Левин Борис Хаимович: другие произведения.

По следам чёртовой дюжины. Обзор рассказов конкурса мистических рассказов "Отражения"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


ПО СЛЕДАМ ЧЁРТОВОЙ ДЮЖИНЫ.

Обзор рассказов конкурса мистических рассказов "Отражения".

  
   Данный обзор написан на тринадцать рассказов из ТОП от Ю. Циммермана . Поддавшись на его великолепный разбор полётов, решил почитать "лучшее из лучших", рекомендованное им. Но раз уж прочитал, то решил высказать и своё мнение.
   "Рецензии" расположены по номерам мест в ТОП-13 Ю. Циммермана.
   Оценивал рассказы по мистическому воздействию, наличию идеи, литературности. Почему использовал такие параметры, объяснено в моём предыдущем обзоре.
  
  
  

1. Токарева М.Ю. Бесконечно в бамбуковое зеркало текут сны

  
   Поэтичный текст, в угоду чему слова часто нарушают обычный порядок. Разрушение обычной формы - как вскрытие скорлупы, внутри которой предполагается найти нечто более ценное, чем оболочка. Название не соответствует содержанию (в сюжете рассказа нет ни бамбукового зеркала, ни снов), что дополнительно сбивает с толку, разрушая логику, чтобы освободить чувства - для лучшего восприятия чувств же текста. Первые же фразы - тоже (но подробнее об этом - ниже).
   Поэтому данный текст не предполагает внимания к мелочам, как популярные песни - к смыслу слов. Важно - общее впечатление, целиком.
   Но меня текст не впечатлил, и потому пришлось (но об этом - ниже)...
   И содержание настраивает на тот же лад - дойти, докопаться до сути, до пресловутого "смысла жизни". Ленточки-жизни. Два билета - сюда и туда. Шут (почему Бог, или Ангел - шут, не объясняется, а растроеный колпак - не троица ли?), распределяющий билеты и, по всей видимости, отпускающий грехи. Так я понял суть разглаживания ленточек. Но понял не всё, далеко не всё. Например, что означают проводники, розы...
   Первая же фраза сбивает с панталыку: "Жизнь похожа на чашу без дна - бесконечно в бамбуковое зеркало текут сны". Претензия на глубокомысленность. Но... Чаша - это сосуд, из которого пьют, и тогда чаша без дна - сосуд, из которого нечего пить. Хорошо ж сравнение жизни с такой чашей! Но, может быть, подразумевалось другое: сколько не вливай в чашу без дна, всё мало - тогда образ понятен. А зеркало, к тому же бамбуковое (то есть в раме из бамбука - очень быстро и естественно возобновляемого, прочного материала) - отражение возобновляемой действительности, то есть той же жизни. Но вместо жизни в него, зеркало, "текут сны". Жизнь - это сон, вернее, сны? В одной фразе связаны два спорных пессимистических утверждения, и одно как бы должно подтвердить другое. Похоже на "дважды два - пять, потому что трижды три - одиннадцать". Действует завораживающе - по принципу Лисы Алисы и Кота Базилио: "На дурака не нужен нож - ему с три короба наврёшь, и делай с ним, что хошь". Но, предупреждённые напыщенной бессмысленностью первой фразы, мы посмотрим на эту "страну дураков" уже незамутнёнными глазами.
   Вторая фраза: "Шут знал свое дело - он смешил людей своей игрой в гладильщика атласных лент". Смешить людей - значит, делать нечто так, чтобы вызывать смех. В рассказе не показано, каким образом шут "смешил людей своей игрой в гладильщика атласных лент", и нигде нет того, чтобы люди смеялись именно над этой его "игрой" (или благодаря его "игре"). И только в середине рассказа написано: "Шут ... приложил сто тысяч усилий, чтоб все смеялись. И не зря. Улыбки на лицах сменялись печалью, когда истории вдруг проникались поучительным оборотом". Получается, что, несмотря на "сто тысяч усилий", "улыбки на лицах сменялись печалью". Какой же это шут? И как же он "знал свое дело"? Наоборот, из рассказа видно, что шут гладил совершенно серьёзно, то есть это была его работа, а не игра для развлечения зрителей.
