Лифантьева Евгения Ивановна: другие произведения.

Радио Луны. Фантастика. Февраль 2008

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пишу обзор по заявкам + группу, за которой закрепят


   Краснов Иван Витальевич Один в поле
   Рассказ уже читанный, но перечитать лишний раз имело смысл. Да еще в коммы к рассказу заглянула. Хвалят. К похвалам присоединяюсь. Как и к уточнению Димыча Чвакова по поводу восьмого и двенадцатого уровней.
   Рассказ об одиночестве и безумии. Но главное - о том, как сложно тому, кто вынужден отвечать за других. Как всегда у Ивана, повествование намеренно сдержанное. Да и образ героя не предполагает каких-то стилистических выкрутасов. Так что главный респект - это очень четкое соответствие формы и содержания.
   Запредельность состояний. Кромешность - от изначально значения этого слова: то, что за кромкой, за гранью, в ином мире... И все это - предельно корректно, без истерики, без надрыва. По-моему, такие вещи Иван умеет передавать лучше многих.
   И еще одна мысль... Мне кажется, что остальным членам экипажа снится то, как они каждый день встречают стареющего капитана. И, может быть, призраку Светочки удастся остановить его на двенадцатом уровне. Потому что уровень самосознания у капитана такой, что он уже чуть-чуть выше, чем просто человек. А с такими существами все может случиться...
  
  
   Просвирнов Александр Юрьевич Четвертый уровень
  Пример очень редко встречающейся сегодня НФ. К сожалению, и Александр ничего хорошего от будущего не ждет.
  Несколько слов о языке. Он вызвал у меня двоякое ощущение. С одной стороны, то, что называется 'суконный'. Влюбленные объясняются друг с другом, копируя малобюджетные телесериалы:
   '- Я так ждал этого счастливого мгновения! Я люблю тебя, моя ненаглядная крошка!'
   '-Коля, ненаглядный мой! Я твоя, твоя навеки! Я люблю тебя!'
   И слова автора: 'Виолетта почувствовала, как наполняется живительными силами и твердеет имитатор мужской плоти, обняла манекен, всем своим существом погрузилась в пучину страсти и задергалась в бешеной пляске любви...' У-у-у-у....
   У меня лично такие реплики вызывают рвотный рефлекс. А 'бешеная пляска любви' - это вообще из чего-то латиноамериканского серий на 200...
   Но! Самое забавное, что в данном случае именно такая стилистика и нужна. Как еще может объясняться манекен, управляемый компьютерной программой? И как должна говорить женщина, которой для полного счастья достаточно такого манекена? Не знаю, специально ли автор обдумывал стилистику реплик, или у него это получилось интуитивно, но на выходе - идеальное соответствие формы содержанию. Кроме логического восприятия смысла идет как бы вторым планом стилистически-эмоциональное восприятие того, что героиня лишена какой-то жизненной силы, она сама - почти манекен. Про то, что она делает, иначе, как 'задергалась', не скажешь...
   К сожалению, на конкурсную судьбу рассказа этот момент может повлиять отрицательно. Если не копаться в задумках автора, а просто читать текст, то остается ощущение холодной безжизненности. Я бы в тех эпизодах, где события подаются глазами Николая, усилила живописность стиля. Чтобы стало более понятно: не автор такой сухарь, а героиня. Но это - так сказать, ИХМО.
  И еще пара ВЯКов.
   Николай - сволочь. Как узнал, что невеста больна, сразу в кусты.
   Интересно, зачем делать дорогостоящие манекены, если можно подавать нужные сигналы на соответствующие рецепторы? Уже сейчас игровые 'шлемы' есть с иллюзией трехмерности... А со временем 'эффект реальности' будет достигаться не столько имитацией, сколько обманом чувств. Но это тоже - ИХМО. В данном тексте - разговор всего лишь о 'первой ласточке' наступающего безумия.
  
