Трудлер Алекс: другие произведения.

Буквица 2012 (Зима) - первая номинация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  

Зима-2012

Номинация 1. Самозаявленные стихи.

  
   Итак, Зима-2012. Конкурс журнала "Буквица" Номинация намба ван. В своём обзоре я
   постараюсь поделиться мыслями, посетившими меня по мере знакомства с конкурсными текстами лонг-листа.
   Приступим, не мудрствуя лукаво.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Половинкина Т. Воздух, мёрзлый и бесснежный...  
   * * *
  
   Воздух, мёрзлый и бесснежный,
   Напряжённой тетивой
   Вдавлен в грудь. Скрипит валежник
   Под ногами неживой.
  
   Мысли звонки от излишка
   Ледяной голубизны,
   Растопорщены, как шишка
   С той единственной сосны.
  
   Ствол, в сугробине увязлый,
   В небо выстрелить готов.
   Облегли вороны прясла
   Из столбов и проводов.
  
   Льются рельсы, словно воды,
   Вдоль увалов и низин.
   Погляди: душа природы
   Отдалённее вблизи.
  
   Чистый образец пейзажной зимней лирики я увидел в этом стихе Тани Половинкиной. Нет, лирический герой присутствует, но в этом стихе он остаётся за кадром - только скрип валежника под его/её ногами напоминает нам о его/её незримом присутствии. Мёрзлый и бесснежный воздух окутывает тебя и погружает в ледяную голубизну почти безвучного пространства, где только сосны, провода, столбы, рельсы и вороны создают картинку жизни. Наверное, где-то в них затаилась душа природы. А, может, это просто легкий набросок из окна поезда. Увидел, почувствовал, записал.
   И, конечно, не обошлось без столь любимых Татьяной славяноизмов (извиняюсь за корявость слога): здесь и прясла ворон, и увалы, и увязлый ствол. Одним словом, хорошо получилось. Холодно.
  
   Небольшой мозговой всплеск случился у меня от комбинации бесснежного воздуха, ледяной голубизны и сугробины (снега-то в воздухе нет), но я списал его на свою обычную читательскую усталость.
   Долина Д. У квартирной моей зимы  
   Тёмно-солнечный цвет хурмы,
   Светло-солнечный - апельсинов...
   У квартирной моей зимы
   Есть подруги - другие зимы:
   Есть бродячих собак зима
   И зима фонарей и лавок;
   И, сводящая всех с ума,
   Бьющих коврики выбивалок;
   Остановок трамвайных и
   Замерзающих труб и стёкол...
   Вот пиши о таких стихи,
   Чтобы живчик в груди заёкал!..
   Нет, не буду. Для этих зим
   Пусть другие поют: вороны,
   Снег - прозрачный печальный мим,
   Примороженные айфоны...
   У квартирной моей зимы
   Пахнут хвоей берет и шарфик.
   Как зубастики, точим мы
   Мандарины, конфеты, трафик...
   Засыпая под утро с ней,
   Мы читаем друг другу Фета.
   У квартирной зимы моей -
   Должность зимняя, хобби - лето.
  
   Нет, всё-таки это определённо зимний конкурс. Какое там у нас тысячелетье на дворе?... Текст Даниэлы Долиной не менее зимний, чем у Татьяны Половинкиной. Только в отличии от живой неживой природы, здесь квартирная зима, со всеми своими прелестями замерзающих стёкол и труб, натоптанных ковриков, импортных хурмы и апельсинов на столе (наверняка привезённых из Израиля, ха), запахами хвои на одежде... И только айфон кажется несколько лишним в этой квартире, где сонное царство зимы настраивает на философский лад. Мечтать можно в любое время года. И здесь я с Даниэлой согласен на все 100%!
  
   Из находок отмечу: "Как зубастики, точим мы Мандарины, конфеты, трафик".
   Точим и точить будем.
   Воронина Т. Поле1  
  
   Поле боя -
   Стынущим оком...
   Коричневой солью
   Прогоркло...
   Сквозь тысячи жал
   Не пересечь -
   Взрыв,
   Град,
   Смерч...
   В атаку встал,
   Но споткнулся
   Взводный -
   Пулеметный шквал
   Полоснул по морде...
   Пуля падка на кровь,
   Хоть блестит
   Нарядно...
   Прыгаю в ров
   С пацанами рядом...
   Вверху бомбовоз
   Как стервятник
   КружЗт...
   Снаряды
   закончились...
   Не защитит
   Никто, даже Бог!
   Ох!
   Жаль,
   Что дома заплачет мать...
   Приказано было -
   Пленных не брать...
  
   С поля боя
   Божьею волей,
   В рай улетаем
   Целыми стаями...
   Там
   На приемке
   Очередь...
   Васька, Артемка,
   Дальше - взводный...
   Сверху, впрочем,
   Глядим, как в воду:
   Белый январский
   Снег засыпает
   Артемку и Ваську...
   Взводный
   Вмерзает спиною
   В траншею,
   Рядом кровавая тряпка рыжеет...
   Кино...
   Да нам-то теперь все равно
   Летать...
   А все-таки жаль,
   Что заплачет мать...
  
   Военный стих. Я не скажу, что являюсь поклонником гражданской лирики, скорее даже наоборот. Мне кажется, такие вещи должны писаться на каком-то особом тонком материале. Поэтому я люблю военные песни Окуджавы и не сильно люблю военные песни Высоцкого.
   Стих Татьяны описывает сцену боя, где главные герои погибают. Интонации взрывные, чтобы подчеркнуть отрывочность и обрывочность картины.
   Не знаю. Обилие многоточий, взрывов и очередей перекрыло стих и только в конце понимаешь ради чего писалось: "А все-таки жаль, Что заплачет мать". Жаль, согласен. Но если мне захочется прочитать стих про войну, я этот стих, пожалуй, читать не буду.
  
   Что резануло:
  
   ...Как стервятник кружит
   ...Не защитит Никто, даже Бог
   ...Дома заплачет мать
   ...Стынущее око
  
  
   Слишком часто встречал наверное похожие образы или, скажем так, они сразу приходят на ум в военных текстах.
  
   Маленький спотыкач: Бог не защитит, но по Божьей воле улетаем в рай. Думаю, либо то, либо другое.
  
   Я остался в живых.
  
   У Татьяны много хороших текстов, но этот не могу отнести к особо удачным. Разве что рисунком.
   Эстерис Э. Кассандра  
   Гордыня тебя сковала?
   Зачем сберегала лоно?
   На белом напишут алым
   По прихоти Аполлона.
  
   Отвергнутый бог не плачет,
   Лишь плюнет в рот непокорный:
   - Удачи тебе! Удачи
   Твоим предсказаньям черным.
  
   Но мудрость твоя - пустая,
   Слаба и суетна вера,
   Бежать мне мышиной стаей
   В рассветных сумерках серых.
  
   Смят разум, как свиток старый,
   Работает бог топорно.
   Считает сердце удары,
   Горит побежденный город.
  
