Чуднова Ирина Викторовна: другие произведения.

Блэк Джек -15: Занудный обзор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 8.02*8  Ваша оценка:

   Это будет очень занудный обзор, невероятно скучный, местами зубодробильный и где-то даже тоскливый. Там будет повторение всем уже давно известного, прописные истины, вчерашний день и прочая тоска смертная. Да, я не ставлю целью писать полноценную развёрнутую критику на рассказы конкурса, я просто попытаюсь обозначить свою позицию, как судьи и оценщика, может быть, попутно обратить внимание автора на какие-то моменты, которые он не заметил. Стоит иметь в виду, что я давно не брала в руки шашек (читай - не писала обзоров на самиздатовские фантастические конкурсы), может быть, кому-то этот обзор действительно поможет, хотя здесь и вправду не будет высказано ни одной действительно новой мысли. Считайте, что я вас предупредила.
  
   Коль скоро, обзор занудный и скучный, пусть он будет хотя бы не особенно длинным, уж это я могу постараться сделать. Поэтому предварительную часть его я посвящу спонтанной систематизации особенностей, присущих некоторым, а местами даже многим рассказам конкурса. Эти особенности я постараюсь описать подробно, у ряда рассказов одновременно может быть несколько пункто, и я буду просто называть их номера для простоты. Да, оценку я ставлю по совокупной совокупности всего - не только недостатков, но и достоинств, впечатления, послевкусия и массы всего неформализуемого, плохо формализуемого и формализуемого местами, что относится к читательскому удовольствию. Иногда рассказ может обладать несколькими недостатками, я их могу видеть, но отдавать себе отчёт в том, что сознательно прощаю, потому, что помимо них там есть магия-химия-атмосфера текста, которая перебивает негативное впечатление, ради неё собственно и стараюсь, как читатель и судья. Исключительно ради неё.
   Рассказы сравниваю между собой, в другой комбинации оценка может быть иной (что особенно актуально для полуфиналистов - их троешник куда серьёзнее троешника в группе, и не все семёрки из первого этапа останутся таковыми в Полуфинале). Собственно, это во многом причина того, что хорошие рассказы остаются за бортом финальной выборки - автор не виноват, что у его рассказа на конкурсе случились такие соседи. В этом и есть соревновательный момент и адреналин игры.
  
   Итак, оттолкнёмся от самого главного определения конкурса "Блэк Джек" - это конкурс короткого фантастического рассказа. Все слова ключевые и важные. Все эти понятия стоит чётко уяснить ещё до начала конкурса, если есть желание подать в игру не хоть что-то, подходящее по формально-интерфейсным признакам, а действительно короткий фантастический рассказ.
  
  1. Этот текст не рассказ. А, например, миниатюра практически без действия и сюжета. Таких на этом заходе в моей группе почти не было, но они всё-таки бывают. Или текст не рассказ, а поток сознания, бессознательного или тезисов, в которых автор подаёт какую-то идею, а зачастую - даже не идею, а просто мысль. Может быть, даже фантастическую. И может быть, даже постаравшись её как-то структурировать. Случается, идея даже интересная, но текст всё равно не рассказ.
  
  
  
  2. Этот текст не короткий рассказ. А, например, начало длинного рассказа, или глава романа, или синопсис. Или эпизод, который мог быть включён в более серьёзное произведение. Или этюд. Или это всё-таки рассказ, но у него есть серьёзные проблемы с композицией - либо потому, что автор не очень освоил эту форму, либо потому, что сыграли роль ограничения на объём, предконкурсная спешка, привычка писать в другом объёме, неумение упаковать сюжет в короткую прозу, неумение расставить акценты, неумение управлять читательским вниманием, в конце концов - неподходящая реализация идеи этими героями в этом сюжете и антураже и даже - неумение грамотно и красиво закончить.
  
  
  3. Этот текст не фантастика. А, например, лирика с большим количеством образности, с тропами, сравнениями и прочей высокоразвитой художественностью слова. Это неплохо само по себе, и при прочих равных делает текст интереснее и лучше, но если есть только лирика и только тропы, но нет сюжета то становится понятно, что текст заблудился на этом конкурсе. Надо быть большим мастером пера, чтобы сделать из одной лишь образности языка интересное действие и героев.
  
  
  4. Отсутствие фантастики при наличии фантэлемента. Да, так бывает и бывает довольно часто. К примеру, у героев рассказа фэнтезийные имена и пара-тройка отсылок к явно выдуманным артефактам (даже и не волшебным, но из чужого мира), или событиям, не имевшим места в нашем мире, но само действие и вообще всё, о чём рассказ, в общем-то не фантастично ни в какой мере. На конкурс прозы этот рассказ не возьмут, из-за наличия фантэлемента, а для конкурса фантастики одного этого мало.
  
  
  5. А вот такой подвид нереалистической прозы, как магический реализм - напротив, является фантастикой, хотя там зачастую чётко вычленяемого фантэлемента может не быть. Но в этом случае фантастичность проявляется другими способами. Умение качественно создавать подобные непротиворечивые миры - очень ценно и делает автору честь.
  
  
  6. Антураж и герои. "Царь ненастоящий!" - герой не подходит для реализации именно этой идеи. Или герой факультативен - взят просто потому, что нужно было кого-то взять. Или герой картонный, толи потому, что автор не умеет написать его так, чтобы выглядел живым, толи сам текст изначально стёбной, пародийной направленности, и герой выполняет роль собирательного типажа (это, кстати, одна из причин, почему пародийные и юмористические рассказы не поднимаются высоко). Антураж вроде бы, фантастичный, но непродуманный. Так как антураж в коротком рассказе может быть задан только грамотно продуманными деталями, то на него работает всё - то, как и что говорят герои, во что они одеты, как себя ведут, в каких обстоятельствах действуют, какие реалии мира определяют логику поступков, как эти реалии объяснены и предъявлены читателю, насколько все элементы сбалансированы и отсутствует перекос - например, автор слишком увлёкся антуражем и забыл, ради чего всё это придумано.
  
  
  Плохие способы давать антураж: один герой рассказывает другому герою реалии мира, в котором они существуют. Рояль в кустах - злодей над поверженным героем многословно и без всякой нужды объясняет тому (а заодно и читателю), на чём герой погорел. Эта-то информация как раз и даёт герою возможность выправить ситуацию и победить. Подобные вещи надо лучше компоновать, логичнее оформлять, концы чётче увязывать, грамотнее прятать и элегантнее описывать. При прочих достоинствах этот недостаток может быть прощен рассказу читателем в моём лице, но если прочих достоинств маловато - ничего не поделаешь, оценка будет ниже.
  
  
  7. Язык и пунктуация. Конечно, я не всё замечаю, а только то, что само лезет в глаза. Я даже вычитывать не стану - есть люди, у кого это получается лучше, а удовольствия сам процесс им доставляет куда больше, чем мне. Но для меня есть сильно раздражающие моменты. Например, меня раздражает оназм, особенно, когда "Он" или "Она" с большой буквы, раздражает вечный "парень" на протяжение всего рассказа, раздражает необразный язык и язык переполненный эпитетами, раздражает, когда забывают, что местоимения третьего лица он, она, оно, их и т.д. относятся к предыдущему существительному, и приходится долго думать, кто на ком стоял. Это заставляет меня несколько раз перечитывать, чтобы получить первичную информацию. Невероятно раздражает точка в конце названия. В последнее время что-то слишком часто эта ошибка стала появляться у конкурсных рассказов.
  
  
  8. Лютая вторичность и вечные сюжеты. Очередная реализация бродячего сюжета без привнесения новизны или с минимальной новизной. Это же относится к вторичным героям. Простить можно только в случае выдающейся реализации. То есть - автор должен владеть словом, как бог, пускай, как Чехов или Хэмингуэй. В очередной раз читать про сотворение мира, продажу души дьяволу, ангелов и чертей, борьбу мирового зла с мировым добром, мальчика, который ушёл в игру и там остался, мальчика, который думал, что в игре, и покрошил живых в капусту, учёного, который изобрёл нечто, от чего сам и пострадал, или стопицотую неостроумную реализацию сюжетов русских народных сказок в космосе или в мире технофэнтази, а также повествование, где всё произошедшее в конце оказалось сном или алкогольным бредом, и так далее.
  