   Чтобы не сложилось впечатление, что критик придирается к мелочам в столь тонкой материи, как образность, обращу внимание на понятный каждому мало-мальски грамотному литератору технический ляп в рассматриваемой фразе. В одном предложении дважды использовано местоимение "свой": "своё дело" и "своей игрой". Это настолько грубая и, главное, обычная техническая ошибка начинающих авторов, что говорить рядом с ней о "блестящем литературном языке, богатом и разнообразном" (Ю. Циммерман ), что свидетельствовало бы об отточенности стиля, я бы поостерёгся.
   Одна из, но немаловажная, причина неприятия рассказа - очень небрежно вычитан текст. Вторая - стиль рассказа напоминает барокко, рококо: бессмысленные, но замысловатые вензеля словосочетаний. Учитывая и то, и это, очень трудно понять, что в очередной раз оказалось перед взором, когда споткнулся о текст - грубая опечатка, или замысловатая бессмысленность.
   Примеры то ли небрежности, то ли замысловатости (далеко не всё) и другие замечания:
   "колпак с тройным верхом". Неточная формулировка. Наверное, имеется в виду растроеный (то есть разделённый на три части) верх.
   "словно раковина изнутри песочный вагон". Странная конструкция... Может, запятую вставить перед песочным вагоном?
   "незамысловатой простоте мимолетности прекрасного". Незамысловатая простота = масло масляное. А что: прекрасное - простое, а сложное прекрасным быть не может? И прекрасное - мимолётное, а длительное не может быть прекрасным?
   "опыт чужих жизней через истории судеб". "История судьбы" - классика индийского кино, 1973 г., и это - штамп. Кроме того, отделяются синонимичные понятия: жизнь и судьба. Бывает жизнь, отличающаяся от судьбы? Или - судьба, с которой не совпала жизнь? Впрочем, право автора иметь своё мнение, что жизни и "истории судеб" - не одно и то же.
   "Неустаивающие пассажиры". Пассажиры, которые не уставали (неустающие), или которые не могли устоять (неустоявшие), или которые не смогли истаять (неистаявшие)? Или так и есть: не устаивали? Это по-каковски?
   "стремительная падающая звезда". Невольная ассоциация. И. Ильф, Е. Петров "Двенадцать стульев": "Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом". Тут классики сатиры высмеивали техническую некомпетентность писателей. Но после "Двенадцати стульев", в любом случае, всё "стремительно падающее" имеет комический оттенок "домкрата".
   "люди в которых добры люди друг к другу". Тут срочно нужен переводчик с русского на русский.
   "искреннее уповая". Либо не нужна одна "е", либо - переводчик.
   "слушая слова из души и свет в ней". Слушать слова можно, но как слушать свет? "Свинки замяукали: Мяу, мяу! Кошечки захрюкали: Хрю, хрю, хрю!". Путаница.
   "И не знал... не пытаюсь понять от горя или веселья они". Срочно - переводчика: "ю" заменить на "я"! И - запятую.
   "переливалась тысячами веков, мгновений ускользающего". К чему, к какому слову относится "мгновений"? Бог с ним, с "ускользающего"... Может: мгновениями? Без переводчика трудно понять.
   Рассказ сильно растянут многократными повторами ситуаций (например, с серыми проводниками). Можно взять почти любую фразу из рассказа, и найти ей там двойника, и не одного. Эпизод с дезертиром выглядит нравоучением, и потому вызывает отторжение. Искусственно, непонятно для чего вставлен эпизод с "девушкой" шута.
   По-моему, рассказ, задумывавшийся, по всей видимости, как философское эссе, не получился. Во всяком случае, меня не зацепил. Так же, как не тронула и мистическая составляющая - всё это было, было, было... И поезда, двигающиеся по кругу, и "ван вэй тиккет" (билет в один конец) из популярнейшей песни моей молодости, известной в СССР, как "Синий, синий иней"...
   Если бы не вскрытая выше словесная искусственность, то можно было бы подумать, что чего-то не понял в содержании. А так, нет - похоже, что и содержание не настоящее.
  
