Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Ключевые моменты глупости прожитой жизни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попытка оценить полезность прожитой жизни


Ключевые мозговые глупости прожитой жизни

  
   Уважаемый читатель! Приближается 81-й день рождения, пытаюсь в очередной раз оценить реальную полезность прожитой жизни. Более сотни научных публикаций в центральных журналах, авторских свидетельств, выступлений в академической сфере СССР с приглашением на работу. Украина: Северодонецк (Луганск), Львов, Яремче; Литва: Каунас, Вильнюс; Латвия: трижды приезжал в Ригу на всесоюзные совещания с докладами. Ленинград, Новосибирск, Свердловск, Уфа...
   Две сотни разнокалиберных текстов, написанных пенсионером-тунеядцем, размещены в Самиздате http://samlib.ru/p/polle_e_g/, два десятка сборников изданы в бумажном формате на "загнивающем Западе" в Канаде и Германии (увы, тиражи в 10-20 экземпляров, личные финансовые проблемы больше не позволяют, поиск спонсоров - "не моё"). В России в 500 экз. издана только одна книга: Э.Г.Полле "Томский нефтехимический комбинат. Хроника", Томск, 2004 г. (написана в 1996 г.), благодаря спонсорской помощи руководителей завода метанола.
   Главным трудом пенсионной деятельности является: Эрвин Полле "Четыре жизни". Опубликовано, выставлено на сайте и включено в каталоги издательства Altaspera (Канада):
   https://www.lulu.com/en/en/shop/ervin-polle/chetyre-zhizni-tom-i/paperback/product- 4d9me2.html
   https://www.lulu.com/en/en/shop/ervin-polle/chetyre-zhizni-tom-ii/paperback/product-8d6rnj.html
   https://www.lulu.com/en/en/shop/ervin-polle/chetyre-zhizni-tom-iii/paperback/product-mgmqw4.html
   https://www.lulu.com/en/en/shop/ervin-polle/chetyre-zhizni-tom-iv/paperback/product-q8k55k.html
   Уважаемый читатель! Не собираюсь повторять то, что объёмно описано, только постараюсь предельно кратко выделить привязанные к конкретным датам главные моменты мозговой деятельности, принципиально изменявшие реальную личную жизнь.

-----------------------------

  

Первый этап. Учёба.

  
   1941 - 1968 гг. 27 лет интенсивного освоения жизненного пространства. Уштобе (Турксиб), Челябинск-40 (ныне Озёрск), Колыма (прииск Джелгала, райцентр Ягодное), Уштобе, Талды-Курган, Текели, Томск, Барнаул. Аттестат зрелости после учёбы в 8 разновариантных школах получил в 1958 г. в г. Текели Талды-Курганской области.
   70 лет прошло, как семью в тюремных условиях 05.07 - 21.09.1951 г. везли на колымский прииск "Джелгала". Переполненный товарный вагон с решётками на окнах и вооружённой охраной, на верхней полке я всю дорогу (недели 3) провёл возле окна. Люди в вагоне с уважением отнеслись к моим родителям и уступили нашей семье одну полную верхнюю полку, тем более, что тяжело заболела моя сестра (два с половиной года). Тысячи людей стояли вдоль железной дороги Сибири с протянутой рукой, по возможности тоже бросал им куски хлеба. На какой-то остановке вдруг слышу, как женщина из встречного пассажирского поезда обращается к своему собеседнику-офицеру: а почему за решёткой дети? Всё это забыть невозможно. Дальше огромный трюм парохода для перевозки тысяч зэков (меня выпускали на палубу, других детей я не помню, любовался китами, сопровождавшими пароход и питавшимися отходами нашего корабля). Несколько суток на север от Магадана на "Татре" с прицепом по колымской трассе, а затем двое суток на прицепе к трактору. Для родителей вся поездка - трагедия, для десятилетнего пацана потрясающее познание мира. На прииске специфическая начальная школа: одна учительница, одна учебная комната, в первую смену занимались 1-й и 3-й классы, во вторую 2-й и 4-й. Как-то умудрился, закончив 4-й класс, получить похвальную грамоту с физиономиями Ленина и Сталина.
   Невозможно забыть колымский интернат (1952-53 гг.), родителям, пока не сдох усатый изверг, нельзя было покидать прииск "Джелгала". Два-три раза папу привозили в Ягодное в аптеку, и он заходил в интернат и дарил огромное количество разнообразных витаминов (десятиместная комната пятиклассников немедленно закрывалась изнутри, витамины делились и быстро съедались, чтобы старшеклассники не отобрали). Некоторым ребятам в первый раз стало плохо (обошлось!). Когда через 40! лет я рассказал уже в Германии эту историю родителям, у них "глаза на лоб полезли", никак не могли поверить реальному факту: все витамины съели, и никто в больницу не попал.
   В школе, затем в университете активно занимался художественной самодеятельностью и выступал под большое одобрение слушателей с чтением текстов типа "Ленин и печник", "Монолог современного Хлестакова" в объёмных аудиториях (дома культуры, актовые залы...). Активно занимался спортом, неоднократно выступал на центральном томском стадионе "Труд" в соревнованиях по спортивной ходьбе. Увы, трагедия с позвоночником в сентябре 1960 г. в колхозе перед третьим курсом (стокилограммовые мешки пшеницы перетаскивали на плечах из амбара в амбар), навсегда закрыла для меня эти сферы деятельности. 61 год прошёл, забыть невозможно. Уборка зерновых ещё не началась, а дармовую рабочую силу (около сотни студентов) руководителям колхоза надо было чем-то занять. Обратился к сельскому лекарю, тот посчитал меня прикидывающимся сачком. Уму непостижимо. Поехал в Томск, зашёл в университетскую поликлинику, там "специалист" тоже посчитал, что я просто увиливаю от работ в колхозе. Плюнул на всё и, не оформляя каких-либо документов в деканате, уехал к родителям. Папа и мама, медики высочайшего уровня, организовали лечение: консультации в Алма-Ате, два месяца в областной больнице Талды-Кургана с операцией на позвоночнике (родители стояли в операционной рядом, скальпелем работал их коллега). Приехал в Томск, сдал экзамены зимней сессии и сразу вернулся в больницу Талды-Кургана. Навсегда запомнил, как именно на больничной койке через наушники 12 апреля 1961 г. услышал первое сообщение о полёте Гагарина. В летний период после 3 и 4-го курса лечился на курортах "Боровое" (Северный Казахстан) и "Саки" (Крым). Кстати, последний курорт навсегда запомнился мне контактом со вторым отечественным космонавтом Германом Титовых (летом 1962 г. пили сухое вино за соседними столиками в кафе).
   Окончил университет, зачислен в аспирантуру, через год, в 1964 г., приехал в Барнаул в связи с переездом научного руководителя профессора Бориса Владимировича Тронова в Алтайский политехнический институт. С одобрением и помощью руководства института обустроил лабораторию, обеспечил себя дефицитными реактивами (специально летал в Москву в центральный магазин химических реактивов СССР), заодно интенсивно поработал в библиотеке химфака МГУ.
   Жену с дочкой предварительно отправил в Бийск к тёще, а когда в 1966 г. должен был родиться Игорь, отвёз Нину к своим родителям в Талды-Курган. 12 октября 1966 г. родился Игорь и дней через 10 я устремился на работу в Барнаул. Режим работы: с 7 утра до часа ночи. Никогда, ни до, ни после в таком напряжении не работал. Дважды взрывались установки, только чудо спасло меня от крупных неприятностей, ведь в лаборатории практически всегда работал один. Добился своего, 3 ноября 1967 г. защитил диссертацию (первый аспирант института, защитивший диссертацию в установленный для аспирантуры срок). В этом же месяце ректорат выделил мне трёхкомнатную квартиру в новом доме (а у нас даже своих кроватей не было, так как три года прожили в небольшой комнате студенческого общежития). Через 9 месяцев Москва (ВАК) утвердила диссертацию и оправила в Барнаул соответствующий документ. В описываемый период неизгладимое впечатление оставили летние походы по Горному Алтаю (1967 г. и 1968 гг.), когда закончил оформлять диссертацию и когда ждал решения из Москвы. Не могу не упомянуть лучшего друга в моей научной и личной жизни выпускника МГУ физика Валентина Аникеева http://samlib.ru/p/polle_e_g/anikeevdoc.shtml, к глубокому сожалению ушедшего из жизни в 52 года (1992 г.)
   Успешная и своевременная защита диссертации была неоднозначно встречена. Ректорат института очень доволен, а вот на кафедре возникли неприятности. Сын Б.В.Тронова Андрей фактически командовал кафедрой органической химии, но никак не мог получить учёную степень, что-то не ладилось с подготовкой диссертации. И остепенённый сотрудник оказался для семейства Троновых лишним, хотя в то время был обязан отработать три года. Ситуация сложилась невыносимая, я начал искать работу, а Б.В.Тронов по команде Андрея письменно обращался к ректору, чтобы меня не задерживали в институте.
   Здесь я совершил мозговую глупость N1 и вопреки уговорам ректора (обещал мне повышение в должности) бросил Алтайский политехнический институт, новую квартиру и уехал в Тюмень. Оценил свою глупость позже, когда спустя 4 месяца ушёл из жизни мой научный руководитель Б.В.Тронов, Андрея сразу удалили из института. Кафедра органической химии оказалась без квалифицированного руководителя, остались несколько студентов и дипломников, трудившихся по моей научной тематике. Но психологически "паровоз ушёл"...

-----------------------------

Второй этап. Педагогика, наука...

