С.В.: другие произведения.

Сопелки-Ворчалки. #3: "Привет защитникам города от немецко-фашистских захватчиков!" ™ - поэты "Самиздата" о Великой Отечественной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Поэтические опусы конкурса "Великая Отечественная"


Сопелки-Ворчалки


#315 апреля - 5 мая 2010


"Привет защитникам города
от немецко-фашистских захватчиков!" ™ -
поэты "Самиздата" о Великой Отечественной

// remastered: 05.05


Итак, исключительно на добровольных началах, исключительно в порядке эксперимента, я разгребаю, читаю, сортирую, комментирую поданное, засунутое и запихнутое авторами "Самиздата" в "поэтическую номинацию" конкурса "Великая Отечественная".

Upd: Со всей поданной на конкурс рифмованой "искусственной мутью" ознакомился. С последней партии по второму сорту прошли текстов пять или шесть, и один потянул на вышку.


Рекомендовано к прочтению

На текущий момент, из всех заявлявшихся на конкурс стихотворений, мое ОТК прошли с небольшими замечаниями пять работ.


О Т К


"мгновения...". У автора очень редкий для "СИ" талант - недоговаривать. И еще - работать с деталью. Ни разу не назвав - ни войны, ни врагов, ни Бреста - Москвы - Сталинграда - Берлина, а также счастливо избежав встречи еще с сотнями заезженных "военных" слов и словосочетаний. Стих приятно выделяется из всей массы под(д)елок под надоевшие последовательные ямбы штрихом своего рисунка, смысловой пунктирностью, лаконизмом. Гулкостью разрушенного храма (ах, позвольте и мне какую-нибудь художественную ерунду ввернуть). Четвертая и пятая строфы немножко напрягают.


"Призрак старого парка". Дедок с сумой идет по миру, где кружит золотая-золотая осень...

Я бы весьма навязчиво порекомендовал автору удалить четыре строки в конце: в первой из них... сомнительность, скажем так, - не ясно, отблеск чего, и не ясно, как отблеск обветшал (я могу пофантазировать на тему, разумеется, но оно того не стоит); во второй строке читателю угрожают установлением мировой справедливости поздно или рано, что вполовину убивает стих, поскольку если Бог рассудит и воздаст, то нам с вами и дергаться нечего; а третья и четвертая строки неплохи, автору очень хотелось их сюда прикрутить и закончить этак величественно (ради этого и вся строфа появилась, полагаю), но строки эти, вот досада, чужие. А главное, после пятой с конца строки - ничего говорить не нужно. Автор?.. Ау. Не надо там ничего говорить.

Название - дичь несусветная. Неужели автор не слышит, до чего оно игриво?.. Хочется бомбу - подойдет "Победитель". Со второй строкой надо бы помучиться - там коробит от этого "и всё покрыто". Хотя бы "парк заметает" (хуже по ударениям, лучше по значению) и в таком роде.


"Ни звезды, ни креста...". Две первые строфы стоит подумать - при первом чтении напрягают и весьма. Похожи на набор строчек, причем я не сумел понять, с каким умыслом в первую же из них засунут злостнейший штамп; и в обеих строфах очень близкие по звучанию окончания у четных и нечетных строк - тоже как-то "неудобно" читается по-первой. А вот остальное - завораживающе напевно и хорошо.


"Черно-белое кино". Вполне цельно, добротно, глядя с "профессионального уровня" - обычно, ноль (мне думается, автор драться не станет: видел у него в разделе и поинтереснее); с "самиздатовского" - огого. Крепкое сюжетное стихотворение. Ах да, это еще и не совсем про войну... про нее, но косвенно. Многим другим авторам, кстати, стоило бы взять этот подход на заметку, а то они все больше норовят в лоб переть: с криком "ура" и со штыком наперевес - на танки. Народное ополчение на Музу и Рифму, блин.


Баллада о минувшей грозе. Простоватая, хорошая история - может проигрывать из-за своей вполне классической неспешности, несжатости. Жизнеутверждающий мажорный пафос последней строфы не покатил. Если ее потереть, имхо будет не хуже. Без алмазов - но без явных ляпов, неплохой уровень, и, для этого конкурса по крайней мере, - оригинально.


Внимание! Авторы, подававшие стихи на конкурс и не обнаружившие своей работы в списке выше этой строки: ЗАКРОЙТЕ ЭТУ СТРАНИЦУ! Ниже этой строки, если вам повезло (если нам всем повезло), вы упоминания о своей работе - тоже не встретите.


Все остальное

...Можно при желании рассортировать по кучкам, примерно таким: "графомания профессиональная, с элементами извращений над словами (опционально)" (сюда же отнесем и "качественные ученические работы, дипломные и другие"), затем - "графомания обыкновенная, системы УГ" (обширная кучка), дальше - "у этих авторов слова друг с другом связываются с очень переменным успехом" (вторая обширная кучка), ну и "диарея в столбик" (оцените оксюморон). Кое-где кое-как угадывается родство с военной тематикой, кое-где от этих "военных" слов не продохнуть, в основном случаются попадания в скучные рифмы и с переменным успехом - в размер. По содержанию большинство работ можно славно охарактеризовать словосочетанием, встреченным в одной из: "Прочее - искусственная муть". Точнее не скажешь.