   Я любил Илиаду и Мандельштама. Поэтому на этот стих, написанный изящным серебрянновековым слогом (пожалуй, даже нарочито вычурным), сразу клюнул. Конечно, Кассандру жалко. Жаль потому, что дочь Приама, царя, выбрала судьбу жрицы Аполлона, а ведь могла стать женой какого-нибудь греческого царя и жить в радости. Но - гордыня. Да, гордыня и слабость победили. И наказание подоспело с падением Трои.
   Что не понравилось: "Лишь плюнет в рот непокорный". Этот плевок недостоин Аполлона. Здесь перебор. A мышиная стая понравилась. Прекрасный образ, описывающий жалость и жалкость убегающей и прячущейся Кассандры.
   Этот стих безусловно хорош фонетически. Раскатистое "рррр" грохочет почти в каждой строчке.
   Здоррррово!
   Качур В.И. миф  
   гостю заморскому нужно руно золотое.
   долг он забудет, пленившись твоей красотою,
   влюбится в чёрные косы и тёмные очи.
   наворожи, попроси у владычицы ночи -
   злобно храпят под седлом её чёрные кони.
   в чёрную пашню брось белые зубы драконьи,
   за ночь ростками проклюнется страшное семя,
   вырастут воины - что станешь делать со всеми?
   камень за пазухой, жатва с утра до заката,
   свой урожай непременно получит Геката.
   дремлет дракон, поднят парус, команда готова.
   нет ни заморских гостей, ни руна золотого,
   пусто внутри, неуютно и дышится трудно.
   просто смотри, как уходит от берега судно,
   просто лежи на горячем песке, холодея.
   наворожила. теперь ты довольна, Медея?
  
   Мифы древней Греции преследуют нас и в следующем стихе. Правда, здесь уже аргонавты и золотое руно правят бал. Точнее Медея (ещё одна пророчица - мало вам Кассандры Эстериса) понимает, что заморские гости уйдут, руно заберут, а она останется одна. Навсегда. Какая всё-таки у древних женщин печальная планида.
  
   Да. Красивая история.
   Курильчук В.П. Гнездо над Прямским  
   Тобольск дорассветный.
   Гнездо над ПрямскИм*.
   Под зодчеством веток
   Фонарный изгиб.
  
   Ступеньки, ступеньки.
   Да ветер-дикарь.
   Сугробы, как пенки,
   Накрыли декабрь.
  
   Окошки морошкой.
   Дымов серебро.
   Забытой серёжкой
   Развязка дорог.
  
   Весь город искрится.
   Блаженствуйте: снег.
   Вернётся ли птица
   В гнездо по весне?
  
   * ПрямскОй взвоз соединяет нижний
   и верхний посады Тобольска.
  
  
   И в этом стихе царствует зима. У Виктора Курильчика очень своеобразный стиль - короткостопными размерами, словно штрихами, он рисует картину. Это обманчивая простота, за которой стоит большая работа над словом. Простыми словами нетривиально сказать о зиме, сугробах, ступеньках, домах - это нужно уметь. А "Под зодчеством веток Фонарный изгиб" - шикарнейший образ. Обзавидовался. И кольцевая структура стиха с гнездом в начале и в конце даёт ответ на поставленный автором вопрос: вернётся. Я знаю.
   Лобанов В.В. Вспоминая коммуналки  
   Притаишься - зашуршит
   мышь обёрткой маргарина
   в доме выцветшем старинном,
   где на стенах тени спят
   от акаций выше крыши,
   по утрам приёмник слышен,
   и детишек - как опят.
  
   Кухни тёмный потолок,
   на полу бутылок ящик:
   спился урка настоящий,
   а работать западло.
   Пахнет дымом папирос.
   Кипятит бельё бабуля...
   Друг Серёга весь зарос,
   как битлы из Ливерпуля.
  
   - Мы гулять!
   Огромный двор,
   ряд сараев крытых толем.
   Двух пьянчужек разговор
   о весёлой тёте Оле
   надоел уже. Бежим
   через поле к террикону.
   Что уроки и режим? -
   интересней вверх по склону.
  
   Без тропинки, метров сто,
   по сухой траве примятой -
   там свобода и простор,
   солнце, ветер, запах мяты...
  
  
   Этот стих впечатляет больше остальных, пожалуй. Для меня автор - совершенно новое имя, но уровень стиха настолько высок, что сразу захотелось прочитать ещё и ещё. Такая встреча - редкость.
   Читая текст, невольно радуешься маленьким радостям комуналки: шуршанью мышей за стенкой, звукам приёмника, кипячению белья на общей кухне, городскому жаргону, разговорам ... И свобода. Та самая - с битловскими патлами и огромным двором без края. Свобода, которая зовётся одним словом - молодость.
   Эх. Шикарный стих. При изумительно точном исполнении он цепляет простотой и душевностью в самое сердце. Как тонки струны у души. О, мишель, мишель...
   Шевченко А.С. deletable  
   нем цикорий, мерцающе, редкостно нем
   над пустым разнотравием поздним,
  
   над сухим, фиолетовым басом шоссе,
   потерявшим накал направлений,
  
   остывает пространство, лишенное тем,
   и цикорий - осенне белесый...
  
  
   Короткая зарисовка. Цикорий по легенде использовался апостолом Петром, как хворостинa для своих овец. То есть цикорий должен указывать направление. В стихе же направление потеряно, пространство лишено тем и смысла, поэтому цикорий и онемел.
   Элегантный философский пейзажный стиш.
   Виленкин Н. ...как прощаться ?  
  
   ...как прощаться ?
   через время - пространство
   полагаться
   на запах и звук,
   на отчаянье взгляда,
   на касание рук
   ко всему.
   даже
   если нельзя прикасаться.
   и ,конечно же,
   надо
   все простить;
   и прощенным,
   хотя бы,
   казаться...
  
   Этот стих Наума по странной случайности перекликается со стихом Александры. Но если у Александры пространство потерялось, то здесь пространство ещё полагается на запах и звук, на отчанье взгляда. Значит есть надежда. Есть надежда на прощение и возможность быть прощённым. Даже, если это лишь кажется.
   У краткости есть свои сложности, но и прелесть коротких стихов-зарисовок тоже необычайная. Стихи Наума похожи на набросок. Так и этот...
   Ратмир Ритуал  
   Ритуал
  
   Я поздно проснулся. Завершалась ночь длинных свечей.
   Я проснулся в тумане и вспомнил, что тебя больше нет.
   Я отправился в путь, и сияли мне лики мечей,
   а из сердца сочился мучительно-мудрый обет.
   Ясно помнил то время, когда мы были одни,
   бесконечно одно и в каком-то счастливом нигде,
   растворяясь в блистательном омуте белых ночей.
   Но тогда я был чей-то. Почему же теперь я ничей?..
   Пересчитывал знаки отчаянья - когти свечей,
   что в тумане зияли, как адовой Шамбалы взгляд.
   Я забыл, как молиться и поставил любви своей мат
   в безобразной игре под присмотром безумных врачей.
   Русский ворон кричал: "Никогда, ни за что и нигде!"
   Я обманом омылся, чтоб унять боль разверзшихся ран.
   Совершил ритуал в честь молчания жёлтых свечей
   и сомкнул за собою туман.
  
