Чуднова Ирина Викторовна: другие произведения.

"Моя Планета-2015" обзор рассказов Финала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Весной 20015-го года я судила финал конкурса "Моя Планета". Здесь короткие комментарии к рассказам финала.

  Заметки, сделанные по ходу чтения и оценивания работ конкурса "Моя Планета-2015".
  
   Для одних рассказов я ограничусь короткой запиской, что-то разберу, напротив, весьма подробно. В любом случае за дополнительными разъяснениями можно обратиться в комментариях. Я намеренно выкладываю этот обзор уже после подведения итогов, когда страсти уже поутихнут и авторам будет проще посмотреть на какие-то вещи не в соревновательном контексте.
  
  НОМИНАЦИЯ "ЭТНО"
  
  
   Прапорщик и Митяев "Волшебные очки"
  
   Рассказ симпатичный, с постмодернистской игрой, сатирический и незатянутый. Сам по себе всем хорош и мил, вот только "этно"-элемент в нём не самое главное. А удовольствие от чтения я вполне получила, за что автору спасибо.
  
  
   Токарева В. "Русалка"
  
   Неплохо, гладко написано. С "этно" всё в порядке, но уж очень всё вторично. И герои, и сюжет, и реализация. Даже жаль, что своё писательское мастерство автор оттачивает на таком, прямо скажем, далеко не новом материале.
  
  
   Безбах Л. "Хозяйка то-рафа"
  
   Симпатичный антураж. Неизбитая тема. Но всё-таки сюжет недореализован. Нет ответа на ключевой вопрос - почему героиня впадает в спячку? Кто она вообще такая? То, что в рассказе принято за сюжет, таковым по сути не является, так как о самом интересном не рассказано, а то, что всё-таки рассказано, оставляет читателя в моём лице голодным. Это как завести в дом, показать прихожую и вывести из дома. Трудно считать себя в таком случае погостившим. Очень жаль, что только наметили канву, а вышивать настоящую историю не стали.
  
  
  
   Буденкова Т. "Плач козерога"
  
   Хороший рассказ. Я читала и другие рассказы цикла, посыл автора мне понятен, и я его разделяю. Есть объём, зримые детали, характеры - вроде бы они не так важны для сюжета, но автор не поленился, сделал героев живыми, и читать от этого хорошо. Не могу сказать, что рассказ очень удивил, но он крепко сделан и не оставляет ощущение впустую потраченного на чтение времени.
  
  
   Васильева Н. "Слаще нектара"
  
   Трижды читала рассказ. И как-то всё равно каждый раз ощущение, что вроде бы и есть текст, а вроде бы и нет его. Прочёл и тут же забыл. И даже сказать нельзя, что именно вызывает больше всего вопросов - язык? герои? сюжет? Как будто бы всё, как и должно быть в сказке, а не идёт, выталкивает меня на поверхность, не даёт погрузиться. Самое при этом удивительное, что вот я всего несколько минут назад посмотрела в текст, и уже опять ничего не помню и конкретной претензии тоже предъявить не получается. Ни одной. Этакая загадка конкурса - совершенно невоспринимаемый для меня рассказ.
  
  
   Рыжик П. "Упыришко из дома моды"
  
   Вроде бы симпатичная вещица, но не соблюдена стилистика. Точнее - соотношение между стилем построения сюжета и антуражем. Как будто бы автор всё время колебался - для детей? для взрослых? сказка? а может всё-таки городская легенда? С этническим элементом тоже как-то недостача. Как будто бы есть на намёки на него, но так, пробросом. Постольку-поскольку. В общем, хотелось бы более твёрдой авторской руки и цельности замысла и реализации.
  
  
   Макдауэл А. "Богатырь"
  
   Помнится мне, оценивала я этот рассказ на одном из прошлых "Блэк Джеков". Тогда он мне показался менее симпатичным. Кажется, что-то автор с ним сделал, что для меня рассказ улучшило. Сделало более цельным и стилистически, и с точки зрения интересности истории. Тогда казалось, что едва ли не вся она сводится к "бога тырь", а сейчас все элементы рассказа гораздо лучше сбалансированы, понятно что и для чего, и язык не кажется нарочитым в лексической и стилистической игре.
  