  
   1968 - 1977 гг. Доцент Тюменского индустриального института. Девять лет интенсивной научной, педагогической и общественной деятельности. В экспериментах задействовал дипломников, 11 из них фигурируют в качестве соавторов (редчайшее явление в научной среде) моих публикаций в академической печати, два человека под моим реальным руководством защитили кандидатские диссертации. Внешние контакты упомянуты выше. Посыпались запросы на оттиски (академические журналы платили авторам за публикацию не деньгами, а 25-ю, иногда 50-ю оттисками статьи). После появления в распространяемом по миру обзорном журнале АН СССР "Успехи химии" Э.Г.Полле "Определение устойчивости слабых органических комплексов методами УФ-спектроскопии" 48, N8, 2068 (1974) возник резкий спрос на оттиски из различных стран. Очень рад был зарождавшимся международным контактам, неожиданно (?!) вызвали в областную контору чекисты: что, кто, откуда, почему за оттисками не обращаются в издательство? Выслушал молча, все ранее полученные просьбы об оттисках выполнил, но с Запада больше ни одного запроса не получил. Не сомневаюсь, "кэгэбэшники" мой почтовый ящик на тюменском главпочтамте заблокировали, исключив возможность получения писем от иностранцев. Даже в 2022 г. интересно рассматривать полсотни открыток-запросов со всего мира.
   В учебной сфере разработал новый для себя (и института!) курс: "Современные физико-химические методы исследования" (СФХМИ), лекционный курс и с нуля поставил лабораторный практикум. Любил лабораторные занятия продолжительностью 4-6 часов. Появлялись возможности для близкого контакта со студентами (на лекции человек 100, а здесь 12-13 человек). Помимо непосредственного выполнения работ много индивидуальных бесед на разные темы: от политики до искусства. Как-то для разрядки читал студентам вслух отрывки из фактически запрещённых в то время произведений Фазиля Искандера ("Начало", "Созвездие Козлотура"). В моём сознании Фазиль Искандер лучший юморист СССР. Любопытно, когда я поделился своим мнением с абхазским поэтом Терентием Чания (муж моей троюродной сестры Гедвиги), понимания не встретил. В ТИИ разработал ещё один, неизвестный в институте лекционный курс "Введение в специальность. Основы методики научных исследований" для студентов-химиков 1-го курса. Курс небольшой (18 часов), но и литературы никакой, как и программы. Всё сочинял сам. И читал с большим удовольствием. В 1-м семестре у большинства студентов глаза ещё горят, не то, что в 7-м семестре, когда они с первой лекции чувствуют трудность освоения СФХМИ и в то же время принципиальную полезность излагаемого материала. Приятно видеть интерес первокурсников к тому, что им рассказываешь.
   Неожиданно в ТИИ появился Гена Неупокоев, бывший начальник цеха химкомбината в Салавате, кандидат наук, избран деканом факультета. С Геной нашли общий язык и часами могли обсуждать за рюмкой коньяка факультетские проблемы. Гена не пробыл деканом и двух лет, отозван в минхимпром на должность начальника управления науки и техники. Неоднократно бывал в Москве у Гены на работе и дома, много говорили. Задумали создать в Подмосковье химический НИИ, начали собирать кадры (в их числе, кроме меня, и будущий гендиректор Томского Нефтехима В.С.Гетманцев). Летом 1974 г. приехал знакомиться с филиалом отраслевого НИИ при химкомбинате в Воскресенске. Заместитель министра Новиков гарантировал мне квартиру и прописку. Сначала аудиенция у директора комбината Меркулова, затем знакомство с отличными, но малолюдными лабораториями (не забуду удивлённые глаза руководителей комбината и лабораторий, рассматривавших приезжего сибиряка с "московской лапой", ведь у них с жильём большие проблемы). Отбой "прозвучал с неба". Гена умер 18.11.1974 г. от рака в 34-летнем возрасте. Потрясение не передать. Месяц назад я был в Москве, мы обсуждали с Геной его предстоящую командировку в Японию. Кидаюсь в ночь на самолёт, похороны в Подмосковье, поминки (говорят, блестяще выступил), на такси в аэропорт, ночь обратно. Успел даже на занятия, начинавшиеся в 8 утра. Несколько суток перевозбуждения, ни минуты сна. На родном факультете поразила человеческая чёрствость, никто не откликнулся на мой призыв скинуться на памятник бывшему декану.
   Параллельно поступило предложение от директора академического НИИ химической направленности в Ереване (бывал у нас в квартире в Тюмени). Профессор Рафаил Оганесович Матевосян предлагал занять должность начальника физико-химического отдела. "Голова пошла кругом" (Подмосковье, Ереван...). Весной 1974 г. прилетел в Ереван. Институт красиво расположен на краю города, нависает Арарат, между ними никаких строений, только государственная граница. Несколько дней ходил по Еревану. На улицах огромное количество незанятых мужчин и почти не видно женщин. Однажды две сотрудницы института, переехавшие вместе с Матевосяном из Свердловска, показывали мне город, без конца к одной из двух прицеплялись мужики. Однозначно понял, что с женой-блондинкой мне в Ереване делать нечего.
   Летом 1972 г. по приглашению родственников приехали с Ниной отдыхать в Абхазию в деревню Лыхны, невдалеке от Гудауты (на следующий год помогал их младшей дочери Ренате поступить в ТИИ). Их старшая дочь Гедвига Чания - штатный экскурсовод Интуриста возила группы иностранцев вдоль Чёрного моря и Абхазии, взяла нас, и мы хорошо посмотрели, набрались позитивных впечатлений на озере Рица, в Пицунде, Гаграх, Сухуми. Чёрное море так понравилось, что на следующий год решили поехать с детьми. В июне 1973 г. подвернулась льготная путёвка на 2 недели в пансионат Гизель-Дере (6 км южнее Туапсе), а к её окончанию Нина приехала с детьми и матерью. Запомнилась совместная групповая экскурсия в горы к месту опытной акклиматизации павианов в естественных условиях Кавказа, описал в юмореске "Яшка" - http://samlib.ru/p/polle_e_g/iaschkadoc.shtml. В июле 1974 г. отдыхали семьёй в Севастополе почти целый месяц. К Крыму у меня особое отношение. В 60 км от Симферополя в татарской деревне Сарыбаш в 1914 г. родился мой папа. В Симферополе до войны в своём доме жили вместе три сестры моей бабушки без мужчин, но с одним ребёнком. Как только в 1957 г. сосланным советским немцам разрешили свободно передвигаться по стране, младшая из сестёр врач тётя Агата Ремпель приехала в Симферополь, их собственный дом на месте, но мгновенно получила записку, чтобы срочно убиралась, иначе убьют. Так все 4 сестры, уроженки Украины, по очереди ушли из жизни в Казахстане, два старших брата в США (попали в годы гражданской войны). Неожиданно сильнейший эффект на всю жизнь запомнился от контактов с "пляжниками" в Севастополе, большинство шахтёры Донбасса, отдыхавшие с семьями, детьми. Русских иначе, как "москалями" не называли, причём в рассказах сплошной негатив. Во многих местах Советской Украины, к этому времени побывал, но, являясь человеком, остро чувствительным к национальной тематике, нигде не слышал таких русофобских разговоров. 1974 год! 40 лет до Евромайдана, захвата Россией Крыма, попыток создания Новороссии на территории Украины.
   Возвращаюсь к работе. 1974 - 1975 учебный год после смерти Гены Неупокоева загнал в полную депрессию (удивительную активность проявлял зав кафедрой, затем декан факультета Р.З.Магарил, отнял созданные мной курсы, перевёл меня на кафедру органической химии). Не сразу оценил откровенный стык: еврей против немца. Реальным выходом из ситуации был переход в Тюменский университет, ректор Александров меня лично приглашал на заведование кафедрой на химфаке. Неоднократно бывал в лабораториях университета, знакомился с людьми. Вот-вот! Начались закулисные манёвры партийцев, полугодовые разговоры и слухи, тем не менее, ещё 30.03.1975 г. Александров убеждал, что возьмёт меня. Увы, измотавшая нервную систему процедура закончилась неудачно (уму непостижимо, сколько грязи на меня вылили с подачи Магарила). Через два года и ректор Александров уехал из Тюмени, вернулся профессором в Томский университет. Работать в институте становилось всё труднее, заинтересованности ректората в моей докторской диссертации открыто мешало руководство факультета какими-то бреднями о недостаточном качестве учебной работы, как декан, так и партбюро (я то беспартийный, но время такое).
   Процитирую по теме часть неожиданного письма (06.04.2018 г.) студента того времени.    Добрый день Эрвин Гельмутович,    Вам пишет Белфер Алексей - бывший Ваш студент (НП-71-1). Установил кириллицу, случайно нашел Вашу статью в Интернете, и вспомнилось многое...    Я живу в США вот уже 27 лет. Сейчас - в штате Нью-Джерси рядом с Нью-Йорком. Первые 8 лет работал в крупной химической фирме, потом ушел в хайтек, потом в медицину, где и пребываю сейчас.    Я Вас хорошо помню. И на кафедре, и как мы играли в футбол в каком-то Богом и людьми забытом колхозе между сбором картошки и ещё чего-то там.    Преподавателей, с которыми можно было общаться, были единицы. Мне запомнились только двое - Вы и Леонтьев Александр Петрович, который был руководителем моей дипломной работы.    В своих воспоминаниях "ХИМИКИ" http://samlib.ru/p/polle_e_g/chimiki2doc.shtml Вы приподняли ширму, за которой прятались и куклы и кукловоды. Спасибо за искренность, правдивость. Читать было очень интересно.    Я хорошо помню Магарила и именно таким, как Вы описали. С самой первой встречи с ним (собеседование в деканате с преподавателями ХТФ после вступительных экзаменов) у меня осталась кислая оскомина. Магарила не интересовали мои оценки ни на экзаменах, ни в аттестате (пару четверок, остальные - пятерки). Его больше всего волновало, зачем это Еврей с Украины приехал поступать в Тюмень и почему на ХТФ в ТИИ...    Мелочность, завистливость, трусливость... - черты характера этого человека. Ну да Бог с ним...
   Возвращаюсь к личным проблемам. Потребовалась творческая отдушина, её направление указала 16-я страница "Литературной газеты". Занялся составлением фраз и мелких юморесок, навеянных конкретными личностями факультета. Фразы обкатывал на любопытных, сознательно укладывая их под стекло своего письменного стола на кафедре. Частенько фразы исчезали (то ли кто-то узнавал себя, то ли на меня компромат собирали), писал новые. Короче говоря, "искал на жопу приключений". В то время не хватило ума делать копии рукописных фраз для будущего, очень мало сохранилось, вот некоторые из них.
   Спрашивать отсутствующего - демонстрация деловитости.
   Докладная - приятная возможность сделать неприятность законным путём.
   Замочная скважина - окно в мир прекрасного.
   Критика полезна всем, кроме критикуемого. Чем выше он залетел, тем более тупым серпом владеет.
    Психологически пластуны и трясуны - однояйцовые близнецы.
    Ощутив вкус плода, Ева вдруг почувствовала, что только красивое одеяние может позволить ей продолжать есть яблоки.
    Лучшими из своих фраз тюменского периода считаю:   
    Комедия "Ревизор" - бессмертная трагедия России.   
    Категоричность в суждениях - признак ограниченности.
   Написал юмореску "Рекомендации кандидату-оптимисту", 04.01.1975 г. отправил в "Литературную газету". Получил доброжелательное письмо редактора Веселовского, но текст не напечатали. Прошли десятилетия, просматриваю юмореску, хорошо заметно брожение мыслей в те годы, продолжать заниматься докторской диссертацией или бросить всё к чёртовой матери. Впрочем, это не юмореска, а необходимый алгоритм личного поведения, которому я не всегда следовал. Вот она.
      Если ты мечтаешь стать доктором, учти следующее.
      1. Научись почитать старших по должности, независимо соответствует ли этой должности содержание черепной коробки.
      2. Помни, что свободно критиковать принято только иностранных корифеев. Прилично подымает в глазах несколько брошенных на конференции критических, малозначащих фраз по адресу одного из Нобелевских лауреатов. Главное здесь не увлекаться.   
      3. Старайся печататься только в центральных журналах. Желательна публикация одной-двух статей за границей, неважно в какой стране, и каком журнале.   
      4. Для поддержания бодрости тела и духа в подготовительный период:   
      а) раз в неделю выбивай всё лишнее берёзовым веником;   
      б) раз в две недели принимай напитки, не рекомендуемые медициной;   
      в) не забывай о лыжах и спортзале;   
      г) не впутывайся в споры с женщинами;
      д) телевизором не увлекайся, но просмотр детективов и хоккея неплохо проветривает голову;   
      е) хорошую разрядку даёт недельная командировка в магазины Москвы (не чаще одного раза в полгода);
      ж) не вступай в бесконечные разговоры об ожесточении требований ВАКа.   
      5. Не жалей денег, столичные мелкие приближённые крупных "черепов" любят походы в ресторан, естественно, за твой счёт. В будущем могут оказаться полезными.
      6. Помни, что оппоненты скромны только в личном разговоре и обожают ссылки в диссертации на свои заслуги.
      7. Помни, что все результаты, способные вызвать критику, следует помещать в огромные таблицы с продолжением. Обычно у оппонентов нет достаточно времени и желания анализировать такие таблицы.
      8. Иллюстраций на защите должно быть много, при этом совсем не обязательно все развешивать. Куча листов на столе производит благоприятное впечатление на членов Совета.
      9. Помни, что графики по 3-5 точкам радуют глаз членов Совета, позволяя им бесконечно задавать вопросы относительно надёжности эксперимента.
      10. Всегда имей в запасе, преждевременно не высказывая, ответ на вопрос о практическом применении твоей работы.
      11. Не употребляй выражение "не знаю", значительно лучше звучит "не помню" и "затрудняюсь сейчас ответить на поставленный вопрос".
      12. Не пытайся шутить на защите, не всем это нравится.
      13. Приложи максимум оставшихся сил, но приведи ведущих членов Совета на банкет.
      14. На банкете не теряй времени даром, пытайся выяснить кандидатуры возможных рецензентов и методы подхода к ним.
      Счастливого пути, кандидат!
   В сентябре 1975 г. приехал на 4 месяца в Ленинград на факультет повышения квалификации в технологическом институте им. Ленсовета. Пытался попасть на ФПК в МГУ, затем в Ленинградский университет, но получил отказы. Активность в организации поездки на ФПК связана с полной потерей созданного мной курса СФХМИ, началом чтения лекций, проведения практических и лабораторных занятий по органической химии. В Ленинграде море новых ощущений. В институте появлялся далеко не каждый день, да и то ближе к обеду с целью поесть в неплохой и дешёвой столовой для преподавателей. Утром работал в общежитии, оформлял статьи. Много времени уделял культурным мероприятиям, см. "Искусство" http://samlib.ru/p/polle_e_g/iskusstvodoc.shtml, посещениям театральных спектаклей с участием великих отечественных актёров: Лебедев, Стржельчик, Юрский, Лавров, Алиса Фрейндлих, Владимиров, Тараторкин... Много что удивляло в Ленинграде, в том числе проявления шовинизма. Кругом на стенах антисемитские лозунги (в Сибири не видел ничего подобного). Можно по-разному относиться к евреям, но такие проявления великорусского шовинизма очень быстро перекидываются на другие национальности, а то и просто на "черножопых", "узкоглазых", "лиц кавказской национальности"... Подобный подход для меня неприемлем даже в разговоре. Никогда не поддерживаю разговоров о повышенной "умности", исключительности евреев, немцев или кого-то ещё. В наше время национальный вопрос всё больше обостряется, отсюда оголтелый сепаратизм. Национальный вопрос способен очень быстро угробить мировую цивилизацию. Ещё пример, зафиксированный в дневнике. 30 декабря 1975 г. ...Зашли с другом в пивбар напротив кинотеатра "Ленинград". Бар неплохо выглядит, но что мы там услышали! Магнитофон (стационарный!) играет подряд одну и ту же песню "Евреи, кругом одни евреи". Не хотелось ушам своим верить. Но в этой песне есть и констатация: "Среди учёных и врачей каждый пятый не еврей"; "Если бы не было жидов, все остались бы без зубов".
   18 ноября 1975 г. приехал из Ленинграда в Москву отметить годовщину смерти Гены Неупокоева. На поминках присутствовали профессор из Свердловска Георгий Дмитриевич Харлампович, генеральный директор Томского химкомбината Виктор Стефанович Гетманцев и 2 человека из минхимпрома. Вот и все посторонние! А сколько людей при жизни вокруг него крутилось. Харлампович недобрым словом помянул Магарила, назвал его больным человеком и обещал преподнести ему очередной "подарок" в виде отрицательного отзыва к защите докторской диссертации. Гетманцев пригласил меня участвовать в создании химкомбината. Почти год размышлял над предложением Гетманцева и написал большое "лирическое" письмо, сразу видно человека, далёкого от производства. Цитирую несколько фрагментов. 22 сентября 1976 г. ...Что я хочу? Должности начальника ЦЗЛ... Почему именно сейчас я к Вам обращаюсь? Во-первых, Вы сообщили, что с 1976 г. начнётся постепенный набор кадров. Во-вторых, ректорат института настойчиво "заталкивает" меня в творческий отпуск на написание докторской диссертации. И хотя материала достаточно у меня есть глубокое внутреннее убеждение, что на практической работе смогу сделать значительно больше полезного...   Заключение. Можно полагать, что принятие положительного решения маловероятно. Однако знание современных физико-химических методов анализа и современной аппаратуры позволяет надеяться, что при комплектовании и оборудовании ЦЗЛ был бы небесполезен. Национальная принадлежность гарантия систематичности и порядка в лаборатории.    Виктор Стефанович! Убедительно прошу Вас ответить (независимо от содержания), так как от этого полностью зависят мои дальнейшие планы...   
   Очень быстро получил рукописный ответ Гетманцева, приглашающий в ноябре на личную встречу "для решения затронутых вопросов по месту, чтобы потом отсутствовал повод для разочарований".
   В июле 1976 г. руководил студентами на практике в Ангарске. Гигантский нефтехимический комбинат, ещё работали несколько промышленных установок, вывезенных после войны из Германии. В городе отчётливо чувствовалось присутствие "химии", иной раз дышать нечем. Электричка регулярно ходит в Иркутск. Старинный сибирский город, напоминающий Томск. Главное впечатление месяца Байкал!  В первую же субботу повёз на Байкал 35 студентов (двое ребят) в район Слюдянки. Прелесть неописуемая. Перед поездкой купил набор юному рыболову. В качестве наживки использовал кузнечиков (оказалось, дождевых червей рыбаки возят из Иркутска). И что бы Вы думали? В течение 20-ти минут поймал трёх омулей, да попались такие приличные, что первый крючок разогнул. К счастью, леска была совершенно новая и выдержала. Получилось целое ведро отличной ухи. Кстати, невдалеке рыбачил какой-то "абориген" со спиннингом и за 2 дня поймал всего 4 штуки. Я был очень доволен, но больше ничего не поймал. Вся наша группа выглядела сверхэкзотично. Не было ни одного рюкзака, всю поклажу, провизию несли в сетках, сумках. Но впечатление великолепно!    
   11 августа 1976 г. выехали с Ниной в Болгарию на 2 недели через Москву с её вонючей гостиницей "Восток". Из Софии шестидневный автобусный переезд по Болгарии до курорта "Солнечный берег". Мы за границей первый раз и многое было удивительно. По дороге по моему настоянию (в программе не было) остановились в Габрово и посетили музей юмора - самое сильное впечатление поездки в Болгарию. Я впервые видел музей (4 этажа), специально построенный по профилю тематики экспозиций. Огромное количество оригинальных юмористических рисунков, фотографий, скульптур и других, вызывающих смех предметов, из многих стран мира. Есть Эффель, Бидструп, много неизвестных мне советских авторов...   На "Солнечном берегу" нас разместили в недостроенном здании. Вокруг пустырь. Море рядом, но подход только по щиколотку в песке. Никаких подводов (тротуаров) к морю нет. В довершении всего половину времени погода была скверная и мужики часами играли в преферанс на "пойло". Женщины бродили по магазинам.   
   Почти 40 лет мы доброжелательно общались с Виктором Стефановичем Гетманцевым, считал и считаю его крупномасштабным эталонным руководителем. Через семь дней после его ухода из жизни, 12 марта 2015 г. опубликовал в Самиздате нечто вроде объёмного некролога "Начальник" - http://samlib.ru/p/polle_e_g/nachalnikdoc.shtml . В 70-х возникла заминка в контактах с Гетманцевым, вызванная очередной попыткой выйти на столичную научную элиту. В Риге на Всесоюзном совещании познакомился с профессором из института химической физики (Черноголовка) АН СССР Михаилом Львовичем Хидекелем, работавшим в научной области, соприкасающейся с моей. Начали разрабатывать планы совместных работ, используя совместных дипломников и аспирантов. Возвращаясь из Болгарии, посетил Черноголовку и лично обговорил с Хидекелем детали совместной работы. Ближе к утверждению тем дипломных работ опять возникли проблемы с Магарилом. В качестве декана категорически отказывался утверждать мои темы, как непрофильные специальности. Конфликт опять вспыхнул. Пришлось идти к ректору, что-то объяснять про командировку дипломника и эксперимент в Черноголовке, тот разрешил использовать одного из подобранных мной дипломников ленинского стипендиата Сушко. К сожалению, с таким трудом пробитая совместная работа с Черноголовкой закончилась конфузом для меня, практически в ТИИ незамеченном. Через неделю после прибытия студента в Черноголовку звонок. Тот руководитель, к которому Сушко прикрепил Хидекель, не признаёт темы, с которой Сушко появился. Дескать, в Черноголовке впервые сталкиваются с ситуацией, когда дипломник приезжает со своей темой. Направил его напрямую к Хидекелю. После ещё нескольких панических звонков понял, что смышлёным москвичам нужны только рабочие руки, и скомандовал возвращаться. Полтора месяца дипломника пропало впустую. Но ведь спрос за дипломника будет с меня. А учитывая историю вопроса... Мало было мне ленинградской "научной мафии", так вляпался в подмосковную. Только дураки не могут учиться даже на собственных ошибках. Более омерзительного состояния давно не испытывал. Срочно пришлось изменить программу эксперимента, пойти по отлаженной годами схеме и дипломная работа была готова в установленный срок и с необходимым качеством. Однако уязвить меня Магарил всё-таки смог, но об этом позже.   
   В очередную фазу конфликта с Магарилом влез, прорвавшись на публичную трибуну, открытое партсобрание ТИИ по теме "Подбор и расстановка кадров" 18 февраля 1977 г. Минут 15 объяснял, почему конкурсная система на ХТФ не работала. Напомнил безобразную историю переизбрания на должность доцента Иванова, а теперь он уже три года заведует лучшей кафедрой Тюменского университета. Рассказал, как Магарил играл и манипулировал составами конкурсной комиссии и Совета. Предложил в постановляющую часть следующий пункт: "Усилить контроль со стороны ректората и парткома за качественным и количественным составом Советов факультетов". По отзывам самых разных людей, выступление наиболее интересное на партийных собраниях за многие годы, а Магарил такой публичной оплеухи никогда не получал. На факультете большинство тоже довольны. Кстати, на следующий день Магарил на работу не вышел. Думаю, это лучшее моё публичное выступление в тюменский период жизни.    Очередной громкий скандал с Магарилом разразился 21 июня 1977 г., когда Совет факультета обсуждал результаты работы ГЭК. Моего дипломника Сушко сознательно вызвали на защиту вне графика, когда меня не было в институте. И поставили "Хорошо", т.е. сознательно лишили Ленинского стипендиата (ни одной четвёрки за годы учёбы) красного диплома. Плюнули в меня, а пострадал лучший выпускник курса. Выступил очень резко. Увы, изменить ситуацию было невозможно. В заключительном слове председатель ГЭК (главный инженер Тобольского комплекса) Наровлянский доказывал доброжелательность ГЭК, обвинил меня в инсинуациях, высказал мысль, что в научной среде выступать так, как я, некорректно. Хочу отметить, каждое публичное выступление критического характера даётся мне тяжело, помногу раз "прокручиваются" в голове варианты фраз и обосновывающих аргументов (особенно интенсивно после выступления, ночи напролёт уходят на подбор более сильных выражений, но "поезд-то уже ушёл"). Удачный экспромт бывает редко. Не случайно, по-видимому, так популярна поговорка "после драки кулаками не машут". Но внутренне для себя решил однозначно, из института надо уходить.    Хочу закончить тему Магарила ситуацией, которая произошла через пару лет, когда Магарил приехал в Томск, на нефтехимическом комбинате обратился к руководству, рассчитывая подоить хоздоговорами. Он сознательно обходил меня, но когда стало известно о желаниях Магарила (я же курировал все контакты с наукой), дорога на комбинат оказалась закрыта для него навсегда.   
   В июле 1977 г. прилетел в Красноярск с целью организовать практику студентов на заводе синтетического каучука. 7 июля (день Ивана Купалы) встречал студенток на железнодорожном вокзале и пока на перекладных добирались до заводского общежития, все девушки были совсем мокрые, даже перестали реагировать на веселящуюся молодёжь с вёдрами. Всех распределил по цехам, осталось 15 дней безделья. Жил в двухместном номере дрянненькой гостиницы автовокзала в центре Красноярска, студенты в общежитии на промышленной окраине. Позвонил в Томск Гетманцеву, договорился о встрече 18 июля. Телефонный разговор вышел сухой, ведь он приглашал приехать ещё в ноябре 1976 г. Гетманцев представил меня главному инженеру Владимиру Матвеевичу Набоких, тот как-то суетился, так как получил задачу убедить меня перейти на химкомбинат. Обещали 4-х-комнатную квартиру, через год работы оформить полугодовую стажировку в Италию. Решается вопрос об опытном заводе, появляется перспектива роста. Показали строительную площадку, разрабатывается огромная площадь. Осмотрели почти законченный 9-этажный дом, в котором мне должны выделить квартиру. Обещал дать окончательный ответ 1 сентября. Сразу началась головная боль: что делать? Всё-таки это полная перемена деятельности. С другой стороны, второго такого случая может и не быть. В конце июля, приехав с практики, подал заявление об отпуске, получил отпускные, а затем подал заявление об увольнении. Несколько дней ректор Копылов не подписывал, я отказался идти на встречу с ним (свинья!), приписал к заявлению, что квартира будет оставлена при увольнении жены. Получил трудовую книжку, поехал в Талды-Курган, забрал ребят, привёз в Тюмень, а 3 сентября выехал в Томск.
      За 9 лет работы в Тюменском индустриальном институте список научных трудов (фактически единственный критерий оценки научной квалификации преподавателя в многопрофильном ВУЗе) увеличился на 56 наименований. По итогам Всесоюзного конкурса 1975 г. заработал Почётный диплом и премию ВХО им. Менделеева, на следующий год стал лауреатом Всесоюзного конкурса на лучшую научную работу по проблемам развития нефтяной и газовой промышленности. Имеется папка тюменских наград. И на всём этом внешнем благополучии поставил жирный крест.
   Фактически полная смена профессии, потрясающий для всех знакомых научных работников жизненный зигзаг: ухожу на производство, правда, контакты комбината с наукой остались под моим контролем. Подобный переход человека, известного в СССР и не только своими научными работами - глупость N2 в жизненной траектории, жаль, это становится понятным со временем.

-----------------------------

  

Третий этап. Производственник.