   Мрачно-символический стих, напоминающий бормотание больного сумасшедшего инока в келье или пьяного рыцаря, проснувшегося посреди поля без коня и оружия.
   Формально стих достаточно слабый, чередующий использование падежных рифм и пропадающих рифм. Ритм плачет, как тот пьяница, который никак не может попасть в ногу. Количество свечей, ночей, мечей и туманов на единицу стихотворного текста зашкаливает за все разумные нормы. Смысл скрыт в тумане.
   Итог - грустно.
   Ролдугина С. Живая  
   Вот бы выйти в метель и снежным волкам беззащитное горло подставить,
   тоненько воя, пока на части рвут что-то дурное,
   и белая шерсть колючая лезет в лицо; и мучает,
   мучает, боль нелюдская и - неожиданно - отпускает...
   А потом - ангина, постель и мамин взгляд, и им что жалеть, что жалить,
   имбирь и мёд, полуночный бред, лихорадка бьёт,
   и в стекло колотится белая стая... подыхаю,
   утекает песком сквозь веки время - а мне б ещё!..
  
   Шок.
  
   ...просыпаюсь с утра. Живая.
   Охренительно хорошо...
  
  
  
   Образ белого волка-снега, рвущего в клочья метель - очень яркий в этом стихе. Невольно начинаешь пугаться за ЛГ, но снег и непогода приносят только ангину и полуночный бред. И сквозь этот бред ты понимаешь, что болезнь - это тоже вдохновение. И утром придёт спасение.
   Очень живой (в тему) стих. Необычный ритмический рисунок. Я даже не заметил обилия глагольных рифм. Может быть, из-за болезни.
   Да, время, утекающее песком - это плохо. Особенно после белого волка.
   Калабухов Д. Уик-энд  
   Вечер. Пятница. Сладкое время,
   Когда все выходные - твои,
   Когда скинул недели беремя,
   И на сердце поют соловьи.
  
   Пёс храпит. И сигара дымится,
   И бутылка полна коньяку.
   За окошком метель матерится,
   И сугробы лежат на боку.
  
   Я один. Хорошо и покойно,
   И не надо садиться за руль,
   И течёт коньячок, как в подойник,
   В золочёный стаканчик: "буль-буль".
  
  
  
   Ироничный стишок из категории "порифмую и ладненько".
   Пятница. ЛГ потягивает коньячок и радуется предстоящим выходным - есть целых два дня на опохмелку. Ему хорошо. И бутылка ещё полна. Можно посидеть, побулькать в прозрачный стакан коричневую житкость и поразмять затёкшие рифмы.
  
   Из находок отмечу одну единственную: "сугробы лежат на боку".
  
   P.S. Автор удалил свой стих месте с разделом.
   Мириам К. Помутнение  
  
   Выплюнул небо под утро,
   Обеспохмеленным встал.
   Небо, до странности вздутое,
   Врезалось в мутный стакан,
  
   Облачной взвесью запенилось
   В грязных подтёках вдоль стен...
   Я зато встал обезнебленный
   Кем-то из резанных вен...
  
   Щурился - грозный, беспомощный,
   С истиной рядом хрипел...
   Слов не хватало заточенных
   Боль описать и предел.
  
   Но - доставало характера
   Плакаться каждому в грудь...
   Вечером - к чёртовой матери
   Сгину топить свою суть.
  
   02.12.11
  
   Интересный текст у Мириам Коэн. У меня дважды случился вопрос по рифме. Я понимаю усечённую рифму "утро-вздутое", но она только лишь в первой строфе фигурирует, а дальше всё течет, как по маслу. Второй вопрос: "встал-стакан". Мечите стаканы на стол, доригие товарищи. Они всё равно не встанут. Нет, плохая рифма. Честно.
  
   Теперь по содержанию. Утро с похмелья - как это знакомо. Ощущения переданы по первому классу. Кстати, уже второй стих про питие спиртных напитков на конкурсе. Тенденция, однако.
  
   Не понравилась строчка "Я зато встал обезнебленный". Это "я зато встал" выбивается из размера и показывает, что писалось как вставка к "обезнебленный". Можно бы подобрать что-то получше. И "кем-то из резанных вен" можно было поизящнее изобразить. Без "кем-то" и без вен.
  
   А в общем, повторюсь, интересный текст.
   Светлаков Л. Косогор  
   Косогор да река в просинь неба,
   На юру белый храм и старинный погост.
   Там парит над водой серебристая верба,
   Опрокинулся на небо радуги мост.
  
   Затерялись в полях мои юность и детство,
   Где черемух дурман и удушье сиреневых гроз.
   Нет в России родней и милей того места,
   Где впервые вкусил на губах сок берёз.
  
   Там кузнечик в лугах с незатейливой песней,
   Воздаю тем краям за поклоном поклон
   И летит ввечеру, освящая окрестность
   На юру над погостом малиновый звон.
  
   А когда я вернусь в те края небезгрешный,
   Поклониться могилам родным на погост
   Мне ветвями кивнут, узнавая, что здешний,
   Повзрослевшая верба, хоровод из берез.
  
   Конечно, стих технически страдает неровностью размера. Не спорю. Но всё-таки некая нежность белого храма и старинного погоста на юру заставляет проникнуться этим текстом. Верба, радуга над мостом, косогор, река описаны автором с большой любовью. Любовью к тому, что он может быть никогда уже не увидет, но память помнит и хранит эти памятные картины. Поэтому я и не смог пройти равнодушным мимо этого стиха, который, повторюсь, технически довольно несовершенный.
   Калинин А.А. Старик  
  
      Над стылой землёй
      свирепствует ветер,
      Останки листвы заплетает в траву.
      А я - никому
      не нужный на свете -
      Не знаю зачем, но зачем-то живу.
      Меня по утрам заставляют проснуться
      То боль в голове, то сердечная боль.
      Наверно, наследники ждут - не дождутся:
      Когда ж я покину земную юдоль.
      В квартире пустой небогато, но чисто.
      Супруга ушла..., но остались сыны:
      Один - далеко, а другой хоть и близко,
      Но занят всегда, что нет смысла звонить.
      Я рамочку с фото протру молчаливо:
      Давно все в могилах былые друзья.
      Заходит сосед выпить кружечку пива -
      Такой же огарок коптящий, как я.
      О том что один, не жалею, поверьте.
      Мне в жизни досталось всего пережить.
      Уже десять лет я готов к встрече Смерти:
      Приданое - вот оно- стопкой лежит!
      Над книжкой раскрытой бессмысленно слепну
      И старые фильмы бессчётно гляжу,
      И - молча - слежу за секундною стрелкой,
      И каждое утро часы завожу.
      2010-10-24
  
   Старость - это всегда грустно, так как старость предворяет уход. В тексте Андрея Калинина говорится о старом-старом человеке, который брошен всеми доживать свой век: дети ждут-не дождуться, когда он помрёт, чтобы поделить наследство, а жена уже давно умерла. Он один-одинешенек сам с собой, своими мыслями, картинами и квартирой, в которой живут только воспоминания о прошлом и мысли о предстоящем - смерти.
   Финал стиха особенно сильный:
  
   И - молча - слежу за секундною стрелкой,
   И каждое утро часы завожу.
  
