Навроцкая Елена: другие произведения.

Игра в 21

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Комментарии: 51, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Навроцкая Елена (denc@aaanet.ru)
  • Обновлено: 02/07/2009. 65k. Статистика.
  • Статья: Литобзор
  • Аннотация:
    Обзор 110 работ конкурса "Блэк Джек"



  • Стартовая страница / Обзоры

    Елена Навроцкая

    Игра в 21

    попытка субъективного анализа конкурсных работ "Блэк Джека"

  • Добавлено: 21 июля 2002 г.
  • Поместить в избранное
  • Обсудить
  • Внимание! Всё нижесказанное является лишь скромным мнением автора статьи и не претендует на истину в последней инстанции! Если Вы морально не готовы к жесткой критике, то Минздрав рекомендует Вам на время чтения данной статьи запастись хотя бы валерьянкой!

    Масть чёрная: "Атака клонов"

    В конкурсе фантастического рассказа Блэк Джек, проходящим под эгидой журналов "Самиздат" и "Предгорье", я участвовала в двух ипостасях - в качестве конкурсанта и члена жюри. Оставив пока свои притязания на победу, обращусь к своему жюрейству в конкурсе, которое дало огромную пищу для размышления. Но сначала вкратце о правилах Блэк Джека.
    Конкурс проходит в два этапа. На первом этапе восемь членов жюри выбирают из 110 работ, каждая из которых размером не более 10 Кб, 21 лучшую. На втором этапе из этой счастливой 21-ки победителя определит Святослав Логинов, который в представлении, естественно, не нуждается.
    Конечно же, интересно рассмотреть все 110 конкурсных текстов более подробно, потому что те краткие комментарии, что давало жюри, авторов, ясное дело, не удовлетворяли. Однако авторы должны отдавать себе отчёт, что написать рецензии, равные размером самой работе, не представляется возможным, хотя бы даже из-за отсутствия времени и прочих проблем. Поэтому я лично приношу извинения конкурсантам за те свои два-три слова, которыми вам пришлось довольствоваться.
    Но не всё потеряно. Работ было достаточно, чтобы сделать кое-какие интересные выводы, пронаблюдать тенденцию и собрать статистику. Чем я и занялась. Прошу все мои выводы считать исключительно субъективным мнением, однако кое-что, мне кажется, всё-таки стоит принять во внимание.
    А тенденция выявилась, к моему сожалению, немного удручающая. И самым удручающим был тот факт, что авторы, пишущие фантастику, просто-напросто не читают эту самую фантастику или довольствуются той, что прочитали ещё в детстве. Иначе откуда столько вторичности, и даже не вторичности, а десятиричности в конкурсных рассказах? Огромное количество текстов-клонов на одну и ту же избитую тему, и даже написанные в одном стиле. Подозреваю, что причиной этому ещё и страх, страх взяться за свежие темы и потерпеть фиаско. Куда безопаснее смешивать старые добрые, проверенные временем, штампы и оставаться довольным собой: Я прекрасно понимаю, что ничего нового изобрести нельзя, и в мире существует ограниченное количество тем, но, господа, каждую тему, даже самую примитивную, можно реализовать так, что она заиграет новыми гранями и повернётся к читателю под неожиданным углом. Для этого вы, писатели, и существуете! Для этого существует множество литературных приёмов и методов, для этого и существуют, например, эксперименты с формой: Меня повергали в шок заявления некоторых авторов, эти заявления упрощённо можно представить так: "Ну и что, что вторично? Зато с душой! Зато с эмоциями! Зато это я-любимый писал! А вы не оценили мою индивидуальность! И вообще вы меня не поняли! Я не о том писал!" Что остается бедному критику при таком раскладе? Только развести руками и поставить напротив вашей фамилии галочку "графоман". Ибо только графоманы ссылаются на свою душу, свои эмоции и индивидуальность (как будто все остальные являются неиндивидуальностями, бездушными и неэмоциональными!), и делают заявления о непонятом гении. Господа писатели, если вас не поняли, то это исключительно ваша проблема! Не прописали, не отобразили, не выложились полностью, не смогли, не хватило таланта et cetera - отсюда результат. А если вы вовсе не писатели, а так, погулять вышли, поразмяться, то подобные конкурсы явно не для вас, или будьте мужественны, принимайте получаемую критику спокойно и с уважением, работайте над собой!
    (Я, конечно, не говорю о случаях, когда, например, этические принципы критика и автора не сходятся, тут идёт уже работа исключительно по содержанию, и ни о какой графомании речи быть не может. Ибо, если содержание вызывает яростные идеологические споры, значит, текст затронул душу читателя, значит, автор по умолчанию талантлив, какую бы оценку ему не поставили. И я старалась в своих комментариях отобразить это.)
    Но причём тут чтение книг? - спросите меня вы. А притом, что если читаешь об одном и том же и не по одному разу у известных авторов и у авторов неизвестных, мнение будет не в пользу последних. Запросто можно выбрать тему, как у мэтра, они сами были не первые, но реализация должна же хоть чем-то отличаться! Какие-то свои идеи должны ведь быть, верно? А то, к примеру, читаю я "Оператор" Роя Ежова и вижу, что сюжет один в один как в "Игре Эндера" Орсона Скотта Карда, только Кард развил из этой идеи качественный фантастический сериал, а Рой лихо прошёлся по ней на 10 килобайтах текста и успокоился. А если бы Рой читал Карда, как бы он повернул свой текст? Как бы раскрыл тему? Чем бы удивил искушенного читателя? Что ещё даёт чтение книг писателям? Да, конечно же, выбрать из множества реализованных, разжёванных, затёртых и давно неактуальных тем самую незатёртую и неразжёванную! Плюс ко всему надо всё-таки интересоваться происходящим в науке и технике, это самое происходящее может натолкнуть вас на сногсшибательную идею!
    Вот передо мной 110 фантастических работ, я в предвкушении интеллектуального праздника, но что я наблюдаю? Землю, как и почти сто лет назад, продолжают атаковать унылые зелёные человечки на пару с драконами разных цветов и калибров, а человечество лениво отбивается от них бластерами и арбалетами. Множество интереснейших, ярких и актуальных тем абсолютно не востребованы, большинство авторов с гиканьем и улюлюканьем едут по накатанной колее, не подозревая, что впереди литературный тупик. За бортом оказались такие живые темы, как "нанотехнологии", "генная инженерия", "клонирование", "киберпанк", "альтернативная история"... Да те же "звездолёты" можно было обыграть не по древней схеме "летели на Альфу Центавра - заело гиперпереход - попали на Тау Кита прямо в лапы к злобным глюканоидам"! Так что, как говорится в замечательной поговорке сети FidoNet, читайте книги, господа, они - рулез!
    Вообще, фантастики, как таковой, на конкурсе было крайне мало. Всё, что угодно - фэнтези, притчи, сказки, мистика, мифы и легенды, детские страшилки, философские размышления, только не фантастика. Последняя больше шла примесью к различным бытовым или философским сюжетам. В общем-то, меня лично это не сильно огорчало, так как фантастика - такой жанр, которому сам Бог велел плодиться, размножаться и ветвиться. Иначе, опять же, тупик. Поэтому я не снижала оценок за несоответствие жанру, только если уж совсем тема рассказа вызывала недоумение. (Как, например, рассказ Станислава Рынкевича "Монолог 911" о подростковом суициде).
    Перейдём к критериям, по которым я оценивала рассказы.
    На мой взгляд, работа над миниатюрой предполагает ещё больший труд, чем работа над большим текстом. Ведь в миниатюру не будешь "вгружаться" несколько страниц, как в романе, например. Маленький рассказ должен сразу захватывать внимание читателя, с первых строк, потому что пока будешь разгоняться, уже и конец наступит. Я в первую очередь оценивала рассказы по этому критерию, вялотекущие акынские заставки, типа "я пришёл, она ушла, за окном двадцать градусов тепла, роботы", ну никак не способствуют пониманию основной идеи. Вообще, многие конкурсные работы были испорчены именно скудным воплощением, некоторые темы требовали для реализации далеко не 10 килобайт. Но то ли лень авторов, то ли страстное желание обязательно поучаствовать в конкурсе, сделали своё чёрное дело: Далее, миниатюра предполагает поставленную стилистику; все временные несогласования, повторы однокоренных слов в одном абзаце и, тем более, предложении, злоупотребление местоимениями, телеграфный слог, обилие штампов и тому подобное - портят впечатление всерьёз и надолго, потому что сразу бросаются в глаза и заявляют об авторских возможностях весьма негативно. Умение писать красиво и стилистически правильно - это одна из главных возможностей писателя достучаться до читательского сердца. Потому что если не хватает умения писать красиво, то автора и толпа корректоров с редакторами не спасёт. Это мой третий критерий оценки после нестандартности текста и способности привлечь внимание читателя. Ну и, конечно же, грамотность. Тот, кто думает, что грамотность писателю не нужна, ошибается. Грамотность - это, прежде всего, уважение к читателю. Автор, не уважающий своих потенциальных читателей, от неуважения же к собственной персоне и пострадает. Вот и все четыре требования, которые я предъявляла к текстам - оригинальная идея или оригинальная подача старой идеи, способность завладеть вниманием читателя, стилистика и грамотность.
    Прошу заметить, что я говорю и буду в дальнейшем говорить исключительно о конкурсных работах, а не о конкурсе, как мероприятии. О том, что "Блэк Джек" - дело полезное и важное, говорит хотя бы возможность проанализировать состояние любительской фантастики, потому что 110 работ - довольно-таки большая выборка. Поэтому от нудной, морализаторской, части перейдём к более интересной - статистико-аналитической.