  
   1977 - 1998 гг. 21 год с 05 сентября 1977 г. интенсивной деятельности в период создания и развития Томского нефтехимического комбината (ТНХК). Начинал с чисто производственных задач: создание с нуля огромной лабораторной службы и налаживание контактов с многочисленными научными организациями. Завершил работу директором научно-исследовательского центра (НИЦ) ТНХК. Огромный пласт личной производственной деятельности зафиксирован в десятках книг и сотнях разнокалиберных текстов (см. введение). Ниже предельно краткое изложение производственного жизненного периода.
   Полностью развернулась личная жизнь. Жена Нина отказывалась ехать работать в Томск. Дважды: в октябре и декабре 1977 г. специально приезжал в Тюмень, уговаривал Нину к переезду. Бесполезно. В феврале 1978 г. случайно вышел на контакт с Надей и подал заявление на развод. Неожиданно в Томске появилась Нина с детьми Эльвирой и Игорем и отправилась с ними в партком ТНХК (чисто советская традиция), хотя я и не был в то время членом КПСС. Параллельно, через жену покойного Гены Неупокоева в Москве обратилась к гендиректору ТНХК Гетманцеву (узнал об этом через много лет). Не знаю, что они там обсуждали, в результате к удивлению сотрудников ТНХК получил квартиру на верхнем этаже 9-этажного дома с неработающим лифтом, отказано в запланированной полугодовой командировке в Италию. У Нади был муж, двое детей, развелась и под моим сильным давлением 28 марта 1979 г. родила ещё одну дочь Юлию. Гетманцев, одумавшись, через два года добился в райисполкоме нашего переселения на третий этаж соседнего дома.
   Коротко о последних контактах с родителями. 15-18 сентября 1992 г. провожал папу с мамой (прилетел из Томска), глубоких пенсионеров, хирургов высшей категории и единственную сестру с семьёй из Талды-Кургана в Германию. Как можно таких заслуженных людей (папа лично лечил Курчатова в Челябинске-40, ныне Озёрск) оставить на пенсии 650 руб. (только на хлеб и молоко)? Состояние тягостное! Отец не хотел ехать, лет пять твердил, что это современная работорговля, Горбачёв и Ельцин продали советских немцев. Видеть, как казахи вселялись в родительский дом, когда ещё не вынесли чемоданы, очень тяжело. Кстати, родители строили дом в 50 метрах от областной больницы, когда я учился на 1-2 курсах университета (1958-59 гг.), летом немного помогал. Очень впечатлило, когда один из вылеченных родителями больных организовал одновременный приезд 18 молодых женщин из ближайших немецких деревень, которые за два дня полностью оштукатурили строящийся дом. Папа с мамой в Германии хорошо материально устроились и поселены в неплохой двухкомнатной квартире для пенсионеров. Для окружающего населения Папенбурга это были старики из России, в отличие от Талды-Кургана, где весь город раскланивался (по улице доктор Полле идёт!). 31 июля 1994 г. отправились с женой и дочкой на две недели к родителям в Папенбург. 28 июня 1996 г. основное событие 1996 г. для меня - 80-летний юбилей мамы. Из Томска прилетел в Германию один, в связи с финансовыми проблемами (деньги на поездку занимал у друзей на ТНХК). На праздничном обеде в китайском ресторане присутствовали сёстры и мамины племянники с супругами. Мама выглядела довольно весёлой и жизнерадостной. Помню, с каким трудом провёз маме подарок, оригинальную картину томского художника "Букет роз", сначала московская таможня голову морочила, а затем полиция в аэропорту Франкфурта на Майне. Особенно, последняя: "Иконен? Нихт иконен"? 28 июля 1997 г. вылетели с Надей и дочкой Юлией на бриллиантовую свадьбу родителей. С большим трудом занимали деньги на дорогу. С утра 31 июля торжественные поздравления, подарки пастора и бургомистра. Трогало до слёз! Кстати, в Германии принято в газетах заранее публиковать данные об юбилейных датах в жизни сограждан. Но, кто в Германии знает великих тружеников, хирургов-практиков высшей категории, вылечивших многие тысячи больных в России, Казахстане? Поступило лишь несколько поздравительных открыток от бывших пациентов, переехавших в Германию. На семейном банкете заметил, мама за год очень сдала, а папа смотрелся неплохо. Конечно, я чувствовал возраст родителей, но не предполагал, что вижу маму в последний раз. Мама умерла 16 мая 1998 г. Получил телефонное сообщение от сестры Вельды о смерти мамы в воскресенье 17 мая, приехав с дачи после 20 часов, похороны в среду 20 мая. Глубокое раздумье: денег на поездку нет, визы нет. Решили, что вопрос поездки и её сроки определим до 10 утра в понедельник. Я поехал на ТНХК добывать деньги, а Надя принялась звонить в консульство ФРГ в Новосибирске. Тяжелейшая морока с пробиванием в консульстве возможности вылететь в Германию, а затем ещё разборки с пограничниками. Во Франкфурт прибыл 19 мая ~ в 19.00. Очередные проблемы с местными пограничниками. В 0:30 20 мая прибыл на поезде в Мюнстер. Вокзал пуст, ночью поезда не ходят. Вижу указатель - такси. Вышел, стоят 3 машины. Сколько стоит до Папенбурга? 240 ДМ. Поехали! Деньги водитель у меня взял полностью, как только отъехали один квартал от вокзала. По ходу движения (глубокая ночь!) водитель стал ещё требовать, в результате поездка обошлась в 350 ДМ. Но зато в 3:00 20 мая я был на месте. В 9 утра поехали на кладбище, гроб стоял в отдельном боксе, рядом цветы. Мама как живая, только сильно изменившаяся... Гроб закрыли и к 13:30 выставили на постамент в зал прощания. Я рядом с папой на первой скамейке (всего человек 100). Пастор начал службу, периодически прерываемую общим пением, на каждом месте лежал сборник песен с нотами. Он рассказал и о жизненном мамином пути, как много она вылечила больных... Служба шла минут 30-40. Затем пастор сказал аминь, гроб поставили на катафалк. Процессия двинулась (катафалк на маленьких колёсах катили вручную). Следом шёл пастор, затем по двое. Первыми шли мы с папой, в руках красные розы (у всех близких родственников было по красной розе). Папа очень слабый, держал его за локоть очень крепко. Метров за 20 мужики взяли этот красивый гроб за ручки, поднесли к могиле и опустили вниз. Слово опять взял пастор, две женщины, которые специально приехали на похороны, исполнили какую-то очень красивую песню. Пастор бросил маленькой лопаточкой немного земли на гроб, подошли мы с папой. Постояли несколько минут, бросили на гроб розы, по одной лопаточке земли и отошли. Все по очереди проходили мимо могилы, бросали цветы и землю, затем подходили к нам "Крепитесь, Гельмут Христианович!" Обнимались и обменивались рукопожатием. Когда все прошли, не спеша, двинулись от могилы. Могила осталась не закопанной (!). Родственники (не все) и приезжие вернулись в квартиру Вельды, здесь были накрыты столы для кофе (на поминках алкоголь не принято пить, хотя позже с кузенами отдельной группой мы "приняли на грудь"). Часа за 2 процедура закончилась и к 18 часам мы снова поехали на кладбище. Могила приведена в порядок, красиво уложены венки из живых цветов и букеты. Неделю максимум времени проводил около папы, уверен, оказал существенную моральную поддержку. А ему очень тяжело, каждый раз около могилы рассуждал, что скоро и он придёт.
   Возвращаюсь на ТНХК. Первая же неделя работы (сентябрь 1977 г.) отмечена командировкой в Москву. Затем четырёхдневная командировка в Ростов (Всесоюзное совещание по переработке пластмасс). Это первые из сотен командировок с ТНХК по регионам СССР (и не только). 23 октября 1977 г. большой группой вылетели в Гурьев знакомиться с производством полипропилена мощностью 30 000 тн, запущенного той же итальянской компанией "Технимонт", что трудилась для Томска. Вернулись домой и уже 11 ноября 1977 г. всей бригадой вылетели на переговоры с итальянцами в Ленинград.
   Основное время технологического персонала (пока только ИТР, в апреле 1978 г. общая штатная численность комбината составляла 208 человек) работа с техдокументацией. Для производственника многомесячная ежедневная работа с 9 до 18 часов в комнатах, где между письменными столами с трудом можно задницу протиснуть, была утомительной и большинство с превеликим удовольствием ездили с поручениями на строительную площадку. Толчок созданию опытно-экспериментальной базы (ОЭБ) при комбинате на основании совместного решения Президента АН СССР А.П.Александрова и министра химической промышленности Л.А.Костандова дан на огромном совещании 6 апреля 1978 г. Проект центральной лаборатории с общей численностью в 352 штатные единицы, в т.ч. 123 ИТР отправлен в Ленинград (ОНПО "Пластполимер") 20 ноября. Много споров, предварительно согласовали 325 штатных единиц
   7 июня 1979 г. группой из 7 человек прилетели на 5 дней в Северодонецк (ныне Луганск) для переговоров с английской фирмой "Дэви Пауэр Газ" о приёме окончательного проекта производства метанола. Ознакомился с работой центральной лаборатории ПО "Азот". 330 человек. Удивился в практически полном отсутствии молодёжи, а ведь в Томске в моём подчинении более 95% составляла молодёжь до 25 лет. С интересом съездил на экскурсию в Краснодон, посмотрел музей "Молодой гвардии".
   30 мая 1980 г. занесли первый стол в центральную лабораторию. Поясню, лабораторные столы и вытяжные шкафы изготовлены в Италии по лицензии США, имели массивные удобные для работы столешницы, но очень тяжёлые. Задействованы все 10 мужчин лаборатории. Удивляюсь, как никто не сорвал спину, с земли на этажи подавал кран, а по лабораториям оборудование перетаскивали своими силами. 20 июня возглавил ГЭК (по пять дней несколько лет) в политехническом институте на кафедре технологии основного органического синтеза. Обычно полдня в институте, полдня на работе. 16 июля произошёл первый выпуск лаборантов для комбината, до того лично пришлось активно поработать и с программами обучения в ГПТУ и подбором студентов, в первую очередь из числа молодёжи, не прошедшей по конкурсу в томские ВУЗы. На следующий день организовали торжественный приём новых лаборантов в присутствии всех действующих сотрудников. Выступил с речью, лично вручал каждому дипломы и цветы. Большинство из первого выпуска лаборантов хорошо показали себя в последующей работе, некоторые внесены в Книгу Почёта лабораторной службы комбината.
   11 февраля 1981 г. поступила разнарядка парткома: центральная лаборатория обязана выставлять народную дружину регулярно трижды в месяц. Вроде и дело неплохое, но ненормально, когда общественные мероприятия реализуются по административным каналам. Линейный руководитель, начиная с начальника цеха, превращался в постоянного "мальчика для битья". Большинство начальников цехов и производств сменялись часто и отбрасывались как выжатые лимоны, достаточно сказать, что в описываемый период производством полипропилена уже руководил третий начальник Г.И.Сосунов. Не случайно, где-то наверху принято решение, в год пуска все начальники цехов и выше должны вступить в КПСС. Задержусь. После контактов с партийными придурками в Тюмени у меня и мыслей не было вступать в КПСС. Но вопрос поставлен так: либо вступаешь, либо освобождаешь место начальника лабораторной службы, но я же душу, интеллект и все физические силы вложил в её организацию. Согласился, одновременно выяснился мало афишируемый нюанс: при приёме 1-го ИТР одновременно должны приниматься не менее трёх рабочих с этого же предприятия. Отказался искать таковых в лаборатории, партком сам нашёл рабочих-производственников. И вот секретарь парткома Н.А.Перминов в своей машине везёт "потенциальных коммунистов" с комбината в город, Октябрьский райком. По очереди нас запускали на рассмотрение совета старейшин, рабочие быстро вышли с положительным решением, Перминов вышел вместе с ними и уехал на комбинат, рассчитывая, что я быстро пройду и вернусь на работу сменным автобусом. Захожу. Сидят человек 15 пожилых мужиков и начали меня расспрашивать про содержание программы партии 1919 г., понятия не имею и сейчас, когда-то в студенческие годы только слышал о её существовании. Ещё вопросы из времён гражданской войны. Не ожидал такого приёма и начал рассказывать, что делаю на комбинате и в каком напряжённом режиме работаю (без отпусков и почти без выходных). Старейшин нынешняя работа не волновала, просто "пнули", дескать, плохо подготовился (даже в 2021 г. не могу сообразить, кого старейшины воспитывали, возможно, кого-то из тех, кто рекомендовал меня быстро пропустить). Приехал на работу, звоню Перминову, в ответ услышал: "Идиоты!" Не знаю, с кем и как решался мой приём, но через пару недель пригласили на бюро райкома, задали два вопроса по строительству комбината и превратили в кандидата, а через год без проблем в члена КПСС. Вышел из КПСС по собственному желанию 6 июля 1990 г.
   21 февраля 1981 г. в 0:20 началась подача катализаторного комплекса в промышленный реактор. Реакция полимеризации пошла не сразу. На производственном ЦПУ возникла резкая перепалка между дирекцией комбината и руководством пуска со стороны инофирмы. Я принёс на ЦПУ памятную медаль, отпрессованную из ПЕРВОГО полипропилена, полученного в ЦЗЛ, доказывал, катализаторный комплекс должен заработать. Наконец, в 2:20 зафиксировано поглощение пропилена, процесс пошёл! Радость неописуемая! Эмоции десятков руководителей на ЦПУ запредельные, больше в жизни подобных массовых положительных реакций мне видеть не пришлось. Работники центральной лаборатории во время пуска - не исключение, все мужчины на месте, хотя это не было обязательным. Первый и последний раз в моём рабочем кабинете в 6 утра коллективно пили спирт, а затем утром на сменном автобусе поехали ко мне домой. Надя устроила приличный стол и радовалась вместе с нами. От перевозбуждения и усталости многие быстро опьянели, некоторые остались ночевать. Митинги, обращения к съезду, поздравления, обильная пресса. Все строители носили в карманах горсть гранулированного полипропилена. 31 августа мной и старшим химиком центральной лаборатории Э.Н.Грозной подписан ПАСПОРТ N 1 на товарную партию полипропилена. Произошёл качественный скачок в деятельности производства.
   23-24 ноября 1982 г. состоялся первый в истории комбината крупный научно-производственный симпозиум по производству и применению карбамидных смол в деревообрабатывающей промышленности. Организаторы: минхимпром, минлебумпром, НИИ пластмасс... Вёл симпозиум начальник Союзхимпласта В.А.Гулин. Выступали представители Госплана, Госснаба и множества заинтересованных институтов. Бурное обсуждение. 14 декабря на ТНХК поступил проект нового здания центральной лаборатории.
   16-17 марта 1983 г. Грозный. Принимал участие в совещании, посвящённом техническим условиям создания качественного полипропилена. 11 июля разворот жизненного зигзага, подписан приказ о назначении на должность заместителя главного инженера по науке и новой технике. Состоялся обстоятельный разговор с новым генеральным директором В.М.Набоких. С большими сомнениями переходил в кабинет на 7-м этаже заводоуправления. 6 лет работы по созданию с нуля лабораторной службы комбината в роли линейного руководителя отложили в психике потребность ежедневного приёма и отдачи команд, контроля над деятельностью и ответственности за судьбы сотен людей. Должность зам. главного инженера по науке и НТ очень удобна для бездельников, история комбината это подтверждает. Переход на режим работы, в котором более половины времени занимают различные совещания, создал откровенный дискомфорт с высокой утомляемостью и малой производительностью. 8 сентября приезжая комиссия, преимущественно высокопоставленные москвичи, возглавляемая заместителем министра Поляковым начала разбираться с первой крупной аварией на производстве метанола. Любопытно наблюдать составление акта расследования и определение виновных в аварии. Кто-то требовал даже уголовной ответственности для персонала. Но Поляков с помощью Гетманцева (напомню, начальник Союзхимпласта) виртуозно подбирал каждое слово акта и результатом стал вывод в виде научной абракадабры "эрозия с последующей коррозией". Госкомиссия определила ожидаемые убытки в 7.04 млн. руб. Более месяца Поляков находился в Томске и на ежедневных совещаниях контролировал ход ремонта с заменой импортного оборудования. Не дремали и партийцы. На партсобрании 14 сентября начальник производства метанола А.С.Щучкин заявил откровенную глупость, что причиной аварии явилась плохая работа лаборатории. Вот тут-то я взорвался и рассмешил участников собрания. 6 декабря подписан акт госкомиссии по вводу производства метанола. 19 декабря подписан приказ о премировании 10 сотрудников ТНХК за выполнение хоздоговорной темы для Кемеровского ПО "Химпром". "Разработка конструкции и изготовление опытной партии пальчиковых фильтрующих элементов из полипропилена". Считаю эту работу одной из лучших в истории центральной лаборатории и будущего НИЦ. Несколько лет элементы фильтров изготавливались в центральной лаборатории и поставлялись многим заводам минхимпрома (Кемерово, Бердянск, Березники, Пермь...). Внедрение оказалось экономически эффективным, так как производилась замена дорогостоящих титановых элементов в агрессивной среде фильтрации раствора каустической соды перед электролизом. К началу рыночной реформы (1988-89 гг.) предприятия стали экономить деньги, а когда в 1991-92 гг. после выхода из строя ранее установленных фильтров начали снова обращаться в НИЦ, требовались слишком большие затраты для восстановления производства элементов фильтров.
   25 января 1984 г. утверждена Набоких и директором Томской карандашной фабрики А.Н.Семесом программа изготовления партии карандашей на полимерной основе. 26 января подписан приказ о моей персональной ответственности за техническую подготовку производства товаров народного потребления (ТНП) на комбинате. 19 июня на химкомбинат поступила из Грозного удивительная научная абракадабра, связанная с изначальным требованием минхимпрома в кратчайшие сроки перейти на использование отечественных ингибиторов. 9 ноября произошла тяжелейшая авария на производстве метанола, печь N2 полностью выведена из строя, уже первая комиссия определила, потребуется замена всех 496 труб с катализатором. 17 ноября подведены итоги работы правительственной комиссии из Москвы с участием инструктора ЦК КПСС В.А.Алёшникова (как же без них). Гетманцев представил заключение: в комиссии мнение едино - печь N2 выведена из строя в результате неправильных действий обслуживающего персонала, а не вследствие технического состояния оборудования. Учёба! Учёба! Учёба! 3-5 декабря. Грозный. Совещание по ГОСТу на полипропилен. Поразительная встреча со школьным другом в Текели Жамалаем Альтемировым через 27 лет. Известнейший в Чечне хирург, доброжелательная встреча, но окружающая среда его разговор и повадки сильно изменила. Мечта юности улетучилась, больше никогда в душе не было желания встречи.
   22 марта 1985 г. работники прокураторы Томска приехали на экскурсию. Подобного рода коллективные посещения были не реже 1 раза в неделю. И не вспомнишь, сколько сотен экскурсий пришлось мне водить по комбинату. С одной стороны отрывают от работы, с другой - реклама предприятию, и её нельзя перекладывать на малокомпетентных людей. 25 апреля ночью произошла крупная железнодорожная авария на подходе к комбинату (перевернулись цистерны с пропиленом). Назначен председателем комиссии по ликвидации аварии. Двое суток круглосуточно находился на месте аварии (вагончик, буржуйка, по телефону следил за опытно-промышленным пробегом на производстве полипропилена). Железнодорожники в течение двух суток восстановили пути, цистерны опорожняли с повышенной осторожностью (в любой момент мог произойти взрыв). 21 августа на выездном заседании Томского горисполкома на комбинате публично представлен новый генеральный директор Геннадий Петрович Хандорин. Не первая и не последняя смена гендиректора, главные инженеры менялись чаще. Скажу личное мнение, что за период работы на комбинате лучшей руководящей парой была связка Виктор Стефанович Гетманцев (директор) и Владимир Матвеевич Набоких (главный инженер). 21 октября в Томском доме офицеров обсуждались проблемы гражданской обороны. Решено создать единый для Томска мобильный отряд гражданской обороны под моим руководством (позже им занимался Куликалов). Систематические учения на городских предприятиях. Создание мобильных отрядов гражданской обороны стало предтечей организации министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС).
   4-9 января 1986 г. Москва. Серия совещаний в минхимпроме, Госплане, союзхимпласте по ассортименту выпускаемого полипропилена. При проектировании был расчёт на волоконные марки, однако высокая потребность сельского хозяйства в сеновязальном шпагате в качестве замены металлической проволоки полностью деформировало ассортимент выпуска.
   Моё должностное и личностное внимание с начала 1986 г. полтора года сконцентрировано на проблеме производства и внедрения микросферического катализатора (МСК) в технологию синтеза полипропилена. На совещании 24 января выяснили, из требуемых 80 единиц технологического оборудования в наличии только 30. 18 марта Хандорин подписал приказ о создании постоянно действующего штаба под моим руководством. 18 апреля получил приказ ежедневно докладывать в Москву зам.начальника Союзхимпласта Н.А.Рыбальченко. 20 апреля утвердил графики: электромонтажных работ с окончанием 26.05.86 г.; изготовления 1800 фланцев для монтажа линий с полным завершением 12.05.86 г. К 22 апреля смонтировано 15 из 79 единиц технологического оборудования. 8 мая утвердил график монтажных работ средств КИПиА с окончанием 26.05.86 г. Утвердил 8 мая график монтажных работ узла раствора диэтилалюминийхлорида с окончанием 16.06.86 г. 3 июня 1986 г. Хандорин распорядился всех строителей и монтажников снять и отправить на производство карбамидных смол. Шок! Хандорин не верил до конца, что из "заварухи" с МСК получится что-то путное. Реакция очень болезненная, приказ Хандорина мной был молча обойдён с помощью "стимулированных" (спирт!!!) руководителей монтажников, выставивших дополнительных людей. 7 июля Хандорин утвердил график окончания СМР до 15.08.86 г. (150 конкретных мероприятий). Очередной приказ Хандорина 12 сентября: сроки сорваны; возложить персональную ответственность за окончание работ и выпуску 15 тысяч тонн в 1986 г. с использованием МСК на Полле; всем должностным лицам решения оперативных совещаний, проводимых Полле принимать к неуклонному исполнению. 20 сентября мной подписано распоряжение, обязывающее зам.начальника производства полипропилена Р.Ш.Гатина проработать со сменным персоналом цеха полимеризации (под роспись) дополнения к технологическим регламентам по ведению процесса на МСК. 21 сентября штаб обязал с привлечением Г.Д.Букатова (Институт катализа СО АН СССР) и Р.Г.Денилова (Грозфилиал "Пластполимера") подготовить программу пуска производства МСК. 23 сентября начали выпуск порошка полипропилена на привезённом из Гурьева МСК. 25 сентября - переполох, резко увеличился выход побочного атактического полипропилена. Срочная квалифицированная работа центральной лаборатории позволила выявить вопиющее безобразие (преступление!). Цех катализаторов выдавал в лабораторию на анализ нормальный диэтилалюминийхлорид, а в реактор полимеризации отправлял отходы, которые не смогли утилизировать во время капремонта. Самое мерзкое в этой ситуации, что ещё одни сутки и все сложности работы производства полипропилена были бы списаны на МСК. 13 октября - пуск непосредственно производства МСК вступил в завершающую стадию (масса вопросов с поставками сырья и окончанием монтажных работ). Программу пуска установки получения МСК (68 конкретных мероприятий) подписал 14 октября. На 02.11.86 г. запланировано получение опытно-промышленной партии МСК. 17 октября поступила истеричная правительственная телеграмма о срыве сроков пуска установки МСК с требованием объяснительных. 20 октября началась наработка катализатора!!! 4 ноября, штаб. Нет дополнения к регламенту по одностадийному процессу синтеза МСК (проектная схема, как и в Гурьеве, предполагала трёхстадийный процесс). Поясню, разработчики ранее пытались провести синтез МСК в одну стадию, но результат был отрицательный. На ТНХК вынуждены были провести синтез в одну стадию вследствие отсутствия для трёхстадийного процесса холода (не готова холодильная установка). К счастью первый же синтез МСК в Томске одностадийным способом оказался удачным. Моментально все забыли про проектную схему. 6 ноября в личном ежедневнике запись классической схемы: шумиха, неразбериха, поиск виновных, наказание невиновных, поощрение непричастных - как это хорошо относилось к решению проблем МСК. 19 ноября в 23.00 родной микросферический катализатор подан на полимеризацию. На МСК к 2 декабря получено 3675 тонн порошка полипропилена, к 15 декабря 6797 тонн, к 22 декабря 8904 тонны, к 31 декабря 11407 тонн. 9 января 1987 г. в минхимпроме и союзхимпласте решён вопрос о премии за выполнение плана новой техники минхимпрома по внедрению МСК. Штаб, естественно продолжал ежедневно работать. В качестве и.о. главного инженера 6 февраля 1987 г. утвердил акт о пуске промышленной установки получения МСК и его внедрения в производство полипропилена на ТНХК! 18 февраля 1987 г. выступил на партхозактиве ТНХК, где указал, что важнейшим мероприятием прошедшего года явилось внедрение МСК. Совместно с институтом катализа 10 марта 1987 г. утверждена программа по освоению производства МСК по полной схеме. Тайным голосованием техсовета 18 мая 1987 г. определены кандидаты на премию Совмина СССР от ТНХК (Акчурин, Марейчев, Полле, Хандорин, Юртаев), вся группа в 25 человек представляла разные организации.