  
  
   Бекесов Е. "Показания выжившего рыбака"
  
   Честно говоря, рассказа практически нет. Не случился. И герои странные - ну, с чего бы им быть так заинтересованным в этом чудовище, если они те, за кого себя выдают? Но есть в концовке что-то, что потенциально могло бы вытянуть всю конструкцию. Вот это место: "Непроизвольно, словно подсознательно, пытаясь себя развеселить, он начал насвистывать что-то себе под нос. Потом подошёл к каменной ограде, нависавшей над каменным пляжем, и устремил свой взгляд к горизонту, где уже сгущались вечерние сумерки. И тут вдруг он заметил, что все звуки, что только что окружали его, будто куда-то исчезли, но появился другой, доносившийся со стороны океана, протяжный, размеренный гул, словно кто-то непрерывно брал на скрипке самую низкую ноту". Как раз именно с этого места и должен был бы начаться рассказ, или здесь должна быть развязка-катарсис - читатель узнаёт нечто, что его поражает и заодно объясняет вообще всё, что было перед этим. Есть и третий вариант - построить рассказ на кажущейся пустоте, на умолчаниях и лакунах, на читательской догадке, разгадку которой автор намеренно не даёт, хотя всё время намекает, расставляет знаки и вешки. Но этот вариант - настоящий писательский высший пилотаж, чтобы такое построение удалось, надо хорошо владеть пером и уметь управлять вниманием читателя. Судя по зашкаливающему "оназму", автору ещё предстоит многому научиться.
  
  
   Мудрая Т. "История о Красном Лисе и девушке Санмун"
  
   Чего-то главного мне в этом рассказе не хватило. Может быть, действия, может быть, читательского озарения или наблюдения и вывода. Кажется, что всё это задумано для того, чтобы поделиться неким важным для автора философским выводом о том, как устроен мир, как сложена жизнь, куда всё это катится и чем управляется. Но автор только бесконечно подводит к некоему момент истины, который, на мой взгляд, так в рассказе и не случился. Может быть, для этого оказались недостаточно хороши - выпуклы и зримы - герои. А может быть, читатель в моём лице не проникся идеями текста (я вот знаю, что они там есть, но для себя суммировать не могу, чтобы подытожить). Одним словом - и девушка ой как не проста, и лис весьма серьёзная фигура, а в чём соль, или хотя бы - в чём хлеб этой истории мне так и не стало понятно, хотя я честно читала не один раз. Рассказ выглядит, как череда прилагательных, местами очень красивых и даже где-то глубоких, но совершенно не понятно, а к какому-то существительному они приложены? Рассказа-то за всеми этими эпитетами и сравнениями как-то не видно.
  
  
   Фост О. "Не было бы доли..."
  
   Симпатично. Неспешно. Чуть приторно от зачина и концовки, но это моя личная вкусовщина, отдаю себе отчёт. Главное - логично, вполне зримо, автор хорошо владеет языком, потому и верится, а это в сказке важно - чтобы верилось. Есть мораль и дидактика. Не хватает тексту яркости, но это общее качество текстов этого автора - такая чуть прохладная дружелюбная к читателю неспешность, аккуратность к слову, внимание к стилю и эпитетам. Но иногда хочется погорячее. И поострее.
  
  
   Тихонова Л. "Фольклорный элемент"
  
   С таким название это должна быть совсем другая сказка. Нельзя давать название в одной стилистике, а произведение писать в другой. Это стоило бы приравнивать к "обману потребителя". В данном случае я если и шучу, то шутки лишь доля. У вас название дано в ироничном ключе с отсылкой к Филатову "я - фольклорный элемент, у меня есть документ, я вообще могу отсюда улететь в один момент", а на поверку автор делает свою историю в совершенно другом ключе. Кстати, абсолютно не понятно, потому, что автор не объяснил, как в доме будут уживаться и новосёлы, и превратившаяся в женщину кикимора со своим плотником? Объяснение незадачливой судьбы Агуси, вложенное в уста колдуна, и сделано скучно, и самой Агусе по большому счёту не нужно и не ко времени, да и привкус имеет какой-то странно кровосмесительный, вы уж простите, автор. Я должно быть придираюсь к вполне приличной сказке, но уж тут, видно, как не залюбилось с самого первого прочтения, так второе и третье прочтение дела не поправляют. Всё находятся новые причины для нелюбви.
  
  
   Тадер О. "В круге"
  
   Рассказ понравился. Вот разве это место несколько невнятно: "Она любила Тыгына давно и безнадежно, с самого детства. Когда поваленная сосна на заднем дворе была самолетом, Айта -- стюардессой, а Тыгын, конечно, пилотом. На "кукурузнике" из старой фанеры они летали в магазин за продуктами, а потом десантировались с крыш почтовых контейнеров" - не могу понять, что именно тут царапает, но кажется, если добавить что-то вроде "со времён их детских игр, когда поваленная сосна представлялась самолётом", и будет уже хорошо и понятно. Читатель ведь сперва читает то, что написано в прямом смысле, а потом уже проделывает вторичную работу по отрисовыванию того, что хотел сказать автор, но образ уже появился, и что-то с этим образом не так.
  
  
  
   Литвяк А. "Сказки бабушки Гульбадиян."
  
   Читатель в моём лице категорически не любит любые произведения, названия которых заканчиваются на точку. Это очень непрофессионально - точка в конце названия не ставится. Единственное, что в вашей, автор, сказке хорошо - это домовой. Он с полустрочки сделан, и образ есть, и живо, и мило. Всё остальное плохо. И бабушка у вас то Гульбадиян, то Гульбадьян. И сказки обрываются на полуслове, и сам рассказ не закончен, а оборван, и вычитать надо, и переписать не один раз. В общем, слишком много недостатков для высокой оценки.
  