   Краснов Иван Витальевич Послушай
  Первое впечатление: текст не вычитан, куча мелких 'царапок' и синтаксических ошибок, которые появляются не из-за незнания, а из-за спешки и невнимательности. Вот только несколько первых абзацев.
  'Можно сказать, что я познакомился с этой девочкой почти что в момент её рождения.'
  Конструкции 'почти что' - избыточная, лучше просто 'почти в момент ее рождения'. А еще лучше - просто 'в момент рождения'. Слова 'можно сказать' уже придают фразе значение приблизительности, говорят о том, что 'момент рождения' - это не обязательно миг первого крика ребенка, это может быть хоть десятый день после той даты, которая будет записана в метрике. То есть лучше абзац будет звучать, если его построить так: 'Мы с Илонкой встретились задолго до того, как она начала что-то соображать. Можно сказать, что я познакомился с этой девочкой в момент её рождения.'
  'Или же рассказывал незатейливые истории и смешил её интонациями своего голоса, вызывая то радостный смех, то просто милую улыбку'.
  'Смешил', 'вызывая смех'... Вообще-то это синонимы... Про 'интонациями своего голоса' тоже коряво. Может, про голос и нужно бы, это подготовка к тому, что читатель поймет потом: главному герою нечем больше смешить ребенка, кроме как звуковыми эффектами. Но я бы постаралась от кривой фразы избавиться. По-моему, было бы лучше:
  'Или же рассказывал незатейливые истории и смешил её, пародируя собачий лай или кошачье мяуканье, звук закипающего чайника или автомобильные гудки'. Тут нужна конкретика - как смешил. А главный герой - такой, каким мы его потом узнаем - вполне способен (и не побрезгует) лаять или кукарекать...
  Через несколько абзацев: 'Говорил тогда, конечно, только я и не ждал ответа от девчонки, которой ещё не скоро исполнилось бы полгода'.
  'Ещё не скоро исполнилось бы полгода' - как-то совершенно не по-русски. Гораздо лучше бы было, если написать 'я и не ждал ответа от девчонки, которой ещё не исполнилось и месяца (трех месяцев, полугода - на выбор)'. Тут конкретика возраста не помешает, а звучать будет лучше.
  Перечислять все эти мелкие косячки не считаю нужным, автор сам с ними прекрасно разберется, перечитав рассказ недельки через две-три. Единственно, в чем хочу 'наехать' (гы! перехожу на личности) - у Вас, Иван, есть болезнь: пытаться втиснуть в текст обобщающую конструкцию там, где для понимания читателю достаточно перечисления нескольких объектов из той группы, которую Вы пытаетесь обобщить. Ну, типа, вроде вместо совершенно никакого эмоционально и эстетически словосочетания 'садовые цветы' лучше написать 'роскошные гладиолусы и пестрые астры'. Если в том букете и затесалась парочка георгинов или хризантем, читатель сам ее придумает, не дурак...
  Впечатление второе. Очень сложная и достаточно редко затрагиваемая идея. Совершенно оригинальный образ главного героя-рассказчика.
  Такая необычная и далеко не всем понятная аллегория отцовской любви - это находка. И 'подростковый бунт' шикарно показан. Девочка освобождается от пугающей ее (и в большинстве ситуаций лишь гипотетической, существующей как вероятность) власти чужой личности, значительно теряя в возможностях...
  Пусть читатели гадают: а что же это все-таки такое - главный герой? Бестелесный голос и одновременно - полноценная личность, гораздо более полноценная, чем еще только формирующаяся личность маленькой девочки. Дух-хранитель? Канал связи с ноосферой Земли? 'Чур' или 'ками' - в языческом древне-славянском или синтоистском понимании? Пусть подумают...
  И впечатление третье. Я затруднюсь назвать жанр данного произведения. Это не мистика. Главный признак мистики - непознаваемость чудесного, но в этом рассказе собственное существование для главного героя-рассказчика не является ни чудом, ни непознаваемым. Иначе интонации были бы совершенно другими. Это не фентези, хотя можно найти немало точек соприкосновения с мифологией и с сидящими в генах суевериями. Это не НФ, хотя при желании можно притянуть за уши объяснения на уровне энергоинформационных полевых структур. С другой стороны, уровень воплощения, жизненной достоверности образа настолько высок, что нельзя считать рассказ чисто мейстримной метафорой. Фантастика? Да. Именно та, чье основное свойство - не вписываться ни в какие рамки и определения.
  