   Какая печальная картина предстаёт перед нами!
  
   Две вещи резанули:
   "Уже десять лет я готов к встрече Смерти" - выбивается размером и тяжел фонетически
   Вторая - это глагольности и некоторые слишком уж неточные рифмы, хотя это безусловно, вторично.
   Ковалевская А.В. Бегство  
  
   "Я был молод, как Каин, и мой парус крепчал. Я был пьян и нахален и на чаек кричал"
      Автор - Ратмир
     
     
     
   Вновь мерещилось, ты мне ласкала подмышки губами...
   Я просолен водою и потом, и солнцу положен на жертвенник
   Как баран молодой. Я изгрыз кожаный наколенник,
   Но зато через море и небо тебя не достану руками.
     
   А хотел! И - не смел. И теперь вволю жру только звуки свирели.
   Стал игрушкой наяд: всё качают скорлупку на пальцах...
   Ты сказала, не хочешь, не можешь со мною остаться.
   Копья братьев твоих, - о, колдунья! - зачем копья мимо летели?!
     
   Одинокая капля-слеза упадет на колени....
     
   Я - циклоп.
     
   Самый младший.
     
   Волна нашептала -
     
   ПОСЛЕДНИЙ.
  
   Ещё один мифологический стих. По-моему третий в этой номинации.
   Стих начинается с эротической фантазии (ласкала подмышки губами), затем некоторые детали заставляют задуматься, а не садо-мазо ли это: лирический герой просолен водою и потом, положен на жертвенник, изгрыз кожаный наколенник... хотел, но не смел... Правда, когда ЛГ начинает жрать звуки свирели и жаловаться на наяд, а также сетовать на то, что колдунья не хочет, а, главное, не может с ним остаться, то понимаешь, что он скорее всего страдает от неразделённой любви, а не получает наслаждение. Особенно грустно становится, когда скупая мужская слеза падает из единственного глаза. Это плачет последний циклоп.
  
   Замечания по технике исполнения: диссонансная рифма в первой строфе потом куда-то исчезает, сменяясь правильной рифмой во второй. Зато в в первой же строфе появляется слабая по эффекту "руками-губами".
   Строка "А хотел! И - не смел" выглядит коряво фонетически. Повторения "хотел-хочешь" в одной строфе.
  
   Хотел бы (и хотел!) пожелать автору немного поработать над деталями, так как задумка хороша.
   Фогель Л. Всё было поначалу  
  
   Где только ни была, куда ни заносило...
   Бросали в спину грязь, в глаза и не взглянув.
   Себя от жизни я, всем, чем могла лечила,
   свою слепую душу, как двери, распахнув.
   Пыталась отбелить всё то, что было чёрным.
   Искала в чём грешна, за что тяжёл мой крест.
   Держалась за рассвет, что исчезал упорно,
   и счастье получала - отпущенным на вес.
   Всё было поначалу: земля, полёт и небо.
   И звёзды разбивались. И выла на луну.
   Любовь святой водою, и воздухом, и хлебом
   была... И превращалась в больную тишину.
   Клубок обид ненужных свободно распустила,
   рассеялся с годами мой дымчатый туман.
   Всем сердцем берегу, всё то, что есть и было,
   а всё, что быть могло бы - простой самообман.
  
   11.01.2012
  
   У Лидии Фогель на конкурс представлен типичный романс. Здесь только гитару в руки и с придыханием можно петь о том, "где только ни была, куда ни заносило". Поскольку стих-романс целиком и полностью посвящен переживаниям ЛГ, а там и слепая душа, и тяжёлый крест, и святая вода любви, и небо, земля, воздух, звёзды, клубок обид, и вой на луну... Одним словом, страдания. Всё это бережно хранится в сердце, а то, что быть могло, но не было - это самообман. Оно и понятно.
   Зачем тянуться за мечтой и фантазией, когда столько всего пережито и пройдено. Душа болит, а сердце плачет. Эх, ромаллы...
  
   Да, первая строфа мне показалась хуже остальных с комбинацией глагольных и деепричастных рифм.
   Эзрас Э. На ощупь  
      Холод любого взгляда зеркален,
      И только по теплу его можно почувствовать
      Цвет глаз.
     
      Однажды ты коснёшься лица женщины,
      И прозреешь.
  
   Стихи Эли обычно очень афористичны. И эта маленькая философская зарисовка не исключение. Поэтому попытаюсь въесться в текст.
  
   "Холод любого взгляда зеркален" - мы отражаемся в чужих взглядах. Поэтому если мы ощущаем холод чужого взгляда, нужно лишь понимать, что он лишь отражает наш взгляд.
  
   "И только по теплу его можно почувствовать
   Цвет глаз." - Когда мы начинаем различать цвет взгляд отличный от серого - только когда избавимся от холода и поймём, что встречные глаза излучают наше собственное тепло.
  
   "Однажды ты коснёшься лица женщины,
   И прозреешь. " - Я касаюсь лицо женщины, только когда хочу поцеловать её. В этот момент глаза излучают странный свет. Ты понимаешь, что ты увидел любовь. Её увидеть можно лишь вблизи. На расстоянии прикосновения.
  
   Очень хорошо.
   Gregberk Чувство Юмора  
  
  
   Блистало прежде я и ни о чём не думало,
   друзья, смеясь, меня прозвали "Чувством юмора".
  
   Враги искали моего расположения,
   я привечало их, свободное, ничейное.
  
   Другая эра наступила - психоДАЛьная,
   и тут почувствовало тонко: пропадаю я.
  
   Роман с людьми, увы, "прочитан", как ни жалко мне -
   приматы общества изгнали чуть не палками,
   другие Чувства, сговорясь, цинично плакали,
   не понимая, что их дни теперь - каракули.
  
   От Красной Книги - отказало приглашению.
   Пойду, вселюсь-ка я в жирафу длинношеюю!
  
   Ироничный стих Грега написан в обычной для него гротескной манере. Повествование ведётся от лица чувства юмора, котороё всё никак не может найти себе место. Роман с людьми не заладился, психоДАЛьная эпоха предпочитает другие чувства. Бедное чувство юмора. От безысходности оно понимает, что очарованный жираф - лучшее длиношеее место для него.
   Даже экспромтнулось:
  
   на чувство юмора напал вдруг юмор чувств,
   и только слышался костей печальный хруст.
   оно упало бездыханное, а он
   завыл над трупом нежным дум тревожных полн.
  