  
   Ершова Е. "Молочные реки"
  
   Безнадёга какая-то получилась. И не из-за того, что у героини по воле автора нет позитивной альтернативы - либо чёрт либо беглый каторжник. А потому, что она сама не понимает, чего хочет и пассивна в отношении собственной судьбы. Потому и пожалеть её как-то не получается, и посочувствовать или примерить на себя такую судьбу. От появления нечистого в конце у читателя должен бы случиться хотя б лёгкий укол изумления - ух ты, какой поворот! А вот не случается, так как героиня написана так, что ей, "что воля, что неволя - всё равно". Через такую героиню смотреть сказку скучно. И не потому, что героиня слепая, а потому, что она совершенно холодная, неживая в самом плохом литературном смысле этого слова. Из-за этого вся образность, весь лирический рефрен сказки пропадает втуне.
  
  
  
   Книга И. "Атуна гората"
  
   Понравилась сказка. Откровенно хотелось поставить ей десятку, и всё-таки сняла один балл, о чём и скажу особенно, может быть, автор прислушается. Будьте особенно аккуратны с языковой инверсией. Этот приём кажется очень лёгким - вот автор начал менять порядок слов, и сразу создаётся нужное настроение особой повествовательности, "средневековой" размеренности и вескости каждого слова. Но справиться с инверсией так, чтобы не занудно, не нарочито, филигранно и тонко, мастерки - это действительно сложно. Вот, например, смотрите: "Форточки распахиваются, просыпается народ. Ещё немного" - "немного народу ещё просыпается"? Понятно, что автор имел в виду, что остаётся немного пути, но читается именно как у меня прочиталось. И таких мест в рассказе не мало. Эти короткие фразы на фоне инверсии не выверены до конца. Слишком рублено. Слишком. Это не на пользу истории. Попробуйте прочесть вот, скажем, это место свежим глазом: "Добрался до лавки Арвей, отомкнул.
   Глаз радует тарелка золотистая с полосами красными, на столе стоит, отблесками играет. Куплена в три дорога на рынке у торговца заезжего. Обычную маaло брать стали. Плохо дела пошли, разоренье, лавку закрывать, на заработки в края дальние подаваться.
   Не нашёл Арвей чудо-посуды мастера, секрет не разгадал. Тарелку алхимику понёс, отмахнулся тот".
   Обратите внимание, где вы ставите точку, где делаете абзац, как у вас логика повествования идёт от одной фразы к другой. Честное слово, язык этой прекрасной сказки можно и нужно значительно улучшить. Инверсия прекрасно сочетается с нормальным порядком слов, не нужно стараться ортодоксально придерживаться инверсивного языка на протяжении всего текста, это выглядит механистично и нарочито. Поработаете с языком - будет шедевр.
  
  
   Рябцев А. "Под зелёными сводами"
  
   Симпатичный рассказ. И вроде бы всё при нём - и герои есть, и авантюра, и антураж не скучный, и юмор, и приключения. А вот концовка провалена. Честное слово, жаль. Как будто автору надоело писать или время вышло, и он решил наставить этаких книксенов - мол, где-то там, за горизонтом, в загашнике, есть продолжение этой истории и уж там-то всё объяснено и сведено воедино. Читатель в моём лице разочарованно клацает зубами. Нельзя так с нами, читателями.
  
  
  
   Каримов Д. "Форсмажор"
  
   Как-то не очень. Причём даже и не сказать точно, что менее всего удачно в этой сказке-рассказке с попаданцами-засланцами. Наверное, всё плохо. И то, что эти, так называемые, учёные-исследователи такие индифферентные и к тому, чем занимаются, и к собственной профессии, и к исследовательской миссии (я так и не поняла, в чём же она заключается, чего ради они в этом времени торчат?). Характеры показаны слабо. Совершенно не понятно, с чего это ваша Яна вдруг воспылала любовью к Кощею. Сам антураж взят от смешения мира фильма "Лиловый шар" и повести Братьев Стругацких "Понедельник начинается в субботу". И взят плохо. И вторично, и бесцельно. Подобные рассказы если писать, то делать это искромётно и филигранно. Здесь ни того, ни другого увы не случилось.
  
  
  
   Комоско А. "Дорога на Полоцк"
  
   В рассказе использован опасный приём пристёгивания сказочного сюжета к исторической подоплёке. Ну, что с того, что тевтонцы в том самом году вторглись в земли княжества? К сюжету сказки по большому счёту это не имеет отношения. Сестрица по тогдашним временам уже даже перестарок, в 19 лет уже по всем меркам эпохи надо бы ей замужем оказаться. А золото на фоне исторического момента может принести героям только опасность и горе. Поди-ка, разменяй золотую монету, когда в их положении и серебряная вызывает повышенный интерес со стороны сильных и жестоких. Была бы чистая сказка, со сказки бы какой спрос? В общем, написано-то вроде хорошо, но как-то не очень понятно, зачем. Ведь сказочный сюжет, уж если начистоту, тут тоже очень вторичный, а историческая канва только портит рассказ.
  
