Славич Никас: другие произведения.

Между жизнью и смертью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Между жизнью и смертью

(пьеса в одном акте, посвященная одноименному конкурсу)

     

Действующие лица:

      Человек-бензопила, оборотень, периодически превращающийся в бензопилу.
      Сварг - снизошедший на землю Бог, взвешивающий людские души.
      Унмортед - гот, вечно тусующий на кладбище. Фанат металлических групп.
      Мечта Экзорциста - темная колдунья, вставшая из могилы.
      Ветер - иногда вмешивающийся в разговор ветер, то сильный, то слабый.
      Кэтиш - готесса.
      Хель - иногда приходящая из ада девушка-блэкарь.
      Фэсс - забредший на кладбище некромант.
      Вася - сторож кладбища, алкаш. Зачем он сторожит полузаброшенный погост, сам не знает.
     

Акт первый и единственный

      Заброшенное кладбище. На полусгнившей скамье возле могил сидят трое: Унмортед с деревянным мечом в руках, Фэсс со своей извечной глефой (и он далеко не дурак, раз избрал это оружие!), Кэтиш, одетая в темно-синий плащ. Идет мелкий дождь, способствующий готически-удрученному настроению. Кэтиш держит на коленях распечатанные листы с рассказами. Она зачитывает их присутствующим, и они все вместе размышляют о жизни и смерти.
     
      Кэтиш: Вот мы и на кладбище, друзья мои. Находимся, так сказать, на грани между жизнью и смертью. Скоро подойдут все остальные, ну а пока начнем читать то, что я принесла. Вот, нашла в интернете множество рассказов на тему жизни и смерти, сейчас оценивать будем. (читает рассказ "Чекист").
      Унмортед (возмущенно): Не, ну нереал! Чтобы чекист вдруг магическими обрядами занялся, даже из чувства мести?! Да кто бы ему позволил-то?!
      Фэсс: Да и вообще, все описанное противоречит правилам истинной некромантии. Уж мне-то лучше знать!
      Кэтиш: Эт точно! К тому же, чтобы достать черного петуха и черного козла, нужно немало побегать.
      Унмортед: С животными автор явно переборщил. Вот, смотрите (показывает строчки в тексте): Старик достал из принесенного мешка черного петуха, и, чуть далее - Потом была жертва черного кота. Потом - черного козла. Как они только в мешке поместились-то?
      Фэсс: Особенно козел! Но мне больше не понравилось другое: на карачках выцарапывал по утоптаной земле какие-то линии, знаки.    - Звезда. Вот объясните мне, некроманту - как это из линий и знаков могла звезда получиться? Обычно сначала линии чертят, знаки либо чуть позже, либо вообще не используют их!
      Кэтиш: А вот на оперуполномоченного лучше посмотрите - он явно гот. Нормальный человек кровь пить не стал бы, даже из чувства мести. Это нам раз плюнуть, правда, Унмортед?
      Унмортед: Еще бы! (жадно облизывает губы). Кстати, как можно заклинать чистотой Сета? Даже я помню, что Сет не был "чистым" богом никогда.
      Кэтиш: Давайте лучше о "сером зыбком мире" поговорим.
      Фэсс: А что о нем говорить? Я до сих пор в шоке: враги встречаются и первыми же фразами говорят друг другу: "Михась, ты?" - "Неужели Юрась?".
      Унмортед (зловеще смеется): Да уж, вот так враги! Серый зыбкий мир у нас прямо сейчас (обводит рукой покосившиеся ограды и памятники).
     
      Из-за разбитого молнией дерева напротив сидящих выходит Мечта Экзорциста.
     
      Мечта Экзорциста: Хай, а вот и я!
      Кэтиш: Что, надоело в могиле валяться?
      Мечта Экзорциста: Конечно! О чем речь ведем?
      Фэсс: Да вот, рассказ один обсуждаем. Чекист решил отомстить убившему его сестру и племянников мертвецу. Для этого он провел какой-то дикий обряд, который, по идее, не должен был ничем окончиться. Но мертвец воплотился, и оба начали махать клинками напропалую. Меня там с моей глефой не было.
      Мечта Экзорциста: Призрак? Воплотился? И еще клинок откуда-то взял? Ничего себе, рояль в кустах!
      Унмортед: Это еще что! Меня убила следующая фраза - просто шедевр: "Глаза белогвардейца засветились торжеством, и чекист понял, что этот удар он не отобьет".
      Мечта Экзорциста: Удар глазами? Круто, сожги меня инквизитор!
      Фэсс: Хэх, я еще не весь сюжет пересказал! Дальше автор решил, видно, пошутить, сказав, что все происходящее затеял книжник. И тут началось такое...
      Унмортед: Особо порадовали меня чернила, струящиеся в человечьих жилах!
      Фэсс: Так вот, убитый оказался хранителем. Книжник - наследником древних знаний, который сам нашел этого чекиста. И решил забрать ценную книгу.
      Кэтиш: Ага, но перед тем, как сделать это, зачем-то принялся произносить пламенную речь перед чекистом, рассказывая ему обо всех тайнах.
      Мечта Экзорциста: Чекисту - о тайнах? Обалдеть, изыди из меня дьявол!
      Унмортед: Не, дьявол тебе еще пригодится.
      Фэсс: Напоследок нам наплели чуть ли не о мировом заговоре, устроенном книжником и ему подобными.
      Кэтиш: Я лично сомневаюсь, что из рядов Романовых вышел бы хоть один толковый маг, как это утверждается в рассказе.
      Унмортед: В общем, не поверил я рассказу. Единственное, что меня заинтересовало - таинственная книга крови. Впрочем, у меня дома такая есть, "Практическая анатомия на живых людях без наркоза" называется.
      Мечта Экзорциста: Ты прав, о великий гот! Кэтиш, почитай еще чего-нибудь, а то я пропустила весь первый рассказ!
      Кэтиш (пряча листы под плащом от капель дождя, глухо стукающего по земле и надгробиям): С удовольствием. Может, найдем что приличнее? (начинает чтение рассказа "Рокировка").
      Унмортед (перебивает ее на первых же словах рассказа): могильная плита - итог человеческой жизни??? Я не согласен с подобной философией!
      Мечта Экзорциста: Тогда, по логике, для меня весь смысл жизни сводится к инквизиторскому костру.
      Фэсс: Могильная плита - не итог! Доказано мною.
      Кэтиш: Ну ладно вам (продолжает чтение, но ее снова перебивают, на этот раз забредший к ним пьяный сторож кладбища (хотя никто не просил его сторожить заброшенное кладбище) Вася).
      Вася: Ой, призраки, вы опять тут?
      Унмортед: Сколько можно повторять, что мы не призраки?
      Вася: Понял, сегодня я больше не пью.
      Кэтиш: Продолжим чтение. (пытается начать заново, но на второй же строке ее перебивают).
      Вася: Это конец, мать его!!! Только вот чей? Неужели мой?
      Кэтиш: Василий, как надоели твои выходки! Иди похмелись!
      (Вася уходит).
      (Кэтиш наконец дочитывает рассказ, и начинается его обсуждение).
      Унмортед: писатель явно привык нажимать Alt+F4. Сам он суицидник по части компьютерных игр. Но никак не главный герой.
      Кэтиш: Да уж, суицидник, решивший закончить жизнь посредством странных таблеток и яда, воистину идиот. Если убивать себя, то уж убивать красиво, а не на оставшиеся жалкие гроши. На худой конец, прыгнул бы с моста.
      Мечта Экзорциста: Спали меня огнь! Вы только полюбуйтесь на разговор главного героя с "ожившим" Сергеем! "Так что, не глюки?" - "Нет, не глюки". Не хватает подписи: "не глюки", - уверяла алкаша белочка. Таблетки только начал глотать, а уже так вставило!
      Фэсс: Сергей Волин - прямо первоклассный зомби! Я таких на убой сотнями кидал!
      Унмортед: "У меня белочка!" - А у меня фиолетовая лошадь, и че?
      Кэтиш: Вы полюбуйтесь на главного героя - жалуется на жизнь в одиночестве посреди человеческого муравейника! Какой, однако, слабохарактерный. Мы, готы, тоже одиночки в человеческом обществе, и что? Да, мы славим смерть, но если и идти к ней, то идти более длинным путем.
      Фэсс: Жаль, что Серега не забрал душу главгера с собой - вечно вместе мучиться! Из таких неупокоенных отличные костяные драконы потом получаются!
      Кэтиш: Как, главное, быстро герой осознал свои ошибки! Наверно, позер он попросту, вот и все!
      Мечта Экзорциста: Точно, окропи меня священник!
      Унмортед: В общем, быть живым на кладбище все же лучше, чем мертвым. Но я не желал бы такого посмертия! Хель - вот моя мечта в ином мире! О, а вот и она!
      (из развороченной неподалеку могилы встает Хель).
      Хель: Я снова вернулась из страны Хель! У нас щас там ревизия из христианская рая приехала, всякие там гламурные ангелочки по всем темным местам расхаживают, боясь запачкаться. В общем, скукота, посижу лучше с вами.
      Кэтиш: Ох уж эти ревизии! Ладно, присаживайся рядом! Как раз третий рассказ на подходе! (принимается читать "Человек умирает дважды")
      Фэсс: Дважды, кхе... Ну, разве что второй раз в качестве зомби.
      Унмортед: Надо же, миры столкнулись! Планетарная катастрофа, все полечь должны были! А если столкнулись не буквально - то тогда должны быть звездные войны, а никак не мечи с копьями.
      Хель: приступы боли при малейшем движении? Вспоминаю, как мы в преисподней клип для покойничка из группы Death снимали. Одного чувака так зверски замучили, что вот у него как раз наблюдались эти самые приступы боли при каждом его движении. А тут надо же - смертный глаза открыл, а боли не почувствовал! Зато умер вскоре.
      Мечта Экзорциста: Вскоре - это мягко сказано. Успел всех родных вспомнить. Как еще не всю жизнь?
      Кэтиш: Ох уж эти мне представления о ярком туннеле и полете по нему! А почему не о темном коридоре и спотыкании о разбросанные в нем грабли?
      Унмортед: А уж как героя кидало по поворотам коридора - бобслей прямо какой-то!
      Фэсс: Что самое интересное, когда Игорь увидел самого себя, он узрел "нечто бесформенное, жидкое, жалкое и противное". Из такого даже зомби не выйдет.
      Мечта Экзорциста: Да, обычная христианская овечка, а на деле действительно нечто противное, обожги меня щипцами!
      Хель: Лица в загробном мире приближались и становились огромными - вот что меня поразило! Я даже поняла, про кого речь - есть у нас там отдельная комната для алкоголиков.
      Кэтиш: Ладно, ребят, сочтем, что раз герой родился заново, то это был не загробный мир, а мир чрева его матери.
      Унмортед: Кхе... тогда бобслейная трасса - это, что ли, 12-типерстная кишка?
      Мечта Экзорциста: Давайте лучше заценим шедевризмы из рассказа? Мне вот что понравилось: "Игорь Иванович всё понял. Он лежал в роддоме и находился в теле ребёнка, недавно появившегося на свет".
      Фэсс: Хыыы... как же это такой большой в таком маленьком тельце уместился?
      Унмортед: А вот еще: "он долго путешествовал по мыслям" - заглядывал на курорты мыслей, наверно?
      Кэтиш: И тут выясняется, что "Игорь Иванович пребывал в подвешенном состоянии" - а кто подвесил-то?
      Хель: Акушеры, наверное. Я, если честно, так и не поняла - к чему тут пролог про сталкивающиеся миры? Для антуражу?
      Унмортед: Концепция, изложенная в данном рассказе, вообще не по мне. Умереть, чтобы тут же родиться в новом теле, а потом потерять всю память? Об этом может мечтать разве что обкурившийся буддист!
      Мечта Экзорциста: Заклейми меня монах! Уж я-то, да и Хель, прекрасно знаем, что такого не бывает. Впрочем, каждому смерть - по вере его.
      Кэтиш: Ладно, приступим к чтению следующего рассказа.
      (тут возвращается Вася, уже протрезвевший и потому еще более удивленно взирающий на компанию)
      Вася: Блин, не отпустило!..
      Унмортед: Васек, все нормально, садись да рассказец заценим.
      (Вася махнул рукой на "белочку" и черно-болотного цвета шиншиллу, невесть откуда появившуюся перед глазами, и присел на противоположную скамью, тоже полупрогнившую).
      Кэтиш: Рассказ называется... (делает паузу) "Счастливы вместе"!
      Унмортед: Это что - реклама сериала?
      Фэсс: С таким названием только любовные романы писать. Впрочем, сейчас заценим сие творение.
      (Кэтиш прочитывает рассказ).
      Мечта Экзорциста: Зачем было все впечатление названием портить? Язык-то рассказа хорош!
      Хель: Да уж, а то я опасалась, что действительно современная love story начнется, тьфу!
      Вася: Я аж прослезился!
      Унмортед: Да ты не от того прослезился. Но рассказ действительно прекрасно написан. Но давайте рассмотрим представленную в нем концепцию жизни и смерти.
      Кэтиш: О, тут жесть еще та! Теперь название стебным предстает! Сестра умерла у главной героини, а та ее в зеркальце видит да с нею разговаривает. Сама понимает, что глупость, а разговаривает. А потом к сестрице на тот свет женишка спроваживает - вроде бы как неумышленно.
      Фэсс: Мда, пропал экземплярчик. Только кто его пожалеет-то?
      Вася: Я!
      Мечта Экзорциста: Тебе только алкашей да насильников и жалеть-то, растяни меня дыба!
      Хель: Я предлагаю сей рассказ тут же переименовать - "Счастливы вместе на том свете". А то плагиат все-таки получается. Альбо реклама.
      Унмортед: Точно! Такое качественное славянское фэнтези, а пропадет с подобным названием-то!
      Фэсс: А без "рояля в кустах" все ж не обошлось. Что гвоздильня на полу делала - ума не приложу!
      Мечта Экзорциста: Меня ждала. Для пыток!
      Кэтиш: Не дождалась, видать. Ну да ладно. Приступим к следующему рассказу.
      Хель: Я надеюсь, на сей раз название нормальное?
      Кэтиш: Увы и ах! С этим опять проблема - сей рассказ под заголовком "День рождения".
      Унмортед: Фыыы... Ну хоть бы что приличное выбрали. Вот у металл групп названия - "Черный Обелиск", "Дом Мясника", "Теория Хаоса", "Циан", "Оргазм..." ой, не будем о последней.