   14 февраля 1986 г. начальник производства формалина и карбамидных смол Н.А, Перминов сообщил, к вечеру появится карбамидная смола. 21 февраля министр Листов утвердил акт приёмки в эксплуатацию государственной комиссией законченного строительства производства карбамидных смол мощностью 200 тыс. тонн в год. 15-16 июля. Москва. Госплан, отдел специальных материалов. Срочная командировка без объяснения причин санкционирована обкомом КПСС. Первое знакомство с проблемой углеродных волокон. Личная неприятность возникла в связи с повышенной секретностью темы, а я и понятия не имел о необходимости соответствующей формы допуска. В первый день пропустили на 8-й этаж с дополнительной охраной через очень больших начальников, а во второй ждал товарищей, более подготовленных к таким посещениям, в вестибюле. Подробно тема углеродных волокон изложена, начиная с 08.01.87 г.
   14 ноября 1986 г. Москва. Совещание в ЦК КПСС (зал заседаний на Старой площади), посвящённое внедрению госприёмки. В президиуме Горбачёв, Рыжков и другие члены политбюро. В зале, примерно 1500 человек (министры, первые секретари, представители предприятий от гендиректоров до бригадиров). Минхимпром представляли 25 человек вместе с министром. По-видимому, моё присутствие в группе - лотерейная случайность. 30-минутное вступление Горбачёва сопровождалось 19-ю речами секретарей ЦК, первых секретарей обкомов, директоров предприятий. Удручающее впечатление: все выступавшие располагались вполоборота к залу и обращались только к Горбачёву: Михаил Сергеевич! Михаил Сергеевич!, а слышалось как четверть века назад: Никита Сергеевич! Никита Сергеевич! Это меня очень поразило, сидел в 9-м ряду и хорошо всё видел и слышал. Ещё одно впечатление. Строгая пропускная система в несколько этапов, красавцы - "членовозы" во внутреннем дворе. Организация совещания безупречна. Вся масса пообедала за 20 минут, комплексный набор без излишеств, со всех взяли по 1 рублю. Удивило отсутствие каких-либо газетно-журнальных киосков или чего-то на стенах. Нас так предупреждали о приходе заблаговременно, что я болтался полтора часа около зала, причём выйти на улицу нельзя было. И ещё. Необычно (для меня) выглядело освещение в печати. Под названием "речь Горбачёва" собрали вступление, заключение, реплики по ходу совещания и очень хорошо "причесали". О выступавших ни слова. Даже сейчас мне неясны мотивы такой пропаганды. 24 ноября зам.председателя Госплана Лукашёвым подписан окончательный запрет на использование сырой нефти для нефтепереработки во главе структуры Томского нефтехимического комбината. В результате строящаяся установка ЭП-300 (300 тысяч тонн этилена и 150 тысяч тонн пропилена в год) осталась без "своего" сырья, нефтепровод проходит с севера Томской области на юг рядом с Томском. Запредельно мерзкое решение московского нефтяного лобби. Ныне сырьё (бензин) "пробегает" в цистернах по железной дороге в Томск тысячи километров. И, конечно, о расширении комбината в соответствии с постановлением Брежнева и Косыгина пришлось забыть.
   8 января 1987г. ПО "Химволокно" в Мытищах. Совещание минхимпрома и Госплана с множеством приглашённых заинтересованных специалистов о создании производства углеродных волокон на ТНХК. 25 февраля стало известно, замминхимпрома И.М Мурадов и министр высшего и ССО РСФСР И.Ф.Образцов подписали совместный приказ "Об организации филиала кафедры органической химии ТГУ на базе ПО "ТНХК". Ректор ТГУ Ю.С.Макушкин 6 мая подписал приказ. Руководителем филиала назначен Полле, филиал кафедры вносится в состав университета, оплата руководителю полставки доцента, остальным почасовая. Идея организации этого филиала проталкивалась не менее двух лет. 26-27 мая состоялось 1-е отраслевое совещание "Проблемы и перспективы развития ТНХК". Скажу откровенно, организация и проведение данных совещаний в канун "Дня химика" в течение 10 лет - моя гордость. Программа всех прошедших совещаний построена так, что на пленарных заседаниях (открывающем и закрывающем) представлены доклады, интересные для специалистов разного профиля, а специальные доклады выносились на секции и стенд. Все десять лет выступал с объёмным докладом на первом пленарном заседании. На 1-м совещании представлено 92 доклада, участвовало более 150 представителей академической, отраслевой, вузовской науки и основных потребителей из Москвы, Ленинграда, Киева, Новосибирска, Северодонецка, Новополоцка, Томска и др. Актовый зал комбината переполнен. Мой полуторачасовой доклад назывался "Взаимодействие ПО "ТНХК" с наукой, первые результаты". Отмечены положительные и отрицательные моменты в контактах с представителями науки. 26 июня - ГЭК кафедры технологии основного органического синтеза политехнического института. Задаю вопрос выпускнику, использовавшему в дипломной работе спектрофотометрические методы: "Чем отличаются спектры в видимой области от инфракрасных спектров?" Ответ: "Там колеблются электроны, а у нас связи!" Убогость базовой теоретической подготовки запредельная! 24 августа назначен председателем комиссии по расследованию причин аварии на метаноле. Выведены из строя 496 реакционных труб (100%) печи риформинга N2 и 29 тонн катализатора. Причины аварии рукотворные, но не принято на производстве называть конкретных виновников, приказом по ТНХК десяток руководителей наказан выговорами и столько же удержанием среднемесячного заработка.
   20 января 1988 г. на партсобрании ТНХК выступил с объёмным докладом о выполнении плана новой техники и программы "Ускорение-90". Подробно осветил взаимодействие ТНХК и томских институтов, учебных и научных. Одна цитата. "Без науки нет прогресса. Это азбука. Кое-где проявляющиеся тенденции оттолкнуть науку, дескать, мы сами с усами, бесперспективны, ведут к застою.... Мой кабинет - исповедальня обиженных учёных". В апреле закончена и отправлена в областную газету "Красное знамя" статья "Экология и Нефтехим". Статья в соавторстве с А.П.Куликаловым напечатана 8 мая. Статья-ликбез для широкой публики, инициирована глупой болтовней, что жителей села Копылово травят метанолом. Подробно объяснены проектные природоохранные решения, выполненные на ТНХК; системы водопользования; системы очистки жидких стоков и газовых выбросов; системы захоронения твёрдых отходов; некомпетентность Томской лаборатории контроля загрязнения природной среды (в период измерения производство метанола уже две недели находилось в ремонте, производство формалина также остановлено из-за отсутствия сырья). 5 сентября. Москва. Поступил на шестимесячное заочно-очное обучение в институте повышения квалификации минхимпрома, группа резерва главных инженеров.
   24 февраля 1989 г. защитил дипломную работу "Технический прогресс современного крупнотоннажного химического производства на примере ТНХК". Прошло много лет, открываю 33-страничный фолиант и не стыдно. Кстати, в период обучения у меня было много контактов по проблемам ТНХК, а в гостиницу ко мне заезжал с поручениями даже Хандорин. 19 июня член ГЭК на химфаке Томского университета, одновременно председатель ГЭК на кафедре технологии основного органического синтеза политехнического института. 13 июля газета "Томский Нефтехим" опубликовала обширное интервью со мной "Альтернатива реконструкции?". Поясню. Реконструкция завода полипропилена - главная в тот период болевая точка ТНХК. Пуск установок по производству полипропилена в Лисичанске и Москве на базе технологий следующего поколения сделал Томский полипропилен (базовые марки гомополимера) неконкурентоспособным даже в России. В золотую для реконструкции эпоху второй половины 80-х годов руководство ТНХК и Томской области не проявило достаточно настойчивости, все проекты остались на бумаге, не появилось ни новой линии полимеризации, ни реконструированной. К 1995 году хватало средств только на выпуск полипропилена, соответствующий 50% проектной мощности. 17-19 июля продолжались попытки создания научно-исследовательского института при ТНХК. Бесконечные телефонные и личные переговоры с разными управлениями минхимпрома только запутывали ситуацию. В качестве базы института Хандорин предлагал объединение структур ТНХК: центральной лаборатории, проектно-конструкторского отдела, опытно - экспериментальной базы и (вариант) Томского отделения "Пластполимер".
   12 февраля 1990 г. подготовлено, подписано Хандориным и отправлено обращение к зампредсовмина В.К.Гусеву с просьбой, оказать содействие в создании научно-исследовательского и проектного института при ТНХК. 11 марта на ТНХК появился замминистра по кадрам В.Б.Хануков, объявил о переходе Г.П.Хандорина на Сибирский химический комбинат в Томске-7. Исполнение обязанностей генерального директора ТНХК возложено на Г.П.Толстова. Утверждение его в должности напоминало комедию, заканчивался период отдельных "горбачёвских" глупостей, когда руководителя даже крупного предприятия выбирали голосованием коллектива сотрудников. 23 марта научно-технический совет ТНХК заслушал мой аргументированный объёмный доклад о необходимости создания инженерно-исследовательского центра (ИИЦ) на ТНХК. Одна цитата из вводной части. "Причины создания ИИЦ: ...резкий подъём эффективности науки в развитии ТНХК; ИИЦ - промежуточный этап перед созданием института при ТНХК; 80% отраслевой науки в мире существует при промышленных предприятиях". Временами казалось, просто сотрясаю воздух, ведущим сотрудникам ТНХК тема не интересна. 12 апреля Постановлением Совмина СССР "за разработку высокоэффективного микросферического катализатора и технологии производства полипропилена с внедрением на предприятиях химической промышленности" группе в 25 человек присвоена Премия совета министров СССР. Приятно было получить персональное поздравление министра Н.В.Лемаева. 13 июня   похоронена здравая идея создания института при ТНХК, а также идея создания инженерно-исследовательского центра (отказался участвовать проектно-конструкторский отдел ТНХК). Вышел из отпуска (много думал на рыбалке) и 6 августа сделал резкий поворот в трудовой деятельности, занялся созданием научно-исследовательского центра (НИЦ) на базе центральной лаборатории. Общим собранием коллективов центральной лаборатории и части техотдела (новая техника, информация, рационализация) 13 августа принято решение о создании арендного предприятия "Научно-исследовательский центр ПО "Томский нефтехимический комбинат"". 27 августа начались плотные контакты с Октябрьским райисполкомом по регистрации НИЦ, то не так, то это, то исполнитель на больничном. Первый вызов специалистов в НИЦ отправлен 30 августа (доктор технических наук, профессор И.С.Филатов). 5 сентября провёл интенсивную "обработку"зав. лабораторией Томского отделения "Пластполимер" А.В.Братчикова к принятию окончательного решения о переходе в НИЦ. Октябрьский райисполком 14 сентября зарегистрировал НИЦ. 24 сентября подписал приказ N1 НИЦ, в котором объявил коллективу НИЦ о подписании и утверждении основополагающих документов: договора с ТНХК, устава и приказа ТНХК о передаче имущества центральной лаборатории в аренду. С 01.10.1990 г. вступила в действие структура НИЦ. На общем собрании НИЦ 25 сентября разъяснял приказ N1, всех волновал вопрос зарплаты. 29 сентября (суббота) на моей даче в Оськино до утра четыре семейные пары (Полле, Лабзовские, Майер, Слижовы) отмечали организацию НИЦ. Общий духовный подъём невозможно описать. С 1-го октября 1990 г. НИЦ юридически самостоятелен! Впереди формирование научного коллектива. Важны не просто остепенённые работники, а профильные специалисты. В целом проблему удалось решить, но впереди (увы!) "лихие 90-е".
   Первый научный семинар НИЦ провёл 3 октября 1990 г. с итальянской фирмой Dutral (модификация полипропилена). На общем собрании НИЦ 18 октября представлены А.В.Братчиков (начальник отдела полимеризации) и И.С.Филатов (начальник аналитического отдела). 31 октября подписал приказ о предоставлении творческого отпуска на 4 месяца Э.А.Майеру для завершения диссертационной работы с сохранением зарплаты и всех дополнительных выплат, существовавших в НИЦ, включая командировочные расходы. Одна из самых больших глупостей, совершённых мной в период работы на ТНХК. Лох есть лох! Правление НИЦ 1 ноября решало организационные вопросы. 604 руб. - средняя зарплата в октябре. Разработан режим отпусков: отпуска без содержания по КЗОТ; оплачиваемые отпуска проходят одновременно летом (кроме ремонтной бригады); продолжительность 28 - 49 (максимум) календарных дней, за каждый непрерывно отработанный в НИЦ (и ТНХК) год к минимуму добавлялся 1 календарный день, доктор наук плюс 14 дней, кандидат наук 7 дней. Объявил 3 декабря, средняя зарплата НИЦ в ноябре 813 руб. при среднесписочной численности 106 человек. Научный семинар НИЦ 20 декабря по проблеме отечественных стабилизаторов вызвал широкий интерес специалистов из разных городов (Ленинград, Новосибирск, Уфа, Тамбов, Славгород...) и, естественно, томичей. 19-22 ноября. Тольятти. Вместе с директором завода полипропилена Акчуриным обсуждали на разных уровнях перспективы разработки и последующего производства для АвтоВАЗа наполненных композиций. Подготовлено тройное соглашение (АвтоВАЗ, КПФ ПП, НИЦ), по которому АвтоВАЗ берётся финансировать реконструкцию узла наполненных композиций в пределах $2 млн. и поставить по магазинной цене для поощрения работников КПФ ПП и НИЦ в 1991-1993 гг. 210 автомобилей. КПФ ПП финансирует и поручает НИЦ: проведение разработки модифицированных композиций полипропилена по выданным АвтоВАЗом техническим требованиям; провести выбор технологий изготовления модифицированных композиций; произвести выбор отечественных сырьевых компонентов. 9 декабря. Воскресенье. Мороз. 12:25. На пусковом объекте (установка ЭП-300) взрыв такой силы, что в моей квартире (она расположена с противоположной по отношению к ТНХК стороны, от комбината километров 15) резко хлопнула форточка. Через 30 минут сосед доставил нас с Лабзовским на площадку. В НИЦ вылетело множество стёкол с южной стороны корпуса. Первая задача - закрыть тепловой контур, чтобы не переморозить систему отопления. По телефонам и с помощью диспетчерского транспорта вызвали на площадку 15 человек. Первыми получили в "Пластике" рулон полиэтиленовой плёнки и к 18 часам все окна были закрыты. Только по окончании удалось осмыслить масштаб происшедшего и к чему могло привести. Смертельные травмы получил аппаратчик В.Е.Тупоносов. К счастью отсутствовал дневной персонал. Взрывная волна прошла сквозь временную столовую строителей (ни одного целого окна), в рабочие дни в это время там сотни людей. Вторая за полгода крупная авария во время пусковых работ отодвинула реальный пуск ЭП-300 на 3 года. Все цеха спасли тепловой контур кроме опытно-экспериментальной базы (ОЭБ). Ни один человек оттуда не позвонил, не поинтересовался, хотя взрыв был слышен даже на площади Южной, т.е. взрывная волна прошла через весь Томск. На следующий день мы обеспечили ОЭБ плёнкой, но вся её теплосистема оказалась размороженной.
   30 января 1991 г. редактор газеты "Томский Нефтехим" В.Н.Гринь опубликовал интервью со мной. Несколько моментов. "Списочный состав НИЦ - 155 человек, в т.ч. 1 доктор наук и 12 кандидатов наук.... Задача 1991 г. - выполнение работ не менее, чем на 4 млн.руб. На 70% портфель заказов сформирован.... О взаимодействии арендатора и арендодателя: откровенное покровительство руководства ТНХК руководителю кооператива, для которого понятия совесть и достоинство носят слишком специфический оттенок, только подрывает авторитет руководства".15 мая провёл встречу "за закрытыми дверями" с сотрудниками НИЦ, имеющими учёную степень (присутствовали 15 из 17 "остепенённых"). Трудный разговор, касающийся престижа научного работника в производстве. Необходимость встречи вызвана разным отношением к учёной степени в институтской и заводской сферах. 24 июня подписан договор между ТНХК (Г.П.Толстов, Э.Г.Полле), "Пластполимером" (И.В.Коновал, В.И.Берзин) и фирмой "Восток" (В.И.Подгорных, В.С.Аракчеев) о создании и деятельности общества с ограниченной ответственностью "Опытный завод химических технологий" (ОЗХТ) на базе ОЭБ. 19 августа вышел из отпуска и начал принимать доклад заместителя директора НИЦ С.Я.Лабзовского. Два человека (Л.П.Рожнов, В.М.Огнёв) заболели клещевым энцефалитом на сенокосе, но НИЦ план по сену выполнил. Отопление полностью отремонтировано. Выборочно проведены побелка и покраска лабораторных помещений. Отправлена заявка в Минеральные воды на изготовление рекламного проспекта НИЦ. В 10 утра по радио прозвучали первые сообщения ГКЧП. Потрясение трудно описать. На 3 дня полностью выпал из рабочего ритма, практически не выходил из кабинета, отменил все совещания. Притащил в кабинет телевизор, смотрел прямые трансляции из Москвы вновь организованной телекомпании ТВ-2 (кто бы мог подумать, что ТВ-2 власти ликвидируют только через 24 года, а сразу не решились). Одновременно в кабинете включено радио, трансляции, похоже, не цензурированы, не иначе, томская власть несколько дней находилась в прострации. А сколько на ТНХК ухмыляющихся! 1 октября НИЦ праздновал 1-ю годовщину своего образования. Подписал большой праздничный приказ. В Книгу Почёта НИЦ занесён замдиректора С.Я.Лабзовский; 17 сотрудникам объявлена благодарность; единовременная премия по 500 руб. каждому; всем сотрудникам с 01.10.91 г. увеличен гарантированный оклад на 50% и занесено на лицевой счёт по 2 акции АвтоВАЗбанка. Организован за счёт НИЦ праздничный ужин в ресторане "Томь" (с мужьями и жёнами более 200 человек). Прошло 20 лет, не могу сообразить, правильно ли организовал торжество: с одной стороны много довольных "халявой", с другой всё больше за моей спиной неприятных разговоров, связанных с ужесточением трудовой дисциплины. 20 декабря правление НИЦ подписало срочный контракт (договор найма) с директором. Начался новый этап в организации деятельности НИЦ. Подготовка к внедрению контрактной системы проводилась в течение года с привлечением сторонних консультантов, юристов. Контракт с директором стал базовой моделью, на основе которой уже директор заключал срочные контракты с работниками НИЦ. Коллектив НИЦ встретил внедрение контрактной системы настороженно. 23-24 декабря решались вопросы перерегистрации НИЦ. На общем собрании 24 декабря принято решение распустить арендное предприятие "Научно-исследовательский центр ПО "ТНХК" и создать АОЗТ "НИЦ Томскнефтехим" в качестве правопреемника арендного предприятии.
   9 января 1992 г. состоялось учредительное собрание АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" в присутствии 82 человек (все учредители). Уставной капитал - 500 000 руб. Утверждён устав. Директором единогласно избран Полле. Выпущены простые именные акции на сумму уставного капитала. Номинальная стоимость одной акции 1000 руб. 27 января подписан приказ N1 по АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ", определивший порядок приёма на работу в АОЗТ и сроки приведения документации, регламентирующей деятельность НИЦ, в соответствие с новой юридической формой. Встретился с коллективом НИЦ, разъяснил смысл приказа. Неожиданно (для меня) начались внутренние неприятности. Инженер-технолог М.В.Колесниченко крупно написал на приказе N1, вывешенным на доску объявлений, "НЕЗАКОНЕН!" и отправил серию писем-обращений во всевозможные инстанции (от губернатора до прокуратуры). Практически весь год ортодоксальный коммунист выматывал нервы необходимостью письменно отвечать в серьёзные организации, см. юмореску "Холоп" - http://samlib.ru/p/polle_e_g/holopdoc.shtml . Примерно через год Колесниченко уволился, а лет через 15 я его встретил на улице с метлой на велосипеде, доброжелательно поздоровались, работал дворником. Весной 2018 г. Колесниченко обратился ко мне с предложением вместе проехать по столицам бывших союзных республик на велосипедах. Впечатление, что окунулся во времена 60-летней давности. 6 февраля главный энергетик ТНХК В.А.Шмаков объявил: тарифы на электроэнергию с 01.01.92 г. выросли в 8.8 раза, на тепловую энергию в 10 раз. Началось! Стоимость энергетики это тот камень, который утопит самостоятельно существующий НИЦ. Но пока такой план не предвиделся, НИЦ полон планов и оптимизма. 24 февраля обратился к Толстову с просьбой о восстановлении финансирования НИОКР. Понимая, что у ТНХК нет денег, попросил освободить НИЦ от уплаты 15% чистой прибыли в соответствии с условиями договора аренды в бюджет ТНХК. 29 мая в НИЦ торжественное собрание, посвящённое Дню Химика. Читаешь в 2021 г. текст собственного выступления и диву даёшься. Начали выплачивать каждому сотруднику лечебное пособие к отпуску, оплачивать детсады и пионерлагерь для детей сотрудников. Объявил, что нам не догнать по средней зарплате заводы полипропилена и метанола, но меньше госчасти зарабатывать не будем. Какая наивность!
   8-20 июня 1992 г. Берлин. Служебная командировка на семинар по управлению качеством продукции, проводимый фирмой ТЮФ. Основной состав участников - заместители директоров по качеству крупных предприятий Урала и Подмосковья. Обучение в Западном Берлине проводилось на высшем уровне с немецкой пунктуальностью "от звонка до звонка" без единого срыва. По окончании каждый получил соответствующий сертификат. Посетили несколько высококлассных предприятий. Очень впечатлила фирма "Vissman" - лидер в котлостроении (по мнению наших преподавателей - класс "Мерседеса"). Во всех одно- и двухквартирных домах Германии стоят миниатюрные котлы. Открываешь кран горячей воды, автоматически зажигается газовая горелка; система отопления квартиры также автоматически связана с котлом. Интересовался приватизацией предприятий бывшей ГДР. Фраза одного из руководителей принимающей фирмы Клигенберга: невозможно приватизировать крупные предприятия, чтобы быстро поднять экономику (а чем же лучше ТНХК?). Основная мысль при обсуждении приватизации - в ФРГ нет столько денег, чтобы выкупить заводы Восточной Германии. Распространённый приём - продажа завода за 1! марку (важен сам факт договора купли-продажи). Даже ФРГ не в состоянии быстро привлечь серьёзные иностранные инвестиции, что уж говорить о России. Возвратившись на ТНХК, пытался что-то полезное довести до руководства (гендиректор, главный инженер, зам. директора по экономике). Бесполезно! 17 августа вышел из отпуска и сразу телефонный звонок из Берлина. ТЮФ предложил сотрудничество в аккредитации испытательного центра НИЦ через её совместное предприятие в Екатеринбурге "Уралсерт". Договор с "Уралсертом" - 420 тыс. руб. Кстати, ТЮФ, зная, что мои родители переезжают в Германию, активно приглашала меня на работу с перспективой деятельности в совместных с Россией предприятиях.