Ну есть и немножко текстов, в которых что-то как будто проглядывает... вот с них и начну. А сортировать прочее по кучкам не буду - времени жалко. Отмечу сперва то, что хотя бы есть за что отметить... а затем то, что тоже есть за что отметить, но лучше бы его не было - потому что там тако-ое-е... В общем, вверху то, что похоже на стихи, а внизу то, что ни на что не похоже.


"Белая баллада" звучит неплохо, но. Этих "но" - много. Казалось бы, есть кусок сюжета - но кусок, и с неудачным "финалом". А сзади приписан эпилог с морализующим наставлением. И заусенцев хватает - отож, в таком коротком размере чтоб и в рифму, и толково состыковать по смыслу при том - я сразу многого захотел, да?

Окопался немчин
На крутом берегу.
Пулемётчик строчил,
Сеял смерть на снегу..

Если в первых строках "немчин" проходит за собирательное, то в последних - пулеметчик-то точно один. Вот и выходит, что был один немчин и один пулеметчик. Как-то пустынно на том берегу.

Среди голых полей
Не поднять головы.
Только трупы друзей
Прикрывали живых.
Мы лежали на льду-
Весь потрёпанный взвод,

Таки средь полей - или на льду? А в начале еще поминался Дон. Все это, разумеется, может соседствовать - и в войне, и в тексте. Но в том контексте, который здесь, оно хоть и не бросается в глаза, но все же противоречиво.

Мы рванули вперёд,
На заснеженный скат,
Мы во вражеский дзот
Накидали гранат...

А это как раз то, что оказывается в роли "финала" у сюжетной линии. Какой вопрос у читателя? "Ну и что?" Вот именно. А вторая, помимо смысло-композиционной, проблема - по части русского языка. Не "гранат накидали в ДЗОТ", а "ДЗОТ забросали гранатами". Накидывают кольца на штыри в соответствующем состязании, еще гнилых помидор накидывают в мешок, пока хозяйка отвлеклась. Фраза, которой завершается описание вроде бы тяжелой атаки - небрежно-спортивная, скажем так.


"Осень 2006 года" - попытка потрогать социальную тематику, но не слишком убедительная - слабовата и зарядом, и техникой исполнения. Верным путем идете, товарищи, но идете не убедительно. Да и в грязь затаптывают гораздо быстрее - девятого к вечеру, куда там - до осени, скажете тоже...


"На поле боя опустилась тишина". Довольно редкий в общей рифмомассе случай, стих с целой связкой формально просматриваемых достоинств: с сюжетом, с диалогом, композицией, закольцовкой-рефреном и даже с... последней двустрочной строфой-обобщением, стыренной из формы сонета! Где стырено остальное я не знаю, поскольку по языку все это, в общем, (пока еще) беспомощно.


"Прожектора" - весьма технично, при всей простоте. В первой части заявлена конкретная тема - но дальше она теряется, заменяясь размытым обобщением "женщина и война". В последнем фрагменте ее пытаются вернуть в каких-то пафосных морализующих словах финала, но возвращение это неубедительно, да и по смыслу там кривовато выходит, прямо скажем: прожектора светят как "бесстрашные очи погибших" (что-то сатанинское) и освещают всякую "нечисть и дрянь большой дороги" (непонятно, на что намеки). И фрагменты, в разном размере, в разной стилистике - объединены общей размытой темой, но не слишком стыкуются - словно игла на пластинке перескакивает. Ритмика и рифмы на уровне, но с темой, мыслью, композицией и т.д. - слабенько.


"Осколок" - рефлексии на тему "и за того парня". В целом, весьма ничего по тональности - на удивление не вызывает изжоги, в отличие от абсолютного большинства подобных. Поэтому, пожалуй, взял бы в хвост ОТКшной группы, будь получше сделано. Скажем -

В нём ...
Спасительных лампадок свет,
Коленей, стёртых у иконок
Тех, кто ...

У меня выходит, что "свет лампадок и коленей", что как-то сомнительно. С огромным трудом расшифровал, что "он знак беды из той войны, но не снаряда или мины - народов, не согнувших спины" все-таки можно связать "осколок во мне - как знак беды народов, не согнувших спины", но и это как-то с трудом, и подобного "с трудом" там в середине изрядно. Ну и эпиграф традиционно неясно зачем засунут.


Попытка соединить победивших и пострадавших предпринята в "Братской балладе". По великому счастию, обошлось без "примиренческих" или "упаднических" моралей, но и финал оказался как-то... не оказался. Автор ни к чему не пришел, покаялся в этом и сослался на гоголевскую тройку. Типа оно так и задумывалось, но прозвучало как ответ троечника, мнущегося у доски. И заодно (но до чего в такт!), автор напоследок испортил эту безфинальную финальную строфу весьма качественного стиха глагольной рифмой.