  

2. Скабицкая А. История Тиэнн, демона черных песков

  
   Сильный рассказ. Интересный сюжет. Вернее, написано захватывающе, хотя сама сюжетная линия местами избита "до неузнаваемости": продажа души дьяволу, обещание выполнить любое желание, а это желание оказывается слишком большим, и кто много хочет - мало получит, а в результате все "многохотящие" остались у разбитого корыта.
   Но тут неважно, что - большее значение имеет, как. Как написано, как преподано. А написано так, что веришь всему происходящему, и не оторваться от чтения. Само собой понятно, что и язык рассказа соответствующий - не мешает восприятию, хотя и без изысков.
   Идея? Вот, что с человеком (и с дьяволом) делает любовь, раз. Кто много хочет, мало получит, два.
   Мистическое чувство испытал. И осталось чувство беспокойства, тяжести на душе. Наверное, всё же жалко не мужика-предателя, а влюблённую в него тень - она ведь было стала человеком.
   В таком прекрасном по исполнению рассказе всё должно быть прекрасно, поэтому укажу все замеченные опечатки (редкий случай, когда это делаю, так как подряжался на критику, а не на корректуру):
   "По пустой нужде никто едет". Пропущено "не".
   "А вот если никто сочтет". Пропущено "не".
   "срыта". Скрыта
   "на Тенью". Над.
   "Правда любит тебя". Запятая.
   "Ее сердце просто остановила  и она умерла легко". Запятая.
  
  

3. Царицын В.В. Смерть - дело добровольное?

  
   См. мой предыдущий обзор.
      
      

4. Фомальгаут М.В. Ай да Пушкин...

      
   Прекрасный целостный рассказ, хотя и состоящий как бы из двух параллельных сюжетно-жанровых линий. Ужастковость пересекается с элементами юмора. До последнего не понимаешь, вслед за Достоевским с его чудесно уместной "слезинкой" - как автор посмел покуситься на применение жанра ужастика в отношении несмышлёных детей? И только под занавес открывается замысел. И замысел этот - великолепен, идея рассказа - поучительна: если книги не читать, то даже самые-самые классики, их создавшие, умирают. В общем-то, это известно: живёшь, пока помнят. Но в рассказе это утверждение перевёрнуто: умираешь, когда забывают. С чувством меры и такта использованы цитаты из классики.
   И написано отлично: лёгким, ровным и образным языком: "скрипят ступеньки, поскуливают, постанывают, подпрыгивают, тпру, стоять, ком-му сказал... лестница дергается и выгибает спину, хочет сбросить парней".
   И мистическое чувство возникает: стр-р-рашн-н-но ведь...
      
  

5. Дошан Н.В. Обманувшие Смерть

      
   См. мой предыдущий обзор.
      
  

6. Драгомир Д. Поступь

  
   Рассказ-притча.
   В нём можно увидеть интересную, поучительную идею. Выживший после чумы сам стал разносчиком "чёрной смерти", и, не подозревая того, в святой простоте идёт к людям с самыми добрыми намерениями. При этом ещё и рассуждает о высоких материях, осуждая заболевающих: "Беззаботно веселились, предавались чревоугодию и пьянству, забыв о своей духовной сущности". Взял на себя функцию судии, облачившись в сутану священника.
   Дополнительный смысл, пикантность идеи можно обнаружить во вскользь брошенном, обычном в те времена, обвинении евреев в умышленном распространении мора: "Отравляют наши колодцы. Мне знакомый рассказывал, он сам видел. От грязной воды мы и мрем". Вот тут нужно кое-что знать сверх информации, почерпнутой из рассказа: как отравляют, что видел и какая вода?
   Первое. Евреи, действительно, намного меньше были подвержены эпидемии. Но лишь потому, что во все времена ежедневно сразу после пробуждения и перед каждым приёмом пищи омывали руки, согласно религиозному предписанию. В отличие от христиан, которые, вероятно, буквально приняли к исполнению иносказательные слова Иисуса: "Есть неумытыми руками - не оскверняет человека" (Мат. 15, 20).
   Второе. Подозрения в отношении отравления воды евреями имели основания: христиане, действительно, могли видеть, как евреи что-то высыпают в воду. А дело в том, что в праздник Рош а-Шана (еврейский Новый год) евреи исполняют обряд символического очищения от грехов, вытряхивая из карманов в воду (реку, озеро, море, да, хоть ведро с водой) всякий скопившийся там сор.
   И получается из рассказа, что "кара Божья" постигает совсем не за духовные грехи, а за материальную небрежность (неумытые руки, контакт с вирусоносителем, таким, как главный герой рассказа). Это мы, современные люди, прекрасно знаем, но упорно продолжаем верить во всевозможные "кары Божьи".
   К сожалению, неплохая атеистическая идея облечена в неподобающую форму. Язык рассказа, мягко выражаясь, беден, переходит порой границу научного отчёта: "Знал потребности тела и возможности их удовлетворения". Встречаются современные слова, несвойственные тамошнему времени: культура поведения, иммунитет...
   И парочка технических замечаний:
   "пробормотал он сквозь набитый рот". Пробормотать можно сквозь зубы, стиснутые губы.
   "Усталые, но довольные". Штамп.
  