  
   Зарубин А. "Корона царя Бориса"
  
   А вот эта история хотя и сделана примерно по той же схеме, что и "Дорога на Полоцк", а выглядит гораздо симпатичнее. Здесь понятно и оправдано помещение авторского сюжета в исторический контекст. От этого выигрывает читатель - появляются непротиворечивые и живые герои, которые населяют эпоху, и самим героям в том времени хорошо - есть за что зацепиться их судьбам.
  
  
   Плехт Н. "Скель"
  
   Просто понравилась история. Хорошо сделанная. Интересная. С продуманными героями и непротиворечивыми характерами, с увязкой к городским легендам и современной жизни. Полнокровная, живая авторская фантастика. Так держать!
  
  
  
   Камушкова С. "Младшая"
  
   Видно, что автор историю ужимал для конкурса. От этого она потеряла в ритме и композиции. Время от времени становится не понятно, а кто же главный герой и в чём основная канва сюжета. Видимо, есть такие рассказы, которые не надо видоизменять под внешние требования, а оставить их жить своей жизнью как родились.
  
  
   Софронова Е. "Убей колдуна"
  
  Я очень люблю книгу Фрэзера "Золотая ветвь", поэтому многое в рассказе мне понятно и симпатично, но всё-таки есть что-то, что вызывает недоумение. Например - герой - представитель первобытного сознания, но при этом зовут его вполне западным именем Элиот. Отгадки или логического объяснения этому я не нашла, ни на что особенное это имя не намекает, никаких условий не даёт, и от этого выглядит ещё более случайным. Есть ощущение, что автор вписывал первобытное сознание в довольно развитый общественный антураж - транспорта, судя по всему, нет. Зато есть торговые дела, трактир, город, в который направляется герой, при этом идёт он через лес, что говорит о том, что и дорог тоже нет. Хочется большей логической связанности и обусловленности героя миру, а мира герою. Диалог убитой змеи и черепа околевшего коня, меж тем, прекрасен. Весь бы рассказ выдержать на такой высокой ноте, как этот эпизод, был бы шедевр.
  
  
   Бессонная А. "О плохих приметах и чёрных кошках"
  
   Рассказ из разряда тех, что публикуют в женской ежемесячной периодике ближе к концу номера. Со счастливым, как водится, концом и узнаваемой героиннй, так похожей на читательскую аудиторию журнала. Но уж очень нарочито всё завязано - суеверная мама героини, суеверие которой сперва никак не действует на события вокруг дочери, а потом начинает действовать совершенно фатально и неотвратимо, как по команде "включил - выключил", и герой-колдун, с которым очень быстро всё становится ясно - зачем и для чего он нужен. В общем, и хотела бы поверить-обмануться, над вымыслом слезами облиться, а не получается, нет волшебства рождественской истории, каковой по всем приметам этот рассказ и является. Этнический элемент есть, но слабоват.
  
  
   Тихонова Т. "Воспоминания Ундервуда"
  
   Рассказ мне просто понравился. Конечно, его можно вычитать, есть шероховатости, можно чуть пригладить стилистически. Но в целом для меня он хороший и интересный. За что спасибо автору.
  
  
   Гораль В. "Боцман в Гренландии"
  
   Байка хороша. А ведь подобное писать трудно уже потому, что легко сбиться на этакий залихватски-застольный манер и скатиться в пошлость. А вот удалось автору не скатиться, хотя материал такую возможность давал. Тонкий материал, важно соблюсти пропорции были-небылицы. Так что читатель в моём лице получил своё удовольствие от первой до последней строчки, за что автору большое спасибо.
  
  
   Марита "Слушающая звуки войны"
  