      Хель: Да уж, металлисты на названия красивые щедры, причем не только русские. Ну да ладно, послушаем лучше, вдруг и этот рассказ окажется лучше, чем мы о нем по названию судим.
      (Кэтиш читает рассказ).
      Вася: Надоели уже эти истории о сталкерах. Мой сынок уже задолбал: "Купи новую книжку про сталкеров!". А я ему в ответ: "Классику читай, Стругацких".
      (мимо пролетает порыв Ветра)
      Ветер: Расплодили чернобыльских зон по планете, летать негде! Придется вот над вами пока покружить.
      Унмортед: Да уж, у Стругацких вещь получше будет, чем у многочисленных поклонников игры. Наплодили тут новеллизаций!
      Мечта Экзорциста: Ладно бы еще грамотные были. А то что это за "безконечные жалобы", "безполезным делом"?
      Фэсс: Надо в сталкеры записаться. Добыть какой-нибудь обалденный артефакт, и всем проискам Неназываемого - хана!
      Кэтиш: Кстати, в этом рассказе изобретен новый вид рельефа - называется "сильное плоскостопие". Не верите? А вот фразочка: "уйдя от воинской обязанности по сильному плоскостопию".
      Вася: Но согласитесь - превращение сталкера в кровососа очень интересно с точки зрения жизни и смерти.
      Хель: Что ж тут интересного? Многие люди после смерти вампирами становятся, и никакой Зоны не надо для этого.
      Унмортед: Точно! Если убрать антураж Зоны, что останется? Простенькая история про превращение брата главного героя в вампира. Ничего нового.
      Мечта Экзорциста: К тому же, перед нами снова не смерть, а перерождение. Если два рассказа назад это было рождение в новом человеческом теле, то тут простое обращение в злобного мутанта. Только и всего, подкинь в костер поленьев!
      Кэтиш: В общем, концепция жизни и смерти и здесь слабо выражена. Кстати, вы заметили? Во всех рассказах смерть больше похожа на наркоманский бред, чем на саму себя. К чему бы это? Неужели авторы стремятся доказать, что смерть - это большой наркоманский кайф?
      Вася: А почему именно наркоманский? Иногда от водочки так пробирает!
      Ветер: Молчи уже, не могу аж дышать запахом твоим. Полечу пока, но вернусь скоро!
      (улетает).
      Кэтиш: Что ж, тогда приступим к новому творению. На сей раз название уже получше - "Выбор"
      (читает рассказ)
      Хель: Змеищи какие-то, василы - василиски, что ли? У нас в царстве Хель полно таких, мы их для съемок клипов всегда землянам подкидываем, потом обратно забираем.
      Унмортед: Меня поразила в этом рассказе речь перед паладинами. Особенно вот эта фраза: "вы должны будете выжечь его очистительным огнём, дабы спасти души живущих там и выжечь скверну" - классная логика! Если выжечь материк огнем, то живущих там попросту не останется!
      Мечта Экзорциста: Эта Алиса из рассказа - некультурная девушка, вспори мне брюхо! Сначала оскорбилась, когда ее назвали на "ты", а потом сама же сделала то же самое!
      Фэсс: Не люблю всякого рода паладинов! Они мне чем-то одного инквизитора напоминают...
      Кэтиш: Что-то опять перед нами странная концепция смерти...
      Хель: Да уж, это точно. После смерти этот васил переселился "не в одного человека, а во всех сразу" - тогда почему он не захватил вообще все людские души? Что удивительно - сам васил винит в этом свое старческое зрение. Тоже мне, нашел отмазку!
      Вася: Придется мне отвечать за "тезку". Васил сам не ожидал этого, а может, сделал из мести.
      Мечта Экзорциста (фыркает): Василий, ты как скажешь! Сам же васил говорит, что не хотел этого! Впрочем, зачем тогда возможностью-то воспользовался? Эх, не люблю я всяких ящеров разумных!
      Унмортед: И вообще, тема разумных ящеров стара как мир. Рекомендую автору Гаррисона почитать.
      Кэтиш: Кстати, концепция про души, которые есть у всех, мне понравилась. Но вот рай земной... Хм, уберите слово "рай", оно здесь неправильное. А то превратили конец рассказа в религиозную проповедь.
      Вася: Рай на земле может быть только тогда, когда все люди живут в гармонии с природой...
      Фэсс: Василий, куда вас понесло? Что за философия?
      Вася: Эх, не понять вам меня... Пойду пока кладбище обойду (уходит).
      Хель: И чего его обходить - кроме нас, тут все равно никого нет? Ну да ладно. Единственное сильное место в рассказе - его концовка. Выбор перед Алисой нехилый. Или продолжить нести свет своей веры, или позволить воцариться земному раю. А вы бы что выбрали? Я бы ад, то есть Хель, давайте уж называть все истинными именами!
      Унмортед: Я с тобой, в раю мне будет скучно!
      Кэтиш: Эй, я с вами!
      Фэсс: Хех, ну поскольку я теперь существо внемировое, и уже познал смерть, то скажу одно - мой путь ни через рай и ни через ад.
      Мечта Экзорциста: Я выбираю Хель, зачитай мне приговор!
      (Внезапно небеса взрезает молния, и в ее свете появляется бог Сварг, весь в пламени).
      Сварг: Итак, вы сделали свой выбор. Теперь я взвешу ваши души и решу, достойны ли вы своего пути! (совершает пассы руками и через некоторое время удивленно восклицает): Достойны! Что ж, вы осознано сделали свой выбор! А вот Алисе из рассказа придется поломать голову! Ее душу я бы вовсе не оценивал - не надо терзаться сомнения, нужно смело и решительно идти по тому пути, который избрала, неважно, светлый он, темный или нейтральный!
      (Бог присаживается на скамью, та едва не загорается от его пламенного тела, но Сварг сбивает пламя).
      Унмортед: Что ж, присаживайся, бог наших предков. И присоединяйся к нам - будешь взвешивать души написавших рассказы про жизнь и смерть.
      Сварг: С удовольствием! Приступим?
      Кэтиш: Конечно! Следующий рассказ называется "Мантра".
      Мечта Экзорциста: ОМ, мани падме...
      Хель: Че это с тобой?
      Мечта Экзорциста: Хотела прочесть рассказ вместо Кэтиш.
      Кэтиш: Нет уж, лучше я. (читает). Кто что думает по этому поводу?
      Унмортед: Это что за бред?
      Хель: Ну зачем ты так сразу?
      Унмортед: Да большую часть рассказа вообще не понятно, о чем речь! А после него - зачем он написан? Мне такое на душу не ложится! Схожу лучше на часик домой, металл послушаю! (Уходит).
      Мечта Экзорциста: Действительно, непонятно - зачем этот рассказ и для чего?
      Кэтиш: Сие науке неизвестно. Но вы только полюбуйтесь на это: "Вбегаю в комнату, она сидит в кресле". Кто в кресле - комната? Или вот еще: "бью его сумочкой. По полу катится её голова". Наконец, "Сердце тает, опускается в желудок. Я следую за ним".
      Фэсс: И вообще - "розовая вода, розовая пена" - как противно!
      Хель: Да это все мелкие придирки, давайте лучше о главном - про жизнь и смерть.
      Кэтиш: Какая жизнь, какая смерть? Перед нами вообще какая-то позерша или эмо!
      Фэсс: Надо же, главная героиня сознает, что режут вены вдоль, но не хочет лишних мучений. Что ж тогда на смерть-то идти?
      Мечта Экзорциста: Вавилонская блудница, тоже мне! Ненавидящая и себя, и всех девушка, хоть предай меня анафеме, но это так!
      Сварг: Взвесив ее душу, я могу сказать лишь одно: такая не достойна ни жизни, ни достойного посмертия. К тому же, она сама это выбрала.
      Хель: Пожалуй, все же соглашусь. Хотя есть в этом кое-что интересное.
      (внезапно издали раздается крик: "И вот он достает свою бензопилу!" - и появляется Человек-бензопила).
      Бензопила: Хэй, народ! Я устал от резни и решил прийти к вам. Чем занимаетесь?
      Кэтиш: Да вот, рассказы читаем. Очередной на подходе. Называется "Сон в зимнюю ночь". (зачитывает рассказ)
      Бензопила: Ммм, какая прелесть! Особенно вот здесь (берет у Кэтиш листок и показывает): "Свежие ниточки мозга на разломанном лбу, лохмотья содранной кожи, повисшей над скулой кровяной безумный глаз, выбитый из орбиты, разорванный окровавленный рот". Здесь явно я постарался!
      Хель: Какой красавчик-то Игорь! А я уж сначала подумала, что так - простой вампиренок.
      Мечта Экзорциста: Только хилый какой-то. Его девушка всего лишь толкнула, а он сразу падать в воду принялся.
      Фэсс: А вот Андрей наверно, вампир и есть. Например, "Андрей смутился и легонько укусил ее". Но Игорь мне больше понравился. Каков мертвяк-то!
      Кэтиш: Только вот причем тут поцелуи на мосту? Я бы другое проклятье наложила, покруче.
      Хель: Зато на сей раз мертвяк первоклассный. И рассказ хорошо написан, без странных фразочек, которые непонятно, как понимать. В общем, предыдущему автору надо брать пример с Марии.
      Сварг: Взвесим напоследок души. Игорь - тяжеловат, но может стать весьма легким, когда его поцелуют. Андрей - мелкая душонка, он мне сразу не понравился. Рита - противоречивая особа, но уж слишком покорная мужчинам. Так что больше всего я оценю здесь душу автора и ее талант.
      Кэтиш: Что ж, это был достойный экземпляр творчества. Надеюсь, следующий будет таким же. Так, что у нас там дальше (шелестит листами, все еще пряча их от непрекращающегося дождя)? Рассказ под названием "Невеста".
      Хель: Это что, по мотивам одноименного клипа Jane Air?
      Кэтиш: Сейчас узнаем (зачитывает рассказ).
      Бензопила: Что за игра в вопросы-ответы в начале рассказа? Разрубать такое!
      Мечта Экзорциста: Да и романтические порывы как-то глупо выглядят, иголки под ногти!
      Хель: Самый противный для меня момент - когда "золотом сверкает церковный купол, и золото струится в небо". Что ж за золото такое аномальное? Вот поэтому я и не люблю церкви.
      Кэтиш: Перед нами банальная исповедь призрака невесты, которую отправило на тот свет, как написано в рассказе, "адское существо".
      Фэсс: Я даже знаю, почему эта невеста не упокоилась. Ей слишком жалко было с любимым расставаться. Вот ей и ответ на вопрос - почему она здесь. Сама же без ума от жениха-то, а тот слезы горькие льет. Под нож ее, тогда перестанет неупокоенной быть!
      Бензопила: Я в этом даже подсоблю!
      Сварг: Тут и взвешивать-то нечего, разве что пустую оболочку невесты. Женишок вообще мне не понравился. Не говоря уж о Николае.
      (К компании приближается возвращающийся Вася).
      Вася (глядя на пламенеющего Сварга): Блин, мне больше не наливать!
      Мечта Экзорциста: А мы и не предлагаем! Сядь, что ли, да новый рассказ заслушаем!
      (Вася садится на ту же скамейку, где и Сварг, но поодаль от того).
      Кэтиш: Как раз на подходе вещь, которая тебе, Вася, наверняка понравится. Рассказ называется "Самогонщица".
      (читает)
      Вася: Прикольно... Особенно когда автор путает буковки и получается Затаруштра...
      Сварг: Лично меня оскорбляют подобные опечатки. Все-таки Заратуштра про подобных мне речи вел.
      Хель: Судя по данному рассказу, самое страшное проклятие - это слова "Бог тебя накажет". Жаль, не уточняется - какой именно.
      Сварг: Я-то за такое наказывать не собираюсь. Мне главное - душу взвесить. Коли она тяжела - слишком злой человек был, не по Прави жил. Коли она неестественно легка - другому богу грехи отмолил, а сам все заветы своего бога попрал. Только средние души, которые зло не замаливали, а праведными делами искупляли, мне годятся, чтоб в царство Сварги отправить. Главная героиня мне тут никак не годится.
      Мечта Экзорциста: Ну, мы тут тоже не годимся, ибо избрали путь мрака, раздери меня святоша!
      Кэтиш: Да уж, это точно. Какое-то странное наказание, кстати, получилось. Всего лишь к чертям отправили, которым, как известно, лишь бы с кем побухать. Больше в христианском аду, по-моему, ничем и не занимаются. Так что самогонщица им там как раз нужна была!
      Хель: Я только удивляюсь, чего эта самогонщица так в ад не хотела. Она что, думала, ее к самим воротам рая подведут, тьфу, да гостеприимно их распахнут? Не хочет она в ад, посмотрите-ка! Кто ее спрашивать-то будет? У нас в царстве Хель как - попал если после смерти, значит, сам того при жизни желал, что ж упираться-то? Да и никто, к слову, не пытался еще.
      Бензопила: Хм, эта женщина явно наивная. Знаете, чем она недовольна? Что в церковь ходила, а все равно в ад попала! К чему бы это?
      Фэсс: Это называется - не надо было верить священникам.
      Мечта Экзорциста: Точно! Я им теперь не доверяю. Сами посудите: трое попов пытались из меня дьявола изгнать, и что? Сами же себя и погубили только, забрал дьявол их души-то!
      Вася: Я бы точно в ад не отказался, раз там все бухают. В раю-то, наверное, особо не выпьешь.
      Кэтиш: Неправдоподобный рассказ. Я слабо верю, что черти сами себе смогли самогон сделать, да еще и сварить в нем тела женщин. Они бы наоборот, их начали эксплуатировать, чтобы те самогон варили на всю адскую компанию.
      Бензопила: И вообще, наказание для женщины напоминает мне бредни Петухова из "Полтора года в аду". Хотя трэш еще тот! Кровушки немало пролилось. А тут так - жалкая пародия.
      Хель: А за что в христианский ад засадили нацистов и расистов? Они должны к нам в Хель попадать, непорядок!
      Бензопила: Ага, зато кровавые трупоеды отсутствуют.
      Кэтиш: Но самая жесть - это когда самогонщица черта называет добрым человеком! Ничего себе, святая она прямо!
      Сварг: Куда там святая! Так все свои грехи отмолила, что душа у нее невесомая вышла, чуть не ангельская! Но ведь я-то знаю, что она не ангел.