      

7. Ролдугина С. Глаз

      
   Занимательный и жутковатый рассказ, написанный от имени человека, ставшего куклой-уборщиком, но продолжавшего считать себя человеком. Об этой метаморфозе начинаешь догадываться, подозревая её постепенно и самостоятельно по мере чтения. И когда карты раскрываются, это не даёт должного мистического эффекта. А ведь читатель искусно был пущен по ложному следу с первой же фразы: "Проблемы начались, когда Айзек нашел на обочине глаз", - как будто в глазе всё дело, будто благодаря именно этому "третьему глазу" герой прозрел и стал видеть мусор!
   Впечатляет фантазия, в частности, портновский ремонт зданий, и вообще, кукольный мир за пределами человеческого видения.
   Очевидно, над технической стороной рассказа ещё работать, и работать. Приведу примеры неточности слов.
   Вначале говорится, что "нашел на обочине глаз". Далее уточняется, что "дорога превратилась в узкую, едва расчищенную тропинку". И глаз был найден на этой узкой тропе на засыпанной снегом дороге, но не на её обочине.
   Только что "нарисованные ресницы щекотали Айзеку ладонь", и вдруг "рассматривая глаз, потерянно моргающий на ковре". Так в ладони, или на ковре?
   "под ногу попалось что-то круглое, скользкое". Глаз, действительно, круглый, но то, что он сколький, можно определить только рукой на ощупь, но, точно, не ногой в обуви. Другое дело, поскользнуться...
   "присаживался на чей-нибудь забор". Может, лучше: заборчик, ограду? Забор - это ограждение под два метра высотой.
   Язык литературно слаб, беден. Совершенно невообразимый технологизм "концентрации на точку пространства" убивает всякое желание получать удовольствие от чтения. Разговорное слово "пихать" использовано пять раз. Легко узнаваемый напев из репертуара А. Пугачёвы "То-то и оно... то-то и оно..." тут, по-моему, не к месту.
   Идея рассказа, наверное, такова: ответственность за тех, кого приручили. И она решена достаточно убедительно: один герой не выбросил чей-то кукольный глаз, другой - зашил случайно попавшуюся "куклу", а вместе они помогли друг другу, и будут помогать другим, не задумываясь о корысти, так как все мы связаны друг с другом. А вот рассуждения и вопросы девочки туманны, отрывочны и обрывочны, значит, что-то осталось упущенным в понимании идеи рассказа, а жаль.
  
  

