
  Пусть одна только фраза на белом листе.
  Напиши мне письмо и отправь его птицей,
  Пусть удачу с собой принесёт на хвосте.
  
  Напиши мне письмо, ведь молчание душит.
  Пусть не знаю, куда написать мне ответ.
  Напиши мне письмо и отправь его сушей,
  Пока пишем друг другу, стоит белый свет.
  
  Доброе, светлое. И вестники достойные. Такие с легкостью донесут слова до адресата. Ведь, если любишь, сумеешь прочитать тайные знаки.
  В последнем четверостишии две средние строчки, по-моему, немного выбиваются из общей картины. Раз почтальонами работают стихии и вольные птахи, знать адрес совсем не обязательно, как и ограничивать путь сушей. Финал понравился.
  
  Мужу - почти не Алексеева Саша
  Лечится коньяком
  Пей
  Пью. Вырубиться бы
  и все перечеркнуть
  запах духов пятнадцать лет назад
  в старом коридоре пять с половиной квадратов
  Горящие конфорки не вспоминать - забыть
  как
  от них грелись
  под гитару старенькую
  Потом ее подарили брату
  А он нам - коляску детскую. Ах, какая!
  Понравилась
  Хотя и сломалась вскоре
  Феназепам по чужому рецепту
  Одну, вторую - в сердце
  Легче?
  Я не хочу, чтобы ты вот так проходил мимо
  как вчера - сквозь
  Будто бы мне недоступна твоя сердечная боль
  будто бы я у мира творена и не вою
  от этой же боли!
  Я хочу оставаться рядом
  Пусть это не значит - вместе
  Хочу слышать звуки мелодии нашей
  бывшей когда-то -
   теперь уже нет -
   самой любимой песней...
  
  Ой, как сочится болью стихотворение. Цепляет. Тут уж чего говорить.
  
  * * * Галятдинова Елена
  Давай познакомимся заново,
  Как-будто друг друга не знали.
  И нет ничего в этом странного,
  Мы просто немного устали.
  
  Устали быть вечно знакомыми,
  от быстрых "приветов" при встрече.
  Мы просто с тобою закованны
  Молчаньем и скупостью речи.
  
  Давай познакомимся заново,
  Пока ещё помним друг друга.
  Всё будет другое и странное,
  А может пойдёт всё по кругу.
  
  Но всё же, давай познакомимся.
  Простите, а как Ваше имя?
  Быть может ещё что-то сложится,
  И мы вновь не будем чужими.
  
  Завидую людям, у которых получается сделать то, о чем говорит лироиня. Идея - нравится, исполнение - не очень. Занозят одинаковые и неточные рифмы. Каждое четверостишие, по большому счету, повторяет предыдущее. А хотелось бы идею развить и обыграть как-то. И финальные строчки, что должны были бы стать кульминацией, показались безликими. Мешают слова-наполнители 'еще' и 'вновь'.
  
  Татьяна Таянова как символ безвозвратно ушедших времён Попов Иван
  Татьяна Таянова! Только нелепый факт,
  Что всё превратилось в ненужный и глупый фарс,
  Меня заставляет об этом писать в строку;
  Что, впрочем, равно тому, чтоб искать в стогу
  Иголку. Поскольку дорог мне ваш лицей
  И сам по себе, но больше - в Её лице,
  То я обращаюсь к Вам, как к его душе,
  Как к символу тех времён, что давно уже
  Прошли безвозвратно и сгинули без следа,
  Что, в сущности, происходит почти всегда.
  И раз уж случилось так, то к чему скорбеть?
  Неплохо бы было сразу заречься впредь
  Не делать того, что заставит потом жалеть.
  Сейчас мне всё это кажется страшным сном:
  Лицей, вестибюль, кабинет с небольшим окном;
  А, впрочем, скрывала штора его размер.
  Ещё вспоминается пыль и крошеный мел.
  Я, помню, не мог смотреть без прищура - мне
  Закапали "Атропин", что обычно не
  Приносит глазам ничего, лишь смотреть на свет
  Становится трудно. И в этом его секрет.
  Я помню, что до конца досидели пять,
  Отбросив меня и Вас. И ни дать, ни взять,
  Что с ними была она - я запомнил всё:
  На крайнем ряду она тихо сидела со
  Своею подругой, блондинкой, читавшей стих
  О том, что наш мир прекрасен, как грим-бутик;
  Сама прочитала стих про Страну Чудес,
  В которой стекло в ладони ломают без
  Особых усилий - тающий шоколад
  Даёт ему фору во сто или больше крат.
  Однако и этой встрече пришёл конец,
  И мы разошлись домой. Уходил я не с
  Нею, но с Вами - вы помните этот день?
  Простите, что беспардонно отвлёк от дел.
  Просто - Господь свидетель - хотелось мне,
  Чтоб память со мною кто-то делил вполне.
  Поскольку вы символ, не будет подобный шаг
  Для Вас непомерно сложным. Да будет так.
  