Из "преноминаторского" один помяну - "Триптих". Впечатление неопределенное, что-то с подвохом. Текст ничего по прочтение не оставляет - эмоции или желания вернуться. Разве что в периферийном зрении - ощущение гладкости и... гладкости. И того, что в этой гладкости что-то неправильное. (Может, на фоне прочих конкурсных творений и разной "искусственной мути", этот стих - не коряв и ясен, и от непривычки это вызывает дискомфорт и подозрения на подвох?.. (смайл)) Хотя, для последней рифмы в строфе, "багров - кишинев" слабовата. Подвох раскрывается в том, что я легко могу представить это напечатанным в "толстяке" (легче, чем первые три работы в "топе"), где положено в апрельском-майском номерах осветить тему "ВОВ глазами/устами наших поэтов"; и не могу - напечатанным в книге, которую кто-то станет читать под торшером. Вот именно так стих и выглядит - "выполненным в исполнение гражданского долга", соц/гос-заказа, казенным. Особенно странно, придя к таким выводам, обнаружить поименный список родни... Но тут же понимаешь: родни этой автор никогда не знала и в глаза не видела; стих - и есть это самое, на совесть, исполнение гражданского долга. Заодно с долгом "родственным". Ни божьей искры, ни личной интонации. Вторая миниатюра хорошая, только что именно последней строкой хотели сказать - не ясно. Третья - при чтении раздваивается, одна копия согласна остаться здесь, другая - хочет убежать в детскую книжку "про войну" с картинками. Первая - так себе.


Стишок (стишок, ага) "Ствол... весь... в капельках росы...", интересно звучит в последних шести строках. Выше там набор от нечего делать хорошо зарифмованных слов, поражающий своей бессмысленностью. Вот только какой "ствол" "в капельках росы"? Про артиллерию не было сказано ни слова.


И в пару к предыдущему - "Я зимы больше не люблю". Переворот в последних строках хорош, строки неплохи. А вот первые восемь - не особо складные. Идея неплоха, но развита-реализована плохенько.


"Обыкновенное утро 22 июня": две первые строфы весьма обнадеживали, но увы.


Весьма своеобразно - "... о войне мне ни слова". Во-первых, благодаря наличию лирического героя или даже героев (у абсолютного большинства соседей такового или нет или там литературоведческая фикция), обладающего своим (и своеобразным - как на общем фоне) голосом и отношением к теме, во-вторых - удручающей неровностью. Россыпь вполне достойных, хоть и не всегда гладких по размеру, строк -

Из деревни Ключи (глухомань костромская)-
в скорострельные курсы да в сорок второй...
Как в осьмнадцать комроты встречала штрафная -
весь фольклор под припев: зэк, умри, как герой!

Он и жил в тех окопах, сюда - лишь ногою
(надо было б отнять, да хирург пожалел.

у него - хлеб, стаканчик, рыбалка да лес.

А потом полстраны утащила лавина,

И догнал свою роту на марше мой батя -
дай на каждом привале им речку и лес...

Они жили в долгу под клеймом "победитель",
надевая раз в год (под спектакль) ордена.

сдохший глянцевый Гитлер

Гаснет вечный огонь, правит бал бесовщина:
по надгробьям - катком, и "Буран" - в ресторан,

...перемежаются куда как сомнительными репликами. С этими героями сочетаются и "просрав", и "дерьмо", но вот "дурящик" и "чмо" и прочая жаргонистика склоняют тональность куда-то то ли к фарсу, то ли к полу-стебному памфлету, то ли - к школьниковой поделке, к тому же и без всяких "музык" приходится кое-где расшифровывать смысл. Кстати, первая строфа по первому чтению вообще остается непонятной. На эту же чашу и "политическая обличиловка" - почему-то она прет агитплакатной лобовой атакой, и вздохи-стенания морализаторства. Нескладность на доброй половине текста явно превышает критический уровень - и по рифмовкам (изрядно слабых), и по ритмике (много где "запихнуто как запихнулось"), и, главное, по смысловой связности. Финальный вывод (в последних двух строках) неоригинален, но допустим, а вот сюжет с двумя героями остался как-то ни к чему не подведен, и как перешли к финальному выводу тоже не очень понятно (хотя сумбурность изъяснений, пожалуй, и не противоречит образу героя). Задумка была, но реализацию автор просрал. =) На порядок бы лучше - и было б о чем говорить.


"Просто... победа..." Я честно пытался понять, расшифровать, о чем тут говорил автор и с кем. Мне показалось, что говорил он сам с собой - но как бы мысленно спорил с абстрактным оппонентом-янки: типа что он их выведет на чистую воду, он-де знает правду-матку. Ну, в общем, грозил своим поэтическим кулаком "пиндосскому берегу" с евонным всеопошляющим Голливудом - примерно как шаман в своем ритуальном танце делает страшное лицо, топает ногами и страшными нагромождениями сложных слов накликает беды и неудачи на вражье племя и шамана вражьего племени. Автор обращает этот монолог к своему воображаемому "умному, как Буш, оппоненту", который "горюет за океаном". "Умный как Буш" - это, догадываюсь, типа политкорректная замена слову "дурак", а вот чего этот дурак горюет за океаном - я так и не понял, но автор убежден, что он там неприменно горюет - наверное ему, автору, хочется так думать.

в Праге под танком горел на восставших костях.

Про "восставшие кости" - непонятно (опять же - могу пофантазировать, но воздержусь). Под танком и при этом на костях. Восставших. Автор, под танком не так много места, вы там все не поместитесь, скажите костям пусть лучше лягут.

Как вас мы в Арденнах собою спешили спасать.

"Собою спешили спасать" - это как-то не очень по-русски. О смысле я догадался, но при чтении огорчает.

Что мы своей кровью врагов в ваш мирок не пустили...
И вы не способны сей факт пережить никогда.

Желательно какими-нибудь знаками препинания разметить, а то "мы своей кровью врагов" - это убить низзя помиловать. Вторая и последняя строка - это финальный взрыв косноязычия, стилистической мешанины и нерусскоязычия. "Пережить сей факт", угу.