8. Юс. С.С. Созерцание конечной бесконечности

      
   А был ли мальчик?
   Странный рассказ - оставил противоречивое впечатление. С одной стороны, написано великолепно - искусно стилизовано под дворянскую русскую усадьбу XIX века (насколько я верю написанному) не только по языку, но и по несовременной неторопливости действий. Именно потому, с другой стороны, обидно за неудачно реализованную, насколько мне получилось понять, нереальность происходящих метаморфоз с "полётами" во времени.
   Дело в том, что они, эти перевоплощения, такие живые, такие естественные, ну, ничем, ничем не обусловлены. Ну, увидел мальчик себя и со стороны, и по прошествии какого-то времени. Ну, даже раскопал могилу отца. Но - зачем? Или задам совсем простой вопрос: по какому поводу? Услышал голос отца? Услышал шорох слепушонков , которым уделено в рассказе повышенное внимание? Но последнее зимой, под снегом вряд ли возможно, тем более, что слепушонки и летом-то на поверхность выходят крайне редко, а услышать их в доме, как в рассказе, вообще вряд ли возможно - это, согласно Википедии, полевые зверьки, ведущие исключительно подземный образ жизни.
   И, главное, пришлось провести форменное шерлокохолмовское расследование: кто и когда умер. Мальчик (реальный) - при пожаре. До отца, или после? Отец - вроде бы в бою с красноармейцами, то есть уже после 1917 года. Хотя постоянные, навязчивые возвращения рассказа к бородинской битве невольно относят его гибель к 1812 году. Мальчик жил в обстановке барского дома, то есть до 1917 года, или это его фантазии? Во время пожара няня называет мальчика барчуком, но так она могла называть его и после 1917 года, по старой памяти и по привязанности к семье хозяев. Тем более, слепушонки водятся "в южных областях Европейской части России, в Казахстане, в южных областях Зауралья, Средней Азии, а также Туве". А когда там установилась советская власть? Лезть ещё и за этим в Википедию не счёл необходимым. Пусть останется тайной. Будучи раскрытой, она всё равно не улучшит моего впечатления о рассказе, поколебленного уже состоявшимися походами в словари. Завидую предшественнику (Ю. Циммерману), не сделавшему этого - "блажен, кто верует, тепло ему на свете!"
   Так вот, эта скорбная обязанность создавала напряжение мысли, которое не давало расслабиться настолько, чтобы поддаться мистическому чувству - оно, пожалуй, и не возникло.
   Какой-либо идеи рассказа также не увидел.
      
  

9. Мекшун Е. Ева, Моцарт и "Сальери"

  
   Приятное, ровное, практически без спотыкания (см. ниже), чтение, и до конца сохраняется интрига, что тоже - плюс.
   Прибавлю к плюсам маленькую хитрость с именем "Муся", невольно ассоциирующимся с муркой, что отвлекает на ложный путь Кота и создаёт дополнительную мистическую ауру.
   Примеры спотыкачной "мистики":
   "гоняла незваного гостя под столами, а он будто бы специально смахивал ей на голову лотки и инструменты". Как из-под столов можно смахнуть на голову?
   "Ева пошла на кухню за стаканом воды", а вернувшись, "осушила бокал".
   Мистика реально подействовала в конце, когда всё прояснилось. Но был ли кот-баюн?
   Задам, наверное стандартный, вопрос: а кто такой "Сальери"? Уж больно неохота над этим голову ломать, когда и так мозги набекрень от всех этих перипетий со снами во сне и наяву.
   Идея тут, конечно, и близко не валялась - просто качественное развлекательное детективное чтение, за что автору большое спасибо.
  
  