   26 августа 1992 г. состоялась конференция ТНХК по акционированию. От арендаторов приглашено по 5-10 человек с совещательным голосом. От государственной части (заводоуправление и строящиеся объекты) выбирались делегаты с решающим голосом (1 делегат на 50 работников). Цирк, причём плохо подготовленный! Проводил Толстов, рядом председатель областного комитета по имуществу Петров. Моё аргументированное объёмное мнение с учётом московско-берлинской учёбы в июне 1992 г. опубликовано в этот день в газете "Томский Нефтехим" под заголовком "НЕ НАДО СУЕТИТЬСЯ, или коллективизация 90-х". Суть: вопрос акционирования пока отложить (не отвергать, не принимать, а отложить, как неподготовленный, и продолжать работать). У Петрова свои ориентиры: есть Указ Президента, не захотите акционироваться, будем акционировать принудительно! Уважаемый читатель! Через пару лет большинство нефтехимиков убедились, что сверхспешная приватизация ТНХК ничего хорошего не дала ни производствам комбината, ни людям, на нём работающим. 26 октября встретился с коллективом НИЦ, объяснил ситуацию в НИЦ, зачитал приказ N106, содержание которого для некоторых было шоковым. Подготовка переломного приказа потребовала немало бессонных ночей, просчёта возможных последствий и проводилась без привлечения помощников. Не открою истины, повышение требовательности в коллективе всегда плодит недовольных. Появление приказа диктовалось объективными внешними и внутренними предпосылками. Важнейшим пунктом приказа явилось уменьшение количества промежуточных звеньев в структуре руководства НИЦ. Исключены в штатном расписании должности заместителей директора по научной работе и внедрению; введены должности главного химика (Майер) и главного технолога (Иволгин); начальники отделов, главный химик и главный технолог подчинены непосредственно директору; лаборатория опытных установок заместителю директора. Определён жесткий регулярный порядок отчётов руководителей всех уровней. Уважаемый читатель! Не могу простить себе, что не принял подобных решений 6-9 месяцев раньше. Предупредил коллектив, что возможно последует и ликвидация ещё одного управленческого звена - начальников отделов. Понятно, что многоступенчатость руководства плодит коллективную безответственность при негативных результатах (при неудачах палец слабого руководителя направлен вверх и в сторону, но уж при успехе подчинённых в собственную грудь). Важнейшее качество руководителя любого уровня - умение и желание взять самостоятельно ответственность на себя! Подготовить грамотный (по сути, по изложению) документ. Опыт следующих лет работы НИЦ показал, что один, не избегающий ответственности и болеющий за общее дело заместитель способен полностью "прикрыть тыл директора".
   25 января 1993 г. объявлено, что готовится приказ о переходе ТНХК с 1 февраля на двухдневную рабочую неделю. 26 января собрал руководителей научных подразделений, определявших лицо НИЦ и его политику, посоветоваться, решение должно принимать правление. На этот день кредиторская задолженность с учётом невыплаченной зарплаты за декабрь и январь составляла 17 млн. руб., дебиторская задолженность - 12.5 млн. руб., в т.ч. 6 млн. руб. НИОКР ТНХК, 4.5 млн. руб. - товары народного потребления (баночки для крема и рафия). Рассказал о переходе на двухдневную неделю (понедельник, вторник), автобусов к 9.00 не будет, детсады работать не будут. Только 8 аппаратчиков лаборатории опытных установок и вахтёры будут работать в обычном сменном режиме. 27 января получил трёхстраничную петицию, подготовленную участником совещания Л.И.Раткевичем и подписанную шестью высокопоставленными научными работниками с возражением против перевода на двухдневную рабочую неделю. Об уровне "бумаги" свидетельствует P.S.: "Конечно, если предположить, что мы хотим войти в историю мировой науки, предложив толчково-пунктирный метод её развития, тогда многое становится ясным!!" Подтверждается старая истина, в трудную для коллектива минуту все недовольные (работой, женой, ценами в магазине, погодой...) объединяются, что и приводит к событиям, аналогичным описанным ниже.   29 января встретился с коллективом НИЦ и объяснил ситуацию. Возможны 4 варианта: объявить НИЦ банкротом; провести сокращение на 40%; закрыть НИЦ полностью на месяц, как сделал "Авангард"; перейти на щадящий график двухдневной рабочей недели. Выбрали последний вариант. О письме директору (27.01): написано тем руководителем, который не выполнил в 1992 г. ни одного договора. Самое паскудное в истории перехода на сокращённую рабочую неделю, что руководство ТНХК, громогласно инициировав процесс, не сделало это для государственной части ТНХК и оставило исполнительных руководителей один на один со своими коллективами. Принял решение: НИЦ задний ход делать не будет. Директор НИЦ работал в обычном режиме (зарплата как у всех, за 2 и 3 рабочих дня в неделю). Призывал научных руководителей - должников последовать примеру, но понимания не нашёл. 2 марта подписал приказ о переходе с 09.03.93 г. всем работникам НИЦ на трёхдневный режим работы.
   30 марта 1993 г. подписал приказ о переходе с 05.04.93 г. всех работников НИЦ на обычный пятидневный режим работы. В этот же день состоялось объединённое собрание совета и правления АОЗТ "НИЦ ТОМСНЕФТЕХИМ". Присутствовало 7 из 10 членов совета и правление в полном составе. По отчётному докладу вопросов не было, несколько замечаний по работе ревизионной комиссии. 31 марта начались непонятные "толчки". Сначала услышал от А.П.Куликалова, что Иволгин выпрашивал доверенность на голоса (в конечном итоге у Иволгина оказалось доверенностей на 71 голос, в т.ч. своих 28). Затем узнал, что В.Л.Иванчура выпрашивал доверенность у В.Д.Критонова (технический директор завода полипропилена) со словами: "Сегодня будем переворот в НИЦе делать". Дальше больше: вдруг выясняю, что распечатка с моего компьютера по количеству акционеров и количеству акций у каждого не соответствует действительности. Так, неожиданно для меня, председателя совета, выяснилось, что К.А.Анцибуров вышел из состава учредителей и передал свои акции Р.А.Майеру (брату активного фигуранта), а С.Р.Иволгина (жена) 31.03.93 г. купила акции у А.Ю.Созонова, исключённого из состава учредителей полгода назад. Собрание началось спокойно, доклад также прочитал в обычной тональности. Несколько простых вопросов, затем "дёрнули за ниточку" и началось шоу. 1. В.Ю.Черемнова (начальник технико-экономического отдела): мне давали незаконные указания Полле и Лабзовский, выполнять их было нельзя и поэтому всё недовольство на отдел; переход на двухдневную рабочую неделю ничего не дал, переход на пятидневку не обеспечен зарплатой. 2. Э.А.Майер (3 месяца уже не работал в НИЦ). Высказано 15 претензий. Основные: надо использовать канал опытных партий для добывания средств на НИЦ; межличностные противоречия между Полле и руководителями ТНХК и производств мешали финансированию; много есть организаций, занимающихся отмыванием денег и надо это использовать; отсутствует программа выживания; надо заниматься наукоёмкими технологиями; помощники не имели возможности заключать договора; полнейшее несоответствие стиля экономической ситуации; оскорблял людей; собирались предложения, а потом игнорировались. Постарался корректно ответить на все претензии. 3.В.Я.Иволгин (главный технолог НИЦ). На нескольких листах множество обвинений, все я даже не успел записать, но тенденциозность и блефовый характер, рассчитанный на неподготовленную публику, налицо. Основной тезис - директор как монарх, ему заложено много полномочий. Далее. Незаконность упразднения должностей двух заместителей директора и введении новой системы оплаты труда. Устроил себе командировку в Германию (за 16 лет работы на ТНХК это единственная поездка за границу, причём за счёт ТНХК, где достигнута договорённость об аккредитации сертификационного центра, который нам нужен, прежде всего, для сохранения и совершенствования аналитической базы). Сам себе поднял зарплату (чушь, просто в связи с дикой инфляцией и вводом 18-разрядной сетки, отменены условия контрактов руководителей, привязанные к средней зарплате НИЦ). Бюджетная сетка незаконна (не один раз объяснял, что правлением принята идея 18-разрядной схемы Фёдорова, а дальше в зависимости от наших возможностей определяется ставка 1-го разряда и касается только основного оклада, вся премиальная система остаётся). Множество нарушений КЗоТа (чушь полная, переход на двухдневную рабочую неделю решался правлением и профкомом НИЦ, причём проблема неоднократно обсуждалась с юридическим отделом ТНХК). Иволгин представил проект решения: признать работу правления неудовлетворительной; совету в течение 7 дней подготовить новый устав; общему собранию через две недели утвердить новый устав; тайным голосованием (Полле злопамятный) исключить Полле из числа учредителей, а то от директорства отстранить сложно. Поступило и другое предложение: отчётный доклад утвердить; отчёт ревизионной комиссии утвердить; с основными положениями отчёта правления ознакомить всех работников НИЦ. Оказано оскорбительное недоверие постоянной счётной комиссии НИЦ из патентно-информационного отдела. Вдруг выяснилось, что вновь избранная комиссия во главе с зав. лабораторией Н.В.Новиковой (!?!?) хорошо подготовлена. Отпечатано 500 бюллетеней об исключении Полле из учредителей, подготовлена специальная урна. Голосованием принят за основу проект решения Иволгина простым большинством участвующих акций. Результаты тайного голосования: "за" - 59.9%, т.е. заговор (другого слова не подберу) провалился. Для положительного решения по уставу требовалось не менее 75% от участвовавших в голосовании акций. Высказал своё мнение, что планомерной кампании по дискредитации действий директора должен быть положен конец. Надо работать! Постоянно утверждалось об единоличных решениях директора, но не упоминалось, что подавляющее число приказов подписано на основании решения правлении. Дальше много слов об интригах Иволгина, Майера, квартирах, зарплатах, льготах, автомашинах, репутации сотрудников... Заключение выступления, казалось бы, "вытянувшего из меня последние кишки". "Я искренне надеюсь, что таких заговоров больше не будет и не будут в них участвовать действительно уважаемые мной люди, такие, как скажем, Н.В.Новикова или А.М.Волков. Только интенсивной работой каждого руководителя, каждого сотрудника можно сдвинуть ситуацию в лучшую сторону". Должен сказать, что НИЦ - не первый арендатор ТНХК, где простым голосованием учредителей-членов коллектива пытались смещать директора (где-то удалось, в НИЦ нет), но это было время смутных, мало понятных обычным работникам, экономических реформ.
   14 апреля 1993 г. начался сбор подписей среди недовольных акционеров НИЦ за проведение общего собрания 15.04. с повесткой дня: "О внесении изменений в устав, направленных на демократизацию деятельности общества и исключающих возможность монопольной власти какого-либо выборного органа или должностного лица". В обращении к акционерам сказано, что советом НИЦ проигнорировано решение общего собрания 31.03. Спокойно работал, вдруг в 17.00 узнал, что "втихаря" собирается собрание акционеров. Расстроился, ночь не спал, принял внутреннее решение и успокоился. 15 апреля за час до собрания состоялось правление НИЦ. Главный из поставленных мной вопросов: о доверии директору. Работать стало невозможно. 07.04 подал заявление об уходе замдиректора С.Я.Лабзовский. Каждый член правления (А.В.Братчиков, Н.Г.Волохова, В.К.Дудченко, В.Я.Иволгин, Н.Г.Козлова, С.Я.Лабзовский, А.А.Суркин, И.С.Филатов) высказал своё мнение. Принято решение: выразить директору доверие; в собрании 15.04.93 г. принять участие; внести предложение собранию акционеров увеличить срок на разработку и внесение изменений в устав НИЦ. На собрании сразу поставил вопрос о включении в повестку дня вопрос о досрочном расторжении контракта с директором. Большинством голосов вопрос отклонён. 16 апреля состоялась встреча с коллективом НИЦ, очередное разъяснение ситуации. Уважаемый читатель! Слишком много внимания уделено внутренним событиям в НИЦ с 31.03.93 г., но это самый тяжёлый период в моей трудовой жизни. Человеку, откровенному и доверчивому, тягостно получать удары в спину от людей, которых сам же поднял до уровня ближайших помощников. Никогда не было серьёзных претензий к качеству моей трудовой деятельности (научной, учебной, производственной). Конфликты с вышестоящими начальниками после окончания университета в основном связаны с неумением лизать жопу и нежеланием учиться такому проявлению рабской технологии.
   15 июня 1993 г. в Томском университете прошло организационное собрание Томского научно-координационного центра при ТГУ. Среди 49 учредителей - НИЦ. Выбран совет ТНКЦ, в составе совета Полле. 21 июня общее собрание учредителей АОЗТ "НИЦ ТОМСНЕФТЕХИМ". Три глобальных вопроса. 1.Акционерное общество закрытого или открытого типа? 2. Уставный капитал, его изменение. 3. Расползание состава АОЗТ "НИЦ ТОМСНЕФТЕХИМ". Из 70 акционеров только 43 являлись работниками НИЦ. 27 не работников НИЦ владели 194 акциями (~ 40%). Среди предложений по изменению устава отклонена принципиальная поправка, предусматривавшая обязательную работу акционера в одном из подразделений НИЦ. Принято решение обратиться к акционерам - не работникам НИЦ с просьбой продать акции в общество по цене в 3 номинала. На правлении 25 июня высказался о бессмысленности таких собраний, никаких серьёзных экспромтных решений на таких собраниях не может быть. Просто для некоторых, не загруженных делом - это место, где можно громко поговорить. Единственный конструктив собрания - окончание за 1 час. 10 сентября состоялась встреча в областной администрации с Е.Т.Гайдаром. В Москве предгрозовой период, но Томск далеко от столицы. Много положительных эмоций от живого общения с умнейшим человеком. 4 октября. Понедельник. В Москве трагедия. Как и два года назад поставил телевизор в кабинете, включил радио, и целый день не выходил из кабинета. Пройдут годы и потомки разберутся в целесообразности сотен жертв ради предотвращения гражданской войны в России. Пока мы только знаем, что погибли в основном невинные люди, но ни один депутат - "защитник" Белого дома не был даже ранен. 5 ноября в связи с вводом в действие Указа Президента РФ "О мерах по материальной поддержке учёных России" и в соответствии с решением правления НИЦ подписал приказ о введении с 01.11.93 г. ежемесячных доплат за учёные степени доктора наук и кандидата наук в размере 50% их должностных окладов. Встретился с "остепененными" 11 ноября, все присутствовали, с 01.01.93 г. их численность в НИЦ уменьшилось на 7 человек, осталось 11. Много правильных слов и призывов поднять творческую активность. Научные отделы в 1993 г. выполнили хоздоговорных работ на 28.7 млн. руб., а до конца года надо выполнить на 61.6 млн. руб. (многие, правда, в стадии завершения). Убытки НИЦ по итогам трёх кварталов достигли 15 млн. руб. Кстати, лаборатория опытных установок за 3 квартала выполнила работ на 38 млн. руб. 16 декабря состоялось шумное собрание акционеров АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" с повесткой: об участии в приватизации ТНХК; о внесении поправок в устав; приём новых членов в АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ"; довыборы в состав совета и ревизионной комиссии. По первому вопросу три момента: НИЦ передал 79 000 руб. за право участия в закрытой подписке; другие арендные предприятия накупили за счёт своих средств большое количество ваучеров и предполагали бесплатное их распределение по своим людям; НИЦ своих средств не имел. Единогласно принято постановление: "В связи с отсутствием возможности выделения финансовых средств из прибыли для покупки единого пакета акций ТНХК работники НИЦ участвуют в закрытой подписке самостоятельно в соответствии с положением о приватизации ТНХК". По второму вопросу докладывал предложения совета. Краткая цитата. По состоянию на 01.12.93 г. 36 работников НИЦ владели 274 акциями АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ", 25 не работавших в НИЦ имели 211 акций. "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" являлось обществом закрытого типа и создано для обеспечения эффективного существования ТНХК. Ситуация, когда работники НИЦ не имеют даже кворума, стала недопустимой. При создании АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" предполагалось, что привлечение отдельных работников ТНХК и учёных Томска в состав учредителей будет способствовать успешной деятельности НИЦ. На самом деле ничего такого не произошло. Письменные обращения к не работникам НИЦ с попыткой собрать акции и распределить их в коллективе НИЦ к успеху не привели. В связи с этим предложено в пакете несколько поправок, предусмотревших участие в АОЗТ только работников НИЦ, уменьшение сроков деятельности директора, членов совета, членов ревизионной комиссии с 5 до 2 лет. Всего принято 6 поправок к уставу, главная из них: учредителем может быть физическое лицо, работающее в одном из подразделений АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ". Голосование. За - 243 (80.2% присутствующих), против - 19, воздержались - 14. Единогласно принято в состав учредителей 8 работников НИЦ. В совет АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" введён А.А.Сидоренко, в ревизионную комиссию Л.И.Раткевич (большой любитель критиковать порядок в НИЦ), С.В.Рябова.
   20 января 1994 г. Толстов подписал приказ N1, в соответствии с которым государственное предприятие "Томский нефтехимический комбинат" преобразовано в акционерное общество открытого типа. 24 января встретился с коллективом НИЦ. Главный вопрос - ситуация с зарплатой. Все налоги выплачены, но денег нет. Нам должны 37.8 млн. руб. Мы должны 20.7 млн. руб., в т.ч. 11.8 млн.руб. энергоресурсы и транспорт (кредит ТНХК). Баланс положительный, но вынуждены воздержаться брать кредит в банке под 213% (!). Следует искать новые договора!!!   28 января последняя (!) рабочая комиссия по приватизации ТНХК, на которую приглашён Полле (увы, моё мнение гендиректору не интересно). ТНХК закупил для работников госсектора 3320 ваучеров, приватизационный фонд 123 млн. руб. 1 февраля началась закрытая подписка на акции ТНХК. Максимум для подписки одного человека 5% (50498 акций), при подписке на 300 и более акций требовался депозит. 50% оплаты ваучерами, 50% деньгам. 3 марта вызван в прокуратуру Томского района в связи с кляузой нескольких бывших высокопоставленных работников НИЦ ("уполномоченный от коллектива" - Иволгин). Главное - несогласие с исключением из числа акционеров НИЦ. Столкнулся с "дремучим" невежеством помощника прокурора в области правовых основ акционерного общества. 9 марта представил объёмный письменный ответ прокуратуре. 14 марта по требованию прокуратуры подготовил ещё одно послание. Даны объяснения, копии устава АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" в последней редакции от 26.01.94 г., копии приказов об увольнениях и их причинах Иволгина, Майера, Черемновой и др. 23 марта в совет АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" с копией Толстову поступило ультимативное послание (после заявлений в администрацию Томского района и прокуратуру) четырёх бывших работников НИЦ. В.Я.Иволгин, С.Р.Иволгина, Э.А.Майер, В.Ю.Черемнова возражали против исключения из состава акционеров в соответствии с изменениями в уставе, принятыми на общем собрании 16.12.93 г. Процитирую один абзац двухстраничного письма. "В случае отказа от пересмотра решения собрания или неполучением ответа до 04.04.94 г. оставляем за собой право обратиться в суд по инстанциям, вплоть до Верховного. В исковом заявлении потребуем (сейчас это обычная практика) компенсации морального ущерба. Кроме того, вся эта история станет достоянием гласности, что не прибавит хорошей репутации НИЦ". Уважаемый читатель! Скажу откровенно, не мог понять, когда же это кончится? Когда люди, мающиеся от безделья, прекратят "моральный терроризм"? Возмущение совета АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" было единодушным. 28 марта отправил обстоятельный ответ, указав в заключение, что копии письма готовы для суда, прокуратуры, администрации, Толстова и, при необходимости, будут предоставлены со всеми необходимыми материалами.
   10 марта 1994 г. с утра начались проблемы с банком. Даже при наличии денег на счету отказывались выдавать деньги на зарплату вследствие отсутствия прибыли по итогам 1993 г. После личной встречи с управляющим Октябрьским отделением Томскпромстройбанка В.В.Тайлаковой подготовил в её адрес основательное письмо с указанием источников финансирования НИЦ и с просьбой выдать зарплату работникам НИЦ за январь. На этот раз удалось уговорить. А дальше? 6 апреля подготовлено и отправлено за подписью зам. директора по экономике и финансам С.А.Шахова письмо, с попыткой аргументировано доказать, что банк неправильно поступает, отказываясь выплачивать зарплату НИЦ ТНХК. 25 апреля "заморочки" с банком продолжились (задерживалась выплата зарплаты за март). Состоялось специальное совещание в банке с участием Шахова. Взаимные упрёки: "Товарищ не понимает!" Тайлакова считала, что НИЦ получен убыток в силу того, что ТНХК выделил не финансовую помощь, а долговой заём и "суёт под нос" инструкцию, в соответствии с которой НИЦ не имел право на получение зарплаты. Абсурд! Принято решение выплатить (в порядке исключения) зарплату за март при условии: НИЦ предоставит в банк расшифровку затрат на производство реализованной продукции за минусом займа, предоставленного ТНХК, плановую смету доходов и расходов на 1994 г. до 01.05. Через 3 дня соответствующая справка с приложениями на 11 листах была в банк представлена.
   10 марта 1994 г. также состоялось общее собрание АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ". Присутствовали акционеры с числом голосов - 469. Повестка дня. 1.Отчёт совета и правления, доложил директор. 2.Отчёт ревизионной комиссии, доложил Л.И.Раткевич. 3.Выборы директора, членов совета и членов ревизионной комиссии. 4.Приём новых членов в АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ". Отчёты утверждены. Директором избран Полле (за - 464, против - 0, воздержались - 5). 4 работника НИЦ единогласно приняты в АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ". 31 марта обратился к главному инженеру ТНХК Р.А.Рахматуллину с просьбой оплатить долг ТНХК перед НИЦ (11,6 млн. руб.), чтобы можно было выплатить зарплату сотрудникам НИЦ за февраль. Получил положительные резолюции Рахматуллина и Шахова, финансовому отделу предписано срочно перевести 7.6 млн. руб. К сожалению, резолюция "срочно" далеко не всегда адекватно воспринималась начальником финансового отдела. 10 июня общее собрание АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" единогласно решило расторгнуть договор аренды с 01.07.94 г. Принято решение передать имущество АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" в счёт уплаты долгов ТНХК. В этот же день Толстовым и Полле подписано соглашение о расторжении с 01.07.94 г. договора аренды между НИЦ и ТНХК. Одновременно Толстовым подписан приказ о создании подразделения ТНХК - НИЦ без права юридического лица; утверждено положение о НИЦ ТНХК; подписана доверенность директору НИЦ на осуществление всех финансовых операций с текущего счёта НИЦ. 28 ноября совет, а затем общее собрание АОЗТ "НИЦ ТОМСКНЕФТЕХИМ" приняли единогласное решение: ликвидировать АОЗТ в связи с расторжением договора аренды с 01.07.94 г. и переходом всего коллектива НИЦ в состав АООТ "ТНХК".  29 ноября Толстовым и Полле подписан акт приёма - передачи дебиторской (57.6 млн. руб.) и кредиторской (69.9 млн. руб.) задолженности между НИЦ и ТНХК. 13 декабря встретился с коллективом НИЦ. Престиж НИЦ!!! Средняя зарплата НИЦ за ноябрь - максимальная в ТНХК, надо отрабатывать! Проблемы с трудовой дисциплиной, множество курьёзных ситуаций, кое-что описано в юмореске "Тапок, сковородка..." - http://samlib.ru/p/polle_e_g/tapokdoc.shtml. 22 декабря Толстов подписал приказ о ликвидации текущего счёта НИЦ с ликвидацией ранее выданной доверенности. Всё бы ничего, но некорректно подписывать такой приказ, не поставив руководителя предварительно в известность. Презрительная демонстрация собственных возможностей.