   У автора хорошо с образностью, с визуальным рядом, с лирикой и эпикой. Но при этом рассказу, к сожалению, не хватает сюжетной реализации. Такое часто бывает, когда поэт берётся за прозаические формы, особенно глубоко резонирующие и укоренённые в собственном мире автора - сюжет как бы проваливается в контекст, обрастает эстетикой, и от этого становится хорошо тем, кто уже в курсе всего того, что известно автору, они получают новую реализацию уже известного и плохо тем, у кого не хватает подготовки. Я это говорю потому, что моим собственным работам это присуще в полной мере. Получается красиво, но получается для своих. И вот вопрос - не сужается ли таким образом поле потенциальных читателей? Возможно, автор не готов в данный момент об этом думать и рассуждать, но может быть, вспомнит когда-нибудь мои слова, и они помогут ему сэкономить годы и приобрести новых читателей.
   Вернусь к сюжету, который между образов. Что на самом деле происходит в рассказе? Девочка боится налётов вражеской авиации, девочка, чтобы как-то справиться со страхом и найти опору для жизни представляет себе старинную буддистскую легенду о принцессе Мяо Шань, которая побывала и в аду, и в опале, и в заключении, прежде чем стала бодхисатвой, чей образ сросся с образом Авалокитешвары и претворился в Гуаньинь - милосердную покровительницу всего живущего в мире людей. Девочка грезит. И в грёзах видит Гуаньинь, которая отводит угрозу бомбового удара от острова Тайвань, где живёт девочка, у которой есть также брат и другие родственники. А может, эти грёзы и вызвали саму Гуаньинь? Этого достаточно для стихотворения или лирической миниатюры, но мало для рассказа, тем более, если у читателя недостаточно знаний о китайской истории 20-го века и культурных феноменах этой цивилизации. Если у читателя недостаточно фундамента знаний, ему не на что будет класть облицовку и она повиснет ненадолго в воздухе, повисит, да и упадёт. Честно говоря, я не столько критикую, сколько приглашаю к размышлению, потому, что сама работаю в подобном ключе, и только недавно начала осознавать, отчего читатель так сопротивляется при чтении моих собственных работ.
  
   Из замеченных неровностей: "пока не сравняют с землей авиабазы гоугуожэнь" - опечатка; "желающий устроить счастье ее, выдав замуж за несомненно достойного ее человека" - второй раз "её" лишнее; "как сама смерть, к которой ей не было страха" - рассогласование; "бесплотно-серые тени, в надежде спастись припадали" - пропущена запятая после "спастись". Помогает вернуться через полгода-год к написанному и снова пройтись по тексту, а для поэтически образных лирических миниатюр чистота слога едва ли не самое важное.
  
  
  
   Осин Д. "О любви и ненависти"
  
   Вот не пиши автор этот рассказ на историческом материале, и всё бы ничего, а раз взялся за такую сложную и давнюю эпоху, нужна точность в историческом контексте. Тем более, что и сюжет ведь не свой, заимствованный. Итак, постараюсь отметить все несоответствия и анахронизмы, замеченные по ходу чтения. По пунктам:
  
  1. Яньци - правильно Яньцзы, если имеется в виду "ласточка". Имени реальной наложницы Ци история не сохранила, так что, её вполне могли звать как угодно.
  
  2. Гуй-фан - в те времена было реальное государство с таким названием, находилось, кстати, в Сибири, с государством этим у китайцев того времени даже были дипломатические и торговые отношения, так что если имеется в виду "ад" или какое-то иное место посмертного существования, то его стоит назвать иначе.
  
  3. Десятилетнего сына Жуи (если вы пользуетесь дефисом при двухиероглифных именах, то тут он нужен: Жу-И) - стоит также иметь в виду тот факт, что сколько лет было историческому сыну Лю Бана от наложницы Ци, доподлинно неизвестно, однако, точно известно, что Лю Бан был императором в течение восьми лет, а до этого в течение пяти лет носил титул Хань Вана, то есть, события в рассказе надо увязать с этой хронологией, ваша Ласточка должна попасть во дворец, зачать и родить ещё до императорского периода Лю Бана, если вы хотите придерживаться именно этого возраста для их сына.
  
  4. Молодому императору Хуэй-ди - здесь всё верно, историческая наложница Ци совершенно точно знала, что он уже вступил на престол. И, кстати, будьте осторожны с именами, во-первых Сяо-Хуй - в русском для китайских имён принята транскрипция отца Палладия, в соответствии с которой верно именно Сяо-Хуэй, во-вторых, Сяо-Хуэй - это посмертное имя императора, до вступления на трон он носил личное имя Лю Ин. И, кстати, "маленький Хуй" (из вашей заметки) - в посмертном имени второго императора Ханьской династии, иероглиф "Сяо" - это "сыновняя почтительность". Сыма Цянь называл в своих исторических записках императора посмертным именем, но в рассказе, где события происходят в настоящем времени (а у нас нет никакой обязанности называть умершего императора именно посмертным именем), это имя будет анахронизмом.
  
  5. Гадание даоса (сразу отмечу, что во всём рассказе именно эта сцена сделана лучше всего, наиболее живо и симпатично) - анахронизм, даосизм как религия оформился на сто пятьдесят лет позднее описанных событий. Даос, как он показан в рассказе, больше соответствует более позднему времени, для сунской эпохи он был бы вполне органичен.
  