  Во-первых, спасибо автору за упоминание Татьяны Таяновой. Как существо любопытное, я тут же попыталась найти какую-никакую информацию. Результатом стал сборник стихов "Розовые сны". С удовольствием прочитала. Даже если не та Татьяна имелась в виду, рада находке.
  Про стихотворение. Какой сложный путь избрал лирический герой... Рассказать о чувствах, упоминая о Ней вскользь, призывая свидетельствовать о реальности прошлого другого человека... Не хотелось бы мне быть символом ни при каких обстоятельствах.:-)
  Обратила внимание на рифмовку. Интересно. И написано интересно.
  
  По следам комментариев Британ Дина
   > По-моему, это о дружбе...А любовь зла (со всеми вытекающими отсюда последствиями.) :)
   > Знаешь, я так счастливо устроен, что у меня это относится и к любви.
  
  
  
   Любима ли взаимно - нет значенья!
   Живёт во мне чудовищный микроб.
   Он влез в меня давно, ещё с рожденья,
   грызёт мне душу, сердце, печень, лоб.
  
   И врач уверен, есть в крови бациллы,
   что убивают мой иммунитет.
   Одно спасенье - кровь пустить из жилы.
   Лекарств других пока известных нет .
  
   Другой считает, виноваты гены!
   Но странно, у меня здоров близнец...
   Весной так нестерпимо - вскрыть бы вены
   и успокоить раны наконец!
  
   Прожить по крайней мере лет под триста!
   Приятны и несбыточны мечты!
   Изобретут вакцину, стану чистой,
   как мой сосед, сестра, подруга, ты!
  
   Короче, безнадёжная я дура.
   И первый и второй диагноз плох.
   Но если ты придумаешь микстуру -
   Пришли её на этот адресок.
  
  Если любовь - болезнь, то я не хочу выздоравливать.
  Лирическая героиня вызывает симпатию. Мне импонируют легкие и ироничные люди. Пусть даже легкость - видимость, защитный барьер от окружающих. Стихотворение под стать своей героине. Легкое, вызывающее улыбку, техничное.
  
  Ты же знаешь, деточка... Ос Светлана
  (раздел отсутствует, но надежда на возвращение автора жива)
  Снежные орнаменты
  Вьюга вышивает..
  Что ж застыла камнем ты,
  Словно неживая?
  Словно в белой пустоши
  Прошлое хоронишь,
  Взгляда не опустишь и
  Звука не проронишь..
  Битая жемчужница
  С пепельным отливом,
  Бледная послушница
  Храма нелюбимых,
  Гость без притязания
  На чужой пирушке,
  Вещь с самосознанием
  Сломанной игрушки,
  Чахлой вербы веточка,
  Раненая птица,
  Ты же знаешь, деточка -
  Чуда не случится..
  Под небесным куполом
  Путь тернист и труден:
  Чтоб ты ни задумала -
  Ничего не будет.
  Даст рассудок трещину,
  В дом придёт разруха,
  Станет девка женщиной,
  Женщина - старухой...
  Но пока слова ещё
  Не сбылись пророчьи,
  Приходи на капище
  Беспокойной ночью
  По надежды крошеву,
  Затаив дыханье,
  Помолись о прожитом,
  Загадай желанье,
  Дверь открой железную
  В темноту и ветер..
  Там тебя, болезную,
  Как родную, встретят,
  Перепишут набело
  Времени скрижали
  Сумрачные ангелы
  С острыми ножами.
  
  Как выписана картинка! Как расцвечен характер! Я бы приняла этот монолог за искушение внутреннего голоса. Может, потому что периодически пытаюсь противостоять таковому. Мне близко стихотворение, близки образы, мне нравится ритмика и музыка. И бьется тревожное: "Не сорвись, деточка, не слушай никаких пророчеств, никого не слушай."
  
  Письмо Качалина Марина
  Я перестану быть немой,
  Я захочу тебе излиться,
  Я напишу тебе письмо,
  В котором будет две страницы.
  
  В одном листке я сжать смогу
  Роман длиною в четверть жизни,
  И как иголочку в стогу,
  Ты не найдешь в нем
  Буквы лишней.
  