  
  9. Плохой перевёртыш или одноразовый рассказ. Хороший перевёртыш перечитывается с удовольствием, плохой перечитывать невозможно, он расползается с каждой новой строчкой. Видимо, отгадка этого в том, что перевёртыш надо писать и переписывать слоями, чтобы при перечитывании глаз цеплялся за другие подробности, выуживал дополнительную информацию, новые повороты, чтобы читатель получал другое удовольствие от второго прочтения, более утончённое, гурманское.
  
  
  10. Фантастика ради фантастики. Сюжет и коллизия такого рассказа могут быть решены в рамках реализма, но подобное решение требует от автора знания матчасти. Например, знания подробностей исторической битвы или особенностей другой культуры, или географии конкретной местности. Я понимаю, что ещё один скучный и неинтересный реалистический рассказ с малым количеством интересных деталей и бедными поворотами сюжета читать совсем никто не будет, а конъюнктура, потрафляющая фантастике как таковой (наличие фэндома, конкурсов, более высокого читательского интереса) как раз способствует появлению в большом количестве подобных рассказов, ибо их есть кому подкинуть и куда определить. Но всё же - по хорошему этот вид творчества лишь повышение энтропии, хотя, может быть, барахтаясь в молоке, наш автор, как та лягушка, таки спахтает свой кусочек масла и научится писать. Но размышление о писательском мастерстве и о целеполагании всякого делания очень способствует сокращению этого пути.
  
  
  11. Неудачное название. Это отдельная проблема - правильно и к месту назвать рассказ. Назвать так, чтобы он запомнился и по титулу тоже. Хорошее название может придать глубины, повернуть идею под другим углом, правильно настроить на восприятие, дать подсказку к разгадке, поиграть с искушённым читателем, настроить на нужный автору лад, создать атмосферу и так далее. Неудачное название, в принципе, может всё то же самое. Только со знаком минус. Есть ещё и такое название, которое ни рыба ни мясо. Вроде и вреда от него нет, но и пользы не приносит - так, есть и есть. А ведь это важное изобразительное средство, ещё один способ достучаться до читателя и обратить его внимание на рассказ.
  
  
  12. Нечуткое отношение к читателю. В принципе, всё, что написано выше - это тоже оно. Но есть и некий отдельный подвид, который нет-нет, да и попадётся. Автор через губу относится к собственному творению. То есть, он заранее признаёт, что рассказ фигня, таланта у него, как у писателя, нет, сделано на коленке за последние полчаса перед закрытием приёма и вообще приснилось и набредилось, а я не при делах. Почему это плохо? И почему это недостаток рассказа? Во-первых, это уже потому плохо, что позиция страусиная - вот я выпустил своё творение в мир, и дела мне до него больше нет. И забуду я и рассказ этот, и что писал его, и про конкурс забуду. Нужен был входной билет, вот и пусть он будет хоть каким, поиграть-то хочется. Не всегда такие рассказы уж очень плохи, случается, что вполне ничего. Но автор этим отношением к своему творению словно заранее показывает, что по большому счёту и писать-то не стоило, но надо же что-то нести на конкурс. Рассказу этому читатели и судьи, меж тем, удаляют внимания не менее, чем всем остальным. А если он в целом гладенький и справненький, пусть и вторичный, но не вызывающий большого отторжения - то подняться такой рассказ может вполне высоко. Но автор был тёплохладен, когда писал рассказ, остался таким, когда отвечал на отзывы и после конкурса о детище своём забудет, не станет дорабатывать, рефлексировать, что-то улучшать, дальше разрабатывать тему и мир, проживать изнутри героя и коллизию. Лучше пяток новых на новые конкурсы напишет. Таких же, по сути, хроменьких. Поэтому когда я вижу признаки подобного отношения автора к своему детищу, я заражаюсь этой теплохладностью. Так что, не обессудьте.
  
  
  Приступим к рассказам.
  
  
  Потанина П.А. 'Звёзды Облачного края'
  
  Вот, кстати, хороший пример того, как создаётся антураж мира. И с фантэлементами здесь хорошо, в том смысле, что их тут есть и даже больше одного - мир без компаса, но с дальним мореплаванием, край, в котором всегда облачно и женщина, которая чувствует любимого на любом расстоянии. Симпатично, но рассказ не случился - здесь практически отсутствует действие, а с ним и сюжет. Ощущение, будто автор создал приятный образ мира, но по какой-то причине решил его не развивать и закончил на достаточно невнятной мысли о путевой звезде. В итоге имеем этюд. Симпатичный, но всё же не рассказ.
  
  
  Бушель 'Зависть'
  
  Отличный короткий рассказ. Всё на месте, всё работает. Множество ярких, говорящих, работающих на мир и персонажей, мелочей. Финал, возможно, мог быть сделан и сильнее, но это уже моя вкусовщина. Есть и зрительная составляющая, и идейное наполнение, и двойное дно. Одним словом, хорошо.
  
  
  Левичева Е.К. 'Фотографии любимых'
  
  Рассказ про фотографирование призраков. Тема весьма неновая. В 19-м веке это дело очень любили, есть даже известный фейк с фотографиями феечек и девочек, сильно повлиявший на популярность связки - фотография и фиксация тонкого мира. Но рассказ всё же приятный, атмосфера напряжения, ночи, предчувствия ужаса создана качественно. Ко всему это ещё и перевёртыш. И перевёртыш, который от перечитывания не теряет. Более того, именно при перечитывании появляется новая тема - тема страха сумасшествия. Это один из корневых страхов тонкочувстующих людей, боязнь сумасшествия может довести и до самого сумасшествия. Но здесь у девочки явно случилось облегчение (может быть, временное, ведь наличие призраков не гарантирует отсутствие галлюцинаций, но это возможность выбора версии реальности для веры в неё), и это ощущается в рассказе как эмоциональная развязка. Отдаю дань умению автора сделать на таком изъезженном материале симпатичную настроенческую вещицу в приглушённых, гризальных тонах. Из замеченных блошек: 'Девочка долго плутает между памятников, пока ни останавливается у низкой ограды'. Всё-таки 'не'.
  
  
  Гришин А.И. 'Обол'
  
  Замечательно сделанный рассказ. Тот случай, когда и мир есть, и с фантастикой всё хорошо, но что ещё более ценно - фантастика здесь служит для того, чтобы показать совершенно нефантастические вещи и сразу много. Тут и взросление ребёнка (большие темы - получение и отдача, любовь, эмоциональная привязанность, смерть, жизнь), и мир мегаполиса, и психологическая коллизия, когда фишка, призванная обозначить смерть чего-то дорогого, вдруг сама становится ценностью, с которой девочка не решается расстаться. В рассказе много символических отсылок к мифам, которые работают как намёк, подводка к тем вопросам, на которые автор рассказа предлагает поразмышлять. Прекрасная находка-игра смыслов - телефон у мамы 'умер', в то время, как Тим 'холодный и выключенный'. Хорошая концовка. Без надрыва, и всё-таки видно, что это логическая и смысловая точка.
  Местами не хватает точек. Возможно, автор специально их не поставил, может быть, стоит как-то иначе выделить эти фразы (рекламу), но точки, на мой взгляд, нужны.
  
  
  Шауров Э. 'Угонщик'
  
  Качественно написанная боевая фантастика. И пусть рассказ на одно прочтение и не содержит глубоких мыслей и сложных образов, он сделан на совесть. Есть герой, есть напряжение перед серьёзным событием, есть интересное фантдопущение, в общем, увлекательно написано. По сути это тоже перевёртыш - когда агрессор сам становится жертвой, вот только не ясно, если ребята энмерщики, то почему они, будучи выкинутыми из самолёта, не могли как-то использовать свои способности и побороться за выполнение задания да и за свои жизни? Допустим, сам себя в энмерное пространство не вывернешь, но ведь можно вывернуть туда другого? Или даже весь самолёт.. Чего-то мне в этом рассказе всё же не до конца понятно, может быть, автор имел в виду некое ограничение на доступ к энмерному пространству и возможности манипулирования им, но я в рассказе про эти ограничения не нашла. И ещё, пожалуй, несколько не хватает описания ощущений героя, выкинутого из салона самолёта на большой высоте. Даже если его выбросило через другое пространство, холод и воздушный поток он должен был ощутить.
  
  
  Варнава Н. 'Альбом'
  
  Этот текст - пример магического реализма. К сожалению, с совершенно провальной концовкой, потому, что это не концовка. Чем этот эпизод со сгоревшим баром отличается от эпизода с утонувшим кораблём? Задумано было потенциально интересно, со множеством возможных смыслов и прочтений (например, почему на одних фото нам явлен сам герой, как субъект собственной судьбы, а на других - какие-то посторонние объекты?), но, к сожалению, реализовано не очень удачно. Язык тоже бедноват, вкусных деталей практически нет. Доработать бы, жаль, если так и останется.
  