      Бензопила: Дайте мне ее для опытов! Надо же, ожила после того, как "раскаялась" в грехе! Этак каждый десятый оживать начнет, а что потом?
      Фэсс: Массовое нашествие зомби!
      Кэтиш: Короче, в топку. Адскую. Продолжим наши изыскания, глядишь, найдем что получше. Следующее творение называется "котята марта, кошечки апреля"
      (начинает чтение рассказа)
      Хель (возмущенно перебивает): Блин, другого эпиграфа не нашлось, что ли? "Ногу Свело - голимый рокопопс с бессмысленными текстами! Меня уже воротит, что-то дальше будет?
      Кэтиш: Дальше - хуже (зачитывает).
      Вася: А что, нормальный такой литературный язык у аффтара! Мы с мужиками на гончарке каждый день так разговариваем!
      Бензопила: Я смотрю, у современных креативщиков без матов не обходится. А я вот не люблю маты, потому что это, да буде вам известно, по большей части монгольские слова. Раньше, между прочим, за такое расчленяли. Во времена, когда наши Орду погнали.
      Кэтиш: Автор рассказа явно пересмотрел гангстерских фильмов с гоблинским матершинным переводом. Массаракш!
      Хель: Тьфу, не могу такую гадость больше слушать, пойду прогуляюсь по кладбищу, через рассказ вернусь.
      Мечта Экзорциста: Да и название тупое. Якобы кошечки рождаются только в апреле, а котята - в марте. Бред больного зоолога, скажу я вам. У моего знакомого на днях кошка родила четверых котят и одну кошечку. А было это не больше месяца назад, то бишь в июне, крест на Голгофу!
      Фэсс: Матерящиеся кошки - это жесть. На гримуар ко мне пусть запишутся, еще не так заматерятся. А то все "мяв" да "мяв", надоело уже! А ты, Сварг, что скажешь?
      Сварг: А чего говорить тут? Кошки это по части богини Баст. У них душ нет, поэтому и взвешивать нечего.
      Вася: Зря вы так к кошкам относитесь. Они все-таки по девять жизней существуют, а мы - по одной.
      Кэтиш: Не, на тему жизни и смерти вообще муть получилась. То ли девять жизней, то ли больше, то ли меньше. Якобы душа кошки над ее мертвым телом воспаряет. Перерождение в девочку - опять-таки, буддистская тематика. Банальщина, в общем.
      Мечта Экзорциста: Больше слов про тему жизни и смерти в тексте "Аквариума", что после рассказа приводится. Все же получше, чем "Ногу Свело" будет. Хотя тоже не мое.
      Бензопила: Короче, окончательный приговор: котят - на растерзание Фэссу, автора - к Сваргу на взвешивание.
      Сварг: Ох, и тяжелая же душа у сего автора. Видать, и в жизни матерится так же, как в рассказе.
      Бензопила: Тогда - ко мне на расчленение! Следующий!
      Кэтиш: Хм... Хорошо, что Хель гуляет, пока мы тут со всякой гадостью разбираемся.
      (И тут возвращается Унмортед, а с ним и Хель).
      Унмортед: Вы тут все ерунду читаете?
      Вася: Типа того!
      Унмортед: Когда уже нормальное будет, хотелось бы знать? Ну да ладно, посмотрим, что у нас на очереди.
      Кэтиш: Рассказ с названием "Пелесмурт".
      Хель: Нет, ну нам попадутся наконец нормальные названия??? Издалека чувствую бредовую фэнтэзятину с неоправданным коверканием имен и названий.
      Кэтиш: Наверно, так и есть (зачитывает рассказ).
      Хель: Ну вот, что я говорила? Еще в первых же двух предложениях нас загружают сложными и совсем некрасивыми именами. Или автор решил постебаться над богами?
      Сварг: Я ему постебусь! Если что - сразу Бензопиле на растерзание отправлю!
      Бензопила: Буду только рад!
      Фэсс: Если что - я всегда рад над останками темный обряд свершить!
      Мечта Экзорциста: Сие творение есть жалкая стилизация под славянское фэнтэзи, но рассказ "Счастливы вместе" мне больше понравился, будь я извержена!
      Унмортед: И вообще, что это автор русаков-то недолюбливает, да еще приписывает им обычай молиться при каждом страхе? Зато главный герой каков - всего-то в ночном лесу под дождем идет, а уже в штаны чуть не наложил! Да я ночью в любую погоду где угодно пройду, и что - каждой тени, каждого звука бояться?
      Вася: Зато какой глюк главного героя посещает первоклассный - сам пелесмурт, "голый и босой"!
      Кэтиш: Кхм... если кто-то голый, то понятно дело, что он и босой, зачем уточнять-то? А если одет, а ноги босы - вот тогда другое дело.
      Хель: Пелесмурт зато каков красавец! Кишки болтаются, нога единственная - таких у нас в царстве Хель не видывали!
      Вася: А я так и не понял - как главгера-то сдох? От передозы, что ль какой? Тогда не сдох, раз ему такое привиделось. Я вот, когда сильно выпью, и не таких пелесмуртов наблюдаю! А бывает, и собственное тело вижу. Так что ничего удивительного.
      Сварг: Да уж, душа Кельтаса слишком мелка, хоть и тяжела. Только пелесмурту и на поживу.
      Бензопила: Оставьте его мне! Для опытов.
      Кэтиш: На том и сойдемся! А сейчас заценим другое творение - "Исполняющий Обязанности" называется.
      Хель: Я уже промолчу про название. Ладно, читай.
      (Кэтиш прочитывает рассказ)
      Кэтиш: В первую очередь, попеняю автору за оформление. Прежде чем скачать все это, я минут десять ждала, пока у меня прогрузится страница. И еще: будьте добры, расставьте по тексту запятые - их там очень много не хватает. А также желательно исправить массу грамматических ошибок, я аж читать замучалась. А теперь - кто что думает по поводу самого рассказа?
      Бензопила: Меня знаете, что в описанном мире взбесило? Что желание самоубийцы - закон! Это значит, что любой эмо, тьфу, попав в тот мир, еще будет изобретать, как ему с жизнью покончить, а избранный за него еще и делай это? Да просто пилой поорудовать, и никаких проблем!
      Сварг: А мне не понравилась война богов. Мы, боги, последний раз воевали друг с другом очень давно, а теперь поняли, что это только к разрушению приведет. Война - это удел смертных, забывших о священном даре жизни.
      Хель: Сама идея рассказа мне понравилась, но вот детали... Как это Мануэль успел столько всего прокричать, прежде чем ему кляп засунули? Почему главгера зовут то Геральд, то Герольд? Как еще не Геральт, удивляюсь.
      Мечта Экзорциста: И почему это жертвы Мануэля должны были отправиться именно в Ад? Они вообще посмертия недостойны!
      Сварг: Это точно, у таких душа либо отсутствует напрочь, либо растворяется после гибели.
      Унмортед: А меня взбесило утверждение о том, что жизнь - это и есть ад. Даже мы, готы, никогда не считали свою жизнь адом. Каждый человек должен стойко переносить испытания.
      Вася: Зато концовка - преотличнейшая!
      Бензопила: О да, это настоящий жесткач!
      Унмортед: Правда, почему-то вспоминаются слова "Арии" "Машина смерти сошла с ума".
      Фэсс: А что? Вполне даже верные слова! Раз уж Геральд оказался такой размазня, вполне логичным было сменить его на Мануэля.
      Кэтиш: Подытожу: задумка рассказа хорошая, оригинальная концовка, но... Помимо грамматических ошибок, тут целая уйма нестыковок. Да и рассуждения о смерти как-то не очень.
      Сварг: Хотя душа автора вполне ничего себе - средне весит. Значит, своим путем пойдет.
      Кэтиш: Вот и славно. Что ж, я несколько утомилась от чтения, хочу немного побродить по кладбищу, кто вместо меня?
      Фэсс: Я, пожалуй. (бережно берет у Кэтиш листки и, взяв первый попавшийся, объявляет:) Новый рассказ называется "Диалог со смертью" (читает, Кэтиш тем временем уходит).
      Хель: В кои-то веки нормальное название попалось!
      Унмортед: Смерть с косой - как-то это скучно.
      Бензопила: Мне из всего диалога больше всего понравился обмен фразами: "ты безумна. - Нет, я слепа". Как будто нельзя быть и слепым, и безумным.
      Мечта Экзорциста: Офигеть в рассказе концепция жизни и смерти выстраивается! В раю, значит, вечный покой, а в аду почему-то вечное бодрствование! Я, конечно, понимаю, в раю от скуки уснуть можно, но не навечно же.
      Хель: Да и у нас не всегда бодрствование. Иногда тратим время на сны.
      Фэсс: А вот еще про жизнь и смерть: героиня рассказа не хочет умирать, но сама же в процессе диалога говорит: "Я не хочу вечности". Как так?
      Вася: А мне вкатила фраза смерти: "Я люблю тебя!". Как оригинально!
      Фэсс: Да ну, что там оригинального. У живых - некрофилия, у смерти - наоборот.
      Мечта Экзорциста: Увеличивающаяся в размерах смерть, любящая чуть ли не весь мир - это нечто новенькое, дьяволу на закуску!
      Бензопила: Одно не пойму: зачем было столько писать, если смерть все равно убила героиню?
      Вася: Ради фразы: "Ты заставила меня идти к тебе самой".
      Сварг: Ну и что в той фразе? От рассказа, конечно, впечатление приятное, написан он хорошо, но зачем? А главное - не верю я в смерть, которая всех любит. Как-то странно это все звучит. В общем, весы мои чуть пошатнулись было, когда я вжился в образ героини. Но она умерла, а с ней ушла и ее душа, которая весила вполне подходяще.
      Фэсс: Что ж, рассказ сам по себе неплох, но в плане оригинальности и смысла слабоват. Приступим к следующему - "Песочные часы".
      (читает)
      Бензопила: Милая такая зарисовка, но воспоминания о детской жизни слишком назойливы.
      Фэсс: Для меня, как для некроманта, несколько жутко звучит последняя фраза рассказа. Еще новой нежити, бессмертной, не хватает. И, кстати, пока читал, несколько раз спотыкался о грамматические и синтаксические ошибки.
      Унмортед: Ошибки - это еще ладно. Мне понравилось начало рассказа, но его концовка превратилась в перебор воспоминаний и философских фраз. К тому же, такая концовка не устраивает меня и мое представление о жизни и смерти.
      Мечта Экзорциста: Угу - всепроникающий свет, конечно, бывает после смерти. В описаниях туннеля с усиливающимся светом... Но лично у меня он был перед ней, на костре. Такой свет, что я прям прокляла его, огнем по коже!
      Хель: И воспоминания о соборе, органе, конечно, привели к возникновению сего света. Прям райские угодья, и бессмертие в них! Что скажешь, Сварг?
      Сварг: Смерть - это не конец, а начало бесконечной жизни - согласен. Но только для душ, которые этого достойны. А чтобы быть достойным, мало жить как все и перед смертью вспоминать только сцены из детства.
      Фэсс: В общем, зарисовка была бы вполне приятной и красивой, если бы в конце не перекинулась на банальные философские размышления о смерти с точки зрения, скорее всего, христианской веры. Поэтому предлагаю без дальнейшего разбора приступить к следующему творению - "Путешествие Туда и Обратно".
      Хель: Это что за плагиат на Толкина? Это уже не просто скудость фантазии в выборе названия, это прямо наглость какая-то! Впрочем, посмотрим, что в самом рассказе.
      (Фэсс читает, но его постоянно перебивают).
      Мечта Экзорциста: На первые три слова в рассказе после эпиграфа я могу ответить лишь одно: до свидания, до свидания, до свидания.
      Унмортед: Еще зачем-то Гоголя сюда приплели, вообще винегрет получился. Как у гламурных уродофф часто в гардеробе соседствуют вещи от разных модельеров, так и в этом рассказе. Название - от Толкина, эпиграф - от Гоголя...
      Фэсс: Обозвали же страну - Зомбия! А чего мне по ней экскурсию проводить? Я и так все знаю. (читает дальше)
      Вася: Хэх - это что, имя такое? Хэх...
      Бензопила: Что значит "верить или не верить - дело ваше"?! Я в существовании такой страны не сомневаюсь, но только называется она все равно не так!
      Хель: А почему прогулка в царство Аида "к сожалению, в один конец"? Может, мне обратно и не надо!
      Фэсс: Что за Брэйн Дохлый? Не знаю такого некроманта. (читает дальше)
      Бензопила: Особенно если учесть, что "брэйн" переводится как мозг, это получается, что основателя государства зовут Дохлый Мозг!
      Вася: Бугыгы! Зубами прогрыз один из входов! И они еще не могут определить, какой именно. По надкусу ищите! Или по останкам слюны.
      Сварг: Какой-то юмор в этом рассказе плоский, что Земля в представлениях южных варваров!
      Мечта Экзорциста: Интересно, как это - саваны на любой вкус? Кто это их кусать будет?
      Фэсс: Тот, кто вход прогрыз! (читает дальше).
      Унмортед: А мне ни могилы, ни многоэтажные склепы не милы, в отличие от экскурсовода.
      Хель: А вот и варвары в тексте появились! По крайней мере, Египетский квартал - это явно про них написано.
      Бензопила: А почему именно Блэкхаус, а не Даркхаус, или, скажем, Блудхаус?
      Вася: Фыыы, демократия в Зомбии... Писали бы сразу - демонократия.
      Унмортед: Смерть уравнивает всех - как-то мне это не нравится.
      Сварг: Потому что это неправда. Это что же - убийца и святой равны, и им после смерти одна и та же доля? При такой демократии не только маньяков к власти допустят, но и кого похуже!
      Фэсс: И тут же, чуть дальше по тексту видно, что никакая у них не демократия. Иначе откуда там взялись преступники? (читает дальше).
      Мечта Экзорциста: Нехорошо все-таки с Гоголем обошлись, заделали его в корреспонденты чего-то, о чем он и сам не знал, выжженное тело!
      Бензопила: И на закуску: гид говорит в последней фразе "все мы когда-нибудь там будем", находясь, по сути, уже там!
      Хель: Короче, в топку! Адскую, а лучше - хельскую!
      (Возвращается Кэтиш с мегаупаковкой "Кириешек" в руке).
      Унмортед: Как прогулялась?
      Кэтиш: Безобразно! В магазине пристали какие-то маньяки, хотели меня пригласить к ним в постель. Но пара ударов коленкой промеж ног остудила их пыл. Я теперь такая злая, ррр!