   Ханами Тая ВладимировнаСамолет
  Стиль. Про канцеляриты уже Рыся написала. Мне добавить нечего, кроме одного: проблема лечится чтением действительно хороших стилистов и целенаправленным развитием 'языкового слуха'. Под подушкой должны быть не переводные романы, а наши российские классики вроде Чехова или Бунина. Паустовский, Пришвин или Ефремов тоже сойдут.
  Задумка. Шикарная. Идеальная иллюстрация к статье Крыса про конфликты и сюжет. Пример того, как надо создавать конфликтную ситуацию, как внутреннее напряжение действия 'вытягивает' текст, даже если исполнение далеко не на высоте. Несмотря на обилие стилистических огрехов, где-то с трети рассказа на них уже просто перестаешь обращать внимание.
  Структура. Вот тут вопрос. Действительно - клиповость. Вроде как сценарий для любимого голливудскими режиссерами фильма-катастрофы. Но если воспринимать и Юльку, и Дмитрия, и мальчика с его родителями только как 'страдательные' объекты (как в тех фильмах), то текст и останется на уровне Голливуда. Реально действующих, конфликтующих субъектов вроде бы только двое: дракон и некромант. Хотя историй на самом деле не одна, а три. Первая - про мальчика, который предчувствует катастрофу и поэтому капризничает в аэропорту. Но его уже коснулось то, что называется 'дух воина'. Поэтому ради исполнения своей мечты он преодолевает страх. Вторая история - про любовь Юльки и Дмитрия. И только третья - про дракона и некроманта.
  В этой третей истории слишком много лакун и натяжек. Почему отец приказал дракону наблюдать за 'черной луной', сделав тем самым сына легкой добычей для некроманта? Зачем некроманту участие дракона в гибели людей? Нет, оно понятно: магия такая дисциплина, в которой для достижения нужного эффекта порой нужны самые неожиданные алгоритмы. Но об ограничениях и запретах, стоящих перед магом, стоит все же сообщать читателю.
  На мой взгляд, лакуны и натяжки в этой третьей истории происходят из-за того, что конфликт рассказа на самом деле не ограничивается фентезийным противостоянием маг-дракон. У рассказа в потенциале есть еще один пласт: морально-мистический. Который, к сожалению, слишком скомкан. Но именно этот мистический пласт сливает три истории в одну, придает рассказу цельность. К сожалению, пока - лишь в потенциале.
  Дракон сумел освободиться и спасти людей потому, что на стороне людей - и дух воина, живущий в мальчике, и дух любви, хранящий Юльку и Дмитрия. Потому, что Юлька сумела услышать дракона и ответить ему. Как-то поддержать? Но как? Не прописано. Хотя в обычном человечьем сопереживании есть сила и есть магия... Как это сделать? Ну, тут хозяин - барин.
  
  
   Никитин Дмитрий Николаевич Война с гномами
  Сразу скажу, что я - не поклонник боевой космической фантастики. Для меня текст не превращается в образ, все эти 'лихтеры', 'систершипы', 'шлюпы', 'корветы' - всего лишь слова, за которыми нет картинки. Так уж исторически сложилось - сфера интересов лежит несколько в иной области. Поэтому значительную часть рассказа не могу оценить по достоинству или найти 'косяки' в описании действий боевых кораблей. Вот если бы речь шла о холодном оружии... Там можно бы было с полным знанием дела утверждать, мог или не мог боец нанести тот или иной удар. Но это так, предисловие.
  По тексту же... По-моему, 'Война с гномами' - прекрасный пример профессионально сделанной истории без особых претензий на философскую глубину. Второго-третьего пласта понимания просто нет. Люди, выйдя в Космос, мало изменились внутренне. Остались людьми с их достоинствами и недостатками, с их способностью любить и ненавидеть. По-прежнему для многих очень большое значение имеет понятие 'Родина' - в том смысле, что это - не то место, где родился, а то, где ты нужен. Поэтому-то колонисты Пилигримы и отказались эвакуироваться. Это - мир, который они сделали своим. А за то, во что вложен и труд и душа, имеет смысл пободаться - хоть с гномами, хоть с чертом, хоть с вояками из метрополии. В этом - стержень конфликта.
  Отсюда - нетривиальные приемы ведения войны. Шикарный эпизод: 'Каким-то образом "Неукротимый" уже успел догнать "Альфреда Нобеля", идущего в середине широко растянувшегося строя бомбардирских кораблей. Догнал и начать творить с бомбардиром что-то уж совсем непотребное. Если маневр, примененный "Сурикатой" против "Куницы", еще можно было описать как пример неординарной тактики, то действия "Неукротимого" находились вне определений космической войны'.
  Ну а гномы... Честно говоря, тут ситуация вполне предсказуемая. Встретились чуждые друг для друга цивилизации. Передрались. Заставили друг друга считаться с собой как с силой. Потом договорились... Нашли способ не мешать друг другу или даже быть взаимно полезными. Ксенофобии хватает и у людей, и у гномов. Но ее, если припекло, можно преодолеть. Пилигрима нужна и колонистам и гномам, но выяснилось, что вполне можно сосуществовать на ней. Разум восторжествовал.
  Хотя такая подземная раса - очень неординарная идея. По-моему, чего-то подобного мне вообще не встречалось. Хотя, повторюсь, космооперы я читаю мало. Но вообще - ощущение от повести - нетривиальность и профессионализм.
  Наверное, не стоит пытаться растягивать сюжет в роман. Но еще пяток таких повестей, связанных единым миром и общими героями, и получится более чем добротный томик из серии 'Фантастический боевик'. Причем гораздо лучше многого, что издается в этой серии.
  