  Я расскажу, макнув перо
  В чернила цвета спелой сливы,
  О том, что прошлое старо,
  И что была бы я счастливой,
  Но мириады миражей
  Меня пленили совершенством,
  Я открестилась от вожжей,
  Что дал мне ты, и странным бегством
  Спаслась я, милый, от тебя,
  И вот теперь живу в пустыне,
  Чуть сожалея, чуть скорбя,
  А ты? А ты - мираж отныне.
  
  Знакомая ситуация, закономерный финал. Гладко написано, без видимых погрешностей. Хочется за что-то зацепиться, найти ту лишнюю букву, что останется в памяти. У меня не получается.
  
  Булату Окуджаве Хохлюшкин Игорь
   Опустите, пожалуйста, синие шторы.
   Медсестра, всяких снадобий мне не готовь.
   (Б. Окуджава)
  
  ...Вот опущены синие шторы, Булат.
  Медсестра, всяких снадобий Вам не готовит.
  Только тихо играет на верной валторне
  молчаливый, придуманный Вами, Арбат.
  
  Новый век только точит лихие клинки...
  Не расслышать ему в довоенных утехах
  Вашей песни печальное, дробное эхо,
  что "пусты кошельки упадают с руки..."
  
  "Протянуть бы любови ладони пустые".
  Да закончились козыри в этой игре.
  И душа, как оазис телесной пустыни,
  равнодушно внимает своей медсестре...
  
  Не хочется разбирать и оценивать. Легло на душу. Стихотворение (отзвук, отблеск(?) другого стихотворения) увело меня совсем к другим берегам. За это спасибо. Ушла перечитывать "Путешествие дилетантов".
  
  Позднее раскаяние Алексеев Алексей
  Вчера я получил твое посланье;
  Всего десятка два небрежных строк
  С обратным адресом:"Valencia, Espana",
  И заключением:"Храни Вас, милый, Бог!"
  
  Не знаю, что ответить в оправданье.
  Всем оправданиям давно уж вышел срок.
  Какой, скажи мне, откупиться данью,
  Какой, поведай, заплатить оброк?
  
  Да, разумеется, раскаиваться поздно,
  А вот покаяться, мне кажется, пора...
  В Валенсии весна, в Москве морозно,
  Три ночи там, а здесь все пять утра.
  Куранты бьют неумолимо-грозно,
  Но нет "сегодня" - было лишь "вчера".
  
  Тяжеловато читается в первом четверостишии содержание "заключения". И слово это у меня ассоциируется с чем-то медицинским. А ведь, похоже, автор небрежных строк неравнодушна к лирою (в покаяние которого мне не верится, разве в сожаление по поводу).
  
  Тихо прошу... Усманова Александра
  Тихо прошу: "Напиши мне письмо".
  Небо бело непросыпанным снегом,
  Сном улетучилась летняя нега,
  Стужа взялась за своё ремесло.
  
  Дик и неистов, колотится в дверь
  Ветер, швыряющий снежные гроши, -
  Двор запестреет от юных гаврошей,
  Словно рождественская акварель.
  
  Я просижу на окне дотемна,
  Перезапутаю По и Плутарха,
  И мне приснится, как в свете огарка
  Я разбираю твои письмена.
  
  Мне стихотворение кажется замечательным. И белое непросыпанным снегом небо, и гаврошистый характер снежинок - какое настроение! В такую белизну можно просмотреть все глаза, ожидая весточки. По такой белизне тени от свечи сплетут письмена, ожидающие прочтения.
  
  А можешь ли...? (Воды Ишима) Олли
   А можешь ли, степным горячим ветром,
   Степенно донести до неба эхом
   дыханье лета?
   И взглядом обжигая лица-листья,
   Что ало-пыльным обагрятся пеплом,
   С Ишимом слиться?
   Поверишь ли, что за семью холмами,
   Двугорбый караван плывет неспешно
   Под зов имама?
   И в то, что я дождусь тебя обратно?
   (Мужчину, что не назову я мужем).
   Но, может, братом...
  
  
   _____________________________________
   Ишим- река в Казахстане и России, левый приток Иртыша.
  
  Обжигающая горечь чудится мне в этих строчках. Растворяюсь в ней.
  Очень понравилось
  
  Умрет ли он... Яшин Игорь
   Памяти В.
  Умрет ли он - не спорили об этом
  Ни небо, ни земля, а просто так,
  В пространстве опаленном и отпетом,
  В себе самом его таился враг.
  
  Он много знал, и это было мало,
  Он не любил, а значит был влюблен,
  Был серым день и облако дремало,
  Облокотившись на корявый клен.
  
  Вот тайных струн души его дремучей
  Тяжелая касается рука,
  Как музыка, безумием летучим,
  Лишь пара фраз слетает с языка...
  