  
  Фенек 'Диалектика клонов'
  
  Этот текст как-то не глянулся. Автор ставит проблему - сколько должно быть в теле органики против механики, чтобы можно было считать его ещё человеческим. Кстати, клон - это всё-таки биологический организм, а не искусственное тело - андроид. На поставленный автором вопрос авторского же ответа нет, финал открыт. Коллизия придумана острая, но психологически я в неё не верю, ибо слишком много отступлений-объяснялок. Понятно, что они нужны для того, чтобы познакомить читателя с реалиями мира и с героем, но психологизм момента плохо с этим сочетается. Ах, да - герой же не человек, поэтому так легко рассуждает о делах жизни и смерти. И именно поэтому ему так трудно посочувствовать. Где проходит грань между ещё человеком и уже биомехом - как раз понятно именно из подачи сюжета. Если в живого человека потихоньку напихать всякой электроники, он таки да - будет оставаться человеком (вопрос с ИИ в человеческом теле в рамках рассказ не рассматривается). А вот если сознание и личность пересадить в механическое тело, тогда понятно, почему многие откажутся воспринять такое существо за равного себе. Дело не в пластике, дело в том, что в основе у человека всё-таки животная составляющая. Ну, и в самоидентификации - ваш герой действительно себя человеком не ощущает, он этого и от окружающих не требует. Одним словом - конфликта как такового в рассказе на поверку нет. По сути все его герои согласны с таким положением вещей. Написано тоже не очень ярко. Как эпизод - может быть, как полноценный рассказ - не очень состоялось.
  
  
  Беликов А.А. 'Ейе'
  
  Симпатичный представитель бытовой фантастики. По форме - байка. В общем-то ничего особенного, но цикл таких баек с разными поворотами, героями и ситуациями я прочитала бы на досуге с удовольствием, написано хорошо, закомпоновано удачно. При всех достоинствах рассказа - это просто симпатичная вещичка для отдыха (цикл бы смотрелся весомей, он бы уже мог претендовать на большее) с книжкой.
  
  
  Лаевская Е.Г. '266 дней'
  
  Рассказ вроде бы написан уверенной рукой, но по прочтении оставил множество вопросов. Во-первых, концовка у него такая, что не понятно, а в чём, собственно, заключается авторский посыл? Чем героиня в начале рассказа отличается от себя самой в конце? Тем, что она решила использовать эти 266 дней, как-то иначе, прожить их иной жизнью? Совершенно непонятна вот эта фраза: 'Игорь тебе устроит самую лучшую клинику, самых известных врачей' - ведь родственница как раз уговаривает героиню не вынашивать самой, тогда зачем тут нужны врачи? Выбивается из логики. Точно так же выбивается из логики концовка, она неяркая, и невнятная, не открывает ничего нового. И даже шарики мороженого, которые по идее должны быть чем-то вроде закольцовывающего маркера не работают. Одним словом, для меня рассказ как-то не случился, прошёл мимо. Хотя, образ бизнес-леди от медицины - серебряной вилки из праздничного набора сделан очень ярко. Да в общем, и герои все живые и вполне со своими характерами, а вот чего-то главного в рассказе не хватает, не может же быть, чтобы всё это делалось ради той нехитрой мысли, что часы запущены и героиня вдруг почувствовала, что она действительно хочется как-то интересно и необычно распорядиться этим, тикающим, временем?
  
  
  Кашпур В.В. 'Мадонна Бомбо'
  
  Симпатичный рассказ целиком построенный вокруг фантэлемента. Написан хорошо, характеры героев зримые, прорисованные с хорошим разрешением, есть и психологические особенности характеров и маленькие приятные детали. Критиковать рассказ совершенно не за что, он хорошо задуман и хорошо реализован в рамках замысла. Симпатичная короткая фантастика не более, но ведь и не менее!
  
  
  Эверстов М.С. 'Солдат'
  
  Идея симпатичная, реализация явно недотягивает. Во-первых, герой от лица которого идёт рассказ - кто он? Ну, помимо того, что тоже солдат - рабочий? студент? житель большого города? Какие-то отдельные детали, вроде винтовки и 'позвать уполномоченного' намекают на 41-й год, а вот в настроении, в языке и манере речи, в поведении героя, в его образе мыслей этого не читается. Я вообще до упоминания винтовки была уверена, что это современные призывники. Это серьёзная недоработка, мешающая поверить в реальность происходящего, заразиться ей и поставить себя на место персонажа. Вычитать рассказ тоже не помешает, места вроде этих явно требуют корректуры: 'Голос у него сиплый, шелестящий. Такому бы сказки на ночь читать' - таким бы. 'Он не курил да и кушал мало' - мало ел. 'Чайка где-то достал карты и рубился с каким-то неизвестным мне парнем' - где-то достал - где? Рубился с каким-то - с каким? 'То азиат, то ли болгарин' и ещё попадалось по мелочи. Есть и неудачные композиционно моменты, вроде этого: 'Другие тихо переговаривались справа и слева, все еще работая, или молча глазели на небо', и через пару фраз: 'Может, ребят позвать?' У меня не складывается картинка - так ребята рядом или они где-то вдалеке? И вот ещё странное место: 'Тогда я подумал, мало ли каких людей в мире есть, но сейчас не знаю' - 'тогда' - это когда? А 'сейчас' - когда? И таких мелких царапающих мест в рассказе много. Пунктуацию тоже надо бы отшлифовать. Концовка вроде бы претендует на катарсис. Но не поднимается до него из-за нечёткой реализации, собственно, рассказ такого рода должен быть ярким. Для успеха он обязан заражать читателя правдой героя и зримостью ситуации.
  
  
  Alma C. 'Вишнёвый лепесток'
  
  Что называется, претензии по языку: 'И счастье, простое детское счастье спать до обеда, а потом завтракать среди простыней, не снимая пижамы и даже не расчесываясь' - во-первых, если спать до обеда - то обедать среди простыней, во-вторых, как-то оно сомнительным кажется этакое счастье. Хотя по мысли автора должно цеплять читателя и быть желанным. 'Но пока на работе был завал, а дома ждала холодная кровать и недельный слой пыли на подоконнике' - неудачное предложение, только с третьего прочтения поняла, почему там стоит точка. И ещё 'холодная кровать' - по смыслу должно быть 'холодная постель'. 'И кое-что еще - не смертельное, но крайне неприятное' - не поставить ли перед этим предложением запятую? 'подъездные бабульки' - слово 'подъездные' какое-то неточное. 'Над ними витал запах сплетен и жаренных котлет' - для юмористического рассказа было бы неплохо, как есть - неудачно. 'снайперский прицел четырех очков' - образ не рисуется, поскольку у винтовки окуляр прицела один, а тут четыре пары, по крайней мере, нужно вставить счётное слово 'пар'. А вот, напротив, хорошее место: 'Хрупкими, коричневатыми, словно палочки корицы, пальцами она касается зеленого бутончика тюльпана - и он за считанные секунды расцветает, раскрывается навстречу солнцу'. Запятых тоже не везде хватает. В общем, бережнее надо с языком.
  
  Сюжет не нов. И приём с парками-мойрами среди нас, меняющими судьбу героев, тоже не один раз реализовывался на конкурсах самиздатовской фантастики, поэтому поневоле напрашивается сравнение с прошлыми воплощениями, которое не в пользу этого рассказа. Концовка подкачала. По логике вещей героиня должна бы как-то узнать о том, что для неё сделала такая неприятная ей старушка, ибо по-хорошему смысл-то именно в том, чтобы не просто ощутить подарок судьбы как избавление от неприятного состояния, как конец чёрной полосы, но осознать его цену - вот был бы достойный посыл этой реализации, а так получается две слабо связанных между собой линии. Образ цветущей вишни, с которой начинается и заканчивается рассказ, да ещё и вынесенный в название, к сожалению, не работает. Кажется, что его пришили разноцветными шерстяными нитками. Много деталей, который должны бы по замыслу автора создавать атмосферу - запах кофе, пыль в подъезде от стука хлопнувшей двери, описание дождя, как-то не очень хорошо работают. То ли потому, что не особенно к месту упомянуты, то ли потому, что не поддержаны более явно. Как-то они сами по себе. Может быть, рассказу надо просто дать отлежаться, и тогда будет ясно, что можно улучшить, чтобы идея засияла.
  