   Несколько замечаний. Можно было избежать по крайней мере одного "их"-а и парочки "мне"-хов.
   L T. Февральская лирика    
      Когда-то было так: трактиры отшумели,
      в ушах звучал один прилипчивый этюд,
      у ближних - у дерев - коробились шинели,
      и я ждала зимы и всяческих простуд.
      Что жизнь перебирать? Ее ведь не прибудет.
      Чуток счастливых дней оставить на развод -
      три беззаботных дня и пару ярких буден -
      за весь такой большой, но бестолковый год?
      А я тебя ждала и покупала тыкву -
      при встрече поразить невиданным жарким.
      Как быстро от тебя я все-таки отвыкла,
      привыкнуть не успев нисколечко к другим.
      Притихший школьный двор, футбольные ворота -
      неужто и в него забиты все голы?
      Я знаю, что тебя всерьез полюбит кто-то
      и будет накрывать воскресные столы.
      Нахмурился февраль: еще совсем немного
      забудут и его, как забывают бред.
      Не верит ведь никто, что он угоден богу,
      что он в душе другой давно оставил след.
  
   Лирический февраль Лилии очень трогает своим тихим романсовым исполнением. Словно тихо перебираешь струны и двигаешься вдаль по реке времени. Что мы видим? Очень необычный видеоряд проносится перед читателем: шумящие навязчивым этюдом трактиры, покорёженные шинели дерев, ожидание зимы, простуд и ЕГО. Но чем же поразить?.. Может, тыквенным жарким... К сожалению, его привычки уже позабыты, а привычки других не приобретены. Что там за окном - футбольные ворота и неизвестные соперницы, ждущие своих голов? Не знаю. Или это лишь болезненный бред вдохновения. Февраль проходит мимо без следа. Он не пришёл. Можно класть гитару на стол и начинать думать о марте.
  
   Понравился стих - такой гладкий и нежный. Парочка червячков: повторения (другой, других) и близкостоящие "кто-то - никто". Но в целом, хорошо и грустно.
   Лукьянец Н.Н. Рыцари С Морковными Носами  
      Два рыцаря, два стража в белом
      У входа в сад
      Под зимним небом заиндевелым
      Во мгле стоят.
     
      Их, создавая с весёлым жаром
      Под сердца стук,
      Я наделила волшебным даром
      Творенья рук.
     
      Два великана моих могучих
      Всю ночь не спят,
      От злого ветра от вьюг колючих
      Меня хранят.
     
      Я потакала своим запросам,
      Спеша создать
      Своих героев с морковным носом,
      Какая стать!
     
      Два рыцаря, два стража в белом,
      Улыбкой рот,
      Печаль прогонят, шагайте смело
      Во тьму ворот.
  
   Стих Лукьянец описывает двух снеговиков стоящих у входа в парк. Созданные руками автора они защищают входящих от злобных сил. По задорному настрою стиха я бы определил его жанр как "стихи для детей".
   Что не понравилось: с одной стороны выбрана некое подобие строгой формы, а с другой - постоянные сбои размера сильно напрягают. Словесный запас бедноват. Я бы даже сказал - скуден (наверное поэтому и определил его в стихи для детей). Рифмы достаточно просты и банальны, что тоже не добавляет к общей достаточно скромной картине.
   Вот и всё, что нашлось сказать по этому тексту.
   Шумахер Я.С. нуар вечора  
   в нуаре голубом пропасть
   тонуть в сапфировых отсветах фонарей
   в загадке глаз и хрупкости плечей
   касаясь взглядом лететь над желтым
   призраком огней когда ты рядом...
   ЗА РУЛЕМ
  
   вот тает дымчатый фарфор речей
   и глаз нуар подетых талым небом
   смягчившись льдом разбитым на стекле
   из нежных рифм сошьет литавры ветром
   звучанием дождя нахлынет и уйдя уйдет
   манжетом пестрых фраз чертя и
   приглушенным фетром на груди моля
  
   а после - гетры дней послед
   остывших дланей поцелуев
   и призрачной ночи купель
   и черных роз коварные укусы
   и будто не взошла Луна любви моей
  
   за крахом сигарет ты вспомнишь обо мне
   я знаю - и крах часов настанет следом
   и я вернусь укутан в бламанже
   нещадных грез принадлежать тебе..
  
   муаровый растреп ресниц
   заломлены израненные негой страсти руки
   кисти мерцание скользящей нитью
   нежность пыткой оберег
   полночным мотыльком полет и выстрел
  
   эротоман убит картиной
   галереей токообразных игл оргазма-
   мот погиб и клейкой паутиной рот его зашит
   просфорой пагубного недомысла
  
   Стих Ярослава Шумахера завораживает очень необычным ритмическим рисунком со спрятанными внутрь строки внутренними рифмами и ассонансами. Честно говоря, я этот стих намного лучше воспринял со слуха, читая в голос, чем с экрана. Один из редких явно выраженных постмодернистских стихов на конкурсе. Симбиоз символических образов начала 20-го века и формы "сплошного гипертекста" начала 21-го. Образы наслаиваются один на другой, создавая некие псевдо-декаданские картины любви. ОНА рядом и воображение рисует и литавры, которые сшивает ветер, и фразы чертятся манжетой, и бланманже нещадных грёз, в которые кутается ЛГ, и муаровый растреп ресниц. А "заломлены израненные негой страсти руки" словно спустились к нам из века 19-го. Словом, есть всё чтобы понять, что перед нами продукт современности, ловко скроенный из лоскутков прошлого. Всё-таки любовь остаётся любовью на все времена. И поэты всегда её воспевают. Только способы подачи меняются, а смысл остаётся неизменным.
   Мальцев А.В. Рябиновая кровь  
   Утро свет струило синий - синий,
   Лёгкий ветер заметал снежок
   И терзала стая птиц рябину,
   Проливая, красный, горький сок.
   И качая ветви, рвали с гроздьев
   Мякоть мёрзлую со снегом пополам,
   Пятна красные, как раны на сугробах
   Выступали, и не молкнул птичий гам.
   Исклевав всё, до последних ягод,
   Разлетелись, прячась средь лесов,
   Но надолго мне засело в память,
   Снег, забрызганный в рябиновую кровь.
   Словно след жестокого разбоя
   Пиршество голодных, зимних птиц,
   Почему? За что они с тобою,
   Так безжалостно рябина обошлись.
  
   Рябина, стая птиц, сок рябины, как кровь на снегу - несколько штрихов, чтобы понять - мы имеем дело с пейзажной лирикой из фильма ужасов. Основной персонаж - красный рябиновый сок, который обильно поливает кровью снег, пока птицы доклёвывают последние ягоды. Птицы поели, рябина стоит голая. Автор в недоумении - за что?!!! Доколе!
   Здесь мне тоже не понравились сбойный размер и излишняя концентрация на деталях красного цвета на сугробах. Может быть, это хоррор??
   Суренова Ю. Париж  
   Обычным днем обычный он
   Обычно вышел на балкон,
   Чтоб как обычно покурить...
  