10. Мшанкин П. Человек, творивший добро

  
   Вот, оно откуда добро берётся: в результате избавления себя от зла - сделал зло, и свободен для добрых дел... Но - шутки в сторону!
   Рассказ настолько серьёзно посвящён решению вечной проблемы человечества, что именно с рассмотрения реализации решения этой идеи в рассказе и следует начать.
   Добро и зло, Бог и дьявол - это лишь природные явления, которым безразличен человек: "снегу все равно, сидишь ты в теплой комнате, или замерзаешь в тайге".
   "Энергия эмоций" проверяет людей на приверженность их добру или злу: "Один прощает, отдает и уходит к центру, к свету, а другой тянет к себе, раскручивается и уходит во тьму".
   "Всё... делаем для себя".
   Эти сентенции поданы в рассказе, как дискуссионные, и нам самим выбирать, насколько они близки к истине...
   А вот действия самого героя однозначны: он прерывает ставшую бессмысленной чужую жизнь и этим искупает своё преступление 150-тилетней давности - обретает вечный покой. Взял самый большой, насколько это возможно, грех на душу (убил) ради доброго дела (в отличие от того, первого, убийства - ради зла) - и: "святой родился". Тогда как никакие добрые дела не решали эту его проблему. Учитывая, что искупленное преступление - убийство, то вывод (идея рассказа, или одна из) напрашивается такой - подобное лечится подобным.
   Можно скептически относиться к святости после раскаяния и искупления, но логика рассказа весьма убедительна.
   Интересный вывод можно сделать из следующего сопоставления. Преследующий взгляд, дающий счастье и удачу, "располагается" слева и сзади. И "визионики", способные получать информацию непосредственно на глазной нерв, чуть-чуть склоняют голову к левому плечу. Не означает ли это, по замыслу автора, что визионики получают информацию от дьявола? То есть технический прогресс, материальные счастье и удача - от дьявола?
   По поводу литературной составляющей рассказа нельзя не заметить некоторую, не то, чтобы небрежность, но недостаточную внимательность автора к точности слова.
   Вот, например, непонятно, кто к кому обращается, начиная с грубого слова "скотина". Обычно так ругает женщина мужчину: "Что, скотина, надрался уже с утра пораньше?"; "Что, скотина, разлёгся, иди хоть ведро выбрось!"... Поэтому я решил, что лицо Светки отразилось в мониторе (как в зеркале), она подошла и выключила компьютер с этими словами. Но что-то не клеилось, пришлось вернуться и проанализировать ситуацию. Так вот, не думаю, что парень, лазящий под вагонами, легко вступающий в половую связь в извращённой форме с ребёнком, то есть отнюдь не паинька, не знает простого русского слова "сука", использующегося для выражения резко негативного отношения именно к женщине.
   "Девочка лет десяти" чуть ниже названа девушкой.
   "обвисшего члена". А разве перед этим он был эрегированный?
   "несколько миллилитров прозрачной жидкости". Если уж никак нельзя было обойтись без этих подробностей, то почему было не уточнить: сколько миллилитров, какая это была жидкость и степень её прозрачности? Ах, да - откуда это можно было бы узнать, если вся эта неизвестная науке жидкость осталась во рту девочки? Но, в таком случае, откуда вообще стало известно про несколько миллилитров и прозрачность?
   "Так Сашка оказался на трубе местной ТЭЦ, гордо возносящей над городом свой краснокирпичный фаллос". Не "свой", а "этот", или, в крайнем случае, "этот свой". Кстати, сравнение трубы, как средства самоубийства, с фаллосом весьма остроумно и символично в связи с тем, что герой пытается лишить себя жизни из-за воспоминаний, связанных с собственным фаллосом - очевидно, он герою видится во всём, что торчит.
   "Мужчина лет 30-35" назван Сашкой, как в начале рассказа, когда он был, судя по всему, восьмиклассником. Имя-отчество более бы соответствовало возрасту мужчины и его солидному социальному положению.
   Есть и технические замечания.
   Много опечаток, в том числе, искажающих и мешающих воспринимать смысл, например, "монстр их компьютерной игры" (должно быть "из"). И запятые запятые запятые...
   Мысли о том, чтобы убить девочку следует взять в кавычки, тогда будет понятно, что это - именно мысли, а не слова вслух.
   Мистических чувств от чтения рассказа не испытал - реалистический рассказ с элементами фантастики в духе "Преступления и наказания" Ф.М. Достоевского.
   Общее впечатление: серьёзный, сильный, но не мистический рассказ, над технической стороной которого обязательно стоит поработать.
  
      

11. Пик А. Коварный притворщик

      
   Меня пугают, а мне не страшно.
   Занимательная, очевидно, стилизованная под японскую литературу, "легенда острова Иссык-Куль".
   Название отдаёт адюльтером, отражает ироничное к нему отношение автора, и потому плохо согласуется с содержанием.
   Выполнено качественно, всё, как живое, и читается с интересом, даже жаль, что быстро закончился рассказ.
   Напрягает только то, что метаморфозы с героиней ничем не обусловлены. Наверное, таков и есть стиль излияния в слова загадочной японской души. Хотя ведь, например, появление птицы-чудовища запросто поясняется порождением душ жертв мора...
   Радует юмор, ирония, тонкий сарказм, которыми пронизан весь рассказ - но это, пожалуй-то, и вредит его мистическому восприятию.
   Идея - не вреди, да невредим будешь. Старая, добрая идея... 
      
  

12. Клеандрова И.А. Маска Психеи.