      Мечта Экзорциста: Не расстраивайся. Сейчас отыграешься на тех, кто решился писать про жизнь и смерть. Фэсс, почитай пока еще?
      Фэсс: Лады, только сухарями угостите? А то я проголодался.
      Кэтиш: Конечно! (сует "Кириешки" Фэссу).
      Хель: Э, да вы меня подождите! Я сейчас быстренько отправлюсь в царство Хель и принесу вам бифштексов с кровью гламурной девственницы - ума не приложу, где только такую достали! (возле сидящих появляется черная дыра, в которую запрыгивает Хель и исчезает).
      Вася: Ну а я, пожалуй, пойду уже домой - вечереет. Как вы тут читать-то будете ночью?
      Сварг: Я посвечу.
      Унмортед: Мы, как всегда, спать не собираемся, просидим всю ночь. Утром ждем обратно!
      (Вася уходит).
      (прилетает Ветер)
      Ветер: Я снова с вами, теперь на всю ночь - ох, и утомился же я за день!
      Мечта Экзорциста: Присоединяйся.
      Фэсс: Итак, следующее творение называется "Любивший жизнь". Хорошо, что Хель отлучилась, а то бы она опять по поводу названия ворчала. (читает)
      Бензопила: А что, без матов нынче совсем никак? Вот сейчас превращусь в бензопилу и отправлюсь на охоту за матершинниками Самиздата!
      Унмортед: Да ладно бы маты - смысла никакого. Тупая военная драма, в которой от фантастики только сама сложившаяся ситуация да две луны над планетой.
      Кэтиш: И вообще - при чем тут жизнь и смерть? Ну, любит этот Клюв жить как ему вздумается. Ну, принялся он за паренька, который, по его мнению, не вкусил еще жизни. Зачем? Непонятно! Такое ощущение, что перед нами не рассказ, а отрывок из романа!
      Мечта Экзорциста: Вы полюбуйтесь на этих военных, они учат друг друга жизни - совсем заняться, что ли, нечем? Вот побывали бы они в те времена, когда таких, как я, сотнями на кострах сжигали, а в крестовых походах брат убивал брата, я бы на них полюбовалась, перевернутый крест!
      Сварг: Взвесив души главных героев, я понял, что они на самом деле оба не знают, что такое жить. И не познают, поскольку пошли не тем путем.
      Ветер: С моей точки зрения, невозможно не попасть бомбой по человеку, спокойно идущему посреди улицы. Да и вообще - где полагающиеся войне реки крови, смертельные ранения, крики дикой боли и прочие прелести? Я даже трупа ни одного не заметил.
      Фэсс: Какие там трупы? Военные сами больше на зомби похожи - дурни, да и только!
      Ветер: Это уж точно! Сколько я ни летал по свету, не видел еще ни одного умного военного!
      Кэтиш: В общем, тема жизни и смерти не засчитана. А теперь, некромант, позволь я снова примусь за чтение!
      Фэсс: Да пожалуйста! (отдает листки готессе).
      Кэтиш: Продолжим наши изыскания в области, граничащей со смертью и жизнью. Благо, кладбище, близкая ночь и непрекращающийся ливень этому способствуют (садится на скамью к Сваргу, чтобы лучше видеть текст). Итак, новый рассказ - "Проклятье деспота" (читает).
      Фэсс: Что-то в последнее время много нелегальных некромантов в фэнтэзийных мирах развелось, уж не по моей ли вине? Не знаю я такого Тура Кривого Рога, не зарегистрирован он в Анналах Тьмы. Но это неважно. Меня так взбесила наивность этого деспота! Надо же, некромантия нужна для вызова и изгнания призраков, дожились! Эх, не занимаются у нас обыватели сим магическим искусством, а потому не знают всех его граней. Конечно, с призраками тоже иногда приходится работать, но уж больно редко. С баньши - тем более.
      Унмортед: Надо же, деспоту тяжело живется из-за какого-то баньши! А сам он не задумывался, как живут его подданные?
      Кэтиш: Между прочим, вой баньши в чем-то даже и привлекателен. Эти холодящие кровь звуки, как они готически прекрасны! Я бы на месте деспота только и наслаждалась воем.
      Бензопила: А этот тур точно нелегальный некромант! Надо же, изгнать призрака ему - плевое дело! Ну так пускай меня расколдовать попробует! (на секунду превращается в бензопилу, а потом возвращает прежний облик).
      Ветер: Еще в рассказе есть наглая и невежливая эльфийка. Я-то думал, ёльфы - утонченные натуры...
      Мечта Экзорциста: Кого как, а меня убила наповал фраза "светило утонуло в болотах". У них там после этого локальный апокалипсис не произошел?
      Унмортед: А уж чего стоит угроза эльфийки мужу: "Вставай, а то укушу!". Когда это она в вампиршу заделалась?
      Кэтиш: Кстати, я думала, что в фэнтэзийных мирах ложатся спать поздно. А тут надо же - в цитадели сумерки, а все уже спят вповалку! Кто-то сонное зелье подмешал, что ли?
      Сварг: Меня из всех персонажей заинтересовал только один, Тур - человек-факел, который нес огонь на своей ладони. Он подобен мне (яркая вспышка). Все остальные души меня мало волнует, таких я отсеиваю, не взвешивая. Потому что и так все понятно.
      Фэсс: Нет, Тур жалкий маг, который не смог сразу справиться с баньши - попросту потому, что наверняка перепутал заклинания. А огонь на ладони - простенький фокус, легче даже файербола (выставляет ладонь, та загорается огнем. Некроманту ничуть не больно, а через минуту он гасит огонь и показывает всем присутствующим ладонь безо всяких ожогов).
      Ветер: Круто! Охладись в лохани - тем более, что в том мире ее гордо называют ванной.
      Кэтиш: Был бы Вася - спросил бы: "А че такое ванна?".
      Унмортед: Здесь опять почти не раскрыта тема жизни и смерти. Какая-то жалкая баньши, у которой кое-что украли - что в ней особенного? Вот если бы она действительно стремилась забрать Креса с собой в царство мертвых...
      Бензопила: Причем вопли баньши по поводу "украли" и "воры" донельзя напоминают стенания Голлума.
      Мечта Экзорциста: Жаль, нет слов "моя прелесть", прикуй меня к кровати!
      Ветер: Зачем так жестоко с собой-то?
      Фэсс: Не обращай внимания, это у нее вместо проклятия фразочки такие.
      Унмортед: В рассказе нам показывают, как баньши визжит, но, судя по описанию, ей до моего скримминга далеко (кричит так, что у всех на минуту закладывает в ушах). И это всего лишь я! А что уж там говорить про всевозможных металлистов! Вот, например...
      Кэтиш (воздевая очи горе и уже зная, что вот-вот начнется лекция по блэк-металлу): Унмортед, мы и так о них знаем, сейчас о другом речь!
      Унмортед: Ладно, я пошутил. Но тему жизни и смерти все же не засчитываю.
      Сварг: Да и засчитывать нечего. Подумаешь, гребень! Что она, собралась в ином мире за красотой своей следить?
      Мечта Экзорциста: Мне решительно не понравился этот ваш Тур. Он совершил обряд экзорцизма, тьфу! Да так убогонько, что я бы ему сразу же голову откусила!
      Унмортед: Главный "рояль в кустах" этого рассказа - баньши преодолела магический барьер, поставленный Туром много лет назад. Ну, во-первых, такой долговременной магии почти не существует.
      Фэсс: Полностью согласен.
      Унмортед: А во-вторых, для чего он его ставил, да еще, судя по всему, без ведома хозяина замка? Как все заранее рассчитано Туром, и как это неожиданно выглядит в рассказе!
      Ветер: Пусть хозяин замка угостит меня самогоном с маринованной свеклой, тогда я сам сниму с него проклятие!
      Мечта Экзорциста: А со мной пусть попробуют совершить такой же ритуал Изгнания, как в рассказе! Я полюбуюсь, как у них это получится!
      Бензопила: И вообще сюжет, что называется, притянут за уши. Расческа, происки орка, и так далее - смешно звучит! Сюжет так и не закончен толком, тематика жизни и смерти до конца не раскрыта. Впрочем, сразу из аннотации ясно, что это - рассказ из очередного фэнтэзийного цикла.
      Кэтиш: Ладно, в общем, отдадим Тура на поживу Фэссу, а деспота - Бензопиле на мясо. Продолжим наши чтения рассказом "Что мы знаем о Смерти".
      Бензопила: Какое интересное имя у главгера - Морг! А че не сразу Гроб?
      Унмортед: Примечательно, что смерть ему представлялась вначале почему-то в образе шалавы. Что-то велико желание во многих рассказах представить смерть этакой распутницей - то она всех любит, то она шалава... Что-то дальше будет?
      Кэтиш: Сей случай особый - нас постоянно стараются эпатировать всяческими грязными словечками. А зачем? Чтобы показать, какая смерть стерва?
      Мечта Экзорциста: Тогда уж заодно подчеркнуть стервозность жизни, распни меня на дыбе!
      Фэсс: Герой, несмотря на всю свою показушную "крутость", излишне суеверен - даже корит сам себя за то, что черта поминает!
      Сварг: Да что там говорить - жалкая душонка, на такую даже дьявол не позарится!
      Ветер: Такую порывом подхватишь - и унесешь далеко легчайшим усилием!
      Кэтиш: А все почему? Потому что не надо нам тут показывать крутость и "героизм" героя. Все равно такому никакого сочувствия не будет. Пускай бы и сдыхал, нам-то что?
      Фэсс: Интересно, как этот Морг по запаху смог определить, что у человека душа понеслась к месту назначения?
      Сварг: Особенно если учесть, что этой души у человека могло и не быть! Да-да, и такие, увы, попадаются - в последнее время все чаще.
      Унмортед: Вот у Морга ее и нет, раз гнильцой попахивает!
      Бензопила: Гнилое мясо, как мне хочется его расчленить!
      Кэтиш: И вообще, не люблю я историй с явным налетом криминала. Это уже не фантастика, а блатной "детектив", вернее, боевик, получается.
      Унмортед: Угу, в стиле какого-нибудь Абдуллаева или еще кого из графоманов, возомнивших, будто крутые детективы пишут!
      Мечта Экзорциста: Больше всего меня в этом рассказе взбесили бесконечные воспоминания героя своих "крутых" дел, тьфу!
      Бензопила: Но это еще не все! Давайте заценим отдельные фразы, чего стоит только этот шедевризм: "на обоях малевич в ярко-красных тонах"!
      Унмортед: Бедный Казимир... Гвоздями прибили, что ли?
      Фэсс: Что тупо - Моргу за убийство мента ничего не сделали, только прозвище дали да пожелали в церковь чаще ходить. А что толку с той церкви-то?
      Сварг: Как же, грехи ведь отмолить надо при жизни, чтоб в райчик-то попасть! Как будто мы, Боги, этого не увидим за душой у подобных уродцев! Не обманешь нас! Мы таких вообще зачастую в утиль отправляем. Если, конечно же, саму душу находим.
      Кэтиш: Тогда вот еще прикол - "Не отвечает традиционная религия на такие вопросы". Как будто нетрадиционная отвечает!
      Сварг: Никакая религия не должна возвышать искупление грехов одними лишь мольбами да кажущимся покаянием!
      Бензопила: Что примечательно - в пьяном состоянии Морг запомнил такие сложные для него слова, как "энтропия", "индивид"! В трезвом же он такое и произнести вряд ли сможет!
      Мечта Экзорциста: Кстати, вы заметили? В этом рассказе нам уже второй раз пытаются доказать, что смерть зависит от месяца рождения! Если в "котятах и кошечках" это были март с апрелем, то тут почему-то февраль упоминается. Так, глядишь, все месяцы по одному переберут!
      Фэсс: Наивные - как смерть может зависеть от месяца рождения?
      Кэтиш: И напоследок опять поворчу: неужели в современной прозе совсем-совсем нельзя обойтись без матов? Вот и в этом рассказе не обошлись, сколько ж можно-то?
      Унмортед: Подведу итог. Главгера возомнил себя бессмертным праведным убийцей, еще кем-то, а на деле он - никто, пустышка, которому даже жизнь - слишком большой подарок. Поэтому давайте отправим Морга в морг!
      Бензопила: Согласен! И вообще - что за эмовский плач в конце рассказа? Разве такое чудовище, живой убийца, способен плакать?
      Сварг: Нет, и он не бессмертен, и ничего не достоин!
      (Тут появляется черная дыра, из которой выходит Хель с обещанными бифштексами, а также с запеканкой из содранной с гламурных уродов кожи и с каким-то напитком)
      Хель: А вот и я! Все читаете? А я вот нашей Хельской еды принесла, угощайтесь! Да не воротите нос, это обалденно вкусно, только попробуйте!
      Кэтиш: А что за напиток в твоей бутылке?
      Хель: О, это амброзия, изготовленная самим Локи! Настоящий эль с добавлением медовухи - убойная вещь!
      (Все, кроме Сварга - ему-то голод нипочем - жадно набрасываются на еду. Несколько минут слышны только звуки пережевывающих угощение челюстей да причмокивание от вкуса напитка).
      Кэтиш: Что ж, подкрепились - теперь продолжим. Надеюсь, на сей раз нам попадется нечто достойное нашего внимания. Следующий рассказ имеет красивое название - "Рахиль, отгорающая звезда".
      (прочитывает, и начинается обсуждение).
      Бензопила: Да, это более качественный образец современной прозы.. И красиво написано, и качественно обрисованы персонажи и мир, и хорошо раскрыта тема жизни и смерти... Впрочем, чего это я всю хвалю и хвалю? Есть и недостатки. Вот, например, мне непонятно, как можно с беззаботной злостью приглашать в дом призрака, даже не ведая о том?
      Унмортед: Да уж, с точки зрения сюжета это еще тот "рояль в кустах"!
      Кэтиш: А вот несколько непонятная фраза из произведения: "Самоубийственная погоня на живленной магистрали". Наверно, имелось в виду на оживленной?
      Хель: Если честно, сюжет несколько разрознен и не сразу я поняла, что тут к чему прицеплено. Поначалу казалось, что нам просто описывают разные обличья смерти.
      Сварг: Возможно, так и было. Но вот какая промашка вышла с Ятами. Он якобы должен найти свою душу, а когда ее у него отобрали, у Ятами сменился цвет глаз. Не зря люди говорят: "глаза - зеркало души", а значит, парнишке дали новую душу. Значит, он не бездушный, как это представлено в рассказе.