Автор решает собственные проблемы. (Конкретно: выплескивает свое возмущение переписывающей историю вражьей поп-пропагандой.)


Гх-м, подозреваю, автор "Пароль "Слет". Воспоминания фронтовика" из поэзии предпочитает Пушкина, Лермонтова или кого-нибудь еще из той же поры: текст набран "классическим ямбом" (преимущественно; размер кое-где скачет без внятных причин) и то и дело пестрит архаизмами:

Алкало чрево Букрина -
Осталась рота от полка.
Был шлях старинный перерезан,
Сто верст до стольного пути.

Нет, разумеется, ничего предосудительного в предпочтении к пушкинской поэзии, но когда о ВОВ берутся рассказывать его слогом - это звучит несколько странно и, на мой вкус, на грани неуместного. Тем более, что заимствуется из "золотого века" только подобие слога - полноценной стилизации нет даже на этом уровне, вперемешку попадаются и "супостат", и "комбат", и "цивильный" (который сперва стал архаизмом, а сегодня вернулся как жаргонизм). А выше слога... выше слога, к сожалению, текст выглядит несколько кашеобразно; глобальные повороты сюжета поясняются наперед названиями глав, а вот внутри глав... и даже отдельных строф... иногда приходится проморгаться чтоб сфокусироваться на перетекающей и перескакивающей туда-сюда картинке. Объем - впечатляет. Но лучше бы меньше да лучше...


"Штрафники". Маячит тема, есть несколько удачных клочочков, но с тональностью в целом плохо; пока излагается "сюжет" буквально - терпимо, как только начинаются "художественные приемы" - труба и штампики бегают. Легкие корявости:

Сам Сталин шанс дает опять,
И оправдать его вам надо.

Красуется классический перл "все упали вниз". Неуклюжести:

Он, улыбаясь, умирал,
И был готов уже забыться.

ну и

А над высоткой виден зонт
Из душ умерших, взмывших в небо.

(А все же хорошо, что зонт, а не гриб.)

А вот - "Штрафбат", в пару "Штрафникам", примерно тот же сюжет, но подлиньше, поэмнее, поровнее, но как-то сумбурнее в целом. На этот раз - типа хорей.


Как будто автор поймал тон, музыку и что-то еще, но не сумел толком изловить сюжетообразующую мысль - "Выросла ромашка-цвет на краю траншеи".


"Топотуха" - ничего так стилизация. Теоретически там можно заподозрить некоторую связь с военной темой, домыслить - типа любовь тыловика-бухгалтера к вдове без вести пропавшего и т.д. Но практически там ничего такого военного не заметно. "Деревенская драма" в типа народной стилизации.


"Я не был на войне..." Не участвовал, не судим, не привлекался... Вероятно из-за обилия частиц "не" и "НЕ" - текст не воспринимается, словно автор все отрицает - от Сталинграда до Ленинграда... И с чем остается в итоге? А вот:

Неведомы мне БОЛЬ... ни СМЕРТЬ...

Ну-ну, рад за автора... При чтении появляется чувство, что автор с радостным облегчением перечисляет все по очереди с частицей "не". Но при этом:

...Но, видно, столь СИЛЬНА в СОЗНАНЬИ ПАМЯТЬ ГЕНОВ

Такое чувство, что именно в этом и проблема, именно это автору и мешает жить:

ВИЖУ Я СЕБЯ - НЕМНОГО ВИНОВАТЫМ:
ЧЕМ ЛУЧШЕ МЫ, ЧЕМ ТЕ, КТО ПАЛ ВО ИМЯ НАС?

Причем мешает не за личные заслуги (автор не участвовал, не привлекался и не судим), а как генетически обусловленное, унаследованное заболевание - то есть, "за здорово живешь" мешает.

(Про это выделение БАЛШИМИ БУКВАМИ Макс Кич когда-то хорошо сказал, что оно напоминает театральную постановку в детском садике: "А теперь на сцену выходит СТРАШШНЫЙ серый ВОЛК!!!")

Но основное, что я, как читатель, понял из этого стихотворения - это то, что для настоящего профи сложных тем не существует: хоть про Сталинград, хоть про сиськи - примерно в одном стиле, только слова подставить по теме - Берлин, парад, блокада, саночки...

Автор решает собственные проблемы. (Конкретно: Автора очень беспокоит Сталинград - мешает спокойно писать про любимые сиськи.)

И в пару - "Я никогда не видела войны", там тоже сплошная "не", но на этот раз автор просто и честно признается, что рад, что не видел, и боится увидеть.


"Движенье туч у горизонта". Сонет-переросток-с... Честно сказать, ни одного нового слова, ни одной новой мысли не высказано и не прозвучало. Но если рассматривать в качестве академического упражнения в традиционной форме - выполнено нормально, четыре строки лишние, а в остальном - зачот.


В "Незабудки" есть ряд перлов и одна строфа - совершенно нескладная, но рождающая образ:

Крым, Кавказ... бобмежки, под откосы
Поезда составами пускать.
Ну, а днем с подругой гладить кошку
И кошмар ночной не вспоминать,

Довольно странной показалась претензия автора "Олге Берггольц на конкурс Победы" искать капли вдохновения в полуведре воды, невских обледенелых ступеньках и развозимых на саночках трупах... (Хотя, с другой стороны, больше половины присутствующих авторов именно этим и занимаются: ищут вдохновения в мусолении давних и чужих страданий.)