  
  Логос Г. 'Дрейф'
  У рассказа плохо с сюжетом, есть некоторая последовательность событий, но сюжета как такового нет. Это рассказ-состояние. И для него очень важна точность и зримость описаний, чтобы читатель мог ощутить состояние героини и к нему 'подключиться'. А у вас, смотрите: 'Закутавшись одеялом с головой и оставив лишь щелочки для глаз, я поджала ноги, обхватила колени и тихонько завыла', через несколько фраз, которые описывают поток сознания героини, читаю: 'Вывалив на стол содержимое сумки и убедившись, что батарея, конечно же, села, я влила в себя полстакана мартини и машинально принялась теребить в руке карандаш' - то есть, вот героиня сидит в постели, а вот она уже пьёт мартини и теребит карандаш (слово 'теребить' какое-то не очень удачное). Психологически эти два состояния как-то не очень хорошо связаны, и между ними не хватает мостика хотя бы из картинки-описания, как одно переходит в другое. Следом: 'Я сгребла свои вещи в кучу' (она ведь дома, там все вещи её! Неужели все-все сгребла?!) и чуть дальше: 'Этим утром после привычной порции ночных кошмаров я проснулась на удивление выспавшейся и отдохнувшей' - либо это уже какое-то другое утро, и тогда надо как-то более явно части текста друг от друга отделить, либо тут что-то не то, ибо только что мы читали описание отнюдь не самого безмятежного утра. И таких моментов в тексте ещё есть.
  Или вот ещё: 'легкое царапанье хитиновых пластин о металлическую сетку. Брр-р! Чёрт возьми, откуда мне известно, как хитин царапает металл?!', чуть дальше: 'И страх. Мой и этой твари, чье отражение преследует меня в неясном глянце стен', - то есть, существо, которой телепатирует в героиню - какой-то инсектоид, явно воспринимается ею чужим. Дальше читаем: 'Лица́ не вижу. Просто знаю, куда он смотрит, куда его глазами вижу я' - значит у него всё-таки лицо, но при этом - хитин. Потом-то да, он как-то претворился внутри героини в идеального мужчину, но вот эта деталь требует большей психологической ясности.
  Очень хороший - зримый, психологически достоверный эпизод с посещением героиней школьного учителя, жаль, эта вставка не раскрывается дальше в сюжете.
  
  Концовка мне не глянулась. Ибо, самое главное - вот она дорисует эту картину, и что произойдёт? Вопрос на самом деле ключевой, и открытый финал при таком способе изложения действия, через внутренний монолог героини, кажется обманом читателя. Как будто автор довёл до важного места и бросил - реши, дорогой читатель сам, получилось у неё или нет, и что с этого сталось. Название, кстати, тоже не очень хорошо раскрыто в рассказе. Это скорее 'контакт' или 'сближение', мы ведь через героиню эту ситуацию видим.
  
  
  Хохлов Д. 'Записки плетеного человека'
  
  Бытовая фантастика, и в общем-то неплохо написано, хотя дать отлежаться и вычитать не помешает. Плоховато закомпонована концовка - там попавший во всех смыслах герой при помощи собрата по несчастью излагает свою историю для дочери, как крик о помощи. Но сам рассказ, в таком случае, должен быть иначе сделан, а именно - стилизован под это самое письмо. Или нужно как-то иначе обыграть ситуацию (может быть, даже отказаться от неё, пусть будет страшилка-предупреждение), или стоит развернуть всё в полноценный хэппи-энд, ибо реакция дочери на пропажу отца, на связь с ним и на возможность помочь и спасти содержит в себе потенциально интересную реализацию и новые смыслы.
  
  
  Аль Б. 'Лифт до самого Солнца'
  
  Нехитрая и неновая иллюстрация давно известного и ставшего банальным тезиса: 'раб не хочет свободы, он хочет рабов себе'. Во всяком случае, судя по окончанию рассказа, именно на этом всё и завершается, если же предусматривалась какая-то другая реализация, то фокус рассказа должен быть перенастроен. Герои, впрочем, включая и главного персонажа, написаны так, что не вызывают какого-то особенного сочувствия. Герои-схемы, герои-куклы. Чуть больше человеческого появляется в них, когда Баркли впервые попадает в подвал и когда заговорщики рассказывают ему о дочери Сэма. Именно поэтому в рассказе чего-то сильно не хватает - он как бы неопределённый - про людей ли здесь или про то, что винтики не в силах изменить саму конструкцию и потому должны радоваться, когда оказываются наверху и стараться не попадать вниз. Концовка ещё и композиционно не сделана ударной, нет жирной точки в конце, чтобы позиция автора была окончательно определена. Неновые сюжеты особенно требовательны к чистоте и виртуозности исполнения. Название, кстати, удачное.
  
  
  Мудрая Т.А. 'Калыханка'
  
  Кот-домовой получился. Яркий такой, деловой, зверюга, ласковый. А вот рассказ всё же до конца сделанным не назову. Не очень хорошо смешение южно-русских и белорусских слов, славянизмов и канцелярских оборотов. Плюс не очень удачные названия и слова вообще. Смотрите: 'Ещё на следующее - солдаты, с ног до головы в мешковатой серебряной одежде и с чёрными зеркалами вместо лиц, пригнали больших и малых железных зверей' - то есть, кот знает, кто такие солдаты, но не знает, кто такое механизмы, считает их железными зверями. Это неточность, стоит исправить. 'Тогда старик понял' - какой старик?! У меня прошло несколько секунд и перечитывание всего начала, прежде чем я поняла, что старик - это кот и есть. 'ближе к холодам снова явились нелюди, упакованные в блескучую фольгу' - слово нелюди очень не точное, оно множит сущность, к тому же 'снова вернулись' - и я вынуждена была опять перечесть начало, чтобы поискать, где там были нелюди, которых я, по всей видимости, пропустила. 'Стать каннибалом кот не захотел, мышковал понемногу' - каннибалом - это есть людей? - тогда людоедом, или есть себе подобных? 'иными насельниками - дикарями' - так для меня и осталось загадкой, кто именно эти дикари. 'Число особей иногда уменьшалось' - вот не поверю, что кот именно этими словами думал. 'Одна из пожилых двуногих самок сделалась брюхата' - слово 'солдаты' кот знает, а слово 'женщина' нет?! По содержанию тоже есть непонятности - почему мать окропила водой новое жилище дочери, дала ей имя и ушла? Почему она была нежеланна этому миру вроде бы понятно, но почему сама ушла? Допустим, хотела вернуться, и не нашла дорогу, но про это ничего не сказано, а стоило бы. Путаница с именем - то девочку зовут Лидия (или Лилия), а то Лилит - я понимаю символизм, я не понимаю, зачем? Рассказ маленький, автор в своём праве, можно закомпоновать как нужно. 'со светлокудрявой головкой. - Погибельных краёв царевна. 'На этих словах вужалка тихо рассмеялась и впервые за всё время распахнула глаза' - вот снова очень характерное для автора место, я вынуждена была опять вернуться назад и перечитать, чтобы в точности быть уверенной, что 'вужалка' - это действительно девочка, а не вторая змея, пришедшая из леса. Видно, что автору нравится жонглировать словами, нравится из этого жонглирования делать мир, экологический посыл рассказа понятен, понятна и любовь автора к миру живому, но хочется какой-то большей цельности от текста, чтобы не прилагать труда на верификацию слов понятиям, а получать одно лишь удовольствие. Концовка всё-таки немного подкачала. Вывод, который автор делает из того, что глаза у девочки оказались нечеловеческие - мол, человек утратил право быть царём природы. Как-то странно и нелогично, то есть, я понимаю внутреннее убеждение автора, но из самого рассказа оно не следует, из логики мира и действий в этом мире. Если всё так и есть, то почему девочка-то по виду всё-таки человек, а не собачка или лисичка? Значит, человеческое в ней всё равно есть. Значит, рано ещё человека списывать из игры. Колыбельная симпатичная, но маловато её для хорошей концовки рассказа.
  