      Мечта Экзорциста: Да что вы все по мелочам-то придираетесь! Мне вот рассказ очень понравился, один из лучших среди уже прочитанных!
      Унмортед: Мы не придираемся, мы лишь рассматриваем все достоинства и недостатки.
      Ветер: Тогда вот какой недостаток: в начале рассказа призрак еле держится за карниз под напорами ветра и ливня. Но я уже давно летаю, и заметил, что призраки донельзя покорны моей воле. Не верите - почитайте вот это. (дает листок с рассказом, Кэтиш быстро прочитывает его и соглашается с Ветром).
      Фэсс: И еще, с точки зрения некроманта - Эвелейн совсем не похож на чернокнижника. Даже мрачная философия, присущая нашему магическому племени, отсутствует. Понятно стремление автора сделать все красиво-эстетично, но пусть тогда Эвелейн будет обычным светлым волшебником.
      Бензопила: Зато рассказ хороший. Пока что - самый лучший из всего прочитанного в моем присутствии.
      Кэтиш: Знаешь, до твоего прихода тоже не было ничего лучше, пожалуй. Так, два-три интересных рассказа, но на фоне этого они несколько меркнут. Но продолжим наши чтения. Следующий рассказ называется "Наложение".
      Унмортед: Все очень красиво и хорошо написано, вот только все впечатление портит грубая фраза "не позволяло стать каким-то сраным разнорабочим".
      Кэтиш: Ох уж эта мне обсценная лексика!
      Хель: А вот это предложение будто выдрано из какой-то попсовой песенки: "Синее море и белый песок". Ну неужто нельзя оригинальнее высказаться?
      Сварг: Но душа героя очень ценна - он готов все же совершить процедуру наложения, против которой он был, ради умершей любимой и собственной дочери.
      Фэсс: Что-то я не совсем понимаю, как Марк смог вселиться в личность умершей? Любой некромант продаст душу за раскрытие данного секрета!
      Мечта Экзорциста: Еще одна промашка - девочка что, все это время была только на море? Целый год со дня смерти Ланы? Маловероятно, проклятый крестовый поход!
      Ветер: Это вряд ли. Впрочем, я пока что слетаю как раз на море, развеюсь (улетает).
      Унмортед: Описанное в рассказе устройство государства слишком напоминает многочисленные антиутопические картины. В последнее время антиутопии стали востребованы, но не оригинальны. Пора уже придумать что-то новенькое!
      Кэтиш: В общем, рассказ хорош именно поступком героя и раскрытой темой жизни и смерти. Однако в нем опять говорится именно о перерождении после смерти - слишком много рассказов посвящено именно этому. Плюс некоторая непродуманность. Но в общем - вполне даже неплохо. Мне понравилось. А сейчас... Продолжу чтение рассказом "Матушка Добски".
      (читает рассказ).
      Хель: Что-то странное имя у матушки, она что - из Польши или Чехии?
      Унмортед: Да Хель с ним, с именем - ой, Хель, прости! Я вот чего не понял - зачем было давать сыновьям такие странные обозначения - "старый", "новый"? Новый - это недавно появившийся, недавно! Сколько Митьке лет там? Шесть - это совсем не недавно.
      Сварг: Несколько странен описываемый в рассказе мир мертвых. Я так понял, что Ванину душу развоплотили "хорошие собачки" за то, что он не захотел жить привычными понятиями. Но уже взвешенную душу нельзя развоплотить, ведь человек давно умер.
      Мечта Экзорциста: А мне понравилась сама идея! Я, пока странствовала после гибели на костре по иным мирам, не раз видела тех, кто и в царстве мертвых стремился воссоздать прежнюю жизнь.
      Кэтиш: Да, сам рассказ написан красиво, гораздо лучше, особенно по сравнению с вульгарным "Что мы знаем о Смерти". Вот только сама матушка Добски... Я так понимаю, что она бессмертна, лишь пока существует иллюзия прежней жизни? Тогда нужно было добавить пару слов про то, как она стала такой. И не устала ли она сама от такого посмертия?
      Фэсс: Я не думаю, что устала - такие души редко становятся неупококенными, а значит, она может быть спокойна - в зомби никто не сможет превратить.
      Сварг: Да, душа матушки весьма достойна ее бессмертия, но и от бесконечности можно устать.
      Кэтиш: Да, тут как раз есть рассказ на эту тему - "Иголка" называется (читает, потом все обсуждают).
      Унмортед: Какая странная форма проклятия - бессмертие! А если бы Кощей узнал об этом проклятии и врага бы того порубал?
      Сварг: Видишь ли, и от жизни можно устать, а уж тем более от старости. Конечно, Кощей еще держится молодым, но надолго ли его хватит? Что же касается проклятия бессмертия - его, как правило, насылают на врага те, кто уже сам на границе со смертью. Наверно, Кощей в горячке боя порубал кого-то, а враг, умирая, его проклял.
      Фэсс: Но вот что странно - девочка говорит Кощею, что убивать себя не по-божески. Но девочка явно язычница, а у язычников вроде бы про самоубийство ничего не сказано.
      Кэтиш: Про то мы знать не можем, потому что до наших дней дошли лишь исторические подделки, которые не дают полного представления о тех временах.
      Сварг: Я вас рассужу. У Серебринки - золотая душа, это я понял сразу. Что же касается самоубийства, то вспомним заветы Прави, данные богами. В современной форме один из заветов звучит в сокращенном виде: "не убий". На деле этот завет намного древнее христианской религии. Отголоски этого завета можно встретить в языческих Греции, Египте. Современная краткая форма неверна, поскольку говорит нам о недопустимости убийства как такового - но тогда получится, что все воины нарушили сей завет. В общем, я могу еще долго вам об этом рассказывать, но вернемся к рассказу.
      Бензопила: В общем-то, рассказ неплох, однако у него слишком простой сюжет - пришла девочка, заставила деда свершить обряд, потом еще один, наконец, понеслись к третьему обряду - тризне. У нас тут не экскурсия по древним обрядам.
      Мечта Экзорциста: Да ладно ворчать-то! Главное - перед нами не обряды сожжения ведьм, инквизиторские кострища!
      Бензопила: Чего?
      Мечта Экзорциста: Вы все никак не привыкнете к моим своеобразным проклятиям?
      Хель: Как следует из этого рассказа - с проклятиями надо быть поосторожнее.
      Кэтиш: Вот и славно. А теперь приступим к еще одному произведению - "Дежавю" (читает).
      Бензопила: У нас тут не просто дежавю, а из прошлой жизни!
      Унмортед: Как надоели эти истории про перерождения, прошлые жизни и прочее! Неужели нельзя придумать ничего оригинальнее?
      Мечта Экзорциста: Ну вот я же возродилась, правда, меня потом экзорцисты убили, и я сейчас снова мертвая.
      Сварг: Цепочка воплощений человека со стиранием памяти о прошлых жизнях - это проклятие нынешней цивилизации. Оно не будет искуплено до тех пор, пока люди не уйдут от технократии.
      Хель: Хватит уже о проклятиях. Для меня, как для постоянной обитательницы иного измерения - вернее, почти постоянной, раз я тут с вами - весьма сомнительно, что девушка смогла не просто снова родиться на Земле, но и в условиях современной цивилизации нашла свою вторую половинку, обнаружила тот самый дом.
      Фэсс: Значит, ее душа была предопределена для этого.
      Кэтиш: Сам рассказ интересен, но слишком прост. В том числе и с точки зрения жизни и смерти. А теперь, уважаемая Хель, прошу не возмущаться, но у следующего рассказа просто офигительное название - "Зомби против доярки".
      Хель: Да уж, я просто промолчу - приберегу эмоции на само произведение.
      Фэсс: А я вот выскажу сразу, пока еще не начала читать! Какому это идиоту взбрело в голову отправлять зомби на войну с дояркой?!!! Как меня бесят эти некроманты-недоучки!!!
      Кэтиш: А теперь все же почитаю.
      (Готесса декламирует рассказ, а потом начинаются возмущенные возгласы всех присутствующих).
      Фэсс: Дожились - вызывают зомби такими вот, с позволения сказать, заклинаниями: "Приказываю тебе придти ко мне! Встань из небытия и явись отдать мне долг!" Да еще дважды повторенными! Я бы таких ведьм самих в нежить обращал!
      Мечта Экзорциста: Да и какая это ведьма! Так - отребье какое-то! Даже сожжения на костре недостойна.
      Сварг: Вот именно - мелкая душонка! Впрочем, у покойника еще мельче, раз ее так легко оказалось "поймать, когда главгера отправили к праотцам"!
      Кэтиш: Вы только полюбуйтесь на страдания этого зомби! "Я похож на пластилин"!
      Фэсс: Интересно, с каких это пор зомби стали собственным разумом обладать?
      Сварг: И кто вообще этому мертвяку сказал, что его душа должна воспарить к облакам? Раз в землю закопали - там и лежи! Тем более, что душу твою не один здравомыслящий бог не примет!
      Унмортед: Был бы тут Вася, сказал бы, что такой "белочки" не существует! От себя же скажу - какое посмертие себе заработал, такое и получишь! Ничего не заработал? Значит, будь послушным зомби!
      Фэсс: Вот именно!
      (И Сварг согласно кивает головой).
      Бензопила: А уж какова пьяная исповедь Тимофея! Меня просто на "хи-хи" пробило, когда Кэтиш его слова читала! Точно - новый вид "белочки"!
      Хель: Кстати, а самой ведьме сложно было убить доярку - зачем было мертвяка подымать?
      Мечта Экзорциста: Не говоря уж о том, что "настоящие ведьмы" оскорблений не прощают! Да меня инквизиторы как только в свое время не обзывали - мне как с гуся вода!
      Хель: Кстати, оцените следующую фразу из уст зомби: "Я покачал своей мертвой головой, и скрип подсохших в могиле шейных позвонков прорезал тишину дома."
      Фэсс: А уж какой зомби хрупкий получился - всего лишь удар кочергой, и голова напополам!
      Бензопила: Да уж, концовка рассказа вообще бредовая! Доярка убивает зомби и говорит ему, что похоронит на христианском кладбище! Интересно, где же он до этого был похоронен?
      Хель: Логики никакой! Ну освободится душа этого мертвяка, в чем я сомневаюсь, но ведьма найдет нового! Что к чему?
      Кэтиш: Этого мы не поймем, наверно, никогда. В общем, хватит про это юмористическое творение - кроме смеха, оно ничего не вызывает. Перейдем к рассказу с куда более интригующим названием - "Чёрное Сердце".
      (прочитывает рассказ).
      Унмортед (напевает): Жанна из тех королев... Что любят роскошь и ночь...
      Бензопила: До поры до времени мне казалось, что рассказ - бессмысленный фанфик на основе сказки. Но концовка меня порадовала, хотя ее пришлось ждать так долго...
      Хель: О, какое же жестокое создание эта Лиза! Воистину - Черное Сердце! Такую бы к нам, в Хель - ох, и славно бы повеселились!
      Фэсс: Я вот чего не понял - она все-таки мертвая или вечно живая?
      Кэтиш: Скорее - вечно мертвая!
      Сварг: Слишком черная душа у нее, быть ей вечно неживой на земле вечно... пока не убьет кто-нибудь окончательно. Как Жанну.
      Кэтиш: Жанну жалко на самом деле, раз она сильней оказалась!
      Мечта Экзорциста: Мне тоже жаль. А вот Лизу - ненавижу! Такие нас, ведьм, в средние века, инквизиции и сдавали, а сами чистенькими оставались! И вообще, я против того, чтобы моих собратьев убивали деревянным крестом!
      Унмортед: Вот именно - будто ничего другого придумать нельзя.
      Мечта Экзорциста: Уж сколько веков прошло со времен инквизиции, а средства борьбы с нежитью остались все те же. Они считаются древними, но на самом-то деле - сколько им лет? Христианскому кресту не больше двух тысяч. Серебряное оружие тоже недавно появилось. Только осиновый колышек самый взрослый из них. Но пора бы и что-то новое придумать!
      Кэтиш: Зато тема жизни и смерти раскрыта замечательно и с оригинальной точки зрения.
      Фэсс: Угу, с точки зрения самой нежити.
      Унмортед: Кого жалко больше всего - так это Олега. Мертвые девушки помыкают им как хотят, а он еще, дурачок, верит в сказки!
      Хель: Да уж, главный герой слишком привык верить на слово. Надо было сразу из замка бежать, пока не поздно, так нет же - поверил, да еще и влюбился!
      Кэтиш: За что боролся - на то и напоролся. Рассказ интересный, но уж больно длинный, "сказочную" часть можно было покороче сделать. А теперь я прочту еще один рассказ, после чего передам листки желающему, а то утомилась уже.
      Бензопила: На сей раз я не против!
      Кэтиш: Вот и отлично - будешь следующий читать. А очередной называется "Пределы Величия".
      (читает).
      Бензопила: Сразу скажу пару слов о начале рассказа. Там есть такая фраза: "Темный и светлый эльф в руках мерзкого отродья". Так эльф один, и при этом он сразу и темный, и светлый, или же все-таки эльфов двое?
      Хель: Ох уж эти мне ёльфы! Изнеженные создания, независимо от своей светлости или темности.
      Кэтиш: И вообще - что за привычка пошла совать эльфов во все фэнтэзи-произведения и при этом делить их на "светлое братство" и "темное братство"?
      Унмортед: Хм, светлое и темное братство - звучит почти как светлое и темное пиво.
      Сварг: А меня поразило другое - утверждение, что Мать-Земля создала орков, а потом их же и бросила! Что за безумная теория? Не могла Земля такое отродье породить!
      Бензопила: Кстати, если продолжать говорить про неудачные фразы, то как понимать вот эту: "Оставаться воспоминанием не хотел никто"?
      Кэтиш: Наверно, на эльфийском это должно означать "никто не хотел умирать".
      Мечта Экзорциста: А вот еще интересно - как можно убить мать, будучи в ее лоне еще ничего не соображающим существом? Даже когда в меня, только-только рождающуюся, вселился демон, мне не удалось подобное!
      Хель: Единственное, что мне понравилось в данном рассказе и что было оригинально - орк оказался Подателем Жизни, хе-хе!
      Унмортед: Да уж, несущий смерть оказался дарующим жизнь, вот только слишком мучительную и ведущую в результате к смерти - причем умерли бы еще и другие эльфы.