  Но всей земли вещающим пророкам
  Лишь бога и его не обмануть,
  В его лице, задумчивом и строгом,
  Застыла изумительная суть-
  
  Сквозь грусть морщин и утомленье впадин
  Суровой жизни медленный рассказ
  Читаю я, как в огненной тетради,
  Все то, что не написано про нас.
  
  Если честно, я не могу увязать одно с другим, не могу состыковать отдельные детали в единое целое. Напрягают некоторые образы. Не чувствую я этого стихотворения.
  
  луна на чашке Iwain
   срок дорог мотает весна
   по вчерашней рыжей траве
   у меня на чашке луна
   серебром да по синеве
  
   спрячь в кармане звезды полей
   покорми свою смерть с руки
   в моей чашке чай не черней
   чем расширенные зрачки
  
   не черней чем постылый день
   на который отложен грош
   терпкой горечью ляжет тень
   в лунный свет зачерпнувший ковш
  
   обернется в жесть серебро
   закипит вода - не отпить
   ... расскажи - кто твое ребро
   и кому тебя - хоронить...
  
   о тебе ль со мной говорит
   буйный ветер ничьих земель
   только сердца неверный ритм
   укачает ночь-колыбель
  
   сон придет по тропам ночным
   принесет то ли звонкий дождь
   то ли вереска синий дым
   за распахнутой дверью прочь
  
  у меня на чашке луна... затягивает и уводит за собой по дорогам с мертвой травой. Мрачная картина, но магнетизм в ней такой, что сопротивляться невозможно. Остается надеяться, что синий вересковый дым поможет лироине справится с неверными ритмами сердца.
  
  Если жизнь моя - дорога... Гирный Евгений
  Если жизнь моя - дорога,
  а в конце ее - дворец,
  значит, сидя у порога,
  будет ждать меня отец.
  
  Я приду из ниоткуда
  (пыль не сохранит следов...),
  виноватый, как Иуда,
  и прощенный, как Иов.
  
  Сяду рядом. Сигарету
  незажженной уроню.
  Я устал бродить по свету,
  я устал носить броню.
  
  Тишины я не нарушу,
  от любви не заслонюсь.
  Неприкаянную душу
  обнажить не побоюсь.
  
  Одинаково седые,
  одинаковы с лица,
  безнадежно молодые...
  на крылечке у дворца.
  
  Очень понравился финал. Замешанный на сказках и детских считалочках, он и светлый, и горький одновременно. Достойный конец длинной дороги - примиряющий. И само стихотворение - открытое, усталое, покаянное.
  
  Тревожно, брат... Рахметов Павел
  Тревожно, брат: нет в мыслях позитива...
  Нет, не депрессия,
  скорей - упадок сил.
  С утра - туман,
  размыта перспектива,
  и белый свет не то, чтобы не мил,
  а, знаешь,
  как-то стал не интересен...
  Я не пишу давно веселых песен,
  и писем я веселых не пишу...
  Что делаю?
  Хожу,
  сижу,
  дышу...
  Да иногда вот балуюсь стихами:
  когда уже совсем невмоготу...
  Но веришь, брат,
  (признаюсь - между нами):
  я сам осознаю
  их пустоту...
  Пустое всё -
  пусты стихотворенья.
  Деревья опустели без листвы...
  Пусты
  мои благие
  устремленья,
  и все мои сомнения -
  пусты...
  Скажи мне, брат:
  а что такое - счастье?
  Ты был к нему когда-нибудь причастен?
  Спасибо, брат,
  что не сказал в ответ
  банальностей
  о суете
  сует...
  Тревожно, брат:
  нет в мире совершенства...
  Салонное мне чуждо декаденство,
  но если
  ранит до смерти
  любовь -
  то много надо запасать гробов
  для будущих влюбленных...
  
  ...Знаешь, время,
  как капельки по желобу,
  годами
  стекает
  и, как дятел,
  долбит в темя...
  А я все грежу сказочными снами
  из детства:
  в них на все просты ответы,
  и буйство красок солнечного лета...
  А нынче осень, брат,
  и жди - не жди:
  пора безвременья,
  туман,
  дожди...
  
  Как увлекательны некоторые письма! Затягивают, уводят в мир переживаний героя. Главное, не заплутать там, не отравиться осенним туманом, не унести с собой чужую хандру, не дать пустоте прорваться вовне. Понравилось.
  