  6. Чжань Жеребец. Судя по описанию, это большой чиновник при дворе правителя. Даже будучи родственником бедной крестьянской семьи и даже в те времена, вряд ли он мог вот так запросто навестить своего дальнего родственника, этикет не предполагал такого визита. По-хорошему, слуги чиновника должны были доставить отца героини к Чжаню для разговора, но не наоборот. Да и сам разговор в формате уговаривания должника низшего сословия не вызывает доверия. "учитывая все последние события, не исключено, что в ближайшем будущем он станет императором всей Поднебесной" - поставщик коней говорит, как член современного парламента, да и странно чиновнику большого ранга так демократично обсуждать подобные темы с небогатым крестьянином, если бы даже он и мог знать, какие у его господина притязания.
  
  7. "Тридцать лян (лянов) серебра" - анахронизм, драгоценные металлы золото и серебро только-только стали известны в Китае к описываемому времени и ещё не использовались в качестве денег, из них в эту эпоху изготавливали украшения и ритуальные предметы.
  
  8. "Пластинка слюды" - в Китае не вставляли слюду в окна.
  
  9. "маленькая красавица Ци стала це - наложницей" - в Ханьскую эпоху у дворцовых наложниц имелись следующие названия: "цзе юй", "цзин э", "жун хуа", "чун и", "мэй жэнь", "лян жэнь", "ба цзы", "ци цзы", "чжан ши" и "шао ши". Были особые названия и титулы у наложниц внука и сына властвующего императора. Среди них нет ни одного, который бы мог звучать, как "це". Кстати, историческая госпожа Ци имела титул "фэй жэнь" - любимой наложницы, что было очень высоко.
  
  10. "Мешочек фиников сластёны Хо" - финики в Китае это совсем не те финики, которые засахаривают на Ближнем Востоке. Китайский финик высушивают или завяливают и используют как приправу при приготовлении мясных блюд и супов. Так что, финики вряд ли могли быть засахаренными, даже если чистый, привычный нам сахар, вообще существовал в тот период. "Отвар дубовой коры" - в Китае не растут дубы. "Мальчишки лопают рыбий пузырь" - рыбий пузырь в Старом Китае - лакомство, а не забава.
  
  11. "Танец Чанье" - вероятнее всего, имеется в виду Чан-Э.
  
  12. "Бинтование ступней" - анахронизм, началось в сунскую эпоху, как минимум на двенадцать веков позднее описываемых в рассказе событий.
  
  13. Разбирать разговор наложниц с точки зрения дворцового этикета я не буду, хотя там много такого, за что в традиционном Китае рубили голову и топили в нужнике. Именно обитательниц задней половины дворца. И даже в ту самую эпоху.
  
  14. "четыре с половиной чи". В примечании автор указывает, что 1 чи = 32 см. В раннюю Ханьскую эпоху чи равнялся 23.1 см, то есть, рост вашей героини 103.95 см.
  
  15. "Она покраснела как варёный рак" - надо иметь в виду, что в Китае раки красные и до варки. Из-за того, что принимают покровительственную окраску под цвет более железистых и алюминистых илов в водоёмах субтропической и тропической природных зон, характерных для Китая и того времени тоже (столица в Ханьское время находилась в Чанъани, современный город Сиань). Зелёный до варки рак у современных китайцев вызывает немалое удивление.
  
  16. "и это было двойное счастье" - "двойное счастье" - совершенно особый символ традиционной церемонии бракосочетания в Китае, это сдвоенный иероглиф "си". Тут нужно какое-то другое слово.
  
  17. "сыном государя и государыни Люй. Его звали Хуэй" - его звали Лю Ин, "Хуэй" - это тронное имя, под которым он вступил на престол.
  
  18. "На пятидесятом году жизни Лю Бан, ставший к тому времени императором" - известно, что Лю Бан скончался в возрасте 62-х лет, кроме того, мы помним, что императором он пробыл не менее 8 лет, и это событие такого уровня, масштаба и значения, что говорить о нём между прочим нельзя, это смещает акценты, раз уж рассказ пишется на историческом материале.
  
  19. "Так обычно называют распутных людей, которые полностью подчиняют свою жизнь желаниям плоти" - как-то отдаёт эта фраза более привычными нам христианскими понятиями. Поскольку фраза важная и должна показывать отношения между императором и его матерью, которая на самом деле и властвовала над империей после смерти мужа, то тут нужно стилизовать более аутентично, сообразно культуре и эпохе.
  
  20. Я не проверяла календарь - может ли быть так, что осенний праздник приходится именно на 6-й месяц, соответствует ли это исторической точности описанного периода, и мог ли в Чанъани того времени идти снег во время праздника хризантем. Также не проверяла совпадает ли вторая стража с вечерним временем. Однако, автор приводит цитату из Сымя Цяня, где "Гао-цзу скончался во дворце Чанлэгун на двенадцатом году правления, в четвертой луне, в день цзя-чэнь (1 июня 195 г." (здесь надо заметить, что 195 г . до нашей эры) , таким образом, если четвёртая луна попадает на июнь, то шестая никак не может прийтись на позднюю осень, или даже зиму, когда в Чанъани возможен снег.
  