      Сварг: Эльфов не жалко, раз эти гордые бессмертные возомнили себя выше людей, назвав их проклятыми червями, издевающимися над жизнью!
      Бензопила: Тогда мы назовем их прекрасными ушастиками, глумящимися над смертью!
      Фэсс: Я бы этим эльфам с большими ушами уши бы поотрывал... Так, чисто для некромантского интереса. Уши бессмертного существа мне в магической деятельности вполне бы пригодились.
      Мечта Экзорциста: Люди правильно сделали, что вместо эльфов решили их судьбу. Не надо было так долго разбираться между собой. Не орк - так люди, какая им разница?
      Кэтиш: Да уж, иногда кажется, что все эльфы родом из Эстонии... Ну да ладно. Перейдем к следующему рассказу. Бензопила, твоя очередь!
      (Бензопила берет у Кэтиш листы и пересаживается поближе к пламенеющему Сваргу, освещающему их небольшое собрание. Ночь все еще торжествовала на небе вместе с непрекращающимся дождем. Луна заинтересованно наблюдала за сидящими на кладбище).
      Бензопила: Что ж, следующее творение называется "Бард". (читает)
      Сварг: Какая прекрасная душа у этого странствующего музыканта!
      Мечта Экзорциста: Сочувствую этой Нарьен. Меня в свое время почти так же предали. Я влюбилась в одного красавца, он мне ответил взаимностью, а потом сдал инквизиции!
      Унмортед: Не совсем верная аналогия, но сойдет. Но девушку действительно жалко. Хотя, как говорится, с кем поведешься - от того и получишь.
      Кэтиш: Хотя я совсем не понимаю мотивы принца. Зачем он сравнял замок с землей, а потом еще и распял ту, которая его любит? Непонятно.
      Хель: Может, он захватчик какой, и у него такой оригинальный способ завоевания?
      Фэсс: Вряд ли. Но давайте лучше поговорим о концепции жизни и смерти, представленной в рассказе.
      Бензопила: Вот здесь как раз слабое место. Потому что неоригинально - призрак, появившийся на территории, где раньше располагались владения Нарьен. Вот если бы этот призрак оказался где в другом месте, было бы уже гораздо интереснее.
      Сварг: Видно, душа Нарьен была слишком привязана к ее родным местам, но тогда непонятно, почему из мира мертвых ее вызывает именно музыка барда.
      Кэтиш: Судя по тому, что бард начал играть после странного происшествия с его инструментом, душа девушки была здесь еще во время прихода музыканта. А значит, лживы ее слова о том, что именно музыка вызвала ее из мира мертвых. Нестыковка получается.
      Мечта Экзорциста: Зато рассказ действительно трогает за живое, не в пример предыдущему. Понимаешь все горе обманутого человека. А вот презрительных ёльфов я вряд ли смогу когда-нибудь понять.
      Бензопила: В общем, отметим сие творение как достойный образец в плане художественности, но несколько непродуманный в плане тематики и сюжета. Приступим к следующему - "Смерть и боль" (читает).
      Унмортед (поет): Я всадник из льда... Ух, как мне нравится эта песня! Надо будет за нее проголосовать, как в интернет выберусь.
      Кэтиш: Главное, что рассказ написан таким же красивым языком, как и песня, и очень чарует.
      Бензопила: Однако мне было очень трудно читать эти чересчур перегруженные эпитетами фразы.
      Мечта Экзорциста: Равно как мне - воспринимать их. Зато очень эстетично. Вряд ли кто-то лучше расскажет про любовь.
      Фэсс: Зато про смерть мало рассказано - по сути, жизнь и смерть присутствуют здесь как элементы философских размышлений и почти не являются сюжетообразующими. И вот тут у меня возникает вопрос к Сваргу: действительно ли, свергнув богов, можно создать мир вечности?
      Сварг: Увы, это далеко не так. Во-первых, свергнувший бога предается проклятию и вряд ли сможет хоть что-то подобное создать. А во-вторых, многие, способные раскрыть в себе божественную сущность, сами сотворяют вечность не только для себя, но и других. Как жаль, что на вашей земле почти не осталось таких людей...
      Хель: А те, кто был способен - оказались уничтоженными в многочисленных "священных" войнах!
      Мечта Экзорциста: Это уж точно!
      Унмортед: Рассказ глянулся, но уж слишком большое внимание акцентировано на главной героине и ее переживаниях, а также на чувственной составляющей любви.
      Бензопила: Зато перед нами еще один красивый и достойный рассказ, несмотря на некоторую тяжеловесность его фраз. А теперь приступим к рассказу, который может чем-то напомнить наш собственный диалог, только тут герои разговаривают непосредственно со смертью - "Совещание".
      Кэтиш: То ли юмор на всю голову, то ли кто-то болен на всю голову.
      Унмортед: Первая половина рассказа - вообще пересказ каких-то малоизвестных мне событий. Террористы, Черновецкий... что к чему?
      Хель: Я, конечно, согласно, что без юмора жизни нет, но здесь уж какой-то слишком плоский юмор!
      Мечта Экзорциста: Кстати, вы заметили, что те, кто пытается пошутить в рассказе, делают это донельзя убого, а те, кто даже не предполагал этого в сюжете, порой выдают настоящие перлы?
      Бензопила: Да ладно бы юмор плоский, но... это же читать невозможно! Автор явно не в ладах с русским, потому что то вовсе искажает слова - чего стоит только фраза "подливать Жизнь людей на Земле в четверо"! - то забывает о знаках препинания!
      Кэтиш: Зато автор явно в ладах с нецензурной и вульгарной лексикой - здесь ее хоть отбавляй!
      Фэсс: И вообще, Смерть должна была решительно воспротивиться против рождения этого гения!
      Сварг: К тому же - кто им дал право решать все за богов и за людей? Я понимаю, что Судьба, Жизнь и Смерть еще могут влиять на события, но все остальные должны лишь периодически вмешиваться! Иначе они нарушат закон свободного выбора, подаренный людям богами! Кстати, что это за Экспериментальный мир, о котором здесь упоминается? Не слышал о таком. Значит, он нелегально создан.
      Кэтиш: Что примечательно - половину рассказа все винили Юмор, а потом как-то вдруг предоставили ему свободу действий, очень странно выглядит.
      Бензопила: Короче, не смешно и малоинтересно - в том числе с точки зрения жизни и смерти. Последняя действительно должна была воспротивиться появлению на земле такого человека, здесь же она как-то чересчур быстро соглашается с остальными. Так что их совещание оказалось куда менее интересным, чем наше обсуждение. Посему приступлю к прочтению следующего рассказа.
      (Бензопила наугад выхватывает очередной листок, но тут прилетает Ветер и вырывает рассказ из рук оборотня).
      Ветер: Все читаете? Сие творение прочтем чуть позже - я даже пока буду держать втайне, какой замечательный шедевр я вырвал из рук Бенза. Когда настанет рассвет и вернется Вася, я сам зачитаю сей рассказ.
      Кэтиш: Но откуда ты знаешь о его содержимом? Ведь ты же только что прилетел!
      Ветер: Я незаметно обвивался вокруг вас, пока вы обсуждали последнее творение, по поводу которого скажу, что это действительно плохой юмор. Я начал трепыхать листки в руках Бензопила и внезапно увидел этот рассказ (играет листком в воздухе, но не показывает присутствующим его содержимое). Только я успел просмотреть содержимое рассказа, как рука судьбы вытянула его. Но такое творение нужно читать при всех и обсуждать сообща - очень интересная вещь!
      Бензопила: Ладно, будь по твоему. Держи это пока в секрете, ну а я снова выну листок наугад. (Вслепую достает новый листок и объявляет всем название нового рассказа): "Панки против нежити".
      Унмортед: Какое интересное название! Сейчас посмотрим, оправдает ли оно себя!
      (Бензопила читает).
      Кэтиш: Я, конечно, понимаю, что punks not dead и все такое, но уж как-то больно жестко с нежитью обошлись в ее праздник.
      Мечта Экзорциста: Да уж, испортили всю Вальпургиеву ночь. Во-первых, зачем вообще было ночевать на кладбище? Во-вторых, разве панки не могли с нежитью договориться? В-третьих, если там были ведьмы, я решительно против такого насилия!
      Унмортед: А мне понравилось, хотя кое с чем я не согласен. Вот, например, зачем было из всей нежити шашлык устраивать? Постреляли парочку да свалили бы - кто мешает-то?
      Бензопила: Зато автор прав насчет того, что фанаты попсы вообще были бы тут же съедены. Но тогда получается вот что: раз панки защищали город, а там по определению большая часть населения попсу слушает, то неформалы обороняли попсу от нежити? Как-то не очень.
      Хель: Зато первая реальная жесть на конкурсе, обожаю такой трэш!
      Фэсс: А я не совсем согласен с позицией по поводу жизни и смерти, выраженной, по сути, в единственной фразе: "Смерть - это лишь еще одна жизнь, вот только никому не нужная". Во-первых, мне вообще претит такая формулировка смерти, а во-вторых, почему никому не нужная? Некромантам вполне сгодится!
      Сварг: Да и вообще - если так думать, то воистину можно оказаться недостойным посмертия.
      Ветер: Кстати, вот что еще интересно - на этом кладбище нежить поднимается каждый год только в Вальпургиеву ночь, или только тогда, когда там панки появляются?
      Кэтиш: Не знаю, как насчет этого, но тут чересчур много роялей в кустах. Ночевать на кладбище с дробовиком - еще куда ни шло, но брать туда с собой мешок с серебряной дробью?! Я уж не говорю о том, что прибывшее подкрепление из панков принесло еще больше серебряных пуль - когда они их только успели сделать?
      Унмортед: Ограбили те самые три ювелирных магазина, хе-хе!
      Бензопила: В общем, прикольно. Но уж больно противоречиво. А теперь мне на глаза попался рассказ с донельзя романтичным названием - "Обратная сторона любви".
      (читает)
      Хель: Фу, что это за розовые сопли?
      Кэтиш: Тоже мне, нашла настоящую любовь! Все эти "крутые принцы" всегда только играются и бросают, как кукол! И она еще рассчитывала родить ему ребенка? Я не завидую такому ребенку!
      Мечта Экзорциста: А уж какая банальщина по поводу смерти! Все, как всегда, хоть бы что новое придумали!!!
      Унмортед: Да и зачем девушке было снова оживать? Только по прихоти ее "принца"? Занялся бы в таком случае некрофилией, урод!
      Фэсс: А еще лучше - некромантией! Ишь ты, когда убил, осознал, что натворил, но когда ожила - снова за свое принялся!
      Сварг: Жалкая, ни на что не годная душонка - что у Андрея, что у девушки! Я не знаю, какой такой бог в данном рассказе вернул ее на землю, но сделал он это совершенно правильно - не надо быть такой глупой! Не говоря уж о том, до чего она распущена - в четырнадцать лет, а уже мужиков взрослых соблазняет!
      Бензопила: А Андрей-то каков? Интересно, он знает про соответствующие статьи УК?
      Унмортед: Я понял! Этот рассказ - компромат на некого Андрея, чтоб его скорей посадили!
      Хель: Вот именно, больше ничего из себя этот рассказ не представляет. Глупые рассуждения главной героини о любви не в счет. А уж до чего неоригинально само название рассказа! Уж сколько раз твердили миру - от любви до ненависти один шаг, вот и в этом рассказе нам это повторяют.
      Бензопила: Да уж, чего не хватает в этих рассказах - так это свежих идей, все старым истинам и неправдам косточки перемывают. Ну да ладно. Приступаю к чтению следующего - "Как тихо падает снег"
      Мечта Экзорциста: Вот гораздо более умное и красивое произведение, затрагивающее тему любви! Как нежно и эстетично все описывается, не в пример предыдущему рассказу!
      Хель: Вот только кто он? Идиот, ее сбивший? Вряд ли. Ангел? Тоже не похож. За демона или кого-то из хельского обиталища опять-таки не сойдет. Бог?
      Сварг: Тоже не вариант. Видно, это просто чья-то неприкаянная душа.
      Унмортед: Тогда зачем девушку соблазнять и за собой вести?
      Мечта Экзорциста: Чтобы выдернуть ее из мира обыденности!
      Бензопила: Оригинальный способ "выдергивания" - смерть!
      Фэсс: Ну уж нет! Чтоб мертвые да живых за собой утягивали? Не бывать тому!
      Ветер: Скорее всего, это был мой собрат, только тот, который веет в царстве мертвых...
      Унмортед: Возможно. Но если в плане самого рассказа и описания все блестяще, с точки зрения любви - более-менее нормально, хотя меня и такой вариант не очень устраивает, то с точки зрения смерти все опять плохо. Врачи, спасающие "умершую" - сколько раз это было?
      Сварг: Уж много. Клиническую смерть переживают те, чьи души еще не дошли до того, чтобы быть взвешенными. Им нужно вернуться на землю, чтобы набрать опыта жизни - иначе как тогда воспринять смерть? К тому же, нужно научиться воспринимать вечную жизнь - и тогда смерть будет преодолена...
      Кэтиш: Хорош философствовать! Пусть даже тема жизни и смерти раскрыта несколько слабо, зато рассказ хорош. Вот хотя бы по сравнению с предыдущим.
      Бензопила: Ладно, попробую выбрать что-нибудь, не связанное с темой любви... Вот это название вроде нормальное - "Серые тени".
      (читает)
      Мечта Экзорциста: Кра-а-а-асиво...
      Унмортед: Возможно. Но несколько пошло выбран сюжет для такой давящей картинки. Дождь - почти такой, как у нас сейчас (проводит ладонью, ловя капли), ощущение некой безысходности... Но зачем именно секс - это ведь так грубо?
      Фэсс: И вообще - некрофилией попахивает, опять-таки.
      Кэтиш: А мне не понравились некоторые фразы. Например, подряд идут две: "Там светло, оживленно. Там - жизнь." И еще есть несколько подобных огрехов. Из-за этого красивая картинка рассыпается, как мозаика.
      Сварг: Душа у Хлои, увы, пропащая. Не желает она возвращаться в царство серых теней, в свою жизнь, предпочитает какого-то странного мага, который облагодетельствовал ее, "вернув к жизни" мужа Хлои. И по рассказу складывается ощущение, что главную героиню интересует прежде всего секс.
      Мечта Экзорциста: А мне все равно понравилось, проклятье средневековья!