   А там - Париж!
  
   И можно смотреть на него (но руками - не трогать!)
   Смеяться: ну надо же было набраться до глюков!
   И вдруг ощутить себя до немоты одиноким,
   Вцепиться в перила и думать, а если вдруг руки
   Не выдержат...
  
   Дай мне к тебе прислониться!
   Забыв о границах. Плевать на границы!
   И пусть нас разыскивает полиция,
   Пусть серые люди с бумажными лицами
   Нас тянут в противоположные стороны.
   И смотрит с балконов на нас стая воронов...
  
   Мне холодно!
   Он, тот, что ты, возвращайся скорее
   В московскую комнату с видом на стенку соседнего дома,
   И хлопни Парижу по пальцам балконною дверью
   Со всеми его незнакомцами
   И незнакомками...
  
   И здесь, как и в тексте Шумахера, очень необычный ритмический рисунок стиха. Очень французский сюжет. Он и она. Сигарета. Балкон. Шан зе лизе. Можно забыть прошлое, можно смотреть, но не трогать, можно быть одиноким до безумия. Что границы между Москвой и Парижем?! Eрунда. Есть только он и она. И она ждёт, что он убежит из своего ненавистного ей Парижа. Убежит к ней. Потому что ей очень-очень холодно одной.
  
   Мне понравились яркие образы балкона с его дверью, хлопающей по пальцам Парижa, и перилами. Очень сильный образ. Центральный.
   Лактионова Е.Г. Цветы жизни  
   Однажды на рынке
   мимо торговки цветами в горшках проходила.
   Та предложила: "Купите цветок".
   Я отмахнулась:
   "Да ну их, они у меня всё равно не растут.
   Даже кактус недавно засох..."
   Внимательно она на меня посмотрела,
   глаз свой пронзительный, торгашеский на меня положив:
   "А у тебя, девочка, жизни нет.
   Потому и цветы у тебя не растут..."
   О-о-о, нет жизни!
   Живу, а жизни - нет!
   Полцарства за явления жизни!
   Но вот... Со скрипом, скрежетом
   повернулось колесо...
   И жизнь, пробуксовав, пошла-пошла-пошла...
   И выросли крылья,
   и не ходишь - летаешь!
   А цветы всё равно не растут:
   не до них мне!
   2008 г.
  
  
   Верлибр Лактионовой. Рынок. Торговка. "Купите цветок". Здесь сразу вспоминается знаменитое "купите ракушку". Но лирическая героиня глуха к призывам торговки, ей не до цветов. И в ответ на глупое замечание, что в тебе, дескать, девушка нет жизни, она задумывается. Как же так? А жизнь есть, она просто идёт своим чередом. Просто ей не до цветов.
  
   Картина создается. Пусть и простая. Что не понравилось: загромождение пустыми глаголами и выросшие крылья. Oни не добавляют к обыденности нарисованной картины, а выбиваются из неё.
   Fenix X.X. Выбор листа  
   Листьям натруженным отдых предложен заслуженный, также даруется символ богатства красивый.
   Всё-таки держатся многие дерева, волей топорщатся, радостно светятся, если получится ловленным лучик.
   Эти успели на землю спуститься, они не упустят окошко свободы от палок былых и грядущих тяжёлых завалов.
   Ветер у ног завертелся собачкою рыжей. Не было мне одиноко с похожей, замену не делал я позже, отрезал потери.
   Милая де?вица спутнику тучному слово роняет прескучное, мне посылая беззвучно сигналы получше.
   Снова как дуля то слово: "Есть тут скамейка, дедуля?". Боже, да это же мне, о таком и не думалось даже!
   Я направляю туда, где сидел, размышляя, как личную летопись лучше дополнить осенним листом, да не понял.
   Спутник не тучный, а мощный, деви?ца на локте повисла... Солнце неяркое, ноги нетвёрдые, время обратной дороги.
   Полон автобус, захваченный боем гитарным. Я озадачен, чего это парни уставились, петь перестали.
   Чтоб не сажали как деда, из юности песенка спета, и вместе витаем мы где-то, и снова прибавилось света.
   Ночью привиделись почки, те слышат земные и выше рассказы листвы о питательных соках и светлых потоках.
   Мне тут толково вполне безо всякого сонника: ежели я покажусь интересным, уже и пожухлым меня не представят.
     
     
      2010.11; 2011.07-12; 2012.02
  
   С этим стихом в разным вариациях автор приходит уже на четвёртый подряд конкурс. Хочется крикнуть: доколе!!!! Нет, пусть другие говорят об этом стихе, а я уже устал. И пусть автор старательно вылизал этот стих, избежав штампов предыдущих редакций, но уже нет сил смотреть на дедулю и девушку в парке. В белом стихе рифмованные строчки неожиданны и царапающи. Я не нашёлся, чем можно объяснить строфу "Чтоб не сажали как деда, из юности песенка спета, и вместе витаем мы где-то, и снова прибавилось света. "
  
   Granovsky I. Осенний чат (север-юг)  
        - Кружатся листья, год скользит по кругу,
     К утру деревья клонит в седину.
     Что ж... осень: улетают птицы к югу,
     Уносят лето в теплую страну.
     
     - Да, год уходит, стали дни короче,
     И жухнет на шпалерах виноград,
     Темнеет море, холодают ночи.
     Что ж... осень: птицы с севера летят.
     
  
   Осень. Птицы. Сразу вспомнился недавний конкурс Философия Осени, где во внеконкурсе переводили стих Эмили Дикинсон с похожей темой. Стихо Ирины Грановской - это разговор-реплики двух стареющих людей в чате. Говорить особо не о чем, вот они и говорят о погоде. На севере: осень, листопад - "листья желтые над городом кружатся", птицы улетают, а на юге: тоже холодеет, темнеет море, жухнет виноград, прилетают птицы.
   Ничего не меняется под куполом мира, и смена места жительства на осень влияния не оказывает. Осень по прежнему зовёт увядать.
   Махровый В.Л. Радости зимы  
   Пурга утихла ночью, на дворе
   Тростинки, ветви словно в серебре...
   На лыжах, с голым торсом, по полям
   Навстречу робким солнечным лучам.
  
   Морозный воздух - чистый самогон,
   Не хочешь даже - будешь опьянён.
   Не в спирте дело - это кислород
   Пьянит восторгом, силы придаёт.
  
   Лыжня бежит на озеро и в лес,
   Чиста планета сказочных чудес
   Берёзку иней сильно изменил -
   В хрусталь сучки и ветки обратил.
  
   На вишню время тратилось не зря -
   Открыл крутую лавку хрусталя.
   Подобен снег алмазам, жемчугам,
   Сияет - трудно выдержать глазам.
  
   Достигнув Вячи(*) двинулся домой,
   Бегу назад знакомою лыжнёй.
   А дома - ванну тёплую принять,
   Поесть борща и...плюхнуться в кровать.
  