  
  Ролдугина С. 'Миграция монархов'
  
  Хороший поэтичный рассказ. С аллюзиями сразу на 'Заповедник гоблинов' и 'Марсианские хроники', с внятной экологической идеей, что земля любит то, что порождает. Правда, не очень понятно (точнее, оставлено за кадром), почему ресурсов не хватает, если в обществе введена ограниченная рождаемость и есть пространства для земледелия. О переселении интересно в том плане, что неужели таковое переселение потребует меньшего ресурса, чем налаживание среды на старом месте? Чисто ситуативный момент - родители, вроде бы не знают, что новое поколение иное, гораздо более связанное с природой более высокой чувствительность и оборотничеством. Однако, когда Сэн рассказывает, что видела нечто далеко в долине, что по словам родителей похоже на бабочек-монархов, они предлагают ей поехать их посмотреть на другой конец континента. Возникает противоречие - либо родители знают, что для дочери расстояния не такая большая проблема, либо должны были как-то иначе среагировать на её рассказ. Ну, хотя бы поинтересоваться, а как она попала в эту далёкую долину? Возглас деда в отношении отца девочки: '- Идиот, - бурчит под нос дед, поднимаясь. - Трусливый недоумок. Бездарь' - на мой взгляд, обвинения не точны, надо бы какие-то другие обвинения, например, 'слепец, техногенный страус, прячущий голову от действительности, самоуверенный ботан' - проблема-то не в том, что один умнее другого, проблема в разнице мировоззрений, поэтому она отражена слабо в обвинениях. Важное слово 'рай', которое несколько раз повторяет отец героини, требует некоторого пояснения, 'рай' в европейской традиции - это и есть цветущий сад, а ведь подобное и описывается вокруг героев, если рай в представлении отца выглядит как-то совсем иначе, это надо бы пояснить, или просто заменить другим словом. Не очень понятно, почему люди ушли под купола, ведь природа холмов не выглядит агрессивной, хотя, может, она для Сэн своя, а для среднего поколения нет. Одним словом, хочется большей понятности, в чём состоит техногенный конфликт поколений, почему при такой цветущей природе вокруг взялся недостаток ресурсов. Ещё момент - в рассказе много содержательных моментов, которые маскируются тропами и сравнениями. Вроде бы, это сознательный приём, а с другой стороны, не удивлюсь, если менее искушённые читатели не увидят этой двойной роли. Но тогда они не поймут рассказа. Надеюсь, что автор это имеет в виду и сознательно сделала такой выбор.
  
  
  Diamond A. 'Ноль Сонни'
  
  Рассказ-состояние, рассказ-блюз, рассказ для тех, кто задумывается о смыслах всего и жизни в частности. Эта врождённая привычка посещает некоторый процент людей с самого рождения. Так, во всяком случае, происходит в мире рассказа. Рефреном через весь рассказ 'В каждом городе есть фабрика, свалка и склад' - задаёт ритм, задаёт развитие действия в бездействии, в смене состояний, через которые развивается сюжет. Внятно покритиковать я наверное не смогу, ибо в каком-то смысле я - вполне себе Сонни, а когда что-то чувствуешь что-то так, как оно описано в литературе, то единственное, что остаётся - это согласиться с автором.
  
  
  Л.Е.А. 'Рыцарь Марии'
  
  Хорошая сказка. И хорошая не только в 'детском' смысле, она вполне и для взрослых. Написано ясным языком, из царапок вот это место: 'но разговаривать с ней Мария не хотела. Но девочка болтала за двоих' - два раза 'но'. Хорошо, интересно обыгран образ пары 'рыцарь и прекрасная дама', тянущей за собой всю гамму понятий 'благородство', 'месть', 'великодушие', 'потеря', 'воздаяние', 'месть' - в их средневековом и где-то философском смысле. Нравственный выбор - это та тема, о которой стоит размышлять не только в детстве, хотя в детстве вырабатываются-столбятся самые базовые понятия и реакции личности. Рассказ держит в напряжении до самого конца, конечно, это на пользу читательскому вниманию. Закомпоновано хорошо, ничего не провисает, основная коллизия полностью решена в пространстве рассказа, название удачное. Спасибо за читательское удовольствие.
  
  
  Механик Г. 'Вуаля!'
  
  Рассказ про зомби, закрывающий тему зомби :-) Написано лихо, динамично, с множеством приятных деталей, придающих глубину рассказу. В общем, он хорошо сделан, замечательно начат и жизнеутверждающе (в прямом смысле этого слова) окончен. Будем надеяться, что мир это как-то переборет и выживет. Конечно, рассказ для любителей экшена, а не глубокой философии или особенной красоты и лирики. Единственная интрига рассказа, не нашедшая для меня объяснения - почему те двое слушаются старушку в тележке? Чем она их держит в повиновении и контроле? Название несколько цирковое, не могу сказать, что запомню рассказ именно по этому названию. Поскольку понравилось, ругать как-то не хочется, тем более, что и не за что.
  
  
  Маверик Д. 'Кнопка'
  
  Дети жестоки, но они поплатились за свою жестокость. Хороший рассказ, в каком-то смысле более глубокий, из-за аллюзии на Экзюпери. Ибо не только 'убери планету', но и 'мы в ответе за тех, кого приручили', герой в каком-то смысле провоцирует подростков на жестокость, хотя, он в ней и не виноват, и ребята должны будут спасать мир и осознавать цену собственных действий. В общем, хороший, не пустой, грамотно сделанный рассказ. Название - удачное, 'Маленький Принц' было бы более претенциозным и обязывающим, а тут - в самую точку. Из замеченных царапушек (кстати, там такие места ещё есть, но сходу я найти не смогла): ' - Ну, я ему покажу! Я завтра так-о-е испеку! - грозилась она, и глаза ее недобро блестели'. Здесь надо бы 'погрозила она' и 'глаза её недобро блеснули' - в рассказе какие-то действия являются однократными, а какие-то повторяющиеся, это надо более чётко обозначить временем и формой глагола. Думаю, вычитка не помешает.
  
  
  Госсен П. 'Над чем работает Гомер?'
  
  Не везде в авторской речи показался уместным канцелярит, может быть, это моя вкусовщина, но там, где его нет, читается лучше. То, что сам герой говорит канцеляритом, вполне уместно, тут я без претензий. В принципе рассказ в традициях такого рода фантастики, построен вокруг остроумного выверта с чипами в мозгу собственно владельца издательства. Рассказ производственный - ближе всего тем, кто сам пишет, у кого в опыте встречи и презентации книг. Единственное, что показалось странным - 22-й век на дворе, а у вас книжки пачками! Неужто печатная книга ещё останется тогда, когда презентации новых книг будут происходить в кратере Достоевского?! В общем, симпатично, по-шеклеански, но не более того.
  
  
  Быстров В.С. 'Рассказы обо мне'
  
  В рассказе есть интересный нравственно-психологический вопрос о праве на почести за подвиг, которого не совершал, потому, что не помнишь. Может быть, тема не проработана особенно глубоко, но она несомненно, показана и заставляет размышлять. Есть и ещё одна - о соотношении личных и коллективных оценок. Написано не выдающимся языком, но читается легко. Кстати, в этом рассказе фантастика дана исключительно для того, чтобы лучше выпятить психологическую коллизию, здесь совершенно не так важно, какие миры они открыли и каким именно образом был скопирован интеллект сперва туда, а потом обратно. Поэтому за кадром оказываются и прочие 'побочные' вопросы, например, а не сойдёт ли с ума человек, синхронизируя то и это, а не поменялся ли характер и какие-то установки личности от того, что жизнь одной части сознания и другой прошли в разных условиях, а не начнут ли эти два комплекта отныне претендовать на право быть более главным и принимать решения, вместо того, чтобы лежать на своей полочке? Предвижу ещё массу интересного для героя, когда он начнёт открывать новое в характерах его соседей-товарищей после того, как воспоминания будут ими вполне адаптированы. Одним словом, есть ещё, что из этого фантдопа вынуть. Из замеченных блошек: 'воспоминания одноного индивидуума в другой разум'.
  
  
  Лановенко В.А. 'Серая мышка'
  
  Сразу же скажу, что надо перепроверить знаки при прямой речи и вообще - оформление авторских слов и слов персонажа. Общее впечатление - ещё одна реализация производственной темы писцеха, по крайней мере, это то, что пишущим близко, поэтому тему можно считать вечной. Пусть и сильно не новой - заменим серую мышку золотой рыбкой, а что ничем хорошим не кончится, увы, понятно с самого начала. Сущая фантастика - заработки литературного негра, ну, и калькуляция хорошего романа, который герой написал ещё в подсобке. Плохо, что ни одна из реализаций - литнегровская и гениального писателя по воле серой мышки, не сделала его счастливым, тупиковое какое-то это выходит занятие, хотя, где-то же живут люди, которые вполне в нём преуспели, вот только наш герой отчего-то после неудачного литсеминара не желает установить с ними контакта. Да и как же сеть? Ведь письма-то он редакторам не с голубями отправляет, так почему бы не быть в его мире сайтов со свободной публикацией? По крайней мере, имел бы читательскую любовь, раз уж от денег отказался. Как вариант - можно было вернуться на завод и потихоньку налаживать там станки за зарплату (чтобы на еду гарантированно хватало). Нет, не могу я понять героя, не ясно мне, что такого принципиально нового он узнал о мире, что решил уплыть в никуда? В общем, некоторое недоумение от концовки осталось, неужели весь рассказ городился ради нехитрого вывода - просить надо правильно? Мол, сформулируй герой желание, как 'хочу быть гениальным и успешным писателем', и всё пошло бы иначе?
  