      Ветер: Завязывала бы ты с этими проклятиями...
      Мечта Экзорциста: Постараюсь.
      Ветер: А по поводу услышанного хочу прошелестеть следующее: мне из всего рассказа понравилось только его мрачное начало.
      Бензопила: О да, если бы все остальное было в том же гнетущем духе, вышел бы шедевр!
      Хель: Кстати, странная какая-то философия в этом рассказе. Получается, жизнь - это царство серых теней, а смерть тогда что?
      Фэсс: И еще: мне плохо верится, чтоб хоть один маг смог сходу определить, кто был мужем Хлои, тут же "вселить" в себя его душу, да еще и ублажить вдовушку! Может, все это на самом деле лишь желанный обман, а на самом деле все банально и просто?
      Бензопила: Тогда фантастический элемент сводится к минимуму, концепция смерти становится неоправданной, а сам рассказ теряет все свое обаяние. Поэтому предлагаю сразу перейти к новым экземплярам, а то уж скоро рассвет.
      (Действительно, за разговором все и не заметили, как потихоньку небо начало светлеть. Подзакусив еще раз, Бензопила принялся за чтение нового рассказа - "Прогулка мага", а все остальные внимательно его слушали. После того, как оборотень закончил, все сперва достойно встретили рассвет, а уж потом принялись за обсуждение).
      Сварг: Предлагаю выразить всех почтение небесному светилу, которое мы сейчас, к сожалению, не видим, но которое дарует жизнь всему сущему, не давая умереть всем и сразу.
      (Все поднялись и отвесили сердечные поклоны в сторону восхода, а затем, сев обратно на скамьи, начали обсуждать произведение).
      Кэтиш: Рассказ очень похож сразу на два творения: на повесть "Оракул", не помню, чья она, но я ее читала в мае прошлого года в "Полдне", и на "Бешеную скачку на бледном коне", где автор, тоже не помню кто, возомнил себя этаким бесконечно рождающимся магом. В общем, сюжетец избитый.
      Хель: Вопрос только - кем избитый?
      Сварг: Я вот что-то не припомню о существовании различных божественных иерархий, как здесь упоминается... И почему одна из этих иерархий еще ДО смерти шаманов решила, что их души недостойны и их надо "разобрать"?
      Фэсс: О, души у нас, оказывается, уже механическими стали!
      Мечта Экзорциста: А вот какой прикол я обнаружила: в рассказе сначала говорится о том, что маг не хочет иметь ученика, да и достойных претендентов нет, а потом вдруг появляется фраза "Я решил использовать своих учеников".
      Бензопила: Да это и рассказом назвать сложно! Простой пересказ каких-то малоинтересных событий! (от гнева на секунду превращается в бензопилу, но усмиряет себя и становится обратно человеком).
      Унмортед: Автор утверждает, что люди якобы всегда верят в полный бред. Судя по всему, сие произведение этим бредом и является. Я в него не верю, тогда что - я не человек?
      Фэсс: Тут я бы сделал поправку: не люди верят в полный бред, а религиозные фанатики!
      Мечта Экзорциста: Ага, а еще, по мнению автора, я - красотка, вызывающая вожделение у инквизиторов, плащ окровавленного инквизитора!
      Ветер: И вообще - люди далеки от истины благодаря "усилиям" таких, как этот маг!
      Сварг: Тогда он не на богов работает, а наоборот.
      Бензопила: Короче, предлагаю этот рассказ переименовать в "Пределы Величия-2", и все рассказы, где чья-то гордыня проявляется, точно также называть! Надоели все эти самодовольные ёльфы и маги-недоучки!
      Хель: А авторам таких творений организовать экскурсию в Хель! Только не "Путешествие туда и обратно", а билет в один конец без возможности возврата!
      Бензопила: Кстати, сейчас снова предлагаю вволю посмеяться над названиями произведений. На сей раз рассказ озаглавлен...
      Унмортед: Обезглавлен?
      Бензопила: Озаглавлен, хе-хе! Итак, "Прожорливое брюшко"!
      Хель (фыркнув): Нет, ну это уже чересчур!
      (Бензопила не обращает внимания на ее возмущения и читает).
      Унмортед: Это что - пособие по естествознанию и биологии для интересующихся лягушками, бабочками и кузнечиками?
      Кэтиш: "В руках у кузнечика", пффр! Столько слов невпопад и канцелярита в одном рассказе я еще не встречала!
      Мечта Экзорциста: да и вообще - что это за бредятина? О чем нам хотел поведать автор? Что вся жизнь - всего лишь сон? Что человек - не часть природы, раз в ней царит мир, а люди устраивают войны?
      Ветер: Я вот сейчас как пролечу над полянкой, как смахну кузнечика порывом своим мощным - и что лягушке достанется?
      Бензопила: Самое примечательное в этом рассказе - это сны лягушки и кузнечика. Автор, отсыпьте, а?
      (слышится чей-то голос: "Кому тут всыпать?", и через некоторое время появляется Вася. Дождь тем временем прекратился, но тучи не разошлись, не желая уступать место рассвету.)
      Вася: Все читаете? Как вы только выдерживаете - читать сутки напролет, без сна?
      Фэсс: Ну, во-первых, сон, как мы только что выяснили из одного рассказа, может быть вреден. А во-вторых, некоторые из нас существа инфернальные, поэтому мы можем все!
      Вася: Как тогда обычные люди это выдерживают?
      Хель: А мы их подзаряжаем!
      Унмортед: Да мы и сами уже привыкли. Подумаешь - провести ночь на кладбище без сна под дождем! Что тут такого невозможного?
      Вася: И ваши родители не беспокоятся, где вы?
      Кэтиш: А они уже привыкли, да и сами зачастую куда-нибудь надолго пропадают, как у меня сейчас - уже неделю, как уехали, не сказав куда, ну и ладно, что я - одна не проживу?
      Бензопила: Ладно вам житейские проблемы обсуждать. Я так понимаю, разбор "Брюшка" на этом закончен?
      Мечта Экзорциста: Да, к сказанному добавить особо нечего, и так все понятно.
      Бензопила: Тогда я попрошу Ветра раскрыть его великую тайну.
      Ветер: Ишь, хитрые какие! Нет уж, пусть Вася сначала втянется в общее обсуждение, а потом уж я прочту найденный мною шедевр!
      Бензопила: Ладно, так уж и быть, прочту еще один. Но потом, Ветер, мы ждем рассказа, что ты нашел! Ну а пока на очереди - "Dance Macabre".
      Хель: Нет, ну надоели со своими странными названиями! По-русски не судьба?
      Кэтиш: Зачем по-русски - ведь тут же напрямую название взято у Стивена Кинга!
      Унмортед: Мне интересно, авторы некоторых рассказов сами хоть как-то авторские права соблюдают? То название из телевизионного сериала взяли, сейчас вот у Кинга позаимствовали... Что дальше?
      Вася: Да ладно вам по названию судить - может, вещь хорошая?
      Бензопила: Тогда я начинаю (читает рассказ).
      Фэсс: Нас, некромантов, назвали отвратительными существами и так гнусно изобразили! Я возмущен! Где моя армия зомби? Нет ее? Не беда - мы же на кладбище!
      Хель: "Увидев следующую иллюстрацию, неподготовленный читатель может исторгнуть недавно съеденное, испортив бесценные страницы". Спасибо за предупреждение, но мы не испугались. А по поводу бесценности страниц, особенно страниц самого рассказа, могу поспорить.
      Кэтиш: Кстати, рассказ, в общем-то, неплох, но сделан по принципу плохого продюсера, который то там, то тут, заимствует антураж. В этом рассказе, помимо названия из Кинга, мною замечены отсылки на: "Гарри Поттера", "Бесконечную историю", "Принеси мне голову прекрасного принца".
      Мечта Экзорциста: Исус пес - ДОС!
      Вася: Чего материшься?
      Мечта Экзорциста: Каждый понимает в меру своей распущенности! Я не матерюсь, я говорю о том, что думаю!
      Унмортед: Угу, Исус - пес из семейства ДОС, знаем мы эту приколку... Ты говори конкретней.
      Мечта Экзорциста: Конкретней? Пожалуйста: описание каждой картины из книги занимает несколько абзацев, показывающих изображенное на картине В ДВИЖЕНИИ! Интересно, когда это научились рисовать самодвижущиеся картинки?
      Фэсс: "Принц вновь вздымает руки, распевает заклинание, чтобы Проклятые поняли: к ним наконец-то пришел тот, кто поведет к освобождению, поможет искупить вину и перейти в иные места загробного мира" - и это называется некромантией???
      Бензопила: А вот мне понравилось! Много мяса, кровищи, трупов, жести - какая прелесть!
      Хель: Отчасти согласна, но автор излишне смакует некоторые подробности.
      Ветер: Нам сначала упорно доказывали, что Дитрих не из тех, кого вырвет на бесценные страницы, а потом вдруг появились фразы о том, что ему стало не по себе! Как так?
      Вася: А мне, кстати, тоже понравилось! Правда, жаль, что сам Дитрих не мог особо повлиять на события книги!
      Унмортед: Тут ты ошибаешься! Ведь лицо, смотрящее из зеркала...
      Сварг: Душа Дитриха слишком черна, особенно это проявляется, когда он "радуется, как ребенок" смерти Принца.
      Бензопила: В общем, так - рассказ интересен, но недоделан! По сравнению с предыдущими двумя, конечно, и на безрыбье сойдет, но если учесть, что были вещи лучше, то автору надо стремиться к самосовершенствованию!
      Ветер: Кстати, пришла и моя очередь! Итак, сейчас я буду читать найденный мною шедевр! И рассказ называется... (делает торжественную паузу) "Орлиный камень"!
      Хель: В кои-то веки нормальное название! Что ж, читай!
      (Ветер читает, потом все начинают оценивать)
      Бензопила: Ветер, ты оценил этот рассказ только за то, что там ты упоминаешься?
      Ветер: Почему же, нет. Ты вчитайся в слова, вдумайся в смысл.
      Мечта Экзорциста: Между прочим, очень хорошо написано.
      Бензопила: Сюжет простенький.
      Унмортед: Не скажи! За ним довольно много смыслов сокрыто, так что не так все просто.
      Кэтиш: Да и с точки зрения концепции жизни и смерти хоть что-то более-менее оригинальное.
      Мечта Экзорциста: Согласна. Особенно мне понравилось, как назвали смерть - Серая сестра. Очень поэтично!
      Сварг: Душа Сай просто бесценна, раз она решила пожертвовать частью себя ради собственного сына.
      Фэсс: Рассказ очень живой, имеющий яркие образы. Жалко, что короткий только.
      Унмортед: Краткость - сестра таланта.
      Хель: Как оказалось, в рассказе хорошо не только название, но и его содержание. Да и со смысловой нагрузкой не подкачали, к тому же - она ненавязчива.
      Бензопила: Ну ладно, соглашусь, но не могу не покритиковать: плохо расписано преодоление последних ступеней, внутренняя борьба Сай с собой.
      Вася: Кровищи нет, предыдущий рассказ мне больше запомнился.
      Кэтиш: Этому лишь бы кровищу подавай фонтанами!
      Мечта Экзорциста: Вот именно! В литературе главное не кровища, а яркие образы, художественность текста, оригинальность идеи, сам сюжет - трогает он за душу, заставляет сопереживать или нет. В этом рассказе все это гармонично сплетается между собой в единое целое.
      Ветер: В общем, вы согласны с тем, что я откопал шедевр?
      Сварг: О да! Это истинное сокровище, я даже сей рассказ потом другим богам перескажу, пусть знают, что не перевелись на Земле еще настоящие писатели!
      Кэтиш: Ну что ж, тогда предлагаю перекусить остатками того, что принесла Хель, а потом я снова возьмусь за чтение. Согласны?
      Все, кроме Васи: О да! (набрасываются на еду).
      Вася (посмотрев на то, что едят): Не, я такое употреблять не буду!
      Хель: И этот человек еще кровищи просил? Да мы такое в Хель всегда поедаем!
      Кэтиш (когда все насытились): Ну что ж, а теперь продолжим наш, с позволения сказать, литературный семинар.
      Унмортед: Гордо назвала, давай че попроще.
      Кэтиш: Ладно, назовем это кладбищенскими чтениями. Итак, следующий рассказ называется "Орфей и Эвридика" (читает).
      Бензопила: Вот это фортель! Оказывается, у нас Аид, Харон и все остальные персонажи греческих мифов по-русски разговаривать умеют!
      Унмортед: Такими темпами поневоле поверишь выкладкам современных историков, что греки якобы от предков славян - скифов - произошли и вообще Россия - родина слонов!
      Сварг: Ваших бы историков всех на шибенице вздернуть за такие дела! Одни упорно доказывают то, чего вообще никак не могло быть, другие называют реальные исторические документы подделками, третьи попросту переписывают историю "под себя"!
      Мечта Экзорциста: Э-э, мы вроде рассказ обсуждали? Так вот, от себя скажу следующее: ничего себе, Лиза сильная, сумела взобраться по отвесной стене при лишь небольшой помощи от уфологов. Пребывание в загробном царстве ее такой сделало, что ли?
      Кэтиш: Не знаю, как насчет этого, но вы оцените саму бредовость сюжета: возле какой-то непонятной горы вдруг образуется разлом...
      Фэсс: Еще удивительно - почему не с большой буквы и почему Виталий не император?
      Кэтиш: Один из уфологов, недавно потерявший жену, как полный пофигист, спускается туда, прется по дну разлома, видит там - реку! и паромщика! которого зовут Харон! - и этот уфолог переправляется через реку, чтобы вернуть себе жену из царства Аида! Во завернули?
      Сварг: Душа Виталия, без сомнения, храбра, но зачем же было оглядываться-то в последний момент? Из-за страха?
      Хель: Это вряд ли. Когда по Аиду шел, не боялся ничего!
      Ветер: Виталий, наверно, умер уже когда переправился через реку. Почему? Да просто ни один нормальный человек не сможет путешествовать по царству Аида целую неделю, пусть даже и с провизией, которую ему там выдали.
      Вася: Особенно если учесть, что я такую "провизию" и есть бы не стал (нервно косится на Хель).
      Хель: Вот и напрасно. А вообще, рассказ действительно фантастический. В нем столько логических нестыковок...
      Фэсс: Например, мне непонятно, а почему Лиза, собственно, смогла выбраться из "царства мертвых"? У нас что, новый вид зомби появился - самоподнимающиеся? Ведь ее суженый толком-то до конца "не довел"!