   Вознесенский Вадим Валерьевич Бабочек спящих крылья
  По поводу хороших вещей писать что-то достаточно сложно. Поэтому совсем коротенько.
  Впечатление первое. Не просто понравилось - мое. История Улисса повторяется из века в век, и будет повторяться, и писатели будут писать, а читатели - читать. Это вам не Джек Воробей...
  Впечатление второе. 'Чистая НФ'? Ага, как же! Этому тексту тесно в рамках НФ. Хотя даже я, кажется, поняла, как (технически) летают крылатые корабли. Но игра символами - 'бабочка'-парус и 'эффект бабочки'... Напрашивается продолжение ряда - даосский 'сон бабочки'... Кстати, они спят и в заглавии...
  Теперь несколько 'царапок'.
  'Старик отслеживает их движение, будто' - лучше 'следил за движением'. 'Отслеживал' как-то уж сильно научно.
  'Радиус более сотни километров и суммарную площадь, за четыре тысячи квадратов' - лучше 'площадь в четыре с лишним тысячи'. Почему-то здесь конструкция с 'за' напрягает.
  'И пришел к выводу, что еще (не?) надрался.' Кажется, пропущено 'не'.
  А вообще - ощущение, что на этом конкурсе рассказу должно повезти. Хороший пример красоты без красявостей.
  