   Ещё пара моментов - историческая госпожа Ци была более интересна, чем показана в рассказе. Достаточно отметить, что вошла она в историю как изобретательница и первая исполнительница танца с "длинными рукавами и изгибающейся талией", а также, после того, как Лю Бан умер и вдовствующая императрица Люй Хоу понизила её в статусе до работницы на крупорушке хозяйственного двора, приказав обрить её волосы наголо (было в это время наложнице 30 лет), госпожа Ци сочинила стихотворение, вошедшее в сборник "Песен Чу" под названием "Весенняя Песня": ("子为王,母为虏,终日舂薄暮。常与死为伍,相离三千里,当谁使告汝。") Она молола рис в муку и пела, так, что эта песня дошла до ушей императрицы, и, поскольку содержала в себе и обинение, и укор в несправедливости, и надежду на перемену участи, и прямую угрозу, то вызвала у всесильной Люй Хоу настоящую ярость, и вот это было действительной причиной страшной судьбы самой Ци и смерти её сына, которого трепетно оберегал старший брат-император. Считается, что история мести императрицы Люй с превращением госпожи Ци в человека-свинью легла в основу культа "туалетной девушки" ("цэгу") - духа отхожего места, которому на севере страны приносят жертвы на второй и третий день новогодних праздников.
  
   Сам по себе описанный в рассказе эпизод встречи человека-свиньи и молодого императора эмоционально сильный, вдохновивший немало писателей и кинематографистов на обработку, но считаю, что к историческим сюжетам надо относиться гораздо бережнее, чем автор рассказа "О любви и ненависти", как они того заслуживают.
  
  
  
  НОМИНАЦИЯ "ВОКРУГ СВЕТА"
  
  
   Гришков А. "Скверный этюд"
  
   Этюд вполне неплохой в своём роде. Просто такое маленькое произведение, построенное исключительно на ностальгической ноте очень проигрывает более объёмным и содержательным текстам. Сам по себе он мил и симпатичен.
  
  
   М. Г. "Воробьи, синички, снегири и голуби"
  
   Симпатичная зарисовка. Такое хорошо писать вместе с младшим школьником и для него.
  Но, к сожалению, при всех достоинствах этого текста конкурировать с другими ему на этом конкурсе тяжело. Читала, вспоминала детство и наш кормушки. Спасибо автору за ностальгию.
  
  
   Ефремов А. "Наскальная живопись Сибири"
  
   Компилятивно, но не это, на мой взгляд, главная проблема. Проблема, что тема слаба раскрыта, по крайней мере, в том виде, в каком заявлена в названии. Можно было бы сделать более объёмный и содержательный материал. Отрывок про первобытного деда Мазая весёлый, но из стилистики совершенно выбивается.
  
  
   Чижик Н. "Коротко, ясно, по-немецки"
  
   Описание поездки в Германию, написанное в формате травелога-дневника. Наверное, очень интересное для родственников и знакомых автора и для тех, кто бывал в этих же местах. Очень много собственных бытовых впечатлений - как кормили, что автор чувствовал, как перенёс поездку. У меня, к сожалению, рассказы такого рода хорошо запоминаются и читают с интересом только если написаны очень качественно и захватывающе. Вот как "Сахалин" у Чехова. Или "Одноэтажная Америка" Ильфа и Петрова. Здесь, к сожалению, харизмы не хватило. При этом для себя такие дневники-записки писать обязательно надо. По мере отдаления какие-то подробности поездки забываются, да и подробности жизни, увы, тоже уходят. Тренировать перо именно на таком материале - на впечатлениях, новых местах, новых встречах, новом опыте и стоит.
  
  
  
   Котлов А. "Неповторимый Драгобрат"
  
   Симпатичный материал. Да, утилитарный. Однако, вполне полезный для тех, кто соберётся в поездку на этот курорт. В своём роде очень неплох. Фотографии добавили балл к моей оценке текста. А с учётом того, что сняты на довольно ограниченную технику - респект особенный. Уверена, у этого материала и сейчас есть читатели, они наверняка будут появляться и в дальнейшем. Не шедевр, но за него точно многие будут благодарны автору.
  
  
  
   Гирфанова М. "Передачка"
  
   Рассказ хороший. Но это больше художественная проза, чем документальная. Я, несомненно верю, что написано на реальном материале, но всё-таки между событиями и текстом большое расстояние. Читала однако с большим удовольствием. Язык хороший, образный, концовка может быть чуть более резкая, чем хотелось, но с названием довольно хорошо увязано, возможно, так и должно быть.
  