"Снова даты..." - написано (как бы) от лица ветерана, из сегодня, - редкий на общем фоне ракурс, - но ничем не заканчивается, со знаками препинания не все гладко.


Вот хоть немного оригинальная идея: рассказ о странствиях аккордеона. Почти не про войну. Зато вносит разнообразие. Изрядно рифм класса "палка - селедка". И вроде бы ни к чему так и не пришли в скитаниях аккордеона... Словно кто-то пытается напеть песню: подзабыв многие строки и коверкая мотив. Я даже знаю какую: первый фрагмент, там где -

Италия, Италия - Чудесная страна!

навевает конкретные ассоциации: "На далекой Амазонке не бывал я никогда..."


Всем бы неплохо стихотворение "У старой переправы", да вот последняя строчка ("Солдаты наши - там".) никак не следует из одиннадцати предшествующих. Но автор, очевидно, длиннобородый старец и ему дозволено провозглашать такое безаргументно на правах Просветленного: сказал "там", значит там.


Автор "Разговора с ветераном" в первой строке представляется читателю: "Я - журналист". Далее следует замечательно по-журналистски построенный вопрос: сперва в шести строчках резюмируется, отливается в металл и представляется потенциальному читателю биографическая сводка об интервьюируемом, а затем ставится ребром вопрос... Но вопрошаемый делает сильный ход, и журналисту придется попотеть, чтоб состряпать из дедова ответа нужную редактору бодягу (смайл). Последние две строки, хм... аллюзии там умышленные? а нарочитая показушная бравада? Недопонял, всерьез это или там подвох искать надоть. Ну и по-журналистски же притянутые за уши рифмы.


Для отрывного календаря так и быть сойдет, про "9 мая".


А вот в героине стишат "Правнучка" многие авторы могут узнать себя:

Я не знаю почти ничего,
Мы войны еще не проходили.
Но медали и письма храню,
Потому что мы - победили!

Вот только она еще в садик ходит, в то время как авторы, в большинстве своем, поди, даже начальную школу окончили.


Автор вероятно приколист, в двух четверостишиях "Никто не умер" он решил задать читателю тот самый вопрос, на который большинство других авторов пыжатся всучить читателю ответ.


Включенное в следующую группу

...Стоит просматривать разве только для общего развития: вы там узнаете такое, о чем, возможно, до сего дня и вовсе не догадывались...


Автор "Щит и меч" начинает строфой:

Чёрные тучи с Запада шли,
Крови и смерти полны,
Но против адской, вражеской тли
Встали отчизны сыны.

Фиг с ним, что первые две строки вызывают из памяти народное "Тучи над городом встали мыши в атаку пошли кошку за хвост привязали и на расстрел повели". Автор явно путает тлю с саранчой: тучами перелетает с места на место саранча, опустошая целые области; тля - она вообще не летает (ну, в большинстве своем). Это такие мусюпусенькие сикарашки, они листочки прогрызают и высасывают. А сыны отчизны, надо понимать, встали на сбор божьих коровок: божья коровка - смертельный враг тли, это знает любой садовод-огородник! Предлагаю переименовать сей шедевр в "Аццкая тля и сыны отчизны", ага.


Автор "Я вижу" глаголет так:

И командир. И по его шальному взмаху
Изнеможенный батальон
Идет в последнюю атаку.

Не знаю кому как, а мне сразу представилась балетная постановка и батальон в трико, легкий топоток по сцене и картонный стук сабель, скрещивающихся с РПГ. Впрочем, из трех рожденных автором четверостиший, это - лучшее.


В "Штыки обелисков" меня глюкнуло на первой же строфе - там строчка:

И фюрер прыщавый им славу кричал

Проглянули очень конкретные аллюзии к: "И Ленин великий нам путь озарил". Попробовал читать на мотив - забавно выходит. Кстати, следующая строка там еще занимательнее:

Цветные вожди присуждают награды
Фашистам, предателям и палачам

Кто имелся в виду? Барак Обама? или Патрис Лумумба? или может - Мао Цзэдун?


Всем опусам опус. "Мне снился сон..."

Мне снился сон, где мы дойти сумели -
Землей в крови. И кровь на сапогах.
Мне снился сон, что, умирая телом.
Мы пробуем душой атаковать.

Мне снился сон - наш взвод встает из праха.
И где-то слышен погребальный стон.
Мне снился сон - не знающие страха,
Мы знаем ужас безымянных похорон.

И черные кости в замерзших руках...
Лежим мы повзводно в сосновых гробах...
Патроны в подсумках, в глазницах вода.

Долго недоумевал, что хотел сказать автор фразой "мы дойти сумели - землей в крови". Прочиталось не "где" а "как": как земля доходит в крови; скреб опилки. Рифма "сапогах - атаковать" это еще цветочки. "Атаковать душой" - это плохой перевод из книги по восточным единоборствам? "Душевная атака", ага. "Взвод встает из праха" - уже успел обратиться в прах, типа разложился. Дальше круче: "черные кости в замерзших руках". Автор, зачем вы выкрасили кости в черный цвет, чего вы добивались? Чем вас не устроил традиционный белый цвет костей??? И куда вы их таскаете по морозу?

Но и это были цветочки. А вот братские сосновые гробы (на 35 койкомест), в которые кладут повзводно... Причем чуть выше там было еще:

И рота за ротой на небо идет.