   Токарев Алексей Викторович Вход с котами и драконами запрещен!
  Скилл, ты сам напросился!
  Итак, с самого начала.
  'Над всеми входами в расположенный возле космопорта "Леон" на планете Тиниан торговый комплекс "Мама матроса Джо" висят грозные объявления'. Три обстоятельства места подряд. Знаете, за что кондуктор убил старушку? У той в пакетике была сумочка, в сумочке - футлярчик, в футлярчике - узелок, в узелке - кошелек, в кошельке - десять рублей... А кондуктор стоял и ждал, пока бабулька копалась. Тут примерно то же самое. Причем - в первой фразе. Может, оставить одну 'мамашу', в смысле - название торгового комплекса, а космопорт с планетой упомянуть немного потом, мимоходом. Какая разница читателю, на Тиниане магазин или еще где... Припортовые городишки одинаковы во всех мирах и эпохах.
  Ладно, поехали дальше.
  'Третий помощник капитана торгового корабля "Триера" Андрей Тройницкий'.
  Та же самая история. Помощник (кого?) капитана (чего?) корабля. Да еще не просто помощник, а третий, и не просто корабль, а торговый. Цепляющиеся друг за друга определительные конструкции этакой гусеницей ползут... ползут... и, когда наконец-то куда-нибудь приползают, то читатель почти забывает, с чего все началось и при чем тут Дракоша.
  Тут, по-моему, причина двоякая. С одной стороны, автору нужно буквально в несколько фраз впихнуть целый мир. С другой - в языке нет устоявшихся (часто - полу жаргонных) названий для космических должностей, типов кораблей и так далее. Но язык стремится к упрощению, и вполне можно предположить, что в эпоху комической торговли появятся новые термины или будут активно использоваться старые из морского дела.
  Например 'торговый корабль' звучит как-то уж слишком тяжеловесно. Если брать аналогию с морским флотом, то это будет или просто 'торговец', 'торгаш' или, скорее, будет назван тип судна: 'сухогруз', 'контейнеровоз', 'танкер'. Кто в морских терминах разбирается, помогите, а? В конце концов для истории про дракона и кота совершенно не важна конструкция 'Триеры'. Обозвать ее 'танкером' - и дело с концом. Типа, трюм представляет собой одну большую емкость, а как такую конструкцию можно в Космосе использовать, это не наши проблемы.
  И еще одно. Звание (должность) практически никогда не употребляется одновременно с конструкцией имя+фамилия. Или 'Капитан Нечаев', или 'Геннадий Нечаев'.
  Я бы переделала кусочек примерно так:
  '- Андрей, пожалуйста, возьмите с собой Дракошу! - капитан 'Триеры' Нечаев умоляюще посмотрел на своего третьего помощника.
  Тройницкий остановился и безнадежно вздохнул.
  Всего несколько метров оставалось ему до свободы. Только выйти из корабля и завернуть за угол. Андрей давно собирался купить новую 'порадку'. Здесь, на Тиниане, в окрестностях космопорта 'Леон', немало магазинов и магазинчиков, чьи хозяева делают основную выручку за счет 'вольных торговцев'. И поэтому обслуживают их по высшему классу. Но нежданно-негаданно вожделенный шоппинг обернулся нешуточным мероприятием'.
  Так можно извращаться практически над всем рассказом. Только там, где действуют зверюги, стиль становится легким и изящным.
  Но это, так сказать, мое ИХМО. Или видение ситуации.
  А вообще-то отличный рассказ, очень добрый, за ним чувствуется целый мир, лишь кусочек которого показан читателю.
  
  Путятина Алина СергеевнаАрифметика Любви
  Основное впечатление - недоумение.
  С одной стороны, достаточно интересные идеи по поводу того, что является счастьем. Причем, на мой взгляд, - весьма неглупые. Действительно, '...наши глаза порой с большим оживлением реагируют на бижутерию, чем на блеск драгоценных камней. И потом зачастую человек приходит к выводу, что ошибся в выборе партнера. Тот подобно дешевой бижутерии, тускнеет в его глазах'.
  С другой стороны - совершенно никакое воплощение этих идей. Язык рассказа такой, что пару раз у меня возникала мысль: 'А не намеренно ли автор стилизует язык под тот 'новояз', которым, по его мнению, будут разговаривать бездушные существа, готовые прогнозировать любовь математическими методами?' Это даже не канцерярит. Это хуже. Чего стоит, например, такое вот описание: 'На следующий день как всегда внезапно изменилась погода, на улицах разгулялось потепление'. 'Разгулявшееся потепление' - это что-то с чем-то.
  Сюжет прост и незамысловат: неуверенный в себе мужчина взял на первое свидание с 'расчетной' невестой друга, в результате чего 'невеста' влюбилась в того самого друга. Правда, ненадолго, и, в конце концов, 'расчетная' пара обрела счастье.
  То есть ответа на заданный автором вопрос читатель не получает. Рациональность в подходе к любви - это хорошо или плохо? Если брать сюжет, то - хорошо. Внезапно вспыхнувшая страсть так же быстро угасла. Но стилистика подачи информации наталкивает на мысль о том, что автору самому противен зарегулированный и 'просчитанный' мир.
  Такое вот противоречие между формой и содержанием.
  