      Кэтиш: Опять-таки, неоригинальная задумка по поводу жизни и смерти, практически полный пересказ греческого мифа, который лучше бы прочесть в оригинале, а не в такой вот современной версии... В общем, рассказ вышел не очень-то хорошим. Есть позитивные моменты, но их мало. А потому я приступлю к чтению нового - "Мерделейн". (зачитывает рассказ).
      Фэсс: Ух ты, какие первоклассные зомби! Вот только один какой-то недоделанный вышел...
      Хель: Услышав название рассказа, я уж подумала, что нас ждет очередная фэнтэзийная несуразица вроде "Пелесмурта". А когда стало понятно, что речь про зомби, тут же в памяти всплыл рассказ "Зомби против доярки". Но названные мной вещи и рядом не стоят с этим творением, очень интересным!
      Унмортед: Каков мертвяк-то - с сердцем получился! Такого ни одной некромантской звездой не потащишь!
      Фэсс: Вот только плохо верится мне, что он сумеет Господина своего одолеть.
      Сварг: Почему же? Душа его оказалась стойка к заклинанию, поборола его, сможет и супротив Господина совладать.
      Кэтиш: Как-то нехорошо получается - Господин ему, понимаешь ли, возлюбленную показал, а этот зомби тут же супротив его воли пошел!
      Мечта Экзорциста: Зато какова она - мало того, что не скорбит о погибшем и встала во главе армии, воюющей с нежитью (хорош главнокомандующий, ничего не скажешь!), так еще и с кем-то там флиртует!
      Вася: Эхе, а главгера ее то возлюбленной называет, то дочерью! Он хоть пусть определится!
      Бензопила: Не, мне как-то плохо верится, что зомби сразу попрет на господина. Я бы сначала отомстил этому "ухажеру", потом сбежал куда-нибудь с девчонкой под шумок, и ищи-свищи ветра в поле!
      Ветер: Меня искать не надо, а вот поискать такого нерадивого некроманта, который допустил бунт в своей армии...
      Фэсс: Ищи, я сам его обучать буду - лично!
      Кэтиш: Короче, рассказ интересный, но несколько непродуманный. А сейчас на очереди сразу две вещи о программистах. Одна из них так и называется - "О программистах".
      Унмортед: Гы-гы... Ну и язык у этих программеров - "не плавали над перегородками говорящие головы"!
      Бензопила: Мстительный дух, мстительный дух... Хакеры обычные прикалываются, а эти тут со своими обрядами экзорцизма!
      Мечта Экзорциста: Да и вообще - неумехи! Вот меня сколько народу пытало, скольких демонов из меня вытрясли - ух! Сейчас так уже никто и не сможет, ни один священник!
     
      Кэтиш: Супер-дестрой - и все? Как, оказывается, все просто! Так и начинающий программист-ламер сумеет!
      Унмортед: РРР! Меня больше всего взбесила следующая фраза: "все духи и призраки, что жили на православных землях, подчинялись православным молитвам"! Мне интересно, автор хоть что-то смыслит в русском языке? Мало того, что масло масляное, так к тому же слово "православный" явно употреблено в неверном значении.
      Хель: А вот еще: "Церковники, в отличие от порождений Тьмы, по ночам обыкновенно спят". Остается только добавить два слова: "в страхе".
      Вася: А чего это вы богохульствуете?
      Сварг: Почему ты так решил? Меня лично это не оскорбляет! Гораздо больше оскорбляет то, что современные священники стали уже настолько сребролюбивы, что готовы в офисах обряды экзорцизма свершать! Дожились!
      Ветер: Я уж молчу про то, что священник оказался недееспособен, а когда программист справился с задачей, сказал ему о том, что "добром это не закончится". Эх, полечу я пока что, раз утро уже вовсю в свои права вступило! (уносится вихрем).
      Фэсс: Странный какой-то мертвяк, таким способом мстить.
      Бензопила: Ох уж этот мне офисный трэш! Хотя все-таки это был хакер, а никакой не "барабашка"!
      Кэтиш: В общем, рассказ абсолютно безыдеен, имеет очень странный сюжет, основа которого держится на программистских кодах, которые далеко не каждому читателю понятны. А сейчас посмотрим, что нам предложат в рассказе "Программист."
      (читает).
      Унмортед: Интересно, как можно натянуть нить, пусть даже и серебряную, до звона? При этом она еще и гудит от напряжения!
      Бензопила: Одну только оригинальность заметил в этом рассказе - вместо "туннеля" у пережившего клиническую смерть появляется перед глазами серебряная нить. Все. Больше ничего особо интересного.
      Хель: Ну почему же? Теперь у "больного" новое сердце и новый мозг!
      Кэтиш: Неоригинально. Сейчас знаешь, сколько историй про "вселение" в чужие тела, вживление органов, которые почему-то, вопреки всему, передают личность того, чьи они были!
      Сварг: В душу эти программисты не верят, надо же! Небось, уже продали ее, только не дьяволу, а...
      Вася: Собственному компьютеру!
      Унмортед: Вот-вот! Еще меня поразила интересная логика: если человек с ноутбуком, значит, он программист.
      Сварг: Что примечательно - в душу он не верит, а потом вдруг вопрошает: "Господи, что за хрень такая?"."
      Мечта Экзорциста: А вот у меня есть душа, и у Хель есть, и у всех присутствующих, иначе бы нас тут не было! Вот Сварг знает!
      Вася: Мелкая придирка: в рассказе поднос превратился в... разнос! Кого разносить-то собрались? Еще: "ему снился или его сын, или жена, потому что он улыбался и причмокивал губами" - ну, если причмокивал, то явно не сын снился!
      Хель: А тебе не обидно за то, что главгера тоже Вася зовут?
      Вася: Чего тут обижаться? Вот только "Васич" несколько грубо звучит.
      Бензопила: И вообще, странными вещами программист интересуется. Рассказ непонятно для чего написан. Показать нам, что души нет? Или наоборот? Конфликт так и не разрешается.
      Кэтиш: В общем, все описанное в рассказе можно описать цитатой из него же: "Глюк это, Васич. Глюк".
      Вася: Не, до такого я еще не допился!
      Кэтиш: Неважно. Так или иначе, оба творения на "программистскую" тему оказались пустышками, причем разноплановыми: в одном слишком много религиозной пропаганды, в другом - атеистической. Ни то, ни другое плюса этим рассказам не делает. Посему продолжу чтением следующего. Сварг, можешь прекратить полыхать так сильно, утро уже в разгаре.
      (И действительно - тучи разошлись, гонимые Ветром, выглянуло солнце, и на кладбище стало достаточно светло).
      Кэтиш: Итак, новый рассказ называется "Пока я не приду".
      (читает)
      Унмортед: Это еще что за криминальные разборки?
      Бензопила: Наркотики, использование людей - как это все уже обрыдло!
      Мечта Экзорциста: А главное, здесь нет почти ничего от фантастики.
      Вася: Девушка в зеркале? У меня тоже такие глюки бывают!
      Хель: И ничего практически не сказано про жизнь и смерть. Лучше б сразу вены вскрыл и все!
      Сварг: Продажная душонка у этого химика.
      Фэсс: Зазомбировать его - и всего делов-то!
      Кэтиш: Самое неинтересное и бессодержательное произведение. Больше сказать по его поводу особо нечего, теперь приступлю к следующему - "Плач над холмами Англии". (читает)
      Бензопила: Ох уж эти мне сухопарые англичане со своими историями про баньши, призраков и все такое!
      Мечта Экзорциста: Про баньши уже было, в "Проклятии деспота". Но тут еще более неоригинально. Рассказ не вносит ничего нового.
      Унмортед: И вообще, совсем даже не страшно. Кстати, мистический элемент в рассказе совсем незаметен.
      Кэтиш: Мне вообще показалось, что перед нами какая-то love story!
      Вася: Да, это была бы жесть - вслед за "современным детективом" прочитать еще отрывок из любовного романа!
      Хель: Да оно, по сути, так и получилось! Я вообще так заскучала во время чтения этого рассказа, что мне прям обратно в Хель захотелось! Вы меня извините, но я пойду посмотрю, что у нас там творится. Заодно еще чего-нибудь пожевать принесу (на сей раз испаряется в воздух).
      Сварг: Души какие-то среднесортные попались, так прям сразу и не подступишься к ним...
      Фэсс: И вообще - складывается ощущение, что кто прочитал про баньши, написал когда-то "любовный" рассказ и в него затем вплел совсем чуть-чуть мистики!
      Кэтиш: Единственное, что мне понравилось - это концовка рассказа. Но все остальное выглядит как-то скучно и серо. А теперь на очереди "Красная королева".
      Бензопила: Опять придерусь к названию! Это что - по мотивам "Обители зла", что ли?
      Кэтиш: Может быть. Сейчас узнаем (зачитывает произведение).
      Вася (иронично): Очень страшный рассказ, прям мурашки по коже! Только детей этим и пугать!
      Унмортед: А меня бесит то, что третье творение подряд нам представляют полную убогость со стороны концепции жизни и смерти - она попросту минимальна - и с точки зрения фантастических элементов рассказа.
      Бензопила: Вот именно. Может, там действительно какой-то маньяк рядом с детским лагерем завелся? Его и найти легко будет - он зачем-то оставил отпечатки своих пальцев на футболке Жени.
      Мечта Экзорциста: В общем, опять детектив получается, почти не мистический.
      Кэтиш: Ага, из серии "Черный котенок".
      Фэсс: Призрак какой-то странный. Кстати, нам его толком так и не описали.
      Мечта Экзорциста: И вообще, никакая она не ведьма! Ни одна ведьма не опустится до такого, чтобы заманивать детей конфетами, да еще и съедать их сердца! Мне ли не знать!
      Сварг: А жалкую душонку "Красного Короля" я лично бы расплавил в своем пламени!
      Кэтиш: В общем, чем дальше мы продвигаемся, тем хуже. Неужели мы больше не найдем шедевра, подобного тому, что Ветер отыскал? Эх, ладно, может, со следующим повезет? (извлекает очередной листок). Рассказ называется "Падение по кругу" (декламирует).
      Сварг: Это еще что за бредятина? Опять какая-то вещь вроде "Прогулки мага"? Да как этот червь, жалкая и никчемная душонка, посмел судить нас, богов! (яростно полыхает).
      Вася: Зато про мир после смерти хоть что-то новое придумали.
      Фэсс: Угу, очень оригинально - череда жизней и смертей, которые помнишь, лишь убивая. Таких зомби у меня сотни были, вот только зачем их памятью-то наделять, пусть даже за пятьсот убитых?
      Кэтиш: Единственная идея, которая мне тут понравилась - и демоны, и ангелы равны друг другу. Вот только в рассказе они равны, поскольку и те, и другие убивают. А на деле равенство сил в другом выражается.
      Сварг: Вот именно. Я бы такому погибшему вообще жить повторно не позволил!
      Унмортед: Рассказ какой-то нудный. Значительную часть его занимают описания коконов - типа людских душ. Остальное - размышления героя, никаких действий, событий - простой пересказ. Я аж зевнул несколько раз, пока Кэтиш читала!
      Мечта Экзорциста: И вообще - мне как-то больше по душе Мануэль, ну тот, который принялся исполнять обязанности самой смерти, чем вот такой наполовину зомби, наполовину непонятно кто!
      Бензопила: Так, где тут листки с последними шестью творениями?
      Кэтиш: Вот (протягивает бумаги).
      (Оборотень превращается в Бензопилу и разрезает рассказы на различные кусочки, которые падают в лужу, набухают в воде и тонут, а Бензопила обратно становится человеком).
      Бензопила: Вот так я и буду поступать со всеми бездарными творениями, которые непонятно для чего написаны!
      Кэтиш: Тогда я последний раз попытаюсь найти хоть что-то стоящее, но если не получится - читать будешь снова ты! (вытягивает очередной листок). "Предчувствие"!
      (Все внимательно слушают, а потом, как всегда, начинается обсуждение).
      Унмортед: О, а вот и главный герой всех современных русских "ужастиков" - Распутин! Прям проклятье, видать, наложил!
      Сварг: Его душа уже давно ничего не может сделать плохого, а вот материализованные мысли ваших современников творят немало бед...
      Бензопила: Да еще такое предчувствие - прямо целую жизнь было! А герб висел и все ждал, когда же именно она подойдет ближе!
      Вася: Такое предчувствие меня не раз посещало, но я проверял все подручными методами...
      Мечта Экзорциста: Я бы таких крестных, как у Катерины, сама бы на костре сжигала!
      Кэтиш: Рассказ, в принципе, написан хорошо, но вот не хватает ему яркой идеи, конфликт получился какой-то слабоватый - что же, Катерина пренебрегла своими страхами вот так сразу из-за какого-то компьютера?
      Фэсс: А мне вот интересно - если мы читаем рассказы о жизни и смерти, то эта тема должна быть широко раскрыта в каждом творении. Но получается почему-то совсем наоборот!
      Унмортед: Да уж, этой теме отводится роль минимальная, но что самое печальное - пока что в этой теме мало раскрыты ее новые стороны, неведомые прежде.
      Кэтиш: В общем, мне опять не повезло. Посему следующий выбор предлагаю сделать Бензопиле - у меня рука несчастливая.
      Бензопила: Ну что ж, попытаюсь (достает из пачки, которая существенно поубавилась в размерах). Ну вот, вроде интересное название попалось - "Убийца (когда ангелы плачут)" (читает)
      Унмортед (прослушав рассказ): А почему убийца, а не сразу - самоубийца?
      Мечта Экзорциста: Написано вроде красиво, но постоянные "Господи, Господи" убивают рассказ напрочь.
      Сварг: И не могут ангелы оплакивать душу неудачливого самоубийцы, покончившего с собой непонятно из-за чего.
      Вася: Я даже по пьяни не стал бы вешаться, да еще так глупо!
      Бензопила: Сразу вспоминаю название рассказа своего друга - "Нелепая смерть".
      Кэтиш: Вот Мечта Экзорциста говорит, что написано красиво, а я считаю, что автор временами переигрывает. Особенно мне не понравились словечки вроде "непокорливый", "отчаявший себя" и так далее...
      Фэсс: Главное - сам же хотел умереть, а осознав, что сделал, сразу стал призывать Господа, крича то "спаси", то "осуди". Пусть этот самоубийца хотя бы определится!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"