  Вилка два Голый Игорь
  Улетаешь - улетай.
  Значит, снова на развилке
  Буду всматриваться вдаль
  И глотать стальные вилки.
  Неудобно, чёрт возьми,
  Собирать мозги в пыли,
  В голове сушить опилки,
  Рифмовать с морковью пылко,
  О себя тушить окурки,
  Кофем убегать из турки,
  С кем-то спорить вдохновенно,
  Биться головой о стену,
  Тупо до утра бродить -
  Всё равно кому водить -
  Пусть не думают враги,
  У героя две ноги,
  И рука - чесать в затылке,
  И таланта - через край,
  И запас огромный вилок...
  Улетаешь - улетай.
  
  Невозможно не улыбаться этой игре в слова и словами. Хотя веселым-то стих не назовешь. За ироничной улыбкой прячется смятение (что теперь, как теперь?), за напускной бравадой (да лети себе!) - боль. Впрочем,за лирического героя я не боюсь: он сильный и умный. И две ноги несут его в правильном направлении, в то время как рука посредством почесывания в затылке придает мыслям стройность.
  
  весенние письмы друзьям друз Koree Key
  что до неба - то оно привычно синее,
  над лесами истекает волшебством,
  ну а я - живу, как иерсиния,
  в этом городе - безумном, чумовом.
  
  что до солнца - то оно привычно радует,
  а привычка отравляет бытиё.
  да, весна отогревает даже статуи,
  но заранее не стоит звать её.
  
  Воистину, краткость - сестра таланта. Восемь строчек, а сколько всего в них вложено. Привычное волшебство перестает быть таковым именно в силу привычки. И мы теряем, не замечая этого. И живем зловредными бациллами, может быть, не желая, но отравляя и других своим мироощущением.
  Пусть весна все-таки придет и поставит безумию знак +.
  
  Плач неотправленных писем Сырцова Анна
  Плач неотправленных писем проникнет с рассветом
  Утренней изморозью,
  Колкой,
  Вечной.
 
  Ночи шаги отзывается болью в сердце,
  Мысли сливаются и оседают пеплом.
  Кажется, тени не спят за надежной дверцей,
  Чудится, воздух пьян их ядовитым смехом.
 
  Писем сгоревших в памяти ровные строки
  Будто нарочно дышат не тленом - а болью.
  Мне оставляя полночь, но лживы пророки,
  Что предрекли забвенье, смиряясь с ролью.
 
  Пальцы касаются памяти каждым звуком,
  Трогают нервы те образы, что создали
  Письма, не знавшие света ни сном, ни духом,
  Хрупкие листики, острые как из стали.
 
  Вечной,
  Колкой,
  Утренней изморозью,
  Плач неотправленных писем проникнет с рассветом
 
  Мне кажется, что 'красивости' в тексте победили текст. 'Трогают нервы те образы...' Страшно даже как-то. Ведь каков словарный ряд: плач-боль-ядовитый-тлен-боль-лживы-острые... Триллер! Для тяжелых воспоминаний, возможно, такой ряд и нужен. Но если письма плачут о том, что не дошли до адресата, о том, что слова не были услышаны, значит, есть о чем сожалеть? Значит, было в прошлом что-то хорошее - то, что лирический герой не смог удержать, опасаясь себя, своей искренности? Автор, помогите разобраться.
  

 
  Привожу свою десятку (интересных, понравившихся мне стихов больше). Выделены стихи, которым я отдала свой голос. Стихи, которые не просто понравились, но засели занозой.
 
  Власов И. Осеннее
  Тан М. О том как писать стихи или обычное любовное послание
  Алексеева С. Мужу - почти не
  Британ Д. По следам комментариев
  Ос С. Ты же знаешь, деточка...
  Хохлюшкин И.Л. Булату Окуджаве
  Усманова А.Р. Тихо прошу...
  Олли А можешь ли...? (Воды Ишима)
  Iwain луна на чашке
  Рахметов П. Тревожно, брат
 
 
  ПОСТСКРИПТУМ
 
  Еще раз хочется поблагодарить всех авторов, принявших участие в играх. Не знаю, насколько интересными и полезными оказались игры для них, мне они помогли понять многое.
  1. Любое стихотворение достойно быть, по меньшей мере, услышанным. Я имею в виду осознание содержания, способ выражения мысли, попытку почувствовать заложенные в нем эмоции. Практически любое стихотворение заслуживает повторного (и больше) прочтения. И тогда то, что показалось сперва тусклым - заиграет, созвучное настроению, простое - откроет свои глубины, наносная позолота слетит, обнажив суть.
  2. Внятно излагать свои мысли и ощущения неимоверно сложно. Боюсь, мне так и не удалось этого сделать. Прошу прощения у всех авторов за прыжки по верхам.
  3. Дорога ложка к обеду.
  4. На ошибках учатся. И здесь, надо сказать, не паханное поле.
 
 

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"