  
  Градов И. 'Счастливый день'
  
  Альтернативная история, язык приятный, герой, слава богу, с нормальной речью, оттого читать легко. Стилизовано вполне качественно, хотя так и осталось неясным, почему в первой и завершающей частях так много троеточий? Наверняка, это неспроста, но вот что за ними кроется? Они и в середине встречаются по тексту, хоть и не в таком числе, каковым изобилуют начало и конец. Не очень поняла, почему же что-то пошло не так, как в нашей версии событий. Наверняка я что-то важное упускаю, но сколько не перечитывала, так до конца и не отловила. Видимо, нужно досконально знать историю и обстоятельства того покушения, а не так поверхностно, как я.
  
  
  Ару-Ака 'Ару-ака'
  
  Байка от лица не шибкого интеллектуала, озабоченного более всего литражом известных бочек. Очень многословная подводка к собственно действию, при этом пресловутый Прибор оказывается в каком-то смысле обманкой - собственно фантастическая часть к нему не имеет, по крайней мере, прямого отношения. В целом неплохо, и гладко написано, и в психологию есть попадание, но как-то без полёта, может, потому, что сама фантастическая часть не слишком-то нова - контакт, который не состоялся, потому, что 'нашим' не подошли условия. Добавленная стоимость в виде: 'И мне подумалось, может, и вправду, лучше быть с душой и человеком, чем без души и плесенью?' - читается, но вроде как истина-то прописная, без особых глубин. Ничего плохого про рассказ не скажу, но и особой приязни к нему не ощущаю. Я такую фантастику плохо запоминаю отчего-то.
  
  
  Ледовский В.А. 'Атака на резидента'
  
  Первая часть хороша в своём роде - повествование о деревенском детстве, симпатичный и милый рассказ для детей о детях. А вот собственно фантастическая часть выглядит этаким роялем в кустах, пришитым широким стежком, да ещё и смотрится крайне схематической, неравновесной относительно первой, подробной и яркой. Наверное, рассказ способен развлечь, но для меня он был бы более ценным своей первой частью, в том виде, как есть, вызывает улыбку, но не более того, уж очень не нова реализация темы контакта в виде 'они сунулись к нам и им прилетело от алкоголика, ребёнка, котёнка, блондинки и т.д.' Наверняка есть те, кому рассказы такого рода нравятся, я их плохо запоминаю.
  
  
  Купалка Я. 'Башни Нан-Мадола'
  
  Сразу же бросилось в глаза - 'тагалогский', вот не уверена, что у 'тагалога' есть такой вариант, я бы просто написала 'кастильский и тагалог'. И вот это место: 'Спать Хорхе лёг тут же, на верхней палубе. Какое-то время он еще смотрел на пляшущие в его глазах звёзды' - не поняла, как это возможно - смотреть на звёзды, пляшущие в собственных же глазах, какой-то очень сложный алкогольно-философский изврат :-) 'высадится на берег и покончит с этим оплотом идолопоклонников. Заодно пополнив золотые запасы испанской короны' - на мой взгляд, точку лучше заменить запятой. Знаки препинания при прямой речи не везде расставлены по правилам, стоило бы вычитать. Вот ещё невнятная фраза:'Хорхе пока что отбросил мысли о лимбе либо сумасшествии, как упадочные'. Наверное, есть и ещё, я не смотрела внимательно. История неплохо закомпонована, любителям приключений понравится. Название удачное, запоминающееся. Большего, пожалуй, не скажу.
  
  
  Серебрянников П.И. 'Бегство от действительности'
  
  Некий товарищ с серьёзной профессией далёкого будущего, развлекается по ночам тем, что играет в шпиёнов-киллеров-конкретных пацанов 'лихих 90-х'. Читается, конечно, увлекательнее, чем точно такой же сюжет, в котором участвует клерк или студент, но в целом очень неново оно всё, и можно ещё накрутить вторых и третьих производных, будет сложнее и затейливее, но в общем-то по сути изменится мало. Шутко-стёб в виде песни как-то не глянулся, может, он и хорош, но слишком привязчив. А вот описание работы героя в его реале - да, глянулось. Я точно знаю, что у этого рода фантастики есть любители, я не из их числа.
  
  
  Inspektorpo... 'Духофон Эдисона'
  
  Из замеченных блошек: 'они оценят Вас' - правильно 'вас'. Ну, и пресловутые умудряющие дреды - смотрится комично, к тому же, африканцы тоже седеют. Рассказ понравился, хорошо закомпонован, с нескучным сюжетом, даже где-то и с проблематикой - каковы могут быть истинные цели у талантливого изобретателя, побочным продуктом которых являются его изобретения. Сцена с голосами из мира духов хороша - в меру напряжённая, в меру динамичная, в меру жутковатая, развязка не хуже. Может быть, и не высший класс, но рассказ вполне состоялся, запоминающийся, дающий нетривиальную картинку, может, потому, что классический "безумный изобретатель" - историческое лицо, хотя и показан в альтернативном, не историческом, образе.
  
  
  Skier 'Жёлтая повязка'
  
  Хорошая проблематика - о пропорциях между общественным и личным, о соотношениях потребности в информации и свободе в постиндустриальном обществе. Они сперва чипуются, потом перепрошиваются, вопрос в том, кто решает за тебя, кто контролирует твой информационный поток, кто принимает окончательное решение, куда помещается свободная воля личности, и где она помещается. Фантэлемент позволяет чётче высветить эту проблематику, поиграть с возможностями и вариантами. Жаль, что повествованию тесновато в 12 килобайтах, да что там, я бы с удовольствием прочитала и более длинное произведение об этом мире. Тем более, что и идеологические марксистские и даосские идеи там присутствуют, причём в весьма актуальном виде, отчего становится ещё интереснее. В общем, понравилось и так, как есть, но отдельные фрагменты стоило бы развернуть, рассказ от этого определённо выиграет. Язык понравился, поэтому, видимо, присматриваться к ошибкам-опечаткам как-то не тянуло.
  
  
  Метель 'Когда уходят боги'
  
  Честно говоря, не понравилось. Я осознаю, что у таких рассказов есть целевая аудитория и поклонники, но я не из их числа. Самое лучшее в этом рассказе - цитаты из Куна. Вся образность и всё прекрасное там и только там. Если вынуть из текста легенду об Арахне (которая, к слову сказать, слабо связана как идейно, так и фактически с остальным), в сухом остатке будет садо-мазо-бандаж плюс неловкое и какое-то трудновообразимое описание превращения героини в паучиху и пожирания добровольной жертвы. Ну, пожрала, и что теперь? Допустим, соль в концовке, вот в этом: ' - Что смотришь на меня, бессмертная Афина? Желаешь вновь сразиться? Приходи. Сразимся. Жду. Нити гобелена задрожали...' - но тогда к чему было вообще всё, что было до этих фраз? Положим, придёт Афина, и в чём они будут сражать? В искусстве бандажа? В скорости откусывания головы? В поиске жертвы? Ни с кем в рассказе я себя не могу ассоциировать, поэтому перефразируя Бальмонта - ничего теперь не надо мне, никого уже не жаль. Но, повторяю, есть те, кому понравится и ещё попросят.
  
  
  Бородкин А.П. 'Консервы'
  
  Написано неплохо, но от этого только хуже. Совершенно точно, уровень технического развития и оснащения, описанный в рассказе как-то слабо соотносится с межплатнетными экспедициями такого уровня. Степлер, лоток принтера, шприцы и портреты известных учёных (очень это всё напоминает 90-е - нулевые какого-нибудь российского НИИ, но не исследовательский модуль межпланетных колонизаторов. Хорошо, допустим животных с собой они не взяли, какой-никакой гидропоники не предусмотрели, посадочного материала не захватили (хотя, генную модификацию они как-то же осуществляли?) биосинтеза тоже не имели, но связь-то с Землёй должна быть? Послать сообщение, лечь в криосон - почему героем даже не рассматривается подобный вариант? Почему такое убийственное решение принимает биолог, а не командир корабля? Почему нет никаких запасных планов на случай, если планета окажется не Землёй-2.0, а с подвывертами? Одним словом, весь рассказ кажется сделанным не ради того, чтобы рассмотреть сложный нравственный выбор, а чтобы сперва пощекотать читателю нервы, а потом предъявить ему счастливый конец - мол, смотрите, он принял тяжёлое решение, но у него всё в итоге получилось. Это 'в итоге получилось' - такой же рояль в кустах, как все остальные вводные - вроде невозможности связаться с Землёй и так далее. Автор захотел накормить героя человечиной, автор накормил. Впрочем, ладно.
  