  
   Томских Владимир Юрьевич Сломанный зонтик
  Ощущение: где-то я это уже читала. Нет, дело не в каком-то плагиате, а в том, что история движется по кругу, делая значимой одну и ту же тему и заставляя обращаться к ней людей разных поколений.
  По стилистике все вроде нормально, слова стоят там, где им положено, и те, которые нужны. А вот по системе образов и мыслям рассказ кажется своеобразным зеркалом для уже существующих (и не первое десятилетие) текстов.
  Система образов для 'бунтарской' литературы не просто традиционна, она классическая. 'Потогонная система', 'старый бродяга', 'молодой бунтарь, отринувший привилегии положения в системе, чтобы променять их на свободу вне общества'. Подозреваю, любой более или менее читающий человек назовет несколько авторов, у которых присутствует такой же набор: Джек Лондон, Керуак...Так что, как говорится, ничто не ново под луной. Поэтому для того, кто читал и осмысливал предшественников 'Сломанного зонтика', в рассказе не найдется ничего нового. Для тех, к кому эта тема пришла впервые, рассказ может быть очень даже полезен. По крайней мере, даст понять, что не только ему душно внутри системы, не он один такой особенный.
  В данном случае символом 'системы' сделан зонтик. А ложь системы - в искусственности той опасности (вечного ядовитого дождя), от которой, типа, та защищает. Что ж, метафора весьма забавная - зонтик принято считать вещью мирной и доброй.
  И еще один моментик в рассказе, заставляющий подозревать, что автор знает, что делает. Что писал рассказ, уже зная о том, что он - не первопроходец в этой теме. Город, из которого уходит герой, назван Портлендом.
  'Когда воротимся мы в Портленд,
  Мы будем кротки, как овечки,
  Но только в Портленд возвратиться
  Не дай нам, боже, никогда'.
  Автор, вы слышали когда-нибудь эту песню?
  
   Попова Анна Апельсины на черном снегу
  Еще один рассказ на вечную тему. Вроде бы уже есть 'Слово для мира и леса' Урсулы Ле Гуин. Но снова и снова живая земля вмешивается в человеческие разборки. Вмешивается, не убивая, но изменяя пришельцев, превращая их в тех, кого они считали 'дикарями'. Старая мечта об ином пути развития человечества - без вонючих машин и бессмысленной гонки за модными шмутками.
  И еще. Рассказ не новый, хорошо вычитан и вычищен.
  По содержанию все просто. Дедушка-дикарь рассказывает внуку-дикарю о войне с пришельцами, а потом оказывается, что дедушка - сам пришелец, только это было так давно и совсем с другим человеком.
  По стилю - хорошая ритмизированная проза с монотонным и многократным повторением ключевых слов 'снег', 'апельсины', 'ночь', 'черный'. Для динамичного экшена такой язык был бы слишком навязчив, но для прозы, граничащей с поэзией, - самое оно.
  По багам... то бишь косякам. До сих пор не могу понять: вроде в начале рассказа дедушку слушает мальчик, а навстречу матери выбегает маленькая девочка... Как-то количество и пол детей слишком уж незначащей деталью автору показались... При не очень внимательном чтении ребятня как-то ускользает от внимания.
  А вообще мне рассказ понравился. Жаль, что на 'Странной войне я судила' группу 'макси' и читала не все рассказы 'мини'.
  
   Дариана Мария Кантор Два дня из жизни одной Маши
  
   Странное впечатление. С одной стороны, рассказ сделан очень хорошо. Грамотно написано. Интересная идея о двойном стандарте поведения человека. Точный психологический портрет 'серой мышки'. Продуманная структура рассказа. Сначала хотелось написать, что незачем с такими подробностями описывать утренние страдания 'совы', но в конце рассказа становится понятно, зачем эти тягучие перечисления мелочей.
   Но, с другой стороны, ловила себя на мысли, что читать просто скучно. Понятно, что жизнь у Маши не очень-то увлекательная. Но, видимо, есть тип людей, которым не судьба становиться литературными героями. О них просто нечего сказать, даже если в их жизнь вмешается инопланетянин.
   Так что респект автору за нестандартность. Попытаться сделать героем человека, который на роль героя вообще не подходит, - это смело. Хотя вряд ли рассказ будет высоко оценен на конкурсе.
  
  
   Коломейцев Е.А. Fake Reality
   Не мое. Во-первых, я слишком старая и слишком плохо знаю английский, чтобы у меня возникали те ассоциации, которые автор, вероятно, вложил в свой текст. Для меня рассказ - белый шум, не более. Во-вторых, тема иллюзорности реальности и отсутствия абсолютной истины - далеко не нова, в ее рамках делаются гораздо более попсовые вещи. То есть для восприятия этой идеи не нужен тот уровень знаний, который задает автор для своих читателей системой символов рассказа.
   А так написано весьма грамотно.
  