  
  
   Бьюфорт К. "Санторини. Антикварный рай или Греческая трагедия"
  
   Прекрасный очерк, плавно переходящий в рассказ о впечатлениях автора от поездки. И вот прочитав этот материал несколько раз, я так и не могу решить для себя, хорошо, что этот материал такой двухчастный или, напротив, разделение на два стилистически более цельных текста улучшит моё читательское впечатление. Нет, это не недостаток и не проблема, просто, как известно нам из фильма "Семнадцать мгновений весны", лучше всего запоминается последняя фраза. А заканчивается этот материал на несчастных бродячих животных, которыми, оказывается, полны улицы Санторини. И вроде как, уже не важны ни атланты, ни минойская культура, ни всё то, замечательное, с чего этот текст начинался. Но как бы то ни было - текст замечательный, даже в своей двойственности.
  
  
   Алексеев А. "Поэт из рода Тербервиллей, или Пасквиль на российскую действительность времён Иоанна Грозного"
  
   Вот, не уверена, что перед "или" нужна запятая, но "пасквиль" точно надо с маленькой буквы, не примите за придирку - я всегда хочу улучшить те произведения, которые мне понравились. А это мне понравилось - столько труда вложено автором в исследование, прекрасно показан контекст, даже удивительно, как столько всего удалось вместить в такой небольшой объём. Одним словом - спасибо автору за доставленное удовольствие от чтения этого прекрасного исследования.
  
  
   Ашаф Я. "Море как море"
  
   Рассказ композиционно оформлен как текст в тексте - есть рассказ о жизни русского эмигрантского сообщества в Германии и встроенный в него рассказ о путешествиях дяди Яши по разным экзотическим и не очень странам, выполненный в виде вставной байки. Теоретически, наверное, можно это произведение отточить до блестящего, убрать длинноты, повторы, подчеркнуть характер героя. Вопрос - а хочет ли всего этого автор? Вполне допускаю, что ему нравится, как есть.
  
  
   Асадуллаев Р. "Молочные реки Снайпа"
  
   Не буду многословной - мне просто понравился этот очерк. Много живых подробностей, точных описаний, говорящих и об авторе, и о том месте, где он побывал, и о самой цели его путешествия. Смело могу порекомендовать к прочтению.
  
  
   Ковалевская А. "Речица-1986. События, люди"
  
   Мне очерк симпатичен, может быть потому, что есть личные воспоминания об этом времени, хотя и не связанные с территориями, попавшими непосредственно под заражение. С интересом прочла очерк. Единственно - список выходцев из Речицы в конце очерка показался несколько не связанным с темой материала. Всё-таки, это рассказ не о городе и его жителях в целом, а о конкретном периоде, который задел всех - и знаменитых и неприметных.
  
  
   Буденкова Т. "Между жизнью и смертью"
  
   История одной семьи во время войны. Для тех, кому нравится читать семейные хроники, кто ценит личные истории. Я из их числа, поэтому получила читательское удовольствие. За что благодарю автора.
  
  
  
   Каа С. "Американские записки сибирской студентки"
  
   Вполне симпатичный текст. Что-то вроде суммированных впечатлений, выделенных в отдельные пункты. Написано легко, живо, да и студенчество - самая подходящая пора для самостоятельного путешествия по миру в самом широком смысле этого слова. В общем, прочла с интересом. Что-то позабавило, что-то удивило, но в целом неплохо. Судя по времени написания, прошло десять лет, интересно, как изменилась жизнь героини заметок за это время?
  
  
   Ефимова М. "Африканская рыбалка"
  
   Очень понравился рассказ. Как-то с первого прочтения было понятно, что этот текст на десятку. Так оно и получилось.
  
  
   Ситникова Л. "Галопом по европам: 5 дней в стране огня и льда"
  
   Замечание - в названии "5 дней" стоит исправить на "пять дней". Впечатление несколько смазывала необходимость отвлекаться на картинки по ссылкам. Я понимаю, что это сделано из-за ограничения конкурса на иллюстрации. Но тут проблема в следующем - если средствами самого текста не получается описать место или явление, то это минус тексту. Сам рассказ о путешествии получился действительно "галопом". По большому счёту, это записки для себя, чтобы не забыть, что за чем было в поездке. Человеку, у которого нет "своей" Исландии, извлечь много из этого рассказа не получится. Он для "своих", для тех, кто уже побывал, кто знает, как оно в этой стране. Да, точка в конце заголовков и подзаголовков по правилам орфографии не ставится.
  
  
  
   Бердник В. "На Молдаванке (из писем другу)"
  
   Вполне удачный очерк об одесском детстве автора, о Молдаванке. Вставные размышления о филологической девушке показались несколько затянутыми, да и откровенно не нужными, но если автор считает, что без них будет не так хорошо - значит он знает, что и зачем делает. В первые прочтения этого очерка заметила, что текст не очень хорошо вычитан, но специально отлавливать ошибки не стану. Очерк понравился.
  
  
   Калугина Л. "Три тысячи нескучных километров"
  
   Нескучное у вас, автор, получилось путешествие. Животные тоже добавили тексту - у самой зверьё, поэтому всегда интересно, как чужие переносят дороги и смену места.
  Благодарю за текст!
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"