   16 марта 1995 г. собрал научно-технический совет НИЦ. Доложил об утверждении программы НИОКР НИЦ на 1995 год в объёме 1.318.340 тыс. руб., в т.ч. 328.050 тыс. руб. внешние (24.9%). В бюджете ТНХК заложено финансирование НИЦ в объёме 2130 млн. руб. + техперевооружение (71 млн. руб. + $251 тыс.) + капремонт (179 млн. руб.), т.е. всего 3335 млн. руб. Таким образом, объём программы НИОКР не превышает 40% от суммы, предусмотренной на содержание НИЦ. Задача коллектива: как минимум зарабатывать на зарплату. Сегодня (16.03) зарплата НИЦ на уровне 120 млн. руб./мес., т.е. в год не менее 1440 млн. руб. 24 марта состоялось первое общее собрание акционеров ТНХК. Отчёт Толстова, отчёт ревизионной комиссии. Организаторы собрания сделали всё, чтобы выступающих акционеров из зала не было. После получения бюллетеня с перечнем кандидатов в совет директоров понял, что все решения приняты за кулисами, ушёл с собрания, чувствуя полную бессмысленность участия в голосовании. Настроение отвратительное! Даже сейчас, в 2021 г. противно вспоминать и понимать продажность первых руководителей ТНХК. В совет директоров избрали 6 представителей группы Биопроцесс-Нипек, 3 - ТНХК, 2 - ВНК. Председатель совета директоров ОАО "ТНХК" - М.А.Могутов. 28 марта в связи с вновь возникшими разговорами о целесообразности "содержать " учёных на ТНХК подготовил и передал Рахматуллину объёмную справку о научно-исследовательской деятельности ведущих сотрудников НИЦ ОАО "ТНХК". Индивидуально описал работу каждого из 16 "остепенённых" сотрудников при штатном расписании НИЦ в 100 единиц. Начальники научных отделов подчинялись непосредственно директору Полле (кандидат химических наук, доцент). Функциональное руководство научно-исследовательской деятельности НИЦ осуществлял главный химик А.А.Сидоренко (кандидат химических наук, старший научный сотрудник).
   15 мая 1995 г. состоялся первый индивидуальный (30-40 минут, на улице по его инициативе, явно не хотел прослушки) с председателем совета директоров ОАО "ТНХК" М.А.Могутовым. Сделал попытку привлечь внимание к проблемам НИЦ, учитывая научное прошлое (кандидат биологических наук) Могутова. Впечатление неоднозначное. Возможно, единственный полезный итог встречи - напоминание о существовании НИЦ. 22 мая приступил к исполнению обязанности технического директора ТНХК на период отпуска Р.А.Рахматуллина. Не очень понятный приказ Толстова при наличии двух официальных заместителей. 30 мая подготовил для Могутова служебную записку "Неотложные проблемы НИЦ" с очередной попыткой "достучаться" до первого руководителя ОАО "ТНХК", вышедшего из научной среды. Результат? "Ни ответа, ни привета". Однако попыток выхода на совет директоров не оставил, добился включения в график отчёта основных производств НИЦ, раз в полгода в папку каждого члена совета директоров ОАО "ТНХК" вкладывал обстоятельный отчёт о проделанной НИЦ работе. И вечно наблюдал недовольные гримасы гендиректора Толстова. 10 июля получил требование Рахматуллина освободить ряд лабораторий НИЦ для размещения технических служб ТНХК. Стресс! Столько личных усилий потрачено на организацию проектирования, строительства, монтажа специализированного лабораторного корпуса 1139. Вопрос не в необходимости потесниться, а в форме подачи распоряжения. Мне "подсунули под нос" вентиляционные чертежи по корпусу, на которых размечено, в какой из комнат, сколько человек работает (а я не мог понять, с какой целью "шляются" по этажам некоторые бывшие работники НИЦ, включая Иволгина). 26-28 сентября НИЦ посетил аудитор фирмы ТЮФ-Рейнланд (Германия) доктор G.Pierstorff. Общее впечатление о готовности НИЦ к аккредитации положительное. С учётом выданных замечаний документация в переведённом на немецкий язык виде в трёхмесячный срок должна поступить на проверку в Кёльн. 4 октября распорядился на утренней оперативке НИЦ: никаких сборщиков подписей, никаких встреч с кандидатами в депутаты в рабочее время, вахтёрам НИЦ усилить контроль прохождения посторонних. Началась очередная предвыборная кампания и те же попытки претендентов "на халяву" заиметь своих сторонников. Ведь гораздо сложней заманить на митинг после работы. 20 октября выступил с отчётом перед советом директоров ОАО "ТНХК". Впечатление тягостное. Удивил жёсткий тон и амбициозность технического директора Рахматуллина на заседании, письменный текст доклада представлен Рахматуллину за 5 дней до заседания и никаких вопросов предварительно не услышал. 27 ноября правление выполняло поручение совета директоров и рассмотрело отчёт в узком кругу. Предложен к рассмотрению проект решения из 8 пунктов. Докладывал Рахматуллин: большинство вопросов проекта решения решаются в рабочем порядке (??, особенно пункт, касающийся финансирования НИЦ в 1996 г.); предложение о выделении Полле ежемесячного небольшого финансового лимита отклонить; предложение о переводе научных работников НИЦ на 36-часовую рабочую неделю отклонить. Большой спор вызвала необходимость проведения 10-го юбилейного совещания по проблемам и перспективам развития ТНХК. Активно возражали Толстов и Рахматуллин (дебилы, других слов нет). Решили оставить вопрос на решение техсовета ТНХК.
   8 февраля 1996 г. Средний возраст работников НИЦ - 39.9 лет, вроде бы совсем недавно запускал лаборатории ТНХК с преимущественно молодыми девушками и парнями, выпускниками ВУЗов и техникумов. 1 апреля Толстов на совете директоров ОАО "ТНХК" заявил: приказ о сокращении численности ТНХК на 20% будет подписан сегодня и обжалованию не подлежит. 5 мая умер руководитель проекта ТНХК Евгений Сергеевич Задорожный. Смерть стала для меня неожиданностью. В последних числах апреля Евгений Сергеевич сидел в моём кабинете, я обещал ему первому дать на просмотр завершённый 19.04.1996 г. основной труд производственной жизни "ТНХК. Хроника". В заключение объёмной хроники обозначено отношение к Задорожному, как лучшему представителю проектировщиков, создававших гигантский "Нефтехим". 21-22 мая состоялось 10-е юбилейное и последнее совещание по проблемам и перспективам ТНХК. Открываю совещание. Переполненный конференц-зал ТНХК, вместе с учёными гостями, ИТР комбината. В программе два пленарных заседания (21 доклад), в 7 секциях представлено 133 доклада и 52 стендовых доклада. Первыми выступали ВИП-гости. Профессор А.С.Чеголя (представлял хозяев комбината Биопроцесс-Нипек, ранее начальник управления по науке минхимпрома), В.Н.Пармон (директор института катализа СО РАН), Е.С.Сироткина (директор института химии нефти СО РАН), А.И.Зубков (Госгортехнадзор РФ, Новосибирск), Н.И. Лаптев (Западно-Сибирский экологический центр). Моя "лебединая песня" - 45-минутный доклад "Томский нефтехимический комбинат и наука: 20 лет взаимодействия" завершал 1-е пленарное заседание и, не рисуюсь, произвёл сильное впечатление, прежде всего на гостей. О содержании говорили и спорили. Рахматуллин недовольно пробурчал "мог бы мне дать его прочитать", хотя я не один раз убеждал Толстова и Рахматуллина, что для престижа ТНХК кто-то из них должен сделать доклад. Толстов даже не появился открыть совещание. А тут вылезла на поверхность элементарная зависть к успеху подчинённого. Директор института катализа СО РАН В.Н. Пармон в кулуарах объяснял, что я не совсем правильно трактую роль академической науки, что они готовы работать с промышленностью напрямую. Меня он не убедил, но видно, внимательно слушал (не дремал во время доклада, думая о чём-то своём, как принято у крупных учёных). Печатание тезисов докладов совещания потребовало 12 млн. руб. наличными. 23 сентября и.о. технического директора ТНХК назначен Сергей Васильевич Грузин (в 70-е принимал его на работу химиком, в 1-й половине 80-х возглавлял лабораторию опытных установок в ЦЗЛ, затем прошёл несколько руководящих ступеней ТНХК).
   21 ноября 1996 г. закончил семейную книгу "Русский немец. Рядовая (?) история", совместил с папиной работой "ТАК БЫЛО!" и переплёл под общим заголовком "Отец и сын. Фрагменты семейной хроники". Поясню. В августе 1994 г. долго убеждал в Папенбурге папу написать воспоминания. Папа отнекивался, я хотел сделать ему приятное, и начал писать "Русский немец. Рядовая (?) история", параллельно с "ТНХК. Хроника". Неожиданно, папа во время июньских разговоров 1996 г. протянул мне рукопись "ТАК БЫЛО!" (в письмах ни мама, ни папа даже не упоминали о наличии рукописи). Возвратившись из Папенбурга в Томск, занялся семейным воспоминаниям. Прежде всего, занёс папину рукопись на компьютер, обработал, в меру собственного понимания, литературно, распечатал и отправил в Германию. Затем внёс существенные изменения и сокращения в свой текст, полагая, что папина работа является главной. Книга "Отец и сын" познавательная, но личная. Давал читать посторонним людям, хвалили, но по-разному, одни папину часть, другие мою. Скажем, Юра Слижов похвалил мою часть, а его жена Таня хвалила папину работу. Задумал опубликовать книгу через русско-немецкий центр в Томске. Издатель прочитал, обещал напечатать. Через год поинтересовался и узнал, что тот уехал навсегда в Германию, экземпляр книги увёз с собой. К удивлению и сожалению моя часть книги принята неоднозначно близкими людьми. Папе понравилось, мама обиделась, жена Надя тоже чувствовала себя обиженной. Кстати, это беда искренних книг автобиографического плана. Появляются недовольные читатели (не так отметил, совсем не заметил, автор показывает себя исключительно с положительной стороны и т.п.). Явление характерно не только для семейных воспоминаний.
   11 декабря 1996 г. с утра совещание у гендиректора в обычном режиме: кто, сколько выпустил, какие проблемы. Толстов резко высказался о заявлении директора завода метанола А.В.Наумова (я ищу работу, у меня все ИТР уходят). Толстов: это саботаж (гендиректор явно способствовал, чтобы самостоятельно мыслящий Наумов ушёл с ТНХК). Как всегда, назначил встречу с коллективом НИЦ. Простаивание заводов создало тяжелейший микроклимат в коллективе, многомесячные задержки зарплаты приводили работников в угрюмое состояние. Дело дошло до того, что в день приглашения на традиционную встречу с директором появился плакат, призывающий не ходить на встречу с Полле, зарплаты всё равно не будет, хватит слушать, как вешают лапшу на уши... Для меня потрясение, попросил заместителя снять плакат и отнести в приёмную заводоуправления. Получил отказ и понял окончательно, откровенничать нельзя даже с заместителем, в людях накапливается внутренняя злоба, в трудной ситуации поддержки не дождёшься. Организатором акции, очевидно, была профлидер НИЦ Н.Г.Волохова. Обидно, встречи всегда проводил по собственной инициативе. Да и эта встреча состоялась (процентов 30% сотрудников отсутствовали). 13 декабря   стало известно, в Будённовске умер первый главный инженер, второй гендиректор ТНХК В.М.Набоких, на 62-м году жизни от рака желудка. Владимир Матвеевич работал заместителем гендиректора по экономике Прикумского завода пластмасс. Не один раз я с ним сталкивался в коридорах минхимпрома, доброжелательно беседовали на самые разные, в том числе политические (на ТНХК он себе такого не позволял) темы. Однажды Владимир Матвеевич появился в Томске, в моём кабинете. Просил написать отзыв на диссертацию сына. Конечно, написал. Вымирает племя советских производственников-энтузиастов.
   28 марта 1997 г. закончил обращение "Томский нефтехимический комбинат - не объект для экспромтов".   С подзаголовком "О ситуации на ТНХК. Взгляд изнутри" текст передан губернатору Томской области В.М.Крессу,  председателю совета директоров ОАО "ТНХК" М.А.Могутову, генеральному директору ОАО "ТНХК" Г.П.Толстову,    членам совета директоров ОАО "ТНХК", директорам заводов ОАО "ТНХК". Две цитаты из вступления и заключения. "Господин губернатор! Господа московские хозяева ТНХК!    Если Вы действительно желаете, чтобы ТНХК работал и приносил пользу региону и России, необходимо в течение 1997-98 гг. построить нефтепереработку и провести реконструкцию завода полипропилена. До этого решить вопрос с ВНК (может быть через ВНК) о поставке минимум 50 тыс. тн бензина в месяц и с Газпромом о поставке необходимого количества газа для производства метанола. P.S. Во время подготовки настоящего обращения стало известно о передаче в арбитражный суд дела о банкротстве ОАО "ТНХК", но этот факт дополнительно убедил автора в целесообразности акцентирования внимания на основных болевых точках ТНХК. Хочу надеяться, что изложенные соображения будут полезны". Резонанс приличный, упомянуло радио, много звонков и встреч с людьми (и ответственными!), не было реакции только от главного адресата и руководства комбинатом. На ТНХК многие со стороны наблюдали: что со мной будет? А ничего, никакой официальной реакции. Правда, однажды Могутов (председатель совета директоров), единственный из руководства области и ТНХК, на ходу бросил положительную реплику и пожал руку. 29 апреля в областной газете "Красное Знамя" вышла большая статья, написанная на основе моего обращения. Уже вечером 28.03 после передачи обращения в областную администрацию ко мне домой пришёл журналист А.Б.Бережков, я передал ему свой текст, попросив ничего не сокращать, если будут печатать. Поскольку Бережков сократил материал и многое изложил своими словами, заставил убрать мою подпись, а во введении написать, что редакцией подготовлен материал на основе обращения Э.Г.Полле к губернатору. В радиообзоре местной прессы "обозвали" меня Эдуардом Полле. Первый же звонок по поводу статьи: рвался на встречу Михаил Мендельбаум - руководитель "Томск Петролеум Компани", компании, выигравшей тендер на создание нефтепереработки для ТНХК (её первый руководитель Владимир Рабинович убит вскоре после оглашения результатов тендера).
   1апреля 1997 г. состоялась комедия под названием конференция трудового коллектива (1 представитель от 100 сотрудников). НИЦ выдвинул меня. Всего 56 делегатов и "куча" приглашённых. Главный вопрос: рекомендация от ТНХК кандидатуры внешнего управляющего. Всю "конференцию" монолог вёл только Толстов. Ни вопросов, ни обсуждений, только голосование. А.В.Ленский 36 - за, 14 - против, 6 - воздержались. Доводы Толстого очень легко было оспорить, но некому этим заниматься, так как большинство делегатов - руководители подразделений. Я демонстративно прямо перед носом Толстого голосовал против. Ленский - юрист-"попрыгунчик", якобы имел лицензию на внешнее управление. Поскольку внешним управляющим не может быть работник предприятия, проходящего процедуру банкротства, Ленский задним числом уволен с должности 1-го заместителя гендиректора ТНХК. Абсурд... 12 мая выступил в коллективе НИЦ с обычной повесткой: положение на ТНХК, положение в НИЦ (нас 85 человек), два месяца до отпусков, следует форсировать выполнение программы НИОКР. Мои высказывания в НИЦ получили большой резонанс на ТНХК, сказывался голод на всех интересующую информацию. К сожалению, все упоминали мою фамилию, это не здорово. Переговорил с "главным правоведом" ТНХК О.М.Евтушенко, затем с Евдокимовым. Стало ясно, что Сибирскому химкомбинату выгодно банкротство ТНХК, так как позволяло пройти через 18-месячный мораторий на выплату долгов, т.е. начать свою деятельность с "чистой картотекой". Неприятный резонанс последовал 20 мая. Толстов в присутствии ряда помощников начал отчитывать меня по телефону. Что за собрания трудового коллектива ты собираешь?; ты сам с Хандориным встречался?; ты видел какие-нибудь документы?; а кто тебе говорил?; зачем распространяешь слухи; ты - представитель Хандорина? Посыпались угрозы уволить всех распространителей слухов, пусть потом новый директор принимает на работу. Что-либо вразумительно ответить не смог, трудно вклинится в монолог. Объяснил: проводил обычную встречу с коллективом, разъяснял ситуацию на ТНХК и НИЦ, рассказал о ходе арбитражного суда и информацию с СХК; язык мой - враг мой; кому-то выгодно трепать мою фамилию. Ситуация вокруг предстоящего арбитражного суда накалялась, уже было 3 объявления в Томских газетах об условиях предстоящего закрытого арбитражного суда 5 июня. Похоже, что-то изменилось в ситуации "Хандорин - Бендукидзе", так как сегодня (20.05) Толстов очень энергично вмешивался в оперативку (все дни после приезда из Москвы был тише воды, ниже травы), далее резкий разговор со мной в кабинете Ленского.
   19 мая 1997 г. не менее часа говорили с Гетманцевым по телефону. В целом одобрительно отозвался о книге "ТНХК. Хроника", согласен заплатить приличный процент издательству (оплата каких-либо услуг), считал, что не стоит книгу продавать, а надо вручать. Обсудили немало нюансов. Гетманцев рассказал, как томские партийные бонзы выталкивали его из Томска, как безобразно убрали с ТНХК Набоких, каким образом Хандорин с высокой должности в Минатоме после трагедии в Чернобыле попал на должность зам. начальника цеха Сибирского химкомбината. 26 мая на традиционной встрече у директора в заключительной части Толстов прошёлся по моему адресу: на якобы еженедельной встрече с коллективом распространял слухи; надо было спросить у меня, а затем коллективу рассказывать со ссылкой на меня; всех предупреждаю. Впервые на ТНХК не было торжественного собрания, посвящённого Дню химика. Микрособрание состоялось в "греческом" зале на 3 этаже заводоуправления. Пригласили директоров заводов и 8 ветеранов, отработавших не менее 15 лет на ТНХК (пришло 5). Толстов прочитал приказ о присвоении им звания "ветеран ТНХК", премировании 10 минимальными окладами и ушёл. На столе стояло несколько бутылок шампанского, бутерброды, яблоки. Пел романсы неплохой певец из филармонии. Я торжественное собрание в НИЦ провёл раньше, нашли деньги (из заработанных лабораторией опытных установок) и 10 работникам НИЦ вручили по 200 тыс. руб. На других заводах ничего подобного не было. Обещанную зарплату к празднику так и не выдали. 26.05 выдали по 40% февральской зарплаты. Среди рабочих на комбинате настроение очень скверное, одна из смен 101 цеха завода полипропилена (смена Кононова) собиралась объявить голодовку. Этого на ТНХК ещё не было.    27 мая исполнилось 60 лет Анатолию Павловичу Куликалову. Ветеран ТНХК. Зам. директора по производству, начальник производственно-диспетчерского отдела, начальник отдела охраны окружающей среды ТНХК. Небольшой стол был организован в отделе техники безопасности. Присутствовало человек 30. Подписал и подарил ему книгу "ТНХК. Хроника".
   25 июня 1997 г. в кабинет зашёл ветеран ТНХК среднего звена В.Т.Новиков: у тебя теперь два спонсора есть (?!); один в Томске, другой в Москве; да ты знаешь, тебя наметили техническим директором ТНХК. Ничего не ответил, но понял, какой опасностью мне грозят эти разговоры (не думаю, что он только мне это сказал, такие слухи мгновенно расходятся). Чем больше ТНХК будет в подвешенном состоянии, тем больше вероятность, что мне "оторвут голову" или получу дополнительных врагов (предчувствие не обмануло, не прошло и года, как меня вышвырнули с комбината). Стало ясно, почему некоторые ответственные работники ТНХК вдруг начали демонстрировать дружелюбность ко мне. По-видимому, в связи с этими слухами и была неадекватная реакция Толстова на моё выступление перед коллективом НИЦ. 10 сентября утром позвонил Новиков: "Вчера на СХК был банкет с поздравлением Ю.А.Евдокимова с назначением первым заместителем руководителя комбината". Сегодня Хандорин вылетел в Москву. Новиков постоянно контачит с М.Ф.Прохором и Евдокимовым, у него нет сомнений, что техническим директором будет назначен Полле. Якобы 8 сентября Прохор заявил, что в течение двух недель все принципиальные вопросы вокруг ТНХК будут решены. 10 сентября состоялся длинный разговор о проблемах комбината с В.Д.Критоновым, который назвал возможных претендентов на должность технического директора: Грузин (что-то сильно дёргается туда-сюда) и Эрвин Гельмутович (слишком много недоброжелателей). Последнее замечание меня очень удивило и озадачило. В 14.00 в кабинете директора НИЦ появились 6 вьетнамцев с Л.К.Алтуниной, директором института химии нефти. Специалисты по нефтепереработке, создаваемой во Вьетнаме, все учились в СССР, сносно владели русским языком. Минут 40 рассказывал им о комбинате, передал проспекты, 5 комплектов тезисов совещаний по проблемам и перспективам ТНХК. 12 сентября позвонил Новиков: вчера Прохор встречался с Хандориным и улетел в Москву; по Евдокимову - предложение Хандорина (по слухам) о назначении первым заместителем руководителя не поддержал техсовет СХК, якобы не соответствующий масштаб; по Грузину никаких решений нет. Прохора моя книга заинтересовала, просил взять её позже дочитать. Якобы сказал Новикову, что к 18 сентября всё будет решено. Вспоминаю Новикова, а перед глазами сорока, приносящая новости на хвосте. 13 октября передал Евдокимову для Хандорина "Тезисы предложений Э.Г.Полле Г.П.Хандорину по организационным изменениям на ТНХК на период внешнего управления" (6 страниц рукописного текста). Сказал Евдокимову, что Хандорин не знает реальной ситуации на ТНХК. Только завод метанола может стабильно работать при наличии цистерн... Евдокимов: насчёт ремонта цистерн без оплаты я договорился; завтра на суде Прохор будет назначен внешним управляющим, все вопросы утрясены.
   28 октября 1997 г. Прохор впервые провёл совещание руководства ТНХК. Обычные доклады планово-экономического отдела и производственно-технического отдела. Дальше программное выступление Прохора (основные моменты). 1.В течение недели в Москве решал проблемы поставок сырья, финансирования поставок сырья. 2.Достигнута договорённость с Лукойлом о поставке прямогонного бензина из Перми. 3.Решён вопрос о поставке пропилена из Ангарска через Российско-Австрийское СП 4 тысячи тн на ноябрь. 4. Газпром требует блокирующий пакет акций ТНХК. Минатом согласен совместно участвовать в руководстве ТНХК. 5.Выступления Кресса, руководителей ВНК больше затрагивают перспективу и могут рассматриваться после окончания внешнего арбитража (???!). 6.Кто купит ВНК? 7.Газ будет, никто не хочет закрывать задвижки, и Газпром не заинтересован, чтобы мы стояли. 8. Будет нанята новая фирма для проведения аудита ТНХК. 9.Международный банк реконструкции и развития и Инкомбанк предлагают финансирование реконструкции. Американская фирма хочет заниматься реконструкцией метанола, Технимонт - полипропилена. Они хотят объединиться в пул и создать объединённый проект. 10.Известить всех о строгом наказании за воровство (опять воруют полипропилен). 11.Кадровые перемены: медленно будем беседовать с каждым начальником в течение 2-3 недель. Подготовить предложения по своей работе. 12.Зарплата: долг по зарплате за май-июнь-июль будет ликвидирован 10-20 ноября. 13.Дисциплина на комбинате будет наведена (?!). 14.Создать единое мощное ремонтное производство. 15. Договорились в Новосибирске, что единственным перевозчиком ТНХК будет Зап.Сиб.ж/д. 16.Перегон бензина по бензопроводу Омск - Новосибирск с перегрузкой в Сокуре пока экономически менее выгоден, чем перевоз цистернами. 17.К 1 января будет предложена новая система оплаты, премирования. 18.На ТНХК 540 кредиторов, нет морального права кого-то выделять, только оплата текущих платежей.