  
   Ветнемилк К. Е. ;Проснись человеком
  
   Хороший пример недостаточно хорошо реализованной хорошей задумки. Поиграть вариантами восприятия мира - задача не из простых. Приятно то, что автор сам сумел увидеть мир и глазами робота, и глазами трупа, и еще парой-другой нечеловеческих глаз. Но вот передать разницу мышления всех тех существ, в которых превращался главный герой, не очень удалось. Стиль, в котором рассказывается о роботе или о подводном жителе, одинаков - нейтрально-отстраненный. А жаль. Как можно было поиграть! Ведь с изменением восприятия, несомненно, меняется и стиль мышления героя. Да и сам он в результате всех этих метаморфоз мира резко изменился.
   Порадовала концовка. Возмущение девушки тем, что мужчина видел ее без одежды до того, как она для него разделась - очень точная и правдивая деталь.
  
  
   Токарев А.В. ;Чугунная сковородка в космический век
  
   Еще одна недостаточно четко реализованная задумка. Интересная ситуация, интересный конфликт весьма нестандартной 'белой вороны' и общественного мнения. Интересный ход с грабителем: очень точно переданы образ мышления и поведение 'маленького эльфа'. С одной стороны, это - мужчина, склонный решать конфликты самостоятельно, причем с помощью насилья. С другой стороны, он прекрасно знает, что в прямом столкновении у него нет шансов. Получается этакий гибрид женского и мужского поведения.
   Не понравилось же в рассказе диспропорция между мироописанием (вся первая часть рассказа, хождение по магазинам и так далее) и собственно действием. Такое ощущение, что в крохотный рассказик 'вталкивается' хорошо продуманный авторский мир, а миру в маленьком сюжете тесно. По-хорошему, читать эту историю нужно, уже зная, какой стиль жизни на 'Диком Западе Космоса' - новых добывающих планетах, что добывают конкретно на этой, какие интересы сталкиваются вокруг местного комбината, кому и зачем понадобилась информация из компьютера жены героя... Не рассказ - а чуть-чуть адаптированный кусочек из романа, причем откуда-то из середки. Остается только догадываться, какая межпланетная авантюра сорвалась из-за того, что у мужа инженера в ту ночь было похмелье. А любопытно, черт возьми!
  
   Гордеева Татьяна Петр ;Непутевые заметки космического бродяги
   Непутевые заметки космического бродяги
   Корректора на вас, автор, не нашлось. Хотите совет? Включите в 'Ворде' проверку синтаксиса и прогоните через него все свои тексты. Добейтесь, чтобы ничего не подчеркивалось зеленым. Внимательно читайте те комментарии, который выдает 'Ворд'. Конечно, продукция 'мелкомягкого' - вещь дубовая. В сложных случаях может гнать. Но запятую, нагло вклинившуюся между стоящими рядом подлежащим и сказуемым, отловит.
   То же можно сказать и о стиле. Куча достаточно неуклюжих фраз (даже если правильно расставить запятые).
   'Планета, на которую меня занесло нечто со звучным именем Злой Рок, выглядела весьма красочно оформленной в смысле природного разнообразия, а со стороны разумного наполнения она оказалась большой ловушкой для всех хомосапиенсов, в том числе и для меня'.
   'Красочно оформленная планета', 'в смысле природного разнообразия', 'со стороны разумного наполнения'... Ну не говорят так по-русски! 'Оформление' планеты (это вам витрина, что ли?) можно отнести к попытке пошутить. Но использовать слово 'в смысле' в значении 'с точки зрения' - это просто неграмотно. 'Наполнение' планеты - еще корявее. 'Наполнить' можно некую емкость. Планета же, как известно, - практически монолитный шар. Разумные существа живут на ее поверхности, а не внутри. И это только в одной - причем первой - фразе. А весь рассказ наводит на мысль, что главный герой переобщался с туземцами, говорящими при помощи устаревшего кибер-переводчика, и теперь изъясняется на этаком 'мосаниковском суржике'.
   А жаль. И идея интересная, и задумка неплохая. Некоторая доля страдания и тоски по несбывшемуся, отсутствие полного счастья как обязательное условие для развития - это очень даже неглупая мысль.
  