      
   Стопроцентная, от первого до последнего слова, сплошная, непрерывная мистика! Буквально, от первого: "Кажется...". Буквально, до последнего: "...в обратную сторону".
   Мало того, и написано завораживающим, как будто мистическим, стилем, безукоризненным литературным языком. Даже размер предложений и внутренняя их структура создаёт какой-то мистический ритм, подстраивает под него дыхание, а вслед за ним и биение сердца. Правда, детализация всего и вся несколько затягивает действие рассказа, но компенсацией служит наслаждение от собственно чтения. С удовольствием посмакую мистические примеры (курсив мой):
   "Темная, выстуженная сумерками поверхность притягивала взгляд".
   "Улыбаешься невпопад, напряженно прислушиваясь к чему-то внутри себя".
   "она во все глаза разглядывала темный коридор, надеясь увидеть кошку".
   "Женщина тенью метнулась вслед". Правда, показалось, что "метнуться тенью" - штамп, но проверил навскидку по разным интернетовским спискам, не нашёл.
   "Потолок, стены, углы, проемы, повороты - все выглядело зыбким и расплывчатым, как будто помещение менялось, пока на него не смотрят".
   И это ещё до начала настоящего мистического действия.
   В рассказе мастерски использованы мистические символы: зеркало, кошка. И они с первого появления в рассказе не кажутся случайными, а именно главными мистическими действующими лицами:
   "Кажется, зеркало было здесь всегда...Темная, выстуженная сумерками поверхность притягивала взгляд. Она походила на стоячую воду - мутную, холодную, неприветливую, давным-давно позабывшую о солнечном свете и шаловливом касании ветра. Взволновать этот омут мог только дождь - стекающие по стеклу кровь или слезы, а еще - рвущееся с той стороны неназываемое" (здесь курсив автора).
   "Кошка искоса взглянула на девочку, зевнула во всю пасть, показав преострые клыки и нежно-розовый язык, и юркнула в неприметный лаз".
   Всего одно техническое замечание: "прошла голова" - разговорное; надо "прошла болеть голова".
   Идея рассказа тоже мистическая: "все сущее - не более, чем тени и отражения, скользящие по ледяному, слегка тронутому тлением стеклу". Но, что приятно, и весьма, сказано это от имени зеркала, и потому не несёт в себе навязчивое авторское поучение, а тем более, не претендует на истину - мало ли что литературный герой думает!
   Ещё отмечу цельность рассказа. Действия, описания, рассуждения - всё естественным образом связано между собой. Автор, подобно созданному своим творческим воображением зеркалу, цепко держит все нити повествования - ни одна не обрывается и не ускользает в сторону, все служат одной цели, которую, кстати говоря, дано знать лишь автору.
   Вот рассказ, которому, с лёгким сердцем, отдал бы первое место в конкурсе мистики.
  
  

13. Тихонова Т.В. Воспоминания Ундервуда

  
   Стилизация под английский детектив. На мой, неискушённый взгляд, удачная. Во всяком случае, уверенно написано, и потому с удовольствием отдаёшься во власть автора. Читается легко. Язык чёткий, ясный - что читаешь, то и представляешь очень живо, не надо домысливать и догадываться. Например, "ещё больше увяз в симпатии к ней". Словечко "увяз" как нельзя лучше отражает ситуацию, когда герой "влюбляется" в героиню. По-русски сказано было бы: "влип по уши".
   В рассказе серьёзное внимание уделено деталям. Например, особенно порадовало двойное скрещивание ног.
   Мистичность чувствуется в напряжённости детективной ситуации, в чисто английском привиденческом духе. Наличие собственно привидения ни у кого из действующих лиц не вызывает особого удивления (Англия!), а у меня именно из-за этого реально "холодок потёк меж лопаток".
   Вторая линия (общение старых вещей с рассказчиком-Ундервудом) оживляет повествование, оттягивает развязку, но в меру, как раз, чтобы посмаковать линию основную.
   Честно говоря, так и не разобрался, был ли несчастный случай, или же наезд был подстроен?
   От детектива какой-либо идеи ждать не приходится, её и нет.
   Всего два технических замечания.
   "И молчал. Так-то иметь молодую жену. Кроме того, он не скучал". Получилась рифма: молчал-скучал. Выглядит забавно, что диссонирует с окружающим текстом.
   "вышли в курилку". "Курилка" - советский жаргон. Курительную комнату.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"