  Из мелких блох: 'После гибели Левински Самойленко, Андерс и Силай' - Силай - это имя, фамилия у вашего героя Ли, если все остальные персонажи перечисляются по фамилиям, то надо и его тоже по фамилии, иначе выглядит примерно так - Иванов, Петров и Алексей.
  
  
  Макдауэлл А.К. 'Кот маленького Макото'
  
  Хороший рассказ. Из замеченных блох: 'словно говорил вид кота своим опасным изяществом' - надо бы 'весь вид кота' или как-то иначе, например, без 'вид'.
  
  Прекрасный ход с тем, что мальчик заговорил, хотя не должен был говорить и с забытыми словами заклинания-привязки демона, мол, раз ты знаешь, что я их помню, прочти у меня в голове - замечательное попадание в дзен :-). Вот это место очень хорошее: 'Макото оглянулся. Зеркала были на месте, в них отражался кот. Никакого намека на то, что все кончилось. Никакого знака. Ничего не изменилось. Не будет тебе знака, - ответил кот, - глупо всюду искать знамения. Не будет шикарного финала. Потому что обычно в жизни не бывает шикарных финалов, все заканчивается ничем, или не заканчивается вовсе. - Это ли не одно и то же? Кот не ответил'. И ещё сцена в госпитале - и зримая, и со множеством деталей, и с отличным диалогом.
  
  Читала рассказ и думала - а ведь примерно в эти дни, пока мальчик сидел в медитации, и случились Хиросима с Нагасаки - одновременно страшный разрушительный демон и конец войны. Своего рода метафора.
  
  
  Львова Л.А. 'Минералы песчаных карьеров'
  
  Детишки нашли нечто не вполне земное, но дед одного из них, окунувшись в невозвратную молодость, решил, что лучше уничтожить источник волшебных возможностей от греха подальше, пусть своими руками судьбу делают. Внук, вроде деда не посрамил - стал в итоге мэром, будем считать, что хорошим, коль скоро он на месте старых карьеров разбил лесопитомник. Кстати, в последнем предложении слово 'привычка' показалось неудачным - он же не машинально это делает, а раз в год и действие символическое, значит, надо какое-то другое слово, например 'обычай'. В общем, читать было интересно, есть и о чём поразмыслить, и характеры, и коллизия. Информативность рассказа насыщенная, хотя и без цирковых вывертов, так характерных для конкурсов с лимитом на объём. Мастерство автора вижу, не виртуозность, но именно мастерство.
  
  
  Ермакова М.А. 'Модификация'
  
  С самого начала: 'молодые и дерзкие, с небольшим уставным капиталом' - ужасный оборот, обязательно отредактируйте. И вот это: 'как только запатентовали пару изобретений молодого приглашённого гения' - приглашённого гения - это как-то не складывается, так и напрашивается - 'гений на полставки', 'почётный гений' и в таком же роде. Плохая фраза: 'Период совершенствования собственной внешности перевёл красоту молодой женщины на иной уровень качества - уверенной, ухоженной, но неудовлетворенной' - во-первых, рассогласованная, во-вторых, от канцелярита аж зубы сводит. Вообще надо рассказ вычитать.
  
  В целом впечатление от рассказа, как от очень затянутого анекдота, который можно уложить в пару фраз - они поженились, но он был занят своей наукой, а потом стал не нужен жене, разрыв был неизбежен, но муж придумал кнопку 'ресет' и перезагрузил жену. Или не перезагрузил - тут уж как читателю больше нравится, финал открытый. Всё остальное, на что потрачено целых двенадцать килобайтов - описание этого нелёгкого пути в состояниях героев, в принципе в женских романах можно найти развёрнутые версии того же самого.
  
  Читать было скучно. Концовка тоже не порадовала и не удивила. Но те, кому нравятся любовные романы, могут найти этот рассказ хорошим и занимательным.
  
  
  Альтегин Е. 'Они не готовы'
  
  Влюбилась в рассказ с первой фразы :-) (это и вправду очень важно - правильная первая фраза). Отличная бытовая фантастика, сделанная из ничего - из наблюдений за типичным рынком и несколько отчуждённых (инопланетяне же!), а потому и без налёта брюзжания, выводов о качествах современного представителя рода человеческого. Виртуозно исполнено, есть психологизм, характеры, реакции, умные диалоги, ощущение нерва современности, и всё это на такой обыденной обыденности, что хочется поаплодировать автору - ай-да Пушкин!
  
  Читала с удовольствием, блох не заметила (наверное, это плохо, надо читать внимательнее). Концовка на высоте юмора и некоторой толики абсурда. По мне - замечательный рассказ.
  
  
  Дробкова М.В. 'Петербургская симфония'
  
  Демону захотелось поразвлечься на берегах Невы. Это наверное, по мотивам празднования Дня города, да? Музыка замечательная - любимая и знакомая, топографию рассказа тоже представляю. Язык неплох. Но, признаться, мне хотелось какого-то остроумного и парадоксального поворота, контрапункта и вишенки на торте :-) В общем, неплохой рассказ, особенно для тех, кто любит Питер. 'прыжков вокруг Александровской колонны' - мне казалось, колонна Александрийская. Ошибаюсь?
  
  
  Бушоу К.И. 'С любовью, твоя ящерица'
  
  Дидактический рассказ с несложной моралью - дескать, не тискайте зверушку, даже если она живёт с вами в одной квартире. Ну, и опять же - суровый поэт-багамец подкупает стансами. Увы, не ново и уж очень своеобразный фантдоп. С другой стороны, а чего бы я посоветовала автору? Да ничего - оставить, как есть. Ибо рассказ в принципе в своём мире условностей вполне имеет право на существование.
  
  
  Чернышева Н. 'Синицыны птицы'
  
  Сразу же то, обо что споткнулся глаз: 'шортики скользят по предательски скользкой дощечке, отполированной до блеска', я бы убрала 'по предательски скользкой' как избыточность, заодно ушёл бы и повтор 'скользят по скользкой'.
  
  'Глухой всплеск, и круги по тёмной, даже на взгляд холодной, воде...' - вот этот флэшбэк надо как-то ещё лучше отделить от окружения, и пространством (я имею в виду сделать пропуск строки вокруг него) и интонационно. Потому, что вообще ключевое к пониманию связей в финальной части рассказа. Эта фраза должна обратить на себя особое внимание ещё при первом прочтении.
  
  'после очередного - двадцатого?- переворота на другой бок' - переворота - плохое тут слово, из-за ассоциации с дворцовым переворотом :-) выглядит (для меня) не очень уместной иронией. Гороскоп я был не стала давать курсивом. Он не имеет отношения к ключевым моментам рассказа. 'Быдло' лучше заменить на 'троллей' - 'быдло' по определению не может быть рьяным, да и вообще слово уж очень негативное, а ей ведь ей нужен интерес, пусть и такой.
  
  'и мать, доведённая до отчаяния нищетой, к которой добавлялся теперь ещё и астрономический счёт за лечение' - нищета, к которой добавляется счёт, как-то рассогласованно выглядит, абстрактно понятно, что хотел сказать автор, но не гладко. К тому же, очевидно, что счёт был не реальный, а в перспективе, именно этих возможных трат она хотела избежать, хотя и странно - ну, нечем платить, не лечила бы, зачем же в канал?
  
  'все проживавшие во дворе пернатые' - во-первых, канцелярит 'проживавшие' (хорошо, хоть не прописанные), во-вторых, как-то очень избыточно точно - вот именно в этом дворе проживавшие, а с другого двора, значит, ни-ни :-) тут можно точнее и обобщённее сказать - например 'слетались со всех окрестностей', 'слетались отовсюду' и так далее.
  
  'И детство отворачивалось от него как от мокрой вороны' - а как от мокрой вороны отворачивается детство? Понятно желание включить в эту фразу ворону, ещё усилить особый нехороший статус птицы, но образ не рисуется. Не посоветую, как переформатировать, могу только обратить внимание.
  