   Домнина Ирина Михайловна Слишком простая задача
  
  Вопиющих стилистических ошибок нет. Да и в целом стиль достаточно ровный. Можно бы было в каких-то местах поинтереснее подать информацию, но не обязательно. И так все достаточно ясно.
  Хорошая идея, тонкие психологические наблюдения. Автору есть о чем рассказывать, а это главное для интересного текста.
  Самый большой недостаток - очень неудачное начало, особенно описательный портрет Дениса. Попытаюсь объяснить.
  В чем главная прелесть рассказа? В том, что хорошо передано, как может меняться представление о человеке в зависимости от объема имеющейся о нем информации и той ситуации, в которой наблюдатель смотрит на человека. В соответствии с этим практически на протяжении всего рассказа информация подается с точки зрения Дениса. Читателю показывают то, что видит герой и сообщают ту информацию, которую знает Денис. Хоть и от третьего лица написано, но все - в мировосприятии главного героя. А вот в начале, в кафе, автор пытается описать Дениса со стороны. Зачем? Видимо, для того, чтобы показать: тот достаточно симпатичный мужчина, как говорится, 'все при нем', в его внешности нет ничего, чтобы сразу отталкивало женщину. Но этот вводный кусочек похож на неопрятную заплатку на ткани текста из-за того, что в нем автор был вынужден изменить точку, в которой расположена 'кинокамера'.
  В небольших текстах 'точку съемки' лучше не менять. Это - не абсолютное правило для автора, а просто 'подстройка' под законы восприятия текста читателем. Если весь текст - с одной точки, то читатель быстренько 'помещает себя' в предложенную ему точку зрения и не напрягается, воспринимает то, что хочет сказать автор. Конечно, можно 'поиграть' точками зрения, показать один и тот же эпизод глазами разных персонажей. Но делать это нужно осознанно, четко зная, зачем такая 'игра'.
  Конкретно же в этом тексте все описание Дениса лучше вообще убить, заменив его одной фразой где-нибудь в его воспоминаниях: 'Денис знал, что нравится многим женщинам, но продолжительный роман в его жизни был лишь однажды'. Ну - или чего-нибудь в этом духе - как автору захочется. Ведь к тридцати годам (а Денис никак не младше) люди уже достаточно хорошо представляют, какое впечатление производят на представителей противоположного пола. А какой у Дениса цвет глаз или форма спины - для данной истории, если брать по большому счету, вообще не имеет значения.
  И еще... В конце задан забавный вопрос о том, какой человек 'есть на самом деле'. Очень расплывчатая формулировка. Неужели Ольга думает, что маска 'принарядившейся нищенки', которую она нацепила, идя на свидание с Денисом, и есть 'то, что она есть на самом деле'? Хотя все может быть...
  
   Щукин Евгений SOS
   Ученого учить - только портить. Но попробую.
  Очередная история о ксенофибии и непонимании между представителями разных рас. В данном случае барьер преодолен тогда, когда люди увидели возможную выгоду сотрудничества.
  Понравилось: шикарно сделанный образ этакого мелкого хозяйчика, космического обывателя. Переводить на наши российские реалии - ИЧПшника. Не очень умный и образованный, зато весьма сообразительный, изворотливый и умеющий видеть свою выгоду. Вечно не довольный законами и государственными органами и при этом голосующий за Медведева по той простой причине, что стандартный размер взяток, которые берут сегодняшние чиновники, известен и подсилен, а сколько захочет новая команда - не известно. То есть образ не особо романтический, поэтому в литературе появляется не часто. Но порой такие мужики попадают в весьма забавные ситуации. Даже чаще, чем романтические натуры. Те только мечтают, а мужики делают дело и вынуждены порой залезать в такие дырки, в которые ни один романтик не сунется. В общем, респект за нестандартных героев!
  Не понравились конструкции типа вот этой: 'Но пришельцы больше всего напоминали червей. Двух гигантских кольчатых червей противно-землистого цвета, если быть точным'. Зачем уточнять, если сразу можно сказать точно? Понятно, что автор пытается передать речь того самого 'космического ИЧПшника', который при разговоре порой 'буксует' из-за недостатка словарного запаса. Но это можно обыграть так, что будет смешно и понятно, что 'буксует' рассказчик, а не автор.
  А общее впечатление - один из немногих на конкурсе рассказов, который меня 'улыбнул'.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"