   27 ноября 1997 г. на ТНХК появился десант ведущих специалистов СХК. Хандориным поставлена цель ознакомиться с работой соответствующих подразделений ТНХК и дать свои предложения. В числе группы главные специалисты (механик, приборист, энергетик, трудовик...) а также начальник вычислительного центра СХК (для проверки АСУ) и зам. директора НИИ Владимир Александрович Матюха (впервые мы с ним познакомились в 70-е годы, когда он был начальником центральной лаборатории СХК, есть упоминание в "Хронике" в связи с проблемой катализаторов метанола). Первый же разговор с Матюхой меня озадачил. Матюха (смысл): на СХК приехал Ваш директор и просил разобраться с АСУ и НИЦ, сколько там тунеядцев (нахлебников). Матюха проработал в НИЦ несколько дней, подготовил своё заключение на 3-х страницах, но положительное мнение о деятельности НИЦ оказалось невостребованным. Через месяц удивлённый Матюха сообщил по телефону, что подготовленный доктором наук документ никого не интересует. Первый звонок прозвучал! В качестве дополнительного подтверждения телефонный разговор с Матюхой 12.01.1998 г. по его инициативе. Матюха объяснил, что руководитель их группы обращался к Хандорину по поводу работы комиссии (дескать, Вы в газетах выступаете, заседания совета директоров проводите...), но тот только отмахнулся.
   10 декабря 1997 г. в большом зале ТНХК началась презентация фирм, претендующих на реконструкцию ТНХК: GPCP (Канада); UOP (США, штат Иллинойс); Tecnimont (Италия); ВНИПИНефть (Москва); Пластполимер (Санкт-Петербург). Во главу угла поставлен процесс МТО-600 (превращение 600 тысяч тн метанола в олефины в качестве основного сырья для завода этилена). В конце совещания экспромтом выступил и я. Основные мысли: сейчас на ТНХК три группы основных продуктов: полипропилен, метанол, ПЭВД; абсолютно неконкурентоспособен на сегодня полипропилен; необходимо расставить приоритеты в очерёдности реконструкции и начать надо со стотысячной петли на производстве полипропилена; вызывает сомнение создание установки МТО мощностью 2 тысячи тн в сутки, когда имеется только демонстрационная пилотная установка производительностью 0.75 тн/сутки (ни одной промышленной установки МТО в мире нет), нарушается принцип деловых людей step by step. Резко возразил Прохор: себестоимость полипропилена пересчитана, что-то про экспорт, давальческие схемы, процессинг (?). Я толком и не понял смысл произносимого. Не ожидал, что Прохор совсем не понимал о чём идёт речь... Зато щёки раздувал! Выступил и американский (UOP) технолог, долго-долго доказывал, что у них есть опыт о переходе с пилотной установки сразу на крупнотоннажные установки.
   Уважаемый читатель! Разве мог себе представить в январе 1998 г. (даже наблюдая беспрецедентное увольнение четырёх заместителей гендиректора), что впереди заключительные полгода моей деятельности на производственном гиганте, которому отдал более 20 реально полезных для ТНХК ярких лет жизни. И эти полгода переполнены эмоциями в защиту перспективы развития и стабилизации ТНХК. Для большинства ИТР ТНХК мои личные контакты с вышестоящими инстанциями, споры с малокомпетентными и малообразованными командирами - кино, с интересом наблюдалась реакция, прежде всего, руководителей ТНХК. Продолжаю следовать своим ежедневникам.
   14 января 1998 г. выступил перед коллективом НИЦ с информацией о комбинате. Выдали 58% зарплаты за октябрь (июль, август, сентябрь "забыли"), призвал активно поработать профсоюз. 21 января совещание руководителей при Прохоре. Ситуация на ТНХК: работает только завод метанола (с 14.01) и "Авангард" (товары народного потребления). Много слов о переговорах и потенциальных кредитах. На совещании возникла короткая перепалка, после просьбы Ю.А.Воронкова выплачивать следующую зарплату за ноябрь, так как новые люди приходят. Я очень резко парировал, что эти люди где-то уволились, получили выходное пособие, чем наши хуже. Прохор прекратил этот разговор рассуждением, что при внешнем управлении накладывается мораторий на выплату всех долгов, в т.ч. и на зарплату и по мере появления свободных денег будут выплачены и ранние долги. В "Российской газете" от 20.01.98 г. опубликован новый закон о банкротстве, где в статье 70, чётко указано, что мораторий на выплату долгов не касается заработной платы. Когда все разошлись, поговорил с Прохором. Объяснил ситуацию с зарплатой в НИЦ, где большинство были в июле в отпуске, предложил вариант очередных выплат в соотношении наличных денег 1:1 (июль - октябрь) и так до тех пор, пока не выровняется. Вроде бы понял и обещал учесть. Попросил Прохора поговорить с Хандориным с целью прекратить рекламную кампанию о руководителях ТНХК в СМИ (много неточностей, недоговорённостей...), грамотные люди в Томске начинают смеяться. Прохор: да, любит Геннадий Петрович светиться, обещал поговорить с Хандориным. В этот же день встретился с коллективом НИЦ, рассказал о ситуации на ТНХК и переговорах с Прохором. Проведены выборы 1 представителя во временную чрезвычайную общественную комиссию по выводу ОАО "ТНХК" из кризиса. Двумя третями голосов избрали Полле. 23 января на утренней оперативке НИЦ высказал фразу-мысль "Стабилизация - первый шаг к стагнации". В НИЦ видны все элементы загнивания: безразличие к результатам работы; игнорирование предупреждений руководителя о необходимости соблюдения трудовой дисциплины, один приходит позже на работу, другой уходит раньше, на обед как попало. Поскольку ситуация на ТНХК в ближайшее время не изменится, надо как-то встряхнуть коллектив. Прошу каждого подумать. Возможно, подобрать какую-то работу, в результатах которой были бы заинтересовано (завязано) большинство в коллективе НИЦ.
   30 января 1998 г. Пятница. У главного инженера В.В.Горностаева запланировано рассмотрение штатного расписания НИЦ, неожиданно телефонный звонок, что рассмотрение переносится из-за перегруженности. В понедельник 2 февраля позвонил Горностаев и объявил, что в среду рассмотрение, после совещания у директора. Попросил хорошо подготовиться и до совещания у директора (после селектора) подойти к нему. Почувствовал встревоженный голос Горностаева. В среду 4 февраля полчаса утром просматривал с Горностаевым проект (сырой) новой программы НИОКР. Объёмы работ в увязку со штатами (кстати, никаких предварительных команд по штатам НИЦ не поступало, и я представлял, фактически штаты 1997 г.). Договорились, что программа НИОКР будет рассматриваться на техсовете 17 февраля.
   4 февраля 1998 г. в кабинете гендиректора начальник планового отдела Решетова доложила, что по штату в НИЦ 80 человек, факт 79. Я подал Прохору структуру НИЦ. Вдруг он берёт в руки "Основные результаты работы НИЦ ОАО "ТНХК" в 1997 г." (те же, что я передал Хандорину). Много чего подчёркнуто и говорит, что эту работу способны выполнить 30 человек. Я соглашаюсь, у нас и есть 30 человек научных работников, остальные обслуживание: аналитика, ЛОУ, ремонтники... Прохор: а я всё это и имею в виду. Дальше пошёл сумбурный разговор (трудно восстановить последовательность в памяти, нужен был диктофон) с перескоками тем и с подключением поддерживавшего меня Горностаева. Прохор: не беспокоитесь о финансовых результатах работ; как оформляются работы? (долго объясняли с Горностаевым, как формируется программа, контролируется её выполнение, ежемесячные отчёты); зачем так много вахтёров (5), а зачем им мыть 10- туалетов (объяснил, что дежурят по суткам и необходим надзор над обилием вентиляционных и теплосистем...); зачем нужен художник (долго и нудно объяснял, что он ещё и маляр, обслуживает и музей и заводоуправление); как вы видите взаимоотношение НИЦ с управлением качеством (руководитель - Барковская) и главным инженером (ничего не имею против рассмотрения методик, рассматривает же их метрология, но подчиняться НИЦ должен главному инженеру). Долго молча сидела Барковская, затем начала читать по напечатанному на 2-х страницах тексту. Барковская: основная цель НИЦ определение научно-технической политики ТНХК. Необходимо заниматься перспективой; надо больше заниматься внедрением. 70% работ по стоимости направлено на завод полипропилена, а на завод формалина и карбамидных смол ничего. Снизилось количество работ, выполняемых для сторонних организаций (да, в основном это методики для цеха нейтрализации и очистки сточных промышленных вод, сложность в высокой стоимости наших работ при оформлении через планово-экономический отдел ТНХК). НИЦ следует сократить, хотя аналитическую часть оставить. Отвечаю, что со всем согласен, кроме внедрения, в 1997 г. Днепровский ездил в Тольятти, в результате выявилась заинтересованность АвтоВАЗа в промышленных количествах отдельных композиций. Почему постоянно звонят из АвтоВАЗа, якобы получают письма, что ТНХК не будет выпускать композиции? Кто это делает? А 70% работ проводится в интересах завода полипропилена, так это та область, где мы можем быть конкурентоспособны, нигде в России нет крупных мощностей по выпуску композиций полипропилена. Другое дело, что воры Юртаев и Иволгин увезли все технологические карты в Тольятти (там они директор и зам. директора завода по изготовлению изделий из пластмасс). Прохор: всё прерываем, продолжим завтра в 11 часов. Время 17.00. Позвонил Инзарцеву (АСУ): как у вас? Всё нормально, наложили мораторий на приём новых работников, но никого не сокращают. Успокоился, начал продумывать позицию на завтра.
   5 февраля 1998 г. подошёл в приёмную к 11 часам. В кабинете Прохора Горностаев и Барковская (уже 0.5 часа, шум раздаётся), понятно, что делят НИЦ. Мы с Решетовой ждём ещё минут 40. Появляется в дверях Горностаев, приглашает. Барковская собирает бумажки и уходит. Прохор: что Вы надумали? Я: считаю, что нецелесообразно разваливать стабильно работающий коллектив, может быть два лаборантских места, но у нас всего 7 лаборантов; лаборатории все небольшие, задействованы на определённые направления и просто жалко, специалисты не взаимозаменяемы; может быть послушать главных инженеров заводов, а дальше вы смотрите. Прохор: всё? Всё! Прохор: принимаю следующее решение. Раз Вы не понимаете поставленную задачу, отстраняетесь от руководства НИЦ. Решетовой: подготовить приказ об организации должности зам. главного инженера по новым проекта, перевести на неё Майера, подчинить ему НИЦ, создать рабочую группу по реструктуризации НИЦ. Решение настолько неожиданно (для меня), сказал: это неверное решение, нельзя разваливать один из стабильно работающих коллективов. И вышел. Не было ещё и 12 часов. Решил первым объявить всё коллективу НИЦ. Встреча с коллективом в 16:15. Объяснил ситуацию и пояснил, чтобы наш коллектив узнал всё из первоисточника, предполагая, что резонанс от решения Прохора на ТНХК будет большой и чтобы было поменьше кривотолков. Реакция публики: потрясение. В 17.30 приехал в НИЦ Горностаев. Как-то мутно объяснил, что от своего решения Прохор не отступится, стоит очень твёрдо и, по-видимому, согласовал вопрос с Хандориным. Спросил, не приглядел ли я себе какое-нибудь место на ТНХК (может быть ввести где-нибудь должность главного технолога, или директора завода пластмасс, но там всё расформировывается...). Отвечаю: сейчас я в таком трансе, что не могу ни о чём думать. Лох и есть лох! В очередной раз не представлял, что хорошо продуманную операцию проводил отставной кэгэбэшник.
   10 февраля 1998 г. в 9:20 позвонил Горностаев и сообщил, что переговорил с Хандориным и вопрос НИЦ остаётся открытым до приезда Прохора. После 14.00 принёс (непонятно от кого, похожа на достоверную) информацию "асушник" Горшков о том, что в субботу Хандорин был недоволен смещением Полле и возмущён какими-то назначениями Майера (этого не будет!). Как-то отлегло немного. 11 февраля дозвонился до Евдокимова. Услышал одно предложение: "Ты будешь зам. главного инженера по науке, т.е. в той должности, что был раньше". Разговор нельзя было продолжать. 18 февраля позвонил А.И.Решетовой, выяснял, есть ли какие-нибудь движения по мне. Суть ответа: сверху никаких команд нет. Зашёл к Горностаеву. Выяснил, что Прохор переговорил с Хандориным, после чего скомандовал Горностаеву подыскать для меня место. Вот так-то. Опять Горностаев начал рассуждать про "директора учебного комбината, главного инженера ОЗХТ, главного химика завода ПЭВД". Сказал ему, что не вижу оснований добровольно уходить, не вижу на ТНХК ни одного подразделения равного НИЦ. Рассуждения Горностаева (ясно с подачи Прохора, Майера) о необходимости "внести свежую струю, поднять престиж НИЦ" в принципе не принимаю. Горностаев: да ты поговори с Хандориным, сходи и поговори с Прохором. А зачем? Вечером позвонил домой Евдокимову: в чём дело? Хандорин сказал Прохору, чтобы "он парня не обижал". На мой вопрос, когда Евдокимов придёт, прозвучал ответ: когда этот дурак [Прохор] уйдёт. Скоро? Скоро! Разговор закончился. 20 февраля провёл традиционную встречу с коллективом НИЦ. Интриги вокруг НИЦ продолжились. Моего заместителя С.Я.Лабзовского пригласил на встречу Майер - один из руководителей "Ветомпака". Вот что услышал от Лабзовского: "Горностаев предлагает Полле разные должности, но он от всего отказывается. Всё связано с отчётом (?) Полле. Ему же 3 года до пенсии, нужна почётная отставка. Серёжа не волнуйся, тебя это не касается, не потеряешь ни в должности, ни в зарплате. По поручению Горностаева я уже поговорил с рядом сотрудников НИЦ. Решение окончательное, Прохор пойдёт до конца. Необходима полная реструктуризация с исключением отделов и лабораторий. Хандорин пихает Евдокимова, но он больше наворует, чем наработает". Неожиданной (для меня) оказалась реплика по Хандорину, похоже, он действительно у Прохора за свадебного генерала. В целом из рассказа Лабзовского видны попытки Майера обелить себя от участия в заговоре. Противно, до невозможности. 24 февраля передал секретарше Лене, чтобы положила завтра с утра в почту Хандорина на СХК трёхстраничную служебную записку, касающуюся проблем ТНХК и НИЦ.
   25 февраля 1998 г. очередное совещание руководителей у Прохора. Завод полипропилена стоит с 28.12.97 г., формалин стоит, метанол работает с регулярными остановками (дефицит финансово-способных потребителей). Бензина для ЭП-300 нет. Какие-то разговоры про будущую зарплату.
   Дождался! Зашёл поговорить с А.И.Решетовой, а она мне: "Расправились с Вами!" Оказалось, все уже получили приказ из рассылки, касающийся НИЦ, подписанный 20.02.98. N 01/93. Только меня не поставили в известность. Цитирую полностью.
   В целях совершенствования структуры управления производством
      Приказываю:
   1.Исключить с 25 февраля 1998 г. из структуры ОАО "ТНХК" научно-исследовательский центр, численностью 80 ед.
   2.Функции и задачи научно-исследовательского центра передать отделу новых проектов. Численность отдела новых проектов - 76 ед.
   3.Главному инженеру ОАО "ТНХК" Горностаеву В.В. определить функции отдела новых проектов в условиях рыночных отношений.
   4.С 25 февраля 1998 г. ввести в состав производственно-технического отдела патентно-информационный сектор, численностью 6 чел.
   4. (?) Начальнику ООТИЗ Решетовой А.И. подготовить и представить мне на утверждение штатные расписания аппарата управления объединением до 28.02.98 г.
   5. Руководителям подразделений НИЦ в срок до 28.02.98 г. представить в кадровую службу списки работников, подлежащих сокращению.
   6.Начальнику кадровой службы Шапоренко Е.В. произвести оформление и переводы работников в соответствии со штатным расписанием; высвобожденным работникам предложить другую работу.
   Арбитражный управляющий М.Ф.Прохор
   Визы: Главный инженер В.В.Горностаев; Правовая служба О.М.Евтушенко; ОТиЗ А.И.Решетова.
   Вечером поехал к Евдокимову, он на больничном - грипп, поговорил. Оказалось, Хандорин уже прочитал мою бумагу и после этого разговаривал с Евдокимовым. Евдокимов: в пятницу будет совет директоров ОАО "ТНХК", на котором будет принято решение об отмене всех приказов о сокращении. Выражение Евдокимова: "Прохор его достал". Ко мне: ты не волнуйся, никто тебя не выгонит, Хандорин предложил Прохору найти мне должность не ниже зам. главного инженера по науке.
   26 февраля 1998 г. на утренней оперативке НИЦ прочитал (после ночных раздумий) полный текст обращения к Хандорину, затем приказ 01/93 (выше). Сказал, что если бы знал иезуитский приказ своевременно, то в обращении к Хандорину изменил бы текст, касающийся НИЦ. Попросил поговорить с людьми и пока не суетиться. Удручающе вызывающе вёл себя начальник отдела В.К.Дудченко: приказ же надо выполнять в части пункта N5, где руководителям подразделений НИЦ предлагается до 28.02.98 г. представить в кадровую службу списки работников, подлежащих сокращению. В 15.00 был у Горностаева, оказалось, приказ 01/93 он визировал вчера (25.02), так как вчера изменялась какая-то строчка. Уже поздно, надо было разговаривать с Хандориным. Я же тебе говорил, что Прохор говорил с Хандориным и вопрос однозначно решён, что ты должен уйти. В это время в кабинет зашёл Шахов (бывший секретарь парткома, затем зам. гендиректора по экономике) подписать один день отгула, так как приказ об увольнении оформлялся с 2 марта, Узнав, что меня тоже увольняют Шахов: последние мозги с комбината уходят; ведь он больше всех на комбинате работал. На мою реплику, что вчера я всё это Хандорину написал, Шахов: ты знаешь, сколько у Хандорина таких бумаг, это же старикашка, которому ничего не надо. Голова кругом идёт. 27 февраля подготовил и передал в приёмную Прохору служебную записку с просьбой отменить приказ по ликвидации НИЦ. Несколько цитат. ..."НИЦ создавался в 1990 г. для подъёма престижа ТНХК и именно под это были привлечены научные работники высокого уровня... Приказ тенденциозен, так как его основная цель любым способом удалить с ТНХК директора НИЦ, никогда не имевшего претензий руководства ТНХК по качеству и количеству выполняемой работы... Помимо юридической несостоятельности приказ является образцом низко квалифицированного оформления"... Утром провёл душещипательную беседу с руководителями НИЦ. Суть: вчера по инициативе Раткевича предложил помочь "снизу" директору НИЦ обращением к Хандорину. Сам отказался в этом участвовать. Всё превратилось в разборки "белые-красные", ужас. В конце концов, в 17.30 принесли подписанный ~ 30 сотрудниками невразумительный текст. Всё-таки решил отправить вместе с копией приказа 01/93. Лена увезла документ на СХК. Суть воспитательного мероприятия: стыдно!, очень стыдно! В центральной лаборатории и НИЦ всегда был достаточно дружный коллектив, которому и работать вместе, независимо от начальника. Я никогда не был жополизом, но всегда побеждал в критических ситуациях и сейчас на это рассчитывал. В 13 часов позвонил Горностаев, чтобы я зашёл к нему перед собранием акционеров. В 13.30 подошёл к заводоуправлению, а там митинг, войти в здание нельзя. На крыльце и Прохор и Горностаев. Основные вопросы по зарплате (ушлые руководители начали выдавать всем по 21% октябрьской зарплаты, напомню, что до того выдавали 12.01.98 г. 58% октябрьской), обещано Прохором в понедельник-вторник ещё выплатить. После собрания зашёл к Горностаеву, а он начал толкать мне в руки мою служебную записку: ты обрубаешь все мосты; перепиши; что ты пишешь о тенденциозности; запишись к Прохору на приём и поговори с ним. Я: почему служебная записка у тебя, я просил передать её Прохору; мне терять нечего; не позволю, чтобы меня как тряпку выбрасывали с ТНХК; убедительно прошу передать письмо в таком виде, как я его написал. Вернулся в свой кабинет ~ в 16 часов в диком возбуждении. Ведь в руки отдал референту В.П.Захаровой и просил передать Прохору, подождал, пока ещё зарегистрируют в журнале поступлений документов к директору.
   5 марта 1998 г. заседание ВЧК. Всё те же сопли: вот-вот пойдёт полипропилен, с 15.03 пойдёт бензин. Додумались до того, что новый арбитражный управляющий (Прохор) не имеет задолженности по зарплате, считают только ноябрь, декабрь 97 г. и январь 1998 г. Слов нет, и невозможно слушать это лицемерие кэгэбэшника. Вечером домой позвонил В.С.Доронин и минут 40 уговаривал меня вместе с ним на разговор с редактором Томской недели. Доронин: разговаривать с Хандориным, Прохором бесполезно; надо подняться против Прохора как москвича; губернатор твою писанину и читать не будет. Я заявил твёрдо, сначала я положу обращение на стол губернатору, потом готов разговаривать с прессой. Начал ежедневно перетаскивать свои бумажки, записные книжки... домой, каждый день хожу на работу с дипломатом. 13 марта позвонил Майер: подготовьте к 14 часам понедельника (16.03) помещение для знакомства с коллективом. Сразу не нашёлся, что ответить, попросил подумать. Пришлось форсировано закончить ранее начатое письмо губернатору. 16 марта передал лично в руки помощнику губернатора, тот обещал Крессу передать. Полностью объёмное письмо губернатору можно прочитать на моей странице в Самиздате. 23 марта в 16.00 позвонил начальнику отдела кадров Е.В.Шапоренко, что с нами. Выяснил, что в пятницу 20 марта Прохор подписал поимённый приказ о сокращении НИЦ. 24 марта скопление негативных новостей. Приказ по сокращению пока никто в НИЦ не доставил. От губернатора никаких импульсов. На ТНХК полная безысходность. За сутки отправлено 7 цистерн с метанолом, 97 стоят налитых и в ёмкостях дня на 2 работы. Договоров на поставку пропилена нет, о бензине и не хочется вспоминать. 26 марта в 14.00 расписался в приказе о сокращении. 31 марта зашёл к Горностаеву. Горностаев: 2 апреля совет директоров тебя будет слушать. (???) А почему ничего мне не сказали? Лошкарёв скажет! Пытался сказать, что передал служебную записку Хандорину. Горностаев: Я знаю, что ты и Крессу писал. Ушёл через две минуты с неприятным осадком. Впервые почувствовал откровенную недоброжелательность Горностаева ко мне. 1 апреля позвонил утром А.П.Лошкарёву (секретарь совета директоров) и выяснил, что приглашают меня на совет директоров по поводу письма губернатору. Время сообщит дополнительно. Даааа! Поговорил с Е.В.Зарубиным (много лет главный энергетик ТНХК), 30 марта подал заявление об уходе по собственному желанию. Почитал все мои бумаги последних двух месяцев, со всем согласен и заключение: тебе здесь не работать, Прохор очень злопамятный.
   2 апреля 1998 г. с утра начал ждать вызова на совет директоров. Информации ноль. На всякий случай в папку положил материалы по НИЦ (НИОКР и другие, как в воду глядел). Время 11 часов, 11.30, хожу по кабинету. Набрал номер А.П.Лошкарёва: он в своём кабинете (?!). Выяснил, что совет директоров начнётся в 14.00 (почему бы меня не предупредить, ведь обычно совет директоров проводится в 11.00). К 15.00 пошёл на заседание ВЧК, Лошкарёв позвал буквально за полминуты до начала. Поднялся на 3-й этаж и примерно 15 минут стоял у окна. Наконец, позвали. Первое, что удивило - присутствие Л.Н.Барковской, Э.А.Майера. Само собой присутствовал Прохор. Присутствовал председатель профкома В.Н.Радостев. Снималось всё на видеокамеру. Началось.
   Хандорин: Э.Г.Полле написал письмо губернатору, мы попросили письмо, чтобы сначала внутри разобраться. Хандорин начал читку письма с комментариями (я не понимаю, что такое крупнотоннажное производство?; владельцем 56% акций ТНХК является СХК, а фирма "Заветы Ильича" была посреднической фирмой при покупке акций, можете посмотреть реестр). Закончил Хандорин моей фразой о готовности к разговору в любой (открытой, закрытой) форме: вот мы это и используем. Предоставил слово мне.