Сначала рота за ротой идут на небо, строем, а затем мы лежим повзводно в гробах... Да, патроны в подсумках, а вот вода у автора почему-то в глазницах... Глазница - впадина черепной кости и вода в ней вряд ли задержится - утечет через дырочки... Вода должна быть - во фляжках!


Удивительный мистический триллер написала автор "Письмо солдата другу":

Стой же, немец, пока не поздно!
Нет пощады врагу у нас!
Уходи же!.. И выстрел грозный -
Пал противник в тот самый час.
Был и нету...

С первой строчки сразу вспоминается: "Чукча! Стой! Стрелять буду! - Стою. - Стреляю!" Говорят немцу: "Уходи серый волк, не то я тебя съем!" А он не ушел, за что и поплатился. И очень впечатляет моментальное исчезновение тела противника: "был и нету". Видимо, такими средствами автор заставляет читателя увидеть в "немце" нечистую силу.

Потому ли, что вдруг заметил
Отраженье свое в окне?..
Жив остался фашист на свете -
Жив остался мой враг во мне.
Немец, брат... отчего случилось,
Что таким же я стал?.. Скажи!

Нечистый дух фашиста вселился в тело своего врага, вот оно как. Но, что немного радует, не знаю как в зеркале, а "в окне" герой стихотворения пока еще отражается...

И послушно, как чей-то зомби,
В бой за землю свою иду.

Все воевали по-разному. Некоторые, как полагает автор, ощущали себя зомбями. Что ж, во всяком случае, это приятно (хм?) оживляет общее однообразие "За Родину!"

Не гасло кредо.

Автор, пусть ваше кредо и дальше не гаснет, и затмевает этот сайт светом таких же рифмованных затмений.

News: Автор этого мистического триллера уже стала одним из трех преноминаторов этой самой "поэтической номинации", а ее маленький шедевр из списка поданных произведений незаметно исчез.


Далее по порядку номеров идут "датские" четверостишия "Кантемир" с дарственной: "Генерал-майору танковых войск Гантемурову Юрию Петровичу", и загадкой в последней строке:

И фамилия как Кантемир.

(Опустим, что фонически в этой строке читается "фамилия кака" и "фамилия как антимир".) Фамилия - это вообще большое жизненное достижение, особенно если дело уже к старости. Но... Гантемуров == Кантемир?.. 8( )


А вот автор "Памяти солдата" живописует такие футуристические композиции:

В глазах друзей застыла смерть
И взрывы, очереди пуль.

Застывшие очереди пуль - жесть. "Матрица" наяву.


"Тише..." - очень сложно было бы даже заподозрить, о чем тут речь и каким боком это относится к ВОВ, если б в название также не засунули "в катакомбах 35-ой батареи в Севастополе". По-моему, даже с такой "конкретизацией", самодостаточностью не обладает. Есть мысль, что лучше бы это переиначить, что-нибудь вроде: "тише, тише, тише - к сыру крадутся мыши", и - в сборник детских стишков.


Полный эзотеризма рассказ о том, как истопники попадают в печи. Рекомендуется сперва прочитать прикрыв ладошкой название, и забыв, на какой конкурс работа подана. Потом попробовать отгадать загадку. Ну и наконец проверить свою версию по отгадке - названию этого текста и теме конкурса.

(Я, в общем-то, почти уверен, что настоящим спецам по герменевтике и кабалистике - тут все ясно как день, с первого захода, и только таким темным личностям как я пришлось перечитать три раза с подсказкой названия, чтоб появились какие-то версии расшифровки.)


Текст, который "Победе посвещается" (вероятно, все же посвящается) - там автор сообщает много удивительного:

Отчизна поднялась стальная,
Колен неставшая сгибать,

Простите, она так и поднималась, не сгибая колен?

Поднялся, стар и млад на битву,
Забыв про отдых и про сон,

"У пожарных дел полно: книжки, шашки, домино. Но когда опасность рядом, их упрашивать не надо - полчаса на сбор дружине и она уже в машине". Самоотверженно, одним словом, стар и млад отказались от тихого часа.

Бойцы не знавшие покоя,
Оставив ремесло, семью,
В сырых окопах спали стоя,
Но не роняли честь свою.

Беспокойные бойцы, заметьте, спали стоя, но честь свою при этом не роняли! Не всякий сумеет.

Дошли с победой до Берлина,
И флаг подняли на рейхстаг,
Извергнув злого исполина,
Разбив его и в пух и прах.

"Злой исполин" - это, я догадываюсь, что-то среднее между Карлом XII и Сауроном. Обыграли его в шашки.

Придут другие поколенья,
Воспрянет ото сна страна,

...И на обломках самовластья напишут наши имена! (Ай да я, ай да сукин сын!)


Очень мне нравится авторский самокритицизм. Изделие под маркой "А, помнишь, была война?" засунуто автором в подраздел с названием "Стихи и стишки сплошное рифмоплюйство". Собственно добавлять к этому ничего не требуется: определение абсолютно верное.

Хотя можно добавить, что непонятно, зачем лирические герои шли в бой с торбой, как весна глушила свист пули, почему герои "продолжали петь" засев в окопах, когда по земле гуляла смерть (откуда в окопах зола взялась - спрашивать не буду, могут принять за дурака), и почему "кусочек хлебушка свой делили на всех за столом" - что один кусочек на стол выдавали, а не на человека?..