   * - водохранилище под Минском.
  
  
   Мороз и солнце - день чудесный! Стихотворение Владимира Махрового так и пышет радостью морозного утра. Природа дарит много чудесного тем счастливцам, которые в это утро встали на лыжню опьянённые свежим зимним воздухом и почесали полуодетые навстречу сказочным чудесам. Описанию снега и инея посвящены добрые три четверти стиха. А затем - ванна, борщ и кровать - нужно и отдохнуть здоровому телу и восстановить в нём здоровый дух.
  
   Как по мне, автор переборщил с описательными восторгами: ветви то в серебре, то в хрустале, снег подобен то алмазам, то жемчугам. А вот рифмы в большинстве своём грамматические, что снижает их ценность.
   Лапердин Е.В. Дуэт  
   Когда мне на свете
   Любви не хватало,
   Я брал в интернете
   Уроки вокала
   И правил рулады,
   Осьмушки и трети,
   Мечтая о складном
   И полном дуэте.
  
   Как это не странно,
   Внезапно, как милость
   В глубоком молчании
   Ты появилась.
   Тихонько, под осень,
   Случайной прохожей...
   Я песни забросил
   И музыку тоже.
  
   Средь прочих занятий
   И нот переливов
   Мне больше приятен
   Дуэт молчаливый.
  
   Оставим заботы
   Привычного круга
   И молча посмотрим
   С тобой друг на друга.
  
   Dec.15.2012
   Стихотворение Евгения Лапердина "Дуэт" - это очередное лирическое отступление на тему "средь шумного бала, случайно..." В поисках любви ЛГ пускался во все музыкальные тяжкие в интернет, и вот, в глубоком молчании появилась ОНА. И заботы привычного круга остались за бортом. Наконец-то можно помолчать вместе. Автор считает, что это - любовь.
  
   Если бы автор не использовал в таком количестве заезженные образы, то можно было назвать этот текст - ах, как мило. А так, увы...
   Марцев Я.Ф. Красные хризантемы  
   Протянет ночь следов косые строчки, на белом полотне.
   Под утро можжевеловые крепи начнут хрипеть и вздрагивать во сне.
   Как будто кто-то осторожный и жестокий сквозь них крадётся, глядя прямо на меня:
   Мне жалит ноздри злобный дух огня -
   Слуга людей - предвестник ураганов, -
   Пронзая сумрак искрами костров,
   Он зрит смертельной тяжестью жаканов*
   В невинный мир сквозь пропасти стволов!
  
   И вот лечу сквозь рухнувшее небо, кропя багряным светом млечный путь:
   Но будто шмель из снов далёких летних над полем хочет песню затянуть -
   А после, звонкой градиной свинцовой ударит в мой пылающий висок...
   И, совершив отчаянный бросок,
   Мой вольный свет умчится прочь из тела -
   Метель заплачет горько обо мне,
   И лепестками красной хризантемы
   Окрасит кровь январский свежий снег!
  
   _____________________________________________
   * Жакан - пуля особой конструкции для стрельбы из гладкоствольного оружия.
  
  
  
   Очень мистичны и даже готичны "Красные хризантемы" Ярослава Марцева. Вот где символ играет первую роль! Даже не сразу понимаешь, что стих ведётся от лица загнаного зверя (на картинке лиса, но в самом тексте нет упоминания принадлежности животного, разве что "кропя багряным светом"), следы - строчки на белом покрывале зимы, и так хорошо охотники умеёт читать эти строчки, что уже с утра их шаги будят бедного зверя, и нет спасения от жакана - только красные хризантемы крови раскажут снегу о последнем полёте вольного тела перед смертью.
   Осторожнер Т. Религия  
   В заброшенном доме привычно живёт пустота,
   В заброшенном доме не пахнет никем и темно,
   Считается время наличностью кассовой, но
   Жилплощадь сдаётся безмолвию за просто так,
   За южной стеной по-весеннему шепчут ручьи,
   Восточные окна глядят на ленивый рассвет,
   С другой стороны ничего кроме севера нет,
   Зима и мороз - да и те совершенно ничьи,
   У этого дома когда-то, по-моему, был
   Владелец лицензии на обладание им,
   Он спал по ночам, вырабатывал мусор и дым
   И радостно ждал от застенков домашней судьбы
   Подарков и скидок за то, что не ныл, а терпел,
   Рожая детей в неизвестность опасных миров,
   За то, что работал, как лошадь, пока был здоров,
   И верил в бессмертие для нефизических тел -
   Но крыша устала от веса безжалостных лет,
   Фундамент подмыло водой и разрушился пол,
   Личинки прогрызли проходы в отверствиях пор,
   И выстрелил в небо копчёной трубы пистолет,
   И в небе расстрелянном образовалась дыра,
   И солнце дырой засосало домашнюю жизнь,
   Отправив добычу лететь и считать этажи,
   И окна закрыли глазницы, поняв, что пора...
   А я навещаю останки опять и опять,
   И знаю сегодня, что завтра приду и потом.
   Ну где твой хозяин, скажи мне, заброшенный дом?
   Не в курсе?
   Я тоже.
   Наверное, лучше не знать...
  
  
  
   Стихотворение Осторожнера "Религия" ведёт повествование в режиме несколько монотонного потока сознания. Постоянное перечисление через "и" создаёт иллюзию заклинания. Словно старый нищий сидит у костра и рассказывает неменяющимся тоном о старом заброшенном доме, где живёт пустота, где птицы не поют, деревья не растут, а только безмолвие правит балом. Владелец дома когда-то жил как и все мы, вырабатывая дым и мусор, работал, растил детей, терпел, не ныл (и ещё раз алаверды Владимиру Семёновичу Высоцкому), пока безжалостные года не сделали своё дело - фундамент сгнил, крыша и пол прохудились, а потом всё вылетело в дыру. Кстати, очень сильный момент:
  
   И выстрелил в небо копчёной трубы пистолет,
   И в небе расстрелянном образовалась дыра,
   И солнце дырой засосало домашнюю жизнь...
  
   Ну, а дальше всё понятно. Дом остался без хозяина. И этого лучше не знать. Всё.
   Клеандрова И.А. Вершина  
   Горный хребет. Позади - и друзья, и жильё...
   Тишь. Над обрывом скрежещут подсохшие травы.
   Сил - только рухнуть, но ветер всё дальше зовёт,
   Плащ за спиной, словно чёрные крылья, расправив.
   Может, он прав, и судьба - быть всему вопреки
   И находить в одиночестве тайную прелесть?
   Спесь не уронит ни слёз, ни клинок из руки...
   Только как жить - никогда ни на что не надеясь?
  
   Нет ни врага, ни того, кто прикажет: "Борись!"
   Не с кем поспорить и в связке добраться к вершине...
   Лето уходит. По капле - как кровь или жизнь,
   Тихо сочась через трещины в старом кувшине.
   Снег на висках - но наточены слово и меч,
   Леди Удача во всем помогает незримо...
   Только года не отбросить с натруженных плеч,
   Жаром костра не согреть подступившую зиму.
  