   Я начал с того, что письмо написано к губернатору, и когда я трём-четырём работникам ТНХК сказал, что меня вызывают по письму к губернатору на совет директоров, каждый, не сговариваясь, произнёс мысль: это же, как в старые времена, письмо в обком, а разбираются с написавшим в парткоме.
   Эмоциональные перегрузки в этот момент не позволили записать всё происходившее в строгой последовательности, поэтому дальнейшее изложение пойдёт тезисами. Сказал следующее.
   1.Год назад писал губернатору, ответа не получил, в газете напечатана только часть обращения, почему я и не стал опубликованный материал подписывать.
   2. При покупке такого объекта как ТНХК за спиной должен стоят либо банк, финансовая группа, способный вложить несколько десятков миллионов долларов в качестве оборотного капитала, или владелец сырья. К сожалению, через некоторое время выяснилось, что ни того, ни другого нет.
   3. Писал письмо я один, после того как отдал письмо губернатору показал его 8-ми руководящим работникам ТНХК, не получил ни одного замечания, только один сказал, что тебе здесь не работать.
   4. Деградация интеллектуального потенциала руководства ТНХК началась не с приходом нового внешнего управляющего, а после ухода Вас, Геннадий Петрович, с поста директора, когда Толстов стал назначать заместителей по принципу совместного пития.
   5. Крепкие руководители ушли в кооперативы, а когда обманом (с обещанием определённой самостоятельности) объединили, то эти руководители начали выдавливаться. Вчера я разговаривал с Е.В.Зарубиным, последним уходящим мастодонтом, так он не согласится ни на какие уговоры. Реплика Прохора: а кто Вам сказал, что его кто-то будет уговаривать?
   Начались вопросы (не по порядку). Хандорин: в письме всем известные декларации, какие Ваши предложения? Ответил: не могу в этом кругу высказывать свои предложения и готов их высказать губернатору. Хандорин, но ведь представитель губернатора Пономаренко входит в состав совета. Отвечаю: но я его сейчас не вижу. Хандорин: он был на прошлом заседании. Отвечаю: я ничего не могу говорить по конкретным людям, так как уверен, что им будет от этого только хуже. К сожалению, не сообразил сказать, что ещё 10.10.97 г. передал письменные предложения Хандорину (копия лежала в папке), не получил ни ответа, ни хотя бы ощущения заинтересованности.
   Прохор: когда написано письмо губернатору, до или после приказа? Отвечаю: письмо передано губернатору 16 марта.
   Хандорин: какие научные разработки внедрены в 1997 году? Отвечаю: я же не готовился к этому вопросу. Ну, ничего Вы всё это должны помнить. Начал судорожно листать бумажки, а прочитать стоя, без очков, не мог. Кое-что доложил по выделенному жирным шрифтом (из "основных результатов НИЦ в 1997 г."). Завершил тем, что выполнено работ на 5.7 млрд.руб., а затраты на содержание НИЦ 2.4 млрд.руб. Вопрос Хандорина: а Ваши разработки нужны АвтоВазу? Отвечаю: очень и здесь мы не имеем конкурентов. Реплика Прохора: а 3н вернули! Хандорин: зачем композициями заниматься, если основное производство не работает? Да можно купить полипропилен в той же Уфе и здесь выпускать композиции. Хандорин: ну об этом не будем.
   В.С.Соколова (главбух СХК, бабуля значительно старше 60 лет): какой экономический эффект от ваших работ? Пытался что-то объяснять, навстречу смешки Хандорина, Прохора. Активно вмешался Решетов: в ЮКСИ три института и все так работают (с внутренним хозрасчётом), попытался объяснить ранее приведённые мной цифры: 5.7 млрд. выполнение, 2.4 млрд. затраты. Опять смешочки Хандорина. Ещё раз объяснил, что схема взаимодействия с заводами отработана, когда все заводы были кооперативами. В принципе схема заключения осталась прежней, только с внутренним хозрасчётом.
   Хандорин предложил выступить Прохору (5 минут). Тот начал выступать, вставившись своим немигающим кэгэбэшным взглядом прямо в меня. Сразу началась ложь и передёргивания при изложении рассмотрения структуры и штатного расписания. Спокойно сидеть не мог, начал кидать реплики. Даже Решетов пытался меня успокоить: Вас же не перебивали. Но когда Прохор начал говорить, что НИЦ работает на конкурентов, я закричал: "Вы лжёте!" После ещё нескольких предложений Прохора я вскочил (не могу больше слушать демагогию и ложь, разбирайтесь без меня). Собрал все бумажки, защёлкнул дипломат и пошёл к выходу. Хандорин: Эрвин Гельмутович! Я прошу Вас остаться. Остановился, сел на крайний стул около двери, откинул голову к стене и закрыл глаза. До конца не проронил ни слова.
   Дальше выступила Барковская (очень плохо слушал, что она говорила). Она отвечает за качество работ на ТНХК, и рассмотрела результаты. Из 28 разработок внедрено всего 3. Реплика Соколовой: вот видите внедрение полтора процента (?!), не понял даже что это за цифры; основная часть работ направлена на завод полипропилена, а формалином и карбамидными смолами не занимаются; надо больше заниматься своей работой, а не обращаться куда-то.
   Затем выступил Майер. Эрвин Гельмутович давно не научный руководитель. Пишет и издаёт мемуары, он выдавил из НИЦ всех старых опытных специалистов, за исключением С.Я.Лабзовского. За 2 года ничего не сделали по контактам с институтами из Новосибирска (?!); работы по снижению изотактичности полипропилена - нонсенс, что-то прилипает, невозможен контакт с пищевыми продуктами. Отечественных антипиренов нет и поэтому работы по самозатухающему полипропилену бессмысленны.
   Заключал обсуждение директора НИЦ Хандорин. Общими словами о правильности поднятых вопросов, что Эрвин Гельмутович хороший химик, хороший полимерщик. Как раньше и было запланировано, после реструктуризации НИЦ мы рассмотрим на совете директоров, Эрвину Гельмутовичу найдётся работа на ТНХК (смысл сказанного). Все приглашённые свободны.
   ИТОГО. Избиение продолжалось полтора часа. К сожалению не всё высказал, что надо было. Безобразие: смешение двух вопросов. Если речь идёт о работе директора НИЦ, то как минимум, надо было предупредить и пригласить, скажем, главных инженеров заводов ТНХК, В.А.Матюху (СХК, проверявшего НИЦ и хорошо известного членам совета директоров), в конце концов, создать комиссию из компетентных специалистов и оценить деятельность НИЦ. А Барковская даже "не знает, где вход в НИЦ", Майера же "просто мучила изжога".   
   Потрясло поведение Хандорина. Ведь многие говорили, что бесполезно к нему обращаться. Но ведь сценарий был подготовлен Прохором совместно с Хандориным, поэтому даже официальное обращение к председателю совета директоров по поводу отмены приказа 01/93 не было зачитано, а читку письма к губернатору устроили в отсутствие его представителя.
   3 апреля 1998 г. не мог отойти от судилища на совете директоров. Ночь не спал, собрал в 10 утра коллектив, всё рассказал, зачитал письмо губернатору, служебную записку Хандорину и отпустил всех домой "в отгул, для переваривания неприятной информации". 7апреля отправил письмо Гетманцеву с приложением письма к губернатору. Всхлип отчаяния... 9 апреля в 14.15 вызван в отдел кадров и в присутствии трёх человек подписал официальный акт о том, что мне предложены на выбор 3 должности (главный инженер ОЗХТ, главный технолог завода ПЭВД, директор учебного комбината). 13 апреля подготовил ещё одно письмо, касающееся попыток ликвидации НИЦ, в адрес Хандорина и членов совета директоров, сделал 11 копий. Первому заместителю губернатора В.Л. Пономаренко отвёз лично и передал экземпляр в приёмную. 15 апреля всё упорнее слухи, что Прохор уходит (?!) А при чём же выталкивание меня с должности? 20 апреля. Настроение скверное. Сверху никаких сигналов или интереса, однако, штатное расписание на патентно-информационный сектор в производственно-диспетчерский отдел в соответствии с приказом 01/93 Критоновым получено. Никакой реакции на письмо Хандорину и другим членам совета директоров ТНХК. Из работников НИЦ практически в кабинет никто не заходит (исключая Лабзовского и секретаря Лену).
   23 апреля 1998 г. в 14.20 встреча с Хандориным состоялась (~ полчаса). Говорил, в основном, он. Суть монолога Хандорина (в разброс, и только смысл сказанного).
   Если Вы хотите спасти своё детище - НИЦ Вам надо уйти, "нашла коса на камень", надо идти на компромисс, иначе Вас просто уволят. У вас проявились черты амбициозности; в своей книге "хронике", которую я внимательно прочитал, Вы позволили себе оценивать людей. В программе НИОКР основная направленность на полимеры (объяснил, что и на ЭП-300). Некоторые темы повторяются годами (пояснил, что технологии за один год не рождаются). Может быть, специально ввести для Вас должность, например главного химика комбината, не знаю, правда, согласится ли арбитражный управляющий. Я: на этой же должности без контактов с НИЦ нельзя. Хандорин: а что у Вас плохие отношения с Лабзовским? Я: нет, но Лабзовский тоже собирается уходить. Что у Вас с Прохором? Объяснил, что разговаривал лично только два раза, а раньше в глаза не видел. Предстоят перемены, тусовки кадров и возможно вы и вернётесь на свою должность, сколько Вам лет? 57. Молодо выглядите! У меня ещё родители живы. Хандорин: потенциал ещё есть; надо идти на компромисс, позвоните мне в понедельник (27.04) до обеда и я займусь решением вопроса.
   В ходе беседы я высказал, что не понимаю причин, по которым я должен уйти, один заговор лично против меня был в 1993 году, это второй. Хандорин: никакого заговора нет. Сказал также, что сильнейшей моей стороной является организационный опыт. Хандорин: я это знаю, иначе к Вам бы не обращался...
   Ушёл от Хандорина в несколько приподнятом настроении, зашёл к Критонову: надо соглашаться, есть должность главного технолога, надо звонить о согласии. Куликалов: надо соглашаться главным технологом. Мозги пошли набекрень. Рассказал ситуацию жене Наде. Зарплата какая? В новом контракте уже не будет 12-месячной компенсации? В самом начале говорили о главном химике, убеждался, что соглашаться с переходом сейчас нельзя (пока!). Добавила эмоций Надя пересказом сплетен НИЦ от подруги-вахтёра Г.А.Вахренёвой: Полле не умеет работать с начальством, за него приходится иногда сглаживать конфликты Лабзовскому, Полле может и матом послать.
   С учётом вышедшей 23.04 в газете "Томская неделя" огромной статьи-панегирика М.Ф.Прохору "ТНХК скорее жив, чем мёртв" стало совсем тошно...
   Ночью продумал всё и решил, что звонить Хандорину не буду, так как мой добровольный уход им нужен для сохранения лица.
   29 апреля 1998 г. позвонил домой из Москвы Гетманцев. Сказал, что получил моё письмо с "посланием" губернатору, 2 мая И.И.Зоркальцев (в 80-е 1-й секретарь обкома КПСС, ближайший помощник Зюганова) приезжает в Томск, должен позвонить мне. Не дождался. 15 мая пригласили в отдел кадров расписаться в акте, что мне предложены четыре места, к предыдущим добавилась должность главного химика ТНХК. Расписался, но подписал, что неясны функции главного химика и уровень оплаты труда. В 15.00 пригласил к себе Горностаев и показал мне функции главного химика (явно писал Майер). Чисто консультационные функции, Горностаев: будешь свободным форвардом; о контроле над НИЦ речь идти не может. Обещал подумать до понедельника 18 мая. Работу уже начал себе искать, разговаривал с С.В.Грузиным (он сейчас директор ВНК по нефтепродуктам); разговаривал с И.Карычевым (работает с Братчиковым), приглашал приехать, что-нибудь придумаем. 2 июня поговорил с Горностаевым, отказался от должности главного химика, не хочу быть свадебным генералом без ответственности, без подчинённых. Тот пообещал обсудить тему с Прохором (в командировке) и дать команду отделу кадров. Поясню, в моё отсутствие (поездка в Германию на похороны мамы) ряд сотрудников после окончания срока предупреждения пытались уволиться по сокращению штатов, а им документы не отдавали. 4 июня в отделе кадров расписался за приглашение на профком. В предложении должности главного химика Горностаевым сделана приписка, что оклад не ниже директора НИЦ. Состоялось рассмотрение профкомом представления администрации ТНХК о моём сокращении. Докладывала начальник отдела кадров Е.В.Шапоренко. Дали слово мне. Вкратце объяснил ситуацию, в т.ч. и об отказе от предложенной должности главного химика ТНХК: не устраивает должность свадебного генерала только с консультационными функциями; привык нести ответственность за порученное дело. Сказал, что не согласен с сокращением, прочитал заключительный 3-й пункт обращения к совету директоров ТНХК от 13.04.98 г. по поводу ликвидации НИЦ. На вопрос одного из членов профкома, направлены ли действия администрации против меня лично, ответил утвердительно. Профком в количестве 13 человек единогласно принял решение отказать администрации в моём сокращении. Конечно, решение профкома мало, что принципиально меняло, однако происходила затяжка времени, может быть, это в данный период лучший вариант. Кстати, звонил мне по поручению Хандорина Лошкарёв и долго убеждал, что надо соглашаться на должность главного химика. 5 июня услышал, кто-то распространил по ТНХК слухи, что Прохор (?!) помог мне и дал денег на похороны матери, чушь какая-то, но сознательно распространяемая. А ситуация на ТНХК скверная, работает понемногу только производство товаров народного потребления ("Авангард").
   16 июня 1998 г. в НИЦ продолжались увольнения: уволился завлаб Алексеев, увольняются завлаб Рябова, химик Маркова. Отдел кадров отказывался увольнять по сокращению штатов, хотя и не имел права. Со мной ничего не ясно. Решение профкома об отказе в сокращении принято десять дней назад, но реакция администрации мне неизвестна. ТНХК стоит практически полностью. Метанол готов к работе более двух недель, но теперь якобы не дают газ. Оставшиеся 25% зарплаты за декабрь всё ещё не выдали. 17 июня. Совещание руководителей при гендиректоре. Все заводы стоят, кроме цеха товаров народного потребления "Авангард". Прохор излучал оптимизм: договорённости по газу для метанола везде достигнуты, осталось подписать договор с Межрегионгазом; решены вопросы поставки прямогонного бензина; решается вопрос с поставкой 3000 тн пропилена из Омска; сегодня будет выплачен остаток зарплаты по декабрю. "Обрадовала" В.П.Путина (зам. председателя профкома): завтра администрация повторно представляет меня к сокращению. Выяснила моё мнение (без изменения, безобразие). За прошедшие две недели никто из руководителей со мной и не пытался говорить. Кстати, одновременно будет рассматриваться и сокращение зам. гендиректора ТНХК по кадрам Доронина, по мнению Путиной с ним вопросов нет (вчера разговаривал с Дорониным, наконец, готов уйти, так как перспектив у комбината нет). 18 июня в 17.00 пришёл с профкома. Формально профком не состоялся, не было кворума. В.П.Путина (зам. председателя профкома) уговаривала меня соглашаться, иначе профком вынужден дать согласие на сокращение, так как нарушений со стороны администрации нет (не согласен в принципе!). Объяснил, что буду отстаивать свои права, если понадобится в суде. 24 июня на профкоме принято решение о согласовании моего сокращения. Присутствовало 6 женщин во главе с В.П.Путиной (4 - за, Г.С.Крюкова - против, Н.Г.Волохова - воздержалась). Последние двое - сотрудники НИЦ. Что-либо объяснять было бесполезно: уровень профкома ТНХК ещё ниже, чем уровень профкома НИЦ. Начал сдавать книги в библиотеку. 29 июня, похоже, для меня предпоследний день работы (начальник отдела кадров сказала мне, что сегодня, в понедельник, она пойдёт к Прохору и, по-видимому, подпишет приказ о моём увольнении с 30.06). Надо подготовиться к последней встрече с коллективом. 30 июня в 16.00 позвонила, начальник отдела кадров Е.В.Шапоренко, что приказ подписан, я уволен с 30.06.98 г. (!!!). Предварительно мне обещали, что несколько дней для сдачи дел у меня будет, но Прохор своей рукой вписал 30-е, хотя вроде бы ему что-то говорили. Через полчаса в 16.30 мне вручили приказ и трудовую книжку, через полчаса уехал домой. Состояние явно шоковое: повышенная эмоциональность и взвинченность, хоть и ждал увольнения, но не в такой же грубой форме. Вечером Надя пригласила Лабзовских, выпили 2 бутылки коньяка.
   1 июля 1998 г. утром (я уже не работник ТНХК) позвонил вахтёру, чтобы Николай Дмитриевич вывесил объявление о встрече с коллективом в 10 утра. Подготовиться к последней встрече, как следует, не сумел, слишком неожиданный финал. Собрались все, кто был на работе. Дословно не запомнил всё, о чём говорил, приведу основные мысли. 1. Боролся до конца и ещё не закончил, но до последнего был уверен, что разум возьмёт верх. 2. Ещё в августе - октябре неоднократно обсуждалась моя кандидатура на должность технического директора ТНХК. 3. Были служебные записки Прохору, Хандорину (по поводу НИЦ дважды), две конфиденциальные записки Хандорину по глобальным проблемам ТНХК, письмо губернатору, личный получасовой разговор с Хандориным. По мере уменьшения влияния Хандорина, вероятность восстановления справедливости начала уменьшаться. 4. Наш профсоюз не защищает работника независимо от ранга. На профкоме (6 женщин) было трудно понять, почему я отказываюсь от должностей с зарплатой не ниже, чем у директора НИЦ. В.П.Путина: первый раз мы отказали администрации (все 13 человек были против моего сокращения), а теперь не можем (?!). А что изменилось за 2 - 3 недели? Ведь ни один руководитель со мной так и не поговорил. 5. Положение на ТНХК. Дочернее предприятие ООО "Метанол" создано для реструктуризации долга Газпрома, но на сегодня ООО имеет только одного учредителя (ТНХК), Газпром же ни одного документа не подписал, а отсюда и понятно, почему не дают газ на пуск производства метанола. Прямогонный бензин поступил только из Хабаровска (общее количество 11800 тн, треть ещё в пути), из Уфы пока отгрузки нет. Повторяю, стабильная поставка достаточного количества прямогонного бензина невозможна, так как его просто нет в России по балансу мощностей. Единственный выход - строительство собственной нефтепереработки. Идут разговоры, что согласована продажа контрольного пакета акций ТНХК Минатомом Газпрому. 6. Управление ТНХК. Никогда не было таким слабым. В нынешнем составе не способно управлять комбинатом в случае, если, не дай Бог, появится в достаточном количестве сырьё. 7. Судьба НИЦ, его будущая форма мне неизвестны. Уверенно могу сказать, что в существующих условиях НИЦ работал достойно и вряд ли можно ожидать улучшения его деятельности. Иллюзии, что кто-то поможет приобрести оборудование в нынешнем состоянии ТНХК (или с понедельника начнёт тянуть в здание НИЦ демводу). 8. Несколько лет я писал книгу-хронику ТНХК, имел мечту подарить каждому работнику НИЦ по экземпляру. Мне не надо никаких денег за книгу, только 100 экземпляров. Гетманцев обещал существенную помощь в издании, но ТНХК, увы. В настоящее время я не оставил экземпляр для музея. Из тех экземпляров, что распечатал на принтере, подарил Гетманцеву, Хандорину, Лабзовскому, Братчикову, Куликалову и Горностаеву. 9. Благодарю всех, кто поддерживал меня, всех, с кем работал. До свиданья!
   Вся встреча с коллективом длилась минут 20-25, прошла очень напряжённо, в полной тишине. Выступление плохо подготовлено и очень сухое. Надо было хотя бы лучшее в истории ЦЗЛ-ЦЛО-НИЦ отметить, отметить победы и неудачи, но экспромтом я никогда не умел хорошо говорить, а здесь слишком возбудимо-подавленное состояние. Через 10 минут я отдал Лабзовскому ключи от кабинета и ушёл (ещё до встречи неприятно поразил радостный тон Лабзовского, когда он говорил, что пойдёт на совещание к Прохору). Часа два провёл в бухгалтерии, ждал справку для передачи в суд, чтобы можно было получить зарплату, но в НИЦ больше не зашёл, даже когда понадобилось сделать копию контракта.
   Уважаемый читатель! Прошло более 20 лет, раз за разом возвращаюсь к событиям первой половины 1998 г. и пытаюсь вразумительно понять, что произошло, и почему меня выкинули с комбината. За 8-9 месяцев до увольнения рассматривался реальным претендентом на должность технического директора (главного инженера) ТНХК и такой финал. В голове несколько причин, думаю, не все. 1.Мощная закулисная борьба Минатома, Газпрома, Восточной нефтяной компании и областной администрации вокруг ТНХК в условиях финансовой нестабильности в России. В такой ситуации никому нет дела до конкретных личностей на комбинате. 2. Безграмотность областного руководства в сфере промышленной политики. Имитация бурной деятельности Прохором принималась за реальную работу. Губернатор, инициировав появление Хандорина в руководстве ТНХК, не помешал превращению его в "свадебного генерала". Именем Хандорина создавалась реклама работе совершенно неподготовленного и беспринципного внешнего управляющего, московские чекистские связи всё расставили по местам, Хандорин практически перестал появляться на ТНХК. Ставка на Хандорина оказалась ошибочной, обращения к нему только на пару месяцев задержали увольнение. Главное для Хандорина: интересы Сибирского химкомбината, его людей и пробивание строительства АЭС. 3.  Постоянные ожидания смены руководства ТНХК. Несомненно, о моих контактах с Евдокимовым, уверявшим, что Прохора скоро уведут с ТНХК в наручниках, было известно Прохору. Бывший работник уголовного розыска Евдокимов явно недооценил возможности бывшего чекиста Прохора и его московские связи, много говорил вслух лишнего. И не только мне. 4. Слабохарактерность (продажность?!) непосредственного руководителя главного инженера Горностаева.    5. Желание Прохора любым способом внедрить своих людей (в данном случае Майера) в руководство ТНХК. 6. Язык мой - враг мой! Открытые обсуждения реальной ситуации на ТНХК и действий руководства в коллективе НИЦ моментально обрастали сплетнями на комбинате. 7. Желание "сохранить лицо". При моём характере переход на должность главного химика без единого подчинённого был бы промежуточным этапом к увольнению. Но уже "по собственному желанию" с потерей компенсации по контракту (годовой заработок) и колдоговору за стаж работы на ТНХК (шестимесячный заработок). Итак, жизненный зигзаг совершил крутой разворот. До самого конца, до вручения трудовой книжки, в душе не верил, что меня выкинут с комбината. Да и большинство знакомых ИТР ТНХК не могли понять, за что уволили Полле. НИЦ - стабильный высококвалифицированный коллектив с учёными российского уровня. Ни одного несчастного случая в подконтрольных мне лабораториях в период 09.77 г. - 06.98 г. (минимум три сотни сотрудников). Позже предпринимались попытки вернуть меня на комбинат, отнюдь не первыми руководителями, но дело и гордость моей жизни - научно-исследовательский центр в созданном с нуля лабораторном корпусе быстро прекратил существование.
   Через полгода после увольнения подробно описал мерзопакостную историю в статье "Увольнение" - http://samlib.ru/p/polle_e_g/uvolnenie.shtml, десяток принтерных экземпляров распространил на площадке ТНХК, не услышал ни одного отрицательного отзыва. Через 5 лет выложил текст в Самиздат. Уважаемый читатель! Прошу не удивляться, тексты статьи и малой части жизненного зигзага близки по смыслу и содержанию, использовались одни дневники.
   Прошло немало времени, пока осознал личную глупость N3. В последние годы работы на комбинате отверг целый ряд достойных приглашений (заведование кафедрой органической химии Томского политехнического института, зав.отделом Института химии нефти СО РАН, сотрудничество с германской фирмой ТЮФ с перспективой деятельности в совместных с Россией предприятиях...), все отклонял, рассчитывая быть полезным развитию ТНХК. А вот, когда меня уволили, увы, оказался никому не нужным.
  

Томск, 13.12.2021 - 10.01.2022 г.

Продолжение следует.

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"