А вот - история о самопожертвовании во имя общего дела. Автор "Пережившим войну", с аннотацией "белый стих" (иначе не догадаются), начинает повествованием о бойце, который поднял роту в атаку совершив сэппуку:

Кто-то лежал в окопе,
Кто-то стрелял не целясь,
Кто-то в атаку роту
Поднял, себя убив.

Видимо, остальные бойцы, прятавшиеся в окопе, тут же поняли, что если так пойдет дальше, то им тоже не останется ничего иного, как сделать сэппуку, а если не сделают они, то им ее сделают немцы или особисты, и поднялись в атаку. Вот какие случаи бывали на фронте.


"Военная повесть дедушки" начинается так:

Ужасная весть облетела
Деревню великой страны.

Автор считает, что вся наша страна - одна большая деревня. Дальше "стихотворение" выглядит примерно так:

Мужчины пошли защищать Родину,
И отец мой ушёл на фронт.
А мы остались в колхозе,
На всех хватало забот.
Весной шли на посев и прополку,
Летом был сенокос,
Осенью мы урожай собирали
И большую часть отдавали на фронт.
Не раз приходили в госпиталь
Перед солдатами выступать.

А что? - все понятно.


"Пропал без вест..." Мне не по зубам авторская логика, приводящая к таким умозаключениям, как:

Вам не сронить в атаке головы,
Бессмертны вы и потому мертвы.

Но в следующем стишке автор начинает сочинять для нас, простых смертных, и рифмы такие простые и понятные:

Слуцко-Колпинский рубеж.
Не сомкнуть открытых вежд.
Между трупов меж и меж
Умираешь ты не свеж...
Свален в яму и конец:
Слуцко-Колпинский рубец...

Вот прочитал - и сразу захотелось крикнуть: автор! автор! еще слово "огурец" есть!..

Не очень понял, в каком смысле "ты" - не свеж?.. Он же еще даже не умер? ...Ну а его, посчитав за несвежего, автор свалил в яму - суровые будни войны, не иначе.


Муза иногда посещает и настоящих парней из "Морского десанта":

Морская гвардия не тонет.
Она нигде не пропадёт.
В боях крутых она не стонет,
Она молитвы не поёт.

и заканчивается

Мы эстафету поколений
Братишкам новым донесли.

Внатуре донесли, брат!


Меня иногда беспокоит вопрос, читают ли авторы собственные стихи? Вот стих "Который год сквозь поле брани..." завершается таким патриотическим утверждением с восклицательным знаком:

Ведь отплатили мы покоем
Навеки дому своему!

А я всегда думал, что это как раз немецко-фашистские захватчики многим нашим домам устроили "покой навеки".


Интересный прием использовал автор в полном горькой трагической иронии стихотворении "Что детей у него будет трое": его лирический герой готовится к заброске в тыл врага, и в оставшееся до прыжка время -

Он мечтал перед завтрашним боем.

Мечтал, в частности, о том, что:

Есть в селе на примете девчонка одна,
С ней детей у него будет трое.

Четыре строфы он об этом мечтает, готовясь к прыжку, но мы-то, читатели, уже совершенно точно знаем, что мечтам его сбыться не судьба, не суждено, и девчонка та никогда не станет его женой, и детей у него никогда не будет - ни трех, ни двух, ни даже одного...

А чем достигается такой щемящий душу читателя трагический эффект? Да одной талантливой мимолетной строкой -

Аккуратно в подсумок сложил парашют,

(Другое дело, что у некоторых несознательных личностей, не способных проникнуться святой серьезностью темы и трагизмом ситуации, одна эта фраза может вызвать приступ неудержимого вопиюще-неэтичного ржача. Ну да что с них, с убогих, возьмешь...)


"Это нужно видеть!"

Наконец, отдельная, особая, обнесенная санитарным кордоном рубрика. Читателю потребуется очень крепкое чувство юмора. Не стесняемся кликать по ссылкам, если что заинтересует, хотя наиболее интересные отрывки я включил в экспозицию этой небольшой кунсткамеры.


Первый шедевр, про "Фронтовую любовь", у меня рука не подымается резать на цитаты - его нужно читать целиком, самостоятельно, вслух, с выражением, громко, с радостью и оптимизмом на лице и в голосе (тщательно проверив, что никого нет в пределах слышимости), можно и пританцовывать - иначе не словите всего кайфа. Не понял, был ли тот солдат мастаком только танцевать фокстроты (в фронтовую-то пору, ага) и в этом вопросе, или воевал где-то еще. Что я мог бы сказать автору? Никаким супостатам не задушить наш солдатский корень - не иссякнут, не переведутся на Руси мастаки в известном деле, чего, увы, никак не скажешь о способности к поэзии.


Податель "На мели" видимо тестировал программу для автоматизации стихосложения. Вершиной тестирования стал такой набор строк:

Тело
С наполненным
Ртом
Бьётся
О камень
Бетонный
Под разведённым
Мостом.

Бьется головой, не иначе. Не смешно? - зато ни одного слова про войну!


Для любимого дедушки Чудного Птаха звучит песня "Весна летела над землей, стремглав летела". Что-то мне подсказывает, что Муза автора этого, гм, произведения раньше жила с Пастернаком - но, видимо, с той поры изрядно подзатаскалась. Замечательный комплект рифм начинающего поэта в наличии: летела-хотела, слезы-грезы, быль-пыль, разлуки-муки, летела-хотела (еще раз). Честно говоря, я даже немного заинтересовался, какого пола Чудной Птах (судя по URL ссылки, автор женского пола). У меня такое ощущение, что когда авторесса писала это на конкурс, думала она не о дедушке, а о ком-то другом, и вполне в определенном направлении думала... Но иногда вспоминала о конкурсе. В результате, в тексте присутствует некое объект обращения "ты" попеременно единый в трех лицах: дедушки, врага и Него. В принципе это не худший случай - все же автор о чем-то думал, когда писал стих, хотя и явно не о том, что он пишет.