   Ворон распластан на углях погасшей зари -
   Траурный клок парусины, сорвавшийся с мачты.
   Вестник, судья, прорицатель... но что-то внутри
   Знает: знаменья ни чёрта отныне не значат.
   Это черта, и за нею кончается всё:
   Смех и война, ожиданья, азарт и потери.
   Просто шагнуть. И пусть ветер над миром несёт,
   Нежно ероша тугие чернильные перья...
  
   Стих Ирины очень романтичен с одной стороны и символичен с другой. Вот она - вершина (сразу на ум приходят и стихи Пушкина и Высоцкого), к которой ты так долго шёл. Позади остлись дом, семья... Ты - одинок на крыше мира. И только здесь ты понимаешь всю прелесть одиночества. Никого нет - ни друзей, ни врагов. Только груз лет и усталости тянет вниз. А хочется ещё и ещё - туда вверх. Как ворон. Расправить крылья и улететь. Ещё выше. Или упасть вниз. Какая разница...
  
   Сравнение ЛГ с вороном особенно удалось, как мне кажется. Распластанный на углях зари, траурный клок парусины, тугие чернильные перья, вестник, судья, прорицатель - все эти эпитеты рисуют мрачную и торжественую картину. Словно "Ворон" Эдгара По или Брендона Ли...
   Санрин К. С дуба слетает корона  
   Осень. С дуба слетает корона.
   Я молчу,
   я сейчас посторонняя.
   Не качайтесь, Ваше Величество, не качайтесь -
   осенью жизнь не кончается.
   Не верьте смерти, прошу, не верьте,
   У меня уговор со смертью.
   Помните, когда Вас буря косила,
   Я не просила жить, я просила
   самое последнее и самое простое:
   Ваше Величество, умрите стоя!
   Только не падайте, я Вас прошу!
   Вы король, а не шут -
   не Вам толпу развлекать и радовать.
  
   Я - птица, говорящая правду.
  
   Вы поседели, листья сделались рыжими,
   но Вы выжили.
   А я опять начала влюбляться.
   Мне опять, как всегда, 15.
   Такие переходные времена.
   Зима - лучшее время для сна.
   Спите.
   Не будем прощаться.
   Вы живы. Вы дышите. Это счастье.
  
   Осенняя тема проходит и в тексте "С дуба слетает корона". Разговор с дубом, с которого слетают листья и кажется, что он умирает, но он лишь погружается в глубокий зимний сон. А лирическая героиня проводит мысленный аутотренинг, обращаясь к дубу, но по сути, обращаясь к себе. Только не падайте, умрите стоя - это основная просьба, но на самом деле она обращена к самой себе. Она должна не упасть.
   Стихам Камелии Санрин близка поэтика Бориса Гребенщикова и последующих психоделистов. По моему искреннему мнению. Приведу маленький отрывок просто для сравнения.
  
   Связанная птица не может быть певчей,
   Падающим в лифте с каждой секундой становится все легче.
   Собаки захлебнулись от воя
   Нас учили не жить, нас учили умирать стоя
  
   К чему я это веду. Образы и фразы разбиты на короткие ритмические единицы с короткой рифмовкой, и каждая фраза несёт информацию. Она может , а может и не быть сильно связано логически с предыдущим текстом. Вот и здесь видеоряд образов очень любопытный: дуб, с дуба слетает ворона, умрите стоя, я - птица, говорящая правду, я начала влюбляться, мне опять 15, зима - лучшее время для сна, вы дышите - это счастье.
   Что я могу сказать - рок & ролл жив!
  
   Довольская М.В. Пешка  
   Птички летают быстро,
   Вести приносят часто.
   Что все лишилось смысла
   Без моего участья.
  
   Вмиг мой песочный замок
   Был нагло смыт прибоем.
   Мир черно-белых рамок
   Так всем понятно скроен.
  
   Полутона и тени -
   Это для вас пустое.
   Гордая - на колени.
   Первая? Шагом! Строем!
  
   Мир иллюзорных сказок
   Так сладко бить ногами.
   Здесь не прожить без масок,
   В царстве холодных правил.
  
   Дамкою станет пешка,
   Раз без ферзя вам проще.
   Пешка не будет мешкать,
   И на судьбу не ропщет.
  
   Ферзь вне доски и трона
   не растеряет чести.
   Но как удары грома:
   "С пешкой король твой вместе"
   Стихотворение "Пешки" немного детское. И сбивающийся размер это даже подчёркивает. По части рифмовок: повторяющаяся рифма во вторых и третьих строфах. К чему?
  
   По теме. Мир ЛГ предстаёт то понятным - в черно-белых рамках, то непонятной иллюзорной сказкой, которую так сладко пнуть ногою. Одним словом, балаган. И этот балаган зовётся шахматами, где пешка выходит в дамки (может это уже шашки, а мы не заметили), чтобы быть вместе с королём, не теряя чести. А то без короля всю честь растеряет. Вне доски. Или внутри. После того, как песочный замок смоет прибой и прилетят птицы.
   Не знаю, запутали вы меня автор.
   Хромов Н.Н. Промышленность.  
   Строительство набирает ход.
   Высотные дома закрывают мне восход,
   Тем самым забирая солнца свет,
   Закончены с ним разговоры тет-а-тет.
  
   Все ближе к небу, сильнее в землю,
   Мой скромный дом теперь под тенью,
   Огромных великанов, гигантов серых,
   Весьма солидных, но не особо смелых.
  
   Совсем скоро дом облеплят сплит-системы,
   Включат свет, пробурят дрелью стены,
   Под рамки и картины, придавая жизненный уют,
   Бездомные коты найдут внутри себе приют.
  
   А в моем окне появятся отличные просторы,
   На коричневые и голубые шторы,
   На кирпичи, на спутниковые тарелки,
   На домашние газовые горелки...
  
   Я увижу все семейные секреты,
   Вниз летящий пепел сигареты,
   На батарее греющегося кота,
   И во всем виновна высота.
  
   Стихотворение Хромова "Промышленность" описывает как окна квартиры ЛГ закрывает строительство и он уже предчувствует, как он будет страдать от высотных домов и отсутствия тет-а-тета с солнышком. Вид на чужую жизнь заменит вид на природу, а это грустно. Как грустен общий безрадостный вид этого стиха, где размер гуляет, а слова не веселят. Так слово "дом" встречается раза три в начале стиха (плюс четверый в бездомных котах), подчеркивая - как оно дорого автору. Не забывает повторением автор и слово "свет". Женские рифмы сменяют мужские без какой-то видимой причины. Все рифмы исключительно грамматические. Куча словесного мусора (совсем, весьма, особо, теперь, тем самым, все, во всем) и местоимений насыщают текст. Вот, наверное, и всё, что у меня есть сказать по этому стихотворению.
  
   Конец.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"