    Масть серая: "Давным-давно, в далёкой Галактике:"

    Почти все 110 работ можно разбить на условные тематические группы. Я разнесла тексты по таким группам, дала им название, где и выявилось, что авторы писали примерно по 18 темам, то есть шесть авторов сочиняли на одну ту же тему. Приблизительно так оно и получилось. Однако не всё так просто, ведь существуют сюжеты, пользующиеся огромной популярностью, и есть сюжеты, которые упорно игнорируются, и только несколько смелых рискнули их реализовать. Что из всего этого вышло, представляю вашему вниманию (а заодно разберу вкратце почти все рассказы, соответствующие той или иной теме, и подробнее отдельные работы).
    Итак, начнём с группы, пользующейся повышенным спросом:

    Кибернетика! (12 работ). Безусловно, тема отношений человека и машины - компьютера ли, робота ли, или обыкновенной тамагочи, является актуальной, а в литературе это вообще последний писк моды. Компьютерные технологии развиваются так стремительно, что мы, рано или поздно, задаёмся вопросом: чем такое развитие грозит человеку и отношениям между людьми? Именно на этот вопрос отвечали авторы данной группы. И именно в этой группе был самый высокий разброс оценок. Тема кажется такой родной, такой привлекательной и такой легкой для реализации, что многие авторы попались на крючок этой мнимой легкости. Несколько человек, ничтоже сумняшеся, описали собственные подвиги и собственные же страдания в компьютерных играх, причём описание велось на "геймерском" сленге. Никакого сюжета, никакой интриги, никаких характеров, кроме "ракетой в верхний коридор, ракетой в лифт - фраг" (Рынкевич С. "Survive: No Place For Loosers" ). Ни-че-го, кроме рефлексий неудачливого игрока. Авторы даже в мыслях не держат, что эти страдания молодого геймера может читать человек не "из своих в доску квако-думеров", а равнодушный к каким бы то ни было компьютерным забавам. Кстати, я не говорю, что писать об играх однозначно плохо. С развитием человечества изменяются и его игры. Но надежда на удачу Васи Пупкина с джойстиком в руке ничем принципиальным не отличается от надежды на удачу Германа с картами в руках. Однако, чтобы полностью отобразить трагедию и счастье игрока, недостаточно лишь подробного, вплоть до количества убитых врагов, описания игровой ситуации. Из этих рамок чуть-чуть выбивается рассказ Рянского А. "Душа в микросхеме" . Автор попытался на основе одной из игр описать развитие дружеских отношений между человеком и машиной (боевым роботом) и поставить этически спорную ситуацию, и даже наметил штрихи для реализации. Но: опять заигрался в "машинки" и в результате рассказ вышел очень скомканным, с невнятным раскрытием темы.
    Раз уж речь зашла о роботах, то замолвим словечко и о них. К моему удивлению, на конкурсе были представлены рассказы и об этих созданиях человеческого гения. Мне казалось, что после Азимова, Михеева и других фантастов прошлого века, включая огромное количество фильмов, о роботах уже ничего нового сказать нельзя. Так оно и вышло. Два рассказа на эту тему от Иванова Г.М. не поведали нам ничего сногсшибательного. Опять несправедливое обращение людей с послушной и верной машиной (пора бы уже роботов причислять к домашним болонкам и брать под защиту Гринписа), опять попытка робота стать человеком. В общем, тяжела судьба Электроника. Одного не понимаю - если ты не можешь придумать оригинальную идею о робототехнике, зачем в миллионный раз перепевать "бородатые" сюжеты, наскучившие большинству читателей ещё в детстве? Поэтому рассказ Ивана Кузнецова "Пока не прозвучал гонг" о противостоянии машины и человека, о проигрыше последнего и нежелании сдаваться в этой борьбе показался мне более актуальным, нежели штампованные плачи о бедных роботах.
    Но роботов, какими их видели фантасты прошлого, ещё не изобрели. Зато уже сейчас изобретают множество полезных вещей, желающих выполнить за тебя рутинную работу, например, сбор информации. Мечта Билла Гейтса на подходе, "хищные вещи века" завоевывают мир. Стоит щёлкнуть пультом и у вас в руках все нужные сведения - от интимной жизни поп-звезды до температуры тела вашего ручного крокодильчика. Но, как это всегда бывает, неблагодарное человечество долго такую райскую жизнь не выдерживает. Вот и герой рассказа Евгения Головина "На связи" в сердцах топит навязчивый телефон в озере. Причём оный телефон напоминал мне, извините, старого трансвестита, заботящегося исключительно о собственном макияже. На конкурсе "Дас ист фантастиш" рассказ, наверное, заслуженно получил первое место, но в моём личном рейтинге всего лишь четвёрочку, хотя написан хорошим литературным языком. Я лично предпочитаю не догадываться о финале чуть ли не с начала текста. Ясное дело, что занудливая вещь, решающая за тебя и личные проблемы, подвергнется в итоге обструкции. В общем, проблема актуальная, но автор рассказал всего лишь модный анекдот, который забываешь на следующий же день. Рассказ Гуфельда Зэева. "Исповедь" раскрывает ту же тему глубже и душевнее. Полезные вещи вытесняют нормальные человеческие отношения и вызывают привыкание сродни наркотическому. Кто из нас не злился на родных, когда его отрывали от любимой игры или разговоров в чате? "Мы больше не чувствуем одиночества. Но не из-за любви, нет. Электроника! Одиночества нет, но тоска осталась. Любимая, где ты? Где ты, любимый?" Эта цитата из "Исповеди" как нельзя точнее характеризует нашу уже сегодняшнюю жизнь. Фантастика, ставшая странной (или страшной?) реальностью.
    Если же говорить не только о содержании, но и о форме, которую использовали авторы этой группы при написании своих текстов, то стоит отметить рассказ Кайла Иторра "Конец Сети" . Изящная игра слов превращает "мистический кибертриллер" в старую-старую сказку, и кажется, что смотришь на картины Эшера, чей сюжет меняется в зависимости от того, под каким углом их рассматриваешь.
    В эту же группу вошли также упомянутый "Оператор" Ежова Р., "Марина" Саблина С. и "Лентяй, компьютер и Бредбери" Приходько А.Н. Последний автор использует тему рассказа Рэя Брэдберри "Здесь могут водиться тигры". Только планету, исполняющую желания, переводит в разряд аналогичного Суперкомпьютера, программу для которого создал некий программист, начитавшись Брэдберри. На протяжении почти всего рассказа описывается выполнение не слишком разнообразных желаний каких-то подростков: "Марина" Саблина тоже не блещет ни новизной, ни актуальностью, хотя рассказ написан достаточно пронзительно и душевно.
    Перейдем к следующей большой тематической группе:

    Дебри сказочной тайги (10 работ). "Сказка - ложь, да в ней намёк", как учил Александр Сергеевич и почти все авторы этой группы радостно ему поддакивают, рассказывая не сказки, а скорее притчеобразные истории. Как ни странно, типичная фэнтези в этой группе почти отсутствует. А то, что есть, не слишком хорошо. Даже мастер фэнтези на СИ Лора Андронова, написав душещипательную "Чёрную полосу" , скатилась, во-первых, в непозволительную игру на чувствах читателя, во-вторых, до этой самой игры идут диалоги фэнтезийных персонажей, здорово отдающие прозой Михаила Успенского, поэтому вызывающие неприятное чувство дежа вю. Однако, мастер есть мастер, и из всей типичной фэнтези, заявленной на конкурс, "Чёрная полоса" является самым качественным рассказом.
    Вернёмся к сказочным притчам. Из всех, на мой взгляд, выделяется рассказ Аномалии "Девушка с утренним лицом" , и хоть Аномалия, к моему удивлению, сняла свою работу с конкурса, мне хочется отметить этот текст. Рассказ читается, на одном дыхании, как некая древняя легенда, тысячу лет уже существующая на Земле, настолько талантливо текст выписан автором. Сама же притча имеет несколько смысловых планов, первый из которых заявлен самим автором в аннотации - "Мы - это то, что делают из нас другие". Как мне кажется, эта сказка ещё и о человеческом лицемерии - те, кем люди восхищались однажды, кого делали, потеряв свою привлекательность (харизму?), становятся невостребованными. Бывшие же их поклонники быстро подменяют предмет своего обожания и продолжают довольствоваться суррогатом. Очень жаль, что Аномалия сняла рассказ с конкурса.
    Хочу отметить ещё сказку Меллера А.С. "Три дня свободы" . Думаю, что зря жюри так неблагосклонно отнеслось к этой умной притче, обойдя её вниманием, потому что это не фантастика. Странно, что несуществующие драконы ещё фантастика, а несуществующие разговаривающие зайцы с волками уже не фантастика. Интересный критерий, ну да Бог с ним. А ведь сказка действительно хороша. Она о свободе выбора - пожертвовать собой или пожертвовать другими, даже собственными детьми, которым ты по большему счёту не нужен. Она просто о свободе - стать свободным хотя бы на несколько дней, дав страшную клятву палачу, и вернуться к нему со склонённой головой, понимая, что палач прав. Она о возможности стать свободным перед лицом смерти. В общем, советую почитать эту притчу, каждый там найдёт своё. Но всяко лучше штампованной стандартной фантастики.
    Целая группа авторов пошла по лёгкому пути переделок старых песен о главном. Вышеупомянутый Анатолий Меллер переделал сказку о Буратино, которая в отличие от "Трёх дней свободы" ничем особенно глубоким не отличается, даже юмор какой-то натужный. Также подверглись переосмыслению сказки: "По щучьему велению" (Бор Алекс) - на этот раз щука играла роль Золотого Шара из "Пикника на обочине" братьев Стругацких, счастья всем и пусть никто не уйдёт (мне оставалось только пожалеть щуку, ибо тот, чьё счастье состоит в пожирании щук, тоже никуда не денется); Василису Прекрасную апгрейдил несгораемой лягушачьей кожей Гаврилов Дмитрий в рассказе "Прощай, Ваня!" . Этот же автор написал весёлую историю о внедрении мифологического персонажа в наши дни ( "Солнце, Воздух и Вода" ). Можно ещё отметить знаком качественной прозы абсурдистскую страшилку Влада Чопорова "Девочка Маша и разноцветные человечки" , остроумный фэнтезийный ребус Юрия Погуляя ("Паладины") . Самым неудачным рассказом в группе можно считать "Час волка" Владимира Крючкова. Смешение дзенской философии с банальным побоищем обычных фэнтезийных магов, стреляющих файерболами, дало несъедобный коктейль.
    Следующая группа рассказов.

    Судьба человека (8 работ). Некоторые рассказы в этой группе с трудом можно отнести к фантастике, разве что произошедший с человеком случай настолько невероятен, что в глазах других людей выглядит фантастическим. Либо рассказы написаны в жанре бытовой фантастики, когда элемент фантастического присутствует или вторгается в жизнь какого-либо человека, или сам человек является таким элементом.
    В группе довольно-таки сильно выделяется рассказ Джен "Мальчик и волки" . Написанный прекрасным литературным языком, рассказ вводит читателя в мистический мир странного человечка, который видит то ли йогическую кундалини, то ли ещё какие неведомые обычному человеку энергетические структуры. И исчезновение Мальчика из этой обыденности также мистично, привычная реальность оказывается вдруг страшной, но самые ужасные её грани лежат по ту сторону человеческого восприятия:
    Также хочется отметить работу Сергея Свалова "Двойник" . Процитирую свой же комментарий к этому рассказу: "Очень глубокий, экзистенциальный, рассказ, который по диагонали читать нельзя. Человек ест, ходит, тупо втыкает в телевизор, впитывая мёртвые рекламные ролики, и не замечает как умирает сам, оставляя после себя всего лишь механического Двойника:." Этой вещи, на мой взгляд, другие члены жюри уделили недостаточное внимание. Опять же, потому что это якобы не фантастика. Неужели фантастикой могут быть только тексты, в которых фиолетовые инопланетяне скачут с бластерами в руках? Очень ограниченный подход к богатому субжанрами направлению! В "Двойнике" же явно присутствует фантастический элемент - лицезрение героем собственного Двойника. Но, наверное, и богатая подобными сюжетами фантастическая литература (О. Уайльд "Портрет Дориана Грея", Р. Стивенсон "История доктора Джекилла и мистера Хайда", С. Лукьяненко "Осенние визиты" etc) - не авторитет для некоторых членов жюри.
    Достойны упоминания и рассказ Гуфельда Зэева "Человек, который остановил войну" , образчик повествования о невероятном, почти фантастическом, случае; и жёсткая быль Сергея Красикова "Принцесса и дракон" - тоже о войне, о войне взрослых, забывших о детях и их почти реальных грёзах. Из жёстких по отношению к читателю текстов можно выделить и рассказ Владимира Аренева "Слепота" . Но, как мне показалось, автор немного переиграл на читательских чувствах и не совсем справился со столь деликатной темой, как страдания человека от физического увечья.
    В эту же группу вошли упомянутый уже "Монолог 911" Станислава Рынкевича о подростковом суициде, "С волками жить" Влада Чопорова на производственную тематику и "Тьма" Сел Алека. Последняя работа показалась мне весьма любопытным смешением клаустрофобических и пренатальных подсознательных ощущений автора, выразившихся в виде оригинального текста.
    Переходим к ещё одной, думаю, интересной каждому, группе рассказов.