И ты, вдыхая запах вешних ароматов
на миг забыл о серенадах автоматов
мгновеньем этим, ощутив ее дыханье,
ты жизнь прожил всю целиком на поле брани

Прожил волшебную любовь и гарь разлуки,
И шок от сына первых слов, измены муки,
Прожил ты горечь и печаль и счастья взрывы
В весенних красках пробудив души порывы

Забыв о долге и войне, о тьме кромешной
на миг заслушался ты трелью пересмешьей
и соловьиною тоской пленен был нежно
где трогал раненой рукой у рва подснежник...

Автора несет словами.


Небольшой "датский" стишок по случаю "65-летия Победы".

В войне жестокой и ужасной,
Принесшей столько крови, зла,
Победа славилась прекрасной,
Затмившей разум и глаза,
Победа на смертях людей,
Умерших для своёй отчизны!
Мильоны дорогих потерь-
Людской пример патриотизма!

Я поймал себя на ужасном: после первых шести строк, в последней у меня само собой попыталось прочитаться другое (но созвучное) слово, вместо "патриотизма"...

Автора несет словами.


Небольшой текстик под лаконичным названием: "Победа".

Победа - она великая!
она - мать дикая Природа.
Какого она рода?
Вопрос не для урода,

Без комментариев.


Произведение под скромным и непритязательным названием "Поэма Моря" повествует об эротических странствиях на Великой Отечественной (ну, раз это подали на сей конкурс, значит - именно на ней; хотя из текста это никак не следует). Сперва предмет вожделения молодого героя отклоняет его притязания с такими патриотическими словами:

"Я, как и вся страна,
Невыразимо сильно
Навеки влюблена
В разведчика из фильма.
Вот Вам моя рука,-
Забудемте об этом.
Вы маленький пока,
К тому ж без пистолета".

Претендента забраковали как чересчур маленького. И с пистолетом у него что-то не ладится. Он сходил на войну (быстренько так, несколько строк - не это ж главное) и вернулся к визжащим фанаткам:

...Ушедшие флотом
Вернулись на шлюпке.
Приспущены флаги,
Приподняты юбки...

Во как. "И в воздух лифчики бросали". Уходя, герои собирались по возвращении "страш-ш-шно отомстить" девчонкам "своим пренебреженьем", но в общем-то они были не злобливы, герои, не злопамятны, поэтому по возвращении быстро оттаяли, а дармовая водка и задранные юбки тому поспособствовали, и вот она, вот ПОБЕДА ГЕРОЕВ:

И потупляя взгляд,
Притихши и несмелы,
Вернувшихся солдат
Сияющие девы
Встречают у стола,
Как дорогих гостей.
И те, не помня зла,
Ложатся к ним в постель.

И на этой радостной ноте автор переходит к полному эротическими ассоциациями эпилогу (не очень складному, но мы же, читатели, понимаем, что автору не до этого и не это главное):

Глубин безмятежность.
Удары как ласка.
Всей грудью вдыхаю прозрачные воды.
Всей грудью вдыхаю...

Надо что-то сказать напоследок...

Или не говорить?.. Практически у всех сишных авторов нет своих слов. "О войне". Или вообще. Им нечего сказать. Все слова их - чужие слова. Позаимствованные, скопированные. Авторам они ничего не стоили. И сейчас они тоже - ничего не стоят.

И чувств нет.

Сколь же многого им не хватает!!!

...И в то же время - столь малого.


Помимо тех пяти стихов в начале, еще хочется упомянуть те, что принесли мне в подарок в комментарии к этой странице - они мне тоже понравились, и уж куда больше понравились, и уж куда ближе, чем все то, за редкими исключениями, изобилие конкурсной "искусственной мути".

Жуть подарила вот такое "свое прошлогоднее стишко":

Березки - зеленые косы...
Березки - нарядные платьица...
Но вьются над омутом осы...
Но что-то восторг мой не ладится...
Проходят в спокойствии четком
По новой брусчатке парады
Ракеты танцуют чечетку...
А может быть, все же, не надо?
А может быть лучше квартиры
Построить для всех ветеранов?
А может быть... голубем мира
На небе заклеена рана...
Лекарства нужны дорогие
Ребенку и слабой старухе...
Березки цветут - аллергия...
Банан от бравурности в ухе...

А Непоэт сказал: "Ради интереса почитал конкурсные стихотворения. Могу сказать только:

Не я там был - не мне писать
Насквозь придуманные строки.

А уж если и писать, то что-то типа такого:

Они прошли свой тяжкий путь -
Отвоевали, победили:
Им было суждено заснуть
В полях родных и на чужбине.
А что же мы? Куда идём?
Куда нас зазывают "Вести"?
Вот и выходит: день за днём
Мы гордо топчемся на месте".

Вот, как-то так.




Сопелки-Ворчалки:



#1: Рога и копыта Птицы-Тройки - финалисты "Русской Тройки" и др.

#2: За/Пор русской словесности - "жюрейский список" с "Про/За-3"






Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"