  Кусочек с Соловьёвой несколько странноват - как будто, ваша Аниверова только-только узнала, что Соловьёва, мягко говоря, не худа. Да и уволить хорошего продажника только потому, что не модельной внешности дама? С точки зрения руководителя (сделавшей себя самой, успешной бизнесвумен) очень непонятное и неразумное решение. Разумеется, она не обязана руководствоваться человеколюбием, может быть сколь угодно злой самодурой, но у таких людей, если они чего-то добиваются в бизнесе, именно интересы бизнеса на первом месте - поэтому странно, что Аниверова делает нечто в ущерб собственному делу. Было бы не странно, если бы это была владелица небольшого бизнеса, который ей подарил муж или богатый любовник, и где дама развлекается, удовлетворяя амбиции, не очень понимая и не беря в расчёт, что лучше для дела. Ещё странно, что для рекламного ролика, где важна картинка, ещё во время съёмок не отловили этот момент. Подумаешь, старшая менеджер толстая - можно заменить на кого-то с нужным экстерьером. Не обнаруживаются такие вещи, если их делают профи, уже на стадии монтажа, для рекламных роликов тоже пишется сценарий и продумывается раскадровка. В общем, в то, что блогер может написать пост на такую тему и ровно с этим посылом - верю, а вот что в реале возможна такая ситуация - не верю, какие-то концы у меня не связываются. Впрочем, эта сцена не ключевая, я понимаю.
  
  '- Да пошла ты!- потрясение отступало под натиском здравого смысла: руки у дурочки вновь обрели идеальную чистоту, следовательно, никакой вороны не было и в помине, а был гипноз или что-то типа того... - Пошла ты! Сумасшедшая! Дура! Под ногу подвернулся поребрик, не удержала равновесия, упала, больно приложившись копчиком' - тут надо бы вставить какое-то указательное слово именно на Катерину, чтобы понятно было, что это она, а не Синица оступилась и упала. Вроде мелочь, но мне пришлось перечитывать.
  
  После этого флэшбэка из детства Аниверовой стоило бы сделать пустую строку, чтобы отделить его от новой сцены. Курсива здесь недостаточно.
  
  Теперь собственно о рассказе. Немного странным кажется момент с 'советом' Синицы - 'дай шанс матери и отчиму', сцена одна из ключевых, а посыл не разворачивает суть конфликта, не показывает, что именно могла бы изменить в этих отношениях Аниверова, ведь она просто девочка-подросток. Да, она не любит свою мать, но та вроде как бьёт дочь, и в таком разе, за что особенно её любить, какой шанс ей дать? Я понимаю, что главное тут осталось за кадром, но для меня это важно, я не верю автору на слово, мне нужно увидеть самой причину и оценить её, как действительно вескую.
  
  Про сцену с Соловьёвой уже сказала.
  
  Утопление новорожденного младенца. Яркий и серьёзный момент рассказа, ключевой момент, но если начать разматывать логику, концы не сходятся. Всё действие рассказа происходит в Питере, допустим, детство у Аниверовой приходится на конец 90-х, ребёнка она топит где-то в начале нулевых, потом тяжёлый период 'сделала себя' и где-то с начала десятых она уже наслаждается плодами своих трудов и успехом. Всё это в одном городе! Куда делась мать Аниверовой, когда дочь была беременна? Ведь, судя по косвенным признакам, оно было всё в той же коммуналке?, что с отцом ребёнка? Или Катерина как только, так сразу ушла из дому и больше с матерью никак не общалась? Допустим, Аниверова всё же не лишена логики (иначе не сделала бы успешный бизнес), почему она не сделала аборт, если ребёнка не хотела? Как она была социализована в те годы? Где рожала? Всё-таки, эпизод с ребёнком, выношенным, рождённым и выброшенным тайно в реку, при том, что мать его города не покидала, а потом стала владелицей успешного бизнеса - как-то просто так не склеивается. Не для короткого рассказа этот эпизод, необходимо достроить очень многое, пройти все развилки возможностей в детстве Катерины, потом юность, потом свой бизнес и возможность увольнять хороших, но толстых продажников - как-то это всё надо связать и увязать непротиворечивостью и внутренней правдой, а не только одной лишь авторской волей. В паре ключевым мест появляется синичка - что это означает? В ключевой сцене Синица протягивает Аниверовой птичку - мол, бери, твоё. Что было бы, если бы та взяла?
  
  Разумеется, рассказ делает образ Синицы. Хотя плотность детей, которых топят бездушные матери, на короткий рассказ как-то высоковата, особенно с учётом недостаточности, на мой взгляд, причин, по которым они это делают. Но сделан персонаж хорошо, и волшебная его способность тоже яркая и ярко описана. На этом материале можно сделать хорошую, серьёзную, современную вещь, с глубокой разработкой темы воздаяния, предназначения, выбора, жизненного пути и так далее. Я бы такую вещь прочла.
  
  
  Вишнева Е. 'Безбожники'
  
  Хороший рассказ. Внутренне непротиворечивый, не вызывающий вопросов. Мир сложный, минорный, видно, что выживать в нём непросто, вся атмосфера натягивается тонкой струной к концу рассказа и должна порваться или быть порванной, что собственно и делает герой. Поломать существующий порядок вещей, сделать хоть какой-то, но собственный выбор, принять на себя ответственность за свои поступки. С удовольствием посмотрела бы этот рассказ в виде мультфильма, например, в исполнении студии Миядзаки, очень в его стилистике сделано. По тексту попадались мелкие недочёты, я их не сохранила.
  
  
  Ковалевская А.В. 'Белошвейки'
  
  Мне симпатична аналогия и привязка к сказкам. Но показалось несколько дидактичным и подзатянутым начало, при том, что линия младшего брата как-то не особенно пригодилась. Единственный момент - насколько я понимаю, если дедушка с младшим братом героя обсуждают его полёт на выручку белошвейки, как случившийся какое-то, видимо, продолжительное время назад, то возникает вопрос - сколько прошло времени между началом событий (попаданием белошвейки в КАЩ) и концом - вызволением её оттуда? Если попавший в эту щель человек начинает молодеть, то что стало с возрастом героя и второй белошвейки? Я попыталась поискать какие-то намёки на это, и не смогла найти ничего. По логике рассказа это выглядит примерно как события очень близкие по времени, а время в рассказе в контексте превращения Марии в младенца важно. Вот ещё момент: 'Мы храним имена всех смельчаков в своей летописи, девушки вплетают их в кружево нарядов. - Извините, что прибавлю вам ещё работы. У меня очень длинное имя. И по законам моей планеты его положено писать вместе с именем отца и деда' - и Маня, и Анна, и герой, и сама сказочная аналогия вроде как из русской культуры, и вдруг такое церемонное объяснение про имя-отчество.
  
  И ещё показалось странным рассуждение о некой самоценности карьере - мол, белошвейка карьеры не сделает, поэтому работа это не особенно престижная и у отличниц не популярная. Но это так, размышления и вкусовщина.
  
  
  Непутёвый П.А. 'Вальс мотыльков'
  
  Прочла несколько раз, но мне всё время чего-то не хватало - не может быть, чтобы автор хотел вызвать у читателя ощущение, сродни тому, что испытывает его герой от общения с таври :-) Написано хорошо, есть живые характеры, есть образный язык, есть композиция. А вот чего-то итожащего всё в рассказе нет. Не может же быть, чтобы эффект бабочки (пусть даже и множественный, чтобы хватило на целый вальс) или нехитрая мысль о том, что 'не всё то счастье, что таким вначале кажется' и был тем самым, ради чего писался рассказ? Но если не это, то что?
  
  
  Ник Н.Н. 'Касатик'
  
  Вроде бы ничего в рассказе особенного и даже изрядная доля сюра и чуши собачей, но что-то в этом несомненно есть. Какое-то смешное и доброе послевкусие, не шедевр, нет, не шедевр, но ведь понравился рассказ. И рэп хорош, он вот именно что потоком сознания идёт, и я верю, что мучит героиню. Только разберитесь, пожалуйста, где у вас кАсатка, а где кОсатка.
  
  
  Жидкова Е.А. 'Лестничный'
  
  Добрый, гуманистический рассказ. Неплохо написанный. Герои - какие должны быть, коллизия тоже узнаваемая. Вторично, столько уж воплощений этой темы было - не перечесть, видимо, ещё один вечный сюжет.

Оценка: 8.02*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"