    Прекрасное далёко (8 работ). Делать футуристические прогнозы - занятие неблагодарное. Однако лавры Нострадамуса многим писателям, в том числе и вашей покорной слуге, не дают покоя. Моё глобальное сведение футуристических прогнозов в одно предложение оказалось немного перенасыщенным ( "Буду[ю]щее глазами современнейших фантастов, а не каких-то там старичков-фантазеров!" ), но я всё-таки пойду по уже протоптанной тропинке, представив прогнозы конкурсантов в одном флаконе.
    Итак, будущее это - телепортация реальных вещей в мир виртуальный (Янчишин С.А. "Жертвы научной фантастики" ), "конституционное право на противоположный пол" (Шатров Д.В. "Мы веселы, молоды, счастливы!" ); смертная казнь, соответствующая исключительно вашему знаку зодиака (Козырев О. "Утоплен согласно гороскопу" ); инфантильные разборки в Лунном гигантомаркете (Усов Д.П. "Малышня" ); феминистический беспредел и вымирание мужиков, как динозавров (Палий С. "Парк русского периода" ); отсутствие гуталина, чья цена превышает цену платины (мама миа! человек проживёт без хлеба и масла, и даже без противоположного пола, но, Боже, как ему жить без гуталина?) (Бор А. "Сделка" ); таинственные ПротоГЕНЫ (шо це таке, автор так и не удосужился объяснить) (Джерри Филтон "Друзья" ). Думаю, этого достаточно, чтобы мы видели такое будущее в кошмарных снах и потому в поте лица своего трудились на благо более светлого пути человечества. Чтобы понять, почему авторы делают такие пессимистические прогнозы, необходимо, вероятно, написать отдельную статью.
    От мрачных предсказаний перейдём, наконец-то и ко всеобщей радости, к маленьким зелёным человечкам, спустившимся на нашу грешную Землю, и прочим подозрительным потусторонними личностям.

    Накормить пришельца (7 работ). И авторы их кормят-таки! Древесной листвой (Монах "Гусеница" ), человеческими надеждами (А. Резов "Хобби" ), человеческими жертвами (Ю. Аверьянов "Тёмный Джек" ), шпионской информацией (А. Крамер "Блоха стэнфордской породы" ), просто грязью ( "Балашов М.М. "Охота на летающие тарелки" ). Надо сказать, что именно в этой тематической группе оценки были самыми низкими. Причина понятна - тема успешно обкатана десятками писателей-фантастов, заезжена так, что вряд ли возможно придумать нечто, поражающее читательское воображение. Вероятно, сюжеты настолько заштампованы, что это отражается даже на стиле вроде бы неплохих авторов. Стиль, в основном, такой же прямой и телеграфный, как и сама тема. Особенно обидно за рассказ Николая Орехова "Пари" . Начавшись как остроумная, почти булгаковская, мистификация (доллары, чудесным образом выплывающие из CD-ROMа), текст скатился в унылое и запиленное повествование о пришельцах, в очередной раз проверяющих человечество на предмет вступления в Галактическое сообщество и тра-ля-ля. Скучно, братцы! У Монаха инопланетянами оказываются гусеницы, рассказ спасают только смешные диалоги ( "Гусеница" ). У М. Балашова на инопланетян охотятся некие переростки-мутанты, но этот рассказ вообще ничего не спасает, ибо рассказа, как такового, нет, а есть набор бессмысленных реплик ( "Охота на летающие тарелки" ). Неплохой сюжет у А. Резова в "Хобби" , пришелец, не знающий надежд, питается чужими надеждами, однако реализация хромает. Юрий Аверьянов даёт свою, любопытную, версию происхождения Джека-Потрошителя ( "Тёмный Джек" ), но, на мой взгляд, показать чужеродность иного разума Юрию не слишком-то удалось. Вряд ли это сюжет для десяти килобайт.
    Единственным удачным рассказом в этой группе мне показался рассказ Марка Певзнера "Я ненавижу кубизм!" , где автор предполагает, что различные художественные направления возникли исключительно под инопланетным влиянием. И даже псевдонаучное предположение о строении органов зрения пришельцев не портит эту милую и оригинальную миниатюру.
    А теперь самая интересная часть текстов, по крайней мере, для меня:

    Самовар, философия, колба и чаша вина (7 работ). В этой группе делаются попытки пофилософствовать на те или иные вечные темы. И пусть это иногда "кухонная" философия, всё равно отрадно, что именно здесь получились самые высокие оценки. А ведь тема ой как трудна! Это вам не летающим блюдцем управлять. И трудно рецензировать работы этой группы хотя бы потому, что глубоко личные ассоциации, полученные при чтении некоторых рассказов, могут значительно отличаться от авторского видения и видения других читателей. Поэтому я просто перечислю понравившиеся работы. Лучшей работой, на мой взгляд, является рассказ Ирины Белояр "Капкан и комуз" , мистико-философская миниатюра о любви, страхе, рождении и смерти и взаимосвязи их на трансцендентальных уровнях реальности и сознания. В "Этике благотворительности" Сергей Панарин рассуждает о благом деле, не требующим ответного добра. "Иерусалим-Сити" Сергея Палия скорее можно отнести к редкому в фантастике жанру "альтернативной вселенной". Рассказ повествует о теократическом государстве на, видимо, "параллельной" нашему миру планете Земля. Естественно, что в таком мире должны появиться и свои Джордано Бруно, и Николаи Коперники. Два автора - Воратха ("Смысл камня", "История о Дао Лане и зеленом чае") и Олег Шрайбер ("Жёлудь") - не постеснялись написать фэнтезийные причти, чем-то напоминающие дзенские коаны. И надо сказать, у них очень неплохо получилось. Не совсем удачным вышел рассказ А. Аливердиева "Черти и рыцари" об истинной вере и о её последствиях, плюс затронута тема правомерности использования старых идей в творчестве. Однако под финал герои ударяются в расплывчатые диалоги, и все идеи, выраженные автором в начале, тонут в этих диалогах. В аннотации сказано, что "Черти и рыцари" - отрывок из романа, возможно, причина "расплывчатости" в этом.
    От философии перейдём к творчеству о творчестве, простите за тавтологию.

    Трудно быть богом (6 работ). Иронично рассказать о нелёгком писательском труде предпочли всего два автора. И правильно сделали! Сергей Горохов обеспечил своему герою-писателю весёлую ночку в компании разъярённых несправедливостью персонажей этого писателя ( "Ночь благодарения" ). Рассказ получился без излишних напыщенностей и морализаторства, и понравился мне даже больше работы Александра Лайка "Творцы миров", которая был опубликована в первом выпуске "Фантастики-2002", издательства АСТ.
    Если же вы, писатели, испытываете недостаток в персонажах, то добро пожаловать на "Биржу героев" . Так называется рассказ Леонида Свердлова, повествующий о торговле не только литературными героями, но и музами, да и Пегаса вам сдадут в аренду, только баксы подавай. Время такое - продается всё и вся.
    После этих ироничных, живо написанных, вещей, тексты "с трагическим лицом", мне показались немного фальшивыми. Взять хотя бы работу Виктора Бо "Положительный герой" . Точно такой же сюжет, что и у Сергея Горохова - герой пришёл мстить автору за свои страдания на страницах книги, а точнее собрался укокошить собственного создателя. Сей герой говорит чуть ли не подкатив глаза к небесам, пафос древнегреческих трагедий из текста так и обрушивается на бедного читателя. Вся эта неземная печаль делает диалоги героев весьма надуманными. И как вы думаете, чем дело закончилось? Правильно, автор проснулся и принялся за старое. Банальный финал окончательно испортил вроде бы неплохой по задумке рассказ.
    Алексей Рыбкин в рассказе "Роман, похожий на улитку" повествует о необычном, зацикленном, романе. Каждое прохождение этого цикла открывает читателю что-то новое. Тема очень актуальна, ведь уже давно в мировой литературе существует тенденция писать романы, необычные по форме, экспериментировать не только с содержанием, но и с композицией. Джойс, Кортасар, Маркес, Павич и менее известные имена успешно ставили подобные эксперименты. Так что, идея у Алексея тянула на высший балл. Но сам рассказ показался мне немного вымученным, натянутым. К сожалению. Хотя мне и нравится как пишет Алексей в целом.
    Более основательно к делу подошла Mayra. В её "Пламени свечи" поэт совершает сделку с дьяволом, лишь бы закончить своё творение. "Торг был недолгим и вялым, ибо, как женщину легко купить, припугнув её болезнью ребёнка, так поэт готов на всё ради того, чтобы детище его не осталось без надлежащего финала." Но вернувшись за долгом, дьявол в итоге вынужден отступить перед тем, что делает поэта Поэтом - божественное вдохновение ли это, озарение, или нечто невыразимое обычным словами. Рассказ написан прекрасным языком. Стиль Ларису ещё никогда не подводил.
    Неплох рассказ и А. Аливердиева "Чёрт читатель" о невостребованности таланта. И только добрые маленькие мальчики и черти воздают должное этому таланту, читая забытые рукописи. Да, идея очень хороша. Но автору желательно поработать над своим стилем.
    Одним словом, эта группа тоже отличается высокими баллами и, главное, приятным чтением. Эта тема плавно перетекает в следующую группу:

    Нормальные герои (6 работ). О ком ещё писать, как не о людях, совершающих различные подвиги? И лучше всего для этого подходит мифология. Именно к ней обращается Максим Дубровин в рассказе "Прометей-даритель" . Может, некоторые решат, что идея рассказа эклектична, ведь Прометей олицетворяет персонажей множества религий, включая Иисуса Христа. Но, учитывая, что одни религии произрастали из других и впитывали в себя более древние учения, в этом нет ничего странного. Рассуждения Прометея горьки и ироничны, в них отсутствует излишний пафоса, нет запредельной тоски, которые так любят накручивать иные авторы. Поэтому текст воздействует на читателя гораздо сильнее, нежели искусственно завышенные страдания.
    Если тесна существующая мифология - можно придумать свою. Заглянуть в прореху вселенского театрального занавеса и описать увиденный кусочек иного мира. Рассказ Владислава Русанова "Яйцо грифона" - это картинка чужой вселенной, но и там есть свои герои. Скромный учёный, совсем негероического вида, жертвует собственной жизнью ради изучения таинственных грифонов. И этот героизм признают даже бывалые, закалённые судьбой, люди: Рассказ написан добротным, почти профессиональным стилем, что вкупе с идеей, сразу переводит его в ряд лидеров.
    Ещё один подсмотренный фрагмент иных миров - "Пыль" Маляра. Идёт война между неведомыми нам существами по неясным же причинам. Однако рассказ выписан настолько мастерски, что сразу же проникаешься сочувствием к солдатам этой войны. И, конечно же, герои там тоже есть. Это воин, спасающий вражеского ребёнка, и его соратник, помогающий оберегать этого ребёнка. Автор оставляет читателя на кульминационном моменте и, таким образом, заставляет переживать за воображаемый мир и героев и после прочтения, что, на мой взгляд, является высшей мерой мастерства и профессионализма. Автор знает (чувствует), когда вовремя уйти:
    Естественно, что все эти три рассказа заслужили от меня наивысший балл и являются образчиком лучших рассказов на "Блэк Джеке".
    В эту же группу вошли следующие рассказы - "Коллеги" Леонида Свердлова, повествующий о нелёгкой судьбе "хорошего и плохого парней"; "Замок Бренда" Юрия Погуляя фэнтезийный детектив с элементами "чёрного юмора", о том, что свою любовь надо защищать любой ценой; "Сердце героя" Кайла Иторра о том, что на любого героя найдётся своя управа. Все три рассказа достаточно добротны.
    От героев, так сказать, земных, перейдём к героям дальнего и ближнего Космоса.

    Заправлены в планшеты космические карты (6 работ). Ещё одна загнанная ковбоями от фантастики тема. Уж сколько было написано-переписано о космических путешествиях, что и счёту не поддаётся. Тут бы желателен оригинальный подход к проблеме, может быть, слияние жанров, либо уж очень профессиональный стиль. Ан нет! В ход опять идут "Суеверные звездные капитаны, трепанные ветрами галактик" (Хин "Летучий голландец" ). Данная фраза может стать эпитафией космической фантастике, поскольку точно отражает все конечные смыслы и направления данного поджанра. А коли нет ничего нового, нет движения вперёд, нет развития, а лишь полный застой, то пациента можно считать скорее мёртвым, чем живым.
    Вот, например, есть хороший автор, всегда отличающийся оригинальными текстами, Dark Window. И этот автор взялся за космическую фантастику. В результате вышла наибанальнейшая история ( "Мышеловка" ) о жалком человеческом сообществе, которое Высший Разум может раздавить как таракана и глазом не моргнуть. Да уж сколько об этом предупреждали, уже даже и не страшно! Пуганые мы. С горечью думаешь, если уж хороший автор не в силах выдумать что-нибудь интересное по теме, то, что же могут нам предложить начинающие писатели?
    Или вот, например, рассказ Сергея Жукова "Блэк Джек" . О переговорах двух цивилизаций, чем-то напоминает рассказ Сергея Лукьяненко "Переговорщики", но если Лукьяненко оригинально подаёт мысль, то у его тёзки эта мысль настолько глубоко зарыта, что отчаиваешься её искать. Хотя есть намёк, что вся история как-то связана с карточной игрой "Блэк Джек". Кстати, рассказ помещён в группу условно, потому что непонятно, насколько инопланетна цивилизация, с которой ведутся переговоры.
    Зато у Олега Козырева в "Примитивной цивилизации" и космические исследователи, и инопланетяне - самые настоящие, то есть, тоже запиленные по полной программе made in СССР. Чего стоят только обозначения персонажей - капитан Свердлов, математик Макаров, биолог Кронштейн и так далее. Если это была пародия на старые фантастические фильмы, типа "Петли Ориона", то я её не поняла. Идея в принципе неплоха, но и не нова. На этот раз Высший Разум выступает в виде ржавого сломанного бога-робота и кого-то ещё, кто добросовестно за этого бога трудится. В результате страдают опять-таки глупые и недальновидные земляне. Творчество Олега поражает меня своей неравномерностью. Не представляю, как создатель великолепной "Квоты на жизнь", мог сочинить нечто вроде "Примитивной цивилизации"?
    Конечно, не всё прогнило в Датском Королевстве. Есть и талантливые работы. Например, "Сокровище ханеганов" Мayr'ы являет собой текст в жанре космической фантастики и ироничного детектива, именно такое смешение делает банальную тему читабельной и не вызывает ужасного привкуса нафталина. Ну и стиль, и композиция весьма хороши. Это лучший рассказ в группе.
    Очень нестандартная идея присутствует в рассказе Сергея Саблина "Планета любви" . Почти эротические фантазии звездолётчика о прелестях найденной планеты доводят, естественно, его до греха - найденной Планете такие вольности оказались не по нраву, и она требует реальной компенсации за домогательства. Если б ещё автор вольно не обращался с грамматикой и стилем, которые тоже вопиют о компенсации, работа была бы идеальной для данного направления фантастики.
    И опять перейдём к смежной категории.

    Земля в иллюминаторе (5 работ). Здесь так или иначе совершаются попытки описать влияние иного разума на нашу родную планету. От "пришельцев" и "Космоса" тема отличается тем, что иной разум активно вторгается в жизнь Земли, коренным образом изменяя её развитие. Здесь же и рассказы о сотворении мира. Опять же неким разумом, даже человеческим. В принципе, тема заезжена не меньше, чем "пришельцы" или космические путешествия. Почти все работы в этой группе были настолько однообразны, вторичны и стилистически штампованы, что читать их было одно мучение. Если составить буриме из некоторых предложений этих рассказов, то получится среднестатистический текст о покушении иного разума на планету Земля. Да простят мне авторы эту вольность, но буриме я всё-таки составила. Итак,
    "1. Двадцать тысяч лет назад Землю посетили представители инопланетного разума. 2. Ковчег находится вне нашей Вселенной. 3. Десять этапов, занявших в общей сложности примерно шесть стандартных суток - не считая дня, ушедшего на написание объяснительных... 4. Я с интересом отметил, что первоначальные очертания гор и морей медленно изменяются. 5. И апофеоз того посева, мужчина и женщина, сидевшие на речном берегу, наблюдали сейчас с Земли мертвую обитель своих отцов, каждую ночь совершающую по ночному небу свое траурное шествие:"
    (1. Бархатов Ю.В. "Цель Жизни". 2. Алмистов А.А. "Небо без звезд". 3. Лохматый Л. "Дайте мне точку опоры..." 4. Аверьянов А.Ю. "Черный цвет злобы" 5. Гайворонский Ф. "Раннее, ранее утро" )
    Одним из образчиков литературных штампов на этом конкурсе можно назвать "Раннее, раннее утро" Фёдора Гайворонского. Как в поэзии рифма "розы-слёзы-морозы" давно вызывает жизнерадостные насмешки, так и в прозе штампы вроде "на Земле рождалась заря" или "на востоке появились багровые сполохи" не могут вызвать ничего, кроме ехидной ухмылки. Также можно обратить внимание на грязноватый стиль рассказа. Это уже не говоря о сюжете, обыгрывающем историю Адама и Евы. Автор упирает на дешёвый романтизм и тем самым настолько пересахаривает текст, что читать его практически невозможно.
    Подобные черты присущи очень многим конкурсным работам. Авторы либо слишком сладят, либо вообще не сладят, в результате чего появляется сухой текст. И эти вечные, ничем не прикрытые, штампы!
    Из рассказов в этой группе добрые слова можно сказать только о "Дайте мне точку опоры..." Лохматого Леопольда и "Черном цвете злобы" Аверьянова Юрия. В первом рассказе есть интересная гипотеза о сотворении мира, но всё портит избитый антураж: бар-посетители-алкогольные откровения. Во втором рассказе та же идея о сотворении, где Создатель предстаёт в образе художника. Но, опять же, рассказ о злобном человечестве, которое распространяет злобу на всех подряд и губит себя самоё, не удовлетворяет запросы искушенного читателя. Плюс явно лишний последний абзац.
    Уфф, наконец-то разобралась с "тяжёлыми" темами!

    Зверьё моё (5 работ). Эта группа рассказывает нам о фантастических животных. Тема любопытна, не слишком избита, требует лишь богатого воображения и наличия хотя бы школьных знаний.
    Обзор начну с небезызвестной "Банки, полной динозавров" и "Зверя с серебряной шкурой" Карины Шаинян . Все мои претензии к Карине - это, в основном, претензии к стилю. На мой взгляд, так, как пишет Карина, пишут школьные сочинения. Если бы так писали дети, они бы казались талантами. Но взрослая литература - это не школа, тут никто не будет умиляться на гениальность "детишки" и прощать бесконечные стилистические погрешности. Например, злоупотребление местоимениями 3-го лица, "оназмами", которые, в конце концов, так запутывают читателя, что смысл текста остаётся туманным. Повторы однокоренных слов в маленьком абзаце тоже портят впечатление. Если же говорить о сюжетах, то они очень наивны и незамысловаты, так же, как и детские фантазии. Может, тем и привлекают многих людей, склонных к романтизму. В общем, Карине ещё работать и работать над собой.
    Вернёмся к нашим зверушкам. Остальные три работы используют в качестве главных персонажей волков. О них рассказывают Шатров Дмитрий в "Грусти и волчьем пепле", Снусмумрик в "Песне", Цветков Сергей в "Волчьих снах" . Из этих работ можно выделить рассказ Дмитрия Шатрова. Автор умеет создать настроение и красивые образы: "Еще в тундре есть мелодия. В грустные периоды мелодия стелется над мхом вязким киселем. Словно невидимый пастушок заунывно тянет на дудочке, и низкие облака разрываются от жалости к себе". Снусмумрик выбрал хорошую тему - зло порождает зло, но, как мне кажется, недостаточно умело реализовал её, слишком скомкано и невнятно. Мой искренний совет Снусмумрику - переписать этот текст, ибо очень жаль идею. Сергей Цветков пошёл по отработанному многими писателями пути - сочинил про оборотня, но так закрутил и мелодраматизировал рассказ, что главная идея просто отошла на задний план и поэтому получилось как и у Снусмумрика - не слишком внятно.
    Подгруппой в данной категории можно считать и рассказы о драконах, но я их вынесла за пределы и этой группы, и сказочной.

    Убить дракона (4 работы). Действительно, во всех этих работах драконов убивают или пытаются убить, и совершенно не иносказательно, а буквально - обыкновенным мечом, либо хитрой инопланетной штуковиной. Впрочем, и сам дракон оказывается инопланетным существом, причём неорганическим. Это из рассказа Ивана Кузнецова "Стратегия вмешательства" . Рассказ написан в стиле советской юмористической фантастики, а под финал дракон вообще начинает разговаривать советским же канцеляритом. Юмор, на мой взгляд, довольно-таки плоский, сюжет, до момента явления дракона герою, абсолютно банален, а это, считай, почти весь рассказ. Тот самый случай, когда явно не выдержана композиция миниатюры.
    Ещё один подобный по идее текст, повествующий о судьбе несчастных зверушек - А. Морозов "История чёрных драконов" . Унылое описание драконьих мытарств, и финал, призванный ошеломить читателя. Весь рассказ шатко держится лишь на последнем предложении, что, естественно, не добавляет работе лишних баллов.
    Более-менее оригинально прописан рассказ Юлии Остапенко "Старая-старая сказка" . Дедушка рассказывает своему внуку сказку, а потом мы видим эту сказку уже глазами её героев. Это ещё один текст-перевёртыш, когда заранее определённые роли персонажей вдруг меняются. Но в отличие от первых двух рассказов, данную работу выручают мягкий ненавязчивый юмор и неплохая стилизация.
    Последний рассказ в этой группе - "Умереть стоя" Невзрачного А. - вразумительно и, так сказать, наглядно показывает, почему же всё-таки драконов необходимо истребить. Текст жесток, натуралистичен и вызывает противоречивые эмоции. С одной стороны, надо бы и похвалить автора за умение повлиять на чувства читателя, с другой стороны текст новых открытий в себе не несёт.
    Но не только драконы умеют пугать, в литературе до сих пор популярны различные мистические существа. Вот о них и поговорим в следующей группе.

    Phantom in Opera (4 работы). Ну как не использовать возможность постращать читателя призраками, зомби, ожившими мертвецами и другой потусторонней нечистью? Ярким представителем этой группы является работа Джен "Дженни Вильямс" . Рассказ продолжает популярную ныне в кино и литературе тему "А на самом деле персонаж был привидением!". Текст написан прекрасным литературным языком, но к теме, к сожалению, ничего нового не добавляет.
    А вот рассказ А. Ульянова "Похороны" не только ничего нового не добавляет к теме, но и по стилю весьма неровен. Плюс нехорошая привычка некоторых авторов переносить действие на буржуйскую почву, что повышает искусственность текста. Все западные персонажи в исполнении российских авторов получаются картонными и шаблонными, ибо один в один переписаны с голливудских телегероев. Практически на ту же тему и рассказ Сергея Свалова "Старый друг" - как поётся в популярной песенке, "а мёртвый негр встал и пошёл играть в баскетбол".
    Интересна по задумке работа Ицхака Гудрана "Хеллoвин Тoда Калтиса" , но стиль рассказа просто ужасен. Только один пример: "Мистер Джонс пытался вспомнить, где же собираются все и уже хотел предложить прогуляться к Кенсингтонскому парку, потому как это было по дороге домой, но тут вспомнил, что жена говорила ему несколько часов назад, что хочет попасть в Гайд-Парк, где соберутся ее подруги по колледжу и даже очень может быть цвет общества". И бедному читателю до главной идеи приходится пробираться через вот такие вот джунгли. Поэтому я и говорила в самом начале статьи, что умение писать красиво и стилистически правильно - это одна из главных задач писателя, дабы не загубить идею.
    Закончили пока с потусторонним, теперь рассмотрим:

    Дела давно минувших дней (3 работы). В этой группе подобраны работы, которые рассматривают реальные исторические события через фантастическую призму. Явным лидером в группе является рассказ Марка Певзнера "Солдатики Ватерлоо" . Маленький мальчик играет в солдатики и не подозревает, что какой-то странный выверт пространства-времени делает эту игру реальной кровавой битвой, произошедшей несколько веков назад. Рассказ заставляет задуматься о том, что даже мелочи, которые мы совершаем почти автоматически, могут оказаться фатальными для окружающего мира, неважно в какое время.
    Павел Данилин в рассказе "Падение Трои" рассматривает Троянскую войну с точки зрения фэнтезийных атрибутов: ахейские маги, огры и Сердце Трои - некий магический артефакт. Получилось довольно неожиданно и интересно.
    Рассказ о гипотетической Атлантиде я тоже внесла в эту группу, всё-таки в существование Трои тоже когда-то не верили. Александр Алмистов "Седьмая Грань Куба" . На мой взгляд, это рассказ-план, требующий больших объёмов, нежели 10 килобайт. Автор нанёс штрихи, определил ключевые моменты, в общем, создал набросок, который можно превратить в полноценную фантастическую повесть.
    От истории снова перейдём к почти мистической теме.

    Wishmaster (3 работы). Об исполнении желаний рискнули написать три автора. Рассказ Андрея В. так и называется - "Исполнитель желаний" . Оный исполнитель приходит к людям, которым суждено умереть с минуты на минуту, вроде такое персонифицированное последнее предсмертное желание. Хороший рассказ, если бы не изобилие штампов и не шаблонные диалоги.
    Последнее желание перед смертью исполняется и у героя рассказа А. Ульянова "Она" . Та же беда, что и у предыдущего автора - штампы, шаблоны, ошибки.
    Более остроумно подал тему Александр Мокин в "Лавке песочных часов" , хотя это и ещё один пересказ анекдота о негре в пустыне и джинне. Человек пожелал стать Повелителем Времени и он, под ехидную усмешку автора, им стал. Всё впечатление от рассказа портит последний абзац. Ну почему авторы так и норовят расставить всё по полкам логики и здравомыслия, когда этого вовсе не требуется?
    Тему исполнения подсознательных и сознательных желаний продолжает следующая группа:

    Никто не знал, а я - Бэтмен! (3 работы). Мечта человека летать запросто может обернуться трагедий для него, о чём и предупреждал нас древнегреческий товарищ Икар. Однако люди продолжают мастерить и даже отращивать у себя крылья, как это сделала героиня моей миниатюры "Крылья" . В эту же группу помещён рассказ Сел Алека "Звёзды" , который автор по неизвестным мне причинам снял с конкурса. Человек смотрит на звёзды, мечтает о полёте, и однажды это свершается. Однако камера отъезжает, и мы, вместо звёздного неба, наблюдаем хладный труп возле раскрытого окна. Идея очень неплоха, но, кажется, это ещё один случай "пересахаривания" текста.
    Очень хороша работа Юлии Остапенко "На дне" . С пьесой Горького рассказ роднит только описание жизни маргиналов, в данном случае, жизни дешёвой портовой проститутки. Клиент рассказывает этой жрице любви легенду о крылатых людях, ему не дают покоя шрамы на спине женщине, аккурат там, где могут расти крылья. Так кто же эта женщина? Сказочная принцесса, страдающая от несправедливого увечья? Или всего лишь избитая однажды до полусмерти обычная шлюха? Горькая, грязная правда или розовая иллюзия? Никто не знает ответа. Написан рассказ мастерски, неплохим литературным языком, и, главное, почти нет слащавости.
    А теперь приступим к рассмотрению совсем уж редких тем.

    Между прошлым и будущим (2 работы). Как это ни странно, но о путешествиях во времени написали всего лишь два автора. Это Сергей Цветков ("Туристы") и Александр Мокин ("Не надо играться со временем!" ). Первая работа рассказывает нам о туристах во времени, любителях экстремального секса во время каких-нибудь мировых катаклизмов. У автора сей катаклизм - разрушение никому неведомой гостиницы. Был такой голливудский фантастический фильм, к сожалению, забыла его название, на точно такую же тему, только без секса, просто туристы во времени. Так там герои предпочитали посещать "Титаник", например, или Хиросиму, как-то оно поглобальнее будет. Рассказ выполнен не совсем качественно, прямой, без изысков, стиль, картонный антураж западных фильмов: Суть рассказа Александра Мокина отражается в названии, сюжет не нов - создатель машины времени осознает, какую игрушку отдал в руки неблагодарного и неблагородного человечества, посыпает голову пеплом и уничтожает своё творение.
    Перейдём к другой, не пользующейся спросом у фантастов, теме.

    А не спеть ли мне песню о любви? (2 работы). Да, любовь в основе фантастического сюжета присутствует всего лишь в двух работах. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о неземной любви. "Моя неземная любовь" - так называется работа Фёдора Гайворонского. В отличие от упомянутого выше "Раннего, раннего утра" этого же автора, рассказ обладает некоторыми художественными достоинствами. По крайней мере, вызвать сочувствие к героям Фёдору удалось. Но наличие штампов и стилистических погрешностей, снова излишняя мелодраматизация, портят красивый сюжет. Думаю, что грубоватая фраза "Айшенну (любимую - примечание ЕН) я закопал посередине двора" никак не украшает рассказ о любви.
    А вот на тему прелюбодейства высказался Сергей Панарин в рассказе "Шкаф" . Начало как в известном анекдоте - возвращается муж из командировки: Куда в таком случае деваться бедному любовнику? Ну, конечно же, в шкаф! Однако там Казанову поджидает сюрприз, ибо шкаф ведёт в самое адское пекло и грешника с вилами наперевес встречает чёрт: Далее события разворачиваются самым невероятным образом. В общем, великолепный, юмор, почти как у Зощенко, живые герои делают эту работу великолепным образчиком юмористической фантастики.
    Ну вот вроде бы основные темы разобраны, хотя осталось ещё девять работ, которые я разместила в особой группе:

    Палата ?6 (9 работ). Тексты этой группы не вошли ни в одну из вышеуказанных категорий, и являются индивидуальными авторскими находками, однако их объединяет одно качество - почти во всех из них присутствует тема безумия, либо сами сюжеты настолько невнятно прописаны, что герои кажутся персонажами психиатрической лечебницы. Прошу авторов этой группы не считать обозначение группы намёком или насмешкой, всего лишь подходящий ярлык.
    Начну, пожалуй, с рассказа Ицхака Гудрана "Лорд, Мясник и Монах" . Кошмарно-корявый стиль, невразумительный сюжет, перманентный бред героя-безумца, всё это делает рассказ абсолютно нечитабельным.
    Два рассказа Ирины Шлионской "Мальчик в песочнице" и "Статуэтка" . Первый текст - кошмар психиатров. Некую женщину, у которой погиб сын, лечат тем, что подсовывают вместо ребёнка куклу, а по ночам пугают призраком погибшего сына. Стиль рассказа неровный, идея кажется этически сомнительной. Вторая работа напоминает детскую страшилку о "чёрной-чёрной" руке, только вместо неё используется светящаяся статуэтка. Рассказ почему-то представляет собой сплошной текст, без разбиения на абзацы, в общем, на мой взгляд, это две большие авторские неудачи.
    "Одуванчики" Романа Афанасьева повествуют о случае тяжёлой весенней паранойи. Герой рассказа опасается одуванчиков и впадает в истерику. Попытка написать нечто в стиле Стивена Кинга, по-моему, не удалась. Нет драйва, нет саспенса, нет мурашек по коже, только скука, будто читаешь чью-то историю болезни.
    Герой текста А. Морозова "Хорошеловка" решил однажды свести счёты с жизнью и сварил отраву - "немного болотной тины, немного болотной жижи", одним словом, нахимичил от души. И выпил. И стало ему хорошо. И начал он эту гадость людям продавать. Короче, оригинальная версия книжонок, пропагандирующих уринотерапию.
    Некто стоял на автобусной остановке (Джерри Филтон "Автобусная остановка" ) и было ему видение - прекрасная девушка (а, может, он просто накуренный был). По степени невладения русским языком Джерри переплюнул даже Ицхака Гудрана. Фраза дня: "Девушка не брыкалась и не вырывалась, она отвечала взаимностью, при этом, продолжая крутить зонтик в своих руках".
    Учёный, чем-то напоминающий голливудских crazy doctor, сидел-сидел да и придумал мудрую штуку - эргоэфир, который вроде бы перебрасывает в параллельные миры (Владимир Щепак "Эргоэфир" ). Рассказ похож на отрывок из отрывка какого-то древнего фантастического романа.
    Маленький мальчик воровал плюшки, а за ним подсматривал дьявол - потом эти два одиночества встретились (А. Резов "Долгожданная встреча" ). Каких-либо особенных достоинств у рассказа, кроме морали "воровать плохо", я не увидела.
    А теперь "стой, автолюбитель!" Буржуйское ГИБДД в далёком будущем (Рой Ежов "Выяснение обстоятельств" ). Отличается наличием флайеров вместо безлошадных повозок. Вместо начальника ФСБ, о встрече которого с гибддшниками так любят рассказывать сетевые анекдотчики, таинственный работник Имперского (куда нам в будущем без Империи?) Особого Управления (обязательно в шикарном чёрном мундире, привет Штирлицу!). Гаишник, то есть, шериф долго "перетирает" с особистом. В итоге дело заканчивается совместными объятьями, ибо это были папа и сынок, Юстас и Алекс. Таким мудрёным образом они делились друг с другом секретной имперской информацией. Рассказ вызывает чувство лёгкого недоумения, ибо неясно, к чему всё это нам было поведано? Или показать, как хорошо автор умеет стилизовать, создавать антураж старых вестернов, используя все штампы фантастических фильмов? Тайна сия велика есть.

    Таким образом, обзор всех конкурсных работ завершён. Ещё раз напоминаю, что обзор является частным мнением и не претендует на какой-либо официальный итог.

    Масть светлая: "Новая надежда"

    Итак, первый этап конкурса благополучно закончился. Выявились счастливчики, которые попадут пред светлые очи Святослава Логинова. Организаторы имеют возможность делать выводы на будущее.
    Я же со своей стороны хочу подвести некоторый итог проделанному обзору.
    На конкурсе присутствовали как сильные, так и слабые рассказы, причём последних было больше чем первых. В этом нет ничего страшного, это закономерность любого конкурса. Наибольшей популярностью у авторов пользовалась компьютерная тематика, как собственно компьютеры, так и разнообразные кибертехнологии. Не отставали от этой темы и работы фэнтезийной направленности. В принципе, это отвечает нынешним модным течениям в фантастической литературе. Наименьшим спросом пользовалась тема о путешествиях во времени. Наибольшее количество высоких баллов (моих) получилось в группах философской, бытовой и "героической" фантастики. Наибольшее количество низких баллов было в группе о космических путешествиях и пришельцах, что вовсе не говорит о том, что я не люблю фантастику подобного направления. Мне очень нравится читать произведения космической направленности, но если они достаточно оригинальны.
    Если же говорить об общих оценках жюри, то группа рассказов о творчестве (Трудно быть богом) почти вся вышла в финалисты - четыре рассказа из шести. Аналогичная ситуация и с группой Нормальные герои - четыре работы из шести. А из 12 рассказов Кибернетики в лидерах оказалось всего лишь три текста. Из группы рассказов о путешествиях в Космосе (Заправлены в планшеты космические карты) в финалисты не прошёл ни один рассказ (если учесть, что Mayra сняла свою работу). Также не вышли в финалисты рассказы из групп Убить дракона, Phantom in Opera, Wishmaster, Между прошлым и будущим, Дела давно минувших дней, А не спеть ли мне песню о любви? , Палата ?6. Остальные группы "пожертвовали" в лидеры от одного до трёх рассказов.
    Вот мой личный список лидеров, работы, получившие высшие баллы - 7 и 6:

    1. Джен "Мальчик и Волки".
    2. Панарин С.В. "Этика благотворительности"
    3. Остапенко Ю. "На дне"
    4. Белояр. "Капкан и комуз"
    5. Дубровин М. "Прометей-даритель"
    6. Mayra. "Сокровище ханеганов"
    7. Mayra. "Пламя свечи"
    8. Аномалия. "Девушка с утренним лицом"
    9. Маляр "Пыль"
    10. Певзнер М.Я. "Я ненавижу кубизм"
    11. Певзнер М.Я. "Солдатики Ватерлоо"
    12. Свалов С.С. "Двойник"
    13. Гуфельд З. "Исповедь"
    14. Остапенко Ю. "Старая-старая сказка"
    15. Иторр К. "Конец Сети"
    16. Иторр К. "Сердце героя"
    17. Красиков С. "Принцесса и дракон"
    18. Палий С. "Иерусалим-Сити" (версия для конкурса Блэк Джек)
    19. Свердлов Л. "Биржа героев"
    20. Свердлов Л. "Коллеги"
    21. Горохов С.А. "Ночь благодарения"
    22. Шрайбер О.А. "Желудь"
    23. Погуляй Ю.А. "Замок Бренда"
    24. Погуляй Ю.А. "Паладины"
    25. Меллер А.С. "Три дня свободы"
    26. Панарин С.В. "Шкаф"
    27. Саблин С.Е. "Планета любви"
    28. Шатров Д.В. "Грусть и волчий пепел"
    29. Гаврилов Д.А. "Солнце, Воздух и Вода"
    30. Палий С. "Парк русского периода"
    31. Русанов В.А. "Яйцо грифона"
    32. Кузнецов И.С. "Пока не прозвучал гонг"

    Я совсем не жалею о том, что была в составе жюри "Блэк Джека", хотя бы потому, что познакомилась с некоторыми хорошими фантастическими текстами, о прочтении которых я также не жалею. Надеюсь, что кто-нибудь из будущих конкурсантов прочитает моё скромное мнение и сделает для себя определённые выводы. Может, кому-то этот обзор поможет в будущем. Я же со своей стороны желаю удачи всем - и прошедшим во второй тур конкурса, и не прошедшим, а также участникам нового конкурса!

    В тексте использованы цитаты из: "Звёздных войн" Дж. Лукаса, "Агаты Кристи", М. Шолохова, Ю. Энтина, В. Высоцкого, "Аквариума", братьев Стругацких, "Землян", Е Шварца, Э.Л. Уэббера, А.С. Пушкина, Nightwish, "Несчастного случая", Л. Дербенёва, Чижа, А. Чехова и других народных певцов, поэтов и писателей.
  • Поместить в избранное
  • Обсудить
  • В начало страницы

  • Комментарии: 51, последний от 11/10/2002.
  • © Copyright Навроцкая Елена (denc@aaanet.ru)
  • Обновлено: 02/07/2009. 65k. Статистика.
  • Статья: Литобзор

  • Все вопросы и предложения по работе журнала присылайте Петриенко Павлу.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

    Как попасть в этoт список